<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Причины ее нынешнего роста известны, и первая из них - социальное бедствие, к которому привела реформа. Из числа тех, кто совершил преступление, более половины (в 2000 г. 954 тыс.) составляют теперь «лица без постоянного источника дохода». Большинство из другой половины (451 тыс. – рабочие) имеют доходы ниже прожиточного минимума. Изменились социальные условия! Честным трудом прожить трудно, впереди на этом «рынке» у молодежи никаких перспектив, политики просто «выдавили» ее в преступность. С другой стороны, политикам и понадобилась преступность для выполнения грязной работы по разрушению советского строя и для поставки кадров подручных искусственно создаваемых «собственников». Причем озлобленных, повязанных круговой порукой преступлений, готовых воевать с обществом.
Но только от бедности люди не становятся ворами и убийцами – необходимо было и разрушение нравственных устоев. Оно было произведено, и сочетание этих причин с неизбежностью повлекло за собой взрыв массовой преступности. Новые «хозяева» создают небывалые в России условия жизни, когда массы молодых людей идут в банды и преступные «фирмы» как на нормальную, желанную работу. Их уже и не тянет к честному труду на заводе, в поле, в лаборатории. Они уже отвыкают есть простую русскую пищу, пить обычные русские напитки. Они хотят жить как «новые русские». Доведись прийти к власти патриотическому правительству - как ему с ними быть? Захотят ли они договориться или объявят всем честным людям войну? Вот еще одна яма на нашем пути.
Преступность – процесс активный, она затягивает в свою воронку все больше людей, преступники и их жертвы переплетаются, меняя всю ткань общества. Бедность одних ускоряет обеднение соседей, что может создать лавинообразную цепную реакцию. Люди, впавшие в крайнюю бедность, разрушают окружающую их среду обитания. Этот процесс и был сразу запущен одновременно с реформой. Его долгосрочность предопределена уже тем, что сильнее всего обеднели семьи с детьми, и большая масса подростков стала вливаться в преступный мир. С самого начала реформы подростковая (и женская) преступность в темпах роста значительно опередила общую. Криминалисты называют главные причины этого: снижение жизненного уровня, появление и рост армии безработных, снижение нравственного уровня общества, ослабление профилактической и карательной работы правоохранительных органов. Сильнее всего это сказалось на подростках, в их среде отмечают «широкое распространение пьянства и наркомании, нравственное падение, физическое и психическое ухудшение здоровья, неэффективное оказание медицинской и социальной помощи». Это - массивный социальный процесс, который не будет переломлен небольшими «социальными» подачками.
Крайнее обеднение выталкивает массу людей из общества и так меняет их культурные устои, что они начинают добывать себе средства к жизни «поедая» структуры цивилизации. Тем самым они становятся инструментом “насильственной” архаизации жизни окружающих - и их дальнейшего обеднения. Типичным проявлением этого процесса стало хищение электрических проводов, медных и латунных деталей оборудования железных дорог и т.п.
Весной 2002 г. в МГУ была презентация книги, посвященной о. Сергию Булгакову, и выступал глава администрации его родного города Ливны (Орловской обл.). Представляя книгу, он рассказал о том, что произошло в их районе. Ночью кто-то срезал и увез 10 км электрического медного провода. Эта линия обеспечивала с десяток деревень, и все они остались без тока и без света. Денег на восстановление линии не было ни у администрации, ни у РАО ЕЭС, ни у жителей. И вот, через какое-то время у людей стала ослабевать потребность в электричестве - они стали свыкаться со своим новым положением.
По тому, как взволнованно и с каким-то глубоким смыслом говорил об этом представитель власти из этого района центральной России, было видно, что он воспринял это как признак глубокого слома. Он не сводился к добиванию оставшихся животноводческих ферм, упадку производства. “Гунны” за одну ночь перевели бытие жителей десятка деревень на архаичный уровень, сменили сам тип их жизни.
Чем дальше, тем разрушительная деятельность «гуннов» становится круче. Вот сообщение 2004 г.: «Кемеровская область: неизвестные злоумышленники частично разобрали 7 опор на магистральной ЛЭП напряжением 220 тысяч вольт. Расхитители, обычно крадущие алюминиевый провод, на этот раз срезали с металлических опор стальные уголки, придающие жесткость и устойчивость конструкции. Общая масса похищенных деталей составила 1,5 тонны… Как сообщили в пресс-службе «Кузбассэнерго», поврежденные ворами опоры не выдержали бы ветра и не самой большой силы. В этом случае электроснабжение значительной части региона было бы нарушено».
Но ведь ко всему этому приложили свою честную руку наши интеллигенты – врачи и инженеры, научные работники и учителя. Благодаря их поддержке преступное сознание заняло господствующие высоты в экономике, искусстве, на телевидении. Рынок, господа! Культ денег и силы! И ничего в этом не было неизвестного – просто не хотели знать и слушать. Что же теперь заламывать руки, ужасаясь детской преступности и детскому цинизму. Вспомните, как хотелось раскованности, плюрализма, свободы самовыражения – и как издевались над скучным советским телевидением. Помогли порно- и наркодельцам совершить культурную революцию, необходимую для слома советского жизнеустройства, так имейте мужество и силу увидеть последствия – это норма интеллектуальной совести. Без нее ни о каком лечении и речи быть не может.
На Западе уже в середине неолиберальной волны был сделан вывод, что цена ее оплачивается детьми и подростками. Американский социолог К.Лэш пишет в книге «Восстание элит»: «Телевизор, по бедности, становится главной нянькой при ребенке… [Дети] подвергаются его воздействию в той грубой, однако соблазнительной форме, которая представляет ценности рынка на понятном им простейшем языке. Самым недвусмысленным образом коммерческое телевидение ярко высвечивает тот цинизм, который всегда косвенно подразумевался идеологией рынка».
Снова подчеркну, что растлевающее воздействие телевидения образует кооперативный эффект с одновременным обеднением населения. В ходе рыночной реформы в РФ сильнее всего обеднели именно дети (особенно семьи с двумя-тремя детьми). И глубина их обеднения не идет ни в какое сравнении с бедностью на Западе. А вот что там принесла неолиберальная реформа: «Самым тревожным симптомом оказывается обращение детей в культуру преступления. Не имея никаких видов на будущее, они глухи к требованиям благоразумия, не говоря о совести. Они знают, чего они хотят, и хотят они этого сейчас. Отсрочивание удовлетворения, планирование будущего, накапливание зачетов - всё это ничего не значит для этих преждевременно ожесточившихся детей улицы. Поскольку они считают, что умрут молодыми, уголовная мера наказания также не производит на них впечатления. Они, конечно, живут рискованной жизнью, но в какой-то момент риск оказывается самоцелью, альтернативой полной безнадежности, в которой им иначе пришлось бы пребывать... В своем стремлении к немедленному вознаграждению и его отождествлении с материальным приобретением преступные классы лишь подражают тем, кто стоит над ними» (К.Лэш).
Именно это произошло у нас. Преступники не только вошли в верхушку общества, называют себя «хозяевами жизни», они востребованы властью. В 1994 г. членом Комиссии по правам человека при Президенте России был назначен Владимир Податев, трижды судимый (кража, вооруженный грабеж, изнасилование) «вор в законе» по кличке «Пудель». Ему не обедневшие люди с горя бюллетени продали, его кандидатуру подбирали и проверяли в Управлении кадров Администрации Президента. Я допускаю, что он – поклонник Ельцина, но ведь по типу квалификации ему явно надо было быть где-то в министерстве финансов, а его бросили на гуманитарную сферу.
Какую роль сыграла интеллигенция в снятии природной неприязни русского человека к вору, в обелении его образа, в его поэтизации? Без его духовного оправдания авторитетом искусства не было бы взрыва преступности. Вопрос поднял Достоевский - как в нашей культуре вырос Раскольников? Как аристократ Ставрогин так легко нашел общий язык с уголовником-убийцей? Как интеллектуал Иван Карамазов соблазнился организовать убийство чужими руками,? Откуда это?
Собирая мысли тех, кто об этом думал, приходишь к выводу, что эта тяга либеральной интеллигенции к преступному типу - результат прививки западных идей на дерево русского духа, уродливый гибрид. Ницше говорил ужасные вещи, а расцвели они в голове наших интеллигентов. И когда наступил хаос революции, это проявилось в полной мере. Философ С.Франк с болью писал об этой странной болезни либеральной интеллигенции, которая оказалась «в духовном родстве с грабителями, корыстными убийцами и хулиганами», что «этот факт с логической последовательностью обусловлен самим содержанием интеллигентской веры, именно ее нигилизмом: и это необходимо признать открыто, без злорадства, но с глубочайшей скорбью». Тот вал преступности, который накатил на города после Февраля 1917 г. (Временное правительство освободило всех уголовников и одновременно ликвидировало полицию), удалось погасить только массовой рабочей милиции, а потом и ВЧК. Не за это ли так ненавистны были советские правоохранительные органы?
То же самое, что у нигилистов начала ХХ века мы видели в среде наших нигилистов конца века, антисоветчиков-шестидесятников. Особенностью симбиоза власти и художественной интеллигенции в перестройке и реформе стало включение в их этическую базу элементов преступной морали - в прямом смысле. Какие песни сделали В.Высоцкого кумиром интеллигенции? Те, которые подняли на пьедестал вора и убийцу. Преступник стал положительным лирическим героем в поэзии! Высоцкий, конечно, не знал, какой удар он наносил по обществу, он не резал людей, он «только дал язык» - таков был социальный заказ элиты культурного слоя. Как бы мы ни любили самого Высоцкого, этого нельзя не признать.
А ведь эта элита оказалась не только в «духовном родстве» с грабителями. Порой инженеры человеческих душ выпивали и закусывали на ворованные, а то и окровавленные деньги. И даже сегодня, вместо того чтобы ужаснуться плодам своих «шалостей», они говорят о них не только без угрызений совести, но с удовлетворением. Вот писатель Артур Макаров вспоминает в книге о Высоцком: «К нам, на Каретный, приходили разные люди. Бывали и из «отсидки»... Они тоже почитали за честь сидеть с нами за одним столом. Ну, например, Яша Ястреб! Никогда не забуду... Я иду в институт (я тогда учился в Литературном), иду со своей женой. Встречаем Яшу. Он говорит: «Пойдем в шашлычную, посидим». Я замялся, а он понял, что у меня нет денег... «А-а, ерунда!» - и вот так задирает рукав пиджака. А у него от запястья до локтей на обеих руках часы!.. Так что не просто «блатные веянья», а мы жили в этом времени. Практически все владели жаргоном - «ботали по фене», многие тогда даже одевались под блатных». Тут же гордится А.Макаров: «Меня исключали с первого курса Литературного за «антисоветскую деятельность» вместе с Бэлой Ахмадулиной».
Вот так! В юности шли с грабителем в шашлычную, продав чьи-то снятые под ножом часы. Потом «давали слова» поджигателям в перестройке, разводили огонь в Карабахе и Чечне. Сегодня срывают премии в долларах от «новых русских». Это - моральная деградация либералов-западников. Чтобы этот особый дух навязать, хоть на время, большой части народа, трудилась целая армия поэтов, профессоров, газетчиков. Первая их задача была - устранить из нашей жизни общие нравственные нормы, которые были для людей неписаным законом. И пошло открытое нагнетание преступной морали. Экономист Н.Шмелев пишет: «Мы обязаны внедрить во все сферы общественной жизни понимание того, что все, что экономически неэффективно, - безнравственно и, наоборот, что эффективно - то нравственно». Да, промысел Яши Ястреба был экономически эффективнее труда колхозника или учителя, теперь нам «внедряют понимание», что именно этот промысел и есть высшая нравственность.
В результате сегодня одно из главных препятствий к возврату России в нормальную жизнь - широкое распространение и укоренение преступного мышления. Речь идет уже не о преступности, а о чем-то более глубоком. Бывает, человек в трудное время оступился, стал вором, в душе страдает. Миновали черные дни - бросил, внутренне покаялся, работает за двоих. Иное дело, когда преступление становится законом и чуть ли не делом чести.
Нас пытаются убедить, что приглашение преступников к экономической, а потом и политической власти - дело необходимое и временное. Мол, то же самое прошли США - а посмотрите, как шикарно живут. Насчет того, как нам жить - это дело той же нравственности, но главное, что это вранье! Если в США и использовали мафию в политических целях, то это тщательно скpывалось. Наши же реформаторы стаpаются пpимиpить общество с пpеступным миpом. Этот вал антиморали накатывает на Россию, и перед ним лепечет интеллигенция: «Человек - мера всех вещей!» - оправдание Раскольникова и Ставрогина.



Похожи русские на динозавров?

