<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

Ангильянцы

Гаити*

Гаитийцы

Пуэрто-Рико*

Пуэрториканцы

Куба

Кубинцы

Монтсеррат

Монтсерратцы

Антигуа и Барбуда

Антигуанцы

Колумбия

Колумбийцы

Бразилия

Бразильцы

Сальвадор

Сальвадорцы

Доминика

Доминикцы

Барбадос

Барбадосцы

Ямайка

Ямайцы

Сент-Винсент и Гренадины

Сентвинсентцы

2

90-95

Доминиканская Республика

Доминиканцы

Мартиника

Мартиникцы

Гваделупа

Гваделупцы

Гондурас

Гондурасцы

Гренада

Гренадцы

Британские Виргинские о-ва

Виргинцы

Сент-Люсия

Сентлюсийцы

Нидерландские Антильские

Кюрасаосцы

о-ва



Коста-Рика

Костариканцы

Чили

Чилийцы

Парагвай

Парагвайцы

3

80-90

Аруба
Арубцы
Панама

Панамцы

Мексика
Мексиканцы
Никарагуа
Никарагуанцы
О-ва Терке и Кайкос
Терксцы
Сент-Китс и Невис
Сенткристоферцы

(сенткитсцы)
Уругвай
Уругвайцы
Венесуэла
Венесуэльцы
Аргентина
Аргентинцы
Гренландия
Гренландцы (эскимосы)
Французская Гвиана
Гвианцы
216
Таблица 12 (окончание)
№ группы
Доля самого крупного народа во всем населении страны, %
Страна
Самый крупный народ


О-ва Кайман

Кайманцы

4

70-80

Виргинские о-ва (США)

Виргинцы

Соединенные Штаты Америки

Американцы США

Багамские Острова

Багамцы

Бермудские острова

Бермудцы

5

60-70

Перу

Перуанцы

6

50-60

Эквадор

Эквадорцы

Тринидад и Тобаго

Тринидадцы

Белиз

Белизцы

7

40-50

Гайана

Гайанцы-индопаклсгалцы

8

30-40

Канада

Англоканадцы

Гватемала

Гватемальцы

Суринам

Суринамцы-индопакистанцы

Боливия

Боливийцы

* Крупнейший народ составляет свыше 99% всего населения страны.
в населении крупнейшего этноса страны - англоканадцев (39%) связана с тем, что в этой стране живет другой крупный этнос - франкоканадцы (26%). В Белизе пониженный процент основного этноса в населении обусловлен наличием в стране значительного числа индейцев, а также выходцев из соседних испаноязычных- стран.
Коренные жители - индейцы и эскимосы вместе с алеутами, пять столетий назад составлявшие все население Америки, ныне образуют, по очень приблизительной оценке, соответственно 5,5 и 0,02%. Значительную долю населения индейцы составляют лишь в 5 из 51 американской страны: в Боливии - 59%, Гватемале - 50, Эквадоре - 40, Перу - 38, Мексике - 11%.
В Америке нет такого острого этнического противостояния, как в некоторых регионах Африки, хотя этнические противоречия и конфликты в отдельных странах все же существуют. Прежде всего имеется в виду положение в некоторых странах Америки индейского населения. Практически во всех американских странах, где проживают индейцы, последние сильно уступают другим этническим и расовым группам по материальному положению и степени вовлеченности в общественно-политическую жизнь страны. В ряде латиноамериканских государств наблюдается прямая дискриминация индейского населения. Например, в Гватемале под предлогом борьбы с партизанами многие индейские деревни в первой половине 80-х годов были разрушены, дома в них сожжены, около 10 тыс. индейцев убито. Началось массовое бег
217
ство аборигенов в соседние страны, а также принудительные переселения индейцев в районы, находящиеся под контролем властей.
В Никарагуа в результате столкновений между сандинистами и их противниками сильно пострадали индейцы мискито, которых пыталась использовать в своих политических целях и та и другая сторона.
В Венесуэле, Колумбии, Эквадоре и некоторых других странах Америки колонисты, а также горнорудные, нефтяные и туристские компании захватывали земли индейских племен.
В Перу столкновения между правительственными войсками и вооруженными группами террористической организации "Сендеро Луминосо" привели к гибели или "исчезновению" 7 тыс. индейцев.
Много индейцев погибло во время внутриполитических вооруженных конфликтов в Боливии.
Притеснением в последние десятилетия подвергался также один из крупнейших индейских народов Южной Америки - чилийские арауканы (мапуче).
В Бразилии строительство дорог привело к переселению индейских племен и распространению среди них ранее не ведомых им болезней. Проекты же строительства гидроэлектростанций создали угрозу затопления территории, на которой обитают 35 племен.
В Суринаме начавшаяся в 1986 г. гражданская война, несмотря на нейтралитет в ней местных индейских племен, принесла аборигенам много лишений.
В США и Канаде положение индейцев в последние десятилетия существенно улучшилось, хотя они по-прежнему находятся в этих странах на самых последних ступенях социальной лестницы. Многие индейские (как, впрочем, и эскимосские) группы США и Канады ведут судебные тяжбы, требуя компенсацию за некогда отнятые у них земли.
Судебные иски предъявлены властям и пожилыми японцами, проживающими в США и Канаде. Они требуют крупной денежной компенсации за интернирование их в годы второй мировой войны.
Значительная напряженность в ряде стран Америки и прежде всего в США наблюдается в отношениях между негритянским и белым населением. Порой это приводит к серьезным столкновениям, взаимным насилиям. Для усмирения происшедшего в мае 1992 г. бунта негров в Лос-Анджелесе правительству пришлось вызывать войска.
Сложны отношения между проживающими в США мексиканцами и пуэрториканцами, с одной стороны, и белыми американцами - с другой. Особенно сильны расовые предубеждения против мексиканцев на югозападе США, где процент их в населении довольно высок.
На Тринидаде и Тобаго, в Гайане и Суринаме живущие там индийцы нередко подвергаются дискриминации со стороны креолов, что порой приводит к межэтническим столкновениям.
Наконец, весьма сложны отношения между англо- и франкоканадцами, часть которых настаивает на отделении от Канады и создании независимого государства в Квебеке, где преобладают лица французского происхождения.

