<<

стр. 3
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

несовместимых подходов и направлений моделирования. Как и должно
быть, теория не успевает за технологическими достижениями. Попытка
сведения в единой модели всех аспектов защиты информации априорно
должна вести к крайне схематичным результатам.
Можно наметить следующие уровни иерархической системы
моделей: информация, документ, отдельные механизмы защиты
информации, защита среды существования, защита электронного
взаимодействия.
7. Модели цифровой информации должны базироваться на ставших
уже классикой общеизвестных работах К. Шеннона, показавшего
возможность количественного подхода к столь качественно
многообразному явлению, как информация. Основная идея Шеннона
заключается в объективизации понятия информации. Только тогда можно
применять количественные оценки, только тогда можно говорить о



88
цифровой информации, которая воспринимается неодушевленными
объектами, инструментальными средствами вычислительной техники.
Удовлетворительные модели электронного документа, отражающие
отмеченные аспекты, в доступной литературе найти не удалось. На
современном этапе развития электронного взаимодействия разработка
подобных комплексных моделей является крайне актуальной задачей.
8. Рассмотренные модели уточняют свойства и требования к
отдельным механизмам защиты информации от несанкционированного
доступа. Модели рассчитаны на применение специалистами с
квалификацией, позволяющей им более-менее однозначно трактовать тот
сленг, на котором описана модель, понять, что же именно модель уточняет.
Указанные недостатки непринципиальны, и при грамотной обработке
изложения могут быть устранены. Преимущество компактности описания
здесь достигается за счет узости применения. До начала моделирования
специалист уже представляет конечный результат, его цель — только
конкретизация количественного измерения результата.
9. В субъектно-объектной модели сделан по сравнению с другими
моделями значительный шаг вперед, так как рассмотрены механизмы и
методы создания ИПС программной среды) как
(изолированной
приоритетной задачи защиты информации. Действительно, в условия всех
основных моделей входит некоторое безопасное начальное состояние, но в
рамках моделей не рассматриваются конструктивные механизмы его
достижения. СО-модель отвечает на этот вопрос, дополняя, а не отвергая
другие модели. Формируется иерархия моделей, где выделяются этапы
генерации ИПС, поддержка ИПС и разграничение доступа как с помощью
мандатных, так и дискреционных механизмов.
При этом СО-модели присущ и ряд серьезных недостатков. Очень
сильным представляется требование аксиомы 5 об обеспечении внешними
по отношению АС средствами условий неизменности конфигурации

89
субъектов АС, активизируемых до старта процедур контроля целостности.
Действительно, невыполнение требований не позволит создать
изолированную программную среду (ИПС), а как их реализовать, и что
вообще понимается под такими средствами, нуждается в уточнении.
Представляется крайне актуальной задача перехода от модели
изолированной программной среды (ИПС) к построению и анализу модели
доверенной вычислительной среды свойства которой
(ДВС),
удостоверяются и поддерживаются инструментальными средствами
защиты информации в процессе работы АС.




90
Глава 2. ВЕРБАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ЭЛЕКТРОННОГО ДОКУМЕНТА

В главе 1 установлена необходимость исследования системных
особенностей электронного документа, его отличий от традиционного.
Возникает резонный вопрос: какая же глубинная причина лежит в основе
невозможности применения традиционных представлений о документе в
случае электронной форме его реализации? И аналоговый, и электронный
документы содержат идентифицированную информацию, так что их
содержательное описание одинаково. И тот, и другой — средство,
используемое для обеспечения взаимодействия субъектов экономики. Оба
являются документами, пусть даже изготовленными по разным
технологиям. Так ведь и традиционный документ может быть рукописным,
а может быть создан на основе последних технологических достижений,
как, например, денежная купюра. Более того, на прежних этапах развития
вычислительной техники, 20—30 лет назад, особых недоразумений,
обусловленных спецификой технологии изготовления ЭлД, не возникало.
Единственное, что кардинально изменилось с тех пор, это среда
функционирования документа. Раньше электронная форма документа была
всего лишь технологическим эпизодом в его жизненном цикле, когда он
именовался «документ на машинном носителе». На современном этапе для
огромного количества документов, которые и понимаются как ЭлД,
электронная форма становится постоянной в течение всего или почти всего
жизненного цикла. Следовательно, электронная форма означает не столько
количественное, сколько качественное усовершенствование технологии
изготовления документа.
Документ может быть представлен либо в аналоговом, либо в
электронном виде. Каждый из них имеет место только в присущей ему
среде существования — аналоговой или электронной. Эти две среды не
пересекаются, преобразование формы отображения документа может


91
иметь место только на границе сред и осуществляется на основе
интерфейсных устройств преобразования аналоговых сигналов в
электронные и обратно. В каждой среде действуют свои специфические
законы, распространять действие которых за пределы среды некорректно
[8, 12, 64].


2.1. АНАЛОГОВАЯ И ЭЛЕКТРОННАЯ СРЕДА СУЩЕСТВОВАНИЯ ДОКУМЕНТА

Сам по себе документ имеет место только в обществе мыслящих
субъектов, так что и аналоговая, и электронная форма его существования,
по сути, есть ни что иное, как некоторые технологии, основанные на
присущих мыслящему субъекту способах восприятия и обработки
информации. Для аналогового документа это очевидно непосредственно,
для электронного документа косвенно: законы и правила

взаимодействия объектов электронной среды выбираются человеком с
учетом физических законов, но исходя из законов мышления. В этом
единство АнД и ЭлД: и тот и другой — документ, и тот и другой —
отражает мышление и служит человеку.


2.1.1. Аналитическое и образное мышление

Общеизвестным является наличие у человека двух качественно
отличающихся видов мышления: эмоционального и
(образного)
аналитического (абстрактного). В чистом виде каждый из видов
встречается редко, с позиций диалектики образное и абстрактное
мышление неразделимы. Тем не менее, в подавляющем большинстве
ситуаций можно говорить о преобладании того или иного вида. С целью
конкретизации системных характеристик среды, где эти виды
доминируют, дальнейшие рассуждения намеренно «огрубляются»,
абсолютизируя выделяемые особенности.

92
Эмоциональный способ основан на образном восприятии: узнавании
некоторого предмета, процесса, явления «в целом», отождествлении его с
имеющимся «образом». Формирование образа основано на имеющемся
«опыте, знаниях» человека. В контексте документа это реальный опыт,
накопленный и обобщенный обществом в виде знания и переданный
человеку в процессе его обучения. Обучение — процесс длительный,
реализующий преобразование знания общества в опыт конкретного
человека. Язык, письменность, понятийная база и т. д. — все это результат
эволюции общества, переданный и закрепленный в индивидууме в
процессе его обучения.
Цель обучения — выработка адекватной реакции субъекта на класс
объектов. Концепция обучения последовательное
«похожих» —
предъявление субъекту серии аналогов, незначительно отличающихся
объектов одного и того же класса, и закрепление (поощрением или
наказанием) правильной реакции на образ. Появление предмета вызывает
цепную реакцию неразделимых и потому кажущихся одновременными
процессов: выявление характерных, реперных точек; отождествление их с
закрепленными в процессе обучения в сознании; идентификация образа;
трансформация образа в понятие. Образное восприятие это

принципиально целостный, одномоментный (die Gestalt, нем.) процесс.
Природа образного восприятия до конца не раскрыта. Здесь важно,
что на «входе» человеку предъявляется некое бесконечное число точек, а
«на выходе» формируется образ, идентифицируемый некоторой конечной
совокупностью понятий. Человек «читает» не буквы, а слова, фразы. Он
«видит» не «кусочек» картины, а всю или значительный фрагмент.
«Слышит» не отдельную гармонику, а звук в целом.
Восприятие аналогового документа базируется на образном
мышлении, интерпретации его содержания на основе знания, опыта,
которым обладает субъект, взаимодействующий с документом. Здесь

93
понятие информации как знания, сведения уместно и содержательно, но
понятие однозначности в аналоговой среде существования документа
должно трактоваться достаточно широко: образное мышление
принципиально базируется на «похожести», «приблизительности».
Результат образного узнавания и восприятия в общем случае
неоднозначен, приблизителен. Можно сказать лишь то, что предъявленный
образ похож на образ, закрепленный в процессе обучения.
Аналитическое мышление абстрактно, основано на установлении
причинно-следственных связей некоторых характеристик предмета,
процесса, явления на основе совокупности абстрактных, логических
правил типа «если выполнено ?, ?, ?, ... , то выполняется a, b, c, … ». Для
аналитического мышления характерна детерминированность,
однозначность результата. Если однозначный результат не может быть
получен, то это означает необходимость расширения исходной базы. В
наиболее чистом виде абстрактное мышление характерно для математики.
Логика базируется на конечном числе исходных положений,
вводимых аксиоматично, все остальные результаты по существу есть
прямое следствие, однозначно вытекающее из принятой аксиоматической
базы. В этом сила, но в этом и слабость логических заключений: для
любого, пусть даже очень «неочевидного», сложного логического вывода
достаточно крайне ограниченной исходной базы, но сам процесс
установления справедливости заключения может состоять из огромного
числа промежуточных этапов. Допущенная на любом из этапов ошибка
приводит к неверному ответу. Аналитическое мышление, как
базирующееся на логике, принципиально представляет собой
последовательный процесс.
Коль скоро логическая обработка приводит к однозначному
результату и базируется на конечном числе исходных положений (аксиом),
то этот процесс, в принципе, может быть формализован. Формализация

