<<

стр. 6
(всего 13)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Старки, сохранившемся среди бумаг Мальтийского ордена. В нем рыцарь
завещал деньги на проведение регулярных служб за упокой его души. К
моменту, когда семья директора культурного центра России вселилась в
дом Старки (похороненного, кстати, всего в одном квартале от своего
бывшего жилища), о завещании никто не вспоминал несколько сот лет.

Муж Золиной принял решение заказывать в храме раз в три месяца
заупокойную мессу. Как только была отслужена первая, положение вещей
резко измени-юсь. Призрак, по словам директора, продолжает напоминать
о себе, но "ведет себя дружески". Старки скончался в мае 1588 года. Он
единственный рядовой рыцарь, похороненный в подземной усыпальнице
орденского собора святого Иоанна, предназначенной исключительно для
великих магистров. Такой чести он удостоился по причине тесной дружбы
с Жаном де ла Валетом, ( Х-лователем столицы Мальты, у которого
почтенный рь^арь служил секретарем".

Читатель, возможно, заметил, чтовдвухпослс;нпх случаях, как и в
некоторых предыдущих, то ( .мое

222

"нечто", которое делает дом беспокойным, названо призраком или
привидением, хотя действующее начало проявляло себя невидимо. Правда,
когда оно является нам воочию, от этого легче не становится. Скорее
наоборот, делается еще страшнее и непонятнее. А как хотелось бы все
это объяснить!

Так, например, уже известный читателю М. А. Уляшев из Воркуты в письме
в редакцию журнала "Вокруг света", при котором работал семинар
"Экология непознанного", сетовал на то, что на нем много говорилось о
разных аномальных явлениях, "но ни в одной статье не было дано
объяснения их природы, не сообщалось об их научном анализе и о мнениях
ученых. Не может быть, - продолжает Уляшев, - чтобы люди нашего
поколения, разгадавшие много тайн и загадок космоса, проникшие глубоко
в недра земли и в глубины океанов, не смогли бы объяснить самые
обыденные явления, происходящие вокруг нас. Меня, - заключает он, -
это волнует прежде всего".

Что можно на это ответить Михаилу Алексеевичу? Все-таки события, с
которыми мы имели дело, весьма необычные, и если даже они и
наблюдаются в повседневном быту, то уж обыденными-то их никак не
назовешь! И связаны они скорее всего с самыми сокровенными глубинами
нашего естества, а не с глубинами космоса. А поскольку у науки пока
нет средств для проникновения в такие глубины нашей человеческой
сущности, она не в силах ее не только понять, а и признать, и потому
все эти странные явления для науки как бы не существуют. Она их упорно
отрицает. Мол, следует ли изучать то, чего нет? Конечно же наука так и
поступает: на нет и науки нет... Однако отдельные ее представители,
нередко с оглядкой на своих коллег - как бы чего не заподозрили! -
исследуют подобные странные явления в приватном порядке, смыкаясь в
своих интересах с любителями. Но серьезные исследования так не
ведутся.

Правда, человечество имеет и другие способы познания, назовем их
вненаучными, что отнюдь не означает

223

их не- или антинаучность. Они просто другие. Мы имеем в виду уже давно
накапливаемый человечеством опыт интуитивного, религиозного,
мистического, художественного постижения мира, который в ряде случаев
дополняет или подтверждает опыт науки. В других случаях, наоборот, он,
на первый взгляд, противоречит науке. Но ведь наука в современном ее
виде насчитывает всего лишь несколько сотен лет, а вненаучный опыт
постижения мира неизмеримо древнее, и науке следовало бы прислушаться
к накопленным им откровениям. Пока же до этого еще очень далеко...

ПРИЗРАК В МНННСТбРСТВЕ

Этот совершенно восхитительный рассказ, назван-1 ный "Привидение в
департаменте", впервые был опуб-1 ликован газетой "Санкт-Петербургские
ведомости" Bj воскресном номере от 8 мая 1888 года. Его несомненно
одаренный литературным талантом автор укрылся за инициалами "Г.Н.".
Приводим рассказ по тексту, перепечатанному в одном из номеров журнала
"Ребус" за 1888 год.

"На днях один очень почтенный сановник передал мне следующую странную
историю, имевшую место в начале шестидесятых годов в здании одного из
министерств в Петербурге. История настолько странна и удивительна, что
ею можно поделиться с читателями. Кроме того, для меня она имеет
следующее достоинство: если бы я прочел ее в "Ребусе" - журнале,
который, как всем известно, выписывается для покойных
родственников(?)', ничего тут удивительного не было бы. Но
передававшее мне ее лицо - скептик чрезвычайный и смотрит на все с
физико-математической точки зрения, так как и курс-то кончил именно на
этом "естественном"

' Знак вопроса в скобках поставлен возмущенным издателем
"Ребуса" В. И. Прибытковым.

224

факультете. Наконец, тем дороже его рассказ, что он сам является в нем
лицом действующим. Рассказывал он историю с видимым неудовольствием:
по его собственным словам, она противоречит его убеждениям, а давать
какие бы то ки было объяснения на ее счет отказался и даже закончил
сожалением, зачем вообщето ее рассказал.

Рассказ его заключался в следующем:
"Я был делопроизводителем в нашем департаменте, а директор приходился
мне дядей. Обедал я у него чуть не ежедневно, тем более что жена его
была барынька пречудесная и ко мне, холостому племяннику, относилась
весьма сочувственно. Понадобилась однажды вечером дяде справка, не
хочет ждатьдо будущего дня: сейчас ему подай. А справка у меня в
столе, в департаменте, и ключ у меня. Дядя говорит: "Сейчас я велю
заложить лошадь, поезжай и привези немедленно". Нечего делать, поехал.
Зимний вечер, снег, вьюга. Приезжаю. Конечно, некоторый переполох.
Сторож у нас из жидов был и всегда после присутствия в подпитии, и
звали его ШмульЗонн. Он засуетился, зажег сальную свечку (ведь это
теперь по всем министерствам керосин, а тогда по стенам только горели
масляные лампы), и отправились мы с ним во второй этаж, в департамент.
Ну, обстановка совершенно диккенсовского романа. Лестница огромная,
темно: от свечки даже точно темнее еще стало - дает она только
маленький круг света, а остальное - мгла самая беспросветная. В окна
вьюга так и стучит: все закидало хлопьями, стекла звенят. Ну, я ко
всему этому всегда поверхностно относился, и потому на нервы мне это
не действовало. Ну, идем. Отпирает Шмуль одну дверь, другую. Вот и
департамент наш: огромная карта Российской империи во всю стену,
портреты государей во весь рост. Идем все дальше.

Только когда мы входили как раз в ту комнату, где я, по обыкновению,
занимался, показалось мне, что кто-то, серый такой, выходит в
противоположную дверь. Показалось мне, и тотчас же я отогнал эту
мысль, решив, что это тень от нашего шевелящегося пламени. Даже не
вздрогнул, а подошел к своему столу,

8 Кунсткамера аномалий ^^^

говорю Шмулю: "Свети хорошенько", - вынул ключ, отпер ящик и стал
рыться.

Но едва я сел и воцарилась тишина, как совершенно явственно
послышались в соседней комнате шаги. - Шмуль, - говорю, - там есть
кто-то. А он отрицательно трясет головой: - Никого, васе вышокородие,
ижвольте быть шпокойны.

Ну что же, думаю, верно, это ветер. Нашел бумаги, задвинул ящик,
только хотел встать, слышу, что там не только шаги, а и стулом кто-то
двигает. - Шмуль, - говорю, - разве ты не слышишь? - Слышу, - говорит,
- только это так. Ижвольте уходить.

- Как так? Пойдем посмотрим... Тут же он скорчил недовольное лицо. -
Анусе,- говорит. - Ну цего шмотреть. Нехай ее! - Да про кого ты? - Да
про бабу. - Про какую бабу?
. - Да что тут ходит.

- Что ты врешь! Какая баба? Зачем она здесь? Гони ее вон... - Н-ну!

Он протянул шею и повел носом:
- Как ее выгонишь, коли она не живая.
- Ты опять пьян?

- Никак нет. Ижвольте спросить у всех сторожей. Как девять часов
ударит, и пошла стучать по асем комнатам... И ребеночек на руках...
Меня взорвала эта глупость. - Бери свечу, идем.

И опять, едва мы вошли в соседнюю комнату, я увидел, что кто-то
промелькнул в двери. "Шалишь!" - подумал я и скорыми шагами направился
туда. Сзади ковылял Шмуль и все твердил: - Оштавьте, васе вышокородие,
ну што вам! В третьей комнате я уже ясно видел, как между столов,
торопясь и путаясь, шла невысоконькая,

226

денькая бабенка в платке на голове, кацавейке, с чем-то завернутым в
одеяло. - Что тебе надо? Пошла вони - крикнул я. Она на мгновение
остановилась, испуганно оглянулась и затем, быстро семеня ногами,
пошла по анфиладе темных комнат. Я пошел за ней.

- Стой! постой! кто ты? как попала сюда? Но она не оборачивалась, не
останавливалась. Я решил остановить ее во что бы то ни стало; я знал,
что загоню ее в последнюю комнату, откуда нет выхода.

Но вот тут-то и произошел казус. Она, очевидно, прошла сквозь запертые
двери, оттого что за мгновение перед тем я видел ее в дверях и так
близко, что почти дотрагивался до ее плеч, а через мгновение руки мои
встретили наглухо запертые створки, и больше ничего.

Холодный пот у меня выступил на лбу, я растерянно взглянул на Шмуля.

- Ну! - сказал он совсем хмуро. - Ну и что, вжяли? Охота васе
вышокородие со всякою, можно сказать, мерзостью возиться! - Шмуль, да
это что же?.. - спросил я. - Ну, и если она толчется тут каждый вечер,
жначит, так надо, - философствовал он, - жначит, ее земля не
принимает... - Ты ее часто видишь?

- А кто ее не видит? Ее все писаря видят, что внизу живут, она у них
все по коридору ходит... она и теперь там... - Что за чепуха! Зачем
же?.. Он пожал плечами.

