СОДЕРЖАНИЕ

Яценко Л.В. К вопросу о внутренней логике развития материализма (от Дидро к Марксу). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. М., 1974.
18-19
[Производство] вычленения наиболее архаичных и жестких формул натуралистической робинзонады и сведения их в единую концепцию - учение о природной сущности человека, которое, повидимому, является фундаментом дальнейших их [просветителей. В.С.] построений [..,] слагалось в соответствии с с
синкретизмом научного мышления эпохи Просвещения из элементов физиологии, психологии и социальной философии, и в его рамках выдвигались интересные для того времени естественнонаучные и психологические гипотезы. Но неумение дифференцировать научные и философские подходы к человеку привели к противоречиям и искусственности построений, подробно рассмотренным в
диссертации. Здесь же сошлемся лишь на один пример. Стремясь материалистически обосновать (в связи с ростом
освободительного движения) активность и свободу человека, Дидро провозглашал их в рамках своей натуралистической антропологии имманентным свойством физической организации индивида 1). Но так как натурфилософское понимание человека как природного тела среди других природных тел исключало свободу воли, то в борьбе с индетерминизмом и волюнтаризмом Дидро вынужден был снимать тезис о свободе. Выдавая социальную сущность человека за биопсихическую, натуралисты изображали его в мистифицированном виде.
1) "Человек рожден для того, чтобы действовать". Д.Дидро. Сочинения. Т. 2. М.-Л., 1935. С. 363, 479 сл.
19-20
То же воззрение на человека, трансформированное в
соответствии с исходными установками, было присуще и идеализму - его можно было бы назвать "идеалистическим натурализмом". Для его анализа нужно повторить процедуру абстрагирования, произведенную выше при рассмотрении материалистической натурфилософии, - необходимо отделить философские анахронизмы от более рациональных теорий (например, от сформулированных и материалистами, и идеалистами догадок о существовании надындивидуального разума, о роли духовной культуры и т.п.), которые следуют за первыми не исторически, а логически еще со времен Платона. В абстрагированном таким путем архаичном слое идеалистической онтологии носителем социальности тоже оказывается условный робинзон, и специфически человеческие свойств - разумность, нравственность, свобода - выводятся из врожденной организации, каковой у них оказывается априорная духовная природа (см. "Трактат о началах человеческого знания" Беркли).
20
По нашему мнению, материалистический вариант натурализма (ссылки на "естественную" природу) имеет те же преимущества перед идеалистическими (апелляция к трансцеденции), как и учение французских материалистов о самодвижении атомов по сравнению с монадологией Лейбница. В рамках просветительской натурфилософии и возникло первое, самое отдаленное предвестие марксизма - установка на отыскание корня всех социальных явлений на земле, в живом, телесном, вожделеющем существе.
20-21
Зафиксировав появление вульгарных, биологизирующих
nayeqrbn, но все же материалистических по своей устремленности описаний человека, можно перейти к решению второй части задания - к отысканию во французском материализме более адекватных наблюдений над обществом, хотя и далеких еще от подлинно научного понимания исторического процесса. Это поможет поколебать представление о французском материализме как о статичной структуре, застывшей в форме натуралистической антропологии, выключенной из процесса преобразования. И здесь
снова неоценимую помощь оказывает Ленин как историк философии, смело указывающий на "зачатки", "зародыши" исторического материализма как у идеалиста Гегеля, так и у Фейербаха и Чернышевского 1), отмечавший, что Дидро, "вплотную подошел к взгляду современного материализма..." 2).
1) Ленин В.И. ПСС. Т. 29. С. 53, 57, 58, 171, 172, 286, 560 и др.
2) Там же. Т. 18. С. 28.
