<<

стр. 6
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


человек растворен во всем, что окру-
жает его, и все, что окружает его,
составляет часть его самого. Человек
полностью открыт восприятиям извне.
Не существует барьеров сознания и
критичности. "Мир таков, каков он
есть, и он весь во мне" - вероятно,
так можно было бы выразить
мироощущение человека на ранних
этапах эволюции мышления. И в этом
смысле, действительно, сама специфика
архаического восприятия определяет
достижимость полного вчувствования
человека в мир другого - будь то
человек, дерево или животное.
Особенности такого типа восприятия
обусловливают возможность получения
специфического знания23. Очевидно,
при желании человек, направив свое
внимание на какой-либо интересующий
его объект, мог раствориться в нем,
"стать" им настолько, чтобы ощущать
происходящие в этом объекте процессы
как совершающиеся в себе самом. Так,
возможно, что человек, никогда
____________________
23Хотя, конечно, это не знание в
современном смысле слова, а неко-
торое состояние психики, которому
трудно подобрать аналог в нашем
языке и в нашей культуре: это что-то
вроде уверенности, компонент
сомнения в которой не просто
отсутствует - он невозможен.
155

реально не превращаясь в пальму, в
лягушку или антилопу, может иметь
восприятия, в которых весьма точно
воспроизведены внутренний мир,
специфика состояния другого.
На этой основе, как нам
представляется, не прибегая к
мистическим моделям, а также не
отрицая сам факт существования
подобных нетипичных для нашей
культуры форм восприятия самого себя
(открывающихся, например, в
результате экспериментов с
психоделиками), мы можем объяснить
явления трансперсонального опыта,
когда человек, погружаясь в прошлое,
вдруг ощущает себя птицей или
деревом, или волком24.

____________________
24Причем оказывается, что он
исключительно точно воспроизводит
многие особенности их
жизнедеятельности, включая
психологию животных, о которых в
сознательной жизни и понятия не
имел. Например, человек вспоминает
некоторые эпизоды из жизни своих
предков. При этом все до мельчайших
подробностей может быть
воспроизведено - детали костюмов
прошлых эпох, архитектура и оружие,
ритуальная практика древних и т.п.
(см.: Grof S. Beyond the Brain:
156

На наш взгляд, эти эпизоды
свидетельствуют не о том, что он
когда-то действительно был этим суще-
ством; они могут означать, что память
человека хранит не только компоненты
его собственного опыта, приобре-
тенного в процессе его
жизнедеятельности, и не только того,
который составляет часть
общечеловеческой культуры, но и того,
который унаследован им от его соб-
ственных предков (допустим, в рамках
механизма трансляции Родитель -
Ребенок). Причем характеру приво-
дившихся здесь воспоминаний, как нам
кажется, соответствует тот уровень
филогенетического развития человека,
когда его восприятие было таким, что
позволяло полностью слиться,
раствориться в окружающем, ото-
ждествить себя с другим и
почувствовать его как составную часть
своего "Я". На той стадии человеку
без осуществления реальных
превращений, как представляется, была
доступна информация, которая в
настоящее время воспроизводится в
опытах в виде детального, чрезвычайно
яркого описания внутреннего мира или
состояния другого (будь то животное,

_____________________________________
Birth, Death and Transcendence in
Psychotherapy. N.Y.,1985).
157

растение, человек или неодушевленный
предмет).
Это отступление нам понадобилось для
того, чтобы представление о возможной
природе архаичного прото-эмоцио-
ментального комплекса (которое, как
нам кажется, не может быть адекватно
выражено в категориях современного
языка и науки) возникло у читателя
хотя бы как ощущение, формирующееся
через систему контекстов, в косвенной
форме затрагивающих сущность
интересующих нас процессов.
Таково, на наш взгляд, было архаичное
восприятие, и такова была система
психических связей, составлявших
содержание прото-эмоцио-ментального
комплекса, которая базировалась на
подобном типе восприятия.
Эволюция мышления человека,
происходившая в направлении
закрепления некоторых компонентов
первичных звукокомплексов в виде
образов-символов, и связанные с этим
изменения мыслительной способности
человека, на уровне динамики системы
личностных смыслов, могут быть
представлены как эволюция содержаний
прото-эмоцио-ментального комплекса в
направлении несколько большей
отчлененности его элементов,
формирования, условно говоря, прото-
мыслей и прото-эмоций.

158

"Прото-мысли", на наш взгляд,
представляли собой те же комплексы
первичных, целостных впечатлений
субъекта, но в которых - вследствие
начавшегося функционирования образов-
символов - появились элементы
интерсубъективности, а также
происходило некоторое акцентирование
одних компонентов как более реп-
резентативных в отношении
коммуникативного акта25 и элиминация
других - как менее репрезентативных.
"Прото-эмоции", по нашему мнению,
формируются как следствие изменения
восприятия природы и своего места в
ней, когда собственный внутренний мир
постепенно начинает отчленяться от
мира природы и рассматриваться как
относительно независимая сфера ре-
____________________
25Как мы уже говорили, это
равносильно признанию определенных
параметров объективной ситуации
более значимыми, так как собственные
впечатления выступали как составная
часть, непосредственное продолжение
космических процессов. Поэтому
акцентирование отдельных элементов
собственных впечатлений, явившееся
следствием функционирования образов-
символов, в силу специфики
архаичного восприятия, было
естественным образом продолжено,
перенесено на объекты внешнего мира.
159