Вьюга забила в стекло как-то особенно яро, снег просто так и рвался в
окна. От нащих фигур две огромные тени шевелились по стенам, цепляясь
головами за потолок...

- Столоначальник Афтыкин ее два раза видели, - заметил мой спутник, -
и даже бежали от нее в испуге...

"Х 227

Я прошел в дежурную комнату выпить стакан воды. Дежурный чиновник
Поклепкин сердито расписывался в книге насчет получения от курьера
какого-то пакета.

- Вот ми опять ее видели, - заметил Шмуль дежурному, зажимая пальцами
пламя свечи.

- Изволили видеть? - отнесся ко мне Поклепкин. - Недаром второй
стаканчик изволите испийать. А каково-с дежурить? На прошлой неделе
она явилась сюда, в дежурную комнату, с младенцем. Никифс-ров так и
грянулся...

- Однако же это дело надо исследовать, - заметил я.
- Да как вы его исследуете? Ходит видение из загробного мира и
смущает. Что же тут поделать? Разве молебен отслужить? Но в таких
разах и молебствие не помогает, ведь это не" наваждение, а просто
покойник...

- Нет, это надо разрешить как-нибудь, - настаивал я.

- Премного обяжете. А то дежурить невозможно. Помилуйте, ведь всем
ввдимо: курьеры, и те видят. Младенцы даже лицезреют. Намедни
семилетний сын Логина Иванова видел... Просто хоть переходи в другое
ведомство.

Когда полчаса спустя я рассказал все происшествие в гостиной дяди, где
собрался кружок обычных знакомых, мне не поверили, даже подняли меня
на смех. Тогда я предложил всем убедиться: пойти ночью в наше
министерство и удостовериться. Среди хохота и шуток начали
составляться пари и заклады. Определен был день для исследования.

Я предварительно собрал подробные сведения о том, где по преимуществу
является это странное существо. Оказывается, что ежедневно, между
одиннадцатью и двенадцатью часами ночи, оно блуждает по длинному
коридору, по обе стороны которого расположены квартиры писарей и
курьеров, и качает своего ребенка. Если кто показывается в коридоре,
она выжидает его приближения и затем начинает уходить всегда в одну и
ту же сторону, откуда приходит. Собралось нас пять человек,

228

пожелавших призрак этот поймать во что бы то ни стало. Кроме того, я
выбрал двух сторожей поздоровее, в том числе и Шмуля, снабдив их
фонарями.

Собрались мы в десять вечера в свободной комнате, где жильцов не было,
поставили ломберный стол и уселись за преферанс. Уж это одно
обстоятельство указывало на то, насколько мы скептически относились к
самому факту появления тени. Немало было смеха по поводу шпаги,
которую я принес с собой и поставил в угол. Спрашивали, отчего я не
взял револьвера, говоря, что надворному советнику приличнее всего
таким оружием сражаться с какою-то бабою, посещающею коридор с
курьерами и писарями. В углу были сервированы водка и закуска. Ну,
словом, было очень весело, ровно до той минуты, когда Шмуль, тихо
стоявший у двери настороже, шепнул: - Идет!

Карты посыпались у нас из рук. Почти все побледнели. Я схватил шпагу и
стал настороже.. Сторожа взяли фонари. Сердце выколачивало барабанную
дробь. Шмуль, поглядывавший в щелочку, сказал: - Близко!.. Слюшайте...

Мерный стук шагов раздавался явственно и гулко по пустому коридору.
Слышно было, что кто-то идет неторопливо, неуверенной походкой. Шмуль
обратился ко мне и сказал: - Ну! Я, сжимая эфес шпаги, распахнул дверь
и сделал шаг в коридор. Она была в двух шагах от меня. При моем
появлении она сразу остановилась. Свет от фонаря падал на ее старый
клетчатый платок, от которого густая тень ложилась на лицо, но и лицо
было видно: бледное, со впавшими щеками и лихорадочным взглядом. На
руках ее шевелилось что-то завернутое в тряпки. Она смотрела на меня
исподлобья - черты лица ее точно колыхались, то расплывались, то
выступали ясно...

С минуту мы молча стояли друг перед другом. Наконец я овладел собою и
сделал шаг к ней. Она быстро повернулась и пошла прочь. Свети! -
крикнул я и кинулся за нею. Но и она

229

^^ддддцд,

побежала. Свет прыгал возле меня и ясно освещал ее спину - старую
полинявшую кацавейку. Ноги ее шлепали быстро, стуча башмаками, я видел
их, они были без чулок - худые, посиневшие, башмаки свободно хлябали
на них; я видел ее круглую пятку...

Она выбежала на черную лестницу и стала подниматься наверх.
Удивительно, как она не теряла своей обуви, прыгая через три
ступеньки, так что мы едва поспевали. Вот один поворот, другой,
третий. Она бежит все выше, мы задыхаемся, но бежим-нельзя же потерять
ее из виду. Вот и четвертый, последний, этаж. Я один опередил других и
все еще ее вижу. Она бежит еще выше, но куда же? Последний поворот, и
я наткнулся на какую-то дверь - дальше хода нет.

Вот и Шмуль с фонарем. Это дверь на чердак. У двери никого: вокруг
голые стены. На двери огромный замок. Все мы столпились. Что же
делать? Послать за ключом, натурально.

Бегал за ним Шмуль минут десять, не меньше. Долго возились, пока
открыли тугой замок. Вот и отворилась дверь. Не поздно ли?

Обыкновенный чердак, красные кирпичи по стенам, запах затхлости и
пыли. Взошли, огляделись. - Да, много найдете! - сказал кто-то... А
она стоит неподалеку и смотрит на нас, я опять к ней, она опять
повернулась и опять пошла. Бежать уж неловко: пол кирпичный, неровный.
Да и она не торопится, идет в трех шагах от нас.

Дошла она до одного угла. Остановилась, опять к нам обернулась и
прижалась спиной к стене. Шмуль поднес ей фонарь к самому лицу, она
отклонилась и вдруг точно стала уходить в стену, точно ее вдавливало
что туда, и ведь туг же на глазах у нас ушла совсем, и осталась только
кирпичная стена, и ничего больше. Долго мы стояли молча. - Что же
делать?.. Что там за стеной? Смотритель объяснил, что там стена
соседнего дома...

Тут я только заметил, что у меня в одной руке шпага,
230

а в другой мелок: я как собрался записывать ремиз, так и не выпустил
его из рук. Я начертил большой белый крест на том месте, куда она
ушла, и мы стали спускаться.

Вот и весь мой рассказ. Но самое удивительное впереди. Я настоял,
чтобы под моим крестом вынули ряд кирпичей. Постройка была
фундаментальная, крепостная. На высоте аршина от пола найдено было
пустое пространство. Там лежали кости женского скелета. Платье
истлело, остались только башмаки. Детского скелета не было. Доктор
заявил, что костям не менее полустолетия. Наш священник кости отпел, и
их похоронили где-то за мой счет. Никакие привидения более не
показывались в нашем министерстве".

ТАЙНА смороанновского СОМА

Приведенный ниже рассказ был опубликован в одном из номеров журнала
"Ребус" за 1917 год. Вот его текст.

"В полицейском архиве города Вологды имелосьдело о странных явлениях в
слободе Фрязиной. В 1820-х годах здесь на пустыре построил дом купец
Смородинов, не посмотрев на то, что по слухам на этом месте в лунные
ночи мерещился неизвестный, бродивший средь вереска и развалин,
слышались стоны. Разобрав старое строение, Смородинов обнаружил подвал
с человеческими костями на цепи. Но не придал этому значения и велел
перенести их в ближнюю реку и спустить в воду. Все происходило ночью,
отверстие подземелья заложили и начали постройку.

Таким образом, через несколько лет дом бы выстроен и заселен.
Смородинов изредка отлучался из него по торговым делам и как-то раз,
приехав из города, поинтересовался, не ждет ли его один неизвестный.
Ему ответили, что нет. Смородинов оповестил о встрече с ним в городе и
обещании неизвестного господина навестить его. Домочадцы восприняли
весть как вполне

231

ную. Купец подождал гостя до вечера и, когда смеркалось, пошел
почивать.

Как он после сам рассказывал, около полуночи ему послышались внизу
шаги. Все ближе и ближе. Словно приближался кто-то, хорошо знакомый с
расположением комнат. Смородинов посмотрел на открывающиеся двери и в
полумраке свечи различил перед собою незнакомого господина,
встретившегося ему в городе: в кафтане, высокой шапке, глаза из-под
косматых бровей смотрят пристально и сурово. Поднял сухую руку, что-то
бормоча, погрозил Смородинову и исчез, точно растаял.

Придя в себя, купец поднял домашних, надеясь что-нибудь узнать, но
никто ничего не видел, и Смородинов счел пережитое им за кошмар. Жене,
однако, не сказал всей правды и только пожаловался на нервное
расстройство.

Минуло какое-то время. Смородинов, как и другие из его сословия,
увлекался конными бегами. Особенную радость доставил ему купленный в
тот год один орловский рысак, на котором он стал выезжать.

В одно из воскресений возвращался он санным путем домой. Дорога
проходила берегом реки, но в одном месте круто загибала и подходила к
крутому обрыву, огражденному тумбами. Место было опасное, и Смородинов
всегда приказывал кучеру сдерживать здесь горячую лошадь. Но на этот
раз, едва они приготовились сбавить скорость, как точно из-под земли
перед ними появился незнакомец в том самом кафтане и высокой шапке;
поднял обе руки, загораживая дорогу, и громко гикнул. Вожжи выпали из
рук Смородинова, рысак шарахнулся в сторону кручи, и тут же конь и
сани с ездоками полетели вниз. Мягкий снег несколько облегчил их
падение, но сани, разбитые вдребезги, с порванной сбруей и обезумевшей
лошадью найдены были на другой день за десять верст от Фрязиной.
Купец, поднятый прохожими в беспамятстве, все твердил о ком-то, а
очнувшись, спросил, все ли благополучно дома.