218
Политическую активность проявляет и другая локальная группа франкоканадцев - акадийцы. Они живут в территориальном отрыве от квебекцев (кебекуа) на севере и северо-востоке провинции НьюБрансуик (0,7 млн человек). Не выражая намерения, в отличие от многих квебекцев, выходить из состава Канады, они тем не менее настаивают на создании в соответствующей части Нью-Брансуика особой провинции.
Как и в других частях света, в Америке межэтнические отношения оказывают существенное воздействие на протекающие в ней демографические, миграционные и этнические процессы.
Демографический учет в подавляющем большинстве стран Америки, в отличие от Азии и Африки, поставлен достаточно хорошо, поэтому при характеристике идущих здесь демографических процессов можно пользоваться не приблизительными оценками ООН, а демографическими показателями, определяемыми статистическими службами соответствующих стран.
В целом в Америке довольно высокая (хотя и не столь высокая, как в Африке) рождаемость, низкая смертность и высокий естественный прирост, хотя все эти показатели по отдельным странам сильно колеблются. Большие различия в рождаемости наблюдаются между Северной Америкой (без Мезоамерики и Вест-Индии), с одной стороны, и Латинской Америкой - с другой. При среднегодовом коэффициенте рождаемости для всей Америки в 1985-1990 гг. 23% в Северной Америке он составлял 16%, а в Латинской Америке — 28%. Гораздо меньше различия в коэффициенте смертности. При среднем по Америке 8% в Северной Америке он составлял 9% и в Латинской - 7%.
Две основные страны Северной Америки - США и Канада - имели в 1991 г. (как, впрочем, и в предыдущие годы) невысокую рождаемость соответственно 16,3 и 15,2%. Близка к рождаемости в Канаде рождаемость на Бермудских о-вах, а на о-вах Сен-Пьер и Микелон и в Гренландии этот показатель несколько превышает 20%.
В странах Латинской Америки очень высокую рождаемость (свыше 40%) имеют Боливия и Никарагуа14.
Высока рождаемость (30-40%) в Гондурасе, Гватемале, Сальвадоре, Гаити, Парагвае, Перу, Эквадоре, Доминиканской Республике, Мексике, Белизе.
Таким образом, высокая рождаемость характерна для государств, где большинство населения живет бедно, а его образовательный и культурный уровень невысок. Кроме того, все эти страны католические, а им в большинстве случаев присуща повышенная рождаемость.
Очень большая группа стран Латинской Америки имеет умеренную
14 Для подавляющего большинства стран Америки, в которых, как известно, демографический учет налажен довольно хорошо, приводятся демографические показатели последнего года, по которому имеются данные (в основном конец 80-х - начало 90-х годов), однако для стран, где велик недоучет рождений и смертей (Гаити, Доминиканская Республика, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа, Колумбия, Эквадор, Боливия, Парагвай, Бразилия) даны оценки ООН на 1985-1990 гг.
219
рождаемость (20-30%): Бразилия, Гайана, Французская Гвиана, Венесуэла, Колумбия, Коста-Рика, о-ва Терке и Кайкос, Ангилья, Гренада, Ямайка, Панама, Суринам, Сент-Китс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины, Виргинские о-ва (США), Чили, Аргентина, Сент-Люсия, Тринидад и Тобаго. Эти страны также небогатые, хотя в большинстве своем все же с несколько более высоким уровнем жизни, чем страны предыдущей группы. В данной группе наиболее высокий материальный и культурный уровень характерен для Аргентины и Венесуэлы, однако следует помнить, что это, во-первых, католические государства, а вовторых, государства, где высока доля иммигрантов, среди последних же обычно много лиц молодого возраста, которым свойственна повышенная рождаемость.
Странами с низкой рождаемостью (15-20%) являются Доминика, Багамские Острова, Британские Виргинские о-ва, Гваделупа, Нидерландские Антильские о-ва, Пуэрто-Рико, Уругвай, о-ва Кайман, Мартиника, Монтсеррат, Куба, Барбадос, Аруба.
К странам с очень низкой рождаемостью (ниже 15%) относятся Бермудские, Фолклендские о-ва, Антигуа и Барбуда. Итак, две последние группы (с низкой и очень низкой рождаемостью), за исключением Уругвая, - островные страны, входящие в своем большинстве в состав Вест-Индии. Жизненный уровень в большей части этих стран несколько выше, чем в основной массе государств Южной и Центральной Америки. Кроме того, некоторые из этих стран перенаселены (имеют очень высокую плотность населения), что также побуждает их так или иначе контролировать рождаемость. Несколько иной характер имеют причины исключительно низкой рождаемости (7,5% в 1988 г.) на Фолклендских о-вах, в малочисленном населении которых низка доля лиц молодого возраста (многие молодые люди и девушки покидают Фолкленды).
В полиэтничных и расово гетерогенных странах рождаемость заметно колеблется у разных этнических и расовых групп. Так, у индейцев и негров рождаемость обычно намного выше, чем у лиц европейского происхождения, что иногда приводит к повышению их доли в населении (если этому не мешают процессы расового смешения и ассимиляции). Впрочем, следует учитывать, что нередко показатели рождаемости у народа со временем существенно меняются. Так, если некогда рождаемость у франкоканадцев была одной из самых высоких в мире (именно за счет такой чрезвычайно высокой рождаемости численность франкоканадцев возросла с XVII в. по настоящее время с 10 тыс. до 9 млн человек!), то ныне она самая низкая среди живущих в Канаде этнических общностей.
Различия между показателями смертности в странах Америки значительно меньше, чем между коэффициентами рождаемости.
Только в одном американском государстве, относящемся к числу беднейших в этой части света, - Боливии - смертность может быть названа умеренной (18%). В остальных странах Америки она низкая и в большинстве случаев - очень низкая.
Смертность в пределах 10-15% имеют Гаити, Фолклендские о-ва,
220
Сент-Китс и Невис, Ангилья, Монтсеррат. В прочих же странах Америки (44 из 51) смертность очень низка и не превышает 10%. В их числе выделяется группа стран, где смертность, на первый взгляд, неправдоподобно низкая: менее 5% (Американские Виргинские о-ва, о-ва Кайман, Терке и Кайкос, Антигуа и Барбуда, Венесуэла, КостаРика). Феномен такой сверхнизкой смертности объяснен в гл. 2.
Если различия в смертности в большинстве стран Америки не так велики, то показатели младенческой смертности от страны к стране колеблются весьма сильно. Наиболее высока младенческая смертность в двух странах Южной Америки с многочисленным индейским населением - Боливии и Перу (соответственно 110,0 и 109,9) и в негритянской республике Гаити (97,0). Высока младенческая смертность (40-70 детей в возрасте до одного года на тысячу родившихся) также в Гондурасе, Доминиканской Республике, Сальвадоре, Эквадоре, Бразилии, Никарагуа, Гайане, Гватемале, Парагвае, Колумбии. В большинстве своем это все весьма бедные страны с несовершенной медико-санитарной системой.
Очень низкая младенческая смертность в Канаде и США (соответственно 6,8 и 8,9%).
Существенны различия в младенческой смертности среди этнических и расовых групп одной страны. Так, в США и Бразилии у негров она заметно выше, чем у белых, в Канаде этот показатель у индейцев вдвое выше, чем у белых.
В Гватемале средняя продолжительность жизни индейца на 16 лет короче средней продолжительности жизни ладино (метиса), Младенческая смертность составляет у индейцев 134% (при среднем показателе по стране - 80).
Высокая смертность среди индейцев, усугубленная частой гибелью в ходе гражданской войны, привела в такой стране, как Боливия, к тому, что ряд ее племен (симониано, торомона, бороро, хора) в последние 10-15 лет полностью вымерли. Угроза вымирания нависла и над такими относительно крупными прежде племенами, как мохо, чимане, мовима (два последних племени еще недавно насчитывали соответственно 6 тыс. и 2 тыс. человек).
Большие различия в показателях рождаемости в разных странах Америки обусловливает то, что естественный прирост в них тоже существенно различается.
Наиболее высоки коэффициенты естественного прироста в трех странах Центральной Америки: в Никарагуа (33,8%), где он приближается к наивысшему показателю в мире, Гондурасе (31,7%) и Гватемале (31,4%).
Высок естественный прирост (20-30%) также в Боливии, Парагвае, Сальвадоре, Белизе, Мексике, Эквадоре, Перу, Доминиканской Республике, Коста-Рике, Венесуэле, Гаити, Французской Гвиане, на о-вах Терке и Кайкос, в Колумбии, Гайане, Бразилии, Панаме.
Таким образом, к первым двум группам стран с высоким естественным приростом относятся все страны Мезоамерики, большая часть
221
стран Южной Америки (кроме нескольких наиболее развитых) и ряд государств Вест-Индии.
Умеренный естественный прирост (10-20%) характерен для Ямайки, Гренады, Виргинских о-вов (США), Суринама, Чили, Сент-Винсента и Гренадин, Сент-Люсии, Ангильи, Багамских Островов, Гренландии, Тринидада и Тобаго, Аргентины, о-вов Кайман, Британских Виргинских, Нидерландских Антильских о-вов, Доминики, Гваделупы, Мартиники, Сен-Пьера и Микелона, Сент-Китса и Невиса, ПуэртоРико, Арубы.
В эту самую крупную по числу стран группу входит большинство островных территорий Вест-Индии, несколько сравнительно развитых стран Южной Америки и две островные территории, относимые обычно к Северной Америке.
Низкий естественный прирост (0-10%) свойствен Кубе, Антигуа и Барбуде, Уругваю, Канаде, США, Бермудским о-вам, Барбадосу, Монтсеррату.
Эта весьма неоднородная по составу группа включает либо материально обеспеченные страны (США, Канаду и менее богатые Уругвай и Бермудские о-ва), либо перенаселенные островные территории, вынужденные регулировать свой естественный прирост (Барбадос, Монтсеррат, Антигуа и Барбуду), либо страну, находящуюся в состоянии тяжелого экономического и политического кризиса (Кубу).
Наконец, одна островная территория Америки - Фолклендские о-ва из-за исключительно низкой рождаемости имеет отрицательный естественный прирост (убыль) населения (-4,2%).
В результате того, что естественный прирост разных расовых групп в странах Америки существенно различается (в основном за счет более высокой рождаемости у индейцев и негров), этнорасовая структура этих стран претерпевает соответствующие изменения. Однако на подобные изменения накладывается действие этнических процессов и особенно мисцегенации (расового смешения), и поэтому доля индейцев и негров в большинстве случаев не увеличивается, а даже уменьшается в пользу все увеличивающегося смешанного населения.
Последние 500 лет на этнодемографическую ситуацию в Америке очень большое влияние оказывали миграции. Правда, их роль в формировании населения этой части света в последние годы существенно уменьшилась.
Наиболее интенсивные потоки мигрантов шли в XIX и XX вв. из Европы в такие американские страны, как США, Канада, Аргентина, Бразилия, Венесуэла. Поскольку все увеличивающееся число иммигрантов стало создавать для стран переселения немалые экономические и социальные трудности, многие государства Америки были вынуждены принять законодательные акты, ограничивающие въезд на их территорию.
В течение многих десятилетий основными источниками иммиграции для США служили Великобритания и Ирландия, Германия, скандинавские страны (прежде всего Швеция и Норвегия). Однако в послед
222
нее время миграция из стран Европы существенно сократилась, и в основном оттуда стали уезжать высококвалифицированные специалисты. В то же время среди иммигрантов сильно повысилась доля выходцев из латиноамериканских и азиатских стран. Из 600 тыс. ежегодно въезжающих в США лиц 40% составляют выходцы из Азии и с о-вов Тихого океана. В этой стране была размещена половина всех индокитайских беженцев. Много прибыло в США беженцев с Кубы.
В Канаде наиболее значительный контингент иммигрантов долгое время составляли выходцы из Великобритании и Ирландии, Италии, Германии, Нидерландов, скандинавских стран. В последние годы "французская" провинция Канады - Квебек, стремясь предотвратить снижение доли франкоязычного населения, предприняла попытки интенсифицировать въезд в провинцию французов, ливанских христиан, хорошо владеющих французским языком, и даже гаитийских негров, говорящих на креольском диалекте, возникшем на базе французского языка (въезд последних вскоре привел к расовым конфликтам). Как и в США, в Канаде среди иммигрантов в последние годы резко возросла доля выходцев из стран Азии и Латинской Америки.
Большой миграционный обмен осуществляется между США и Канадой. Как уже отмечалось, в США имеется крупная группа выходцев из Канады, прежде всего ее франкоязычной части.
В США и Канаду ежегодно приезжает большое число выходцев из различных стран Вест-Индии: с Ямайки, Тринидада и Тобаго, Барбадоса и т.д. Особенно велико в США число переселенцев из связанного с ними политически Пуэрто-Рико (почти половина живущих в США пуэрториканцев сосредоточена в Нью-Йорке, где они составляют 1/10 населения).
Очень много иммигрантов, в том числе и нелегальных, прибывает в США из Мексики.
На протяжении длительного времени шел приток иммигрантов из Европы в Аргентину, Бразилию, Венесуэлу. В Аргентину ехали в основном из Италии и Испании, в Бразилию - из Португалии, Испании и Италии, в Венесуэлу - из Италии и Испании. Однако в последние годы иммиграция из Европы в эти латиноамериканские страны резко сократилась. Зато в Венесуэлу продолжается поток мигрантов (в их числе немало нелегальных) из соседней Колумбии.
Весьма существен также миграционный обмен между другими странами Латинской Америки. Например, в Аргентину мигрируют (в поисках работы) жители Парагвая и Боливии, в свою очередь, в Боливию едут из Бразилии и Перу. Бразильцы переселяются также в Парагвай.
Довольно значительны миграции между странами Мезоамерики. Так, в небольшой стране Белиз заметную долю населения образуют мигранты, прибывшие из Гватемалы, Гондураса и Мексики. В других странах Центральной Америки также есть выходцы из соседних государств.
Миграционные перемещения характерны и для стран Вест-Индии.
223
Так, на Багамские Острова переселяются с соседних о-вов Терке и Кайкос, Гаити, Ямайки и т.д. Мигрантов с других островов Вест-Индии привлекают и Нидерландские Антильские о-ва, где можно устроиться работать на нефтеперерабатывающих предприятиях. Много иммигрантов (1/4 всего населения) и на принадлежащих США Виргинских о-вах, куда едут выходцы из Пуэрто-Рико, Мартиники и других островов. Значительное число эмигрантов дает Гаити, одна из беднейших стран Латинской Америки. Особенно большая группа гаитийцев имеется в соседней Доминиканской Республике. Эмиграция в другие страны Вест-Индии также характерна для небольших перенаселенных островных территорий Вест-Индии, таких, как Сент-Китс и Невис, Монтсеррат, Антигуа и Барбуда, Сент-Люсия, Барбадос и др. С Гваделупы и Мартиники население едет в метрополию, где их ждет самая непрестижная работа15.
Пожалуй, наибольшее число эмигрантов дает из стран Вест-Индии Куба. Выше уже говорилось о большой группе кубинских беженцев в США. Бегут с "острова свободы", нередко рискуя жизнью, и в другие страны: Венесуэлу, Мексику, Испанию и т.д.
Широкие масштабы приняла эмиграция с Ямайки, откуда едут, как уже отмечалось, в США и Канаду, а также в Великобританию и страны Латинской Америки. В Великобританию мигрируют и с Тринидада и Тобаго.
После достижения Суринамом независимости усилилась эмиграция из этой южноамериканской страны в Нидерланды, причем среди эмигрантов особенно высока доля индийцев.
Из Гайаны переселяются в соседний Суринам, где несколько лучше условия жизни, а также в Великобританию, США и Канаду.
Внешние миграции продолжают существенно влиять на формирование этнической ситуации в странах Америки. Следует также помнить, что в некоторых "иммигрантских" странах они на определенном этапе сыграли роль главного механизма в сложении этносов. В США и Канаде миграции в последнее десятилетие существенно изменили этническую структуру населения, прибавив к нему заметный азиатский контингент, который растет быстрее, чем остальные компоненты.
Определенную роль в этнодемографическом развитии полиэтничных стран Америки играют внутренние миграции. Основное направление внутренних миграций - переселение из сел в города, из малых городов в большие, а также из одних сельских районов.- в другие.
В Мексике, например, население мигрирует из центральных районов в северные, где развивается орошаемое земледелие, в Гватемале - из давно освоенных областей в области развития плантационного хозяйства, в Венесуэле - из горных районов в равнинные, в Колумбии – из
15 Это обычно неквалифицированный, низкооплачиваемый труд в тех отраслях, куда не хотят идти работать французы. Гваделупские и мартиникские общественные деятели жалуются на то, что их землячки постоянно пополняют ряды французских проституток.

