<<

стр. 9
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ

В холодном мире пусто.
Пусть недостаток детства
нам возместит искусство.
Скажу и подлецу я,
ворота отпирая:
давай, брат, жить танцуя,
давай, брат, жить играя.
Пусть ярче солнце светит
и в жилах кровь не киснет.
Пусть меньше будет смерти
и больиле будет жизни.




3291
oonvpoS QCa/^^ufioffi/



возращение к «Цинциннат/»
то объяснит, почему так происходит?..
Всегда, ну почти всегда, с очень редкими иск­
K\ лючениями: когда приезжает или уезжает мой
гость, особенно если это близкий, дорогой
хмне человек, или когда я сам отбываю далеко или из­
далека прибываю, — резко меняет свой знак погода.
И в том месте, откуда прибыл, и в том, куда...
Загадка эта не только меня касается, а похоже, все­
общая — недаром в народе говорят о прибывших: «по­
году привез». Либо хорошую, либо...
Погода на нас влияет и тем может предопределить
некоторые события жизни — это понятно. Но как объ­
яснить влияние обратное?
Или это другая, не причинно-следственная собы­
тийная взаимосвязь, а клоническая (от слова «клони­
ровать», воспроизводить повторно) — по соответ­
ствию сути или виду, по рифме?.. По той же законо­
мерности, какая понуждает собак и их хозяев быть
иной раз столь похожими друг на дружку, что и не сра­
зу различишь, как говаривал первый и последний пре­
зидент СССР, кто есть ху?..
Как бы то ни было, а погода в Океане Настроений
вполне срифмовалась с нашим отплытием: не успел
плотоостров Халявин усилиями своего хозяина нап­
равиться в сторону торчавшего на мели «Цинцинна-
та>», как внезапно задул ветрище, все более шквалис­
тый, пошли волны, все более крупные и увесистые,
небо заволоклось м)тным маревом с клочковатыми,
бегущими вперегонки тучками, похожими на мохна­
тых монгольских лошадок...
— О-о, к шторму дело! — бодро сказал ИАХ и усилил
работу веслом.
pef(juo oe/QbiAvo^
ш^Шёя?^РЫш




По счастью, ветер дул как раз в направлении наше­
го корабля, нас на него несло. Увидев это, Иван Афа­
насьевич вынул весло из воды — зачем помогать сти­
хии, она и так совершит свое — и прилег.
— Вы тоже прилягте на всякий случай, чтобы поры­
вом не сдуло, — посоветовал он.
Мы легли рядом. Слышно было, как на колонне от­
чаянно трепыхается островной флажок, потренькива­
ют, посвистывают и подвывают «мерзавчики», превра­
тившиеся в духовые инструменты... Я посмотрел на
пальму: ветер немилосердно трепал ее ветви — как-то
там приходится пету^?..
— Придется поскучать без гостей-то, — вздохнул
ИАХ. — Когда пожалуете теперь?
— Скоро, Иван Афанасич, — поспешил я заве­
рить. ˜ Плавание наше ведь не заканчивается, в следу-
юш^ую книг}'^ плывем. Обязательно завернем.
— И собаку вам можем привезти в следующий раз,
хотите? — спросила Оля. — У моей подруги щенки...
у пуделихи то есть щенки ожидаются...
— Насчет собаки оно конешно, псовую братию
люблю, но в нашем островном клубе холостяков при­
дется совет собирать, голосование проводить. Петьку
особо уговаривать не понадобится, а вот Хвостик, бо­
юсь, вето наложит...
— А обезьяну хотите ? — предложил ДС. — У моего
друга-психиатра живет юный макак, точь-в-точь на
него похожий, просто до неприличия. Последнее вре­
мя сладу с ним нет: факс сломал, компьютер изгадил,
бросается с люстры на пациенток...
— Переходный возраст, — уточнил я. — А у вас тут
все условия для сурового мужского перевоспитания.
— С обезьяном общность найдем, — твердо сказал
ИАХ. — Изъяны исправим. Заметано.
'>6 QCQ/iAf9u6cufb



