СОДЕРЖАНИЕ

(Не) время для скинхедов.
Те, кому еще не совсем отшибло память телевизором, помнят странные события годичной давности, связанные с 113-м днем рождения Гитлера. Примерно за две недели до 20 апреля вся пресса, в том числе интеренетовские ленты новостей, запестрели сообщениями о предстоящих погромах на «кавказских» рынках. Каждый телеканал счел своим долгом отметится на эту тему парой репортажей, а первый канал даже показал заранее отснятый фильм на бритоголовую тему. Создавалось впечатление, что пресса подготовилась ко дню рождения Гитлера лучше, чем сами скинхеды. Уже через неделю такой истерии милиция вынуждена была начать отлавливать всех бритоголовых без разбора, а в канун самого «праздника» город превратился в комичного вида охотничьи угодья, где в поисках бритоголовой дичи слонялись сотни охотников в серой форме, для развлечения останавливавших на проверку документов симпатичных девушек. Сия идиллическая картина продлилась довольно долго и уж она-то не запомниться не могла. Пресса своей длительной и хорошо поставленной истерикой и в самом деле довела градус милицейской бдительности до максимума. Остается понять, для чего.
Сомнительно наличие у скинхедовских группировок достаточного количества денег, чтобы оплатить себе столь широкомасштабную рекламу. По крайней мере, состав членов и лидеров таких группировок не дает повода думать об их финансовой состоятельности. Обычно местечковые фюреры, дяди харизматичного вида от 30 лет, вербуют себе сторонников в тинейджерской среде спальных районов и, таким образом, единственная возможность прихода в подобную организацию больших денег, обеспечивающих создание мощной организационной структуры, лежит вне собственно организаций, у «людей с деньгами». Но крупные деньги, судя по всему, не приходят и еще некоторое время приходить в эту среду не будут. Причина опять же в составе группировок.
О «скинхедах» действительно можно сказать, что это подвид молодежной субкультуры со своими ритуалами, своей формой одежды и своей музыкой, но вот сказать, что эта субкультура может структурировать себя в организацию, нельзя. При том, что энергия бьет через край, организаторские таланты у подобного контингента практически равны нулю. А молодые люди, обладающие такими талантами, в данный момент предпочитают кормиться у более богатых «молодежных организаций», которым перепадает из бюджета.
Именно поэтому местечковые фюреры, окруженные, как правило, небольшой группой сподвижников-организаторов, физически не могут удержать возле себя много людей и создать из них большую дееспособную организацию. Провал в среднем звене руководства. А ведь кроме этого звена нужны думающие люди в службу разведки, в службу внутренней безопасности, в пресс-службу, в финансовую службу. Нужен аналитический штаб, способный разработать операции, после проведения которых пресса взрывалась бы фонтаном репортажей без всяких дополнительных денег. Ничего этого пока нет, поэтому большие массы московской и подмосковной маргинальной молодежи разбиты на относительно мелкие по численности группировки. Единственным объединяющим фактором для них временами служит футбол - третья страсть тинейджеров после пива и ультраправых идей. Значительная часть скинхедов действительно футбольные фанаты, что и позволило прессе обвинить в погроме после матча Россия-Япония именно скинхедов. Это обвинение вызвало второй взрыв внимания к скинхедам, продлившийся еще две недели.
В связи со всеми этими печальными прошлогодними событиями возникают нехорошие предчувствия относительно года нынешнего, ибо апрель уже близок. Как поведут себя скинхеды в этот раз? Что скажет наша любимая пресса? Будут ли «горячие деньки» у нашей милиции?
Эту своеобразную ситуацию с ультраправыми идеями в Москве и области можно достаточно наглядно проиллюстрировать похожей интригой, разыгрывающейся теперь уже в глобальных масштабах с участием других экстремистов - мусульманских.
Известно, что со времен войны в Афганистане ЦРУ и другие далеко не бездельничающие американские конторы «добрых дел» обзавелись в среде радикальных исламистов обширными связями. Не отстали и союзники - англичане. Нынче радикальные исламисты играют для своих хозяев роль некого «призрака коммунизма», в погоне за которым США и Англия готовы вогнать весь Ближний Восток и Азию в каменный век высокоточными бомбежками. Создается внешнее впечатление полного сумасшествия, хотя на самом деле все просто до безобразия, логично и выверено до мелочей. Под предлогом борьбы с радикальными исламистами США на самом деле борются с неизбежной экспансией ислама умеренного, угрожающего их гегемонии в мире. Арендуя себе новые военные базы для борьбы с так называемым «международным терроризмом», США перебрасывают его семена еще дальше, готовя себе на карте мира место для следующего шага. Такова типичная англо-саксонская стратегия.
Нечто подобное происходит с правыми идеями в российском обществе. При столь резких и быстрых а, главное, хорошо заметных, симптомах гибели и деградации русской нации возникновение в России националистических течений неминуемо, и, в конце концов, именно представители таких течений должны бы взять власть, если их не будет травить пресса. Причем эти националистические течения уже возникли, и уже обладают некоторым интеллектуальным потенциалом, как и приведенное мною в пример мировое течение «умеренного» ислама.
Прошлогодний антискихедовский ураган московской прессы выявил то, что любые проказы скинхедов, впрочем, как и просто факт их существования, есть как раз тот самый повод, который нужен для того, чтобы руками прессы похоронить любые правые и националистические идеи в России. После такой информационной атаки легковерная общественность на любого, кто заикнется о национализме, посмотрит так, как будто он размахивает флагом со свастикой. В контексте предстоящих выборов в думу эта схема еще более актуальна. Кто-нибудь может и додуматься до такого простого решения как введение внешнего управления всеми бритоголовыми «командами». В самом деле, если минифюреры слишком амбициозны, чтобы договориться между собой о старшинстве, почему бы не построить, естественно негласно, структуру, координирующую их деятельность, снабжающую их какими-никакими средствами, и в нужный момент подогревающую температуру в обществе, дабы образовавшийся пар мог быть выпущен в свисток интернационализма и толерантности нашей широкой печати.
Так глупый, карикатурный, безмозглый и бесполезный национализм скинхедов вполне может погубить все, что будет хоть чуть умнее, осознаннее и полезнее для страны. Схема для нынешних больших политиков весьма и весьма выгодная. Тем более что, погубив трезвомыслящих националистов, скинхеды очень быстро лишатся всякой финансовой подпитки и скоординированного управления и снова станут простыми бандами футбольных болельщиков.
Однако не все будет так просто, как хотелось бы «большим политикам». До самых умных представителей пишущей братии уже начало доходить, что такая сладкая жизнь как сейчас вечно длиться не может. Рост экономики, обусловленный прошлым дефолтом, заканчивается, и рано или поздно должен произойти дефолт следующий, дату которого эти представители тут же бросились вычислять на б.у. кофейной гуще различных экономических аналитиков. Дефолт этот приведет к тому, что ряды маргинальной молодежи пополнятся массой бритоголовых неофитов, а государственные молодежные организации сядут на мель из-за отсутствия бюджетного финансирования. Одновременно с этим на всех уровнях торговли, в том числе и уличной, резко обострится борьба за покупателя, на последних стадиях которой очень и очень многие не откажутся от услуг бритоголовых, способных за скромную сумму разгромить лавки конкурентов под предлогом их «чернозадости». Так у скинхедовских группировок вполне могут появиться партийные кассы, возле которых тут же замелькают люди с организаторскими талантами, ранее замеченные совсем в других местах. Впрочем, события последних лет не дают поводов сомневаться, что подобная схема с наемными погромщиками уже обкатывалась.
Итого, на фоне очередного провала в экономике лидеры скинхедов не только смогут заработать денег, но и, имея в распоряжении резвых организаторов, вложить их в структуризацию и укрупнение фанатско-скинхедовских группировок. А это черевато.
Нет, не стоить пугаться прихода к власти Гитлера а-ля рюс, ибо это совершенно невозможно. Для того чтобы понять невозможность подобного расклада достаточно почитать наследие самого Адольфа Гитлера, который, ориентировав свою агрессию на восток, в покорении России особенно рассчитывал на помощь ультранационалистов всех мастей от украинских и белорусских до чеченских. Гитлер и его сподвижники совершенно справедливо полагали, что националистические движения создадут на оккупированных территориях достаточный уровень раздробленности общества, чтобы они смогли его беспрепятственно контролировать. Арийцами, людьми достойными жизни и свободы, объявлялись украинцы, казаки, чеченцы, все, кроме русских. Абсолютно такой же эффект раскола даст и обратное - объявление арийцами, или как этих ubermensch назовут, только русских. Раскол. Окончательный, ибо собраться снова просто не дадут.
Разумный русский национализм - тот, что позиционирует роль русского народа как цементирующей основы, соединившей множество народов России в единое целое. Основы, собравшей в мощную державу мелкие государства, издавна терпевшие притеснения от более крупных соседей. Основы, существование которой является залогом существования государства. Такой национализм легко может проводить внутреннюю политику несиловыми методами, укрепляя и воссоздавая страну, но именно такой национализм и стараются похоронить, не особо понимая, что за этим последует. А может быть как раз наоборот, очень хорошо понимают… Большой разницы нет. Хоронить все равно будут, и похоронная процессия начнется в этом апреле независимо от того, будут бритоголовые кого-нибудь громить или нет. За них эту партию уже играют. И чем ближе к выборам, тем громче будет грохот катафалка.
Aia?ae Ii?icia <http://www.livejournal.com/users/kenigtiger>