21-22
По справедливому замечанию Плеханова, человеческая
"природа" не мыслилась в то время тождественной природе вообще: "Гольбах, как и большинство его современников, имел в виду только природу "человека", представляющую собой нечто совершенно иное, чем природа, с которой мы боремся за наше существование" 1). Излюбленная аллегория просветителей, воспроизводящая ренессансный мотив мадонны и младенца, плодоносная Природа - мать и человек, ее дитя. А вместе с этим чувствительным сюжетом в их сознание вошла проблема отношения человека и окружающей среды - прежде всего климата, рельефа, пищи и т.д., воздействующих на "соки", "жидкие и твердые части" организма и порождающих лень, решительность фантазии, свободолюбие и т.п. Но отсюда недалеко было до признания обусловленности индивида не только природной, но и социальной средой. Так сама логика развития натурализма (имевшая,
разумеется, социально-экономические корни) привела Локка и французских материалистов к идее социального детерминизма. Учение о роли обществнной среды, которое Маркс прямо называл материалистическим 2), в свою очередь прошло ряд стадий формирования, отложившихся в виде нескольких теоретических пластов. Прежде всего, было зафиксировано влияние вторичных институциональных форм (государственного устройства,
законодательства, системы воспитания, религиозных учреждений и т.п.) и "нравов". А поскольку это фундаментальное понятие Просвещения ("нравы") постепенно вбирало в себя представления об обычаях, морали и наличных общественных отношениях, в том числе экономических, французские материалисты перешли далее к описанию имущественного, правового, культурного "неравенства", а значит, и к некоторым опытам анализа системы труда и распределения.
1) Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. М., 1956. Т. 2. С. 52.
2) Маркс К., Энгельс Ф. СС. Т. 2. С. 145-146.
22-24
В данных теоретических конструкциях человек выступал только как производное, как пассивный продукт
сформировавшегося разума. Стремясь материалистически объяснить его возникновение, энциклопедисты были вынуждены вновь хвататься за природу человека и из ее свойств выводить все многообразие общественных явлений. При этом они напали на след такого важного свойства, как телесные потребности, побуждающие weknbej` действовать, изобретать все новые способы их
удовлетворения. С другой стороны, удерживая в поле зрения отношения индивида с внешним миром, материалисты в какой-то мере зафиксировали не только зависимость человека от природы, но и воздействие на нее (а также на социальную среду) 1). Таким образом, в ходе естественной трансформации натурализма в нем начали намечаться два важных представления: о человеческих потребностях как о движущей силе развития общества и о практическом изменении природы, необходимом для удовлетворения растущих потребностей (хотя, разумеется, эти идеи не были ясно осознаны и выражены таким языком). Руссо даже попытался, как это ни странно звучит, впервые описать процесс, который мы ныне называем развитием производительных сил и возникновением отчуждения 2). Значит, еще в XVIII веке забрезжила первая и пока очень смутная догадка о значении материального
производства в создании предметной среды и общественных
отношений, а в конце концов - и самого человека 3). Кстати, интерес французских материалистов к практической деятельности общества отмечали Гегель 4) и Маркс 5), а в нашем веке - ряд французских исследователей 6).
1) Так, Бюффон выводит потребность в стадной,
коллективной жизни из биологической необходимости размножения, охраны потомства, приспособления к географическим условиям. И в то же время он отмечает активное преобразование природы. Человек, как "хозяин земли, изменил, обновил всю ее
поверхность", открывая своим искусством все, что она скрывала в своих недрах". Обработанная человеком природа расцветает, становится зеркалом его силы и мудрости, ибо, возделывая натуру, человек творит культуру, совершенствуется сам, двигается по пути прогресса; народы, не способные совершенствоваться, обречены на вымирание (Buffon, Histoire Naturelle, t. XII, p. 113).
2) Как и Бюффон, Руссо связывает развитие общества с трудом первобытных людей, которые "шили себе одежды из звериных шкур", "улучшали или делали более красивыми свои луки и стрелы, выдалбливали острыми камнями немудрящие рыбачьи лодки..." и т.п. "Сотрудничество производителей способствовало образованию некоторых излишков, и тут "равенство исчезло, возникла собственность, стал неизбежен труд", т.е. эксплуатация. "Великий переворот этот произвело изобретение двух искусств: обработки металлов и земледелия. В глазах поэта - золото и серебро, а в глазах философа - железо и хлеб цивилизовали людей и погубили род человеческий" (Ж.-Ж. Руссо. О причинах неравенства. Спб, 1907. С. 78).