Очутившись вблизи «Цинцинната», мы обнаружи­
ли радостный сюрприз: с мели его снесло. Вибрируя и
прихлопывая парусами, фрегат плясал на мощных
волнах, показывая свою остойчивость — качество,
особо ценимое моряками и завидное для сухопутни-
ков: способность возвращаться в равновесное поло­
жение при самых, казалось бы, безвозвратных от него
отклонениях.
Оставалось только подчалить к бортовому канат­
ному трапу, уцепиться за него и взобраться на палубу,
как вдруг Фортуна, до сего мига мило нам улыбавшая­
ся, оскалилась и показала ту часть своего тела, кото­
рую видят обычно существа невезучие: ветер резко за­
дул в противоположную сторону.
Плотоостров стремительно понесло обратно, он
летел по волнам, уже холмоподобным, с гребня на гре­
бень, проваливался в междуволния, снова вздымался,
«Цинциннат» удалялся...
— Стоп! В воду не прыгать! — скомандовал ИАХ, за­
метив мое импульсивное движение. — Не гоношись!
В дрейф — ложись!
— Мальчики, назад едем! — крикнула Оля голосом,
в котором смешались отчаяние и торжество. — В клу­
бе холостяков будем жить!
-- Как бы не так, — возразил ДС. — Кто как, а я еще
норму супружасов недовыполнил...
— А теперь прыгайте! — приказал внезапно ИАХ,
как раз в миг, когда плотоостров наш оказался в лощи­
не между двумя громадными длинными волнищами,
похожими на железнодорожные насыпи, и одна из
них уже превращалась в вертикальную стену, готовую
на нас обрушиться. — Смело — он! Быстро! Они гото­
вы! Они — за вами! Но ждать не будут! Единственный
шанс! Теперь — или...
Тут мы увидели, кто такие Они: три больших плав­
ника, похожих то ли на маленькие темные паруса, то
ли на большие рога, выступили из воды; три иссиня-
черные с прозеленью спины колыхались призывно
совсем рядом... И свист, говорящий свист, нежный,
ласкающий, ни с чем не сравнимый...
— Дельфины, — слабым голосом пролепетала
Оля. — Дельфинчики... Милые... Я боюсь...
— Глазки боятся, а ножки прыгают! — ИАХ взял Олю
за руку, намереваясь помочь. — Легко будет!
— Сама! — вскрикивала Оля и бултыхнулась в воду.
Мы успели увидеть, как одна из спин колыхнулась
Оле навстречу и выставилась из воды как матрас;
в следущий миг спутница наша уже лежала на этом ло­
же плашмя, крепко ухватившись руками за плавник —
и lyr волна-стена с космическим ревом рухнула на
ocipoB Халявин и поглотила все...
...Я очнулся в странном положении — лежа на спине
в пенном соленом потоке, зажатый между каким-то
твердо-скользким столбиком и упирающимся в меня
боком рядом лежащего человека. То, на чем я лежал,
вернее, на чем лежали мы с человеком впритык, было
тоже скользковатым и непрестанно двигалось, то по­
дымая нас вверх, то бросая вниз, то метая из стороны
в сторону, но не давая соскользнуть и упасть. Мы плы­
ли как будто в живой лодке-плоскодонке, и сверх того,
в невидимом атмосферическом одеяле, сотканном из
могучего запаха морских водорослей и из свиста, того
самого нежного астрального свиста...
Через несколько мгновений я осознал, что нахо­
жусь на спине дельфина, даже не одного, а двух, и что
человек, лежащий рядом со мной — ДС.
Мы повернули друг к другу головы и попытались
улыбнуться, довольно неубедительно.


•щ "
^
]3331
OOhupoi ОСо/Л9и6и^И/



— Какая-то сихмметрия, что ли? — пробормотал я. —
Или симметричное сновидение?..
— Они устроили нам лодку из своих спин, — хрип­
ло заговорил ДС. ˜ Вглубь не заныривают, высоко дер­
жат, дышать дают... Между волнами идут, как ракеты...
А вот куда несут, непонятно...
— Ребята, приплыли! — раздался вдруг откуда-то
сверху, совсем близко, Олин радостный голос. —
Приплыли, слезайте! Я уже здесь! Поднимайтесь!
Движение приостановилось; мы с ДС бултыхались
на дельфиньих спинах в волнах, перекатывавшихся
через нас, уже не таких больших — шторм, видимо, за­
тихал... Приподняли головы и увидели, что находимся
возле самого борта нашего корабля, прямо перед ка­
натным трапом. Оля стояла на палубе, пригласитель-
но наклонялась и махала рукой.
— Залазьте, залазьте! Очухались?
В этот момент что-то большое с шумом выметну­
лось из воды рядом с нами и подлетело вверх, чуть не
достав Олину протянутую руку.
— Не бойтесь, это Кирюша. Это он прош;ается.
Мы поняли, что это дельфин, доставивший к «Цин-
циннату»Олю.
— А почему Кирюша? ˜ спросил я, перебираясь
вслед за ДС со спин наших спасителей на канатный
трап. — Он вам так представился?
— Да, только на своем языке. Это мой перевод.
У каждого дельфина есть свое имя, разве не знаете?
И у ваших тоже...
— Нас везли Сим и Гомер, — убежденно сказал ДС.
Сомневаться в этом было нельзя, потому что это
было красиво.




