СОДЕРЖАНИЕ


ВОПРОСЫ ЧАСТНОГО ПРАВА И ЦИВИЛИСТИКИ


© 2001 г. Г.Д. Кадашникова

ЗАКОН «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)». ПРОТИВОРЕЧИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ И ЧАСТНОГО КАПИТАЛА

Прежде всего следует отметить, что процедура банкротства применяется в отношении:
а) коммерческих организаций, за исключением казенных предприятий (которые создаются по Постановлению правительства РФ на базе федеральной собственности с правом оперативного управления закрепленным за ними имуществом),
б) некоммерческих организаций в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда (определение данных организаций даны в ст.ст. 116, 118 ГК РФ).
Противоречия государственных интересов и интересов кредиторов имеют место при определении целей банкротства. Государство преследует главную цель: -восстановление платежеспособности должника. Кредитор, используя процедуры банкротства в отношении должника, как правило, преследует следующие цели:
удовлетворение своих имущественных требований,
получение части имущества должника,
смена собственника имущества должника на дружественную компанию,
ликвидация должника, как нежелательного конкурента.
Две первые из названных целей наиболее привлекательны для конкурсных кредиторов.
Довольно низкий порог критериев, при которых можно обратиться в суд с целью возбудить процедуру банкротства (ст.5 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”), далее по тексту (“ФЗ”) еще не гарантирует кредитору-инициатору процедуры банкротства достижения поставленных целей.
Для того, чтобы влиять на применение тех либо иных мер по отношению к должнику, заинтересованный кредитор должен:
а) во –первых: убедиться, что задолженность перед кредиторами первой очереди не занимает значительную долю в активах должника и может быть погашена без отчуждения ликвидного имущества,
б) во-вторых: конкурсному кредитору необходимо иметь достаточное число голосов на собрании кредиторов, поскольку решения принимаются большинством голосов конкурсных кредиторов (ст.14 ФЗ).
Для того, чтобы иметь достаточное число голосов заинтересованный кредитор предпринимает меры по консолидации долгов, а именно: посредством заключения с другими кредиторами договоров цессии с целью перемены лиц в обязательстве (ст.382-390 ГК РФ). Однако для того, чтобы договор цессии был безупречен юридически, требуется обратиться также к другим правовым нормам.
Следует иметь ввиду, что замена лица в обязательстве возможна на любой стадии арбитражного процесса (ст.40 АПК РФ). Когда замена происходит на стадии арбитражного процесса требуется договор цессии утвердить арбитражным судом.
См. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации
Статья 40. Процессуальное правопреемство
1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением арбитражного суда правоотношении (реорганизация, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и в других случаях) суд производит замену этой стороны ее правопреемником, указывая об этом в определении, решении или постановлении. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
2. Для правопреемника все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