Cовременная российская идеология. Критические заметки
1.
С точки зрения властей сегодняшней Российской Федерации в нашей стране не существует господствующей идеологии. В доказательство этого ссылаются на тот факт, что нынешнее российское государство не готовит кадры «идеологических работников» для армии, школ вузов, предприятий, не осуществляет посредством этого института освещения «под нужным углом» политики правительства и вообще руководства страны, наконец, не ставит в привилегированное положение какую-либо из политических партий и не осуществляет политической цензуры над СМИ. Не будем при этом говорить о том, что на самом деле это, мягко говоря, натяжка: цензура СМИ, а также сообществ ученых, художников, писателей производится с не меньшим, а, может, и большим успехом, только теперь не открытыми, авторитарными методами, а скрытыми, финансовыми и писатель или ученый, не выгодный истеблишменту, никогда не получит грантов, премий, субсидий, короче, средств, необходимых для продолжения работы, а сама его работа будет замалчиваться; далее, в современных вузах и школах производиться не меньшая, а, может, и большая пропагандистская накачка, только теперь вместо штампов о классовой борьбе, загнивании капитализма и т.п. мы слышим, причем, зачастую от тех же самых учителей и преподавателей диаметрально противоположные штампы - о прекрасной жизни цивилизованных стран, о бесконфликтном открытом обществе и т.д. Наконец, единственная и все и вся определяющая политическая партия сохранилась, но сегодня она разделилась на несколько, якобы жестоко конкурирующих друг с другом партиек - вроде СПС, «Яблока», «Единой России», видимо, ради того, чтобы обыватель поверил в миф о благословенном плюрализме, когда же политическая ситуация становится для режима неблагоприятной все эти «непримиримые друзья» прекрасно объединяются и выступают одним фронтом, например, против коммунистов.
Однако, об этом было уже сказано немало, мы обратим внимание на другое. Симптоматично, что под идеологией сегодняшние «власть имущие», а также озвучивающая их позиции пресса понимают исключительно концептуализированную совокупность идей, которые при помощи массовых и организованных государством мероприятий открыто внушаются жителям страны. Действительно, такой открыто заявленной и открыто пропагандируемой системы идей у нынешней власти нет. Но - спешу разочаровать апологетов российского либерализма - она и не является идеологией в строгом, научном смысле этого слова. Итак, ответ на вопрос: «есть ли у современной России идеология?» может быть получен только после того, как мы ответим на другой вопрос: что же такое идеология вообще?
2.
Классическое философское определение идеологии, восходит к Карлу Марксу, который и в области теории идеологии, также как и во многих других областях - политэкономии, философии истории был мыслителем, совершившим подлинную революцию. Причем, это марксово определение легло в основу практически всех современных концепций идеологии, зачастую, имеющих к марксизму косвенное отношение - «социология знания» Карла Манхейма или совершено противостоящих марксизму - концепция «конца идеологии» Карла Поппера. Таким образом, значимость марксова определения не зависит от того, являемся ли мы марксистами и разделяем ли материализма (скажем, А. Ф. Лосев успешно применял марксистский метод для анализа античного общества, именно как метод, оставаясь при этом в философии христианским неоплатоником).
Маркс отталкивается от той элементарной истины, что каждый человек является существом историческим, то есть тысячами нитей связан с окружающим общественным бытием, в своих словах, действиях, мечтах и планах, он воспроизводит имеющиеся в этом бытии отношения, ценности и т.д. Если человек сам этого не понимает и не учитывает, то есть не видит, что высказываемые им идеи ограничены теми условиями, в которых они возникли, то мы тут мы и можем говорить об идеологии. Итак, человек идеологический думает, что правильно объясняет происходящие события, исходя из своих воззрений, на деле же наоборот - его воззрения нужно объяснять из происходящих событий, из способа его социального бытия, из праксиса. Его сознание подобно перевернутой картинке в камере-обскуре, оно отражает действительно существующие вещи, но отражает неверно, предвзято. Идеология есть ложное сознание. Следует подчеркнуть, именно ложное, а не лживое сознание, гомо идеологикус не знает, что он исповедует идеологию, напротив, он убежден, что высказывает самые что ни на есть абсолютные, вечные истины. Именно поэтому продуманная доктрина, которую человек сознательно использует для достижения известной, например, политической цели не есть еще идеология как таковая и сознательное выражение интересов какой-либо социальной группы тоже не есть идеология..
Для иллюстрации уместно привести пример таковой, который имеется у самого Маркса в «Немецкой идеологии». В некоей стране долгое время за господство явно или неявно борются три политические силы, скажем, королевская власть, аристократия и буржуазия, то есть само господство разделено. Интеллектуал-либерал, живущий в этой стране рассуждает о том, что везде и всегда, если только государство хочет быть «нормальным», ветви власти должны быть независимыми; на самом деле, это иллюзорное, идеологическое отражение положения дел в обществе, в котором он живет, но сам интеллектуал, не понимая истинного источника своей идеологии, принимает это за «вечный закон».
Тут мы подошли к не менее важной категории - господствующая идеология. Так называется система представлений, которые отражают ценности и отношения господствующей в обществе социальной группы, но которая формулируется и внедряется в общественное сознание не самой этой группой, занимающейся не производством идей, а реальным производством, а профессиональными интеллектуалами - интеллигенцией. Причем, эта интеллигенция будет связана с социальной базой проповедываемой ей идеологии, например, с буржуазией, не напрямую, а сложным, противоречивым, диалектическим образом; то есть дело обстоит не так, что буржуазия дает социальный заказ, а интеллигенция начинает ей сознательно служить - иначе это не было бы ложным сознанием, самообманом - а так что «разлитые в воздухе» специфически буржуазные ценности интеллигенция начинает принимать за абсолютные.
К сожалению, современные российские критики либеральной демократии, даже из среды марксистов, не обращают внимание на это обстоятельство, являющееся краеугольным камнем и марксовой, и сегодняшней теории идеологии, и тем самым практически идут на поводу у либеральных идеологов, вступая с ними в сугубо теоретические споры и при этом молчаливо и незаметно для себя принимая мировоззренческие «аксиомы либерализма» - о свободе индивидуума, об обществе как простой сумме индивидуумов и т.д. А в действительности требуется иное - споря с либералами, вскрывать неаксиоматичность этих «аксиом», их социальную, относительную и вполне преодолимую природу. Мы сможем пошатнуть либерализм лишь тогда, когда покажем тем из наших оппонентов, кто еще способен к критическому мышлению, что они - пленники ложного сознания, идеологии, мифа. Это и будет первым шагом по пути избавления от данной идеологии: именно первым шагом, а не полной победой, потому что победа над идеологией невозможна в области чистой теории и чистой критики, она предполагает практическое изменение общества.
3.
Итак, ответ на первый вопрос, поставленный в начале статьи, мы получили. Очевидно, в современной РФ имеется господствующая идеология - это идеология либерализма, свободного рынка, прав человека, короче, весь набор официозных штампов, которые несутся с экранов телевизоров, со страниц демгазет, с трибун высоких чиновников. Либерализм является идеологией по той же причине, по какой такова любая другая теория, провозглашающая универсальные, пригодные для всех времен и народов, абсолютные политические ценности и таким образом, не учитывающая динамизм и внутренние связи человеческого общества, связь мышления с практикой в конкретных ее исторических формах. Вера либералов в «естественность» стремления к наживе, конкурентной борьбы и тому подобных буржуазных «добродетелей» того же порядка, что и заявления Аристотеля о том, что раб не человек, а говорящее орудие труда: для человека мира рабовладения кажется нормальным отношение к другому как к вещи, для человека мира капитализма кажется естественным ставить во главу угла материальный успех. А что до того факта, что сами носители и проповедники либерализма не считают его идеологией и объявляют о «тотальной деидеологизации российского общества», то он вполне понятен и объясняется самой природой идеологии как ложного сознания. Но мы также выяснили, что нельзя понять сущность нашего либерализма, не выяснив его социальной базы, и именно этим мы сейчас и займемся.
Обычно говорят, что таковой является городская, и особенно, столичная интеллигенция либеральной направленности. Но уже сама эта формулировка, содержащая в себе тавтологию, свидетельствует об очевидной поверхностности такого взгляда. Городская интеллигенция - это создательница и выразительница либеральной идеологии, она не может одновременно быть и социальной базой либерализма по той простой причине, что тогда она представляла бы интересы … лишь самой себя, а представитель не может быть тождественнен представляемому, актер, который в театре представляет Гамлета, не есть Гамлет. К тому же, как мы уже отмечали, идеология уходит своими корнями в социальное, общественное бытие, и детерминируется этим общественным бытием со всеми его специфичными отношениями при производстве реальной жизни. А интеллигенция производит не реальную жизнь, а идеологию, то есть ложное сознание и осознание этой жизни, либо, в лучшем случае, занимается критикой идеологии.
Итак, интеллигенция как слой идеологов выражает своим идеологизированием интересы какой-либо внешней по отношению к ней, хотя и связанной с ней социальной группы (в этом и состоит основная социальная функция интеллигенции - не путать интеллигенцию с узкими специалистами - интеллектуалами! - без этой функции интеллигенция не нужна, скажем, если бы класс буржуа мог сам идеологически формулировать свои интересы, он бы не нуждался в буржуазной интеллигенции). Но сама интеллигенция об этом даже не догадывается и вполне искренне считает, что выражает лишь свое мировидение, мысли, предложения - напомним, что в этом и состоит феномен ложного сознания. Более того, интеллигенция не менее искренне может даже обрушивать гневные филиппики на головы представителей социальной группы, которая объективно является базой идеологии, проповедуемой интеллигентами, при этом, однако, данная критика будет бессознательно проводиться в системе ценностей именно этой социальной группы (тот же буржуазный интеллигент - «левак» может критиковать буржуазию, но критика эта будет с позиций буржуазного же мировоззрения - прежде всего, идей крайнего индивидуализма).
Но в таком случае, может быть, новоявленная буржуазия является социальной базой российского либерализма, созданного и популяризируемого нашей интеллигенцией? В самом деле, эта точка зрения является распространенной среди самих либералов, они даже любят представить себя этакими последовательными защитниками «малого» и «среднего» бизнеса, что в их глазах делает их «настоящими либералами», похожими на западных (разумеется, представления о Западе при этом почерпнуты либералами - вчерашними вульгарными марксистами из учебников по истмату). В общем-то уже одно это не может не насторожить критика идеологии, ведь идеолог никогда не осознает, в чьих интересах он идеологизирует. Кроме того, элементарная логика заставляет усомниться в правоте таких заявлений: отечественный либерализм возник еще в 70-е - 80-е годы - на «диссидентских кухнях» и среди «прогрессивных» научных сотрудников и работников партшкол, когда отечественной буржуазии еще в помине не было, а ее «фигуранты» - нынешние торговцы турецкими рейтузами и японскими автомобилями были еще добропорядочными инженерами и рабочими советских предприятий, а то и вовсе ходили в детсад или школу. Да и не сами ли либералы постоянно твердят о том, что необходимо поскорее создать класс настоящих предпринимателей, свою собственную буржуазию, как же можно выражать интересы класса, который еще, по большому счету, предстоит создать?
