<<

стр. 3
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

1(Ш^|рШ^Ш



Опомнись, отомри — на Солнце
взгляни... А если нет его,
поймай улыбку незнакомца,
ответь... Не встретишь никого —
скажи себе гостеприимно:
Войдите! — и улыбок горсть,
от ироничной до интимной,
отведай, как желанный гость
в хозяйском доме...
Адом, раем
была ли жизнь — при всех властях
мы на пороге вспоминаем,
что были у себя в гостях.
освоение БОАИ
ОСТРОВА детских Atnpeccnfl
Под крылом Корчака
Что такое психалгия
Насильственное бессмертие
Почему детские депрессии — невидимки?
На приеме у себя: депрессия номер икс
Детсад или депсад?
Детские депрессии и оценочная зависимость
Ласкотерапия при детской (и не только) депрессии




Небо начинается прямо от земли.
детское наблюдение
ooioe/focue/ SotAfU^




Тихо дышит над бумагой
голос детства... Не спеши,
не развеивай тумана,
если можешь, не пиши.
А когда созреют строки
(семь бутонов у строки),
и в назначенные сроки
сон разбудит лепестки,
и когда по шевеленью
ты узнаешь о плоде,
по руке, по сожаленью,
по мерцающей звезде...

На закрытые ресницы,
на седьмую их печать,
сядут маленькие птицы,
сядут просто помолчать.




ТВ4
, е так-то просто попасть из Внутриморья во
и Внешнеморье. Не только в том трудность, что
во Внутренних морях много водоворотов и за­
сасывающих воронок — во Внешнеморье их
тоже хватает; а в том еще, что из Внешнеморья во
Внутриморье постоянно идут могучие течения; идут и
по глубине, от воронок, наркотической и любовной
особенно, от огромной Гряды Потерь, и ближе к пове­
рхности — от Впадины Истощения, от Рифов Непри­
ятностей, от завихрений Заботной Зыби, от скал
Стрессовой Кручи, где шастают ненасытные кашало-
тищи Фрустраки и Деприваки, а ежели попытаешься
выскочить на простор Всеприятия, того и гляди,
сплющат тебя меж собой Кривда и Хамилла, как Сцил-
ла и Харибда, вот-вот...
Обратные течения тоже есть: Ленивое Море, напри­
мер, нет-нет да и всколыхнется донным землетрясе­
нием, рождающим волны цунамической силы, катят­
ся они прямиком в Моря Тревог и Сует. А из Моря Ску­
ки в Море Зависимостей непрестанно тащит, влечет,
волочит вся и всех могучая Поисковая Тяга с развил­
ками, одна из которых получила наименование Вре-
мяубийственной Колеи, она-то и втягивает в зависи­
мости наизлейшие...
Смотрим на карту. Вот — между Внешнеморьем и
Внутриморьем — Травматический Водораздел, а в нем
Острова Боли — о, сколько их, маленьких и больших,
гористых и плоских, лесистых, пустынных, болотис­
тых, вулканических...
Ядро этой островной группы — малый архипелаг
Молодняк, а внутри него еще ядрышко: уйма мелких
островков, населенных маленькими беззащитными
существами. Это Острова Детской Боли, всем скопом
названные — Детоболие, сюда и плывем.
o&SotiKiibb Воли,




7
186
87
оо6ое^Н/биь SOiAfCu
iS&^




Плыть придется сегодня вдвоем нам с ДС, в старой
коллежской каюк-компании. Оля взяла перерыв: зани­
мается тем же на практике — метод собственной шку­
ры в действии, потом сверимся...
Чистопрудную холостяцкую квартирку ДС я уже
описывал в «Искусстве быть Другим». Почти ничего не
изменилось: те же циновки, та же зеленая лампа и
круглый столик, больше мебели никакой; тот же,
в суш;ности, кот, только масти другой, Цинциннат Чет­
вертый. Новые жильцы — ноутбук и велосипед. Дет­
ских картинок и фотографий прибавилось...
Чаевничаем, как обычно. Письма я прихватил с со­
бой, но немного, у ДС этого добра тоже хватает.
Перед тем, как включить диктофон, ДС предложил:
«Может, перейдем в текстах на «ты», как давно в жиз­
ни?.. А то как-то уже неестественно... А?»
Я согласился.




^^^^y^>,m^.»Ji^^
«Джентльмены». Нарисовано мною в возрасте че­
тырех лет. Возможно, провидчески: теперь я узнаю
в одном из джентльменов себя, а в другом —ДС.
pef&o hvpe^hvUfCu



nog крылом KopHdKd
с — Жаль, что в «Нестандартном ребенке» ты
слабовато развил тему детских депрессий.
ВЛ — Все-таки затронул. Не везде употреблял
термин «депрессия», чтобы не пугать...
ДС — Пророчат, что ко второму десятилетию наше­
го тысячелетия депрессия во всем мире станет вторым
по распространенности заболеванием. У детей, по-
моему, она уже стала первым, только никто этого не
замечает. А дети не сознают...
ВЛ — Субъективное впечатление, не готов согла­
ситься. Дети в основном народ жизнерадостный, по­
вальных депрессий не видно.
ДС — Да в том и дело, что детские депрессии не за­
метны, пока не достигают психиатрического масшта­
ба, когда уже, кроме депрессии, много всякого. Детское
настроение обманчиво поверхностной переменчи­
востью. Родители и учителя озабочены только поведен­
ческим соответствием. Мартышечья непоседливость,
озорство, лень, упрямство, вранье, воровство — все это
снаружи. А болящую душу в упор не видят. Практически
никому до настоящего настроения ребенка, до его глу­
бины дела нет. Одинок ребенок...
ВЛ — Об этом у Корчака много и горько... Кроме не­
го, пожалуй, не назову истинного исследователя
детских настроений во всем их объеме.
ДС — Да, этот океан он избороздил вдоль и поперек,
погружался в него так глубоко, как никто, ни до, ни
после... Детский Христос, вот он кто.
ВЛ — Ничтожно мало его издают и читают в срав­
нении с тем, как надо бы. «Как любить ребенка» Еван­
гелием должна быть в каждом доме, где дети...
Вот типажный портрет ребенка, склонного к пред-
депрессиям — психалгиям. Корчак пишет его с нату­
ры, сидя поздним вечером в своем Интернате.

89 f
оо6ое^Н/Со& So^Of



(...) Вот спят дети...
Такие спокойные и тихие...
Куда мне вести вас? К великим идеям, высоким
подвигам? Или привить лишь необходимые навыки, без
которых изгоняют из общества? Но научив сохранять
свое достоинство?.. Может быть, для каждого из вас
свой путь, пусть на вид самый плохой, будет единствен­
но верным? Тишину сонных дыханий и моих тревожных
мыслей нарушает рыдание.
Я знаю этот плач, это он плачет.
Сколько детей, столько видов плача: от тихого и сос­
редоточенного, капризного и неискреннего до крикли­
вого и бесстыдно обнаженного.
Неприятно, когда дети плачут, но только его рыда­
ние — сдавленное, безнадежное, зловещее — пугает...
Сказать «нервный ребенок» — этого мало... Бывают
дети, которые старше своих (...) лет.
Эти дети несут напластования многих поколений, в
их мозговых извилинах скопилась кровавая мука многих
страдальческих столетий.
При малейшем раздражении имеющиеся в потенции
боль, скорбь, гнев, бунт прорываются наружу, оставляя
впечатление несоответствия бурной реакции незначи­
тельному раздражению... Любой пустяк может вывести
из равновесия...
С трудом вызовешь улыбку, ясный взгляд и никогда —
громкое проявление детской радости.
Если ребенок плачет, то плачут столетия; причитают
горе да печаль не потому, что он постоял в углу, а пото­
му, что их угнетали, гнали, притесняли (...)
Я поэтизирую?
Нет, просто спрашиваю, не найдя ответа...
Я подошел к нему и произнес решительным, но лас­
ковым шепотом:
— Не плачь, ребят перебудишь.


