<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Консервные банки били его по спине и ниже спины. Ружейный ствол нет-нет да стукал его по голове. Но головой хоть можно шевелить. А ногами! То, что ноги, согнутые в корточки, не могут двигаться, — это бы еще ерунда. А вот подошвы ног! Он был разутый, с вечера снял ботинки с рифленой подошвой. И они, как в издевку, обернулись к нему зубастой стороной, впились в кожу стоп.
Перед отъездом он отдал сапожнику набить еще одну толстую подметку; шляпки от гвоздей торчали и вонзались в кожу на стопах. Он и носки снял, вот потому больней. Босиком-то он никогда не ходил, тем более по гвоздям. А тут железные шляпки гвоздей в босые ноги впечатываются, он сам всей силой своего большого тела на них еще и надавливает. Вступи ть, чго ли, в переговоры? С кем? Как его величать, того, этого — сэром? Альберт попытался было выкрикнуть: «Эй!» — но остался безответным.
Ни шевельнуться, ни поменять положения ног: он спеленут собственным спальным мешком. А с каждым шагом того… этого… его встряхивает, утрясает, как крупу в мешке, а сапожные гвозди бьют по одним и тем же местам. И каждая потряска — такой массаж! — не приведи господи. И не подвинешься ни на полдюйма, а ноги! В коленях судорогой свело их, наверное, намертво.
Хорош! Сколько — три, четыре часа — волокут его, дюжего, вооруженного, с ружьем и полным патронташем, с охотничьим острым ножом, тащат в собственном спальном мешке и собственные припасы железными углами р^жут ему бока? Ему бы вывернуться, достать нож, но и руки затекли. Вот, черт, волокут, как украденную девку.
А что? Хотели бы убить, давно бы это сделали. Сколько ночей приходили в гости, в продуктах шуровали. Значит, в плен попал. Ну ладно, ружья он из рук не выпустит, с ружьем он покажет, где раки зимуют. А тот, кто его тащит, пыхтит. Знать, тоже приустал. Но кто же? Кой черт его носит?
Но вот тот, кто он там — черт, дьявол, дух, легенда, сказка старого индейца или — как он называл? — саскватч из Эйп-каньона, Обезьяньего ущелья? — тот, этот, перестал пыхтеть и чуть помедлил. Видно, стал спускаться вниз, под гору. Спальник Альберта коснулся земли, и он изловчился сдвинуть ноги. Теперь гвозди в другие места будут вонзаться — все полегче. А похититель перестал его встряхивать — поволок по земле: спускается вниз. Тут Альберт оцепеневшим телом сумел повернуться, и банки в рюкзаке чуть-чуть сместились. Альберт удовлетворенно вздохнул. А что, в самом деле? Ничего особенного. Не так страшен черт, как его малюют.
То ли изменилась местность, по которой его волокли, толи по другой какой-то причине, только тот, этот бандит, встряхнул Альберта в мешке, вскинул, наверное, себе на плечо — и рысцой, рысцой. У них, бывало, на танцульках это называлось трот-марш: девчонку за талию — и веселенькой пробежкой. Врагу не пожелаешь — Альберт до боли сжал челюсти. Скоро, что ли, он доберется до места назначения? Альберту казалось, что новый вид транспорта он испытывает уже больше четырех часов.
Его поднимают наверх. Перевернули. Вокруг оси на сто восемьдесят градусов. Он опускается на лифте, нет, как на лифте, вертикально вниз. Это что-то новое. Альберт завязал все нервы в узел, перестал чувствовать боль. Вернее, то, что он понял, было страшнее боли.
Он висит над пропастью, и тот, кто его держит, опускает его (вместе с собой?) как ведро в колодец. Альберт замер; он не мог бы шелохнуться, если б и захотел, но сейчас он замер до самого нутра.
Но вот наконец его бросили на твердую почву, и зажатое отверстие мешка раскрывается.
Он выкатился безжизненной чуркой вниз, головой вперед и сделал глоток, за ним скорей еще один глоток воздуха. Сырого, предрассветного. Живой…
Сведенные судорогой ноги никак не выпрямлялись, а хотелось скорее их оживить и обуться. Ружья он не выпускал из правой руки; левой начал массировать ноги, хотя слышал — рядом кто-то стоит и дышит. Было еще настолько темно, что он не видел кто. Большой — дыхание высоко над ним, сидящим. Когда он сильными движениями оживил ноги настолько, что сумел надеть ботинки, уже рассвело, или глаза присмотрелись: он увидел силуэты.
Впереди, ближе к нему, — похититель. Что-то очень большое, темное и почти квадратное. Еще немного посветлело, когда Альберт встал, сделал неуверенный шаг. Огляделся. Их было четверо. Все к нему с большим вниманием. Тот, первый, рядом, остальные — вдали.
Альберт почувствовал себя способным заговорить. Кашлянул и произнес:
— Ну что? А?
Молчание.
— Хм, ребят, что вам от меня?
Смутное бормотание. Незлобное. Как бы индюшачье, но поглуше и басовитей.
— Ребят, я вам на что нужен? — примирительно спросил Альберт, впервые в жизни не зная, как себя вести.
Опять бормотание, силуэты неподвижны. Альберт их рассмотрел, когда еще больше посветлело. Рядом — внушительное существо: буйвола захотели превратить в человека, да бросили работу, не закончив. Весь в шерсти, весь! Сверху донизу. А глазки маленькие, красноватые. Случись ему увидеть такое невзначай, может, и напала бы на Альберта оторопь, а сейчас он лишь получше рассмотрел то, к чему за последние часы уже подготовился. Кроме того, Альберт был не из тех, кто позволял безоглядному страху жить в себе дольше секунды…
Его разглядывают, как в зоопарке. Убить не хотят. Но куда его притащили?
Не выпуская из рук ружья, он подтянул к себе спальник, сел, расслабил отекшие ноги, огляделся.
Это, надо полагать, семья. Сам — тот горный гигант, саскватч, о котором говорил индеец, — ростом больше двух метров — метра два с половиной. Не то очень сутулый, не то-просто горбатый. Поодаль — трое ростом поменьше. Старая «леди» — это можно понять по мешкам, тоже в меху, что висели у нее впереди. Молодая «мисс» — меховые мешки свисают чуть-чуть. И парень — ростом ее повыше.
Альберт увидел теперь, когда рассвело: эти трое скованы шоком. Отец семейства демонстрирует перед ними слишком экстравагантный номер.
— Старая «леди» вышла из шока, грозно порыкивает, вскрикивает чтото гортанное, испуганное. Похититель, мистер саскватч-старший, отвернулся от Альберта, на которого до этого смотрел с неотрывным любопытством, подошел к тем троим и стал издавать звуки: как если бы глухонемой пытался говорить, гортанно выкрикивая. Нелепо махал в воздухе огромными ручищами, очевидно, объяснял цель своего странного приобретения. «Мадам» его явно не одобряла, и, как понял Альберт, произошла семейная перебранка: супруги размахивали перед собой руками и выкрикивали коротко, хрипло.
Двое молодых (у «мисс» была странная шкура — пегая, с проседью) отошли от них и, стоя поодаль, не спускали глаз с Альберта. А он тем временем оживил затекшие ноги.
Стало почти совсем светло, когда все четверо зашли за кусты, за камни и исчезли. Таинственно исчезли, будто их и не было. А был лишь сон: пригрезились бесы во мраке… мракобесие…
Альберт обрел свое обычное хладнокровие. У него есть с собой все необходимое: еда, ружье, патроны. Он легко избавится от своего похитителя и уйдет. Компас показывал — через неделю индеец-перевозчик будет ждать его вон в той стороне.
Сейчас он сидит на земле, а кругом горы — крутые, да, совсем крутые. Ему через них не перелезть, а стоят они круглой стеной. Он в колодце, на дне, а судя по тому, что в середине зелень погуще, — там вода. А если проточная? Если ручей, речка, значит, есть и русло. Как вода втекает в этот каменный мешок, как вытекает?
Альберт собрал свои пожитки, опустился ниже, дошел до высокого дерева, решил залезть на него, осмотреть через подзорную трубу местность. Он повесил спальник на сук, а сам с ружьем в руке и подзорной трубой залез на дерево.
Да, горы вокруг таковы, что ему их не преодолеть. Он не альпинист, у него нет никакой оснастки. Опустил трубу вниз, где была густая зелень, увидел воду, ручей; течение — быстрое. Скользнул подзорной трубой по направлению течения воды, и в поле его видения медленно вошла молодая «мисс». Она — движения ленивые, вялые — наклонилась к ручью, стала на колени, мохнатые груди свисли. Вытянув вперед голову, она стала пить воду как животное — опустив голову в воду. Потом встала, опершись руками, не торопясь, повернула голову и объела листья с ветки. Меж вытянутых вперед челюстей видны были язык — она им охватывала листья — и белые, плотным рядом, крупные зубы; они перетирали листья так, как это делают коровы. — Н-да, красавица… — подумал Альберт и опустил трубу. — Не для нее ли… в женихи?
«В неки— и-им царстве, в неки-и-им государстве…» -ключница Пелагея — не молодая, но еще белая, румяная и дородная женщина, великая мастерица сказывать сказки — подошла к ручке барчука, вздохнула несколько раз, приговаривая: «Господи, помилуй нас, грешных», — села у печки, пригорюнилась и заговорила нараспев: «В неки-и-им царстве…» И вышла сказка под названием «Аленький цветочек». Эти слова написаны были С. Т. Аксаковым почти полтора века тому назад, и ничего, казалось бы, нет общего между сказочной красавицей — дочкою меньшою купца богатого, именитого, гостившего в садах и чертогах зверя не зверя, человека не человека, а чудища страшного и мохнатого, — и Альбертом Остменом — лесорубом из Канады, человеком вполне реальным, который, не выпуская из рук ружья, расположил свои пожитки поближе к берегу ручья. А ручеек этот, текущий среди кустов, не напоминает вольной реки Бугуруслан в уфимских степях Башкирии, где среди снежных сугробов торчали соломенные крыши крестьянских изб, а в барском доме у натопленной печи будущий писатель слушал сказку ключницы Пелагеи. Сказку, сказываемую со всеми прибаутками, ужимками, оханьем и вздыханием.
И ничего— то вроде общего нет, разве что общее небо, голубое, всеобъемлющее, всех объединяющее. На это небо, лежа на земле навзничь, Альберт глядел и раздумывал, пытаясь решить нерешаемое: на сколько времени растянуть ему свои съестные припасы? Не объедать же ему листья с ветвей? А главное -как удрать?
Ничего, казалось бы, общего, а сказка та сама собой приходит на память, напрашивается в напарницы к рассказу Альберта Остмена, переданному им Рене Дахиндену и Джону Грину и напечатанному в книгах. изданных в Канаде. А уж слово письменное облетает мир в наши времена куда быстрее слова устного, фольклорного во времена дописьменные, давние.
Два последующих дня прошли довольно мирно. Вероятно, его рассматривали издали — так он решил. Близко один раз подошел сам хозяин. Постоял, побормотал и ушел.
Альберт перенес свои пожитки в другое место, выше по течению ручья, туда, откуда было видно, как по прямой линии вытекал он из горного туннеля. Он частенько смотрел в проем. Для этого заходил в ручей, держа в руках и ботинки и ружье. Ногам была приятна прохладная вода, она, казалось, до конца залечивала ранки от гвоздей, а увиденный им, когда он наклонялся, просвет в туннеле еще увеличивал его удовольствие.
Оставалось высчитать: достаточно ли широк туннель, пробитый ручьем, чтобы в него пролезло его тело? Даже самая субтильная из их семейства «мисс» имела в плечах околр метра — этот проем не для них (на случай преследования). А как для него? Не узок ли? Он подошел поближе, измерил ширину куста, что рос неподалеку, — примерно та же ширина, что и туннеля. Его плечи, пожалуй, будут поуже. Альберт еще ближе подошел к туннелю, наклонился и успел заметить просвет, как вдруг… — Ссоакха! Ссоакха!! — Внезапно крик сзади, громкий и хриплый. Сильный толчок мохнатых руки Альберт, как младенец, отлетел в сторону, ударился о землю, перевернулся раза два. Встал. Огляделся. Никого.
Только ветки кустов шевелятся, потревоженные. И короткий вскрик, не то рыдающий, не то хохочущий, не то рычащий. Где-то там, за кустами, за камнями.
А что же напарница-сказка замолчала? Что там сказывала ключница Пелагея? Каков, согласно сказке, характер звуков, издаваемых «зверем лесным, чудом морским»? Тем самым, которого современные знатоки, дискутируя, называют кто питекантропом, кто австралопитеком, а иные — дожившим до наших дней неандертальцем, который, как утверждают научные трактаты, обладал зачатками членораздельной речи.
«…Блеснула молонья, ударил гром, инда земля зашаталася, вырос будто из земли зверь не зверь, человек не человек. Раздался по лесу хохот, словно гром прогремел. И возговорит к нему зверь лесной, чудо морское: „Стало скучно мне жить одинокому, и хочу я залучить себе товарища“. А голос у него страшный, дикий, зычный, хриплый и сиплый. Больно страшен был лесной зверь, чудо морское. Спереди-сзади горбы великие верблюжие, весь мохнатый от верху до низу, а глаза совиные…» Характер звука, издаваемого зверочеловеком, как говорится в сказке, дикий, хриплый и хохочущий («Раздался по лесу хохот, словно гром прогремел»). Можно начать выщипывать золотинки реальностей из этой сказки и многих других народных сказаний о том, например, как леший в лесу хохочет, — можно бы! И нужно. Но это потом, не сейчас. Сейчас лишь подчеркнем слова из сказки, над которыми надо поразмыслить: «вырос будто из земли» (поставим рядом поговорку: выскочил, как черт из-под земли). А также обратим внимание на определение: «зверь лесной, чудо морское». Слова «лесной» и «морской» заштампованы в фольклоре в единый образ. Почему? Но об этом — потом, не сейчас. Сейчас о том, что Остмен, живя в плену у сказки, думал одну лишь думу: как удрать? Убить саскватча наповал, когда тот появится около него? Но остальные? Не навалится ли сзади на него хозяйка? Один удар ее тяжеленькой ручки… Вот ведь, вооружен до зубов и беспомощен — положеньице!
Казалось бы, сейчас он один. Бери пожитки и уползай вверх по ручью — они туда за ним не влезут. Но нет же! Эти существа умеют таинственно появляться ниоткуда. И также никуда исчезать.
В один из последующих дней Альберт сидел на спальнике, перебирал свои запасы, распределял рацион. На сколько дней растянуть оставшееся? Ясно одно: есть надо как можно меньше. Взял из пакета с сушеным черносливом одну сморщенную ягоду, положил в рот и стал медленно обсасывать. Уложил все запасы в спальник, вытащил подзорную трубу и принялся осматривать каменные стены. На восточной, самой крутой горе, посередине ее, заметил выступ с нависающей над ним частью скалы в виде карниза. То была довольно длинная площадка глубиной метра три, должно быть, лежанка, хотя на ней никого не было видно. Альберту вообще ни разу не удавалось увидеть кого-либо из них спящим, сидящим или в открытую подходящим к нему. Каждое появление было внезапным.
Да, этот выступ, надо полагать, спальное место: на полу «спальни» лежал — куда там! — истинный ковер. Вернее, циновка, сотканная из полос кедровой коры, забитая сухим мхом. Комфортабельно устроились, черти.
Альберт медленно перевел подзорную трубу вдоль площадки, и в поле его зрения у самого конца «балкона» попало черное пятно — оно тоже было под навесом. Похоже на отверстие — вход во внутрискальную пещеру. Может, там они прячутся, оттуда и наблюдают за Альбертом? Альберт пересыпал кофе из железной банки в салфетку, завязал ее узелком, спустился к ручью, зачерпнул пустой банкой воду, чтобы согреть ее на спиртовке и приготовить кофе — его можно не экономить. Вернулся — а у него гость!
Сидит на корточках около его вещей саскватч меньшой и с любопытством все осматривает. Но ничего не трогает. Когда подошел Альберт, он, вспрыгнув, сделал отскок в сторону. Так же, как прыгает лягушка — с корточек. И остался сидеть поодаль — осмелел, не спрятался. Продолжал открыто наблюдать за Альбертом.
Вот и у него в плечах — замечал Альберт — с метр или чуть побольше, не пролезет в туннель. А его наблюдатель сел поудобней, скрестив ноги; согнутые колени лежат на земле. Он будто показывает Альберту подошвы стоп. А они и впрямь были интересны: голые, кожистые, грязно-серого цвета, выпуклые, без того изгиба, что образует свод, сплошные — как подушки на собачьих лапах. Только размеры — ого! Больше, порядком больше, чем у Альберта, а у него ботинки самого последнего размера. И тут его осенило: отпечаток такой стопы будет похож на след от валенка или мокасина! Если, конечно, не пропечатаются пальцы. Вот оно что, вот чей след разглядывал он в базовом лагере. Пальцы, значит, попали на каменистую почву, не отпечатались.
Пальцы ног этого парня сейчас прямо перед ним; они крючковаты и подвижны, а большой палец умеет отходить в сторону.
Парень с жадным любопытством смотрел на спиртовку, на огонек и на банку, в которой варился пахучий кофе. Запах этот его очень возбуждал: он смешно водил носом, вернее, ноздрями — только они и были видны, как если бы человек задрал голову и прижался лицом к стеклу, расплющив ноздри. Придется с ним поделиться чем-нибудь, подумал Альберт и вытащил из спальника пустую банку изпод тушенки — доел ее сегодня утром. Он бросил своему зрителю банку, как собаке кость. Тот упруго, как мяч, из сидячего положения вспрыгнул, с кошачьей ловкостью поймал банку, понюхал, быстро облизал ее изнутри и скрылся. Вернулся тотчас, таща за руку сестру.
«Ага, значит, и она была поблизости, а я никого не заметил». Альберт поглядывал на молодую «мисс», севшую в отдалении. «Парень просит сувенир и для сестренки». Альберт подумал, что «невесте» придется отдать самую красивую, пеструю и расписную банку из-под нюхательного табака. Она действительно нарядна, как пасхальное яичко.
Так размышлял Альберт, глоток за глотком потягивая кофе. Парень — обезьяна и есть обезьяна — копировал его жесты: держал горстью, всеми пятью пальцами — большой палец в ту же сторону, что и все остальные, — подаренную банку и подносил ее к безгубому рту.
Допив кофе, Альберт сунул руку в мешок, ощупью нашел одну из банок с нюхательным табаком. Он любил после еды положить по щепотке табака в ноздри и поблаженствовать. Он открыл ноггем крышку, не торопясь взял щепотку, нюхнул ее одной ноздрей, взял другую, тоже поднес к носу. Табака в этой банке оставалось немного — чего не сделаешь ради красотки! — он высыпал остальной табак на землю. Порошок частично, видно со струей воздуха, залетел парню не то в нос, не то в глаз. Парень резко отскочил.
Тут Альберт вспомнил: кто-то с фермы рассказывал, как избавился от разъяренного быка: бросил ему прямо в глаза большую горсть песка. Может, и ему земли побольше наскрести, коли ружье бесполезно? Тем временем Альберт привстал и кинул молодой самке расписную банку. Та поняла не сразу. А когда яркая вешима оказалась на земле около нее. то схватила ее, растянула безобразный рот.
Альберт ˜ невозмутимый человек — вздрогнул от неожиданности. Резкий внезапный звук! Надо полагать, это был смех: она засмеялась. Альберту стало ее жаль: так смеялась бы идиотка. То был не то женский истерический хохот, не то усиленный рупором визг капризной маленькой девчонки. Пронзительный, вибрирующий. Звук возник внезапно — из полной тишины — и внезапно оборвался. Она скорчила несколько странных гримас: подергала выступающими челюстями. Взмахнула рукой, в которой всей горстью, в кулаке, держала подарок, и сразу исчезла. Лишь теперь Альберт понял: это был знак потрясшей ее радости.
Парень тоже веселился. Он ставил банку перед собой на землю и из положения сидя, скрестив на земле ноги, держал себя обеими руками за лодыжки и в такой позе вспрыгивал. Трюк для человека невозможный, подумал Альберт, но обезьяны, как видно, могут.
А он схватил банку, глянул на Альберта, гыкнул или всхлипнул, как бы приглашая смотреть на себя, и подбежал к ближайшей скале. Вытянув вверх руку с пустой банкой, как с победным кубком, стал карабкаться вверх, затем вниз, вверх, вниз по отвесной каменной стене, цепляясь пальцами ног и одной руки.
Прервем повествование, чтобы представить себе Рене, стоявшего перед старым Остменом, его недоверчивый взгляд исподлобья: верить старику, не верить? Муха он, что ли, чтобы по стене ползать? — Так по стене и лазил?
— Так и лазил, — ответил почтенный старец, покойно сидевший в плетеном кресле и наблюдавший, как роза враз сбросила лепестки на стриженый газон. Невероятно, конечно, и не поддается проверке. Применять детектор лжи?
Нет! Попробуем помочь добровольному следователю (исследователю), предложив метод наложения одного невероятного сообщения на другое. Вспомним в этой связи древний вид яп.онского боевого искусства, искусство шпионажа — ниндзюцу. Ниндзя — эти люди-невидимки — среди прочего умели отключать противника, пользуясь гипнозом, чувствовать мысли и намерения людей на расстоянии, умели видеть в темноте, подражать голосам птиц и зверей и — главное в нашем случае — быстро взбираться на отвесные стены и даже взбегать на них. Не муха — человек, хомо сапиенс, прямоходящий, правда, необволошенный.
Воспользуемся, кстати, тем, что мы отвлеклись от лазавшего по каменной стене саскватча меньшого, чтобы, вспомнив взрыв смеха его сестрицы, чуть-чуть поразмыслить. Звери, как известно, смеяться не умеют. Собака, например, смеясь, молча растягивает рот. Так что же, эта саскватчиха не зверь?
Вырос будто из земли, зверь не зверь,-человек не человек… Не для красного словца, видно, придуманы сказочные определения, надо полагать, они — результат многолетних наблюдений. Человек он, нечеловек? Зверь? Не зверь? Миф?
Парень— саскватч ловко карабкался по отвесной стене то вверх, то вниз, держа в одной руке подаренную банку с пестрой этикеткой. Вот так же, подумал Альберт, его папаша в ту ночь, последнюю ночь его вольной жизни, спускался по этой стене. Альберт измерил глазами высоту. И так же, с гордым торжеством, нес свою добычу весом… Сколько может весить он -плотный, здоровый, тридцатилетний, выше среднего роста, с ружьем и запасом консервных банок?
В первый раз Альберт подумал не о себе, не о том, как избавиться от своего сторожа и вора, а о нем, хозяине. С уважительным удивлением. Зачем он взял на себя этот труд? Уж не из-за того ли, что и у людей встречается нередко — из-за пытливой любознательности? Того, что всегда рискованно — фанатической страсти к первооткрывательству, к исследованию нового, непонятного? Он же его — вот!… Альберт почти не выпускал из рук ружья. Он же его — вот, щелкнул затвором, нажал курок. И твои пытливые мозги — вон из уродливой коробки!
К тому дню, о котором пойдет речь, мистер Похититель уже три раза присутствовал при трапезе человека. На правах хозяина он садился довольно близко к Альберту и не только следил за всеми его движениями, не только подражал, как бы учась делать то же, но и самовольно дотрагивался до того или иного предмета.
В тот день оба самца сидели у камелька, зажженного Альбертом. Он заметил, что самки двигались вдали среди кустов, руками отрывая молодые побеги ветвей, рылись в земле, пальцами рылись, ногтями, что-то вытаскивая, — коренья? Казалось, хозяйка примирилась с присутствием чужого, оставила его без внимания. За все время только раз пошла на него в наступление. Это было, когда все трое — ее дети и сам «мистер» — засиделись дольше обычного вокруг костерка. Их привлекало все: и огонь, и манера Альберта есть, и яркие банки, которые, опустошенные, доставались им. Альберт царственным жестом одаривал их по очереди.
У него оставались три пачки галет, четыре банки мясных консервов, по одной — рыбных и овощных и одна не начатая, самая привлекательная банка нюхательного табака.
Они все трое сидели вокруг Альберта: хозяин рядом, на особых правах, парень — поодаль, а молодая «мисс» — еще дальше.
Вот тогда старая «леди», люто взревновав или по другой причине: чужак, а ведет себя нагло, по-хозяйски, — с разгону пошла на Альберта. Угрожающе подняв обе руки и скаля зубы — у самок не было клыков, таких, как у самцов, да и у тех не клыки, а два удлиненных зуба, — раздвинув пасть, выпятив безгубую челюсть, старуха шла на Альберта.
Взяв ружье обеими руками, Альберт встал. Но старый «мистер» тоже встал и пошел ей навстречу. Уговаривающе бормоча — утробно, так, как бормочут лягушки, — он увел ее вдаль. Умиротворять, с благодарностью подумал Альберт и понял: избавиться от похитителя ему становится все трудней: стрелять он не сможет — рука не поднимется.
Но «мадам» не нравилась Альберту. Если бы ей чтонибудь вроде бюстгальтера, да чтобы не такая толстая была в нижней части волосатого тела, да походка не как у старой гусыни, да нрав посговорчивей…
В тот день, о котором пойдет речь, в тот решающий день обеих самок поблизости не было. Мужская половина семейства присутствовала при трапезе гостя. Хозяин пытался фамильярничать с Альбертом и сидел к нему очень близко.
Светлоголовый, белокожий Альберт на корточках стерег закипающий кофе. Близко, даже слишком, мешая Альберту двигаться,.тоже на корточках — хозяин копировал позу человека, — большой и черный, как проекция в прошлое, как тень, отставшая в веках, — старый могучий саскватч: зверь не зверь, человек не человек. Альберт милостиво не допил кофе, протянул ему. Тот выхватил банку и одним махом опрокинул в себя остатки кофе — в основном гущу. Вкуса либо не почувствовал, либо дело было в другом: в престиже. Он пиршествует вместе с ним, существом высшего порядка, который умеет делать ярко-алый горячий цветок. Один раз старый «мистер» не выдержал и от крайней своей пытливости потрогал красный цветок — больно!
Подобревший после еды и кофе, Альберт залез в рюкзак и вытащил оттуда банку нюхательного табака. Парень взвизгнул, а хозяин молча уставился на нее. Может быть, ему было обидно, что та, другая такая же банка досталась не ему. А первое лицо здесь он. И разве не он притащил на себе это живое чудо?
Альберт вынул из заднего кармана футляр, щелкнул кнопкой, вытащил нож, ковырнул им крышку банки. Снова не торопясь вложил нож в футляр — за ним наблюдали. Альберт обычными размеренными движениями закрыл крышку футляра, щелкнул кнопкой, положил нож в тот же карман. Снова сел поудобней.
Отодвинул пальцем крышку в банке, взял щепоточку табака, поднес к одной ноздре, нюхнул и откинул голову, вдыхая с удовольствием. Взял еще щепоточку, поднес к другой ноздре, и его лицо изобразило покой.
Старый саскватч повернулся к нему всем телом и смотрел по-собачьи, будто выжидая милостивую кость. Альберт, держа в руке банку, протянул и ему: мол, примите, сударь, шепотку. Угощайтесь!
Он ожидал, что и тот возьмет пальцами вежливую порцию, — мы мерим на свой аршин все и всегда. Но пальцы саскватча не умели складываться щепоткой. Он с нетерпеливой жадностью протянул руку, с силой выхватил банку, сцапал ее — долгожданную награду за свое подвижничество.
Это он, не кто другой, как он, идя наперекор своему роду, совершил.беспрецедентное: добыл сверхъестественного зверя.
Но, увы: кто слишком оторвался от своего племени, ушел недозволенно далеко и дерзнул шагнуть в незнаемое — напрасно ждет награды. Его награды — удары в грудь. От непонятного, неузнанного. Первый пинок — ему! С той, чужой стороны. А из своей среды, от ближних — еще пинок. Зачем делаешь недозволенное?
Поскорее, пока человек не передумал, саскватч опрокинул банку, высыпал себе в рот все содержимое. Проглотил единым духом. Вылизал банку изнутри, как он это делал с банкой из-под свиной тушенки, сгущенного молока, консервированных овощей.
Альберт насторожился. Дотронулся до лежащего на земле ружья. Что будет?
Через некоторое время саскватч вытаращил глаза, уставился в одну точку. В глазах застыло мучение, вот он — твой кубок победы, саскватч большой.
Он схватился за голову, сунул ее между колен и начал кататься по земле. Боль в -животе только усилилась. Он завизжал как поросенок. Совсем как поросенок — визгливо, пронзительно.
Альберт вскочил с ружьем в руке. Если он бросится на него, то придется стрелять. Но саскватч в своем страдании гостя не обвинил. Он, визжа и держась руками за живот, сутулый, скрюченный, подбежал к ручью, упал головой в воду и стал жадно пить.
«Сейчас», — подумал Альберт и начал быстро бросать свои пожитки в спальный мешок. Не оставлял ничего, ни спичек, ни съестного, быстро подбирал с земли все-все. Парень очнулся от оцепенения, вскочил и мгновенно исчез — побежал за подмогой?
Альберт быстро уходил, вернее, убегал вдоль ручья в то место, где вода выбивалась из расщелины в скале. Пролезет? Не пролезет? Должен проползти…
Внезапно саскватчиха загородила ему путь; ее глаза свирепо горели. Альберт побыстрей вскинул ружье повыше, сколько позволила рука, занятая спальным мешком, нажал спусковой крючок.
Грохотом выстрелаее: как сдунуло. Больше его т преследовали.
Он полз изо всех сил против течения, борясь с водой. Волочил тяжелый мокрый спальник; ружье цеплялось за стены. Проем хотя и медленно, но расширялся. Когда наконец вылез, то побежал вперед не оборачиваясь, не глядя, не разбирая пути.
В мокрых ботинках хлюпала вода, пропитавшаяся) j влагой одежда холодила тело. Судорожно сжатой рукой он тянул за собой спальник. Скорее — дальше, дальше! Шел до вечера, все тише и тише, потом еле волочил ноги. Дрожащей рукой пытался разжечь костер — не смог: спички отсырели.
Ночь прошла ужасно — в холодном мокром мешке ^ не заснешь. К утру понял: заболел. Голова горела, но'1 ги не хотели двигаться. Он опирался на ружье, как на костыль, и шел, шел. Вдали виднелся лес, и он шел туда, плохо соображая — зачем? А может быть, уже слышал, неосознанно слышал звук, на который шел. Все силы на то, чтоб идти, идти. Но что это за звук? Почему он тянет к себе?
Знакомое что-то, туда, туда. Не сразу он понял, что это визжит лесопилка.
Лесорубы долго смотрели на него, когда он, шатаясь, дошел до них и прислонился к стволу дерева. Голова Альберта сильно болела от жара, но мыслила холодно и трезво.
С трудом разлепил запекшиеся губы и сказал частипу правды:
— Я пытался искать золото. Заблудился. Заболел. Умолчал о главном и сказал лишь частицу правды: Рассудил в согласии с пословицей: на всю правду, чтс» на солнышко, во все глаза не взглянешь. Понимал: не то время, чтобы правду сказать, не поверят ему — всякoe семя знает свое время. Полвека молчал и объявился, когда слово его стало весомо: его история в книгах записана, по белу свету колоколами зазвенела. Опять согласно старой пословице: тогда пляши, когда играют. Очевидно, такую философию исповедовал Остмен уже в те, молодые его годы. Полвека спустя он это.подтвердит перед журналистом Джоном Грином и дотошным искателем Рене Дахинденом.
Сколько ему сейчас — восемьдесят? Но не хочется сказать — старик. Немолодой, да, конечно, немолодой, но молодцеватый джентльмен в клетчатом кепи набекрень сидит, покачиваясь, в плетеном кресле-качалке и с удовольствием попыхивает трубкой. Вот он выбил трубку о подлокотник, и Рене машинально проследил, как ветер понес табачную пыль на подстриженный газон, усыпанный лепестками роз.
— Мол, так и так, заблудился и заболел. Они меня приютили, помогли.
— А почему вы тогда же не рассказали все то, что говорите сейчас?
— Э, парень, не кажи псу… гм, задницу всю! Насколько оголишься, настолько тебя и покусают. В малуюто правду, понятную, поверят охотно. Посочувствуют, на помощь придут. А за всю голую… Ну, явись я оборванный, больной да в горячечном бреду и скажи, что меня украл горный дух из индейской легенды, ха! Ну, оголись я до самой истины, куда бы я попал? — Куда?
— В психушку! Прослыви я с самого начала чокнутым, смог бы я разбогатеть? Сделали бы меня бригадиром? Женился бы я на дочке босса? Вошел бы к нему в долю? Был бы этот коттеджик моим? Прослыви я чокнутым? Не-е, я не дурак. — И сколько же лет ты молчал?
— Считай. С лета, с августа двадцать четвертого. А сейчас о них в газетах пишут, читал, знаю.
— Ага, — сказал Рене и подумал: за одно и то же действо десятки лет назад — позор, через десятку лет — почет, — Читал, — продолжал Остмен, — пишут. Какойто тип по следам шел и силуэт один, всего лишь силуэт увидел издали.
Альберт Остмен откинулся в кресле, — Издали видел, подвиг какой! А к нему газетчики приезжают, о нем в газетах напечатали. А я с этими тварями рядом сидел, Ох, не придумал ли старик эту сказку? Не захотелось ли ему потщеславиться на старости лет? Живет себе в полном комфорте, все есть, славы не хватает.
— А ты, парень, сколько на моем рассказе заработаешь? Надо думать, себе не в ущерб в такую даль ко мне в седьмой раз приезжаешь? Сделаешь хороший бизнес?
Рене не ответил, он думал, как можно еще раз проверить Остмена. На Библии в присутствии судьи и шерифа тот клялся, письменные показания давал. А вдруг все же сочиняет? Как его ухватить? Уже сколько: вопросов он ему задавал, сколько ответов записал. Расположение шерсти на теле, ее густота и пропорции тела?
— Пропорции? Не заметил, чтобы руки длинней человеческих, вроде такие же. А сам как. бык. Квадратный. А этот самый, — Остмен поманил согнутым пальцем, — этот орган, от которого дети получаются, — чуть-чуть. А в конце кожей покрыт, как у жеребца. Кожей только похож, а по размерам — чутьчуть. Несуразно как-то. Это я тебе говорю, потому что спрашиваешь пропорции тела.
— Шерсть везде, да, а на голове подлиннее, а у самок еще длинней. А на лбу — вообще-то лба вроде нет, — а на лбу, как у женщин модно, челка.
Челка, лоб покатый? Что ж, не противоречит. И в других сообщениях было такое, размышлял Рене. Верить ему? Не верить? Уж больно на сказочку похоже, Рене стоял набычившись, будто уперся в невидимый тупик: и спрашивать уже нечего, и уйти не с чем. Доверишься — попадешь впросак. А если не верить? Упустить, выбросить такие ценные свидетельства…
Рене был прав, колеблясь между верой и неверием. Хорошо сказал поэт: верить всему может только тупица, все отрицать может только глупец. Непривычно поверить в рассказ, больше похожий на сказочку. Например, на такую. Есть на Алтае (далеко от места происшествия с Альбертом Остменом) народность.теленгиты, они же ойроты, живущие на границе с Монголией. Бытует у них сказка о великане Алмысе, все тело которого покрыто бурой мохнатой шерстью. (Впоследствии будет проведено сравнение' слов «алмыс», «алмас», «алмасты», «аббасы» у разных народов, обозначающих существо все той же внешности.) Алмыс грабил людские жилища и пожирал их припасы. Делал это по ночам, когда «огненное светило опускалось за горы». Победил великана охотник, для начала ослепив его тем, что бросил ему в глаза горсть песка. (Вспоминаем: то же собирался сделать Альберт Остмен.) Есть и еще сказка, русская. Рассердилась мать на сына, да и пожелала громко, чтоб его черт унес. Он, мохнач, услышал и унес беднягу. Или другая сказка с тем же сюжетом, но с другими персонажами. У многих народов Земли есть подобные сказки. Может быть, Остмен в детстве наслушался сказок и в старости выдал одну из них за быль? И вообще, что первично, что вторично? Откуда взялась сказка? Готовенькой с неба спустилась? Или какая-то быль в пересказе людской молвой обросла сюжетом, моралью — олитературилась?
Сообщение Остмена невероятно — в него поверить трудно. Трудно поверить — это значит трудно понять. Трудно понять — это значит труд на себя возложить. Добавочный, необязательный труд нести — кому это нужно? Возьмем' на себя добровольно этот труд, вспомним обещанное: не судить, а собрать воедино улики, поставить их рядом, сгруппировать. За них, как за превосходную нить, и будем придерживаться в наших исследованиях.