альности. На основе такого изменения
значимости собственного внутреннего
мира становится возможным
формирование прото-эмоциональных
реакций, представляющих собой,
вероятно, некоторую наиболее раннюю,
первичную форму оценки субъектом
поступающей и хранящейся информации.
(Кстати говоря, при таком понимании
эмоций - как общечеловеческого
способа индивидуальной оценки
ситуации, сформировавшегося на ранних
этапах становления и развития
человеческого мышления, на наш
взгляд, становится особенно отчетливо
понятным современное значение
искусства для науки и ценность таких
эмоциональных критериев, как красота,
стройность, гармоничность гипотезы
или теории, на которую ссылаются
многие ученые при обосновании ими
выбора решения.)
Формирование средств символической и
образной (как уже отмечалось, ее
следует отличать от прото-образной)
репрезентации в процессе эволюции
мышления приводит к тому, что ранее
нерасчленимо слитые компоненты прото-
эмоцио-ментального комплекса
"расходятся" все дальше. Все в
большей мере они становятся
независимыми друг от друга - по
крайней мере на поверхности нашего
сознания.
160

Можно сказать, что логическим
завершением эволюции процесса в этом
направлении стало формирование такого
идеала научного знания, который
требовал от исследователя
бесстрастности и беспристрастности, а
от результата - независимости от
субъективных, личностных моментов,
системы ценностей и предпочтений уче-
ного, его установок, внутренних
мотивов и т.п. Хороший анализ степени
адекватности такого критерия действи-
тельному положению дел в науке
(характеру исследовательского
процесса, побудительным мотивам
возобновления и прекращения
исследования, факторам, влияющим на
отбор материала для исследования, на
выбор пути решения, оценки
результатов, гипотез и теорий) дал
М.Полани26.
Итак, мы рассмотрели одну из
составляющих системы личностных
смыслов - и, может быть, важнейшую
(по крайней мере в плане раскрытия
механизмов творческого мышления) -
прото-эмоцио-ментальный комплекс.
С логико-методологической точки
зрения его элементы в зачаточной
форме содержали в себе компоненты
знания и мнения, веры и иллюзий. В
____________________
26Полани М. Личностное знание.
М.,1985.
161

этом отношении эволюция мышления
предстает как история формирования
психических содержаний, имеющих в
современной культуре статус этих
эпистемологических категорий.
Однако, прежде чем продолжить анализ,
необходимо отметить, что вычленение
знаний, мнений, верований и иллюзий
носит до некоторой степени условный
характер. Граница между этими
феноменами иногда весьма
неопределенна. Те психические
содержания, которые недавно
рассматривались как неотъемлемый
компонент системы знания,
существующей в данной культуре, с
течением времени могут оказаться
отвергнутыми как не соответствующие
действительности. И напротив, то, что
недавно квалифицировалось как заблуж-
дение, с изменением картины мира
может приобрести статус знания.
Достаточно неопределенна грань и
между такими феноменами как знание и
мнение. На первый взгляд, это не так.
Кажется, что довольно просто найти
параметры, по которым их удастся
эффективно развести. Специальное
внимание этим вопросам уделяется в
рамках эпистемической логики. И в
частности, классическая работа



162

Я.Хинтикки "Знание и убеждение"27
целиком посвящена рассмотрению именно
этих проблем.
Как известно, он предлагал следующую
интерпретацию. Утверждение "Некто
знает, что p" истинно в том случае,
если во всех мирах, альтернативных по
отношению к выделенному миру, p будет
истинно. Напротив, утверждение "Некто
верит (полагает), что p" истинно,
если и только если подоператорное
выражение истинно хотя бы в одном из
миров, альтернативных по отношению к
данному.
Однако при такого рода понимании
возникают определенные сложности. Не
вдаваясь в детали, можно сказать, что
в рамках подобной эпистемической
концепции феномен мнения чрезвычайно
рационализируется. Это выражается, в
частности, в недопущении непоследо-
вательного (противоречивого)
мнения28.

____________________
27Hintikka J. Knowledge and Belief.
Ithaca, Cornell Univ. press, 1962.
28Принцип непоследовательности мнения
многими специалистами справедливо
рассматривается как неотъемлемая
составная часть адекватного
понимания так называемых "belief -
контекстов". Вот, например, что
пишет по этому поводу специалист в
163

О сложностях, возникающих в связи с
учетом возможной динамики знания
(переход некоторых утверждений из
категории "знание" в категорию
"заблуждение"), уже говорилось.
Существуют и другие проблемы. Так,
при условии понимания знания как со-
вокупности "вечных" истин (что
характерно для "Knowledge and Belief"
_____________________________________
области структурного анализа языка
Ч.Чен: "...пусть дано утверждение:
1. Джон полагает, что из P следует Q,
2. Имеет место P. Следовательно,
3. Джон полагает, что Q. Однако в
такой ситуации правильнее было бы не
заключение типа (3), а
предположение, что Джону следовало
бы верить, что Q, если он признал
(1) и (2)".
На этом основании Ч.Чен выдвигает
следующие аргументы в пользу
признания непоследовательности
мнения:
1) отсутствие в качестве субъекта
мнения человека с совершенным
разумом;
2) существование для индивида
независимых представлений, даже если
в действительности объекты мнения
связаны друг с другом. См.: Cheng
Ch.J. Comments on Professor Partee's
Paper//Approaches to Natural
Language. Dordrecht,1973. P.343-344.
164