94
означает возможность вывода заключения на основе алгоритма — набора
точных инструкций (предложений), описывающих, как получить решение
определенной задачи. Нетрудно придумать автомат, который действовал
бы по некоторому алгоритму без вмешательства человека. А существует ли
универсальный автомат, который можно было бы запрограммировать на
выполнение любого алгоритма? Здесь мы входим в область
метаматематики, объектом которой служит довольно ограниченный,
казалось бы, набор правил, относящихся к математической логике, и
которая занимается изучением самого процесса доказательства,
логического вывода конечных предложений и утверждений на основе
исходного набора постулируемых аксиом [65].
В своей знаменитой теореме Гёдель доказал, что любая система
аксиом является неполной и не может быть сделана полной добавлением
никакого конечного числа аксиом. Грубо говоря, в рамках любой
формальной системы можно сформулировать предложение (формулу),
которое не может быть ни доказано, ни опровергнуто в рамках этой
системы. Формальная система состоит из конечного множества символов
и конечного числа правил, по которым эти символы можно объединять в
формулы или предложения. Некоторые из этих предложений являются
исходными, и тогда они называются аксиомами. Повторное применение
правил системы позволяет получить все новые и новые доказуемые
предложения. Доказательство формулы представляет собой цепочку
предложений, в которой каждое является либо аксиомой, либо выводится
при помощи правил данной системы из предшествующих предложений.
Однако утверждение, что некоторая последовательность формул
образует (или не образует) доказательство некоей формулы, уже не
является предложением в рамках данной формальной системы, это
предложение о самой системе. Такие предложения обычно называют
метаматематическими.

95
Не вдаваясь далее в эту достаточно тонкую сферу, можно лишь
отметить, сколь глубокая разница лежит между образной и аналитической
обработкой информации. В частности, можно утверждать, что аналоговый
и электронный документы есть объекты, вообще говоря, разных
формальных систем. Отсюда следует, что их полная взаимозаменяемость в
общем случае недостижима. Всегда, при любом уровне развития техники,
будут существовать такие области применения документа, в которых
возможно использование либо только аналогового, либо только
электронного документа.
Английский математик Алан Тьюринг предложил очень простую
формальную систему, которая, тем не менее, настолько богата, что
способна воспроизводить чрезвычайно широкую гамму алгоритмов. Так
называемая машина Тьюринга реализует предложенную им формальную
систему. Его работа стала теоретической базой для создания современных
ЭВМ. Зачастую даже определяют алгоритм как такую последовательность
операций, которая может быть реализована машиной Тьюринга.
Так как инструкции алгоритма точны, то каждой из них можно
поставить в соответствие некоторое число, и тогда реализация любого
алгоритма сводится к операциям с числами. Естественным образом
приходим к цифровой обработке информации. Электронное
взаимодействие, базирующееся на точных логических правилах
преобразования информационных сигналов, и понимается как среда
цифровой обработки информации. Если выше, называя электронную среду
цифровой, мы характеризовали технологическую реализацию, то сейчас
выявлена фундаментальная основа такой эквивалентности.
Принципиальное различие логического и образного мышления
объясняет невозможность адекватного описания электронного документа в
категориях аналогового восприятия. Такое невозможно по определению:
теория групп в математике имеет крайне далекое отношение к теории

96
групп в социологии, хотя некоторое подобие и можно уловить. В
электронном документообороте должна существовать своя специфическая
понятийная база. Тезис, что при электронном документообороте машина
самостоятельно формирует и создает электронные документы, не должен
вызывать неприятия. Если обработка документа и реакции на него есть
строго формализованная последовательность операций, то это возможно.
И это уже реализовано, например, в финансовых компьютерных системах.
И как только в документооборот включается человек, то это означает
выход из электронной среды в среду аналоговую.
Качественные отличия электронной и аналоговой среды так же
масштабны, как отличия аналитического и образного мышления.


2.1.2. Понятие аналоговой и электронной среды

Конструктивное обсуждение свойств, характеристик, назначения
документа не имеет смысла, если не исходить, хотя бы в достаточно общем
виде, из свойств среды его существования. В рамках этой среды документ
применяется, функционирует: создается, обрабатывается, хранится,
передается, уничтожается. Говорить «вообще» о документе столь же
бесплодно, как о скорости или длине тормозного пути автомобиля при
строительстве гаража. Документ действенен только в рамках
определенных технических, технологических, экономических, социально-
политических ограничений, которые и характеризуют среду
существования.
Говоря о традиционном документе, всегда по умолчанию неявно
подразумевают аналоговую среду существования. Точно также,
рассматривая электронный документ, надо исходить из законов
электронной среды существования. «Очеловечивание» ЭлД, перенос
понятий аналогового взаимодействия в электронную среду, ведет к
абсурдным результатам. Качественное отличие аналогового и

97
электронного документов является следствием разных — в системном
масштабе — характеристик аналоговой и электронной среды их
существования. В связи с этим необходим анализ системных требований,
предъявляемых к документу средой его существования.
Коренное отличие электронного и аналогового документов
обусловлено их предназначенностью для функционирования в совершенно
разных средах существования: электронной — среде программных и
технических средств вычислительной техники; аналоговой — среде
мыслящих субъектов, людей. К этим двум структурным составляющим
информационного взаимодействия субъектов необходимо добавить третью
— интерфейс между аналоговой и электронной средой. Так как деление
документов на аналоговые и электронные обусловлено технологией,
применяемой для отображения и движения содержащейся в них
информации, то и среда существования документа должна
характеризоваться технологией взаимодействия элементов среды с
документом. Из общих соображений следует, что в таком случае должен
выполняться принцип симметрии: каждой категории функциональных
характеристик среды существования аналогового документа соответствует
категория среды существования электронного документа. Наиболее общие
соответствия очевидны: будь то АнД или ЭлД, имеют смысл понятия
«создание», «формирование», «обработка», «передача», «хранение»
документа.
В рамках среды существования можно говорить о «правах» и
«обязанностях», которые документ налагает на элементы, образующие
среду. Эти термины взяты в кавычки, так как «права» и «обязанности»
характерны только для мира людей. Согласно теории интеллектуальных
систем среда существования может быть образована и неодушевленными
объектами. Тогда эти термины надо заменить, например, на
и При таком подходе документ,
«возможности» «ограничения».

98
объективная реальность, существующая вне нашего сознания, оказывается
тесно связанным с внешними условиями, диктуемыми средой его
существования.
Традиционный документ это аналоговое отображение

информации, закрепленное на твердом носителе и рассчитанное на
непосредственное восприятие субъектом-человеком. Субъект обладает
знаниями, способен к восприятию графического представления
информации, ее «пониманию» и обработке посредством мышления. Базой
восприятия является органически присущий человеку мощнейший аппарат
распознавания образов, позволяющий ему отождествлять компоненты
документа со сформированными в сознании эталонами. Традиционный
документ имеет место только в общественной среде мыслящих субъектов
— аналоговой среде существования. «Понимать» и адекватно реагировать
на АнД может только мыслящий субъект.
Документ — явление социальное, его цель — формальное основание
тех или иных действий субъектов, взаимодействующих при его помощи.
Поэтому трактовка документа субъектами не может быть произвольной,
иначе ни о каком взаимодействии, предполагающем взаимную
обусловленность их поведения, не может быть и речи. Следовательно,
существует некоторая внешняя сила, задающая законы формирования и
восприятия человеком аналогового документа. Текст документа должен
удовлетворять многочисленным правилам языка и письменности, стиль
изложения должен соответствовать неформальным этическим
ограничениям профессиональной среды, оформление должно быть
выполнено на основе действующих стандартов. Даже объем и содержание
документа ограничено достаточно жесткими рамками его
функционального назначения. В роли диктатора выступает как
формальный представитель общества — государство, так и неформальный
— сложившийся менталитет, обычаи и правила общественного поведения.

99
Распространенное мнение, что человек формирует и обрабатывает
традиционный документ самостоятельно, произвольно, при более
тщательном рассмотрении оказывается неверным. Создатель документа
далеко несвободен в своих действиях и должен подчиняться весьма
жестким правилам и ограничениям. Произвол возможен в весьма узком
диапазоне, несопоставимом по масштабам с теми правилами, которые
обязаны выполняться в аналоговом документе. Ограничения кажутся
настолько естественными и «само собой разумеющимися», что их влияние
зачастую не замечается, так же, как необходимость уметь говорить, писать.
При создании, обработке и хранении аналогового документа
общество, профессиональная среда непосредственно или через своих
представителей (государство, организация, социальная группа, семья)
выступают относительно субъектов информационного взаимодействия в
качестве некоей «внешней силы». Соблюдение диктуемых этой силой
формальных и неформальных приказов и распоряжений поощряется, а их
нарушение наказывается. Человек всего лишь интеллектуальный
исполнитель, действующий в рамках довольно жестких общественных
предписаний. Общество, социальную группу, нельзя отождествлять с
каким-либо отдельным человеком, это качественно иное образование.
Аналоговая среда существования документа — система субъектов
(людей), структурно объединенных в единое целое и взаимодействующих
на основе диктуемых обществом неформальных (язык, традиции, обычаи и
пр.) и формальных (нормативная правовая база) правил обработки,
хранения и передачи информации, представленной в образной форме.
Правила вырабатываются обществом — внешней относительно любого
субъекта силой, и базируются на причинно-следственных взаимосвязях
различных явлений (образов), сформировавшихся в процессе развития и
становления общества.