3) См. высказывания Дидро по экономическим вопросам (о продаже зерна и др.), его полемику с физиократами, размышления о хозяйственном кризисе во Франции, о международных связях и т.п.
4) По характеристике Гегеля, французская философия была сосредоточена на практических, правовых и нравственных
проблемах, разработала принцип полезности и учение о счастье (Гегель. Соч. Т. XI. С. 420, 387, 397 и др.).
5) Отмечая практическую ориентацию всей французской философии, Маркс называл одним из главных моментов системы Гельвеция понимание "единства успехов разума с успехами
промышленности" (Маркс К., Энгельс Ф. СС. Т. 2. С. 44).
6) "...на протяжении продолжавшейся более 30 лет борьбы Дидро, его критика непрестанно распространялась и обострялась, m`whm` с религии и метафизики, включая ходячую мораль, а с 1774 - политические принципы и, наконец, политэкономию" (Y. Benot. Ueber Diderot. //Sinn und Form. 1959. Hft 3. S. 343).
24-25
Догадка о деятельной природе человека побудила
материалистов заняться также изучением субъективного фактора в истории. Развитие буржуазных отношений, требовавших от человека предприимчивости, энергии, инициативы, и сознательная борьба демократических слоев за утверждение новых идеалов были несовместимы с фатализмом. Причем теория личности
энциклопедистов существенно отличалась от идеалистических конструкций. Реализацию творческих потенций материалисты
искали не только в нравственном самоусовершенствовании и в жизни духа 1), но и в реальном деле, в изменении действительности, и продуктивное начало видели не в абсолютном разуме и в бесплотном самосознании, а в живом телесном индивиде. Идеи великих людей они большей частью выводили из материального источника: природы человека или социальной среды 2). Поэтому, рассматривая учение о выдающейся личности в системе французского материализма в целом, нельзя не заметить его важных теоретических функций: оно было призвано восполнить односторонность принципа социального детерминизма, преодолеть представления о пассивности человека, указать на реального творца человеческого мира, обосновать возможность дотоле
неуловимой свободы. Во всем этом, безусловно, содержались потенции дальнейшего развития материалистического
мировоззрения. И поскольку теория о творческой природе
сознания выступала у них одним из звеньев более широкого учения, исследующего параллельно с субъективным и объективный фактор, ее можно отчасти истолковать не как уступку идеализму, а как неумелую, реализованную неадекватными средствами попытку принять во внимание другую сторону исторического процесса. Такое истолкование не лишено оснований, если учесть еще, что разорванность просветительского сознания была сильно
утрирована комментаторами. Противоположные утверждения
встречаются у французских материалистов в одних и тех же работах, дополняя и оттеняя, уточняя и компенсируя друг друга, создавая живое переплетение разных подходов и точек зрения. Просветительская философия - это не монолит, но и не эклектичная мешанина, а растущий организм, вынашивающий зародыш новых жизней.
1) У Дидро даже изображение нравственной деятельности носит вполне реалистический характер и поднимает проблему ответственности личности: "Дурной человек... трусливо следует по избранному пути, - он не отваживается
самоусовершенствоваться. Поставьте себе задачу, которая могла бы стать целью вашей жизни" (Д. Дидро. Избр. произведения. М.Л., 1951. С. 147).
2) По словам Дидро, "справедливый, просвещенный и сильный человек" "возможен", ибо управляющий им "импульс доброты, справедливости, гуманности" является плодом "счастливой
природы или хорошего воспитания" (Д. Дидро. Сочинения. Т. 2. М.-Л., 1935. С. 323).