232

Когда в постели жена и домочадцы успокоили его, Смородинов объявил,
что они немедленно собираются и всем семейством переезжают к тестю. На
уговоры, к чему такая спешка без оснований, он нервно отвечал: "Боюсь,
боюсь, как бы он ночью не пришел опять..." "О чем ты, Николай
Петрович? - шепотом допытывалась жена. - Кто он?"

Смородинов понял, что таиться больше нельзя, и подробно рассказал все
происшедшее, упомянув о костях, опущенных в реку. Жена заметила, что
он придает этому значение вследствие расстроенного воображения.
Несчастный случай мог произойти с ним и вне связи с суеверием.
Впрочем, ради успокоения больного она не стала его отговаривать, и они
поспешили переехать, говоря другим, что дом надо ремонтировать, полы
сели и обои нуждаются в замене.

Тем временем часть прислуги осталась во флигеле, и в последующую ночь
сторож церкви Андрея Первозванного, отбивая часы, услышал оттуда
раздирающие душу крики и вопли, а затем увидел бегущих служащих купца.
Приютив их в сторожке, он узнал: едва, потушив свет, они легли, как в
полумраке увидели перед собою высокого неизвестного, который стал их
сбрасывать на пол, и они ничего не могли поделать, такой он внушал
ужас.

Дали знать полиции, оцепили флигель и дом, оповестили Смородинова. По
словам очевидцев, он тотчас же описал им обеспокоившего их пришельца.
Обыскали помещение, но ничего не нашли. Только на сеновале обнаружили
парализованную от испытанного ею страха стряпуху, которая открыла
другим тайну Смородинского дома. Захаживающий к ней на кухню каменщик
говорил, как в подвале нашли кости и ночью утопили их в реке
неотмоленными.

Власти притянули к ответу Смородинова и всю артель строителей. Дело
было направлено к архиерею на заключение с запросом. Тотчас же на
купца консистория наложила епитимью за кощунство над останками
неизвестного. И на этом власти успокоились, хотя

233

венность осталась невыясненной и на дом легла дуоная слава: ни
покупать его, ни жить в нем никто не отваживался.

В ту пору из столицы приехал ссыльный доктор Яблоков. Намереваясь
прижиться на окраине, он осмотрел Смородинский особняк и объявил, что
не прочь в нем поселиться, тем более что собирался жениться и завести
хозяйство. Смородинов не скрыл, почему сам не живет в доме, хотя
доктор и слышать не хотел ни о чем подобном, называя его страхи
суеверием, массовым психозом.

В результате через пару месяцев, прямо из-под венца, доктор Яблоков с
молодой женой вошли в купленный ими дом. С окрестными людьми они уже
успели перезнакомиться, и приглашенных на свадебный пир было
предостаточно.

Несколько снижала веселье гостей лишь репутация дома, но на это
старались не обращать внимания. Молодая, хотя и пугливо озиралась по
сторонам, муж успокаивал ее и шутил, пока в буфете не раздался
странный грохот посуды. Все бросились туда и обомлели, обнаружив на
полу скатерти и разбитые бутылки, посуду и закуски. "Это не иначе, как
опять он!" - раздались голоса среди присутствующих. Доктор,
сконфуженный, просил не беспокоиться и только поспешил во флигель,
чтобы послать кучера за новыми покупками, как вышедшая отхуда прислуга
доложила, что и те флигеле неспокойно: бросаются неизвестно кем
мебель, веники и другое. Доктор Яблоков в досаде открыл помещение, но
едва переступил порог, как в него полетели находящиеся там предметы.

Собрались люди, взяли фонари, поскольку начало темнеть, обыскали
каждый угол, вплоть до подполья, но не обнаружили никого. Когда же
компания в количестве шести мужчин опять вознамерилась вернуться в
дом, вокруг поднялся такой грохот, что все опрометью бросились в сени,
а оттуда вслед им летели поленья, ведра, и некоторых больно ушибло.
Фонари к тому же

234

не зажигались, и паника среди гостей воцарилась самая настоящая.

Вторично дом Смородинова опустел, теперь уже надолго. Хозяин
пожертвовал его церкви на помин души неизвестных людей, погребенных
без отпевания. Церковный причт освятил помещение, объявил об этом и
решил сдать дом в аренду. Как раз на постой требовалось место
солдатскому гарнизону. Но недели через две после его занятия служивыми
повторились те же "беспокойные" явления, так что и солдаты потребовали
перевода их в другое место. Просьба была уважена.

После этого флигель и все постройки сломали, место с подземельем
засыпали землей, распахали и заняли под огороды.

Ныне таинственное место лежит где-то в середине Фрязиной, и застроено
ли оно - неизвестно".

ХОЗЯЙКА БЕРНГАМ-ГРНН

Предлагаемый рассказ - одна из версий истории о первых встречах со
знаменитой Коричневой леди. Она приводится по тексту книги Роберта
Дель Оуэна "Спорная область между двумя мирами" (СПб., 1891). Оуэн в
свою очередь ссылается на рассказ Флоренс Мэрриат, записанный ею со
слов очевидца, своего отца, писателя Фредерика Мэрриата, и
напечатанный в американском журнале "Харперс уикли" в номере от 24
декабря 1870 года. Оуэн делает такое замечание: "Я излагаю некоторые
его части в сжатом виде, а главные факты передаю собственными словами
автора". И еще одно существенное добавление Оуэна, он приводит весьма
важное уточнение Флоренс Мэрриат: "Сохраняя в изложении все
подробности событий, я тщательно маскирую имена лиц и названия мест,
чтобы своей неосторожностью в этом отношении не оскорбить скромность
еще живых людей". В современных же версиях этой истории даются
подлинные имена участников и название места событий, о которых дальше
пойдет речь. Это - Рейнхем-холл,

235

нументальный и величественный дом в Норфолке, Великобритания. Тогда
Рейнхем-холлом владело семейство Таушендов. Время действия - вторая
половина 30-х годов прошлого века. Вот этот поразительный рассказ.

"В одном из северных графств Англии стоит загородный дом -
Бернгам-грин, доставшийся современным его обитателям, сэру Гарри и
леди Бэлл, по наследству. У дома этого есть свой дух, но владельцы,
"как это бывает почти всегда с развитыми людьми, только смеялись над
такого рода слухами". Они окружили себя всевозможной роскошью и не
хотели ничего знать про легенду.

Знакомые на радушные приглашения хозяев стекались массами в
Беркгам-грин; все находили и местность очаровательной, и хозяев
прекрасными людьми. Но спустя некоторое время гости уже извинялись,
както уклончиво, в необходимости сократить свое посещение и робко
отклоняли все дальнейшие приглашения хозяев. Оказывалось, что они
знали уже о местном духе; некоторые утверждали, , что видели его, а
остальные ни за что не соглашались оставаться в беспокойном доме.

Сэр Гарри и леди Бэлл были крайне раздосадованы и делали все, что
могли, чтобы искоренить суеверный слух. Они расследовали историю
призрака, слывшего под именем "хозяйки Бернгам-грина", и открыли, что
это был, по народному преданию, дух одной женщины из числа их предков,
жившей во времена Елизаветы, которая подозревалась в отравлении своего
мужа. Ее портрет висел в одной из спальных комнат, оставшихся без
употребления.

Леди Бэлл распорядилась подновить эту комнату и убрать как можно
веселее. Портрет "хозяйки" был тоже вычищен и вставлен в новую раму.
Напрасно! "Никто не соглашался ночевать в комнате. Слуги отказывались
от места, стоило только лишь заикнуться им о духе, а гости после
второй или третьей ночи непременно просили отвести им другую комнату
вместо этой. Гость за

236

гостем обращались в бегство, чтобы уже ке приезжать сюда более.

В этом затруднении сэр Гарри обратился за советом в капитану Мэрриату,
своему старинному приятелю. Капитан, безусловно не веря слуху,
вызвался сам погостить в беспокойной комнате. И предложение его было
принято с радостью.

С парою пистолетов под подушкой он провел там несколько ночей
совершенно спокойно и уже подплывал о возвращении домой. Но ему не
удалось так легко отделаться.

По прошествии недели, раз вечером, когда капитан Мэрриат собирался уже
лечь спать, к нему постучался в дверь Лассэль, один из гостей, и
пригласил пройти к себе в комнату, чтобы осмотреть нового образца
охотничье ружье, о достоинствах которого они только что разговаривали
в курительном зале. Капитан, уже снявший с себя сюртук и жилет, забрав
пистолеты: "На случай встречи с духом", - заметил он шутя, перешел по
коридору в комнату Лассэля и, поболтав с ним несколько минут о
качествах нового ружья, направился обратно. Лассэль пошел с ним
вместе. "Только чтобы защитить вас от духа", - сказал он со смехом,
продолжая шутку капитана.

Коридор был длинный и темный, так как огни с полночи уже гасились, но,
вступая в него, они заметили в отдалении тусклый свет, который,
видимо, приближался с противоположного конца, и свет этот держала в
руках женская фигура. Дети нескольких семей помещались в комнатах над
коридором - в верхнем этаже, и Лассэль подал мысль, что это, должно
быть, какая-нибудь из дам идет в детскую навестить детей. Капитан,
вспомнив, что он только в брюках и рубашке, нашел неловким показаться
даме в таком костюме, и увлек своего спутника в сторону. Но конец мы
передадим собственными словами Флоренс Мэрриат:

"Комнаты расположены были по коридору одна против другой и сообщались
с ним двойными дверями. Отворяя первую дверь, вы попадали как бы в
маленькую

237

переднюю и находили там вторую дверь, вводящую уже в самую спальню.
Многие, входя в свою комнату, затворяли за собою только эту вторую
дверь, оставляя первую непритворенной. Лассэль и мой отец сунулись в
одну из таких каморок и получили таким образом возможность укрыться,
засев за полуотворенной дверью.

Там, в потемках, они прикорнули оба, и я уверена, потешались внутренне
над странным положением, в котором вдруг очутились. Их удерживало от
громкого смеха разве только опасение выдать себя в своем незаконном
убежище и испугать, с одной стороны, обитателя спальни, перед которой
они поместились, а с другой - даму, приближавшуюся к месту их засады.