100
Среда существования ЭлД должна образовываться элементами,
способными реагировать на него, эту среду мы называем электронной.
Есть ли в этой среде место человеку, может ли человек воспринимать
электронный документ? На первый взгляд, очевиден утвердительный
ответ, аргументируемый «неоспоримым» доводом, что предназначенное
для человека изображение документа на экране монитора или его
распечатка на принтере и есть электронный документ. Однако если
тщательно проанализировать этот довод, то его «неоспоримость» не
кажется столь очевидной.
Распечатка — документ на бумажном носителе, следовательно, это
аналоговый документ. Изображение документа на экране монитора ничем
принципиально не отличается от проекции аналогового документа —
диапозитива — на киноэкран или от воспроизведения голограммы.
Происходит неявная подмена объекта: вместо исходного, электронного
документа, мы говорим о производном документе, аналоговом. Это два
разных, хотя и функционально связанных, документа. Печатание на
принтере или изображение на мониторе по существу представляет собой
реализацию конкретного способа изготовления аналогового документа,
наравне с рукописным, машинописным, типографским. Способ восприятия
и способ изготовления далеко не одно и то же: аналоговый документ
предназначен для человека, электронный — для компьютера.
Экран монитора — это граница (интерфейс) между электронной и
аналоговой средой существования: «снаружи» монитора аналоговая среда,
«внутри» — электронная. «Снаружи» документ рассчитан на восприятие
субъектом среды, человеком, значит, это документ в аналоговой форме.
монитора документ предназначен для обработки
«Внутри»
неодушевленными объектами электронной среды, он представлен в виде
последовательности сигналов, импульсов. Эта
(множества)
последовательность не может непосредственно восприниматься

101
человеком, она предназначена для воздействия на объекты совершенно
иной физической природы, являющиеся элементами электронной среды
существования документа.
Человек вынужден ограничиваться восприятием иного, аналогового
документа, имеющего некоторое отношение к исходному ЭлД.
Количественно это может быть достаточно далекое отношение: например,
страница текста — это порядка 1500 байт информации, тогда как в памяти
ЭВМ она занимает в несколько раз больший объем при графическом
формате представления, или меньший, при использовании

архивирования. Отождествлять ЭлД и «картинку» это примерно то же
самое, что приравнять звук из динамика модулированному несущему
радиосигналу.
Кардинальное отличие физической среды существования документа
ведет к принципиальному отличию электронного и аналогового
документов. Электронный документ есть цифровое отображение
информации, носителем которого являются средства вычислительной
техники и информатики. ЭлД непосредственно воспринимается только
объектом электронной цифровой среды — техническим или программным
средством. Только объект электронной среды может обрабатывать
электронный документ: выполнять априорно заданное детерминированное
преобразование входного ЭлД в выходной ЭлД. Электронный документ
имеет место только в электронной (цифровой) среде существования.
Но из этого следует, что человек «исключается» из электронного
взаимодействия, и электронный документ «создает» (формирует) не
человек, а машина. Некорректное определение содержания терминов
«исключается», «создает (формирует)» приводит к неявному переносу
сложившихся в аналоговой среде понятий за область их значимости. При
создании аналогового документа человек весьма ограничен в своих
действиях, правила и ограничения задаются внешней по отношению к

102
субъекту силой — обществом, которое можно считать «руководителем».
Так, принято говорить, что законы не имеют авторов, они создаются и
принимаются обществом.
Тем не менее, считается, что АнД создается конкретным человеком,
но не обществом. А вот по отношению к электронному документу
«правила игры» меняются, хотя несомненным является требование
постоянства логических позиций анализа, их независимости от технологии
формирования и обработки документа. В электронном документообороте
человек выполняет такую же роль, что и общество — в традиционном.
Человек, распоряжающийся электронной средой существования ЭлД,
является «внешней силой», «высшей инстанцией», «диктатором» по
отношению к элементам среды, он устанавливает «правила игры»:
выбирает стандарты технологического взаимодействия, архитектуру
среды, выбирает сами элементы — технические и программные средства.
«Машина может все, задача человека — ограничить ее, заставить делать
только то, что нужно» — писала когда-то по поводу выпуска ЭВМ
«Наири» Мариетта Шагинян. То же самое делает и общество по
отношению к человеку в аналоговой среде.
Говоря о традиционном документе, люди остаются в рамках среды
существования АнД, обходятся без упоминания общества, сводят задачу к
взаимодействию его элементов, субъектов, посредством документа. И
такой подход оправдан многовековой практикой традиционного
информационного взаимодействия. Однако, как только дело касается
электронного документа, вводится внешний объект относительно среды
существования электронного документа — человек. Хотя уже сейчас
имеется огромное количество ситуаций, когда компьютер самостоятельно,
без какого-либо вмешательства человека, создает новые электронные
документы.



103
Платформа анализа должна быть единой: если в аналоговой среде
рассматриваются только прямые участники информационного
взаимодействия, то и в электронной надо поступать также.
Теперь можно опровергнуть наиболее частый аргумент в пользу
непосредственного взаимодействия человека с ЭлД: «именно человек
создает электронный документ, нажимая на буквы-клавиши клавиатуры;
каждая отдельная буква есть, пусть очень короткий, но все-таки
аналоговый документ, значит, аналоговый документ существует в
электронной среде». На самом деле, в электронную среду вводится не
аналог, а совокупность из нескольких двоичных сигналов, это, пусть и
«очень короткий», но электронный документ: машина воспринимает не
АнД-букву, но ЭлД-знак. Чтобы убедиться в этом, достаточно, например,
перейти от русского алфавита к английскому: клавиша (буква) та же самая,
но образ иной (для сравнения, слово «документ» при наборе на латинице
будет введен как «ljrevtyn»). Значит, это не человек, но компьютер
«решил», что вводить.
При создании электронного документа на машине реализуется
априорно заложенная в компьютер программа формирования итогового
электронного документа из других, инициированных воздействием
человека на клавиатуру, уже находящихся в ЭВМ «маленьких ЭлД» —
байтов символов, соответствующих буквам. Инициировать ЭлД, запустить
процесс, нажать на клавишу, «повернуть рубильник» — далеко не одно и
то же, что создать документ, реализовать процесс. Для запуска не
требуется восприятия человеком электронного документа.
Воспринимать цифровую последовательность может только
компьютер, и не может человек. Среда существования электронного
документа образована объектами цифровых технологий. Но здесь реакция
на документ объектов среды, программных и технических средств
вычислительной техники, диктуется не обществом, как в случае с АнД, а

104
непосредственно владельцем и/или пользователем компьютера:
выбранными архитектурой, стандартами, параметрами технических и
программных объектов. Создается свой, цифровой (электронный) мир
существования документа.
Электронная (цифровая) среда существования — система объектов
и программных средств вычислительной техники),
(технических
взаимодействующих на основе формальных правил (архитектура,
стандарты, технические параметры устройств, языки программирования и
пр.) обработки, хранения и передачи информации, представленной в
цифровой форме. Правила устанавливаются внешней силой относительно
любого элемента среды — человеком, и базируются на объективных
физических и логических законах.
Качественная несопоставимость образного и логического восприятия
и обработки информации отражается в радикальных различиях
математических моделей, описывающих аналоговый и электронный
документы. Если документ интерпретировать в виде множества, то задача
сопоставления аналогового и электронного документов сводится к
изучению свойств соответствующих множеств. Ограничимся понятийным
уровнем, заведомо огрубляя строгие математические термины. Так как нас
интересуют процессы восприятия и обработки документа субъектом
аналоговой или объектом электронной среды, то, прежде всего, надо
уточнить, что же именно воспринимается и что именно обрабатывается.
Понятия аналоговой и электронной среды, образного и аналитического
восприятия создают необходимые стартовые предпосылки для анализа.


