<<

стр. 7
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ему было всего три года. Он родился в бедной семье в городе Вако штата
Техас 19 августа 1865 года. И вскоре превратился в главную приманку
центрального мюзик-холла этого города, когда уникальные возможности
его мозга привлекли внимание публики.

Малыш был не просто чрезвычайно умен, он мо^ воспринимать информацию
так быстро, что его yij превратился в настоящую энциклопедию еще до
того как он научился ходить. Трудно найти другой случа такой же
феноменальной памяти в сочетании с гениа

льностыо. Тем более если учитывать, что Оскар родился слепым.

Будучи ласковым и нежным ребенком, он быстро завоевал любовь своих
учителей и легко установил контакт с людьми, которым, несмотря на всю
их образонаиность, часто приходилось сильно стараться, чтобы поспеть
за его мыслью. Задолго до достижения подросткового возраста он не
только освоил университетскую программу, но и стал соперником самых
блестящих умов своей страны.

В первых десятилетиях нашего века на сценах множества стран мира
блистал талантом к сверхбыстрым вычислениям знаменитый Арраго. В
России о нем помнят до сих пор. Свидетельство тому - напечатанная в
декабре 1997 года прекрасная статья Трофима Беленко об этом
чудо-счетчике. Она называется "Это непостижимо и... только". Материал
достоин того, чтобы быть представленным без сокращений. Вот он.

"Способности этого человека, - не без оснований утверждает Трофим
Беленко, - поражали и ставили в тупик всех, кому довелось видеть его
искусство. "Гений калькуляции", "волшебник вычислений", "чудо природы"
- так писали о нем, и в этом не было ни малейшего преувеличения.

Фамилия Арраго стала псевдонимом Романа Семеновича Левитина. Он
родился в 1883 году в Конотопе на Украине в небогатой и многодетной
еврейской семье. Арраго вспоминал: "Я уже с детства проявлял большую
склонность ко всякого рода вычислениям, любил манипулировать цифрами и
всегда старался вычислять в уме". Цифровые задачи не оставляли его
даже на прогулках. Более того, по ночам он долго не мог уснуть,
увлеченный вычислениями в уме, легко "управляясь" с огромными числами.

В 17 лет началась трудовая жизнь юноши - контролером в конторе
оптового торговца мануфактурой. Подсчитывая в уме стоимость наличного
товара, этот

Ч Люди и феномены 321

странный контролер в мгновение ока перемножал Х многозначные числа,
поражая своих сослуживц.".

Однако работа в конторе мало устраива-и чудо-счетчика. Хотелось
поступить в университет, но в России дорога в университет для евреев
была закрыта, И юноша уехал за границу, в Париж. В 1902 году он стал
студентом математического факультета Сорбонны.

Вскоре в университете узнали о необыкновенном даровании студента из
России. Да и не только там. Он демонстрировал молниеносные вычисления
в модных салонах, в литературных кружках - пока для собственного
удовольствия. На вопросы, как ему удается быстро вычислять, смущенно
пожимал плечами: он и сам этого не знал.

После третьего курса, не имея возможности платить за обучение, юноша
был вынужден покинуть университет. Видя его огорчение, один из
профессоров посоветовал: "Идите на эстраду - там вы заработаете
больше, чем в науке. Поверьте, вас ждет большой успех. Только возьмите
какой-нибудь звучный псевдоним, например Арраго". Бывший студент внял
доброму совету, и у него началась новая, очень нелегкая жизнь.

Дебютировал Арраго 23 ноября 1908 года в Брюсселе на эстраде модного
театра "Скаля". Он с^ашно волновался перед выступлением, но волнение
оказалось напрасным. Каждый номер вызывал бурю ..плодисментов и крики
"браво". Со временем Арра^ убедился, что волнение даже содействует
успеху, ^нливая способности к быстрым вычислениям. В

Арраго объехал многие крупные города Анг-пииД Испании, Италии,
Германии,' Австрии, ГолландниД Побывал даже в Алжире. Потом получил
приглашепиД на гастроли в Аргентину и Бразилию. Семь мссяцеД
продолжалось турне по Новому Свету. Арраго возвраД тился в Европу в
ореоле всемирной славы! Jj

Первое его выступление на родине состоялось весной 1912 года в Москве
на сцене ресторана "Яр". 10 марта того же года газета "Московский
листок" писала: "В роскошном Наполеоновском зале у "Яра" ежедневно -
невероятное скопление избранной публики, с изумлением следящей за
поразительными сеансами Арраго. То, что он исполняет на эстраде,
совершенно не укладывается в рамки действий нормального человеческого
мозга. В самом деле, сеансы Арраго похожи на сказку и не имеют
решительно никаких объяснений. Это -непостижимо и... только".

