СОДЕРЖАНИЕ


НЕОПРОВЕРЖИМЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ В ПРАВЕ РОССИИ

А.К. ФЕТИСОВ

Фетисов А.К., доцент кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук.

Рассматриваемая тема заслуживает внимания не только потому, что всякое изучение приемов и способов юридической техники важно для оттачивания повседневных правовых навыков в деятельности юриста, не только потому, что знание презумпций наряду с преюдициями и фикциями образует неотъемлемую необходимую составляющую компоненту образования и способа мыслить каждого правоведа, но и просто в силу того, что презумпция, как юридическая конструкция, интересна со всех сторон.
Главное назначение презумпций состоит в распределении бремени доказывания по делу и наиболее рациональном построении судебного следствия. Под бременем доказывания традиционно понимается необходимость для данной стороны установить обстоятельства, невыясненность которых может повлечь за собой невыгодные для нее последствия <*>.
--------------------------------
<*> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. 2-е изд-е. М., 1917. Цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу. М.: Городец, 1996. С. 110.

Предположения, закрепленные в праве, получили название законных презумпций (praesumtio juris). Презумпция - есть выражение того, что происходит чаще всего (praesumtio sumitur ex eo quod plerumque fit) <*>. Правовые презумпции функционируют в сфере права, закреплены в правовых нормах, актах и их использование предопределено задачами правового регулирования <**>. Современное российское право знает разветвленную систему правовых презумпций. Российские авторы наряду с описанием презумпций дают их анализ, классифицируют, обобщают указанные правовые конструкции <***>. Так, А.В. Федотов в статье "Понятие и классификация доказательственных презумпций" (Журнал российского права. 2001. N 4) предлагает весьма развернутое определение неопровержимой юридической презумпции, которую автор понимает как "...неопровержимое утверждение о конвенционально-достоверном существовании факта, связанного тетической связью с другим (другими), достоверно установленным фактом или фактами". В этой же работе автор подробно классифицирует все неопровержимые юридические презумпции, подразделяя их на два вида: 1) общие неопровержимые презумпции и 2) специальные неопровержимые презумпции.
--------------------------------
<*> См.: Черниловский З.М. Презумпции и фикции в истории права. Государство и право. 1984. N 1. С. 104 - 105.
<**> Подр. см.: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 13.
<***> См., к примеру, следующее определение: правовая презумпция - это закрепленное в законе правило, предполагающее наличие или отсутствие фактов до представления доказательств противного (опровержения презумпции) или запрещающее их опровержение (неопровержимая презумпция). Это правило применяется лишь при достоверном установлении факта (принятии акта), с которым закон связывает действие презумпции. Правовая презумпция учитывает реальные связи и зависимости и потому правильно отражает подавляющее большинство ситуаций, на которые рассчитана // Алиев Т.Т., Белоносов В.О., Громов Н.А. Принцип презумпции истинности приговора, вступившего в законную силу // Российский судья. 2003. N 7.