ГЫЗЫЛ ИЛАН

Рассказывает Григорий Кизель

…Уже восьмой час, как наш буровой отряд идет по степи. Задание у нас не из простых: выяснить гидрогеологическую ситуацию этого района в степном Азербайджане и составить карту грунтовых вод. Слева — это видно на аэрофотосъемке — протянулась обширная заболоченная местность. Стараемся обходить ее, опасаясь комарья.
Тонкий спиральный бур с трудом вгрызается в верхний пласт плотной глины. Ощущение такое, будто земля не хочет открывать человеку свои тайны. После глины идет песчаный водоносный слой. Пройдены очередные пять метров, описан разрез, замерен уровень воды. Минут пять отдыхаем, затем укладываем пробы грунта и воды в рюкзаки — и снова, в путь. Очередная скважина — через километр по сетке.
Муганская степь будто пылает. Идти по такой жаре с грузом очень тяжело. Рубашка давно взмокла. Язык как чугунный, слово трудно вымолвить. Работа кажется рутинной и унылой. Да еше эти злосчастные колючки! Такие густые, что местами приходится продираться через их заросли. Иглы сантиметров в пять длиной. «И за что только так любят ее верблюды?» — невольно приходит в голову.
— Сергей Петрович, скоро арык, — через силу выдыхая, напоминаю я буровому мастеру. — Мостика никакого нет, будем вброд переходить. Там и отдохнем.
Тот кивнул: дескать, знаю. Внезапно метрах в двадцати из-под куста тамариска выскочил серый заяц и стремглав кинулся от нас!
— Ах, косой плут! Зря ты ружье сложил, — сокрушался бурмастер. — Вечером бы лапшу со свежей зайчатинкой…
Вдали сквозь поредевшие камыши заблестела светлая ленточка арыка. Ноги сами ускорили шаг. Вода!
Я живо скинул ботинки, сбросил потную рубашку, брюки и — в него. Как приятно холодит вода уставшие ноги, будто гладит…
— Гляди, гляди! -закричал Сергей Петрович. Справа по течению, держась противоположного берега, грациозно изгибаясь, плыла маленькая гадюка. Я как ошпаренный выскочил на берег.
— Да она в воде на человека не нападает, — засмеялся бурмастер, — смело мог бы плескаться. Скорей всего за рыбешкой охотилась.
Я, конечно, знал, что в воде сухопутные змеи безопасны, но сработал рефлекс.
. Наконец перешли арык и метрах в пятидесяти от него заложили скважину. Как назло, куда-то подевались топографы… Обычно молодой техник-топограф Рагим и рабочий Нури отстают почти на километр. Во время бурения скважины они нагоняют нас и наносят на карту очередную рабочую точку. А здесь — мы уже заканчивали последний метр, но их все не было. Уж не случилось ли чего?
В этот момент из-за камышей показались Рагим и Нури. Наконец! Они что-то кричали.
— Переходите здесь, ребята! — замахал я им и побежал навстречу.
Рагим прямо в сапогах плюхнулся в арык и, увязая в иле, пошел ко мне. Он был бледен, губы его дрожали.
— Что с тобой? — удивленно спросил я. — Испугался?
Рагим неплохо говорил по-русски, но, когда волновался, начинал путаться и даже заикаться.
— Понимаешь, хотел где густой камыш перейти, думал, быстрей придем. Однако большой болото. И вдруг слышу: барашка кричит. Я смотрю кругом — барашка нет. Нури говорит, что это змея такой, барашков приманивает. Мы сильно испугались.
— Да-да, — подтвердил Нури, — это, начальник, гызыл илан был.
— То есть по-русски золотая змея? — недоверчиво протянул я.
— И ты что, видел ее?
— Я не видел, и никто в нашем селении не видел. Но аксакалы верно говорят, что тут гызыл илан живет, Значит, видели.
Змея, которая блеет и поедает ягнят! Что за чушь! А может, старинное поверье? Но откуда блеяние?
— Рагим, ты же не раз змей встречал, они ведь шипят, а не кричат.
— Но ведь барашка кричал, — растерялся Рагим, — своими ушами слышал! А барашка нет… Кто же тогда кричал?
— А ну пошли посмотрим, — проговорил бурмастер.
— Не ходи, начальник, — заволновался Нури, — очень опасно.
— Вы пока палатку ставьте, — распорядился я, — а мы ненадолго.
Сергей Петрович, конечно, захватил свою дубинку — постоянное и надежное оружие против змей, которыми кишит сухая степь, и мы двинулись к заросшему камышем болоту. До него и ходу-то — не больше получаса, и вот мы у кромки болота. Камыши застыли, в раскаленном воздухе — ни звука. Медленно течет вода в арыке — отсюда он едва заметен. Сколько еще ждать? Я уже готов был повернуть назад, как вдруг… Или это мне все-таки померещилось? Я внимательно прислушался. Нет, опять — тихо-тихо: бэ-ээ… Инстинктивно оглянулся, ища отару, но вокруг на многие метры ничего.
— Ты слышал? — шепотом обратился я к бурмастеру
Тот молча кивнул и тоже прислушался. — Какая-то чертовщина, — сказал я. А из камышей доносились звуки, очень похожие на блеяние.
— Может, и впрямь змея какая-то? — Сергей. Петрович сжал в руке дубинку. — Пойдем-ка отсюда подобрупоздорову, чего лиха искать.
— Пошли. Только ребятам ничего не говори. Дескать, не видели и не слышали.
Всю дорогу я размышлял о загадочных звуках. Ядовитых змей я могу по пальцам перечесть, из них опасных для человека совсем немного на Мугани. Да и нападают они, только если их потревожишь или напугаешь, — в порядке самообороны. Питаются мелкой живностью. Но чтобы ягнят глотать — тут питон нужен, да не простой питон, а здоровущий — типа бразильской анаконды. В Закавказье питоны не водятся. Во всяком случае, ученые до настоящего времени их не обнаружили, а регион исследовался на протяжении долгих десятилетий. Кроме того, змеи шипят, это общеизвестно, других звуков не издают…
— Ну как, видели? — обступили нас в лагере ребята. — И что там?
— Видеть не видели, — солидно ответил Сергей Петрович, — и слыхом не слыхали. Сдается, почудилось коекому. В такую жару немудрено.
Рагим раскрыл было рот, но я хлопнул его по плечу: — Разберемся.
Я прошел в палатку и прилег на свой спальный мешок. За палаткой громко спорили, заглушая гудение примуса. Нури, кажется, громче всех шумел, настаивая, что страшная змея в болоте — это не выдумка. Взгляд мой машинально упал на зачехленное ружье. «А что, если с наступлением вечера еще разок наведаться на болото? Втихомолку? Надо же выяснить в конце концов источник этих странных звуков! Ночи сейчас лунные…» Я стал быстро собирать свою двустволку, зарядил волчьей картечью и взял несколько патронов.
Разговор постепенно затих: сказалась усталость. Все разошлись по палаткам.
Завтрашний день обещал быть не менее тяжелым. Сергей Петрович вошел в палатку и, заметив ружье у моего спального мешка, вопросительно посмотрел на меня. Я кивком подозвал его, жестами призывая к молчанию, но он уже все понял.
— Решил снова прогуляться к болоту? — прошептал. он.
— Да, беспокоит меня, что же там такое, -тихо ответил я,-а то завтра далеко.уйдем с загадкой в рюкзаке и вряд ли вернемся. — Я с тобой пойду.
— Согласен. Только не шуми. Когда ребята заснут, мы тихо выскользнем из палатки.
На юге вечер мгновенно переходит в ночь. И вот уже видна жемчужная россыпь звезд. Убедившись, что лагерь спит, я взял свою «тулку» и крадучись вышел из палатки. Вместе с бурмастером мы направились к болоту.
Вблизи от болота нашли удобную выемку и расположились в ней. Ожидание — штука чрезвычайно утомительная, так и тянет ко сну. Мы шепотом переговаривались, прислушиваясь и наблюдая.
Тем временем взошла полная луна, ярко освещая болото. Начали досаждать комары.
Мы уже почти отчаялись что-либо обнаружить, как вдруг в камышах что-то зашуршало и почти одновременно раздались звуки, похожие на блеяние, и над болотом поднялась маленькая голова на длинной гибкой шее и, жадно хрумкая, стала поедать болотную траву и камыш.
— Что это? — прошептал Сергей Петрович. — Неужели и впрямь змея?
— Пожирающая траву? Ну даешь, старик. Это раститрльноядное…
По правде говоря, я и сам растерялся: что за незнакомый зверь? А ведь очень напоминает… — я боялся поверить: уж очень невероятная версия возникла — ящер мезозоя! Ящер в XX веке!…
Я лихорадочно перебирал в мыслях свои познания в палеонтологии. Невероятно, но это, по-видимому, потомок динозавров, загадка вымирания которых так и не разгадана. Может быть, диплодок, но те были гигантских размеров, да и жили в Северной Америке. Голова и шея очень схожи. Или переродившийся мутант плезиозавров? Те немного меньше были, да и вели водный образ жизни…
Плезиозавры жили на протяжении всего мезозоя — от триаса до мела — и были, вероятно, самыми распространенными динозаврами. Отчего бы на Земле не остаться их потомкам? Что, если в результате мутации в болотах Муганской степи сохранился такой, размером с небольшого тюленя? А может, близкий к какимлибо другим звероящерам? Приспособился к болотному существованию…
— А динозавры блеяли? — прервал мои размышления Сергей Петрович, — Кто знает, какие звуки они издавали, — хмыкнул я. — Грамзаписями того времени наука не располагает…
— Смотри, еще один! — заволновался бурмастер. — Такой же! Стреляй!
Еще один ящер! Я вскинул двустволку, взвел курки, но выстрелить не успел: загадочные животные внезапно исчезли, проблеяв напоследок. Видимо, их напугали наши голоса. Да и мы тоже хороши: уговорились ведь не шуметь, не высовываться, лишь внимательно наблюдать и слушать, а тут разболтались вовсю. Но разве утерпишь при виде такого! Некоторое время все же ждали — бесполезно. Потомки минувшего так и не появились. И голоса не подавали. Хотя их звуки, скорее всего, просто похожи были на блеяние, остальное дополнила фантазия.
Утром мы рассказали в отряде о своих ночных похождениях.
— Интересное кино! — восхищенно заорал буррабочий Алексей. — Вот бы подстрелить этого зверя! Или выследим его?
— Сенсация уж точно была бы мировая! — ответил я. — А почему была? Она есть, ведь ящера видели мы двое. Теперь необходима специальная экспедиция Академии наук для исследования всей обширной территории этого болота. У нас же, к сожалению, времени нет даже для короткого поиска, да и задача это уже не наша.
«Ящерная» тема, конечно, начисто вытеснила «змеиную». Один Нури упорствовал: это — гызыл илан. Но его никто не слушал, даже подшучивали: дескать, взрослый парень, а верит. Я же тем временем набросал в полевом дневнике рисунок ночного незнакомца, точнее — его голову и шею.
Перед началом рабочего дня мы специально побывали в родном селении Нури — не поленились отойти на два-три километра от маршрута. Я расспросил сельчан. Они в один голос утверждали, что в их крато гызыл план обитает. Видеть ее — не видели, но аксакалы твердо в этом убеждены, а кто станет опровергать мнение мудрых стариков?
Я рассказал, что ночью встретил это загадочное животное и оно вовсе не змея. Сельчане недоверчиво качали головами. Народная легенда, обросшая фантастическими подробностями, оказалась сильнее факта.
БОЙСЯ ПЕСКОВ! Рассказывает Валерий Нечипоренко
С легкой руки писателя Конан Доила затерянный мир обычно ищут среди непроходимых дебрей и болот, за стеной отвесных скал. Однако же на планете существует немало мест, внешне открытых, кажущихся легкодоступными, но в действительности столь обособленных, что там до сих пор едва ли ступала нога человека.
Если посмотреть на карту Азии, то восточнее Каспия легко отыщется плато Устюрт — гигантский стол, поднимающийся над уровнем моря в среднем на сто двадцать — сто восемьдесят метров и простирающийся до самого Арала. Несмотря на то что через северную оконечность плато в начале 70-х проложили железную дорогу и газопровод, что здесь добывают газ и калийные соли, Устюрт по-прежнему остается одной из самых безжизненных территорий планеты. По сравнению с ним раскинувшиеся по соседству неласковые Каракумы поистине райский сад. Недаром каракалпаки и туркмены говорят: «Барса кельмес» — «Пойдешь — не вернешься». (Так называется и один из островов в Аральском море.) Я не стану решительно настаивать на версии о подлинности песчаного чудовища, и все же…
Впервые я услышь о нем четверть века назад. В ту пору, будучи молодым специалистом по строительству высоковольтных линий, я сидел с бригадой монтажников на станции Ак-Чалак. Так именовался крохотный разъезд на только что построенной через Устюрт железной дороге, по которому еще не началось регулярное движение поездов.
Был саратансамый знойный период лета. Солнце, будто насмехаясь, раскаляло и без того растрескавшуюся, твердую, как бетон, землю. Соль выступала, казалось, даже на рельсах, к которым невозможно было притронуться. Далеко на горизонте желтели крутые уступы — чинки.
Мы столпились у короткого состава: раз в две недели, по четвергам, локомотив прикатывал из Кунграда цистерну с теплой солоноватой водой и вагон-магазин с неизменным ассортиментом: хлеб, рыбные консервы, макароны, чай, сигареты.
Внезапно раздался удивленный' возглас. Кто-то из наших заметил, что по гребню ч инков движутся три точки. На миг мы забыли о покупках: ведь за полтора месяца в той стороне не случаюсь увидеть даже парящей птицы.
Прошло, должно быть, часа полтора, когда к разъезду приблизилась небольшая процессия.
Впереди шел поджарый кочевник в пропыленном ватном халате и высокой бараньей шапке, такой древний. что его лицо, казалось, состоит из одних моршин. В поводу он вел навьюченного двугорбого верблюда. Сам ступал с той неторопливой легкостью, какая отличает людей, привыкших ежедневно покрывать пешком десятки километров.
На втором верблюде величественно восседала полная женщина средних лет в длинном темном платье, черном бархатном жилете и коричневых ичигах — легких восточных сапожках. Ее голова была повязана цветастым платком, но широкое азиатское лицо оставалось открытым — у кочевников женщины никогда не носили чадру.
Замыкал шествие третий верблюд, на котором сидел мужчина неопределенного возраста, чрезвычайно изможденный. Он раскачивался между горбов, как китайский болванчик, рискуя вот-вот свалиться. На его голове красовалась мятая соломенная шляпа, одежда же более заслуживала именоваться лохмотьями.
Верблюды ступали след в след, хотя вокруг была необъятная ширь.
По местному обычаю, мы пригласили путников к столу. Объяснялись жестами, ибо кочевники, как правило, совершенно не понимают по-русски, а может, просто делают вид, что не понимают.
— Господи, неужели добрался?! — воскликнул вдруг на чистейшем русском языке третий путник и всхлипнул.
Мы изумленно пригляделись. Белесые ресницы, а в особенности курносый нос выдавали в нем славянина.
За столом он поведал нам свою удивительную историю. Вот вкратце его рассказ.
— Меня зовут Александр Гуслянников. Алик. Сам я ленинградский, а в Кунград приехал на два года по найму. Устроился водителем в управление механизации. На позапрошлой неделе мой начальник вызывает меня и говорит:
— Алик, мои кавказские родственники купили для меня машину. Надо перегнать. Возьмешься?
Я согласился не раздумывая. Отчего не посмотреть новые места?
Самолетом добрался до Баку, там принял машину — новенькую, молочного цвета «Волгу» — и вместе с ней погрузился на паром до Красноводска. Далее я намеревался ехать через Ашхабад — Мары — Чарджоу — Ташауз. Крюк — ого-го!
На пароме, на свою беду, сошелся я с одним туркменом из Куня-Ургенча. Хороший мужик, звать Курбан. Он тоже перегонял машину — «Москвич», — и, значит, были мы попутчики. Узнав о моих планах, он рассмеялся: — Зачем через Мары? Поедем напрямую. Раза в четыре короче.
— Как — напрямую? — удивляюсь. — Через Устюрт, что ли? — Конечно! — Да ты что?! Заплутаем!
— Не бойся, дорогой. Многие ездят через Устюрт. Я сам три раза ездил. Есть накатанная колея. Есть приметы. Надо только не сворачивать и держаться подальше от песков.
Он говорил с такой уверенностью, что я не только согласился, но и загорелся его идеей. Я вообще заводной. Словом, когда через сутки мы вошли в красноводский порт, я был твердо настроен на короткую дорогу.
Ранним утром мы отправились в путь. Но едва отъехали от Красноводска, как у «Москвича» застучал мотор. Пришлось Курбану остаться. Мне бы, дураку, повернуть обратно, да куда там! Говорю же — заводной характер! Притом Курбан меня поддержал. Начертил схему, обозначил на ней ориентиры, все растолковал. — Держись колеи, и все будет хорошо. Ребенок и тот проедет. — Но на прощание предостерег еще раз: — Бойся песков! Там нечисто… И вот я на Устюрте.
Ничто не вызывало опасений. Я уверенно гнал вперед по солончакам и такырам, опустив стекла. Только на большой скорости можно было спастись от нещадного зноя. Часто встречались пухляки — этакие озерца мельчайшей невесомой пыли, в которой машина могла утонуть по оси. Перед пухляками дорога разбивалась на десятки рукавов: каждый водитель искал более ' подходящий объезд. За пухляком рукава снова сходились в единое русло. Основная колея была хорошо накатана, сбиться с нее казалось невозможным.
В точности.появлялись приметы, обозначенные Курбаном: геодезический знак из пропитанных антисептиком бревен, шест с выцветшей тряпкой на макушке, куча камней, одинокая скала, лысая покрышка…
Постепенно у меня начали слипаться глаза: все же накануне я провел две почти бессонные ночи. Да и монотонность пейзажа убаюкивала…
Вдруг самым краешком угасающего сознания я понял, что сплю, причем давно. Резко ударил но тормозам.
Машина стояла среди чахлых кустиков кейреука. Колеи не было. Я похолодел, но сумел взять себя в руки. Не паниковать. Не мог я отъехать очень далеко. Сейчас вернусь на трассу по собственным следам.
Но, увы, развернув машину, я убедился, что жесткая и твердая как камень, сожженная солнцем почва почти не сохранила отпечатков протекторов.
Чертыхнувшись, я вылез наружу, забрался на крышу и принялся озираться. Ни-че-го. Наконец, далекодалеко, у самой линии горизонта, разглядел крохотную черную точку и тут же припомнил, что следующим маяком должна быть ржавая кабина «ЗИЛа». Очевидно, это она и есть.
Я снова сел за руль и погнал вперед. Вскоре солончак кончился, а еще через пару сотен метров я выехал на колею. Она вела в нужном направлении, к запримеченной точке, и все мои сомнения отпали. Черное пятнышко росло на глазах. Но это была не кабина «ЗИЛа», а остов «Урала», почерневший и смятый…
До «Урала» оставалось с полсотни метров, когда моя тачка забуксовала. Я выглянул в окошко и обомлел: машина по оси сидела в серо-желтом рассыпчатом песке. Песок расстилался повсюду. Поглощенный своими мыслями, я слишком поздно заметил его. И еще: колея здесь обрывалась. Конец дороги. Тупик. Я попросту ехал по следам заблудившегося грузовика…
«Бойся песков!» — тут же вспыхнуло в сознании, и отчего-то подумалось, что в эти слова Курбан вкладывал особый смысл, не только предостережение об опасности забуксовать. Я снова вылез и осмотрелся.
Машина увязла прочно. Надо было что-то подмостить под колеса. Но что? Не удастся ли оторвать какую-нибудь штуковину от «Урала»? Я взял ломик и двинулся к покореженному автомобилю.
В деформированном кузове не сохранилось никаких деревянных деталей: ни скамеек, ни бортов. Я расхаживал по нему, прикидывая, что же подцепить ломиком?
И тут за спиной раздалось сухое шуршание. Я обернулся.
Происходило что-то непонятное. Такое впечатление, что самопроизвольно перемешался участок поверхности.
Но в следующую секунду меня обуял ужас. Невиданная тварь пятнисто-землистой расцветки, ромбовидной формы, плоская, как скат, настороженными волнообразными движениями приближалась к «Волге». Ее размер по большой диагонали составлял не менее четырех метров. По периметру шевелились десятки щупальцев, похожих на маленьких змеек, но ни лап, ни глаз, ни пасти существо не имело.
Мои ноги приросли к кузову, позвоночник превратился в каменный столб.
Между тем тварь сложилась в омерзительный рулон и проползла под днищем. Затем развернулась наподобие кошмарного конверта и полностью обволокла автомобиль. Раздался хруст, вылетели стекла, затрещал корпус.
Пластичность чудовища была невероятной. Оно легко складывалось вроде гигантского комка бумаги. Щупальца шарили по салону, поглощая мои припасы.
Время будто остановилось. Я по-прежнему не мог ни пошевелиться, ни выдохнуть.
Вот чудовище отвалилось от машины. Красавица «Волга» превратилась в смятую и почерневшую железку. А тварь, заметно утолстившаяся, покружилась на месте и… легко заскользила по моим следам.
Опомнившись, я заорал, швырнул в песчаного ската ломик и, спрыгнув по другую сторону кузова, начал карабкаться вверх по склону. Я боялся обернуться. В моих ушах не смолкало страшное шуршание, я обливался холодным потом, представляя, как слизистая масса навалится на меня. Я был на грани безумия и несся, не разбирая дороги, от холма к холму. Падал, поднимался и снова бежал. Сердце выпрыгивало из груди, но ноги, ведомые инстинктом, уносили меня прочь от опасного места. Наконец силы оставили меня, я упал и лишился чувств.
Когда очнулся, стояла глухая ночь. В небе горели звезды, но пространство было насыщено таким густым мраком, что я не различал кончика собственного носа.
Что ж, мне повезло, я сумел чудом избежать гибели. Но остался без воды, пищи и транспорта, кроме того, заблудился. По моим прикидкам я находился в центре плато, в его неизведанной глуби, а значит, мои шансы выбраться равнялись нулю… Рассказчик перевел дыхание.
— Три дня я брел наугад, похоронив всякую надежду. И вдруг — чудо! Верблюды, идущие прямо на меня… — Он горько усмехнулся: — Да только какая мне радость? Что я скажу хозяину? Как расплачусь? Надо разыскать Курбана. Он знает…
От разъезда донесся гудок тепловоза. Состав собирался в обратный путь, в Кунград. Мы предложили нашему гостю отправиться туда, благо и машинист, и продавец были нам хорошо знакомы. Алик охотно согласился, и мы проводили его, собрав на дорогу немного денег.
За затянувшимся ужином мы долго обсуждали услышанную историю. Поначалу говорили о том, что много, мол, еще на Земле непознанных тайн и чудес, и Устюрт, которого мы коснулись лишь с краешку, конечно же не исключение.
Но вскоре верх взял здоровый скептицизм. Мы сошлись на том, что Алик и вправду заснул за рулем и перевернул или же разбил машину. А затем сочинил небылицу, чтобы хоть как-то оправдаться перед начальником. Шоферская байка.
Еще более прагматичную версию выдвинул наш бригадир Илья Загудиллин:
— Большой хитрец этот мужик — вот что я вам скажу! Да он просто втридорога продал машину какому-нибудь чабану. (В ту пору почему-то считалось, что у каждого чабана — мешок денег.) Тот ему и сопровождающею дал до Кунграда. А теперь напускает туману… На том и порешили.
Позднее — и в Кунграде, и в Чимбае, и в Тахиатаг ше, и в Ходжейли — я настойчиво расспрашивал местных жителей о песчаном чудовище, но те лишь недоуменно пожимали плечами либо отмучивались. На долгие годы я выбросил рассказ шофера из головы.
Но лет десять спустя, когда я благополучно обитал уже в Ташкенте, судьба свела меня с интересным человеком, геологом Сашей Суспенцевым, обошедшим пешком едва ли не всю Среднюю Азию.
Как— то раз за бутылкой превосходного «Ок мусаласа» мы заговорили об Устюрте, откуда Саша только что вернулся. Неожиданно мне вспомнилась та давняя история, и я пересказал ее приятелю. Саша -известный насмешник, и я ожидал если не взрыва хохота, то наверняка язвительных реплик.
Но Саша слушал меня серьезно, а когда я закончил, призадумался.
— Знаешь, — проговорил он наконец. — У кочевников существует табу на всякое упоминание о таинственных силах. Чтобы не накликать беды на свою юрту. Даже если песчаный скат существует, никто об этом не скажет. Я никогда не слышал ни о чем подобном, хотя немало общался с кочевниками. Кстати, песчаные массивы, и довольно обширные, на Устюрте не редкость.
Но вот слушай, какая однажды приключилась история…
Мы бурили разведочную скважину к юго-западу от Сарыкамышской впадины. Как-то раз двое наших поехали поохотиться на сайгаков. К ночи они не вернулись. У нас был вертолет, и с утра мы отправились на поиски. Машину обнаружили примерно в шестидесяти километрах к западу. Она… она была почерневшей и скомканной, как консервная банка. Рядом валялись ружья. Без прикладов. А стволы были завязаны узлом. Неподалеку простирался большой песчаный массив… — Саша посмотрел мне прямо в глаза и добавил: — Если когда-нибудь нелегкая снова занесет на Устюрт, бойся песков!

С МЕРТВЫМИ ШУТИТЬ НЕ СТОИТ

Слухи о том, что на верхних этажах главного здания МГУ не все ладно, появились еще в начале 70-х годов, и по сей день студенты рассказывают друг другу всякие загадочные истории. Есть ли в них хоть доля правды? На этот вопрос отвечает Саркис Тер-Оганян, один из создателей ассоциации «Лоза».
— Таких, как я и мои коллеги, прежде называли лозоходцами, рудознатцами, а иногда — чертознаями. Мы ищем воду, металлы, обнаруживаем подземные пустоты, работаем на считывании полевых аномалий…
Тем не менее он подтвердил, что, будучи еще студентом МГУ, тоже слышал эти странные рассказы, а однажды даже устроил засаду на верхнем этаже университета, но был обнаружен и выведен охраной, совершавшей вечерний обход здания. А после того как один его знакомый, проведя там ночь, угодил в психушку, Саркис заинтересовался аномальными явлениями всерьез.
— Вообще у главного здания МГУ необычная история, — продолжает Саркис. — Наверное, его можно назвать храмом науки на крови. При его возведени! были случаи гибели строителей-зеков. А сами они, но слухам, замуровывай стукачей в стены. Однако, как бы там ни было, с мертвыми шутить не стоит…
Группе Тер-Оганяна удалось зарегистрировать на высотке МГУ мощные острорезонансные выбросы инфразвука. Природа их такова, что, не улавливаемые слухом человека, они тем не менее входят в резонанс.с его нервной системой и вызывают угнетенное состояние, а при длительном воздействии — и безотчетный страх, переходящий в неконтролируемый панический ужас.
— Что станет с человеком после трех-четырех часов подобного инфразвукового «душа», я боюсь даже предположить, — говорит «чертознай». — Нетрадиционными методами мы определили несколько инфернальных зон на верхних этажах здания. Интереса ради проверили и другие московские высотки — там инфернальный фон не превышает нормы. Так что, возвращаясь к разговору о главном здании МГУ, смею заверить: последствия ночевки на верхних этажах здания могут быть для человека самыми плачевными. Повторяю: с мертвыми шутить не стоит…


ВОЛШЕБНЫЕ ОГНИ ТУРГАЯ

Рассказывает журналист Ю. Метелев

Тургайский прогиб — удивительный край. Во всем необъятном Казахстане другого такого не сыскать. Обдуваемый всеми ветрами, простирается он к югу от Зауралья и Казахского мелкосопочника на многие сотни километров до зыбучих полупустынь Приаралья. Чуть всхолмленные долы, поросшие пшеницей, уходят за линию горизонта, настоенный на степных травах целительный воздух, тысячные стада антилопсайгаков, бегущих по степи вровень с ветром, сказочные богатства недр, и над всем этим — синее небо с вечерними и утренними зорями редкой чистоты, благодаря исключительной прозрачности атмосферы. Днем в летнюю пору термометр может показать больше сорока градусов по Цельсию в тени, а ночью — в пору спать в меховом спальном мешке. Неделями может пал-ить беспощадное азиатское солнце, и вдруг неожиданно, из невесть откуда взявшихся туч, хлынет такой силы ливень, что за стеной воды не увидишь и капота своего автомобиля. И есть еще одна особенность Тургая. Здесь, как ни в каком другом месте, можно наблюдать не только дневные, но и ночные миражи.
Хорошо помню, как я, впервые попав в Тургай, увидел мираж. Наша экспедиционная машина шла уже несколько часов по безлюдной местности, направляясь в район.реки Иргиз. Солнце невыносимо палило, и, конечно, единственной отрадной мыслью, владевшей мной тогда, было поскорее добраться до реки и окунуться в прохладную воду. И река неожиданно появилась, как только мы поднялись на взгорок. Под лучами солнца вода искрилась и играла бликами, а по обоим ее берегам росли тенистые ивы. От радости я закричал: «Ура, приехали!» Но мои попутчики, проработавшие в здешних краях не один полевой сезон, посмотрели на меня как на сумасшедшего.
— Это же мираж! — сказал мне один из геологов. — Присмотрись внимательней. Видишь, как все размыто и дрожит в воздухе, — разъяснил он мне.
Действительно, так оно и оказалось, а вскоре дивная картина исчезла, словно растаяла в воздухе. Потом я привык к миражам и перестал обращать внимание на реки, озера, деревья, возникавшие по обеим сторонам дороги при переездах. Однажды, находясь в Приаралье, нам даже довелось увидеть город Актюбинск, до которого было не меньше трехсот километров. Многоэтажные жилые дома, тенистые зеленые улицы и даже городской транспорт, казалось, бьи]и на расстоянии всего двух-трех километров. Миражи, о которых я рассказал, уже давно хорошо изучены и объясняются чисто физическими законами преломления и отражения света от весьма далеких объектов. Один американский метеоролог в начале XX века наблюдал, повидимому, самый удаленный объект миража. Находясь на Восточном побережье США, ему удалось наблюдать африканский город, а ученый Фламмарион в своей книге «Атмосфера» подробно описывает мираж сражения при Ватерлоо в июле 1815 года.
На утреннем небе отлично было видно не только войско, но и костюмы бойцов, артиллерийское орудие со сломанным колесом. Непременным условием появления таких миражей должна быть высокая прозрачность атмосферы и неравномерная прогреваемость верхних и нижних ее слоев, что очень характерно для Тургая с его резкоконтинентальным климатом. Но можно увидеть в казахстанском Тургае и весьма необычные миражи — ночные.
Представьте себе, что в вечерних сумерках где-то у горизонта, а порой и на расстоянии двух-трех километров от вас неожиданно появляется яркий свет. Он то разгорается сильнее, то меркнет или горит равномерно и ровно и потом неожиданно исчезает. Из имеющейся у вас карты вам хорошо известно, что в месте появления свечения нет никакого жилья, а свет видят все. Наш бывалый шофер экспедиции Тимур, из местных казахов, объяснял все просто: «Это душа умершего блуждает у своего дома». Под домом он понимал глинобитный домик-могильник, в котором по мусульманской традиции оставляют тело умершего. Таких могильников в Казахстане немало. Как-то мы решили проверить сказанное Тимуром и, когда в районе аула Амангельды неожиданно появился загадочный свет, поехали на машине в том направлении. И в самом деле, примерно через три километра достигли роскошного могильника, но к этому времени загадочный свет переместился дальше. «Душа пошел далеко, далеко пустыня и не хотел встретить русский», — объяснил шофер.
Таинственными ночными огнями Тургая занималась не одна специально организованная экспедиция. Ученым удалось установить, что чаще всего огни можно увидеть в районе поселков Семиозерное, Диевка, но особенно в районе реликтовых Аманкарагайского и Терсекского лесных массивов. Эти сравнительно небольшие по занимаемой территории леса — своеобразная достопримечательность пустынных степных мест. Они состоят преимущественно из вековых сосен и лиственного подлеска. Местные жители утверждают, что видят иногда до нескольких огней прямо над вершинами деревьев. При этом огонь, приятного на вид цвета, способен перемешаться. Причины тяготения ночных огней к лесу никто не может объяснить, но нельзя сбрасывать со счетов (личное мнение автора) возможность приземления в указанных местах неопознанных летающих объектов, которым удобно маскироваться в здешних лесах, чтобы не привлекать к себе внимания посторонних. Добавлю, что из этих районов без лишних помех можно вести наблюдение за взлетами космических ракет с космодрома Байконур, расположенного относительно недалеко от этой части Тургая.
Странные ночные огни в Тургае не однажды становились причиной чрезвычайных происшествий. Дело в том, что между такими происшествиями, дорогами и загадочными огнями существует прямая связь. Степные дороги в Тургае — это не то, о чем принято думать, когда речь идет об автодороге, скажем, между Гатчиной и Красным Селом. Дороги Тургая способны поставить в тупик, а то и свести с ума (в буквальном смысле слова) даже опытного геолога, хорошо знающего местность и вдобавок владеющего картой и компасом. Однажды мне довелось перегонять прошедшую ремонт грузовую машину с базы среднеазиатской экспедиции в поселке Челкар (Приаралье) на север Тургайского прогиба в поселок Семиозерное. Машина была нужна одному из полевых отрядов экспедиции. Кроме водителя и меня в машине находился также и опытнейший петербургский геолог Вадим Селезнев, знавший путаные дороги Тургая как свои пять пальцев. Нам предстояло выбрать два маршрута: длинный, проходивший дугой по наезженным грунтовым дорогам через ряд городов и поселков, и короткий, идущий по глухим и необжитым территориям и где собственно дорогой назывались две плохо ли, хорошо ли укатанные колеи. При последнем варианте мы экономили двое суток, а также полбочки бензина (правда, бензин стоил тогда совсем дешево). Естественно, что мы выбрали второй вариант. Выехали ранним утром, рассчитывая за сутки преодолеть маршрут. И сначала все шло отлично. Мы даже позволили себе роскошь с часок поохотиться за дрофой — птицей весьма осторожной. Вадиму удалось подстрелить ее, обеспечив тем самым нам великолепный ужин. Мы продолжили движение, но с наступлением ночи и без того едва видимая в свете фар степная дорога стала различаться все хуже и хуже, а потом колея и вовсе сошла на нет, словно слившись со степью. Явление такое для Тургая обычное. Вадим принял решение дождаться утра, с тем чтобы с рассветом продолжить путь. Расстелили войлочную кошму, быстро ощипали, выпотрошили и поджарили на.паяльной лампе дичь и, достав хлеб, помидоры, огурцы и даже дыни, захваченные с собой, устроили пиршество под звездным азиатским небом. Не успели мы закончить трапезу, как вдали от нас появился загадочный огонек. Казалось, что он был не дальше трех километров от нас и медленно перемещался Возможно, это был мотоциклист, ехавший с зажженной фарой по дороге, которую мы потеряли. Естественно, что появилось желание ехать в том направлении, но Вадим, внимательно следивший за перемещавшимся огоньком, сказал: «Это мираж. Может быть, кто и едет километров за сорок отсюда, но мы двинемся в путь с рассветом, как и наметили». Вскоре загадочный огонь исчез, и только поазиатски черное, как смола, небо, усыпанное крупными звездами, светило нам. Утром мы не без труда, используя и компас и карту, взяли нужный азимут и вскоре подсекли утерянную колею. Она оказалась совсем в другом месте, чем виденный нами накануне огонь. К вечеру второго дня мы благополучно прибыли в Семиозерное, больше не увидев огней.
Но вот еще аналогичный пример, но уже не с таким благоприятным концом. Теплым июльским вечером грузовая машина с двумя актюбинскими геологами и шофером выехала из курортного поселка Кос-Истек, что под Актюбинском, на юг в сторону Аркалыка. Их шофер-казах вел машину по короткому маршруту глухими степными путями. Надо полагать, они также экономили время и бензин. С наступлением ночи водитель, как и мы, потерял колею, но вместо того, чтобы дождаться утра, не придумал ничего умнее, как попросить геологов пойти искать утерянную дорогу, которая, по его мнению, была где-то поблизости. Естественно, что он оставил включенными фары и по договоренности время от времени сигналил. Геологи разошлись один влево, другой вправо от грузовика. Шофер прождал их несколько часов, но они не возвращались. Он отчаянно сигналил, переключая ближний свет фар на дальний. Все бесполезно. Люди как сквозь землю провалились. Дождавшись утра, шофер благоразумно устремился в обратный путь, чтобы сообщить о случившемся… На базе экспедиции немедленно забили тревогу, понимая, чем может закончиться продолжительное пребывание людей без воды и укрытия от солнца в условиях страшной жары. По рации было сообщено не только всем полевым отрядам геологов, работающих в близлежащих территориях, но и в аэропорт Актюбинска. В воздух поднялся небольшой самолет «Ан-2» с пилотами и наблюдателями, который полетел в район происшествия. Пилотам удалось обнаружить пропавших геологов в начале третьего дня поисков. Увы. Оба они были мертвы. Солнце убило их еще в первый день пребывания в полупустыне. Почти все, кто знал эту историю, считали, что главной причиной гибели актюбинцев стали загадочные миражные огни Тургая. Не приходится сомневаться, что геологи приняли миражный свет за огни фар своей машины и уходили все дальше и дальше в полупустыню.
Это далеко не единственный случай для Тургая. Один русский шофер из города Шевченко, всю жизнь колесивший по плато Устюрт, Тургаю и в иных краях Казахстана, поведал мне, что каждый год уносит по нескольку шоферских жизней и что бывалые водители всегда стараются ехать в паре с другой или несколькими обязательно исправными машинами, запасом топлива и воды, а в зимнее время еще и водки. Алкоголь берут не ради удовольствия, а на случай, если будет крепкий мороз, согрева организма.
Уже закончив очерк об «огнях Тургая», я позвонил одному своему старому приятелю, Олегу Ксенофонтову, проработавшему в Казахстане около сорока лет и сделавшему немало открытий в науке. Он не только вспомнил и подтвердил то, что я сообщил читателям, но и привел еще один интересный пример «геологических будней». Один из полевых отрядов ленинградцев проводил изыскания на побережье Аральского моря. Примерно раз в неделю к полевикам приезжала машина с питьевой водой и продуктами питания. Однажды машина не пришла в назначенный день. Не имея продуктов и израсходовав почти всю пресную воду, геологи решили добраться пешком до своей базы. Расстояние там было не очень дальнее, что-то около тридцати километров. Вышли еще до рассвета с тем, чтобы успеть одолеть путь до максимума солнцепека.
Несмотря на большой опыт руководителя-женщины, они заблудились в полупустыне. Их всех ожидала гибель, но помог случай. Геологам удалось выйти на большой могильник, внутри которого даже в сильную жару царит прохлада. Они прятались там от солнца, используя остатки питьевой воды во флягах. А экспедиционная машина вскоре приехала и, не обнаружив людей, вернулась на базу.
Понятно, что были немедленно организованы поиски всеми имеющимися средствами. На вторые сутки геологов нашли. Все они были чуть живые от нервного потрясения, а повара отряда — молоденькую девушку — пришлось госпитализировать. Она бредила и говорила какие-то небылицы. К счастью, через месяц поправилась, но ей категорически было предписано никогда не находиться в жару в степи.
Природа таинственных огней в Тургае до сих пор не исследована до конца. И никто не может утверждать, что эти огни всего лишь миражи.


