<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

Д-р Н.: Когда я щелкну пальцами, Вы немедленно отправитесь в этот класс. Вы готовы?
СУБЪЕКТ: Да.
Д-р Н.: (щелкнув пальцами) Расскажите мне, что Вы делаете.
СУБЪЕКТ: Я... вплываю внутрь... вместе с другими... чтобы по слушать выступающего.
Д-р Н.: Я бы хотел отправиться с Вами, но Вам придется быть моими глазами — хорошо?
СУБЪЕКТ: Конечно, но мы должны поторопиться.
Д-р Н.: Как выглядит это место?
СУБЪЕКТ: Гм... это круглая аудитория с возвышением посереди не — там, где находятся выступающие.
Д-р Н.: Мы сейчас вплывем и сядем на свои места?
СУБЪЕКТ: (отрицательно качает головой) Зачем нам садиться?
Д-р Н.: Просто спрашиваю. Сколько душ вокруг?
СУБЪЕКТ: Ну... около десяти или пятнадцати... люди, которые будут в близких отношениях со мной в моей новой жизни.
Д-р Н.: Других душ там нет?
СУБЪЕКТ: Вы спросили, сколько их рядом со мной. Но есть и другие... поодаль, собрались в группах... чтобы послушать своих ораторов.
Д-р Н.: Эти десять или пятнадцать душ вокруг Вас — все они из Вашей духовной группы?
СУБЪЕКТ: Некоторые из них.
Д-р Н.: Подобна л и эта встреча той, которая состоялась у входных ворот в духовный мир, когда Вы встретили нескольких людей сразу после Вашей предыдущей жизни?
СУБЪЕКТ: О нет, та встреча была гораздо спокойней... только с моей семьей.
Д-р Н.: Почему та встреча была намного спокойнее, чем встреча, в которой мы участвуем сейчас?
СУБЪЕКТ: Тогда я все же был растерян, оттого что потерял свое тело. Здесь же много бесед и движения... ожидания и предвкушения... наша энергия действительно на подъеме. Послушайте, нам нужно двигаться быстрей, я должен послушать, что говорят ораторы.
Д-р Н.: Являются ли эти ораторы Вашими наставниками-Гидами?
СУБЪЕКТ: Нет, они просто подсказчики.
Д-р Н.: Это души, которые специализируются на такого рода делах?
СУБЪЕКТ: Да, они сообщают нам знаки, подсказывают оригинальные идеи.
Д-р Н.: Хорошо, давайте подойдем поближе к этим подсказчикам, а Вы тем временем продолжайте рассказывать мне, что происходит.
СУБЪЕКТ: Мы окружаем возвышение. Подсказчик находится в движении, подплывая то к одному, то к другому, указывая на каждого из нас и говоря, на что нам нужно будет обращать свое внимание. Мне надо быть внимательным!
Д-р Н.: (понизив голос) Я понимаю и не хочу, чтобы Вы что-то упустили, но, пожалуйста, объясните, что Вы имеете в виду, говоря о знаках.
СУБЪЕКТ: Этот подсказчик сообщает нам, что нам следует искать в нашей следующей жизни. Сейчас эти знаки помещаются в наш ум, чтобы всплыть в нашей памяти позже, когда мы будем находиться в человеческом теле.
Д-р Н.: Какого рода знаки?
СУБЪЕКТ: Флажки-указатели на дороге жизни.
Д-р Н.: Не могли бы Вы объяснить это поподробнее?
СУБЪЕКТ: Дорожные знаки побуждают нас сделать новый поворот в жизни именно в те моменты, когда должно произойти что-то важное... и нам необходимо увидеть эти знаки, чтобы узнать друг друга.
Д-р Н.: Такой класс проводится для душ перед началом каждой новой жизни?
СУБЪЕКТ: Естественно. Нам нужно запомнить разные мелочи...
Д-р Н.: Но разве Вы уже не просмотрели предварительно детали Вашей следующей жизни в пространстве выбора жизни?
СУБЪЕКТ: Да, это так, но не мелкие детали. Кроме того, тогда я еще не знал всех людей, которые будут взаимодействовать со мной. Этот класс представляет собой завершающий обзор... на котором мы собираемся все вместе.
Д-р Н.: Те, кто будут иметь влияние на жизнь друг друга?
СУБЪЕКТ: Верно. Это, в основном, подготовительный класс, по тому что поначалу мы можем не узнать друг друга на Земле.
Д-р Н.: Видите ли Вы свою главную родственную душу здесь?
СУБЪЕКТ: (оживившись)... Она здесь... здесь также другие люди, с которыми мне предстоит вступить в контакт ... или они каким то образом установят связь со мной... другим также нужны их знаки.
Д-р Н.: Поэтому здесь собрались души из разных групп. Они собираются сыграть какую-то важную роль в будущей жизни каждого.
СУБЪЕКТ: (нетерпеливо) Да, но разговор с Вами мешает мне слушать то, что здесь говорят... Тес!
Д-р Н.: (снова понизив голос) Хорошо, на счет три я приостановлю этот класс на несколько минут, чтобы Вы ничего не пропустили. (Мягко) Раз, два, три. Спикер сейчас молчит, пока Вы объясняете мне значение флажков и знаков. Хорошо?
СУБЪЕКТ: Я... согласен.
Д-р Н.: Я назову эти знаки рычагами памяти. Будут ли у каждого из этих людей свои особые рычаги в отношении Вас?
СУБЪЕКТ: Для этого мы и собрались все вместе. В какой-то момент эти люди появятся в моей жизни. Я должен попытаться... запомнить какие-то... их действия... их манеру смотреть... двигаться... говорить.
Д-р Н.: И каждый нажмет на свой рычаг Вашей памяти?
СУБЪЕКТ: Да, и какие-то я пропущу. Предполагается, что знаки включат нашу память сразу же и скажут нам: «О, прекрасно — ты здесь». Внутри нас... мы можем сказать себе: «Пришло время вступить в следующую фазу». Эти флажки могут показаться не значительными мелочами, но они являются поворотными моментами нашей жизни.
Д-р Н.: А что, если люди пропускают эти флажки-указатели или опознавательные знаки, потому что, как Вы сказали, Вы можете забыть то, что подсказчик говорил Вам? Или, что будет, если Вы решите проигнорировать свое направление и пойти по другому пути?
СУБЪЕКТ: (пауза) У нас есть возможности сделать другой выбор, и эти новые решения не будут такими уж хорошими — вы можете быть упрямыми, но... (останавливается)
Д-р Н.: Но что?
СУБЪЕКТ: (уверенно) После этого класса мы обычно не забываем важные знаки.
Д-р Н.: Почему нашим Гидам просто не давать нам ответы, в которых мы нуждаемся, прямо на Земле? К чему вся эта возня со знаками, которые нужно запоминать?
СУБЪЕКТ: Именно по этой причине мы отправляемся на Землю, не имея заранее полной информации обо всем. Сила нашей души возрастает вместе с каждым открытием. Иногда мы усваиваем наши уроки довольно быстро... но обычно — нет. Наиболее интересные участки нашего пути — это повороты, и лучше всего не игнорировать указательные флажки в нашем уме.
