СОДЕРЖАНИЕ


ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ


© 2002 г. Р. В. Кравцов

КОНТРАБАНДА И ИНЫЕ ТАМОЖЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ:
ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ

С принятием УК РФ 1996 г. был криминализирован ряд общественно опасных деяний, причиняющих существенный вред в сфере таможенного дела. Расширение перечня таможенных преступлений в свою очередь в определенной мере усложнило задачу правоохранительных органов по правильной квалификации указанных преступных деяний и разграничении их между собой.
Наиболее серьезные трудности в практической деятельности правоохранительных органов возникают при разграничении контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей, свидетельством чему является разноречивость следственно-судебной практики, а также научная полемика, развернувшаяся в последнее время на страницах юридической периодической печати. Сложности разграничения контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей, как верно отмечает Красиков Ю., во многом возникают в связи с тем, что обе статьи, предусматривающие ответственность за совершение этих преступлений, содержат бланкетные диспозиции и для их толкования необходимо учитывать целый ряд предписаний таможенного законодательства, а также сложившуюся судебную практику в части оценки их содержания и смысла.
Анализируя нормы, содержащиеся в ст.ст. 188 и 194 УК РФ, отдельные авторы утверждают, что «законодатель фактически искусственно разделил одну норму на две», так как «состав преступления, указанный в ст. 188, полностью поглощает состав ст. 194». Безусловно, рассматриваемые преступления имеют сходные между собой признаки, но, думается, что в целом с подобными утверждениями вряд ли можно согласиться, и прежде всего потому, что в указанных статьях УК РФ содержатся нормы, формулирующие признаки преступлений, существенно различающихся по непосредственному объекту. Непосредственный объект преступления является одним из основных критериев разграничения контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей (как, впрочем, и разграничения контрабанды с другими таможенными преступлениями). Норма, закрепленная в ст. 188 УК РФ, направлена на защиту общественных отношений, регламентирующих установленный порядок перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу РФ. Уклонение от уплаты таможенных платежей посягает на общественные отношения, определяющие установленный порядок уплаты таможенных платежей в доход государства и формирование доходной части бюджета государства. Очевидная содержательная разница общественных отношений, охраняемых ст. 188 и ст. 194 УК РФ, свидетельствует о самостоятельности контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей.
Думается, что разграничивать контрабанду и уклонение от уплаты таможенных платежей следует также по предмету посягательства. Так, предметом контрабанды являются любые товары или иные предметы как указанные, так и не указанные в ст. 188 УК РФ; предметом уклонения от уплаты таможенных платежей, выступают таможенные платежи, предусмотренные ст. 110 Таможенного кодекса РФ (далее – ТК РФ), а точнее те денежные средства, которые государство недополучит в результате невыполнения гражданином обязанности по уплате таможенных платежей при перемещении товаров с таможенной территории одного государства на таможенную территорию другого.
Законодатель по-разному определил крупный размер для рассматриваемых преступлений. При совершении контрабанды, предусмотренной ч. 1 ст. 188 УК РФ, лицо подлежит уголовной ответственности, если стоимость перемещенных товаров превышает 500 минимальных размеров оплаты труда; уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных таможенных платежей превышает 1000 минимальных размеров оплаты труда.
Разграничение исследуемых составов преступлений следует проводить из содержания объективной стороны каждого из них. Хотя нельзя не заметить, что именно с точки зрения объективной стороны возникают и наиболее серьезные трудности при отграничении рассматриваемых преступлений друг от друга.