Все мы так или иначе думаем над главными угрозами, с которыми Россия столкнулась в данный момент. На мой взгляд, одна из важнейших - внедрение в массовое сознание неудовлетворенных потребностей.
Реформаторы взяли за свой маяк Запад и мыслят в понятиях западных теорий. Эти теории рассматривают незападные культуры, свободные от психоза потребительства, либо как отсталые, либо как тупиковые. Известно, что в России сложилась культура непритязательности. Все мы любили комфорт и хорошие вещи, но не делали из них культа. Люди ценили достаток и считали глупым рвать себе жилы ради избытка. Но уже в годы перестройки мы стали объектом небывало мощной и форсированной программы по слому старой, созданию и внедрению в общественное сознание новой системы потребностей. Вспомним азы этой проблемы.
Потребности являются явлением социальным, а не индивидуальным, они обусловлены культурно, а не биологически. Точнее сказать, биологические потребности составляют в общем их спектре очень малую часть и даже «подавляются» культурой - большинство людей скорее погибает от голода, но не становится людоедами.
Капитализм нуждается в непрерывном расширении потребностей и в том, чтобы жажда потребления становилась все более жгучей, нестерпимой. Маркс прозорливо писал о буржуазной революции: «Революции нуждаются в пассивном элементе, в материальной основе... Радикальная революция может быть только революцией радикальных потребностей». Сдвиг в мировоззрении нашей интеллигенции к западному либерализму породил вражду к непритязательности потребностей советского человека, ибо она была иммунитетом против соблазнов капитализма.
Но вместо того, чтобы разобраться в своих духовных импульсах, оценить их разрушительный потенциал для культуры того общества, в котором наша интеллигенция жила, наш образованный слой перековал эти импульсы в фанатическую ненависть к «совку». Из нее и выросла программа по слому присущей советскому обществу структуры потребностей.
В любом обществе круг потребностей расширяется и усложняется. Это создает противоречия, разрешение которых требует развития и хозяйства, и культуры. Важнейшей силой, уравновешивающей этот процесс, является разум людей, их реалистическое сознание и чувство меры, а также исторический опыт, отложившийся в традиции.
Но, как писал Маркс, “потребности производятся точно так же, как и продукты и различные трудовые навыки”. К чему же привела наше общество кампания по переориентации потребностей на структуру общества потребления? К сильнейшему стрессу и расщеплению массового сознания. Люди не могут сосредоточиться на простом вопросе – чего они хотят? Их запросы включают в себя взаимоисключающие вещи. В условиях обеднения усилились уравнительные идеалы, и люди хотели бы иметь солидарное общество - но так, чтобы самим лично прорваться в узкий слой победителей в конкурентной борьбе. И при этом, если удастся, не считать себя хищниками а уважать себя как православных.
Это – не какая-то особенная проблема России, хотя нигде она не создавалась с помощью такой сильной технологии. Начиная с середины ХХ века потребности стали интенсивно экспортироваться Западом в незападные страны через механизмы культуры. Разные страны по-разному закрывались от этого экспорта, сохраняя баланс между структурой потребностей и теми средствами для их удовлетворения, которыми они располагали. Сильнейшим барьером, защищавшим местную (“реалистичную”) систему потребностей, были рамки культуры.
Например, в России крестьянину и в голову бы не пришло купить сапоги или гармонь до того, как он накопил на лошадь и плуг – он ходил в лаптях. Так же в середине ХIХ века было защищено население Индии и в большой степени Японии. Позже защитой служила национальная идеология (в СССР, Японии, Китае). Были и другие защиты – у нас, например, осознание смертельной внешней угрозы, формирующей потребности “окопного быта”.
При ослаблении этих защит происходит, по выражению Маркса, “ускользание национальной почвы” из-под производства потребностей, и они начинают полностью формироваться в центрах мирового капитализма. По замечанию Маркса, такие общества, утратившие свой культурный железный занавес, можно “сравнить с идолопоклонником, чахнущим от болезней христианства” - западных источников дохода нет, западного образа жизни создать невозможно, а потребности западные. На «жигулях» ездить не можем, только на иномарках!
Ведь именно поэтому так по-разному сложилась историческая судьба незападных обществ. В культуре Китая, Юго-Восточной Азии, Индии и арабских стран были механизмы, защитившие их от импорта сфабрикованных на Западе потребностей, а в Океании, Африке, Латинской Америке - нет. И поэтому Азия нашла свой путь индустриализации и развития - и уже обгоняет Запад, - а Африка и половина латиноамериканского общества хиреют.
Так осуществляется большая программа по превращению и нас в чахнущих идолопоклонников. Процесс внедрения «невозможных» потребностей протекал в СССР начиная с 60-х годов, когда ослабевали указанные выше культурные защиты против внешнего идеологического воздействия. Эти защиты были обрушены обвально в годы перестройки под ударами всей государственной идеологической машины. При этом новая система потребностей была воспринята населением не на подъеме хозяйства, а при резком сокращении местной ресурсной базы для их удовлетворения. Это породило массовое шизофреническое сознание и быстрый регресс хозяйства – с одновременным культурным кризисом и распадом системы солидарных связей. Монолит народа рассыпался на кучу песка, зыбучий конгломерат мельчайших человеческих образований – семей, кланов, шаек.
И все мы – от верховной власти до молодых балбесов, уверовали в самые странные утопии и ложные метафоры. В ноябре 2000 г. президент В.В.Путин, выступая перед студентами Новосибирского университета, сказал: «Для того, чтобы интегрироваться в мировое экономическое пространство, необходимо «открыть границы». При этом части российских производителей станет неуютно под давлением более качественной и дешевой зарубежной продукции». И добавил, что идти по этому пути необходимо - иначе «мы все вымрем, как динозавры».
Все это противоречит и логике, и опыту. Начнем с последней мысли – что без зарубежных товаров «мы все вымрем, как динозавры». Разве динозавры вымерли оттого, что не могли купить дешевых японских видеомагнитофонов или итальянских колготок? Нет, они вымерли от холода. Если перенести эту аналогию в нынешнюю РФ, то значительной части ее населения реально грозит опасность вымереть именно как динозаврам – от массовых отказов централизованного теплоснабжения при невозможности быстро создать иные системы отопления жилищ. Отказы и аварии в котельных и на теплосетях происходят именно вследствие того, что президенты Б.Н.Ельцин и В.В.Путин «открыли границы» и туда утекли амортизационные отчисления на плановый ремонт теплосетей и котельных в сумме около 100 млрд. долл. (а если брать ЖКХ в целом, то в сумме 5 триллионов руб. или около 150 млрд. долл.).
Ни динозавры, ни народ России из-за отсутствия иностранных товаров вымереть не могут. Метафора сбивает людей с толку. Уж если на то пошло, то именно конкурентоспособные американцы без «качественной и дешевой зарубежной продукции» вымрут очень быстро и буквально как динозавры (вернее, не вымрут, а разумно перейдут к плановой экономике). Именно поэтому они и воюют в Ираке и щелкают зубами на Иран. США абсурдно расточительны в энергопотреблении, они сейчас тратят в год только нефти 1 млрд. тонн. На производство 1 пищевой калории их фермеры тратят 10 калорий минерального топлива, в то время как смысл сельского хозяйства - превращение в пищу бесплатной солнечной энергии. Какая глупость - ставить нам в пример их экономику!
Когда вышла книга А.П.Паршева «Почему Россия не Америка?», в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН ее обсуждали на семинаре четыре часа подряд при полном конференц-зале. Первый докладчик сказал примерно так (близко к тексту): «Все присутствующие в этом зале прекрасно знают, что если прикрыть США огромным стеклянным колпаком, препятствующим товарообмену, то через пару-другую месяцев экономика США полностью остановится. Если таким колпаком прикрыть Россию, то через пару-другую месяцев наш кризис прекратится и начнется экономический рост». Так обстоит дело с динозаврами.
В.В.Путин почти буквально повторил студентам формулу из «Коммунистического Манифеста» Маркса и Энгельса, в котором сказано: «Буржуазия… вовлекает в цивилизацию все, даже самые варварские, нации. Низкие цены ее товаров – вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть варваров к иностранцам».
Классики марксизма тут выступили как идеологи, искажающие реальную историю – китайские стены разрушались, а варвары принуждались к капитуляции не товарами, а самой обычной артиллерией, как это буквально было и с Китаем, и с сотнями других народов. Какое-то время Россия имела силы этому противостоять, а сейчас на время ослабла. Ослабла не артиллерией, а сознанием.
Когда идеологи реформ проводили акцию по внедрению невозможных потребностей, они преследовали конкретные политические цели – в соответствии с заказом. Но удар по здоровью страны нанесен несопоставимый с конъюнктурной задачей – в РФ создан порочный круг угасания народа. Система потребностей, даже при условии ее более или менее продолжительной изоляции от чуждого влияния, очень живуча. Укоренение “потребностей идолопоклонника” создает для нас реальный риск “зачахнуть” едва ли не в подавляющем большинстве.
Мы снова в исторической ловушке – как и перед революцией начала ХХ века. Она складывалась в ходе такого процесса. До начала ХХ века почти 90% населения России жило с уравнительным крестьянским мироощущением, укрепленным Православием (или уравнительным исламом). Благодаря этому нашей культуре было чуждо мальтузианство, так что всякому рождавшемуся было гарантировано право на жизнь. Даже при том низком уровне производительных сил России, который был обусловлен исторически и географически, ресурсов хватало для жизни растущему населению. Было даже можно выделять достаточно средств для развития культуры и науки – создавать потенциал развития. Это не вызывало социальной злобы, так как крестьяне не претендовали на то, чтобы “жить как баре”.
В начале ХХ века, под воздействием импортированного капитализма это устройство стало разваливаться, но кризис был разрешен через советскую революцию. Это было жестокое средство, к которому общество пришло после перебора всех возможных альтернатив. Революция сделала уклад жизни более уравнительным и производительным. Жизнь улучшалась, но баланс между ресурсами и потребностями поддерживался благодаря сохранению инерции “крестьянского коммунизма” и наличию защиты против неадекватных потребностей. В культуре не было мальтузианства и стремления к конкуренции, благодаря чему население росло и осваивало территорию.
После 60-х годов произошла быстрая урбанизация, большинство обрело тип жизни “среднего класса”, в культуре интеллигенции возник социал-дарвинизм и стал просачиваться в массовое сознание. Право на жизнь (например, в виде права на труд и на жилье) стало ставиться под сомнение - сначала неявно, а потом все более громко. В конце 80-х годов это отрицание стало основой официальной идеологии.
И сегодня, под ударами реформы, общество впало в демографический кризис, обусловленный не столько социальными причинами, сколько мировоззренческими. Еще немного – и новое население России ни по количеству, ни по качеству (типу сознания и мотивации) уже не сможет не только осваивать, но и держать территорию. Оно начнет стягиваться к “центрам комфорта”, так что весь облик страны будет быстро меняться.
Таким образом, опыт последних десяти лет заставляет нас сформулировать тяжелую гипотезу: русские могли быть большим народом с высоким уровнем культуры и темпом развития только в двух вариантах: при комбинации Православия с крестьянским общинным строем - или при коммунизме с советским строем. При капитализме - хоть либеральном, хоть криминальном - русские стянутся в небольшое население Восточной Европы с утратой державы и высокой культуры.
В современной западной философии, которая остро переживает общий кризис своей цивилизации, есть взятый у поэта XVIII века Гёльдерлина принцип: “Там, где зреет смертельная опасность, там появляется росток надежды на спасение”. Надо надеяться, что нормальные человеческие инстинкты - сохранения жизни и продолжения рода - будут разворачивать коллективное бессознательное русского народа его созидательной стороной. Надо помогать этому средствами разума, стремясь, чтобы силы спасения выросли раньше, чем смертельная опасность созреет вполне.
Но для этого наша интеллигенция обязана подвергнуть хладнокровному и беспристрастному анализу те интеллектуальные конструкции, которые она в возбужденном состоянии вырабатывала последние полвека - и заменить те их блоки, которые несовместимы с жизнью народа.
Задача эта срочная, потому что народ, судя по всему, вымирать не собирается, в нем усиливаются идеи державности. Если интеллигенция откажется помочь людям выработать развитый язык и логику, они станут «материальной силой» в очень грубом обличье, а при своей реализации произведут в рядах наших либералов большое опустошение. И это очень дорого обойдется стране - дороже, чем Гражданская война 1918-1921 гг. Как выразился один политолог, «у народа России есть огромный нерастраченный запас чувства гнева».