Д-р Н.: Хорошо, сейчас я буду считать с десяти до одного, и, когда я скажу «один», Ваш класс начнется с самого начала, и Вы послушаете подсказчика, указывающего Вам на знаки. Я не буду говорить до тех пор, пока Вы не поднимете указательный палец Вашей правой руки. Это будет для меня сигналом, указывающим на то, что Ваш класс закончился и Вы можете рассказать мне о знаках, которые Вы должны запомнить. Вы готовы?
СУБЪЕКТ: Да.
Примечание: Я закончил счет и подождал пару минут пока, мой Субъект не поднял свой палец. Это простой пример того, почему бессмысленно сравнивать течение времени на Земле и в духовном мире.
Д-р Н.: Это не заняло много времени.
СУБЪЕКТ: Да. Оратор прошелся по многим важным для всех нас вопросам.
Д-р Н.: Я полагаю, что теперь Вы хорошо запомнили подробности опознавательных знаков?
СУБЪЕКТ: Я надеюсь, что это так.
Д-р Н.: Хорошо, тогда расскажите мне о последнем знаке, который Вы получили.
СУБЪЕКТ: (пауза) Серебряная подвеска, украшение... Я увижу его, когда мне будет семь лет... на шее у женщины на улице... она всегда его носит.
Д-р Н.: Каким образом этот серебряный предмет станет рычагом Вашей памяти?
СУБЪЕКТ: (отвлеченно) Оно сияет на солнце... чтобы привлечь мое внимание... я должен вспомнить...
Д-р Н.: (командным тоном) Вы способны соединить Ваше духовное и земное знание. (Поместив руку на лоб Субъекта) Почему Вам важно узнать душу этой женщины?
СУБЪЕКТ: Я встречаю ее, катающейся по нашей улице на велосипеде. Она улыбается... серебряное украшение такое яркое... я спрашиваю о нем... мы становимся друзьями.
Д-р Н.: И что потом?
СУБЪЕКТ: (тоскливо) Я буду знаком с ней недолго, и затем мы переедем, но этого будет достаточно. Она будет читать мне и рассказывать о жизни, и учить меня... уважать людей...
Д-р Н.: По мере того, как Вы будете становиться старше, могут ли люди сами по себе являться знаками или показывать знаки, что бы помочь Вам установить контакт?
СУБЪЕКТ: Да, они могут подготовить встречу в нужное время.
Д-р Н.: Вы уже знаете (побывав в месте выбора жизни) большую часть душ, которые будут важными для Вас людьми на Земле?
СУБЪЕКТ: Да, если же нет, то я встречу их в классе (духовного опознавания).
Д-р Н.: Я полагаю, что есть также души, которые будут устраивать для Вас встречи любовного характера?
СУБЪЕКТ: (смеется) А, своего рода сваты или свахи — да, они это делают, но встречи могут положить начало и дружеским отношениям... сводят кого-то вместе, чтобы помочь нам продвинуться по работе... и тому подобное.
Д-р Н.: В таком случае души, которые находятся в этой аудитории и где-то еще, могут быть вовлечены в различного рода отношения с Вами в Вашей жизни?
СУБЪЕКТ: (с энтузиазмом) Да, я собираюсь встретиться с парнем, который входит в мою бейсбольную команду. Другой будет моим партнером в сельскохозяйственном предприятии, и еще друг детства, с которым мы вместе учились в начальной школе.
Д-р Н.: А что, если Вы устанавливаете связь с неподходящими людьми в бизнесе, любви и так далее? Значит ли это, что Вы пропустили знак, или «красный флажок», указывающий на нужные отношения, на важное событие?
СУБЪЕКТ: Гм... возможно, это, на самом деле, и не будет неправильным шагом... это может быть началом, стартом, необходимым для того, чтобы вы приняли новое направление.
Д-р Н.: Хорошо, теперь расскажите мне, какой самый важный опознавательный знак Вы должны вынести из этого подготовительного класса?
СУБЪЕКТ: Смех Мелинды.
Д-р Н.: Кто такая Мелинда?
СУБЪЕКТ: Та, которая должна стать моей женой.
Д-р Н.: Что Вы должны помнить о смехе Мелинды?
СУБЪЕКТ: При встрече, ее смех будет... звучать подобно маленьким колокольчикам... я даже не могу объяснить Вам это. Затем, аромат ее духов — когда мы будем танцевать наш первый танец... знакомый аромат... ее глаза.
Д-р Н.: Итак, Вам, на самом деле, дают несколько знаков, указывающих на родственную душу?
СУБЪЕКТ: Да, я так туп, что, думаю, мои подсказчики решили, что мне требуется больше подсказок. Я не хотел совершить ошибку при встрече с нужной личностью.
Д-р Н.: А что должно послужить опознавательным знаком для нее?
СУБЪЕКТ: (усмехается) Мои большие уши... то, что я наступаю ей на ноги во время танца... то, что мы почувствуем, когда впервые прикоснемся друг к другу.
Есть одна старая поговорка о том, что глаза — это зеркало души. Никакой другой физический атрибут не имеет большего воздействия на нас, когда родственные души встречаются на Земле. Что касается других наших физических ощущений, то, как я уже упоминал, души сохраняют в памяти звуки и запахи. Все пять чувств могут быть использованы духовными подсказчиками в качестве опознавательных сигналов в наших будущих жизнях.
Субъект 28 начал проявлять признаки дискомфорта в связи с тем, что я отвлекаю его от участия в классе духовного опознавания. Я укрепил его визуальное общение, дав ему возможность плавать вокруг центрального возвышения в аудитории (другие Субъекты называют это иначе). Я дал моему Субъекту время завершить получение инструкций и общение с его друзьями и затем вывел его из Места Опознавания. |
Не в моих правилах торопить пациента входить или выходить из их духовной обстановки во время сеанса, так как я заметил, что это препятствует интенсивной концентрации и воспоминанию. Когда мы удалились от других душ, я поговорил с этим человеком о его родственной душе Мелинде. Я узнал, что эти две души чувствуют себя лучше всего в роли мужа и жены, хотя иногда они решают иметь другие отношения в своих совместных жизнях. Обе эти души хотели убедиться, что они установят контакт на Земле в своей нынешней жизни. Я решил довести до конца эту тему.
Д-р Н.: Когда Вы и Мелинда пришли на Землю и были маленькими, далеко ли вы жили друг от друга?
СУБЪЕКТ: Нет, я жил в Айове, а она — в Калифорнии... (раздумывая) в Айове я знал Клэр.
Д-р Н.: Вы испытывали романтическое чувство по отношению к Клэр?
СУБЪЕКТ: Да, я чуть не женился на ней. Все шло к тому — и это было бы ошибкой. Клэр и я не подходили друг другу, но привык ли общаться в высшей школе, где мы вместе учились.
Д-р Н.: И все же Вы уехали из своего родного города в Калифорнию?
СУБЪЕКТ: Да... Клэр не хотела, чтобы я уезжал, но мои родители хотели переехать с нашей фермы куда-нибудь на Запад. Мне нравилось в Айове, и мне было нелегко уезжать и покидать Клэр, которая еще не закончила учебу в высшей школе.
Д-р Н.: Имелся ли какой-нибудь указательный знак — что-то вроде «флажка»,— который помог Вам принять решение и пере ехать вместе с Вашими родителями?
СУБЪЕКТ: (вздыхает) Моя сестра — вот кто махал «красным флажком» мне. Она убедила меня, что у меня будет больше возможностей в городе, куда мои родители планировали переехать.