Приближалась она очень медленно, или так, по крайней мере, казалось
им. Но сквозь щелку в дверях они могли наблюдать за светом ее ночника.
Мой отец упорно заглядывал в эту щелку и вдруг полусдавленным шепотом
воскликнул: "Лассэль! Ради Бога! Это она!.."

Он изучил очень внимательно портрет предполагаемого привидения, он
отлично знал все подробности ее одежды и наружности и уже не мог
сомневаться ни в красном атласном саке, ни в белых корсаже и юбке, ни
в высоких бриджах, ни в уложенных подушкой волосах этой фигуры,
которая к ним теперь подходила.

- Великолепная гримировка! - заметил отец шепотом. - Но кто бы под нею
ни скрывался, я покажу ему, что такими штуками меня не проведешь!

Лассэль, однако, не отозвался ни словом. Был ли это подлог или нет, -
его во всяком случае не увлекал соблазн лицезреть "хозяйку дома".

А она все подвигалась, медленно и с достоинством, не глядя ни в ту,
нив другую сторону, между тем как отец мой взвел курок пистолета и уже
готов был к свиданию. Отец полагал, что она пройдет дальше, мимо их
пристанища, и намерен был следовать за нею и вызвать на разговор, но в
этот момент тусклый луч света, поравнявшись с дверью, вдруг
остановился.

238

Лассэль дрожал. Он был далеко не трус, но нервозен. Даже мой отец, со
своими железными нервами, притих невольно.

Еще мгновение, и лампа двинулась опять, и все идет ближе, ближе... И
из-за притворенной двери, точно и в самом деле надо ей было видеть,
кто там сидит, взглянули на них пытливо и вопросительно бледное лицо и
недобрые глаза "хозяйки Бернгам-грина".

В то же мгновение отец мой распахнул дверь и предстал перед нею. Она
стояла в коридоре совершенно такой же, какой была изображена на
портрете в своей спальне, но с улыбкою злорадного торжества на лице. И
раздраженный этим выражением ее лица, едва ли сознавая, что делает,
отец мой поднял пистолет и выстрелил в фигуру чуть ли не в упор. Пуля
пробила дверь комнаты, противоположной той, у которой они стояли, а
"хозяйка дома", с тою же самою улыбкою на лице, направилась к стене и
скрылась за ней.

Естественно, тут уже нечего было разъяснять. Был налицо только факт
появления и исчезновения человеческой фигуры. И если духи не могут
являться, то что же такое был тот образ, который видели оба эти
господина и в который даже выстрелил один из них?.."

Так завершает пересказ той давней истории престарелый и мудрый
социалист-психоисследователь Роберт Дель Оуэн.

БЕСПОКОЙНЫЕ СКЛЕПЫ

Странный феномен самоперемещающихся в склепе гробов ввел в научный
оборот Э. Ленг (1844-1912) - английский писатель, историк, антрополог,
этнограф, филолог, фольклорист и исследователь аномальных явлений. И
сделал он это в достаточно осторожной форме - выступил в 1907 году
перед членами Фольклорного общества Великобритании с анализом
рассказов о нескольких случаях самодвижущихся гробов. Коллеги
восприняли сообщение докладчика совершенно

239

но - фольклористам доводилось выслушивать и не такое! - и
рекомендовали доклад напечатать. Он был опубликован в английском
журнале "Фольклор", в его 18-м томе за 1907 год. Так эта тема стала
достоянием фольклористов и психоисследователей. И те и другие
рассматривали ее со своих узкопрофессиональных точек зрения: для
фольклористов это было нечто вроде мифологических рассказов,
парапсихологи же анализировали возможные доказательства реальности тех
неправдоподобных событий и вели поиски похожих случаев; сейчас их
известно около полудюжины.

Сведения о самом первом таком происшествии были напечатаны в одном из
лондонских журналов за 1760 год. Согласно этому сообщению странные
явления наблюдались в склепе, принадлежавшем одной французской семье
из деревеньки Стентон, графство Суффолк, Великобритания. Безымянный
автор сообщил, что когда какое-то время тому назад открыли склеп,
чтобы похоронить скончавшегося члена этой семьи, то, к удивлению
многих жителей, увидели, что несколько тяжеленных свинцовых гробов
оказались смещенными со своих мест. Их поставили на место, а склеп
замуровали. Когда через семь лет умер другой член семьи, при вскрытии
склепа обнаружили, что гробы опять стоят не на месте. Спустя два года
вновь пришлось размуровывать склеп: гробы не только были сняты с
постаментов, но один из них "взобрался" на четвертую ступеньку входа!
Он оказался столь тяжелым, что восемь человек не без труда водрузили
его на положенное ему место.

Следующий по времени случай считается лучше засвидетельствованным (в
том числе современниками) и задокументированным. Арена странных
"грободвижений" - семейный склеп Чейзов при Церкви Христа на острове
Барбадос - заморском владении Великобритании. Время действия - второе
десятилетие прошлого века.

Глава семьи, полковник Томас Чейз, задумал построить семейный склеп и
сделал это, надо сказать, с размахом. В готовом виде усыпальница имела

240

ние размеры 12х7 футов, была углублена в землю почти на 5 футов,
причем на два фута она была выдолблена в скальной породе. Стены и пол
выложили камнем. Сверху склеп прикрыли тяжеленной плитой из голубого
девонширского мрамора, залив ее по краям цементом. Все сооружение
находилось на высоте 100 футов выше уровня моря.

Недолго склеп простоял пустым. Его первым обитателем стал свинцовый
гроб с телом Томазины Годдард. Случилось это 31 июля 1807 года. Такой
же гроб с телом Мэри - младшей дочери полковника - появился в склепе
22 февраля 1808 года. 6 июля 1812 года в склеп внесли свинцовый гроб с
телом Доркас - старшей дочери Чейза. А 9 августа 1812 года туда же в
свинцовом гробу поместили тело самого Томаса Чейза. Однако при
вскрытии усыпальницы обнаружили, что два свинцовых гроба оказались не
на месте, в частности гроб Мэри - в противоположном углу от места, где
он был установлен. После каждого вскрытия склеп тщательно
замуровывали, следы проникновения в него отсутствовали, а

потому случай произвел на всех весьма тягостное впечатление.

Осенью 1816 года умерли сразу двое родственнчков Чейзов. Тело С. В.
Эймеса, ребенка, внесли в склеп 25 сентября, Самуэля Бревстера - 17
ноября. Каждый раз при размуровывании усыпальницы размещенные в ней
свинцовые гробы находили разбросанными. Т˜) же самое увидели 7 июля
1819 года - когда вскрыли с" чеп, чтобы внести в него гроб с телом
другой родственницы, Томазины Кларк, оказалось, что все гробы BHOBI
переместились!

На похоронах Томазины Кларк присутствовал лорд Комбермер, губернатор
Барбадоса. Он пришел не сто. -лко затем, чтобы отдать ей последний
долг, сколько для того, чтобы лично убедиться в достоверности слухов,
будоржащих вверенное его попечению население острова. Увддев все
собственными глазами, он решил принять меры. После того как гробы были
положены на место - по три пары, один над друпм, он тщательно
обследовал пол и стены. По его распоряжению был сделан точный рис^.
яок расположения шести гробов, пол склепа посыпали тонким слоем белого
песка. Затем усыпальницу закрыли тяжеленной мраморной плитой и
тщательно зацементировали. В еще не затвердевшем цементе губернатор в
нескольких местах поставил свою печать, то же сделали и другае
приглашенные им ответственные лица.

18 апреля 1820 года изнутри склепа послышался шум. Об этом тут же дали
знать губернатору, и он решил вскрыть склеп немедленно. Население
острова было взбудоражено, и к началу размуровывания у Церкви Христа
собралось несколько тысяч человек.

Прежде всего проверили печати на застывшею ц?^'"нте - они были не
тронуты. С трудом разбили цемет и сдвинули плиту в сторону. Все шесть
гробов вновь лс .кили в беспорядке, а самый тяжелый - Томаса Чеша,
стоял на попа! А его едва поднимали восемь человек. Песок на полу
остался нетронутым - человеческих -лли иных следов на нем не было.
Расположение разброс шных в беспорядке гробов зарисовали, гробы из
склепа

242

убрали и захоронили каждый в отдельной могиле, после чего усыпальница
Чейзев перестала вызывать головную боль у губернатора и панику среди
населения острова.

Некоторое время спустя ареной сходных событий стал другой остров -
Эзель, в Эстонии. Случилось это в 1844 году. На том острове был
один-единственный город - Аренсбург. Недалеко от него располагалось
кладбище, рядом проходила дорога в город. С некоторых пор путники,
проезжавшие по ночам мимо кладбища, вдруг стали слышать раздающиеся
оттуда стоны и стуки, а лошади безумно пугались и неслись сломя
голову.

243

На кладбище стоял склеп, принадлежавший семейству Бунсгевденов. Когда
один из них умер, гроб с его телом намеревались захоронить в склепе,
где уже покоились останки прежде умерших членов семьи. Но когда его
вскрыли, нашли гробы в невообразимом беспорядке - они были не только
разбросаны, но в некоторых случаях лежали друг на друге! Только три
гроба остались на месте - два детских и один с телом старухи. Все это
вызвало волнение среди местного населения.

Решили создать комиссию для расследования странного случая. В нее
вошли барон Гульденштуббе - председатель, а членами стали бургомистр,
член магистрата, священник и врач. Гробы были расставлены по своим
местам, пол и ведущие в склеп ступени посыпали тонким слоем золы,
склеп замуровали, двери опечатали печатью консистории и городского
управления, выставили круглосуточную охрану из солдат.

Через три дня склеп вскрыли, предварительно проверив сохранность
печатей. На этот раз все находилось в еще большем беспорадке,
оказались не на своих местах даже те три гроба, которые ранее
остававшись нетронутыми. Многие из гробов стояли торчком, "головой"
вниз. Но это было еще не все. Крышка одного из гробов оказалась
сдвинутой, и из-под нее высовывалась оголенная по локоть высохшая рука
трупа. Какихлибо следов человека на тонком слое золы не было.

