<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

вы воспроизвели продуманное мной движение, как свою собственную ассоциа-
цию идей и движений, как приказ из своего собственного мозга, да к тому
еще двойного свойства: почувствовали эффект раздражения кожи за ухом, и
выполнили движение к уху, именно к правому, как я и задумал. - Иными
словами, Владимир Леонидович, вы осуществили маленькую радиопередачу из
своего мозга, а я, выходит, незаметно для своего сознания воспринял эту
передачу, -заметил я. - И вы, и я - живые радиостанции,- шутя сказал В.
Л. Дуров.
Так закончился этот маленький, но очень много значивший для моей тео-
рии биологической радиосвязи опыт.
Клетка Фарадея
Я уже упоминал о том, что для доказательства электромагнитной сущнос-
ти явлений передачи мысленной информации в опытах В. Л. Дурова мною было
построено и опробовано (в 1922 г.) экранирующее устройство, позволяющее
изолировать в электромагнитном отношения экспериментатора от подопытного
животного. При этом был использован известный из физики эффект экраниру-
ющей клетки Фарадея.
В лабораторной практике часто необходимо защищать то или иное прост-
ранство от внешнего электрического поля. Английский физик М. Фарадей
первый доказал своими опытами, что для этой цели достаточно окружить со
всех сторон защищаемое пространство замкнутой металлической оболочкой,
проводящей электричество. Хотя внешнее электрическое поле и наводит за-
ряд на наружной стороне такой оболочки, но пространство внутри нее оста-
ется совершенно свободным от линий поля. Причем нет необходимости делать
оболочку сплошной. Для этого - достаточно проволочной сетки с небольшими
ячейками. В своих опытах Фарадей помещал в клетку животных и, пропуская
по ней электрический ток, убеждался, что животные оставались невредимы-
ми. Такую экранирующую клетку с тех пор стали называть клеткой Фарадея,
или просто экранирующим устройством.
Сначала я изготовил клетку (в рост человека), у которой пол, потолок,
стенки и даже дверца были сделаны из частой металлической сетки, а в не-
которых местах-- из кровельного железа. Первые же пробные опыты показали
правильность моих предположений: когда дверца клетки была закрыта, си-
девшему внутри экспериментатору В. Л. Дурову не удавалось передать подо-
пытному животному (собаке Марсу), находившемуся снаружи, никакого мыс-
ленного задания. Но стоило открыть дверцу, как Марс а точности исполнял
приказы. Этот опыт зафиксирован на фотоснимке, сделанном 22.I.1923 г.
(Рис. 11), где В. Л. Дуров сидит в клетке, а Марс по мысленному его за-
данию принес блокнот. Рядом с клеткой у коммутатора стоит автор этих
строк. Коммутатор перекрывает контакты заземленного провода, соединенно-
го с калорифером центрального отопления лаборатории. Это заземляющее
устройство было введено ввиду неопределенности вопроса о том, какова мо-
жет быть длина электромагнитных волн в явлениях передачи мысли и, следо-
вательно, какой величины должны быть ячейки сетчатых стенок такого "изо-
лятора". Предполагалось, что заземление контура этой клетки позволит
придать ему потенциал земли и благодаря этому усилит экранирующий эффект
клетки. Но в дальнейшем проверка экранирующих свойств нашей камеры с по-
мощью радиоприборов опровергла это предположение. Достаточно было иметь
дверцу камеры закрытой, чтобы считать блокирующие свойства камеры обес-
печенными. При открытой дверце камера не блокировала электромагнитных
волн8.
Поскольку влияние экранирующего устройства в этих опытах оказалось
заметным и предполагалось, что камера со сплошными металлическими стен-
ками будет в этом отношении еще эффективнее, чем сетчатая клетка, в кон-
це 1923 г. была построена вторая камера со стенками из сплошных листов
кровельного железа.
Опыты с новой камерой еще более укрепили нашу уверенность в том, что
мы находимся на правильном пути. Оставалось лишь убедиться в экранирую-
щем действии камеры с помощью радиоприборов. К тому времени

Рис. 11. Вторая стадия опыта:
сетчатая дверца клетки открыта, внушение животному передалось. Собака
исполнила мысленное задание человека - принесла задуманный В. Л. Дуровым
блокнот.
в иностранной печати впервые появились сведения [26] о том, что пост-
роенная (в США) медная экранирующая камера была испытана с применением
радиоприемника, установленного внутри камеры и радиопередатчика - снару-
жи. Эта проверка показала, что когда дверь камеры плотно закрыта, чело-
век с радиоприемником внутри камеры никакого приема сигналов от радиопе-
редатчика, работавшего снаружи, обнаружить не мог. Это было важное для
нас экспериментальное подтверждение возможности того, что и наша камера
блокирует электромагнитные волны.


Рис. 12. Цельнометаллическая (третья по счету в лаборатории В. Л. Ду-
рова) экранирующая камера с двойными металлическими стенками: медными
(латунными) снаружи и железными внутри.
Возникла необходимость построить медную камеру и для опытов с живот-
ными В. Л. Дурова. В конце 1925 г. была изготовлена третья по счету, на
этот раз медно-железная камера (рис. 12). Она представляла собой парал-
лелепипед с основанием 950Х910 мм и высотой 1130 мм. Стенки камеры, пол
и потолок металлические, сделаны из двойного слоя металла: внутренние
стенки из кровельного железа толщиной 1 мм, наружные - из листов латуни
той же толщины. В одной из стенок имелась дверь на железных петлях, отк-
рывающаяся наружу. Дверь эта тоже двойная: внутри обшита кровельным же-
лезом, а снаружи - медными листами. В другой стенке камеры проделано
овальное отверстие, закрывающееся металлической заслонкой, управляемой
снаружи так, чтобы сидящий внутри камеры экспериментатор не маг заме-
тить, закрыта заслонка или нет.
Экранирующие свойства камеры были проверены (30. XII.1926) сотрудни-
ками Государственного экспериментального электротехнического института в
Москве А. В. Астафьевым и А. Г. Аренсбергом и официально зафиксированы
актом (в присутствии В. Л. Дурова, проф. Г. А. Кожевникова, проф. А. В.
Леонтовича, проф. А. Л. Чижевского при моем участии.
Рис. 13. Вид УКВ - радиопередатчика на длину волны 2-4 м, работавшего
снаружи камеры при ее испытании 30.ХII.1926 г. в лаборатории В. Л. Дуро-
ва.


Экспериментатор, находясь в камере вместе с коротковолновым радиопри-
емником, получал сильный прием от генератора таких же волн (рис. 13),
находившегося снаружи, только в том случае, когда дверь камеры был отк-
рыта. В случае же закрытой двери сигналов (на слух обнаружено не было.
Испытания производились на волнах длиной 2.7, 3.0, 4.0 м. Камера при
этом не заземлялась, Таким образом, испытания эти показали, что в зазем-
лении камеры нет необходимости и одновременно послужили убедительным до-
казательством того, что природа явлений, сопровождающих передачу мыслен-
ной информации на расстоянии, такая же (электромагнитная), как и в обык-
новенной радиосвязи. Это и дало мне основание называть передачу мыслен-
ной информации биологической радиосвязью.
Загадка двух чисел
Вот описание еще одного опыта, поставленного с участием академика В.
М. Бехтерева в зоопсихологической лаборатории в 1926 г. Задание состояло
в том, что экспериментатор В. Л. Дуров должен передать собаке Марсу мыс-
ленный "приказ" пролаять определенное число раз. В. Л. Дуров находится
вместе с другими сотрудниками в зале лаборатории. Проф. А. В. Леонтович
уводит собаку в другую комнату, отделенную от зала двумя промежуточными
комнатами. Двери между этими комнатами А. В. Леонтович плотно закрывает
за собой, чтобы достичь полной звуковой изоляции собаки от эксперимента-
тора.
В. Л. Дуров приступает к опыту. В. М. Бехтерев вручает ему вдвое сло-
женный листок бумаги, на котором написана одному Бехтереву известная
цифра 14. Посмотрев на листок, В. Л. Дуров пожал плечами. Затем достал
из кармана блузы карандаш, что-то написал на обороте листка и, спрятав
листок и карандаш в карман, приступил к действию. Со сложенными на груди
руками он устремляет взгляд перед собой.
Проходит пять минут. В. Л. Дуров в свободной позе садится на стул.
Вслед за тем появляется А. В. Леонтович в сопровождении собаки и делает
следующее сообщение: "Придя со мной в дальнюю комнату. Марс улегся на
полу. Затем вскоре привстал на передние лапы, навострил уши, как бы
прислушиваясь, и начал лаять. Пролаяв семь раз. Марс снова разлегся на
полу. Я уже думал, что опыт закончен и хотел уходить с ним из комнаты,
как вдруг вижу: Марс снова приподнялся на передние лапы и опять пролаял
ровно семь раз".
Выслушав это, В. Л. Дуров торопливо достал из кармана блузы листок
бумаги и подал его Леонтовичу. Все увидели на одной стороне листа цифру
14, на другой стояли дописанные рукой Дурова знаки: 7+7. Волнуясь, вели-
кий укротитель объяснял: "Владимир Михайлович (Бехтерев) дал мне задание
внушить Марсу пролаять 14 раз. Но вы ведь знаете, что передавать число
лаев больше семи, я сам не рекомендую. Я и решил: в уме разбить заданное
число пополам - как бы на два задания, и передал ощущение лая сначала
семь раз, а потом, после некоторой паузы, еще семь раз. В таком именно
порядке Марс и пролаял".
Все были ошеломлены виденным. Даже присутствовавший при опыте проф.
Г. А. Кожевников вынужден был признать, что "получилось в точности так,
будто передан был телеграфный код Морзе: семь точек, пауза и еще семь
точек".
Без преувеличения, я, что называется, был на седьмом небе. Радовался
собственному успеху и сам Дуров, хотя для него случившееся представляло
всего лишь эпизод. Приведем один из таких эпизодов.
9 августа 1918 г. во время циркового представления в г. Дуббельне
(Латвия) на Дурова напал дрессированный медведь. Разъяренный зверь вце-
пился зубами в руку дрессировщика и подмял его под себя. Среди зрителей
в цирке возникла паника, послышались крики женщин и детей. Вот рассказ
самого В. Л. Дурова [33] о том, каким образом он справился с рассвире-
певшим животным. "Медведь встал на задние лапы и медленно пошел на меня.
Я впился в его глаза своими глазами и стал отступать, ведя его за собой.
Началась игра в предугадку. Я пятился, стремясь за собой вывести медведя
в конюшню. Чувствую по глазам медведя его желание оставить меня и уйти в
сторону. Но я, напрягая всю свою энергию, продолжал глазами фиксировать
через зрачки медведя как бы в его мозг, мысленно приказывал не отры-
ваться от моих глаз и пятился назад. Меня охватило знакомое при внушении
чувство: медведь будто уплывал куда-то вверх и только его глаза следова-
ли за мной. Казалось, они то увеличивались, то уменьшались, плывя мед-
ленно за мной. Наконец, мы в конюшне. Ощущаю под ногами другую почву,
слухом улавливаю тревожный топот лошадей в стойлах. Грозно кричу: "ал-
ле!" (на место), и медведь покорно, поджав уши, опускается на лапы и
бросается в свою клетку. Я одним движением закрыл ее, опустив решетку
вниз. Наступила реакция: закружилась голова, я чуть не потерял сознание.
Тут только я почувствовал боль во всей руке".
Решающие опыты советских ученых
Классическими для теории биологической радиосвязи являются описанные
акад. В. М. Бехтеревым [8] шесть опытов над дрессированной собакой Пик-
ки. В четырех опытах индуктором, передающим перцепиенту (животному) за-
дание академика, был В. Л. Дуров, в двух остальных - сам академик, при-
чем о своем мысленном задании он никому (перед опытом) не говорил. Опыты
производились в ленинградской квартире В. М. Бехтерева, то есть в обста-
новке, непривычной для подопытного животного. Участвовали в опытах также
врачи, работающие совместно с Бехтеревым - Никонова и Воробьева. На ос-
нове результатов этих опытов акад. В. М. Бехтёрев и пришел впервые к
убеждению, что в данном случае наблюдалось проявление именно электромаг-
нитной энергии биологического происхождения.
Опуская подробности первых двух опытов, остановимся на описании ос-
тальных. Вот что пишет В.М. Бехтерев: "Третий опыт заключается в следую-
щем. Собака должна вскочить на предрояльный круглый стул и ударить лапой
в правую сторону клавиатуры рояля. И вот собака Пикки перед Дуровым. Он
сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время обхватывает ее мор-
дочку ладонями. Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки оста-
ется неподвижным, но, будучи освобожден, стремительно бросается к роялю,
вскакивает на круглый стул, и от удара его лапы на правой стороне клави-
атуры раздается трезвон нескольких дискантовых нот.