Д-р П.: Видите ли Вы свою сестру в духовном мире?
СУБЪЕКТ: Да, она из моей духовной группы.
Д-р Н.: Является ли Клэр одной из Ваших родственных душ?
СУБЪЕКТ: (пауза) Скорее подругой... мы просто друзья...
Д-р Н.: Вам тяжело было покидать Клэр?
СУБЪЕКТ: О, да... ей еще больше. У нас было сексуальное влечение друг к другу в высшей школе. В этом страстном увлечении не было настоящей ментальной связи... так трудно на Земле понять, что вам следует делать по отношению к другим людям... секс — это большая ловушка... мы бы надоели друг другу.
Д-р Н.: Есть ли разница в Вашем физическом влечении к Клэр и к Мелинде?
СУБЪЕКТ: (пауза) Когда Мелинда и я встретились на танцах, меня очень привлекло ее тело... и я думаю, что ей тоже нравилось, как я выглядел... номы чувствовали еще что-то помимо этого, что-то большее...
Д-р Н.: Я хочу правильно понять. Вы и Мелинда выбрали в духовном мире свои тела, мужское и женское, специально, что бы привлечь друг друга, когда окажетесь на Земле?
СУБЪЕКТ: (кивая головой) До какой-то степени... мы привлеклись друг к другу на Земле потому, что у каждого в уме имелась память о том, как мы предположительно должны выглядеть.
Д-р Н.: Когда должны были состояться танцы — что происходило у Вас в уме?
СУБЪЕКТ: Сейчас я могу все это понять. Наш наставник помогал Мелинде и мне в ту ночь. Мне внезапно пришла мысль пойти на танцы. Я их терпеть не могу, потому что я неуклюж. Я еще никого не знал в городе и чувствовал себя глупо, но меня направили туда.
Д-р Н.: Сочинили ли вы с Мелиндой сами сцену танца во время духовного подготовительного класса?
СУБЪЕКТ: Да, мы знали тогда об этом, и когда я увидел ее на танцах, знак сработал. Я вел себя так, как мне было совсем не свойственно... Я увел ее от мужчины, с которым она танцевала. Когда я впервые прикоснулся к ней, мне показалось, что мои ноги стали словно резиновые.
Д-р Н.: И что еще Вы и Мелинда чувствовали в тот момент?
СУБЪЕКТ: Мы словно оказались в другом мире... было такое знакомое чувство... такое фантастическое чувство во время танца... ни малейшего сомнения, что начинается что-то важное... рука свыше... значение нашей встречи... наши сердца бились... это было чарующе.
Д-р Н.: Тогда почему раньше Ваша жизнь должна была осложниться появлением Клэр?
СУБЪЕКТ: Чтобы у меня был соблазн остаться на ферме... одно из ложных испытаний, которое необходимо было для того, что бы пройти через... другого рода жизнь. После моего отъезда Клэр встретила нужного ей человека.
Д-р Н.: Если бы Вы вместе с Клэр приняли это меньшее испытание и упустили «флажок» Вашей сестры, стала бы Ваша жизнь сплошным несчастьем для Вас?
СУБЪЕКТ: Нет, просто было бы не очень хорошо. Существует, одно главное направление жизни, которое мы выбираем заранее, но всегда есть альтернативы, и через них мы тоже учимся.
Д-р Н.: Совершаете ли Вы в своей жизни ошибки и принимаете ли ложные испытания, пропуская «флажки» на пути — в отношении перемены работы, переезда в другой город или встречи с кем-то важным для Вас,— потому что детали, которые Вы видели в Месте Выбора Жизни или в Опознавательном Классе, не достаточно хорошо запечатлелись у Вас в памяти?
СУБЪЕКТ: (долгая пауза) Знаки присутствуют. Но иногда я отказываюсь от того, что... мне хотелось бы. Бывает так, что я меняю в своей жизни направление из-за того, что слишком много думаю и анализирую. Или, наоборот, ничего не делаю по тем же причинам.
Д-р Н.: Значит Вы можете делать что-то, что не было запланировано в духовном мире?
СУБЪЕКТ: Да, это (запланированное) также может не сработать... но мы имеем право пропускать «красные флажки».
Д-р Н.: Ну, я получил удовольствие от нашей беседы о Месте Опознавания и я хотел бы узнать, оказывает ли этот духовный класс Вам еще какое-нибудь содействие в Вашей физической жизни?
СУБЪЕКТ: (отстранение) Да, иногда, когда я чувствую растерянность в жизни и не знаю, в каком направлении двигаться дальше, я просто... представляю себе, куда бы я мог пойти, —сравнительно с тем, где я уже был, и... приходит понимание того, что мне следует делать.
Помогать своим пациентам узнавать людей, которым предназначено сыграть важную роль в их жизни,— это самый волнующий аспект моей практики. Я считаю, что те, кто приходят ко мне на прием с проблемами взаимоотношений, не случайно появляются в моем офисе в определенный момент своей жизни. Действую ли я вопреки замыслу духовного Опознавательного Класса моих пациентов, помогая им вспомнить ключевые знаки? Не думаю, что это так, — по двум основным причинам. То, что им не следует еще знать, возможно, не будет вскрыто в состоянии гипноза, и с другой стороны, порядочное число моих пациентов желают лишь подтверждения того, что они уже чувствуют в своей жизни.
Я знаю об опознавательных знаках из своего личного опыта, так как мне, к счастью, было дано три особых знака, которые должны были помочь мне найти свою жену. Еще будучи подростком, я как-то листал журнал «Look» и увидел рождественскую рекламу наручных часов марки Гамильтон, которые демонстрировала прекрасная темноволосая женщина, одетая в белое. В сопроводительном тексте была надпись: «Для Пегги», потому что она (модель) получила эти часы в качестве подарка от воображаемого мужа. Странное чувство охватило меня тогда, и я навсегда запомнил это имя и лицо. Когда мне исполнилось двадцать один, я получил надень рождение в подарок от любимой тети часы той же марки.
В один субботний день, несколько лет спустя — я тогда учился в аспирантуре в Финиксе — я занимался стиркой в прачечной. Внезапно в моем уме активизировался первый «рычаг памяти» в виде послания: «Пришло время встретить женщину в белом». Я попытался отмахнуться от этого, но внезапно всплывшее в моей памяти лицо из рекламы вытеснило все другие мысли. Я остановился, посмотрел на свои часы марки Гамильтон и услышал команду: «Иди сейчас». Я стал думать о том, кто мог бы носить белое, и затем, словно одержимый, отправился в крупнейшую больницу в городе и спросил у дежурной о медсестре с таким-то именем и с такой-то внешностью.
Мне сказали, что такая медсестра есть и она как раз заканчивает свою смену. Увидев ее, я был поражен сходством с образом в моем уме. Наша встреча была неловкой и вызвала у обоих смущение, но затем мы сели в вестибюле и безостановочно проговорили четыре часа как старые друзья, которые долгое время не видели друг друга,— так и было, в действительности. Только после того, как мы поженились, я рассказал своей жене о причине, по которой я пришел к ней в больницу, и о знаках, которые мне были даны, чтобы найти ее. Я не хотел, чтобы она посчитала меня сумасшедшим. И только после женитьбы я узнал, что в день своей первой встречи со мной она сообщила своим изумленным друзьям: «Я только что встретила человека, за которого выйду замуж».