2.1.3. Модель аналогового документа в виде предмета-множества и его
свойства: бесконечность, непрерывность, статичность
(фиксированность). Целостность АнД


105
Исходным для формирования образа аналогового документа
является предъявление субъекту некоторого предмета (лист бумаги с
текстом), образованного совокупностью элементов.
(множеством)
Множество, моделирующее аналоговый документ, организовано по закону
очередности: положение любого элемента относительно остальных
удовлетворяет определенным ограничениям, не жестким (лист можно
свернуть, согнуть и т. д.), но и не произвольным (лист нельзя разорвать).
Элементы множества могут принадлежать разным классам: отличаться по
цвету, структуре, плотности и т. д. Не обязательно двумерное размещение
элементов, достаточно вспомнить вклеенную в «толщину» денежной
банкноты полоску с указанием номинала. Отсутствие такой полоски
свидетельствует о поддельности банкноты, т. е. лишает ее статуса
документа.
Важно, что образ документа создается всем множеством элементов
различных типов, в том числе и носителем информации, а не каким-либо
подмножеством. Другое дело, что требования к образу аналогового
документа не имеют четких границ, не носят пороговый характер.
Оторванный уголок листа или пропущенная буква в тексте не меняют
идентификацию объекта как документа. Но если отрывать все большую и
большую часть, то наступает момент, когда предъявляемый лист с текстом
уже не будет идентифицироваться субъектом среды как документ.
Элементом больше или меньше, не всегда имеет значение, именно потому,
что образ аналогового документа создается множеством с чрезвычайно
большим количеством элементов. Теоретически можно полагать, что
множество как математическая модель аналогового документа содержит
бесконечное количество элементов (имеет бесконечную мощность).
На первом этапе восприятия аналогового документа содержащаяся в
нем информация не играет никакой роли. Оформленное в соответствии с
устоявшимися стандартами письмо фирмы на японском языке будет

106
восприниматься как документ, хотя для субъекта совокупность иероглифов
не является сведением, знанием, информацией (согласно определениям
аналоговой среды). Значение имеет лишь соответствие сложившимся у
человека представлениям о стандартном облике служебных документов,
создаваемом носителем и расположением темных и светлых элементов его
поверхности.
Любой документ может содержать только конечный объем
информации, понимаемой как сведения, знания. Это же вытекает из
конечности различных информационных символов (знаков),
содержащихся в тексте документа. В принципе для отображения
информации документа достаточно конечного подмножества элементов из
того бесконечного множества элементов, которые образуют сам документ.
И это было бы достижимо, если каждой идентификации информационного
символа (буквы, знака) соответствовало бы одно и только одно его
изображение.
В аналоговой среде подобное невозможно в силу принципиальной
неисчерпаемости среды и приблизительности образного восприятия. Здесь
одной и той же идентификации соответствует бесконечное число
вариантов изображений символа. Но бесконечное число модификаций
может быть получено, только если образ знака образуется бесконечным
числом элементов. Даже точка в аналоговом изображении — это
совокупность очень близко расположенных точек меньшего размера,
сливающихся, при взгляде со стороны, в более крупную. Таким образом,
информация аналогового документа отображается подмножеством
бесконечной мощности.
Согласно модели на «вход» субъекта одномоментно поступает
бесконечное множество элементов, воспринимаемое им как образ
документа. Далее субъект выделяет из этого множества подмножество,
опять-таки бесконечное, которое воспринимает как образ информации.

107
Переработка бесконечного множества точек образа приводит к конечной
совокупности идентификаторов: букв, слов, фраз: формируется восприятие
сообщения [81]. И только затем, в результате обработки конечного
множества, человек приходит к трактовке информации как сведения,
знания. В аналоговой среде всегда должен существовать особый этап,
качественно отличный от всех других, этап перехода количества в
качество, этап перехода от бесконечного к конечному.
Так как за конечное время можно обработать только конечное число
сигналов, то входное бесконечное множество должно быть организовано
таким образом, чтобы его можно было описать на основе выборки
конечного числа элементов. Это свойство обозначим как непрерывность
множества, отображающего информационные знаки в аналоговом
документе (непрерывная функция, содержащая бесконечное число точек, с
любой наперед заданной точностью может быть описана конечным числом
промежуточных значений). Здесь используется понятийная трактовка, хотя
с позиций математики это не совсем корректно: термины,
характеризующие структуру множества непрерывность,
(мощность,
плотность, компактность, сепарабельность и пр.), достаточно специфичны
и строго определены.
На практике непрерывность не кажется столь очевидной и
обусловленной. Например, если текст документа напечатан игольчатым
принтером, то на человека как бы воздействует конечное дискретное
множество точек. Но нельзя забывать, что при распознавании знака
сопоставляется расстояние между соседними точками с расстоянием
между соседними знаками, а расстояние, длина, есть не что иное, как мера
на множестве, в данном случае представляющем собой бесконечное число
точек листа, на котором напечатан текст.
Если расстояние между точками настолько велико, что взгляд
охватывает только две соседние точки, формирующие букву, то, двигаясь

108
по часовой стрелке от левой нижней точки буквы Н, ее легко принять за
букву ?. Чтобы распознать букву, необходимо видеть все пространство, т.
е. бесконечное множество точек. Разбросав «соседние» буквы по
определенному закону по поверхности листа, можно ликвидировать
непрерывность. Именно так делается при использовании шифров замены,
когда «соседние» точки исходного изображения перемещаются в разные
области. В этом случае, например, изображение черно-белых клеток
шахматной доски сводится к некоторому серому фону [66. С. 129]. А ведь
вся информация сохранилась неизменной, и клетки доски могут быть
однозначно восстановлены в силу обратимости алгоритма.
Субъект аналоговой среды обладает способностью к выделению из
воспринимаемого им бесконечного непрерывного множества конечного
подмножества реперных точек, которые и обрабатывает в дальнейшем:
создает образ буквы, ассоциирует в слово конечное число букв,
отождествляет слово с его значением, объединяет значения конечного
числа слов в виде сведения. Вся обработка ведется над конечными
множествами, что принципиально возможно, но для этого этап перехода от
бесконечности к конечности, от непрерывности к дискретности в
аналоговой среде обязателен. Реперные точки не заданы заранее, каждый
раз, когда мы смотрим на изображение символа, мы выделяем разные
подмножества, хотя, как правило, близкие. Это не влияет на результат в
силу непрерывности входного множества-знака, но это означает, что сама
проблема выбора реперных точек требует одномоментного воздействия
всех элементов входного множества.
Нельзя за конечное время скопировать бесконечное число элементов,
значит, не могут быть изготовлены два тождественных аналоговых
документа. Любые два АнД обязательно чем-то отличаются, каждый из
них имеет индивидуальные особенности, их можно сопоставить, они
различимы. В таком случае различимость можно использовать как ресурс

109
для классификации. В зависимости от степени различий множеств,
представляющих два документа, можно выделить «идентичные»
документы, различные «экземпляры» АнД, «подлинник» и «копию», и т. д.
Для того чтобы бесконечное множество элементов можно было бы
воспринять за конечное время, необходимо одномоментное предъявление
субъекту этого множества или, по крайней мере, его значительной части.
Но это означает существование в данный момент всего множества (или
фрагмента) целиком, т. е. свойство фиксированности принципиально
присуще аналоговому документу.
Так как в бесконечном количестве элементов аналогового документа
как множества собственно информация (не образ, а смысл) эквивалентна
конечному подмножеству, то налицо огромная избыточность аналогового
документа. А любая избыточность есть ресурс для решения прикладных
задач, в том числе, для обеспечения защиты аналогового документа. Яркий
пример — защита подлинности денежной купюры.
Вот в какой тесный узел оказываются завязанными свойства
бесконечной мощности, непрерывности и фиксированности множества —
математической модели аналогового документа — и свойство целостного
восприятия этого множества субъектом аналоговой среды. Любое из
свойств обусловлено остальными и потому не может быть исключено. В
реальном мире бесконечность, непрерывность, целостность не осознаются,
это математическая идеализация, своего рода предельный случай и как
любой предельный случай, позволяет выделить и объяснить характерные
особенности объекта, процесса, явления.


2.1.4. Модель электронного документа в виде процесса-множества и
его свойства: конечность, дискретность, динамичность




110
Все информационные технологии, реализуемые на основе средств
вычислительной техники и информатики, базируются на использовании
законов логики. Логический вывод – это последовательная цепочка
детерминированных заключений, и ни одно из заключений нельзя сделать,
если не выполнены предыдущие заключения. Детерминированность
означает однозначность заключения, если, конечно, оно может быть
получено: часто случается, что исходных положений недостаточно, и тогда
заключение отсутствует. Если в машину не ввести положение о
невозможности деления числа на нуль, то ЭВМ неизбежно прекращает
работу, сигнализируя об аварийной остановке. Для «запуска» логического
процесса вывода необходимо точное задание начальных условий,
исходной информации.
Процесс логической обработки необходимо должен иметь
последовательный характер. Этот процесс необходимо должен быть
дискретным, поэтапным, должна существовать четкая граница конца и
начала каждого этапа. Число таких этапов может быть очень велико, но
обязательно конечно, иначе время обработки равнялось бы бесконечности.
Любой этап логической обработки характеризуется конечным числом
обрабатываемых входных сигналов. Это вытекает как из самих логических
постулатов, так и из последовательного характера формирования вывода.
Следовательно, при электронном взаимодействии документ может
отображаться только в виде множества конечной мощности.
Машина Тьюринга иллюстрирует, в некотором смысле, предельный
случай реализации логической обработки: на каждом шаге операции
производятся всего с двумя знаками. Какие бы усовершенствования ни
были бы в будущем сделаны в классе тьюринговых машин, нельзя уйти от
требования конечности множества обрабатываемых сигналов, его
дискретности, последовательного характера выполнения дискретных
операций и последовательного характера ввода информации. Как и выше,