Дань памяти и уроки Победы
Мы отмечаем 60 лет Победы. Начиная с перестройки, большинство СМИ представляют этот день как дань уважения (даже с оттенком жалости) ветеранам. Нас старательно уводят от того, что это была победа в войне совершенно особого типа – в войне Отечественной. Да, мы отдаем в этот день дань памяти – и погибшим на поле боя, и стоявшим у станков или пахавших на себе в тылу. Выразим любовь и уважение к ветеранам, которые сегодня с нами. Но главное – мы вдумаемся в уроки Отечественной войны, как бф нас от них ни отвлекали.
Нужны ли нам эти уроки? Нам наперебой советуют перевернуть и забыть эту страницу истории. Вон, мол, как умно поступают в Латвии – ставят рядом с памятником советским воинам памятник эсэсовцам, все ладком и мирком. Помиритесь, павшие, а мы насладимся жизнью. Тут же – вторая столь же примиряющая мысль. Это, мол, была война двух тоталитаризмов! Что Сталин, что Гитлер, один черт. Бедные мы, бедные, напрасно положили столько народу. Да из одного этого видно, что надо нам засесть за уроки!
Отечественную войну ведет весь народ, в бой с солдатами идут, невидимые для постороннего глаза, все их предки – и все их незнакомые потомки. Нынешние студенты и младенцы, и еще не родившиеся их дети – тоже участники Великой Отечественной войны, как и войны 1812 года. И дезертировать с нее никому нельзя – это же надо понимать! Такие войны возникают не по приказу, их облик вырисовывается в небе, от вздоха всего народа, когда он почувствовал угрозу самому своему корню.
Немецкий историк В.Шубарт в известной книге «Европа и душа Востока» (1938 г.) писал: «Смысл немецкого фашизма заключается во враждебном противопоставлении Запада и Востока... Когда Гитлер в свои речах, особенно ясно в своей речи в Рейхстаге 20 февраля 1938 года, заявляет, что Германия стремится к сближению со всеми государствами, за исключением Советского Союза, он ясно показывает, как глубоко ощущается на немецкой почве противопоставление Востоку - как судьбоносная проблема Европы». Антисоветские идеологи, нагнетая сегодня миф о «русском фашизме» этого, естественно, стараются не вспоминать. А нам нельзя забывать.
Такая у России судьба, что не выжить нам, если мы утратим умение и навыки ведения отечественных войн – как бы ни менялись их форма и оружие. Неминуема для нас отечественная война! Да она в действительности идет и сейчас, только стихийно, неорганизованно, «молекулярным» способом. Как же тут без уроков? Раньше у нас эти навыки сидели в подсознании, в коллективной исторической памяти. Время менялось, а память и навыки сохранялись. Как говорил Есенин, «мы песни новые по-старому поем, как нас учили бабушки и деды». Но сейчас нас учат не только бабушки и деды, а и телевидение, а оно больше работает на разрушение памяти.
Получилось так, что уроки Победы оказались нами не то что забытыми, а просто не освоенными. Мы никогда в них не вникали. Старики, которые сами воевали и восстанавливали страну, знали и чувствовали, что к чему. Но они считали, что это знание просто разлито в воздухе, является чем-то вроде части окружающей нас природы, что оно не может исчезнуть. Поэтому они его не оформили в словах, не «записали» в ясных, преодолевающих время выражениях. Но в 60-70-е годы произошел разрыв поколений – и это неоформленное, не отлитое в текстах знание до молодежи не дошло. Страшный провал.
Недавно телеканал «RenTV» готовил короткий фильм об эвакуации во время войны. Я в одной книге описал мои детские впечатления об эвакуации, и меня пригласили для видеозаписи. Со мной полтора часа беседовал молодой симпатичный ведущий – умный, образованный человек. Я ему рассказывал самые обычные вещи, которые в годы войны для всех были очевидными и естественными, а его все это поражало. А меня поражали его вопросы. Спрашивает, например: были или нет этнические конфликты между эвакуированными семьями и местным населением (казахами)? Насколько надо не знать и не чувствовать состояния страны в то время, чтобы спросить такое!
Этой весной во многих городах проходят конференции, в университетах – собрания студентов. Говорили о войне и Победе. Я попытался найти книгу, где было бы связное целостное объяснение, каким образом мы сумели сконцентрировать силы, чтобы победить в такой войне. Как были организованы армия, хозяйство, быт людей? Ведь не само собой все это сложилось! Племя может вести войну с соседним племенем на уровне самоорганизации, а уже народ организуется для войны государством. Война, в которой мы победили 60 лет назад, имела такие масштабы, что потребовала организации совершенно особого типа - тотальной и в то же время гибкой. Как это было достигнуто?
История как будто поставила над нашей государственностью два эксперимента – в 40-е годы и сейчас. Момент наивысшей собранности и эффективности – и момент крайней слабости и развала. Надо же эти эксперименты изучить, оба они стоят для нас очень дорого, такое знание нельзя разбазарить. Война – самый жестокий и абсолютный экзамен для государства. Тут все подсистемы испытываются на излом, в такие-то моменты и видна их суть. Как же мы будем вылезать из кризиса и восстанавливать страну, если не поймем сути наших главных систем, природы их силы и слабости.
Общей книги, отвечающей на эти вопросы, нет. Я ее не нашел, и никто не смог мне такую книгу порекомендовать. Ее надо писать нынешним людям, собирать по крупицам. Крупицы есть, они рассеяны в массе специальных, совсем не читаемых изданий. Иногда раскроешь какое-нибудь, а там просто откровение. Взять ту же эвакуацию. Беспрецедентная программа – переместили, расселили, трудоустроили более 20 млн. человек. 12 миллионов перевезли в теплушках за 4-5 тыс. км в первый осенне-зимний период, в тяжелейших условиях скученности, без хорошего питания и зимней одежды. По всем канонам следовало ожидать эпидемиологической катастрофы (во время Гражданской войны, при гораздо меньших масштабах передвижения людей, от эпидемий погибло 5,1 миллионов человек). В ходе эвакуации 1941-42 гг. не произошло ни одной эпидемии!
Тут и видно, что такое Отечественная война – полное единение государства и народа. Сейчас, как говорят российские эксперты, в РФ выполняется только 3% указов и приказаний президента (американские спецслужбы говорят, что только 2%). А во время Отечественной войны каждый гражданин был человеком государственным, понимал свою задачу и выполнял ее творчески. Хорошего питания не было, но зато на всех путях движения эшелонов на каждой станции был кипяток. Люди не пили сырую воду и могли соблюсти минимум гигиены. И только в РСФСР тогда сделали 14,8 млн. прививок против брюшного тифа.
И только кажется, что подобные «невидимые» проявления – простые и обычные вещи. Я уже ребенком удивлялся, как нас всех берегли, помню это свое детское чувство. Казалось, все врачи на фронте, кто нами займется! А ведь даже в глуши – регулярные осмотры, прививки. Доктор – древний старичок, но он тебя и так, и эдак крутит, выстукивает, выслушивает, как будто ты какая-то невероятная ценность. Болели тогда тяжело, но и больными глазами ты видел, как слетаются отовсюду незнакомые люди тебе помочь. Как будто стая птиц – так ласточки слетаются, когда птенец выпадет из гнезда. Кружатся, кричат, а помочь не могут. А люди помогали, буквально с того света вытаскивали.
И куда ни погляди – видишь вещи странные, по нынешним временам невероятные. Вот, начали у нас в 1992 г. реформу – и уже через пару лет мы оперировали миллионами рублей («лимонами»). Без войны! А тогда обошлись без гиперинфляции, и в 1947 г. при реформе сбережения меняли один к одному. Даже немцы на оккупированных территориях скупали рубли и увозили их в Германию (так что после Победы мы их смогли забрать и привезти обратно).
Знаменитый антрополог, лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц провел в советском плену два года. Он вспоминает, как в полевом лагере для пленных был поставлен помогать советскому врачу (сам он был врачом немецкой армии). Помогая советскому врачу, он был про себя возмущен тем, что врач отказался ампутировать конечности у многих раненых немцев (К.Лоренц считал, что врач из чувства мести обрекает этих раненых немцев на смерть). Потом он с изумлением обнаружил, что в советской медицине такие ранения вылечивают, не прибегая к ампутации. Он, глядя с «той» стороны, подметил много особенностей нашего человека и нашего жизнеустройства, которых сами мы не замечали.
А ведь все это должны были бы знать мы сами – и объяснить детям и внукам. И если бы собрались в нынешнем году умные люди нашей земли, собрали бы рассеянные крупицы этого знания, просеяли бы их и нашли новый язык, чтобы донести до нынешней молодежи – и написали бы такую книгу, то это была бы самая лучшая дань памяти тем, кто победил в Великой Отечественной войне.


Кровь детей и азбучные истины

Убийство бандитами детей в школе города Беслан переводит наш кризис в новое измерение. Эта запланированная и обдуманная акция выходит за все привычные рамки, в том числе за те рамки, в которых мы мыслили и прогнозировали будущее. Невозможно забыть образ гибнущих детей, но нельзя и непрерывно переживать его - надо думать о том, что стоит за всем этим событием. Надо готовиться к будущему, внимательно вглядеться в то, что приоткрылось в эти дни - и хладнокровно рассчитать силы, средства и время.
Были и раньше сигналы - “Норд-Ост”, взрыв в метро и в самолетах, рейд в Ингушетии. Но это нас не пронимало, не хотелось видеть за этим неумолимой угрозы, хотелось продлить действие наркотика под названием «Путин». Есть, мол, у нас президент-государственник, он обещал...
Любой большой террористический акт используется разными политическими силами в разных целях, и главный его результат часто не совпадает с замыслом самих террористов. Считается даже, что смысл теракта определяется не теми, кто его готовил или взрывал бомбу, а теми, кто готовился к нему и сумел извлечь из него максимальную пользу. Борьба с терроризмом - это прежде всего борьба именно с этими теневыми хозяевами террора. С теми, кто создает для него условия, допускает его, а затем использует. Национал-большевик Лимонов, выступающий под ручку с космополит-фашистом Новодворской на радио «Свобода» за отделение Чечни – неотъемлемая и важная часть террористического акта в Беслане.
Так и в других случаях. Мы не знаем, например, кто планировал и осуществлял большую операцию 11 сентября в США - в официальную версию мало кто верит. Но правящая верхушка США, даже если она непричастна к подготовке или попустительству этой акции, сумела ею воспользоваться в полной мере – она смогла на время запугать весь мир, захватить Афганистан и Ирак, разместить свои войска в Средней Азии и Грузии. США получили почти всю политическую прибыль с этого теракта.
Попробуем в этом же ключе рассмотреть злодейство в Осетии. Обозреватели указывают на очевидные цели - дестабилизировать обстановку в самой Северной Осетии и устрашить население Южной Осетии, которое сопротивляется ее поглощению Грузией, находящейся под покровительством США. Мол, смотрите - Россия бессильна вас защитить от подобных ударов, а в Грузии вы хотя бы будете выведены из под действия таких ужасных политических средств. ЦРУ не велит вас так обижать, а все террористы стоят перед ним по стойке «смирно».
Конечно, такие акции ослабляют связи кавказских народов с Россией, ведь исторически эти народы или сами вошли в состав империи, или согласились на их включение в ходе кавказской войны именно потому, что в лоне Российской империи, а потом и СССР, они чувствовали себя под надежной защитой. Те, кто во время Отечественной войны поверил в обещания Гитлера и в поражение СССР, просто ошиблись. Сама ценность стабильного и мирного сосуществования на Кавказе обладает приоритетом для подавляющего большинства населения. По этой уязвимой точке и бьют, реализуя старый план отрыва Кавказа от России. Именно так и можно понять туманный намек В.В.Путина: “Одни хотят оторвать от нас кусок пожирнее, другие им помогают”.
События, однако, показали, что злодейство в Беслане имеет и будет иметь гораздо более важные последствия для РФ и всего пространства Российской империи и СССР, далеко выходящие за рамки проблем Кавказа. Судя по тому, как меняется день за днем тон западных политиков и наших западников, это злодейство запустило такие глубокие процессы и в таком темпе, что это не входило в расчеты проектировщиков Нового мирового порядка. Ведь поначалу они, как и после «Норд-Оста», повели открытую атаку на государство, МВД, ФСБ, В.В.Путина, а теперь сильно сбавили тон. Причина – не в жесткой позиции В.В.Путина, а в настроении граждан. Они еще на шаг отодвинулись от «либеральных реформаторов» и еще на шаг подвинулись к сплочению.
Суть доктрины «хозяев мира» сводится к контролируемому угасанию России, а действия душегубов в Беслане всколыхнули людей, и кое что вышло из-под контроля. Даже поведение власти РФ, которая считалась уже полностью стреноженной и ручной, думаю, встревожило многих на Западе. Впервые за все время В.В.Путин, грубо говоря, «огрызнулся», прямо намекнув на роль в нашей беде теневых заправил международного терроризма, для которых мир - «шахматная доска».
Но он просто не мог этого не сделать. Как ни изощрялась его идеологическая команда в поиске уклончивых выражений, уйти от прозрачных намеков было невозможно. В первые сентябрьские дни в РФ возник острейший кризис легитимности власти. И причиной его стала вовсе не неспособность государства справиться с терроризмом. Все понимают, что маховик, который пятнадцать лет раскручивали Горбачев с Ельциным при поддержке целой армии «либеральных интеллектуалов», быстро не остановить. Кризис легитимности возник потому, что вдруг как-то остро почувствовалось, что правящая верхушка РФ - «не с нами». Более того, ее влиятельная часть - «с ними». Она с Горбачевым, Ельциным, «другом Биллом», «бизнес-сообществом» и прочими подобными друзьями.
Именно это чувство, которое пронеслось в воздухе, заставило В.В.Путина сделать свое противоречивое заявление. Оно недостаточно для того, чтобы остановить движение мысли людей в этом направлении, но оно было необходимо, чтобы процесс не стал обвальным. В этом обвале никто из власть имущих, похоже, пока что не заинтересован.
Однако «огрызнуться» - вовсе не значит реально взять курс на укрепление суверенитета РФ, на восстановление экономической независимости и того уровня социальной справедливости, при которой только и возможны мир и стабильность. Для такого поворота требовался прямой и откровенный разговор с обществом, без всяких намеков и создания дипломатической напряженности. Такого разговора не было, и, видимо, пока что он не может состояться.
Акция в Беслане стала над нами большим жестоким экспериментом. Из него уже можно сделать ряд важных выводов и сформулировать важные гипотезы. Здесь, в краткой статье, наметим самые первые.
Это событие показало уже с полной очевидностью, что Запад во главе с США не принял и не примет РФ в число «своих». Конечно, нельзя сказать, что мировой терроризм прямо подчиняется ЦРУ и Моссаду – даже те его организации, которые были созданы этими службами. Но факт, что между террористами и спецслужбами Запада есть «рамочные соглашения» о пределе наносимых взаимных ударов. Для РФ эта планка установлена на совсем иной высоте, чем для Запада. Убийство детей имеет символическое значение, смысл его в убийстве народа. Нам в Беслане на понятном языке заявили, что убийство наших народов разрешено.
После того, что произошло, просто нелепо говорить, что международный терроризм – одинаковая угроза для всей цивилизации, и пытаться примазаться к «общей» борьбе с ним. Это и с самого начала было ошибкой, а теперь просто стыдно дудеть в эту дудку. Нам показали наше место. Один терроризм – для «золотого миллиарда», и совсем другой – для русских, осетин и т.п.
Точно так же видно, что пока мы сидим в болоте, которое условно называется «переходный период», наше государство будет недееспособно в борьбе с терроризмом, который оно само же породило во времена Горбачева и Ельцина. Оно полностью раскрыто и коррумпировано, и его финансы и бизнес переплетены с преступным миром. Это государство непрерывно порождает большие контингенты выброшенных из жизни, озлобленных и оскорбленных людей. Многие из них ищут выхода в фанатизме и мести, в том числе самоубийственной. Это питательная среда, выращивающая рекрутов для терроризма.
Есть ли у нас шанс вылезти из этого «переходного периода» в благополучное общество типа ухудшенной Швеции? Нет, никакого шанса на это у нас не существует. За 15 лет реформ в этом, я уверен, убедился последний самый восторженный идиот. Даже наше разбогатевшее меньшинство это понимает – оно живет, пока живется, а между тем лихорадочно добивается иностранного гражданства и покупает недвижимость на Западе.
События в Беслане показали это с такой очевидностью, что даже В.В.Путин, при всех его либеральных ценностях, заговорил об СССР как «огромном великом государстве», которое было «надежно защищено и с Запада, и с Востока».
А главное, оно было надежно защищено от яда собственной социальной и национальной ненависти. И защитой от этого яда были не танки и ракеты, не КГБ и даже не дубинки ОМОНа, а такое жизнеустройство, которое не выбрасывало массы людей из общества, при котором не тлел по всей стране огонь голодовок учителей и инвалидов-спасателей, а телевизионной сволочи не разрешалось стравливать людей разных религий и национальностей.
Все это – главные и простые вещи, Азбучные истины. Пока мы к ним не вернемся и их не обдумаем, бесполезно копаться в мелочах.