224
густозаселенных районов в редкозаселенные, в Перу - из горных районов в прибрежные, а также в сельву, в Боливии - в районы плантаций товарных культур, в Аргентине - в слабозаселенные районы юга и северо-запада.
Все эти миграции, постоянно перемешивая население, способствуют усилению этнических контактов между испаноязычными метисами (в Аргентине - лицами европейского происхождения) и различными группами индейцев, приводят к постепенному сближению всего населения соответствующей страны и форсированию этнообъединительных процессов.
В США мобильность населения еще более интенсивна. В настоящее время свыше четверти жителей этой страны живут не в тех штатах, где родились. Ясно, что для такой неоднородной по происхождению общности, как американцы США, перемешивание населения играет исключительно важную формирующую роль. Установлению большей монолитности американцев способствует постепенное рассеивание их негритянской этнорасовой группы, в результате миграции из мест своего традиционного расселения — южных штатов - на север и запад страны.
Особо остановимся на случаях насильственного переселения этнических общностей. В Перу в целях разработки лесопромышленными компаниями лесных богатств страны были переселены племена агуаруна, уамбиса, аракмбут. В Суринаме в процессе военных действий между правительственными войсками и партизанами и та и другая стороны насильственно переселяли местные аравакские и карибские племена, а также племя вайяна.
Все подобного рода перемещения этносов вне зависимости от целей таких перебросок усиливают этнокультурные контакты между разными группами населения и этим также способствуют этнообъединительным процессам.
Америка весьма специфична не только по типам представленных в ней этнических общностей, но и по характеру идущих этнических процессов. Как и в других регионах мира, здесь в основном имеют место этнообъединительные процессы, однако наряду с такими широко распространенными повсюду процессами, как ассимиляция, консолидация, межэтническая интеграция, для Америки характерен и сравнительно редко встречающийся в других местах процесс - этногенетическая миксация.
Для Северной Америки, а точнее для США и Канады, наиболее характерны процессы этнической ассимиляции.
В США крупнейшие группы иммигрантов могут быть в зависимости от степени затронутости ассимиляционным процессом разбиты на следующие основные группы:
1) Белые англоязычные иммигранты, очень близкие по культуре к основному этносу страны (англичане, шотландцы, англо- и шотландоирландцы, ирландцы, англоканадцы и др.).
2) Белые неанглоязычные иммигранты, принадлежащие к герман
8. Казьмина О.Е., Пучков П. И. 225
ской группе и по некоторым элементам культуры, а также по ценностным ориентациям приближающиеся к основному этносу страны (немцы, австрийцы, германошвейцарцы, голландцы, фламандцы, шведы, норвежцы, датчане и др.).
3) Белые неанглоязычные иммигранты, не принадлежащие к германской группе, но относящиеся к северной ветви европеоидов или к переходным расовым формам (поляки, чехи, словаки, русские, французы, франкоканадцы, венгры и др.).
4) Белые неанглоязычные иммигранты, не принадлежащие к германской группе и относящиеся к южной ветви европеоидов (итальянцы, португальцы, испанцы, кубинцы-европеоиды, греки, армяне и др.).
5) Черные и "цветные" иммигранты, говорящие на креольских языках, близких к английскому (ямайцы, тринидадцы-креолы и др.).
6) Иммигранты азиатского происхождения (китайцы, корейцы, японцы, филиппинцы и др.).
В гл. 8 подробно рассматривались факторы, оказывающие то или иное воздействие на скорость течения процесса ассимиляции. Вне всякого сомнения, наиболее благоприятные условия для быстрой ассимиляции имеют иммигранты первой выделенной выше группы, и уже во втором своем поколении они обычно трудно отличимы от основной массы американцев (данный вариант ассимиляции, как указывалось, было предложено называть этнической конверсацией).
Все иные выделенные иммигрантские группы значительно уступают первой группе по скорости процесса ассимиляции, причем скорость эта от группы к группе постепенно убывает.
Хуже всего ассимилируются выходцы из стран Азии, несмотря на то, что многие из них уже приезжают с прекрасным знанием английского языка. Однако расовые отличия ведут к тому, что потомки выходцев из этих стран не ассимилируются даже в третьем, четвертом и т.д. поколениях (хотя, конечно, происходит их языково-культурная адаптация и многие из них совершенно забывают родной язык).
Что же касается черных иммигрантов (прежде всего выходцев из Вест-Индии), то, несмотря на близость их языков английскому, они неважно владеют английским литературным языком и поэтому первое время испытывают определенные языковые трудности. Ассимиляционный процесс протекает у них порой весьма своеобразно: они как бы вливаются в афроамериканскую этнорасовую группу, что, безусловно, ускоряет их ассимиляцию (хотя она, конечно, будет "ограниченной", так как они, в конце концов, растворятся не в основном этническом массиве, а в непрестижном расовом субэтническом образовании).
В выделенные группы не включены весьма многочисленные среди иммигрантов мексиканцы и пуэрториканцы. Это связано с тем, что в стране обе эти группы сформировались в крупные национальные меньшинства, стойко сохраняющие свое самосознание, культуру, а частично и язык. Поэтому вновь прибывшие в США мексиканцы и пуэрториканцы, адаптировавшись к новым условиям, обычно не вовлекаются в активный ассимиляционный процесс, а присоединяются к уже
226
существующим в месте их прибытия мексиканским и пуэрториканским общинам.
Что же касается индейцев, то большая часть их довольно стойка к процессу ассимиляции, несмотря на то, что многие из них частично или даже полностью (например, народ ламби в США) перешли на английский язык.
Ассимиляционные процессы в Канаде во многом напоминают подобные же процессы в США. Близок и состав иммигрантских групп, конечно, с некоторыми вариациями (например, очень мала мексиканская группа, практически отсутствуют пуэрториканцы). Скорость протекания ассимиляционных процессов у разных иммигрантских групп примерно такая же, что и в США (с некоторой поправкой на существование в стране второго крупного этнического массива - франкоканадцев, который ассимилирует иммигрантов-французов и некоторые другие группы).
Хотя практически все иммигрантские группы США и Канады затронуты в той или иной мере процессом ассимиляции (или его ранними стадиями - адаптацией, аккультурацией), у некоторых из них в последнее время наблюдается стремление к сохранению и возрождению этнического самосознания (своего рода ревитализация).
Для США и Канады характерны не только процессы ассимиляции иммигрантских групп, но и процессы этнической консолидации трех основных этносов: американцев США, англо- и франкоканадцев. Эти процессы заключаются в нивелировке локальных различий между населением отдельных штатов США, а также населением различных провинции "Английской" и "Французской" Канады.
Большинство латиноамериканских этносов возникло относительно недавно (особенно по сравнению с большинством европейских этносов) в результате весьма специфичных для Латинской Америки процессов этногенетической миксации - слияния народов, не связанных родством. Эти процессы в странах Латинской Америки, сопровождающиеся расовым смешением, еще не завершены, в результате чего многие латиноамериканские этносы представляют собой конгломерат различных расовых групп, о чем уже говорилось. Там, где расовое смешение в основном завершено, этногенетическая миксация перешла в этническую консолидацию, которая у латиноамериканских народов состоит в сглаживании внутренних культурных различий, закреплении общенациональных языковых норм, усиления национального самосознания.
Процесс этнической консолидации идет и у наиболее развитых индейских народов, например у мапуче в Чили, аймара и кечуа в Боливии, Перу и других странах.
В то же время дисперсно расселенные группы индейцев подвергаются ассимиляции испаноязычными метисными этносами. Иногда ассимиляция индейцев ладино (метисами) носит в определенной мере насильственный характер, как это имеет место, например, в Гватемале.
В тех латиноамериканских странах, где есть значительные группы
8* 227
иммигрантов (Аргентина, Венесуэла и др.), они подвергаются ассимиляции основными этносами страны. Естественно, что быстрее всего ассимилируются в данном случае испанцы, затем итальянцы и т.д.
Наконец, в рамках многих стран Латинской Америки происходят процессы межэтнической интеграции, в ходе которых в каждой стране основной латиноамериканский этнос сближается с коренными индейскими народами. В результате подобного процесса у населения данной страны появляются новые, синкретические черты в образе жизни. Естественно, что наиболее интенсивно межэтническая интеграция идет в тех странах, где коренному населению уделяется значительное внимание.
Процессы этнического разделения в настоящее время для стран Америки не характерны. Тем не менее один из крупных североамериканских этносов - франкоканадцы образовались в результате этнической сепарации: они являются потомками маленькой группы французских колонистов, обосновавшихся в XVII - первой половине ХУШ в. в некоторых районах современной Канады, в ту пору являвшейся французским владением.

Глава 15
ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В АВСТРАЛИИ И ОКЕАНИИ

Австралия и Океания - самая малая и самая слабозаселенная часть света (не считая не имеющей постоянного населения Антарктиды). На ее территории, составляющей вместе с Ириан-Джая и Гавайями (входят соответственно в состав Индонезии и США) 8,9 млн км2, проживает 30 млн человек. Средняя плотность населения Австралии и Океании составляет лишь 3 человека на 1 км2, хотя, конечно, разные части региона заселены неравномерно. Особенно слабо заселен австралийский материк: в Австралии с примыкающей к ней Тасманией на площади в 7,7 млн км2 живет всего 18 млн человек.
Австралия вместе с Тасманией образует единое независимое государство, являющееся членом британского Содружества.
Океания представляет собой разбросанные на огромной акватории площадью 60 млн км2 архипелаги и отдельно расположенные острова. Число островов Океании достигает почти 10 тыс., но поскольку большинство из них невелики, общая ее площадь составляет лишь 1,3 млн км2.
Океанию обычно подразделяют на три-четыре историко-кулътурные области: Меланезию, Папуасию (ее нередко включают в состав Меланезии), Микронезию и Полинезию. К Меланезии относят архипелаг Бисмарка, о-ва Тробриан, архипелаг Луизиада, Соломоновы о-ва, о-ва Санта-Крус, о-ва Банкс и Торрес, Новые Гебриды, Новую
228
Каледонию, о-ва Луайоте, Фиджи, Ротуму. Папуасией иногда называют Новую Гвинею вместе с небольшими прилегающими к ней островами. Микронезию образуют Марианские, Каролинские, Маршалловы о-ва, о-ва Гилберта и два изолированных острова - Ошен и Науру. В состав Полинезии входят острова: Тонга, Самоа, Хорн, Уоллис, Тувалу, Токелау, Ниуэ, Кука, Тубуаи, Общества, Туамоту, Гамбье, Маркизские, Питкэрн, Пасхи, Гавайские, Лайн, Феникс, Новая Зеландия, а также некоторые другие.
Ряд островов и архипелагов Океании являются независимыми государствами. В Меланезии (вместе с Папуасией) это Папуа - Новая Гвинея (ПНГ) (охватывает восточную часть острова Новая Гвинея, архипелаг Бисмарка, о-ва Тробриан, архипелаг Луизиада, два наиболее северных острова из группы Соломоновых о-вов — Бугенвиль и Бука), Соломоновы Острова (Соломоновы о-ва без двух упомянутых выше северных островов, о-ва Санта-Крус), Вануату (Новые Гебриды, о-ва Банкс и Торрес), Фиджи (о-ва Фиджи и о-в Ротума), в Микронезии Федеративные Штаты Микронезии (Каролинские о-ва без островной группы Палау), Маршалловы Острова, Кирибати (о-ва Гилберта, о-в Ошен и относящиеся к Полинезии о-ва Лайн и Феникс), Науру, в Полинезии - Тонга, Западное Самоа, Тувалу и Новая Зеландия.
Помимо 12 перечисленных независимых государств, в Океании сохранилось несколько зависимых территорий. В Папуасии Индонезии принадлежит западная часть о-ва Новая Гвинея, считающаяся интегральной частью этой страны. В Меланезии к зависимым странам относится заморская территория Франции Новая Каледония (о-в Новая Каледония и о-ва Луайоте), в Микронезии - "свободно присоединившееся (к США) государство" Северные Марианские о-ва, неинкорпорированная территория США Гуам (самый южный из Марианских о-вов), о-ва Палау1, в Полинезии - неинкорпорированная территория США Американское Самоа, заморская территория Франции о-ва Уоллис и Футуна (о-ва Уоллис и о-ва Хорн), островная территория Новой Зеландии Токелау, страна "в свободной ассоциации" с Новой Зеландией Ниуэ, страна с таким же статусом о-ва Кука, заморская территория Франции Французская Полинезия (о-ва Общества, Тубуаи, Туамоту, Гамбье, Маркизские), владение Великобритании о-в Питкэрн, владения США о-ва Мидуэй и атолл Джонстон. Кроме того, относящиеся к Полинезии Гавайские о-ва и о-в Пасхи являются интегральными частями соответственно США (штат Гавайи) и Чили.
Не принадлежат ни к одной из отмеченных историко-культурных областей, но также обычно включаются в состав Океании расположенный к северу от Микронезии о-в Уэйк, владение США, и лежащий между Австралией и Меланезией о-в Норфолк, считающийся внешней территорией Австралии.