(334
ptfCuo oe/QbuwO(lb



Hd корабле: три «мерзавчика»
екрасиво получилось только одно; мы покину­
ли остров Хадявин, не попрощавшись с хозяи­
ном и спасибо ему не сказав. Вышло так, прав­
да, по произволу стихии — как нынче говорят,
по форсмажорному обстоятельству...
Да и остался ли в живых Иван Афанасьевич? Уцелел
ли остров после обрушения водяной стены?..
Дул вялый зюйд-вест, «Цинциннат»двигался со ско­
ростью около тринадцати узлов в час в направлении
Моря Скуки... Поминутно мы забирались на капитанс­
кий мостик, поочередно смотрели в подзорную трубу,
надеясь углядеть где-нибудь вдали знакомый флажок,
пальму... Нет. Ничего. Только буграми по горизонту хо­
дили остатки уходяш;его шторма, да стаи чаек кружи­
лись то там, то здесь с надрывными криками.
— Ой... Слушайте... Слышите?! — крикнула Оля ше­
потом. Именно так: шепотом по негромкости, а кри­
ком по значимости.
Мы прислушались — и устышали свист...
Тот самый.
И звуки выброса из воды и плюханья, легко отличи­
мые от ударов и плеска волн.
— Они здесь! Вернулись!
За кормой резвились дельфины, покинувшие нас
после того, как мы оказались в безопасности на борту.
Все трое: Кирюша, Сим и Гомер, один за другим высо­
ко выпрыгивали из воды, словно соревнуясь, кто выс­
кочит выше всех, и вытянутые клювы их то и дело под­
нимались над краем борта.
Мы опрометью кинулись на корму.
— Смотрите!! — заорал ДС вслух (обычно он орет
молча). —У них что-то есть!! Для нас!!!



I335T
Мощный выпрыг Кирюши последовал вслед за тем,
и на корму из клюва его что-то полетело, упало и пока­
тилось... Бутылка!
«Мерзавчик»!
Оля проворно схватила бутылку и принялась рас­
печатывать — это было не трудно, всего лишь отод­
рать с горлышка скотч... Но тут выпрыгнул Сим (мы,
хотя и не успели разглядеть наших друзей, как-то нут­
ром знали, кого как зовут, наверное, они нам это
транслировали — дельфины, как известно, великие те­
лепаты) — взлетел над бортом еш,е выше Кирюши и
вбросил еще одного «мерзавчика», прямо с лету его
подхватил ДС.
А следующего, как уже понятно читателю, приш­
лось принять от Гомера мне. Вышло это, правда, не
совсем гладко: Гомер, хотя и был самым крупным из
троих, прыгал всех ниже, до края борта не доставал —
то ли вес мешал, то ли возраст — и несколько раз мне
пришлось тянуть руку вниз, чтобы выхватить у него
«мерзавчик» из клюва, но ничего не получалось, бу­
тылка летела обратно в воду, Гомер там ее ловил и,
прежде чем снова прыгнуть, делал по два или три ку­
вырка, чтобы набраться духу...
Наконец, выпрыгнул еще ниже, зато успел подки­
нуть бутылку в воздух, и я, перевесившись с борта вниз
головой, успел ее подхватить на лету, но не удержал
равновесия и оказался бы снова в воде, если бы ДС не
удалось поймать меня за штанину и с превеликим тру­
дом затащить назад.
Тем временем Оля с нетерпеливым любопытством,
свойственным лучшей половине человечества, распе­
чатала свой «мерзавчик».
— Бумажка какая-то... В трубочку свернута... Выт­
рясла... Записка, ребята!


l336f^
pe/do о&дьл1/0(1



ШФ oo^poS t^OfopoS^a^if 3oh^ 01$л^р ^$м^ро/»ь
uJ
— Что еще за Петр Петрович,— удивился я. — И след
птичьей лапы... Вместо подписи, что ли?
— Кроме петуха никто такую подпись поставить не
мог, — с экспертной уверенностью заявил ДС. — Тээк-
с. Что в следующем послании?

^ ^ ^ ^ fvog f^oi^oao^^ a/^rfooMrogo^o&op

— Ну, это ясно кто! — засмеялась Оля. — Читайте
скорее третье!
— Сейчас... секундочку... Тьфу ты ччч...
В моем «мерзавчике» бумажка расправилась и выт­
рясаться не желала.
— Разбейте, — посоветовал ДС.
— Ни-ни, — не позволила Оля, — это музейный экс­
понат, это история. Дайте-ка сюда...
Булавочной заколкой подцепила бумажку, вытащи­
ла и с торжеством показала:


I ^** <,**/><»/'*•'2^^**'^*'**1'

— Живооой!!! — завопили мы в один голос. ˜Ура-
аа! — и кинулись в пляс, в обнимку друг с дружкой, бу­
мажками и бутылкахми.
— Стойте, — опомнилась Оля. — Надо Ивану Афана-
сичу записку послать, хотя бы словцо...