Хинтикки) оказывается, что появление
в системе знания ложного утверждения,
не связанного по смыслу с остальными
истинными, не приводит к превращению
системы в целом в незащитимую.
Попытаемся это показать.
Основополагающим в эпистемической
системе Я.Хинтикки является аналог
критерия непротиворечивости -
критерий защитимости. Чтобы
рассмотреть его, необходимо
предварительно ввести некоторые
определения и понятия.
Дf1: оq совместимо со всем, что a
знает ("Paq"), только если оно не
может быть использовано в качестве
аргумента для опровержения какого-
либо истинного утверждения вида "a
знает, что pп29.
Широко используемое Хинтиккой понятие
модельного множества является, по его
словам, "при отсутствии иных
логических констант, кроме
пропозициональных связок, очень
хорошим формальным аналогом нефор-
мальной идеи ... описания возможного
положения дел"30.
О вводимом Хинтиккой отношении
альтернативности можно сказать, что
оно является аналогом отношения
____________________
29Hintikka J. Knowledge and Belief.
P.18.
30Ibid. P.41.
165

достижимости между мирами в
семантиках типа Крипке. В том случае,
когда анализируется выражение с
эпистемическим оператором (например,
Pap), то очевидно, что "содержание
такого выражения не может быть
адекватно представлено, если речь
идет только об одном положении дел.
Это утверждение может быть истинно,
только если существует возможное
положение дел, при котором p было бы
истинно; но оно совсем не обязательно
будет совпадать с тем, в котором
утверждение сделано"31. Описание
такого положения вещей будет на-
зываться эпистемически альтернативным
к m относительно a (где m
используется для обозначения выделен-
ного мира).
Дf2: омодельная система" есть
множество множеств, между некоторыми
из которых существует двуместное
отношение, именуемое отношением
альтернативностип32.
Хинтикка, на наш взгляд, дает
синтаксическую и семантическую
формулировку критерия защитимости.
Синтаксическая - определяет
защитимость множества предложений как
устойчивость к определенным видам
критики. оЧтобы видеть это, допустим,
____________________
31Ibid. P.42.
32Ibid. P.44.
166

что человек говорит вам: "Я знаю, что
p, но не знаю, имеет ли место q". И
допустим, что, используя некоторые
аргументы, которые он склонен был бы
принять, можно показать, что из p
логически следует q. Тогда вы можете
указать ему, что то, о чем он
говорит, что не знает, имплицитно уже
содержится в том, что, он говорит,
знает. Если ваши аргументы
обоснованны, то для данного человека
нерационально настаивать на том, что
он не знает, имеет ли место q. Если
он разумен, вы таким образом можете
вынудить его пересмотреть одно из его
утверждений без передачи ему какой-
либо дополнительной информации, кроме
определенных логических отношений
(правилами которых, предполагается,
он владеет)п33.
Таким образом, множество утверждений
защитимо, если оппонент, используя
только логические приемы, не может
указать, что одно из утверждений
противоречит следствиям из того, что
a знает.
Семантическая формулировка критерия
защитимости говорит о том, что можно
определить "защитимость множества
предложений как способность быть


____________________
33Ibid. P.31.
167

погруженным в один из членов
модельной системы"34.
Тогда, согласно критерию защитимости,
множество предложений, состоящее из
{Кар1,...,Карn, q} (при q ложном, но
не связанном по смыслу ни с одним из
остальных истинных утверждений), на
наш взгляд, оказывается в системе
Хинтикки защитимым. И действительно,
в том случае, если q не равно
отрицанию ни одного из утверждений,
которые a знает (p1,...,pn), а также
не является отрицанием какого-либо из
их следствий, то даже при том, что q
ложно, оно не может быть использовано
для опровержения ни одного из
истинных утверждений вида Карi. То
есть, по Дf1, q совместимо со всем,
что a знает (Pa q), - при q,
выбранном, как показано выше. При
этом множество предложений,
содержащее Pa q, защитимо, т.к.
используя только логические приемы,
нельзя показать, что q противоречит
одному из следствий того, что a
знает. Тогда по правилу (АРКК*): если
множество l предложений защитимо и
если "Кар 1"vl, "Кар 2"vl,...,
"Кар к"vl, "Раq"vl, то множество
{"Кар 1", "Кар 2",...,"Кар к", q}
также защитимо35.
____________________
34Ibid. P.44.
35Ibid. P.169.
168

Получается, что, согласно критерию
защитимости, множество, содержащее
ложное утверждение, не связанное по
смыслу с остальными истинными,
защитимо.
Если перенести рассуждение в
плоскость семантики, то окажется, что
найдется такое эпистемически
альтернативное к m множество, которое
наряду с истинными (p1,...,pк)
содержит ложное утверждение (q):
Раq v m
по (СР*) ---------- , где m*
эпистемически альтернатив-

q v m*
но к m относительно a;

Кар i v m
по (СК*) ---------- , где m* - то же,
что и выше.
pi v m*

При этом m* останется
непротиворечивым, что обусловлено
особенностями выбора q.
Этому результату противоречат
теоремы, доказуемые в системе
Хинтикки:

Кар v m*
р v m*
| --------- и
| --------- .
169

р v m
р v m

Они говорят о том, что если выражение
принадлежит эпистемически
альтернативному множеству, то оно
истинно.
В более общем виде это
несоответствие, как нам
представляется, может быть выражено
следующим образом: под знанием
Хинтикка понимает "вечные" истины,
т.е. такие положения, которые
никогда, ни при каких условиях не
могут стать ложными. о...Если некто
говорит: "Я знаю, что p", то он
имплицитно отрицает, что какая-либо
дополнительная информация заставила
бы его изменить свою позициюп36. Но,
с другой стороны, по мнению Хинтикки,
под эпистемически альтернативными к m
множествами следует понимать такие
множества, которые "описывают
положения дел, при которых человек...
знает по крайней мере так же много,
как и при положении дел, описываемом
m"37. То есть эпистемически
альтернативные миры характеризуются
тем, что дают определенное описание
состояния знания a.