Пора платить по контракту с дьяволом

Сила разума – в способности предвидеть будущее. Но предвидение опирается на анализ прошлого. Способность «оглядываться назад», как водитель в зеркало заднего вида, - качество разумного мышления. Это вовсе не «природное» умение, это метод. Его можно освоить и развивать, а можно и утратить. Он требует мужества - взвесить «прежних ошибок груз». При кризисе, когда «рвется цепь времен», задержка с анализом прошлого может стать фатальной. Проскочишь «точку невозврата» - и процесс необратимо покатится по худшей траектории.
С нами это и случилось. Одно из страшных наказаний за это – терроризм. Его не было 15 лет назад – а теперь он возник и созрел. Чтобы искоренить явление, надо найти его корни, надо понять его генезис – сотворение. В конце перестройки Л.Аннинский сказал извиняющимся тоном: «Что делать интеллигенции? Не она разожгла костер - она лишь «сформулировала», дала поджигателям язык, нашла слова». Да, словом можно убить, можно и поджечь. Словом разрушали города! Но теперь, когда разожженный на окраинах СССР огонь прорывается языками пламени и в нашем уютном демократическом доме, интеллектуальные авторы поджога уклоняются от объяснения с людьми. Так не пойдет, господа. В начале было Слово! И за него надо отвечать.
Давая поджигателям язык, в одном стремлении уничтожить нашу «империю зла» сошлась вся рать наших демократов – от святого старца А.Д.Сахарова до гpотескной Новодвоpской. Она рубанула прямо: «Свобода - это гибель... Может быть, мы сожжем наконец пpоклятую тоталитаpную Спаpту? Даже если пpи этом все сгоpит дотла, в том числе и мы сами». Сами-то они не горят и не тонут – горят школьники и пассажиры в метро.
Но все же из гомона всей этой рати резко выделялся тихий голос Сахарова – ему внимали благоговейно. Знали, что этим голосом говорят мощные силы – к ним и хотели прилепиться. Так давайте вспомним главные вехи того пути, по которому добрался до нас огонь терроризма, зажженный любителями свободы. И речь не об этих любителях и глашатаях – их бы пепел развеять по земле и забыть. Речь о нас – которые им аплодировали и благосклонно смотрели на поджигателей. Нас очаровал язык, на котором говорили эти поджигатели – ах, это слова Андрея Дмитриевича!
Пока мы на себя не оборотимся и по этому пути мысленно не пройдем и не найдем перекрестков, на которых мы раз за разом отклонялись от пути разума и совести, мы огонь терроризма не то что погасить не сможем, мы его будем раздувать, сами того не понимая. На каждом перекрестке мы бездумно шли за теми, кто шаг за шагом вел нас к той яме, в которой то тлеет, то ярко вспыхивает огонь терроризма.
В такой яме, конечно, тоже можно жить, но это совершенно особая жизнь. Если уж мы ее выбираем, на это надо идти с открытыми глазами. Вот, Израиль более полувека целенаправленно разжигал этот огонь, сплачивал свой народ страхом и ненавистью. Ничего, живут люди. Правда, с этим делом перебрали, теперь бы и хотели притушить огонь, но он уже расползся, вышел из-под контроля. Мы этого хотели?
Можно точно сказать, что 99% этого не хотело. Значит, на тех перекрестках .то подавляющее большинство ошибалось. Если хотим жить без взрывов в метро и без захвата детей в заложники, значит, надо ошибки выкопать, отряхнуть от пыли, вглядеться в них и извлечь уроки. Для этого человеку и дан разум.
Таких перекрестков, которые прямо привели нас к школе № 1 в городе Беслане, я насчитал 9. В одной статье о них не сказать, но хотя бы перечислим и поговорим о самых первых. Первых, понятно, на самом последнем отрезке пути, когда уже и уклониться мы бы не смогли – нас железным крюком, как свиней за заднюю ногу на бойне, потащили к «рынку и демократии». Чтобы мы не визжали, эти слова заменяли нам мочалку и кусок мыла, которые, как говорят, давали в Бухенвальде перед входом в газовую камеру – чтобы зря не беспокоить людей.
Вот эти девять шагов, поддержанных нашей либеральной интеллигенцией.
1. Предложенная А.Д.Сахаровым “Конституция Союза Советских Республик Европы и Азии” (1989 г.).
После трагедии в Беслане В.В.Путин сказал, что население РФ пожинает плоды “распада огромного и великого государства” (СССР), которое было «надежно защищено и с Запада, и с Востока». А главное, оно было надежно защищено от яда собственной социальной и национальной ненависти. И защитой от этого яда были не танки и ракеты, не КГБ и даже не дубинки ОМОНа, а такое жизнеустройство, которое не выбрасывало массы людей из общества, при котором не тлел по всей стране огонь голодовок учителей и инвалидов-спасателей, а телевизионной сволочи не разрешалось стравливать людей разных религий и национальностей.
Что мы «пожинаем плоды» - очевидная вещь. Чтобы не злить демократических гусей, В.В.Путин выразился уклончиво - мол, “СССР оказался, к сожалению, нежизнеспособным” (кстати, теневая власть этих «гусей» столь велика, что они подвергают цензуре самого президента – слова «к сожалению» при публикации во многих газетах были изъяты). Тезис о «нежизнеспособности» СССР, как говорится, «не катит», аналогия с организмом не годится. Посудите сами: красавца-парня укусила тифозная вошь, и он умер – можно ли сказать, что этот парень был «нежизнеспособен»?
“Распад” СССР представлен В.В.Путиным как стихийное явление, чтобы уйти от проблемы ответственности. Мы же знаем, что СССР не “распался” сам собой, а был уничтожен в ходе военной операции, проведенной совместно силами Запада и его союзников внутри страны. О трибунале речь сейчас не идет, восстановить в уме реальный ход событий нам надо для понимания настоящего и предвидения будущего.
Идея разрушения СССР была ядром всего проекта демократов, рупором которых стал Сахаров. Они создали межрегиональную депутатскую группу (главой ее стал Ельцин), которая проводила эту программу в жизнь. При этом эта идея была продуктом отхода от рациональности - как говорил Ницше, следствием убеждения, а не изучения “достоверности”. В “Предвыборной платформе”, которую Сахаров опубликовал 5 февраля 1989 г., было выдвинуто требование: “Компактные национальные области должны иметь права союзных республик… Поддержка принципов, лежащих в основе программы народных фронтов Прибалтийских республик”.
Первое требование противоречит всему знанию о строительстве государства, накопленному человеком, а также здравому смыслу. Что значит “компактные национальные области”? Есть на Алтае деревня, в которой живут 300 тофаларов - она что, должна “иметь права союзных республик”? В Татарстане есть места компактного расселения и русских, и башкир - они тоже должны выделиться как суверенные государства? Второе требование поражает своим аутизмом. Похоже, по мнению А.Д. Сахарова, все, что выступает против единого государства, прекрасно. Народные фронты Прибалтики, образованные при поддержке Политбюро ЦК КПСС и спецслужб США в 1988 г., с самого начала заявили ладно бы сепаратистские, но и этнократические намерения. Как могли люди, претендующие на титул демократов, требовать поддержки таких движений? В этом есть привкус шизофрении.
Эта «Конституция» была планом роспуска СССР и его “пересборки” в виде конфедерации сотен маленьких государств - “всех компактных национальных областей” – со своими армиями и МВД, денежными системами и “полной экономической самостоятельностью”. Ладно бы, ненавидел человек нашу “империю” и строил утопию. Но ведь эта “пересборка” включала в себя механизм стравливания народов - через создание республиками своих армий и независимых от Союза МВД, денежных систем, через разделение союзной собственности. Разве все это разумно? Это было правовое обоснование междоусобной войны - при том, что уже заполыхали войны на Кавказе.
О нынешней РФ сказано: “Бывшая РСФСР образует республику Россия и ряд других республик. Россия разделена на четыре экономических района - Европейская Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь. Каждый экономический район имеет полную экономическую самостоятельность, а также самостоятельность в ряде других функций”. Это – программа расчленения РФ, и нечего теперь прятать глаза – Сахарову аплодировала добрая половина москвичей.
Таким образом, первый заряд в Беслане взорвал А.Д.Сахаров.
2. Декларации о государственном суверенитете РСФСР и Чечено-Ингушской АССР (1990 г.).
12 июня 1990 г. первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о суверенитете России. Это была решающая акция демократов по расчленению СССР. Недаром они празднуют этот день как абсурдный «день независимости России». Готовя эту декларацию, демократы выступали как сепаратисты - по отношению к России-СССР. И они были центром организации всех сепаратистов - как прибалтийских, так и кавказских. Ведь одновременно готовились аналогичные декларации по отделению - уже в отношении РСФСР. Вскоре (27 ноября 1990 г.) такую декларацию принял Верховный совет Чечено-Ингушетии.
В соответствии с «проектом Сахарова», Чечня рассматривала себя уже как суверенное государство с правами союзной республики и вела себя точно так же, как группа Ельцина в РСФСР. Ельцин игнорировал законы СССР, а Чечня – законы РСФСР. И в этом она имела прямую поддержку со стороны московских демократов
В ходе избирательной президентской компании Ельцин ездил на Северный Кавказ и призывал всех «брать суверенитета сколько проглотите», провоцировал народы на борьбу с Центром и стравливал осетин и ингушами, обещая им взаимоисключающие пути разрешения их территориальных споров. В целях разрушения СССР он действовал как исключительно опасный провокатор сепаратизма – при поддержке нашей демократической интеллигенции.
3. Принятие «Закона о реабилитации репрессированных народов» (1991 г.).
Действия антисоветских политиков в Центре подготовили почву для того, чтобы в Чечне утвердился режим, взявший курс на отделение от России. Идейное обоснование этому курсу дало принятие закона «о репрессированных народах». Он сразу породил ряд конфликтов на Северном Кавказе (особенно между ингушами и осетинами). Но главное, он дал оправдание будущему терроризму.
Терроризм обязательно требует оправдания, сдвига умов в достаточно большой части народа. Иначе ни за какие деньги молодежь не пойдет в ряды извергов. Надо исковеркать систему ценностей, повернуть их к мщению и смерти. Их надо убедить, что в отношении их группы (социальной, религиозной, этнической и т.д.) совершена нестерпимая несправедливость, которая может быть смыта только кровью. Тогда человеком движет чувство мести, которая как бы восстанавливает равновесие в мире.
Первую работу, чтобы направить мысли и чувства чеченцев к мести, произвели демократы из Москвы - старовойтовы и бурбулисы, нуйкины и приставкины. Вместо «народа, отбывшего наказание» чеченцы вдруг были превращены в «репрессированный народ». Кто же их «репрессировал»? Россия! Ей и надо отомстить.
4. Голосование большинства в Москве и Ленинграде против сохранения СССР (референдум 1991 г.).
Демонстративная поддержка идеи развала СССР и РСФСР демократической элитой, которая шла к власти - важный шаг на пути к пожару терроризма. Это был сигнал сепаратистам всех мастей. В 1991 г. Горбачев устроил референдум с провокационным вопросом - надо ли сохранять СССР. До этого сама постановка такого вопроса казалась абсурдной и в голову людям не приходила. Теперь всему обществу верховная власть заявила, что целесообразность сохранения СССР вызывает сомнения и надо бы этот вопрос поставить на голосование. Как мы помним, 76% населения высказалось за сохранение СССР.