1337J
ашшшашзшю^



Вытащила карандаш и блокнот — они всегда при
ней, профессия требует — но блокнот весь измок
вместе с одеждой...
— Вот клочок петиного послания, текст не постра­
дал, — выручил ДС. — Что писать будем?
— Вот ЧТО:


сП АСИЕО
— Вряд ли мы это сообщение передадим, — сказал я
грустно, — вон, посмотрите: Они уже далеко...
Три сине-черных спинных плавника, издали похо­
жих на рыбацкие поплавки, то пропадая, то вьщаваясь
вверх, быстро двигались к горизонту.
— Ох, ну... Мужики вы или нет?.. Дайте мне...
Мгновенно Оля запихнула бумажку в бутылку, зале­
пила ее тем же скотчем и бросилась к борту.
— Кирюша! Кирюююшааа!! Кирюшенькааа!..
Ноль реакции со стороны удаляющихся.
И тогда Оля размахнулась и со всех своих женских
силенок бросила «мерзавчика»в море.
Совсем недалеко. Безнадежно.
Что произошло дальше, легко догадаться, поняв ло­
гику нашего подзатянувшегося повествования.
Один из дельфинов — конечно, Кирюша, кто бы
усомнился — дал полный назад, доплыл до беспомощ­
ной б>пгылки, поймал ее в клюв, трижды жонглерски
подбросил, как рыбку, вверх, успев при каждом подб­
расывании дружественно покивать нам головой, — и
ринулся догонять товарищей.
Через полминуты Они слились с горизонтом.




|338Г
эпилог: отплытие в следующую книг/
мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута — и стихи свободно потекут.
Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге.
Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут
Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;
Громада двинулась и рассекает волны.
Плывет. Куда ж нам плыть?
Пушкин


Эк куда занесло автора нашего, помыслит иной чи­
татель. Начал за здравие, за депрессию то бишь, а за­
кончил... Благо, не за упокой, но уж беллетристики на­
валял, стишочков невпроворот... Кому это надо?..
Внимание здорового (?) читательского большин­
ства в наше время привлекается и удерживается либо
тремя журналистскими Ж — Желтым, Жареным и
Жестоким, оно же чернуха, либо тремя П ˜ нет, не По­
эзией, не Писательским мастерством, а вот чем: Прак­
тичностью, Пользой — ясной и недвусмысленной
Применимостью текста: чтобы понятно было, что де­
лать и как, главное даже не что, а как, как и как, беско­
нечные как, без заметного интереса (NBI) к вопросу —
зачем
Хитом востребованности была, есть и будет книга
кулинарных рецептов — идеальный образчик Пова­
ренной Книги Жизни, оторваться от коей человечест­
ву так же проблематично, как голодному младенцу от
материнской груди.
Никогда не насытит...




1 ^
Д39[
OOhvpo6 ^Со/Л9и6U/fo



Пища духовная имеет свои уровни и разряды. Есть
то, что жуется — и то, что вкушается. Есть напитки сто­
ловые, имеются и десертные, и слегка, и весьма горя­
чительные, и элитные вина.
Откровенный вымысел — пир фантазии, цирк пе­
ра — если только выписан от души, лихо и вкусно, на­
подобие незабвенного «Гаргантюа и Пантагрюэля»,
подчас так забирать способен, что расставаться с ним
трудно, как просыпаться от сладкого сна или кусок те­
ла живого отрезать...
Это и читателя касается — продолжения, продол­
жения! — а что дальше?! — а герой жив?! — и писате­
ля: образы, рожденные воображением, живут своей
самовольной жизнью, как дети — не слушаются,
озорничают, не хотят засыпать, о прощании навсег­
да и знать не желают...
Эта вот утка по-пекински, которой Иван Афанасье­
вич запустил в кота совершенно логично в своем по­
ложении, но для меня неожиданно, а уж тем паче неп­
редсказуемо вдруг ожившая и улетевшая на ко­
рабль, — утка и там не успокоилась, а взяла да и выве­
ла утят в укромном местечке кубрика, где прикармли­
валась кое-чем из наших припасов. Рыбку, понятно,
тоже ловила, слетала с палубы в океан. Спросите — как
успела за столь короткое время обзавестись потом­
ством, — и кто папочка, извините, неужто непороч­
ным зачатием?..
Не знаю, ей-богу, ума не приложу, но факт, как озор­
но пошутил бы Иван Афанасьевич, на яйцо. Точнее —
на целых семь утиных яиц. Когда мы вернулись на
<<Цинциннат», пекиночка наша спряталась с утятами
в трюм, как бы чего не вышло, но потом вывела семе­
рых пушистых малышек на палубу: пора было спус­
кать их на воду, учить жить...