Самодвижения гробов продолжались до тех пор, пока Бунсгевдены не
догадались все их предать земле.

Примерно в то же самое время или несколькими годами позже (сообщивший
в 1867 году этот факт человек указывает: "около двадцати лет тому
назад") стали двигаться гробы в одном из склепов сельского кладбища
деревни Гретфорд, графство Линкольншир, Англия.; Трижды при каждом
очередном его вскрытии при отсут- j ствии каких-либо следов
проникновения все находив-^ шиеся там свинцовые гробы оказывались в
беспорядке: одни стояли торчком, другие - прислоненными к стене.
Некоторые из гробов были столь тяжелы, что шесть

244

человек с трудом водружали их на место. Чем закончилась история,
неизвестно.

Имеется сообщение, что примерно в 1880 году в подземном склепе церкви
в Борли, в 60 милях к югу от Лондона, не раз находили захороненные в
нем гробы на неположенных местах. Вообще-то это весьма правдоподобно,
поскольку раньше рядом с этой церковью стоял дом приходских
священников Борли-Ректори, пользовавшийся дурной известностью: он был
беспокойным и сгорел в 1939 году.

Итак, перед нами прошли достаточно однотипные истории, некоторые из
них весьма надежно засвидетельствованы. Однако их приемлемого
объяснения пока никто не смог предложить. Вода, в которой всплыли
свинцовые гробы? Во всех случаях в склепах признаков воды не было.
Подвижки земной коры? Но почему же гробы в соседних склепах вели себя
спокойно? Злоумышленники? Но "почерк" действий явно какой-то
нечеловеческий, да и эксперименты с круглосуточной охраной склепа и
нетронутые печати не оставляют этому предположению никаких шансов на
правдоподобие.

Хда что же это? Пока вопрос повисает в воздухе. Есть еще один вариант
ответа: во всем "виноват" полгейст. Ведь в самом деле, редкая книга об
этом заганом явлении проходит мимо феномена самопередвига,ихся гробов.
Правда, в наиболее серьезных работах о делках шумных духов подобные
случаи рассматрива:я в разделах, посвященных тем явлениям, которые ьзя
отнести к полтергейсту. Ведь феномену "грободви1ий" не свойствен
полтергейстный синдром - совокупть симптомов, присущих каверзам
шумныхдухов, проки которых в 80 процентах случаев так или иначе заны с
конкретными живыми людьми. Когда же дело ается мертвых, обычно
проявляется синдром беспо[ныхдомов. Хотя возможны и промежуточные
случаи. тем не менее симптом "грободвижений" все-таки ее близок
симптоматике именно беспокойных домов, отому его не следует относить к
проявлениям полтерста.

245

БЕСПОКОЙНЫЕ АВТОМОБИЛИ

В Фредиксбурге, штат Вирджиния (США), из-за беспечности автолюбителя
Перси Труслоу в начале марта 1986 года все движение по городской
автостраде было блокировано почти на два часа. Оставив свой старый
автомобиль у обочины с работающим двигателем. Перси зашел в ближайший
магазин. Пока он делал покупки, его автомобиль неожиданно дал задний
ход и стал описывать круги на автомагистрали со скоростью около 50
километров в час. Это продолжалось до тех пор, пока не кончилось
горючее. Вызванные полицейские не могли приблизиться к машине.

Аналогичное происшествие: в выпуске телевизионной программы "Сегодня в
мире" 24 декабря 1986 года были показаны кадры американской хроники и
передано сообщение о том, как пустой автомобиль передвигался задним
ходом по улице со скоростью 40 километров в час. Полицейский
остановил' его, прострелив колеса...

И еще. 25 августа 1988 года мир облетел телерепортаж о том, что в
одном из городов США автомобиль без водителя самостоятельно задним
ходом ездил по кругу со скоростью 30-40 километров в час. Автомобиль
остановила полиция, поставив на его пути патрульную машину.

Кто заводил эти автомобили? Совпадение, случайная искра в системе
зажигания? Хорошо, но тогда как могли сами собой включиться задние
передачи? Илк это дело рук шутников? Но не слишком ли много шутников и
совпадений?

Кроме того, известны случаи, когда шутки можно полностью исключить.
Например, происшествия, о которых говорилось в прессе в январе 1987
года: "Выведены из строя неизвестными лицами около 100 танков и
бронетранспортеров на военной базе США в районе люксембургского города
Санем. По сообщению газеты "Цайтунг фум летцебургер фоллек",
повреждены наиболее сложные узлы боевых машин, в частности оптические
системы наведения. Специалисты высказывают удивление по поводу того,
как и кому удалось

246

вить эту акцию. Территория базы, обнесенная забором из колючей
проволоки высотой в два человеческих роста, круглосуточно охраняется
пешими и моторизованными патрулями".

Итак, что это? Необъяснимые случайности или?.. Или есть некая разумная
сила, вмешивающаяся в наши дела? Сообщивший в 1991 году обо всех этих
не поддающихся разумному объяснению происшествиях Александр Кусефил
предположил, что загадочные инциденты со сложной техникой, созданной
руками человека, возможно, связаны с незримым присутствием неких пока
неизвестных нам сил.

"ВЫСОКОВОЛЬТНЫЕ" ЛЮЛН

Редакция выходящего в США "Журнала странностей" в одном из его
последних номеров за 1988 год постановила признать "самыми
электрическими людьми планеты" сорокашестилетнюю домашнюю хозяйку
Полин Шоу из Манчестера и не названного по имени китайца из провинции
Синьцзян. Что касается последнего, то его коллеги-рабочие предпочитают
не здороваться с ним за руку, поскольку он бьет током настолько
сильно, что буквально сшибает людей с ног. Такими же свойствами
обладает китаянка Лю Ин, она уже около десяти лет продолжает
озадачивать ученых и врачей. Последние, попытавшись помочь ей,
оказались просто в шоке, причем в буквальном смысле слова: при каждой
попытке дотронуться до пациентки возникал сильнейший электрический
разряд и врачей било током! Напряжение удалось измерить - стрелка
вольтметра достигла отметки 100 вольт.

Что касается Полин Шоу, то она, как и ее китайские коллеги, внешне не
отличается никакими особенностями. Но когда приходит в банк или
универмаг, служащие посматривают на нее с изрядным любопытством: дело
в том, что своими неосторожными прикосновениями, а зачастую и вовсе
без них она уже испортила множество электробытовых устройств и
приборов. Холодильные

247

установки в универсамах и компьютеры в банках выходят из строя, когда
она находится рядом. Как сообщила газета "Сан", электрооборудование
портится, если Полин прикасается к нему. За относительно недолгий срок
она простым прикосновением пережгла 25 утюгов, 18 тостеров, 15
электрочайников, 6 электросушилок, 10 стиральных машин, 12
телевизоров, 12 радиоприемников, 3 видеомагнитофона и по меньшей мере
250 лампочек. Общий ущерб, причиненный ею домашнему хозяйству,
оценивается в 8000 фунтов стерлингов. Что касается лампочек, то они
попросту взрываются от прикосновения ее рук. Да и шутка ли сказать -
порой пальцы Полин "искрят" электроразрядами длиной до восьми
сантиметров! Однажды она нечаянно сварила рыбок в аквариуме,
дотронувшись рукой до устройства для подогрева воды...

Полин рассказывает, что иногда ей удается "снимать" электрическое
напряжение под душем, но случаются дни, когда она бывает "заряжена"
очень сильно: "Когда у меня очень болит голова, это значит, что во мне
скопилось много электричества и я наверняка испорчу что-нибудь".

Такие "электрические" люди были известны давно, еще до того, как
появились первые электробытовые приборы. Поэтому тогда от воздействия
подобных людей страдали только окружающие. Полагали, от них исходит
некая странная сила, например необузданная животномагнетическая. Но ни
носителям этой силы, ни ее жертвам легче от такого "открытия" не
становилось.

В материалах ряда авторов, как зарубежных, так и отечественных, в
качестве примеров "электрических" людей обычно ошибочно описываются
некоторые носители полтергейста. И это при всем при том, что вот уже в
течение почти полутораста лет не раз отмечалось) на основании опытов,
что сила, стоящая за таким носителем, не имеет, как говорили раньше,
"сродства" ни с электричеством, ни с магнетизмом, а больше похожа на
механическую. Классический пример подобного рода ошибки - случай с
Анжеликой Котэн, которую до сих пор вопреки фактам называют
"электрической

248

кой". Однако исследования, проведенные в 1846 году во Франции
президентом Парижской академии наук, директором Парижской
обсерватории, известным физиком и астрономом того времени Франсуа
Араго (1786 - 1853), показали, что это не так - ее "сила" не имела
ничего общего с электрической. Результаты были опубликованы в одном из
номеров "Журнальде деба" за 1846 год. Предмет исследования - необычные
феномены, связанные с четырнадцатилетней Анжеликой Котэн из деревни
Бовиньи департамента Орн, Франция.

В день ее рождения, 15 января 1846 года, в восьмом часу вечера
массивный дубовый стол, за котором сидела Анжелика, внезапно стал "сам
собой качаться и двигаться, так что невозможно было удержать его на
месте". В последующие дни "все двигалось вокруг Анжелики, точно по
мановению волшебного жезла". А между тем она отличалась крайней
апатичностью. Но стоило ей приблизиться к какому-либо предмету, как
тот немедленно отскакивал от нее. Самого легкого прикосновения ее руки
или платья было достаточно, чтобы тяжелая мебель принималась кружиться
и прыгать по комнате. Невозможно было удержать в своих руках что-либо,
до чего дотрагивалась Анжелика: предмет тут же начинал дергаться и
выскакивал из ваших рук. Когда эта сила проявлялась с особой
активностью, Анжелика, случалось, билась в конвульсиях. При этом
частота биения ее сердца достигала 120 ударов в минуту. Она так
пугалась при этом, что часто в ужасе убегала из дома.

