<<

стр. 7
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

достигли наших подмышек, такой был всплеск. Затем жи-
вотное поднялось и встряхнулось, словно дождевой шквал
охватил его.

Внезапно Сун-тхай вскинул ружье и, прежде чем я ус-
пел остановить его, выстрелил в животное. Словно тысяча
гусей закричала разом, только пронзительнее и громче.
Как только дым от выстрела поднялся над камышами, Тиа-
Кай-Коа увидел моего сына, и, шлепая по воде ринулся
к нему. Мы бросились бежать прочь от нашего лагеря.

Старый индеец сел, вытер рукой лоб и минут десять
не говорил ни слова. Я напрягся, мучительно вспоминая,
что же нам говорили о мамонтах в школе, поскольку ут-
вердился в дикой мысли, которая возникла сразу же, как
только я увидел картинку со слоном.

Тут старик поднялся и двинулся к выходу из хижины:
- Не ищи Ти-Кай-Коа, белый человек, чтобы потом
не пришлось рассказывать нам то, что я сообщил тебе.

И он шагнул в ясную морозную ночь, оставив меня
гадать, как он точно узнал мои мысли...

В племени индейцев, зимующих в Форте Юкон, был
живой и смышленный малый Пол, хорошо говоривший по-
английски, на которого каждое лето был немалый спрос,
как на лоцмана у пароходчиков Аляскинской Торговой
компании. Сблизившись с ним, я узнал, что он питает та-
кой же сильный интерес к Ти-Кай-Коа, как и я, и такое
же глубокое презрение к суеверию, трактующему его как
"дьявола".

Когда я рассказал Полу о своем опыте охоты на слонов
в Африке в семидесятые годы (имеется в виду прошлый
век. - Af.A), он загорелся желанием отправиться вместе
предстоящим летом и добыть мамонта, если он действи-
тельно существует, ^^^^хзпдм утром в начале июля мы
распрощались с (Корпим Юкон и отправились по реке
Поркъюпайн на длинной и узкой специально построенной
лодке. Второго августа - в день моего рождения - мы
спрятали ьещи и поспешили вперед, чтобы найти путь и
наконец заглянуть в эту " страну дьявола".

Взобравшись на выступ, мы обнаружили пещеру или,
скорее, тоннель. Не буду подробно описывать нашу работу
по переноске вещей с помощью блоков и канатов.
Несколько дней спустя мы оказались на 6epeiy реки Ти-
Кай-Коа,

Двадцать девятого августа мы впервые увидели мамон-
та. Он стоял на маленькой лужайке, этот самки большой
зверь (которого видел еще только один из живущих ныне
людей), выщипывая огромные массы мха-лишайника и
поедая и^ так, как это делают слоны. Его словно живая
копия, долго сохраняющееся свидетельство кропотливо-
стщ: мастерства американских таксидермистов, которая
теперь занимает новое крыло Смитсонианского музея*,
подробно воспроизводилась на иллюстрациях журналов и
газет во всех цивилизованных странах мира, - разве не
его изображение было представлено в галерее Королев-
ской Академии в этом году? И я не вижу смысла описывать
его вблизи, а только скажу об испытанном нами трепете,
вызванном видом этого громадного животного, мирно пас-
шегося в задумчивости в присутствии двух пигмеев (автор
имеет в виду себя и своего спутника. -Af.Z;.), задумавших
его погубить...

Ниже нашего первого лагеря мы обнаружили изо-
лированную группу хвойных деревьев. Тут мы и начали
свою работу. Поперек высохшего русла Небольшого ручья,
с одной стороны от двух деревьев, которые были больше
других, мы воздвигли массивную конструкцию из стволов.
Сверху навалили больших деревьев. Законченное
сооружение выглядело как гигантский штабель.

К ветвям стоящих рядом самых высоких деревьев,
примерно шести - десятифутов высоты, мы привязали
веревочные лестницы и, выбрав удобные места,
оборудовали там сиденья.

Шестнадцатого числа все было готово. Перед самым
рассветом мы, сложив ружья и патронташи в гнезда на

деревья, отправились на поиски и примерно в десять часов
пополудни, пройдя три мили, увидели нашу добыЧу. Ма-
монт выглядел встревоженным и беспокойно нюхал воз-
дух. Легкий ветерок шевелил верхушки деревьев.

Мы зажгли пучок сухих веток и помчались назад с
такой силой, на какую только были способны. В тот мо-
мент, когда поднялся дымок, ужасный вой огласил долину
позади нас, и мы почувствовали как затряслась земля, ког-
да мамонт ринулся за нами. Мы ощущали, что это насто-
ящая гонка за жизнь. Время от времени по ходу
передвижения мы поджигали заранее приго- товленные
костерки.

Наконец мы достигли штабеля, и через несколько се-
кунд тоненькая струйка известила, что битва скоро на-
чнется. Мы поспешили в наши гнезда. Долго ждать не
пришлось. С топотом выскочивший из-за дерева и
устремившийся с оглушительным ревом вперед власте-
лин древнего леса остановился перед деревянным
нагромождением, представ перед нами во всей своей
первобытной мощи.