1 Политический статус Палау (Белау), являющихся частью бывшей подопечной территории США Тихоокеанские острова, до сих пор не определен, однако наиболее вероятно, что эта островная группа добьется независимости.

229
Австралии также принадлежат находящиеся в Индийском океане Кокосовые (Килинг) о-ва и о-в Рождества, которые условно также относят к австралийско-океанийскому региону.
Современная этническая структура населения Австралии и Океании сильно отличается от структуры доколонизационного периода. Некоренные жители составляют теперь около 3/4 населения региона, причем свыше 2/3 населения образуют лица, говорящие на языках индоевропейской семьи. Среди групп последней резко преобладает германская (60% всего населения региона). Это прежде всего англоавстралийцы (численность свыше 13 млн). Вторая нация - англоновозеландцы насчитывают более 2,8 млн человек. К германской группе относятся также живущие преимущественно в Австралии и Новой Зеландии и пока еще не ассимилированные англоавстралийцами и англоновозеландцами англичане (около 1,2 млн) и шотландцы (0,2 млн), расселенные на Гавайях и в некоторых других странах американцы (0,4 млн), живущие в основном в Австралии немцы (0,2 млн), голландцы (0,2 млн) и др. Из прочих групп индоевропейской семьи наиболее значительна романская группа, к которой принадлежит свыше 3% населения региона, прежде всего итальянцы (0,7 млн), сосредоточенные в основном в Австралии, и французы (более 0,1 млн), расселенные на Новой Каледонии, во Французской Полинезии и некоторых других местах. Славянская группа (около 2% населения) представлена в первую очередь хорватами (0,1 млн), македонцами (0,1 млн) и поляками (ОД млн), сконцентрированными в подавляющем большинстве в Австралии. К индоарийской группе (1% населения) относится большая часть живущих на Фиджи индийцев (0,3 млн), к иранской (около 1% населения) - мигрировавшие в последние годы в Австралию и Новую Зеландию курды (свыше 0,2 млн). К греческой группе (1% населения) принадлежат проживающие в Австралии греки (0,3 млн).
К некоренным народам, не входящим в индоевропейскую семью, относятся говорящие на яванском, бугийском и прочих австронезийских языках переселенцы с Явы, Сулавеси и других островов Индонезии в Ириан-Джая (0,4 млн), расселенные главным образом на Гавайях японцы (0,3 млн) и филиппинцы, преимущественно илоки (0,2 млн), живущие на ряде островов Океании китайцы (свыше 0,1 млн).
Аборигенные народы, еще два столетия назад составлявшие почти все население Австралии и Океании, ныне образуют лишь немногим более четверти жителей региона.
Коренное население Австралии и Океании делится на три основные группы: австралийские аборигены, папуасы, австронезийскоязычные народы.
Самой небольшой по численности, но наиболее древней группой являются австралийцы-аборигены, предки которых пришли в Австралию около 50 тыс. лет назад. Их численность (вместе с родственными им жителями западных островов Торресова пролива) лишь немногим превышает 0,3 млн (1% всего населения Австралии и Океании и 4%
230
всех коренных жителей региона). Чистокровные аборигены составляют только около половины этого числа, остальные - метисы.
Большая часть австралийских аборигенов (а среди метисов подавляющее большинство) говорит на английском языке, точнее, на пиджинизированном его варианте2. Родные языки знает лишь треть всех аборигенов. Этих языков насчитывается более 200, однако свыше 50 из них почти вышли из употребления. Языки аборигенов Австралии родственны между собой (некоторые весьма отдаленно), составляя австралийскую языковую семью (или макросемью).
Не образуют австралийцы-аборигены единого целого и в этническом отношении, распадаясь на отдельные племена. Часть из аборигенов (в первую очередь, метисы) детрибализирована, т.е. потеряла какуюлибо связь с племенами.
Папуасы, вторая группа коренного населения, - тоже весьма древние жители данного региона (различные их группы пришли сюда в разное время: 30-10 тыс. лет назад). По своей численности папуасы самая крупная группа коренных жителей Австралии и Океании: их насчитывается 4,4 млн человек (55% всех аборигенов и 14% всего населения региона). Основная часть папуасов сосредоточена в ПНГ (около 4/5) и Ириан-Джая (1/5), небольшая группа имеется на Соломоновых Островах.
Папуасы в языковом отношении не едины: имеется 11 папуасских языковых семей (точнее, макросемей) и 8 изолированных папуасских языков. Самым крупным папуасским языковым объединением является трансновогвинейская семья, на языках которой говорит свыше 4/5 всех папуасов, за ней следуют семьи сепик-раму, торричелли, восточнопапуасская, западнопапуасская и др.
В отличие от аборигенных этносов Австралии, максимальная численность которых достигает нескольких тысяч человек (а подавляющее большинство насчитывает лишь несколько десятков или несколько сот человек), некоторые папуасские этнолингвистические общности сравнительно велики (конечно, по масштабам данного региона) и объединяют десятки и даже сотни тысяч человек. Наиболее крупные из них: энга (около 0,3 млн), чимбу (около 0,3 млн), дани (свыше 0,2 млн), медлпа (около 0,2 млн), камано (около 0,2 млн), хули (более 0,1 млн), ангал (свыше 0,1 млн). Все перечисленные народы принадлежат в языковом отношении к трансновогвинейской семье и (за исключением дани, живущих в Ириан-Джая) расселены в Папуа - Новой Гвинее. Однако упомянутые довольно значительные по численности народы скорее исключение, а не правило в этнической ситуации, сложившейся в Папуасии: подавляющее большинство папуасских этносов малочисленны и насчитывают по несколько тысяч или несколько сот человек.
Третья группа аборигенных народов рассматриваемого региона
2 Под пиджинизированным вариантом языка подразумевается такая языковая форма, которая, не превратившись в самостоятельный язык, подверглась существенному упрощению по сравнению с языком-источником.

231
австронезийскоязычные этносы - появилась намного позже первых двух групп: примерно 5 тыс. лет назад.
Австронезийские коренные народы3 несколько уступают папуасским по общей численности, их насчитывается 3,2 млн человек (41% всех аборигенов и 11% всего населения региона).
В отличие от папуасов все австронезийцы родственны в языковом отношении. Из трех основных групп австронезийской семьи в австралийско-океанийском регионе широко представлена лишь восточноавстронезийская группа, к которой относятся народы общей численностью 3 млн человек (38% всех аборигенов и 10% всего населения региона).
Восточноавстронезийские этносы широко расселены по Океании: они преобладают среди коренного населения Меланезии (так называемые меланезийцы), Полинезии (полинезийцы), а также Центральной и Восточной Микронезии (микронезийцы).
Другая группа австронезийской семьи - западноавстронезийская распространена в основном в Юго-Восточной Азии, а в австралийскоокеанийском регионе представлена в Западной Микронезии. Общая численность трех аборигенных народов, принадлежащих к этой группе, - немногим более 0,1 млн.
Этносы австронезийской семьи в Океании в своем большинстве невелики по численности. Вместе с тем среди них имеется несколько относительно крупных народов. Это прежде всего такие полинезийские этносы, как маори (свыше 0,4 млн), самоа (около 0,3 млн), гавайцы (0,15 млн), таитяне (более 0,1 млн) и тонга (свыше 0,1 млн), а также занимающие промежуточное положение между полинезийцами и меланезийцами фиджийцы (0,4 млн). Среди меланезийских и микронезийских народов крупных народов нет. Самый значительный по численности меланезийский народ толаи, или куануа, насчитывает несколько более 0,1 млн человек, а самый большой микронезийский этнос кирибати не достигает и 0,1 млн человек.
По степени сложности этнической структуры своего населения страны австралийско-океанийского региона весьма существенно различаются между собой. Среди них есть, с одной стороны, практически этнически гомогенные страны, с другой - страны с исключительно сложным этническим составом населения. Исходя из этнической структуры, все страны Австралии и Океании можно разбить на следующие девять групп:
1) страны, где основную часть населения (свыше 70%) образуют молодые нации, сформировавшиеся в основном из потомков выходцев с Британских о-вов;
2) страны с относительно гомогенным аборигенным населением (в их населении резко преобладает, образуя более 90% населения, какойнибудь один океанийский народ);

3 Как мы уже знаем, некоторые живущие в Австралии и Океании австронезийскоязычные группы относятся к пришлому населению.

232
3) страна с гетерогенным аборигенным населением простой структуры (свыше 90% ее населения составляют, два аборигенных народа);
4) страны с гетерогенным аборигенным населением сложной структуры (каждую из них населяет несколько океанийских народов);
5) страны с гетерогенным аборигенным населением чрезвычайно сложной структуры (в них живут десятки или даже сотни океанийских народов);
6) страны с гетерогенным населением разного (как аборигенного, так и неаборигенного) происхождения;
7) страна с однородным метисным населением;
8) страна с метисно-неаборигенным населением, где имеются как метисы, так и этнические группы европейского происхождения;
9) страны (фактически небольшие островки), население которых целиком состоит из неаборигенов.
К первой из упомянутых групп стран относятся Австралия и Новая Зеландия, подавляющее большинство населения которых составляют две сложившиеся в конце XIX - начале XX в. нации преимущественно британского происхождения - соответственно англоавстралийцы и англоновозеландцы. Однако в обеих странах сохранилось и коренное население - соответственно австралийцы-аборигены (1,8% населения Австралии) и маори (12% населения Новой Зеландии). Кроме того, есть многочисленные иммигрантские группы.
Гомогенную структуру населения имеют несколько стран Полинезии и Микронезии. В Полинезии это Тонга (почти все население — народ тонга), Западное и Американское Самоа (самоа), Токелау (токелау), Тувалу (тувалу), Ниуэ (ниуэ). В Микронезии это Кирибати (кирибати), Маршалловы о-ва (маршалльцы), Палау (палау).
Страной с гетерогенным населением простой структуры являются о-ва Уоллис и Футуна, где живут два близкородственных этноса: увеа и футуна.
Гетерогенное аборигенное население более сложной структуры имеют о-ва Кука и Федеративные Штаты Микронезии. На о-вах Кука население состоит из ряда этнических групп, обычно объединяемых под названием маори о-вов Кука. Большинство из них (раротонга, мангаиа, манихики и др.) очень близки между собой, говорят на одном языке и фактически слились в один народ, однако две этнические общности тонгарева и особенно пукапука - достаточно обособлены. В Федеративных Штатах Микронезии живет полтора десятка аборигенных этносов (чуук, похнпеи, мортлокцы, косраэ, яп и др.).
Чрезвычайно сложна этническая структура населения в странах Папуасии и Меланезии: Ириан-Джая, ПНГ, Соломоновых Островах, Вануату. В Ириан-Джая живет две сотни папуасских и австронезийских народов. После присоединения этой страны к Индонезии в нее было переселено большое число крестьян с Явы, поселились там и выходцы с других островов Индонезии, в результате некоренные жители составляют теперь свыше четверти всего населения. Наряду с Индией ПНГ самая сложная по этническому составу населения страна мира. В
233
ней живет около 760 народов, т.е. почти столько же, сколько и в Индии, но нужно помнить, что население Индии составляет около 900 млн человек, а население ПНГ - лишь немногим более 4 млн. Свыше 500 из народов ПНГ говорит на папуасских языках, остальные - на австронезийских. Некоренные же жители образуют в этой стране лишь 1% населения. В государстве Соломоновы Острова 86 аборигенных народов (в большинстве своем говорящих на австронезийских языках, есть также 8 или 9 папуасоязычных народов), в Ваунату - 105 (все австронезийскоязычные).
Следующая группа охватывает страны с гетерогенным населением разного происхождения, где имеются большие группы и аборигенов, и некоренных жителей. Это Новая Каледония (43% населения аборигены), Фиджи (49%), Северные Марианские о-ва (56%), Гуам (46%), Науру (50%), Французская Полинезия (73%), Гавайи (13%). На Новой Каледонии наряду с меланезийцами-канаками4 расселены французы и представители других пришлых групп, на Фиджи, кроме фиджийцев, живет крупная группа индийцев (49% населения), на Северных Марианских о-вах и Гуаме помимо коренных жителей чаморро имеются филиппинцы, американцы и другие неаборигенные группы, на Науру кроме аборигенов-науру проживают переселенцы с других островов Тихого океана, китайцы, европейцы, во Французской Полинезии помимо аборигенных народов (таитян, паумоту и др.) есть французы и китайцы, на Гавайях вместе с гавайцами живут евроамериканцы, японцы, филиппинцы, китайцы, корейцы и др.
Особое положение занимает маленький о-в Питкэрн, население которого состоит из нескольких десятков англо-полинезийских метисов.
Англо-полинезийские метисы живут и на другом изолированном острове - Норфолке, но там наряду с ними имеются и чисто европейские группы британского происхождения.
Наконец, ряд мелких островов (Уэйк, Мидуэй, Джонстон), на которых расположены военные объекты США, имеет временное население, в основном состоящее из американских военнослужащих.
Выше уже говорилось, что к австралийско-океанийскому региону условно относят принадлежащие Австралии и расположенные в Индийском океане о-в Рождества и Кокосовые (Килинг) о-ва. На о-ве Рождества преобладают китайцы, на Кокосовых о-вах живет имеющая малайское происхождение, но заметно обособившаяся от прочих малайцев этническая группа малайцев Кокосовых о-вов.
Сложный этнический состав населения большинства стран австралийско-океанийского региона обусловливает наличие в некоторых из них проблем в области межэтнических отношений.
В Австралии и Новой Зеландии это, во-первых, проблема преодоления экономической и культурной отсталости оказавшихся в меньшинстве коренных жителей и, во-вторых, задача адаптации недавних
4 На Новой Каледонии живет три десятка малых меланезийских этносов, однако идет процесс их слияния в один народ.