В деревне говорили, что она одержима нечистой силой, и даже называли
человека, "испортившего" ее. Обратились за помощью к местному кюре.
Убедившись в реальности аномальных проявлений, почтенный
священнослужитель усомнился в пригодности в этом случае обрядов
католической церкви и посоветовал призвать на помощь медицину. Он
сумел убедить своих суеверных прихожан, что они имеют дело не с
нечистой силой, а с необычным состоянием организма, правда крайне
редким, но подлежащим ведению не духовной власти, а медицины. Весть об
этих странных явлениях вскоре достигла

249

Парижа: "Много ученых и докторов приезжали на место происшествия с
целью исследовать непонятные свойства молодой девушки". Анжелику стали
называть "электрической девушкой", что отражало наиболее
распространенную тогда гипотезу о природе действующих сил. Один из
первых исследователей, некто де Фаремон, "полагая, что действовавшая в
том случае сила была тождественна силе электричества, принес с собой
несколько простейших электрических приборов, но присутствия
электричества не обнаружил". Однако когда он подкладывал стекло под
стул, на котором сидела Анжелика, и под ее ноги, то явления
прекращались. В отношении последнего было высказано предположение,
что, возможно, "ученые аппараты производили угнетающее впечатление на
молодую девушку, что невольно отражалось на силе явлений".

Примерно в середине февраля 1846 года Анжелику привезли в Париж. Здесь
ее феномен самолично наблюдали и даже испытывали на самих себе Араго и
три его коллеги - астрономы Матье, Ложье и Гужон. Сам Араго был
настолько поражен увиденным, что настоял на назначении от Парижской
академии наук специальной комиссии для изучения этих явлений. После
заслушивания в Академии доклада о проведенных опытах для более полного
исследования феноменов, связанных с Анжеликой, была назначена
специальная комиссия в составе Араго, Беккереля, Жоффруа Сент-Илера и
Бабине. Комиссия почти не обращала внимания на механические проявления
феноменов Анжелики, она стремилась главным образом обнаружить
присутствие в организме девушки "свободного электричества". Для этого
использовались физические инструменты, которые должны были выявить
присутствие электричества, сходного с тем, "которое развивается в
наших электрических машинах или в электрических аппаратах некоторых
пород рыб или угрей". Один из таких инструментов изображен на
старинном рисунке. Это - электроскоп. Но использовался и обычный
компас. Оказалось, что в присутствии Анжелики компасная стрелка
начинала "пляску святого Витта"! Но электроскоп на Анжелику

250

никак не реагировал, даже если от нее "отскакивали" стулья.

Прошло чуть более десяти лет, и в начале декабря
1857 года в присутствии Гонорины Сеген, крестьянской девочки
тринадцати с половиной лет, отданной учиться на белошвейку в местечке
Ла Ге департамента Луара во Франции, стала двигаться и опрокидываться
мебель. Один из исследователей, доктор Пино, желая исследовать природу
таинственной силы, развиваемой девочкой, использовал "простой аппарат,
состоящий из бузиновых шариков, подвешенных на шелковинке, в надежде,
не будут ли они притягиваться, как от действия электричества". Когда
поднялся в воздух и опрокинулся весьма массивный и тяжелый деревянный
стул, шарики остались неподвижными. Доктор Пино специально подчеркнул:
"ноги и руки девушки оставались совершенно неподвижны и были на виду".
А предметы тем не менее двигались, но это совсем не отражалось на
самодельном электроскопе.

Похожие исследования и с теми же результатами были проведены в 1871
году в России. Тогда странные явления (самопроизвольные стуки, полеты,
самодвижения предметов, необычные световые эффекты, самовозгорания)
наблюдались в семье В. А. Щапова, занимавшей отдельный дом на хуторе в
30 верстах от города Илецка, что на Урале, и были связаны с его
двадцатилетней женой. Ранней весной 1871 года на хутор инкогнито
приехала официальная комиссия, "снаряженная по распоряжению самого
губернатора, генерала Веревкина". Комиссия состояла из
инженера-технолога А. Ф. Акутина (председатель), редактора газеты
"Уральские войсковые ведомости" Н. Ф. Савичева и доктора А. Д.
Шустова.

В первый же вечер члены комиссии стали свиде гелями стуков, полетов
предметов и прочих эффектов. На следующий день они приступили к
работе. По словам Щапова, ими "поставлены были привезенные с собой
физические приборы, для чего даже взломали часть пола в спальне жены и
поставили там железный прут, один конец которого углубили в самую
почву под полом, а

252

другой, верхний, с загнутым и заостренным концом, приходился против
той стеклянной двери, в которую обыкновенно раздавались удары и на
стекле которой устроен был конденсатор из листов свинцовой бумаги.
Привезены были ими и лейденская банка, компасы, магнит и всякая
научная диковинка, но ни один из приборов во все времена не оказался
пригодным ни для одного опыта: посредством их не удалось уловить ни
малейшего намека на сродство явлений с электричеством и магнетизмом;
равно как и химические реакции, производимые самим Акутиным, не
показали никакого особенно напряженного состояния атмосферного
электричества в помещениях дома или насыщения окружающего воздуха
сгущенным озоном. Словом, - заключает Щапов, - все усердные старания
их по этому предмету не привели ни к чему, а явления между тем
своеобразно продолжались каждый вечер аккуратно".

Более поздние исследования, проведенные во второй половине нашего
столетия, показали, что полтергейстная сила скорее сходна с
механической, а не с электрической, магнитной или электромагнитной: ее
воздействие на бытовые электроприборы объясняется "механическим
влиянием, не имеющим видимой причины". К такому выводу в 1968 году
пришли известные немецкие физики Ф. Каргер и Г. Циха из Института
плазмофизики имени Макса Планка в Мюнхене, расследовавшие случай
полтергейста, отягощенный "электробезобразиями" .

В некоторых случаях, похоже, носитель полтергейста все же способен
воздействовать на бытовые электроприборы так же, как и домохозяйка
Полин Шоу. Об этом свидетельствует сообщение газеты "Унита", Италия,
от 9 августа 1983 года из Формии: "Родители Бенедетто Супино,
шестнадцатилетнего паранормального подростка, который на расстоянии
щелкает электрическими выключателями, на расстоянии поджигает
различные объекты и, похоже, обладает сильнейшим магнитным зарядом,
продолжают испытывать беспокойство за судьбу своего сына. "Нас
беспокоит ситуация, - заявила журналисту агентства АНСА мать
Бенедетто, -

253

мы обращались даже к президенту республики Пертини, чтобы найти
специалиста, который вылечит Бенедетто. Кто-нибудь должен нам помочь".
Синьора Супино сказала журналисту, что даже сегодня утром, вдень,
когда она давала интервью, ее сын, который в настоящее время учится на
заочных курсах по электронике, дважды пережег электрический
выключатель в доме: "В той или иной степени эти явления начались в
октябре прошлого года. Лишь недавно мы связали их с Бенедетто".

В других случаях люди, находящиеся в полтергейстной квартире,
испытывают не только наносимые неведомо кем чисто механические толчки,
но и нечто типа электрического удара. Однако всегда, когда дело
связано с носителем полтергейста, проявляется множество свойственных
этому феномену симптомов - самодвижения предметов, необъяснимые стуки,
самовозгорания и прочее. В случаях же с "электрическими" людьми
проявляется лишь симптом электрического воздействия на приборы и
людей, окружающих носителя столь странного явления.

С "высоковольтными" людьми, как уже знает читатель, опасно иметь дело.
Об одном таком случае в 1997 году поведала М. Голомолзина (газета
"НЛО", 1997, N 4). Вот что она сообщила о жителе Волгодонска Т.,
молодом человеке хрупкого телосложения: "В детстве он был хилым
болезненным мальчиком. Сверстники часто дразнили его, доводя до слез.
В таком состоянии он чувствовал легкий зуд в пальцах. В полную же силу
"электрические способности" пробудились во время службы в армии, когда
он током ударил сержанта, сильно разозлившего его.

Но Т., не желая делать свои способности достоянием публики, почти
шесть лет скрывал их. Однажды он сорвался, и это привело к разглашению
его тайны. После работы Т. возвращался домой в переполненном
транспорте, где его оскорбил не особенно вежливый попутчик. Т. драться
не стал, но его "электрический организм" заработал со страшной силой.
И поэтому, когда на повороте Т. схватился за поручень, стоящие

254

рядом люди ощутили удар током. Приехала милиция пришлось объясняться.

После этого случая Т. обследовали в научно-техническом центре, имеющем
отношение к военно-промышленному комплексу и расположенном в одном
подмосковном городе. Ученые установили, что подвоздействием внешних
раздражителей организм Т. спонтанно вырабатывает электричество. Если
на ногах у "электрического человека" обувь на толстой резиновой
подошве, отрицательные заряды накапливаются на левой половине
туловища, положительные - на правой, причем разница потенциалов может
достигать трех тысяч вольт".

М. Голомолзина приводит и другие аналогичные случаи, наблюдавшиеся как
в прошлом веке, так и в наше время: "Дженни Морган из Седалии, штат
Миссури, жившая в 90-х годах прошлого века, обладала "высоким
электрическим потенциалом": от нее во все стороны летели электрические
искры! Взрослые по возможности старались держаться подальше от
девочки. Те же, кто по забывчивости здоровались с ней за руку или
прикасались к ней, от шока даже теряли сознание. Подобное же
воздействие на людей оказывал шестилетний мальчик из племени Зулу,
которого демонстрировали в Эдинбурге в 1882 году. Прикосновение к нему
тоже вызывало электрошок. От тела младенца, родившегося в Сен-Урбэн во
Франции в 1869 году, исходили такие разряды, что причиняли боль всем,
кто к нему прикасался. , От его пальцев шли светящиеся лучи, и когда
он в возрасте всего девяти месяцев скончался, свечение его тела
продолжалось еще в течение нескольких минут. Дуглас Хант в своей книге
"Предсказание" сообщает о двух "высоковольтных младенцах": один из
которых мог зарядить лейденскую банку, а другой - вызвать вибрацию в
предметах, подносимых к нему на небольшое расстояние. Последний же, по
свидетельству очевидцев, испускал "нежное белое сияние".