За считанные секунды Арраго возводил в квадрат и куб десятизначные
числа, извлекал из этих чисел корни, разумеется, не пользуясь ни
карандашом, ни мелом. Он уходил за кулисы, а его ассистент записывал
на двух черных досках высокие столбцы шестизначных чисел, названных
публикой. Возвратившись на сцену, артист-математик бросал быстрый
взгляд на столбцы, в секунду складывал числа на каждой доске и называл
разность полученных сумм. Затем (почти не задумываясь) возводил в
квадрат четыре шестизначных числа, предложенных зрителями, и все
результаты суммировал. Все это в стремительном темпе. Закончив
подсчет, он выкрикивал семь промежуточных результатов и восьмой
окончательный.

Несколько человек из публики медленно проверяли подсчеты артиста на
бумаге. Зал взрывался громом аплодисментов, когда все убеждались, что
ответы верны! Мало того, Арраго держал в памяти все числа, к<>>-

торыми оперировал во время сеанса, и повторял их в конце. А таких
чисел набиралось от 50 до 75. Поражало зрителей и то, как мгновенно
Арраго определял день недели, когда ему называли год, месяц и
конкретное число. Для этого тоже требовалось сделать в уме непростой
расчет.

Известный популяризатор науки, Я. И. Перель.ман был знаком с Арраго.
"Я имел возможность наблюдать вычислительную работу этого
феноменального счетчика не только на эстраде, но и в домашней
обстановке, - вспоминал Яков Исидорович. - И мог убедиться, что
никакими особыми вычислительными приемами он не пользовался, а считал
в уме, в общем, так же, как и мы на бумаге. Но необычайно цепкая
память помогала ему обходиться без записи промежу1 очных результатов".
Эта же удивительная память позволила Арраго легко овладеть многими
иностранными языками - французским, английским, немецким, итальянским,
испанским, голландским и польским.

Легкость, с которой работал Арраго, была обманчивой. В
действительности же в процессе сеанса он испытывал колоссальное
напряжение. Те, кто сидел ближе к эстраде, замечали у этого
"маленького, худого человека с горящими глазами и нервными движениями"
дрожащие мускулы на лице и другие приметы крайнего сосредоточения.
"Арраго - особый талант, явление - ненормальное, - писал журнал
"Артист и сцена". - Преклоняясь перед его работой, одновременно на
сердце такая жалость, такая грусть... Вы имеете перед собой не
человека, а обнаженные нервы. Чем это кончится?"

После выступлений в Москве Арраго отправпся на гастроли в Петербург.
Здесь он выступал в т( ! ;ре "Палас" на Михайловской площади (ныне
Театр музыкальной комедии). Однажды, возвратившись г .-ле очередного
сеанса, Арраго прилег и... потерял сознание!

324



Врачи поставили тревожный диагноз: воспаление мо "а. Когда артист
открыл глаза, лечивший его врач профессор Гервер вдруг спросил:
"Сколько будет, если 327 умножить на 649?" И Арраго слабым голосом
ответил: "212 223". Профессор улыбнулся: "Ну, значит, положение ваше
не так уж плохо, однако выступления придется на некоторое время
оставить".

Вынужденный отдых Арраго продолжался недолго, и снова для "волшебника
вычислений" началась кочевая жизнь. Он выступал в Одессе и Харькове,
Николаеве и Херсоне, Минеральных Водах и Баку. Уникальный талант
Арраго не мог не привлечь внимания невропатологов, психиатров,
психологов. В Петербурге им заинтересовался академик В. М. Бехтерев. В
Москве Арраго обследовала группа врачей во главе с известным
профессором Н. Н. Баженовым. Испытывали его и в Киеве, и в Иркутске.
Однажды даже организовали соревнование Арраго с арифмометром, и победу
одержал артист, опередив машину на 8 секунд. Но и самые видные
психиатры и психологи были бессильны объяснить его удивительные
способности.