АЛЛИГАТОРЫ В НЬЮ-ЙОРКСКОЙ КАНАЛИЗАЦИИ — ПОРОЖПЕННЕ ГОРОДСКОГО ФОЛЬКЛОРА ИЛИ?

«В нью— йоркской канализации живут крокодилы. Их покупали на каникулах во Флориде, как милых зверушек, а потом, когда они надоедят, без долгих размышлений спускали в унитаз».
В этой расхожей версии середины 90-х голов представлены все основные элементы легенды: привоз крокодилов из Флориды в качестве домашних любимцев, последующее избавление от них через унитаз, их выживание и рост в канализации… Однако упущены некоторые другие характеристики: что животные слепые, что они альбиносы (по предшествующей версии, аллигаторы ослепли и выцвели из-за вечного мрака, царящего в их новом жилище), невероятно жестоки (им приписывались многочисленные нападения на городских сантехников)…
Задолго до этого, в конце 60-х, студентыкалифорнийцы из университета Беркли изобрели свой вариант похожей легенды. В нью-йоркской канализации произрастает отличная марихуана, «нью-йоркская белая». Конопля расцвела по-новому после того, как ее часто выбрасывали в унитаз в эпоху облав на наркоманов. Но одно мешает ее собирать в канализации — угроза встречи с огромными, кровожадными крокодилами.
Среди нью-йоркской молодежи эта история, без сомнения, служила пикантным дополнением к городскому фольклору и увеличивала список его коллективных фантазий, возникающих на разных вечеринках, спрыснутых алкоголем и дымком. Вот какой рассказ записал Брунвард в 1981 году: «Однажды я шел с приятелями и заметил дымок, поднимающийся из канализационного люка. Мы начали выдумывать, откуда он здесь взялся. Решили, что семена марихуаны и маленькие кайманы, выброшенные в туалет, ужасно разрослись, а накурившись, кайманчики полезли на старших и стали на них гарцевать, а те давай крутиться в разные стороны. Мол, от этого и дым идет».
Этот бредовый рассказ нью-йоркского студента, повторяющий другой, 1978 года, из университета штата Юта, необычен своими подробностями и удачным сочетанием элементов комедии и триллера. Потом и небылицы широко разошлись по всему миру, и тревожные истории о городских аллигаторах стали расползаться повсеместно.

КАЙМАНЫ ВО… ФРАНЦУЗСКИХ РЕКАХ

Затянувшиеся споры 1982 года вокруг проекта по созданию крокодильей фермы на юге Франции — речь шла о том, чтобы использовать для них в Боллене (Воклюз) нагретую воду, спускаемую атомной электростанцией в Трикастине, — привели к появлению рассказов, в которых уверялось, что крокодилы уже живут в реках Родано и Гард.
В конце концов, проект был реализован в Пьерлатте (Дром), а не в Боллене. Благодаря высокой температуре воды с атомной электростанции там удалось поселить около трехсот шестидесяти животных, которых привезли из Южной Африки — на радость туристам.
Вместе с тем истории о крокодилах стали центральным сюжетом многих мифов. Так, еще в 70-е годы можно найти реминисценции на этот сюжет в книге Жильбера Ласко «Ложь и угрозы снизу»: «Все ребята знают, что под бульвар СенМарсель спускаться запрещено, и там день и ночь дежурят трое вооруженных полицейских в штатском. А оттуда надо плыть по чумному лабиринту на моторке с пулеметом. С пулеметом потому, что в этом лабиринте водятся голодные крокодилы-альбиносы».


ВЕРНЕМСЯ В НЬЮ-ЙОРК

Во Флориде история холила уже с конца 50-х годов, уверяет Кеннет Тигнеп, которому в 1958 году было десять лет, и он слышал ее от ребят, на глазах которых ньюйоркцы, эти янки. покупали крокодилов. В отличие отжител.ей Флориды они не знали, что нужно держаться на хорошем расстоянии от этих тварей, и тащили их к себе домой, где поселяли в ванных. А когда рептилии им надоедали, то они, мол, выбрасывали их, поэтому вся канализация там засорена крокодилами.
Имеет ли эта история какое-нибудь реальное основание? Как это ни кажется невероятным, одного каймана действительно поймали у люка неподалеку от реки Гарлем в Нью-Йорке. Этот факт, сообщенный «Нью-Йорк тайме» в номере от 10 февраля, со слов группы ребят со 123-й улицы, имел место в 1935 году. В 30-х годах и другие кайманы и крокодилы встречались в Нью-Йорке и его окрестностях.
Эти факты, однако, оказались совершенно забытыми, когда в 1959 году появился труд «Мир под городом» Роберта Дали, журналиста из «Нью-Йорк тайме». В этой книге, где действие разворачивается в канализации города, целая глава посвящена присутствию кайманов в нью-йоркском подземелье 30-х годов. Дали взял интервью у Тедди Мея, главного инспектора канализационной сети города в этот период, и тот рассказал о кампании по уничтожению животных в 1935 и 1936 годах. Кампания увенчалась успехом, и все кайманы к 1936 году были выведены, о чем триумфально сообщали тогда все газеты.
Однако среди многочисленных критиков, разбиравших труд Дали в 60-х годах, редко кто забывал упомянуть о кайманах, но почти все игнорировали сообщение об успехе кампании инспектора. Тот же самый Дали, в отрывке из книги, помещенном в «Нью-Йорк таймс мэгэзин», сам забыл о том, что «нашествие кайманов» в 30-е годы было счастливым образом прекращено.
Но легенда о крокодилах в канализации расцвела в полную силу благодаря одному литературному факту.
В 1963 году писатель Томас Пинчон включил ее в свой роман под названием «V», который имел шумный успех среди молодежи. Введение в тему было традиционным: «Помните о малышах кайманах? В прошлом году, а может быть, и в позапрошлом все ребята в Нью-Йорке (говорит пуэрториканец) покупали себе по кайманчику. Продавали их по пятьдесят центов, и всем детям хотелось завести хоть одного. Но потом они им наскучили. Некоторые выбрасывали своих кайманчиков прямо на улицу, но большинство воспользовалось унитазом. А те стали расти, размножаться, вывелись слепые альбиносы, и теперь их куча в канализации, они пожирают крыс и разный мусор. Только Бог знает, сколько их там внизу. Некоторые даже сделались каннибалами, потому что кое-где-крыс уже не осталось».
Однако автор ввел новую подробность: изобрел «антикайманий патруль», который прочесывал глубины канализации в поисках ужасных тварей.
Ясно, что эти рассказы не родились на пустом месте, ибо подобного рода неожиданные появления, равно как и торговля маленькими крокодильчиками, действительно случались.
Импорт детенышей крокодилов, пойманных в болотах Флориды или, что реже, взятых из крокодильих питомников, где их разводили ради кожи, был весьма прибыльным делом в 30-е годы. В статье некоего юноши из Пуатье, опубликованной в 1932 году в местном журнале «Ла гранд гуль», рассказывается о встрече (ночью в поезде, идущем из Нью-Йорка в город Джексонвилль во Флориде) с продавцом крокодилов. Тем самым на сцену выводится еще один персонаж: шарлатан или бродячий торговец. Он носил множество детенышей в своих сумках и уверял, что неплохо живет за счет их продажи в нью-йоркских палатках. Животные якобы происходили из питомника, и торговец спешил заверить всех, что продает их только потому, что на ферме их развелось слишком много. Бегство или освобождение этих животных, когда они надоедали хозяевам, без сомнения, может объяснить распространение вышеприведенных историй в Нью-Йорке.

И ОПЯТЬ — ВО ФРАНЦИЮ

В феврале 1996 года, в статье, напечатанной в «Фигаро», приводился целый список всей парижской «дикой» фауны, проживающей в канализации: пауки, тараканы, крысы — вроде бы ничего необычного, но вот раки, красные и мясистые, которые будто бы сбежали от варки, и дикие кошки, которые нападают на малышей, и тропические москиты?… Как быть с этими персонажами?
В 1992 году полусатирическая газета «Жур де Пари» со всей серьезностью рассказала, что крокодил Бернар, родившийся на Гайане и после трех лет жизни в парижской квартире брошенный своими хозяевами, был настоящей звездой парижских клоак и любимцем многочисленных туристов. Этот героический Бернар занимался тем, что спасал разных самоубийц и свалившихся в Сену малышей.
Спустя несколько месяцев (сентябрь 1992-го), еще в более фантастической статье «Жур де Пари» напомнил легенду о кайманах и даже заверял в существовании других необычных животных в парижских клоаках: «Уже лет десять, как мы с изумлением обнаружили, что парижская канализация заполнена крокодилами, кайманами и другими рептилиями. Безответственные тупицы покупали их детенышами для развлечения, а когда они подрастали, то выбрасывали в канализацию. Речь идет о том же самом, что случилось год назад с жирафами…» ЧЕРЕПАШКИ-НИНДЗЯ Но вернемся к действительности, из которой выросла эта пародия. Мода на черепашек-ниндзя вызвала всплеск импорта самого популярного во Франции вида: черепах энана из Флориды. В 1992 году ввоз был весьма впечатляющим: триста тысяч особей животных. Другие черепахи, которые достигали размеров тридцати сантиметров и были более агрессивного нрава, привозились из Канады: четыре тысячи в том же 1992 году. Когда эти животные становились неудобными для хозяев или надоедали детям, то их просто бросали. Хотя часть и передавали в зоопарки, остальных выпускали в море, озера и реки, что создало опасность для выживания местных видов, у которых сопротивляемость была меньше и которые оказались перед угрозой вымирания. В 1993 году Герпетологическое общество Франции организовало коллоквиум по этой проблеме среди противников американских черепашек. Паникерские декларации участников этого коллоквиума отдались эхом в газете «Франс-суар» (18 августа 1993 года): «Сотни кровожадных черепах заполнили Францию. И они гораздо хуже, чем ниндзя». В тот же день в лондонской «Тайме» было, сказано: «Террор черепашекмутантов угрожает купальщикам на Ривьере».
Как видим, крокодилы нью-йоркской канализации из легенды обрели таких близких по виду прототипов, как черепахи, изначально происходящие из Флориды и ввезенные в Европу для развлечения детей.

ЭКОПОГИЧЕСКИЙ СИМВОЛИЗМ

В 1967 году британская лента «Пентхауз» прозвучала на весь мир как источник новой легенды. В этом фильме некие злодеи в течение целою уик-энда терроризируют семейную парочку, которая живет в пентхаузе (роскошные апартаменты, расположенные под крышей). И свой садизм они оправдывают тем, что якобы мстят за крокодилов в ньюйоркской канализации. Точно так же, как и животным, им приходится жить во враждебном мире, где нет места для милосердия.
Легенда о крокодилах, возрожденная в разных телесериалах 70-х годов, таких, как «Барни Миллер» и «Медовый месяц» с комиком Артом Кани, привела к возникновению еще одного триллера: «Аллигатор» (1980). В этом фильме через двенадцать лет после того, как животное выбросили в канализацию, оно превратилось в чудовище изза заражения химическими гормональными отходами разных лабораторий и начало всплывать на поверхность и убивать в Манхэттене всех, кого встречало на пути. Здесь мы видим уже экологический вариант, в качестве ответственного за страшную угрозу вводится тема химического загрязнения.
Чтобы понять, почему возникла эта история, необходимо проанализировать составляющие ее элементы. Крокодил представляет собой чистую агрессию в виде символической бестии. Карикатурно его всегда изображают с хищно распахнутыми челюстями, готовыми сожрать жертву.
История крокодилов в канализации напоминает нам, утверждают фольклористы, любящие психоаналитические толкования, о страхе кастрации, который присутствует в нас постоянно. Для подтверждения этой гипотезы Майкл Кэррол, который посвятил легенде о крокодиле целую статью в психоаналитическом ключе, указал на постоянное упоминание того, что крокодилов выбрасывали в канализацию через унитазы. Крокодил.не является таким уж привычным домашним животным (это не кошка и не морская свинка), и гораздо естественнее было бы избавляться от него, выбрасывая непосредственно в канализационные люки на улице. Однако ассоциация крокодил — унитаз — это уже традиция, и именно из этого следует ее символическое значение. Крокодил, воспринимаемый как липкое, противное животное наравне со всеми рептилиями, здесь выступает как заменитель экскрементов, которые попадают в канализацию именно через унитазы, а экскременты, в свою очередь, по мнению психоаналитиков, символизируют кастрацию.
Ян Мечлинг, специально занимавшийся изучением места крокодила в американском бестиарии, опубликовал статью на эту тему в сборнике «Американские животные в символах и мифах». Там представлена целая панорама разных символических изображений, основой которых является крокодил и которые подтверждают ассоциацию крокодил — кастрация. Например, упомянута американская традиция фотографироваться у разных аттракционов за рамой в виде человека, наполовину поглощенного картонным крокодилом, или типичное выражение «when you're up to your ass in alligators» (когда ты в крокодилах по задницу), которые указывают на нападение, явно грозящее кастрацией. Крокодил символизирует также и контроль белых над черными и представляет верную опасность для американских негров, которых крокодилы якобы пожирают с большим удовольствием, чем белых. Необходимо также указать, что в ментальности латиноамериканцов угроза кастрации или смерти со стороны белого человека не всегда была только воображаемой. Вариант легенды о крокодиле, вылезшем из канализации и нападающем на городских сантехников, только усиливает указание на кастрацию.
В современном мире экологическое загрязнение увеличило беспокойство по этому поводу. Типичная тема кинематографа ужасов — появление в каких-нибудь безднах мутантов, жертв загрязнения окружающей среды, агрессивных и огромных. Легенда ограничивается небольшими модификациями: крокодилы слепнут, становятся альбиносами, у них прибавляется жестокости. Но гигантизм оставлен для триллеров. Черепашки-ниндзя, брошенные в нью-йоркскую канализацию и изменившиеся генетически в результате радиоактивного загрязнения, — это последователи крокодилов и это — реальность! Как реальны и крысымутанты в московском метро.
Рассказ о крокодилах — это поучительная сказка о возмездии животных, с которыми люди плохо обращались. Выброшенные в унитаз, крокодилы оказываются во враждебном мире среди гнили и разложения. Из места, где они жили в сытости и покое, они перемещаются в клоаки и там обращаются в диких и агрессивных тварей.
Эта метафора намекает на невозможность до конца обрести господство над дикой природой. Здесь мы встречаем тот же мотив, что и в историях о таинственных кошках: дикая природа всегда может вернуться — хотим мы того или нет. Городу, воплощению цивилизации и порядка, противопоставлено подземелье, прибежище неконтролируемых природных сил. Легенда, кроме всего, напоминает об опасностях, которые таятся в любом большом городе. Наконец, это скрытая метафора города как современных джунглей: потерявшие человечность горожане недалеко ушли от диких зверей, И нет ничего странного в том, что легенда выбрала местом действия именно Нью-Йорк, городмиф, символ урбанистического насилия.


СФОТОГРАФИРОВАТЬ ФЕЮ ИЛИ ОШИБКА КОНАН-ДОЙЛА

Незадолго до окончания первой мировой воины в маленькой английской деревушке Коттингли произошли совершенно фантастические события, которые вызвали многочисленные толки и волновали страну долгие годы: две девочки сумели сфотографировать фей!
Речь идет об одной весьма занимательной истории, интересной не только потому, что она отразилась на профессиональной карьере сэра Артура Конан Доила, автора «Приключений Шерлока Холмса», врача и исследователя спиритизма. Еще потому, что она связана с одним из самых знаменитых мошенничеств нашего времени, долго остававшимся неразоблаченным.
В декабре 1920 года лондонский журнал «Стренд мэгэзин» опубликовал странные фотоснимки, на которых с достаточной ясностью можно было разглядеть группу маленьких человечков — фей и гномов. Фотографии были сделаны двумя девушками в публичном парке Коттингли, близ Бредфорда, графство Йоркшир. Конан Доил попросил помощи у лучших фотографов Англии, чтобы установить подлинность этих фотографий, а после проверки о+важился утверждать, что они настоящие, и даже поручился в этом своей профессиональной репутацией. По его мнению, на снимках нельзя было различить никаких следов подделки, и фигуры, которые на них запечатлены, действительно двигались во время съемки. Но кроме отпечатков, представленных в газете, в контору компании «Кодак» были отправлены негативы. Эксперты заявили, что все клише были отретушированы очень умелым фальсификатором. Правда, никто так и не отважился утверждать напрямую, что все на них — плод чистого мошенничества. Конан Доил даже писал иллюзионисту Гарри Гудини (который при всяком удобном случае разоблачал разные фокусы медиумов и спиритов), чтобы тот высказал свое авторитетное мнение.

БЫЛИ ЛИ ФОТО ПОДЛИННЫМИ?

Пять фотографий, о которых идет речь, были отсняты в два приема. Первые два снимка сделала весной 1917 года Элси Райт, шестнадцатилетняя девушка, при помощи камеры «Мидж» — на стеклянных пластинах «Империал Репид» вместо обычной пленки. На самом первом из них видна ее двоюродная сестра Френсис Гриффитс, десяти лет, которая сидит в траве в окружении группы из четырех танцующих фей — трех с крылышками и одной с флейтой. На другом снимке изображена сама Элси с маленьким гномом.
Очень скоро вести об этой загадке распространились по всей Англии. Но никто, кроме девушек, не видел ни гномов, ни фей. По словам их самих, встречи с маленькими существами происходили у них с самого раннего детства. Все дело стало известным вовсе не из-за их желания прославиться, а когда мать Элси показала снимки Эдварду Л. Гарднеру, одному из руководителей теософского общества Бредфорда. Она сделала это после одного из заседаний, которые регулярно посещала.
Когда пресса раструбила об этой истории, возник эффект снежного кома: многие другие дети тоже принялись публично заявлять о том, что они иногда играют с феями и гномами, хотя никто не мог похвастаться тем, что сфотографировал этих волшебных существ. Естественно, в подлинности снимков сразу же возникли сомнения. Как Гарднер, так и Копан Доил прежде всего захотели получить новые фотографии. И им это удаюсь. В августе 1921 года они дали Френсис и Элси новую камеру с двадцатью пластинками, которые заранее хитро пометили, опасаясь подмены. И «дело фей» пошло развиваться дальше, да так, что существование маленьких волшебниц оказалось «доказанным» самым неопровержимым образом.
Полли Райт, мать Элси, написала Гарднеру, который нетерпеливо ждал в Лондоне вестей и фотопластин. В своем письме она рассказывала: «Все это утро погода стояла облачная и туманная, и мы не могли фотографировать почти до самого вечера, когда тучи наконец разошлись и появилось солнце. Мы с моей сестрой в это время пошли пить чай, а когда вернулись, были немножко разочарованы тем, что девочкам удалось заснять только двух фей».
В общем, им удалось сделать еще три фотографии с помощью камеры «Камео», на которых довольно смутно различимы другие духи природы. Однако их очень сложно идентифицировать. Эти изображения были потом перепечатаны в журнале «Стренд мэгэзин».

ДОВЕРЧИВЫЙ КОНАН ДОЙЛ

В 1922 году Конан Доил опубликовал книгу под названием «Прибытие фей», где описывал свой опыт исследования этого феномена и другие случаи явления сверхъестественных существ. В одном месте он категорически заявлял: «Мы не собираемся утверждать, что доказательства в данном случае были столь же неопровержимыми, как в случае спиритуализма… но те относятся к области парапсихологии, и, хотя наши попытки получить дополнительные доказательства не увенчались успехом, тех, которые есть, вполне достаточно, чтобы подтвердить эту истину: маленький народец существует».
Для Доила представленных свидетельств хватило, чтобы понять, что «есть целый народец, который может быть столь же многочисленным, как и человеческий род, который ведет свою собственную жизнь и отделен от нас неким различием в вибрациях». Автор подчеркивал, кроме того, что некое свечение на одном из пяти опубликованных фотоснимков — это магнитное сияние или солнце, сотворенное самими феями, среди свойств которого можно встретить и способность восстанавливать «жизненную силу и энергию».
Главные члены «Общества по изучению психики» (ОИП), в котором Доил состоял с 1891 года, склонялись к мнению, что фото являются подделками и еще задолго до того, как утихли отзвуки дела Коттингли, попросили, чтобы выводы доверчивого Копан Доила не путали с мнением большинства членов общества.
Со своей стороны, Гарднер, который, хотя и выступил с критикой и возражениями в отношении фотографий, все же утверждал, что эти существа, какова бы ни была их природа, не имеют человеческих или какого-либо другого типа тел, потому что обладают только «ядрами, которые могут принимать различные формы. Когда они принимают человеческий облик, то способны представляться гротескными или изящными, плотными или эфирными». Основная критика состояла в том, что феи на фотографиях были «чрезвычайно местным явлением», и он отвечал своим оппонентам, что и традиционные феи, и те, которых описывали разные ясновидящие, всегда появляются точно в таком же облике и даже одежде. «Удивительно, — утверждал он, — если бы они отличались!» Все дело приобрело такую известность, что стали организовываться целые экскурсии в Коттингли. В эту деревню попросили приехать ясновидящего Джоффри Ходсона, чтобы он попробовал «увидеть» этих «прекрасных девушек ручьев», как их называли. Ходсон на самом деле явился и подтвердил, что на астральном уровне видел одну из них. Все это он описал в своей книге «Феи за работой и игрой»: «Я убежден в правдивости девушек, которые сделали фотографии. Я провел несколько недель с ними и с их семьями и смог убедиться в подлинности их дара ясновидения и совершенной честности всех участвующих сторон. Также я сам видел фей, точно таких же, как и заснятые, в узкой долине Коттингли».

ВОЗРАЖЕНИЯ

Физик и пионер парапсихологии сэр Оливер Лодж вознамерился объяснить фотографии с разумной точки зрения. Он заявил, что, «не прибегая к обвинениям кого бы то ни было в мошенничестве,' наиболее простой гипотезой представляется следующая. Впечатлительная девушка, которая любила играть и изображать разные вещи, могла с вполне невинными намерениями попытаться разбудить фантазию своих подруг, показывая им сделанные ей самой фигурки, которые были изготовлены с большим мастерством, а потом их же сфотографировать». Со временем стало ясно, что у этой гипотезы есть свои основания.
Те, кто рассказывал историю фей в Коттингли, либо прибавляли от себя, либо упускали некоторые важные подробности. Например, такой факт, что Элси в то время занималась в студии фотографии и даже фальсифицировала по заказу некоторые фотоснимки. Это было известно довольно давно, но в 1945 году Гарднер снова раздул всю историю, опубликовав книгу, где обрушился на уже признанную неопровержимой подлинность фотографий. Много позже, в 1971 и 1976 годах, эта тема получила новый разворот. В одном интервью, взятом для Би-би-си, Элен, уже старушка, заявила, что фотографии были настоящими и никаких трюков она с ними не делала. Тем не менее она сказала, что «нс станет клясться на Библии в том, что там действительно были феи». В своем письме журналисту Брайану Коу она утверждала: «Что касается фотографий, мы с Френсис считаем, что они были фрагментами нашего воображения».


КОМПЬЮТЕРНАЯ ПРОВЕРКА

В начале 80-х годов Джоффри Кроули, издатель «Бритиш джорнэл оф фотографи», опубликовал разоблачительную статью, в которой утверждалось, что Френсис Уэй и Элси Хилл (это их имена и фамилии после замужества) в конце концов признались журналисту Джо Куперу в том, что четыре снимка все же были сфальсифицированы. На вопрос о подлинности фотографий они ответили, что фея на одной из них, пятой, там, где еще виден какой-то стручок или кокон — в котором сначала видели некое «магнитное сияние», — была подлинной. Хотя особенно настаивала на этом одна Френсис. -
Решающая проверка, которая доказала поддельность фотографий, была проведена Робертом Шифером. Он использовал разные супертехнологии на компьютере, который обычно употребляется для анализа фотографий, сделанных через спутники. Основное заключение состояло в следующем: ни одна из фигур фей на снимках не является трехмерной (предположительно они были изготовлены из картона), за исключением фигуры гнома на второй фотографии, который, вероятно, был чем-то наподобие статуэтки. Кроме того, на фотографии номер четыре даже вроде бы обнаружились веревочки, с помощью которых держались картонные фигурки. Пятая фотография, подлинность которой с таким жаром отстаивала Френсис, получилась благодаря ошибочной двойной экспозиции — из-за чего, собственно, и возникла ее уверенность.
Располагая всеми этими фактами, легко сделать вывод, что все было не чем иным, как чистой фальсификацией: девочки постоянно твердили, что видят фей, и так как никто им не верил (мало того, над ними смеялись каждый раз, когда они об этом заговаривали), то они сделали из картона двухмерные фигурки, взяв за образцы иллюстрации из «Книги подарков принцессы Марии», опубликованной в 1915 году. Эту книгу разыскал в 1978 году британский писатель Фред Геттингс. Как только девочки начали обманывать, им пришлось продолжать держаться своей версии до конца.
Элси, описывая виденных ею фей, говорила, что они сияют трепещущим пламенем, «как крылья бабочек», и всегда появляются в сопровождении музыки. Однажды она написала Лоджу следующее«Я не уверена в том, что все это не было только музыкальными вибрациями, которым мой ум придал форму фей. Честно говоря, я не знаю, что можно сказать о них, но убеждена, что это нечто движущееся, звучащее, имеющее цвет и вызывающее ощущение радости».
Несмотря на все вышесказанное, необходимо указать: следует различать веру в фей от веры в подлинность этих фотографий.

ДРУГИЕ ФОТОГРАФИИ ФЕИ

Фотоснимки из Коттингли были первыми из целого ряда подобных «свидетельств», которые должны были продемонстрировать существование маленького народца (как называют все волшебные существа в Великобритании). В фильме «Фотографии фей», который снят по мотивам всей этой истории, показаны сложнейшие эксперименты с фототехникой, которыми занимался главный герой — Чарлз Касл, чтобы доказать еще раз существование этих очаровательных созданий. В качестве основы для этой сюжетной линии можно указать на случай Дороти Инман, которая изготовила целую серию фотографий фей почти сразу же после сенсации с К-оттингли. Влияние ее снимков, несмотря на явную подделку, было огромным, и до самой смерти она так и не открыла, каким образом ей удалось их получить. Весной 1927 года Элс Арним сделала несколько подобных фотографий в Германии — на них изображен лесной гном в остроконечном колпаке.
В более близкое к нам время, в 70-е годы, появились другие спорные фотоснимки, которые также представлялись как доказательство существования волшебных существ. На одной из таких фотографий, сделанной Глорией Рамсей в местечке Ла-Джолла в Калифорнии, и другой, снятой в лесу Корнуолла, изображены двое представителей маленького народца. Наконец, стоит упомянуть фотографию, сделанную 1 декабря 1987 года. На ней заметно некое странное существо, идущее посередине тропинки в Икли-Мур, Западный Йоркшир. При желании его можно принять за маленького зеленого человечка. Подобного же качества и все прочие существующие «доказательства».
Но тема маленького народца на этом не закрывается. В распоряжении экспертов находятся десятки и сотни снимков, на которых присутствуют некие сущности, совершенно на фей непохожие. Когда эти снимки делались, в объективе ничего такого не было. А вот при проявке… Но это тема для другого разговора.