Для того, чтобы, наконец, ответить на вопрос о социальной базе российского либерализма, требуется ответить на другой сакраментальный вопрос, лежащий в основе римского права: кому это выгодно? Действительно, кому была выгодна перестройка, распухание госаппарата, развал СССР, приватизация собственности, открытие границ, короче - либеральная контрреволюция, и - самое главное - кто ее произвел? Очевидно, что вовсе не народу, он в массе своей в результате перемен стал жить только хуже, утеряв твердый, хотя и средний достаток и множество социальных льгот и гарантий, имевшихся при Советской власти (а грядущая реформа ЖКХ и энергосистемы, похоже, довершат его обнищание и оставят людей, буквально, без света, тепла и жилья). Очевидно, что и интеллигенция, если не считать той ее части, которая пошла в открытое услужение власти, тоже больше потеряла, чем приобрела, правда, она получила возможность говорить о чем угодно, но много ли стоит свобода слова, в обществе, где слово не ценится и не замечается вследствие обилия слов; к тому же необходимость «выживать», работать в двух-трех местах, дабы хотя бы «сводить концы с концами», сводит на нет и это «завоевание капитализма». Наконец, ни народ, ни интеллигенция не начинали перестройку, не объявляли гласность и ускорение, не распускали СССР, не устраивали приватизации госсобствености (роль диссидентской интеллигенции в подготовке всего этого, сегодня непомерно раздуваемая, на деле, была ничтожна; эта интеллигенция была малочисленна, разобщена, вполне управляема спецслужбами и вдобавок к этому по природе своей неспособна к положительной политической деятельности, требующей не критицизма и демагогии, а воли). Все это сделала верхушка партии и государства, открыто предавшая те идеалы, в верности которым клялась, и за сомнение в которых строго наказывала, причиной же этого стало также не особо скрываемое их желание жить по западным мас-культурным стандартам и заполучить не только политическую, но и экономическую власть, то есть собственность.
Итак, именно им - номенклатуре и чиновничеству была выгодна либеральная конрреволюция, и именно они ее произвели. А как говорит известная пословица «кто платит, тот и заказывает музыку», то есть переродившейся партноменклатуре была выгодна контрреволюция, а либеральная интеллигенция теоретически и пропагандистски обосновала перед народом ее неизбежность и даже, так что когда наступил час Х и номенклатура свои волевым решением обрушила СССР и мы все проснулись в «самостийной Россиянии», почти что никому в голову не пришло встать на защиту СССР.
Хочу снова повторить во избежании недоразумений: естественно, интеллигенция делала это искренне, считая, что занимается «научной», «экономической», «политологической» критикой советского проекта и не видя идеологической подоплеки свой критики (откровенных конъюнктурщиков мы в расчет не берем, именно потому что ими движет неприкрытый цинизм и корысть, их «теориям» никто и не верит). Более того, многие современные либералы будут оскорблены в лучших чувствах, если им сказать, что объективно они со всеми своими «идеями» выражают интересы новых «государственных капиталистов» - бюрократии, получившей в результате обрушения СССР госсобственость в частное владение. Многие из либералов - например, Явлинский со товарищи, называют себя, наоборот, борцами с «бюрократическим капитализмом» и за «чистый капитализм», «как на Западе» (им и в голову не приходит, что «капитализм западного типа» или же капитализм как таковой и возможен только на Западе, поскольку связан с тамошними социо-культурными условиями). Однако, как только возникает реальная опасность - например, возрастает влияние коммунистов, оказывается, что «раскритикованный» «госкапитализм», оказывается, в общем-то их устраивает и они тут же объединяются с «партией власти». Но главное в другом - сами их идеологические тезисы, даже антибюрократические по букве, по духу своему связаны с ценностями, которые господствуют именно в среде бюрократов-чиновников. Как уже говорилось, интеллигенция просто принимает господствовавшие в позднесоветском и господствующие в постсоветском обществе бюрократические ценности за нормальные, абсолютные (при этом, возможно, не любя отдельных бюрократов и чинуш), и придает им идеальные, иллюзорные формы в своей идеологии. Именно это мы и попытаемся показать на примере нескольких распространенных идеологем, не имея возможности в статье рассмотреть полностью современный российский либерализм.
4.
Одна из них, которую можно назвать фундаментальной, звучит следующим образом: «Америка и страны Запада - цивилизованные и культурные, а остальные - отсталые и варварские». С позиций логики и здравого смысла она выглядит диковато: почему, к примеру, Ирак или Индию, которые обладают более чем двухтысячелетней культурой, мы должны называть некультурными и нецивилизованными, а Соединенные Штаты Америки, которые были созданы два с небольшим столетия назад, и по числу выдающихся деятелей культуры - писателей, поэтов, художников мирового масштаба уступают не то что Ираку с Индией - Узбекистану, считать цивилизованной и культурной страной. Пытаясь ответить на этот сакраментальный вопрос, любой наш либерал, как показывает опыт, выбалтывает самую суть своего мировоззрения, он говорит, как правило, примерно следующее: только та страна может называться цивилизованной, которая может обеспечить достойную жизнь большинству своих граждан. При этом под достойной жизнью молчаливо понимается, естественно, сугубо материальное процветание, поскольку, как вы сами знаете, ни США, ни даже современная Европа не может похвастаться значительными достижениями в области духовной культуры (так, по статистике около четверти населения современной «просвещенной» Северной Америки не умеют читать и писать). Надо ли добавлять, что либерал здесь руководствуется вовсе не рациональным убеждением - где тот логический аршин, который покажет что куриные окорочка и «Кока-кола» выше и лучше творчества Рабиндраната Тагора или Борхеса? - нет, это иррациональный тезис и соответствует он опять таки социальному бытию нашего чинуши и бюрократа. Вряд ли требуется доказывать, что последний в наибольшей степени уважает лишь тех, «преуспел в жизни», разумеется, по его, чиновничьим меркам, то есть обзавелся должностью, квартирой в столице, капитальцем, ему чиновник и подольстит - не только из подлости душевной, но из своеобразного, хотя и все равно подленького, уважения. Короче говоря, наш либерал смотрит в рот Америке, оправдывает все ее мерзости и не скупится на похвалы в ее адрес и на проклятия в адрес того, кого она сегодня считает своим врагом, по той же причине, по какой какой-нибудь зав. отделом горисполкома Иван Иванович подхихикивает несмешным шуткам главы областной администрации Ивана Никифоровича и в глаза восхищается его несуществующими интеллектуальными талантами, а за глаза - его реальными пронырливостью и успешностью.
Другая идеологема касается «нормальных стран» и «имперских амбиций». «России нужно избавляться от имперских ценностей и начать жить как все остальные нормальные страны» - заклинания подобного рода полны разного рода демократические издания. Причем, мы также имеем тут дело с разговором на особом политическом языке, понятном бессознательно представителям данного дискурса. Для представителей же любого другого дискурса кажется странным и нелогичным: почему, к примеру, Российскую Федерацию наши либералы обвиняют в имперских амбициях за контртеррористическую операцию в Чечне, когда она лишь защищает целостность своей собственной территории, а Соединенные Штаты Америки считают «нормальным» государством, ведущим «цивилизованную», неимперскую политику, даже если они развязывают войны на территории других государств.
Все дело в том, какие страны называть «нормальными», а какие - обладающие «имперскими амбициями». Для либерала «нормальными» являются страны, которые, по поговорке одного английского политика, не имеют друзей, а имеют интересы, которые стремятся к наживе любой ценой, которые начинают войны за энергетические ресурсы и рынки сбыта, а рассуждения о высоких целях - например, правах человека настолько при этом «шиты белыми нитками», что ясно: даже те, кто их произносит, воспринимает это не более как необходимость прикрыться «фиговым листком приличий». Короче, нормальными либерал считает те страны, которые в своей политике ведут себя точно также, как наш чиновник - циник и карьерист ведет себя в жизни: он ведь тоже любит поморализировать, но никогда не воспринимает это всерьез, он тоже - умелец плести интриги даже против тех, кого называет друзьями; он, наконец, тоже свое счастье видит в материальном преуспеянии и безграничной власти перед другими. Напротив, странами с имперскими амбициями либерал называет страны, которые ставят превыше корысти какую-либо идею и не так, как это делают «нормальные страны», ради приличий, особо при этом не скрывая корыстных намерений, как США, а всерьез - как Куба, КНДР, Иран или СССР. Итак, либерал испытывает по отношению к странам с «имперскими амбициями» ненависть точно по той же причине, по какой чиновник ненавидит людей с «невыветрившемся романтизмом», «благими идеями». Он не верит во все это - в его социальном чулане, который он гордо именует «эшелонами власти», таких диковин не водится, он смущен тем, что человек, произнесший эти слова, не прикрывает ими свою корысть а говорит искренне, и, главное, действует в соответствие со сказанным. Чиновник в конечном итоге приходит к выводу, что перед ним - наивный дурень, который вместе с тем очень опасен, ведь его поступки для чиновника неясны и непредсказуемы.
На самом же деле его разделение на «нормальные» страны и страны с «имперскими амбициями» не выдерживает критики: ведь считать, что и человек, и государство прежде всего руководствуются стремлением к наживе - значит, тоже исповедовать идею, а именно - либеральную, просто, как мы уже говорили, человек, находящийся в плену идеологии, никогда это не осознает и считает постулаты своей идеологии естественными и самоочевидными.
Того же происхождения и другая тенденция наших либералов - все и вся подвергать сомнению. Наши демократические СМИ, кажется, состязаются: кто кого перещеголяет в «опровержении стереотипов». Причем, стереотипами и заблуждениями объявляется все, что мы учили в школе и даже что является естественным с точки зрения обычного здравого смысла: и Зоя Космодемьянская, по их россказням, не была героем войны, генерал Власов не был предателем Родины, некоторые даже договорились до того, что историю человечества сократили до нескольких столетий, а всю античную культуру объявили фальсификацией (естественно, имеется в виду так называемая «новая хронология» Фоменко). Объяснять это причинами только политической конъюнктуры вряд ли правомерно: те, кто делает подлые передачи о Космодемьянской, безусловно, совершают свой подлый и хорошо оплаченный труд, но вот как другие в это верят? Кроме того, в случае с «новой хронологией», например, мы вообще имеем, во всяком случае, внешне аполитичное предприятие.
Думается, что истоки такой склонности современного либерального сознания к неверию в очевидное - опять таки в социальном бытии обуржуазившегося чиновничества, либерал с легкостью готов признать, что его долгие десятилетия обманывали - газеты, учебники, учителя, по той же причине, по той же причине, по какой чиновник никому не верит: любой «друг», с которым он ведет сегодня премилые беседы, завтра «подсидит» его, чтобы получить должность.
5.
Все сказанное, разумеется, следует рассматривать именно как критические заметки. Серьезное исследование современной либеральной российской идеологии во всех ее многообразных проявлениях выходит за рамки статьи и, вероятно, по силам только коллективам ученых, ведь при этом придется не только досконально изучить и связать воедино все бытующие сейчас либеральные идеологемы, но и исследовать современное российское общество, что пока представляет «белое пятно», и либералы, и - увы! - их оппоненты из стана оппозиции трактуют его крайне идеологически искаженно (так постсоветское общество привычно называют капитализмом и механически переносят на него марксов анализ западного капитализма 19 века, пожалуй, лишь С. Г. Кара-Мурза отметил, что это совершенно неправомерно - капитализм основан на капитале, получающемся в результате присвоения прибавочной стоимости, а для этого нужно работающее производство; современный российский «капитализм» имеет, напротив, чисто спекулятивный, а то и грабительский характер).
А в то время как мы путаемся в терминах разного рода идеологем, так и не зная общества, в котором живем, бюрократия разрастается - по сравнению с советскими временами госаппарат вырос на несколько порядков, в каждой области теперь есть свой «губернатор» со своей администрацией, на фоне обвального падения производства этот рост благоденствующего паразитического слоя грозит общенациональной катастрофой, а с расползанием бюрократии увеличивается и социальная база либерализма.
Что ж, дело интеллектуалов-патриотов - разоблачение либеральных идеологем, это первый шаг к победе над либерализмом как социальным и политическим феноменом и шаг немаловажный. Предательский и прогнивший российский «демократический» режим держится не столько силой штыков, так как никто даже из его верных слуг рисковать своей жизнью ради проворовавшихся господ «власть имущих» как таковых не будет, сколько идеологическим гипнозом большой части населения.
?onoai Aaoeoia <http://www.contr-tv.ru>