26
Зачатками исторического материализма в учениях о среде и личности являются догадки о значении материальных
потребностей, созданной человеком предметной и культурной среды, производственной деятельности, передового сознания
(философии просвещения), и об активном характере отношения человека к природе и обществу. В соответствующих слоях идеалистических систем догегелевского периода тоже отмечалось влияние среды, но ее сводили преимущественно к духовной культуре и изображали под видом мистических врожденных идей, априорных форм рассудка, роль субъективного фактора
запечатлевали в образе активного самосознания и если
фиксировали деятельность, то, главным образом, -
теоретическую. Поэтому сравнение двух изображений социальной сущности человека Маркс делает не в пользу идеализма. По его словам, французский материализм обозначил человеческую
сущность на языке политики "с помощью принципа равенства", которым он и оперировал в своей "разрушительной критике", а немецкий идеализм выразил то же содержание "в формах
абстрактного мышления", через принцип "самосознания"1).
1) Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 2. С. 42-43.
29
[...] Дидро вместе с Руссо не только осудили эксплуатацию 1), но поднялись против основы основ классового общества против частной собственности [...] 2). "Дух собственности источник всех пороков" [...] 3).
1) "В обществе есть много профессий, утомительных, быстро истощающих силы и сокрушающих жизнь... Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, сколько несчастных получают ужасные увечья и умирают от работы в копях, от изготовления свинцовых белил, от сплава леса, от выгребания помойных ям?" И дальше: "В необъятных глубинах копей Гарца скрыты тысячи людей, едва знакомых с солнечным светом и редко достигающих
тридцатилетнего возраста... А в самой Франции сколько
мастерских, хотя и менее многолюдных, но почти столь же пагубных!" (Д. Дидро. Соч. Т. 2. С. 301-303).
2) Недаром утопическое сочинение Морелли "Кодекс природы"
было приписано Дидро и издано в Амстердамском собрании его произведений (1772 г.), а Дешана он прямо называл своим мэтром.
3) Дидро Д. Избранные произведения. С. 361.
30-31
Предложение уравнять имущество было у них лишь "программой-минимум", позволяющей облегчить участь трудящихся уже в рамках товарного производства. Согласно данному проекту, следует отказаться от роскоши и искусственных потребностей и реорганизовать общество на началах личного труда, распределения средств производства среди крестьян и
ремесленников. На позиции мелкой собственности Дидро и Руссо вели оборону против крупного феодального землевладения и капитала, отстаивали гуманистические права личности на труд и свободу, выдвигая перед современниками ближайшие и легче достижимые цели. Зато и "программа-максимум" предусматривала радикальное переустройство общества - отказ от частной собственности и бюрократически-полицейского аппарата управления, поэтизируя в качестве социального идеала
бесклассовый строй первобытного общества 1). Но так как Дидро высоко ценил достижения промышленности, техники и науки и вместе с Руссо сознавал необратимость прогресса, то у него наметилась тенденция к вытеснению некоторых черт утопизма. [...] Поздний Дидро отчасти начал догадываться, что путь к коммунистическому равенству лежит через "неравенство", развитие частной собственности и вещного богатства, скуку dnqr`rj` и усталость пресыщения - и видал выход в перестройке производства и системы ценностей, в поощрении духовного творчества, наук, искусств, в утонченности потребностей. Таким образом, не довольствуясь абстрактным отрицанием частной собственности, Дидро задумывается над возможной перспективой движения высокоразвитого общества.
1) Воплощение социального идеала Дидро - остров Таити похож в его изображении на большую коммуну: "работы к жатве производились там сообща. Слово собственность имело там очень ограниченный смысл... Весь остров представлял собой как бы одну многочисленную семью, а хижины - как бы различные комнаты одного из наших домов" (Д. Дидро. Сочинения. Т. 2. С. 73).
32
[...] "программа-минимум" допускала монарха на
определенной ступени развития общества в качестве орудия социального преобразования 1). Если такого правителя
просветить, думал Дидро, можно сразу, до изменения
политического режима, обратить на службу обществу самое
королевскую власть 2).
1) Так, "Речь философа к королю" представляет собой инструктаж, как монархии надлежит расправляться с
духовенством" (Д. Дидро. Сочинения. Т. 2. С. 86-88).
2) По мнению Дидро, морально общество представляет не король, а законы, выражающие общую волю (ст. "Гражданин"). Дабы избежать злоупотреблений, нужно направить их в первую очередь против властелина ("Замечания на Наказ").