234
иммигрантов, прибывших из различных европейских стран. Несмотря на то, что в последние годы правительства обеих стран приняли ряд мер, направленных на решение этих проблем, этнические взаимоотношения (особенно отношения между коренным и некоренным населением) продолжают оставаться напряженными.
В странах Папуасии и Меланезии (прежде всего в ПНГ, на Соломоновых Островах, в Вануату) чрезвычайно сложный этнический состав населения и широко распространенная еще недавно межплеменная вражда (а также связанные с ней обычаи "охоты за головами" и каннибализм) служат серьезным препятствием для их социального и политического развития. Характерны для этих стран и сепаратистские тенденции. В частности, на входящих в состав ПНГ двух наиболее северных Соломоновых о-вах - Бугенвиле и Буке - сепаратисты попытались создать Республику Северных Соломоновых Островов, влиятельны сепаратистские силы и в Ваунату.
Что же касается Ириан-Джая, то там в течение многих лет практически не прекращается партизанская борьба коренного населения, не смирившегося с присоединением своей страны к Индонезии.
Немало проблем в национальных взаимоотношениях и в Южной Меланезии, где коренные жители Новой Каледонии меланезийцыканаки упорно добиваются предоставления независимости. Борьба эта осложняется тем обстоятельством, что канаки вследствие миграции из Франции, ряда азиатских стран (Индонезии и Вьетнама), а также с некоторых архипелагов Полинезии утратили большинство, и результаты референдума по вопросу о независимости вряд ли бы были положительными.
Весьма напряженные этнические взаимоотношения возникли на Фиджи, где потомки некогда ввезенных законтрактованных рабочих из Индии составляют почти половину населения и превосходят по численности аборигенов-фиджийцев. Правящая фиджийская элита, всеми силами стремясь удержать власть, пошла даже на военный путч.
Острый конфликт имел место и во Французской Полинезии, где определенная часть коренного населения требовала независимости, однако в последние годы напряженность в этой стране заметно спала.
Аборигенное население подчиненного Чили небольшого о-ва Пасхи стремится получить культурную автономию и добиться контроля над использованием земельных ресурсов.
Сложную борьбу за полную самостоятельность ведет одна из микронезийских стран - Палау, требуя, кроме того, вывода с ее территории американских ядерных сил.
Коренные жители принадлежащего США о-ва Гуам - чаморро не настаивают на предоставлении острову независимости, однако борются против ущемления своих гражданских прав (в области использования родного языка и т.д.). Они также с тревогой следят за неуклонным снижением своей доли в общем населении: с 1978 г. по настоящее время она упала с 62 до 46%.
Естественное воспроизводство в австралийско-океанийском регионе
235
претерпело в последние десятилетия весьма существенные изменения. Практически во всех странах произошло сильное снижение как рождаемости, так и смертности.
В 1992 г. в целом по Австралии и Океании (без Ириан-Джая и Гавайев) рождаемость составляла 19%, смертность 8%. Таким образом, смертность была низкой, а рождаемость - умеренной. Однако по отдельным историко-культурным областям эти показатели заметно варьировались. Так, в Австралии вместе с Новой Зеландией (т.е. в странах с преимущественно европейским по происхождению населением) рождаемость составляла в 1992 г. 15%, а смертность- 7%, в Меланезии (с Папуасией) соответствующие показатели были 33 и 10%, в Микронезии - 33 и 7%, в Полинезии - 30 и 5%.
Сильно колеблются коэффициенты рождаемости и по отдельным странам региона. По официальным данным, на конец 80-х - начало 90-х годов две страны имели рождаемость в пределах 10,0-14,9% (Норфолк, Западное Самоа5), пять стран - 15,0-19,9% (Австралия, о-в Рождества, Палау, Новая Зеландия, Кокосовые о-ва), шесть стран - 20,0-24,9% (Ниуэ, Токелау, Науру, Гуам, о-ва Кука, Новая Каледония), две страны - 25,0-29,9% (Фиджи, Тонга), три страны 30,0-34,9% (Французская Полинезия, ПНГ, Северные Марианские о-ва), одна страна- 35,0-39,9% (Соломоновы Острова), две страны40,0-44,9% (о-ва Уоллис и Футуна, Американское Самоа).
Сравнительно низкая рождаемость в Австралии и Новой Зеландии в первую очередь обусловлена значительной долей в населении этих двух стран лиц пожилого возраста и малодетностью большинства семей. Высокая рождаемость в некоторых океанийских странах (в частности, в странах Меланезии и Папуасии) - результат высокого удельного веса в населении лиц репродуктивного возраста, широко распространенной практики ранних браков и прочно укоренившейся традиции многодетности.
По данным на конец 80-х и начало 90-х годов, две страны австралийско-океанийского региона имели смертность 3,0-3,9% (Тонга, Гуам), две страны - 4,0-4,9% (Фиджи, Северные Марианские о-ва), шесть стран- 5,0-5,9% (Соломоновы Острова, Науру, о-ва Кука, Американское Самоа, Кокосовые о-ва, Ниуэ), одна страна - 6,0-6,9% (Французская Полинезия), четыре страны- 7,0-7,9% (Австралия, Палау, Западное Самоа, о-в Норфолк), одна страна - 8,0-8,9% (Новая Зеландия) и одна страна - 12% (ПНГ).
Как видно, во всех странах австралийско-океанийского региона (может быть, за одним исключением -ПНГ) смертность очень низкая. Особенно удивляет смертность ниже 5%, кажущаяся, на первый взгляд,
5 Очень низкий коэффициент рождаемости на Норфолке связан с высокой долей в его населении лиц пожилого возраста: на этом острове, славящемся прекрасными природноклиматическими условиями, заканчивают свой век некоторые пенсионеры из Австралии, Новой Зеландии и даже Великобритании. Низкий же показатель рождаемости на Западном Самоа, по-видимому, по крайней мере частично обусловлен недоучетом рождений.
236
даже неправдоподобной. В случае Фиджи такая "сверхнизкая" смертность может быть объяснена некоторым недоучетом смертей, в случае Гуама - спецификой структуры населения (среди жителей острова высока доля военнослужащих и законтрактованных рабочих, т.е. лиц преимущественно молодого и среднего возраста, у которых смертность низкая). Феномен же "сверхнизкой" смертности на Тонга и Северных Марианских о-вах объясняется, по-видимому, тем, что издавна наблюдавшаяся в этих странах высокая рождаемость и еще недавно имевшая место сравнительно высокая смертность привели в совокупности к весьма специфической возрастной структуре населения с очень высокой долей лиц молодого возраста.
Соотношение показателей рождаемости и смертности в Австралии и разных странах Океании дает следующую картину естественного прироста. Выше всего коэффициент естественного прироста (более 30%) на Американском Самоа, Северных Марианских и Соломоновых Островах. Довольно высок показатель естественного прироста (20,0-29,9%) на Тонга, во Французской Полинезии, ПНГ, на Фиджи и Гуаме. Умеренный естественный прирост (10,0-19,9%) наблюдается на Новой Каледонии, о-вах Кука, Науру, Ниуэ, Палау. Наконец, низкий естественный прирост (3,0-9,9%) характерен для Новой Зеландии, Австралии, Западного Самоа и Норфолка. Напомним, что статистический учет на Западном Самоа несовершенен, поэтому показатели, определенные для этой страны, могут быть неточными.
В некоторых из полиэтничных стран австралийско-океанийского региона естественное воспроизводство разных этнических компонентов заметно различается, что ведет к изменению со временем доли этих групп в общем населении. Это прежде всего касается тех стран, население которых состоит из этнических компонентов, сильно различающихся по 'культуре и демографическому поведению (Австралия, Новая Зеландия, Гавайи, Французская Полинезия, Новая Каледония, Фиджи, Гуам, Науру).
В Австралии и Новой Зеландии естественный прирост коренного населения в последние десятилетия существенно выше, чем прирост некоренных жителей, в результате чего доля аборигенов постепенно повышается. Особенно это заметно в Новой Зеландии, где, в отличие от Австралии, давно налажен точный учет численности коренных жителей - маори. Так, если в 1960 г. маори составляли лишь 7% населения страны, то в 1993 г. их доля повысилась до 12%.
На Гавайях влияние различий в естественном воспроизводстве разных этнических групп на изменение этнической структуры населения проследить сложнее, так как на это изменение большое влияние оказывают также этнические и миграционные процессы. По имеющимся данным, наиболее высок естественный прирост у гавайцев и особенно у филиппинцев, наиболее низок у двух самых многочисленных групп населения: евроамериканцев и японцев.
Во Французской Полинезии и на Новой Каледонии французы имеют
237
значительно более низкую рождаемость, чем местные жители, - соответственно различные полинезийские и меланезийские народы. Но тенденцию к увеличению аборигенного населения нивелирует въезд в эти владения Франции новых групп французов.
На Фиджи у двух основных этнических групп - фиджийцев и индийцев - в течение многих десятилетий естественный прирост существенно различался: численность вторых увеличивалась намного быстрее, чем первых. Только к середине 60-х годов демографические показатели у обеих этнических групп выравнялись.
На Гуаме местные жители - чаморро - имеют значительно более высокий естественный прирост, чем американцы, однако численность аборигенов, как мы знаем, неуклонно снижается, что связано с миграциями (о них речь пойдет ниже).
Более высок естественный прирост у коренных жителей по сравнению с пришлым населением и на Haуpy.
Существенное влияние на изменение этнической структуры населения Австралии и Океании оказывают внешние миграции. Вначале остановимся на миграционном обмене австралийско-океанийского региона с другими частями света, а затем перейдем к миграциям внутри самого региона.
Миграции первого типа (обмен населением с другими частями света) наиболее характерны для Австралии, Новой Зеландии и Гавайев. В Австралию прежде в основном ехали из Великобритании, Ирландии и некоторых других европейских стран, но теперь весьма значителен въезд на австралийский континент и из азиатских стран. В Новую Зеландию, как и ранее, преимущественно мигрируют с Британских о-вов. На Гавайи направляется миграционный поток из Калифорнии и других штатов США. Наблюдается также обратная эмиграция из Австралии, Новой Зеландии и с Гавайев в страны исхода иммигрантов, однако сальдо миграции в пользу стран австралийско-океанийского региона.
Из некоторых частей света мигранты направляются и в ряд других стран Океании. Например, ежегодно значительное число американских военнослужащих и членов их семей прибывает на о-в Гуам, где расположены военно-морская и военно-воздушная базы США. На о-в Науру каждый год приезжают нанятые по контракту для разработки фосфоритов китайцы из Гонконга и Тайваня. Однако все эти иммигранты едут в Океанию на временное жительство.
Примерно такой же характер обычно имеют миграции между Францией, с одной стороны, и ее владениями - Новой Каледонией и Французской Полинезией - с другой. Во французские заморские территории прибывают чиновники, служащие различных компаний, миссионеры, поселяющиеся в этих странах на определенный срок.
Происходят также миграции между о-вом Пасхи и Чили. На о-в Пасхи приезжают командированные по различным делам чилийцы, в Чили же уезжают в целях заработка рапануи. И те и другие затем в значительной своей части возвращаются.
Из перечисленных миграций существенное влияние на динамику
238
этнического состава населения оказывают только миграции в Австралию, Новую Зеландию и на Гавайи.
Достаточно развиты миграционные перемещения внутри австралийско-океанийского региона. Постоянный миграционный обмен совершается между Австралией и Новой Зеландией. В Австралии живет около 200 тыс. новозеландцев, а в Новой Зеландии - примерно 50 тыс. австралийцев.
Мигрируют жители Австралии и Новой Зеландии и на различные острова Океании. Однако сальдо таких миграций невелико, так как большинство мигрантов через какое-то время возвращаются на родину.
Что касается миграции коренных жителей Океании в Австралию, то островитяне направляются туда преимущественно для получения образования и, выполнив поставленную задачу, возвращаются домой.
Иной характер имеют в большинстве случаев миграции океанийских островитян в Новую Зеландию. Туда в поисках прилично оплачиваемой работы едут жители разных стран Полинезии (Западного Самоа, о-вов Кука, Ниуэ, Тонга, Токелау и др.), а также Фиджи. Они остаются в этой стране надолго, а нередко и навсегда6.
Едут островитяне с различных архипелагов Океании, и прежде всего с Американского Самоа, также на Гавайи.
Довольно значителен миграционный обмен между французскими владениями в Океании. В данном случае мигранты в основном направляются на заработки в районы рудников и плантаций. Центром притяжения рабочей силы служит Новая Каледония, куда едут аборигены о-вов Уоллис и Футуна и таитяне из Французской Полинезии.
Степень влияния разных миграционных потоков на динамику этнического состава населения Океании весьма различна. Там, где миграции имеют возвратный характер и сальдо их невелико, они оказывают на изменение этнической структуры довольно слабое воздействие. При значительном же сальдо миграции миграционное движение существенно отражается на этническом составе населения. Так, внешние миграции последних лет привели к заметному изменению этнической структуры населения Новой Каледонии, прежде всего к увеличению процента выходцев с о-вов Уоллис и Футуна (увеа и футуна) и таитян.
Миграции же аборигенов Западного Самоа, о-вов Кука, Ниуэ, Тонга и Токелау в Новую Зеландию и уроженцев Американского Самоа в США, замедлив рост населения в странах выезда, а иногда и полностью приостановив его, вместе с тем не привели к серьезным этническим последствиям. Это связано с тем, что Западное и Американское Самоа, Ниуэ, Тонга и Токеалу имеют гомогенный этнический состав населения, а на о-вах Кука живут близкие по языку и культуре народы, постепенно сливающиеся в единый этнос, и выезд из этих стран части местных жителей без встречного въезда инородного элемента, естест
6 В Новой Зеландии живет почти вдвое больше аборигенов о-вов Кука, чем на самих островах, в 6(!) раз больше ниуэ, чем на самом о-ве Ниуэ, примерно столько же токелау, сколько на самих о-вах Токелау.