Сохранение СССР было в интересах подавляющего большинства людей. Даже В.В.Путин заговорил об СССР как “огромном великом государстве”, которое было “надежно защищено и с Запада, и с Востока”. Но против СССР проголосовало население двух столиц, двух привилегированных городов, в наибольшей степени приверженное антисоветской программе перестройки и реформы. Что же теперь удивляться «Норд-Осту»!
В июне 1993 г. по западной прессе прошла статья советника Ельцина, диpектоpа Центpа этнополитических исследований Эмиля Паина “Ждет ли Россию судьба СССР?” Он пишет: “Когда большинство в Москве и Ленингpаде пpоголосовало пpотив сохpанения Советского Союза на pефеpендуме 1991 года, оно выступало не пpотив единства стpаны, а пpотив политического pежима, котоpый был в тот момент. Считалось невозможным ликвидиpовать коммунизм, не pазpушив импеpию”.
Что же за коммунизм надо было ликвидиpовать, pади чего не жалко было пойти на уничтожение “огромного великого государства”? Коммунизм Сталина? Мао Цзе Дуна? Фиделя Кастро? Нет - Гоpбачева и Яковлева. Но ведь это абсурд! От коммунизма у этого “политического pежима” осталось пустое название, котоpое и так бы чеpез паpу лет сменили. И pади этой идеологической шелухи голос либеpальной Москвы обpекал десятки наpодов на стpадания, котоpых только идиот мог не пpедвидеть.
И не надо притворяться глупенькими. РФ в геополитическом смысле – тот же СССР, только чуть поменьше. И те, кто поддержал развал СССР, встал в ряды армии, которая продолжает разрушение его ядра - РФ. Хотя бы перед самим собой, с головой закрывшись одеялом, это надо же признать.
5. Кампания против армии, МВД и КГБ (1989-1991 гг.).
Все мы помним, какому избиению в прессе и с трибун были подвергнуты в годы перестройки все правоохранительные органы, армия и особенно КГБ. Кто забыл, пусть полистает подшивки газет и журналов конца 80-х и начала 90-х годов, это чтение освежает голову. Глубокая ненависть либеральной интеллигенции к службам госбезопасности – факт неоспоримый. Она и сейчас жива, амнистированных шпионов толпы демократов встречают из тюрьмы с цветами, как героев – как же, они побывали в застенках КГБ. После интенсивной подготовки «общественного мнения» КГБ был многократно «реорганизован» и подвергнут серии кадровых чисток - так, что даже сеть работавших на нашу разведку зарубежных агентов выдали контрразведкам Запада. Верхушка реформаторов и ее западные покровители действовали вполне разумно - в демонтаже СССР уничтожение армии, МВД и КГБ было совершенно необходимой частью программы. Вопрос в том, почему это приветствовала интеллигенция – ей захотелось разгула преступности и терроризма?
Ненависть к КГБ была сфокусирована на одной функции - борьбе с политическими противниками государства. Но если ты разумный человек, то обязан проделать в уме простейший анализ. Какие функции выполняет КГБ? Какая из них вызывает мою ненависть? Что я (общество) потеряю, если этот институт будет уничтожен?
Говорили о жестокостях, а на деле преступной была объявлена сама функция обеспечения безопасности. Вспомним, как благосклонно приняла интеллигенция тоталитарное, антиправовое и разрушительное для государственности решение об автоматической и поголовной реабилитации всех жертв политических репрессий. Это лишило легитимности всю предыдущую деятельность органов госбезопасности и идеологически обосновало их уничтожение. Более того, это, в общем, лишило легитимности и насилие государства при обеспечении своей безопасности – и дало зеленый свет и коррупции, организованной преступности, и терроризму. Когда в дополнение к этому в право была введена категория «репрессированные народы», был запущен механизм кровавой войны на Кавказе - попробуйте теперь хотя бы остановить этот маховик.
Опасность порождает функцию государства, а функция - соответствующую структуру. КГБ и был в СССР той сложной структурой, которая покрывала спектр главных прямых опасностей для государства и его граждан. В отношении к спецслужбам государства произошло сужение сознания, оно сконцентрировалось на одной идее-фикс: КГБ надо уничтожить, потому что он занимался политическим сыском, который был моей стране не нужен. Допустим, что не нужен. Как из этого тезиса можно прийти к выводу, что надо КГБ уничтожить? Тут явный разрыв логики.
Разумный человек мог бы сказать: КГБ надо упразднить, поскольку все выполняемые им функции стране не нужны. С этим можно было бы спорить, но это по крайнем мере не противоречит логике.
О чем думал наш интеллигент, аплодируя уничтожению КГБ? Считал, что эти опасности, от которых КГБ его довольно надежно защищал, не достанут его и его детей?
Сейчас эти опасности хлынули на нас, как из рога изобилия. Когда структуры КГБ соответствовали спектру опасностей и могли полноценно работать, в принципе невозможно было бы появление на территории СССР дееспособных террористических организаций, регулярное похищение людей и продажа вооружения, включая ракетные зенитные комплексы, преступным бандам. Когда нормально действовал КГБ, в такие вещи просто никто не мог бы поверить. В 1977 г. какой-то психопат взорвал в московском метро самодельную бомбу, были мобилизованы службы КГБ и его нашли - по маленькому обрывку пластиковой сумки.
Когда по КГБ били преступные группы, готовящиеся, в союзе с коррумпированной частью номенклатуры, к захвату государственной собственности, это было с их стороны вполне разумно. Когда подняли вой СМИ, оплаченные этими будущими «собственниками», это было нормальное поведение продажных писак. Но почему к этому вою присоединился честный научный работник, инженер или врач? Надо хоть сейчас покопаться в своих мыслях, такой отход от разума несовместим с жизнью общества.
6. Ликвидация советских органов власти и правопорядка в Чечне боевиками Дудаева при поддержке Москвы (сентябрь 1991 г.).
В августе 1991 г. власти Чечено-Ингушетии поддержали ГКЧП. Это понятно – в укреплении Центра они видели шанс на то, чтобы остановить сползание Кавказа к массовому братоубийству. В ответ чеченские боевики Дудаева при поддержке российских властей производят «революцию» - разгоняют органы советской власти. Чечню захлестывает волна массового преступного насилия. Осуществляется «этническая чистка» – террор против русского населения приводит к исходу его из Чечни. Складывается большой контингент людей, «повязанных» кровавыми преступлениями, здесь выращиваются «кадры» будущих террористов.
7. Передача режиму Дудаева складов вооружения и боеприпасов Северо-Кавказского военного округа (ноябрь 1991-май 1992 гг.).
С ноября 1991 г. начался захват боевиками Д.Дудаева военных городков, вооружения и имущества Вооруженных Сил и внутренних войск. К 8 июня 1992 г. все федеральные войска покинули территорию Чечни, оставив большое количество техники, вооружения и боеприпасов.
Абдул-Хаким Султыгов, (до января 2004 г. спецпредставитель Президента РФ по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в Чеченской Республике, затем помощник министра иностранных дел РФ, государственный советник РФ первого класса), выражаясь очень осторожно и взвешенно, пишет об этом периоде: «Российские отношения с Чечней не имеют никакой правовой логики. Россия заключает соглашение о выводе войск с территории, которую она считает своей, и передаче вооружения войскам, которые она считает незаконными вооруженными формированиями, она провозглашает принцип добровольности вхождения в нее республик, и тут же игнорирует и нарушает этот принцип, она требует соблюдения своих конституционных норм, признавая орган власти, не основанный ни на какой - ни на чечено-ингушской, ни на российской конституции. Это систематическое игнорирование российскими властями в отношениях с Чечней какой бы то ни было законности, разрушение ими того самого конституционного порядка, восстановить который якобы должны были вторжение в Чечню войска, на мой взгляд, - главный источник чеченского кризиса».
Эти действия московских властей были результатом принципиального выбора, продуманных и сознательно принятых решений. В одном проекте соединились космополитическая элита Москвы и та хищная этническая элита в Чечне, которая, как и московские демократы, была заинтересована в создании хаоса и возникновении на Кавказе «серой зоны» без границ, таможни и правопорядка. Это и был тот альянс, в лоне которого зародился терроризм.
8. Ликвидация советской системы хозяйства и разрушение экономики Чечни (с 1991 г.).
Рыночная реформа (во всех ее аспектах) создала мотивы и предпосылки для терроризма и в то же время уничтожила созданные за советское время механизмы подавления мотивов и предпосылок к нему, а также быстрой ликвидации конфликтов, чреватых его появлением. Более того, терроризм в РФ был не просто порожден реформой как ее побочный продукт, он был целенаправленно создан как инструмент разрушения СССР, а затем и изменения социально-экономического порядка (для создания «серых» зон с открытыми границами, свободных от таможни и правового порядка).
В Чечне все это проявилось с особой силой. Массовая преступность и насилие в Чечне как питательная среда для терроризма - следствие прежде всего тяжелейшего обеднения, вызванного реформой, а не Хаттабом. В 1980 г. доходы жителя Чечни в среднем были в 2,6 раза меньше, чем у москвича, а в 1992 г. стали в 9,1 раза меньше. А потом хозяйство Чечни вообще было разрушено. В 2002 г. в Чеченской республике, население которой составляет 0,7% населения РФ, было 12,7% от общего числа безработных в РФ – 199 тыс. На одну объявленную в 2002 г. вакансию в Чечне было 1094 человек безработных (в РФ – 2,1 человек). Этот фактор - не причина терроризма, а лишь благоприятная среда для него. Как голова - не причина появления вшей, но если голову не мыть, то заползшая вошь размножается.
9. Война в Чечне с нарушением норм международного и российского права (1994 г.).
Начатая Ельциным война в Чечне была чистым случаем искусственно созданных («лабораторных») войн, которые организуются в последние десятилетия в разных частях мира с помощью преступных политических технологий к взаимной выгоде «воюющих сторон». Анализ этой войны был сделан при попытке Госдумы отлучить Ельцина от власти, изложение фактов составило целый том.
Упомянем только такие фундаментальные нарушения норм права, как ведение боевых действий на территории своей страны без объявления чрезвычайного положения, предоставление тяжелого вооружения неформальным организациям («оппозиции»), нелегальный найм персонала, ведущего боевые действия (танковый рейд на Грозный) без военной формы и знаков различия и отказ правительства от признания их военнослужащими. Все это вывело войну с мятежниками за рамки права и послужило для идеологов этой «мятеж-войны» оправданием перехода к использованию методов терроризма.
Это – самые грубые, наглядные шаги реформаторов к порождению «самовоспроизводящегося» терроризма в РФ. Сторонники реформ, независимо от их первоначальных благих пожеланий, были загнаны в такой коридор, что оказались вынуждены все эти шаги поддержать. Об этом они и должны задуматься.
Пока мы сидим в болоте, которое условно называется «переходный период», наше государство будет недееспособно в борьбе с терроризмом, который оно само же породило во времена Горбачева и Ельцина. Оно полностью раскрыто и коррумпировано, его финансы и бизнес переплетены с преступным миром. Это государство непрерывно порождает большие контингенты выброшенных из жизни, озлобленных и оскорбленных людей. Многие из них ищут выхода в фанатизме и мести, в том числе самоубийственной. Это питательная среда, выращивающая рекрутов для терроризма.