1340Г
и угощения, улетевшие на фрегат со скатерти-са­
мобранки, без употребления остаться не пожелали.
Свежие, аппетитные, изобретательные, изыскан­
ные — одна теплая яблочная шарлотка под лимон­
ным сиропом, посыпанная миндальной крошкой,
чего стоила! — а пирамида из взбитых сливок! —
а фрикасе а-ля Помпадур! — стройно и ладно, как
музыкальный ансамбль на эстраде, стояли они на
овальном столе нашей кают-компании и привет­
ствовали нас тонкими ароматами.
Когда «Цинциннат» под попутным норд-вестом
взял курс на необитаемый остров Трудяга, нам уже ни­
чего более и не оставалось, как приступить к подкреп­
лению сил, потраченных в приключениях.

...Здесь, пожалуй, мы и очнемся от художественно­
го взаимогипноза, стряхнем хмель поэзии и вернемся
в трезвую прозу бы­
тия — снова переведем
наше повествование
в обстановку реальную,
где начали разговор: на
кухню ко мне; тут ведь
тоже бывает иногда чем
заправиться, хоть и не
столь изобильно и разнопланово, как у Ивана Афа­
насьевича Халявина, дай Бог ему долгих дней.
Мой кухонный стол — круглый, удобный и для тра­
пез, и для работы, и для бесед. На нем мы и разложили
карту нашего путешествия, дабы определить маршрут
дальнейшего плавания по Океану Настроений, Архи­
пелагу Депресняк и прилежащим водам и землям. Тут
же и горка писем...
Открываем наугад и работаем.



341
Я ничтожество
ВЛ, у меня ужасное положение в жизни. Всего
19 лет, но уже ощущение полной безнадежности,
жизнь проходит стороной. Началось все с неудач­
ной поездки в Германию в надежде заработать
деньги. Оказалось, что я ни на что не гожусь.
Вернулась с четким осознанием собственной нич­
тожности. Сижу дохма, хмечтаю о прекрасной жиз­
ни, но твердо знаю, что не Схмогу себя реализо­
вать, потохму что я ничтожество. В любовном пла­
не то же самое, никаких перспектив. Тупик. Апа­
тия ко всему, тоска. Выхода не вижу. Взяться бы
за ум, но как? Света

ДС — В девятнадцать лет я пребывал точно в таком
состоянии, и еще года три... Тяжкий возраст.
ОК —Девушка гнобит себя из-за спотычек, кото­
рые и неудачами не назовешь. Какмолюткоип вбива­
ет себе в голову, что она ничто:нсество.
ВЛ — Это не она, а ее подсознание и состояние вби­
вают в нее отрицательную самопрограмму.
ДС — Пока подробный ответ зреет, предлагаю
экспресс-помощь:
ТЫ К Р А С А В И Ц А - ТЫ У М Н И Ц А - ТЫ Ч У Д О
В течение трех месяцев каждый день повторяй себе это
вслух или шепотом тридцать три раза: по одиннадцать раз ут­
ром сразу после просыпания, днем после обеда в состоянии
легкого расслабления мышц и вечером перед засыпанием.
Повторяй на разные голоса; лучше, если это будут голоса тех,
кого ты любишь, кому симпатизируешь.
Так ты пробудишь в себе то, ЧЕМ «взяться и за ум» ˜ поло­
жительную самооценку — всему вопреки. Авансом!
Этот метод работает. Верь. Живи. Действуй.



1342Г
рьСйО ObQbiM/OCu



Я ни во что не верю
ВЛ, х н 24 года. О чем я?.. Дело в том, что
ме
я ни во что не верю. Все, что виделось в жиз­
ни хорошего, в моем случае оказалось мифом или
фуфлом, лажей. Полюбил девушку - оказалась б.л).
Расстались. Друзья уехали за границу. Родите­
ли: алкоголик-отец, глупая истеричная мать. Ро­
дину свою любить тоже непросто - коррупция,
вранье.. Семья? Не хочу: не предвижу ничего хо­
рошего. Деньги? В них верю: вижу их силу, но
сахмо по себе материальное благополучие хмало что
значит и не влечет. Одно время спасала «онлай­
новая жизнь», йэ мне вам рассказывать, во что
выливается подмена реальной жизни интернетом.
Моя проблема смешна на фоне того, что тво­
рится вокруг у других - сын-наркохман, неизле­
чимо больная мать, нищета, одиночество, инва­
лидность.. Все понимаю, но.. Больно, понихмаете?
Болящая пустота внутри. Нельзя жить без веры.
Как, где найти мне то хорошее, настоящее, иск­
реннее, что наполнит Схмыслом, заставит гореть,
кожей чувствовать пролетающие мгновения, на­
полненные., не знаю чем.. Как зажечь огонь внут­
ри себя? Я гибну, доктор. Превращаюсь в расте­
ние. Ответьте, пожалуйста.. Леонид

ДС — Так и хочется протереть парню душу. Путает
веру с ожиданием благ, боится любить...