К общеправовым неопровержимым презумпциям им относятся презумпции справедливости и целесообразности действующей Конституции, справедливости и целесообразности законов, не противоречащих Конституции, справедливости и целесообразности подзаконных нормативных актов, не противоречащих Конституции и законам.
В указанной работе А.В. Федотов обстоятельно рассматривает специальные (отраслевые) неопровержимые юридические презумпции, выделяя три их разновидности:
1) презумпции, устанавливающие конвенциональную достоверность заведомо несуществующего факта в целях защиты чьих-либо охраняемых законом интересов. К таким презумпциям относятся, в частности: а) презумпция отцовства мужа, давшего согласие на искусственное оплодотворение жены; б) презумпция отцовства и материнства супругов, давших согласие на вынашивание эмбриона суррогатной матерью (последняя презумпция еще не закреплена в действующем законодательстве надлежащим образом, однако ее закрепление неизбежно, это дело ближайшего будущего);
2) презумпции, устанавливающие конвенциональную достоверность факта, который в подавляющем большинстве случаев существует, а редкие случаи его несуществования при указанных в презумпции условиях закон игнорирует в целях стабильности правопорядка. К таким презумпциям относятся, например: а) презумпция "неразумения смысла содеянного", а следовательно, и меньшей степени общественной опасности или отсутствия общественной опасности личности человека, совершившего до достижения определенного календарного возраста деяние, имеющее признаки преступления или административного правонарушения (эта презумпция нуждается в корректировании в связи с процессом акселерации. Необходимо снижение возраста привлечения к юридической ответственности за совершение ряда правонарушений); б) презумпция меньшей степени общественной опасности личности человека, совершившего деяние, имеющее признаки уголовного преступления или административного правонарушения, хотя и после достижения того календарного возраста, с которого гражданина можно привлечь к соответствующему виду ответственности, но до достижения психологического возраста, соответствующего календарному; в) презумпция отсутствия общественной опасности личности человека, совершившего деяние, имеющее признаки состава преступления, административного правонарушения, дисциплинарного проступка, если после совершения их истек срок давности привлечения к юридической ответственности;
3) презумпции, устанавливающие конвенциональную достоверность факта, вероятность существования которого в объективной реальности оценить невозможно, а в силу нормы закона делать это излишне. К таким презумпциям относятся, в частности: а) презумпция необъективности судьи, следователя, прокурора, лица, производящего дознание, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта или специалиста, подлежащих отводу в силу наличия формальных оснований для отвода, сформулированных в процессуальном законе; б) презумпция безусловной доказательственной ценности использования определенных средств доказывания для исследования названных в законе источников доказательств (эта презумпция предусматривает случаи обязательного проведения экспертизы даже по таким делам, по которым правоприменитель считает проведение именно такой экспертизы ненужным, излишним) <*>.
--------------------------------
<*> См. подробнее: Федотов А.В. Указ. соч.

Следует отметить, что другие авторы отрицают существование неопровержимых презумпций в российском праве, полагая, что "...презумпции всегда отражают развитие государства, социальные ценности и общепризнанные понятия. По этой причине они разнятся в правовых системах мира. В отличие от американского и английского в российском гражданском процессе все презумпции опровержимые и отражаются в нормах соответствующих отраслей права (ст. 401, 796, 1064, 1079 и др. ст. ГК)" <*>. Ряд интересных примеров неопровержимых презумпций приводит И.В. Решетникова. Особо ценно в них то, что приводимые презумпции английского права вполне могут быть восприняты российской правовой системой. В частности, презумпция времени смерти: если несколько человек умерли, например, во время авиакатастрофы, и неясно, кто умер первым, то право будет презюмировать их смерть согласно возрасту: сначала старший, затем младший. Это неопровержимая презумпция, так как если бы можно было сказать, кто умер первым, презумпция не возникла бы. Основной факт, который должен быть доказан для возникновения презумпции, - невозможность сказать, пережил ли один другого.
--------------------------------
<*> Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1997. С. 111.

Следует согласиться с тем, что, как правило, большинство презумпций - опровержимые. Вместе с тем нормы материального права, в частности положения Гражданского кодекса, содержат и ряд примеров неопровержимых презумпций. Определяя порядок наследования выморочного имущества (ст. 1151 ГК РФ), законодатель установил, что если никто из наследников не подал заявления в соответствии с установленными в указанных нормах правилами, то наступает выморочность. Однако выморочность все же не наступает даже и в случае неподачи заявления, если кто-либо из наследников совершил действия, свидетельствующие о принятии наследства. Перечень таких действий предусмотрен в п. 2 ст. 1153 ГК. Таким образом, выморочность не возникает в тех случаях, когда хотя никто из наследников не подал заявление о принятии наследства, но в отношении кого-либо из них существует презумпция принятия им наследства.
Эта презумпция опровержима, т.е. "пока не доказано иное" (п. 2 ст. 1153 ГК). При этом закон подразумевает, что заинтересованные лица (например, сонаследники либо наследники следующей очереди) имеют право предъявить иск о признании, что перечисленные выше действия наследника не свидетельствуют о принятии им наследства.
Но несколько иная ситуация возникает в случае, когда Российская Федерация приобретает выморочное имущество как наследник. Гражданский кодекс наделяет ее тем же правом предъявлять иск о признании, что совершенные наследниками действия не свидетельствуют о принятии ими наследства и что в силу этого наследство является выморочным.
Однако на Российской Федерации лежит конституционная обязанность, предусмотренная ч. 4 ст. 35 Конституции, устанавливающей, что "право наследования гарантируется".
Раскрывая содержание этого положения <*>, Конституционный Суд РФ в Постановлении N 1-П специально подчеркнул, что приведенное положение "обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам)". Поскольку Российская Федерация обязана обеспечивать такой переход, она не вправе использовать предоставленные ей гражданским правом правомочия для предъявления иска об опровержении указанной презумпции. Иначе говоря, в случае выморочности такая презумпция в результате совместного действия норм конституционного права и гражданского права для Российской Федерации превращается в неопровержимую <**>. Практически это означает, что, если наследник совершил действия, описанные в п. 2 ст. 1153 ГК, это гарантирует имущество умершего от выморочности (хотя еще и не гарантирует от перехода к другим лицам).
--------------------------------
<*> См. подробнее: Рубанов А.А. Комментарий к ст. 1110 - 1112, 1151 ГК РФ // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2004.
<**> Рубанов А.А. Указ. комментарий к ст. 1151 ГК РФ.