С объективной стороны контрабанда состоит в незаконных действиях по перемещению через таможенную границу РФ товаров или иных предметов в крупном размере (ч. 1 ст. 188 УК РФ), либо товаров, ограниченных или изъятых из свободного гражданского оборота (ч. 2 ст. 188 УК РФ). При этом способы контрабанды исчерпывающе изложены в законе: перемещение помимо или с сокрытием от таможенного контроля, с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, с недекларированием или недостоверным декларированием. В ст. 194 УК РФ законодатель не раскрывает содержание понятия «уклонение», из чего можно сделать вывод, что под уклонением можно понимать любые действия, препятствующие поступлению в государственный бюджет таможенных платежей. Способы совершения уклонения от уплаты таможенных платежей в законе не указаны, они могут быть самыми разными и на квалификацию деяния не влияют. В литературе были высказаны различные мнения относительно смыслового значения термина «уклонение». Так, Чучаев А.И. и Иванова С.Ю. полагают, что уклонение от уплаты таможенных платежей может совершаться лишь в форме бездействия. На наш взгляд, данное утверждение было подвергнуто справедливой критике со стороны большинства юристов, изучавших данную проблему. В частности Волженкин Б.В. указывает, что объективная сторона уклонения от уплаты таможенных платежей находит свое выражение в совершении действий или бездействия, связанных с полным или частичным сокрытием объекта платежа либо с неуплатой таможенных платежей при полной информации об объекте. Следовательно, уклонение от уплаты таможенных платежей охватывает не только собственно неуплату, но и сопутствующие ей обманные действия по сокрытию объекта таможенных платежей, а значит, может совершаться различными способами как в активной, так и в пассивной форме поведения. Активная форма уклонения может выражаться в заявлении в таможенной декларации и иных документах, необходимых для таможенных целей, недостоверных сведений о таможенном режиме, таможенной стоимости, стране происхождения товаров и транспортных средств или в заявлении иных недостоверных сведений, дающих основания для освобождения от уплаты таможенных платежей или занижения их размера, в предоставлении таможенному органу РФ документов, содержащих недостоверные сведения, дающие право на возврат уплаченных таможенных платежей. Уклоняться от уплаты таможенных платежей можно и вовсе не заявляя никаких сведений, либо не уплачивая таможенные платежи в установленные сроки. В отличие от контрабанды уклонение от уплаты таможенных платежей включает в себя более разнообразные действия, но все они состоят именно в обеспечении возможности не платить таможенные платежи или платить их в меньшем размере.
С точки зрения особенностей законодательной конструкции объективной стороны можно констатировать, что контрабанда является преступлением с формальным составом и считается оконченной с момента совершения общественно опасного деяния – фактического незаконного перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу РФ. Состав уклонения от уплаты таможенных платежей – материальный, наступление общественно опасных последствий является конструктивным признаком уклонения, а момент его окончания связывается с причинением государству ущерба в результате непоступления денежных средств в доход государства.
Казалось бы, различия между контрабандой и уклонением от уплаты таможенных платежей, очевидны. На самом деле все обстоит далеко не так просто. Дело в том, что, как уже было замечено выше, и контрабанда, и уклонение от уплаты таможенных платежей фактически могут быть совершены путем недекларирования, недостоверного декларирования или обманного использования документов. Следовательно, контрабанда и уклонение от уплаты таможенных платежей имеют некоторые общие признаки: оба рассматриваемых преступления могут совершаться одинаковыми способами, что существенно затрудняет процесс отграничения одного деяния от другого. Кроме того, в связи со сказанным возникает еще более сложный вопрос: возможно ли совершение одним действием двух преступлений, подпадающих под ст. 188 и ст.194 УК РФ, иными словами возможна ли идеальная совокупность контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей?
Впервые наиболее серьезно, на наш взгляд, данная проблема была затронута и представлена Вощининым А., Пастуховым И., Яни П., по мнению которых, необходимо различать обман, который присущ контрабанде, и обман, характерный для уклонения от уплаты таможенных платежей: при совершении контрабанды путем заявления недостоверных сведений используется такой обман, который влияет на принятие таможенным органом решения о перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ либо о помещении их под запрашиваемый таможенный режим. Данный вывод указанные авторы подкрепляют мнением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ, высказанным при рассмотрении дела Конькова и других.
Думается, что квалификация действий виновного в определенной мере может зависеть от направленности используемого им обмана. Так, если декларация содержит ложные сведения, служащие основанием только для занижения таможенных платежей, то такие действия по недостоверному декларированию нельзя рассматривать как контрабандные.
Однако остается «открытым» вопрос о том, что следует понимать под такого рода обманом. Сведения, необходимые для таможенного контроля, можно условно разделить на два вида: сведения, которые влияют на принятие решения таможенными органами о перемещении товара через таможенную границу, и сведения, не способные повлиять на принятие такого решения. Таким образом, незаявление либо недостоверное заявление не всяких сведений влияет на принятие решения таможенными органами вопроса о перемещении товаров. К сведениям, способным повлиять на снижение размера таможенных платежей можно отнести, например, сведения о стоимости товаров, стране происхождения товаров, о таможенном режиме и другие. Указанные сведения не влияют и не могут влиять на принятие решения о разрешении переместить товары через таможенную границу, поскольку их внешний вид либо сведения об их идентификационных признаках не изменялись. При этом следует отметить, что нет сведений, одновременно влияющих и на уменьшение таможенных платежей и на принятие таможенным органом решения о перемещении товаров. Поэтому разграничение указанных преступлений должно происходить в зависимости от сведений, указанных в декларации. Если в ней содержатся сведения, позволяющие неправомерно уклониться или занизить таможенные платежи, то следует вменять ст. 194 УК РФ, а указание или неуказание сведений, позволяющих сокрыть товары от таможенного контроля, влекут ответственность по ст. 188 УК РФ.