В защиту «золотого миллиарда»
В последние годы в обиход вошел термин «золотой миллиард», под ним подразумевают население наиболее богатых стран мира. В патриотической среде это понятие приобрело отрицательный, даже ругательный смысл. Оно и понятно: людям, остающимся несмотря на «реформы» в здравом уме, а потому не верящим «демократическим» байкам, известны причины благосостояния этой элитной группы наций. Не секрет, что силой, подкупом, масс-культурой и прочим, развитые страны навязали миру такой порядок, при котором большая часть ресурсов планеты достается им. Народы, не входящие же в «клуб», обречены в лучшем случае вкалывать на новую белокурую бестию, а в худшем - служить помойной ямой для ее отходов - ядерных, химических и так далее. Мы сравнительно недавно пустили к себе белокурую бестию, и вот, полюбуйтесь-ка на результаты. Правда, наши некоторые несознательные сограждане думают, что хуже уже быть не может, и вот-вот начнется возрождение. Но боюсь, они страдают неизлечимой формой оптимизма. Им бы стоило узнать как идут дела в тех странах, которые раньше нас «выбрали свободу» по указке иностранных доброжелателей, то есть оказались на несколько лет глупее советского народа, совершившего такую же глупость в 1985. А результаты никто и не скрывает, вот пожалуйста, Аргентина, посмотрите как лихо громят там магазины и уходят в отставку президент за президентом. Думаете темперамент? Уверяю вас, мы сами станем свидетелями взрыва южного темперамента в ледяной Москве, если вовремя не прогоним взашей «реформаторов».
На фоне кризиса началось прозрение местного населения, что внушает оптимизм и укрепляет веру в человечество. Отрезвление как это часто бывает, сопровождается проклятиями в адрес поганых империалистов, высосавших и обглодавших Аргентину до косточки. Благородный и справедливый гнев - вещь хорошая, но он нередко застилает глаза и некоторые очевидные вещи никто не желает замечать. Чтобы развеять туман начну с простого вопроса: а вы читатели, хотели бы чтобы ваша страна стала частью золотого миллиарда? То есть получила бы возможность выжимать все соки из других народов и стран, обрекать на страдания миллионы людей, и тем самым обеспечивать процветание своему народу и быстрое развитие своей экономики? Не спешите с ненавистью и дрожью в голосе кричать «нет», на такие вопросы следует отвечать подумавши, на холодную голову. Начнем с тривиальных вещей. Ресурсы Земли ограничены, за них человечество на протяжении всей своей истории ведет непрерывную борьбу, переходящую в войну. Проходят годы, да что там, тысячелетия (!) а причины войн остаются неизменными. Плодородная земля, золотые прииски, выходы к морю, нефть, торговые пути, женщины наконец - короче, все что может приносить прибыль, все, что имеет ценность, приводило и приводит к бесконечным конфликтам. Конечно, ни один агрессор не желает чтобы его называли банальным грабителем, позарившимся на чужое, а потому придумываются благозвучные оправдания для начала войны. Причем набор уловок поразительно убог и предсказуем. То завоеванному народу захватчик «несет культуру», то «истинную веру», а сейчас правители сильных государств только и думают кого бы приобщить к «свободе». Надо уяснить себе раз и навсегда, что мирного сосуществования стран и народов не получится. Все попытки мирно договориться в конечном итоге оканчивались крахом, и всегда находился Чингис Хан, Гитлер или Клинтон, увлекавшие свои народы в поход за чужими богатствами. Никуда не годится и Сталинская формула, гласящая примерно следующее: «Гитлеры приходят и уходят а немецкий народ остается». Гитлеры приходят не сами по себе, их приводят. А если уж говорить начистоту, то Гитлер выразил желания немцев предельно четко, настолько четко, что им до сих пор самим стыдно. Думаете за Гитлера им стыдно? Нет, за себя.
Принцип «мы никого не трогаем и нас не тронут» не спасет, даже скорее наоборот, сильные соседи (а в эпоху глобализма теперь все стали соседями) решат, что мы просто настолько ослабли, что уже и не помышляем о завоеваниях. Они захотят решить русский вопрос так, как в свое время решали турецкий вопрос сами русские, а то еще и похуже. Напомню, что к 1978 году Турция уже настолько ослабела, что никакой серьезной опасности для России не представляла и вот как раз в этот момент мы по ним и ударили. Думаете нам очень болгары были нужны? Мы их хотели спасти? Конечно, тогдашняя и последующая пропаганда убеждала нас, что мы принесли свободу на Балканы, но ведь и Клинтон говорил тоже самое, оправдывая налеты на Сербию. Влияние в стратегически важном регионе - вот цель той войны, а влияние- ценнейший ресурс, порой дороже нефти и золота. Итак, сколько бы нам не щебетали об эре милосердия и новом мышлении, мир от этого не меняется, и человек за тысячи лет остался таким каким был. А то, что он теперь вместо шкуры животного носит брюки опять таки из шерсти животного, так это оболочка, а ведь не в ней дело. Вопрос стоит по - шекспировски: мы их или они нас. Уже вижу как морщит свой нос интеллигент, как же, примитивизм. Да, согласен, тут особо не поумничаешь, все просто как на межи, или ты вилы в бок соседу, или сам получи в ребра. Поэтому, появление золотого миллиарда -вещь закономерная, никуда от этого не уйти. Это столь же неизбежно как и слякоть осенью в Москве. Конечно, плохая погода вызывает ворчание у обывателя, но ему и в голову не приходит давать погоде моральную оценку, осуждать. Закономерные вещи вне морали. Вне морали поведение Запада, тут действует интернациональный принцип: жить и жрать, причем жить подольше, а жрать получше. Есть ли альтернатива золотому миллиарду? Есть. Это такой же золотой миллиард, только с другим составом участников, и не факт, что они будут пить кровь из других народов не столько интенсивно как предшественники. Кстати, может случиться так, что Китай станет единственным членом «клуба». Эта страна мощнее день ото дня. Китайцев уже больше миллиарда, а ресурсов то на всех, как мы знаем, не хватит! И будет весь мир горбатиться на новых господ. А вот еще альтернатива, «исламские фундаменталисты». Что мы видим здесь? Да то же банальное желание стать превыше других, плохо скрываемое религиозной маской. Между прочим, поднимает голову и такая интересная штука как цветной расизм, направленный против белых, тоже вот черненькие желают стать хозяевами вселенной.
Итак, для России возможны три варианта дальнейших действий: сдохнуть, окончательно стать рабами развитых стран, или возродившись, отпихнуть другие страны от кормушки и самими зажить, наконец, богато. Напомню для забывчивых, что жить самим по себе, никого не трогая, не удастся, в основном потому, что нас уже «тронули». С. Г. Кара-Мурза как то написал, что всех нас ждет или единообразный фашизм (гегемония золотого миллиарда) или разнообразные формы коммунизма. Я убежден, что он дает людям необоснованную надежду, ведь никакого коммунизма в мире не будет, даже близко к нему нам не дадут подойти. Вот мы попробовали и проиграли, победил глобальный фашизм. Мы слишком долго жили плодами нашей Великой Победы в 1945. Проели мы тот успех, не закрепили, а промотали. Короче, получили, что заслужили, ведь сами бежали скупать акции МММ, сами смотрели в рот ничтожествам, выдававшим себя за компетентных экономистов, сами зубоскалили, слушая различные «радиоголоса». Но давно пора перестать дурака валять, причем всем, и сторонникам «реформ», и коммунистам-идеалистам. Никакой развитой рыночной экономики реформаторы не построят, они угробят нас, но и шансов на мировой коммунизм тоже нет. Так что давайте наберемся цинизма, прагматизма, ну и фанатизма - он нам на первых порах ох как понадобится. Все мы разные, но все мы один народ России, и если умирать придется, то подохнем все вместе, а этот вариант сейчас наиболее вероятен. И чтобы он не осуществился, пусть внутри нашей страны царствует принцип «человек человеку друг», но нельзя забывать, что на внешней арене «народ народу волк».