239
венно, не может изменить этническую структуру их населения. Следует, однако, помнить, что этнические общности, участвующие в миграциях, несут определенные потери, поскольку часть иммигрантов ассимилируются коренными народами страны въезда (маори в Новой Зеландии и гавайцами на Гавайях).
Вообще этнические процессы играют очень значительную роль в этнодемографическом развитии стран австралийско-океанийского региона. Для двух самых экономически развитых, "переселенческих" по составу населения стран этого региона - Австралии и Новой Зеландии наиболее характерны процессы ассимиляции. Они заключаются в постепенном растворении иммигрантов и особенно их потомков среди англоавстралийцев и англоновозеландцев, образующих, как мы знаем, две молодые нации.
Скорость ассимиляции разных иммигрантских групп неодинакова. Естественно, что быстрее всего поглощаются англоавстралийской и англоновозеландской нациями близкие им по языку и культуре выходцы с Британских о-вов: англичане, шотландцы, уэльсцы, ирландцы, а также переселившиеся в Австралию англоновозеландцы и переехавшие в Новую Зеландию англоавстралийцы. Нередко процессу ассимиляции в той или иной степени подвергаются уже сами иммигранты (если они приехали вместе со своими родителями в детском или юношеском возрасте), не говоря уже о детях иммигрантов.
Довольно быстро также ассимилируются (во втором поколении) немцы, голландцы, а также выходцы из некоторых других стран Центральной и Северной Европы, особенно если они расселяются дисперсно.
Медленнее идет процесс ассимиляции потомков переселенцев из южноевропейских стран (Италии, Греции, Хорватии, Македонии, Мальты и др.), что связано со значительными различиями в языке, культуре, ценностных ориентациях. В отдельных случаях ассимиляция этих этнических групп может растянуться на несколько поколений.
Еще труднее ассимилируются потомки иммигрантов из азиатских стран (китайцы, индийцы, арабы и др.), не вливающиеся из-за расовых,-религиозных и культурных различий в состав англоавстралийской и англоновозеландской наций на протяжении многих поколений. Имеет место лишь языковая и отчасти культурная адаптация этих групп.
К некоторым группам иммигрантов австралийское и новозеландское общество относится с предубеждением. Особенно это касается азиатских переселенцев, но и ряд европейских групп на обойден неприязнью. Так, в Австралии широко распространено мнение о лености итальянцев и их предрасположенности к преступлениям.
Еще жестче отношение австралийского общества к австралийцамаборигенам, которые к моменту первых контактов с европейцами стояли (наряду с вымершим ныне коренным населением Тасмании) на самом низком уровне социального, экономического и культурного развития, какой только был знаком писаной истории. Некоторые йнглоавстралийцы считают аборигенов неполноценными, умственно отста
240
лыми людьми, делались даже попытки отождествить их с неандертальцами. Этнической ассимиляции австралийские аборигены практически не подвергаются, хотя, как уже говорилось, 2/3 из них перешли на английский язык.
Что же касается маори, коренных жителей Новой Зеландии, достигших к приходу европейцев значительно более высокого уровня развития, то они лучше "вписались" в новозеландское общество и в культурном отношении сильно "европеизированы". Если браки между англоавстралийцами и австралийскими аборигенами почти отсутствуют, то брачные союзы между англоновозеландцами и маори не так уж редки. Тем не менее, несмотря на сильную языковую ассимиляцию (на английский язык перешло подавляющее большинство маори) и культурную адаптацию, вряд ли можно утверждать, что маори уже этнически ассимилируются англоновозеландцами. Маорийское этническое самосознание продолжают сохранять не только "англизированные" в языковом и культурном отношении маори, но и большинство маорийско-европейских метисов. Выше уже говорилось о неуклонно увеличивающейся (в связи с более высоким естественным приростом) доли маори в населении Новой Зеландии, что также свидетельствует о достаточной стойкости их к процессу ассимиляции. Сами маори довольно интенсивно ассимилируют близких к ним по языку и традиционной культуре переселившихся в Новую Зеландию в поисках работы выходцев с различных архипелагов Полинезии (самоа, аборигенов о-вов Кука, ниуэ, токелау, тонга).
Хотя для Австралии и Новой Зеландии наиболее характерны ассимиляционные процессы, в них идут и процессы консолидации. Речь идет в первую очередь о дальнейшем сплочении сформировавшихся лишь столетие назад англоавстралийской и англоновозеландской наций.
В Австралии этот процесс идет как бы по двум линиям: с одной стороны, преодолеваются еще сохраняющиеся некоторые культурные различия между англоавстралийцами английского, ирландского, шотландского и прочего происхождения, с другой - все менее заметной становится четко проявлявшаяся в прошлом веке культурная специфика населения различных австралийских штатов (тогда еще колоний) Нового Южного Уэльса, Виктории, Квинсленда, Южной Австралии, Западной Австралии, Тасмании. В Новой Зеландии главной чертой консолидации "белого населения" является все большее культурное сближение англоновозеландцев английского, шотландского и ирландского происхождения. Что же касается маори, то они также этнически консолидируются, что выражается прежде всего во все большем отступлении на второй план племенного самосознания. Слабее идет сплочение австралийских аборигенов. Кроме того, оно охватило не весь массив аборигенного населения, а только его детрибализованную часть, в особенности метисов.
В других частях Океании процессы этнического объединения коренного населения также получили значительное развитие. Там, где население состоит из многочисленных неродственных этнических групп
241
(в первую очередь в ПНГ), сплочение аборигенов имеет форму межэтнической интеграции. Там же, где основную часть населения составляют этносы, связанные генетическим родством (ряд стран Меланезии, Полинезии, Микронезии), имеет место этническая фузия. Особенно интенсивна этническая фузия аборигенов на Новой Каледонии, о-вах Кука и во Французской Полинезии, где уже можно говорить о начальной стадии формирования народов, охватывающих все аборигенное население каждой из этих стран.
Этническое сплочение характерно также для некоторых групп пришлого населения Океании, прежде всего для фиджийских индийцев, которые по происхождению подразделяются на ряд этнических общностей: хинди-урдуязычные группы, бихарцы, гуджаратцы, панджабцы, тамилы, телугу, малаяли. Важную роль в этническом объединении всех индийцев Фиджи играет широкое распространение языка хиндустани.
В ряде стран Океании, особенно в странах с гомогенным этническим составом, идут процессы этнической консолидации уже сложившихся народов (в Полинезии, например, происходит этническая консолидация тонга, тувалу и др., в Микронезии - кирибати, маршалльцев и др.).
Помимо этнообъединительных процессов, в Океании имеют место процессы этнического разделения (парциация и сепарация). Начальную стадию этнической парциации переживают самоа, с 1899 г. политически разобщенные на две группы - западных и восточных. Западные самоа в 1962 г. добились независимости, восточные живут во владении СШААмериканском Самоа. Политическое же обособление самого южного острова из Марианского архипелага Гуама привело и к определенному этническому отрыву его жителей - южных чаморро - от своих северных сородичей. У южных чаморро даже появилось особое название "гуаманианцы" (хотя иногда используется и старое наименование), что, возможно, свидетельствует о начале процесса этнической парциации.
Этническая сепарация (тоже начальная стадия) наблюдается у одной из пришлых групп населения Океании - франконовокаледонцев (так называемых кальдошей). Эта этническая группа состоит из представителей первого, второго, третьего и даже четвертого поколений потомков выходцев из Франции и считает своей родиной в первую очередь Новую Каледонию, хотя и помнит о своей генетической связи с Францией. У франконовокаледонцев уже появились некоторые культурные и бытовые особенности, отличающие их от французов метрополии.
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ НАСЕЛЕНИЯ МИРА
(вместо заключения)