Зачем нам слепые поводыри?

То, о чем предупреждали специалисты в 1990-1991 гг., пришло с очевидностью: средний человек лицом к лицу столкнулся с терроризмом. Раньше, когда терроризм был направлен на отдельные небольшие группы (турок-месхетинцев, русских в Чечне, пограничников в Буйнакске), это обывателя не трогало. Теперь оказалось, что жертвой могут стать «просто люди», а он - один из них. И даже не только он, но и дети!
Каждый раз после большого теракта пресса и политики вываливают на головы людей столько слов, противоречащих знаниям и здравому смыслу, что возникает ощущение полной утраты связи с реальностью. Напуганный человек слушает - и совсем теряет голову. Взять хотя бы мысль, будто от терроризма нас спасет усложнение правил регистрации для приезжих. Как будто именно у террористов нет в кармане пары сотен долларов для моментальной регистрации. Столь же абсурдна идея наносить удары по базам террористов «где бы они ни находились». Представляете – авиация РФ бомбит страны СНГ. Бжезинский отдыхает…
Есть вещи почти общеизвестные. Например, тот факт, что многие страны Запада культивируют у себя терроризм в контролируемых масштабах. Это - важное средство сплочения обывателей вокруг власти, а также эффективное средство собирать радикальную молодежь из отверженных слоев общества и направлять ее энергию на ложные цели.
Никакая серьезная террористическая организация не существует вне тесной связи с какими-то спецслужбами. Эти связи становятся международными. Наглядный пример – Аль-Кайеда и Бен-Ладен, созданные ЦРУ. Менее известен у нас другой случай. В 1995 г. западные газеты опубликовали историю сети негласных убийц «Гладиатор». Она была создана в 1951 г. НАТО с целью развязать террор в случае прихода к власти коммунистов в Европе. Эта сеть подчинялась высшему командованию НАТО, что признал экс-генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер. В нее вербовались неофашисты из Черного Интернационала. Таким образом, террористы, бывшие боевиками национальных правых организаций, в то же время входили в структуру НАТО. На счету «гладиаторов» большое количество убийств и взрывов, особенно в Италии и Испании. Ликвидирована сеть «Гладиатор» была после уничтожения СССР (если ликвидирована).
Принципиально новую сложную систему терроризма создал Израиль. Эта система состоит из государственного терроризма, манипулируемого «исламского» терроризма и спецслужб. Вслед за Израилем к поддержке «исламских» террористов перешли США - это оказалось болезненным, но сильным средством стравить мусульман друг с другом, оттолкнуть от борьбы их здравомыслящую массу. Виднейший арабский историк и философ Самиp Амин пишет о тайном альянсе Запада с исламскими фундаменталистами: «Как можно объяснить поддеpжку (лицемеpно отpицаемую), котоpую Запад оказывает вpаждебному ему движению, кpоме как тем колоссальным ослаблением аpабского миpа, к котоpому оно ведет разжиганием внутpенних конфликтов (особенно конфессиональных конфликтов между сектами и между оpганизациями)».
Отсюда вытекает важная для нас сегодня проблема. Нас все время стараются убедить, будто РФ, США и Израиль – союзники в борьбе против общего врага, международного терроризма. Как будто мифические пилоты-бедуины, по самоучителю освоившие мастерство вождения «Боингов» и разгромившие в виртуозном вираже небоскребы Нью-Йорка, палестинские шахиды и убийцы детей в Беслане представляют из себя один и тот же социальный и культурный тип, имеют одни и те же цели и вместе составляют единую античеловечную армию. Это – совершенно ложный тезис. Если он будет принят у нас властью и обществом, он поведет нас по ложному следу, и заплатим мы за эту ошибку очень дорого.
Судите сами. Известно, что терроризм – исключительно сложное социальное и культурное явление, порождаемое специфическими историческими обстоятельствами. Сходство внешних признаков и технических средств, которые используют террористы, почти ни о чем не говорит. Терроризм связан неразрывно с той средой, в которой он действует, и даже в одном и том же обществе его природа может резко измениться за короткий срок. Терроризм народовольцев принципиально несхож с терроризмом эсеров под руководством агента охранки Азефа, а этот, в свою очередь, от антисоветского терроризма бывшего эсера Савинкова. Значит, и бороться с каждым из них надо было по-разному. А размахивать кулаками, конечно, можно одинаково.
У нас же под воздействием телевидения и часть населения, и чуть ли не все политики соблазнились идеей «учиться у Запада и Израиля», а то и «сотрудничать» с ними в борьбе с терроризмом в РФ. Это тяжелая ошибка, которая может иметь трагические последствия. Только на первый взгляд кажется, что речь идет о том, чтобы всего лишь «перенять технологию». Это ведь не молоток попросить у соседа. Речь идет о «технологии» сложнейшей войны. За ней стоит неотделимое от нее представление о Добре и зле. Встать в вопросах войны, особенно войны с национальным и религиозным оттенком, в один ряд с Западом и Израилем - это конец России как культуры и как многонациональной страны.
Да и где же логика у наших политиков? Почему изживать терроризм мы должны учиться у Запада, где он процветает, а не у Советского Союза, где его и в помине не было? Разве Израиль искоренил терроризм теми средствами, которые у него хотят перенять наши политики? Нет, Израиль живет как в осажденной крепости. Мы же еще недавно в России, их средств не применяя, о терроризме только понаслышке знали. Логики нет, есть обман - или глупость. Мы же должны понять то зло, с которым вынуждены бороться.
Мы понимаем реальность с помощью мышления и воображения. Инструментом мышления являются понятия, а воображение оперирует образами. В настоящий момент в РФ исключительную актуальность как для власти, так и для общества, приобрело понятие и образ терроризма.
Кто нам задает это понятие и этот образ? Черпаем ли мы их из недр нашей культуры, как производные отложившихся в ней фундаментальных представлений о мире и человеке, добре и зле? Ведь если окажется, что канал «питания» смыслами собственной культуры при выработке актуальных понятий кем-то перекрыт, то это будет сигналом о важной прорехе в системе государственной безопасности РФ. Внедрение контрабандой таких понятий извне – важное поражение в информационной войне. Оно означает, что наше общество и власть мыслят по навязанному извне алгоритму и действуют по указанию «невидимой руки». Ведь давно сказано: «мы – рабы слов».
Как обстоит дело в нашем конкретном случае? В том мировом беспорядке, который возник после развала СССР, главарем «золотого миллиарда» на время стали США. Они сами переживают тяжелый культурный кризис, и в поиске новой доктрины мирового порядка («однополюсный мир») правящая верхушка США выработала специфическую философию, исходя из которой и вырабатывается новый политический язык.
В 1995 г. Стратегическое командование США приняло “Основные положения доктрины сдерживания после холодной войны”. Ее анализирует виднейший американский ученый-лингвист Н.Хомский, критик политики США, но критик столь скрупулезный, что его анализа никто и не пытается опровергнуть – его просто обходят молчанием. А знать его надо.
По словам Хомского, авторы этой доктрины считают, что США должны использовать свой ядерный потенциал, чтобы “в случае, если их жизненно важные интересы поставлены под угрозу, выставить себя в роли иррациональной и мстительной страны”. Как сказано в документе, “это должно быть частью нашего образа как нации, который мы демонстрируем нашим противникам... Тот факт, что некоторые элементы [государственной машины США] могут казаться потенциально “неконтролируемыми”, способен принести выгоду; ведь это только вселит страх и сомнения в умы тех, кто принимает решения на противоположной стороне баррикады”. Таким образом, пишет Хомский, США вернулись к “теории сумасшедшего”, которую выработали во времена Никсона. Главная мысль ее звучит так: «наши враги должны осознавать, что мы безумны и непредсказуемы, имея при этом в своем распоряжении невероятную разрушительную силу; и поэтому страх заставит их подчиниться нашей воле».
Когда был силен СССР, этот блеф успеха не имел – вьетнамцы с помощью советского оружия устроили Никсону холодный душ, и на время США отступили к здравому смыслу и убрали “теорию сумасшедшего” в архив. С 1991 г. они начали ее снова пробовать – в Персидском заливе, потом в Югославии. Требовался, однако, образ большого, вселенского врага, чтобы раскрутить психоз «войны цивилизаций» и добиться ликвидации всего здания послевоенной системы международного права.
Большой шаг удалось сделать в 2001 г., когда в США была реорганизована машина и психологической, и обычной войны. Потрясающее зрелище нападения на башни Нью-Йорка пришлось очень кстати, что-то в этом роде неизбежно должно было произойти. Расплывчатый образ вселенского зла приобрел имя – «международный терроризм». На значительной части Земли было введено всеобщее военное положение под главенством США якобы из-за «войны миров» - международные террористы обрели облик инопланетян, против которых обязаны объединиться все земляне.
Как это использовали сами США, мы знаем – они оккупировали центральные районы Азии и Ближнего Востока, да так, что никто и пикнуть не посмел против этого. Все беспрекословно помогали им обустраивать свои военные базы.
По нам эта палка ударила и другим концом. Расплывчатый образ международного терроризма надо наполнять жизнью, иначе он совсем расплывется и перестанет пугать людей. Загремели взрывы и стали гибнуть заложники в тех точках земного шара, где государство ослабло, и особенно в тех странах, которые надо наставить на путь истинный. Таким местом стала и РФ.
Конечно, и в Индонезии, и в Египте, и в РФ есть свои, совершенно разные радикальные движения, которые по своим, совершенно разным причинам ведут борьбу с применением диверсий или террористических актов. Однако в данный момент и для «хозяев мира», и для многих главарей этих групп выгодно представить их как отряды одной большой армии зла – международного терроризма. «Хозяевам мира» это надо, чтобы оправдать свои планы сплочения богатого меньшинства против всего остального человечества, а главарям местных боевиков за соучастие в этой большой мистификации текут струйки денег из каких-то тайных фондов (один из них имеет условное название «Бен-Ладен»).