В четвертом опыте собака должна была, после известной процедуры вну-
шения, вскочить на один из стульев, стоявший у стены комнаты, и затем,
поднявшись на стоящий рядом круглый столик, поцарапать лапой большой
портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, что это сложное
действие собаке не так легко выполнить. Но Пикки превзошел все наши ожи-
дания. После обычной процедуры (Дуров сосредоточенно смотрит в глаза со-
баке в течение нескольких секунд) Пикки спрыгнул со своего стула, подбе-
жал к стулу, стоявшему у стены, затем с такой же быстротой вскочил на
круглый столик и, поднявшись на задние лапы, достал правой передней ко-
нечностью портрет и стал царапать его когтями.
Если принять во внимание, что оба последние опыты были осуществлены
по заданию, известному только мне и Дурову, и что я был все время рядом
с Дуровым и неотступно следил как за ним, так и за собакой, то нельзя
было более сомневаться в способности собаки проделывать какие угодно
сложные действия.
Чтобы иметь полную уверенность в этом, я решил сам проделать анало-
гичный опыт, не говоря никому о том, что я задумаю. Задание же мое сос-
тояло в том, чтобы собака вскочила на стоявший неподалеку круглый стул и
осталась на нем сидеть. Сосредоточившись на форме круглого стула, я не-
которое время смотрю собаке в глаза, после чего она стремглав бросается
отмена и начинает бегать вокруг обеденного стола. Опыт не удался и я по-
нял почему: я сосредоточился исключительно на форме круглого стула,
упустив из виду, что мое сосредоточение должно начинаться движением со-
баки к круглому стулу и затем вскакиванием на него. Ввиду этого я, решил
повторить опыт, не говоря никому о своей ошибке и поправив лишь себя в
вышеуказанном смысле. Я снова усаживаю собаку на стул, обхватываю ее
мордочку обеими ладонями, начинаю думать о том, что она должна подбежать
к круглому стулу и, вскочив на него, сесть. Затем отпускаю собаку и не
успеваю оглянуться, как она уже сидит на круглом стуле. Пикки разгадал
мой "приказ" без малейшего затруднения... К приведенным опытам я не де-
лаю особенных пояснений. Сами по себе эти опыты настолько поразительны,
что заслуживают внимания безотносительно к тем или иным комментариям...
Условия, в которых проводились опыты, исключают всякое допущение о том,
что животное при внушении пользуется какими-либо незамеченными самим
экспериментатором знаками. Что же касается последних двух опытов, то они
не только рассеивают всякие сомнения на этот счет, но дают основание для
допущения возможности передачи мысленного воздействия одного индивида на
другого с помощью какого-то вида лучистой энергии... Есть основание по-
лагать, что и здесь мы имеем дело с проявлением электромагнитной энер-
гии, более всего вероятно, с лучами Герца".
Перейдем к описанию опытов над людьми, произведенных врачом-невропа-
тологом Т. В. Гурштейном. В своем докладе на тему "О восприятии всех ви-
дов ощущений на расстоянии", прочитанном на заседании Общества психиат-
ров и невропатологов в Москве в апреле 1926 г., Т. В. Гурштейн сообщил,
что в 1925 г. им передавались перцепиентке Б. Г. Никольской, находившей-
ся на ст. Фрязево Дзержинской ж. д. (на расстоянии 55 км от Москвы), ге-
ометрические фигуры, с поразительной точностью воспроизведенные ею на
бумаге. Надо сказать, что методика исследований Т. В. Гурштейна получила
одобрение академика В. С. Кулебакина, который в отзыве по этому поводу
отметил "громаднейшее научное и практическое значение экспериментов д-ра
Гурштейна".
Вот некоторые особенности методики и результаты запротоколированных
опытов Т. В. Гурштейна, заимствованные из его неизданной монографии
[28]. В опытах, произведенных им в 1936 г. совместно с двумя научными
сотрудниками А. Т. Водолазским (именуемым в протоколах сотрудником N 1)
и Л. А. Водолазским (сотрудником N 2), была использована экранирующая
камера. Индуктором в опытах был Т. В. Гурштейн, а перцепиенткой Е. Г.
Никольская. Консультировал по вопросам радиосвязи инженер М. Г. Марк.
Программа передачи мысленной информации в этих опытах состояла обычно из
небольшого числа отдельных заданий (или как их еще называют, мысленных
приказов), главным образом определенных движений и действий рукой, но-
гой. Отметим, однако, что в серии опытов, например 7 января 1936 г. ус-
пешно осуществлена передача мысленного задания на словесную речь, т. е.
задания, затрагивающего вторую сигнальную систему человека. Был передан
мысленный приказ сказать: "Мне приятно здесь сидеть". В протоколе запи-
сан словесный ответ перцепиентки: "Мне приятно сидеть".
Порядок следования мысленных приказов друг за другом заблаговременно
разрабатывался индуктором совместно с сотрудником N 1. Точно записыва-
лось время час и минута),, когда индуктор должен передавать каждый "при-
каз". 'Экранирующая камера, где размещалась перцепиентка в сопровождении
(записывающего ее действия-ответы) сотрудника N 2, стояла в одной комна-
те, а индуктор вместе с сотрудником N 1 помещался в другой комнате. Часы
в руках сотрудников N 1 и N 2 были заранее сверены. Сотрудник N 2 имел у
себя только листок с записью хронологии предстоящих мысленных передач -
без их содержания. Он же по своему усмотрению открывал или закрывал
дверь камеры к моменту, записанному в хронологии. Индуктор во время пе-
редачи очередного задания не должен был знать, открыта или закрыта дверь
камеры.
В трех сериях опытов было передано 15 "приказов", в том числе 9 при
открытой двери камеры и 6 - при закрытой. Оказалось, каждый опыт при
открытой двери сопровождался точным исполнением "приказа", тогда как при
закрытой двери перцепиентка не исполнила ни одного "приказа", т. е., по
мнению экспериментаторов, осуществлялось экранирующее действие камеры.
В 1940 г. были обнародованы весьма важные и интересные результаты
экспериментальных работ проф. С. Я. Турлыгина [64], изучавшего (с по-
мощью экранирующей камеры) характер электромагнитных радиаций, излучае-
мых центральной нервной системой человека при опытах мысленного внушения
и гипноза. Работы велись в руководимой академиком Л. П. Лазаревым лабо-
ратории биофизики Академии наук СССР. Более подробное сообщение об этих
работах [65] содержит методику исследований и описание примененного обо-
рудования.
В комнате, изолированной от внешних световых, звуковых и тепловых
воздействий, помещалась камера, в одной стенке которой на уровне глаз
сидящего на стуле человека было проделано отверстие с горизонтально при-
соединенным к нему (снаружи) металлическим тубусом. Отверстие тубуса
могло быть легко и неслышно для человека перекрыто металлической (или
иного материала) диафрагмой. Внутри камеры на стуле лицом к тубусу поме-
щался гипнотизер-индуктор. В качестве такового попеременно выступали Н.
А. Орнальдо и А..И. Белоусов. Консультантами были доктор химических наук
В. И. Алиева и инженер В. И. Манов. Подопытные перцепиенты люди распола-
гались вне камеры.
Основываясь на общеизвестном факте потовыделения при воздействии на
человека ультракороткими волнами, С. Я. Турлыгин решил использовать это
явление в качестве контрольного для установления времени начала и конца
периода воздействия индуктора на перцепиента. Для этого успешно была
применена остроумно устроенная капсула. Заблаговременно до начала опытов
гипнотизер-индуктор тренировался в работе с гипнотиком-перцепиентом на
воспитание у последнего (путем мысленного внушения) особого условного
рефлекса: падение из сидячего положения навзничь. Вследствие этого у
перцепиента вырабатывалось беспрекословное и быстрое исполнение мыслен-
ного "приказа" гипнотизера падать навзничь.
Опытами обнаружено, что при открытом отверстии тубуса исполнение
"приказа" падать происходило всегда, когда перцепиент находился на пря-
мой линии, составлявшей продолжение геометрической оси горизонтального
тубуса. Закрывание отверстия тубуса листком бумаги не нарушало этого эф-
фекта. Но введение металлической диафрагмы поперек тубуса прекращало по-
лучение такого эффекта. На пути прямого луча между индуктором и перцепи-
ентом как бы устанавливалось неодолимое для луча препятствие. Выявилась
и другая особенность. Оказалась что луч этот мог быть искусственно отра-
жен в сторону если на его пути у выхода из тубуса ставился под некоторым
углом к оси тубуса отражающим экран "зеркало" в виде пластинки из крас-
ной меди; алюминия или эбонита. Отражение луча было обнаружено следующим
образом.
Предполагая, что в данном случае действует .закон оптического отраже-
ния и что угол падения луча из тубуса на зеркало будет равен углу отра-
жения, С. Я. Турлыгин приступил к определению точек, где пройдет отра-
женный луч. Оказалось, что помещенный на пути отраженного луча перцепи-
ент был таким же хорошим "приемником" луча, как если бы это был прямой
луч. Из ряда диаграмм, полученных при исследованиях с помощью диффракци-
онных решеток9, были определены длины волн. Они оказались лежащими в ди-
апазоне 1,8-2,1 мм. Основываясь на результатах этих экспериментов, С. Я.
Турлыгин пришел к важнейшему выводу: чисто оптическая картина действия
экранов отражения этого агента (воздействия на перцепиента.- Б. К.) от
зеркал и диффракционные явления заставляют думать, что этим агентом яв-
ляется электромагнитное излучение, одна из волн которого лежит в области
1,8-2,1 мм. Эти выводы были доложены проф. С. Я. Турлыгиным в 1939 г. на
заседании Московского общества испытателей природы. Доклад вызвал весьма
большой интерес и оживленную дискуссию, в результате которой большинство
выступавших ученых (акад. П. Л. Лазарев, проф. В. К. Аркадьев, проф. П.
П. Павлов и др.) поддержали точку зрения докладчика об электромагнитной
природе исследованного явления. Признавая большую научную ценность этих
опытов, акад. П. Л. Лазарев рекомендовал докладчику развивать свои исс-
ледования, используя в полном объеме толь хорошо показавшее себя обору-
дование, в том числе, конечно, экранирующую камеру.
Мы видим, что С. Я. Турлыгин исследовал сигналы, отвечающие одному
виду внушенных импульсов (падению тела перцепиента, т. е. двигательному
импульсу). Развивая эти исследования полиции передачи импульсов, зрения
слуха, обоняния и т. д., мы могли бы определить также их параметры
электромагнитных волн, а затем приступить к искусственному воспроизведе-
нию "сигналов" и этих ощущений. При всем этом подчеркнем, что в опытах
С. Я. Турлыгина "луч зрения" индуктора проявил себя физически как узкий
пучок прямо направленных электромагнитных излучений из глаз человека.
Радиосвязь у насекомых
Наряду с опытами, проводимыми не посредственно в лаборатории, сотруд-
ники зоопсихологической лаборатория В. Л. Дурова систематически собирали
материалы, свидетельствующие о наличии элементов биорадиосвязи также у
различных животных, птиц и насекомых. Например, английский ученый Л.
Харль (Лондон), наблюдая за поведением некоторых бабочек, обратил внима-
ние, что самка моли может призывать к себе самца иногда с расстояния в
несколько километров. Вначале высказывалось предположение, что это про-
исходит в результате возбуждения самкой в пространстве особых акустичес-
ких колебаний, которые "слышит" самец. Однако эту гипотезу пришлось от-
вергнуть уже потому, что наблюдения велись в центре шумного города, от-
куда бабочка вряд ли могла бы звуками призвать к себе самца из далеких
болотистых окрестностей. Поэтому Л. Харль нашел более правдоподобным
объяснить наблюдаемый факт способностью насекомых своими щупальцами-уси-
ками излучать и улавливать электромагнитные волны. Продолжение опытов
обогатило ученого новыми фактами, укрепляющими его в верности сделанного
им вывода. По утверждению Л. Харля, ему якобы удалось с помощью радиоп-
риемника "подслушать" тоны, характерные для электромагнитных волн, излу-
чаемых самкой. Вместе с тем он доказал, что самец моли, по-видимому,
восприняв эти волны, поднимался в лет, направляясь к самке.
Советский энтомолог И. А. Фабри, изучавший в течение шести лет это
явление у одного из видов ночных бабочек, проделал следующий опыт. Ле-
том, с наступлением вечера, на балкон уединенной лесной дачи он выносил
самку бабочки (в проволочном садке). Не проходило и 30 минут, как к ней
отовсюду начинали слетаться самцы. За три вечера их было поймано 64 эк-
земпляра. Сделав предварительно пометки красками на спинках самцов, их
уносили (в коробках) за 6-8 км от дачи и там выпускали на волю. Однако
через 40-45 минут их снова 64 обнаруживали около самки. Опыты повторя-
лись неоднократно, но результат был один.
Подозревая, что органом связи у насекомых являются их усики, ученый
обрезал нескольким самцам их естественные "антенны" и убедился, что без
них они не смогли воспринимать призыва самки и больше не прилетали к
ней.