При этнодемографическом обзоре отдельных частей света отмечалось, что демографические показатели в разных странах и регионах сильно различаются между собой. Особенно велики различия между показателями рождаемости, которые в развивающихся странах порой многократно (в 5 и более раз) превышают показатели в развитых странах. Так, если в африканской стране Малави среднегодовая рождаемость в 1985-1990 гг. составляла 56%, то в Италии она равнялась всего 10%. Вообще Африка, несмотря на широкое распространение в ней венерических заболеваний, продолжает опережать все другие части света по коэффициенту рождаемости. Если в 1990 г. он составлял по миру в целом 26%, то в Африке - 43, в Азии - 26, в Америке - 20, в Австралии и Океании- 19, на территории бывшего СССР- 16, в Европе - лишь 12%.
Гораздо меньше различия в показателях смертности. Благодаря эффективным, но в то же время недорогим медико-санитарным мероприятиям смертность резко снизилась во многих развивающихся странах, в том числе и в государствах Африки, где еще сравнительно недавно в отдельных случаях она достигала 40%. В 1990 г. в среднем по африканскому континенту смертность составила 13%. И все же это был самый высокий показатель во всем мире. В остальных частях света коэффициент смертности был довольно близким и колебался в пределах 7-10%1.
Конечно, повышенные показатели смертности могут быть, как уже отмечалось, вызваны разными причинами: если в Африке относительно высокая смертность обусловлена очень высокой младенческой смертностью, низким уровнем медико-санитарного состояния континента и широкой инфицированностью населения СПИДом, то в Европе более высокий, чем в остальных частях света, уровень смертности объясняется своеобразием возрастной структуры населения (высоким процентом лиц пожилого возраста). Напомним, что коэффициент младенческой смертности в Европе - самый низкий в мире.
Соотношение показателей рождаемости и смертности дало в 1990 г. в разных частях света следующие коэффициенты естественного
1 В Европе смертность составляла 10%, в бывшем СССР- 9, в Азии- 8, в Америке, а также в Австралии с Океанией - 1% (по миру в целом - 9%).
243
прироста: в Африке- 30%, Азии- 18, Америке- 13, Австралии и Океании - 12, бывшем СССР - 7, Европе - 2 (по миру в целом этот коэффициент равнялся в 1990 г. 17%). Таким образом, естественный прирост населения в Африке был в 15 раз выше, чем прирост населения Европы. Повторим еще раз также то, что перед некоторыми странами Европы уже стоит реальная угроза депопуляции: в Венгрии в 1990 г. смертность существенно превысила рождаемость, и убыль населения составила 1,8%. Угроза депопуляции надвигается также на Германию, некоторые другие страны Европы, в том числе и на ряд стран СНГ.
Миграционные процессы лишь в очень небольшой степени сглаживают существенное изменение доли населения различных частей света в общем населении мира, связанное с большими различиями в естественном приросте. Так, в Африке среднегодовой общий прирост населения в 1985-1990 гг. составил 29%, а среднегодовой естественный прирост - 30%. Таким образом, Африка "теряла" в результате миграций лишь очень малую часть своего естественного прироста. В Европе же среднегодовой общий прирост в тот же период составлял 4%, а естественный - 3%, т.е. выигрыш в численности населения в результате миграций был весьма небольшим.
В Азии и в бывшем СССР среднегодовой общий прирост был в тот же период примерно равен естественному приросту.
В Америке среднегодовой общий прирост населения составлял 16%, т.е. он был ненамного выше естественного прироста, равного 15%. Однако по двум основным историко-культурным регионам этой части света — Латинской Америке и Северной Америке — картина соотношения данных показателей сильно различалась: если в Латинской Америке естественный прирост и общий прирост составляли соответственно 21 и 20%, т.е. регион терял лишь очень небольшую часть своего населения в результате миграции, то в Северной Америке (фактически в США и Канаде) естественный прирост достигал лишь 7%, а общий прирост - 10%, т.е. здесь миграция существенно увеличивала население.
Некоторое, хотя и небольшое превышение общего прироста над естественным в указанный период было характерно также для Австралии с Океанией.
Таким образом, за 1985-1990 гг. значительный прирост населения от миграции имела только Северная Америка. Европа и Австралия лишь немного увеличили свое население в результате миграции, а Африка и Латинская Америка немного потеряли. Население же Азии и бывшего СССР практически не получили от миграций ни выигрыша, ни проигрыша, хотя это, конечно, не означает, что они не имели какоголибо миграционного обмена с другими частями света.
Итак, основной поток иммигрантов, как и в более ранние периоды, направлялся в США и Канаду. Однако, как мы знаем, этот поток стал теперь гораздо более разнообразным по своей этнической структуре: если раньше среди иммигрантов резко преобладали переселенцы из
244
Европы, то теперь с ними почти на равных "соперничали" выходцы из некоторых развивающихся стран Латинской Америки и Азии (Мексики, Филиппин и т.д.). Миграции в страны Латинской Америки (Венесуэлу, Аргентину, Бразилию) были в последние годы относительно невелики.
Второй по значению после Северной Америки, хотя и гораздо более скромный по масштабам, центр притяжения иммигрантов - Европа. Особенно много переселенцев устремляются в Германию, Францию, Великобританию, Швейцарию, Бельгию, Люксембург, Нидерланды, Швецию и некоторые другие европейские страны. Иммигранты приезжают из разных регионов мира (турки и курды из ЮгоЗападной Азии, алжирцы, марокканцы и тунисцы из Северной Африки, индийцы и пакистанцы из Южной Азии, ямайцы из Вест-Индии и т.д.).
Еще одним центром притяжения иммигрантов является Австралия (и в значительно меньшей мере Новая Зеландия). Так же, как и иммиграция в США, иммиграция в Австралию стала в последние годы этнически более разнородной, и среди переселенцев, помимо европейцев, немало выходцев из разных стран Азии.
Нельзя не сказать и о все возрастающей иммиграции в страны Персидского залива: Кувейт, ОАЭ, Катар и другие, а также в Саудовскую Аравию.
Продолжается, хотя и в более ограниченных масштабах, чем прежде, иммиграция евреев в Израиль. Значительное их число уезжает из России и других стран бывшего СССР. Вообще выезд из этих стран в последние годы сильно увеличился, что связано не только с тяжелым экономическим положением в них, но и новой, гораздо более либеральной процедурой оформления выезда. Однако массового бегства с территории бывшего СССР, которое прогнозировалось многими политологами, не произошло.
Свои специфические особенности в развитых и развивающихся странах присущи и этническим процессам. Развитым государствам, и прежде всего странам иммиграции, в наибольшей мере свойственны ассимиляционные процессы, которые в зависимости от языковых, этнокультурных и прочих характеристик иммигрантов заметно различаются по своей интенсивности. Часть потомков иммигрантов уже фактически полностью влилась в основные этносы стран иммиграции (американский, англоканадский, англоавстралийский и др.). Другая часть лица, прибывшие в юном возрасте, а иногда дети и даже внуки иммигрантов - ассимилировалась лишь частично, образовав переходные группы между "принимающим" этносом, с одной стороны, и иммигрантами в первом поколении — с другой. Как отмечалось, некоторые группы иммигрантов (обычно сильно отличающиеся от "принимающего" этноса в расовом или конфессиональном отношениях), пройдя стадии адаптации и аккультурации, могут не ассимилироваться на протяжении многих поколений.
Для основных этносов развитых стран характерны также процессы этнической консолидации. Они специфичны и для многих народов
245
бывшего СССР, и прежде всего для основных этносов образовавшихся новых суверенных государств.
В Африке наиболее распространены этническая фузия, т.е. слияние родственных племен в более крупные этнические образования, а также этническая консолидация уже сформировавшихся этнических общностей. Последний тип этнообъединительных процессов характерен и для большинства более или менее значительных по численности народов Азии и Латинской Америки.
Наконец, в большинстве полиэтничных государств в той или иной мере получил развитие процесс межэтнической интеграции - сближения всех или большинства этносов, живущих в пределах страны.
Делать какие бы то ни было демографические прогнозы очень трудно, поскольку демографические процессы зависят от слишком большого числа факторов, причем факторы эти нередко не носят достаточно стабильного характера. Многие делавшиеся солидными исследователями демографические прогнозы часто не оправдывались, и в последнее время демографы в целях большей осторожности обычно дают прогноз в трех вариантах: максимальном, среднем и минимальном.
В связи со всем сказанным приведем здесь лишь самые общие демографические прогнозы, которые были сделаны статистическим управлением ООН, а основное внимание обратим на развитие в недалеком будущем этнодемографической ситуации в разных регионах мира.
Так, по мнению специалистов ООН, население Земли с 1990 по 2025 г. должно увеличиться с 5,3 млрд до 8,5 млрд человек, т.е. в 1,6 раза. Население развивающихся стран2 будет расти значительно быстрее, чем население развитых стран. Если в 1990 г. оно составляло 77% всего населения земного шара, то в 2025 г. составит уже 84%. Соответственно доля населения развитых стран3 упадет за 35-летний период с 23 до 16%.
Из развивающихся регионов особенно быстро будет расти доля населения Латинской Америки. Если в 1990г. оно составляло 8% населения мира, то к 2025 г. достигнет 14%. Сильно вырастет за то, же время и доля населения Африки: с 12 до 19%. В то же время доля населения Европы упадет с 9 до 6%, Северной Америки - с 5 до 4%. С 5 до 4% понизится в целом доля населения республик бывшего СССР. Доля Азии останется почти на прежнем уровне (соответственно 59 и 58%).
Проецируя эти изменения на этнодемографическую ситуацию, можно утверждать, что в ближайшей перспективе удельный вес на
2 Статистическое управление ООН считает развивающимися странами все страны Африки, Латинской Америки, а также Азии (кроме Японии) и Океании (кроме Новой Зеландии).
3 Статистическое управление ООН относит к развитым странам государства Северной Америки, Японию, все страны Европы, Австралию, Новую Зеландию. Развитой страной считался и бывший СССР.

246
родов европейского происхождения существенно уменьшится. Причем, это снижение, по-видимому, произойдет также в ряде самих европейских государств, куда едут иммигранты неевропейского происхождения. Большие изменения этнополитической ситуации ожидаются и в тех странах (например, Германии и Франции), где иммигранты, хотя и принадлежат к европеоидной расе, однако в конфессиональном и этнокультурном отношениях весьма далеки от основных этносов (турки и курды от немцев, арабы от французов). В общем можно утверждать, что этническая структура населения европейских государств, в большинстве из которых еще недавно резко преобладал один этнос, станет значительно более сложной. В Европе, по-видимому, практически не останется моноэтничных государств (может быть, за исключением Исландии).
Существенные изменения произойдут и в населении США. Прежде всего по-прежнему будет повышаться доля среди американцев США их африканской субэтнической группы, которая довольно скоро превысит пятую часть всей американской нации (не населения США в целом, а именно американской нации). Среди иммигрантских групп еще более увеличатся группы латиноамериканского (прежде всего мексиканцы и пуэрториканцы) и азиатского происхождения. Возможно, повысится и доля выходцев из бывшего СССР.
В Канаде, если она сохранится как единое государство, произойдет дальнейшее сплочение франкоканадского этноса, причем, вероятно, произойдет сближение между квебекцами и акадийцами (хотя они и территориально разобщены). Получив автономное образование, канадские эскимосы укрепят этническое единство (подобное может произойти и с индейцами-атапасками).
В латиноамериканских странах, за редкими исключениями, индейские народы будут все более переходить на испанский язык и интегрироваться с метисными этносами соответствующих стран.
Ситуация в Африке по-прежнему останется очень сложной и трудно предсказуемой. Хотя процессы этнического объединения, бесспорно, получат на этом континенте дальнейшее развитие, их путь будет сложен и непрямолинеен. В отдельных странах нельзя исключить даже обострения конфликтов между соседними африканскими этносами. Хочется надеяться, что не оправдается мрачный прогноз относительно превращения Африки, охваченной СПИДом, в гигантский морг.
Трудно предсказать и этнополитическую ситуацию в ЮАР после грядущего прихода к власти черного большинства. В одном можно быть твердо уверенным: предсказанного некоторыми российскими учеными-африканистами слияния различных южноафриканских этносов в один народ в обозримом будущем не произойдет.
В Азии будет продолжаться этническая консолидация крупнейших азиатских народов, и прежде всего китайского этноса, среди которого все более широкое распространение получит принятый за стандарт диалект гуаньхуа. Этнообъединительные процессы на Филиппинах и в Индонезии также получат дальнейшее развитие. Труднее прогно
247
зировать судьбу огромной хиндиязычной этнолингвистической общности, хотя, вероятно, произойдет, некоторое сближение входящих в ее состав локальных групп. Наряду с этнообъединительными процессами получат дальнейшее развитие и процессы этнической парциации бенгальцев и панджабцев.
В Российской Федерации продолжится этническая конверсация проживающих среди русских украинцев и белорусов и ассимиляция некоторых дисперсно расселенных этнических групп (части карел, мордвы и т.д.).
Усиление самостоятельности бывших автономных республик, несомненно, укрепит этническое самосознание их "титульных" народов, хотя сильное территориальное смешение с другими этносами и нахождение некоторых "титульных" народов в своих республиках в меньшинстве также окажут влияние на развитие этнополитической ситуации.
В полный голос заявят о своем праве считаться самостоятельными этносами андо-цезские народы Дагестана и ряд других народов России, которые по далеко не научным причинам не признавали самостоятельными этносами.
В странах ближнего зарубежья, с одной стороны, будет происходить этническая консолидация основных этносов новых суверенных государств, с другой - отстаивание прав нацменьшинств на свободное и достойное развитие. Судя по всему, продолжится переселение в Россию значительной части сосредоточенного в странах ближнего зарубежья русскоязычного населения. В целом этническая структура этих стран станет менее сложной.