ГИПНОРАЗБОЙНИКИ

С кем не бывало — на вокзале или в подземном переходе пристанут цыганки: «Дай погадаю…» И будто в ступор какой впадаешь…
Современные легенды, так же широко известные как урбанистические мифы — это название указывает на неразрывную связь с городом и техническим прогрессом, — являются формой коллективного фольклора, принявшей чрезвычайное распространение по всему миру в последние годы. До какой степени истории о «гипноразбойниках» просто легенды, основанные на слухах? Включать их в эту категорию все равно что заранее объявлять их чистой выдумкой. Однако пресса, судя по всему, намерена использовать этот сюжет, что называется, на полную катушку и регулярно снабжает нас информацией об очередных «загипнотизированных». Значит ли это, что в подобных сообщениях есть доля правды? Или они все же продукт народного творчества, тем более что простые люди чаще всего склонны считать гипноз чем-то вроде магии?
Мохаммед Замир, тридцати двух лет, находился в своем магазинчике электроприборов, в городке Иллфорд, графство Эссекс, к востоку от Лондона. Дело происходило в самом конце 1977 года. Покупатель, высокий и смуглый мужчина с лицом итальянца или турка, хотел приобрести аудиокассету и разменять банкноту в двадцать фунтов. До некоторого момента все развивалось без каких-либо отличий от стандартной схемы покупки. События начались, когда Замир, поглядев на банкноту, заметил в ней что-то необычное.
Впоследствии ему было сложно описать, что за этим последовало. «Ну и что же это все-таки было?» — писала Линда Маккей в «Санди миррор» 9 октября 1977 года. Рассказ Замира на первый взгляд кажегся кристально ясным. «Внезапно я то ли чего-то перепугался, то ли меня загипнотизировали, то ли я что-то такое увидел в этой банкноте». Для дальнейших событий причины ступора Замира имеют гораздо меньшее значение, чем его открытие, сделанное, когда он вышел из этого своего оцепенения, — что за эти пятнадцать минут у него из кассы исчезли тысяча семьсот фунтов стерлингов. И незнакомец словно испарился вместе с деньгами.
Представитель иллфордской полиции заявил, что власти восприняли это дело со всей серьезностью. Никто не слышал о таком «методе отвлечения внимания», и все думали, что Замир стал жертвой афериста, использовавшего какую-то очень оригинальную технику. Хотя полицейские не дали никаких комментариев по поводу возможной связи ограбления с гипнозом, хронист «Санди миррор» не удержался от этого, и все приключение Мухаммеда Замира было представлено британским читателям под заголовком «Гипноразбойник».
Через пару месяцев неподалеку от Иллфорда, в городке Лейтоне, полиция обнаружила нескольких местных жительниц, одиноких женщин, которые тоже стали жертвами оккультной силы неких бродячих колдунов. В данном случае речь шла об одиннадцати цыганках, хотя в местной газете «Ньюс оф зе уорлд» в статье от 4 декабря 1977 года упоминались только две. Там говорилось, что пара цыганок выбрала своими жертвами нескольких матерей, которые жили одни, со своими маленькими детьми, и этих несчастных цыганки вынуждали отдавать деньги и драгоценности при помощи «запугивания и заклятий». В статье не указывалось впрямую на связь между ограблениями и гипнозом. «Эти женщины… были смуглые, с обветренными лицами, в рваных платьях и увешанные браслетами, — так их описывал Джон Макнейми. — Они что-то напевали и бормотали сквозь зубы, а однажды, оказавшись внутри дома, с таинственным видом назвали себя „одиннадцатью сестрами“. В другом случае прибавляется такая подробность: самая молодая из них была косоглаза.
Большая часть этой информации получена со слов Ромеллы Блейк, тридцати одного года. Две цыганки предложили ей помочь донести покупки до дома, расположенного рядом с Лейтонским шоссе. Когда миссис Блейк открыла дверь, то незнакомки вторглись в дом прежде, чем она смогла им помешать. Старшая стала настаивать на том, чтобы погадать миссис Блейк по руке, и начала напевать какие-то заклинания, угрожая наслать проклятие на ребеяка. Между тем младшая парализовала женщину своим пронизывающим гипнотическим взглядом (и вероятно, косым). Жертва заявила потом, что погрузилась в какое-то необычное состояние и вышла из прострации только четыре часа спустя, когда в доме зазвонил телефон. Все сбережения, телевизор и простыни исчезли. Ромелла Блейк полагает, что даже сама помогала выносить эти вещи наружу; она частично помнит, что так и не смогла помешать цыганкам снять с нее кольца, браслет и ожерелье. Она также помнит, как цыганки прихватили с собой сбережения ее детей и кошелек с деньгами. Кроме всего этого, ее вынудили пойти в банк и снять еще двадцать фунтов со счета.
Это не единственный случай из числа тех, к которым полиции вроде бы следовало отнестись со всей серьезностью. Те же самые цыганки забрали у другой женщины из этого же городка сто пятьдесят фунтов стерлингов и ее драгоценности, но эту женщину они сильно запугали и заставили молчать несколько дней, угрожая, что она умрет жуткой смертью, если сообщит кому-либо о происшедшем.
Совершенно непонятно, почему полиция не стала расследовать дела этих двух (или одиннадцати) цыганок. Они были явными мошенницами, которые запугивали свои жертвы, каким-то способом захватывая власть над их рассудком.
Не в первый раз бродячие торговцы вызывают страх и оцепенение у домохозяек для того, чтобы забрать себе их деньги. И Мохаммед Замир был не первым потерпевшим, а одним из целого ряда жертв старого фокуса, во время которого одну бумажку выдают за другую. Много раз люди принимали фальшивую банкноту или просто клочок бумаги за деньги. Подобный трюк может показать любой достаточно умелый фокусник.
Ни ловкость рук, ни испуг, собственно, не имеют прямого отношения к тому, что понимается обычно под гипнозом. Мы можем ограничиться тем, что признаем, что и Ромелла Блейк, и Мохаммед Замир — жертвы обычных мошенников. Если так, то зачем искать в этих делах «гипнотический аспект»?
Тем не менее средства массовой информации, видимо, вознамерились полностью раскрутить тему гипноразбойников. И все это — отражение широко распространенного, вульгарного восприятия гипноза. Хотя сколько раз говорилось, что гипноз в опытных руках безвреден и имеет хороший терапевтический эффект. И уж тем более многие верят в сообщения о больших возможностях применения гипноза в преступных целях. Народная вера почему-то предпочитает воспринимать его как страшное оккультное искусство, доступное лишь немногим злым людям, которые способны превратить человека в безмозглого зомби. Многие из нас разделяют подобное исторически сложившееся заблуждение. Подчас нам просто хочется верить в худшее о гипнозе.
Гипноз превратился в слегка модернизированную версию магии из рассказов о феях и других сказочных персонажах. В 1905 году специалист по кельтской культуре Дж. А. М. Маккалох указывал в своей книге «Детство фантазии» на рациональную связь между гипнозом и теми сказками, в которых героев погружают в волшебный сон или вынуждают с помощью разных заклятий видеть, действовать и жить так, как этого хочет какой-то волшебник.
В народной традиции гипноз может выступать как идеальный инструмент для исполнения преступных замыслов. Газета «Паризьен либере» задавала такие вопросы своим читателям еще в декабре 1890 года: «Как совершить ограбление так, чтобы не понести никакого наказания впоследствии и чтобы потерпевший вообще не догадался, что с ним делают?» И та же газета пересказывала случай с одним работником банка в Монт-ла-Жоли, шестидесяти одного года, который утверждал, что его погрузили в полусознательное состояние два «специалиста в искусстве внушения», которые в результате этого обогатились на пятнадцать тысяч франков. Поэтому ответ газеты краток и ясен: единственное, что нужно, — это некоторое знакомство с «оккультными науками».
И гипноразбойники, и злые цыгане, и восточные мистики, и переодетые мошенники — весь этот бродячий люд не признает никаких международных границ. Как показывают факты, описанные выше, Великобритания тоже не осталась в стороне от области их деятельности. Среди наиболее интересных и самых старых случаев в газетных архивах — дело Льюиса Альберта (1890), любопытной фигуры, выпускника Оксфорда, чье пристрастие к алкоголю привело его к столь экстравагантному виду заработка. Альберт пополнял свой кошелек, используя свои незаурядные способности, чтобы вводить в оцепенение хозяев мелких лавочек и других невинных жертв и забирать себе их деньги.
Секрет методов Альберта так никогда и не был раскрыт полностью. О них говорили как о «гипнотических» или «месмерических», как будто это что-то объясняет. Очевидно, что, как и в случае более близких к нам по времени европейских гипноразбойников, мошенник начинал с демонстрации банкноты или монеты, которую якобы нужно разменять. Однако на суде, состоявшемся в Вулверхэмптоне в 1889 году, фигурировала бумажка весьма незначительной стоимости. Альберт заставил поверить зачарованного кассира театра, что протянутый ему клочок старой газеты — это пятифунтовый билет. Кассир был крайне изумлен, когда шедшие по следу Альберта полицейские раскрыли ему глаза на реальность. Затем выяснилось, что, когда обвиняемый подошел к окошечку кассы, юноша почувствовал странное оцепенение. Альберт был задержан, но возник вопрос, как сформулировать обвинение. Одна тогдашняя газета писала: «Без всякого сомнения, Альберт заслуживает сурового наказания, однако его преступление столь необычно и ново, что, вероятно, он вовсе не будет наказан, если только не восстановят древние судебные законы против колдовства — а в таком случае Альберт может спокойно быть отправлен на костер».
Альберт не промотал свой талант в Вулверхэмптоне. Его способности засияли с большей силой в Италии, стране, которая оказалась очень склонной к тому, чтобы быть загипнотизированной, или по крайней мере очень богатой историями на эту тему. Достаточно нескольких коротких сообщений: в 1953 году были арестованы две цыганки за то, что' гипнотизировали банковских кассиров в разных городках. Имена этих цыганок не называются. Другая история произошла в 1988 году — тогда хозяин магазинчика и двадцать его посетителей были обездвижены двумя «индусами», которые пристально смотрели в глаза своим жертвам и делали разные гипнотические пассы в старом стиле заклинателей и волшебников. Все это, ясное дело, было только прелюдией к взлому кассы. Самое тщательное изучение этого итальянского феномена было проделано газетой, собирающей современные легенды, «Тутте сторие». Журналист Алессандро Кортеллаци представил обширный список случаев «гипнограбежей», которые произошли за шесть месяцев 1991 года. Стоит, кроме того, процитировать одно сообщение, появившееся в британской газете того же времени: «Загипнотизированные жертвы передали грабителям более двух тысяч фунтов стерлингов во время двадцати визитов в банки и магазины по всей Италии».
Кортеллаци заметил, что в рассказах об этих случаях попадаются общие элементы. Один или два «восточных» человека или человека «азиатского вида» входили в магазин, банк, ресторан или в супермаркет и расплачивались крупной суммой денег. Клиент глядел не отрываясь в глаза кассиру, одновременно говоря что-нибудь малозначащее и банальное. Когда акт сделки или покупки подходил к моменту открытия кассы, то кассир испытывал странное замешательство, сопровождаемое потерей памяти, из которого он выходил уже, чтобы заметить отсутствие денег в кассе, обычно довольно крупной суммы.
«Тутте сторие» пробовала представить все эти случаи как анекдоты, как это делали исследователи итальянского фольклора. Но они представляются рассказами о реальных событиях… Ведь слухи — это устное, быстро распространяющееся и сенсационное изложение тех или иных событий, которое содержит в себе определенную долю правды. Оригинальные и наглые преступления, продукт извращенных мозгов, преступления, которые полиция не способна раскрыть, преступления, осуществленные великими умами гигантского синдиката подонков, — это и есть действительные события, только описанные слегка приукрашенно. Гипноразбойники прекрасно соответствуют опре-' делению анекдота, только для жертв их безобразий эти истории совсем не смешны…
Если их грамотно объединить (как то было сделано с итальянскими случаями 1991 года), то все дела с гипнограбежами могут превратиться в ряд событий, крайне привлекательных для слухов. Речь не идет о несвязных инцидентах! Некая тайная страшная организация пронизывает улицы наших городов и выступает совершенно непредсказуемо и без предупреждений. Ее исполнители, виртуозные гипноразбойники, предприимчивы и квалифицированны. Жертвой этой организации может стать любой торговец, точно так же исполнители могут войти в любой банк и заставить оцепенеть кассира, наполнив его мозг дурманом. Затем они выходят из магазина или банка и исчезают.
Посмотрим на эти истории иначе. Забудем на время идею тайной преступной сети. Предположим, что гипноразбойники действуют независимо друг от друга. Не кажется ли тем не менее, что между ними есть нечто общее? Ясно, что они принадлежат к опасной культурной или этнической группе, которая действует в нашем обществе, но не является его частью, это чужая культура, знакомая с неким ужасным оккультным искусством, о котором мы едва ли имеем понятие. И ключ всего — в гипнозе.
Подобная перспектива заключает гипноразбойника внутрь современного фольклора. Но… можно ли быть уверенными, что эти истории просто легенды, основанные на слухах? Включить их в эту категорию — значит объявить их выдуманными, признать, что фигурирующие в них события никогда в реальности не происходили.
«Эти люди реальны, — утверждает Алессандро Кортеллаци, говоря о гипноразбойниках на севере Италии, — они появлялись в десятках крупных супермаркетов и кассах по всей Италии. Единственное, что в этих историях от легенды, — это техника, которую ис' пользуют разбойники. На самом деле настоящий гипноз так не действует».
Действительно, хотя мы допускаем, что воспоминания жертв по поводу случившегося могли быть вызваны постгипнотическим внушением и амнезией, во всех этих историях о гипнограбежах очень мало того, что имеет отношение к обычному гипнозу. С другой стороны, мы прекрасно знаем, что люди чувствуют иногда замешательство и склонны приписывать это замешательство чужому влиянию. Утверждать, что ты был пьян, что не мог ясно думать или что был околдован, — самый обычный способ избавиться от ответственности за то, что ты попал в сферу иррационального. Человек, который пережил драматическую потерю концентрации внимания — особенно если эта потеря связана с ошибкой с точки зрения здравого смысла и привела к серьезным и отрицательным последствиям, — обычно прибегает к рациональному объяснению типа «не знаю, что со мной произошло, должно быть, меня загипнотизировали».
Очень многие люди не отдают себе отчета в том, что в гипнотическое состояние нельзя ввести без приказов расслабиться или заснуть или (наоборот) без стимулирования безумной, лихорадочной деятельности мозга. Мозг человека должен быть атакован целым шквалом быстрых указаний, который прекращается, когда объект быстро отвечает на тот или иной приказ. Но почему тогда в некоторых историях гипноразбойники предстают в виде покупателей или произносят странные фразы — как раз перед тем, как его жертва ощущает неописуемое оцепенение, которое, в свою очередь, предшествует сомнамбулизму или амнезии?
Существует такой противоречивый феномен, известный как «транс грезы» — при совершенном бодрствовании, гиперактивности и даже гипервозбужденности сознания. Проще говоря, его можно назвать «гипнозом без сна» или «гипнозом, при котором глаза объекта все время открыты». В такое состояние человека можно погрузить — хотя он и не будет действительно загипнотизирован, — заставив предварительно выполнять какую-то деятельность, требующую большой концентрации внимания, например читать, печатать на машинке, ездить на закрепленном велосипеде или проводить теоретические вычисления, сколько же сдачи необходимо сдать покупателю.
В современных триллерах часто фигурируют таинственные сильнодействующие таблетки. Злодей, который их поставляет, является не только великим гипнотизером: в его распоряжении еще целая аптека странных химических препаратов и разных зелий, которые, влияют на мозг его жертв и превращают их в зомби.
Средства массовой информации не без оснований растиражировали идею, что слова «Колумбия», «опасные медикаменты» и «преступные синдикаты» — термины, прекрасно соотносящиеся друг с другом. И в этом свете весьма правдоподобным кажется сообщение агентства Ассошиэйтед Пресс от 24 августа 1994 года о том, что «тысячи колумбийцев были ограблены и подвергнуты насилию при помощи успокаивающего средства, называемого бурунданга», и что «каждый месяц в городе Боготе фиксируется пятьсот случаев отравления бурундангой». Организованные банды идут по следу своих жертв за несколько недель до того, как ввести их в бесчувственное состояние с помощью хлороформа, а потом предложить «оздоровительное питье», которое предположительно содержит в себе бурундангу. Одним из характерных свойств бурунданги является увеличение чувствительности жертв, так что они ощущают себя дезориентированными в пространстве и неспособными сопротивляться указаниям преступников. Жертва без сопротивления превращается в «верблюда» и вынуждена идти за деньгами в банк уже после того, как с нее сняли все украшения и драгоценности. Здесь мы встречаемся не с чистым гипнозом, а с манипуляциями над рассудком, которые приводят потерпевших к состоянию пониженного осознавания ситуации. Мало того, выясняется, что значительная часть населения (по некоторым источникам — десять процентов!) может легко быть введена в состояние глубокого гипноза, и большое число людей, от природы предрасположенных к гипнозу, могут впасть в него при одном только понимании того факта, что их в данный момент гипнотизируют.
Предвзятое отношение к гипнозу — который, как мы уже говорили, обозначает только гипнотический транс — может само по себе стать методом гипноза. Впечатлительный человек, который связывает гипноз с медальоном на груди или с темными властными глазами, вполне вероятно, очень быстро ответит на механизм введения информации, который как раз и служит гипнозом. Активное участие гипнотизера в этом процессе не имеет никакого значения, поскольку жертва уже сама себя загипнотизировала только одним признанием того, что использованный на ней метод совпадает с ее, жертвы, представлениями о гипнозе. Истории гипноразбойников часто содержат в себе указания на то, что потерпевшие, сознательно или бессознательно, сопоставляют то, что с ними происходит, со своим предвзятым мнением о гипнотическом трансе. Блестящие темные глаза цыганок напоминают французам облик гипнотизера, и показания жертв с указаниями на то, что они ощущали утрату всякой способности сопротивляться и спорить, и сомнамбулическое состояние или даже сон — все это черты, которые вполне соответствуют популярным идеям о гипнотическом состоянии.
Можно пойти еще дальше и заявить, что жертвы способны быть загипнотизированы одним лишь стереотипом. Странный клиент относится или кажется, что относится, к подозрительной культурной группе, имеющей на своем вооружении гипноз. Большинство источников описывают их в чрезвычайно «разношерстных», приблизительных терминах: «цыгане», «богемцы», «египтяне», «азиаты», — а все перечисленные категории имеют репутацию мастеров оккультных наук и к тому же не придерживающихся ортодоксальной веры.
Без сомнения, многие люди, относящиеся к этническим и тому подобным группам, прекрасно осознают, какие мы испытываем к ним чувства. Им известны наши стереотипы и слабости, и они используют преимущества, которые им это дает. Бродячий торговец разными пустячными товарами иногда даже может превратиться на время в цыгана. Тем более не следует сбрасывать со счетов возможность того, что мошенник или мошенница способны легко распознать впечатлительного человека и ввести его в состояние, которое сродни трансу, в то самое, которое называется «трансом грезы».
Конечно, нельзя отрицать, что некоторые из этих рассказов о гинноразбойниках близки к другим фольклорным историям, типа крокодилов в канализации Нью-Йорка, правдоподобность которых весьма сомнительна. Также существуют серьезные сомнения по поводу показаний потерпевших, которые основаны исключительно на их воспоминаниях о происшедшем, особенно в том, что касается ключевых эпизодов. А сценарии действий гипноразбойников местами подозрительно напоминают сюжеты о похитителях внутренних органов человека, например почек, которые ни один из исследователей современного фольклора не воспринимает иначе как легенду, основанную на слухах.
Словом, есть разные мнения. Можно считать, что истории о гипноразбойниках — выдумки и что средства массовой информации сами намереваются нас загипнотизировать, для чего они их и выдумывают; или же что некоторые элементы этих историй могут оказаться правдой и наше обывательское представление о гипнозе нуждается в серьезном пересмотре…


Часть четвертая
НАУКА ИЛИ?..

АНЖЕЛИКА КОТЕН — «ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ ДЕВОЧКА»

Сороковые годы XIX века во Франции ознаменовались непрерывной чередой чудес, вертящихся и говорящих столов. 1846 год был первым и самым богатым такими чудесами годом. Он начался историей Анжелики Котен, «электрической девочки», которой довольно серьезно занимались парижские ученые после того, как ее обследовали ученые в провинции. Французской академии наук удалось «изгнать злых духов» из Анжелики Котен, чего не посмел сделать деревенский кюре.
Анжелика Котен, четырнадцатилетняя девочка, жила в деревне Бувиньи, недалеко от городка Перьер, департамент Орн. Небольшого роста, довольно крепкого сложения, она отличалась чрезмерной физической и психической заторможенностью, апатичностью, едва могла говорить. Вот что рассказывает месье Эбер, большой приверженец теории магнетизма, который лично наблюдал необыкновенные явления, внезапно начавшие происходить вокруг этой девочки. Получив известие о чудесах, он срочно выехал из Монтаня, чтобы собрать точные сведения об Анжелике Коте и.
15 января 1846 года девочка занималась вместе с тремя своими товарками обычной работой: вязала перчатки из шелковой пряжи. Было восемь часов вечера, когда тяжелый дубовый столик на одной ножке, на котором лежала работа Анжелики, начал двигаться и перемещаться, так что его невозможно было удержать на месте. Напуганные этим, девочки разбежались с криками удивления: но они нс могли убедить собравшихся соседей в реальности происшедшего. Тогда в присутствии свидетелей они возобновили свою работу. Все было спокойно. Но как только Анжелика тоже захотела взять в руки свою работу, столик снова задвигался, закачался и, наконец, опрокинулся. Одновременно он как будто притягивал к себе девочку, но едва она его касалась, столик отпрыгивал дальше.
Свидетели этой сцены теперь не сомневались, что Анжелика околдована.
Ночь она провела спокойно, а наутро снова приступила к работе. Странное явление повторилось, сначала слабо, но между восемью и девятью часами движение столика резко усилилось. Пришлось отделить бедную девочку от других работниц, поскольку столик у них был общий и он снова опрокинулся, несмотря. на все старания Анжелики его удержать. Пряжу ее прикрепили гвоздиками к ларю, весившему приблизительно около семидесяти пяти килограммов. Но таинственная сила скоро преодолела и это препятствие: тяжелый сундук несколько раз приподнимался и перемещался, хотя его связывала с Анжеликой только тоненькая шелковая нить.
С этого момента у жителей деревни сложилось твердое мнение: все в один голос заявили, что девочка одержима дьяволом. Назывались даже лица, которые навели на нее порчу. Было решено препроводить Анжелику в монастырь, где из нее изгнали бы злого^духа.
Однако местный кюре, здравомыслящий человек, воспротивился этому намерению. Он пожелал, прежде чем что-то предпринимать, сам удостовериться в удивительных явлениях. Желание вполне законное. Анжелику усадили в прежнее положение, но таинственная сила проявила себя на этот раз слабо: столик отодвинулся, но не опрокинулся, а стул, на котором сидела Анжелика, отъехал в противоположном направлении, раскачиваясь при этом так, что девочка едва удержалась, чтобы не упасть.
Убедившись в реальности удивительных событий, кюре тем не менее усомнился в эффективности религиозного очищения, считая этот случай физической, а не душевной болезнью, требующей медицинского' вмешательства. Он успокоил родителей девочки, унял панику в деревне, объяснив, что болезнь эта несомненно редкая, может быть, неизвестная, но в любом случае больную надо немедленно показать врачу.
На другой день, 17 января, прежние явления повторились, и сфера их действия даже расширилась: при случайном прикосновении к одежде Анжелики подставка для дров, лопатки, каминные щипцы были сброшены в очаг, а головни рассыпались; щетки, книги и другие мелкие предметы резко отскакивали при прикосновении к ее одежде, особенно к нижнему краю юбок.
Ножницы, привязанные лентой к ее поясу, были отброшены прочь, причем лента не была разорвана и непонятно было, каким образом она развязалась. Это был самый невероятный из наблюдавшихся эффектов, но видели его всего два раза, причем один раз в присутствии кюре.
Днем все эти удивительные явления отсутствовали или почти отсутствовали, но каждый раз повторялись вечером, в определенный час: наблюдалось воздействие на предметы неведомой силы без контакта этих предметов i: Анжеликой, а также бесконтактное воздействие ее на людей: одна работница, сидевшая напротив Анжелики, почувствовала вдруг сильный удар под коленки, хотя носки их туфель не соприкасались. Предметы, отскакивавшие накануне при прикосновении Анжелики, теперь вели себя так же только от близости-ее одежды. Но как и в предыдущие дни, эти явления внезапно прекратились, чтобы повториться вновь через три с половиной дня.
В среду 21 января все пришло в движение вокруг Анжелики, которая не могла даже присесть: ее стул, который удерживали трое сильных мужчин, был отброшен, несмотря на их сопротивление, на много метров прочь с молниеносной скоростью. Всякое занятие стало для нее невозможным: если она принималась шить, игла протыкала ей пальцы. Ей приходилось сидеть или стоять на коленях на полу посреди комнаты.
Чтобы занять чем-нибудь замученную девочку, ей дали перебирать корзинку с сухой фасолью. Но как только она погрузила пальцы в фасоль, та подпрыгнула и принялась танцевать в воздухе, так что Анжелике пришлось отказаться и от этой работы.
Посмотреть на чудеса к родителям Анжелики сбегалась вся деревня.
Медики Мамера, небольшого городка недалеко от деревни Бувиньи, были извещены о происходящем, но не захотели приехать. Тогда некий месье Фаремон, человек образованный и уважаемый в тех краях, взялся проводить Анжелику к врачам Мамера. Но они не явились на свидание, которое месье Фаремон им назначил.
Тогда девочку отвели к одной из дам города, мадам Девильер, где продолжались вышеописанные явления. Через час дшэе медиков снизошли, наконец, к просьбам месье Фаремона и сообщили, что согласны осмотреть Анжелику. Опыты проводились в доме фармацевта месье Фромажа, но прошли неудачно и нив чем не убедили ученых мужей.
Месье Фаремон провел несколько опытов, пытаясь доказать свою гипотезу относительно источников наблюдавшихся явлений, которые он не колеблясь приписывал электричеству. Он оставил подробное описание своих наблюдений и отчет об опытах, которые проводились с Анжеликой в присутствии образованных и уважаемых жителей Мамера и других окрестных городов. Письменные свидетельства оставили и другие участники этих сеансов: инженер из Мортаня Оливье, доктор Верже, доктор Лемонье из Сен-Мориса, доктор Бомон-Шардон из Мортаня, фармацевт из Мортаня Кою.
Родные Анжелики, люди бедные и ограниченные, намеревались извлечь выгоду из необычных способностей девочки, перевозя ее из города в город и показывая публике. Первый сеанс состоялся в Мортани.
Слух о прибытии необыкновенной девочки быстро распространился по городу. В тот же вечер на нее пришли посмотреть более ста пятидесяти человек. В отличие от медиков Мамера, которые сначала отказались обследовать Анжелику Котен, и от медиков Беллесма, которые не приехали на сеанс, хотя находились всего на расстоянии одного километра, врачи Мортаня с энтузиазмом занялись обследованием «электрической девочки».
Именно по их настоянию родные Анжелики приняли решение везти ее в Париж на суд членов Французской академии. II февраля они приехали в столицу. В первые же дни по прибытии их посетили многие ученые в отеле, где они остановились. Анжелику представили ученому секретарю академии Араго и доктору Таншу, который провел с ней 12 февраля 1846 года серию опытов, которые длились более двух часов.
Во время публичного сеанса, проведенного 17 февраля в Академии наук, ученый секретарь академии Араго давал пояснения по поводу испытаний, которым доктор Таншу подвергал девочку, и зачитал по этому вопросу записку, переданную ему доктором и включенную потом в официальный отчет о проведенном сеансе. Вот эта записка:
«Я дважды наблюдал электрическую девочку Анжелику Котен.
Стул, который я держал изо всех сил ногой и двумя руками, был отброшен прочь, когда она на него села.
Бумажную полоску, которую я клал себе на палец, много раз уносило как бы порывом ветра.
Обеденный стол среднего размера и довольно тяжелый множество раз колебался и двигался при одном только соприкосновении с одеждой Анжелики.
Вырезанный из бумаги кружок, положенный вертикально или горизонтально, начинал быстро вертеться от энергии, исходившей от запястья или локтевого сустава девочки.
Большое и тяжелое канапе, на котором я сидел, было отброшено к стене, когда рядом со мной хотела сесть испытуемая.
Стул, который прижимали к полу двое сильных мужчин и на половинке которого я сидел, был вырван из-под меня, когда на вторую половинку села Анжелика.
Любопытно, что каждый раз, когда стул отбрасывало, он тянул за собой одежду девочки. В первое мгновение она притягивалась к нему и только потом отрывалась. Два маленьких шарика бузины двигались, притягивались или отталкивались друг от друга в присутствии девочки.
Сила эманаций Анжелики менялась в течение дня. Она возрастала между семью и девятью часами вечера. Возможно, тут как-то сказывалось влияние ужина, который она съедала в шесть часов.
Эманации шли только спереди, от запястья и локтевого сгиба ее руки.
Энергия истекала только с левой ее стороны; левая ее рука была теплее правой, от нее исходил мягкий пульсирующий жар, как и от всей левой половины тела, когда она делала быстрое движение. Эта рука постоянно дрожала от необычного напряжения, и эта дрожь передавалась при прикосновении чужой руки.
В период наблюдения ее пульс менялся от ста пяти до ста двадцати ударов в минуту и показался мне неритмичным.
Когда ее изолировали от общей почвы, усаживая на стул так, чтобы ее ноги не касались пола, либо ставили ее ноги на стопы сидящего напротив человека, непонятные явления прекращались; такой же результат был, когда она садилась на собственные ладони. Ее электрические свойства исчезали также, если под ногами у нее был натертый воском паркет, прорезиненная ткань или кусок стекла.
Во время пароксизма, то есть пика ее электрической активности, девочка не могла прикоснуться левой рукой ни к одному предмету, чтобы тут же не отдернуть ее, как от ожога; когда ее одежда прикасалась к мебели, она притягивала эти предметы, перемещала и переворачивала их. Отдергивая руку, она пыталась избежать боли, так к^ак ее били электрические разряды: она жаловалась на уколы в запястье и в локтевом сгибе. Однажды, пытаясь нащупать пульс в височной артерии, не найдя его в левой руке, я положил ладонь на ее затылок — девочка с криком отпрянула от меня.
Я много раз убеждался, что в районе мозжечка, там, где шейные мышцы крепятся к черепу, находится точка настолько чувствительная, что девочка не позволяет к ней прикасаться, в эту точку передаются якобы все ощущения, которые испытывает ее левая рука.
Электрические эманации этого ребенка имеют характер прерывистых волн, испускаемых последовательно разными частями ее тела, причем самое сильное воздействие, опрокидывающее стол, происходит на уровне ее таза.
Каков бы ни был характер этой энергии, она ощущается как воздушный поток, дуновение холодного воздуха. Я чувствовал явственно краткое дуновение на своей руке, как будто на нее подули губами.
Такая нерегулярность выделения флюидов может объясняться несколькими причинами: во-первых, постоянной настороженностью девочки, которая то и дело оглядывается, боясь, что кто-то или что-то к ней прикоснется; вовторых, ее страхом перед той силой, источником которой она является и которая толкает ее в противоположную от ближних предметов сторону; и в-третьих, степенью.ее усталости и сосредоточенности. Когда она ни о чем не думает или когда внимание ее рассеяно, таинственная сила проявляет себя с наибольшей интенсивностью.
Когда она приближала палец к северному полюсу намагниченного железного бруска, она получала сильный укол; южный полюс не производил на нее никакого действия. Когда брусок заменили и она не знала, где какой полюс, она безошибочно их определяла.
Этой девочке тринадцать лет, она не достигла еще половой зрелости, и я знаю от ее матери, что ничего похожего на менструацию у нее еще не было. Эта девочка сильная и здоровая.
Ум ее развит слабо, она во всех отношениях то, что называют «деревенщина»; тем не менее она умеет писать и читать. Дома она занималась изготовлением дамских перчаток. Первые необычные явления были отмечены месяц назад.
Париж, 15 февраля 1846 года».
Зачитав эту записку, Араго рассказал о том, что он видел сам, когда родители Анжелики привезли ее в обсерваторию. Это были опыты с листом бумаги, столом и стулом, аналогичные вышеописанным.
После своего рассказа Араго попросил, чтобы была создана комиссия для изучения этих явлений. Академия наук назначила такую комиссию из шести человек, включая самого Араго.
Комиссия собралась на следующий день в Ботаническом саду, но проведенные эксперименты дали результаты, неблагоприятные для электрических свойств Анжелики Котен. Сосредоточившись на исследовании с помощью физических приборов наличия электричества в теле девочки, комиссия мало внимания уделила механическим проявлениям таинственной энергии, вроде самостоятельных передвижений столов и стульев, которые, собственно, и поразили жителей департамента Орн. А физические приборы испугали Анжелику и не обнаружили в ней свободного электричества, как в наших машинах или в электрических рыбах, электрических скатах, например.
Между тем эти примитивные механические проявления слабели день ото дня. Доктор Таншу, констатировавший высокую интенсивность механических явлений в первые дни по прибытии Анжелики в Париж, с удивлением отмечал их затухание вплоть до совершенного исчезновения. Он сам поспешил заявить об этом в письме на имя президента Академии наук, предупреждая неизбежные недоуменные вопросы.
Это письмо предваряет выводы, сделанные в отчете комиссии, которая провела два сеанса с Анжеликой Котен и пришла к заключению о полном отсутствии у нее каких-либо необычных свойств.
Но отрицательный результат, полученный авторитетной комиссией, не может зачеркнуть свидетельства тысяч людей, подтверждающие реальность виденных ими необычных явлений в департаменте Орн, на родине Анжелики. Возможность обмана со стороны девочки с такими ограниченными умственными способностями можно полностью исключить. Остается предположить, что интенсивные вначале проявления неведомой энергии постепенно ослабевали, пока не исчезли совсем.
Можно было бы заподозрить мошенничество, если бы случай с Анжеликой Котен был единственным в истории науки, но в работах по физиологии приводится множество аналогичных фактов. Они доказывают, что электрические свойства, обычные для некоторых видов рыб, могут иногда на какое-то время появляться у человека.в виде патологии.
Не желая цитировать эти опубликованные работы, приведем только свидетельство доктора Пино, врача из города Пелуи, департамент Шер, наблюдавшего похожее состояние у девочки одного возраста с Анжеликой, жившей в городе Айи, департамент Эндр-и-Луара.
Эта девочка, по имени Онорин Сепон, тринадцати с половиной лет, принадлежала к зажиточной крестьянской семье и была отдана в обучение к белошвейке в Айи. Однажды, в начале декабря 1857 года, когда она работала рядом со своей хозяйкой, стол, за которым они сидели, вдруг сильно встряхнуло без всякой видимой причины. Испуганные женщины отпрянули' от него, но стол потянулся за Онорин, повторяя все ее движения; наконец, он отстал и перевернулся. То же самое происходило со всеми предметами, к которым прикасалась одежда Онорин: стульями, столами, деревянными кроватями и т. д.
Все эти явления продолжались в течение двух месяцев ежедневно, в присутствии множества свидетелей из всех слоев общества, когда 10 февраля 1858 года в Айи прихал доктор Пино. Он констатировал следующие факты.
Девочка была наделена от природы острым умом, а родители дали ей хорошее воспитание. В присутствии доктора она села на стул, поставив перед собой другой стул; прикасаясь к нему нижним краем своей юбки, она передвигала его по паркету. Через полчаса ее нижняя юбка надулась и прилепилась к спинке пустого стула, который начал медленно вращаться, потрескивая. С этого момента стул, казалось, стал выполнять все приказы Онорин: он скользил, кружась, по паркету, постукивал столько раз, сколько его просили, приподнимался на две ножки и стоял так, балансируя; он отстукивал ритм, когда Онорин пела, и в конце концов с грохотом падал. Когда подносили руку к ее раздутой юбке, она опадала, но через мгновение снова надувалась, тянулась к стулу и прилеплялась к нему, как это происходит с наэлектризованными предметами.
На протяжении всего сеанса, который длился два часа, руки и ноги девочки оставались неподвижными и у всех на виду, что исключало всякую возможность мошенничества с ее стороны, тем более что и доктор, и все присутствующие следили с повышенным вниманием за движениями испытуемой.
Казалось, что источником этих явлений служит очень большая сила. Ткань раздувшейся юбки становилась настолько твердой, что резонировала, как картон, когда по ней ударяли твердым предметом. Мебель продолжала двигаться и на расстоянии после того, как прикоснулась к юбке.
Чтобы понять по возможности природу загадочной силы, доктор Пино воспользовался простым прибором, состоящим из двух бузинных шариков, подвешенных на шелковых нитях. Вблизи тела девочки они должны были бы наэлектризоваться и взаимно притягиваться. Но результат был отрицательный: шарики оставались неподвижными возле юбкя Онорин, в то время как тяжелый деревянный стул приподнимался и переворачивался. Ткань юбки была из льна и.хлопка.
Сначала таинственная сила появлялась совершенно спонтанно, неожиданно, проявления ее были непроизвольны, частота была даже неудобна для девочки. Но постепенно их частота и интенсивность уменьшились. Когда доктор Пино занимался изучением этого явления, эффект притяжения вдруг прекратился на тринадцать дней, и потребовались длительные усилия девочки по сосредоточению воли, чтобы его возобновить. Наконец эти явления совсем исчезли, и с тех пор с Онорин Сегюн не происходило больше ничего необычного.
Эти наблюдения лишний раз подтверждают истинность и отсутствие мошенничества в случае с Анжеликой Котен: повидимому, и в том и в другом случае имело место патологическое состояние организма, которое так же неожиданно исчезло, как и возникло. Такой подход к проблеме кажется более разумным, чем объяснение наблюдавшихся явлений сверхъестественными причинами или чем скептицизм и огульное отрицание всего непонятного, ШАНС ДЛЯ ГОЛОВЫ Один палач, исполнявший смертные приговоры в отношении французских дворян в конце XVIII века, рассказывал: «Все палачи отлично знают, что головы после отсечения живут еще с полчаса: они так изгрызают дно корзины, в которую мы их бросаем, что корзину эту приходится менять по меньшей мере раз в месяц…
В известном сборнике начала нынешнего века «Из области таинственного», составленном Григорием Дьяченко, есть небольшая глава: «Жизнь по отсечении головы». Среди прочего в ней отмечается следующее: «Уже несколько раз было говорено о том, что человек, когда ему отрубают голову, не сразу прекращает жить, а что его мозг продолжает соображать и мускулы двигаться, пока, наконец, кровообращение совсем не остановится и он не умрет окончательно…» Действительно, отрезанная от туловища голова способна еще какое-то время жить. Мышцы ее лица подергиваются, она гримасничает в ответ на уколы острыми предметами или подсоединение к ней проводов с электротоком.
25 февраля 1803 года в Бреславле был казнен убийца по фамилии Троэр. Молодой врач Вендт, позднее ставший известным профессором, выпросил голову казненного для проведения с ней научных опытов. Тотчас после казни, получив голову из рук палача, он приложил цинковую пластинку гальванического аппарата к одному из передних перерезанных мускулов шеи. Последовало сильное сокращение мускульных волокон. Затем Вендт стал раздражать перерезанный спинной мозг — на лице казненного появилось выражение страдания. Тогда доктор Вендт сделал жест, как бы желая ткнуть пальцами в глаза казненного, — они тут же закрылись, словно заметив грозившую опасность. Затем он повернул отрубленную голову лицом к солнцу, и глаза снова закрылись. После этого было сделано испытание слуха. Вендт дважды громко крикнул в уши: «Троэр!» — и при каждом зове голова открывала глаза и направляла их в ту сторону, откуда исходил звук, причем она несколько раз открывала ро.т, будто желала что-то сказать. Наконец, ей клали в рот палец, и голова стискивала зубы так сильно, что клавший палец чувствовал боль. И только через две минуты сорок секунд глаза закрылись и жизнь окончательно угасла в голове.
После казни жизнь некоторое время теплится не только в отсеченной голове, но и в самом теле. Как свидетельствуют исторические хроники, порой обезглавленные трупы при большом скоплении народа проявляли настоящие чудеса эквилибристики!
В 1336 году король Людовик Баварский приговорил к смертной казни дворянина Дина фон Шаунбурга и четырех его ландскнехтов за то, что они посмели восстать против него и тем самым, как гласит летопись, «нарушили спокойствие страны». Смутьянам, по обычаю того времени, должны были отрубить головы.
Перед казнью, согласно рыцарской традиции, Людовик Баварский спросил у Дина фон Шаунбурга, каково будет его последнее желание. Желание государственного преступника оказалось несколько необычным. Дин.не потребовал, как это «практиковалось», ни вина, ни женщины, а попросил короля помиловать приговоренных ландскнехтов в случае, если он пробежит мимо них после… собственной казни. Причем, чтобы король нс заподозрил какой-либо подвох, фон Шаунбург уточнил, что приговоренные, в том числе и он сам, будут стоять в ряд на расстоянии восьми шагов друг от друга, помилованию же подлежат лишь те, мимо кого он, лишившись головы, сможет пробежать. Монарх громко рассмеялся, выслушав этот бред, но пообещал исполнить желание обреченного.
Опустился меч палача. Голова фон Шаунбурга скатилась с плеч, а тело… вскочило на ноги на глазах у онемевших от ужаса короля и придворных, присутствующих на казни, орошая землю потоком бешено хлещущей из обрубка шеи крови, стремительно помчалось мимо ландскнехтов. Миновав последнего, то есть сделав более сорока (!) шагов, оно остановилось, конвульсивно дернулось и рухнуло наземь.
Ошарашенный король немедленно сделал заключение, что здесь не обошлось без дьявола. Однако слово свое сдержал: ландскнехты были помилованы.
Почти двести лет спустя, в 1528 году, нечто подобное произошло в другом германском городе — Родштадте. Здесь приговорили к отсечению головы и сожжению тела на костре некоего монаха-смутьяна, который своими якобы богомерзкими проповедями смущал законопослушное население. Монах отрицал свою виновность и после своей смерти обещал тут же предоставить тому неопровержимые доказательства. И действительно, после того как палач отрубил проповеднику голову, тело его упало грудью на деревянный помост и пролежало так без движения минуты три. А затем… затем произошло невероятное: обезглавленное тело перевернулось на спину, положило правую ногу на левую, скрестило руки на груди и лишь после этого замерло уже окончательно. Естественно, что после такого чуда суд инквизиции вынес оправдательный приговор и монаха подобающим образом похоронили на городском кладбище…
Однако оставим в покое обезглавленные тела. Зададимся вопросом: происходят ли какие-либо мыслительные процессы в отрубленной человеческой голове? На этот довольно сложный вопрос пытался ответить в конце прошлого века журналист французской, газеты «Фигаро» Мишель Делин. Вот как он описывает интересный гипнотический эксперимент, проведенный знаменитым бельгийским художником Вирцем над головой одного гильотинированного разбойника. «Давно уже художника занимал вопрос: как долго длится процедура казни для самого преступника и какое чувство испытывает подсудимый в последние минуты жизни, что именно думает и чувствует голова, отделенная от туловища, и вообще, может ли она думать и чувствовать. Вирц был хорошо знаком с доктором брюссельской тюрьмы, друг которого, доктор Д., занимался гипнотизмом уже в течение тридцати лет. Художник сообщил ему свое сильное желание получить внушение, что он преступник, присужденный к гильотине. В день казни, за десять минут до того, как привели преступника, Вирц, доктор Д. и двое свидетелей поместились внизу эшафота так, чтобы их не было заметно публике и в виду корзины, в которую должна была упасть голова казненного. Доктор Д. усыпил своего медиума, внушив ему отождествиться с преступником, следить за всеми его мыслями и чувствами и громко высказывать размышления осужденного в ту минуту, когда топор коснется его шеи. Наконец, он приказал ему проникнуть в мозг казненного, как только голова отделится от туловища, и анализировать последние мысли умершего. Вирц тотчас же уснул. Минуту спустя раздались шаги: это палач вел преступника. Его положили на эшафот под топор гильотины. Тут Вирц, содрогаясь, начал умолять, чтобы его разбудили, так как испытываемый им ужас невыносим. Но уже поздно. Топор падает. „Что вы чувствуете, что вы видите?“ — спрашивает доктор. Вирц корчится в конвульсиях и отвечает со стоном: „Удар молнии! Ах, ужасно! Она думает, она видит…“ — „Кто думает, кто видит?“ — „Голова… Она страшно страдает… Она чувствует, думает, она не понимает, что случилось… Она ищет свое туловище… ей кажется, что туловище за нею придет… Она ждет последнего удара — смерти, но смерть не приходит…“ В то время как Вирц произносил эти страшные слова, свидетели описываемой сцены смотрели на голову казненного, с повисшими волосами, стиснутыми глазами и ртом. Артерии еще пульсировали в том месте, где их перерезал топор. Кровь заливала лицо.
Доктор продолжал спрашивать: «Что вы видите, где вы?» — «Я улетаю в неизмеримое пространство… Неужели я умер? Неужели все кончено? О, если бы я мог соединиться со своим телом! Люди, сжальтесь над моим телом! Люди, сжальтесь надо мною, отдайте мне мое тело! Тогда я буду жить… Я еще думаю, чувствую, я все помню… Вот стоят мои судьи в красных мантиях… Моя несчастная жена, бедный мой ребенок! Нет, нет, вы меня больше не любите, вы покидаете меня… Если б вы захотели соединить меня с туловищем, я мог бы еще жить среди вас… Нет, вы не хотите… Когда же это все кончится? Разве грешник осужден на вечную муку?» При этих словах Вирца присутствовавшим показалось, что глаза казненного широко раскрылись и взглянули на них с выражением невыразимой муки и мольбы. Художник продолжал: «Нет, нет! Страдание не может продолжаться вечно. Господь милосерден… Все земное уходит из моих глаз… Вдали я вижу звездочку, блестящую, как алмаз… Ах, как хорошо, должно быть, там, вверху! Какая-то волна охватывает все мое существо. Как крепко я теперь усну… О, какое блаженство!…» Это были последние слова гипнотика. Теперь он крепко спал и не отвечал больше на вопросы врача. Доктор Д. подошел к голове казненного и пощупал его лоб, виски, зубы… Все было холодно как лед, голова умерла».
В 1902 году известный русский физиолог профессор А. А. Кулябко, после удачного оживления сердца ребенка, попытался провести и оживление… головы. Правда, для начала всего лишь рыбьей. Через кровеносные сосуды в аккуратно отсеченную голову рыбы пропускалась специальная жидкость — заменитель крови. Результат превзошел самые смелые ожидания: рыбья голова двигала глазами и плавниками, открывала и закрывала рот, проявляя тем самым все признаки того, что жизнь в ней продолжается.
Опыты Кулябко позволили его последователям продвинуться в области оживления головы еще дальше. В 1928 году в Москве физиологи С. С. Брюхоненко и С. И. Чечулин демонстрировали уже живую собачью голову. Подключенная к аппарату искусственного кровообращения, она ничем не напоминала мертвое чучело. К-огда на язык этой головы клали ватку, смоченную кислотой, обнаруживались все признаки отрицательной реакции: гримасы, чавканье, была попытка выбросить ватку. При вкладывании в рот колбасы голова облизывалась. Если на глаз направляли струю воздуха, можно было наблюдать реакцию моргания.
В 1959 году успешные эксперименты с отрезанными собачьими головами неоднократно проводил и советский хирург В. П. Демихов, утверждая при этом, что вполне реально поддерживать жизнь и в человеческой голове. Правда, насколько известно, сам таких попыток он не предпринимал. Впервые это удалось сделать лишь в середине 80-х годов двум немецким нейрохирургам Вальтеру Крайтеру и Генриху Куриджу, которые целых двадцать дней поддерживали жизнь в ампутированной человеческой голове.
Сообщение об этом вызвало в свое время горячие споры среди теоретиков медицины на тему моральных аспектов подобных экспериментов, но Крайтер и Куридж ничего предосудительного в своих опытах нс видят.
А все началось с того, что к ним в клинику санитары доставили тело сорокалетнего мужчины, только что попавшего в автомобильную катастрофу. Его голова была почти оторвана от тела и держалась лишь на нескольких жилах. О спасении не могло быть и речи, и в создавшейся ситуации нейрохирурги решили попытаться удержать жизнь хотя бы в мозге потерпевшего. Они подключили к голове систему жизнеобеспечения и почти три недели после этого поддерживали в активном состоянии мозг человека, тело которого давно уже было мертво. Кроме того, Крайтер и Куридж установили с головой контакт. Из-за отсутствия горла говорить голова не могла, но по движению ее губ ученые «прочитали» немало слов, из которых следовало, что она понимает, что с ней произошло…
Понятно, что верится во все это с трудом и тут же вспоминается фантастический роман Александра Беляева. И все же так хочется надеяться, что человеческий организм не является неделимым целым и ту же голову, если очень постараться, можно неповрежденной пришить на прежнее место.
Пришили же в марте 1990 года липецкому механизатору Валерию Вдовицу левую руку, оторванную почти у плеча машиной для известкования почвы. И ничего — действует, как и прежде. Так, может быть, прав был Александр Беляев и шанс у «головы профессора Доуэля» еще остается?