190
РЬ&О tn/PbhycuA



Он притих, я вернулся к себе. Он не заснул.
Это одинокое рыдание, подавляемое по приказу, бы­
ло слишком мучительно и сиротливо.
Я встал на колени у его кровати и, не обращаясь ни
к какому учебнику за словами и интонациями, заговорил
монотонно, вполголоса.
— Ты знаешь, я тебя люблю. Но я не могу тебе все
позволить. Это ты разбил окно, а не ветер. Ребятам ме­
шал играть. Не съел ужина. Хотел драться в спальне.
Я не сержусь. Ты уже исправился: ты шел сам, не выры­
вался. Ты уже стал послушнее.
Он опять громко плачет. Успокаивание вызывает
иногда прямо противоположное действие... Но взрыв,
выигрывая в силе, теряет в продолжительности. Маль­
чик заплакал в голос, чтобы через минуту затихнуть.
— Может, ты голодный? Дать тебе булку?
Последние спазмы в горле. Он уже только всхлипывает, ти­
хо сетуя исстрадавшейся, обиженной, наболевшей душой.
— Поцеловать тебя на сон грядущий?
Отрицательное движение головы.
— Ну спи, спи, сынок.
Я легонько дотронулся до его головы.
— Спи.
Он уснул.
Боже, как уберечь эту впечатлительную душу, чтобы
ее не затопила грязь жизни?

ВЛ — Что скажешь?
ДС — Узнал.
ВЛ —Кого?..
ДС — Мальчишку того узнал. Это я.
ВЛ — Непослушный озорник, несший в себе бездну
боли? Плакавший по ночам от одиночества, от тоски,
от неутоленных обид... Ты... таким был?
ДС — Только ко мне никто по ночам так исцели-
тельно ни разу не подходил. Спали, не слышали. Сиро­
той не был, с родителями жил, но...
ВЛ — Развелись...
ДС — Полуразвелись, полусошлись, потом разве­
лись совсем, потом отчим... И в этом причины были, и
не только... Пожалуй, стоит сейчас, чуть отойдя от
детской темы, объяснить.



ЧТО TdKoc психолгия
\ л — Буквально: душевная боль, боль души, ду-
шеболие. Аналогия: невралгия, боль нерва...
i ДС — Ну да, если может стать источником ди­
кой боли какой-нибудь межреберный, лице­
вой или зубной нерв, почему не может душа?
ВЛ — Слово «психалгия» я ввел в обиход как науч­
ный термин, когда занимался исследованием само­
убийств. Увидел, что не депрессия, со всем набором ее
составляющих, а лишь одна из составляющих — это
вот душеболие, психалгия — чаще всего толкает чело­
века к уходу из жизни... Мучение, терзание, страдание
души в чистом виде.
ДС — Житейскому слову тоска соответствует, сов­
падает по значению?
ВЛ — Не строго, но практически да. Старое кручина
соответствует тоже. Печаль — тоже, но с убыванием,
со смягчением. Грусть — еще мягче...
ДС — А горе — не психалгия ли?



^
^^р
е/СиО hvpbhvu/Cu


ВЛ — Горе емче. Горе психалгию в себя включает:
душевная боль при нем испытывается всегда. И деп­
рессия может при горе грянуть, и очень часто, но, важ­
но заметить, не обязательно.
ДС — Когда говорим «горе», подразумеваем, что для
этого состояния есть убедительная причина...
ВЛ — А вот психалгия такую причину может иметь,
а может, как и депрессия, не иметь. Просто мучается,
просто болит душа — потому, что она есть.
ДС — Или что-то душит ее, да?..
Связь и разницу между депрессией и психалгией
почетче растолковать можешь?
ВЛ — Связь в том, что душевная боль может входить
в состав депрессии, как, прости за идиотское сравне­
ние, мясо в состав котлеты.
ДС — Котлеты бывают и не из мяса.
ВЛ — Вот именно. А депрессии бывают и без душев­
ной боли.
ДС — Бывают, да: апатические, астенические, ипо­
хондрические... Телесно замаскированные, когда ду­
шевную боль подменяют боли физические...
ВЛ — А психалгии бывают и без депрессии. Душа
может болеть безумно, невыносимо, но никакой по­
давленности, никакого спада или пришибленности:
человек собран, работоспособен, активен, уверен
в себе и своей ценности, ясно или даже чересчур
ясно мыслит...
ДС — Знаем по себе...
ВЛ — Вот и разница: психалгия терзает, а депрессия
подавляет. Или — и терзает, и подавляет... Психалги-
ческие состояния могут переходить в депрессии, а мо­
гут и нет — это очень важно. Экспериментальные мо­
дели давно изучены.
шяЕ^ОВвО!^1Шв1()|1аМйН1й1ШВ1МВВй1ШШШмкшк!мт




соскб В мозгу
жон Лилли, знаменитый исследователь дель­

щ финов и путешественник в самого себя, сажа­
ет обезьяну в кресло-станок, по сути электри­
ческий стул.
На голове обезьяны что-то вроде короны, из нее
торчат выводы электродов, вживленных в глубокие
части мозга. Включается ток. Обезьяна ликует и нас­
лаждается. Обезьяна переживает лучшие минуты сво­
ей жизни...
Лилли назвал райские области мозга — центры нас­
лаждения — «старт-зонами». Обезьяна становится ак­
тивной частью системы с положительной обратной
связью. Руками, ногами, хвостом, языком — все равно
чем нажать райский рычаг, лишь бы получить Это!
Двадцать часов подряд с небольшими перерывами
для торопливой еды или даже одновременно с едой,
двадцать часов подряд посылать себе в мозг электри­
ческий ток, потом изнеможение, сон прямо в станке
и снова самораздражение — это серьезно...
Пугливые, угрюмые, сердитые макаки и гамадрилы
становятся послушными, милыми, ласковыми, гладят
руку экспериментатора, вместо того чтобы царапать­
ся и кусаться, смотрят в глаза ясным взглядом...
А как легко теперь их обучать!.. Лилли казалось: еще
немного, и подопытных можно будет научить говорить...
Если обезьяна чем-то испугана или недовольна,
она стремится как можно сильнее нажимать на
райский рычаг, даже если ток отключен!.. Электричес­
кий транквилизатор — средство самоуспокоения, как
для детей соска или собственный палец!..
Стремление к Раю исходит из Ада?.. Ну разумеется.
И любовь, и голод, и что-то еще имеют свой Ад и Рай...



жг
,>,^L?i^?««^/?,,?iU',,ft.ffi


Электрод продвинут чуточку дальше... Замыкается
ток... Обезьяна внешне спокойна, но почему-то протя­
гивает лапу к рычагу и останавливает раздражение.
Еш,е импульс, сила тока побольше... Обезьяна выглядит
испуганной, настороженной... Разомкнуть ток, скорее!..
Еш;е удар, сила тока еш;е больше... Зрачки расшире­
ны, глаза вытаращены, шерсть встает дыбом, обезьяна
тяжело дышит, раздувая ноздри, хватается за что по-
падя, мечется в станке, неистово пытается вырваться...
Все, хватит! — электрод в «стоп-зоне», в Аду!..
Лилли подвергал пыткам электроада четырех
несчастных животных. После пары часов подобной
«награды» обезьяна делается больной на несколько су­
ток, дичает, отказывается от еды, угрюмо и апатично
сидит в своей клетке — картина глубокой депрессии.
Депрессия — самовоспроизведение ада. Дальше эти
опыты Лилли не продолжил — было и так понятно,
что произойдет то же самое, что и при любых дли­
тельных запредельных пытках: глубокий ступор, за­
тем быстрое разрушение организма и смерть.
Найден был единственный способ быстро выво­
дить подопытных страдальцев из адской депресии —
включать Рай через другой электрод.
Несколько «старт-минут» — и перед вами снова
оживленное, дружелюбное создание с прежним аппе­
титом и блеском глаз...
из моей книги *Куда житы