Нельзя согласиться с мнением Филимонова В., который полагает, что контрабанда совершается с целью уклонения от уплаты таможенных платежей. На практике достаточно часто встречаются случаи незаконного перемещения товара через таможенную границу по поддельным документам, но с уплатой всех таможенных платежей (например, для возврата налога на добавленную стоимость). Утверждение о наличии цели как конструктивного признака контрабанды не основано на законе, равно как и утверждение о том, что «в ст. 194 мотив – уклонение от уплаты таможенных платежей – указан в самой диспозиции». Кроме того, как уже было показано выше, уголовно-правовые нормы, содержащиеся в ст. 188 и ст. 194, направлены на охрану различных по содержанию общественных отношений. По нашему мнению, предложение вышеуказанного автора о том, что ч. 1 ст.188 и ч.1 ст. 194 необходимо объединить в ч. 1 ст. 194, является несостоятельным.
Полагаем, что, вряд ли разграничение видов обмана при контрабанде и уклонении от уплаты таможенных платежей может быть положено в основу утверждения о том, что идеальная совокупность указанных преступлений невозможна. Думается, что при ответе на данный вопрос правильнее исходить из следующего. Одним действием совершить контрабанду и уклонение от уплаты таможенных платежей невозможно ввиду разновременности совершаемых преступных действий. Так, если моментом окончания контрабанды как при ввозе, так и при вывозе считать момент фактического пересечения таможенной границы РФ (а именно такая точка зрения нам представляется наиболее верной), то в момент фактического пересечения таможенной границы совершить уклонение от уплаты таможенных платежей физически невозможно ввиду того, что согласно ст. 119 ТК РФ таможенные платежи уплачиваются до принятия или одновременно с принятием таможенной декларации. До принятия таможенной декларации уплачиваются таможенные платежи при перемещении товаров для коммерческих целей, одновременно – при перемещении товаров для некоммерческих целей. Приведем пример. При ввозе товаров для коммерческих целей груз сначала пересекает таможенную границу РФ, после его прибытия в пункт назначения во внутреннюю таможню подается таможенная декларация, и у лица возникает обязанность уплатить таможенные платежи. При вывозе первоначально товар заявляется таможенному органу для оформления, то есть сначала подается таможенная декларация, уплачиваются все необходимые таможенные платежи, а уже потом осуществляется фактическое пересечение таможенной границы. Таким образом, совершение контрабанды возможно только при фактическом пересечении таможенной границы – на стадии декларирования, а уклонения от уплаты таможенных платежей только на внутренней таможенной территории – на стадии, предшествующей декларированию.
Каждое из действий, составляющих контрабанду и уклонение от уплаты таможенных платежей, являются самостоятельными и совершаются в разное время, то есть на разных этапах таможенного контроля, что свидетельствует о невозможности идеальной совокупности контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей.
При определенных условиях возможна реальная совокупность контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей. Тем самым мнения ряда ученых, о некой подчиненности норм, содержащихся в ст.ст. 188 и 194 УК РФ и необходимости их объединения, следует признать несостоятельными.
Определенные сложности неизбежны при разграничении состава контрабанды и состава незаконного экспорта технологий, научно-технической информации, услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189 УК РФ).
Разграничение указанных составов преступлений целесообразно проводить прежде всего по объекту, частично – по предмету и объективной стороне.
Анализ диспозиций соответствующих норм приводит к выводу, что одним из главных оснований разграничения является характер охраняемых общественных отношений. Так, непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, – общественные отношения, составляющие содержание системы экспортного контроля, целями которого, в соответствии со ст. 16 Федерального закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 г. № 157-ФЗ (с изменениями от 8 июля 1997 г., 10 февраля 1999 г.) , признаются защита национальных интересов России, соблюдение международных обязательств Российской Федерации по нераспространению оружия массового поражения и иных наиболее опасных видов оружия и технологий их создания. В этой связи при осуществлении квалификации конкретного деяния необходимо четко установить суть тех общественных отношений, на которые было совершено преступное посягательство.