Что касается многозначительных встреч, я бы посоветовал не интерпретировать чересчур интеллектуально происходящие события. Некоторые наши лучшие решения приходят благодаря тому, что мы называем инстинктом, интуицией. Следуйте своему чутью. Когда что-то особенное должно наступить в жизни, оно обычно наступает.
Одно из последних необходимых условий перед вхождением в но вое тело для многих душ — это вторая встреча с Советом Старейших. Хотя некоторые мои Субъекты видят Совет только один раз между жизнями, большинство видит их сразу после смерти и непосредственно перед новым рождением. Духовный мир — это среда, проявленная в соответствии с определенной задачей, и Старейшие хотят подчеркнуть значение задач души в ее следующей жизни. Од ни мои пациенты рассказывают, что после этой встречи они возвращаются в свою духовную группу, чтобы попрощаться, а другие — сразу же уходят, чтобы воплотиться. Один мой Субъект описывал встречу следующим образом.
«Мой Гид Мэгра сопроводила меня в мягкое белое пространство, которое было похоже на огороженное место, заполненное облаками. Я, как обычно, увидел свой Совет — трех ожидавших меня существ. Тот, кто в центре, кажется, располагает большей командной энергией. У всех овальные лица, высокие скулы, отсутствую волосы и другие мелкие детали внешности. Они кажутся мне бесполыми — или, скорее, они как бы переходят из мужской сущности в женскую и обратно. Я чувствую спокойствие. Атмосфера формальная, но достаточно дружественная. Каждый по очереди очень мягко задает мне вопрос. Старейшие знают все обо всех моих жизнях, но они ничего мне не навязывают. Они хотят, чтобы я внес свой собственный вклад в оценку моих мотиваций и решимости работать в новом теле. Я уверен, что они участвовали в процессе выбора тел, предлагавшихся мне для предстоящей жизни: я чувствую, что они искусные стратеги в выборе жизни. Совет хочет, чтобы я оценил достоинства моего контракта. Они подчеркивают важность моей стойкости, упорства и приверженности своим ценностям в тяжелых условиях жизни. Я часто слишком легко поддаюсь гневу, и они напоминают мне об этом, просматривая мои прошлые действия и реакции по отношению к событиям и людям. Старейшие и Мэгра вдохновляют и поощряют меня больше доверять себе в тяжелых ситуациях и не пускать дела на самотек. И затем, уже перед моим уходом, в качестве завершающего действия, призванного укрепить мою уверенность в себе, они поднимают свои руки и посылают дозу позитивной энергии в мой ум, чтобы я взял ее с собой в путь».
Один аспект таких встреч с Советом (первой и последней), который поначалу показался мне довольно странным, заключался в том, что не все члены одной и той же духовной группы в обязательном порядке представали перед одним и тем же Советом. Какое-то время я полагал, что здесь всегда должна быть взаимосвязь, потому что все члены одной духовной группы имеют одного и того же Гида. Я был не прав. В представлении моих Субъектов даже старшие Гиды мыслятся на пару ступеней ниже уровня развития всемогущих существ, которые проводят эти советы. Они подобны Старейшим, о которых говорила Тис в Главе 11, но там у них были особые обязанности касательно оценки прошедшей жизни души. Если Гид может считаться в каком-то смысле личным поверенным, можно сказать, наперсником души, то в отношениях со Старейшими нет такого рода близости. Со временем я смог оценить, что власть Старейших, в отличие от Гидов, распространяется на души многих групп.
Ясно, что каждый в духовной группе уважает особо конфиденциальную природу этих заседаний Совета. Все они рассматривают их индивидуальный Совет Старейших как божественный. Старейшие окружены ярким светом, и вся обстановка там пронизана аурой божественности. Один Субъект описал это следующим образом: «Когда мы предстаем перед этими высшими существами, которые пре бывают в столь высоком духовном царстве, это узаконивает, подтверждает наши чувства относительно источника творения».
Глава 15. Новое рождение.
Мы уже видели, что процесс принятия душой решения войти в новую жизнь в определенное время и в определенном месте на Земле представляет собой упорядоченную последовательность духовного планирования. Когда я подвожу сознание души моих Субъектов ближе к моменту оставления духовного мира, большинство из них погружаются в тихие раздумья, в то время как некоторые обмениваются с друзьями добродушными замечаниями и шутками. Характер реакции на то, что ждет их впереди, зависит больше от индивидуальных особенностей души, чем от продолжительности времени пребывания в духовном мире после последнего воплощения.
Новое рождение — это серьезный, глубокий опыт. Души, готовящиеся к воплощению на Земле, подобны закаленным в боях ветеранам, собирающимся с духом перед очередным сражением. Это последняя возможность для душ насладиться полным знанием того, кем они являются, прежде чем они примут новое тело. В моем после днем Случае представлена женщина, которая предлагает нам отчетливое описание своего последнего перехода из духовного мира на Землю.
Случай 29.
Д-р Н.: Пробил час Вашего рождения в новую жизнь?
СУБЪЕКТ: Да.
Д-р Н.: Что сейчас больше всего занимает Ваш ум в связи с возвращением на Землю?
СУБЪЕКТ: Возможность жить в двадцатом столетии. Это волнующее время многочисленных перемен.
Д-р Н.: И Вы уже заранее видели эту жизнь, или, по крайней мере, отдельные ее фрагменты?
СУБЪЕКТ: Да... я проходила через это... (Субъект кажется не сколько растерянной )
Д-р Н.: Можете ли Вы рассказать еще что-нибудь, связанное с Вашим следующим воплощением?
СУБЪЕКТ: Я в последний раз беседую с Поумером (Гид Субъекта) обо всех альтернативах моей программы (жизни).
Д-р Н.: Может ли эта беседа с Поумером считаться последним напутствием?
СУБЪЕКТ: Думаю, что да.
Д-р Н.: Сможете ли Вы тогда рассказать мне об этих дополни тельных планах на случай непредвиденных обстоятельств в следующей жизни?
СУБЪЕКТ: (говорит глухим и слабым голосом) Я... думаю, они уже есть...
Д-р Н.: Как прошел Ваш Опознавательный Класс? Я полагаю, что эта фаза Вашей подготовки завершена?
СУБЪЕКТ: (все еще растерянно) Да-да... Я встретилась со всеми остальными (участниками) моей программы.
Д-р Н.: Вы запомнили опознавательные знаки, необходимые для встречи с нужными душами в нужное время?
СУБЪЕКТ: (нервный смех) Ах... сигналы... мои договоренности с людьми... да, все в порядке.
Д-р Н.: Не анализируя и не оценивая критически свои впечатления, расскажите мне, что Вы сейчас чувствуете?
СУБЪЕКТ: Я... я просто... собираюсь с силами для... большого прыжка в новую жизнь... есть опасения... но я также испытываю волнение, или возбуждение...
Д-р Н.: Вы немного боитесь или, возможно, раздумываете, следует ли Вам вообще отправляться на Землю?
СУБЪЕКТ: (пауза и затем несколько веселее) Немного... обеспокоена... покидая мой дом здесь... тем, что там впереди... но и счастлива тоже представившейся возможности.
Д-р Н.: Итак, у Вас смешанные чувства в связи с оставлением духовного мира?