111
рассмотрим качественные следствия, которые вытекают из предлагаемой
модели документа в электронной среде.
В силу конечности множества и конечности категорий элементов,
его образующих, в принципе, всегда можно создать абсолютно
тождественную «копию» (в традиционной терминологии) «оригинала»
электронного документа. Эта «копия» ничем, в смысле восприятия и
логической обработки, не будет отличаться от «оригинала», их даже
теоретически невозможно отличить друг от друга, они неразличимы.
Следовательно, нельзя применительно к электронному документу говорить
об экземплярах ЭлД, идентичных ЭлД, подлиннике и копии ЭлД и т. п.
Либо это один и тот же электронный документ, либо — два разных
документа. Подробнее это положение будет рассмотрено в разделе,
посвященном понятию электронной информации.
Специального анализа требует понятие фиксированности
электронного документа. С одной стороны, само существование
документа автоматически предполагает его целостность в любой момент
времени его жизненного цикла, т. е. фиксацию в той или иной
технологической форме. С другой стороны, дискретность множества,
последовательный характер логических операций с его элементами,
обработка машиной Тьюринга в каждый момент времени всего двух
элементов исключает фиксацию. В идеологическом плане любая ЭВМ есть
та же самая машина Тьюринга, так что противоречие сохраняется.
Парадокс устраняется, если допустить две формы существования
электронного документа: статическую и динамическую. В статической
форме документ находится во время хранения в памяти. Статическая
форма характерна для аналоговой среды. Здесь электронный документ
можно рассматривать как аналоговый объект. Например, давно вышедшая
из употребления перфокарта фактически есть аналоговый документ,
только с весьма специфическим «алфавитом». Это утверждение сомнения

112
не вызывает. Но ведь диск памяти функционально та же самая перфокарта,
только роль отверстий играет ориентация магнитных доменов.
Электронный документ реально используется для решения
прикладных задач только в активизированном (динамическом) состоянии.
Пассивное (статическое) состояние ЭлД (в памяти компьютера) – это лишь
вспомогательный этап, необходимая предпосылка активизации. Говорить о
фиксации динамического состояния бессмысленно, так как в каждый
момент времени наблюдается только очень малая часть документа. Для
индикации всего документа принципиально необходим конечный
временной интервал. Абсолютизация фиксированности ЭлД не является
необходимым условием его существования, более того, исключает
активизацию документа, в том числе, получение на основе ЭлД
аналогового документа. Например, на экране монитора изображение
развертывается со скоростью более миллиона пикселей в секунду. Да и в
пассивном состоянии свойство фиксированности ЭлД неконструктивно:
где-то в памяти, но где именно, неизвестно. К тому же и сама физическая
реализация записи фрагментарна: часть в одном месте дискеты или диска
памяти, часть — в другом.
Активизированный электронный документ — это динамический
процесс последовательных преобразований некоторого множества
сигналов.
Конечность множества, отображающего электронный документ в
целом, означает, что избыточность электронного отображения
информации много ниже, чем в случае аналогового документа. Но
избыточность и есть тот ресурс, который можно использовать для
обеспечения вспомогательных функций документа! Этот ресурс позволяет
добиться обеспечения помехоустойчивости, защищенности, юридической
значимости документа и др. Как следствие, проблемы защиты,
обеспечения правомочности документов в электронной среде реализуются

113
принципиально много сложнее, чем в среде аналоговой. «Бесплатно»
ничего сделать нельзя, чем меньше ресурс — тем (при прочих равных)
хуже результаты.
Программные средства (ПС) как объекты электронной среды вполне
могут рассматриваться как тот же электронный документ, пусть
своеобразный: обычный документ содержит информацию о «факте»,
программа содержит информацию о «процессе». Как и ЭлД, программа
включает «содержание» и «атрибуты». Последние являются ресурсом для
защиты ПС, т. е. для защиты конкретного процесса преобразования и
обработки ЭлД. Кардинальное увеличение такого ресурса можно
обеспечить только переходом к аналоговым атрибутам ПС. Но это
означает аппаратную реализацию преобразования в виде некоторого
модуля, тогда защита реализуемого программой процесса от
несанкционированного доступа (НСД) обеспечивается за счет аналоговых
атрибутов модуля. Таким образом, применение аппаратных средств
защиты ЭлД от НСД принципиально имеет очень высокий потенциал.


2.1.5. Содержание и атрибуты документа. «Приблизительность»
аналоговой среды и «точность» электронной среды

Любой документ состоит из двух компонентов: один из них —
содержание — реализует прямое, информационное назначение документа;
другой, который будем называть атрибутами, реализует вспомогательные
функции — обеспечивает необходимые условия для восприятия и
обработки документа и придает содержащейся информации статус
документированной.
По своему назначению атрибуты можно разделить на два класса:
справочные и сервисные. Справочные атрибуты отражают служебную
информацию, например, адрес, телефон, регистрационные данные и др.
Таковыми являются большинство параметров, обычно называемых

114
реквизитами документа. Служебная информация должна быть неизменной
во времени и в пространстве, поэтому справочные атрибуты можно
присоединить к содержанию и рассматривать как его часть. Сервисные
атрибуты (аналогового или электронного) документа понимаются как
совокупность качеств документа, обеспечивающих
(параметров)
возможность прикладного применения выбранной технологии
информационного взаимодействия. Далее именно сервисные атрибуты
понимаются под термином «атрибуты».
Фигурально выражаясь, атрибуты — это некоторая оболочка для
содержания документа, это та «упаковка», «коробочка», в которую
заключено содержание. Как и всякая упаковка, атрибуты документа
выполняют вспомогательные функции, в данном случае — справочные,
юридические, технологические. В том числе потребительские функции
удобства применения данного документа (доступность), сохранения его
целостности, обеспечения конфиденциальности, аутентификации
субъектов (объектов), взаимодействующих с данным документом. Таким
образом, атрибуты, вернее их совокупность, должны быть достаточно
прочно связаны (в идеале — неотделимы) с содержанием именно этого,
конкретного документа.
Возможны два типа реализации подобной взаимосвязи: на
физическом и логическом уровнях. Первый тип базируется на свойствах
физической реализации документа, физические параметры документа
должны соответствовать определенным требованиям, точнее, параметрам
соответствующего эталона. Второй тип основан на вычислении
однозначно определенной функциональной зависимости от содержания
документа и, опять-таки, последующем сопоставлении результата с
заданным или вычисляемым эталоном.
В аналоговой среде в подавляющем числе случаев используются
физические атрибуты. Для создания образа документ реализуется в виде

115
предмета (текст на листе бумаги), раскраска, форма, структура которого
позволяют субъекту, обладающему соответствующими знаниями,
выделить содержащуюся в нем информацию, в том числе, и служебную.
Любые два экземпляра АнД имеют различающиеся физические атрибуты,
принимающие в силу непрерывности бесконечное число значений, пусть и
в ограниченном диапазоне. Поэтому атрибуты отображаются в модели
аналогового документа подмножеством бесконечной мощности. Любые
физические характеристики предмета в аналоговом макромире не могут
быть измерены абсолютно точно, поэтому эталон задает только
допустимые границы, в которых должны находиться параметры. Именно
атрибуты обусловливают «приблизительность» восприятия и обработки
АнД.
Принципиально важно, что содержание аналогового документа,
понимаемое не как «смысл», «знание», а как совокупность конкретных
информационных символов, задается однозначно. Содержание документа
не может меняться в зависимости от места в пространстве и времени.
Приблизительность, неоднозначность обусловлена восприятием символов
аналогового документа субъектом среды, не содержанием, но атрибутами
документа. Важной функцией атрибутов аналогового документа является
создание условий для обеспечения единственности интерпретации
содержания документа.
Приблизительность есть неотъемлемое свойство аналоговой среды,
характеризующее не только объекты среды, но и процессы в среде, не
только восприятие документа, но и сам документ, не только в
пространстве, но и во времени. Множество так называемых «идентичных»
аналоговых документов, рассматриваемых в данный момент времени,
например, тираж официальной публикации, есть совокупность, хотя и
очень «похожих», но отличающихся один от другого экземпляров. Каждый
из них — тот же документ, и каждый имеет одинаковую юридическую

116
силу. Эволюцию аналогового документа во времени можно также
интерпретировать как множество документов, каждый из которых
соответствует состоянию данного АнД в соответствующий момент
времени. Элементы множества очень но, разумеется,
«похожи»,
различаются. Документ стареет — желтеет бумага, выцветает печать,
ветшают края. Тем не менее, это один и тот же аналоговый документ.
В аналоговой среде нет места «идентичности», здесь существует
только Восприятие и/или обработка аналогового
«похожесть».
документа принципиально является приближенной, неоднозначной как в
пространстве, так и во времени.
Лежащий в основе электронной среды логический тип восприятия и
обработки информации удобен для задания и вычисления функциональных
зависимостей. Физические атрибуты полностью не исключаются:
например, точно так же, как лист бумаги содержит АнД, дискета содержит
ЭлД. В статическом состоянии ЭлД может иметь физические атрибуты, но
в активном состоянии его атрибуты всегда логические.
Электронная информация есть цифровое отображение сообщения,
мы имеем дело с числом, а не с образом, как при аналоговом отображении.
Число это точность, тогда как образ это нечеткость,
— —
приблизительность, похожесть. В этом смысле цифровая, электронная
среда отличается от аналоговой среды кардинально. Ошибки восприятия и
обработки электронного документа обусловлены а не
«шумом»,
принципиальными особенностями среды. Если ЭлД «не читается» сейчас,
то и все последующие попытки с таким же набором операций будут
безуспешны. Результат обработки одного и того же ЭлД на разных ЭВМ
всегда будет один и тот же, если среды обработки аналогичны.
Поскольку информация, содержащаяся в документе, отображается
конечным подмножеством элементов, а логический атрибут есть функция
от информации, то атрибуты ЭлД также отображаются конечным