В случае, если договор цессии заключается на стадии исполнительного производства в отношении должника, договор цессии требуется утвердить судебным приставом (ст. 32 ФЗ «Об исполнительном производстве»).
См. Федеральный закон "Об исполнительном производстве".
Статья 32. Правопреемство в исполнительном производстве
В случае выбытия одной из сторон (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену этой стороны ее правопреемником, определенным в порядке, установленном федеральным законом. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для стороны, которую правопреемник заменил.
С особой осторожностью при перемене лиц в обязательстве следует подходить к договорам, носящим длящийся, сложный характер. Неисполнение должником части обязательств влечет его имущественную ответственность, однако уступить право требования к нему в части неисполненного обязательства невозможно в силу требований закона о безусловной замене лиц в обязательстве.
Например, договор поставки ГСМ, заключенный на год с периодом поставки по кварталам. Если покупатель не оплатил продукцию, поставленную в 1 квартале возникшую задолженность нельзя переуступить, так как по дальнейшему исполнению договора покупатель одновременно является и должником и кредитором (имеющим право требовать поставки) т.е. не выбывает из обязательства и кроме этого, как кредитор имеет право не давать согласия на цессию. Уступить право требования в длящемся правоотношении возможно только после полного исполнения договора одной из сторон, ( в нашем случае- поставщиком).
При консолидации долгов кредитору необходимо также учитывать положения ст.ст.166-181 ГК РФ о недействительных (оспоримых и ничтожных) сделках во избежание правовых ошибок.
При перемене кредиторов в обязательстве следует привлекать специалистов для аналитического исследования обязательств и возможных правовых последствий по ним.
Закон предусматривает возможность досудебной санации должника, т.е. предупреждение банкротства. Досудебная санация или финансовая помощь рассматривается, как экономическая категория, правовой аспект досудебной санации третьими лицами законом не регламентирован. Следовательно, надо руководствоваться общими нормами гражданского законодательства, а это значит, что финансовая помощь третьих лиц- коммерческих организаций (а бескорыстная помощь должнику от физических лиц нереальна), может быть предоставлена только возмездно. Здесь стоит задуматься, а кто эти третьи лица и что за цель они преследуют, предоставляя финансовую помощь должнику. Скорее всего - это субъекты, заинтересованные данным способом получить имущество (бизнес) должника. Применяя данную статью закона государство не достигает поставленной цели- восстановления платежеспособности должника, т.к. положение закона предполагает сопровождение финансовой помощи принятием на себя должником обязательств в пользу этих лиц. А это значит, что банкротства не избежать, а лишь отсрочить его наступление.
Следует обратить внимание на ст.44 ФЗ, в которой арбитражному суду предоставляются неограниченные полномочия при определении мер по обеспечению сохранности имущества должника. Полномочия арбитражного суда определены Арбитражно-процессуальным кодексом, а ФЗ “О несостоятельности (банкротстве” провозглашает судебный произвол, иначе как понимать положение: “арбитражный суд может принять иные меры (за рамками АПК) по обеспечению сохранности имущества должника”!
Противоречия прослеживаются и в ст.57 ФЗ, где обозначено, что с момента принятия заявления о признании должника банкротом запрещается удовлетворение требований участника должника юридического лица о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава его участников. К примеру должник –Общество с ограниченной ответственностью. Согласно ст.26 ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” участник в любое время может выйти из состава общества.
Ст.29 запрещает распределять прибыль, если в результате этого общество будет иметь признаки банкротства, но закон не запрещает получить номинальную стоимость доли! Ст.78 ФЗ дает право внешнему управляющему обращаться в суд с иском о признании недействительной сделки, связанной с выделом доли в имуществе должника его участнику в связи с выходом. Данное положение вызывает сомнение т.к. выход участника и выдел его доли не являются сделками. Положение очевидно противоречивое. Два одинаковых по силе нормативных акта противоречат друг другу, возникает коллизия закона. Как решать этот вопрос: подскажет судебная практика.
Кроме того ст.58 п.4. Закона противоречит КЗОТ РФ. Руководствуясь какими нормами Арбитражный суд может отстранить руководителя должника от должности. Нет четких критериев, нет правовых оснований. Нонсенс.
Обратимся к ст. 69 ФЗ - последствия введения внешнего управления
Интерес представляет положение о прекращении полномочий органов управления должника и собственника имущества должника. Предприятие- должник может представлять любую организационно-правовую форму коммерческой организации (кроме казенных предприятий).
Если должник - унитарное предприятие, то до введения процедуры банкротства имущественные права данного предприятия ограничены специальной правоспособностью и волей собственника. С момента введения внешнего управления эти ограничения автоматически снимаются и все права переходят к внешнему управляющему и собранию кредиторов, т.е. возникают явные противоречия государственных интересов с интересами частного капитала. Государство рискует утратить права собственности на свое имущество, т.е. государственное и муниципальное имущество вне режима приватизации в рамках обязательственных правоотношений может быть отчуждено помимо воли собственника.
Если должник - акционерное общество, которое характеризуется трехзвенной структурой органов управления, то с момента внешнего управления прекращаются полномочия общего собрания акционеров, совета директоров, исполнительного органа, т.е. коллективное, демократическое управление заменяется единоличным управлением арбитражного управляющего (с частными ограничениями собранием кредиторов). А если в АО имеется доля государственной собственности, как быть? Исходя из смысла гражданского законодательства все имущество, которое находится на балансе юридического лица является его собственностью. Следовательно, имущество, обеспечивающее ликвидность государственного пакета акций, также подчинено воле управляющего и собранию кредиторов. Таким образом, цивилизованным способом осуществляется передел собственности, и интересы государства зависят от добросовестности внешнего управляющего. Вполне очевидно, что при данной ситуации управляющей будет выполнять волю кредиторов (в частности главного кредитора, который консолидировал долги) или частного капитала, а государственный пакет акций после отмены внешнего управления естественным, (законным) образом обесценится.