СУБЪЕКТ: Большинство из нас испытывают их, когда наступает такой момент. Перед некоторыми жизнями я заново пересматриваю все... но Поумер знает, когда я могу выбиться из графика — вы не можете здесь ничего скрыть.
Д-р Н.: Хорошо, давайте представим, что Вы вот-вот примете новую жизнь. На счет три Вы уже приняли окончательное решение вернуться в назначенное время, и вот Вы на последней стадии оставления духовного мира. Раз, два, три! Опишите мне, что с Вами сейчас происходит.
СУБЪЕКТ: Я прощаюсь со всеми. Это может оказаться... трудным делом (резко откидывает свою голову назад). Так или иначе, они все желают мне всего доброго и я удаляюсь от них... в одиночестве. Без особой спешки... Поумер позволяет мне собраться с мыслями. Когда я полностью готова, он появляется рядом, чтобы сопроводить меня... подбодрить... успокоить... и он знает, когда я готова отправиться.
Д-р Н.: Я чувствую, что Вы сейчас более оптимистичны относительно перспективы нового рождения.
СУБЪЕКТ: Да, это период вдохновения и надежд... новое тело... путь впереди...
Сейчас я подготавливаю этого Субъекта к оставлению духовного мира перед ее нынешней жизнью. Я проделываю это так же тщательно, как и во время первого ввода ее в духовный мир во время обычной возрастной регрессии. Начав с укрепления защитного энергетического щита, уже имевшегося вокруг этого Субъекта, я использую дополнительные приемы, чтобы ее душа находилась в правильном равновесии с умом ребенка, с которым она должна соединиться на Земле.
Д-р Н.: Хорошо, Вы и Поумер сейчас вместе и собираетесь осуществить Ваш выход из духовного мира. Я хочу, чтобы Вы погрузились глубоко в себя и объясняли мне свои последующие действия, как если бы все происходило в замедленном темпе. Давайте!
СУБЪЕКТ: (пауза) Мы... начинаем двигаться... с большей скоростью. Затем я осознаю, что Поумер... отдаляется от меня... и я ос таюсь одна.
Д-р Н.: Что Вы видите и ощущаете?
СУБЪЕКТ: О, я...
Д-р Н.: Оставайтесь с этим! Вы одна и движетесь быстрее. Что затем?
СУБЪЕКТ: (тихим голосом) ...Все дальше... двигаюсь под углом... через мягкую, словно подушки, белизну... двигаюсь прочь...
Д-р Н.: Оставайтесь с этим! Продолжайте двигаться и сообщайте мне обо всем.
СУБЪЕКТ: О, я... прохожу через... складки шелковистой ткани... гладкой... я на полосе... на пути... быстрее и быстрее...
Д-р Н.: Продолжайте двигаться!
СУБЪЕКТ: Все расплывается... я скольжу вниз... вниз в длинную, темную трубу... ощущение пустоты... темнота... затем... тепло!
Д-р Н.: Где Вы сейчас?
СУБЪЕКТ: (пауза) Я понимаю, что нахожусь внутри моей матери.
Д-р Н.: Кто Вы?
СУБЪЕКТ: (хихикает) Я—в ребенке, я — ребенок.
Эффект полой трубы, или туннеля, описываемый моими Субъектами, не имеет отношения к детородному каналу матери. Он подобен эффекту прохождения души через туннель после физической смерти — возможно, по тому же самому маршруту. Читатель может удивиться, почему я так тщательно готовлю душу к акту вхождения в тело, тогда как я уже неоднократно помещал своих Субъектов во множество прошлых жизней на протяжении сеанса. Тому есть две причины. Во-первых, вхождение в прошлые жизни не включает в себя процесс рождения. Я помогаю моим пациентам попасть из духовного мира в ту или иную жизнь уже в качестве взрослых. Во-вторых, когда я возвращаю Субъектов в их нынешнее тело и предлагаю им вспомнить опыт рождения, я хочу устранить или предупредить малейшие неудобства, которые могут возникнуть у некоторых людей после их пробуждения.
Прежде чем продолжить диалог с этим Субъектом, я должен дать читателям немного дополнительной информации о душах и младенцах. Все мои Субъекты рассказывают, что переход их души из духовного мира в ум младенца происходит сравнительно быстрее, чем воз вращение назад в духовный мир. Почему так происходит? После физической смерти наша душа совершает поэтапный переход через туннель времени и проходит сквозь врата духовного мира. Мы уже видели, что это происходит медленнее, чем наше возвращение на Землю,— чтобы только что освободившаяся от тела душа могла акклиматизироваться. Возвращаясь из духовного мира, мы как всезнающая душа способны быстрее ментально приноровиться к нашему новому окружению, когда входим в тело ребенка, чем в конце жизни, когда покидаем свое тело. Кроме того, нам дается дополнительное время для адаптации, пока мы находимся во чреве матери.
То, что мы имеем дополнительное время внутри нашей матери, не означает, что мы полностью подготовлены к шоку рождения — к ослепляющим лампам больницы, резкому вдоху и тому, как в первое время обращаются с нашим физическим телом. Мои Субъекты говорят, что, если сравнивать момент рождения с моментом смерти, то физический шок от рождения гораздо сильнее.
В какой-то момент, предшествующий рождению, душа соприкасается и более полно соединяется с чувствительным, развивающимся мозгом ребенка. Когда душа решает войти в ребенка, ясно, что у самого ребенка нет свободы выбора относительно того, принять или отвергнуть эту душу. В момент первого вхождения для души начинается отсчет времени. В зависимости от наклонностей данной души, соединение может произойти в любое время в период беременности матери — иногда раньше, иногда позже. Мне встречались случаи, когда души затягивали свое прибытие до последней минуты во время родов, но это исключение из правила. Я обнаружил, что даже те души, которые рано приобщились к ребенку, могут долго блуждать вне материнского чрева в период ее беременности.
Но когда рождение уже произошло, душа и тело окончательно сливаются для сотрудничества. Бессмертная душа становится цент ром восприятия для развивающегося человеческого эго. Душа приносит духовную силу, которая является наследием сознания, которое не имеет пределов. Хотя, как я сказал, души могут оказаться не сколько зажатыми из-за травмы во время рождения, они никогда не бывают полностью запертыми в ловушке тела. Не считая случая оставления тела в момент смерти, душа может также выходить из тела и возвращаться во время сна, в состоянии глубокой медитации или под наркозом во время операции. Она дольше отсутствует в теле в случаях серьезных повреждений мозга или когда человек находится в коме.
Субъект 29 продолжает описывать красоту соединения души с новым человеческим существом. Этот процесс соединения разумной жизненной силы с телом перед рождением станет завершающим звеном полного цикла, начавшегося для читателя со сцены физической смерти, описанной в Случае 1.
Д-р Н.: Ну, я рад, что Вы прибыли в целости и невредимости в свое новое тело. Скажите, каков возраст ребенка?
СУБЪЕКТ: Прошло пять месяцев (после зачатия).
Д-р Н.: Вы всегда входите в тело ребенка на такой стадии его раз вития?
СУБЪЕКТ: В моих жизнях... я приходила в разные моменты... все зависит от конкретного ребенка, матери и будущей жизни.
Д-р Н.: Как душа, испытываете ли Вы стресс, если, по какой-то причине случился выкидыш или был сделан аборт?