ОК — Экспресс-помощь есть у меня.
Сядь. В блокнотик запиши: вера — зрение души.
Чтобы видела душа, встань в загциту малыша. От
зверья его спаси и награды не проси...
ВЛ — Срифмовали почти удачно: видно, общение
с Иваном Афанасичем не прошло даром...

•щ -щ
J343J
He была готова к уходу
ВЛ, х н 56 лет. Юрист, работала в госучреж­
ме
дении, потом в коммерческохМ банке. Недавно хме-
ня уволили: шеф внезапно сказал, что возраст
у меня пенсионный, и пора уступить место моло­
дым. На мое место взяли дочку приятеля шефа,
учащуюся заочно на юрфаке.
Я человек общительный, всегда работала
с людьми, и вот оказалась не у дел. Совершен­
но не старуха, полна сил, сидеть в платочке на
лавочке даже в 80 лет не буду. В душе раздрай.
Обидно, что из-за каких-то цифр в паспорте
предпочли молодую малограмотную особу, и это
при том, что работой моей все были довольны, и
еще сейчас то и дело просят помочь. Виду не по-
казьшаю, при встречах с бывшими коллегами и
с шефом - рот до ушей. А на улицу почти не вы­
хожу, видеть никого не хочу, руки ни к чему не
лежат. Знаю: нельзя лежать на диване, нельзя,
но лежу. Чего хочу, не знаю. Не готова была
к уходу ни морально, ни материально..
Случись звонок в дверь — В1Й?ду с улыбкой, еще
и утешу кого-нибудь. А меня — никто, думают,
что и не нуждаюсь.. Тайком плачу. Может, это уже
психическое расстройство? Стыдно ужасно.. AM,

OK — «Пенсионная депрессия»?
ДС — Плюс душевная травма. За такие проводы хо­
рошего человека шефу этому впору морду набить.
ВЛ — Будем считать, что мы это уже сделали и всем
Хамо Начальникусам то же самое обещаем. А вас, ми­
лая А.Н., призываем: присоединяйтесь к нам. Не к мор­
добитию, нет, это занятие вынужденное, а к свобод­
ной работе свободных людей. В ы моясете!



Sir
у меня болит жизнь
ВЛ, лет 5 уже я не человек - полутруп. Ни­
каких патологий не нашли: все анализы в норме.
Занимал приличный пост в бизнесе, женат был 15
лет, казалось, что все шикарно. Влюбился в мо­
лоденькую, развелся. Молоденькая кинула, нас­
тавила рога, нашла себе хмачо. Остался один.
Карьера упала в ноль. Бесплодное раскаяние.
Сейчас опять встретил девушку мечты, и опять
разрыв. Ев москвичка, пыталась использовать..
Мне 39 лет, качок, армия - спецназ, айкидо
черный пояс. А реву по 10 раз в день, жить не
хочется. Православный, до суицида не докачусь,
но.. Чувствую, ничего больше в жизни не будет
хорошего, работу не найду, знакомиться не
умею - столбняк полный, собраться с мыслями не
могу, самооценка ниже плинтуса, зачехМ жить
дальше, не знаю. Постоянное состояние глубоко­
го горя. Словно стою на санках на горке и они
прихмерзли..
Врачи гоняют друг к другу, говоря, что я не
их больной. Что у тебя болит-то, спрашивают? Не
знаю, что отвечать. Душа? Сомневаюсь уже, есть
она у меня или нет. У хменя болит жизнь. Сергей

ОК — Болит :нсизнь — от души сказано.
ДС — Примерзшие к горке санки — точный образ
жизненного кризиса и тупика сознания.
ВЛ — Кризисная депрессия в полном цвету.
ОК — Раньше про такое говорили: бес попутал,
с пути сбил. Бес в обличий «девушекмечты»...
ДС — Депрессия в этом случае, как и во многих
иных, занимает место несостоявшейся метанойи —



1345Г
OOfft/DoS wCa/^9uScuf</
^^ШЁ^ёшштзташтм



термин из христианского обихода, буквально: пере­
мена ума, практически: осмысленное раскаяние.
ВЛ — Слово «осмысленное» я бы написал сплошь
заглавными буквами. Если сравнить с практикой
компьютерной, то это — переустановка системы. Не
перезагрузка после отключки, когда возвращается
в действие то же самое, а качественное обновление.
ДС — Т п и потери внешних жизненных позиций