____________________
36Ibid. P.20.
37Ibid. P.52.
170

Тогда получается, что эпистемически
альтернативное к m относительно a
множество m* описывает такое
состояние, при котором знание a
включает ложное утверждение. Это
противоречит общему пониманию знания
Хинтиккой, выраженному формулой: "То,
что a знает, истинно".
Это несоответствие, вероятно,
является результатом того, что
критерием защитимости не предусмотрен
случай, когда в качестве совместимого
со всем остальным знанием a,
рассматривается ложное утверждение,
не противоречащее истинным вида
Кар i.
Как нам представляется, можно было бы
предложить несколько возможных
выходов из затруднения.
1. Запретить рассматривать в качестве
совместимых со всем, что a знает,
ложные утверждения, не связанные по
смыслу ни с одним из известных ему
истинных утверждений. Тогда Раq (при
q, выбранном, как описано выше) не
будет принадлежать защитимому
множеству и сложностей не возникнет.
Но если учесть, что Paq может быть
получено из ˜Ка˜q по правилу (А˜К):
если l - защитимое множество
и если ˜Кар v l, то
l + {"Рa˜р"} тоже защитимо,
то это ограничение перейдет на (А˜К):
если q в "˜Ка˜q" ложно и не связано
171

по смыслу с остальными утверждениями,
известными a, то нельзя сделать вывод
о защитимости множества предложений
{"Кар1",..., "Карn", "˜Ка˜q"}. А это
уже не кажется естественным: почему
наличие предложения, содержащего
утверждение о незнании a некоторого
предложения (хотя бы и ложного)
делает все множество незащитимым?
Кроме того, введение такого
ограничения означает запрещение ана-
лизировать множества предложений,
содержащие принципиально новые для a
утверждения.
2. Можно считать, что в качестве
подоператорных выражений в формулах
вида "Карi", "Ка˜рj", "Раq" могут
использоваться только логически
истинные и логически ложные
утверждения. Тогда не возникнет
никаких проблем с критерием
защитимости, поскольку логическая
ложность "q" в "Раq" означает, что из
q по законам логики (которые, по
Хинтикке, a знает) выводимо любое
˜рi, которое противоречит рi из Карi.
А это значит, что Раq - при q
логически ложном - не может входить в
защитимое множество предложений.
Но сужение сферы анализируемых в
системе эпистемических утверждений до
содержащих только логически истинные
или логически ложные подоператорные
выражения означало бы, что такая
172

система вряд ли имеет право
претендовать на анализ феномена
знания, поскольку реальное знание
может содержать как фактически
истинные, так и фактически ложные
утверждения.
3. Есть, на наш взгляд, и еще один
выход - изменить понимание знания.
Считать знанием не только "вечные"
истины, но и такие положения, для
которых характерно, что, являясь
объективно ложными, они не
противоречат остальным истинным
утверждениям, включенным в систему
знания. Причем признаются на
определенном этапе развития знания
истинными.
Этот выход нам представляется самым
естественным, поскольку реальное
развитие знания именно таково, что
некоторые положения добавляются, а
некоторые отбрасываются, так как
оказываются не соответствующими
действительности. (Кстати говоря, в
случае понимания знания как
совокупности "вечных" истин, его
объем может изменяться лишь в одном
направлении - нарастать за счет
накопления все новых и новых истинных
утверждений, которые никогда, ни при
каких условиях не могут стать
ложными. Понятно, что так пред-
ставленная динамика знания не
отражает реальных процессов его
173

трансформации. В то же время, если
просто отбросить постулат "знаемое
истинно" и взамен не предложить
никакого другого, в определенных
отношениях аналогичного ему, знание
недопустимо релятивизируется и
становится неотличимым от мнения, для
которого как раз и характерно, что
само утверждение может быть истинно,
несмотря на ложность подоператорного
выражения: например, предложение
"Джон полагает, что все лебеди белы"
может быть истинно, хотя объект мне-
ния Джона - "Все лебеди белы" -
ложно.)
В случае принятия предложения
3) сложностей с критерием защитимости
не возникнет, поскольку то, что
оказывается знанием в соответствии с
ним, не будет расходиться с тем, что
понимается под знанием в системе.
Это предложение реализовано в рамках
эпистемического построения, которое
предполагает обобщенное понимание
знания38. Для него характерно,
____________________
38Формулировку соответствующего
эпистемического построения можно
найти в материалах: Beskova I.
Generalized understanding of
knowledge and epistemical
semantics//Logic, Methodology and
Philosophy of Science. M.,1983. Sec.
5. P.76-79.
174

фактически, выделение двух типов
знания: первого - как содержащего
такие положения, значение которых не
может измениться при добавлении новой
информации (хинтикковское понимание);
и второго - знания в смысле
принадлежности суждения мирам знания,
но не обязательно истинности его в
выделенном мире. При таком понимании
становится объяснимым не только
увеличение объема знания (как у
Хинтикки), но и его изменение за счет
отбрасывания некоторых положений на
основании того, что они оказываются
не соответствующими действительности.
Приведенные соображения, на наш
взгляд, позволяют получить некоторое
представление о тех трудностях,
которые возникают при попытках
строгим образом проанализировать и
разграничить психические содержания,
имеющие в современной культуре статус
знаний и мнений.
Но этими проблемами не исчерпываются
сложности, связанные с анализом
эпистемических категорий.
Так, например, в проблеме
непоследовательного (противоречивого)
мнения можно увидеть еще один круг
вопросов. И прежде всего, чем
обусловлено существование фактически,
взаимоисключающих подходов к оценке
значимости данного феномена для