Г | Тослйди, Т0 А мне, лйжадуйста, терпения. И сделай это л|>ямо сейчасИ |
1Ш И
Молитва неизвестного \
Если нет выхода, будь хотя БЫ храбрым. | {
Еврейское изречение! \




95
HdcuAbCTBCHHOC бессмертие
с — Итак, раздражение мозгового Ада в опы-
Д | | тах Лилли — модель психалгии с последую-
11 щей депрессией? — Только в жизни адская сти­
муляция — не электроток, а потери, лишения,
оскорбления, унижения, разочарования, скука, лажа...
ВЛ — Именно так. Изучали и другие модели. У сам­
цов павианов, сидевших в клетках, отнимали их самок
и отдавали самцам в клетках напротив. Етядя на то,
что вслед за этим происходило, бедняги впадали в ди­
кое неистовство, потом в депресняк и быстро умирали
от инфарктов.
ДС — гуманные экспериментики...
ВЛ — Еще понятней из них, что по главному
признаку — адской душевной боли — психалгия с деп­
рессией совпадает и может в нее переходить.
А вот грань: психалгия проходит, когда устраняется
ее повод — например, человек убеждается, что извес­
тие об измене любимого существа оказалось ложным,
и успокаивается, даже ликует. Депрессия же отрывает­
ся от своих поводов, теряет с ними соразмерность и
связь ˜ отделяется, как орбитальная станция от раке­
ты-носителя, и продолжает жить по своим законам,
стремится навязать их всей жизни...
ДС — Депрессия психалгию вызывать может?..
ВЛ — Когда не мучение подавляет, а подавленность
мучает?.. Сколько угодно.
ДС — А как понять душевную боль от ее отсут­
ствия?.. Ведь случаются и депрессии, переживаемые
именно как невозможность ощущать душевную боль,
неспособность страдать, испытывать вообще какие-
либо чувства — болезненное душевное бесчувствие,
anaesthesia psychica dolorosa.



196?
ВЛ — У меня было около трех десятков таких паци­
ентов, и все они жестоко страдали. Некоторые стре­
мились к самоубийству. Состояние свое описывали
словами: «фантом», «робот», «кусок льда», «мертвец»,
«живой труп»...
ДС — Ты кого-нибудь спрашивал: «Что же вас муча­
ет, если вы не способны мучаться?»
ВЛ — Обычный ответ: «Это и мучает.» Один человек
сказал: «Вы когда-нибудь просыпались с онемевшей
рукой? — рука ничего не чувствует, шевелиться не мо­
жет, приходится ее растрясывать другою рукой... Вот и
душа у меня такая: онемелая, парализованная, а чем
растрясти, не знаю...»
Страдание при психалгиях и депрессиях с сильной
тоскливостью бывает близко к телесному, когда боль
душевная ощущается где-то в груди или в животе,
в спине, в затылке, в плечах, в глазах...
А при «болезненном бесчувствии» страдание пере­
живается не как ощущение, а как нестерпимая мысль...
Как невыносимое знание или...
ДС — ...как насильственное бессмертие, спасение от
которого только... Я сам так переживал это бесчув­
ствие в одном из своих путешествий в ад...
ВЛ — Я назвал это спириталгией: болью не душев­
ной, а над-душевной — духовной. Занимаясь само­
убийцами, убедился, что переход психалгии в депрес­
сию есть способ непроизвольной защиты от сверх­
сильных душевных мук. Бесчувствие — крайний слу­
чай такой защиты...
ДС — Вернемся к детям?

M смерть есть стрсшание*
e
но жизнь, лишенная страдания, ескь смерть,
Лев UJecTOBj
oo6oe/H/(jue/ SOiA^cu


Детские картинки— это правды,
это много-много-много АХ,
кашалоты, звезды, леопарды
и Господь с соломинкой в устах.
Ну, а взрослые решают,
чья картинка хороша,
ну, а взрослые внушают,
ну, а взрослые мешают,
на ушах у них лапша
и не могут ни шиша.
И пока ученый муж сплетает
паутину из словесных бяк.
Истина, как бабочка, летает,
гаснет на ладони, как светляк,
А душа — левша,
а душа живет шурша
кончиком карандаша
ре/&о hvp&hpcud
n^^fflniimr




почему детские депрессии — невидимки?
^Л — Что ж, пробуй теперь защитить свое
утверждение, что у детей полным-полно
I депрессий-невидимок. А я буду доказывать,
что это в основном более или менее прехо­
дящие психалгии.
ДС — Назови хоть горшком, только в дурку не суй...
Вот свежее письмецо.
ДС, я мама трехлетней девочки Сони. У нас
трудности в общении с ровесниками. Ifei пыта­
лись ходить в детский сад, но возникали исте­
рики, рвота и пр. Играть на детской площад­
ке, посещать развивающие центры тоже не мо­
жем, т.к. когда Соня видит детей, они ее бук­
вально парализуют, и она прекращает играть,
берет меня крепко за руку и не отпускает, ли­
бо стоит Схмотрит, либо просит уйти.
Этот страх проявляется не только в обще­
нии с детьми. Шходясь на улице, она прак­
тически никогда не отпускает руки взросло­
го, а если у нее забрать руку, начинается
плач. Она постоянно всего боится и пережи­
вает, почти всегда грустная. Практически не
играет одна, 10 мин. максимум.
Помогите, пожалуйста, нам, мне очень х о ­
чется помочь Соне преодолеть трудности,
чтобы она была счастлива и меньше боялась и
переживала. Галина
ВЛ — Диагноза не проси, информации не хватает.
ДС — Ладно, а предварительное ощущение? Как ви­
дятся из письма девочка и ее мама?..
ВЛ — Легионы таких. Омежка-трусишка и...
ДС — Хорошо, беспомощную маму не определяем,
и так ясно... Есть ли у девочки депрессия?
• 1 1 ^ iiiiiiiMiiiiii штшшттштт^тшьтА



ВЛ — Депрессивный фон настроения — да, явствен­
но обозначился: «постоянно переживает... почти всег­
да грустная...» Случай, когда ты, к сожалению, прав.
И это трехлетний ребенок — по природной идее сама
жизнерадостность!..
ДС — Насчет природы ˜ вопрос больной. Идея при­
роды в отношении процентов двадцати из детишек,
если не больше, по всей видимости, такова, что они не
очень-то жизнерадостны.
ВЛ — Пошевели семейство и ближайшую предыс­
торию — найдешь либо болезнь матери во время бере­
менности, либо осложненные роды, либо нежелан-
ность ребенка, либо безобразия со стороны папаши,
либо тяжелый характер бабушки, дедушки или мамы,
либо все вперемешку... Что тут, не знаем.
ДС — Возможно, Сонечка относится к числу врож­
денно боязливых детей-омег. А быть может, боязнь чу­
жих пространств и детобоязнь возникли у нее после
слишком раннего и резкого скидыванья в детский сад:
пережила острую боль брошенности, боль одиночест­
ва... Все последующие попытки мамы пристроить ее
в детские компании или просто вывести на улицу
воспринимались уже как угрозы того же бросания.
Потерялось доверие миру, доверие маме — отсюда и
у депрессии ноги растут...
ВЛ — Что-нибудь советовать будешь?
ДС — Расспросить надо еще о многом. Скорее всего,
предложу для начала постараться завести приятель­
ницу с ребенком такого же возраста или чуть постар­
ше и подружиться домами — в гости ходить друг
к дружке, играть вместе, гулять... Потом постепенно
компашку расширить.
ВЛ — О детском саде забыть — или?..
ДС ˜ Годам к четырем или пяти, может быть, пере­
растет, посмелеет — попробовать снова.
р&й^о hbpefhvcuCu