В ОЖИДАНИИ ВОСКРЕШЕННЯ

Можно ли воскресить умершего? Современная ме-. дицина, во всяком случае, сделать это не в состоянии. Но, может быть, это станет возможным в будущем? Если тело только что умершего человека охладить до температуры почти абсолютного нуля, то в таком виде его можно будет хранить неопределенно долгое время. Пройдут годы, у медицины появятся новые возможности — наступит, наконец, день, когда человека разморозят и он… оживет!
Оптимистическое допущение, не правда ли? Комуто эта идея покажется ненаучной фантастикой или попросту бредом. Но ведь люди постоянно дерзают, постоянно бросают вызов мирозданию и своей судьбе. Кто знает, чего достигнет наука завтра? В американском штате Аризона больше двух десятилетий существует общество «Алкор». Находящееся в его ведении учреждение клиникой не назовешь, ибо там не лечат. Туда привозят уже покойников и там их замораживают. Посетителям показывают демонстрационный манекен, чтобы они видели, как выглядит замороженный покойник.
Стоит это недешево, порядка ста двадцати тысяч долларов. Правда, есть вариант и подешевле: если заморозить только голову, это обойдется в пятьдесят тысяч долларов. Предполагается, что в будущем к этой голове можно будет подобрать чье-либо тело или вырастить путем клонирования новое. Сегодня в «Ал коре» находятся на хранении тринадцать тел и двадцать две головы. И еще четыреста шестнадцать человек, потенциальных клиентов, заключили с обществом контракты. Так что «Алкор» собирается расширяться. Сегодня же это небольшое здание розоватого цвета на одной из тихих улиц городка Скотсдэйл.
Когда входишь в вестибюль, бьет в нос сильный запах формалина. На стенах в коридоре развешаны фотографии первых пациентов (так предпочитают называть здесь своих подопечных). Фред Чемберлен-старший, отец-основатель «Алкора», лежит здесь замороженным с 1976 года. Джерри Лиф, калифорнийский хирург, разработавший методику замораживания. Он умер в 1992 году. Дик Клер, телевизионный продюсер, лежит здесь уже восемь лет. Эти и другие пациенты «Алкора» находятся в трехметровых синих контейнерах с жидким азотом. Время для них остановилось, они ждут… Чего? В контрактах предусмотрительно указано: «Алкор» стопроцентной гарантии, что пациенты воскреснут, не дает.
В современной биологии и медицине криогенные технологии применяются довольно широко. Замораживаются для последующего использования человеческая сперма, эмбрионы, кожа, артерии и даже сердечные клапаны. Есть сведения, что в эксперименте размороженное сердце крысы вновь начинало биться. Охлаждались до минус тридцати двух градусов почки кролика, потом их возвращали к нормальной температуре, вшивали в брюшину, и они начинали функционировать. Но как далеко все это до конечных целей «Алкора»!
Невероятно сложно при замораживании сохранить живую клетку. Если делать это быстро, образующиеся микроскопические кристаллики льда разорвут ее оболочки. Если же замораживать медленно, клетка съеживается, опадает. А сосуды и ткани могут взорваться в любой момент, как лопаются зимой водопроводные трубы. Поэтому замораживание проводится в несколько этапов, рассчитанных буквально по минутам. Меняются специальные растворы (антифризы), которые вводят в сосуды. В ванне изо льда и силикона тело сначала доводят до температуры минус тридцать один градус, потом до минус семьдесят девять градусов. А дальше с помощью жидкого азота за семь — десять дней температуру понижают до минус ста девяносто шести и одной десятой градуса. При такой температуре все биологические процессы практически останавливаются, тело становится как бы стеклянным и очень хрупким. Его осторожно помещают в постоянный контейнер, эту своеобразную «капсулу времени». Теперь надо только иногда подливать испаряющийся жидкий азот.
…Восьмидесятилетний Поль Гарфильд из Феникса прожил большую трудовую жизнь и соблюдал все предписания. Местный раввин обещает ему за гробом вечную жизнь. Но Гарфильду этого мало. В 1994 году он заключил с «Алкором» контракт на замораживание после смерти своей головы. Семья Гарфильда была категорически против таких трат, но он настоял на своем: «Я люблю жизнь. Если Бог существует и есть загробная жизнь, то тем лучше. Но все-таки надо быть предусмотрительным. Я предпочитаю отдаться в руки науки… Ведь что предлагает „Алкор“? Он смягчает остроту ожидания смерти. Он дает человеку шанс, пусть небольшой — жить снова».
Технология замораживания в «Алкоре» постоянно совершенствуется. И если даже не будет достигнута главная цель — оживить когда-нибудь тех, кто решился ступить на эту стезю, — все равно таким путем накапливается ценный практический опыт, который рано или поздно будет востребован.

ТУТ РЫБНЫЙ ДУХ…

Если от вашего знакомого постоянно исходит неприятный «аромат», не торопитесь обвинять его в нечистоплотности, а вместо бани лучше пошлите его на прием к врачу. Такой совет дают канадские и английские ученые, сделавшие недавно открытие, способное реабилитировать живущих в разных концах света несчастных одиноких людей, от которых порой отворачиваются даже близкие родственники.
Одновременно, но совершенно независимо друг от друга сразу две исследовательские группы, разделенные к тому же океаном, пришли к одному результату в своих научных изысканиях. В Монреальском университете имени Мактилла и лондонском Королевском медицинском колледже ученым удалось обнаружить генетический дефект, из-за которого от внешне вполне здорового человека может всю его жизнь исходить ненроходящий запах протухшей рыбы.
Редкое генетическое нарушение часто приводит к постоянным насмешкам со стороны, к одиночеству и депрессиям у этих необычных больных, утверждает агентство Ассошиэйтед Пресс, рассказывая о новом открытии в области медицины. «Эти люди теряют работу, теряют друзей, часто они просто оказываются в полной изоляции», — говорит доктор Эйлин Триси, глава канадской группы исследователей. В свою очередь Роберт Смит, один из членов английской исследовательской группы, рассказал историю некой женщины, которая развелась со своим мужем, устав пилить его за нечистоплотность. Когда же она узнала, что виной семейной трагедии была редкая ошибка природы, поразившая всего один микроскопический ген в организме мужа, «ее замучили угрызения совести».
Английский ученый утверждает, что пока неизвестно, насколько широко по миру распространен синдром «рыбного запаха», но, судя по древней литературе, о нем знали и в давние времена. Больше того, необычное заболевание упомянуто даже в одной из пьес Уильяма Шекспира: в «Буре» описывается персонаж «с рыбным запахом».
Обнаруженный генетический дефект лишает человеческий организм способности воспроизводить полноценный энзим, получивший название ФМО-З. Благодаря этому ферменту печень уничтожает газ три метиламин, встречающийся, в частности, в селедочном рассоле. При генетическом сбое этот пахучий газ «просачивается» в дыхание и пот человека, распространяя от него противный запах.
У всех людей в организме существуют две копии генов ФМО-З, унаследованные по штучке от каждого из родителей. И если по какому-то совпадению и мать и отец «награждают» своего ребенка испорченными копиями, то тот уже с ранних лет обречен на постоянные мучения.
Сначала, говорит Роберт Смит, его будут мыть по нескольку раз в день, чтобы избавить младенца от «странного запаха». Потом, уже в школе, его будут обзывать «вонючкой» или «рыбой». Не в силах терпеть обидные поддразнивания, дети часто вынуждены переходить из школы в школу. Тому же больному, которому повезет с более воспитанным окружением, долго будет невдомек, почему одноклассники избегают общения с ним. В более зрелом возрасте эти люди стараются находить себе работу, которую можно выполнять в одиночестве. Чтобы заглушить отвратительный запах, некоторые превращаются в заядлых курильщиков.
Пока не найдено лекарство, способное исправить ошибку природы. Генетики прописывают больным некоторые антибиотики, способные если не убить, то хотя бы уменьшить запах гниения. Пациентам рекомендуется исключить из их рациона морскую рыбу, яйца, печень и другие продукты, содержащие «сырье» для производства триметиламина. «В общем, это ужасное испытание — жить с этим», — подытоживает исследователь Смит страдания больных с «рыбным синдромом». Однако, по его словам, открытие причины, вызывающей столь неприятную болезнь, позволяет ученым подойти вплотную к поиску действенного лечения этих глубоко несчастных и одиноких людей.

ДАРУЮЩИЕ СИЛУ

В старинных медицинских и философских трактатах Европы нередко можно встретить рецепты исцеления людей с помощью огня. Да и на Востоке тяжело заболевшего человека относили в особые места с повышенной природной энергетикой и окружали огнем, размещая его источники неподалеку от больного. Еще больше методов лечебного использования имела вода. На нее приготовляли наговоры против болезней, ею кропили занедужившего и его дом, в ней купались, чтобы «смыть» болезнь, и т. п. На чем же основано такое почитание и использование в целительстве воды и огня? Только ли на религиозных поверьях?


ЭНЕРГИЯ — СУТЬ ЖИЗНИ

Известно, и огонь, и вода оказывают энергетическое воздействие на все окружающее. Процесс горения очищает пространство. Вода служит веществом, аккумулирующим в себе информацию. Но помимо собственных свойств стихий воды и огня, у них есть еще один секрет, касающийся их взаимодействия с параллельным миром и его сущностями, Жизнь иного мира — это не только полтергейст, забавные барабашки и добрые старые домовые. Это еще и целый класс таких же полуразумных, похожих на обычных животных по своему уровню развития существ, которых великий врач и ученый средневековья Парацельс назвал элементалами. Среди существ иного мира, так же как и на земле, есть добрые, а есть и злые. Есть те, кто выступает невидимыми защитниками и хранителями человека, а есть вредоносные сущности. Именно последние и получили в народе название «нечистой силы». Чем же могут навредить человеку бесплотные, невидимые существа — элементарные духи, или элементалы? Несмотря на то что в отличие от людей они представляют собой небелковую форму жизни, элементалы очень заинтересованы в контактах с представителями органического мира. Это объясня. ется тем, что и у белковой, и у небелковой форм жизни есть одно общее, универсальное для всей Вселенной начало, а именно — энергия.
Но обеспечивают себя жизненной энергией существа иного мира по-разному: одни вырабатывают ее сами, а другие — вампиры — предпочитают подворовывать, питаясь за счет других. Совсем как на земле, одним словом. Да, вампиризм существует не только среди людей, но и в низших слоях параллельного мира, где обитают, согласно эзотерической философии, вредоносные сущности. Воровать энергию друг у друга и существ, обладающих более сильной энергетикой, они не могут — им ее просто-напросто не дадут. Остается одно: пользоваться энергией земного плана.
Отрицательным элементалам всегда есть чем поживиться в нашем мире: их привлекают темные, плотные энергии разложения, гниения, брожения. Поэтому они и ищут те уголки земли, где есть скопления гниющих органических останков, застоявшиеся воды (например, болотная вода), плесень и т. п. В местах, населенных людьми, их «пищевая база» намного шире: чего стоят лестницы в подъездах иных наших домов, не говоря уже о возможных импровизированных свалках, помойках и т. п.
Не будет преувеличением сказать, что человек является основным поставщиком энергий, которые больше всего любят элементалы. Поэтому он же и основная жертва низших слоев параллельного мира. Многие заболевания, преждевременные истощения организма, упадок сил являются следствиями невидимой, но весьма активной деятельности вампиров иного мира.
Звучит неправдоподобно? Как знать! Когда основоположник современной микробиологии Л. Пастер в прошлом веке впервые высказал идею о том, что заразные заболевания вызываются размножением в человеческом организме крошечных, невидимых обычному глазу животных, и научные круги, и общественность дружно подняли ученого на смех. Идея о поселении в человеческом теле каких-то животных (да еще невидимых) казалась всем просто бредовой. Понадобилось немалое время для того, чтобы научное и общественное мнение привыкло к этой мысли.
Весь вопрос, видимо, в сложившихся у народа прсдсгавлениях. Нам, прожившим семьдесят лет при господстве узкоматериалистического мировоззрения, поверить в существование иных миров, а тем более невидимых вредителей, пробирающихся в наши квартиры и подворовывающих нашу энергию, нелегко. А вот древние народы нисколько в этом не сомневались. Так же, как не сомневаются в существовании неблагоприятных «соседей по измерению» современные восточные народы. Они не только знают эту истину, но и умеют использовать ее практически, сохраняя здоровье себе и своим детям.

ДЕРЖИТЕ ДУШУ В ЧИСТОТЕ

Дети, кстати, очень часто видят и чувствуют параллельный мир. Если ребенок боится темноты — он не обязательно трусит. Может быть, он чувствует присутствие в этой темноте некой негативной энергии. Ночные кошмары и страхи у маленьких детей тоже вызываются атаками из низших слоев иного мира. Организм детей, конечно, менее защищен, чбм у взрослых, и это делает его более уязвимым для вампиризма. Хотя у детей, в отличие от взрослых, есть и свои иноматериальные ангелы-хранители…
Взрослые же часто привлекают нежелательных гостей из иного мира своей неаккуратностью и элементарной нечистоплотностью. Не вымытая с вечера посуда, оставленная на ночь, несвежая вода в вазе с цветами, у которых уже начали разлагаться стебли, мусорное ведро, наполненное пищевыми отходами, — такие банальные вещи привлекают в наши квартиры непрошеных визитеров. Стоит помнить: границы нашего и параллельного миров весьма условны. Существа иных планов, незримо присутствуя в нашем физическом мире, легко могут облюбовать особенно понравившийся им уголок для постоянного места жительства. Такими уголками вполне могут стать квартиры людей, где не иссякают источники любимых ими энергий.
Но если бы проблема состояла только в чистоте физической! В конце концов, особо нечистоплотных людей не так уж много. Другим источником питания для элементалов служит энергия, которая выделяется в пространство во время наших отрицательных психических проявлений — дурных мыслей и эмоций (гнева, раздражения, жадности, зависти, обиды). Энергетика психических взрывов намного сильнее привлекает иноматериальных вампиров, чем физическая грязь. По утверждениям экстрасенсов, раздраженный или возмущенный человек выглядит в энергетическом плане как фонтан — подобно струям воды вырываются из его ауры в пространство потоки драгоценной психической энергии. Она и нужна астральным вампирам.
А что происходит с человеком-донором? Увы, выбросы и утечки жизненной энергии, неизбежные при негативных эмоциях и чувствах, оставляют в ауре несдержанного человека трещины и проломы, нарушая его естественную энергетическую защиту от отрицательных воздействий и физического и иного.миров. Давно уже замечено, что стрессы приводят к физическим (не говоря уже о психических) болезням. Это вызвано именно нарушениями в энергетическом комплексе человека: лишенная целостности, истощенная энергетически аура делает организм беззащитным, oiкрытым вредоносным воздействиям извне.

ИЗГНАНИЕ НЕЧИСТИ

Мудрые восточные народы издавна применяли технику астрального очищения своих жилищ от иноматериальных вампиров. Ароматерапия, в частности, — это не только средство успокоения нервной системы человека. Это еще и средство отпугивания и выкуривания из помещений темных элементалов. Существа иного мира очень неравнодушны к запахам и ароматам. Последние привлекают одних существ и отгоняют других соответственно своему качеству. Закон аналогии действует и здесь — запахи гниения и разложения привлекают отрицательные сущности, а благовония — масла розы, эвкалипта, мяты, — наоборот, очищают от них пространство, положительно воздействуя на энергетический комплекс человека и его нервную систему.
Окуривание помещений ладаном и благовонными палочками, опрыскивание комнат душистыми эссенциями священных растений, применяющимися на Востоке, вызваны отнюдь не причудами роскоши. Точно так же, как и горящие лампады. Живой огонь очищает астральное пространство не только от темных сущностей иного мира, но еще и растворяет накопившуюся в домах отрицательную психоэнергетику дурных мыслей и чувств. Именно поэтому многие целители рекомендуют хотя бы раз в неделю очищать свой дом, двигаясь вдоль стен по ходу солнца (по часовой стрелке) со свечой в руке и мысленно «омывая» стены волной светлого пламени.
Огнем свечи можно «почистить» и себя. Если вы неважно себя чувствуете или просто у вас плохое настроение, можно потратить полчаса на то, чтобы посидеть в одиночестве и молчании рядом с горящей свечой и мысленно погрузиться в теплую и светлую струю согревающего, врачующего пламени. И в болезни, и просто в тяжелых жизненных ситуациях человеку могут оказать и психологическую, и энергетическую помощь целительные силы природы. Дурные мысли, настроение, физические недомогания можно «снять» с себя при помощи огня и воды. Для этого следует встать перед свечой и сделать движения, как бы очищающие, стряхивающие грязь с тела, — от головы до ног, сверху вниз. Движения должны начинаться над головой, так как назначение их — по возможности выровнять внешний край ауры, «почистить» тонкоэнергетический комплекс человека. Мысленное очищение своего тела и ауры в сочетании с плавными движениями рук реально могут освободить организм от избыточной негативной энергетики. А огонь свечи во много раз усилит их действие.
При энергетическом самоочищении можно использовать и обычную проточную воду из-под крана. Если вы чем-то расстроены или у вас начинается насморк, придя домой с работы, не спешите сразу же садиться за ужин. Сначала вымойте руки, а затем и лицо теплой водой. Можно сделать очищающие пассы руками вдоль всего тела (начиная движение выше головы), периодически споласкивая руки под краном, чтобы «смыть» отрицательную энергию.
Только после очищения можно приниматься за еду. В эзотерических учениях говорится, что если человек принимает пищу в состоянии огорчения, волнения, раздражения и прочих отрицательных эмоций, то такая пища в организме превратится в своеобразный энергетический яд. В таком случае лучше воздержаться от еды в течение трехчетырех часов, пока психика не придет в равновесие.
Поскольку мы заговорили о еде, невозможно не упомянуть о ее энергетическом воздействии на психику. Самую тяжелую, безусловно негативную энергоинформацию несет в себе «убойная» мясная пища. Животное всегда чувствует заранее, что его хотят убить, а энергетика чувств, которые оно испытывает перед смертью, сохраняется в мясе, попадающем к нам на стол. Мясо теплокровных животных лучше употреблять как можно меньше, заменив его рыбой. И еще: элементалов очень привлекает кровь. Таким образом, в силу своих энергетических свойств мясная пища поневоле является темным магнитом, притягивающим к себе все негативное. Кроме того, она притупляет психику, делая грубее и примитивнее ее и всю энергетику человека. Аналогично, кстати, воздействуют на человека курение и особенно алкоголь. О наркотиках и говорить не приходится.
Существует много способов энергетического очищения организма. Но в любом случае надо помнить — главным фактором и очищения, и загрязнения является качество мыслей и чувств. Мысль человека в сочетании с природными средствами — огнем, водой, ароматами — может быть сильнейшим средством очищения И самоизлечения. Но она же является и главным фактором загрязнения и нашего жилища, и нашей ауры. Так не стоит ли нам как можно быстрее взять на вооружение известную поговорку: «Чисто не там, где метут, а там, где не сорят»?

ВОЗМОЖНА ЛИ ЖИЗНЬ В ГРАНИТЕ?

Всего несколько лет назад ученые были убеждены, что жизнь на других планетах и спутниках Солнечной системы вследствие невероятно суровых условий на них существовать не может. Однако последние поразительные открытия, сделанные на нашей планете, заставляют пересмотреть подобные взгляды. Речь идет об обнаружении в совершенно непригодных для обитания условиях микроорганизмов (бактерий и грибков). Одни живут в жерлах подводных вулканов и в горячих источниках, другие обитают под землей на глубине нескольких километров, третьи проникают в твердь гранита и базальта.
Не далее чем десять лет назад ученые свято верили, что живые организмы могут существовать только в узком интервале температур и давления. Границы такого интервала обусловлены жизнеспособностью вещества наследственности — дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК). Биологи были уверены, что при нагревании до температуры восемьдесят градусов все живое должно погибнуть, поскольку кирпичики жизни — ДНК и белки — от нагрева полностью разрушаются.
Еще в начале века сообщалось об обнаружении некоторых видов микроорганизмов в кипящей воде гейзеров. Этим сообщениям тогда не поверили. Но исследования продолжались, и в 80-е годы бактерии были обнаружены не только в горячих источниках, но и в жерлах подводных вулканов, где температура заметно превышает точку кипения воды. К тому же здесь выделяются ядовитые газы, а давление превосходит атмосферное в два-три раза. Эти удивительные бактерии не только живут, но и размножаются в кипятке. В холодной же воде, наоборот, многие из них быстро погибают.
Оказывается, клеточные стенки удивительных бактерий и их уникальные белки работают наподобие микроскопической холодильной установки. Тем самым обеспечивается полная безопасность бактерий, внутри которых сохраняются идеальные условия для жизнедеятельности.
Оказалось также, что бактерии могут жить и размножаться и глубоко под землей. Впервые об этом в середине 20-х годов сообщили американские ученые Бастин и Гри. Они исследовали нефтяные месторождения и обнаружили на глубине нескольких сотен метров нормально живущие бактерии, питающиеся нефтью и использующие в качестве источника энергии соединения серы. В последние годы микроорганизмы обнаружены еще глубже — на глубине трехчетырех километров. На такой глубине температура достигает семидесяти — восьмидесяти градусов, действует огромное давление, очень скуден запас питательных веществ и т. д. В начале 1997 года на страницах журнала «Сайнтифик америкэн» утверждалось, что бактерии могут опускаться в глубь Земли даже до пяти километров!
Более того, выяснилось, что слой пород огромной толщины буквально кишит микроорганизмами, хотя заселен он неравномерно. Так, в одном грамме подземных пород бактерий насчитывается от нескольких сотен до десятков миллионов. Причем наиболее плотно они живут в донных грунтах под морями и океанами, поскольку в дно под большим давлением все время просачивается вода, доставляя на глубину необходимые бактериям питательные вещества. Но и под барханами пустынь также кипит жизнь.
Подземные бактерии размножаются в тысячи и десятки тысяч раз медленнее своих наземных родственников, а значит, и продолжительность их жизни очень велика. Это объясняется суровыми условиями под землей. Подземные бактерии живут как бы в другом измерении, то есть гораздо дольше нас. Если же им будет совсем плохо, они впадают в «спячку» и тогда могут существовать практически бесконечно.
Эти специфические бактерии настолько приспособились к подземному обитанию, что при подъеме на поверхность в большинстве своем гибнут. Только десять процентов подземных бактерий могут жить на поверхности, да и то под наблюдением ученых. Однако размножаться способны только доли процента. Вероятно, природа подземных жителей, приспособленных к лишениям и трудностям, не позволяет им безболезненно войти в другой — «расточительный» режим жизни. Не менее поразителен факт жизнедеятельности бактерий в тверди гранита и базальта, в которые даже вода проникает лишь за многие дни и месяцы. Что заставило бактерии забираться в столь непригодные для жизни уголки земли? На этот счет существует две гипотезы. Первая предполагает, что на ранних этапах эволюции поверхность планеты, пронизываемая жесткими космическими лучами, была непригодна для жизни, которая зародилась в толще вод океана и в верхних слоях земного грунта. В последнем бактерии так и остались жить. Другая — более правдоподобная — связана с жестокой борьбой за существование в микромире. Не выдержав конкуренции, подземные бактерии когда-то отступили и обосновались там, куда другим было не попасть. Они создали там свой мир, чудесный, во многом непонятный нам.
Открытие подземных бактерий резко изменило наше представление об окружающем мире, о Земле и Вселенной. Не исключено, что и в недрах других планет и спутников также может существовать жизнь. Теперь очевидно, что для выяснения вопроса, есть ли жизнь на Марсе, необходимо исследовать и глубинные слои грунта «красной планеты».
Удивительные бактерии, будучи заключенными внутри метеоритов и других небесных странников, могут переносить вещество наследственности ДНК с одной планеты на другую. Изучение необычных бактерий показывает, что если на земле могли возникнуть столь различные по своей природе живые существа, то; они вполне могут существовать и на других планетах. Не исключено, как считают некоторые ученые, что по массе биологических существ подземный мир даже превосходит наземный. Велико и разнообразие удивительных микроорганизмов — их уже известно более десяти тысяч видов.

БИОМАГНЕТИЗМ — РЕЗУЛЬТАТ ОТРАВЛЕНИЯ?