175

адекватности эпистемического
построения?
Такие классики логического анализа
естественного языка, как Р.Монтегю и
Я.Хинтикка строили свои системы без
учета этого принципа. Специалисты в
области структурного анализа языка,
напротив, полагали, что без него
адекватное понимание феномена мнения
не может быть достигнуто. Например,
Б.Пати писала: оНекоторые логики ...
предпочитают сузить понятие мнения за
счет введения ограничения
непротиворечивости. С логической
точки зрения это естественно, так как
трудно (если вообще возможно)
построить формальную систему, которая
бы допускала противоречивость мнения
без веры во все что угодно. Но
формальная система, которая не
допускает непоследовательного мнения,
какой бы элегантной она ни была, вряд
ли может рассматриваться как
экспликация смысла предложений с
оператором "полагает" в естественном
языкеп39.
Такое расхождение в оценках данного
принципа обусловлено, на наш взгляд,
неодинаковым его пониманием. В первом
случае непоследовательность мнения
____________________
39Partee B. The Semantics of Belief-
Sentences//Approaches to Natural
Language. Dordrecht, 1973. P.317.
176

фактически рассматривается как нечто
случайное по отношению к нормальному
разумному субъекту, поскольку
сводится к наличию в эпистемически
альтернативных мирах двух
взаимоисключающих утверждений. А это
означает, что субъект одновременно
полагает, что имеет место p и что
имеет место не-p.
Но такое понимание, на наш взгляд,
составляет лишь часть, сторону,
оттенок подлинной непоследова-
тельности мнения. Это -
непоследовательность в крайнем своем
выражении. В таком виде она
действительно нечто исключительное,
возможно не свойственное нормальному,
здравомыслящему субъекту. Именно это
обстоятельство, а не техническая
сложность проблем, возникающих при
попытках выразить противоречивость
мнения в логически непротиворечивой
системе (как полагает Б.Пати),
заставило, по нашему мнению, многих
специалистов отказаться от поиска
решений в этом направлении.
Подлинная же непоследовательность
мнения, как представляется, есть
нечто гораздо более тонкое и поэтому
более распространенное в
действительности. Она возникает
тогда, когда человек на основании
имеющейся у него информации знает,
что должно быть так-то, но продолжает
177

верить в противоположное. При таком
понимании непоследовательность мнения
выступает не как исключительная,
беспримерная неразумность субъекта,
а, скорее, как его нежелание или
неспособность расстаться со своими
иллюзиями, которые, как он осознает,
хотя и беспочвенны, но по той или
иной причине необходимы ему.
Непоследовательность в первом смысле
может оспариваться на том основании,
что не все люди настолько неразумны,
чтобы допускать очевидное
противоречие. Против второго
понимания возразить труднее. У каж-
дого человека, вероятно, есть
определенные иллюзии. Поэтому так
понимаемая непоследовательность
мнения выступает уже не как
исключение, а как правило.
В первом случае ею можно пренебречь.
Во втором - она должна найти
отражение в адекватной эпистемической
системе.
Есть еще один тип проблем,
возникающих при попытках
осуществления логико-
методологического анализа феноменов
знания и мнения. Мы уже говорили о
тех трудностях, которые связаны с их
строгим пониманием и разграничением.
Посмотрим теперь, какие проблемы
связаны с выявлением их соотношения.

178

Здесь возможны различные варианты
интерпретации. Например, (1) "субъект
знает все, во что он верит40, и верит
в кое-что из того, что знает";
(2) "субъект верит во все, что знает,
и знает кое-что из того, во что
верит"; (3) "субъект знает нечто из
того, во что верит, и верит в кое-что
из того, что знает".
Нетрудно видеть, что (1)-(3)
моделируют различные понимания знания
и мнения. Так, (1), в некотором
приближении, может рассматриваться
как модель скептика, а (2) -
легковера.
Однако не будет ли допущение любого
из перечисленных вариантов означать
исходное постулирование того
содержания, которое впоследствии и
должно быть раскрыто в системе?
Возможно, что правильнее не пред-
полагать изначально какой-либо
взаимосвязи между мирами знания и
мнения субъекта. (Иначе говоря, счи-
тать, что субъект не знает ничего из
того, во что верит, и не верит ни во
что из того, что знает.)
Хотя такое предположение противоречит
интуитивно приемлемому, однако
возможно, что в данном случае имеет
____________________
40Термин "верит" в данном контексте
используется как аналог выражений
"полагает", "считает", "думает".
179

место ситуация, аналогичная той,
которая нашла свое отражение в
создании обобщенных описаний
состояний41.
В этой связи возникает вопрос более
общего плана: какое рациональное
зерно заключено в допущении ин-
туитивно неприемлемых предпосылок в
том случае, если такое допущение
позволяет получать положительный
результат?
Категория "веры", если ее понимать не
как перевод английского "belief", а
как имеющую собственное содержание,
характерное для русского языка, еще
сложнее для анализа42. Адекватное
____________________
41Имеется в виду идея изменения
понятия описания состояний таким
образом, чтобы при его
формулировании не принималось за-
ранее предположение, что в
действительности действуют законы
непротиворечия и исключенного
третьего. См.: Войшвилло Е.К. По-
нятие интенсиональной информации и
интенсионального отношения
логического следования
(содержательный анализ)//Логико-
методологические исследования.
М.,1980.
42Иногда стилистические соображения
заставляют переводить этот термин
(to believe) не только как
180

рассмотрение этого феномена должно
позволить учесть различные его
проявления - от крайнего
иррационализма ("Верю, потому что
абсурдно") до крайнего рационализма
("Верю, только если знаю").
Постановка проблемы соотношения веры
и мнения, веры и знания, веры и
иллюзий - в значительной степени
зависит от понимания самого этого
феномена. А этот вопрос невозможно
решить, не рассмотрев функции,
которые различные формы верований
выполняют в сообществе, а также не
проанализировав их глубинных
взаимосвязей с другими сторонами
человеческой природы: генетическую
обусловленность, возможность раз-
личным образом регулировать
психическую и эмоциональную сферы и
др. Некоторые интересные подходы к
анализу этих вопросов, на наш взгляд,
намечены в рамках социобиологических
исследований.