ВЛ — Хорошо бы еще походить в маленькую специ­
альную детско-родительскую группу с ролевыми иг­
рами и кукловой психодрамой. Психологи в таких
группах должны быть нежными, зоркими, артистич­
ными и веселыми фантазерами...
ДС — Поищи таких!.. По моим сведениям, каждые
три психолога из пяти сами страдают депрессиями.
ВЛ — Ну и что? Вот и хорошо, сытый-то ведь голод­
ного не разумеет...
ДС — О детских депрессиях скажу еще вот что: неза­
метны они потому, что не снабжены средствами сло­
весного выражения, только лишь бессловесными.
А у взрослых на все случаи заготовлены штампы оце­
ночного псевдопонимания: плачет ребенок — ну пла­
чет и плачет, все дети плачут, а мой еще и назло пла­
чет, чтобы внимание привлечь, чтобы разжалобить,
своего добиться... Ничего делать не хочет, не ест, отка­
зывается ото всего, в себе замыкается — капризы, уп­
рямство, злостная лень...
ВЛ — Мало что успеваем заметить еще и потому, что
у детских настроений масштаб временной другой: что
для взрослого минута — для трехлетнего месяц; что
для взрослого месяц — для ребенка иной раз целый де­
сяток лет, если не целая жизнь...
ДС — А еще дети — великие мастера скрывать свою
душевную боль не только от взрослых, но и от себя са­
мих: «переживают» открыто, как Сонечка, немногие,
большинство тут же начинает как-нибудь развлекать­
ся, загонять боль подальше...
ВЛ - Хулиганить, как ты, клей нюхать, как мальчик,

мой пациент, рисовать картинки, как я...
ДС — Расскажи подробней.




щ #•
1101
^ ОобоЬИ/О/Ь ScAfCu




Hd приеме / себя: депрессия № Икс
своей первой и главной депрессии я не пом­
ню: запредельцы-отключники наглухо (на всю
жизнь?) заблокировали доступ к этим пережи­
ваниям.
Могу только догадываться, что где-то в подсозна­
нии опыт этот живет и воспроизводится при каждом
удобном слл^ае уже не как то, а как что-то другое,
третье, четвертое... Что во всем, что бы ни происходи­
ло со мною в дальнейшей жизни, есть след Того — и не
просто след, а, как музыканты говорят, мотивное зер­
но или ядрышко...
Память выдает на-гора лишь момент провала.
Вот он: меня бросают в Чужое и покидают.
Мне неполных три года. Идет война, я это знаю, но
что такое война, пока что не понимаю.
В детский сад-интернат маме пришлось отдать ме­
ня в эвакуации, в Самарканде. Ничего не запомнилось
из предшествовавшего, никакой подготовки — лишь
мертвенно-застылый миг расставания: вижу уходя-
ш,ую спину мамы, вполоборота исчезающее лицо...
Удаляющиеся серые тени Саши и Тани, любимых мо­
их двоюродных брата и сестры, их кинули в тот же са­
дик отдельно, в старшую группу...
Плакал ли, кричал ли, сопротивлялся — или от ужа­
са застыл, онемел — не помню, осталась только эта
картинка, безо всякого сопутствия чувств, словно в ле­
дяной рамке: бросают.
Через некоторое время маме меня вернули в сос­
тоянии, которое она вкратце описала в тогдашнем
своем дневнике: сидит скрюченный, с застывшим
лицом, почти не двигается, ничего не говорит, хотя
хорошо говорил уже в полтора года, не ест, на гор­
шок не просится, на происходящее не реагирует, ис­
худавший, бледный...

102
tn^
iBZMmm&I^Mn\mmmm\\



Депрессивный ступор, классическая картина. Рез­
кая остановка развития, как обычно и бывает у деп­
рессивных детей, — развитие даже вспять, в обратную
сторону, возрастная регрессия...
Чтобы выходить меня, маме пришлось ненадолго
бросить работу. Оклемался, здоровье наладилось, и те­
лесное, и душевное... Да видать, не совсем.
Следующие депрессивные заходы могу вспо­
мнить — но не переживательно, не чувством, а лишь
как знак, отметину: было,,, В пять лет: накаты тоски,
удушаюш;ей тоски, — горе, рождающееся откуда-то из
груди, из горла, из живота, из заглазья, выворачиваю­
щееся наружу сухими судорожными рьщаниями... Не-
любимость и одиночество как открытие жуткой исти­
ны, жестокое откровение:
ни к т о м е н я н ел ю б и т н и к т о м е н я нелюбит
Неправда это была, злая неправда: на самом-то ji^^jic
любили: и мама, и папа, и дедушка, и другие родные, и
соседи по коммуналке — я был солнечным мальчиком,
веселым и ласковым, слегка озорнььм... Не баловали
особо, времена были тяжкие, страшные, — но любили,
уж это точно.
Только как было об этом узнать, как догадаться, что
вводит тебя в обман солнечное затмение? — когда ду­
ша, корчась от боли, кричит...
Наваливался этот н и к т о м е н я н е л ю б и т всего
беспощадней в постели — вместо спокойного легкого
засыпания вечерами, вместо обычного, радостно-бод­
рого просыпания по утрам... Я так любил всегда засы­
пать и так любил просыпаться! — а тут это чудовище,
зверь, терзающий ледяными когтями...
Самовылечился рисованием, но зверь затаился.
Являлся и в семь лет, и дальше, уже и без поводов, и
с новыми поводами, когда реальными и весомыми,
когда пустяковыми или мнимыми...


|10зГ
>.^,jC»tev?2,fSflft|&|? r^Simiffiiif



Теперь, зная, как это бывает у миллионов и миллио­
нов других, я почти уверен: во мне заработало то, что я
именую эхо- или клише-механизмом. Всякое пережи­
вание, однажды испытанное (NB! — как и всякое собы­
тие в мире!), стремится себя так или иначе воспроиз­
вести. Боль и тоска (как и радость, и удовольствие!..) из
причинно-следственной связи норовят выпрыгнуть
в иную реальность: в возвратные временн*#е круги...
Так клишируются и состояния страха, превращаясь
в фобии и панические атаки; так закрепляет себя и
гневливость, и много разных навязчивостей, и упор­
ный неадекватный смех; по этому же механизму
воспроизводятся и психоаллергические реакции, и
всевозможные влечения, и любови, и так называемые
фантомные боли, когда болит то, чего уже нет...

Вспомнить нельзя, но легко представить: лежит на
жесткой интернатской кроватке маленький мальчик,
влюбленный в свою нежную, прекрасную, чудесную
маму. Но мамы нет рядом, мама его оставила здесь,
в Чужом, никого нет тут своих, любящих и любимых,
совсем никого, и ни малейших признаков, что вернут­
ся. Мальчику больно, страшно и больно, отчаянно
больно... Вернулись любящие и любимые, хоть и не
навсегда... Но возвращаться стала и та пережитая боль,
словно бы упреждая грядущие...
Каков смысл? — горевать было, казалось, уже не
о чем — каков смысл беспредметной душевной боли?
Смысл, думаю теперь — в освоении.
j g ? j g ^ ^ / 2 ш м ^ ^ ^ss0bm



geicdg или gcncdg?
из книги «Новый нестандартный ребенок»
,Л, нашей Машеньке 6 лет. В этом году
|1Т>1| она впервые пошла в детский сад (до
!1-^-^'»сих пор росла с бабушками). Девочка
была кохммуникабельная, но сад абсолют­
но не восприняла, и через два месяца мы з а ­
метили, что она сильно нервничает и, что нас
особенно беспокоит, стала систе^матически вы­
рывать волосы на голове. Нам пришлось ост­
ричь ее наголо. Просим совета.. Вера,Андрей
Жаль, Вера и Андрей, что вы заметили нелады с та­
ким запозданием, два месяца девочка жестоко страда­
ла — одиноко, без поддержки — и впала в депрессию.
Вырывание волос на голове — один из признаков
загнанной вглубь тоски. Симптом этот появляется
у детей, в отношении к которым со стороны старших
преобладает отчужденная ответственность и конт­
роль, а живое тепло, игра, ласка — недодаются...
Похоже, вы занятые люди: сперва кинули ребенка
на бабушек, а потом, опять же с изрядным запоздани­
ем, в сад. Бабушки баловали, а в садике, наоборот, —
получилась пересадка из рая в ад, в депрессад...
Девочку сейчас нужно забрать, во всяком случае, из
этого сада, где явно не задалось, и постараться уяснить
почему. Что там за обстановка, каковы воспитатели,
персонал, какие дети в группе, как относились к Маше,
как она реагировала на то и на се, что чувствовала, ка­
кие трудности испытывала? (Часто такие вроде бы
простые дела, как пописать-покакать, в саду с непри­
вычки превраш;аются в тяжкую проблему...)
После восстановительного отдыха можно начать
водить Машеньку в какие-нибудь группы предшколь-