Рассматриваемые составы имеют как совпадения, так и различия в предмете преступления. Говоря о совпадениях, мы имеем ввиду такие предметы как сырье, материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники. Различия же состоят в следующем. Если к предметам контрабанды относятся ядерное, химическое, биологическое и другие виды оружия массового поражения, материалы и оборудование, которые могут быть использованы при их создании, вооружение, взрывные устройства, огнестрельное оружие и боеприпасы, то предметом преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, являются только технологии, научно-техническая информация и услуги, которые могут быть применены при создании соответствующих предметов контрабанды. Кроме того, в отношении предметов, указанных в ч. 2 ст. 188 УК РФ, установлены специальные правила перемещения, а в отношении предметов и услуг, перечисленных в ст. 189 УК РФ, установлен специальный экспортный контроль.
Объективная сторона состава, описанного в ст. 189 УК РФ, – незаконный экспорт предметов преступления. Под экспортом понимаются любые виды вывоза технологий, научно-технической информации, услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники с территории России за границу без обязательства об их обратном ввозе. В отличие от контрабанды преступление, предусмотренное ст. 189 УК РФ, выражается только в незаконном вывозе соответствующих предметов. Экспорт незаконен, если он нарушает положения ряда нормативных актов Президента РФ и Правительства РФ об экспортном контроле указанных предметов. К ним относятся Указы Президента РФ «О контроле за экспортом из Российской Федерации товаров и технологий двойного назначения» от 26 августа 1996 г. № 1268 (с изменениями от 4 января 1999 г., 29 февраля, 9 августа 2000 г., 11 апреля, 28 сентября 2001 г.); «Об утверждении Списка ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий, подпадающих под экспортный контроль» от 14 февраля 1996 г. № 202 (с изменениями от 21 января, 12 мая 1997 г., 5 мая, 21 июня 2000 г.); «Об утверждении Списка оборудования, материалов и технологий, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль» от 8 августа 2001 г. N 1005; Постановление Правительства РФ от 7 июня 2001 г. N 447 «Об утверждении Положения об осуществлении контроля за внешнеэкономической деятельностью в отношении товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники» и другие акты.
Экспортный контроль – комплекс мер (организационно-правовых и экономических), обеспечивающих реализацию установленного Федеральным законом РФ «Об экспортном контроле» от 18 июля 1999 г. № 183-ФЗ (с изменениями от 30 декабря 2001 г.), другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации порядка осуществления внешнеэкономической деятельности в отношении товаров, информации, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники. В качестве системы мер по ограничению, запрету и контролю за экспортом тех или иных товаров могут использоваться, например, лицензирование экспорта, получение разрешения на экспорт отдельных видов товаров и т.п. Экспорт товаров и услуг осуществляется по разовым лицензиям, выдаваемым на основании заключения Комиссии по экспортному контролю при Правительстве РФ о возможности экспорта по каждой конкретной сделке со страной импортером на поставку каждого предмета экспорта. Причем экспортируемые товары двойного назначения подлежат обязательному таможенному оформлению в установленном порядке.
Экспорт товаров и услуг двойного назначения может быть признан незаконным только в случае отсутствия у экспортера соответствующей лицензии, либо вывоза их за границу ненадлежащим субъектом внешнеэкономической деятельности, либо в страну, не включенную в список государств, в которые разрешена передача такой продукции.
При совершении и контрабанды, и незаконного экспорта технологий, научно-технической информации, услуг, сырья, материалов и оборудования совершаются действия, суть которых заключается в вывозе предметов за границу. Однако при контрабанде нарушаются правила перемещения товаров через таможенную границу Российской Федерации способами, перечисленными в ч. 1 ст. 188 УК РФ, и эти действия могут быть совершены только при фактическом пересечении таможенной границы Российской Федерации. При незаконном экспорте нарушаются специальные правила, и это нарушение совершается в пределах территории России. Поэтому, если незаконный экспорт указанных в диспозиции статьи предметов осуществляется при перемещении через таможенную границу с нарушением правил перемещения, перечисленных в диспозиции статьи о контрабанде, имеет место совокупность вышеназванных преступлений. Если перемещение через таможенную границу РФ совершается с соблюдением всех правил, но с нарушением правил экспорта, содеянное подлежит квалификации только по ст. 189 УК РФ.