32-33
"Программа-максимум", наметившаяся у Дидро в
послеэнциклопедический период, изгоняла даже самых
просвещенных государей и признавала только республику 1). При этом Дидро и Руссо в какой-то степени уже начали опасаться фальши буржуазной демократии, невежественных и своекорыстных политиканов. Идеалом Дидро были правители-философы, управляющие обществом в соответствии с требованиями науки и нравственности 2). Как видим, критика материалистов была направлена не только против политической машины феодализма, но отчасти и против буржуазной государственности. В наивной форме здесь уже ставился вопрос о важности научного управления обществом и недопустимости некомпетентного и корыстного вмешательства в социальные процессы 3).
1) "Для народа одним из величайших несчастий были бы два или три последовательных царствования справедливых,
просвещенных, но самодержавных правителей", которые довели бы подданных "до окончательного рабства", отняв у них право "противиться воле государя", без которого "подданные" похожи на стадо, на требования которого не обращают внимания под тем предлогом, что его ведут на мирные пастбища" (Д. Дидро. Сочинения. Т. 2. С. 245).
2) "Люди будут несчастными, пока не будут править
философы или пока те, кто правят, не станут ими" (Ст. "Платонизм". См. ниже ст. "Философ", "Политика" и др.).
3) По словам Х. Каэ, Дидро предвосхищал вопрос о
необходимости научного управления обществом и о недопустимости никому корыстного вмешательства в социальные процессы.
35-36
Словом, опять-таки у Дидро как минимум просвещение, реформы, компромиссы, а как максимум - народная революция. [...] Несомненно, Руссо и Дидро принадлежит к тем
melmncnwhqkemm{l последователям Мелье, у которых сочувствие к коммунистической идее сочеталось с признанием законности
революции (в то время как у Морелли и Дешана социальная утопия разошлась с революционным учением). Поэтому просветительство начало играть у них боевую роль. Идею союза философов и просвещенного, т.е. овладевшего передовой теорией народа, пришедшую на смену проекту временного союза философов и просвещенных государей, можно рассматривать как зародыш
марксовского тезиса о союзе философов и рабочего класса: "Подобно тому, как философия находит в пролетариате свое материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие" (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 1.
С. 428).
39
Маркс вовсе не вышел из предшествующей философии, как Минерва из головы Юпитера. От Дидро Маркс отделен долгим и трудным путем теоретического развития, чем Дидро - от классического натурализма. Если у Дидро дело ограничивается неуверенными поисками, нащупываниями, непрестанным пересмотром прежних точек зрения и его излюбленная форма - "разрозненные мысли", "парадоксы", "сны", в которых более всего
обнаруживается смелость и оригинальность его мышления, то у Маркса мы находим последовательно проведенную монистическую концепцию истории и монументальные труды.
39-40
"Наименее пригодным для критической философии было учение о природной сущности человека, но и оно было диалектически "снято" Марксом. У просветителей - упор на "организацию", строение организма, покоющуюся структуру; у Маркса - акцент на функционировании, жизнедеятельности, в которой он и видит закон бытия человека. "В характере жизнедеятельности заключается весь характер данного вида, его родовой характер, а свободная сознательная деятельность как раз и составляет родовой характер человека". Просветители ввели в число
природных определителей человека потребности, активность, мораль, свободу и не порвали с представлением о неизменности, внеисторичности человеческой "природы", проецируемой на общество; Маркс выделил в качестве начального пункта истории телесные влечения и природные жизненные силы и стал рассматривать потребности и способности как результат самопорождения человека в труде (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 3. С. 27). У просветителей влияние на индивида
природы (в том числе географической среды и пищи) ставилось в один ряд с воздействием самого человека на природу, которое трактовалось, главным образом, как реализация собственных естественных сил индивида; Маркс же в отношениях человека с природой главной стороной считал труд, а специфику человека видел в использовании результатов прошлого труда - орудий,
представляющих его общественные силы (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23. С. 188, 190, 191), и создании особого
"неорганического тела", защищающего и увеличивающего мощь собственного тела человека. Отсюда видно, как далеко ушел Маркс от натурализма, удержав и преобразив материалистическое представление о человеке как о земном вожделеющем существе и предложив взаимен растворения антропологии в натурфилософии идею о будущем взаимопроникновении естественных и гуманитарных наук (Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. С. 596).