_____________________________________
"полагать", "думать", "считать" и
т.п., но и как "верить". В данном
случае нам хотелось бы различить эти
два употребления. Анализируемая в
следующем фрагменте категория "веры"
ближе английскому "faith".
181

Так, Э.Уилсон показывает43, что
различные формы верований будут
удерживаться и распространяться в со-
обществе, если их наличие
способствует повышению адаптивных
возможностей человека. Иначе говоря,
их полезность должна возникать как
совокупный результат в целом
возрастающей приспособленности членов
сообщества44. И напротив, если
соответствующие формы верований
ослабляют своих последователей,
вызывают разрушение среды,
укорачивают жизнь людей, то, несмотря
на их возможную эмоциональную
привлекательность, происходит их
самоизживание45.
Э.Уилсон полагает, что поскольку гены
задают функционирование нервной,
гармональной системы человека, работу
его органов чувств, они почти
наверняка влияют на процессы
научения. Существуют определенные
ограничения на формирование некоторых
видов поведения. Эти ограничения
имеют физиологический базис, а он, в
свою очередь, генетически обусловлен.
Из этого следует, что духовный выбор
испытывает влияние цепочки
____________________
43Wilson E.O. On Human Nature.
Cambridge; L.,1978.
44Ibid. P.175.
45Ibid. P.176-177.
182

взаимосвязей, которые ведут от генов,
через физиологию, к ограниченному
научению в течение отдельной
человеческой жизни46. Уилсон отмечает
адаптивную ценность различных форм
верований (от магических обрядов до
современных форм государственных
религий в развитых обществах), если
они способствуют повышению
выживаемости и продуктивности своих
последователей.
Вот только небольшой перечень тех
функций, которые различные формы
верований выполняют в сообществе.
Они позволяют некоторым образом
упорядочить существующие в нем
отношения, придать им определенность
и ясность, избавляя от неудобств
двусмысленности. Один из примеров -
обряд ритуального включения молодых
людей в сообщество мужчин. Реальность
- биологическая и психологическая -
такова, что действительный переход от
подростка к взрослому совершается
очень постепенно. Причем нередки
ситуации, когда общество, ожидая
"взрослой" реакции, сталкивается с
поведением ребенка и наоборот. Чтобы
устранить эту неопределенность,
реальный постепенный процесс взрос-
ления достаточно произвольно
разделяется сообществом на два четко
____________________
46Ibid. P.177.
183

отграниченных периода, ритуально
организованный переход между которыми
позволяет однозначно отнести каждого
отдельного индивида к той или иной
категории.
Совершенно очевидны такие функции
веры, как консолидация членов
сообщества, стремление подчинить
интересы индивида интересам группы
(что, как показывают исследования в
области популяционной генетики, в
рамках отбора родичей является
селективно ценным признаком)47.
Примером может служить роль верований
среди завоевателей, которую Уилсон
сравнивает с мечом, и роль верований
среди побежденных, уподобляемая
щиту48.
Очень интересные и тонкие, на наш
взгляд, моменты связаны с
психотерапевтической ролью верований,
которая может быть продемонстрирована
на примере средневековых процессов
над ведьмами. Тщательное изучение
судебных документов, оказывается,
позволяет сделать вывод о том, что
доносительства на "ведьм" обычно
следовали за ситуациями, когда бедная
женщина просила подаяния в какой-либо
____________________
47Солбриг О., Солбриг Д.
Популяционная биология и эволюция.
М., 1982. С.267.
48Wilson E.O. On Human Nature. P.175.
184

форме, прогонялась хозяином, вслед за
чем его постигало несчастье - падеж
скота, смерть одного из близких и
т.п.49
Какие же функции могла выполнять
столь широко распространившаяся вера
в колдовство? К.Томас50 полагает, что
обвинение конкретного лица в
ведьмовстве позволяло легче пережить
понесенную утрату, так как, во-
первых, обнаруживался конкретный
виновник, который нес наказание. Во-
вторых, когда человек прогонял от
своей двери просящего, у него
формировался комплекс вины, что
служило благодатной почвой для
последующего доносительства.
Положение осложнялось еще и тем, что
в обществе действовали две
противоположные установки
относительно должного поведения. С
одной стороны, считалось, что
____________________
49Любопытны некоторые психологические
моменты, связанные с восприятием
конкретного лица как ведьмы, - это
уединенный образ жизни,
обособленность от других и
назойливость поведения.
50Thomas K. The Relevance of Social
Antropology to the Historical Study
of English Witchcraft//Witchcraft
Confessions and Accusation. L.,1970.
P.47-79.
185

получать следует по труду, с другой -
признавалось благом делиться с
неимущим. В такой ситуации обвинения
в колдовстве позволяли внутренне
оправдать наиболее эгоистические
формы собственного поведения.
Может быть, несколько менее очевидные
вещи, о которых нам хотелось бы
сказать, имеют отношение к регуляции
психической сферы. Как известно, одна
из возможностей устранения или по
крайней мере уменьшения тревожности -
очень важного негативного фактора,
влияющего на приспособительные
возможности индивида, - заключается в
том, чтобы обнаружить внешний
источник своей тревоги, иногда
совершенно иллюзорный, но тем не
менее позволяющий сказать себе: "Мои
проблемы связаны с тем-то и тем-то. И
поскольку я это знаю, я имею
возможность избежать неприятностей".
То есть определенные ограничения
собственного поведения позволяют в
целом уменьшить общий уровень
тревожности51.
Таким образом, табу, жестко
формулируемые запреты, как
____________________
51Березин Ф.Б. Некоторые механизмы
интрапсихической адаптации и
психосоматические
соотношения//Бессознательное. Т.2.
С.285-287.
186