В настоящее время многие советские, а также зарубежные ученые склонны
принимать это объяснение, как самое вероятное. За границей получила
распространение гипотеза о том, что эпителиальные нервные волоски (во-
локна) органа обоняния играют роль микроантенн, предположительно указы-
вается длина излучаемых ими волн (от 8 до 14 микрон). Эта гипотеза сов-
падает с точкой зрения советских ученых. Правда, при более подробном
рассмотрении вопроса появляется необходимость еще в одном допущении, а
именно: в рецепторе обонятельных ощущений человека, кроме нервных волос-
ков, играющих роль микроантенны излучающего аппарата, имеются волоски -
микроантенны аппарата "биорадиоприемника" запаховых биорадиационных
волн.
Касаясь этого вопроса, проф. Ю. Фролов [73] пишет: "Теперь как будто
удается не только выявить физическую природу запахов, но и приблизи-
тельно указать их место в инфракрасной и ультрафиолетовой части шкалы
электромагнитных колебаний". Подчеркивая физическую природу запахов (в
отличие от химической), автор приводит в доказательство следующий опыт.
Если посуду с медом расположить в герметически закрытом ящике, в одной
стенке которого вставлено оконце со световым фильтром, пропускающим на-
ружу только инфракрасные лучи, то пчелы все же начнут слетаться к этому
ящику и собираться на фильтре, как если бы сюда их привлекал запах меда.
На самом же деле герметически закрытый ящик не пропускает медового запа-
ха наружу. Следовательно, свойства запаха имеют не химическое, а физи-
ческое, т. е. электромагнитное, происхождение. Но если это так, то при-
ходится признать и другое: в нервной системе пчелы есчь орган - "биора-
диоприемник" запаховых биорадиациоюных волн. Микроантенной этого аппара-
та также являются усики на голове насекомого.
В 1928 г. в Палестине были опубликованы результаты экспериментов д-ра
Р. Реутлера [78], задавшегося целью изучить изменения в автоматических
движениях живого, но изолированного органа насекомого (кузнечика), про-
исходящие под воздействием нервной системы приближающегося к нему чело-
века. Особенно показательными оказались изменения движений кишечника и
яичника самки кузнечика.
Препарат для опыта изготовляют так. С помощью тонких ножниц быстро
отрезают голову и конечности, делают поперечный разрез хитинового слоя с
брюшной стороны под грудным щитком, отделяют брюшную нервную цепочку от
грудного ганглия. Стенку брюшного щитка разрезают вдоль до конца корпуса
насекомого, отгибают ее с каждой стороны, прикалывая булавками к пробко-
вой основе. Внутренние органы брюшка отделяют от головных ганглиев и
удаляют, но так, чтобы на месте нетронутыми остались так называемые
Мальпигиевы тельца, яичники и весь кишечник. Поверхность среза на месте
головы смазывают коллодиумом. Пинцетом извлекают из препарата также
брюшную нервную цепочку, отрезая ножницами соединительный участок на ее
конце. Полученный препарат (брюшную полость) располагают спинкой вниз
горизонтально на дне стеклянной чаши Петри и при помощи пипетки заполня-
ют ее до краев свежеприготовленным физиологическим раствором. Сквозь
крышку чаши видно, как внутренности препарата начинают двигаться. Под-
вижными они продолжают быть в течение 10 часов.
После приготовления препарата люди оставляют лабораторию. Через пол-
часа возвращается один лишь экспериментатор и, приблизившись к препарату
на 0,2 м, производит наблюдения над ним с помощью бинокулярной лупы. В
первые моменты заметны медленные ритмические сокращения кишечника, еще
более медленные движения яичника и несколько более интенсивные движения
Мальпигиевых телец. Однако, в течение уже последующих двух-трех минут
эти движения заметно усиливаются. К концу четвертой минуты все внутрен-
ности приходят в оживленное движение. Усиление движения продолжается все
время, пока экспериментатор находится вблизи от препарата. После повтор-
ного ухода его из лаборатории происходит замедление движений до исходной
стадии что отмечено наблюдением при вторичном приходе экспериментатора
через восемь минут его отсутствия. Проверенные в 80 случаях наблюдения
показали, что повторное ускорение движений достигает прежней картины че-
рез 15 минут нового пребывания человека у препарата. Приближение к пре-
парату в это время второго человека еще более усиливает движения в пре-
парате. В другой серии из 80 опытов отмечено мощное усилие движений
внутренностей в препарате, когда приблизившийся к нему экспериментатор
усиленно сокращал и расслаблял мускулы своих ног или рук, жевательные
мышцы челюстей или же форсированно вдыхал и выдыхал воздух из легких.
В результате исследователь пришел к выводу, что живой организм чело-
века оказывает воздействие на расстоянии на клетки живого изолированного
органа насекомых и что таким образом клетки органа являются индикаторами
этого воздействия. Не выясненным остался лишь вопрос, вызывается ли эф-
фект воздействия мышечными сокращениями приблизившегося человека или его
нервно-психической деятельностью. Экспериментатор склоняется к мнению,
что эффект зависит от того и другого фактора, в том числе от волевых им-
пульсов в мозгу человека, сопровождающих сокращения его мускулов10.
Глава III
"ЛУЧИ ЗРЕНИЯ"
Вернемся еще раз к замечательной личности Владимира Леонидовича Дуро-
ва. Клоун-трибун, дрессировщик-новатор, зоопсихолог-мыслитель. Его фигу-
ра вырастает в моих глазах в образе выдающегося советского ученого -
смелого первооткрывателя новых путей человеческого познания. В сущности,
ведь это он открыл в 1880 г., а в последующем изучил во всех подробнос-
тях удивительную способность животного (собаки, медведя, льва и др.) по-
нимать (по нашей теории, улавливать, воспринимать) мысленные приказы че-
ловека без слов и иных видимых или слышимых сигналов.
Сегодня, пользуясь новыми терминами биологической радиосвязи, мы мо-
жем сказать, что эта удивительная способность животного есть не что
иное, как физиологическая "способность" .быть индикатором биоэлектромаг-
нитных волн, излучающихся из мозга человека при акте мышления: мозг жи-
вотного улавливает, принимает телепатему, передаваемую мозгом человека
при акте мышления. Сообразно характеру принятой телепатемы у животного
изменяется поведение. Это дает основание утверждать, что данное открытие
В. Л. Дурова имеет неоценимое научное значение для биологии, для теории
биологической радиосвязи в живой природе.
Нас приводят в восторг работы К. Э. Циолковского первооткрывателя пу-
тей в космос, И. В. Мичурина - первооткрывателя путей распознавания
внутренних особенностей жизни и "поведения" растений, способов управле-
ния и жизнью и "поведением". Вот таким же пионером в распознавании основ
поведения животных и был В. Л. Дуров. Созданный им метод эмоциональной
дрессировки - это рычаг управления поведением животного в руках челове-
ка.
Примечательно, что и в первых своих случайных наблюдениях, и в после-
дующей многолетней экспериментальной работе, изучая поведение подопытно-
го животного при передаче мысленного внушения, В. Л. Дуров решающее зна-
чение придавал силе человеческого взора,. направленного в глаза животно-
го или "куда-то глубже глаз -в мозг животного". Не раз испытал он силу
своего взгляда и убеждался в "странном" воздействии этой силы на живот-
ное.
Приведем один из многочисленных примеров, описанных В. Л. Дуровым
[33]. Это случилось в Москве 21 февраля 1914 г. Показывая свой зверинец
комиссии, состоявшей из нескольких ученых и .представителей прессы, сре-
ди которых был известный в те времена издатель газет А. А. Суворин, В.
Л. Дуров подошел вместе с ними к большой клетке, в которой помещались
привезенные из Африки лев Принц и львица Принцесса. Уже три года эти
хищники мирно жили друг с другом у В. Л. Дурова. По настойчивой просьбе
членов комиссии, в особенности А. А. Суворина, о том, чтобы льву было
внушено напасть на львицу (которая в это время спокойно лежала в дальнем
углу клетки), В. Л. Дурой, глядя в глаза стоящего перед, ним льва, про-
извел соответствующее мысленное внушение. В своем воображении он ярко
представил себе картину, будто львица подкрадывается к воображаемому
куску мяса, якобы лежащему у передних лап льва, и ее покрытая желтой
шерстью лапа с выпущенными когтями вот-вот прикоснется к мясу.
И вдруг лев взревел, бросился на львицу и укусил ее. Звери момен-
тально слились в один катающийся громада мни клубок, клетка шаталась и
гудела от ударов их тел. Присутствовавшие в страхе покинули помещение.
Ушел с ними В. Л. Дуров.
Возбуждение долго не оставляло льва. Спустя некоторое время В. Л. Ду-
рову доложили, что Принц схватил лапой (через решетку) проходившего мимо
служителя и сильно поранил ему руку. Дуров решил вернуться к клетке и
попытался успокоить льва.
Вот его рассказ о том, что произошло при этом. "При моем появлении
лев ходил беспокойно взад и вперед по клетке, а Принцесса, как только он
приближался к ней оскаливала зубы и рычала. Я пробовал успокоить льва
интонировкой (ласково произносимыми словами. - Б. К.), однако он как бы
не замечал меня и продолжал беспокойно ходить... Но вот он все-таки лег
в углу клетки. Я подошел и поймал его взгляд. Принц оскалил зубы и от-
вернулся. Я еще ближе придвинулся к нему и вторично поймал его взгляд.
Лев, открыв пасть, вскочил.. Как только его глаза встречались с моими,
он каждый раз поднимал свои щеки, показывал зубы и фыркал, обдавая меня
горячим дыханием. Вот он все дольше и злобнее стал всматриваться в мои
глаза. При моем малейшем движении в сторону Принц, вдруг с рычанием бро-
сался к решетке и царапал передними лапами гладкий пол клетки. Теперь
стало ясно для меня лев не переносил хладнокровно моего взгляда. Отдох-
нув от напряжения, я перевел свой взор на Принцессу. Принц еще тревожнее
заметался из стороны в сторону. Резкое мое движение и пристальный взгляд
моментально заставил Принца броситься к решетке.
Стоя на одном месте, он быстро перебирал передними лапами по полу,
как бы бежал ко мне. Глаза его горели зеленым фосфорическим светом. Те-
перь он уже их не отрывал от моих глаз. Но вот он лег. Пасть открыта,
когти выпущены.
И чем дальше, тем он вел себя спокойнее. Перестав бить по полу хвос-
том. Принц начал щурить глаза, как бы засыпая. Вот он мягко заскулил:
"мияу - мияу", облизнулся и полузакрыл глаза. Я продолжаю, не отрываясь,
глядеть на льва, мысленно ласкаю его, пальцами шевелю гриву Принца, чешу
у него за ухом, и все это мысленно. Его "мияу" как бы застряло в горле,
глаза крепко закрылись на несколько секунд. Я отошел от клетки. Лев мой
лениво, спокойно поднялся с пола и аппетитно потянулся".
С точки зрения основ биологической радиосвязи описанный случай имеет
сходство со случаем, произошедшим в 1880 г., когда юный Володя Дуров си-
лой своего взора остановил готовившегося напасть на него одичавшего
ульмского дога и заставил его отступить. Идущая из глаз В. Л. Дурова
вместе с "лучом зрения" (направленным в глаза и далее глаз - в мозг жи-
вотного) биологическая радиация, достигнув возбужденного в этот момент
нервного центра животного, оказала воздействие на этот центр, послужив-
шее как бы толчком. После этого толчка изменилась роль центра: из воз-
буждающей она стала тормозящей.
Понять яснее общую картину этого процесса можно, руководствуясь сле-
дующей важной психологической закономерностью, установленной выдающимся
физиологом нашего времени акад. А. А. Ухтомским [68]: "Физиологическая
мысль чрезвычайно обогащается перспективами и проблемами с того момента,
когда открывается, что роль нервного центра, с которой он вступает в об-
щую работу его соседей, может существенно изменяться, из возбуждающей
может становиться тормозящей для одних и тех же приборов, в зависимости
от состояния, переживаемого центром в данный момент. Возбуждение и тор-
можение - это лишь переменные состояния центров в зависимости от условий
раздражения, от частоты и силы приходящих к нему импульсов. Но различны-
ми степенями возбуждающих и тормозящих влияний центра на органы опреде-
ляется его роль в организме. Отсюда прямой вывод, что нормальная роль
центра в организме есть не неизменно статически постоянное и единствен-
ное его качество, но одно из возможных для него состояний. В других сос-
тояниях тот же центр может приобрести и существенно другое значение в
общей экономии организма... Фактическим подтверждением служила описанная
тогда (1911 г. - Б. К.) картина, что в моменты повышенного возбуждения в
центральном приборе глотания или дефекации на теплокровном раздражение
"психомоторной зоны" коры дает не обычные реакции в мускулатуре конеч-
ности, но усиление действующего в данный момент глотания или дефекации.
Главенствующее возбуждение организма в данный момент существенно изменя-
ло роль некоторых центров и исходящих от них импульсов для данного мо-
мента".