СУБЪЕКТ: Мы заранее знаем, пройдет ребенок полный цикл развития или нет. Несостоявшееся рождение не оказывается для нас неожиданностью. Мы можем быть поблизости, просто чтобы успокоить ребенка.
Д-р Н.: Если ребенок не проходит положенный срок, не нарушается ли при этом задание Вашей жизни как души?
СУБЪЕКТ: Нет, в этом случае и не могло быть задания полной жизни.
Д-р Н.: Возможно, что некоторые абортированные дети вообще не имеют души?
СУБЪЕКТ: Это зависит от степени развития. Те, которые умирают очень рано, часто нуждаются в нас.
Примечание: Эта проблема вызывала в далеком прошлом такие же жаркие дебаты, как и сегодня. В тринадцатом веке христианская церковь в связи с абортами посчитала необходимым издать директивы относительно существования души. Св. Фома Аквинский и другие средневековые теологи произвольно решили, что душа входит в эмбрион на сороковой день после зачатия.
Д-р Н.: В случае, если ребенок вынашивается полный срок, известно ли Вам, как другие души обычно ведут себя с ребенком, с которым они соединяются?
СУБЪЕКТ: (легко) О, одни летают вокруг больше, другие меньше, выходя и входя в тело еще не родившегося ребенка, потому что им скучно (постоянно находиться в теле).
Д-р Н.: Что обычно делаете Вы?
СУБЪЕКТ: Я думаю, я занимаю промежуточное положение. В действительности, я не провожу долгое время в теле ребенка, потому что это может наскучить.
Д-р Н.: Хорошо, давайте рассмотрим текущую ситуацию внутри Вашей матери, и пусть пройдет какое-то время. Что Вы делаете, когда Вы не находитесь вместе с ребенком?
СУБЪЕКТ: (довольная, смеется) Хотите знать правду? Я расскажу Вам. Я — играю! Это чудное времечко, когда можно выйти и слоняться повсюду без всякого дела... когда ребенок в менее активном состоянии. Я забавляюсь со своими друзьями, которые делают то же, что и я. Мы носимся вокруг Земли, навещаем друг друга... и посещаем интересные места... где мы когда-то жили вместе в прошлых жизнях.
Д-р Н.: Не кажется ли Вам и этим другим душам, что, оставляя не рожденного ребенка на долгое время, вы уходите от ответственности за порученное вам задание на Земле?
СУБЪЕКТ: (оправдываясь) О, полно Вам. Кто говорит о продолжительном отсутствии? Я так не делаю! Да и в любом случае, наши трудные задания еще не начались.
Д-р Н.: Когда Вы оставляете на какое-то время ребенка, в каком астральном плане относительно Земли Вы находитесь?
СУБЪЕКТ: Мы все же находимся на земном плане... и мы также стараемся не отрываться очень сильно. Мы, в основном, курсируем по соседству с ребенком. Я не хочу, чтобы Вы подумали, будто нам нечего делать с еще не родившимися детьми.
Д-р Н.: ?…
СУБЪЕКТ: (продолжает) Я занимаюсь этим новым умом, даже не смотря на то, что он не совсем еще готов.
Д-р Н.: Давайте поподробнее поговорим об этом. Когда Ваша душа входит в ребенка, чтобы остаться с этим новым телом на целую жизнь, что она предпринимает?
СУБЪЕКТ: (глубоко вздыхает) Когда я соединяюсь с ребенком, необходимо синхронизировать мой ум с его мозгом. Нам нужно привыкнуть друг к другу как к партнерам.
Д-р Н.: Именно об этом мне рассказывали и другие люди, но привлекаетесь ли вы сразу же друг к другу?
СУБЪЕКТ: Ну... Я нахожусь в уме ребенка, но как бы отдельно. Я медленно начинаю.
Д-р Н.: Хорошо, может объясните, что Вы делаете с умом ребенка?
СУБЪЕКТ: Это тонкое дело и здесь торопиться нельзя. Я начинаю с легкой проверки... определяя связи... недостатки... один ум не похож на другой.
Д-р Н.: Возникает ли в ребенке какое-то напряжение по отношению к Вам?
СУБЪЕКТ: (мягко) Ах... есть небольшое сопротивление в самом начале... не полное приятие, когда я «прощупываю» проходы... это обычно так и бывает... до тех пор, пока мы не освоимся (останавливается на мгновение и тихо смеется). Я врезалась в себя!
Д-р Н.: После того, как Вы соединяетесь с ребенком, когда он становится восприимчивым к силе Вашей сущности как души?
СУБЪЕКТ: Меня беспокоит Ваше слово «сила». Мы никогда не проявляем силу, когда входим в еще не родившегося ребенка. Я очень осторожно «прощупываю» пути.
Д-р Н.: Много ли жизней у Вас заняло, чтобы научиться «прощупывать» человеческий мозг?
СУБЪЕКТ: Ну... какое-то время... новым душам помогают в этом.
Д-р Н.: Поскольку Вы представляете чистую энергию, фиксируете ли Вы электрические связи мозга, такие как трансмиттеры, нервные клетки и тому подобное?
СУБЪЕКТ: (пауза) Ну, что-то вроде этого... но я ничего не нарушаю... когда выясняю образцы мозговых волн ребенка.
Д-р Н.: Вы имеете в виду схему регуляции мысли в уме?
СУБЪЕКТ: То, как эта личность передает сигналы. Ее умственные способности. Нет двух одинаковых детей.
Д-р Н.: Будьте совершенно откровенны со мной. Не берет ли Ваша душа верх над этим умом и не подчиняет ли его своей воле?
СУБЪЕКТ: Вы не понимаете. Это слияние. До моего прибытия там... пустота, которую я заполняю, чтобы сделать ребенка целостным.
Д-р Н.: Вы приносите интеллект?
СУБЪЕКТ: Мы расширяем то, что есть.
Д-р Н.: Не могли бы Вы более конкретно рассказать о том, чем Ваша душа действительно обеспечивает человеческое тело?
СУБЪЕКТ: Мы приносим... понимание вещей... признание истинности того, что мозг видит.
Д-р Н.: Как Вы полагаете, этот ребенок способен подумать, что в его уме появилось некое чуждое существо?
СУБЪЕКТ: Нет, поэтому мы и соединяемся с не вполне развитым умом. Ребенок признает во мне друга... близнеца... который будет частью его. Ребенок как бы ожидает моего прихода.
Д-р Н.: Вы думаете, что высшая сила подготавливает ребенка к Вашему приходу?
СУБЪЕКТ: Я не знаю — возможно, и так.
Д-р Н.: Завершается ли Ваша работа по соединению с ребенком еще до его рождения?
СУБЪЕКТ: Не совсем, но во время рождения мы начинаем дополнять друг друга.
Д-р Н.: Итак, процесс объединения занимает какое-то время?
СУБЪЕКТ: Конечно, пока мы приспособимся друг к другу и, как я говорила Вам, иногда я покидаю еще не рожденного ребенка.
Д-р Н.: Но как с теми душами, которые присоединяются к детям в последнюю минуту перед рождением?
СУБЪЕКТ: Гм! Это их стиль — не мой. Им приходится начинать свою работу в колыбели.