Новоиспеченная элита
«С сотворения мира всегда правило, правит и будет править меньшинство, а не большинство. Это верно для всех форм и типов управления, для монархии и для демократии, для эпох реакционных и для эпох революционных. Из управления меньшинства нет выхода. Вопрос лишь в том, правит ли меньшинство лучшее или худшее».

Н. А. Бердяев.
«У каждого народа та власть, которой он достоин» - эта фраза стала расхожим стереотипом и частенько слышна с экранов наших телевизоров. Формула для власти, безусловно, очень удобная. Она заранее снимает с власти все претензии, которые могут возникнуть к ней у этого самого народа.
Но в России есть и народная поговорка практически на ту же ему - «Каков поп - таков и приход». Где же истина? У нас такая власть, потому что мы как народ не достойны лучшей, или же все проблемы связаны с тем, что поп ведет свой приход не в ту сторону?
Итак, речь пойдет о власти, которая сама себя частенько величает политической элитой общества.
Сам термин «элита» ввел в политическую науку в начале XX века итальянский социолог и экономист Вильфредо Парето, который, кстати, был назначен Муссолини одним из первых сенаторов фашистской Италии. Парето считал естественным существование политического неравенства в обществе и рассматривал элиту как сплоченную группу, обладающую исключительными качествами (свойствами ума, характером, ловкостью, разнообразными способностями) и осознающую свое превосходство над всеми остальными. Революции, восстания, путчи и заговоры и даже мирные процедуры, принятые в парламентских демократиях, - все это, по Парето, лишь разные механизмы единого и непрекращающегося процесса смены элит. Марксисты всегда отвергали сам факт существования элиты, поэтому этот термин вошел в широкое употребление в России только в постперестроечный период.
В советское время отбором руководящих кадров занималась КПСС, существовавшая партийная номенклатура, собственно говоря, и была, выражаясь нынешним языком, советской элитой. Войти в элиту, минуя номенклатурную лестницу или перескакивая через ступени иерархии, было практически невозможно, отбор кадров был чрезвычайно строг. В результате развала Советского Союза и последовавшей за этим ломки всего и вся к власти в России пришла новая политическая элита.
Мальчики в розовых штанишках