117
подмножеством. Что вполне согласуются с конечностью множества,
отображающего электронный документ в целом. Из постоянства
информации ЭлД сразу вытекает постоянство его логических атрибутов.
При логической обработке цифровой последовательности нет места
случайности. Даже программа генерации «случайных» чисел выдает на
самом деле строго детерминированную последовательность. Каждое
следующее число однозначно определяется алгоритмом и предыдущими
числами, т. е. оно неслучайно: зная исходные установки, всегда можно
вычислить любой элемент последовательности. Чтобы реализовать
случайность, принципиально необходимо выйти за рамки электронной
среды в аналоговую – например, использовать физический источник
«шума».
В электронной среде нет места «похожести», здесь существует
только «идентичность». Восприятие и/или обработка электронного
документа принципиально является точной, однозначной как в
пространстве, так и во времени.
В таком случае и результат сопоставления двух электронных
документов должен быть однозначен: либо это «точно то же самое» —
если выполняются критерии сравнения; либо «совершенно разное» — если
не выполняются. Теряет смысл само понятие «экземпляр» электронного
документа: не может быть «другим» (экземпляром) «точно то же самое».
Понятие «то же самое» достаточно тонкое, в математике принято говорить
о неразличимых объектах.
Поэтому электронный документ нужно интерпретировать как
множество неразличимых (одинаковых) реализаций. Находит системное
объяснение рассмотренная ошибка законов о множестве оригиналов
(экземпляров) электронного документа. Все множество реализаций есть
единственный оригинал электронного документа. Свойства множества, т.
е. свойства оригинала ЭлД, определяются по любой реализации, ведь все

118
остальные «точно такие же». И если ЭлД должен использоваться
однократно (платежное поручение), то однократной должна быть
идентификация множества, но не реализаций.
Дисциплина идентификации, например, электронного платежного
поручения, может быть выбрана произвольно: по первой реализации; по
двум из трех (мажоритарная логика); по неопределенному числу, если
совокупность реализаций выводится на экран монитора, и др. Парадокса
нескольких подлинников не возникает, меняется магистральное
направление в технологической реализации электронного взаимодействия:
не обеспечение единственности реализации ЭлД, но гарантирование
однократности регистрации множества реализаций.


2.2. «ИНФОРМАЦИЯ» В ЭЛЕКТРОННОЙ СРЕДЕ

Установленные результаты делают очевидным невозможность
дальнейшего базирования на подобии электронного и традиционного
документов при решении специфических проблем электронного
взаимодействия. Необходима существенная коррекция системных понятий
электронного документа и, далее, электронного документооборота.
Точность, присущая цифровой среде и цифровым операциям, предъявляет
соответствующие требования к трактовке системных понятий
электронного документа, влечет математизацию терминологии.
Различные определения понятия федеральных
«информация»
законов и законопроектов ориентированы на аналоговую среду
существования документа, образованную мыслящими субъектами,
людьми. Говоря об электронном взаимодействии, об электронном
документе, необходимо исходить из требования эффективности
терминологии применительно к описанию электронной среды,




119
формируемой неодушевленными объектами: программными и
техническими средствами вычислительной техники и информатики.
В электронной среде нет ни знания, ни сведений: объектам среды,
программно-техническим средствам ВТ это неведомо. Здесь понятие
информации должно опираться на свойства информационного сигнала, а
не на семантические характеристики. Машина не умеет мыслить, она
умеет только преобразовывать выделенное тем или иным способом
множество сигналов на основе однозначно заданных логических операций.
В неживой природе объекты взаимодействуют с множеством сигналов, но
не со «знанием» и «сведениями».
Электронная среда характеризуется обработкой и преобразованием
информации на основе логических правил. Любой логический вывод —
это совокупность последовательно выполняемых логических операций,
поэтому множество, отображающее информацию, необходимо должно
быть последовательностью. Это должна быть конечная
последовательность, в противном случае число этапов ее обработки
равнялось бы бесконечности, что нереализуемо физически.
Не всякое множество есть последовательность, а только то, на
котором задано отношение порядка: правило, позволяющее для любой
пары элементов множества установить предшествование одного другому.
Заданное отношение порядка может отличаться от естественного.
Множество чисел {7, 5, 7} можно считать последовательностью, если
задать отношение порядка, например, слева направо. Тогда для пары чисел
(7, 5) можно утверждать, что число 7 во множестве стоит левее числа 5,
для пары (5, 7) — число 5 левее числа 7, а для пары (7,7) — одно из них
стоит левее другого.
В таком случае говорят, что на множестве задано бинарное
отношение частичной упорядоченности. Термин «частичной» обусловлен
здесь допущением одинаковых элементов во множестве. Не всякий

120
признак может задавать отношения порядка. Например, для множества
точек окружности нельзя выбрать признак «точка a предшествует точке b,
если из a в b можно перейти по ходу часовой стрелки». Должны
выполняться определенные ограничения. Признак частичной
упорядоченности не может быть произвольным, необходимо выполнение
определенных, хотя и довольно слабых, аксиом [67].
Пусть из множества X выбирается с возвращением пара элементов xi,
xj (сначала один элемент xi, который возвращается в множество, а затем
другой элемент xj; в частном случае может быть, что это один и тот же
элемент, т. е. xi = xj ). Если между элементами любой выбранной таким
образом (и в таком порядке) пары устанавливается определенный тип
соответствия, то говорят, что на множестве определено бинарное
отношение ?. Тогда используется запись xi?xj , причем порядок элементов
существенен.
Бинарное отношение ? (используется также обозначение ?) есть
отношение частичной упорядоченности на множестве X = {x, y, z, ...}, если
оно удовлетворяет следующим аксиомам:
• рефлексивности — x?x, или x ? x;
• транзитивности — если x?y и y?z, то x?z, или — если x ? y и y ? z, то x ?
z;
• антисимметричности — если x?y и y?x, то x = y, или — если x ? y и y ? x,
то x = y.
Всякая последовательность представима в виде множества пар
элементов, в каждой из которых один элемент (например, левый)
предшествует другому. Верно и обратное: если известно все множество
пар элементов с заданным отношением предшествования, то исходная
последовательность восстанавливается однозначно (для множества пар
{(7,7), (7,5), (5,7)} исходное частично упорядоченное множество можно
представить только в виде последовательности {7, 5, 7}). Таким образом,

121
можно обработать «сразу» всю исходную последовательность, а можно
сначала обработать в произвольном порядке каждую упорядоченную пару
ее элементов, и после этого восстановить исходную последовательность.
Ситуация не меняется, если вместо упорядоченной пары элементов
выбирать в произвольном порядке фрагменты последовательности,
сохраняя заданное на фрагментах отношение предшествования.
Отношение упорядоченности отвечает принципам реализации
машины Тьюринга концептуальной основы современных

вычислительных средств. Любое упорядоченное множество с точностью
до изоморфизма восстанавливается на основе произвольного перебора всех
возможных пар элементов с заданным для каждой пары бинарным
отношением. Параллельная обработка множества («сразу!») сводится при
этом к последовательной обработке ее фрагментов, именно так и
производится преобразование «информации» в электронной среде. При
этом гарантируется восстановление исходной очередности элементов
множества по конечному результату преобразования, причем «смысл»
информации, закодированной в виде последовательности, не имеет ни
малейшего значения для обработки, существенен только порядок.
Поскольку каждый раз рассматривается только два элемента, то
обеспечивается применение логических действий, возможное только при
конечном числе аргументов.
Основным требованием к документу как к агенту информационного
взаимодействия является неизменность содержащейся в нем информации в
пространстве и во времени. Именно поэтому в определениях аналогового
документа делается акцент на его фиксированности. Согласно ГОСТ Р
51141–98 [30], закону «Об обязательном экземпляре документов» [24] —
документ есть материальный объект с зафиксированной на нем
информацией. Электронный документ реально используется для решения
прикладных задач только в активизированном состоянии, пассивное

122
состояние ЭлД (в памяти компьютера) есть лишь вспомогательный этап,
необходимая предпосылка активизации. Но именно активизированный
ЭлД, как установлено выше, принципиально не фиксируется, это процесс
последовательных преобразований некоторого множества сигналов. В
электронной среде говорить можно только о постоянстве во времени и/или
пространстве некоторой характеристики множества сигналов,
отображающих информацию.
Наиболее универсальное свойство, присущее любой
последовательности и в то же время индивидуальное для каждой из них,
это очередность элементов (двоичных сигналов), образующих эту
последовательность. Две последовательности, образованные сигналами
разной физической природы, можно считать эквивалентными, если
очередность элементов в одной из них такая же, как в другой.
«Фиксированность» электронной информации может быть обеспечена
постоянством в пространстве и во времени очередности сигналов,
комплектующих информационную последовательность.
Понятие очередности слишком расплывчато, чтобы успешно
использовать его в точной среде: надо задать начало и конец очереди,
направление отсчета. А что делать, если фрагменты последовательности
разбросаны в пространстве (на диске памяти) и во времени? При пакетной
передаче ЭлД какой из принятых фрагментов является первым? Далеко не
всегда это первый по времени, маршруты пакетов различны, и время их
прибытия разное. Согласно вышесказанному, при задании на множестве
информационных сигналов бинарного отношения частичной
упорядоченности исходная последовательность однозначно
восстанавливается из упорядоченных фрагментов множества.
В математике при установлении эквивалентности двух
упорядоченных множеств используется термин «изоморфность». В
частности, последовательность есть множество, изоморфное множеству