Более ста лет назад в печати впервые появились сообщения о феномене биомагнетизма. Тогда людей, обладающих этим свойством, называли «электрическими людьми».
Каролина Клэр, семнадцать лет, из Онтарио, заболела в 1877 году. Она похудела на пятьдесят килограммов, часто впадала в необычное состояние, пребывая в котором рассказывала о странах, где никогда не бывала. Через полтора года девушка, наконец, поправилась, но это не принесло ей радости: она начала излучать электричество, и жизнь ее превратилась в, сплошное мучение. Предметы, соприкасавшиеся с ней, становились намагниченными. Ножи и вилки буквально прилипали к ее рукам, и их приходилось отрывать с большим усилием. Этот феномен изучали представители Медицинской ассоциации Онтарио летом 1879 года.
Фрэнк Мак-Кинстри из штата Миссури в 1889 году также явился объектом изучения медиков. Когда он ощущал в себе некую заряжен ность, он должен был во что бы то ни стало быстро двигаться. В противном случае его ноги «приклеивались» к полу или земле и ему приходилось обращаться за помощью к прохожим с просьбой «отклеить» его и тем самым «выпустить из него заряд».
В 1890 году врачи из Мерилендского колледжа фармацевтов изучали шестнадцатилетнего Луиса Гамбургера. Несчастный юноша был настоящим человекоммагнитом. Он мог, к примеру, кончиками трех пальцев поднимать стеклянную банку, заполненную до краев металлическими опилками весом в два с половиной килограмма!
Всемирный совет физических исследований в НьюЙорке предложил премию в десять тысяч долларов Тому, кто сумеет, не прибегая к фокусам, продемонстрировать необычные «магнитные» свойства. Одной из тех, кто откликнулся на приглашение ученых мужей, была миссис Антуан Тиммер. Эта пожилая леди показывала, как к ее рукам притягивались ножи, словно она была сильно намагничена. На заседании присутствовал известный иллюзионист Джозеф Даннингер, который заявил, что все показанное — чистой воды трюкачество, так как он сам во время своих выступлений в цирке не раз проявлял подобное «умение», просто скрывая в рукаве магнит, притягивающий к себе металлические вещи. В итоге ученые усомнились в способностях миссис Антуан Тиммер.
Дж. Б. Рэнсон в журнале «Электрический экспериментатор» за июнь 1920 года сообщил о заболевании ботулизмом (пищевое отравление) сразу тридцати четырех заключенных в одной тюрьме. Один из отравившихся пытался выбросить клочок бумаги, но бумага как будто «приклеилась» к его ладони! Вскоре выяснилось, что все заболевшие находятся в таком же состоянии наэлектризованности: ее большая или меньшая степень была непосредственно связана с тяжестью самого заболевания. В присутствии больных компасные стрелки начинали вращаться в разные стороны, металлические предметы нельзя было вырвать из их рук. Однако все эти явления прекратились, как только больные выздоровели.
Доктор медицинских наук Н. И. Лосев, комментируя описанные случаи, отмечал, что магнетизм действительно присущ биологическим объектам. Он обусловлен наличием в организме множества элементарных частиц, несущих электрические заряды и обладающих слабыми магнитными свойствами. Однако возникающие у них магнитные поля обладают крайне низкой напряженностью и совершенно не в состоянии перемещать даже самые малые по размеру частицы, обладающие наибольшей чувствительностью к действию магнита (например, железа, никеля и некоторых других металлов). Ясно, что о притяжении ножей, вилок, банок с металлическими опилками весом два килограмма и речи быть не могло. Простые физические расчеты отвергают такую возможность. В настоящее время существуют методы бесконтактной регистрации магнитных полей сердца и головного мозга. Но они не получили распространения именно из-за трудностей обнаружения чрезвычайно слабых магнитных явлений, происходящих в живом организме. Из сказанного очевидно, считает Н. И. Лосев, что все эти необыкновенные явления либо выдуманы, либо представляют собой самое простое трюкачество.
Но не будем спешить с выводами. Обратимся лучше ко дню сегодняшнему.
Шестидесятидвухлетняя пенсионерка 3. Удиванова из колхоза «Новая заря» в Самарской области открыла у себя неожиданные способности. Увидев однажды в газете фотографию человека, который удерживал на груди ножницы, попробовала повторить его опыт — получилось. Оказалось, что к ней «прилипают» не только легкие металлические предметы, такие, как вилки, ложки, но и более тяжелые — сковородки, утюги и даже увесистый амортизатор от мотоцикла. Подобные способности демонстрирует и юная Насиба Расулова из поселка Аврора Каршинского района Узбекистана. На мысль попробовать себя в роли магнита ее также натолкнула заметка из детской газеты, в которой говорилось о девочке-экстрасенсе. Начала с вилок и ложек. Затем последовали другие предметы, причем не всегда металлические, но и пластмассовые, и деревянные.
Дальше — больше: у Насибы обнаружились способности снимать боль. Как-то раз старший брат шутя попросил сестру погладить ему спину, которую о˜н ушиб на уроке физкультуры. Боль как рукой сняло. Отец Насибы, Эргаш Расулов, тоже испытал на себе целительное действие рук дочери: у него болели почки, и он попросил Насибу поводить руками над поясницей. При этом он чувствовал покалывание, а уже после трех сеансов забыл, что такое боль.
Девочка прикладывает к ладошке, которую держит вертикально, различные предметы, и они словно прилипают к ней. Был и такой случай: одна из ее подруг взяла ложку, которую только что держала в руках Насиба, приставила к своей ладони, и предмет будто приклеился к ней. Может быть, чудесные свойства рук девочки могут передаваться через предмет? В остальном же это совсем обычный ребенок: хорошо учится в школе, скромна, прилежна, любит рисовать. Правда, мама Насибы говорит, что дочка вспыльчива и легко возбудима.
В свое время журналисты, а затем и ученые открыли еще один юный талант — тринадцатилетнюю Ингу из Белоруссии. Она обладала способностью притягивать предметы различной тяжести и из различных материалов не только ладошками, но и ступнями ног. Самый удивительный «фокус», который она демонстрировала, заключался в следующем: к большой сковороде, которую держала на распрямленной ладошке Инга, подвешивали две двухкилограммовые гантели и молоток. Интересно, что, когда отец подносил гантели к днищу сковородки, был слышен щелчок, как при притягивании металлического предмета к магниту. Чтобы оторвать молоток или гантели от сковороды. требовалось значительное усилие. Сама же Инга не испытывала никаких неудобств, удерживая груз весом более четырех килограммов. Она даже утверждала, что вообще не чувствует веса, словно рука пустая! Для подобных «фокусов» ей даже не нужно сосредоточиваться, входить в какое-то особое состояние. Достаточно просто поставить ладошки вертикально — и к ним начинает все «прилипать». Девочка никогда не знает заранее, что может получиться, поэтому жизнь у Инги наполняется неожиданностями. Она вспоминает, как однажды, желая расплатиться в магазине за покупку, она никак не могла оторвать от ладошек монетки, чем рассердила кассиршу. Трудно Инге и играть на пианино — клавиши «тянутся» за пальцами.. Как и Насиба, Инга иногда может снять боль, но делает это наугад, поэтому часто получается прямб противоположный результат. Руки ее излучают жар, что особенно чувствуется, когда она подносит их к телу собеседника. При этом температура ее рук ничуть не выше, чем у обычного человека.
Инга обладает и способностью внушать мысли и тем самым воздействовать на человека. Однажды, покупая пирожки на пять копеек, она получила пять копеек сдачи. Ей до сих пор неловко за тот поступок. И если бы отец не запрещал ей заниматься гипнозом, да и сама она не понимала, что это нехорошо, то могла бы заставить человека ходить задом наперед или совершать другие нелепые действия. В остальном девочка была обыкновенной — веселой, общительной, милой. Прыгала через скакалку, бегала, рисовала…
Подобных фактов учеными накоплено уже немало. «Я могу удерживать несколько предметов ладонями в вертикальном положении, — пишет Ирина Романовская из города Усть-Каменогорска. — Начинаю опыт с маленькой ложечки, потом в ход идут несколько ложек и нож одновременно, затем металлический поднос, а там и сковорода. Держится на ладони и с десяток тонких кисточек (больше не входит) или несколько пластмассовых ручек, причем иногда они перекатываются по ладони, но вниз не соскальзывают».
Десятилетняя Кристина Гюларян из подмосковного Калининграда «подвешивала» к своим ладошкам не только металлические предметы, но и довольно толстый журнал. «Прилипание» предметов к ладоням, к телу обнаружили у себя О. Пронина из Москвы, Т. Казимирова из Ростова, пенсионерка Г. Еранова, артистка Г. Крамар из Донецка, ветеран Великой Отечественной войны В. Никуличев из Адыгеи. Для экспериментов использовались ложки, вилки, ножи, ситечки, монеты, карманные часы, очки и даже утюги. Все они, словно притянутые мощным магнитом, висели на ладонях этих людей и не падали. Конечно, у каждого из них были свои особенности. Компас, поднесенный к груди В. Никуличева, прилипает, а при повороте стрелка вращается вместе с корпусом компаса. У Г. Ерановой утюг держится, а магнит из поломанного радиоприемника — нет. Т. Казимировой из Ростова для удерживания предметов требовалось войти в определенное состояние сосредоточенности. Протягивая руку к металлическому предмету, Е. Былинкин из Грозного начинал чувствовать, как по телу пробегает холодная электрическая искра, а затем предмет словно прилипал к коже.
Но все это уже детали. Явление же биомагнетизма в целом требует серьезного научного подхода. Ведь в последнее время, по данным ученых, занимающихся этой проблемой, количество людей, обладающих «магнитными» способностями, значительно возросло. Если раньше были известны единичные случаи, то теперь их уже сотни. В начале 90-х наблюдался прямо «магнитный бум». Газеты постоянно сообщали о новых и новых людях, открывших у себя такие способности. Где уж тут говорить о трюкачестве. Да и кому оно нужно в таком количестве? А в Болгарии в 1990 году в рамках международной встречи по психо.тронике даже прошел конкурс «Магнитная ладонь», участники которого демонстрировали свои способности. Итак, «магнетизм» стал уже массовым явлением, но до сих пор нет окончательного диагноза, не определены причины феномена. Однако исследования ведутся и есть определенные достижения в этой области.
Реваз Владимирович Хомерики, руководитель лаборатории магнитобиологии в Тбилиси, занимается этим вопросом уже больше двадцати лет, с тех самых пор, когда он впервые обнаружил эффект «прилипания» предметов у экстрасенса А. Криворотова. Изучает «магнитные» способности людей и московский профессор В. Волченко. Конечно, до разгадки этого феномена еще далеко, но исследования, позволяют систематизировать результаты наблюдений за людьми»магнитами», выявить определенные закономерности.
В частности, В. Волченко собрал сведения о суммарном весе удерживаемых предметов. Он достигает иногда пятьсот — шестьсот граммов, но это далеко не предел. По мнению профессора, речь может идти о десяти килограммах и даже больше. А подчас даже сами исследователи ощущают громадное притяжение своих подопечных. «Во время опыта, — свидетельствует ученый, — я почувствовал, что какая-то сила тянет меня назад. Оглянулся — испытуемая стояла с протянутыми ко мне руками. Проверили на других участниках эксперимента — да, тянет».
О подобном же эффекте, проявлявшемся у испытуемой, сообщает и Р. Хомерики: воздействуя с расстояния шестидесяти сантиметров на подопытную лягушку, она на десять — двадцать ударов ускоряла или замедляла ритм ее сердца. Этот тбилисский ученый обследовал многих людей, обладающих способностью притягивать предметы. Разница температур между центром ладони и копчиками средних пальцев у обычных людей не превышает полтора градуса по Цельсию. А у биомагнетизеров она может быть больше в пять, а иногда и в десять раз. Руки испытуемых, как правило, холодные, температура в подушечках пальцев порой понижается до семнадцати градусов по Цельсию.
«После первых опытов по магнетизму ладони у меня сильно нагрелись, буквально пылали жаром, — пишет Ирина Романовская. — Но сейчас я иногда повторяю опыты, а руки остаются холодными (они у меня вообще почти всегда ледяные)». Это ее независимые наблюдения, которые лишь частично подтверждают исследования Р. Хомерики. Однако ученый нашел объяснение тому, что у некоторых испытуемых в процессе выполнения опытов сильно повышалась температура рук. Например, у Н. Якушкиной даже струи пота стекали с пальцев, когда она сосредоточивала на них внимание. Этот эффект вызвался самовнушением, подсознательным стремлением к тому, чтобы опыт непременно оказался успешным. Здесь большую роль играют рецепторы, потовые железы и связанные с внутренними органами биологически активные точки, которых очень много в коже ладоней и подошв.
Но все же полное объяснение феномена можно получить, только разобравшись в динамике биоструктур на уровне клеток, молекул и даже отдельных ионов и атомов. В процессе колебаний белковых и других макромолекул могут возникать акустические волны. Их действие, особенно в случае резонансного усиления, способно привести к сдавливанию кровеносных сосудов и нервных каналов, вследствие чего возникает ощущение холода или покалывания пальцев. Степень же резонанса зависит от активности гормональных систем организма и скорости расхода кислорода.
Реваз Владимирович Хомерики объясняет появление столь большого количества людей с «магнитными» способностями… неблагоприятной экологической обстановкой, которая приводит к расстройству нормальных волновых взаимодействий во внутренней среде организма. Чем больше проблем у нас будет возникать с экологией, тем больше людей-»магнитов» будет появляться. Пока же тбилисские ученые разработали методику самопрофилактики для тех, у кого «магнитные» свойства становятся причиной каких-либо неприятных симптомов.
Что ж, возможно, мысль исследователей о том, что искать причину феномена нужно в неблагоприятной экологической обстановке, не лишена оснований. Например, в Ташкенте при сооружении станции метро «Чкаловская» люди столкнулись с ранее не встречавшейся аномалией — токсичными газами, выделявшимися неизвестно откуда. Оказалось, что их причиной стало нашествие ранее неизвестных микробов, питавшихся металлоконструкциями и бетоном, из которых сооружалась станция. Эти газы, несомненно, повредят людям, возможно, послужат причиной появления у них аномальных способностей. Вспомним случай с ботулизмом, когда «магнитные» способности проявились у людей, отравленных недоброкачественной пищей.
Конечно, пока все это лишь предположения. И возможно, скоро наука сможет дать ответ на эти вопросы. Но хотелось бы, чтобы это произошло как можно раньше, потому что мы, возможно, столкнулись с симптомами некоего, пока еще не известного медицинской науке заболевания, которое часто причиняет людям, страдающим от него, массу неудобств. И уж жаждут они не славы, а скорее избавления от странного недуга или хотя бы объяснения того, что с ними происходит.

ОТКУДА ЗЛОДЕИ?

Американский «Пионер-10» стал первым космическим аппаратом, запущенным землянами за пределы Солнечной системы. Расположенная в Мадриде станция слежения недавно приняла одну из многочисленных депеш «Пионера», расшифровать которую помогли французской генетик Поль Перро и профессор астрофизики Московского государственного университета Аткова. В послании из совершенно безвоздушного пространства говорится о вещах, которые способны принципиально изменить систему оценки роли личности в истории земной цивилизации.
«Эта депеша, по сути, перечисляет даты, когда на Землю из космоса были заброшены межзвездные изгнанники или целые группы изгнанников, — поясняет профессор Лариса Аткова. — Самое интересное, что эти даты абсолютно точно совпадают с расцветом деятельности исторических личностей, известных своей жестокостью и тиранией. Например, в сообщении „Пионера-10“ говорится, что самый опасный космический преступник был сослан на Землю и высадился на территории Европы в 406 году нашей эры — а это как раз год рождения Аттилы, предводителя гуннов. Другого межзвездного, негодяя отправили на Землю в 1889 году, когда у нас родился Адольф Гитлер».
По мнению Атковой, то же самое можно сказать о десятках наиболее отъявленных монстров нашей истории. Профессор не сомневается, что все они прибыли на Землю отбывать наказание за злодейства, совершенные в других галактиках. В этот список смело можно включить трансильванского графа Дракулу и лондонского Джека Потрошителя; вождя народов Иосифа Сталина и людоедагомосексуалиста Джеффри Дамера… Доктор Поль Перро, ведущий специалист в области генной инженерии, утверждает, что космические изгнанники, вне всякого сомнения, обладали способностью принимать вид обитателей Земли. «Они могли изменять свой облик по собственному желанию, — сказал французский ученый, — но изменить свою подлую натуру было выше их сил».
Рассказавший читателям об этой интересной версии репортер Ли Джеймс попросил прокомментировать ее безымянного сотрудника госдепартамента США. «Ничего удивительного, ˜ якобы ответил тот. — Инопланетные правительства на протяжении сотен лет вели себя точно так же, как наш Фидель Кастро, который в 1980 году наводнил Соединенные Штаты своими подонками. Кастро очистил кубинские тюрьмы и сумасшедшие дома, а их обитателей отправил морем во Флориду, назвав это „лодочным мостом Свободы“. Разница лишь в том, что космические подонки загадили всю нашу планету. Меня, впрочем, не удивит, если одним из космических злодеев-изгнанников окажется сам Кастро».

ЕСЛИ СФИНКС РАССМЕЕТСЯ

В конце ноября 1986 года в газете «Московский комсомолец» была опубликована статья Николая Бондровского и Савелия Кашницкого «Последняя загадка Сфинкса», посвященная гипотезе Анатолия Васильева. Исследователь предположил, что знаменитая пирамида Хеопса построена совсем не так, как рассказывает Геродот (из сотен тысяч отдельных блоков), а представляет собой, по существу, обстроенную скалу. Васильев реконструировал технологию строительства, из которой следовало, что, кроме давно известных галерей, в пирамиде должен быть скрытый туннель. Он-то и может привести к усыпальнице фараона и его сокровищам. Васильев предлагал проверить его гипотезу и указывал несколько точек в пирамиде, исследование которых могло бы ее подтвердить (или опровергнуть)… Заняться этим решил Николай Бондровский, сегодня главный редактор газеты «Архитектура», почетный академик Международной академии энергоинформационных наук. Вот его рассказ.
Мне очень повезло. Благодаря поддержке египетской стороны на очень высоком уровне, я оказался в пирамиде не как турист, а как исследователь. Фотографировал, побывал там, куда «простым смертным» и близко не подойти. В некоторых предположениях Васильев ошибся. Часть точек, предложенных для проверки, оказалась недоступна. Опровержение? Но в том, что до какой-то высоты (точно определить оказалось невозможно) проходы в пирамиде пробиты в скальном монолите, сомнений быть не может. И самое главное, мне удалось увидеть тот блок, который, по версии Васильева, закрывает вход в потайную галерею. Это удивительное открытие! Почему же до сих пор не организована экспедиция? Несколько лет посвятив этой проблеме, я понял, что попытки такого рода малоэффективны. Забавно, но у многих сложилось мнение, что египетские пирамиды стоят в пустыне. Копай себе на здоровье… Ничего подобного! Пирамиды находятся на окраине Каира, в жилом массиве, который называется Гиза. Пирамида Хеопса — одно из чудес света — охраняется почище нашего Мавзолея. И у меня нет ни малейшего сомнения, что египтяне прекрасно знают, что и где в ней есть. Странно было бы думать, что они просто сидят и ждут, когда умные японцы, американцы или французы откроют их секреты! Пирамида регулярно ремонтируется, реставрируется, и египетским ученым известно все, что публикуется на эту тему в мире, все наши гипотезы и фантазии. Получить разрешение на проведение экспедиции целая проблема. В очереди стоят десятки всемирно известных университетов. Подозреваю, что, если в заявке будет указано что-то действительно способное привести к разгадке пирамидальных тайн, экспедиция едва ли состоится. Причин тому несколько.
Первая — самая простая: туризм не самая последняя статья доходов страны, а пирамиды — магнит для туристов. Особенно пока они хранят свои секреты. Согласитесь: распотрошенная сокровищница, несмотря на всю свою древность, куда менее привлекательна.
Другая причина менее очевидна. Существуют предания (не только в Египте), что открытие тайны сфинкса и пирамид напрямую связано с… концом света. «Когда будет разгадана последняя загадка Сфинкса, он расхохочется и мир прекратит свое существование…» Вполне естественно, что едва ли найдется чудак, который позволит кому бы то ни было проводить в собственном доме столь рискованные эксперименты.
Есть и технические сложности: египетские ученые прекрасно знают, как быстро превращаются в прах ценнейшие находки, кроме, наверное, золота, если их сразу же на месте не законсервировать. Пока это слишком сложно. Должны там быть, судя по сказкам Шехерезады, вещицы чрезвычайно любопытные: «кремниевые доски мудрости, на коих записаны деяния волхвов», стоило бы, конечно, их увидеть. Так или иначе, все это принадлежит Египту. Но пирамида привлекательна не только этим. О пирамиде известно почти все — и ничего.
Та же версия Геродота о тысяче блоков не подтверждается наукой — сопроматом. Расползлась бы такая постройка под собственной тяжестью. А пирамида стоит тысячелетия. Сколько тысячелетий — четыре, пять? Но есть версия, что как минимум десять и что пережила она Всемирный потоп (есть тому подтверждения)… А некоторые современные ученые считают, что она появилась шестьдесят — семьдесят тысяч лет назад, во времена Атлантиды.
А размер пирамиды?.Это вообще удивительная вещь! Ну посудите сами: стоит она себе не первый лень, а точно ее измерить до сих пор не могут. В литературе встречается несколько вариантов длины периметра. С высотой тоже проблема: известно, что у пирамиды Хеопса нет вершины, и измеряют высоту, как правило, от того места, где должны были сходиться ребра. И здесь в литерагуре разнобой, но пикантность ситуации в том, что вообще неизвестно, была ли у этой пирамиды верхушка! В исторические времена никто ее не видел, в том числе и Геродот. (Кстати, исследователи установили, что энергоинформационные характеристики полной пирамиды и усеченной разные. Полная «запирает» информацию, усеченная служит ее источником. Не потому ли именно пирамида Хеопса привлекает к себе столько внимания? Другието ничем не хуже…) Вот и ищите теперь математические закономерности… Это еще не все. Есть в пирамиде (а точнее, под ней) узкий лаз, который заканчивается тупиком. Именно там должен находиться заветный тайный вход. Мало того что туда никого не пускают, так еще и пробираться туда можно только ползком. Так вот, по разным источникам, длина этого тупикового лаза колеблется от двенадцати до шестнадцати метров. Ну скажите, чем надо мерить, чтобы на небольшом отрезке получить такую погрешность?
Но тут уже надо говорить о другом — о достоверности информации. В это трудно поверить, но, кажется, нет ни одной книги о пирамидах, где не содержалось бы фактических ошибок. О цифрах я уже сказал, а иллюстрации? Перевернутое клише было справа, стало слева, нарушенные пропорции, искаженные перспективы… В одной очень хорошей книге к очень хорошей статье приложена отличная схема внутренних пустот пирамиды, где четко указано, где юг, а где север. Но в пояснении к схеме восточная сторона почему-то называется западной, а один из узких лазов назван колодцем. Пустяки? Но в пирамиде есть колодец, и место его расположения — один из ключей к разгадке тамошних секретов! Стоит ли удивляться ошибкам Анатолия Васильева, изучавшего пирамиду по книгам и не бывавшего в Египте… И сколько было таких исследователей, сколько теорий не состоялось только потому, что информация искажена.
Все, что известно о пирамиде, известно давно. Это сегодня ученые придумывают ей полезное применение, дабы оправдать ее появление, спорят, была ли она зернохранилищем, обсерваторией или причалом для НЛО, но еще сто лет назад опубликованы книги, где пирамида называется местом инициации — посвящения. Мы к такому выводу пришли сами, на основании информации, которую собирали буквально по крохам. Об этих книгах тогда можно было только мечтать. Но ортодоксальные ученые с брезгливостью относятся к мистической литературе, оттого и не смогли за столько лет ничего интересного придумать.
Новые исследования не столько отвечают на вопросы, сколько задают новые.
Сейчас, кажутся, уже все знают, что сама форма пирамиды имеет любопытные свойства: можно в ней бритвы точить, можно мясо хранить, чтобы не портилось, можно помидоры выращивать, получая невиданные урожаи. Неизвестно только, что же при этом происходит, какие энергии бродят под пирамидальной крышей. Недавние исследования показали, например, что на разной высоте внутри пирамиды воздействия тоже разные: от благотворных до убийственных.
Исследования последних десяти лет — французские, американские, японские — с использованием новейших приборов показали наличие неизвестных прежде пустот как в пирамиде, так и под ней, заполненных песком с довольно необычными свойствами. Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что, поняв его назначение, можно будет узнать много неожиданного о знаниях и возможностях древних строителей.
Обнаружено также и то, что пирамида способствует возникновению так называемого измененного состояния сознания, например транса с явлениями ясновидения и «просветления». Во всяком случае, я убедился, что в пирамиде Хеопса находиться долго очень тяжело. Через четыре часа «безвылазной» работы я бывал буквально выжат, опустошен и потом долго приходил в себя. Любопытно, что не только я это почувствовал: новые батарейки в фотовспышке садились с необыкновенной скоростью. Я долго грешил на бракоделов, но позже человек из одного «закрытого» института объяснил мне, что так и должно было быть» Институт этот, к слову сказать, занимался, в частности, исследованиями «культовых сооружений как средств дальней космической связи». Ничего, да?
Так вот, с очень древних времен пирамиды служили жрецам местом и инструментом посвящения перехода к новому пониманию мира. Посвящение имело несколько ступеней, каждая из которых открывала ищущему новые стороны бытия. Мир многомерен, древние египтяне это знали и умели использовать. Впрочем, и сейчас в Египет приезжают некоторые секты, медитируют в камерах пирамиды и рассказывают, что заряжаются необыкновенной энергией… В нашей «материалистической» державе отношение к пирамидам было прагматическим. Алексей Щусев, проектируя Мавзолей, исполнил его в классических пирамидальных канонах. Мистическая начинка — мумия Ленина. Коллективные «медитации» на Мавзолее и вокруг… Но это уже другая история.


«ПРОКЛЯТИЕ ФАРАОНОВ» ИЛИ РОКОВАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ?

Проблема сохранности сокровищ египетских фараонов, с которыми они отправлялись в загробный мир, волновала еще строителей пирамид. Против грабителей применялись хитроумные системы ловушек, ложных ходов и камер, замуровок и искусственных лжегробнин. Но особенно рассчитывали на страшную силу заклятий…
Средневековые арабские авторы приводят описания магических «стражей пирамид». Одну из гробниц стерегла статуя, во лбу которой был укрыт «змей», нападавший на всякого, кто приблизится; другую, пирамиду сторожил колосс из черного и белого оникса с копьем в руке. Стоило появиться пришельцу, как из недр статуи раздавался глухой звук и непрошеный гость падал замертво. Третью охранял каменный страж, обладавший такой колоссальной силой, что она сбивала с ног и убивала человека.
Помимо статуй пирамиды охраняли духи. Древнеегипетские источники глухо упоминают о некоем «владыке кладбищ». В одном случае дух принимал вид юноши с длинными зубами и пожелтевшей кожей, в другом это была обнаженная женщина, которая завлекала грабителей и насылала на них губительные чары. Видели духа пирамид в виде старца, который бродил вокруг гробниц, размахивая огнем в сосуде, похожем на кадильницу…
«Духи прошлого витают в долине мертвых»… Эти предостережения местных жителей наверняка вспомнил английский путешественник Джеймс Брук, когда в одну из ночей 1768 года в Долине царей его охватил внезапный панический страх. Брук опрометью бросился бежать, и лишь заблестевшие впереди воды Нила заставили его с облегчением вздохнуть. Но только добравшись до своей лодки и оттолкнувшись от берега, он почувствовал себя человеком, вернувшимся к жизни.
О том, что древние египтяне накладывали на гробницы специальные заклятия, европейцам стало известно в конце прошлого столетия, когда было расшифровано большинство древнеегипетских текстов. Но тогда значения этому не придали и о «проклятии фараонов» вспомнили только в связи с событиями вокруг гробницы Тутанхамона. Когда археологи вскрыли ее, то увидели стоящие у запечатанных дверей царской усыпальницы две черные статуи стражей с позолоченными головами. Их внешний вид напоминал старинные арабские описания «стражей пирамид»…
После вскрытия гробницы началась серия странных смертей. Через несколько месяцев внезапно умирает лорд Карнарвон, один из руководителей раскопок. За ним последовали на тот свет его брат, друзья, сиделка… Всего насчитывают двадцать одну «жертву» гробницы Тутанхамона. В конце 50-х годов была выдвинута гипотеза, что причиной таинственных смертей является вирус гистосплазмозис, содержащийся в помете летучих мышей, которые проникли в гробницу Тутанхамона через проломы, оставленные древними грабителями. Этот вирус якобы был неосторожно «расконсервирован» исследователями. Однако несостоятельность этой гипотезы была быстро доказана: летучие мыши просто не могли попасть в гробницу, так как лаз, сделанный грабителями, был засыпан более трех тысяч лет назад.
Между тем случаи «мести фараонов» были отмечены еще до истории с гробницей Тутанхамона. Так, Б. Гендерсон, врач Ост-Индской компании, похитивший в 1805 году в Фивах две мумии, через год сошел с ума. Швед Ф. Лидман, много путешествовавший по Египту, собрал обширную коллекцию награбленных предметов из гробниц. Но подготовленная им к отправке коллекция внезапно сгорела на складе в Константинополе. В 1914 году умер русский исследователь В. П. Красовский. Перед смертью -его мучила, как он писал, «душа» вскрытой им пирамиды. Умерли и египетские рабочие, помогавшие в раскопках. В автомобильной катастрофе погиб коллега Красовского, англичанин Кокрофт. Было высказано предположение, что пирамида сложена из радиоактивного гранита и причиной смерти Красовского и рабочих явилась лучевая болезнь. Однако в случае автомобильной катастрофы радиоактивность явно была ни при чем…
Последней известной жертвой «проклятия фараонов» стал египетский археолог Мохаммед Закария Гонейм, в 19521954 годах сделавший ряд важных открытий. Он, в частности, вскрыл и исследовал пирамиду фараона Сехесхета, сына и наследника первого строителя пирамид Джосера. Тогда при расчистке подземного хода один из каменных блоков потолка неожиданно обвалился и похоронил под собой рабочего. А в 1957 году трагически погиб сам Гонейм.
Темные истории происходят и с обычными грабителями, на свой страх и риск проникающими в гробницы. Много лет «жизнью взаймы» живут гробокопатели, ищущие сокровища в подземных усыпальницах эпохи фараонов. Мрачный дух витает над ДжабельАбу-Сиром, обширным пустынным плато, покрытым более чем пятью тысячами древних захоронений. Недра этого урочища почти полвека служат настоящим кладезем для ученых и кладоискателей. Но уже в самом начале раскопок один из искателей сокровищ был засыпан в потревоженной им гробнице неожиданно сорвавшейся грудой земли. После первого несчастья последовали другие. Несколько человек задохнулись в подземных туннелях. В одной из усыпальниц в завале погибли сразу четырнадцать кладоискателей. С той поры среди гробокопателей бытует мрачное предостережение: «Берегись! Джабель призовет тебя!» Мало кто из них умирает естественной смертью. Но на смену одному погибшему тут же приходят двое новичков…
Так существует ли феномен «проклятия фараонов»?
Однозначного ответа нет. Безусловно, многое из того, что происходит с исследователями и грабителями гробниц, можно считая совпадением, но только слишком много этих совпадений.
Четыре тысячелетия назад в послании к наследнику один из фараонов так поучал потомков: «Не разрушай гробницу, не разрушай, не разрушай. Вот поступил я так, и согласно деяниям моим поступил со мной бог». А египтяне верили, что за непрошеными посетителями гробницы неусыпно следит магический глаз Уджат, который позволяет мертвому из саркофага видеть мир…

ЗАГАДКА ВОЛШЕБНОГО СНАДОБЬЯ

На аптечном лотке скромная упаковка с нескромной ценой. «Впрочем, стоит ли удивляться, — говорит продавец. — Это же легендарное мумие, или иллирийская смола…» Древние алхимики считали это удивительное вещество главным компонентом «эликсира бессмертия». Есть в истории мумие и более мрачные страницы. Оно стало первопричиной разграбления египетских пирамид. Его пытались синтезировать, вываривая трупы преступников. Его тайна до сих пор не разгадана.
…По дорогам средневековой Европы двигалась группа всадников, сопровождающая роскошную карету. Меняя на заставах лошадей, отряд торопился в Париж. Но слух об этой процессии летел еще быстрее. Вооруженные банды разбойников трижды пытались отбить драгоценное сокровище, которое посланец персидского шахиншаха Фатх-Али вез в подарок королю Людовику XVI. Однако хотя отряд в цветных тюрбанах потерял половину воинов, бесценный груз был в целости и сохранности доставлен в Версальский дворец. И на первом же дипломатическом приеме гонец шахиншаха вручил французскому королю шкатулку из розового дерева, а в ней небольшой серебряный флакончик, заполненный темной вязкой массой.
Сегодня, когда существует много хороших лекарств, кажется странным, что из-за такого пустяка, как мумие, люди рисковали жизнью. Но по тем временам это был воистину бесценный дар. И шахиншах пришел бы в ярость, узнай он, как распорядился Людовик его подарком.
Придворный врач и личный аптекарь Людовика Савари расстроился до слез, когда ему запретили распечатать флакон и велели запереть его в дальний сундук. Но король Франции пуще всего боялся отравления и потому велел упрятать флакончик подальше от греха…
Египтяне называли это загадочное вещество иллирийской смолой и использовали не только в лечебных целях, но и при бальзамировании тел умерших. По крайней мере, об этом гласили легенды. Арабы именовали его мумие. И считалось, что не случайно слова «мумия» и «мумие» практически созвучны. Для древних медиков они были равноценны не только по звучанию, но и по смыслу.
Исследователь египетской культуры писатель Петер Элебрахт считал, что именно волшебное мумие стало первопричиной разграбления египетских пирамид и других захоронений.
Слухи о волшебной смоле, добываемой в горах Иллирии, постепенно овладевали умами. Все мало-мальски богатые люди стремились иметь в своей домашней аптечке хоть капельку этого целебного снадобья. Стараясь удовлетворить все возрастающий спрос, древние авантюристы приспособились добывать мумие, соскабливая его с черепов и костей забальзамированных покойников.
Согласно сообщению лекаря Абд эль-Лятифа, датируемому примерно 1200 годом, мумие, полученное их трех человеческих черепов, продавалось за полдирхема — немалую цену И по нынешним временам, ведь дирхем — серебряная монета весом 297 граммов. Предприимчивые купцы Каира и Александрии нанимали целые толпы египетских крестьян для раскопок некрополей.
Дальше — больше. Поскольку «бальзамированного сырья» все равно не хватало, мошенники и вовсе перестали церемониться. В XVI веке для изготовления волшебного — зелья уже использовались свеженькие трупы казненных преступников и умерших людей. Целые шайки грабителей раскапывали на кладбищах могилы, похищая только что похороненные тела, расчленяли их и вываривали в котлах до тех пор, пока мышцы не отделялись от костей. Маслянистая жидкость отводилась из котла по системе специальных трубок и разливалась в склянки, которые потом сбывались хворым и недужным за бешеные деньги.
Согласно документам, в 1420 году городской судья Каира приказал сечь нескольких таких грабителей могил до тех пор, пока они не признаются, что изготавливали в своей «салотопке» ходкое «лекарственное зелье». В 1564 году французский врач Ги де Фонтен из Наварры засвидетельствовал, что на складе одного из торговцев мумие в Александрии обнаружил груды тел рабов, которые предназначались для переработки в пресловутое снадобье.
В 1585 году агент турецкой торговой компании Джон Сандерсон сообщал другу, что получил заказ переправить морем из Каира в Англию шестьсот фунтов высушенной мертвечины в виде всеисцеляющего средства.
Египетские власти пытались положить конец торговле трупами, издавая жестокие законы. Однако никакие запреты не могли остановить экспорт мумие: прибыли были столь высоки, что контрабандные рейсы продолжались. И вполне можно понять короля Людовика XVI, отказавшегося использовать подарок шахиншаха. Ведь в красивом серебряном сосуде вполне могла находиться «выварка из мертвых рабов и преступников»…
Наши современные медицинские светила хранят по поводу мумие гробовое молчание. Оказалось, что такого лекарства, хотя оно и продается на многих лотках, как бы не существует в природе.
В государственном фармакопейном комитете при Минздравмедпроме РФ долго просматривали в компьютере список разрешенных к применению препаратов и в конце концов (сами удивившись) сообщили, что мумие там не значится.
При Всесоюзном^институте лекарственных и ароматических растений имеется Научно-исследовательский центр биологических структур, специалисты которого отвечают за сохранность тела Ленина. Может, там, изучая методы мумификации древних египтян, проверяли и свойства иллирийской смолы. Но заместитель директора центра Ю. Денисов-Никольский заявил, что мумие они не исследовали. И кроме того, уверял, что египтяне никогда не использовали это вещество при мумификации своих покойников, что все это ни на чем не основанные легенды…
Что же получается? Мумие — это не более чем блеф?
Увы, однозначного ответа нет. Современная медицина поступила на манер короля Людовика XVI, постаравшись забыть о загадочном мумие, запрятав его в дальний ящик. Дело в том, что исследования все же велись, но ученые так и не пришли к единому мнению: как и из чего получается странное вещество и обладает ли оно какими-нибудь реальными целебными свойствами. Одно время даже шел всеобщий спор: кто-то говорил о неорганическом происхождении мумие, другие уверяли, что это сухие фекалии мышей, наевшихся целебных трав… Но споры утихли, так и не родив истины. А простые люди, как и прежде, продолжают использовать мумие, уверенные в его чудодейственной силе.
Однако в России существует все-таки группа исследователей, занимающихся снадобьем вплотную. Один из этих специалистов, профессор Н. Макаров, утверждает, что волшебное снадобье не что иное, как набор микроэлементов, составляющих основу любого живого вещества. Этот набор можно обнаружить в природе в виде продуктов разложения древних живых организмов, можно выделить из любого биологи^ского объекта. Вещество, получаемое после длительного кипячения мертвых тел, вполне может быть целебным.
Конечно, это пока только гипотеза. Но на одном из научно-практических семинаров специалисты из исследовательской лаборатории Н. Макарова показывали искусственно полученное ими мумие (ученые называют это вещество МОС — минералоорганический субстрат). Протоколы исследований свидетельствовали: МОС способен повышать работоспособность людей, сокращать период реабилитации после радиационного поражения, увеличивать мужскую потенцию…
Выходит, король Людовик все-таки зря отказался когда-то от драгоценного подарка? Кто знает… Эксперты Французской академии наук, исследовавшие недавно черную массу, заполнявшую тот серебряный флакон, пришли к выводу, что там находится обычная асфальтовая смола.
Тут, впрочем, нельзя исключить версию подмены. Кто поручится, что достопочтенный лекарь Савари в тайне от короля не подменил содержимое флакона? Ведь согласно хроникам того времени, придворный врач нажил немалое состояние, приторговывая «омолаживающим кремом» собственного изготовления, за который богатые дворянки готовы были платить любые деньги. А жена самого Савари (опять-таки по слухам) хотя и не числилась в красавицах, но была знаменита тем, что до шестидесяти лет не имела на лице ни одной морщинки…