А вот какая история произошла с тридцатилетней ткачихой Исико Дзикаро
из Киото (Япония). Как-то раз она внезапно почувствовала себя плохо:
резко

255

лась температура, появились сильные головные боли. В больнице при
обследовании выяснилось, что от тела Исико исходят электрические
разряды. Вольтметр, подключенный к телу женщины, показал напряжение 14
вольт, от чего загорелась электрическая лампочка и включился
радиоприемник. Медики предположили, что Исико стала "живым генератором
электроэнергии" вследствие многолетней работы с синтетическими нитями.

Аналогично воздействует на приборы и Фульхенсио Деварра из
венесуэльского города Сан-Кристобаль. В спокойном состоянии Деварра не
способен причинить вреда, но вот когда разозлится - берегись! В такие
моменты его карие глаза становятся белесыми, а курчавые волосы
распрямляются и, можно сказать, встают дыбом. У окружающих мгновенно
разряжаются батарейки в часах, а у близстоящих автомобилей садятся
аккумуляторы. Как и Полин Шоу, Деварра выводит из строя электронные
трубки телевизоров и компьютеров. Утверждают также, что некоторые
люди, находящиеся поблизости, падают в обморок, а мелкие насекомые
просто погибают. Успокоившись, Деварра может проспать сутки, а
проснувшись, начинает много есть и пить, словно восполняя огромную
потерю энергии".

Можно привести достаточно много других подобных примеров и наблюдений.
Они показывают, что в ряде случаев для того, чтобы убедиться, что
организм человека вырабатывает электроэнергию, его вовсе не надо
подключать к электрокардиографу или электроэнцефалографу, чтобы
зарегистрировать биотоки сердца или мозга. К такому человеку
достаточно просто прикоснуться. Но лучше этого не делать, поверьте на
слово: он способен поразить вас не хуже электрического ската!

НА СОБСТВЕННОЙ ШКУРЕ

Исследователям полтергейста не часто достается на себе испытать его
злые чары. Ведь они редко узнают о феномене из первых рук, чаще - из
сообщений средств

256

массовой информации, иногда - по слухам, то есть с известным
опозданием. По прибытии на место выясняется, что уже ничего не
происходит: то ли все кончилось, то ли наступило временное затишье.
Дальше все зависит от опыта и терпения исследователя. Иногда играет
роль случайность, и ты становишься очевидцем небывалого.

Скорее всего самым первым ученым, которому лично довелось лицезреть
полтергейст в действии, был знаменитый английский философ Джозеф
Гленвиль (1636-1680). Его глубоко интересовали такие необычные
явления, как привидения, беспокойные дома и конечно же то, что сегодня
мы называем полтергейстом. И когда в мае 1662 года в английском городе
Тедворте в доме мирового судьи Джона Момпессона начались настолько
странные события, что они вскоре стали известны по всей Англии и даже
привлекли внимание самого короля, философ выехал на место небывалых
происшествий, "виновницами" которых были две младшие дочери судьи.

Он прибыл в тот "нехороший" дом в конце января - начале февраля 1663
года. Вот что он там, по его словам, наблюдал: "При мне это досаждало
детям как раз в то время, когда они ложились спать... Поднимаясь по
лестнице, я слышал какое-то странное поскребывание, а когда мы вошли в
комнату, заметил, что это было как раз позади валика, подкладываемого
под подушки детской кровати... Царапание было такое сильное, какое
только возможно сделать длинными когтями... В кровати лежали две
маленькие скромные девочки, примерно семи и одиннадцати лет. Я видел
их ручки, лежавшие поверх одеял, так что они никак не могли издавать
звуки, которые слышались за их головами. Так как мне сказали, что он
может подражать всякого рода звукам, то я, ради опыта, попробовал
поцарапать несколько раз по простыне - пять, семь, десять раз подряд,
- и все это было воспроизведено с остановкой после каждого повтора. Я
осматривал под кроватью и позади, поднимал одеяла и простыни, ощупывал
валик, обстукивал стену за кроватью, словом, я

^ Кунсткамера циомалий

257

проделал все возможное, чтобы только убедиться, не было ли тут
какой-нибудь подделки или естественной причины: то же самое сделал и
мой коллега, но мы ничего не могли обнаружить... После царапания,
которое продолжалось около получаса или более, это перешло в середину
постели, поддетой, и тут стало-пыхтеть очень громко, подобно
запыхавшейся собаке. Я положил руку на это место и почувствовал, что
постель приподнимается к моей руке, как если бы кто-нибудь изнутри
подталкивал ее... Это пыхтение было до того сильно, что производило
весьма заметное сотрясение комнаты и окон... В то время, как слышалось
пыхтение, я случайно увидел, что в холщовом мешке, висевшем у другой
кровати, как будто что-то шевелится. Думая, что это крыса или мышь, я
схватил мешок одной рукой за верхний конец, а другой прощупал его
сверху донизу, но ровно ничего не нашел. Поблизости никто не стоял,
так что шевелить мешок было некому, да если бы и было кому, то во
всяком случае никто не мог бы произвести именно такого рода движение,
которое, казалось, происходило изнутри, как бы от шевеления
какого-нибудь живого существа".

Обдумав увиденное, Гленвиль пришел к таким выводам: "Я вполне
убедился, убежден и поныне, что зти звуки - дело какого-либо демона
или духа... тут было нечто необычайное, нечто такое, что у нас принято
называть сверхъестественным". Он уехал, сетуя на то, что собственная
его лошадь заболела на обратном пути и через несколько дней пала...

Прошло свыше 200 лет, пока другому известному ученому повезло увидеть
полтергейсТ в действии. Это был английский физик и
психоисследовательсэр Уильям Баррет. В 1877 году ему довелось лично
расследовать вспышку полтергейста в деревушке Дерригонелли, в доме, в
котором жил вдовец с четырьмя дочерьми и сыном; им было от десяти до
двадцати лет. Шумный дух, как оказалось, привязался к двенадцатилетней
Мегги. Профессор Баррет прибыл в тот дом днем с одним

"з своих коллег, как когда-то и Гленвиль, но беспокоившие всех стуки
начались лишь вечером. Баррет попросил помощника понаблюдать за домом
снаружи - не шалит ли кто? Но вокруг никого не было. Тогда в
сопровождении вдовца и его сына он вошел в спальню девочек. Не спала
лишь Мегги. Она лежала, но ее руки и ноги выглядывали из-под одеяла. А
стуки все продолжались. Тогда ученый зажег лампу. Стуки прекратились,
но вскоре возобновились вновь. Они почему-то исходили из стен и
потолка спальни. При этом, отметил Баррет, никто из присутствующих не
двигался. И тут на кровать внезапно упал камень!

В этот раз профессору даже удалось пообщаться со стучащим духом. Он
просил его - как вслух, так и мысленно, простучать определенное число
раз. И дух охотно и без ошибки исполнял все приказания ученого.

В 1900 году знаменитый итальянский криминалист и не менее известный
психоисследователь профессор Чезаре Ломброзо посетил винный подвал
дома молодого виноторговца, в котором, как говорили, бутылки двигались
сами по себе, разбивались и даже взрывались. А в самом доме летали
столы и стулья, обычно когда хозяин был дома. Кто бы ни входил в
подвал, бутылки тут же начинали биться, утверждал хозяин. Ломброзо
решил проверить это неправдоподобное заявление на деле. Он спустился в
подвал, зажег шесть свечей, поставив их на столе в середине помещения.
Бутылки лежали плашмя, одна на другой, на пяти длинных полках.
Профессор со свечой внимательно осмотрел помещение в поисках веревок
или нитей, привязанных к бутылкам, но ничего подозрительного не
обнаружил. Затем стал наблюдать. Спустя несколько минут со второй и
третьей полок сами собой стали выскакивать бутылки - две, четыре,
затем еще и еще - и падать на пол, но как-то бережно, будто их кто
нес: шесть бутылок тем не менее разбились, две остались целыми.
Четверть часа спустя упали и разбились еще три бутылки. Когда Ломброзо
покидал подвал, упала еще одна бутылка. Как только он закрыл за собой
дверь, в подвале воцарилась тишина.

Если до текущего столетия ученых и исследователей феномена, лично
засвидетельствовавших буйство духов, можно пересчитать по пальцам, то
в нашем веке их было столько, что всех не перечесть. Назовем лишь
некоторых.

В 1925-1926 годах многие психоисследователи наблюдали разнообразные
феномены полтергейста, которые сосредоточивались вокруг
тринадцатилетней девочки Элеоноры Цугун из небольшого румынского
городка Тульпа. А все началось после того, как она в феврале 1925 года
навестила в деревне свою стопятилетнюю бабушку, пользовавшуюся
репутацией ведьмы. По пути к ней девочка нашла на обочине дороги
несколько монет и купила на них сладостей, на что бабушка авторитетно
заметила: деньги оставлены дьяволом. На следующий день на девочку
постоянно обрушивался каменный дождь, камни разбивали оконные стекла,
а небольшие предметы и вещи вблизи "одержимой" сами собой взвивались
вверх. Ее тут же отправили домой.

Но странности продолжились и там. Родители искали помощи где только
можно. О происходящем с Элеонорой написали газеты, и события стали
достоянием европейской печати. Так о девочке узнали
психоисследователи. Первым к ней приехал Фриц Грюневальд из Германии,
который вскоре стал свидетелем полетов вокруг "одержимой" самых
разнообразных вещей. Пробыв с Элеонорой несколько недель, Грюневальд
убедился, что оставлять ее среди невежественных и суеверных жителей
городка нельзя. Исследователь, к радости родителей девочки, увез
Элеонору в Берлин, где собирался провести ряд научных экспериментов,
поселив ее в своем доме. Однако вскоре он неожиданно умер от разрыва
сердца...