ЛИТЕРАТУРА
Андрианов Б.В. Население Африки. М., 1964.
Атлас народов мира. М., 1964.
Берзина М.Я. Формирование этнического состава населения Канады: (Этностатистическое исследование). М., 1971.
Бирюкова Р.Н. Демографическая статистика: Численность и состав населения. М., 1970.
Богина Ш.А. Иммигрантское население США. Л., 1976.
Борисов В.А. Перспективы рождаемости. М., 1976.
Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973.
Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987.
Бромлей Ю.В., Пучков П.И. Процессы этнического развития и этническое прогнозирование // Природа. 1986. № 2.
Брук С.И. Население мира: Этнодемографический справочник. 2-е изд. М., 1986.
Брук С.И., Кабузан В.М. Миграционные процессы в России и в СССР. М., 1991.
Брук С.И., Кабузан В.М. Русские в мире. М., 1991.
Валентей Д.И., Кваша А.Я. Основы демографии. М., 1984.
Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество: история, современность, взгляд в будущее. М., 1982.
Волков А.Г. Этнически смешанные семьи в СССР: динамика и состав // Вестн. статистики. 1989. № 7, 8.
Воспроизводство населения СССР. М., 1983.
Гозулов A.И. Переписи населения земного шара: (Хронологические таблицы). М., 1970.
Григорьянц М.Г. Переписи населения в капиталистических странах. М., 1976.
Гузеватый Я.Н. Демографо-экономические проблемы Азии. М., 1980.
Демографическая политика в современном мире. М., 1989.
Демографические исследования. М., 1988.
Демографический ежегодник. 1991. М. (б.г.).
Демографический ежегодник СССР, 1990. М., 1990.
Демографический энциклопедический словарь. М., 1985.
Депортации народов СССР (30-50-е годы). Ч. 1. Сер. "Народы и культуры". Вып. 12. М., 1992.
Дридзо А.Д. Этнокультурные процессы в Вест-Индии. Л., 1978.
Земля и человечество: Глобальные проблемы. Сер. "Страны и народы". М., 1985.
Земля и человечество: Общий обзор. Сер. "Страны и народы". М., 1978.
Исмагилова Р.Н. Этнические проблемы современной Тропической Африки. М., 1973.
Исупов А.А. Переписи как ценный источник информации о населении // Вестн. статистики. 1980. № 7.
Кабузан В.М. Народы России в XVIII в.: Численность и этнический состав. М., 1990.
Казьмина О.Е. Динамика численности национальных групп Эстонии в XX в. // Расы и народы. Вып. 21. М., 1991.
Казьмина О.Е. Динамика этнического состава населения Литвы в XX в. // Расы и народы. Вып. 20. М., 1990.
Казьмина О.Е. Динамика этнической структуры населения Латвии в XX в. // Национальные процессы в СССР. М., 1991.
Кваша А.Я. Проблемы экономико-демографического развития СССР. М., 1974.
Козлов В.И. Динамика численности народов. М., 1969.
Козлов В.И. Национальности СССР. 2-е изд. М., 1982.

249
Козлов В.И. Этническая демография. М., 1977.
Коренное население Северной Америки в современном мире. М., 1990.
Курс демографии. 3-е изд. М., 1985.
Народонаселение мира. 1990: Докл., представленный д-ром Нафиз Садык, Исполнит. дир. Фонда ООН для деят-сти в области народонаселения. М., 1990.
Народы мира: Ист.-этнограф. справочник. М., 1988.
Население СССР. 1988: Стат. ежегодник. М., 1989.
Нации Латинской Америки. Формирование. Развитие. М., 1964.
Национальные процессы в странах Ближнего и Среднего Востока. М., 1970.
Национальные процессы в США. М., 1973.
Национальные процессы в Центральной Америке и Мексике. М., 1974.
Национальный вопрос за рубежом. М.,1989.
Национальный состав населения СССР: По данным Всес. переписи населения 1989 г. М., 1991.
Первая всеобщая перепись населения Российской Империи. СПб., 1899-1905.
Пирожков С.И. Демографические процессы и возрастная структура населения. М., 1976.
Покшишевский В.В. Население и география. М., 1978.
Проблемы расселения в СССР. М., 1980.
Пустоход П.И., Воблый В.К. Переписи населения. М., 1936.
Пучков П.И. Население Океании: Этногеограф. обзор. М., 1967.
Пучков П.И. Современная география религий. М., 1975.
Пучков П.И. Формирование населения Меланезии. М., 1968.
Пучков П.И. Этническая ситуация в Океании. М., 1983.
Пучков П.И. Этническое развитие Австралии. М., 1987.
Руденский Н.Е. Венгры // Расы и народы. Вып. 14. М., 1984.
Сиверцева Т.Ф. О социально-психологических факторах рождаемости в развивающихся странах // Население развивающихся стран. М., 1976.
Сиверцева Т.Ф. Этно-демографические процессы и религия // Некоторые проблемы этногенеза и этнической истории народов мира. М., 1976.
Сиденко А.В. Переписи и текущий учет населения. М., 1982.
Система знаний о народонаселении. М., 1991.
Слука А.Е. Географический анализ динамики населения Западной Европы. М., 1981.
Современные этнические процессы в СССР. 2-е изд. М., 1977.
Современные этнонациональные процессы в странах Западной Европы. М., 1981.
Сорокина Т.С. Атлас истории медицины. Первобытное общество. Древний мир. М., 1987.
Территориальные особенности народонаселения РСФСР. М., 1976.
Уманский К.Г. "Бохорор": (Этнограф. анализ проблемы вилюйского энцефаломиелита) // Сов. этнография. 1974. № 4.
Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. М., 1974.
Филиппов С.В. США: иммиграция и гражданство. М., 1973.
Численность и расселение народов мира (Сер. "Народы мира. Этнограф. очерки"). М. 1962.
Шелестов Д.К. Демография: история и современность. М., 1983.
Штемпель Д. Население мира в 2000 г.: Численность, рождаемость, продолжительность жизни. М., 1988.
Щепин О.П. Проблемы народонаселения стран Африки. М., 1975.
Этнические процессы в современном мире. М., 1987.
Этнические процессы в странах Зарубежной Европы. М., 1970.
Этнические процессы в странах Карибского моря. М., 1982.
Этнические процессы в странах Юго-Восточной Азии. М., 1974.
Этнические процессы в странах Южной Азии. М., 1976.
Этнические процессы в странах Южной Америки. М., 1981.
Этнические процессы и состав населения в странах Передней Азии. М.; Л., 1963.
Ягельский А. География населения. М., 1980.
Aperсu de la situation demographique dans le monde en 1983. N.Y., 1984.

250
Asian Population Conference. New Delhi, 1963.
Asia's population problems: With a discussion of population and immigration in Australia. L., 1967.
Benjamin B. Social and economic factors, affecting mortality. P., 1965.
Buquet L. Demographiе. P., 1974.
Cahiers d'eetudes africaines. Demographic historique. P., 1987.
Clinton R.L., Godwin R.K. Research in the politics of population. Lexington, 1972.
Daniels H.W. We are the new nation: The Metis and national native policy. Ottawa, 1979.
Day L.Н. Natality and ethnocentrism // Population Studies. 1968. Mar.
Demographic trends in Sub-Saharian Africa. Wash., 1986.
Demographic Yearbook, 1990. N.Y., 1992.
Ethnic groups studies. Lublijana, 1988.
Evaluation et analise demographique des resultats des recensements de population. N.Y., 1980.
devolution demographique de 1956 a 1976 en Europe Occidental et aux Etat-Unis. P., 1961.
Feagin J.R. Racial and ethnic relations. N.Y., 1978.
Festy P. The demographic prospects of Southern European countries and Ireland. Strasbourg, 1983.
Francis E.К. Interethnic relations: An essay in sociological theory. N.Y., 1976.
Glass D. Fertility trends in Europe since the Second World War // Populat Studies. 1968. Mar.
Kirk M. Demographic and social change in Europe, 1975-2000. Strasbourg, 1981.
Lacombe B.F., Sodter F., Vimar P. Famille et demographiе. P., 1980.
Modem migrations in Western Africa. Dakar, 1972.
Monsted M., Walji P. A demographic analysis of East Africa. Uppsala, 1978.
Murphy EM. World population: Toward the next century. Wash., 1985.
Nations without a state: Ethnic minorities in Western Europe. N.Y., 1980.
Noin D. La transition demographique dans le monde. P., 1983.
Paul B.D., Miller W.B. Health, culture and community. N.Y., 1955.
Pickett K., Boulton D. Migration and social adjustment Liverpool, 1974.
Population decline in Europe. N.Y., 1978.
Population et societes en Afrique au Sud du Sahara. P., 1988.
Population growth and economic development in Africa. L.; N.Y., 1981.
Population growth and socioeconomic change in West Africa, N.Y.; L., 1975.
La population mondiale a la sortie du XX-е siecle. N.Y., 1989.
Population, politics and the future of Southern Asia. N.Y.; L., 1973.
Portrait of a minotiry: Asians in East Africa, Nairobi, 1965.
PressatR. L'analyse demographique: Concepts, methodes, resultats. P., 1969.
Pressat R. Demographic sociale. P., 1971.
Price J.A. Native studies: American and Canadian Indians. Toronto, 1978.
Principles and recommendations for population and housing censuses. N.Y., 1980.
Proceedings of the Seminar on demographic problem in Europe. Strasbourg, 1987.
Programmes nationaux d'analyse des resultats des recensements de population considers comme instrument de planification et d'elaboration d'une politique. N.Y., 1964.
Projections of the population of the communist countries of Eastern Europe 1965-1985. Wash., 1965.
Recommendation for the 1980 censuses of population and housing in the ECE region. N.Y., 1978.
Retel-Laurentin A. Infecondite" en Afrique noire. Maladies et consequences sociales. P., 1974.
Robey B. Two hundreds years and counting: The 1990 censuses. Wash., 1989.
Roussi M. Population et societe au Magreb. Alger, 1983.
Ruhlen M. A guide to the world's languages. Vol. 1: Classification. L., 1987.
Sauvy A. L'Europe et sa population. P., 1953.
Schermerhorn R.A. Comparative ethnic relations: A framework for theory and research. N.Y., 1970.
Seminar on evaluation and utilization of population censuses data in Asia and Far East Bombay, 1960.
Seminar on organization and conduct of censuses of population and housing. Addis-Abbeba, 1968.
251
Sex roles, population and development in West Africa. L., 1987.
Shibutani Т., Kwan K. Ethnic stratification: A comparative approach. N.Y., 1965.
The Statesman's Year-Book, 1992-1993. N.Y., 1992.
Thomas L.—V. Anthropologie de la mort. P., 1975.
UN Statistical Office. Statistical Papers. Series A. Population and Vital Statistics Report Vol. 45, N 1. N.Y., 1993.
World Christian encyclopedia. Nairobi, etc., 1982.
World directory of minorities. Harlow, 1990.
253

<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