Еще в дореволюционное время один московский журнал советовал Арраго
поскорее оставить тяжелое нервное искусство и "с небес счетной
гениальности спуститься на землю здравым и невредимым". Но Арраго
думал иначе. Он выступал еще много лет. В годы Великой Отечественной
войны давал сеансы в госпиталях и воинских частях, а после войны - в
театрах и на аренах цирков. Прожил он не очень долго и умер в
Ленинграде 29 ноября 1949 года в возрасте 66 лет".

А вот что засвидетельствовал в своих воспоминаниях о встречах с Арраго
известный физиолог, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР,
профессор Л. Л. Васильев: "В Бехтеревском институте мозга автору
довелось участвовать в обследовании феноменального счетчика Арраго.
Представьте себе классную доску, на которой кто-либо из

325

щих пишет колонку из 10- 12 пятизначных или шестизначных чисел.
Требуется подсчитать сумму написанных чисел. Арраго делал это с
невероятной быс! ротой. Едва кинув взгляд на доску, он буквально
"выпаливал" ответ с такой скоростью, что его едва удава-юсь
записывать. "Простой же смертный" выполнял эту счетную операцию с
мелом у доски не раньше чем за несколько минут, да и то нередко с
ошибками. Замечательно, - добавляет профессор, - что феноменальная
способность к устному счету проявляется у таких одаренных счетчиков
как бы в готовом виде, обычно очень рано - еще в дошкольном возрасте"
(Васгльев Л. Л. Внушение на расстоянии. М., 1962).

Помнят в России и о другом отечественном чудо-счетчике - Владимире
Зубрицком, как о том свидетельствует недавняя публикация Геннадия
Трофимова. Вот что он пишет об этом чуде XX века: "Известный
иллюзионист А. А. Вадимов (Алли-Вад) к плел первые гастроли Володи
Зубрицкого. "Цирк Никишна на Нижегородской ярмарке широко рекламировал
"чудо XX века" - семилетнего Володю, - вспоминает Вадимов. - На м-анеж
выходил мальчик, одетый в костюмчик с матросским воротником, с ним
выходил мужчина средних лет и, представив Володю зрителям, предлагал
давать задачи".

Публика называла числа. Володя, лишь немного подумав, умножал
четырехзначное число на четырехзначное, возводил в степень, извлекал
из больших чисел квадратные и кубические корни. На черной доске
изображали квадрат, разделенный на 25 клеток. В каждой клетке писали
цифру (от нуля до девятки), Володя некоторое время смотрел на таблицу,
произносил: "Готово!" - и, не глядя на доску, перечислял написанные
цифры в любом порядке, в любой строке и по диагоналям. Затем, по
просьбам зрителей, он наз '- вал даты различных исторических событий,
демон" Х рируя свою действительно феноменальную память.

326

В сентябре 1912 года Володю Зубрицкого привезли на гастроли в Москву,
а в конце октября - в Петербург. Он выступал здесь на арене
знаменитого цирка Чинизелли. "Всех поражает, - писал петербургский
журнал, - как этот семилетний мальчик решает в уме такие сложные
числовые задачи, какие и на бумаге-то - можно решить лишь после
пяти-шестиминутной работы".

В один из дней Володя был приглашен в редакцию известного тогда в
Петербурге "Синего журнала". Он

327

пришел вместе со своим репетитором. В присутствии сотрудников редакции
мальчик дал свой обычный сеанс. "Когда все захлопали в ладоши, - писал
корреспондент журнала, - у Володи на лице было самое безразличное
выражение. "Чему тут удивляться? - казалось, говорило оно. - Такая
простая штука".

Кто-то спросил: "Какой день недели был 29 августа
1873 года?" Володя ответил, что среда и, внимательно взглянув на
задававшего вопрос, добавил недоверчиво: "А вы-то сами знаете, какой
был это день?"

В заключение его попросили оставить автограф:
"Ну, напиши, что ты больше всего любишь". Мальчик-вундеркинд, нахмурив
лоб и чуть подумав, написал нетвердым еще, неровным почерком: "Я люблю
учиться и бегать. Володя Зубрицкий". И в этой короткой фразе
выразилась вся трагедия маленького артиста, лишенного детства и
вынужденного ежедневно напрягать свой неокрепший мозг, манипулируя
огромными числами. Суровый и строгий отец Володи, воспитанный на
жестоких обычаях цирка, не знал жалости и спешил заработать на
чудесных способностях сына как можно больше. Он заставлял его
выступать несколько раз в день, и не только в цирке, но и в гимназиях,
в институтах, на различн^х^вечерах. Учиться в школе Володя не мог -
некогда было. Зато в Киеве отец уже строил просторный каменный дом...