Примерами неопровержимых процессуальных презумпций могут выступать предположения, лежащие в основании запретов. Так, согласно ст. 16 ГПК РФ судья не рассматривает дело и подлежит отводу, если он:
1) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика;
2) является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей.
Указанные запреты безусловны и мотивированы тем, что такое положение судьи создает личную, прямую или косвенную заинтересованность в исходе дела, что ставит под сомнение объективность и беспристрастность суда. Именно приводимый мотив и выступает в качестве неопровержимой презумпции. Равно как и то, что когда в состав суда, рассматривающего дело, входят лица, состоящие в родстве между собой (ч. 2 ст. 16 ГПК РФ), то, безусловно, возникает сомнение в возможности применения при рассмотрении дела только профессиональных навыков и опыта судей. Конечно, такого сомнения может и не возникнуть (к примеру, в силу высоких личных качеств судей, известных лицам, участвующим в деле), но закон не предполагает возможность какого бы то ни было опровержения возможного предположения.
Аналогичного рода предположения имелись в виду законодателем и положены в основу процессуальных норм при определении круга лиц, которые не могут быть представителями в суде. К таковым отнесены судьи, следователи, прокуроры (за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей).
Значительное число презумпций лежит в основе норм, регламентирующих квалификационные требования к отдельным группам субъектов. К примеру, судьей арбитражного суда субъекта Российской Федерации, конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, районного суда, гарнизонного военного суда, а также мировым судьей может быть гражданин, достигший возраста 25 лет и имеющий стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет (ст. 4 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 (в ред. от 22 августа 2004 г.) "О статусе судей в Российской Федерации"). Посылками к выводам, установленным в нормах права, вероятно, рассматривались законодателем совокупности обстоятельств, характеризующих пределы достижения минимального жизненного опыта члена общества при получении им минимальных профессиональных навыков, с одной стороны, и потребность в замещении вакантных мест судей для обеспечения функционирования судебной власти в государстве - с другой. Указанные обстоятельства в их соотношении, паритете между собой и образуют неопровержимую презумпцию, положенную в основу приведенных выше квалификационных требований.
В нормах процессуальных кодексов закреплено такое свойство законной силы судебных решений, как неопровержимость (п. 2 ст. 209 ГПК РФ, ст. 180 - 181 АПК РФ). Свойство неопровержимости судебного акта, закрепленное положениями процессуальных норм, определенно может рассматриваться как одна из попыток проявления неопровержимых презумпций в праве. Взгляд, приписывающий силе приговора значение презумпции, имеет свою историю. Известный юрист Ч. Беккариа в XVIII в. последовательно отстаивал истину приговора, продолжая многовековую традицию римской юриспруденции с ее правилом "res judicata pro vetitatehabetur" - "судебное решение принимается за истину". Во французском Гражданском кодексе 1804 г. (ст. 1350) говорилось: "Законная презумпция - это презумпция, приписываемая специальным законом известным актам или известным фактам". В соответствии с этим И.Я. Фойницкий писал: "Судебное решение почитается за истину, но если эта презумпция падает, если решение оказывается ошибочным, оно должно быть заменено другим, справедливым. Истина - высший закон правосудия, стремлением к ней должны быть проникнуты все меры его" <*>. Подобные точки зрения высказывались и позже. Так, по мнению одних, презумпция истинности вступившего в законную силу приговора основана на предположении, что процессуальных гарантий нормальных стадий процесса достаточно для установления истины по уголовному делу. Поэтому приговор суда презюмируется истинным. Другие полагали, что в отношении вступившего в законную силу приговора действует презумпция его истинности. В этой связи отмена возможна только при строго ограниченных законом условиях <**>.
--------------------------------
<*> Цит. по: Алиев Т.Т., Белоносов В.О., Громов Н.А. Принцип презумпции истинности приговора, вступившего в законную силу // Российский судья. N 7. 2003.
<**> См. подробнее: Алиев Т.Т., Белоносов В.О., Громов Н.А. Указ. соч.