Эту преобладающую (доминирующую) роль главенствующего возбуждения А.
А. Ухтомский назвал "доминантой". Состояние доминанты есть такое взаимо-
действие группы нервных центров мозга между собой, которое сказывается
на поведении животного, делая это поведение более устойчивым, или изме-
няет это поведение существенным образом, вполне заметным для наблюдающе-
го со стороны. Приведем для пояснения пример. Если во время драки собак
попытаться разнять их, оттягивая (за ошейник с цепью) друг от друга, то
можно увидеть, что каждая из собак с еще большей силой будет рваться в
драку. Это значит, что в момент повышенного возбуждения центра (в мозгу
обеих собак) побочное влияние нового раздражителя (оттягивания за ошей-
ник, которому каждая собака в обычных условиях подчиняется) оказывает
здесь лишь усиление действующего в данный момент главенствующего возбуж-
дения. Однако совсем другое действие во время драки собак можно полу-
чить, если применить более сильный, как бы ошеломляющий, эффект, напри-
мер внезапно окатить собак холодной водой из ведра - они перестанут
драться. Это значит, что новый побочный, более мощный раздражитель (хо-
лодная вода) послужил к изменению состояния нервного центра (у дерущихся
собак) из возбуждающего в тормозящее: главенствующая роль центра стала
теперь тормозящей.
Так и в обоих только что упомянутых случаях (с догом и со львом) био-
логическая радиация от взора В. Л. Дурова послужила побочным раздражите-
лем - мощным толчком, после которого изменилась роль нервного центра: из
возбуждающей она сделалась тормозящей. Не менее существенным является
то, что таким образом В. Л. Дуров открыл новый, неизвестный до него фак-
тор, который мы теперь только расшифровываем: феномен биорадиационного
воздействия на психику (животного) с расстояния. Феномен этот в данном
.случае осуществляется через посредство взора глаз человека, фиксирующих
глаза животного. Между прочим, этот феномен позволяет нам дать еще одно
объяснение обстоятельствам, отмеченным в опытах д-ра Реутлера, когда ор-
ганизм человека оказывал воздействие при приближении к препарату с живым
изолированным органом кузнечика; заметно убыстрялись ритмические движе-
ния кишечника кузнечика. Поскольку приближавшийся к препарату человек
(экспериментатор) устремлял взгляд на него (биорадиационное воз-
действие), ритм движений кишечника ускорялся.
Весьма многочисленные наблюдения из жизни людей подтверждают кажущие-
ся многим странными факты, когда человек, случайно устремивший свой
взгляд в затылок впереди находящегося человека, вдруг видит, что тот
оборачивается и смотрит ему в глаза. Похоже, будто взор первого человека
послужил каким-то сигналом - биораздражителем для второго человека. Один
из мои корреспондентов, активно интересующийся проблемой. передачи мыс-
ленной информации, комсомолец В. А. П. из Ленинграда так описывает испы-
танное на собственном опыте чувство человека, в затылок которого устрем-
ляя взор другого человека: "...сижу я однажды в театре перед началом
спектакля и чувствую, словно кто-то сверлит мой затылок, чувствую ка-
кую-то тяжесть - поворачиваю голову, и мой взгляд встречается со взором
товарища, который сидел ряда через четыре позади меня".
Другим, обращающим на себя внимание интересным фактом, но уже из жиз-
ни животных, является нередко наблюдаемое в темноте желто-зеленое свече-
ние, исходящее из глаз у кошек и многих хищников. Общеизвестное также,
что некоторые хищные звери, змеи и рыбы обладают силой воздействия свое-
го взора, устремленного прямо в глаза близко находящейся жертвы. Под
влиянием такого взора хищника жертва цепенеет, теряет власть над своими
собственными движениями и становится легкой добычей хищника. Попытку
объяснить эти явления с точки зрения биологической радиосвязи и предс-
тавляет нижеследующая наша рабочая гипотеза (1952 г.).
Как известно, периферическим окончанием нерва в человеческих рецеп-
торных органах зрения, слуха, вкуса, обоняния является эпителиальная
клетка. Процесс зрения, например, реализуется в рецепторе при помощи
зрительных (нервных) эпителиальных клеток сетчатки (ретины) глаза, кото-
рые носят название палочек и колбочек. Над ними расположен тончайший
слой пигментных клеток, содержащих зрительный пурпур (родопсин), состав-
ляющий поверхность сетчатки, обращенную внутрь. глазного яблока. Пурпур
находится и в верхней наружной части каждой палочки. В колбочках же со-
держится светочувствительное вещество - иодопсин. Сетчатая оболочка гла-
за состоит из нескольких слоев, содержащих нервные клетки-нейроны. На-
ружные окончания нейронов первого слоя осуществляют начало восприятия
зрительного ощущения. Эти окончания имеют форму заметно удлиненных кол-
бочек. Колбочки сосредоточены преимущественно в центральной части сет-
чатки, в особенности в так называемом желтом пятне - участке наиболее
ясного видения (macula lutea). Он имеет очертания овала с максимальным
поперечником 2,9 мм. В центре овала есть углубление (forea centralis),
где имеются только колбочки. Число колбочек одного глаза достигает около
семи миллионов. Диаметр колбочки 6-7 (; длина около 55 (.
В остальных участках, главным образом на периферии сетчатки, преобла-
дают еще более вытянутые в длину тонкие неравные клетки, называемые па-
лочками. Диаметр палочки около 2(, длина -около 70(. Число палочек одно-
го глаза достигает нескольких десятков миллионов. Всего в сетчатке обоих
глаз человека насчитывается около 140 миллионов нервных окончаний.
Удлиненные тельца колбочек и палочек так тесно соприкасаются друг с
другом, что существующие между ними промежутки почти неразличимы. Харак-
терной особенностью является попарное стояние палочек, в отличие от кол-
бочек, расположенных в одиночку. Можно допустить, что за пределами жел-
того пятна сетчатки каждую колбочку окружают парные палочки со всех сто-
рон и что поэтому на периферии сетчатки, где колбочки меньше перемежают-
ся с палочками и где последние численно преобладают, структурное строе-
ние сетчатки морфологически отличается от строения центральной части
сетчатки. До сих пор в физиологии зрения нет четко установившегося мне-
ния о том, какие различия существуют между функциями колбочек и палочек,
но что эта функции различны между собой, на то указывает как различие в
морфологии этих нервных клеток, так и заметная разница в их величине и
порядке размещения на сетчатке. Известно, например, что колбочка, распо-
ложенная по преимуществу в центральной части сетчатки, светочувстви-
тельный аппарат, хорошо воспринимающий цветовые ощущения, в особенности
при дневном освещении. Поэтому цветное световое ощущение иначе называют
центральным. Палочка же более чувствительна к восприятию в сумеречное и
ночное время окрашенных в однотонный серовато-зеленоватый цвет смутно
различимых предметов окружающей обстановки. Получаемое в этом случае
слабое световое ощущение иначе называют сумеречным или периферическим.
К колбочкам и палочкам, как концевым нервным аппаратам, снизу подхо-
дят нервные волоконца, которые передают световое раздражение дальше в
зернистый слой более длинных клеток с отростками. Характерно, что одно
волокно оказывается связанным с несколькими концевыми аппаратами. В сво-
ей сумме эти волокна составляют особый слой еще более длинных нервных
образований. На вертикальном разрезе сетчатой оболочки человеческого
глаза можно различить десять слоев, из которых десятый слой примыкает к
сосудистой оболочке глаза. Проводниковый отдел зрительного анализатора
начинается от девятого слоя сетчатки, где расположены ганглиозные клет-
ки. Аксоны этих клеток образуют зрительный нерв, который следует расс-
матривать не как периферический нерв, а как зрительный тракт. Волокна
зрительного тракта, выходящего из глазного яблока, идут через отверстие
в черепе к большим полушариям головного мозга, где в наружном коленчатом
теле (corpus geniculatum laterale) вступают в синапсическую связь с ней-
ронами зрительного бугра. Наружные коленчатые тела передают зрительное
ощущение в коре головного мозга. Отсюда зрительные нейроны третьего яру-
са направляются в затылочные доли коры мозга. Окончания зрительных путей
входят в состав полей зрения затылочных долей коры мозга. Здесь зри-
тельные ощущения анализируются и синтезируются.
Сетчатка глаза функционирует вместе с сосудистой оболочкой, на кото-
рой она помещается. Обе вместе они и составляют внутри глаза тот свето-
чувствительный слой, на котором отражаются изображения освещенных пред-
метов. Четкое изображение на сетчатке обеспечивается системой таких час-
тей глаза, как прозрачная роговая оболочка, радужная оболочка (играющая
роль раздвижной диафрагмы, как у фотоаппарата) и прозрачный хрусталик.
Входящий извне луч света проходит через эту оптическую систему в полость
глаза, заполненную прозрачным желеобразным веществом (носящим название
стекловидного тела), и попадает на сетчатку в одной узко ограниченной
зоне центра сетчатки, где по преимуществу расположены колбочки. Ход луча
в этой оптической системе определяется показателем преломления отдельных
сред (передняя и задняя поверхность роговицы, хрусталик и стекловидное
тело), радиусом кривизны преломляющих поверхностей, а также некоторыми
другими оптическими параметрами.
Под воздействием светового луча, падающего на сетчатку, вещество зри-
тельного пурпура различным образом на различных участках этого слоя рас-
падается, давая неокрашенное соединение. Именно такое химическое измене-
ние и является началом возникновения колебательных электрических процес-
сов в сетчатке, точнее в колбочках и палочках. Эти процессы распростра-
няются далее по зрительному нерву и доходят до коры головного мозга.
Всюду электричество!
Впервые электрические процессы в сетчатке глаза были замечены
Гольмгреном, а их особенности изучены Эйнтговеном. В настоящее время из-
вестно, что внутри глаза у человека и позвоночных животных так называе-
мое дно глаза электроотрицательно по отношению к передней части глаза.
Оказалось, что разница потенциалов вносится только сетчаткой. По удале-
нии слоя сетчатки в остальной части глазного яблока разность потенциалов
не обнаруживается. Между прочим, это обстоятельство позволяет нам выдви-
нуть два положения: 1) если биорадиационное излучение из глаза существу-
ет, то оно одинаково возможно как из глаза человека, так и из глаза жи-
вотного; 2) прием этих излучений из другого глаза одинаково возможен как
для глаза человека, так и для глаза животного.
Изменение разности электрических потенциалов, наступающее при свето-
вом раздражении глаза, экспериментально можно наблюдать во всех отделах
зрительного анализатора: в сетчатке, зрительном нервном тракте и в зри-
тельной области коры головного мозга. Характер этих электрических явле-
ний общеизвестен. Действие светового раздражителя на глаз сопровождается
определенными биоэлектрическими изменениями в центральном отделе зри-
тельного анализатора - в area striata. При раздражении глаза мерцающим
(прерывистым) светом повышение числа электрических колебаний в этой зоне
наблюдается (с помощью аппарата, записывающего электроретинограмму) в
течение всего периода раздражения глаза. В противовес этому, при непре-
рывном (сплошном) раздражении глаза световым лучом, повышение числа
электрических колебаний в area striata наблюдается только в самом начале
раздражения ("эффект включения") и вслед за прекращением раздражения
("эффект выключения").
Согласно фотохимической теории зрения, разработанной акад. П. П. Ла-
заревым, изменение светочувствительности глаза идет параллельно распаду
зрительного пурпура. Биохимические и электрофизиологические исследования
показывают, что, например, процесс темновой адаптации (приспособление
самого глаза к темноте) осуществляется в сетчатке. Однако, до настоящего
времени остается неясным, лежит ли в основе адаптации восстановление
зрительного пурпура или же это восстановление только сопровождает про-
цесс адаптации.
Произведенное в 1923 г. в Институте биофизики АН СССР под руко-
водством акад. П. П. Лазарева изучение утомляемости органа зрения при
слабых яркостях освещения (адаптация глаза) показало, что зрительный
центр коры головного мозга является практически неутомляемым и все явле-
ния утомления сосредоточиваются в периферии зрительного анализатора; а
именно в сетчатке глаза. Неутомляемость зрительного центра, по мнению П.
П. Лазарева, связана с другой функцией этого центра - с периодическими
реакциями химического свойства, протекающими в зрительном центре. Эти
реакции кладут начало образованию электромагнитных колебаний в зри-
тельном анализаторе, т. е. излучению электромагнитных волн в окружающую
среду. Однако как это происходит конкретно, не было известно. Вообще,
можно сказать, что исследования электрических явлений в зрительном ана-
лизаторе, в том числе в глазу человека, все еще не приобрели характера
вполне законченных, и, значит, последнее слово о них еще не сказано. В
частности, неизведанные просторы открываются перед исследователями, же-
лающими изучить происхождение и ритм колебательных токов в нервных эле-
ментах сетчатки глаза, в особенности в колбочках и палочках. Впрочем,
надо сказать, что в равной степени это относится и к предстоящим иссле-
дованиям по изучению феномена колебательных токов в нервных эпители-
альных клетках и других рецепторных органов: слуха, обоняния, вкуса и
осязания.