Для РФ терроризм, организованный на ее территории, стал большой и реальной угрозой. Акции вроде «Норд-Оста» или Беслана наносят сильнейший удар по государственности, расшатывают всю систему власти и управления. Если учесть к тому же, что после таких акций неизбежно начинаются расследования и они вскрывают картину ужасной коррупции, то терроризм становится одним из важнейших средств подрыва авторитета государства. Вспомним, в какой экстаз впали наши демократическим СМИ после «Норд-Оста» – зачем, мол, проклятые силовики применили газ. При этом ясно, что любой исход вызвал бы такие же проклятья – и если бы заложники погибли при штурме, и если бы террористов отпустили с победой. Беспроигрышная возможность оплевать государство.
Когда возникает угроза для людей и государства, власть обязана дать ответ. И ответ этот начинается с того, как власть представляет эту угрозу обществу, в каких словах и образах. И хотя со времени Великой французской революции, когда Марат дал теоретическое обоснование терроризму а якобинцы с успехом внедрили теорию на практике, прошло два века и терроризм довольно глубоко изучен наукой, нынешняя власть в РФ, похоже, решила это знание отставить в сторону, последовать за официальными идеологами США. Притворяется ли при этом наша власть или всерьез поверила интеллектуалам дяди Сэма, в любом случае это грозит нам бедой. Когда слепой ведет слепого и оба падают в яму – беда, но неизбежная. А если зрячий по какому-то тайному расчету притворяется слепым и тащит нас в яму – как это назвать?
В начале октября на острове Родос во второй раз собрался международный форум «Диалог цивилизаций». Его организатором от РФ являются Фонд Андрея Первозванного и Фонд Российской славы. Туда собрались видные философы, деятели культуры и религии. Дело было после Беслана, и много говорилось о терроризме. Все было поучительно, но я коснусь только поднятого здесь вопроса. На пленарном заседании выступили главные приглашенные персоны. Прибывшие из РФ выступали осторожно, а ораторы из США и, в меньшей степени, из Европы, изложили концепцию терроризма, которая и навязывается сейчас всему миру. Я бы назвал ее словами из документа США - «иррациональной и мстительной». Мстительность еще так сяк, с оговорками ее можно оправдать, но вместе с иррациональностью это путь в яму. Побеждает только «ярость благородная», а благородство несовместимо с отказом от разума.
Не будем пока гадать, зачем это надо, но авторы доктрины международного терроризма стараются полностью вывести описание этого явления за рамки разумных понятий. Они, например, настаивают на тезисе «террористы не имеют национальности». Это, кстати, звучит и на нашем телевидении и немало удивляет людей. Очевидно, что он ложен. В Испании террористы из ЭТА – именно баскские террористы, кого бы они ни вербовали в свои группы, палестинские шахиды – именно арабы-палестинцы, кто бы ни стоял в тени у руля их верхушки. Террорист Б.Савинков – продукт болезни русского общества. Даже если не верить нашим собственным глазам и ушам, послушаем авторитетов.
Вот книга «Знаменитые евреи», изданная большим тиражом в Москве в 1992 г. В нее отобраны 130 великих личностей всех времен, составляющих гордость истории евреев. Но ведь здесь в одном строю со Спинозой, Марксом и Эйнштейном стоит Евно Фишелевич Азеф – организатор и вдохновитель террористической деятельности эсеров (как сказано в книге, «и одновременно секретный агент русской тайной полиции (охранки)»). Он не просто талантливо организовал массовый террор в России, но и лично руководил самыми громкими акциями (убийство министра Плеве и великого князя Сергея Александровича). Так что – Азеф не имеет национальности?
Командир той террористической группы сионистов, что убила посредника ООН Бернадотта, недавний премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, заявил в 1943 г.: «Ни еврейская мораль, ни еврейская традиция не исключают терроризма как средства борьбы». Премьер-министром Израиля был и командир знаменитого отряда террористов «Иргун» М.Бегин. Так что – Шамир и Бегин тоже не имеют национальности? Сказать это было бы просто глупо и даже оскорбительно для евреев.
Если хочешь бороться с врагом, надо знать источники его силы. Терроризм силен тем, что находит ключ к тайникам национальной души, умеет подать ответ на «зов крови». А нам предлагают игнорировать это его свойство, его тайное оружие. Наш Министр С.Иванов обещает победить терроризм, стать вроде Геракла, задушившего Антея. Но Геракл-то знал, что Антея надо «поднять в воздух», оторвать от того источника, в котором он черпал свои силы, прикоснувшись к земле. Геракл действовал рационально, а нам предлагают рациональность отбросить.
Национальность – частный вопрос. В концепции, изложенной на Родосе, предложено вообще придать терроризму статус мистической, дьявольской силы. Это, мол, не люди, а исчадия ада, явление не от мира сего. Как это понять? Крестом и святой водой с ними бороться? Можно для красного словца произнести пару заклинаний, но затем надо трезво изучить противника и без всякой мистики заниматься решением чисто земных социальных и экономических проблем, которые питают терроризм, восстанавливать и оснащать необходимые для борьбы структуры государства. Нам подсовывают концепцию, которая запугивает людей и отвращает их от разумных действий, а США под шумок прибирают у рукам запасы нефти.
И ведь наши политики дудят в ту же дуду. «Нам объявлена война!» Кем объявлена? Когда? Ну ладно бы сказали «против нас ведется необъявленная война», да и это всего лишь плохая метафора. Уж Россия-то знает, что такое настоящая война. Зачем поднимать несколько сот бандитов, которых почему-то не может найти ФСБ, на уровень силы, объявившей войну России? Зачем-то, значит, надо, чтобы люди потеряли остатки способности строить в уме верный образ реальности.
Чтобы укрепить образ терроризма как единой всемирной и вездесущей силы, один оратор стал даже развивать сложную теорию «антицивилизации». Мол, сложилась на земле такая система, а мы и не заметили. Война Добра со злом, Цивилизации с антицивилизацией! Все должны сделать свой выбор, кто поет не с нами, тому попадет. Какая глупость! Арабские политики и богословы посмотрели на этого оратора (бывшего премьер-министра Чехии) с жалостью. Этот оратор говорил о демократии и сам полез в ловушку. Ведь ясно, что если бы сегодня провели вселенский референдум с вопросом «Что такое антицивилизация?», то 90% граждан Земли ответили бы: «США». Это сразу было отмечено при обсуждении пленарных докладов на секциях.
Мстительность и иррациональность выработанной в США концепции терроризма, похоже, соблазняет наших политиков. Она взывает к простым и грубым чувствам и позволяет заменить кропотливую работу политическими спектаклями. Вот, объявили награду за голову Басаева, кажется, миллион долларов (Бен Ладена США ценят дороже). Вернулись в этом вопросе к средневековью. Ну и чего добились? Где же очередь людей в масках и с наклеенными бородами за этими долларами? Выходит, одно из двух – или Басаева не существует, как и Бен Ладена (неважно, не существует физически или они живут где-то на своих виллах под охраной ЦРУ), или та социальная среда, в которой они обитают, видит в них героев и презирает этот миллион сребренников. Зачем было тащить в Россию эту грязную технологию и попадать в глупое положение?
Дальше – больше. Генпрокурор предложил брать в заложники родственников террористов! Телевидение сразу об этом раструбило и даже ввело в обиход термин «контрзаложники». Господа демократы, куда мы прикатились? Вы соображаете политически и технически, что это значит в России? Ну, соберут по деревням и рынкам десятка три женщин и детей, привезут на место захвата заложников – а дальше что? Выйдет Генпрокурор в парадном мундире и начнет каждые полчаса расстреливать по ребенку? Кавказ подожгли, так надо по всей нашей земле огонь пустить? У кого учитесь – у Израиля, который живет в осажденной крепости и строит вокруг себя стену? Удивительно, что В.В.Путин, наш гарант конституции, молчит. Хоть бы этому у Сталина поучился, вовремя сказать, что «сын за отца не ответчик».
У нас одна возможность - искоренить терроризм в принципе. Но этого нельзя достичь «средствами Запада» - ковровым бомбометанием, пуском крылатых ракет «по базам», наймом провокаторов и многомиллионными вознаграждениями «за голову». Искоренить у нас терроризм можно только через «молекулярное» сопротивление терроризму всего общества и прежде всего самого населения. Чтобы мать не посылала сына к Басаеву, а сказала: «Не смей, это нехорошо!» Чтобы сообщить о банде в милицию было не предательством, а добрым делом. Но для этого надо восстановить то жизнеустройство, которое лишает терроризм социальной и культурной базы. Жизнеустройство, основанное на солидарности, а не на конкуренции.
Речь не идет о том, чтобы оправдать тех, кто пошел в боевики и террористы - их ответ преступный, их приходится уничтожать. Но если не понять их мотивы и видеть только кровожадность или корысть, то нет шансов на то, чтобы лишить терроризм легитимности в среде чеченского населения. А без этого искоренить терроризм невозможно.
Культурные запреты - единственный тормоз для настоящего терроризма, кончик которого нам показали. Пока что нигде в мире он не объявлял тотальной войны, не переходил к массовому мщению, не отрезал путей к соглашению. Что такое тротил по сравнению с нервно-паралитическим газом или боевыми вирусами! Диапазон возможностей терроризма велик, и лучше вести с ним войну основательно, по ее законам - уничтожать самих террористов, но не переходить некоторые грани.
Сегодня Россия опять поставлена в точку нестабильного равновесия. Ее легко толкнуть под уклон по такому пути, на котором она развалится или сожрет себя изнутри. Одна надежда, что и военные, и чиновники, и масса простых людей поддакивают политикам, а сами делают свое дело с умом и сердцем.
Если же будем имитировать Израиль и США, то окажется, что слепым поводырем притворяются как раз США, а в яму придется падать нам, ибо от усердного желания им подражать наши вожди и вправду ослепли.