произошли, и потери внутренние — как компьютер­
щики еще говорят, слетели настройки.
ОК — В одиночку, без знающего и сильного дугие-
настройщика, моуюноли восстановиться?
ВЛ — Можно, но сложно.
ДС — Да и душенастройщику, если это не шарлатан,
придется повозиться не один день.
ОК — А в чем главная сложность? Человек вроде
бы располоукен и к раскаянию, и к пониманию...
ДС ˜ Это важно, но не достаточно. Чтобы глубинно
переменилось душевное состояние, нужно, чтобы од­
но ключевое слово, которое Сергей обронил в письме
мимоходом, наполнилось для него живым содержани­
ем. Вот оно, это СЛОВО: З а ч е м .
ОК — Моэнто ли это именно слово и считать
экспресс-помощью для Сергея?
ДС — Хотелось бы, чтобы так получилось. Обдумы­
вание, зачем жить — домашнее задание для души, под­
готовка к встрече с Обновленным Собой...
ВЛ — Все, что мы здесь старались сказать и сделать
для наших читателей, тоже, даст Бог, станет экспресс-
помощью для Сергея и цдя многих других.
Между прочим, мы уже находимся
в следующей книге, уже вплываем...




f
1346
злчвм
бсхи\< с Av 1^ с л о 6 >< U 3 и U
1

НО^ОЕ ^ИТЕШЕСТ^ИЕ
НА ФГЕТАТЕ «ЦиНЦИтАТ»
с заходом в АРХИПЕЛАГ ДЕПРЕСНЯК,
посещением МОРЯ ТРЕВОГ И СУЕТ,
МОРЯ С К У К И , ОСТРОВОВ СТРАХА,
СТРЕССОВОЙ КРУЧИ, ЗАБОТНОЙ З Ы Б И ,
ГРЯДЫ ПОТЕРЬ, КРИЗИСНОГО ПРОЛИВА И других
пространств О К Е А Н А НАСТРОЕНИЙ, В ТОМ числе
ОАЗИСА ПРОСВЕТЛЕНИЯ В ПУСТЫНЕ ПОИСКА
с целью внесения ПОСИЛЬНОГО вклада
в упомянутый Банк Смыслов Жизни
ДЛЯ пользования по свободному выбору
\L^ наших досточтимых читателей М/

Й СГЕДИ TEN\ 6
JA Каждый возраст — переходный: о сменных ^
>^ СОСТОЯНИЯХ тела и духа, о преходящем в жизни;
^* о кризисных полосах — как обращать их во благо.
Горе — как пережить и жить дальше: о наших
потерях, о том, как превозмогать удары судьбы.
Право быть спасенным: о самовольном уходе
из жизни, о предотвращении непоправимого.
Вечный двигатель внутри нас: как выходить
из СОСТОЯНИЙ опустошенности, как заново обретать
вкус к жизни, веру и оптимизм, силу духа.
(LJ Симпозиум докторов: сумма средств, исцеляющих и \j)
^ помогающих при депрессиях. (^
(^ Словарь настроения: от Абсурда до Ясности — о)
алфавитный путеводитель по Океану Настроений и
прилежащим пространствам — ддя облегчения поиска
конкретных решений конкретных вопросов.
До ^стгЕчи 3 ЖИТЕЙСКОМ MOVE!
СТГАШЦА ИЗДАТЕЛЯ




Владимир Леви
в серии «Азбука здравомыслия»
издательства «Метасрора»
вышли книги Владимира Леви:

ПРИРУЧЕНИЕ СТРАХА
ТРАВМАТОЛОГИЯ ЛЮБВИ
ВАГОН УДАЧИ
СЕМЕЙНЫЕ ВОЙНЫ
ЛЕКАРСТВА ОТ ЛЕНИ
БЛИЖЕ К ТЕЛУ
а также подарочное издание — пять книг в одной

АЗБУКА ЗДРАВОМЫСЛИЯ
подарочное издание, пять книг в одной:
«Приручение страха», «Вагон удачи», «Травматология любви»,
«Семейные войны», «Ближе к телу».

Скоро выйдет:

НВАЖДЫ КВА
стихи, сказки, загадки для детей и взрослых
Эта книга поможет взаимопониманию между вами и ребенком,
поможет развить интеллект и интуицию ребенка,
умение понимать других и общаться.