Интерес представляет также вопрос о полномочиях внешнего управляющего по распоряжению имуществом должника. Прежде всего надо учесть, что управляющий - это человек, физическое лицо со всеми присущими ему слабостями. Кроме того, как правило, это лицо не владеет глубоко состоянием дел на предприятии- должнике, у него отсутствует личная заинтересованность в судьбе должника , его материальное положение зависит от кредиторов (от основного кредитора). Право отчуждать имущество в пределах крупных сделок (до 20 % балансовой стоимости активов) порождает злоупотребления и произвол. К сожалению, не приняты поправки к закону, которые запрещали бы управляющему отчуждать имущество, входящее в единый технологический комплекс. Следовательно, судьба производства находится в прямой зависимости от воли управляющего.
Положения закона о возможности управляющего отказаться от договоров должника также носят противоречивый характер. В угоду должнику и кредиторам, могут материально пострадать другие контрагенты должника и круг кредиторов расширится, что затруднит восстановление платежеспособности должника. А если учесть очередность удовлетворения требований кредиторов, то удовлетворение требований конкурсных кредиторов (5 очередь)-иллюзия. В ст.77 ФЗ указаны обстоятельства, при которых можно отказаться от исполнения договоров должника. Однако закон не определяет строго круг этих обстоятельств и предоставляет неограниченное право управляющему отказа от исполнения договоров должника “ если имеются иные обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника”. Следовательно, круг кредиторов зависит от правосознания управляющего, что, по нашему мнению, недопустимо. Кроме того, это ставит под угрозу преимущественное положение главного кредитора, который консолидировал долги, понес дополнительные убытки, так как есть реальная опасность, что появится еще один конкурсный кредитор, от исполнения договора с которым управляющий отказался, и сумма долга перед этим кредитором будет больше и голос его будет решающим.
Отказ от исполнения договоров должника и признание сделок должника недействительными- две разные вещи. Договор предполагается законным и отказ от договора возможен в силу названного закона в одностороннем порядке, без обращения в суд . Признание сделок должника недействительными осуществляется в строгом соответствии с ГК РФ в судебном порядке. Недействительные сделки бывают ничтожными и оспоримыми. Ничтожную сделку не надо оспаривать в суде, она по своей природе не порождает правовых последствий. Чтобы отличить ничтожную сделку от оспоримой следует обращать внимание на положения закона, если в законе есть указание, “по заявлению заинтересованного лица такая-то сделка может быть признана недействительной”, то это оспоримая сделка, если нет такой оговорки, то сделка ничтожная.
Примеры недействительных сделок должника:
- сделки, связанные с безвозмездным отчуждением имущества коммерческой организации, учредителям, руководителям:,
- сделки за пределами полномочий органов управления должника,
- сделки по отчуждению более 10 % балансовой стоимости имущества должника, если сумма активов должника и покупателя свыше 100 000 МРОТ и не было согласия антимонопольного органа,
- сделки с аффилированными лицами, заинтересованные сделки.
Особое внимание следует обратить на договоры должника о совместной деятельности (простого товарищества). Они, как правило, связаны с отчуждением ликвидного имущества должника. Согласно ГК РФ с момента возбуждения процедуры банкротства договор в отношении должника прекращает свое действие. Однако надо иметь ввиду, что закон стоит на защите интересов добросовестной стороны по договору, и возврат имущества должника -вклада в совместную деятельность возможен в принудительном порядке, но при этом учитываются интересы и права других сторон по договору и третьих лиц.
Арбитражному управляющему предоставлено право самостоятельно разрабатывать план внешнего управления, а в арбитражный суд план предоставляется не позднее 6 месяцев с момента введения внешнего управления. В течение же 6 месяцев управляющий действует самостоятельно.
Распоряжение имуществом должника –элемент произвола. Управляющий может самостоятельно назначать цену имущества, диктовать условия продажи.
Недобросовестный управляющий может разорить должника и оставить ни с чем кредиторов.
В проекте поправок к ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” было предложение о замене недобросовестного управляющего, но увы…
Следует обратить внимание на порядок применения ст.109 ФЗ – об удовлетворении требований кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника. Как правило данного рода обязательства возникают из кредитных правоотношений. Кредитор (банк или иное кредитное учреждение) принимая в залог имущество должника предполагает обеспечительную гарантию возврата кредита. Однако, при процедуре банкротства должника указанная гарантия значительно снижается.
Если в залог по договору принимается избирательно ликвидное имущество, то согласно ст.109 п.3 ФЗ требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, подлежат удовлетворению за счет всего имущества должника, в т.ч. не являющегося предметом залога. Кроме того, при залоге имущество по стоимости неэквивалентно предоставленному кредиту, стоимость его как правило выше, а при банкротстве это не принимается во внимание. Закон явно ущемляет права данного кредитора, видимо преследуя цель дать дополнительную гарантию кредиторам 4 очереди - (бюджет и внебюджетные фонды).
Исследуя ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” можно отметить, насколько противоречивы правовые и экономические аспекты его
применения. Это второй Федеральный закон после ФЗ “О приватизации государственного и муниципального имущества”, который направлен на перераспределение собственности. Устранение ошибок и просчетов указанных Законов возможно только после обобщения судебной практики.
? ? ? ? ?



СОДЕРЖАНИЕ