Определяя соотношение неопровержимых презумпций и норм закона, следует заметить, что презумпция представляет собой суррогат доказательства. "В этом качестве данная юридическая категория становится не чем иным, как предустановленным доказательством... Так, судья обязан был придерживаться единого неопровержимого правила о признании ответчиком иска, в соответствии с которым всякое свидетельство против себя было лучшим доказательством (regina probatio)... Правило выводилось из верного предположения о том, что никто в здравом уме не будет приписывать себе ложные поступки и действия..." <*>.
--------------------------------
<*> Афанасьев С.Ф. Проблема истины в гражданском судопроизводстве: Учебное пособие. Саратов, 1999. С. 72.

Можно вести речь о том, что неопровержимые предположения есть бесспорные утверждения и, следовательно, существует некое логическое противоречие между терминами определения "предположение" и "бесспорность". Однако, с другой стороны, неопровержимые презумпции можно рассматривать как вероятностные суждения, вероятность которых близка к неопровержимому выводу, безусловной истине либо аксиоме, то есть утверждению, не требующему доказательств. Действительно, если использовать в праве математическое моделирование, то правовые нормы будут представлять собой, по аналогии, теоремы; а лежащие в их основе суждения - аксиомы. С точки зрения юридической техники неопровержимые презумпции - альфа и омега каждого правоведа. Различие только в том, что математика и другие точные науки не связаны с социальной деятельностью людей и выражают положения, существующие независимо от их желания и воли. Дважды два всегда четыре. В то время как тесно связанное с развитием общества право всегда зависит от потребностей общества и опосредует организационные связи в коллективе людей. По этой причине неопровержимые презумпции по решению коллектива всегда могут стать опровержимыми, и наоборот. Примеров настолько много, что они не нуждаются в приведении. В этом заключается смысл термина "презумпция" в словосочетании со словом "неопровержимая".
Подводя итог, отметим, что законные неопровержимые презумпции: а) явно не выражены в законе, а выводятся из комплексного анализа нормы права; б) выражаются не законом, а кладутся в основу нормы права (комплекса норм) законодателем, исходя из социального смысла общественной жизни. Нормы права всегда прямо и явно определены и формально зафиксированы. Они представляют собой "голый императив", в основе которого прямое "воление" законодателя определить, так или иначе, свое отношение к возможному стечению обстоятельств, ситуации.
В целом соотношение нормы права и законной неопровержимой презумпции можно определить как причину и следствие, логическое соотношение посылки и вывода, необходимости и результата.
В заключение необходимо отметить, что рассмотрение понятия фикции в праве и их общего соотношения с неопровержимыми презумпциями не входит в задачи данной статьи. Заметим только, что это совершенно различные понятия как по юридической конструкции, так и по роли, по своему назначению в праве. Вопросы определения понятия неопровержимой презумпции и классификации их видов представляются недостаточно хорошо разработанными, следствием чего является то, что использование и работа с этим понятием в законодательной и отчасти правоприменительной деятельности затруднена. Правильное формулирование, использование и применение юридических презумпций, безусловно, позволяет рационализировать правоприменительную деятельность и помогает законодателю правильно обобщать, систематизировать и отражать явления социальной жизни в правовых нормах.
Законодатель при конструировании норм права должен руководствоваться ясными правилами, и разработанный вопрос о неопровержимых презумпциях представляет часть такого свода правил. Следует согласиться с рядом авторов, высказывавшихся о целесообразности как можно более частого обсуждения в монографической литературе обоснованности всех видов презумпций, используемых в правоприменительной деятельности, и с тем, что многое уже делается в этом направлении, но необходимо сделать значительно больше.





СОДЕРЖАНИЕ