Еще в 1923 г. в своей книге [36], мы выдвинули предположение о том,
что чувствительные нервные тельца так называемой "колбы Краузе" могут
играть роль антенных рамок, т. е. микроантенн аппаратов, излучающих или
принимающих биоэлектромагнитные колебания в органах осязания. Рассматри-
вая эти вопросы подробнее в предыдущем разделе в связи с органом слуха,
мы предположили, что волосатые нервные клетки улитки внутреннего уха мо-
гут быть приравнены к микроантеннам аппаратов как излучающих наружу свои
биоэлектромагнитные волны, так и воспринимающих приходящие к ним извне
биоэлектромагнитные волны акустической частоты. Возможно, одни из волос-
ков улитки играют роль приемной микроантенны, другие излучающей.
Распространяя эту аналогию на колбочки и палочки рецепторного органа
зрения, мы можем сказать, что они представляют собой микроантенны, из
которых одни играют роль аппарата, воспринимающего приходящие к нему
извне электромагнитные волны, а другие излучают в процессе зрения свои
биоэлектромагнитные волны наружу. Причем принимающими микроантеннами яв-
ляются колбочки, поскольку именно им свойственна способность "принимать"
световые лучи и они по преимуществу расположены в центральной части сет-
чатки, куда чаще всего падает световой луч. Излучающими же микроантенна-
ми являются, очевидно, палочки, поскольку они расположены в основном на
периферии сетчатки, куда световой луч попадает гораздо реже. Таким обра-
зом, одно из функциональных различий между колбочками и палочками заклю-
чается в различии их "биорадиотехнического" назначения. Излучаемые па-
лочками биоэлектромагнитные волны мы можем назвать "лучами зрения".
Английский физик Ч. Росс, много лет изучавший оптические свойства че-
ловеческого глаза, также придерживался мнения, что глаз излучает элект-
ромагнитную энергию. Ученый построил в 1925 г. прибор, главной частью
которого была тонкая некрученая шелковинка с горизонтально подвешенной
на ее нижнем конце тончайшей металлической спиралью. Над спиралью к шел-
ковинке прикреплена легчайшая магнитная стрелка. Назначением магнитной
стрелки являлась фиксация положения спирали в свободно подвешенном сос-
тоянии. Оказалось, что если устремить пристальный взор во внутрь спирали
так, чтобы направление взора совпадало с геометрической осью витков спи-
рали, и после этого начать медленно поворачивать голову до тех пор, пока
"луч зрения" становился под некоторым углом к оси спирали, то можно за-
метить, как спираль начнет поворачиваться на тот же угол. При некоторых
опытах угол такого "вынужденного" поворота сдирали достигал 60(.
Переходя к рассмотрению структурных особенностей палочек сетчатки, с
точки зрения биологической радиосвязи, мы можем полагать, что прямоли-
нейно Вытянутая часть тельца палочки представляет собой ультрамикроско-
пическую трубку из проводящего электроток материала, покрытую слоем диэ-
лектрика. Каждые две пары палочек, хотя и тесно прилегают друг к другу,
все же оставляют а середине между этими четырьмя удлиненными тельцами
относительно длинный канал, который и можно сравнить с каналом микровол-
новода. Этот биологический волновод и составляет искомую "живую" микро-
антенну, придающую острую направленность излучаемым ею электромагнитным
волнам "луча зрения". При этом свое первоначальное направление "луч зре-
ния" принимает, идя по прямой линии вдоль геометрической оси волновода.
Иначе говоря, луч выходит из волновода перпендикулярно к плоскости того
участка сетчатки, где этот волновод находится.
Вполне допустимо принять и вторую версию аналогии палочки с микроан-
тенной, если, например, считать, что одна палочка действует автономно от
других, смежных с ней палочек. Будучи покрыта слоем диэлектрика, такая
палочка представляет собой диэлектрический стержневой волновод. Электри-
ческое и магнитное поля такого диэлектрика расположены не только внутри
стержня, но и вне его. В этом есть свои преимущества: сильно уменьшается
затухание волны. Поэтому в радиотехнике умышленно делают стержень волно-
вода предельно тонким - с диаметром меньше 1/3 длины волны. В этом слу-
чае ядро палочки можно считать своеобразным молекулярным осциллято-
ром-источником энергии, а членик-стержневым волноводом микроантенны,
направляющим "луч зрения" перпендикулярно от внутренней поверхности сет-
чатки.
Уместным является также предположение, что в излучении миллиметровых
и микронных электромагнитных. волн сетчатки имеет место общеизвестный
эффект Черенкова-Вавилова. Представим себе, что членик является волново-
дом-диэлектриком с каналом внутри, а ядро-молекулярным осциллятором, ис-
пускающим пучки электронов. В результате взаимодействия электронов со,
стенками волновода и сложения образующихся при этом электромагнитных
волн получается относительно мощное и узко направленное излучение мик-
ронных (или даже миллимикронных волн)-"лучей зрения". Рис. 14. Рецептор-
ный орган зрения обладает также функцией излучения биорадиационных "лу-
чей зрения" (рабочая гипотеза);
I -левая часть рисунка в обычном понимании функций глаза - роговица и
хрусталик преломляют параллельно идущие в глаз лучи света, направляя их
под острым углом в точку а. Благодаря этому на сетчатке получается четко
воспринимаемое изображение зрительного объекта в одной узко ограниченной
зоне центра сетчатки, где преимущественно расположены колбочки; II -
правая часть рисунка соответствует выдвигаемой гипотезе. Из более ярко
очерченной (имеющей вид вогнутой ниши) периферийной зоны б-в сетчатки,
где преимущественно расположены палочки, перпендикулярно от поверхности
"чаши" отходят "лучи зрения" б-г н в-г. В точке а они сходятся как в фо-
кусе. Далее они расходятся, падая на внутреннюю сторону хрусталика.
Хрусталик и роговица преломляют их так, что из глаза они выходят в виде
пучка параллельно идущих в пространство "лучей зрения".
Резюмируя эти предположения, можно представить себе следующую картину
излучения палочками сетчатки биоэлектромагнитных "лучей зрения". Из бо-
лее широко очерченной плоскости периферийной зоны сетчатки, имеющей вид
вогнутой чащи б-в (рис. 14), где преимущественно расположены палочки,
перпендикулярно от поверхности сетчатки отходят "лучи зрения". Собираясь
в точке а как в фокусе этой чаши, лучи далее несколько рассеиваются и
падают на внутреннюю сторону хрусталика. Хрусталик, а за ним роговица
глаза преломляют эти лучи так, что из глазного яблока они выходят наружу
в виде пучка параллельно идущих "лучей зрения". Вследствие этого пучок
"лучей зрения" имеет острую направленность и большую дальность действия.
Учитывая чрезвычайно мелкий размер палочек сетчатки как "живых" мик-
роантенн "луча зрения", следует ожидать, что верхняя граница диапазона
длины волны "луча зрения" простирается далеко в сторону инфракрасных лу-
чей спектра. Подтвердить это соображение возможно Лишь при постановке
опытов по методу С. Я. Турлыгина, но в совершенной темноте.
Йоги давно это знали
Однако далеко не всегда человек осознает раздражение от устремленного
на него "луча зрения" другого человека. Это может быть результатом слиш-
ком слабой силы импульса энергии в "луче" или следствием влияния "посто-
ронних" агентов-раздражителей, отвлекающих внимание человека от того
раздражителя, которым является в данном случае устремленный на него
взгляд другого человека. Если же поступивший извне едва уловимый сиг-
нал-раздражитель (от постороннего взгляда) подвергся произвольному или
непроизвольному анализу-синтезу в сознании, человек испытывает безуслов-
ный рефлекс - оглядывается.
Но каким образом "луч зрения" фиксируется или "чувствуется" затылком
человека? Нам представляется, что объяснение этому следует искать в фак-
те существования в надбугровой части промежуточного мозга (в углублении
между верхними холмиками четверохолмия, недалеко от зрительных центров
коры мозга) так называемой "шишковидной железы" эпифиза (glandula
pinealis). назначение которого в прошлом не было известно. У человека в
возрасте семи лет эпифиз имеет размеры 12Х8Х4 мм. В дальнейшем с возрас-
том и увеличением размеров головного мозга человека размеры эпифиза не
увеличиваются. Предполагалось, что эпифиз имеет функции эндокринной же-
лезы. В последнее время это мнение оспаривается. Эпифиз опять остается
"загадочным" органом мозга, каким был, в сущности, в течение столетий.
Между тем обильное кровоснабжение этого органа, содержание в нем пигмен-
та (красящего вещества) и дольчатость структуры (напоминающая структуру
сетчатки) свидетельствуют о том, что он несет какие-то особые функции.
Существует мнение, что эпифиз - рудиментарный остаток третьего глаза.
Отметим, что и сейчас еще у некоторых пресмыкающихся Новой Зеландии
(гаттерии - spenadon) имеется третий "теменной", вполне зрячий глаз.
Притронувшись пальцами руки у, себя к затылку, мы можем нащупать у осно-
вания черепа костный выступ и над ним впадину, напоминающую по форме бо-
ковой выступ и впадину над каждым глазом. Возникает вопрос, не сохрани-
лась ли и по сей день "зрительная" способность нервных клеток эпифиза и
тех коротких трактов, которые ведут от него к затылочным долям мозга,
где расположены зрительные центры?
Ответ на этот вопрос дают исследования Марга, Гамасаки и Жиоли (США),
доложенные в 1959 г. на XXI Международном конгрессе физиологов в Буэ-
нос-Айресе (Аргентина). Впервые в науке эти авторы изучали электрофизио-
логические реакции эпифиза как заднего (третьего) оптического нервного
тракта на световые и электрические раздражения. Эти исследования показа-
ли, что световое воздействие на рудиментарную сетчатку эпифиза, находя-
щуюся на внешнем конце третьего оптического нерва, или хиазмы (авторы
называют этот третий оптический нерв "дополнительным"), вызывает некото-
рый рефлекторный ответ (очевидно, типа фосфена. - Б. К.) ядра этого нер-
ва. Электрическое раздражение сетчатки эпифиза давало такой же ответ,
как и световое воздействие. Между тем электрическое раздражение самого
ядра не давало ответа в оптическом нерве. Отсюда сделан вывод, что ядро
несет функции только центростремительные (но не центробежные). Возможно,
что этим третий оптический нервный тракт структурно отличается от двух
оптических нервных трактов наших глаз, где имеются тракты и центростре-
мительные, и центробежные. Выявилось также, что между хиазмой (т. е.
третьим оптическим нервом) и ядром есть синапс.
Сопоставляя результаты этих исследований с часто подмечаемыми в жизни
фактами, когда один человек оглядывается назад под воздействием взгляда
другого, мы считаем, что эпифиз или шишковидная железа является одним из
органов биологической радиосвязи у человека и у позвоночных животных.
Впрочем, этот вывод в отношении функций эпифиза у человека не является
новым, об этом знали, например, индийские йоги много сотен лет назад.
В книге индийского автора Рамачарака "Основы миросозерцания индийских
йогов" (СПб., 1907) об этом говорится так: "...что касается телепатичес-
кого физического органа, посредством которого мозг получает колебания
или волны мысли, исходящие из умов других людей, то этим органом служит
находящееся вблизи центра черепа, почти прямо над верхушкой позвоночного
столба, в мозгу, небольшое тело или железа красновато-серого цвета, ко-
нусообразной формы, прикрепленное к основанию третьего мозгового желу-
дочка, впереди мозжечка. Железа состоит из нервного вещества, заключаю-
щего в себе тельца, похожие на нервные клетки и содержащие небольшие
скопления известковых частиц, иногда называемых "мозговым телом". Эта
железа известна западной науке под названием "шишковидной" железы, что
соответствует ее форме, похожей на еловую шишку. Западные ученые считали
все время, что функции этого органа не исследованы. Некоторые из анато-
мов, однако, отмечают тот факт, что этот орган бывает большей величины у
детей, нежели у взрослых, и более развитым у взрослых женщин, чем у муж-
чин, что, в сущности, очень знаменательно. Йоги знали уже много столетий
тому назад, что эта шишковидная железа... является органом телепатичес-
кого общения". Итак, можно думать, что сохранилась в законсервированном
состоянии "зрительная" способность эпифиза как третьего глаза. Если бы
такое предположение оправдалось, оно позволило бы надеяться в будущем на
максимальное развитие и использование "зрительной способности" эпифиза.
Это могло бы пригодиться для тех нередких случаев, когда абсолютно сле-
пому человеку с необратимыми изменениями обоих рецепторов зрения можно
было бы возвратить способность видеть, например, при помощи теоретически
мыслимого электронного зрительного протеза, воздействующего на нервные
элементы эпифиза.