11051
ooSoe/tbcuef 5олси


ной подготовки. Может быть, и в другой сад, где атмос­
фера благоприятнее — в этом надлежит убедиться за­
ранее, подготовить почву; сходить туда вместе, позна­
комиться с воспитателями, поиграть с детьми...
Об одной из причин депрессии можно догадывать­
ся: девочка сразу попала в окружение детсадовцев
старшей группы, вероятно, уже хорошо знакомых
между собой. Даже общительному и уверенному в себе
новичку такое внезапное погружение может обер­
нуться боком.
Если не можете вернуть девочку на месяц-другой
к жизни домашней — старайтесь чаще устраивать ей
выходные, пораньше забирать домой, побольше об­
щаться, играть, бывать в разных других местах.
В садике как можно плотнее общайтесь с воспита­
телями и персоналом, с детьми и их родителями.
Всячески обозначайте для девочки ваше любящее
присутствие и в отсутствии, вы меня понимаете?..
Мы пойдем по делам ненадолго... Мы все время с то­
бой, мы о тебе думаем, мы тебя любим... Это нам,
взрослым, кажется, что походить в садик годика три,
ну год — не долго и не страшно: все обеспечено, конт­
роль полный... Вранье это, самообман наш, которым
прикрываем свою вину перед ребенком.
Детсадовская пора жизни ребенка по истинной,
внутренней продолжительности — не меньше, чем
школьная, и гораздо значимее, чем время пребывания
в армии или в институте. В первые годы жизни каж­
дый кусочек времени вмещает в себя столько пережи­
ваний, столько развития и препятствий ему, столько
душевных ран, столько беззащитности, столько жес­
токой тупости взрослых!..

1^^!ВЖ^^
^Cfd'O hvPbtfi/Cuiu




детскые депрессыы ы оценочная зависимость
^Л, года три назад я вам писала,
думала тогда: разводиться i^^v. нет..
Изложила нашу жизнь и описала х а ­
рактер моего бывшего мужа. Ответ
ваш был прост: бегите! Я вам очень бла­
годарна, сейчас я счастлива и любима, но
проблемы моего сына, которому 7 с поло­
виной л е т , не оставляют меня в покое.
Я постоянно думаю об этом и не могу,
просто не могу отпустить ситуацию!! Проб­
лема и во мне.. Я гипер—мама, и как мой р е ­
бенок еще не возненавидел меня, не знаю..
У него синдром рассеянности, такой
диагноз поставил невропатолог. Все забы­
вает. Забывает учиться, доделывать конт­
рольную, заправить постель, взять
портфель.. Уроки делает иногда дольше семи
вечера. А я становлюсь мамой-наседкой!
Такой противной, что сама себя за это не
люблю. Хочу быть ему другом — а только конт­
ролирую и контролирую. Меня ма^ма так же: до
сих пор контроль полный, тотальный, хотя
мне 31 год. Я всю жизнь себе клялась, что
я такой никогда не буду. И вот, приходит­
с я ! ! ! Если не контролировать — отпустить —
он покатится!..
Я переживаю за школу.. Он во втором клас­
с е , пошел с шести, я дура, зря отдала его!
Ео он тянул и еще как! Был отличником.
Перешел в другую школу, нас взяли туда
с условием: потянет — останется, нет — до
свиданья.


ТютГ
к:;,,;;;, •.:'•:
Я переживаю, что он белая ворона, что он
один ничего не успевает, весь класс з а д е р ­
живает, переодевается по 30 минут• Отдала
на спорт, а он ленится, надоело* Шстолько
его в угол загнала, что иногда он просит в е ­
ревку удушиться!•• Перевожу на смех, а саму
трясет. Он объясняет, что сам страдает от
того, что он тугодум, ленив, тормозит, мед­
лительный и все забьгоает* Плачет, говорит:
помоги мне вылечиться от этого!
Родился Алешка с задержкой дыхания, д а ­
вали кислород. Все говорят, что и з - з а э т о ­
го он такой.» Я в это отказываюсь верить! Все
дело в моем отношении к нему, к его успе­
хам! В его рассеянности! Я не знаю, как
дальше будет, но у меня тупик! Пожалуйста,
примите нас, или напишите врачебное письмо,
прикгиките: отстань от сына, пусть идет как
идет! Марина

Марина, вы просите от меня приказа «отстань от ре­
бенка», просите почти как гипноза; и я практически
выполняю эту просьбу, только приказ — или внуше­
ние, если уж на то пошло, — переформулирую. Не нега­
тивно «отстань...», а вот таю Пристань.
Да — Пристань К Себе! Объясняю.
Чтобы изменить положение, нужно понять его. Вы
согласны, не сомневаюсь.
Что и кого нужно понять в вашем нынешнем кри­
тическом положении?
По меньшей мере, двоих: себя и ребенка.
С кого начать? Логично с того, кто причинно рань­
ше: с себя. «Пристань к себе» = пойми себя. Пойми объ­
ективно, пойми так, чтобы получить возможность
осознанно себя изменить.

^08
pe/duo hypbhvuf& ^


У вас попытка самопонимания, как искорка во
тьме, проскользнула, когда вы упомянули, что всю
жизнь и поныне находитесь под полным, тоталь­
ным контролем своей мамы.
Под оценочным контролем — добавлю я очень
важное для понимания слово. Мама не держит вас за
колючей проволокой, не распоряжается вашим вре­
менем, деньгами, жилплощадью, нет, — она вас конт­
ролирует лишь своими оценками вашей жизни и вас
самих — и возможен контроль потому лишь, что вы
находитесь в эмоциональной зависимости от этих
оценок — в оценочной зависимости, говоря короче.
С этим вы тоже, полагаю, согласны.
Попробуйте теперь ответить себе на вопрос: «Поче­
му, понимая, что веду себя с ребенком неправильно,
разрушительно, губительно для него, я продолжаю се­
бя так вести?..»
Если ответ будет как в вашем письме: «Приходит­
ся!!! Потому что приходится», — спросите себя, а поче­
му же п р и х о д и т с я ?
Ответ из вашего письма: «Если не контролиро­
вать — отпустить — он покатится!.. Я переживаю за
школу...» Да куда ж он покатится, семилетний мальчик,
домашний птенчик?.. И что вы за школу переживаете,
а не за ребенка своего? Школа как-нибудь проживет...
Тут и семилетнему ясно: боится мама не контролиро­
вать потому, что сама живет под контролем. Забрался
этот контроль к ней в душу.
Не вы, Марина, «переживаете за школу», а ваша
оценочная зависимость.
Не вы думаете, что, «если не контролировать, он по­
катится», а ваша сидяш;ая в подсознании оценочная
зависимость думает так и подставляется вместо вас
в ваше сознание. Не вы, а оценочная зависимость
предписывает ребенку стереотипный сценарий обя-