Если бы не румынская психоисследовательница графиня Зоя
Василько-Сереки, проживавшая в Вене, положение Элеоноры оказалось бы
весьма незавидным. Она удочерила девочку, и та стала жить в венской
квартире графини, обучаясь парикмахерскому искусству и одновременно
непроизвольно демонстрируя симптомы

260

типичного подросткового полтергейста, сопровождавшиеся некоторыми
проявлениями одержимости. Чаще всего происходило самодвижение
предметов; иногда они падали, возникая как бы в воздухе, но начало
движения графине ни разу наблюдать не удалось. Помимо этого, в доме
стали появляться неведомо как записки, слышались произносимые
неизвестно кем фразы. Дракула (демон по-румынски), который, по мнению
Элеоноры, все это делал, вскоре сосредоточил почти все свое внимание
на девочке: толкал, щипал, кусал и бил ее, вышвыривал из кровати,
дергал за волосы, втыкал в кожу иголки, заливал ее обувь водой. Все
это наблюдалось уже к марту 1926 года и было засвидетельствовано
немецкими психоисследователями Шренк-Нотцингом и Гансом Розенбахом из
Берлина.

В конце апреля 1926 года в Вену прибыл для наблюдения за симптомами
полтергейста, проявляемыми Элеонорой, известный английский
психоисследователь Гарри Прайс. Вот что ему пришлось там, в частности,

261

видеть. Он писал: "Графиня и я сидели на кушетке и наблюдали за
Элеонорой, которая забавлялась с игрушечным ружьем, стреляющим
целлулоидными шариками для пинг-понга. Внезапно шарик раскололся и обе
его половины упали к нашим нога1й. Но тут графиня подскочила, то же
сделал и я: используемый -для открывания конвертов стальной стилет с
ручкой, длиной около десяти дюймов, стрелой пронесся через комнату
откуда-то сзади меня и упал напротив закрытой двери. Я мгновенно
обернулся, но не обнаружил ничего, что могло бы заставить стилет
сорваться с места - письменного стола позади нас". Также Прайс видел
стремительный пролет и падение игрушечной собачки Элеоноры, медленное
сползание с кресла подушечки, которая в конце концов свалилась на пол,
и многое другое. При этом вблизи самодвижущихся предметов никого не
было.

Прайс, лично удостоверившись, что пресса и очевидцы не лгут, не
ошибаются и нисколько не преувеличивают, пригласил графиню и Элеонору
в Лондон с тем, тгобы провести более строгие исследования в своей
Национальной лаборатории психических исследований. Они прибыли 30
сентября 1926 года. В первые же дни сотрудники лаборатории не раз
наблюдали, как падающие откуда-то из-под потолка небольшие предметы
ударялись о девочку, не причиняя ей боли. Вместе с тем на теле
Элеоноры стали без видимых причин возникать синяки и царапины, причем
прямо на глазах исследователей: девочка внезапно вскрикивала от боли,
и на ее лице, кистях рук или предплечьях возникали красные царапины, а
той следы укусов. Последние были похожи на ее собственные, но
появлялись в местах, укусить которые анатомически невозможно. Да и
микрофлора "слюны", исследованная под микроскопом, отличалась от
присущей Элеоноре слюны. До сих пор сохранился фрагмент кинопленки,
заснятой Прайсом, запечатлевший возникновение на коже девочки следов
от невидимых укусов и ударов. К лету 1927 года полтергейст покинул
Элеонору, и

262

она смогла вернуться в Румынию, где стала зарабатывать на жизнь
парикмахерским ремеслом.

Особенно часто исследователи полтергейста стали лично сталкиваться с
самыми разными проявлениями феномена во второй половине нынешнего
столетия. Вот что однажды наблюдал известный американский парапсихолог
У. Ролл. Он узнал, что в присутствии двенадцатилетнего Роджера
происходит перемещение различных предметов. В декабре 1968 года Ролл
прибыл в штат Кентукки, в дом, где жил мальчик. "Я старался все время
держаться около него, - пишет исследователь. - Однажды он пошел на
кухню, и я следом за ним на расстоянии нескольких футов. Остановившись
между

263

мойкой и кухонным столом, он повернулся лицом ко мне. В этот момент
стол подпрыгнул в воздух, повернулся приблизительно на сорок пять
градусов и опустился на спинки четырех стульев, стоявших вокруг него,
не касаясь ножками пола. Рядом с Роджером никого не было, и я не мог
объяснить это явление известными причинами".

С очень любопытным случаем встретился в 1969 году знаменитый немецкий
парапсихолог Ганс Бендер при исследовании вспышки полтергейста в
Никлгейме, ФРГ. Там на одну семью, состоящую из супругов и их
тринадцатилетней дочери Бриджит, обрушились невиданные напасти:
загадочные удары в двери и окна, выпадение камней внутри и снаружи
дома. Потом по дому стали летать предметы домашнего обихода, куриные
яйца разбивались о головы гостей, рвалась одежда, любимую куклу
Бриджит нашли в непристойной позе. Призвали на помощь пастора. Во
время молитвы упавший с потолка камень как бы приклеился к столу,
будто притянутый магнитом. Когда пастор взял его в руки, он почему-то
был горячим. Различные предметы домашнего обихода внезапно исчезали из
дома и позднее обнаруживались вне его. Однажды Бендер с целью
убедиться в этом разложил флаконы с лекарствами на кухонном столе и
попросил всех выйти из дома. Затем сам закрыл все окна и двери и вышел
наружу. Очень скоро один из флаконов возник в воздухе рядом с домом,
другой - на уровне крыши; оба упали на землю как-то зигзагообразно.

А однажды, когда профессор, придя в полтергейстный дом, готовился к
очередному эксперименту, произошло следующее. Бендер и вся семья
собрались на кухне. Больше в доме никого не было. Свое пальто
профессор повесил в шкафу вблизи кухни. Мать Бриджит зачем-то
собралась выйти, но внезапно тут же вбежала на кухню с криком:
"Профессор! Ваше палыо аккуратно положено на снег перед крыльцом!"

Все одновременно вышли на крыльцо. Аккуратно сложенное профессорское
пальто возлежало на снежном ложе. Никаких следов того, кто бы мог это
сделать, на

264

снегу не было - он оставался девственно чист! Бендер тут же сделал
фотоснимок и принялся за анализ происшедшего.

Поскольку, пока все были на кухне, текущие разговоры записывались на
магнитофон, прокрутили ленту

265

обратно и установили, что мать Бриджит отсутствовала всего восемь
секунд. "Следственный эксперимент" показал, что снять пальто, вынести
из дома и аккуратно уложить на снег нельзя быстрее чем за двадцать
секунд, а не оставив на снегу следов - вообще невозможно! Профессор
был крайне поражен всем этим...

С начала 80-х годов с проявлениями полтергейста все чаще стали
сталкиваться и российские исследователи. Первому повезло В. Н.
Фоменко. 22 марта 1983 года вечером он посетил самую известную в то
время "нехорошую" квартиру в московском районе Измайлово. Пик событий
там давно прошел. В квартире во время визита исследователя были только
мальчик Юра, к которому привязался полтергейст, его младшая сестра и
их отец; мать дежурила в ночной смене. В 21.10, как описывает Валентин
Николаевич все затем происшедшее, они "услышали сильный удар ключей о
пластик пола. Звук был одиночный, без последующего удара о стеку,
плинтус, дверь или мебель от рикошетирования, без удара ключа о ключ.
Сила звука удара соответствовала их броску на поя со всего размаха".

Войдя в прихожую, Фоменко обнаружил, что исчезли ключи, которые он
минут десять назад видел вставленными в замочную скважину врезного
замка входной двери с поворотом на девяносто градусов. Поиски ключей
успеха не имели.

Через десять минут после исчезновения ключей, сообщает Валентин
Николаевич, когда он стоял в дверях комнаты рядом с отцом детей, а они
- в коридоре справа, он увидел боковым зрением, как над головами
детей, примерно на четверть метра ниже основания антресоли "внезапно в
воздухе появились ключи, очень короткое время (не более десятой доли
секунды) находились на одном месте без движения, а затем метнулись
через поле зрения влево вниз и ударились о пол в большой комнате.
Скорость движения была столь велика, что ключей практически не было
видно в полете... Звук удара ключей о пол, как и при вылете их из
замка, был очень сильным... Также не было звука скольжения,

266

звяканья ключей друг о друга и удара о что-нибудь после рикошета".

Но самое удивительное, замечает Фоменко, было в том, что ключи лежали
там, где упали: "При такой скорости и угле падения около тридцати
градусов ключи должны были бы скользить по паркету метров сто, в
данном случае - до платяного шкафа, а они лежали примерно в тридцати
сантиметрах от входной двери в эту комнату".

Наблюдать и даже испытывать "на собственной шкуре" проказы, напасти и
"нападения" шумных духов довелось и одному из авторов этой книги.
Рассказывает Игорь Винокуров.

- В одной из московских квартир мне пришлось стать не только
очевидцем, но и жертвой "нападений". Сигнал о том, что в ней
наблюдается нечто странное, я получил во второй половине дня 15
октября 1988 года. Созвонился с хозяевами и, узнав что происходит
(тогда их больше всего беспокоили водяные "нападения" и синхронно
спешащие часы), я, бросив в портфель запасные брюки и положив туда же
свой будильник, отправился в путь.

Приехав, застал такую картину: вся квартира представляла собой одну
большую сушилку! Просушивалось все: матрацы, простыни, одеяла,
подушки, наволочки, пододеяльники, покрывала, платья, брюки, юбки и
прочее. Дело осложнялось тем, что отопление, как нарочно, еще не было
включено. Особо доставалось одиннадцатилетней Наташе, носителю
феномена. Когда она ложилась спать, приходилось неоднократно и
безуспешно менять постельное белье: только что замененное на сухое,
оно вдруг оказывалось мокрым! Запаха же не было, вода оказывалась
обычной - московской водопроводной. Она появлялась неизвестно откуда:
вдруг на полу, стульях, табуретках возникали лужицы воды, непонятно

<<

стр. 6
(всего 13)

СОДЕРЖАНИЕ

>>