123
натуральных чисел. Логично полагать, что использование изоморфизма
будет эффективно и при математическом описании информации и ее
преобразований в цифровой среде. Напомним ряд математических
определений [67].
Задано отображение F множества X в множество Y, если каждому
элементу x ? X множества X ставится в соответствие согласно правилу F
элемент F(х) = y ? Y и F(X) ? Y. Если F(X) = Y, то говорят, что задано
отображение множества X на множество Y.
Взаимно однозначное отображение F частично упорядоченного
множества X на множество Y называется изоморфным (изоморфизм), если
оно сохраняет частичную упорядоченность, т. е. из xi? xj, где xi, xj ? X,
следует yi?yj, где yi = F (xi), yj = F(xj), yi,yj ? Y. Сами множества X и Y
при этом называются изоморфными.
В общем случае, когда порядок элементов множества Y определяется
на основе некоторого алгоритмического преобразования порядка
элементов множества X, говорят о вычислимо изоморфном отображении F.
Обратим внимание, что здесь не предполагается взаимная однозначность
отображения F и даже его однозначность. Важна лишь возможность
установления (вычисления) порядка элементов любого подмножества
множества исходя из порядка элементов соответствующего
Y,
подмножества множества X. Отметим также, что из определения не
вытекает также и существование отображения F–1 , обратного исходному
отображению F.
Понятие изоморфизма наиболее адекватно для описания
информации в электронной среде: несущественен смысл информации;
теряют значимость факторы времени и пространства, равно как и
физической природы элементов информационного множества;
установление изоморфности множеств возможно на основе логических



124
операций; любое преобразование реализуемо в последовательном режиме
на основе фрагментации и последующей дефрагментации множества.
Отношение порядка на множестве должно быть «задано», а не
«существовать». Любая последовательность есть множество, на котором
существует естественное отношение порядка, но из этого не следует, что
эта последовательность содержит (отображает) информацию. Из n
элементов r типов можно создать rn различных последовательностей, но
только в одной из них естественное отношение порядка будет таким же,
как заданное на исходном множестве из n элементов. Определение не
требует, чтобы при отображении множества в виде последовательности
естественный порядок элементов соответствовал заданному на множестве.
Для двоичного множества из k «единиц» и n–k «нулей» существует
C(n, k) различных отображений в виде последовательности. Каждая может
рассматриваться как содержащая одну и ту же информацию, если на
последовательности задано соответствующее бинарное отношение
упорядоченности, причем только в одном случае это отношение будет
совпадать с естественным порядком элементов последовательности.
Криптограмма представима в виде последовательности, естественная
очередность элементов в которой не соответствует исходному порядку.
Однако информация сохраняется: если отношение упорядоченности
(определяемое в данном случае ключом и алгоритмом) известно, то
расшифрование гарантируется.
Не требуется известности того субъекта или объекта, который задал
отношение упорядоченности. В электронной среде это не существенно,
важно только само отношение упорядоченности, которое должно
программно-техническими объектами среды. Для
«отслеживаться»
идентификации некоторого множества сигналов как «информации»
должны быть известны признаки, позволяющие объектам электронной
среды распознать это множество. Для этого множество должно быть

125
помечено, маркировано. Конкретно способ маркировки и допустимые
алгоритмы его преобразования определяются, исходя из располагаемого
набора программно-технических объектов электронной среды.
Информация в электронной среде есть маркированное
детерминированным способом конечное множество (сигналов), на
котором задано бинарное отношение (частичной) упорядоченности: для
любой пары элементов множества определено предшествование одного
другому.
При электронном взаимодействии должно сохраняться отношение
упорядоченности множества сигналов, маркированного как
должен обеспечиваться изоморфизм
«информация», (вычислимый)
преобразований.
В соответствии с ГОСТом [30]: «информация — сведения о лицах,
предметах фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы
их представления». Тем самым неявно подразумевается наличие
интерпретатора (человека), преобразующего совокупность физических
сигналов (знаков, символов) в сведение, знание. Нельзя объективный факт
определять субъективными признаками: информация документа не может
зависеть от его восприятия человеком.
А если такого интерпретатора нет или, например, язык неизвестен?
Вытекает ли из определения, что криптограмма содержит информацию,
если ключ потерян? Содержит ли она сведение или это просто «белый
шум», записанный в графической форме? Аргумент, что рано или поздно
криптограмму можно дешифровать, теряет силу, если на самом деле она
окажется «белым шумом». Предлагаемые определения имеют смысл и в
аналоговой среде, позволяя разрешить, в частности, описанный «парадокс»
криптографии.
В математическом плане криптография есть вычислимо изоморфное
преобразование последовательности информационных символов, а

126
криптоанализ есть нахождение обратного изоморфного преобразования.
Информация сохраняется, хотя сведение для подавляющего большинства
субъектов теряется.


2.3. СИСТЕМНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭЛЕКТРОННОГО ДОКУМЕНТА

2.3.1. Сектор действенности документа

Любой документ значим, действенен только при наличии
конкретных социальных, экономических, технических условий,
совокупность которых наблюдается, вообще говоря, не во всей среде
существования, а в некоторой ее части, секторе действенности документа.
Информационное взаимодействие в аналоговой среде базируется на
восприятии и обработке документа мыслящими субъектами.
Конструктивность взаимодействия обеспечивается системой понятий,
основанных на огромном, по сравнению с ЭВМ, объеме знаний человека,
накопленных им в процессе предварительного обучения и практической
работы. Эти знания являются контекстом терминологии в аналоговой
среде, обеспечивающим адекватное понимание терминов и понятий,
трактовка которых допускает известный произвол, неоднозначность,
неизбежные в силу приблизительности, похожести образного мышления.
Основной задачей документа является обеспечение правовой
функции — документ признается законом или нормативно-правовыми
актами как формальное подтверждение (юридического) факта.
Юридический факт есть предусмотренные в законе обстоятельства,
при которых возникают, изменяются, прекращаются конкретные
правоотношения между участниками информационного взаимодействия.
По характеру последствий различают правообразующие,
правопрекращающие и правоизменяющие юридические факты [7].



127
Строго говоря, признание того или иного факта «юридическим
фактом» определяется государственными институтами. Поэтому далее
будем говорить о подтверждении «факта», понимая последний как
предусмотренные формальными и неформальными правилами, обычаями,
менталитетом определенного круга субъектов обстоятельства, являющиеся
формальным основанием изменений отношений между участниками
взаимодействия, входящими в этот круг субъектов. Если круг субъектов
есть государство, то «факт» становится «юридическим фактом». Записка с
просьбой передать курьеру определенную сумму денег для доставки
отправителю является достаточным основанием в рамках сложившегося
коллектива, но не в рамках закона. Курьер, конечно, может утверждать,
что никаких денег не получал, и закон здесь бессилен. Однако в
коллективе потеря репутации курьеру обеспечена, здесь также существует
определенная шкала неявных наказаний и поощрений.
Определяя правовой документ как формальное подтверждение
факта, мы тем самым расширяем круг участников информационного
взаимодействия. Помимо непосредственных участников, неявно вводится
некий институт, незримо определяющий, каким требованиям должны
удовлетворять содержание и атрибуты документа для того, чтобы
последний считался формальным подтверждением. Кто-то «посторонний»,
существующий объективно, вне участников, должен решать, является ли
данное отображение информации документом или нет. Необходим арбитр,
третейский судья, занимающий более высокий уровень иерархии по
отношению к участникам взаимодействия и решающий в спорных
ситуациях, какое конкретно сведение содержится в данном документе.
Подобная предпосылка неявно просматривается и в работах других
авторов, например, в работах [68, 69] вводится «надсистема» документа,
понятие, где-то эквивалентное сектору действенности.



128
Арбитр должен иметь право и возможность воздействия на
участников спора, поощряя их действия в случае «правильной» трактовки
документа и наказывая за ошибочную интерпретацию. Воздействие
обеспечивается обществом, точнее его частью — сектором действенности
документа. Для этого в секторе имеются соответствующие институты:
взаимное недовольство, если документ — частное письмо; низкая оценка
на экзамене, когда документ — учебник; выговор или лишение премии,
если документ — распоряжение руководства фирмы; гражданская,
административная или уголовная ответственность, когда сектор
действенности документа есть государство.
Можно ли считать таким арбитром всю среду существования
аналогового документа, устанавливающую правила обработки, хранения и
передачи информации, представленной в образной форме? Специфика
документов настолько различна, что в общем случае это невозможно. А
вот некоторую, соответствующим образом специализированную для
данного класса документов, часть среды существования — можно.
Приходим к понятию сектора действенности документа. Именно в
адекватном документу секторе действенности реализуется назначение
документа: элементам сектора, участникам информационного
взаимодействия, предоставляются в соответствии с содержанием
документа права и/или налагаются обязанности.
Понятие документ имеет смысл только при явном или неявном
задании его сектора действенности. Документ определяется как пара:
сектор действенности и информация, оформленная в соответствии с
правилами сектора действенности.
Сектор действенности аналогового документа — максимальное
замкнутое подмножество элементов (субъектов) среды существования,
характеризующееся едиными, обязательными для всех его субъектов,
явными и неявными правилами оформления документа и трактовки прав и