41
Столь же радикально была трансформирована Марксом
материалистическая теория среды. Идея социального детерминизма уже не наслаивалась на концепцию естественно-природной каузальности, но вобрала последнюю в себя. Для Маркса природное существует не наряду с социальным, а в самом социальном, оно заключено в социальное и поднято в нем на более высокую ступень. В марксизме были развиты и научно обоснованы догадки Дидро, Руссо, Бюффона и др. о том, что общество - это не конгломерат индивидов, влекомых друг к другу собственной выгодой или врожденной социабильностью, а
совершенно новое сложнейшее образование, возникшее на основе коллективного преобразования природы. Существенные особенности и возможности человека как общественного существа
раскрываются, по Марксу, в кооперации: "...специфическая производительная сила комбинированного рабочего дня есть общественная производительная сила труда или производительная сила общественного труда. Она возникает из самой кооперации. В планомерном сотрудничестве с другими рабочий преодолевает индивидуальные границы и развивает свои родовые потенции" (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23. С. 341). Вместе с тем он предостерегает от противопоставления общества индивиду (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 42. С. 119) - последний есть индивидуальность и вместе с тем "тотальность",
"субъективность-для-себя - бытие мыслимого и ощущаемого общества" (Там же).
41-42
Характеризуя влияние среды, французские материалисты в первую очередь ссылались на надстроечные учреждения, а
общественные отношения, труд считали чем-то, в лучшем случае, равноценным им; Маркс же определяет материальную основу общества как предметно-практическую деятельность, способ производства.
42
Особенно рельефно выступает специфика научной концепции истории в марксовом анализе процессов опредмечивания и
распредмечивания. Французские материалисты улавливали лишь эмпирические проявления этих процессов вне их связи друг с другом и с развитием сущности человека; Маркс раскрыл глубинные закономерности общественного производства и динамику человеческой сущности и ее осуществления (Там же. С. 158-159, 123, 122 и др.).
42-43
Наиболее проницательные из энциклопедистов - Руссо и Дидро, - не будучи в указанном выше смысле идеологами буржуазии и сторонниками частной собственности, все же долгое время искали социальный идеал в прошлом, у примитивных племен и лелеяли надежду гуманизировать общественные отношения с помощью мелкой частной собственности. Догадка стареющего Дидро насчет необходимости материального производства и умножения богатства для достижения будущего "равенства" и попытки Руссо изобразить развитие производительных сил (терминология,
разумеется, не их) оставались на уровне интуитивных прозрений 1). В марксизме же были научно исследованы происхождение частной собственности и эволюция ее форм, в процессе которой опредмечивание приобрело вид отчуждения и производители попали под власть собственного продукта, превратились в "частичных
людей", в "профессиональных кретинов".
1) См. замечательное, но не порвавшее полностью с
m`rsp`khglnl рассуждение Руссо: "...идея собственности... не внезапно сложилось в уме человека, нужно было далеко уйти по пути прогресса, приобрести множество технических навыков и знаний, передавать и умножать их из века в век, чтобы приблизиться к этому последнему пределу естественного
состояния" (Ж.-Ж. Руссо. О причинах неравенства. СПб. 1907. С. 68).
43
После детального анализа принципиального отличия
марксистского понимания свободы от просветительского 1), в работе делается вывод о том, что в диалектико-
материалистическом понимании человеческой сущности оказались совмещенными такие фундаментальные понятия, как природа,
общество, труд, борьба, свобода. Взамен антиномий и парадоксов просветительской логики - стройная диалектико-
материалистическая концепция человека.
1) "Царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью" (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 25. Ч. II. С. 386-387). Оно делает "саоцелью эту целостность
развития, т.е. развития всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу" (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 46. С. 476).



СОДЕРЖАНИЕ