в серии ^^Доверительные разговоры»
издательства «ТоорбоаН»
вышли книги Владимира Леви:

НАЕМНЫЙ БОГ
о тайнах воздействия человека на человека.
О природе внушения и гипноза.
О психологии власти, зависимости и веры
СТГАШЦА ИЗДАТЕЛЯ




ОДИНОКИЙ ДРУГ о д и н о к и х
Одиночество исследуется углубленным
психологическим анализом, художественной прозой,
поэтическим проникновением.
Книга рассказывает, как раскрыться, найти друзей,
встретить родную душу и обрести любовь.

в серии «Конкретная психология»
издательства «ТоорбоаН»
вышли книги Владимира Леви:

КУДА ЖИТЬ?
Освобождение от зависимостей: алкогольной, любовной,
табачной, пищевой, игровой, оценочной...
Путь к внутренней свободе.
Энциклопедия отвычек и полезных привычек.


н о в ы й НЕСТАНДАРТНЫЙ РЕБЕНОК
Как общаться с ребенком,
чтобы не потерять его в собственном доме.
Как помочь ребенку в трудностях и болезнях.
Как вырасти вместе с ребенком.


ОШИБКИ ЗДОРОВЬЯ
Как исправлять ошибки тела и души.
Энциклопедия самооздоровления.


ИСКУССТВО БЫТЬ ДРУГИМ
Как научиться чувствовать и понимать
другого человека.


Спрашивайте в книжных магазинах
и на интернет-сайтах: www.levl.ru и www.bolero.ru
СТГАНИЦА ИЗДАТЕЛЯ



Издательство <«:ТоробоаН» представляет
новую серию книг Владимира Леви:

?-ВОТ-!
жизневедение в вопросах и ответах
Ответы на самые разные вопросы и проблемы,
с которыми обращаются к всемирно известному врачу,
психологу и писателю, в виде очерков, реплик, заметок,
эссе, экспресс-консультаций. Афоризмы, стихи, юмор —
все то, чем богаты книги Владимира Леви,
здесь также многообразно представлено.
Живой разговор автора с читателем,
максимально приближенный к личному общению.

Скоро выйдет первая книга серии:

ЛЮБИТЬ ЗНАЧИТ ДОГАДЫВАТЬСЯ
Как быть, если близкий неуправляемо агрессивен?
Становятся ли пациенты друзьями?
Как жить некрасивой девушке?
Как ребенку защититься от жестокости?
Надо ли худеть и зачем?
Как принять верное решение?
Что выбрать: любимое дело или хорошие деньги?
Как найти смысл в трезвой жизни?
Долг или любовь: что важнее?
Как пережить горе?
Как научиться прощать?
Более ста вопросов, подобных этим, —
с ответами, дающими лоцманскую карту жизни,
свод стратегий и тактик в наше сложное время.


Спрашивайте в книжных магазинах
и на интернет-сайтах: www.levi.ru и www.bolero.ru
СТГАМЩА ЮДАТЕАЯ



Издательство «ТоробоаН» представляет
новую серию книг Владимира Леви:

БНПСН
Безопасность и Психология
При авторском участии и под общей редакцией
Владимира Леви с участием известного автора книг
по социальному программированию
Максима Кузнецова и других авторов
Пособия по защите от зла на всех уровнях:
от домашнего насилия и уличного бандитизма до
психологического хищничества социальных систем.

Скоро выйдет первая книга серии:

ХАМИСТИКА
искусство жить в России и не только
способы противостояния злу
Авторы: Владимир Леви, Максим Кузнецов, Максим Несмеянов
Книга о психологии зла и о том, как его побеждать конкретными
средствами в конкретных условиях. Решебник критических
жизненных ситуаций.


Проводится индивидуальная и групповая работа
под руководством квалифицированных специалистов БИПСИ.
Подробности на интернет-сайтах:
www.levi.ru, www.blpsi.ru
Владимир Леей
Серия «Конкретная психология»


НЕ ТОЛЬКО ДЕПРЕССИЯ: ОХОТА ЗА НАСТРОЕНИЕМ




Подписано в печать: 02.07.2007
Формат 84x108 1/32. Бумага газетная. Печать офсетная
Усл. печ. л. 17,82 . Тираж 10000 экз.


Зак. тип.№4382



Отпечатано
В ОАО «Издательско-полиграфический комплекс
«Ульяновский Дом печати»
432980, РФ, г.Ульяновск, ул. Гончарова, 14



Дизайн, оформление переплета: А.В.Захарова



Издательство <сТоробоан»
Адрес для писем: 117639, Москва, а/я 2, Леей В.Л.
Персональный сайт Владимира Леви: www.levi.ru




Все права защищены. Полное или частичное воспроизведение, размно­
жение или распространение каким бы то ни было способом материалов,
опубликованных в настоящем издании, допускается только с письменно­
го разрешения издательства 0 0 0 «ТОРОБОАН».

<<

стр. 9
(всего 9)

СОДЕРЖАНИЕ