129
обязанностей, которые предоставляются и/или налагаются таким
документом на участников информационного взаимодействия.
В рамках сектора действенности документ признается формальным
подтверждением факта как основаниея для возникновения, изменения,
прекращения конкретных отношений между элементами сектора —
субъектами/объектами информационного взаимодействия.
Разобравшись с аналоговой средой, можно перейти к электронной и
рассмотреть понятие сектора действенности электронного документа.
При этом рассматриваются только прямые участники электронного
взаимодействия, объекты электронной среды, реализующие собственно
процессы обработки и преобразования ЭлД. Подмножество электронной
среды образуется некоторой совокупностью программно-технических
средств вычислительной техники. Замкнутость означает, что эти средства
объединены в единое целое, представляют собой изолированную
информационно-вычислительную систему или подсистему, за пределы
которой электронный документ не выходит. Можно построить иерархию
секторов действенности ЭлД. Например, папка «мои документы»,
персональный компьютер, локальная подсистема корпоративной системы,
корпоративная система, совокупность систем и т. д.
Правами и обязанностями неодушевленные объекты обладать не
могут, но можно говорить о возможностях и ограничениях,
накладываемых сектором действенности на его компоненты. Точно так же
как и в аналоговой среде, эти возможности и ограничения определяются
«внешней силой» относительно объектов сектора действенности ЭлД. Но
здесь эту роль играет не общество, как ранее, а субъект, определяющий
состав и конфигурацию инструментальных средств, программно-
техническую базу, правила доступа, алгоритмы и дисциплину
формирования, обработки, передачи и хранения ЭлД в системе.



130
Прямыми участниками электронного взаимодействия являются
неодушевленные объекты сектора, но не субъекты, находящиеся вне
сектора действенности ЭлД. По существу, мы имеем определенное
подобие электронного и аналогового секторов действенности. Некоторый
произвол, разрешаемый субъектам аналогового сектора, не является
индикатором качественных отличий от ограничений на действия объектов
сектора действенности ЭлД. При ближайшем рассмотрении «свобода» в
аналоговой среде не столь уж и велика. Например, распоряжение прибыть
к 1700 устанавливает диапазон безнаказанности буквально в несколько
минут, хотя прямо и не указано, что подразумевается местное время, а не,
например, гринвичское.
В соответствии с заложенными «свыше» правилами (алгоритмом),
объект (программно-технический модуль) электронного сектора извлекает
из цифрового множества, отображающего поступивший ЭлД, нужное
подмножество, определяет требуемое преобразование, выполняет,
формирует выходной ЭлД и отправляет по назначению другому объекту
данного сектора действенности ЭлД. Если в процессе обработки должен
участвовать субъект аналоговой среды, то объект электронной среды
формирует соответствующий ЭлД, который доставляется в рамках сектора
к обратной стороне экрана монитора, возбуждает люминофор и
отображается на внешней стороне в виде аналогового документа. Далее все
операции производятся по правилам аналоговой среды. После выработки
субъектом решения он формирует электронный документ-команду, вводит
его в сектор действенности, и далее система на основе исходного ЭлД и
ЭлД-команды выполняет предписанные действия.
Можно отметить только одно существенное отличие аналогового и
электронного секторов действенности. В аналоговом секторе правила
трактовки и обработки документа могут вырабатываться как вне, так и в
рамках сектора, самими субъектами, всеми или частью. После чего эти

131
правила доводятся до сведения остальных членов сектора, в том числе и не
принимавших участие в разработке. В электронном секторе правила
(алгоритмы) трактовки ЭлД детерминированы, определяются обязательно
вне рамок сектора, но точно также доводятся «до сведения» его
программно-технических объектов. Это отличие не является
принципиальным, на момент обработки документа правила всегда
фиксированы, а уж кто и как их выработал, не имеет значения.
Сектор действенности электронного документа — максимальное
замкнутое подмножество элементов (программно-технических объектов)
среды существования ЭлД, характеризующееся едиными, обязательными
для всех его элементов, детерминированными правилами (алгоритмами),
определяющими возможности и ограничения обработки и преобразования
документа в зависимости от вида отображающего его цифрового
множества.
Электронный документ есть информация, оформление которой
признается определенным сектором электронной среды существования
достаточным для признания ее фактом — основанием для возникновения,
изменения, прекращения конкретных взаимодействий (процессов) между
программно-техническими объектами сектора среды.
В общем случае возможно разбиение сектора действенности
электронного документа на подсектора, являющиеся замкнутыми
подмножествами элементов сектора с едиными в пределах подсектора
правилами обработки и преобразования документа. Эти правила должны
быть непрерывными на границах, интерфейсы электронных устройств
должны быть совместимыми. Так как документ реализует свое назначение
только в рамках сектора (подсектора) действенности, то требования к его
компонентам, содержанию и оформлению определяются сектором.
Естественно, что задачи и интересы (под)сектора действенности не
должны противоречить законам и правилам, установленным в более

132
широком секторе и среде в целом. Сектор действенности есть только часть,
но не вся среда существования документа. Но это проблема сектора, а не
документа. Фигурально выражаясь, существует только один «хозяин»,
диктующий правила интерпретации и оформления документа, сектор
действенности документа.


2.3.2. Содержание и атрибуты документа

Многообразие сущности, смысла документированной информации
априорно допускает только самую общую регламентацию ее конкретного
отображения в виде содержания документа: профессионально
ориентированная тематика, язык, объем, стиль изложения, правописание и
др. Это сравнительно размытые требования, их выполнение на
приемлемом уровне возможно только человеком. Поэтому обычно при
создании электронного документа приходится вначале формировать
содержание документа в аналоговой среде, а затем отображать содержание
в составе электронного документа, используя интерфейс между средами.
Но для узкоспециализированных документов, с условно постоянным
содержанием, требования к содержанию могут быть сформулированы
точно, что сразу обусловливает возможность их выполнения в рамках
электронной среды. К таким документам принадлежит подавляющее
большинство коммерческих документов, и здесь преимущества ЭлД по
сравнению с АнД наиболее существенны.
Оформление документа обеспечивается совокупностью признаков
(атрибутов), в достаточно широких пределах не зависящих от содержания
документа, для каждого класса документов оформление постоянно.
Поэтому на атрибуты документа возлагается решающая роль при
обеспечении служебных функций, необходимых для признания документа
в рамках сектора действенности как юридического факта. Для этого


133
оформление документа должно соответствовать определенным
требованиям сектора: как явным, выраженным в соответствующих
нормативно-правовых актах, действующих в секторе, так и неявным,
подразумеваемым правилами и обычаями, устоявшимися в секторе.
Атрибуты документа должны предусматривать выполнение
приводимых далее требований в общем случае, но не всегда: зачастую
необходимо обеспечение лишь части требований. «Предусматривать»
выполнение, но не «выполнять» — достаточно часто для этого необходима
определенная инфраструктура. Например, для банкноты не требуется
конфиденциальность, но для индикации подлинности (аутентификации
автора) банкноты требуется специальное оборудование. Ниже приводится
максимальный набор требований, не все из них обязательны для
документов различного назначения.
1. Возможность индикации целостности.
Мы говорим именно об индикации, но не об обеспечении
целостности, хотя и та, и другая функция сильно переплетаются.
Целостность понимается как отсутствие в содержании документа купюр,
искажений или модификаций. В аналоговом документе, написанном
чернилами на рыхлой (промокательной) бумаге, целостность хорошо
индицируется — трудно незаметно «подчистить» такой документ, не
повредив носитель. Но плохо обеспечивается — непрочный носитель
легко повреждается. В практических приложениях приходится идти на
определенный компромисс, но свойство индикации должно превалировать:
как правило, отсутствие информации — предпочтительнее ложной
информации.
Должен существовать некий индикатор целостности, неразрывно
связанный с содержанием документа, так что любая модификация
содержания изменяет состояние индикатора. В аналоговой среде в
качестве индикатора используются свойства носителя документа,

134
бумажного листа, а в качестве «клея» для графического отображения
информационных символов — способ нанесения символов на носитель. В
электронной среде, как было показано выше, носитель активного ЭлД
принципиально не может быть зафиксирован. Остается единственный
класс методов — задание некоторой функциональной зависимости на
множестве чисел, элементов содержания, и последующая индикация
(проверка) выполнения этой зависимости.
Принципиальная трудность заключается в том, что либо сама
зависимость, либо значение функции должны быть априорно известны
всем участникам электронного взаимодействия. А значит, не исключается,
что и нежелательным третьим лицам, намеренно нарушающим
целостность документа.
2. Доступность содержания документа субъектам/объектам сектора
действенности.
Способ отображения информации должен соответствовать
действующим в рамках сектора стандартам и сложившимся неформальным
правилам, обеспечивающим единство восприятия и обработки документа
субъектами сектора. Например, письмо российской организации в
профильное министерство должно быть на русском языке, на белой
плотной бумаге, с полями, напечатано шрифтом определенного размера и
т. д. Для аналогового документа такое требование настолько естественно,
что о нем даже не упоминают. Для электронного документа доступность
является существенным фактором. Необходимо соблюдение единых
стандартов отображения документа в цифровом виде, либо наличие
соответствующих конвертеров, обеспечивающих совместимость

<<

стр. 3
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>