представляется, именно благодаря
осознанию наложения известных
субъекту ограничений на возможности
поведения и действий, позволяют
получать определенную психологическую
компенсацию в форме снижения
тревожности и повышения уверенности в
себе: "Я не буду нарушать запреты и
этим не навлеку на себя гнев богов
(покровителей, предков)".
Это лишь незначительная часть того
обширного круга проблем, которые
связаны с логико-методологическим
рассмотрением динамики психических
содержаний, зародившихся когда-то в
рамках нерасчлененных элементов
прото-эмоцио-ментального комплекса и
трансформировавшихся постепенно в
знания, мнения, иллюзии и верования.
Мы стремились показать, что
адекватность анализа компонентов
системы личностных смыслов, имеющих
статус разного рода эпистемических
категорий, непосредственно связана с
решением некоторых более общих
вопросов. Приведенные примеры по-
зволили наметить определенные типы
возникающих методологических проблем.
(В их числе те, которые касаются
природы самих средств логического
анализа, и те, что связаны с
различиями в понимании анализируемых
феноменов.)

187

Какова роль рассмотренных психических
содержаний в формировании и развитии
способности творческого мышления?
Сначала то, что касается эмоцио-мен-
тального комплекса.
Мы видим причину его значимости для
функционирования творческого мышления
в специфике организации ассоциативных
связей. Поскольку основой восприятия,
на базе которого формируется
содержание эмоцио-ментального
комплекса, являются нерасчлененные,
целостные комплексы собственных
впечатлений субъекта, постольку
ассоциирование информации на этом
уровне основывается на соотнесении
собственных впечатлений по поводу
воспринятого. Представляется, что
именно на уровне эмоцио-ментального
комплекса - больше, чем где-либо в
рамках других систем психических
содержаний, - основой сопоставления
может выступать эмоциональная
окрашенность впечатлений субъекта.
Это, вероятно, одна из самых
нетривиальных (для сознания человека)
предпосылок ассоциирования, поскольку
эмоциональное восприятие базируется
на совершенно ином множестве исходных
данных, чем, например, "рассудочное".
На наш взгляд, основное отличие будет
складываться за счет возможности
выявления и учета содержаний так
называемой "невербальной
188

коммуникации". И в том числе -
семиотики телодвижений; "языков"
мимики, жестов, поз; особенностей
использования и структурирования
личностного пространства в процессе
общения и т.п.
Невербальная коммуникация позволяет
создавать контексты, в рамках которых
устраняется исходная неопределенность
вербального общения. Кроме того, не-
вербальное коммуникативное поведение
гораздо в меньшей степени поддается
сознательному контролю и коррекции,
чем вербальное. В этом смысле можно
утверждать, что выявление и учет
содержаний невербальной коммуникации
позволяют получать более достоверную,
более правдивую картину
происходящего, чем та, которая
формируется на основе учета лишь
декларируемых содержаний.
Понятно, что в реальном мыслительном
процессе взаимодействуют и
параллельно функционируют как сами
эти средства восприятия и
представления информации, так и
"картины", "образы", складывающиеся
на их основе (имеется в виду
вербальная и невербальная
коммуникация). Но в плане анализа
роли эмоцио-ментального комплекса в
работе творческого мышления нам
хотелось бы подчеркнуть именно то
обстоятельство, что иной (по
189

сравнению с функционированием созна-
ния) будет и база исходных данных, и
сама основа их соотнесения. Поэтому
решения, возникающие в результате
обращения к осмыслению проблемы на
уровне эмоцио-ментального комплекса,
могут быть весьма неожиданны и
нетривиальны.
Именно с такой организацией эмоцио-
ментального комплекса, на наш взгляд,
связано разрушительное влияние
дистресса на продуктивную
способность. Через воздействие на
эмоциональную сферу (а это именно
эмоциональное воздействие, поскольку
умом человек может понимать
бессмысленность и ненужность эмоци-
ональных реакций в определенных
стрессовых ситуациях, но "сердце" не
слушается) удар передается в прото-
эмоцио-ментальный комплекс,
результатом чего является
начинающийся вслед за ударом хаос,
разрушение систем сложившихся
взаимодействий. Существующие связи
рвутся. Все расстроено. Нормальное
функционирование комплексов нарушено.
В результате такой дезорганизации
утрачивается возможность установления
связей на одной из самых
нетривиальных для сознания человека
основ - на базе уподобления
собственных впечатлений по поводу

190

воспринимаемой и хранящейся
информации.
Очевидно, рутинное мышление в
подобной ситуации пострадает в
меньшей степени, поскольку может
осуществляться без обращения к этой
глубинной сфере (хотя, безусловно,
свои проблемы возникнут и в этом
случае из-за наличия взаимосвязей
интеллектуальной и эмоциональной
сферы). Что же касается продуктивного
мышления, то его нормальное
функционирование самым серьезным
образом зависит от эмоционального со-
стояния человека.
Как уже говорилось, на базе прото-
эмоцио-ментального комплекса
формируются психические содержания,
имеющие в современной культуре статус
знаний, мнений, представлений,
верований и т.п. Мы стремились
показать, что отношения между ними -
достаточно сложные, а граница,
разделяющая их, не всегда опреде-
ленна. Тем не менее, некоторые выводы
относительно их функционирования в
процессе формирования способности
творческого мышления, как
представляется, можно сделать.
Например, формирование знаний, в
отличие от навыков и умений, на наш
взгляд, связано с достаточно поздними
этапами человеческой истории, когда
получили определенное развитие
191