Он был явно озадачен гигантским штабелем, на мгно-
вение преградившим его путь, из которого уже вырывались
клубы дыма. Но лишь только затрещали наши ружья,
раздался самый ужасный крик ярости, который мне ког-
да-либо приходилось слышать. И громадный зверь, явно
не чувствительный к нашим выстрелам, с диким бешен-
ством атаковал штабель. Вонзив в него большущие бивни,
он сделал мощное усилие. Напрягшись еще раз он поднял
целую кучу бревен. Напоминаю, что они были скреплены
вместе и составляли высоту, по крайней мере, двадцать
пять футов. Все это он бросил на землю. Тем временем
наши ружья не бездействовали, я опустошал уже вторую
обойму, целясь ему в ухо. Стоял такой шум -
непрекращающийся рев вместе с его эхом, отражающимся
от гор,что я не слышал звуков собственных выстрелов,
но нагревшийся ствол говорил, что пули непрерывно
устремляются к своей цели.

Казалось мамонт не подозревал о двух злоумышлен-
никах, засевших над ним, и слепо атаковал горящую
деревянную башню, цепляя бревна и швыряя их туда и
сюда так, что я понял, как через несколько минут вся
конструкция будет разметена по сторонам.
Но конец был уже близок, поскольку огромное живо-

тное истекало кровью, струившейся изо рта и ушей, и стало
неуверенно покачиваться вперед и назад. Чувство жалости
и стыда охватило меня (какое ничтожное раскаяние на
фоне содеянного. - Af.^.), когда я смотрел как силы ос-
тавляют это могучее доисторическое существо, которое я
обманул и лишил мирного безмятежного существования,
продолжавшегося тысячу лет.

Дело (делано. И теперь, чтобы оправдать его, мы дол-
жны сохранить шкуру, кости и все части, которые воз-
можно уберечь от порчи. Эта задача оказалась не из
легких... К середине декабря все кости были отделены от
мяса, тщательно очищены и пронумерованы.

Мы работали не покладая рук почти до конца января,
ни разу не покинув лагерь. Мясо было сносным, но ужасно
жестким. Лучшие части, закопанные в вечномерзлую землю, прекрасно сохранились...

Наконец, в укромном месте мы соорудили капитальный
тайник из тяжелых бревен и упрятали все это туда, потом
построили небольшую лодку и стали ждать, когда
откроется река.

Вниз по Ти-Кай-Коа мы добрались до Чендлара, оттуда
до Юкона и далее в Сан-Франциско. Здесь я встретил ми-
стера Конради - совершенно случайно, и, узнав, что он
глубоко интересуется зоологией, поведал ему о тайнике,
оставленном нами на берегах речушки. Я рассказал ему
не все, поскольку сам хотел узнать от сведущих людей в
Америке и Европе о том, какую сумму можно получить
за мамонта. Мой план заключался в том, чтобы связаться
со специалистами из Британского музея и продать его туда.
Предложенная мистером Конради сумма - миллион дол-
ларов - поразила меня. И после недели размышлений я согласился.

Этим же летом я и Пол зазимовали на Ти-Кай-Коа
около нашего тайника. Весной мы переправили мамонта
в определенное место на реке Юкон, ще нас ждал мистер
Конради, и упаковали в специальные емкости...

Я решил, что наиболее подходящей версией (даже если
и абсолютный вымысел, очень точно переданы ощущения
преступника - желание скрыть следы.- Af.A) будет та-
кая, по которой, якобы, мистер Конради нашел тушу,
вмороженную в айсберг в Арктике. Измерения внутренних
органов, проделанные мной, были отданы в Смитсониан
будто сделанные им самим...

Тому, кто в оригинале читал очень длинное, заполненное охотничьими деталями, талантливое повествование Х.Тьюкмана, ясно, что в нем не все так просто. И,
даже, учитывая, что это рассказ как жанр, все равно здесь
бесспорно есть что-то от сведений, полученных буквально от индейцев. А уж из памяти их предков - это точно.

Так обстоят дела с готовностью поверить в мамонта на
Аляске. И точно так же, как во всем мире, обстоят дела
с реальной человеческой алчностью и жестокостью по от-
ношению к общечеловеческим раритетам.

Зачем превращать живое тело в кусок замороженного
мяса? Труп? Таковых и без того в природе найдется много.

Вот и наш некий пожарный, о котором упоминалось
выше, собразуясь с мнением и указаниями одного ле-
нинградского мамонтоведа, смелого в допусках только по
поводу животных, которые его интересуют, все же убил
одного из последних - а скорее всего буквально последнего
- медведей арктодусов (дошедшего до нас из той же ма-
монтовой Арктиды) нынче, в 1989 году, на Камчатке. Те-
перь его изучают, чтобы не было ошибки, хотят убедиться
лишний раз, что это арктодус, поэтому в печати эти све-
дения еще не упоминались. И это свершилось среди бела
дня, в конце двадцатого века на наших глазах.

Неужели даже дошедший до нас крик мамонта не остановит любителей мяса и славы?


<<

стр. 7
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