Это крылатое выражение появилось с легкой руки А. Руцкого, который таким образом назвал команду Егора Гайдара. Определение оказалось столь метким, что надолго вошло в политический лексикон, обозначив совершенно новое явление эпохи 90-х - приход в политическую элиту на высшие государственные должности «паркетных теоретиков» (еще одно выражение А. Руцкого) - людей без всякого опыта практической и управленческой работы и без вытекающего из них чувства ответственности за свои решения.
Приход «мальчиков в розовых штанишках» означал переход к политике разрушения основ советской экономики, ибо только разрушительную функцию в состоянии выполнить люди, не имеющие созидательного опыта, но зато обладающие изрядным запасом энергии и самоуверенности. Началась эпоха головокружительных карьерных взлетов. В одночасье скромные и безвестные сотрудники разнообразных лабораторий превращались в вершителей судеб миллионов.
В 1991 г. скромный сотрудник лаборатории системного анализа Ростовского государственного университета П. П. Мостовой перезжает в Москву и уже в 1992 г. становится заместителем председателя Госкомимущества. М. В. Бойко в 1991 г. пересаживается из кресла научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений в кресло главного экономического советника председателя Госкомимущества, а затем в 1993 г. - генерального директора Российского центра приватизации. Геоморфолог И. В. Шабдурасулов, в 1991 г. еще трудившийся научным сотрудником Института географии АН СССР, в 1993 г. уже возглавляет отдел культуры аппарата правительства РФ. А никому прежде не известный Борис Немцов, за несколько месяцев скакнувший в кресло главы администрации Нижегородской области? Примерам подобного рода нет конца. Апофеозом кадровой революции, безусловно, стало назначение 36-летнего министра топлива и энергетики С. В. Кириенко премьер-министром России. Понимая всю абсурдность назначения на этот ответственнейший пост в преддверии грозящего стране экономического кризиса «темной лошадки» из провинции, единственным достоинством которой была гладкая речь и готовность действовать без оглядки, Государственная дума дважды не утверждала его на этот пост и лишь под угрозой роспуска согласилась с навязанным ей решением Ельцина. Карьера Кириенко, метко названного журналистами «киндерсюрпризом», стала самой головокружительной во всей новейшей истории России: всего за десять месяцев он совершил взлет с поста шефа провинциальной нефтяной компании до премьер-министра Российской Федерации.
Представить себе подобные «рокировочки» в период проведения осознанной кадровой политики, который эти «мальчики в розовых штанишках» презрительно именуют эпохой застоя, было просто невозможно. Но разрушать - не строить, тут опыта и большого ума не надо. А совесть так и вовсе противопоказана. Поэтому на планомерной работе по подготовке руководящих кадров высшего звена фактически ставится крест. При назначении на высшие государственные должности профессиональные заслуги если и учитываются, то лишь среди прочих факторов, а более важное значение начинают играть принадлежность к определенной команде, политические и деловые связи, личные симпатии и антипатии, да и мало ли что еще…

К сожалению, с приходом путинской команды мало что изменилось. Во всяком случае из солдат в генералы или хотя бы в полковники производят, не задумываясь о последствиях, и сегодня. Достаточно вспомнить головокружительную карьеру нынешнего заместителя министра по антимонопольной политике Сергея Дудкина, которому еще и тридцати лет не исполнилось, а он уже, не имея экономического образования, рулит финансовыми рынками страны. Господин Дудкин - историк? Не беда, зато он в отличных отношениях с министром Южановым, даже досуг у них общий. А совсем недавно (см. «Независимую газету» от 31.01.2003) мы узнали, что глава «Газпрома» Алексей Миллер представил президенту «СИБУРа» (крупнейшей газпромовской дочки с огромным оборотом) его нового вице - 23-летнего Дамира Шавалеева, трудившегося до этого назначения на рядовой должности в мелкой, но зато санкт-петербургской компании. Как говорится, и т.д. и т.п.
Все эти мальчики из ниоткуда быстро вошли во вкус столичной жизни, начали разъезжать по давосам и другим международным форумам, откуда привозили чужие мысли, которые быстро начинали считать своими. При этом текущая управленческая работа их явно тяготила. Гораздо привлекательней им казались макроэкономические схемы, которые настойчиво внедряли в их умы западные «советники». Конечно, гораздо увлекательней заниматься виртуальной экономикой, строить финансовые пирамиды, где можно и свой интерес учесть, чем ковыряться в такой прозе жизни, как канализация и водоснабжение или своевременная выплата зарплат бюджетникам.
Итоги увлечения нашей управленческой элиты макроэкономическими изысканиями и