Такое наше предположение - не фантазия. В 1957 г. немецкий ученый А.
Фогт [79] опубликовал работу "Медицинская кибернетика", в которой ут-
верждал, что недалеко то время, когда наука создаст "мозговые и зри-
тельные протезы". Нечто подобное было осуществлено в США в 1958-1959 гг.
в одной из лабораторий поликлиники г. Лос-Анжелес (Калифорния). Правда,
это было осуществлено не путем индуктивного воздействия электронного
протеза на нервные элементы эпифиза, а непосредственным присоединением
электродов протеза к зоне зрительного центра мозга. По сообщению ученого
Баттона [15], слепой пациент стал "видеть" вспышки света, говорил, что
видит свет электролампы, определял расположение окна в комнате по падаю-
щему из него дневному свету, различал некоторые другие "световые изобра-
жения" и т. д. Вот некоторые технические подробности этих экспериментов.
В тыльной части черепа слепому просверливали (под наркозом) отверс-
тия, через которые к коре головного мозга подводились изолированные про-
водники с нержавеющими электродами диаметром 0,08 мм. (Поскольку в зри-
тельных центрах нет нервных окончаний чувствительного тракта, пациент не
испытывал боли). К двум электродам протеза подводилось напряжение от ге-
нератора прямоугольных импульсов. В протезе имелся трансформатор, к пер-
вичной обмотке которого подключалась через управляемый электромагнитный
прерыватель малоамперная электрическая батарея на 67,5 в.
Исследования показали, что при напряжении между электродами в 25 в,
силе тока 620 мка с частотой 70 Гц пациент "видел" вспышки света. Экспе-
риментаторы полагают, что при этих параметрах подаваемого к электродам
тока в коре головного мозга протекают процессы, аналогичные тем, которые
возникают при воздействии вспышек света электролампы на нормальные зри-
тельные рецепторы человека. В последующем в схему генератора был включен
фотоэлемент. При его освещении в цепи электродов появлялся ток, соот-
ветствующий "видению" вспышек света. Пациент с фотоэлементом в руках от-
мечал горение электролампы (мощностью 40 Вт) и определял окно в комнате
по дневному свету, падающему на фотоэлемент. Далее были использованы две
пары электродов при одном генераторе с фотоэлементом. При этом пациент
мог различать некоторые более сложные световые изображения.
К числу доказательств электромагнитной природы "луча зрения м можно
отнести примеры, наблюдающиеся и мире хищных животных. Например, обитаю-
щая в пустынях Азии ядовитая змея эфа. прежде чем схватить свою жертву
(тушканчика, кролика), парализует ее взглядом. Точно так охотится на
мальков хищная рыба астроскопус, живущая в водах Атлантического океана.
Большую часть суток она проводит лежа на дне (брюхом вниз). Ее пасть и
глаза расположены на спине. Мышцы глаз рыбы представляют собой систему
электрических батареек. Когда в поле зрения астроскопуса появляется ма-
лек, глаза хищника пристально следят за его продвижением. И вот вдруг
тело малька, вздрогнув, оцепеневает и в следующий момент как бы втягива-
ется в открытую пасть рыбы.
Какие же силы парализуют жертву? Оказывается, как только в поле зре-
ния этой хищной рыбы появляется изображение проплывающего над ней
малька, из ее глаз излучается электрический импульс, достигающий нервной
системы жертвы, вследствие чего она и приходит в оцепенение, делаясь
легкой добычей хищника. Излучение из глаз происходит чисто рефлекторно
как реакция на зрительное ощущение, полученное от изображения малька на
сетчатке глаза.
Вот еще один пример. В болотистых местах рек Южной Америки среди гус-
тых тростниковых зарослей водится водяная свинья капибара - довольно
крупное животное. Капибара питается травой и корешками растений, легко
подвижна на суше, превосходно плавает в воде и под водой. Местные охот-
ники не раз наблюдали, каким "странным" способом нападает на капибару
огромная змея анаконда. Внезапно появившись перед калибарой, анаконда
высоко поднимает голову и пристально смотрит в глаза своей оцепеневшей
жертвы. Затем змея совершает молниеносный бросок на капибару, также мол-
ниеносно обвисает ее кольцами своего могучего тела, душит и мнет, пере-
ламывая ей кости, а потом заглатывает ее начинал с головы.
В. Л. Дуров на опыте доказал, что и под пристальным взглядом челове-
ка, устремленным в глаза капибары, это животное впадает в состояние
столбняка. Если же отвести взгляд, то животное сразу же "приходит в се-
бя". То же самое происходит, если человек смотрит чуть ниже или выше
глаз животного. Следовательно, в данном случае, как и в опытах С. Я.
Турлыгина, "луч зрения" представлял собой узкий пучок прямо направленных
биорадиационных излучений глаза.
Итак, можно считать, что пристальный взгляд глаз вместе с "лучами
зрения" несет максимальную энергию излучения из палочек сетчатки, как из
микроантенн своеобразного радиационного аппарата, заложенного в зри-
тельных долях мозговой коры. Происходит затрата энергии нейронных мозго-
вых клеток зрительной области коры мозга. При этом "впечатляющая" сила
взгляда от первого человека, попавшая на сетчатку глаз второго человека
(или животного) и далее в центры мозга, максимальна. При незначительном
смещении взгляда в сторону от глаз второго человека (или животного) сила
взгляда уже не может произвести "впечатления" на его центры. Если же
первый человек закроет глаза, очевидно, никакие "лучи зрения" не излуча-
ются вообще и никакая энергия из палочек сетчатки его глаз не расходует-
ся.
Вовсе не обязательно, чтобы "впечатляющая" сила и продолжительность
биорадиационного воздействия "луча зрения" была какой-то особенно
большой и длительной. Из техники кинематографии известно, что для того,
чтобы человеческий глаз воспринял тот или иной кадр фильма, минимальная
длительность времени его экспозиции (показа) не должна быть менее 1/20
секунды. Более стремительная смена кадров "смазывает" кинокартину глаз
не видит на экране никаких кадров. Однако сейчас доказано, что если меж-
ду кадрами на кинопленке вставить один отличающийся от остальных доба-
вочный кадр, на котором написаны, например, только два-три слова, легко-
доступные пониманию, то хотя мы не увидим их на экране (не сможем прочи-
тать, поскольку они промелькнули очень быстро), в зрительном центре на-
шего мозга они все же оставят след - впоследствии эти слова нам припоми-
наются: они "всплывают" в нашем сознании (точнее в подсознании) либо в
связи с воспоминанием о виденном фильме, либо независимо от этого. Мало
того, слова эти формируют наши мысли и желания, т. е. оказывают воз-
действие на сознание человека.
Кое-что об эмоциях
Каким образом может быть объяснен этот феномен? Будем смотреть на
медленно (или быстро, это все равно) движущуюся перед глазами белую лен-
ту, по всей длине которой начерчена черная прямая линия. Вскоре наши
глаза привыкают к однообразию кинематографической "динамики" этого изоб-
ражения и даже устают следить за продвижением ленты и линии на ней. Но
если на линии вдруг окажется какая-нибудь более заметная зазубринка (или
поперечная черточка), ее появление наши глаза тотчас же легко отметят в
подсознании. Рассматривая аналогичные явления по другим отмечаемым под-
сознательной сферой мозга ощущениям, например от "мимолетных" сигналов
звука ультравысокой частоты (свисток Гальтона. см. раздел "Орган слу-
ха"), мы приходим к выводу, что условный рефлекс, т. е. реакция организ-
ма на эти ощущения, проявляется и тогда, когда уловленной мозгом
действие такого "мимолетного" сигнала недоступно анализу и синтезу соз-
нания.
Однако приведенные факты не только подтверждают биорадиационный эф-
фект действия "луча зрения". Они позволяют развить этот вывод в сторону
более тонкого понимания столь замечательного феномена. Во-первых,
действие "мимолетного" словесного сигнала показывает, что здесь мы имеем
дело и со второй сигнальной системой. К тому же проделанный в 1938 г.
опыт Т. В. Гурштейна, когда перцепиентка Е. Г. Никольская исполнила его
мысленное внушение: произнести слова "мне приятно здесь сидеть", - подт-
верждает возможность включения второй сигнальной системы в сферу биора-
диационной связи. Во-вторых, вспомним опыт В. Л. Дурова со львом Прин-
цем. Сначала лев исполнил мысленный "приказ" дрессировщика: напасть на
львицу; здесь агентом воздействия (побочным раздражителем) от взгляда
человека послужил импульс, изменивший спокойное (т. е. тормозящее) сос-
тояние нервного центра в мозгу льва на возбуждающее: лев напал на льви-
цу. Затем последовал другой мысленный "приказ" дрессировщика льву: успо-
коиться; в данном случае побочным раздражителем у льва от взгляда чело-
века послужил импульс, изменивший раздраженное (т. е. возбуждающее) сос-
тояние нервного центра у льва на тормозящее: лев успокоился. Не говорит
ли это о том, что биорадиационное действие "луча зрения" в обоих случаях
содержало некую эмоциональную "окраску": в одном случае это была эмоция
возбуждения, в другом - эмоция успокоения. Сравнивая эти оба случая с
фактами тормозящего воздействия "луча зрения" у хищников (при нападении
на обезволенную этим "лучом зрения" жертву), мы видим поразительное от-
личие. Человек, благодаря высшей ступени своего разума, сознания, умеет
"окрашивать" "луч зрения" эмоцией, т. е. действует избирательно, созна-
тельно подчиняя вызываемое им у животного действие своему (человеческо-
му) акту мышления. Иными словами, мы видим, что человек в одном случае
организует одно поведение животного, в другом - другое. Животное не мо-
жет так поступать. Нападающий на жертву хищник не может действовать из-
бирательно, это лишь инстинктивно (инстинкт поддержания жизни питанием)
. Здесь проявляется свойственная животному миру низшая стадия сознания.
Выше уже приводились выводы акад. П. П. Лазарева о том, что неутомля-
емость зрительного центра связана с другой функцией этого центра, а
именно с протекающими в нем периодическими реакциями химического
свойства. Эти реакции кладут начало образованию электромагнитных колеба-
ний в зрительном анализаторе, или излучению наружу электромагнитных волн
(т. е. "лучей зрения" по нашей теории - Б. К.). Иными словами, здесь
действует закон: химическое через электрическое и электрическое через
химическое. Этими словами мы хотели бы лишний раз подчеркнуть органичес-
кую связь процессов химического свойства в мозгу человека с биоэлектро-
магнитными процессами.
Для нашей темы не менее важное значение имеют выводы и из других исс-
ледований. Известно, например, что введенные в организм человека алкало-
иды из сока растения мескалины в Мексике способствуют возникновению в
сознании у этого человека внушенных галлюцинаций и облегчают у него про-
цесс "приема" мысленной информации, переданной другим человеком на расс-
тоянии. Врачи-токсикологи, изучая действие сока мескалины в Мексике, от-
метили, что он приводит мексиканских индейцев (пристрастившихся к приему
этого сока целой группой участников, специально собирающихся для этой
цели в обрядовой обстановке) в состояние необычайной связанности движе-
ний отдельных органов тела и заметной легкости восприятия (всеми участ-
никами группы) мысли, переданной одним из членов группы, считающимся у
них вождем. Такое связанное (подавленное) состояние двигательных им-
пульсов врачи назвали термином "эмпатия" и установили, что "эмпатичный"
индивид показывает результаты приема невысказанной вслух мысли гораздо
лучше, чем человек в нормальном состоянии. Например, д.-р Осмонд [80] по
этому поводу придерживается следующего мнения: "Насколько я могу судить,
вызванное этим соком состояние можно объяснить тем, что мозг тогда имеет
некоторое нарушение функций (при подавленности сознания) и поэтому реа-
гирует на прием посторонней мысли более чутко и более полно, чем мозг с
нормальные ми функциями". Осмонд считает, что поскольку химизм вещества
сока мескалины изменяет чувствительность к восприятию переданной мыслен-
ной информации на расстоянии, этот феномен (передачу мыслей) и следует
отнести к разряду материальных явлений.
Однако важно здесь и другое, неотмеченное упомянутыми исследователями
обстоятельство, для пояснения которого приходится сделать небольшое отс-
тупление. Мы уже говорили о том, что парализующее воздействие биорадиа-
ционной волны "луча зрения" на двигательный центр у жертвы хищника
объясняется как раздражение, изменяющее главенствующую роль нервного
центра мозга жертвы: из возбуждающей моторные движения собственного ор-
ганизма, она (роль) сделалась тормозящей.
Следовательно, наряду с вызванными этим "лучом зрения" биоэлектромаг-
нитными процессами в мозгу жертвы, очевидно, произошли и химические про-
цессы (объясняемые привлеченными выше выводами из работ П. П. Лазарева).