1109Г
,,,,jt^(>^pj[^<^^^^^ So^u,


зательной школьной и последующей «успеваемости»,
от которой якобы зависит куда-надо-поспеваемость,
жизненный успех то бишь, а от успеха — счастье...
Да чушь это. Не зависит успех от успеваемости.
А счастье не зависит от успеха.
Нет этой зависимости в жизни — она только в ва­
шем сознании, в вашей зависимости.
Вас контролирует ваша оценочная зависимость,
не желающая считаться с очевидной действитель­
ностью. У вас типичный, общий для миллионов и мил­
лионов невроз оценочной зависимости, неврОЗ. Нев-
рОЗ этот и производит характерное расщепление соз­
нания, когда страдает уже и логика поведения, и логи­
ка мысли: «Все дело в моем отношении к нему, к его ус­
пехам! В его рассеянности!»
Два утверждения, противоречащих друг другу: ли­
бо «все дело» в вашем отношении, либо в его рассеян­
ности. Вы уже поняли, надеюсь, какое верно.
С ребенком же происходит вот что: задерганность
крайней степени, все тот же неврОЗ с падением само­
оценки ниже нуля. И — внимание! — уже депрессия
с суицидальными тенденциями...
Трудно судить, насколько значимы были для ны­
нешнего состояния мальчика родовые осложнения;
но, похоже, его мозг и в самом деле нуждается в повы­
шенном притоке кислорода и свежих ионов, а попро­
сту говоря, в свежем воздухе и разнообразных движе­
ниях. Давление школьных нагрузок, террор оценок,
многочасовое сидение за уроками в духоте, да еще
в таком отчаянном настроении, а человеку всего семь,
и никто его не понимает, не слышит, в упор не вищит...
«Синдром рассеянности» — пустые слова. Мальчик,
возможно, относится к типу интровертивных детей —
медлительных и задумчивьгх, глубоко сосредоточен-
'yef&o hvpefhvcuCu



НЫХ на своем внутреннем мире, а не на внешнем с его
суетными требованиями... Таким был маленький
Пушкин, таким был Дарвин, таким был Эйнштейн.
«Отпустить» вам следует прежде всего себя. Уверяю
вас, никуда не покатитесь, а если и покатитесь, то при­
катитесь к себе-настоящей — уверенной и спокойной,
веселой и понимающей...
Отпустите себя, перестаньте беспокоиться
о школьной успеваемости ребенка. «Не тянет» эту
школу — и фиг с ней. Есть много других, есть, хоть не
много их, и хорошие.
Играйте с ребенком, смейтесь и развлекайтесь,
живите с ним, а не контролируйте — контроль в нуж­
ной дозе будет происходить сам, незаметно.
Дайте ребенку долгий, глубокий душевный отдых
от удушаюш[его давления оценочной зависимости.
Долгий — насколько? — спросите.
Ответ: на всю жизнь.

Что зоопарк нам открывает?
Что человек таким бывает,
каким не может быть — и чаще
-
совсем иным —
как родовой рояль, рычащий,
кгда дитя на нем играет,
как псевдоним.,,
И ясен смысл всемирной жути
и диких приступов тоски:
исторгнуть дух из смертной сути
и спрыгнуть с шахматной доски.




iiiif
OOtfO&fOU^O §Oo



KdK г-жо Инь с г-ном Лнем поспорили
ва предыдущих письма с ответами (одно

m книжное, другое электронно-рассылочное) я
показал ДС в надежде ввести оба в общее русло
беседы.
ДС — Сказал «а» — говори «б».
ВЛ-?..
ДС — Объясняй, что значит освоение боли. Хотя бы
в твоем личном случае.
ВЛ — Освоение?.. Ну, принятие... Как неотъемлемой
составляющей жизни... Выход из тупичка своей яй-
ности, своей жалкой субъективности — на простор
объективного понимания. Осмысление: ответ на
вопрос «зачем».
ДС — Тебе это ясно, допустим, а для меня — лишь
словеса, и зачем душа болит, как и живот или зуб,
вовсе не важно, а важно от боли избавиться поскорее
и побесплатнее. Не освоить ее, а наоборот: отчуждить,
убрать, уничтожить, забыть — вот и все.
ВЛ — Да, но настоящее избавление от душевной бо­
ли возможно только на основе понимания...
ДС — Это ты так считаешь, а мы с соседом считаем,
что только на основе поллитровки. И ты не станешь
рассуждать, зачем боль, когда увидишь, что страдает
ребенок, особенно твой ребенок...
ВЛ — Вот мне и важно узнать и понять, почему боль,
отчего ребенок страдает...
ДС — Ага — уже «отчего и почему»...
ВЛ ˜ Все «почему» и «отчего», как реки в океан, впа­
дают в «зачем».
ДС — Пускай так, а я тысячу раз повторяю за Досто­
евским: все наши размышлизмы не стоят и слезинки
ребенка. Не вижу я, хоть убей, смысла в напрасных
страданиях детей.
- йшЙтт^--^
I ^-i


ВЛ — В страданиях, которых могло бы не быть, будь
природа посовершеннее, взрослые поумней, поду­
шевней, жизнь поразумней, получше?..
ДС — Даже и в тех страданиях, которых не может не
быть ни при каких условиях, не нахожу смысла.
Смысл вижу только в их устранении, в искоренении
причин. Не надо детям врожденных уродств и болез­
ней, не надо опасных тяжелых травм. Не надо роди­
тельского отчуждения и тупой жестокости, алкоголиз­
ма и разваленных семей. Не надо школьного оценоч­
ного террора. Не надо звериных законов подростко­
вых стай. Не надо безлюбовности и безумной лажи
рыночной взрослой жизни. Дети не заслуживают ада,
дети рая заслуживают. Вся детская боль, все страданья
детей напрасны.
ВЛ — Напрасны?.. А обучение, а развитие? Что, без
трудностей обойдемся, без напряжения, безо всякого
принуждения, на одних завлекалочках да игрушеч­
ках? А физическая, психологическая и социальная
тренировка, а подготовка к взрослой жестокой жизни,
к борьбе? — На одних шоколадках, что ли, на «моло­
дец-умничка-лапочка»?. .
ДС — Так, так, дальше: «кого любит Бог, того и нака­
зывает», «если любишь сына своего, не жалей розги»...
Проходили уже мы это и проходить продолжаем; ис­
торический результат налицо: вся мировая жесто­
кость, вся подлость, вся наркота происходят от дедуш­
ки Кнута и бабушки Плетки.
ВЛ — А дядюшка Пряник и тетушка Конфетка
совсем чистенькие, совсем ни при чем?..
ДС — Еще как при чем. Стоп пока?.. Предлагаю
ничью. Роль госпожи Инь исполнял Дима Кстонов.
ВЛ — Роль господина Янь — Володя Леви.
ДС — Покажи что-нибудь из скрытых депрессий...
4A^je8AABV


1У.ЗГ
ooSoeffbCuef 5оли/



KdK вылечить Снежную Королеву?
ласкошерстыя пры детской (ы не только) депрессыы
та история еще далеко не закончена. В пись­
мах, цитируемых здесь, изменены имена.

ВЛ, я работаю психологом в городе В -
с к е , уже писала вам** Появился вопрос* Шшь-»
чик Кирилл, 7 л е т , живет с мамой и бабуш­
кой* Недавно возникли странности; зарисовы­
вает на картинк€1х глаза людей* Сам всех ри­
сует только без глаз*
Бабушке говорит: 4сВе смотри на меня:^* Ка­
кому не разрешает смотреть на себя, крохме
мамы*К сожалению, это пока вся информация,
какой я владею* Что это может быть? Елена

Елена, большинство людей чувствует беспокойство
или раздражение, когда на них кто-либо в упор, неот­
рывно пялится... Согласимся, это и вправду не очень
приятно. А некоторые, и особенно дети, подростки и
возбудимые юноши (девушки тоже) просто не выно­
сят, когда на них смотрят глаза в глаза. Мне, как врачу,
жаловался не один человек, что чужой взгляд достав­
ляет невыносимые муки, что приходится опускать
глаза, краснеть и т. д.
Каждый ребенок проходит в своем развитии ста­
дию адаптации к открытости чужим взглядам. Вы, на­
верное, замечали, как маленькие дети прячут глаза,
если на них смотрят чужие люди...
А у многих детей при прямом взгляде в глаза воз­
никает нечто вроде транса, тут уже один шаг до глубо­
кого гипнотического состояния.
Взгляд взрослого для ребенка — очень сильный,
очень напрягаюш;ий сигнал.