средства символического представления
и оперирования информацией. Знания
составляют элемент концептуальной
системы, поэтому их формирование и
эволюция связаны с формированием и
эволюцией такого рода систем.
Напротив, может показаться, что
верования возникают на самых ранних
этапах эволюции человеческого
мышления. Однако, на наш взгляд, это
не совсем так. Если исходить из
нетождественности веры и мнения, то
следует учесть, что феномен веры
связан с формированием некоторых
более или менее отвлеченных представ-
лений, в целом образующих достаточно
стабильно функционирующую (и при этом
устойчивую к критике) систему,
позволяющую на ее основе
интерпретировать самые различные
события, происходящие в окружающем
человека мире.
Попытаемся проиллюстрировать это на
примере анализа верований народности
азанде (Восточная Сахара), который
был проведен английским антропологом
Эд.Эванс-Притчардом52. Он обращал
внимание на исключительную
устойчивость верований к критике с
позиции иной объяснительной модели.
____________________
52Evans-Pritchard E. Witchcraft,
Oracles and Magic among the Azande.
Oxford,1937.
192

Им рассматривалась процедура гадания
на растительном ядовитом экстракте -
бенге, позволяющая, по мнению азанде,
установить, виновен ли подозреваемый
в содеянном. В рот цыпленку вливалось
снадобье, и при этом колдун вопрошал
оракула бенге, виновен ли данный
человек в данном преступлении. Если
цыпленок умирал, то считалось, что
оракул дал утвердительный ответ. Если
оставался жив, ответ был
отрицательным. Но результат мог
рассматриваться как окончательный
только после того, как проводилась
повторная проверка, в ходе которой
дух бенге должен был ответить, как мы
теперь сказали бы, на мета-вопрос:
"Если оракул яда сказал правду в
предыдущем испытании, пусть цыпленок
выживет. Если нет, пусть он умрет".
Если цыпленок вновь выживал, решение
считалось окончательным. Если умирал,
это означало, что результат был
неверен. Естественно, в ходе по-
добного рода испытаний оракул яда
довольно часто давал противоречивые
ответы. Но это отнюдь не обескура-
живало азанде. Противоречивый
результат, ошибки оракула, как это
для нас ни странно, служили
дополнительным доказательством его
непогрешимости: неправильные ответы
объяснялись действием мистических сил
и лишь подтверждали точность его
193

суждений, когда такие силы не
действовали.
Эванс-Притчард пробовал
интересоваться, а что будет, если
дать цыпленку магическое снадобье, не
задавая вопросов, или дать
дополнительную дозу яда выжившему
после обычных доз цыпленку? Но сама
постановка подобного рода вопросов
является в рамках верований азанде
нелепой. Азанде не знает, что
случится, его не интересует, что
случится, и никто никогда не был на-
столько глуп, чтобы тратить хороший
бенге на бессмысленные эксперименты,
придумать которые может только
европеец.
В этом примере, на наш взгляд,
примечательны следующие моменты. Во-
первых, наглядно видна историческая и
культурная обусловленность критериев
отнесения некоторых утверждений к
категории истинных или ложных,
осмысленных или бессмысленных. Во-
вторых, достаточно отчетливо
проступает то общее, что роднит
концептуальные построения с системой
верований: внутренняя
согласованность, оформление в соот-
ветствии с критериями, действующими в
рамках самих этих построений,
достаточно высокая устойчивость к
попыткам критики с позиции

194

альтернативных объяснительных моделей
и т.п.
В этой связи, на наш взгляд, можно
утверждать, что вера, так же как и
знание, является элементом некоторой
более общей системы представлений и
поэтому не возникает на ранних этапах
эволюции человеческого мышления. В
качестве своей основы она
предполагает наличие достаточно
развитой интерсубъективной системы
знаний, а также способности
оперирования символическими
репрезентатами.
Напротив, мнение теснее связано с
внутренним миром человека, с его
переживаниями по поводу той или иной
ситуации. И в этом смысле можно
утверждать, что в процессе эволюции
мыслительной способности оно
возникает раньше, чем вера и знание.
Иллюзии, на наш взгляд, представляют
собой некоторую разновидность мнения
- мнение вопреки знанию. Если
понимать иллюзии таким образом, то
они являются достаточно поздним
"приобретением" эволюции,
сопровождающим формирование знания.
Иллюзии - это, в некотором роде,
феномен метауровня, на котором только
и возможно сопоставление (в данном
случае противопоставление) знаний и
мнений.

195

Иллюзиям, очевидно, в определенной
степени родственны фантазии. И те и
другие возможны лишь на таком уровне
развития мышления, когда содержания
собственного внутреннего мира
приобретают для субъекта
самостоятельную значимость
(ценность), становятся объектом
внимания, рассмотрения, сравнения.
Фантазии, так же как и иллюзии,
достаточно опосредованно связаны с
реальным положением вещей, являются
порождением психики человека,
следствием свободного комбинирования
ранее сформировавшихся восприятий.
Может быть в этом еще одна причина
того, почему творческое мышление,
опирающееся на фантазию, является
относительно поздним продуктом
развития человеческой мыслительной
способности.
В акте творческого мышления
осуществляется оперирование самыми

<<

стр. 6
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>