Но вместе с тем мы можем дополнить и несколько исправить рассуждения
д-ра Осмонда новым веским соображением: очевидно, химические вещества
сока мескалины послужили тем раздражителем, который изменил главенствую-
щую роль нервного центра - из возбуждающей в тормозящую. Между состояни-
ем "эмпатии" человека и состоянием подавленности движений жертвы хищника
можно поставить знак равенства. Однако ошибочным следует считать мнение
д-ра Осмонда, будто при "эмпатии" происходят "некоторые нарушения нор-
мальных функций мозга". На самом деле функции мозга остаются нормальны-
ми, только изменяется главенствующая роль действующего нервного центра в
мозгу; из возбуждающей она становится тормозящей - это н есть более пра-
вильное определение состояния "эмпатии". К сказанному следует еще приба-
вить, что материальный характер феномена передачи мысленной информации
группе "эмпатических" людей ничем иным нельзя объяснить, как только
действием биорадиационной волны. излучающейся из центральной нервной
системы вожака в процессе мышления, происходящем в его мозгу.
Но и это еще не все. Проф. А. В. Леонтович учит [45), что во многих
случаях возбуждения и торможения импульсов происходит так называемая ас-
симиляция и диссимиляция химических компонентов в соответствующих орга-
нах нервной системы. Под этим надо понимать следующее: в состав проводя-
щей импульс ткани нервов входят также вещества, способные к обратным ре-
акциям. Такие реакции нередко сопровождаются электрическим процессом
диссоциации (разложения), идущим в сторону освобождения отрицательных
ионов (диссимиляция), или в сторону освобождения положительных ионов
(ассимиляция). Поэтому можно принять, что при состоянии "эмпатии" мозга,
под действием пришедших извне биорадиационных излучений (телепанемы из
мозга вожака) происходит процесс ассимиляции, приводящий не только к по-
давлению двигательных импульсов у "эмпатического" индивида, но и к об-
легчению дальнейшего восприятия им тех же излучений.
Нам представляется, что феноменальная способность человека мысленно
на расстоянии воздействовать на других находится все еще в зачаточном
состоянии. Не правы те, кто считает эту способность мозга отживающей,
вырождающейся и т. п. Наоборот, она представляет собой начало, зародыш
новой, более высокой ступени развития человеческого сознания на новой,
высшей основе, на основе биологической радиосвязи.
Подтверждает эту гипотезу простой закон природы: чем больше человек
станет упражнять в себе эту биологическую способность, тем большее раз-
витие она получит и тем могущественнее будет власть человека над приро-
дой.
Глава IV
ОРГАН СЛУХА - АНАЛИЗАТОР БИОЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ВОЛН АКУСТИЧЕСКОЙ ЧАСТО-
ТЫ
Попытаемся объяснить "механизм" восприятия сознанием человека вещест-
венного звука ("серебристого звона") на большом расстоянии от источника
звука.
Как известно, серое вещество мозга, т. е. скопление ганглиозных кле-
ток, лежит у самой поверхности головного мозга и образует его кору.
Средние части мозга состоят из белого вещества. В нижних частях полуша-
рий мозга, внутри, с каждой стороны, лежат несколько внутренних скопле-
ний серого вещества - большие ганглии головного мозга. Они состоят из
нейронов ассоциационного типа (ассоциация - сочетание, сообщество). Кора
головного мозга состоит из многих рядов (5-8) ганглиозных клеток, причем
в каждом таком ряду имеется обычно по несколько ярусов однородных кле-
ток. Физиологи считают [35], что в коре головного мозга имеется в сред-
нем 14 миллиардов нервных (ганглиозных) клеток.
Функции полушарий головного мозга складываются также из деятельности
частей, составляющих две трактовые системы: двигательную и чувстви-
тельную, и из работы центровых и ассоциационных нейронов, причем отмеча-
ется большое преобладание ассоциационных над центровыми. Это последнее
обстоятельство делает полушария головного мозга главным центральным ор-
ганом высшей нервной деятельности человека, поскольку ассоциационные
нейроны и образуют высшие центры психической деятельности человека. А.
В. Леонтович [45] указывает: "Как всякое движение, так и чувстви-
тельность всякого участка живого тела имеют свой сознательный центр в
арке мозга: это выражают обыкновенно так, что в мозгу имеются "проекци-
онные волокна", благодаря которым все участки нашего тела с большей или
меньшей точностью и совершенством "спроецированы" на корку мозга. Благо-
даря этому, например, помимо действительной ноги, в мозгу удивительным
образом существует своя, если можно так выразиться, "мозговая" нога, на-
ми собственно непосредственно и сознаваемая способом, до сих пор непод-
дающимся сколько-нибудь удовлетворительному объяснению" (явление наблю-
далось у лиц с ампутированной ногой (или рукой); после удаления ноги мо-
жет пройти несколько лет, однако оперированный не перестает жаловаться
на боль, например, в большом пальце отрезанной ноги). Точно также спрое-
цировано в коре головного мозга и движение (или может быть лишь предс-
тавление о движении) той или иной части тела. Сообразно этому различают
психо-моторные и психо-сенсорные центры мозга и идущие от них нуги.
Раздражение первых передается трактовым моторным путам, возбуждение вто-
рых происходит от раздражения трактовых чувствительных путей спинного
мозга. Существование проекционной системы головного мозга обусловливает
так называемую локализацию (размещение) центров чувствования в головном
мозгу. Схема размещения этих центров показана на рис. 15. Рис. 15. Схема
расположения в головном мозгу человека центров чувствования отдельных
органов и членов тела.
По определению акад. И.П. Павлова, рефлекс, "рефлекс есть непременная
закономерная реакция организма на внешний агент, которая осуществляется
при помощи определенного отдела нервной системы". Для возникновения реф-
лекса необходимо внешнее раздражение со стороны среды, окружающей орга-
низм. Начальная фаза действия этого раздражения заключается в превраще-
нии внешней энергии в нервный процесс. Превращение это производится ре-
цептором11, в данном случае волосатой клеткой слухового нерва в улитке
внутреннего уха. От рецептора этот процесс распространяется (по цент-
ростремительной нервной нити) в мозговой конец анализатора. Следова-
тельно, "слуховой" рефлекс невозможен без анализатора. В нормальных ус-
ловиях восприятия звука анализатор составляет исходную, среднюю и конце-
вую части всего слухового нервного пути, или слуховой рефлекторной дуги.
И. П. Павлов представляет нервный путь или рефлекторную дугу в виде
сцепления трех аппаратов: 1) анализатора, 2) соединительного или замыка-
тельного прибора; 3) исполнительного или замыкательного прибора. Он при-
шел к выводу, что "большие полушария представляют главнейшим образом го-
ловной конец анализатора. Следовательно, и все большие полушария заняты
воспринимающими центрами, т. е. мозговыми концами анализаторов"12.
Слуховой анализатор состоит из рецептора, т. е. волосатой клетки в
улитке внутреннего уха, слухового нерва и тех мозговых клеток в больших
полушариях, в которых заканчивается слуховой нерв. Слух есть дея-
тельность всего слухового анализатора, причем высший анализ слухового
ощущения осуществляется соответствующей ганглиозной клеткой коры голов-
ного мозга как мозговым концом анализатора. И. Л. Павлов показал, что
мозговой конец анализатора сам по себе представляет сложный механизм. Он
состоит из ядра собственно мозгового конца слухового анализатора как ос-
новного воспринимающего звуковое раздражение нервного элемента и ряда
других рассеянных в коре мозга элементов данного анализатора.
И. П. Павлов доказал, что анализаторы являются необходимыми органами
приспособления организма человека к окружающей среде. Единство организма
с внешней средой и его зависимость от внешнего мира выступает в форме
рефлекса. Следовательно, надо понимать, что непременной и закономерной
реакцией на полученный моим мозгом в 1919 г. звуковой раздражитель в ви-
де пришедшей от мозга моего умирающего друга биоэлектромагнитной волны
(акустической частоты) явился непременно и закономерно возникший у меня
в этот момент рефлекс: я поднялся на локте и сделал ряд движений в поис-
ках источника звука. И наоборот, этот рефлекс явился результатом воспри-
ятия моей нервной системой пришедшей извне в мой мозг электромагнитной
волны биологического происхождения.
Не противоречат ли мои воззрения гениальному учению И. П. Павлова о
высшей нервной деятельности? Мне кажется, нет. Прежде всего приведем не-
которые взгляды И. П. Павлова на внушение вообще. "Внушение есть наибо-
лее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека... Возможно, что мы
когда-нибудь научимся делать внушение и животным во время гипнотического
состояния"13.
Павловское учение не утверждает, что нет или не может быть биорадиа-
ционных излучений из центральной нервной системы, но и не доказывает на-
личие их. Как известно, сам И. П. Павлов не занимался вопросами электро-
физиологии нервов. Его интересовали только вопросы чистой физиологии. В
статье, посвященной памяти своего сотрудника А. В. Самойлова, И. П. Пав-
лов пишет: "Я был и остаюсь чистым физиологом, т. е. исследователем,
изучающим функции отдельных органов, условия деятельности этих органов и
синтезирование работы органов в общую механизацию того или другого отде-
ла организма или целого организма, и мало интересуюсь последними глубо-
кими основаниями функционирования органа, его ткани, для чего уже требу-
ется преимущественно химический или физический анализ".
Как-то при посещении лаборатории И. П. Павлова (в 1925 г.) проф. А.
В. Леонтович рассказал ему об опытах мысленного внушения животным В. Л.
Дурова и о результатах экспериментирования через экранирующую камеру Б.
Б. Кажинского. Но И. П. Павлов принципиально отказался обсуждать влияние
эмоциональной "окраски" получаемых В. Л. Дуровым реакций животного.
Вместе с тем известно, что И. П. Павлов положительно относился к работам
своего ученика В. Ю. Чаговца по электрофизиологии нервов, предоставил
ему полную возможность вести электрофизиологические исследования в руко-
водимой им (И. П. Павловым) лаборатории. Несомненно, знал И. П. Павлов и
о том, что В. Ю. Чаговец являлся основоположником ионной теории раздра-
жения, по существу доказывавшей электрическую природу психических про-
цессов. Знал он также о взглядах и работах- П. П. Лазарева, утверждавше-
го именно на основе ионной теории возбуждения, что этот психический про-
цесс сопровождается появлением в окружающем пространстве электромагнит-
ной волны, которая, доходя до центров мозга другого индивидуума, обнару-
живающего тот же период и ту же реакцию, приводит его в возбуждение.
Иначе говоря, И. Л. Павлов несомненно знал, что. работы П. П. Лазарева и
В. Ю. Чаговца уже в те времена (1920 г.) давали возможность подходить к
феномену передачи мысленной информации на расстояние с точки зрения ге-
нерирования электромагнитных волн в нервных клетках мозга. Обладая кру-
гозором крупнейшего ученого, И. П. Павлов, .видимо, находил правомерной
а нужной для науки работу у себя в лаборатории и в области электрофизио-
логии нервов, хотя сам этим непосредственно и не занимался.
Позднее школой И. П. Павлова было начато изучение воздействия элект-
ромагнитного поля на высшую нервную деятельность14.
Цепи прямой и обратной связи в нервах
Но вернемся к рефлексам от слуховых восприятий Мы считаем, что улитка
с заключенным в ней Кортиевым органом является рецепторным аппаратом
слухового анализатора, превращающим энергию звуковых волн в энергию
нервного возбуждения, а взятая вместе с мозговым концом слухового анали-
затора, система этих нервных элементов составляет замкнутую цепь прямой
и обратной связи Томсоновского колебательного контура.
Принимая эти предпосылки, посмотрим, как на их основе можно объяснить
факт состоявшегося в 1919 г. приема мной извне биоэлектромагнитной волны
с частотой, характерной для высоких тонов "серебристого звона".
Приводя описание нескольких определенных структурно разнообразных
ганглиозных клеток, А. В. Леонтович отмечает [47]: "...имеется ряд осо-
бенностей нервов, которые напрашиваются на трактование их с точки зрения
путей и аппаратов для проведения электричества...
Вполне очевидно, что мы имеем в данном случае не какие-то случайные
структуры, а аппараты, устроенные по какому-то определенному плану, где
функция и структура определяют друг друга". Эта установка дает нам осно-
вание, например, рассматривать ганглиозную пирамидную клетку мозга (по
рисунку 16, заимствованному из упомянутой работы А. В. Леонтовича) с ее
многочисленными внутренними фибриллами, имеющими ультрамикроскопические
"бляшки" (пластинки, пуговки, щипики и т. п.) на многих своих концах
внутри клетки, как подобие радиоламп-триодов нескольких назначений. Так,
можно допустить, что некоторые из этих ламп играют роль генераторов, из-
лучающих биоэлектромагнитную волну наружу, другие же из них играют роль
детекторов, обнаруживающих пришедшую извне биоэлектромагнитную волну. В
первом случае мы имеем радиогенератор, включенный в колебательный контур
какой-то одной цепи нервных элементов человеческого организма, т. е.
иными словами "биорадиопередатчик", а во втором случае (с радиодетекто-
ром) - "биорадиоприемник". Рассмотрим "внутреннюю" работу того и друго-
го, когда они по отдельности размещены в системе слухового анализатора.