ВСЕ, ЧТО БЫЛО, ПОВТОРИТСЯ

Для того чтобы заглянуть в будущее России, надо вчитаться в ее прошлое, считает российский исследователь А. Пархоменко.
Умом Россию не понять… Многие согласятся с этими ставшими крылатыми словами, как согласились бы, наверное, и наши предки. Мысль о том, что мы в России живем по каким-то особенным правилам или законам (которые, правда, никак не можем постичь), издавна занимала досужие умы. И не зря. В. истории Отечества отчетливо прослеживаются определенные, равные по продолжительности циклы, изучив которые можно довольно точно предсказать, что ждет страну в XXI веке.
Итак, рисуем ось времени, идущую от начала династии Рюриковичей и до наших дней. Затем отсчитываем от князя Рюрика (862 г.) по 375,5 года. Получаем годы 1238, 1613, 1989 и 2365-й. Это годы катастроф: нашествие татар, междуцарствие и смута, развал СССР… И пока неизвестное грядущее событие столь же разрушительного характера.
Периоды между катастрофами назовем циклами. В каждом цикле уверенно находим по четыре «вершины силы» государства, а также «впадины бессилия», полные междоусобиц, войн и реакции. Какие-то неведомые причины заставляют страну периодически падать в пропасти и карабкаться вверх, разрушаться и воссоздаваться вновь. Сразу же предупреждаю! Я не знаю пока, что это за силы, знаю только, что они есть.
Из диаграммы видно, что наше время, приходящееся на начало четвертого цикла, время впадины. Она отчетливо выражена везде: так было при Рюрике, Ярославе II Всеволодовиче, Михаиле Романове, после смерти Брежнева. В первых впадинах каждого цикла появляются правителиначинатели. Острая потребность в переменах и накопление усилий в этом направлении призывают на вершину власти правителейцентрализаторов, становящихся у руля где-то между 17-м и 32-м годами циклов. Решительными действиями они кладут конец годам бессилия. В первом цикле князь Олег организует грандиозный поход на Византию для улучшения торговых отношений; во втором — Александр Невский сплачивает страну необходимостью защиты и торговли; в третьем — Алексей Михайлович ввел Соборное уложение 1649 года, «собравшее» дробные элементы нации в крупные сословия.
Чтобы понять логику дальнейших событий, придется сразу «перескочить» в конец цикла. Мне удалось заметить, что правители, появляющиеся в 195-304 годы, несут приметы будущего. Уже дважды история доказывала это. На роль предсказателей Судьба выбрала правителей-бунтарей, которых легко отличить от прочих. Они, образно говоря, показывают фигу правящему в данном цикле классу.
В первом цикле главенствовали князья, и правителем, сказавшим им «нет», стал Андрей Боголюбский, и опричнина дубиной прошлась по головам боярства, а стране были явлены дворяне, но им пришлось дожидаться третьего цикла, пока не настал их «звездный час». Взгляните на диаграмму: появление их в своих циклах происходит в одно и то же время. И это время, когда Судьба раскрывает свои карты и показывает грядущие изменения в высших слоях общества.
Для бунтарей характерно то, что им не удается осуществить задуманное. Если уж в цикле правят князья или бояре, то до конца. Доводят старый корабль до гавани. Сменить элитное сословие в силах только правителивоплотители следующего цикла. Как видим, перед нами возникают новые фигуры. Они всегда очень сильны и непобедимы.
Воплотители появляются в 83-90 годах цикла. Между ними и бунтарями есть некая связь. Бояр, показанных России Андреем Боголюбским, поставил к власти князьвоплотитель Иван Калита; дворян, показанных Иваном Грозным, — император Петр 1. Правители в этих парах во многом похожи друг на друга. Например, Петр продолжает начинания Ивана Грозного: завоевание Прибалтики, чтобы открыть стране морские пути, строительство флота, коренную реформу государственного устройства, ослабление и отстранение от власти бояр. Эта пара схожа и по глубине размышлений о государстве, по просвещенности, по решительности и стойкости в борьбе за могущество и славу Отечества.
При воплотителях формируется костяк государства: княгиня Ольга воплотитель первого цикла, объезжая Русь, учреждает судебно-административные округа и определяет величину взимаемых податей. Князь Иван Калита устанавливает общие законы, обязательные для подвластных ему князей в их собственных землях. Петр 1 учреждает систему коллегий, строя государственный механизм наподобие механизма часов.
Итак, начиная со времен Рюрика на протяжении всего первого цикла правили князья, во втором бояре и дворяне в третьем. В этом отношении советский период — время переходное. Бунтарь, сказавший.»нет» дворянскому классу, нам хорошо известен. Это — Ленин. Но ему, как его предшественникам, не удалось изменить правила игры. На смену царским дворянам. пришли «красные» дворяне.
Сказанное выше это только попытки проникнуть в тайны исторических циклов. Я заметил, что слишком. часто, (чтобы это было простым совпадением) судьбы одних правителей повторяют судьбы других. Возьмем Ивана Грозного и Василия II. Многие помнят о страданиях юного Ивана среди хищных и злобных бояр. За 108 лет до него в таком же положении оказался десятилетний Василий II. Между смертями их отцов интервал в 108 лет. Такой же интервал между смертями их матерей. Оба жили во втором цикле и вели вооруженную борьбу с боярами.
Настроив циркуль на 108 лет, я обнаружил, что в третьем цикле тоже имеются подобные двойники. В то время, когда взошел на трон Николай II, была надежда, что он будет прогрессивным царем, в отличие от известных реакционеров. Считали так: Екатерина 11 хорошая, Павел 1 плохой;,Александр 1 хороший, Николай 1 плохой; Александр II хороший, Александр III плохой. Тогда Николай II должен быть хорошим. Однако если приложим настроенный нами на 108 лет циркуль к началу правления Николая II, то вторая ножка укажет на правление Павла 1. Это был период стремления к деспотизму, время «бреда и хаоса».
Простой счет не оправдал себя. И тогда можно предположить, что действия и замыслы Павла (война с Францией, подготовка к войне с Англией и похода в Индию) являются репетицией событий николаевского времени — русско-японской и первой мировой войны.
Цифра 108 всплывает неоднократно и при изучении периодов, следующих за правлением Павла 1. Стремление Александра 1 руками «молодых друзей» расколоть сановную оппозицию сената «старых недругов», а затем при помощи этих недругов ограничить «молодых друзей» очень напоминает борьбу за власть в КПСС во второй четверти XX века. Здесь же и удивительно похожие войны (с Наполеоном и Гитлером), аракчеевский и ежовский терроры, реакция при Николае 1 и Брежневе, ослабление ее при Александре II и Горбачеве и т. д.
Как ни увлекательно изучение истории самой по себе, скрытым стимулом тут всегда является стремление, познав прошлое, понять настоящее и предвидеть будущее. Так что же ожидает нас впереди? В 1989 году начался новый цикл, который завершится в 2364-м каким-то очередным кризисом в жизни Российского государства. Что произойдет в течение этих 375,5 года?
В первый период, который продлится самое меньшее 17 лет, а самое большее 32 года, страна будет находиться во «впадине бессилия». Правители-начинатели будут строить трамплин для разбега некоего правителя-централизатора, который в 2000-2020 годах начнет решительную борьбу за объединение так называемых субъектов федерации. Станет крепнуть новый правящий класс. Что это будет за класс, сказать сложно. Вероятно, в нем срастутся представители всех уровней государственной власти и новые русские. В 2070-2080 годах ожидается появление выдающегося правителя XXI века, по уровню деяний соответствующего княгине Ольге, Ивану Калите, Петру 1. Он поднимет Россию на высоты могущества, славы, благосостояния.
Возможно предсказать в общих чертах взаимоотношения России со своим окружением. При смене циклов происходит дробление страны на мелкие части: в ранние периоды — на роды и семьи, в более поздние — на города, княжества и т. п. В наше время эта закономерность проявила себя в развале СССР и росте популярности идей самостоятельности на всех региональных уровнях. Двигаясь по оси времени, можно подметить, как Нечто, управляющее судьбой страны, сначала создает из мелких частей единое государство, а затем безжалостно дробит его, потом опять возобновляя строительство. Это вызывает побочный эффект: отпадающие от центра части попадают в сферу интересов соседних государств.
В заключение хочу сказать, что тем, кому идея существования повторяющихся исторических циклов и возможности предвидения будущего на основе их изучения покажется сомнительной, хорошо бы вспомнить, что циклическое развитие — один из фундаментальных законов Вселенной. Вся наша жизнь связана с циклами: сезонами года, рождением и смертью, с циклами, управляющими нашим самочувствием, настроением, работоспособностью, физическим, эмоциональным и интеллектуальным. Важнейшую роль играют циклы в экономике. Почему бы и истории не подчиняться им?

ТЯЖЕЛЫЙ ТРУД — ЗАЩИТА ОТ «ЗОВА СМЕРТИ»

Страну захлестнула «эпидемия» самоубийств. В СанктПетербурге только в 1996 году покончило с собой более тысячи человек. Не лучше обстоят дела в Москве, других крупных городах. Явление представляется достаточно загадочным, потому что среди сообщений о попытках свести счеты с жизнью то и дело упоминается «призрачный зов», толкающий людей на крайний шаг.
Житель Санкт-Петербурга услышал «манящий голос», стоя на балконе своей квартиры. Жена и дети чудом оттащили его от перил, когда этот здравомыслящий и в общем-то благополучный человек собирался шагнуть вниз с восьмого этажа.
Пенсионерку из Казани «загипнотизировал» блеск бритвенного лезвия: пальцы «как бы сами по себе взяли его и попытались вскрыть вены».
Прокомментировал эти сообщения врач-психотерапевт кандидат медицинских наук Игорь Вагин:
— Статистика свидетельствует: в России действительно участились случаи добровольного ухода из жизни. Объясняя этот социальный феномен, специалисты традиционно винят стрессы, неустойчивое политическое и экономическое положение страны… Но истинные причины, как мне видится, много сложнее. Ведь и в животном мире в последние годы все чаше наблюдаются самоубийства.
Из архива комиссии «Феномен»:
1987 год — две тысячи дельфинов (преимущественно самки с детенышами) выбросились на побережье Бразилии близ деревни Иткаре. В Аргентине неподалеку от курорта Мар-дель-Плата оказались на берегу восемьсот тридцать пять касаток.
1988 год — тридцать китов закончили свою жизнь на берегу острова Кюсю. Еще двадцать китов совершили самоубийство на отмелях у острова Тасмания.
1989 год — сто сорок китов погибли у южного побережья Чили. Это был уже четвертый акт самоубийства морских животных в этом месте. Отмель у Огненной Земли получила название «Берег Смерти», когда там покончили с жизнью восемьсот касаток.
1990 год — вновь стая китов из ста восьмидесяти трех животных выбросилась на юго-восточный берег Тасмании…
Известен феномен массовых самоубийств и среди леммингов, — продолжает И. Вагин. — Когда численность этих мышей, обитающих на Севере, достигает некой критической величины, они начинают массовые миграции. При этом большая часть погибает: целые полчища леммингов кончают с жизнью, бросаясь с берега в реки и озера. Почему? Зачем? Пытаясь ответить на эти вопросы, я выбрал новое направление исследований, которое назвал танатологией — наукой о смерти.
Идея заключается примерно в следующем: эволюция, чтобы сбалансировать многообразный животный мир, заложила в каждое живое существо два противоборствующих устремления — тягу к жизни и программу самоуничтожения. Последняя включается во время, скажем, демографических взрывов, когда резкий рост численности популяции одного вида угрожает общему равновесию биосферы.
Возможны и другие причины. Настойчивый «зов смерти» настигает больных или родившихся с отклонениями животных. Если их не убивают хищники, они «уходят» сами, чтобы их вид оставался более жизнестойким. Все это в полной мере относится и к людям.
Ключом для срабатывания программы самоуничтожения может послужить изменение климата, загрязнение среды, нехватка пищи, те же стрессы. Но суть проблемы не в самих стрессах, а в пороге чувствительности к ним. Возьмем, к примеру. Великую Отечественную войну: случаи самоубийств тогда практически отсутствовали. Мало того, несмотря на скудное питание и отсутствие медикаментов, люди (в подавляющем большинстве) практически перестали болеть. Фронтовые врачи фиксировали удивительные случаи, когда у солдат в окопах зарубцовывались язвы, исчезали другие хронические болезни. Понятно, что «программа самоуничтожения» должна иметь «предохранители» от случайного включения. И нынешняя наша беда в том, что в последнее время все более и более слабые «удары» могут привести ее в действие. Причем не обязательно «зов смерти» ведет к демонстративному суициду.
Люди чаще всего уходят из жизни тихо: ускоряется. процесс старения, стремительно истончается иммунная защита, так что фатальным становится даже насморк…
Почему так происходит? Не исключено, что процесс этот далеко не случайный. Человечество давно уже представляет угрозу остальной природе. И возможно, биосфера пытается таким образом ограничить экспансию хомо сапиенс. Впрочем, доказывать или опровергать это предположение предоставлю другим специалистам. Мне же как врачу прежде всего хочется отыскать методы защиты от преждевременного старения, болезней и смерти. Ведь, как полагают специалисты, физически мы способны жить много дольше, чем это происходит на практике.
Тому есть немало фактических доказательств: античная легенда гласит, что греческому жрецу Эпимениду удалось протянуть до трехсот лет. Плиний Старший пишет о неком иллирийце, который 'прожил почти пятьсот лет. Утверждают, что некий китаец Ли Цуныон «коптил небо» двести пятьдесят четыре года. пережив за это время двадцать три жены. У нас в свое время много писали о Ширали Муслимове из села Барвазу (Азербайджан), который прожил сто шестьдесят девять лет — с 1805 по 1973 год.
Статистика показывает: во время стихийных бедствий в половине случаев (!) люди погибают не от травм, а от остановки сердца. Это тоже жертвы «зова смерти»: их организм просто не пожелал бороться за себя и добровольно ушел из жизни. Между тем человеческое тело имеет поистине фантастические запасы прочности.
Пятилетний малыми Вегард Слетемунен (г. Лилестрем, Норвегия) провалился под лед реки. Он пробыл там сорок минут. Когда безжизненное тело ребенка вынесли на берег и стали делать искусственное дыхание и массаж сердца, мальчик стал подавать признаки жизни. В больнице через двое суток он полностью пришел в себя и спросил: «А где мои очки?» В 1992 году международная ассоциация «Марафонское зимнее плавание» провела заплыв на озере Иссык-Куль. Почти трое суток спортсмены находились в ледяной воде, преодолев сто восемьдесят пять километров. Когда у одного из пловцов после заплыва измерили температуру тела, она не превышала тридцати двух градусов, что на языке медиков означает летальный исход. Но спортсмен улыбался, шутил, а вскоре и вовсе отогрелся до нормального состояния.
Григорий Ольховский получил во время Великой Отечественной сквозное пулевое ранение сердца, но остался жить вопреки ожиданиям врачей…
Рядовой Василий Брюханов тоже был, казалось бы, смертельно ранен, но, вопреки всем законам, не только выжил, но и пятьдесят лет проносил в сердце застрявшую пулю…
И такая жизнестойкость не исключительна. Ведь физические возможности организма примерно одинаковы у всех. Главное — не поддаваться «зову смерти». Но как это сделать?
Рецепты спасения существуют. Один из возможных путей подсказывает так называемый феномен шведских лесорубов. Шведы (как, впрочем, и венгры) — этнос, который, согласно длительным наблюдениям специалистов, наиболее склонен к суициду. На общем фоне случаи самоубийств среди шведских лесорубов практически отсутствуют. Заинтересовавшись этим явлением, ученые пришли к выводу, что спасением в данном случае была тяжелая работа, а также постоянный риск оказаться под упавшим деревом!
Все это способствует выделению морфиноподобных веществ, сглаживающих воздействие стрессовых ситуаций. Очевидно, опиоды, эндорфины и другие внутренние наркотики, выделяемые непосредственно нашим организмом во время физических нагрузок, снижают чувствительность тикающего в каждом из нас «механизма самоуничтожения». И понятным становится тот факт, что многие люди очень быстро «сгорают» после выхода на пенсию. Снижается уровень физических и психических нагрузок, а значит, и прерывается цепочка «наркотической подкормки» организма, что ведет к включению «внутренней бомбы». Вывод из этого очевиден (и этот секрет был хорошо известен нашим предкам): не ленитесь загружать себя работой. Тяжелый труд наша естественная защита от «зова смерти».

ТАИНСТВЕННОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ ЛУНЫ

Наблюдая природу, греческие философы кропотливо фиксировали и различные непонятные явления. Так, они обнаружили, что последняя четверть лунного цикла совпадает с повышением половой активности у морских животных. Еще Аристотель заметил, что яичники у морских ежей набухают в полнолуние, и столь подробно описал жизненный цикл этих созданий, что зоологи до сих пор называют их жующий орган «аристотелевым фонарем». Цицерон говорил, что число устриц и прочих моллюсков увеличивается или уменьшается в зависимости от фазы Луны. Это же утверждал и Плиний Старший.
А вот в Советском энциклопедическом словаре 1988 года издания к понятию «лунатизм» имеется такой комментарий: «Название от ложных представлений о влиянии лунного света на человека». Но о лунатизме писал еще в 400 году до нашей эры такой признанный авторитет, как отец медицины Гиппократ.
Но факт — упрямая вещь. Врач Э. Эндрюз из Талахасси (США) заинтересовался статистикой кровотечений после удаления миндалин, поскольку часть пациентов после этой несложной операции приходилось возвращать в клинику. Исследовав свыше тысячи таких случаев, врач обнаружил, что свыше восьмидесяти процентов кризисов, сопровождавшихся кровотечениями, происходило в полнолуние.
Оскар Кольер, преуспевающий литературный агент из Нью-Йорка, устраивает аукционы, на которых продаются издательские права на рукописи только в дни полнолуния, и делает он это вовсе не из суеверий. Просто обнаружил, что в полнолуние торговля идет гораздо живее!
Кольер иЭндрюз не единственные, кто обратил внимание на то, что многие люди подвержены влиянию Луны. Полицейские, пожарные, врачи «Скорой помощи» знают, что в моменты смены лунных фаз у них больше всего работы. Именно в эти дни резко возрастает число самоубийств, убийств, умышленных поджогов и других преступлений.
Известный боксер Мохаммед Али тоже предпочитал драться в полнолуние, честно признаваясь, что в эти дни он «звереет» и способен противника «стереть в порошок».
Знаменитый убийца XIX века Чарльз Хайд уверял на суде, что невиновен, поскольку его до безумия доводит молодой месяц. И преступления он совершал в бессознательном состоянии. Хайд не убедил судей и был приговорен к смерти, но приобрел литературное бессмертие: Роберт Луис Стивенсон сделал его героем своего романа.
Ив наше время у него нашелся последователь: недавно по телевидению прошел сюжет о новом российском Чикатило, который специализировался на убийствах влюбленных парочек, приезжающих на машине в лес для любовных занятий. Расследуя случаи этих немотивированных убийств, милиция установила, что они происходят преимущественно в полнолуние!
Народные легенды утверждают, что некоторые люди в полнолуние превращаются в вурдалаков. Самым известным сторонником теории «лунного безумия», которую он называет «трансильванским синдромом» (согласно тем же легендам, именно в Трансильвании во множестве водились вампиры), является американский психиатр Арнольд Либер. В своей книге «Лунный эффект» он пишет, что гравитация Луны влияет на наши внутренние биологические «приливы» так же, как она влияет на воды морей и океанов. Некоторые из людей ее не замечают, и, слава богу, таких большинство, но некоторых Луна доводит до безумия и гибели.
В качестве доказательства своей теории доктор Либер приводит данные, собранные в штатах Огайо и Флориде. Неопровержимая статистика свидетельствует, что число убийств, в особенности немотивированных, в дни полнолуния резко возрастает.
Наиболее известными в области лунно-земных связей стали эксперименты американского биолога Фрэнка А. Брауна, профессора биологии Северо-Западного университета. После получения степени доктора биологических наук в Гарвардском университете Браун работал некоторое время в биоцентре на Бермудских островах. Там он впервые непосредственно наблюдал два совершенно удивительных факта: появление с месячной периодичностью стай бермудской креветки и скопление атлантического светящегося червя. Самым замечательным в этих явлениях была их приуроченность к определенным фазам Луны.
Но поскольку сам океан является прекрасным индикатором влияния Луны на земные процессы, Браун решил поставить такой биологический эксперимент, где подобное влияние океана исключалось.
Проводя лето в Морской биологической лаборатории Будс-Холла, он обнаружил наличие приливных ритмов у местных устриц и маленького краба. Для дальнейших экспериментов выбор пал на устриц.
Устрицы, собранные на отмели в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, были перевезены в темном резервуаре в Эвансон, штат Иллинойс.Там их поместили в лотки с морской водой и поставили в темном бункере. Первые дни они продолжали максимально.раскрывать свои раковины во время наивысшей фазы прилива в Нью-Хейвене. Однако к концу второй недели устрицы полностью изменили свой ритм и ст^и максимально открывать раковины, когда Луна находилась в зените и надире (противоположной зениту точке). Какой-то странный физический фактор, связанный с Луной, действовал не только через стены бункера, но и сквозь толщу земного шара!
В дальнейшем Браун усложнил опыты, используя не только морских животных, но и млекопитающих, а также растения. Эксперименты проводились в изолированных от внешних воздействий герметичных камерах. Давление, влажность, температура и освещенность.в них все время оставались постоянными. Для большей объективности исследовались не поведенческие реакции, как у устриц, а регистрировались некоторые показатели обмена веществ, в частности кислотность крови. Сотни наблюдений обнаружили примечательный факт — у всех подопытных животных и растений обмен веществ совершался по циклу, совпадавшему с лунным календарем! Цикл завершался к моменту новолуния и нарастал, достигая своего максимума в третьей четверти лунного месяца.
Биологи попытались высказать идею, что подопытные животные чувствуют непосредственно гравитационное излучение Луны. В подтверждение этой идеи указывалось на реакцию устриц на Луну в цадире, так как даже толща всего земного шара не является экраном для гравитационных волн (точнее, полей, поскольку гравитационное излучение до сих пор однозначно не зарегистрировано).
Разумеется, можно сколько угодно говорить о влиянии Луны на все живое на Земле, ссылаясь на личный опыт врачей, артистов и боксеров, но пока нет объективного критерия воздействия нашего спутника на биологические процессы, все это будет восприниматься учеными как своеобразная лунная астрология.
И все же биологи оказались на высоте. Американец Г. Берр изучал биотоки у животных и растений. Эксперименты были весьма просты: в дерево вбивались два посеребренных гвоздя и измерялся с помощью обычного гальва.нометра электрический потенциал между ними.
Производя ежедневные замеры, Берр неожиданно обнаружил, что дважды в месяц происходил скачок потенциала, не связанный с какими-либо внешними факторами. Ученый измерял параллельно температуру, влажность, давление, освещенность. Ни один из этих факторов не был связан с отмеченными скачками потенциала. Зато обнаружил, как и Браун, четкую связь с лунными фазами!
Коллега Берра Л. Равиц провел аналогичные эксперименты с людьми, которые могли сообщить дополнительную информацию. Сотни замеров показали четкую зависимость между настроением и разностью потенциалов. При повышении ее у подопытных людей наблюдались апатия, неуверенность, раздражительность. При падении у тех же людей происходила полная смена настроения: хорошее самочувствие, энтузиазм, склонность к общению. Странные изменения электрического потенциала происходили каждые четырнадцать — семнадцать дней и точно совпадали с моментами новолуния и. полнолуния.
Когда Берр и Равиц сравнили свои результаты, то оказалось, что диаграммы напряжений в организмах подопытных людей полностью совпадали с аналогичной диаграммой для деревьев! Выходит, все живое на Земле живет по единому лунному ритму!
Поскольку физики активно сопротивлялись идее гравитации как действующего фактора, биологи начали говорить о некоем неизвестном излучении, связанном с Луной (по аналогии с неизвестным Z-излучением Чижевского для аналогичного влияния Солнца на биосферу).
Человеком, которому, наконец, удалось зафиксировать эти загадочные «лунные лучи», стал наш соотечественник, инженер из Ульяновска Владимир Беляев. По счастливой случайности, раньше он занимался маятниковыми приборами специальных конструкций, предназначенными для регистрации гравитационных вариаций (такие приборы применяются, например, в геофизике для рудной разведки).
В простейшем виде такой прибор, иазываемый крутильным маятником или крутильными весами, представляет собой небольшой диск или «гантельку», подвешенные на тончайшей шелковой нити. Сила гравитационного взаимодействия определяется по углу закручивания нити.
Инженер Беляев однажды решил усовершенствовать прибор и подвесить диск на нити, лишенной упругости, что должно было резко повысить его чувствительность. Такую нить после десяти лет упорных поисков он обнаружил в природе — это была паутина одного из видов пауков. Подвешенный на ней диск мог непрерывно совершать в одну сторону тысячи оборотов, не закручивая нити.
Прибор Беляева, названный им «Дельтой», был сконструирован с учетом прежнего опыта работы с гравиметрами. Нить с диском была подвешена в стеклянном сосуде, который после откачки из него воздуха был заполнен парами аммиака. Сосуд размещался глубоко под землей на сейсмостойком основании и был окружен тремя сплошными экранами — медным, водяным и асбестовым, призванными надежно экранировать от электромагнитных излучений, в том числе тепловых. С 1-972 по 1976 год работа прибора продолжалась круглосуточно, что позволило выявить весьма интересные и неожиданные закономерности. В частности., за неделю-две можно было предсказывать, крупные землетрясения в любой точке Земли. Но нас сейчас интересует другое. Как отмечает сам Беляев, «из месяца в месяц, из года в год наблюдения подтверждали связь показаний „Дельты“ с непосредственными прямыми „излучениями“ Луны, не связанными с приливными явлениями (то есть с двенадцатичасовыми циклами). В период полнолуния записывались циклы — двухи четырехчасовые, о которых науке сегодня практически ничего неизвестно… И что еще важно: на исходе полнолуния, в дни, когда, казалось бы, датчик не должен был фиксировать столь странные всплески,, он их все-таки фиксировал. Почему? Стало казаться, что вся Вселенная посылает свои сигналы на Землю в этом диапазоне. А ведь нет ни одной обсерватори-ир в мире, где регистрировались бы подобные излучения!» Что же это за излучения? Поскольку инженер Беляев тщателы» о экранировал свою «Дельту», воздействовать на нее могут из известных науке разве что два фактора: гравитационные вариации и пондеромоторные силы сверхнизкочастотных электромагнитных полей, которьге беспрепятственно могут ироиикнуть через указанные экраны» Исходя из принцииа Окка-м-м, всякая экзотика типа нейтрино и гипотетичйских охатрииских «микролептонов» не в счет, а вот акимовекие торсионные петля остаются под вопросам, тем более что Беляев обнаружил два совершенно необъяснимых эффекта: его «Дельта» реагировала на человека, входящего в подвал и, что совсем невероятно, на выплескивание за стенами подвала из стакана десятипроцентного раствора аммиака (напомню, что аммиачными парами заполнен герметичный сосуд, в который заключена «Дельта»). То есть молекулы аммиака как-то влияют на своих «коллег» на большом расстоянии и сквозь непроницаемые экраны! Так что на прибор инженера Беляева стоит обратить внимание тем, кто экспериментирует с торсионными полями.
Ну а пока ученые не разобрались с лунными излучениями, можно лишь порекомендовать милиции в полнолуние усилить бдительность, а женщинам не совершать в одиночестве прогулок в безлюдных местах.

ШАНС С НЕБА?

Поистине последние годы — время реабилитации не только отдельных личностей, но и целых научных направлений. Антропокосмоэкология, основанная Вернадским, Чижевским и надолго потом изгнанная из отечественной науки, — одно из них. В Сибири это направление нашло дальнейшее развитие в работах Института клинической и экспериментальной медицины Сибирского отделения Академии медицинских наук. Его последние достижения завоевали приоритет в мировом естествознании. О некоторых из них и пойдет речь.
С точностью прогноза новосибирских ученых о времени наиболее неблагоприятного космического воздействия на человеческий организм сегодня не сравнится никакой астролог. Будь вы пенсионер или младенец, стоит заложить дату рождения в компьютер, и через десять минут узнаете, можно ли вам спать спокойно. Или — когда и как уберечься от болезней, инсультов, преждевременной смерти…
В лаборатории гелиоклиматопатологии разработана база данных космической обстановки каждого дня за последние семьдесят лет по семи параметрам. Это геомагнитная активность и межпланетное магнитное поле, влияние солнечных пятен и количество магнитных бурь… Оказалось, что в период внутриутробного формирования организм менее всего защищен от разного рода жестких воздействий, и сложившаяся в этот момент космическая ситуация во многих отношениях, в том числе и для здоровья, играет в будущей судьбе человека очень важную роль.
Эта ситуация, индивидуальная для каждого, может повторяться, и ее нужно встретить на высоте всех защитных сил. Ибо в такой период любое -дополнительное воздействие способно «запустить» механизмы многих болезней, бороться с которыми уже гораздо труднее.
Первый этап исследований был посвящен одному из самых активных факторов — магнитному полю. И в результате разработан метод защиты от угнетающего влияния магнитных бурь. По статистике ему в нашей стране подвержен каждый третий. Особенно страдают люди с повышенным артериальным давлением. Не случайно число гипертоников не уменьшается, а в некоторых районах растет.
Обо всем этом мне рассказал старший научный сотрудник лаборатории кандидат медицинских наук А. Трофимов.
— Для оказания помощи людям с повышенной магниточувствительностью, -говорит Александр Васильевич, — мы нашли достаточно простой способ.
Решили использовать точки рефлексотерапии. По нашим данным и материалам других исследователей, электрическое сопротивление в них очень зависимо от внешней обстановки. Следуя принципу «клин клином вышибают», мы создаем у человека постоянное магнитное поле. помещая на его биоактивные точки микромагпиты на эластичной основе. И организм тем самым выводится из-под влияния космоса.
Ученые, составляя рекомендации, учитывают также два важнейших фактора, на которые медицина пока закрывает глаза. Места нашего с вами жительства имеют свой «личный» магнитный фон. И если у вас высокая магниточувствительность, то вы, не ведая о том, подвергаете себя дополнительной нагрузке, проживая часто в местах магнитных аномалий. Хотя, возможно, в нескольких километрах от них ваша устойчивость всегда будет в норме. В случае же переезда, наверное, каждому интересно узнать, где лучше поселиться, чтобы не подвергать здоровье опасности.
Мало кто думает и об усилившемся в последние годы электромагнитном загрязнении зоны крупных городов. Бытовые и промышленные электромагнитные поля — это дополнительный источник угнетения многих из нас. Представьте состояние магниточувствительного человека в такой среде, попадающего к тому же под удары космического пресса. Большинство же не может сменить работу или место жительства. Здесь-то и пригодятся спасительные микромагниты.
Лаборатория апробировала методику на крупных предприятиях. В результате, к примеру, на Новосибирском авиазаводе имени Чкалова падение трудоспособности в неблагоприятные дни уменьшилось в два с половиной раза. Также сократилось количество вызовов «скорой помощи». Эффект многогранен. Улучшается сон, нормализуется давление у гипертоников, уменьшаются головные и сердечные боли, заметно повышается производительность труда.
— Мы как бы расставляем для каждого «бакены» опасности, — говорит Трофимов, — ограждая человека от срывов, инсультов, а порой спасая ему жизнь. Хотелось бы, чтобы не только сами больные, но и руководители крупных трудовых коллективов проявили инициативу. Небольшие затраты в этом более чем благородном деле многократно покроются и в моральном, и в экономическом плане.
Найденный исследователями новый подход поможет и людям здоровым, стремящимся 'сохранить свою форму, спортсменам. Используя способ экспрессоцинкомагниточувствительности и компьютерную базу данных, ученые имеют возможность определить космический риск для всех желающих заниматься спортом. И по-новому формировать группы начинающих для любого вида спорта. Установлено, что спортивная результативность зависит от того, в какой день проходит тренировка или соревнование. Каким бы высококлассным ни был спортсмен, но если он обладает сильной магниточувствительностью, то ему не добиться хорошего результата в периоды магнитных бурь или вспышек на Солнце. Так что спортивные организации могут заблаговременно получить информацию о днях поражений своих подопечных и «запланировать» победы.
Неожиданными, но, как выяснилось, логичными оказались результаты изучения людей необычных способностей. При исследовании влияния космоса на человека и поиске соответствующих методов раскрытия защитных резервов организма ученые обнаружили, что найденные ими методы способствуют также и раскрытию экстрасенсорных возможностей. Встал вопрос: можно ли этот феноменальный природный дар научно организовать? Усилия последних лет дали положительный ответ.
Теперь с помощью оригинальной ЭВМ-программы вам скажут, есть ли в вас подобная предрасположенность, и, если есть, помогут ее развить и научно-методически обучат. За разъяснением, не сможет ли ученик использовать приобретенную силу во зло, я обратился к тому же Трофимову.
— Нет. Нами разработан объективный способ, который помогает разобраться, какой направленностью этих сил обладает человек. Желающих мы можем протестировать даже в заочном варианте. В нашей лаборатории создана системабиоиндикатор, соединенная с компьютером. В роли индикатора выступает китайская роза — растение, очень чувствительное к такого рода воздействиям. Этот комплекс позволяет нам фиксировать сверхслабые воздействия на очень больших расстояниях. Мы уже не сомневаемся и готовы убедить любого скептика, что самый слабый сигнал информационной природы при определенных гелиофизических и космических условиях может быть воспринят за тысячи километров. Если кто-то захочет обратить свое «добро», именно «добро» к этому растению, то мы по ответу, рассчитанному компьютером, говорим: получен или нет его сигнал и какого он знака. Упрощенно говоря, с плюсом или с минусом. То есть разговоры в модной сейчас литературе о белых и черных магах приобрели для нас объективное значение.
Ученый рассказал также, что готовящиеся в стенах института будущие экстрасенсы допускаются к работе с людьми только в том случае, если обладают безусловно положительным воздействием на окружающую биосферу и человека. Природа распорядилась так, что носитель целительной силы даже если и захочет комунибудь навредить, то сделать это просто бессилен.
Другой при всех благих побуждениях не способен принести добро, и допускать к лечебной практике его нельзя.
Сейчас никто не берется предсказать всех последствий нынешнего «нетрадиционного» бума. Продолжает расти число кооперативов, где самодеятельные экстрасенсы, чувствующие в себе, подобно Илье Муромцу, «великую силушку», но не знающие, как разумно ею распорядиться, действуют напропалую. На создание в системе Минздрава соответствующей исследовательской и организационной базы потребуются годы. Было бы неплохо «пропустить» через вполне доступный и надежный «фильтр», созданный в ИКЭМе, всю ту массу экстрасенсов, которые сейчас лечат страну.
Кстати, недавно в Магаданской области власти запретили «народным целителям» врачевать без справки из центральных органов и Минздрава. Но смогут ли последние отличить белое от черного? Вот в чем вопрос.