Д-р Н.: На каком этапе развития тела Ваша душа больше не покидает ребенка? Примерно в пять или шесть лет. Обычно мы приходим в полную боевую готовность, когда ребенок начинает ходить в школу. Детей младше этого возраста можно предоставлять самих себе.
Д-р Н.: Разве это не Ваш долг всегда находиться в Вашем теле?
СУБЪЕКТ: Если возникают какие-то физические проблемы — я тут же оказываюсь внутри тела.
Д-р Н.: Как Вы можете узнать об этом, если Вы забавляетесь где то с другими душами?
СУБЪЕКТ: Каждый мозг имеет свой образец волны — это как отпечатки пальцев. Мы моментально узнаем, если порученный нам ребенок испытывает беспокойство.
Д-р Н.: Итак, Вы наблюдаете за порученным Вам ребенком все время — как изнутри, так и снаружи — на ранних стадиях раз вития?
СУБЪЕКТ: (с гордостью) О да, и я наблюдаю за родителями. Они могут пререкаться и ссориться рядом с ребенком, что создает бес покойные вибрации.
Д-р Н.: Если это происходит, что Вы как душа делаете?
СУБЪЕКТ: Успокаиваю ребенка как могу. Обращаюсь к родителям через ребенка, чтобы успокоить их.
Д-р Н.: Приведите мне пример того, как Вы можете обратиться к Вашим родителям.
СУБЪЕКТ: О, заставляю ребенка смеяться перед ними и трогать своими ручками их лица. Такого рода вещи вызывают у родителей еще большую любовь к ребенку
Д-р Н.: Вы можете как душа контролировать двигательную активность ребенка?
СУБЪЕКТ: Я... есть я. Я могу немного подтолкнуть что-то в той части мозга, которая контролирует движения. Я могу также иногда пощекотать внутренний мыщелок плечевой кости ребенка... Я делаю все, что может внести гармонию в предписанную мне семью.
Д-р Н.: Расскажите мне, на что это похоже, когда находишься во чреве матери.
СУБЪЕКТ: Мне нравится теплое, приятное чувство любви. В основном, там любовь... иногда стресс. В любом случае, я использую это время, чтобы поразмыслить и прикинуть, что мне делать после рождения. Я думаю о своих прошлых жизнях и упущенных возможностях в других телах, и это стимулирует меня.
Д-р Н.: И Ваши воспоминания обо всех Ваших прошлых жизнях и жизни в духовном мире не блокированы амнезией?
СУБЪЕКТ: Это начинается после рождения.
Д-р Н.: Когда ребенок рождается, имеются ли у него какие-то сознательные мысли относительно того, кем является его душа и каковы причины его соединения с ней?
СУБЪЕКТ: (пауза) Ум ребенка настолько неразвит, что он не обдумывает эту информацию. У него имеются фрагменты этого знания — для успокоения, а затем и они забываются. В момент нашего разговора эта информация заперта глубоко внутри меня, и так оно и должно быть.
Д-р Н.: Итак, бывают ли у Вас как у родившегося ребенка мимо летные воспоминания о других жизнях?
СУБЪЕКТ: Да... наши фантазии... то, как мы играем... придумываем истории... имеем воображаемых друзей, которые реальны... но это уходит. В первые годы жизни дети знают больше, чем это кажется взрослым.
Д-р Н.: Хорошо, Вы вот-вот родитесь. Расскажите мне, что Вы делаете.
СУБЪЕКТ: Я слушаю музыку
Д-р Н.: Какую музыку?
СУБЪЕКТ: Я слушаю пластинку, которую поставил мой отец — это его очень расслабляет и помогает думать; я немного беспокоюсь за него...
Д-р Н.: Почему?
СУБЪЕКТ: (хихикает) Он думает, что он хочет мальчика, но я быстро изменю его ум!
Д-р Н.: Итак, это для Вас продуктивное время?
СУБЪЕКТ: (с решимостью) Да, я думаю о приближающемся моменте рождения, когда я вступлю в мир как человек и сделаю этот первый вдох. Это мой последний шанс спокойно поразмыслить о будущей жизни. Когда я выйду — для меня начнется марафон.
Заключение.
Содержащаяся в этой книге информация о существовании души после физической смерти представляет собой наиболее глубокое и значительное из встречавшихся мне объяснений причин нашего существования здесь, в этом мире. Едва ли мои многолетние поиски смысла жизни подготовили меня к тому знаменательному моменту, когда однажды мой пациент в состоянии гипноза вдруг приоткрыл для меня дверь в вечный мир.
У меня есть старый друг, католический священник. Мальчишками мы бродили по холмам и по побережью океана в Лос-Анджелесе и вели философские разговоры, но что касается духовных убеждений, то нас разделяла пропасть. Однажды он сказал мне: «Я думаю, что требуется большое мужество, чтобы быть атеистом и верить в то, что вне этой жизни ничего нет». Ни тогда, ни много лет спустя я не считал, что это так. С пятилетнего возраста мои родители отдавали меня в военного типа школы-интернаты, где я и проводил большую часть времени. Чувство покинутости и одиночества были настолько сильными, что я не верил ни в какую высшую силу, кроме себя самого. Теперь я понимаю, что неким тонким, непонятным для меня образом мне была тогда ниспослана необходимая сила. У нас с другом по-прежнему разные подходы к духовности, но мы оба убеждены сегодня, что порядок и смысл во Вселенной исходят от высшего сознания.
Оглядываясь назад, я предполагаю, что для меня самого не было случайностью то, что ко мне стали приходить люди и под гипнозом — а это единственный посредник истины, которому я мог поверить,— стали рассказывать мне о Гидах, небесных вратах, духовных группах обучения и о творении как таковом в мире душ. Да же сейчас мне иногда кажется, что я, как незваный гость, вторгаюсь в умы тех, кто описывает духовный мир и свое место в нем, но их знание дало мне направление. И все же я удивляюсь, почему именно я оказался глашатаем того духовного знания, которое содержится в этой книге, тогда как другие, изначально менее затронутые скептицизмом и сомнениями, больше подошли бы для этой роли. Но в действительности, не пересказчик, а именно люди, представленные в этих случаях, являются истинными провозвестники надежды на будущее.
Тем людям, которые обратились ко мне за помощью как к гипнологу, я обязан всем, что я узнал о нашем происхождении и истоках. Они помогли мне понять, что главный аспект нашей миссии на Земле как душ — это, будучи отрезанными от нашего настоящего дома, ментально выжить. Находясь в человеческом теле, душа в высшей степени одинока. Относительная изоляция души на Земле в течение временной физической жизни усугубляется на сознательном уровне мыслями о том, что за пределами этой жизни ничего нет. Наши сомнения побуждают нас искать привязанности исключительно в физическом мире, который мы можем видеть. Научное знание о том, что Земля является лишь песчинкой на галактической «береговой линии» необъятного вселенского океана, усиливает наше чувство собственной ничтожности.
Почему больше никакое другое живое существо на Земле не озабочено жизнью после смерти? Не потому ли, что наше раздутое эго просто не хочет думать о жизни как о чем-то временном, или, может, потому, что наше существо связано с высшей силой? Многие люди возражают, говоря, что любые мысли о том, что будет потом, это просто принятие желаемого за действительное. Я и сам так думал раньше. Однако есть логика в концепции, согласно которой мы не были созданы случайно, просто для борьбы за существование, и что мы действительно действуем внутри вселенской системы, которая управляет физической трансформацией нашего Я по каким-то особым причинам. Я считаю, что это голос нашей души говорит нам, что мы действительно имеем личностную сущность, которая не подвержена смерти.