В юридической литературе неоднократно поднимался вопрос о том, что субъект преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, – специальный, и в этом состоит еще одно отличие от контрабанды. Согласимся с мнением тех авторов, которые полагают, что нет достаточных оснований ограничивать ответственность по ст.189 УК РФ признаками специального субъекта. И по ст. 188, и по ст. 189 УК РФ может отвечать любое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.
Контрабанду следует отграничивать от невозвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ) по таким элементам состава как объект, объективная сторона и субъект.
Непосредственным объектом невозвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран выступают общественные отношения в сфере государственного регулирования деятельности, связанной с владением и распоряжением предметами художественного, археологического и исторического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран и установленный порядок возвращения культурных ценностей на территорию РФ.
Различий по предмету между указанными преступлениями проводить не следует, так как по смыслу термин «культурные ценности» включает в себя предметы художественного, исторического и археологического достояния, которые отнесены к предметам преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ. Указанные понятия имеют одинаковое содержание и юридическое значение. Как верно отмечено Грязновым А.В., «это различие терминологическое, а не сущностное и относится к проблемам законодательной техники, изъяны которой в данном случае очевидны: одни и те же предметы названы в законе по-разному».
Объективная сторона преступления заключается в невозвращении в установленный срок на территорию России указанных выше предметов, вывезенных ранее за ее пределы. В данном случае речь идет о таможенном режиме временного вывоза, при котором временно вывозимые товары подлежат возврату в неизменном состоянии. Под невозвращением культурных ценностей на территорию России следует понимать оставление их на территории иностранного государства по истечении обусловленного договором срока. Срок возвращения культурных ценностей устанавливается в договоре о возврате временно вывезенных культурных ценностей, который заключается между организацией, вывозящей ценности, и их владельцем (государством в лице его учреждений, организаций, другим владельцем). Преступное деяние, предусмотренное ст. 190 УК РФ, в отличие от контрабанды, может быть совершено только путем бездействия, суть которого состоит в невыполнении обязанностей, вытекающих из договора о возвращении предметов художественного, исторического и археологического достояния.
Необходимо иметь ввиду, что ответственность по ст. 190 УК РФ может наступить только в случае неуважительности причин невозвращения. Под уважительными причинами, исключающими уголовную ответственность, следует понимать объективные обстоятельства, лишившие лицо, вопреки собственной воле, возвратить в установленный срок из-за границы в Россию временно вывезенные с ее территории культурные ценности (например, стихийные бедствия, военные действия, болезнь и т.п.).
Различаются и моменты окончания рассматриваемых преступлений: контрабанда, как уже отмечалось, считается оконченной в момент фактического перемещения товара или иных предметов через таможенную границу РФ, незаконное невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран в момент истечения срока, на который культурные ценности вывозились из страны.
Если при вывозе за границу культурных ценностей лицом были допущены нарушения правил перемещения, например, представлены документы, заведомо для виновного содержащие недостоверные сведения, то имеет место контрабанда культурных ценностей, либо в зависимости от конкретных обстоятельств возможна квалификация по совокупности рассматриваемых преступлений.
В отличие от контрабанды, субъектом совершения которой может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста (общий субъект), субъект преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, характеризуется дополнительными признаками. Особенностью субъекта данного состава является то, что таковым может быть только то лицо, на которое возложена ответственность за возвращение предметов культурного достояния в Россию в установленный срок. Это может быть собственник культурных ценностей, лицо, уполномоченное собственником в установленном законом порядке на осуществление действий по временному вывозу культурных ценностей, должностное лицо или другой представитель организации, уполномоченные ею на временный вывоз предметов. При отсутствии такой обязанности лицо не может нести ответственность по ст. 190 УК РФ.
Отдельные авторы считают, что если лицо имело умысел на оставление культурных ценностей за рубежом уже в момент их вывоза, а обязательство об обратном ввозе этих предметов на территорию РФ представило в таможенные органы без намерения его исполнить, то такие
действия надлежит квалифицировать как контрабанду, совершенную с обманным использованием документов. Приведенное мнение нам видится ошибочным, так как указанные предметы вывозятся из РФ на законных основаниях и признавать представляемые документы (если на самом деле они оформлены надлежащим образом) поддельными, недействительными и т.п. нет оснований, равно как одного лишь умысла явно недостаточно для признания подобных действий контрабандными. Полагаем, что момент возникновения умысла на невозвращение предметов художественного, исторического и археологического достояния (до или после их законного вывоза с территории РФ на территорию иностранного государства) значения для квалификации не имеет.

? ? ? ? ?



СОДЕРЖАНИЕ