САМАРСКИЙ ФИЗИК ОПРОВЕРГ ЭЙНШТЕЙНА

— Я знаю, какие опыты надо ставить, чтобы исчезла гравитация. И через два-три года смогу включить в розетку электроутюг, который взлетит спустя несколько секунд. Такая у него будет «начинка», — заявил физик из Самары Валерий Труфанов. — Долгое время ученые всего мира считали, что объекты Вселенной связывает пустота. Но еще великий физик Жюль Анри Пуанкаре предположил, что окружающее нас пространство не эфир, как это считалось еще со времен Ньютона, а твердое пространство. Занимаясь долгое время кристаллографией, я все больше и больше в этом убеждался и в результате пришел к выводу, что пустота Вселенной, а точнее, вся Вселенная на самом деле является огромным Первокристаллом. Внутри него находятся и планеты, и звезды, и все мы. Не видим мы его потому, что он абсолютно прозрачен и неосязаем, потому что абсолютно проницаем для движения размещающейся в нем материи. Он нам никак не мешает, не сковывает и не стесняет нашей свободы, хотя мы действительно находимся внутри твердой и прозрачной глыбы. Этот кажущийся парадокс объясняется особой структурой Первокристалла, которая пронизывает каждый атом Вселенной.
Через этот кристалл передаются любые влияния и взаимодействия. Доказательством тому служит поперечность световых волн. Они распространяются подобно волне, бегущей по туго натянутому шнуру. Во всепроникающей среде, какой должна быть и действительно является пустота, такие волны могут распространяться лишь в том случае, если эта среда твердая.
Исходя из идеи Первокристалла, я по-иному подошел к объяснению тяготения, нежели Эйнштейн. В прошлом столетии математик Бернхард Риман открыл два метода измерения, точнее, мероопределения пустых пространств. Одним методом воспользовался Альберт Эйнштейн, создавая гравитационную теорию тяготения. Я пошел другим путем. Кстати, сам гениальный физик незадолго до смерти в письме одному старому другу реалистически оценивал возможность создания физики, основанной на структурах типа кристаллической. Он прогнозировал, что «тогда ничего не останется от моего воздушного замка, включая теорию тяготения». Дело в том, что его теория работает только в тех случаях, когда расстояния микроскопически малы, то есть в микромире. А вот для обычных человеческих масштабов, и тем более для космоса, предсказания, основанные на этой теории, подтверждения не находят. До сих пор не доказано экспериментальным путем и наличие гравитонов, якобы мощными потоками исходящих из электронов. Никто так и не смог поймать эту неуловимую частицу, на которой строится вся теория гравитации. Поэтому я предположил, что именно структура Первокристалла — причина тяготения тел друг к другу. Согласно моей версии, закон всемирного тяготения Ньютона не является всемирным. Это означает, что в пространстве могут быть места, где есть вещество, но нет тяготения. При определенных условиях оно может исчезать внезапно, причем резким скачком, а не постепенно. Доказательством тому служит появление новых и сверхновых звезд. Внезапно, в считанные дни, вследствие лишения гравитационною сжатия, звезда вздувается, расширяясь до непомерных размеров — в сотни тысяч раз. Но это не взрыв, так как нет никакого повышения температуры. Остатки звезды на протяжении нескольких десятков, а зачастую и сотен лет по инерции разлетаются в разные стороны. С точки зрения Ньютона или Эйнштейна, это необъяснимое явление, полная бессмыслица.
Моя же версия тяготения трактует это как вполне нормальное явление, более того, вполне предсказуемое и управляемое.
А отсюда прямой шаг к созданию летающих утюгов, тарелок и т. п. Если найдутся мощные деловые спонсоры с соответствующим кругозором, то через три-четыре года можно создать первый земной образец летающей тарелки. А это уже полный переворот, сильнейшее потрясение экономики. В момент устареет все, что сейчас летает. Это может стать, пусть не покажется нескромным, затравкой для возникновения новой цивилизации на Земле. Обо всем этом и говорится в моей монографии, которая еще не закончена.

ТАЙНА ПОГИБШИХ ЛАЙНЕРОВ

Оригинальная гипотеза, с помощью которой можно объяснить тайну гибели «Боинга-747», произошедшей 17 июля 1996 года, танкера.»Находка», затонувшего 2 января 1997 года, и некоторых других судов и самолетов, выдвинута сотрудниками ЦНИИМмаша Российского космического агентства.
Любое тело, движущееся со сверхзвуковой скоростью в атмосфере Земли, как известно, заряжается до гигантского электрического потенциала. Вспомните хотя бы: электрическое трение самолета о воздух во время полета дает такой потенциал, что летчикам предписывается сначала заземлять машины, а уже потом производить выгрузку пассажиров, покидать машину самим.
Еще большие потенциалы накапливаются при вторжении в атмосферу Земли метеоритов — ведь их скорость еще выше. В данном случае на последнем участке траектории может даже произойти электрический пробой через воздух, перестающий выполнять обязанности изолятора. Причем высота пробоя, как это видно, скажем, на примере молнии. может составлять несколько километров. Таким образом, энергия метеорита преобразуется, создавая целую серию ударных волн в воздухе, на земле или в воде.
«Взрывной эквивалент электроразрядного взрыва метеоритов диаметром один-два метра может составить от ста до тысячи тонн взрывчатого вещества типа тротила, — подсчитал ведущий научный сотрудник ЦНИИМмаша Александр Невский. — Электроразрядный взрыв метеоритов диаметром пять — десять метров эквивалентен уже взрыву десять — сто килотонн тротила, то есть имеет энергию того же порядка, что и атомная бомба, взорванная в Хиросиме».
А столь мощные взрывы вполне способны образовывать обширные зоны поражения, достигающие для самолетов сотни, а для кораблей — десятки километров. «Так что вполне возможно, именно метеориты виновны в гибели самолетов и кораблей в районе Бермудского треугольника, а также в нескольких таинственных катастрофах, произошедших с авиалайнерами в прошлом году на просторах Сибири», — полагают сторонники концепции Невского.
В частности, как отмечает Невский, свидетели катастрофы «Ан-24», произошедшей 18 марта 1997 года в районе Черкесска, видели довольно яркую вспышку, после которой был слышен звук мощного взрыва, от которого звенели стекла в домах, расположенных за много километров от места катастрофы. Причем специалисты, работавшие на месте происшествия, определили, что взрыв произошел вне.самолета, так как тела пассажиров не несли следов взрывного воздействия.
В случае с танкером «Находка» эксперты определили, что характер разрушения корпуса танкера говорит не о разломе корпуса, а о взрывном его разрушении от неизвестного мощного источника ударных волн. Команда корабля слышала также звук мощного взрыва, а некоторые видели невдалеке от танкера столб взметнувшейся вверх воды.
И наконец, Невский указывает, что, вопреки распространенному предположению, что «Боинг-747» был сбит ракетой, многие отмечают также наличие в данном районе метеорита, который наблюдался в виде шара с огненным шлейфом. Отсюда Александр Невский и его коллеги выдвигают предположение, что все данные и другие аналогичные катастрофы могли произойти в результате электроразрядного взрыва метеорита.
Мы же в дополнение к вышеизложенному отметим, что слабым местом гипотезы является статистическая вероятность такого события. Известно, например, что за все существование цивилизованного человечества отмечен лишь один достоверный случай, когда от метеорита погибло живое существо — собака. Еще в двух случаях достоверно известно, что метеорит попадала дом и наносил несущественные повреждения. А ведь речь в данном случае идет о весьма мелких небесных телах, падающих на нашу планету тысячами в течение каждых суток. Более крупные тела, к счастью, атакуют Землю значительно реже: согласно некоторым выкладкам, не чаще одного раза в пять — десять лет. И гарантия, что где-то поблизости в этот момент окажется самолет или судно, ничтожно мала.
Куда вероятнее, что причиной катастрофы в трех перечисленных случаях были иные, чисто земные причины. Скажем, самолет у Черкесска, только набиравший высоту, вполне мог сбить какой-нибудь террорист с помощью наплечного ракетного комплекса. Чечня, где этого добра навалом, совсем рядом. Рассматривается экспертами также и гипотеза усталостного разрушения корпуса данного самолета.
Танкер «Находка» вполне мог наткнуться на плавучую мину, оставшуюся еще со времен второй мировой войны. А что касается «Боинга», то каким образом стыкуется с данной версией сообщение, переданное радиостанцией «Голос Америки» 10 апреля 1997 года: пилоты нескольких самолетов опять-таки видели загадочную ракету примерно в том же районе?…

ПАТОМСКМЙ КРАТЕР: НЕОЖИДАННАЯ НАХОДКА

Многочисленные экспедиции, изучавшие обширную область радиального вывала леса на Подкаменной Тунгуске, не обнаружили ни ударных кратеров, ни метеоритного вещества. Поэтому исследователи пришли к единодушному мнению о том, что вполне реальный взрыв, соответствующий по мощности взрыву однойдвух тысяч атомных бомб, сброшенных на Хиросиму, объясняется взрывом ледяной кометы при вхождении ее с космической скоростью в плотные слои атмосферы Земли. Принято считать, что до поверхности нашей планеты кометное вещество не долетело, оно все испарилось в огне высокотемпературного взрыва.
Однако верна ли эта гипотеза? Имеются данные, указывающие, что, возможно, обломки кометы все же ударились о поверхность Земли и оставили на ней кратеры необычной формы. Давайте обратимся к фактам. Длительный пролет болида, светившего ярче солнца и двигавшегося в северо-восточном направлении, был отмечен многочисленными наблюдениями, в том числе и пассажирами поезда, шедшего по Транссибирской магистрали 30 июня 1908 года. Следует подчеркнуть, что сильный взрыв потряс не только поселок Ванавара на Подкаменной Тунгуске, откуда обычно начинаются все экспедиции, изучающие это загадочное явление. Жители Киренска на Лене видели за горизонтом гигантский вертикальный столб высотой не менее двадцати километров: яркую огненную вспышку, затмившую солнце, видели на Ленских золотоносных рудниках и в районе поселка Бодайбо на Патомском нагорье. Сейсмографы Иркутска, Ташкента, Тифлиса (Тбилиси), Иены (Германия) отметили сотрясение почвы, характерное и при наземном взрыче.
Экспедиция АН СССР под руководством JI, Кулика в 1927 году установила гигантскую зону вывала леса, где деревья лежали ориентированными так, как их уложила взрывная волна. Диаметр зоны достигал шестьдесят километров, что по размерам превышает площадь Москвы с пригородами! В течение многих лет все последующие экспедиции вели поисковые работы в этом районе. И лишь значительно позже вспомнили, что аналогичную область вывала леса, расположенную юго-восточнее, на расстоянии около ста километров от «куликовского» вывала, обнаружил еще в 1911 году инженер-дорожник Вячеслав Шишков, ставший впоследствии известным писателем. Но на сообщение Шишкова об этом странном явлении тогда не обратили внимание, поскольку в то время никому не пришла в голову мысль о взаимосвязи вывала леса со взрывом Тунгусского метеорита.
В 1991 году в прессе появились данные о находке, сделанной в эвенкийской тайге охотником-промысловиком В. Вороновым. Примерно в ста километрах к северо-западу от обследованной Л. Куликом зоны охотник обнаружил огромную воронку диаметром в двести метров; борта этого кольцевого кратера возвышались над землей на пятнадцать — двадцать метров. Может быть, этот кратер возник от фрагмента Тунгусского метеорита?… Точного ответа на этот вопрос нет, требуются экспедиционные исследования этого района. Однако обращает внимание тот факт, что «кратер Воронова», «куликовский» и «шишковскяй» вывалы леса образуют единую зону, ориентированную на запад — северо-запад, протяженностью около двухсот километров. И если продлить эту зону на восток — юго-восток, то через семьсот километров она упрется в загадочное образование — Патомский кратер, детально описанный, изученный и названный по месту его расположения на Патомском нагорье, известном также, как Ленский золотоносный район. Кратер находится в глухой тайге, на юго-западном склоне горы высотой 1350 метров над уровнем моря, в пятидесяти километрах от поселка Перевоз.
Среди известных специалистам форм земного рельефа Патомский кратер отличается удивительным своеобразием, поскольку внешне он похож на вулкан, но не содержит никаких следов изверженных магматических пород. Он представляет собой насыпной холм, вершина которого — кольцевой вал с центральной горкой, как с лунных крекеров. Состоит он из обломков и крупных глыб (до трехчетырех метров в поперечнике) местных осадочных пород — известняков докембрия. Вся гора тоже сложена из этих известняков, причем и в кратере, и за его пределами нет никаких следов изменения горных пород. Кратер не успел зарасти лесом, известняки свежие, невыветренные.
На классический взрывной метеоритный кратер эта загадочная скорма рельефа совсем непохожа. Например, детально изученный «Каньон дьявола» в Аризоне, США, представляет собой воронку около километра в диаметре, из которой взрывом выброшена порода и возникла отрицательная форма рельефа. А Патомский кратер — положительная форма рельефа, напоминающая по форме вулкан или лунный кратер.
Поднимающийся над бескрайней тайгой на сорок метров, этот кратер производит на специалиста ошеломляющее впечатление, поскольку ни геолог, ни геоморфолог не могут объяснить причину его возникновения. Геологическая съемка показала, что на всем Патомском нагорье аналогов вроде бы нет. И вот неожиданно охотник В, Воронов находит нечто подобное в районе вывалов леса на Подкаменной Тунгуске!
По размерам Патомский кратер сходен с кратером, обнаруженным В. Вороновым:.высота кольцевого вала — от десяти до сорока метров, верхний диаметр составляет восемьдесят шесть метров, основание в виде эллипса имеет размеры сто сорок на двести двадцать метров, высота центральной горки — шесть метров, ее диаметр у основания — тридцать пять метров. Кратер ориентирован на юго-запад, то есть именно в ту сторону, откуда, по мнению многих наблюдателей, двигался Тунгусский метеорит. Общий объем выброшенных наружу известняков — двести пятьдесят тысяч кубометров, не менее шестисот тысяч тонн горных пород. Нечто похожее по форме возникает, если бросить камень в густую жидкую грязь.
Очевидно, что кратер возник совсем недавно. Об этом свидетельствует острый, прекрасно сохранившийся гребень кольцевого вала. В условиях вечной мерзлоты и обильных годовых осадков кольцевой вал выглядит «свежим»: он не осыпался, не зарос таежной растительностью, глыбы известняка кажутся взорванными только вчера. Иначе говоря, рождение кратера вполне может быть отнесено к 1908 году. В связи с этим надо напомнить, что яркую огненную вспышку наблюдали именно на Ленских приисках, что жители Киренска на Лене видели гигантский столб дыма, уходящий в стратосферу… А в то же время на Подкаменной Тунгуске в конце июня 1908 года работала экспедиция под руководством члена Географического общества России А. Макаренко, в отчете которой ни слова не сказано о невероятных явлениях, сопровождавших падение тунгусского дива! Возможно, что часть звуковых, световых и прочих эффектов связана И с Ленским районом, на него просто не обратили должного внимания! Можно предположить, что огромное космическое тело, состоящее, как ядро кометы Галлея, из льда и твердых газов типа метана и углекислоты, рассыпалось в плотных слоях атмосферы на высоте тридцати — сорока километров и отдельные твердые обломки разлетелись веером, как кассетные бомбы, образуя обширную «зону поражения», вытянутую в северо-западном направлении, перпендикулярно движению космического тела.
Конечное остается вопрос: почему Патомский кратер не имеет аналогов? По всей вероятности, форма этого кратера является характерной для гораздо более редких «кометных» кратеров, образование которых связано с ударом о Землю не «железной болванки» метеорита, а с интенсивно дегазирующим веществом «малой кометы». Представим, что в известняки ударила с космической скоростью целая скала из тяжелой твердой «каменной» углекислоты, хорошо знакомой всем любителям мороженого. Если она застрянет на глубине двести — двести пятьдесят метров и будет продолжать испаряться после падения, то тогда огромный объем газов может вызвать появление «вспученной» формы рельефа. Явление это редкое — но ведь и тунгусский феномен тоже не имеет аналогов в обозримой истории человечества!…
Между прочим, скорма Патомского кратера совершенно неожиданно повторилась при загадочном взрыве. который произошел в День космонавтики, 12 апреля 1991 года, в Рязанской области, на окраине города Сасово. В час тридцать четыре минуты ночи весь город проснулся от сильнейшего взрыва. В домах были выбиты стекла, оконные рамы, двери. Утром на полях за юродом была обнаружена воронка диаметром двадцать восемь метров — это был кольцевой вал с центральной горкой. Все газеты писали об этом странном событии, десятки научных комиссий ходили вокруг кратера… и ничего конкретного сказать так и не смогли.
Сходство Патомского кратера с Сасовским (хотя масштабы, к счастью, несоизмеримы) позволяет предположить, что мы встречаемся с каким-то новым и еще не известным науке явлением. Возможно, на окраину города Сасово тоже упал ледяной метеорит.
Не следует забывать, что в космосе вокруг планет летает огромное количество замерзшего газа и льда. Например, вокруг Сатурна вращается целый «замерзший океан», слагающий знаменитые кольца этой планеты. Такие ледяные кольца обнаружены также у Юпитера, Урана и Нептуна, то есть практически у всех планет-гигантов внешней группы. Мощное гравитационное поле Юпитера «раскачивает» груды космических «айсбергов»; установлены картины удивительного и необъяснимого переплетения ледяных колец у Сатурна… Не отсюда ли поступает кометное газоволедяное вещество к Земле? Главная его особенность в том, что в итоге на нашу планету падают «метеориты-призраки», не оставляющие «вещественных доказательств» и бесследно исчезающие как в атмосфере, так и при ударе о поверхность Земли. Реальностью остаются лишь кратеры удивительной «лунной» формы — с кольцевыми валами и центральными горками..

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕМ ПО ПРОТИВНИКУ — ПЛИ!

Судя по всему, разработки тектонического оружия продолжаются. Но не у нас…
С начала ядерных испытаний в Неваде и Семипалатинске в конце 50-х годов Мексика, Перу, Чили, Куба неоднократно предъявляли претензии США, а Иран — Советскому Союзу, находя странную связь между подземными ядерными взрывами и сильнейшими землетрясениями на своей территории. Совсем недавно аналогичные претензии предъявили Франции правительства Чили и ряда других тихоокеанских государств.
На Западе научные работы, посвященные исследованиям техногенных факторов (связанных с промышленной и иной деятельностью человека) некоторых землетрясений, давно публикуются открыто. Американскими учеными было, например, доказано, что восьмибалльное землетрясение в тихом с точки зрения сейсмичности Лос-Анджелесе в 1970 году было вызвано ядерным взрывом, произведенным на полигоне, расположенном в ста пятидесяти километрах от города.
В 1991 году на представительном научном совещании в Баку тогда еще член-корреспондент АН СССР заведующий отделом экспериментальной геофизики Института физики Земли Алексей Николаев впервые открыто сделал заявление о том, что влияние подземных ядерных взрывов на землетрясения очевидно и с точки зрения советских ученых. Разрушительные землетрясения 1976 и 1984 годов в поселке газовиков Газли (Узбекистан) имели ярко выраженный техногенный характер. Сейсмологами было доказано, что природа этих землетрясений в четырехбалльной зоне имела искусственное происхождение. Во-первых, они произошли в двухнедельный срок после ядерных взрывов в Семипалатинске. Во-вторых, никто долгое время не обращал внимания на гигантские пустоты, возникшие в земле при добыче газа как раз под поселком. Эти два техногенных фактора и привели в итоге к трагедии, которая, судя по всему, повторилась позднее в Нефтегорске на Сахалине.
Еще в конце второй мировой войны некий ученый автор, имя которого сейчас уже не восстановить, предлагал руководству нашей страны забросать Фудзияму мощными бомбами, чтобы вызвать сильное землетрясение на территории враждебными Советскому Союзу Японии. Эта оригинальная идея так и не была реализована, но еще долго потом будоражила умы миролюбивых партийных властителей.
После испытания СССР в 1961 голу на Новой Земле самого мощного в мире ядерного боезаряда, эквивалентного пятидесяти миллионам тонн тротила, идея создания тектонического оружия вновь приобрела актуальность. Стараниями КГБ на глаза Никите Хрущеву попался один научно-технический сборник с рапортом командира американской подлодки о том, что его субмарина подверглась разрушительному воздействию ударной волны от какого-то советского взрыва. В рапорте была также высказана мысль, что подводные взрывы нескольких термоядерных зарядов у побережья США могут привести к затоплению значительной части Американского континента, ущерб будет таким же, как при выходе на берег десятка гигантских цунами. Генеральный секретарь ЦК КПСС отдал распоряжение провести детальное изучение такой возможности.
В этом проекте, в частности, в проработке вариантов доставки к побережью США термоядерных супербомб, принимал участие академик Андрей Сахаров. В ходе теоретических расчетов выяснилось, что большая протяженность и незначительная глубина материкового шельфа не позволяет вызвать цунами у берегов Североамериканского континента. В результате Сибирское отделение Академии наук через Министерство обороны попросило руководство ЦК КПСС прекратить эту бесперспективную работу.
Привлекательность идеи увеличения эффективности атомного оружия сопутствующими землетрясениями несколько) поблекла, когда проблема дефицита боезарядов была решена к концу 70-х годов. В связи с этим военные поставили перед учеными более сложную задачу: геофизическое оружие должно принципиально отличаться от ядерного и его воздействие обязательно должно носить скрытый характер в любой заданной точке планеты, то есть не поддаваться никаким существующим методам контроля.
В конце 70-х азербайджанский ученый Икрам Керимов и группа его коллег-единомышленников обратили внимание на аномальные изменения высокочастотных сейсмических шумов в почве за несколько дней перед землетрясениями. Эти неведомые ранее предвестники можно было фиксировать только с помощью специальной цифровой аппаратуры. Понадобилось несколько лет, прежде чем методику прогнозирования Керимова Государственный комитет СССР по изобретениям и открытиям зарегистрировал как открытие. И она стала научной основой масштабной военной программы по разработке геофизического оружия под кодовым названием «Меркурий».
Понятно, что в то время без разрешения высшего партийного руководства ничего всерьез не делалось. И начало новым военным разработкам геофизического оружия было положено соответствующим постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР № 1384-345 от 30 ноября 1987 года.
Перед специалистами были поставлены глобальные задачи:
определение основных параметров оперативного и долгосрочного прогноза;
разработка методики оперативного и долгосрочного прогноза;
разработка тактико-технологических данных к аппаратуре прогнозирования, устанавливаемой на борту космического аппарата;
разработка методики дистанционного воздействия на очаг землетрясения с использованием слабых сейсмических полей:
исследование возможностей переноса сейсмической энергии взрыва с помощью слабых сейсмических полей.
Кураторы из Генштаба во главе с главным военным сейсмологом генерал-майором В. Бочаровым и представители КГБ настаивали на абсолютной секретности программы, что также свидетельствует об особом отношении к ней высшего советского руководства. Как следует из документов, ученые строго-настрого были предупреждены о том, что «перед совещаниями помещения должны тщательно осматриваться (внутри и снаружи) на предмет отсутствия каких-либо технических устройств (передатчиков, запоминающих устройств и пр.), окна должны выходить во внутренний двор, переписку вести с грифом „Совершенно секретно“, научные сотрудники, проводящие исследования с использованием новых физических принципов, должны иметь допуск не ниже формы 2, исследования проводить под легендой „Разработка проблемы прогноза тектонических землетрясений…“.
О масштабах программы «Меркурий» можно судить из перечня тех более чем двадцати научных учреждений, интеллектуальные силы которых предлагалось в ней задействовать.
Достичь цели необходимо было до января 1990 года, что вряд ли было реально. Те№ не менее уже в 1988 году группа Керимова, к этому времени ставшего уже доктором физико-математических наук и профессором, приступила к первым экспериментам на полигоне примерно в пятидесяти километрах от города Баткен (Киргизия). В работе использовались приемный центр и три выносные станции цифровой системы «9690», изготовленной по специндивидуальному заказу в Великобритании. По мнению разработчиков, эксперименты прошли успешно и в последующие годы были продолжены с еще большей интенсивностью на другом полигоне — в Узбекистане.
Чем закончилась эта попытка создать принципиально новое оружие массового поражения, мы вряд ли узнаем в ближайшем будущем. Во-первых, потому, что наши военные всегда умели хранить свои секреты. Во-вторых, имеются данные, что в начале 90-х годов планировалось создать пять-шесть групп специалистов, аналогичных группе Керимова, а также два полигона на Дальнем Востоке.
Примерно в это же время к профессору Икраму Керимову обратился бывший коллега по институту, эмигрировавший в ЮАР, Нияз Байшев. Суть его предложения, которое не могло не быть подкреплено правительственными гарантиями, сводилась к следующему: «В суверенном Азербайджане ваши научные изыскания никому не нужны. Не хотите ли переехать в ЮАР, получить необходимое финансирование и всю Африку для сейсмических экспериментов?» Как любой ученый, для которого научные интересы превыше всего, Керимов согласился, но с одним условием: «Выехать должна вся группа, и желательно с семьями». Пообещав не медлить с ответом, Байшев исчез. Навсегда. А вслед за ним в начале ноября 1992 года из Баку вместе с женой и ребенком уехал программист, старший научный сотрудник Института геологии Академии наук Азербайджана Джафар Джафаров. В группе Керимова он долгое время занимался компьютерным программированием.
По версии Министерства безопасности Азербайджана, помешать отъезду Джафарова никто был не в силах. Он спокойно улетел в Москву, там в считанные дни обзавелся загранпаспортом и без проблем преодолел погранпосты в Шереметьеве-2.
Сейчас Джафаров в ЮАР занимается компьютерной графикой, и хорошо, если это единственное занятие, которое позволяет ему зарабатывать на хлеб. А вот судьба Байшева сложилась печальнее — он погиб не так давно в результате неосторожного обращения с личным оружием.
Еще один подчиненный Керимова, имя которого мы обязались не называть, сейчас живет и работает в Израиле. Исследования продолжаются?

МОЗГ ВОЗДЕЙСТВУЕТ НА МАТЕРИЮ?

По последним результатам исследований, проведенных учеными Принстонского университета (США), человек силой своего ума способен оказывать влияние на материю. После нескольких тысяч экспериментов с участием сотен человек появилась возможность подтвердить теорию, согласно которой психические силы в состоянии вмешиваться в работу электронных механизмов, физических объектов и даже воздействовать на метеорологическую обстановку в определенной области.
Так называемые физические силы мозга — это нечто большее, чем чистая легенда или отдельные события, ограниченные рамками таинственных сеансов спиритизма и проклятых домов. В стенах лаборатории сотни людей приняли участие в экспериментах, которые неопровержимо доказывают, что мозг впрямую влияет на материю или — это то же самое — что явление, известное как психокинез, действительно существует. Полученные результаты не оставляют места для сомнений, так как подсчитанная вероятность случайных совпадений составляет одну миллиардную долю. Речь не идет о специфических экспериментах с летающими предметами или гнутыми ложками, но результаты все равно остаются труднопостижимыми. «Мы считаем, что нашли неопровержимое доказательство реальности этого явления. Психокинетические способности, как кажется, были у всех тестируемых, и поэтому мы думаем, что речь идет о качествах, присущих всем людям», — заявил доктор Роберт Джан, заведующий лабораторией аномальных исследований Принстона, в интервью английской газете «Дейли телеграф».
Работа этой группы исследователей — а все они ученые с блестящей репутацией — началась двенадцать лет назад. В то время использовались приборы, способные производить ряды цифр, выражаемые с помощью нулей и единиц. Нужно было, чтобы участники опытов влияли на всю систему случайностей своей мыслью так, чтобы какое-то конкретное число выпадало чаще других. Уже с самого начала можно было заметить, что существует некое воздействие человеческих желаний на эту систему чисел и что это воздействие статистически значимо и совсем не подходит под определение случайного. С тех пор были проведены все возможные проверки, и единственное объяснение, которое можно дать сейчас этому явлению, состоит в том, что мозг способен воздействовать на физические тела.
Группа исследователей также использовала маятники, защищенные от прямого физического воздействия колпаками из прозрачного пластика, для опытов, в ходе которых участники меняли период качания, то есть влияли на амплитуду.
Компьютер контролировал механические системы, которые давали маятнику импульс. В целом в 1543 экспериментах участвовало сорок два человека. Пять из этих тестируемых достигли самых значительных результатов и продемонстрировали, что могут менять качание маятника когда угоднее по одному своему желанию, в то время как другие добились результатов поскромнее и могли делать это лишь иногда.
Точно так же проводились опыты с людьми, которые находились на значительном расстоянии от маятника, и, как ни странно, оказалось, что они добивались гораздо лучших результатов, чем ожидалось. Одно из самых интересных наблюдений, которое сделали ученые в результате этих опытов, состояло в том, что участники-мужчины достигают положительных результатов чаще, чем женщины, и причины этого до сих пор не ясны.
Хотя — как было предположено — и существует возможность того, что эти психические силы присущи всем людям, некоторые из участников добивались исключительно хороших результатов. Таков случай с тес'тируемым, который в Принстоне стал известным под номером десять. Ему удавалось производить действия, вероятность случайности которых оценивается как одна стотысячная. Точно так же было замечено, что результаты экспериментов явно улучшаются, если опыты проводятся в парах и, кроме того, если речь идет о парах, составленных из людей, уже имеющих какие-то личные связи друг с другом, дружеские или любовные. В этих случаях результаты были в четыре раза лучше, чем в опытах с одиночными тестируемыми.
Некоторые ученые выразили недоверие к вышеописанным экспериментам, утверждая, что их результаты имеют весьма малое значение с точки зрения статистики. Однако доктор Джан выступил в защиту надежности этих опытов. «Мы требуем признания того, что нами получен ряд наиболее полных данных путем экспериментов, осуществленных с систематичностью, невиданной ранее», -заявил он.

ИНОПЛАНЕТНЫЕ ТРАНЗИСТОРЫ?

Изобретатели транзисторов могли быть вдохновлены изучением останков инопланетного межзвездного корабля, утверждает Джек А. Шульман, президент американской компьютерной фирмы АСС. Со своей стороны, астронавт Эдгар Митчел тоже разжигает полемику, требуя создания особой комиссии при конгрессе США для проверки, не были ли в свое время использованы инопланетные технологии какимилибо военными или гражданскими фирмами…
Эти удивительные заявления впервые прозвучали в конце 1997 года, когда маленькая и почти неизвестная фирма — производитель компьютеров «Америкэн компьютер компани» (АСС) высказалась на своей странице в Интернете (http:/www/american-computer/com) о том, что изучение останков инопланетного космического корабля, разбившегося в Розуэлле в 1947 году, или какого-либо другого, могло стать решающим фактором в разработке транзистора, завершенной к 1948 году докторами Шекли, Бардиным и Бриттейном из Центра исследования электронных цепей «Лаборатории Белла». Основой для таких утверждений стала серия документов и свидетельств, которые, судя по всему, попали в распоряжение АСС. Это предположение поддерживает подполковник в отставке Филипп Корсо в своей книге «День после Розуэлла», в которой утверждает, что сам входил в состав группы, разбиравшей останки. разбившегося корабля для их исследования в отделах «Лаборатории Белла».
Эдгар Митчел, пилот лунного модуля «Аполлон-14» и шестой человек, ступивший на Луну, заявил, что в некоторых военных и гражданских институтах используют технологии, полученные с инопланетного корабля. Митчел. потребовавший создания комиссии для проверки этой гипотезы, увере-н, что указанная технология внеземного происхождения находится в руках теневого правительства, которое использует его в своих целях.
Появление транзисторов стало подлинной технологической революцией, и уже раньше предполагалось, что в этом глобального значения открытии учеными использовано нечто, отличное от того, что можно встретить на нашей планете. До 1947 года использовались только вакуумные колбы и диоды из германия и селена, то есть двух элементов, которые существуют в природе. Но транзистор требовал появления полупроводников, для которых было необходимо использование материалов, созданных искусственным путем на базе кремния, арсения и других элементов. По мнению АСС, среди останков инопланетного корабля, потерпевшего крушение, был ряд аппаратов более прогрессивных технологий, в том числе и связанных с использованием ядерной энергии, а также чертежи и формулы, применение которых до сих пор нуждается в углубленном изучении. Одной из самых важных новинок, предположительно обнаруженных на борту межпланетного корабля, была пластина из сплава кремния и арсения: под микроскопом в ней было выявлено наличие исключительно сложных электроцепей. Это устройство могло использоваться как электронный коммутатор высокой скорости и как усилитель, и именно оно, согласно гипотезе, ускорило изобретение полупроводников.
На конференции, которая состоялась в 1997 году в университете Принстона, представители АСС предъявили некоторые из предполагаемых доказательств этого открытия. Среди них выделяется серия брошюр, появившихся в 1947 году и подготовленных, по утверждению представителей АСС, в недрах все той же «Лаборатории Белла». В брошюрах содержатся приказы начальников этой фирмы, регламентирующие процесс анализа секретной технологии, найденной на «неизвестном объекте», и чертежи странного артефакта, а также записи юридических споров между неким адвокатом и адвокатами данной фирмы. Также имеется короткий фильм, который снял один любитель, Джон Алаймо, с изображением странного корабля, внешне похожего на классические НЛО и находившегося на военной базе Гриффит, штат Нью-Йорк.
Другим важным элементом, который подтверждает эту теорию, является размещение батареи ракет-перехватчиков «воздух — воздух», которые, якобы согласно военной доктрине 50-х годов, базировались в НьюДжерси, в трех километрах от «Лаборатории Белла», и были призваны защитить население Нью-Йорка от предполагаемой советской угрозы. Однако-радиус действия этих ракет не превышал пятидесяти километров, тогда как расстояние до «города небожителей» составляло более шестидесяти. Какова была истинная цель секретности содержания этих ракет? Почему охранять частную лабораторию было важнее, чем порт НьюЙорка или военную базу в Ньюварде? Не потому ли, что в этой лаборатории хранилось нечто, представлявшее угрозу для всей нашей планеты?
Естественно, власти отрицают здесь какую-либо связь. Быший шеф генерального штаба США, Джон Шаликашвили, выступил с неофициальным заявлением, в котором уверял, что «нет никаких свидетельств того, что инопланетяне когда-либо посещали нашу планету».
Но так не думает один из людей, который, по предположениям, и передал фирме «Америкэн компьютер» секретную информацию об открытии транзисторов и на протяжении многих лет был занят «сохранением подлинной истории, поскольку эта фирма не желает этому верить».
Указанный таинственный информатор являлся, как представляется, другом Джека Мортона, вице-президента «Лаборатории Белла», в пору открытия транзисторов, который и скрыл правду об этом загадочном деле.
Мортон умер при таинственных обстоятельствах — сгорел в своем собственном автомобиле после того, как неизвестные жестоко избили его, а затем облили автомашину и водителя бензином. Преступление, которое, по словам Джека Ф. Шульмана, повлекло подозрительно легкое наказание для двух злоумышленников.
Но история на этом не заканчивается. По словам пресс-секретаря АСС, сказанным на брифинге 31 октября 1997 года, в ту далекую от нас пору, в конце июля или начале августа «в наш офис пришел ряд странных военных документов, отправленных анонимным адресатом». В этих документах содержалась потрясающая информация о военной спутниковой системе. Пресс-секретарь подтвердил, что появление подобных документов является частью целого плана, призванного представить доказательства с целью обвинения компании АСС в антиамериканском шпионаже. Это бредовая история о шпионаже, заговоре и таинственном убийстве, которая превосходит по своему характеру сюжетные перипетии научно-фантастического романа.
Транзистор не был единственным образчиком прогрессивной технологии, на разработку которой вдохновило изучение «новинок из НЛО». Имеется целый ряд аппаратов, происходящих из захваченных инопланетных космических кораблей, назначение которых до конца не ясно. В числе этих устройств, по некоторым источникам, предъявленным «Америкэн компьютер компания, находится усилитель микроволн высоком энергии, демонстрирующий удивительный вторичный эффект: он дробит твердые тела на их молекулярные компоненты. Также среди них имеются некоторые электроприборы, функционирующие с такими частицами, как мюоны. Но самым эффектным из ряда подобных „изобретений“ является, без сомнения, огромный генератор, похожий на катушечный, десяти метров в диаметре, который, судя по всему, способен нейтрализовывать гравитацию и создавать для космических кораблей возможность совершать „невозможные“ повороты, резкие ускорения.и остановки без вреда для экипажа. Пожалуй, это и есть использование на практике эйнштейновской теории единого поля, до сих пор не разработанной нашими земными учеными…


<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