Рис. 16. Многочисленные тончайшие фибриллярные нити а с ультрамикроскопическими варикозными утолщениями б, пластинками (бляшками) е, пуговками и шипиками г и т. л. на многих своих концах, составляющие сому (тельце) ганглиозной пирамидной клетки мозга человека (по Рамон-и-Кахалу).
Воспринятые волосатыми нервными клетками на определенном участке ос-
новной мембраны улитки слухового рецептора "биорадиопередатчика" акусти-
ческие колебания условно той частоты, которая характерна для "серебрис-
того звона", передались по слуховому тракту в корковый конец слухового
анализатора в мозгу. В этом процессе роль проводников нервного тока
действия играли не только центростремительные волокна цепи нейронов от
рецептора до мозгового конца анализатора, но и центробежные волокна дру-
гой цепи нейронов, идущей от мозгового конца анализатора до рецептора.
Эти нейронные цепи образовали обе вместе один электрически замкнутый ко-
лебательный контур, в котором стал циркулировать колебательный биоэлект-
рический ток. В контур, состоящий из двух нейронных цепей (как из двух
половин), включены соленоиды, конденсаторы, генерирующая "радиолампа" и
энергоисточник (зерна Ниссля в ядре ганглиозной клетки). Наружу же излу-
чалась биоэлектромагнитная волна соответствующей частоты. Но при этом
биоэлектрическое раздражение (возбуждение) мозгового конца анализатора
содровождалось анализом и синтезом полученного звукового ощущения в моз-
гу "биорадиопередатчика", и принятый акустический сигнал был оценен соз-
нанием человека как "серебристый звон". Таковым этот звук был услышан и
осознан, если данный мозг был в сознании, или же он был "услышан", но не
осознан, если мозг был жив, но не был в сознании. В последнем случае в
мозгу не могла бы произойти работа по анализу и синтезу поступившего (из
рецептора) акустического сигнала.
Однако есть еще одна возможность, когда при нормальном состоянии моз-
га не совершается анализ и синтез поступившего в мозг извне акустическо-
го сигнала. Из работ знаменитого павловского института физиологии извес-
тен следующий опыт. Помещенный в звуконепроницаемую камеру человек при-
касается рукой к контактам, к которым (как ему об этом заранее сообщено)
может быть подведен безопасный для здоровья слабый импульс электротока.
Когда включают ток, то ощущая удар, человек отдергивает руку. Повторные
пробы воспитывают устойчивый рефлекс отдергивания руки Но вот условия
опыта изменяются без ведома для испытуемого: за минуту перед включением
импульса тока приводится в действие находящийся в камере и невидимый для
испытуемого свисток Гальтона. Его высокочастотное звучание длится
столько же времени, как и импульс тока. Но человеческое ухо не может ус-
лышать этот звук, и испытуемому кажется, будто в камере по прежнему сто-
ит абсолютная тишина. Пробы одновременной подачи импульсов неслышимого
звука и электротока повторяют несколько десятков раз с различными интер-
валами между пробами. Наблюдатели вне камеры видят (через застекленное
окно в стене камеры), что каждый раз при пробе испытуемый отдергивает
руку. Но вот условия опыта изменяются еще раз (опять без ведома для ис-
пытуемого): теперь при подаче импульса "неслышимого" звука импульс тока
не включают, а между тем наблюдатели видят, что испытуемый отдергивает
руку, как если бы его ударил ток. Если его спросить, почему он отдернул
руку, он скажет, что ему показалось, будто его ударил ток. Таким обра-
зом, воспитался условный рефлекс на такой вторичный добавочный раздражи-
тель (неслышимый звук свистка Гальтона), при котором ответная реакция
организма проявляется, хотя действие этого добавочного раздражителя не-
доступно анализу и синтезу мозга. Впечатление о таком, условно назовем
его "мимолетным", сигнале (звуке) как добавочном раздражителе не дошло
до сознания испытуемого, хотя и отразилось в его нервной деятельности:
вызвало ответную реакцию. Это значит также, что ухо человека все же
воспринимает звук свистка Гальтона, но действие этого сигнала как звуко-
вого раздражителя отражается только в подсознании человека. Это "подсоз-
нательное" действие нельзя противопоставлять сознательному: и в том, и в
другом проявляется наше сознание, хотя и в различной его степени.
Из выводов, сделанных на основе экспериментальной работы проф. В. А.
Подерни, мы знаем, что воспринятое в мозгу ощущение сначала возникает в
его подсознательной сфере, а затем формируется в сознании. Следова-
тельно, действительно могут быть случаи, когда действие того или иного
раздражителя, отражающее . явление внешнего мира в нашем сознании, может
дойти только до подсознательной сферы мозга и тем не менее вызвать реак-
цию организма.
Излученная наружу мозгом "биорадиопередатчика" биоэлектромагнитная
мыслительная волна с частотой, соответствующей частоте колебаний "сереб-
ристого звона", достигла во внешнем пространстве зоны, где в этот момент
находится мозг "биорадиоприемника". Волосатая нервная клетка слухового
рецептора у "биорадиоприемника", как микроантенна или индикатор, настро-
енный на длину волны, соответствующую колебаниям "серебристого звона",
восприняла эту волну и образовала в том замкнутом контуре, в который
этот "индикатор" включен, колебательный ток соответствующей частоты пе-
риодов.
В результате пришел в действие весь колебательный контур на эту час-
тоту колебаний, началась вибрация волосатых нервных клеток на том же
участке основной мембраны улитки слухового рецептора у "биорадиоприемни-
ка", на каком это было в мембране уха у "биорадиопередатчика". Благодаря
этой вибрации получилось такое же биоэлектрическое возбуждение (раздра-
жение) мозгового конца слухового анализатора (биорадиоприемника), какое
соответствует числу колебаний "серебристого звона", воспринятого слухо-
вым анализатором "биорадиопередатчика". У "биорадиоприемника" же это
раздражение сопровождалось анализом и синтезом акустического ощущения.
Теперь в его мозгу был осознан данный звук, как "услышанный" собственным
ухом "серебристый звон". Правда, пока что мы не можем ничего сказать о
том, как осуществляется в мозгу самая оценка характера воспринятого зву-
ка, например именно "серебристого звона".
Таким образом, предлагается несколько новый взгляд на орган слуха как
на анализатор не только уже известных, обычных в нашем понимании звуко-
вых раздражений, но и анализатор приходящего в мозг извне не известного
прежде раздражителя биоэлектромагнитной волны акустической частоты.
Изложенная выше рабочая гипотеза биоэлектромагнитных колебаний в
нервной системе человека приводит к совершенно новому пониманию неиз-
вестного доселе физиологического назначения окончаний центробежного
нервного волокна в рецепторных органах наших чувств. В то время как
центростремительный нервный тракт, по которому идет в мозг воспринятое
ощущение, является одной половиной замкнутой цепи колебательного конту-
ра, центробежный нервный тракт составляет его вторую половину. Только
при таком условии контур делается в действительности "замкнутым" и по
обоим половинам его проходит тот самый колебательный ток, о котором
столь убедительно говорит в своих работах академик В. А. Леонтович, на-
зывая нейрон "аппаратом колебательного тока". В нашем понимании центро-
бежный нервный тракт играет роль проводника обратной связи как непремен-
ной части замкнутого колебательного контура и составляет мну половину
этого контура. Другую половину составляет центростремительный нервный
тракт.
Наша гипотеза позволяет понять и другое, остававшееся до сего времени
необъяснимым, физиологическое явление, когда безногий инвалид жалуется
на боль в большом пальце несуществующей ноги. Именно наличие в нервной
системе колебательного контура в составе двух половин (центростреми-
тельной и центробежной) дает нам основание сформулировать это объясне-
ние. "Проекционные волокна" (по терминологии А. В. Леонтовича), о кото-
рых говорилось выше, есть мозговая часть того колебательного контура,
который в виде двух его половин - двух нервных трактов (центростреми-
тельного и центробежного) доходит от мозговой коры до большого пальца
ноги.
И если из-за ампутации ноги произошла перерезка этих двух трактов в
месте иссечения, то достаточно малейшего болезненного раздражения остат-
ков этих нервов в зажившем раневом рубце, как получится возбуждение ос-
тавшихся неповрежденными участков обоих половин данного колебательного
контура. Возбуждение это в виде колебательного тока действия дойдет до
"проекционных волокон" в коре мозга безногого человека и будет сопровож-
даться анализом и синтезом в его мозгу, как осознанное болевое ощущение
в "большом пальце" отсутствующей ноги.
Боль на расстоянии
Однако оказывается, что ощущение резкой боли в том или ином перифе-
рийном органе может получиться в сознании одного человека и тогда, когда
практически эту боль ощущает не этот, а другой человек, хотя бы он и на-
ходился на очень большом расстоянии от первого. Так было в одном весьма
интересном в этом отношении случае, о котором любезно сообщил мне в сво-
ем письме в сентябре 1959 г. литературовед азербайджанского театра драмы
Г. В. Корнелли (Баку). Его родная тетка Е. Г. Варламова, проживавшая в
г. Коканде, 18 июля 1918 г. вдруг почувствовала сильнейшую боль в облас-
ти левой груди. Боль эта не унималась в течение ряда дней. Самый тща-
тельный врачебный осмотр не обнаружил у Е. Г. В. никаких видимых призна-
ков той или иной болезни левой груди.
"Больная" записала этот странный случай в свой дневник, как привыкла
записывать и другие примечательные переживания. Затем боль прошла, и об
этом все забыли. В начале 1921 г., прибыв в Баку, Е. Г. В. получила
письмо от своей замужней дочери М. И. Куртошвили, которая все это время
проживала в г. Батуми. В своем письме дочь сообщала матери, что 18 июля
1918 г. она перенесла серьезную и очень болезненную операцию левой груди
из-за болезни грудницей. Тогда то Б. Г. В. вспомнила свою запись в днев-
нике и, прочитав ее, убедилась в полном совпадении по времени пережитой
ею сильной боли вдевай груди и операции левой груди у дочери. Так, на
расстоянии 2700 км по прямой линии (между Кокандом и Батуми) матери пе-
редалась телепатема - болезненное ощущение дочери.
По нашей теории можно предполагать, что в данном случае излученная
наружу мозгом больной дочери в Батуми биоэлектромагнитная волна с часто-
той, соответствующей частоте колебаний, свойственной ощущению резкой бо-
ли в левой груди, достигла Коканда, где в этот момент пребывала ее мать.
Ганглиозная клетка коры мозга матери, как детектор, восприняла эту волну
и образовала в замкнутом контуре нервов ее левой груди колебательный ток
действия соответствующей частоты.
В результате получилась вибрация этих клеток на таком же концевом
участке нервов левой груди у матери, на каком это было у дочери.
Вследствие этой вибрации, у матери получилось такое же биоэлектрическое
"болезненное" раздражение чувствительного анализатора в ее мозгу, какое
соответствовало раздражению чувствительного анализатора в мозгу дочери.
Это раздражение сопровождалось в мозгу матери анализом и синтезом болез-
ненного ощущения как "собственной" резкой боли в левой груди.
Одно лишь вызывает чувство глубокого удивления. Это ничтожно малая
мощность излучаемой мозгом "биорадиопередатчика" энергии при акте пере-
дачи чувств и переживаний на расстояние. И этой исчезающе малой энергии
все же достаточно, чтобы привести в действие рефлекторный прибор "биора-
диоприемника" - настолько тонким и совершенным является этот прибор, это
удивительное творение природы. Достигнем ли мы такого совершенства, если
попытаемся создать подобный прибор, неизвестно, но нам надо идти по это-
му пути.
В 1924 г. мы совместно с В. Л. Дуровым набросали (для его книги) сле-
дующую картину действия излученной мозгом "биорадиопередатчика" мысли-
тельной энергии: "Волны колебательной мыслительной энергии (электромаг-
нитные колебания определенной частоты), излучаемые нервной системой,
распространяются от нее вовсе стороны сфероидально, создавая в каждой
точке окружающего пространства переменное энергетическое (электромагнит-
ное) поле. Каждая точка этого пространства (поля) под влиянием волн мыс-
лительной энергии будет обладать переменными потенциалами. Таким обра-
зом, если волны мыслительной энергии встретят на своем пути подходящий
проводник - приемник (в данному случае нервную систему другого живого
существа), то, сообщая разным точкам этого проводника различные перемен-
ные потенциалы, волны эти будут индуцировать во встреченном организме
колебательные токи, характерные для излученной мысленной, информации.
Индуцированные токи обладают обычно незначительными амплитудами колеба-
ний, и поэтому обнаружить и почувствовать их может не каждая нервная
система,, а лишь скорее всего та, в которой период колебаний собственных
волн совпадает с периодом колебаний излученной волны, т. е. синхронно
настроенная. Благодаря скорости распространения волн, равной 300000 км в

<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>