М4
P&CuOf hbpphvtulju



Возможно, мальчик, о котором вы пишете, наделен
повышенной чувствительностью и обделен неж­
ностью; не исключено, что кто-то его своим взглядом
испугал, вряд ли это был взглад дружелюбный...
Трудно сказать, как события пойдут дальше, знак ли
это начинающейся патологии или просто такая поло­
са... Наблюдать — вот пока весь совет.

ВЛ, спасибо за ответ насчет взглядобоязни.
Мальчйк Кирилл, который боится чужих взгля­
дов, рисует замечательные пейзажи и в свои
сехмь лет проявляет чудеса самостоятельности.
Скоро я начну с ним работать. Елена

ВЛ, психолог Елена писала вам про моего
сына, который зарисовывает глаза и боится
взглядов. Сейчас у нас все стало совсем
плохо. М (точнее, я) дотянули ситуацию до
ы
того, что мой мальчик почти перестал разго­
варивать (это произошло перед зимними кани-
кулахми), постоянно рисует гробы, появилась
какая-то ненормальная суетливая бестолковая
активность. Психолог не сказала мне ничего
плохого или хорошего, начала занихматься
с Кириллом. Сразу предложила заниматься и
мне с ними Вхместе — они рисуют, какую-то
гимнастику делают, что-то мычат-поют-рычат.
Я не смогла себя заставить. Тогда она пред­
ложила хмне присутствовать на занятиях, с т а ­
вит мне фильхмы про животных, где самки уха­
живают за детенышами...
Дает читать статьи про детей, написанные
Щ ^ • •• ••••^•^ ••• ••^'•"- ^""••^- : ' • • ^ • • • ' - - '^ ^




Нюъы изменить человека* нужно начинать с его Бавушки.
В и к т о р Гюго
Ы ___—.*_^^w^..^—___^,,,.,^ ,w>^^^.^. ^^.-.^

illsT
-_ ooioe/fi/U/b 5олои


психологами, педагогами* Смотрю, читаю.
Многое непонятно, она предлагает обсуждать.
Я не понихмаю, почему — со мной?
С сыном она не ведет никаких разговоров
вообще, даже не спрашивает его ни о чем, что
связано с нашей ситуацией.
Это правильно? Так и должно быть?
Кирилл в последнее время стал ночью р а з ­
говаривать. Днем отмалчивается по-прежнему,
а по ночам говорит бывстро-быстро и непонят­
но. Психолог сказала, что все нормально,
что это даже хороший знак. Сижу вот, смот­
рю на него — психолог его дышать учит ( э т о ­
му тоже надо учиться?). Что-то я упустила.
Заметила — не обнихмаиэ его совсем. Как-то
в голову не приходило.. Лидия

Лидия, я пожелал бы вам полностью довериться
психологу Елене, которая занимается сейчас с маль­
чиком. Pi более того: постараться преодолеть внут­
ренний барьер и принять самое активное участие
в их занятиях. Припомните свое детство...
Вам ведь тоже хотелось, чтобы родители с вами иг­
рали, чтобы обнимали, ласкали, дурачились... Если вы
были этим в детстве обделены, что вероятно, то не
удивительно, что и ребенку вы этого не додаете, и
странности его вполне объяснимы недодачей мате­
ринской душевной теплоты. Разумеется, это не вина
ваша, а беда — понятная и поправимая...
Елена, наверное, старалась вам объяснить, что ду­
шевное исцеление ребенка — дело многостороннее,
целостное, и всегда должно вовлекать и маму, это есте­
ственно. Не нужно себя «заставлять», просто доверь­
тесь. Вы многого еще не изведали в мире детско-роди-
тельской любви, и сейчас перед вами открывается воз-
можность обогатить душу и помочь своему ребенку.
Путь это не короткий, возможны на нем и спотыкания
всякие, и откаты вспять, но это путь верный, един­
ственный, дающий надежду...

ВЛу Лидия (мама Кирилла) рассказала мне^
что написала вам. Это очень меня порадова­
ло: значитf думает, переживает, пытается
осмыслить ситуацию и найти выход.
Состояние Кирилла поначалу не внушало
особого оптимизма, и я была склонна напра­
вить его на консультацию к психиатру. Пове­
дение поначалу навело на мысль об аутизме:
на первых наших встречаис молчал, взгляд ос­
тановившийся, безжизненный; на внешние сти­
мулы не реагировал.
Ео вот что удивительно: аутистические де­
ти обычно с сахмого начала резко отличаются
от других, закрыты и недоступны. А Кирилл
до 4 лет развивался вполне норхмально, был
активным, в хмеру озорным и веселым ребен­
ком. Лишь с 4-летнего возраста стал захмы-
каться в себе. Ее принихмал предложения
взрослых поиграть, но с другими детьми об­
щался и продолжает общаться с удовольстви­
ем. Приступы возбуждения и агрессии возни­
кали только в связи с переутомлением, бо­
лезнью или сменой режима дня..
С 5 лет стал задавать вопросы о Схмерти,
появились рисунки на эту тему. Стал отказы­
ваться от общения со взрослыми, но с деть­
ми общается с удовольствием и по сей день.
Лишь недавно к этому добавилась взглядо-
боязнь и зарисовывание глаз на картинках.
Не проявляется ли так депрессия?..
Лидия родила Кирилла вне брака, отец
с ребенком не общается. До недавнего време­
ни жили с ее матерью. Бабушка была настро­
ена категорически против беременности доче­
ри, на этой почве часто возникали конфлик­
ты. Можете представить себе эмоциональный
фон, окружавший малыша еще до того, как он
увидел этот свет! Соответственно, беремен­
ность протекала сложно — токсикоз, гипок­
сия, маловодие..
Сейчас они переехали от бабушки в другой
город, Кирилл пошел в новую школу. Я разго­
варивала с его учительницей, она отзывается
о нем, как об активном, способном человеч­
ке. Быстро вписался в класс, хорошо общает­
ся. Испытьгоает трудности с вниманием, но
старается. Когда задумается, может зарисо­
вать все глаза на иллюстрациях в учебнике..
Когда на этого малыша смотришь, становится
сразу видна самая «болящая» его проблема —
необласканность. Какими тоскливыми ранеными
глазами он смотрит на свою маму! Лидия хоро­
шо о нем заботится, но отстраненно, держит
сына на расстоянии. Ив сознательно, конечно.
Сама явно не получила свою долю любви и лас­
ки, не научилась любить. Ш мое предложение
вместе работать ответила недоумением: раз
проблемы у сына, с ним и надо работать!..
С Кирилл О контакт мы нашли довольно
х
М
быстро. Рисует он замечательно. Помог мне
сделать для работы поздравительный новогод­
ний плакат: сначала молча осмотрел мои х у ­
дожества, потом взял фломастер — пара штри­
хов, и Дед Мороз заулыбался, а Снегурка
приобрела более чем праздничный вид..