виртуальной экономикой вся неэлита (т.е. все россияне, не пользующиеся элитными поликлиниками, санаториями, курортами, обучающие своих детей в обычных средних школах и не помышляющие о так называемом элитном досуге) ощутила, что называется, на собственной шкуре. Промышленное производство сократилось за годы реформ более чем в два раза, ежегодно население России, несмотря на миграционный прирост, сокращается на несколько сотен тысяч человек, в подавляющем большинстве регионов смертность превышает рождаемость, небывалого размаха достигла заболеваемость туберкулезом и сифилисом, десятки тысяч людей каждую зиму оказываются на грани выживания из-за отключения теплоснабжения, стремительно растет наркомания и преступность, разрушаются научные школы и постоянно увеличивается отток лучших научных кадров, за чертой бедности, по скромным оценкам Минтруда, проживают сегодня 34 млн. человек. Все это тяжелые реалии сегодняшнего дня и зримые результаты деятельности нашей «элиты».
Ощущает ли она себя в ответе за содеянное? За разрушенную промышленность и сельское хозяйство? За нищенское существование десятков миллионов? За разворовывание всего и вся? Вспомним слова А. Чубайса о бывшем вице-премьере А. Кохе: «Я знаю Коха 10 лет. Он честный человек… Не один год Алик, простите, Альфред Кох, был на одном из самых тяжелых и самых неблагодарных постов. Но положа руку на сердце спасибо ему должны сказать вместе с нами сегодня еще тысячи и тысячи людей. Это тысячи пенсионеров России, военнослужащих, учителей, те, кто сумел реально получить задолженность по зарплате. Это было бы невозможно, если бы не Альфред Кох». Каково? Оказывается, за получение заработанных денег нужно благодарить лично Коха! И это сказано в адрес человека, который заявил про Россию, что, «как ни верти, все равно это обанкротившаяся страна», а на вопрос корреспондента, каким он видит экономическое будущее России, дал следующий ответ: «Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех людей, которые могут думать, но не умеют работать (в смысле - копать), которые только изобретать умеют. Далее - развал, превращение в десяток маленьких государств». Как говорится, комментарии излишни.
За неудачное лечение больного врач отвечает своим дипломом, на него за врачебную ошибку можно подать в суд. Если обрушится мост, под суд пойдут проектировщики и строители. За крупные технические аварии отвечают директора предприятий. Похоже, выше этого уровня всякие разговоры об ответственности перед конкретными людьми и перед обществом в целом становятся бессмысленными. Российская элита всегда найдет виноватого стрелочника, которому и придется исполнить роль председателя Фунта из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Если и будет признана ошибка кого-то из властей предержащих, то максимум, что ему грозит, - пересесть из одного удобного кресла в другое, не менее удобное кресло, где цена ошибки будет не менее высока. Политработник Сергей Степашин, возглавлявший Федеральную службу контрразведки (будущую ФСБ), фактически «проморгал» готовившийся захват заложников в Буденновске. Он же набирал контрактников на первую чеченскую войну и фактически предал их. Может быть, он после этого вернулся на преподавательскую работу? Отнюдь. После этих памятных событий он стал начальником административного департамента правительства, а затем возглавил сначала Минюст, а затем МВД. Вся страна помнит, как Степашин после похищения весной 1999 г. представителя МВД в Чечне генерала Геннадия Шпигуна дал слово офицера, что отыщет своего подчиненного. В прошлые века офицеры, нарушившие слово, пускали себе пулю в лоб, но господин Степашин жив и здоров и по-прежнему румян, побывал после этого премьер-министром, да и сейчас не бедствует, возглавляя Счетную палату и направляя государственный контроль в нужном направлении.
А герой дефолта С. Кириенко? Может быть, он вернулся в Нижний Новгород к своему бизнесу? Тоже нет. Обретя вкус к элитному статусу, подобная публика никогда не вернется к неэлитной жизни. Забавно вспомнить, как после своей отставки Кириенко и Немцов пили водку с митингующими шахтерами и при этом были уверены в сочувствии этих шахтеров! Вот такая неразрывная связь «элиты» с народом.
Придя к власти, новая «элита» практически сразу же начала конвертировать политический капитал в ресурсы личного благосостояния: быстро и по-тихому была поделена между своими бывшая государственная собственность при одновременном отказе власти от выполнения большинства социальных обязательств. Если в России 1950-х годов отношение дохода 10% самых состоятельных россиян к доходу 10% самых бедных составляло 3-6, то в 1992 г. - 8, в 1993 г. - 11, в 1994 г. - 15, в 1998 (до кризиса) - 30. На 2002 г. Госкомстат дает цифру 14, хотя большинство независимых экспертов считают этот показатель равным 20. Для сравнения: в Швеции этот показатель составляет 6. Чем выше будет этот показатель в России, тем крепче новая «элита» будет держаться за то, что имеет. Для политиков, находящихся на выборных должностях, существует реальная опасность - не быть переизбранными. Это означает, что для переизбрания в ход пойдут грязные политические технологии и соответственно большие деньги, а добившись переизбрания, затраты нужно будет вернуть. В результате к следующим выборам разрыв между самыми богатыми и самыми бедными вновь увеличится. Круг замкнулся. О демократии (как о власти народа, как ее понимали древние), под лозунгом которой новая элита пришла к власти, можно забыть. Та демократия, которую получила Россия, ближе к определению А. Нобеля: «Демократия - это диктатура подлецов».
Новая «элита» принесла с собой новую мораль, новые представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Моральный кодекс строителя коммунизма был осмеян и выброшен вон. О христианских ценностях вспоминают либо для целей пиара, либо когда случается личная беда. А слова Евангелия «От всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше и взыщут» (Лк. 12.48), думается, властям предержащим просто неведомы. Сегодня в России такие качества, как умение «кинуть», наглость и агрессивность, рассматриваются как доблесть и достоинство. Политику гораздо выгоднее выглядеть наглым лжецом, чем некомпетентным чиновником. Поэтому под аккомпанемент песен о честности льются потоки циничной лжи. «Цены вырастут процентов на 40», - убеждало нас правительство Гайдара перед отпуском цен, один ваучер будет равен по цене двум «Волгам», вещал Чубайс. 14 августа 1998 г. перед самым дефолтом Ельцин заявил: «Девальвации не будет, это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано, каждые сутки проводится работа и контроль ситуации в этой сфере. Без контроля работа в этой сфере не пойдет… Сейчас идет новая волна мирового финансового кризиса, и нам надо снова поднапрячься, чтобы достойно встретить ее. Мы свои резервы подсчитали и готовы эту волну встретить». Трагизм ситуации в том, что ход дальнейших событий во всех этих случаях был прекрасно известен. Как заметил Ельцин, действительно все было просчитано. Поэтому все эти заявления - не что иное, как самый циничный и подлый обман. Не стала сюрпризом для властей предержащих и трагедия, разворачивающаяся сегодня в ЖКХ. И в этом случае все сценарии были известны заранее. Но очередной раз власти делают все, чтобы уйти от ответственности. Впрочем, об этом уже написано немало (см. статью «Царь-Холод»).
Российская «элита» и глобализация

Наша элита не любит Россию, бесстрастно констатирует Глеб Павловский. Как ни циничны эти слова, к сожалению, в них горькая правда дня сегодняшнего.
Новая российская политическая и экономическая «элита», захватившая власть в последнем десятилетии ХХ века, действует не как национальная, а как глобальная, связывая свои интересы и судьбу не с собственным народом, а с престижной международной средой, куда в обход этого народа стремится попасть. Этот феномен прекрасно описан Александром Панариным в статье «Народ без элиты: между отчаянием и надеждой». Панарин пишет, что расставание с коммунизмом новая «элита» восприняла как расторжение союза со слабыми в пользу сильных. Но разрыв с экономически не приспособленным большинством собственного народа означал необходимость союзников на стороне, которые и нашлись в глобальной международной среде. Новые союзники готовы были признать нашу незаконную приватизацию легитимной и даже дать возможность разместить награбленное в надежных местах и принять новоиспеченную «элиту» в престижные клубы в обмен на определенные уступки.
Сдача национальных позиций по всем направлениям под бурные и продолжительные аплодисменты Запада началась при Горбачеве, окружение которого, все эти козыревы, шеварднадзе и бакатины, не стесняясь, действовало исключительно в интересах заокеанского дядюшки. Достаточно вспомнить такие «жесты доброй воли», как сдача американцам схемы подслушивающих устройств в посольстве США, подписание Шеварднадзе соглашения с американцами о границе в Беринговом проливе. Сдача национальных позиций по всем направлениям продолжилась при Ельцине, давшем согласие на беспрецедентно короткий срок вывода войск из Германии и не сумевшего противостоять расширению НАТО на восток, и, к огромному сожалению, и при Путине.
Несмотря на патриотическую риторику последних лет и вопреки обещаниям, данным нашим военнослужащим в ходе своего визита на Кубу, Путин принял решение о закрытии уникального российского центра радиотехнической разведки в Лурдесе, а затем военно-морской базы в Камрани (Вьетнам). Никаких встречных уступок от США Россия при этом не получила, деньги, обещанные военным, до них так и не дошли, а вот позиции в двух важных регионах потеряны скорее всего навсегда. Сданы позиции в государствах Центральной Азии, где разворачиваются базы антитеррористической коалиции. В угоду западным союзникам Россию продолжают буквально на аркане тянуть в ВТО и того и гляди втянут, хотя драматические последствия ускоренного вступления в эту организацию для нашей разрушенной экономики на предлагаемых Западом условиях многократно описаны специалистами.
Японец или китаец, оказавшись в Европе, полностью сохраняет свою национальную идентичность. Российская же «элита» - это «граждане мира», фактически порвавшие с национальными корнями и сплошь и рядом не стесняющиеся на международных форумах рассуждать «об этой стране» и ее проблемах как о стране, не имеющей лично к ним никакого отношения. Общаясь с представителями многочисленных международных организаций, наша «элита» изо всех сил стремится доказать, что интересы глобального сообщества являются для нее безусловным приоритетом. Наша политическая «элита», несомненно, повинна в том, что Россия постоянно отдает больше, чем получает, и не может сохранить то, что имеет. Это означает, что современная «элита» по своей сути антинациональна и антигосударственна, и до тех пор, пока она не будет заменена на национальную, у России не будет шанса выйти из того тупика, в который ее завели.
К счастью, в России сохранилась подлинная элита. Это и политики, пытающиеся противостоять нынешнему курсу и предлагающие новые конструктивные идеи для возрождения экономики, и военные, преданно служащие Отечеству, и ученые, благодаря которым наша наука сохраняет свой высокий авторитет в мире. В эпоху грязных политических технологий скорее всего информация о них и их гражданской позиции будет всячески замалчиваться. Поэтому, когда настанет час проголосовать за новую элиту, пусть каждый вспомнит очередной перл господина Коха: «Многострадальный народ страдает по собственной вине… Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил». Нынешняя «элита» - это в значительной мере дело рук каждого из нас. Не надо нам больше кохов, чубайсов, немцовых, кириенко, степашиных, гайдаров и иже с ними.
Rednews.ru <http://www.rednews.ru>