Розы, каштаны, березы…

Два месяца мы с тревогой следили за событиями на Украине, ловили сообщения, выспрашивали очевидцев. Ведь до сих пор подспудно мы не верим, что Россию удалось разорвать. Ну, демонтировали политическую надстройку, но от этого тысячелетняя страна и культура не распадаются, они лишь уходят вглубь, в катакомбы. Отчалили Прибалтика и Грузия? Скатертью дорога, их всегда точил червь зависти к Западу, и ублажать этого червя обходилось России все дороже и дороже. Но оторвать от нашего общего тела Украину – слишком тяжелая травма.
Более того, мы, как части целого, болеем теми же болезнями. Болеем в чем-то по-разному, но теми же. Нынешний острый кризис Украины – это зеркало, в которое мы смотримся. Сегодня украинцы очарованы спектаклем «оранжевой революции» (раньше ее называли «революцией каштанов»). Огромная масса людей не может стряхнуть наваждение и втянута в карнавал, который с песнями и плясками подвигается к яме. А что, разве наши студенты благоразумнее? Разве их не очарует какая-нибудь «революция берез», поставленная на наших подмостках хорошими режиссерами за хорошие деньги? Вспомните хотя бы август 1991 г. – совсем дешевый был спектакль, а какие аплодисменты сорвал.
А главное, объективные предпосылки к таким срывам у нас те же, что и на Украине. Да, цены на нефть и запасы газа нас пока что держат крепче, но не намного. Прибавят спонсоры денег Басаеву и Немцову – кто их знает, какие трюки они приготовят к 2008 году. По многим признакам видно, что за дестабилизацию РФ как самого большого обрубка России уже взялись крепко.
Никто не скрывает (а Бжезинский прямо пишет), что стратеги холодной войны как одну из главных задач ставили расчленение России-СССР, а затем отрыв украинцев от русской части страны. Рыночная реформа была в этой стратегии главным оружием. Исторический опыт показывает, что перевод жизнеустройства на рыночные принципы неизбежно порождает сепаратизм, особенно если в стране велики природные и культурные различия между ее частями. Это было проверено во время либеральной революции февраля 1917 г. В царской России настроения сепаратизма были слабы (если не считать «чужих» Польши и Финляндии). Когда царизм ослаб и верх стали брать кадеты, уже в 1916 г. начался развал Империи (в российской армии был учрежден полк «гетмана Мазепы»!). После февраля Империя рассыпалась, а белые расчленили и русские области, создав несколько правительств.
Разделена была и Украина – в одном месте власть Скоропадского, в другом Петлюра, в третьем Махно. Собирала страну общая Красная армия, которая нигде не воспринималась как иностранная. И воссоединение было возможно только на нерыночной основе, в форме семьи народов с общей исторической судьбой.
Новое разделение, в проекте демократов конца 80-х годов, было неразрывно связано с ликвидацией экономической основы единства. Оно предполагало дробление всех исторически сложившихся больших областей на мелкие образования («Конституция Сахарова»). Это старая идея правящей верхушки Запада – по возможности дробить славянские страны и стравливать их части. На примере Югославии мы это видели очень наглядно, и драматизм ее растаскивания заслонил от нас другой красноречивый случай – технологию разделения Чехословакии. Реформаторы сумели создать такие условия, что обеим частям стало выгодно разделиться.
И Украину в ходе реформы сумели довести до такого состояния, что население двух ее частей дозрело до принятия идеи разделения. Идея чудовищная, но людей отвлекают от мыслей о будущем. Как же создают «невыгодность» общежития? Прежде всего, неравномерностью хозяйственных условий. В здоровом состоянии любая страна связывается путем соединения ресурсов в общем котле, чтобы всем частям было выгодно – чтобы везде было обеспечено право на жизнь, а разрыв в уровне жизни не превышал определенной критической величины. Параллельно тем частям, которым становится невыгодно жить вместе, предлагают извне льготные условия для дрейфа, «сманивают» разными пряниками. В Югославии, например, погрузили в кризис Сербию с ее нерентабельной тяжелой промышленностью и ВПК – и сманили Хорватию и Словению с их легкой промышленностью и туризмом.
На Украине, наоборот, оживилась тяжелая промышленность на востоке – подскочил мировой спрос на металл, но зато жителей западной части манят в Европу, которая не прочь привлечь ресурсы образованной рабочей силы, да и вообще заткнуть украинцами свою демографическую брешь. И всем нам тяжело на это смотреть потому, что эти планы реализуются. Еще пять лет назад об этом и речи не было, а теперь вопрос стал в практической плоскости.
А если приложить к РФ? Уже не кажется невероятным. Экономическая связность страны резко ослабла. Средний уровень доходов между крайними регионами различается уже в 16 раз – это запредельный показатель. Транспортные тарифы сделали невозможным нормальное передвижение по стране и людей, и хозяйственных грузов. Уродливые принципы хозяйства поставили окраины на грань замерзания. Это год за годом наблюдается на Камчатке. А на Сахалине электричество отключают даже на шахтах, которые снабжают остров углем, и в котельных, от которых отапливаются дома шахтеров. Как же жить людям в такой стране? Ведь власть сама шаг за шагом разрубает связи и подпиливает подпорки общего жизнеустройства.
Но объективные предпосылки не реализуются, если не произошло поворота в умах. А этот поворот со скрипом, но происходит. Большие силы брошены на помрачение ума, люди не могут связать обрывки мыслей. На Майдане в Киеве девушка в оранжевой косынке кричала: «Мы не хотим жить, как советские люди, мы хотим как на Западе!» Симпатичная девушка, а рассуждает, как Явлинский. Хотелось бы проследить ход ее мыслей.
Советский строй скрылся от нас уже 15 лет назад – как же она понимает «жить по-советски»? Скорее всего, это означает «жить не так, как на Западе» (конечно, имеется в виду сытая жизнь «среднего класса»). Спрашивается, кто же тебе мешал «жить как на Западе»? Кучма? Путин? Шахтеры Донбасса? Кто мешал жителям Львова «жить как на Западе» с 1921 по 1939 г.? Мешал тот факт, что Украина – не Запад, и в Запад ее принимать не собираются. Ее принимали как поместья польских панов, как эмигрантов в Канаде, сейчас принимают как гастарбайтеров в Германии. Конкретно эту симпатичную девушку тоже с удовольствием примут. Это ее устраивает?
Думаю, что нет. Она просто хочет, чтобы «было как на Западе». Она сображает, что передвинуть Украину через Карпаты и приткнуть где-то около Франции не смогут даже Ющенко с Тимошенко. Но почему-то надеется, что если эти два красавца встанут у руля власти, жизнь изменится, как в сказке. Спроси ее, каким же образом это случится – не сможет ничего сказать, это уже и у нас в РФ проверено. Те же люди, те же утопии. Как эти люди близки нам и как жаль видеть этот странный результат болезни нашей культуры. Какая беззащитность!
Нынешний кризис на Украине обнаружил и слабость тех политических форм, которые после 1991 г. были импортированы к нам с Запада. Частично эта слабость есть проявление дефектов самого образца в условиях общего кризиса либерализма. Мы видим, что в самих США машина выборов буксует уже второй раз, причем очень опасно. Эта двухпартийная машина работала, покуда партии выражали различимые проекты, а избиратели понимали суть противоречий и делали рациональный выбор. Крах СССР («конец истории») лишил политику США основания, противоречия между господствующими кликами решаются там путем теневых сговоров, понятие «проекта» исчезло, выборы стали спектаклем, голоса делятся поровну. Исход выборов сомнителен, они перестали быть основой легитимности власти. Она теперь легитимируется страхом (перед терроризмом и пр.).
Именно выборы использовали для дестабилизации и замены отработавшей властной верхушки и в Грузии, и на Украине. И все больше признаков говорит о том, что большой спектакль нам готовят и в РФ. Только у нас режиссеры сделают его гораздо более драматическим и начинают загодя. Неужели опять нас сманят, как крысолов своей дудочкой?
В тех республиках СССР, где приняли западную систему псевдовыборов и их политический язык – при наличии реальных общественных противоречий – возникла опасность паралича власти. На выборах президента различие программ смазывается, и главную роль начинают играть искусственно раздутые внешние факторы. Политически осознанный выбор исчезает настолько, что Янукович предлагает Ющенко стать премьер-министром, а в Абхазии один кандидат берет другого в вице-президенты. Рациональность в сознании граждан заменяется эмоциями и интуицией, но это основа ненадежная и легко поддается манипуляции.
Временно стабильны режимы, которые вернулись к «квазисоветским» языку и образам, проведя в президенты «квази-генсеков». Более основательна легитимность режима, «говорящего» не на либеральном и не на советском языке, а на языке здравого смысла с изложением понятного и реалистичного проекта (Белоруссия). Но и здесь адекватной политической структуры, не зависящей от харизматического ресурса, пока не найдено.
Вторая опасность, известная в политологии с конца 80-х годов и наглядно представшая на наших землях в 1991 г., а затем в «революциях» роз, каштанов и пр., состоит в том, что сдвиг к постмодернизму позволил выработать эффективные технологии «революции-спектакля». Изъятие из политики самой проблематики истины, идеала, цели и проекта привело к тому, что с помощью денег и манипуляции сознанием оказывается возможным собирать на улицах и площадях «карнавальные» невооруженные толпы. Своим возбуждением они заражают часть населения, достаточную для того, чтобы парализовать способность власти ввести процесс в рамки закона и рациональности. В условиях неустойчивого политического равновесия этого бывает достаточно, чтобы толкнуть события в нужный манипуляторам коридор.
Государственный аппарат бывших республик СССР, воспитанный истматом (или либерализмом как вывернутым наизнанку истматом), не может ничего противопоставить этой новой технологии. Обсуждение планов «революции каштанов» на Украине открыто велось с начала лета, но к ее реальности оказались не готовы ни власти, ни политические партии, ни аналитики ни на Украине, ни в РФ.
Не видно и признаков того, что драматический урок Украины пойдет власти РФ впрок (как не пошли впрок уроки «Норд-Оста» и Беслана). Отказ от целеполагания, от связного проекта и от диалога с обществом выхолащивает государство. Инициатива по дестабилизации РФ переходит к теневому противнику, он накапливает свои арсеналы и ждет момента.


Погром в Бишкеке – лапша на уши в Москве

На просторах бывшего СССР произошла очередная революция – в Киргизии. И у наших, и у западных политологов она вызвала некоторое замешательство. Похоже, что-то там пошло не так, как задумывали мудрецы из ЦРУ и Фонда Сороса. Хотя, как было сказано, конторы всяческих западных «правозащитных» фондов имелись в каждом селении Киргизии. Известно, Восток – дело тонкое. Одно дело разбомбить Афганистан или Ирак, другое дело – понять, что в действительности на уме у пуштунов, курдов или шиитов.
Не будем уподобляться политологам и делать глубокомысленное лицо, намекая, что мы проникли в суть событий. Пока туман не развеялся, лучше собирать крупицы полезного опыта и обдумывать их, а то через пару недель забудем. Вытеснят их из памяти новым сенсационным туманом. Попробуем разобраться хоть в том, что видели и слышали, что нам наговорили политики и их толмачи.
Сказано, что опять совершена революция из серии «оранжевых» - как, мол, и было задумано сами знаете где. Все как по маслу – оппозиция, выборы, фальсификация… Глеб Павловский даже название предложил на выбор: «революция маковой соломки» или «революция конопли». Он уже рассек, что в тогу демократической оппозиции ЦРУ на этот раз нарядило дельцов наркобизнеса из «южных кланов». У нас вообще слово «клан» приобрело магическое значение, как в историческом материализме «классовая борьба». Сказал его – и всем все должно быть понятно. И в Москве кланы, и на Украине, и в Чечне. А теперь и в Киргизии. Таинственные и чудодейственные.
Из того немногого, что мы знаем, картина вырисовывается туманная. Да, «революция» готовилась давно, объявление о ней тоже мировые СМИ дали давно. Плотность давления «мировой демократии» здесь была весьма высокой. С другой стороны, всего за неделю до «революции» президент Акаев, хитро улыбаясь, заявил, что никакой революции в Киргизии не получится, потому что у них, азиатов, есть способ ее предотвратить. А что это за способ, он, мол, раскрывать пока не будет.
Потом мы видели, что «демократические силы», не признав, как водится, результаты выборов, цивилизованно пошли на площадь, провозглашая на киргизском языке общечеловеческие ценности. Однако к ним почему-то вдруг присоединились «народные массы», и все пошло кувырком. Массы ворвались во дворцы и покидали в окно компьютеры, а потом разграбили магазины. Милиция, по законами «оранжевых революций», этому не препятствовала. При виде этой картины всем как-то стало не до демократии. Даже самые рьяные наши «энтузиасты Майдана» почему-то не аплодировали.
В следующем акте этого неприятного спектакля мы увидели, как пара сотен «демократических оппозиционеров» продолжает жалобную демонстрацию перед зданием парламента, где выходцы из старой советской номенклатуры делят власть. Милиция их вежливо не пускает. Уже и новый избранный парламент признан законным, и «освобожденный народом из тюрьмы» Феликс Кулов снова стал главой силовых ведомств, а погромы велено прекратить. Похоже, «азиатский метод», на который намекал Акаев, использован успешно. Что за всем этим стоит, пропали или не пропали деньги Сороса, сказать пока нельзя. Но факт, что перед нами – вовсе не стандартное повторение доведенных до совершенства европейских «бархатных революций».
Пройдет время, многое прояснится. А сейчас вспомним, что об этом наговорили политологи. Вот, собрался синклит на телевидении у В.Познера. Здесь была высказана такая мысль: «Почему оранжевые революции свергают самых демократических президентов? Ведь крупный ученый, академик Акаев – самый настоящий демократ!»
Много со времени Горбачева приходилось слышать странных вещей, но эта уж из ряда вон. Что же это получается! Нам говорят, что Киргизия при Акаеве разделилась на кланы по родоплеменному принципу, эти кланы криминализованы, их феодальная верхушка занята наркобизнесом. Сообщают, что по официальным данным 50% населения находится за чертой бедности. И те же самые профессора и политологи, которые все это нам сообщают, тут же, не моргнув глазом, называют режим Акаева демократическим! Да что же эти господа понимают под демократией!
Познер и компания объявляют советский строй тоталитаризмом, а режим Акаева демократией. Это нормально? Ладно бы они просто дурили людям голову. Нет, все это всерьез – вот что страшно. Мы попали в какое-то зазеркалье, где уму-разуму нас учат сумасшедшие или те, кто ловко притворяется сумасшедшим.
Какая демократия-тоталитаризм, какой там капитализм-социализм! Мы живем совсем в другом измерении. И при чем здесь академический титул? Допустим, банда захватила город, посадила «мэром» академика или поэта, а сама грабит жителей. Разве можно это назвать «общественным строем» или «государством»? Нет, это совсем иное явление, в учебниках не описанное. В западных книгах говорится, что демократия может худо-бедно существовать только в обществе, где число безработных не превышает 10% активного населения. А в Киргизии безработица, как пишут, достигла 77%! Что тут мог сделать Сорос с его деньгами, какую установить демократию?
Теперь послушаем политика. Глава правительства РФ Фрадков 24 марта заявил в столице Казахстана Астане: «Россия выступает против силового варианта разрешения конфликта… Конфликт необходимо решать, оставаясь в правовом поле, соблюдая Конституцию и действующее законодательство».
Конечно, политиков нельзя понимать буквально, но все же… Как может власть, «оставаясь в правовом поле», не применить силу, когда толпа громит здание правительства и магазины? Это же абсурд! Разве «Конституция и действующее законодательство» не обязывают воспрепятствовать свержению президента и правительства насильственными методами? Разве имеет право полиция безучастно наблюдать за погромами и грабежом? Фрадков сказал вещь несусветную с точки зрения государственного права. А ведь он сказал это в непосредственной близости от места событий, причем от имени России! Чего же нам, выходит, надо ждать от нашей власти, если и в Москве Сорос устроит подобную демократию?
Похоже, нас еще ждут интересные деньки.



Неполадки в русском доме.
Книга вторая

Содержание

Раздел 1. Историческая память и проект будущего

Восстанавливая историческую память: корни советского строя
Красная армия – часть народа и часть народного хозяйства
«Советский человек». Радио «Эхо Москвы», 6 ноября 2003 года, программа «Чужой монастырь».
Причины краха советского строя: результаты предварительного анализа
Новый советский проект: Тезисы
Капризы и компромиссы
Проект Лукашенко и референдум в Белоруссии
Юбилей перестройки
Дань памяти и уроки Победы
Память, которая держит народ

Раздел 2. Революция регресса продолжается

Как сработала наша власть?
Разум и «воля к смерти» в политике
Злая любовь к власти
Власть и авторитет
Камень, который не обойти
Детская болезнь правизны?
Одна страна, одна партия, один кандидат в президенты
Общественный диалог – или революция ржавых теплосетей?
Демография, оптимизм и космическое чувство
Не прячьте глаза!
Промышленная политика – утопии и результаты
Маска безумия
Ипотека, наша птица Феникс
В поисках доброй невидимой руки
Почему Сибирь не Израиль?
А если рассудить здраво?

Раздел 3. Новый виток демонтажа России

Вызов бедности и ответы власти
… И монетизация всей страны
Олигархическая надстройка под угрозой?
Кто импортирует оранжевую революцию?
Занавес опускается
Грызуны в Госдуме
Шаг вперед или два шага назад?
Зачем нужны партии?
Рынок, культура и преступность
Похожи русские на динозавров?
Кровь детей и азбучные истины
Пора платить по контракту с дьяволом
Зачем нам слепые поводыри?
Розы, каштаны, березы…
Погром в Бишкеке – лапша на уши в Москве




<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