Ti8|
Когда я сказала, что ма^ма тоже устает на
работе и надо бы и ей помочь расслабиться,
то это именно он, Кирилл, попросил включать
для мамы видеоролики о животных — кассеты
эти он увидел в моем кабинете. Мысль ока­
залась просто гениальной! — Что-то в Лидии
шевельнулось — стала чаще на сына смотреть,
взгляд изменился**
С мамой мальчик по-прежнему без особой не­
обходимости не общается; правда, стал прояв­
лять заботу — то подаст шубу, то поддержит
в транспорте* Смотреть на себя взрослым по­
ка не дает: чуть задержишь взгляд — и все,
замкнулся, ушел в себя, больше в этот день
ничего не сделаешь* Вчера порадовал меня:
в самом конце занятия тихонечко попросил: <сВы
меня обнимите, пожалуйста, как Андрюшу (мой
С?ш):>* Обняла* Лидия нас в коридоре ждала*
Кирилл вышел и обнял ее* Все-таки дети нам­
ного мудрее взрослых**
Чуть не забыла важное* Есть у меня пред­
положение, откуда у Кирилла вопросы о смер­
ти и почему люди его без глаз* Любимая фра­
за бабушки, которая долго его воспитывала:
«Посмотрю я, ЧТО из тебя вырастет:^*
В школе стали изучать одушевленные и не­
одушевленные предметы* Вопрос 4счто:> — про
неодушевленные предметы* А бабушка всегда
про него, Кирилла, именно так и говорила,
как про неодушевленного — неживого, мертво­
го** Вот и не дает он теперь на себя смот­
реть, потому что не хочет быть «ЧТО»*
Я могу ошибаться, но мне кажется, что но­
ги нашей проблехмы растут оттуда — из <сне-
винной:^ фразы <слюбящей бабушкин*


^г^
1191
ooSo&focoe 5о,л,ои
«sianc




Елена, вы отлично работаете с Кириллом, И с ма­
мой лед тронулся, причем именно через работу с ре­
бенком. И до бабушкиного корешка добрались...
Настоящая семейная психотерапия.
Да, ЯСНО; у мальчика исподволь развилась глубокая
депрессия на почве недодачи родительского тепла, ду­
шевного голода, угрожавшего уже дистрофией, распа­
дом личности...
Портрет мамы мальчика, который вырисовался из
ее письма ко мне, совпал с тем, что описываете вы:
эмоционально замороженная, недоверчивая... Но все-
таки не безнадежная, слава Богу! Из ее письма видно,
что она рада бы вам довериться, но боится всего, что
выводит ее за рамки привычных стереотипов и роле­
вых схем.И впрямь гениально придумал сын показать
маме, как звери ухаживают за детенышами!..

ВЛ, знаете, что интересно? В тех видео­
роликах на самом деле совсем не много сцен
ухаживания за детенышами: за сорок минут —
всего два эпизода. Но Кирилл как-то д о г а -
дался.» И Лидия вьщелила, сама этого не с о з ­
навая, именно т е , где показана природная
роль матери! Даже руки у меня от счастли­
вого нетерпения трясутся — лед действитель­
но тронулся!•• Пусть внешне это еще не про­
явилось — уверена, результат будет!
Эмоциональная замороженность — самое в е р ­
ное определение для состояния Лидии. И что
характерно: непрочувствованные и неотреаги-
рованные, эмоции эти моментально находят
слабые точки в ее теле — уже остеохондроз,
проблемы с давлением и т . д . Эхмоции—то е с т ь ,
и очень живые, но при полном нежелании и н е ­
умении их адекватно вьфазить.. Я поэтому и

i[20
____ ^ pefCuo ^p&fff/af& ^



остерегаюсь чрезмерно настаивать на актив­
ном включении Лидии в работу — берегу ее
психосоматику от резких прорывов.*
Пусть уж потихоньку оттаивает наша Снеж­
ная Королева* Поддержкой Кирилла я заручи­
лась, значит, справимся*
Сегодня Лидия и Кирилл составили компанию
нахМ с сыном в поездке в развлекательный
детский центр — ^мягкий городок, картинг, иг­
ровые автоматы* Я увидела, как Кирилл обща­
ется в группе* Он повел моего двухлетнего
Андрюшку туда, где резвятся малыши, мигом
собрал их всех вокруг себя, организовал ве­
селую возню* Ш один малышок у него не упал,
не заревел, никто не подрался* И я вдруг по­
няла: гиперактивность стала спасательным
кругом для этого ребенка — не дала ему окон­
чательно скатиться в депрессию**
Вспомнилось: студенткой я работала
в Центре дополнительного образования
с группой подростков 13-14 лет* Один из ре­
бят сказал: 4йЗзрослые сначала старательно
не пускают детей в свой хмир, отгораживают­
ся, отталкивают, а потом воЗхмущаются, что
дети не пускают их в свой:^. Верно замече­
но, правда?** Елена




]12lf
ooSoe^fou^e/ So^u^


В морозный зимний вечер, прервав дела и речи,
укрыв теплее плечи, легли мы рано спать.
А за окном без свечек, без спичек и без печек
замерзший Человечек пришел на помощь звать.
— Спасите, дайте валенки... Ужасно я замерз...
Я просто мальчик маленький, я сказку вам принес.
Но мы не услыхали: мы слишком крепко спали.
Мы в сон себя пихали, как совы, допоздна,
и тяжело вздыхали, и воздух колыхали
в своих подушках душных, и снилась нам весна...
А мальчик разрыдался, но холоду не сдался.
А мальчик догадался, как сотворить тепло:
сначала пометался, потом расхохотался,
и прыгал, и катался — и расписал стекло.
Летучие олени в серебряной сирени,
жемчужные тюлени, фламинго, тигры, львы...
И скачет белый рыцарь с царем горы сразиться,
И плавает жар-птица в излучинах листвы...
Вот наконец мы встали — тела свои достали
из-под накидок старых, и лень свою, и спесь,
зевая, увидали морозные кристаллы.
А мальчика проспали, а он остался здесь...
поре злвисипостеР!
Памятка о настроении
Охота за настроением: кто охотник, кто дичь
Табак ли дело?
Как найти смысл в трезвости?
Марш белой смерти: наркотики
Эпоха вырождения?
Эпоха отчуждения
Направляющая сила ума
Один сапог на обе ноги




Внешиеморье, оно э§се Экзогенные воды, —
так называем все то, что воздействует на наши
настроения извне — через посредство того,
что такое мы сами. Море Тревог и Сует...
Заботная Зыбь, кто не знает еег.. Кто не вплывал,
да и не однамсды, в коварный Зыбун Иллюзий и
не барахтался хоть разок во Впадине Истощения?..
Выходим в Море Зависимостей — ого-го, тут даже
на карту поглядеть страшно: сплошные воронки —
Алкогольная, Наркотическая, Никотиновая,
Игровая с ее Пучиной Азарта...
Из писем Дру17
...Итак, каждый имеет право на независимое
настроение: у тебя хорошее, у меня паршивое, у NN
среднее, у тебя уже так себе, у меня получше, у NN не
поймешь какое — у каждого есть на то своя воля и свои
причины — иметь то настроение или другое...
Вот-вот: есть причины — и война воли с причина­
ми! Сплошь и рядом: хочешь одно настроение — име­
ешь другое, из-за причин, которые то понятны, то нет,
то реальны, то мнимы...
Право-то на независимое настроение у нас есть, а
независимое настроение поди поищи!.. Реальность же
в том, что настроение — ucщшcmi2iЯмнoгoзaвucг4мaя^
и принадлежит нам, и не принадлежит, и зависит от
воли, и не зависит, то да, то нет... Сложно, да! — и
настроение зависит ото всего, и все зависит от наст­
роения, на всех уровнях.
Приключения настроений и кухню их я изучаю не
только по психотерапевтической практике и не толь­
ко по книгам. Наблюдения за людьми в повседневной
жизни — если не только наблюдаешь, но и вникаешь,
-
сопоставляешь, пытаешься разглядеть переплетения
корней, — дают столько же, сколько клиника и каби­
нет, а то и гораздо больше.
Из наблюдаемых-испытуемых самый изобильный
фактами и самый непредсказуемый...
Догадываешься: первейший отслеживаемый объ­
ект и подопытный кролик — я сам. Без самонаблюде­
ний и самоопытов ничто из того, что кому-то через
меня помогает, не появилось бы.

ш •' ^'—"^^^ - ^ -^щ
Знаешь, чем хороша пустыня? Где-то в ней скрываются родники.] 1
Экаюлер


•«?••••

<<

стр. 3
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

>>