Сущность современной «экономики»
Экономики не существует! Нет всяких там «производителей труда», «себестоимостей» и прочего. То есть, они, конечно, есть, но не они определяют успех на рынке. Главное - знание реалий и хорошая коммуникативная стратегия, пиар. Кто этого до сих пор не понял, тот безнадежно отстал от жизни. В мире есть масса фирм, которые могут делать более дешевые и вкусные напитки, чем «Пепси-кола» и «Кока-Кола», есть возможности делать лучшие, более дешевые и удобные компьютеры и программы, чем тем, что производят IBM и «Майкрософт». То же самое - с одеждой, машинами, продуктами питания. Просто все эти ребята были первыми, теми, кто захватил рынок и не выпускает его из рук. Первый - в сегодняшнем мире срывает весь банк. А Первый - это тот, кто первым раскрутит свой бренд. Реальный мир событий и принятых решений очень отличен от того образа, который нам навязывают всеми средствами пропаганды вот уже почти 20 лет. Нам долго подсовывали под нос брошюрки на тему как «сделать миллион и преуспеть в жизни». Нам подсовывали западных советников в правительство, нам показывали «непререкаемых авторитетов в области экономики», но от нас скрывали главное: то, каков сейчас мир - определяется не кабинетным теоретиками, на записными советниками, аналитиками и экспертами. Они нужны лишь для организации шумового прикрытия. Миром правят практики. И те, кто реально держит в своих руках бразды правления, плевать хотели на всевозможные «измы», в том числе и на либерализм, на «фридменов» или же «стиглицев». Им чихать на рейтинги и чихать на всю техническую аналитику. Если кто-то нарисовал в рейтинге инвестиционной привлекательности страны дополнительный крестик или буковку, то это не значит, что в эту страну пойдут инвестиции. Серьезные люди знают цену всем этим «крестикам-буковкам», и знают цену тем, кто эти крестики рисует. И деньги того же «долгожданного западного инвестора» текут в Китай, и плевать хотел инвестор на то, что в Китае практикуется смертная казнь, и однопартийная система, «не все хорошо с правами человека», а потому его рейтинг далеко не самый высокий. Есть страны с более высоким рейтингом, но вместо притока там имеет место отток капитала.

А мы, как самые настоящие дикари-туземцы попались на бутафорию пустых бумажек и «умных лиц». Про дикарей, это я не преувеличил, нас только так и можно назвать. Вот смотрите, на островах Океании, конкретно в Меланезии, уже пол века существует религиозное течение - каргоизм (карго - это «груз»). Туземцы видят, как приходят корабли и сколько полезных вещей привозят моряки и им молятся. Белые люди, которые это все возят для туземцев- наместники богов. А поскольку белые молятся Христу, то Христос- великий и главный единый Бог. Как то раз один местный вождь подплыл к кораблю и сказал, что он тоже теперь уверовал во Христа и попросил на этом основании отдать ему один из кораблей для управления. Очень всех насмешил.

Увы, но мы совсем недавно были так похожи на этих дикарей, и до сих пор многие не изжили наивность. Советские люди середины 80-ых увидели, что Запад неплохо живет, смекнули, что раз там все говорят про рынок и либерализм, то и нам тоже надо повторять заклинания именно про рынок и либерализм. А старые заклинания про коммунизм потеряли чудодейственную силу. И вот дикари с дипломами прочитали все «богослужебные» книги на эту тему и громко потребовали: дайте инвестиций, пустите нас в ЕС, пустите нас в золотой миллиард, дайте нам рынки, мы ведь уверовали в рыночный либерализм как и вы. Так вот, подобно тому как христианство имет весьма опосредованное отношение к приходу кораблей в Меланезию, так и рыночный либерализм вовсе не необходим для деланья денег. Здесь важно понять соотношение между теорией и практикой.

Представьте, что я на белом листе бумаги нарисовал скалу. Потом на скале нарисовал башню. Будет ли скала основанием для башни? На рисунке (в теории), конечно, башня опирается на скалу, но мы то с вами понимаем, что основанием как скалы так и башни является то, что я их так нарисовал. Вот так и все рыночные либерализмы никакие не основания.

Современный мир неустойчив. В нем правят бал не пресловутые «производительные силы и производственные отношения», а малейшие флуктуации, спровоцировать которые может даже газетная публикация. Хотите свежий пример? Пожалуйста. Недавно в СМИ промелькнуло сообщение, что глава холдинга «Интеррос» Владимир Потанин давал показания в Генпрокуратуре, а сразу после допроса Потанин покинул страну, взяв курс на Израиль. Так вот, брокеры решили, что господин Потанин станет следующим олигархом, которому уже готово место на нарах в «Лефортово» или «Матросской Тишине». Информация о новом уголовном деле была воспринята инвесторами как сигнал для спешного сброса акций, в результате чего курс акций «Норникеля» резко покатился вниз. По некоторым данным слухи о проблемах Потанина распространяла одна крупная инвесткомпания, которая обзванивала своих клиентов и говорила, что на Потанина есть повестка, и он вызван на допрос, но пока никакого ареста нет. В слухи быстро материализовались в виде короткой публикации в газете «Русский курьер» о том, что Владимир Потанин был допрошен в Генпрокуратуре. Со ссылкой на «некоторые сведения» издание сообщало также, что Владимир Потанин находится в Израиле. После этого началась биржевая паника, сброс ценных бумаг и обвальное падение курса акций «Норникеля». И хотя позже Генеральная прокуратура России опровергла эти выдумки, капитализация «Норильского никеля» упала на 2 миллиарда долларов. По оценкам экспертов, спекулянты заработали на таком нехитром приеме несколько миллионов долларов.

Отдельно хотел бы остановиться на тех людях, которые считаются у нас авторитетными специалистами в области экономики. Это всевозможные доктора наук, получившие дипломы еще в СССР. Сколько раз я наблюдал, как люди смотрят в рот таким вот субъектам на том основании, что он «аж доктор экономических наук» или на худой конец кандидат «экономических наук». Так вот, советский экономист, это не специалист в области экономики. Это идеологический работник. Их на пушечный выстрел не допускали до управления даже мало мальски значимым объектом. Им не доверяли управлять даже курятником. Реально экономикой занимались хозяйственники (на местах), а в масштабе все страны планирвоал Госплан, где все важнейшие расчеты делали математики, а не экономисты. «Экономисты» в это время писали стопы бумаги, доказывая неизбежность победы социалистической экономики над загнивающим капитализмом, и не имели ни малейшего представления о том, как на самом деле организована и работает экономическая система страны. Кстати, таким вот «экономистом» был Гайдар, точно таким же «экономистом» был и есть Явлинский. Вдумайтесь, ведь это же надо на полном серьезе прелагать на всеобщее обозрение программу «500 дней»! Господи, да за такой срок, проблематично многоэтажный дом сдать, а Явлинский с видом эксперта на всех углах рассказывал, как меньше чем за полтора года (!) будет произведена коренная перестройка оргомного СССР, который превратится в можную капиталистическую страну. Вот так, за 500 дней! И это о стране, в которой проживало почти 300 миллионов человек, и которая уже стараниями «перестройщиков» глубоко погрязла в массе всевозможнейших проблем. Допустим, Явлинский просто морочил людям голову, но каков народ. Ведь на его дешевые байки купились и многие умные и расчетливы в обычной жизни люди.

Что вы скажете о человеке, предлагающему уникальную методику изучения китайского языка всего за 1 день? Я думаю, такому шарлатану плюнули бы в лицо. А предложения кодлы «либеральных экономистов» - это шарлатанство похлеще.

Поэтому, смело плюньте на витиеватые разговоры экономистов, владелец торговый палатки знает о реальной экономике значительно больше. Ведь в его расчетах фигурирует не абстрактные понятия, а предельно конкретная «крыша», сонм взяточников чиновников и прочие персонажи,о которых в учебниках не пишут.

О.Матвейчев




СОДЕРЖАНИЕ