Все отчеты о жизни после смерти в моих Случаях не имеют научной природы, чтобы служить научным доказательством. Те читатели, которым материал, предложенный в этой книге, покажется слишком беспрецедентным, чтобы принять его, я надеюсь, все-таки кое-что извлекут из него. Если Вы вынесете лишь идею о том, что у Вас, возможно, есть постоянная личностная сущность, стоящая того, что бы ее раскрыть, то я могу считать, что выполнил большую задачу.
Одним из самых мучительных вопросов, беспокоящих всех людей, которые хотят верить во что-то более высокое, чем они сами, является вопрос о том, почему в мире так много негативного. Зло дано в качестве поучительного примера. Когда я спрашиваю своих Субъектов о том, как мог любящий Бог допустить страдания, я получаю, как ни странно, самые разные ответы. Мои Субъекты сообща ют, что наши души — порождения творца, который преднамеренно делает недосягаемым абсолютный покой, чтобы мы сильнее жажда ли его.
Мы учимся на ошибках, на своих проступках. Отсутствие хороших качеств свидетельствует о каких-то недостатках нашей природы. Не очень хорошие качества являются испытанием для нас — в противном случае у нас не было бы ни стимула улучшить мир через себя, ни мерки, с помощью которой можно было бы установить степень прогресса. Когда я спрашиваю моих Субъектов о чередующемся проявлении качеств милости и гнева, некоторые из них говорят, что творец по какой-то определенной причине показывает нам лишь определенные качества. Например, если бы мы уравняли зло со справедливостью, милосердие с праведностью, и Бог позволил бы нам знать только милосердие, то не существовало бы справедливости.
В этой книге представлена тема порядка и мудрости, исходящая из многих уровней духовной энергии. В удивительных сообщениях Субъектов, особенно продвинутых Субъектов, допускается возможность того факта, что божественная сверхдуша нашей Вселенной находится ниже уровня абсолютного совершенства. Таким образом, известная нам полная непогрешимость уступает в этом еще более со вершенному, высшему божественному источнику.
Материалы моих исследований убеждают меня в том, что мы не случайно живем в несовершенном мире, а в соответствии с определенным замыслом. Земля — это один из бесчисленных миров, населенных разумными существами, имеющими различные особенности, свой набор несовершенств, которые необходимо гармонизировать. Развивая эту мысль, можно представить, что мы существуем как одна из многих пространственных Вселенных, каждая из которых имеет своего собственного творца, находящегося на качественно ином уровне мастерства и обуславливающего определенные ступени про движения душ, (подобно той последовательности уровней, которая представлена в данной книге). В таком сонме божественных правителей, божественному существу нашего вселенского дома может быть позволено управлять так, как Он, Она или Оно того пожелают.
Если души, воплощающиеся на планетах нашей Вселенной, по рождены некоей родительской Сверхдушой, которая становится мудрее благодаря нашей борьбе, то не можем ли мы иметь и более совершенного божественного прародителя, который является абсолютным Богом? Концепция, согласно которой наш непосредственный Бог развивается, как и мы, не умаляет значение первичного источника совершенства, который породил нашего Бога. На мой взгляд, верховный, совершенный Бог не утратил бы своего абсолютного всемогущества или тотального контроля над всем творением, если бы предоставил свободу развития своим менее совершенным божественным отпрыскам. Этим меньшим богам была бы предоставлена возможность творить свои собственные несовершенные миры — как решающее средство обучения и воспитания,— чтобы они могли в конечном итоге воссоединиться с абсолютным Богом.
Отраженные аспекты божественного вмешательства в этой Вселенной должны оставаться нашей конечной реальностью. Если наш Бог не самый лучший из всех, потому что в качестве средства обучения Он использует боль, то тогда мы должны принять это как лучшее из того, что у нас есть, и считать причины нашего существования божественным даром. Определенно, эту идею не так просто преподнести тому, кто физически страдает,— например, имеет какое-то хроническое заболевание. Боль в жизни особенно коварна, потому что она может блокировать целительскую силу нашей души, особенно если мы не приняли случившееся с нами как предопределенное испытание. Однако, наша карма работает в нашей жизни таким об разом, что мы в состоянии вынести каждое ниспосланное нам испытание, которое обычно бывает нам по силам.
Однажды, в одном храме в горах Северного Таиланда буддистский учитель напомнил мне простую истину. «Жизнь,— сказал он,— предлагается как средство самовыражения и дает нам то, что мы ищем, только тогда, когда мы слушаем свое сердце». Высшими формами этого выражения являются акты доброты. Наша душа в своих путешествиях может далеко уйти от своего постоянного духовного дома, но мы не обычные туристы. Мы несем ответственность за эволюцию высшего сознания в своей жизни и в жизни других. Таким образом, все мы совершаем коллективное путешествие.
Мы — божественные, хотя и не совершенные существа, которые пребывают в двух мирах — материальном и духовном. Это наше предназначение — курсировать взад и вперед между Вселенными через пространство и время, пока мы не научимся управлять со бой и не овладеем знанием. Мы должны довериться этому процессу, проявляя решимость и терпение. Наша сущность в большинстве тел, которые принимает наша душа, не обладает полным знанием, но наше Я никогда не бывает потеряно, потому что мы всегда сохраняем связь с обоими мирами.
Большое количество моих наиболее продвинутых Субъектов сообщили мне, что в духовном мире ширится движение за «изменение правил игры на Земле». Эти Субъекты говорят, что их души были менее подвержены амнезии (относительно своего Я и существования между жизнями), когда они жили в более ранних культурах. Кажется, что в последние тысячелетия на сознательном уровне произошла сильная блокировка — наша бессмертная память стала блокироваться. Именно из-за этого у людей наблюдается потеря веры в свои способности изменить и возвысить себя. Земля заполонена людьми, которые ощущают безнадежную пустоту и не видят смысла жизни. Недостаточная связь людей с их бессмертной сущностью плюс распространенность влияющих на мозг химикатов и перенаселенность земного шара — все это вызывает ропот наверху, в духовных сферах. Мне рассказывали, что многие души, которые чаще воплощались на Земле в последние века, сейчас заняты поисками возможности родиться в тех мирах, которые менее подвержены стрессам. Есть такие просветленные места, где амнезия значительно снижена и не создает при этом ностальгию по духовному миру. По мере приближения к следующему тысячелетию, Мастера, управляющие судьбами Земли, похоже, совершают некоторые изменения, позволяющие нам получить больше информации и понимания относительно того, кто мы такие и что мы здесь делаем.
Возможно, наиболее приятная особенность моей работы с Субъектами, это эффект, который оказывает на них активизированное в их сознательном уме знание о существовании духовного мира. Самый значительный результат, который мы получаем благодаря знанию о нашем изначальном доме вечной любви, это возрастающая восприимчивость к высшей духовной силе внутри нашего ума. Сознание того, что мы действительно принадлежим к чему-то высшему, обнадеживает нас и приносит нам покой, давая не просто прибежище от конфликтов, но и единение со вселенским умом. В какой-то день наше долгое путешествие подойдет к концу и мы достигнем конечной ступени просветления, где все возможно

<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