Через много лет, уже взрослым человеком, Владимир Зубрицкий вспоминал,
что в детстве по ночам его мучили кошмары. Он ненавидел цирк.
Несколько раз вместе с братом (тот был старше всего на год) пытался
убежать из дома. Но каждый раз их водворяли обратно.

Известный московский невропатолог Г. И. Россолимо тщательно исследовал
Володю Зубрицкого и, отмечая удивительную зрительную и слуховую память
мальчика, настоятельно советовал прекратить его выступления. Говорили,
что сам граф С. Ю. Витте

лагал устроить Володю в реальное училище на полном государственном
обеспечении. Но отец и слышать об этом не хотел.

"Синий журнал" писал в одном из своих номеров:
"Володя Зубрицкий действительно гениальный ребенок. Если он будет жить
и развиваться нормально, человечеству придется познакомиться с таким
чудом, о котором как-то даже жутко говорить". Предсказанию этому,
однако, не дано было сбыться. Началась первая мировая война.
Зубрицкого-старшего мобилизовали на фронт, и выступления юного
циркового математика прекратились. В тринадцать лет он записался
добровольцем в красноармейский батальон. Затем служил разведчиком на
бронепоезде. Был ранен в голову и контужен. Подлечившись, снова
воевал. До 1921 года служил на флоте. С гражданской войны возвратился
в Киев. Мелькнула было мысль снова стать цирковым артистом, но он
отбросил ее, поскольку уже не чувствовал в себе тех способностей,
которыми блистал раньше. Поэтому выбрал для себя работу самую
прозаическую - поступил матросом-спасателем на водную станцию.

В Великую Отечественную Владимир Зубрицкий снова воевал - на
тральщиках и бронекатерах. В


1943 году был ранен. Дослужился до звания капитана
3-го ранга. Иногда рассказывал сослуживцам о своем
.необычном детстве, о выступлениях на арене и шум-
ном успехе. Те не верили. Да ему и самому его прошлое казалось
каким-то странным, удивительным сном..."

Вот уже более полувека продолжает удивлять своим фантастическим даром
чудо-счетчик Шакунтали Дэви из Индии. Как пишет Ф. Эдварде, ее в
19-летнем возрасте в 1951 году привезли в США с целью
продемонстрировать ее математические способности, ошеломившие ученых
Индии и Англии. И эта хрупкая застенчивая девушка с тихим, едва
слышным голосом никого не разочаровала.

Выступления перед публикой, демонстрирующие ее магические способности
считать в уме, были для нее привычными. Впервые она появилась перед
аудиторией в шестилетнем возрасте, поразив присутствующих способностью
мгновенно складывать огромные числа и решать сложные задачи. Родилась
девочка в Индии, в небольшой деревушке вблизи Бангалора. В семье было
12 детей. Способность Шакунтали оперировать многозначными числами в
считанные секунды принесла ей широкую известность. Ею стали
интересоваться и приглашать в различные школы и на политические
собрания. Уму непостижимо было видеть эту хрупкую девочку с большими
черными глазами, стоявшую посередине сцены и умножавшую шести- и
семизначные числа на другие числа такого же порядка и выдававшую
правильный ответ за какие-нибудь три-четыре секунды. Она
демонстрировала это многократно, и каждый раз публике приходилось
ждать, когда другие математики на своих машинках проверят ее решения.

С возрастом Шакунтали потеряла интерес к умножению и перешла к более
сложным действиям. Извлечение квадратного корня из многозначного числа
она

330

считает детской забавой и поэтому не утруждает себя этим. Ну а
кубический? Шакунтали в восторге, что ей удалось побить калькуляторы и
ровно за ^ секунды извлечь кубический корень из 332 812 557, равный
693. Много раз она демонстрировала свои способности, каждый раз
усложняя задачу. Достаточно было ей только взглянуть на любое
девятизначное число, как она тут же извлекала корень четвертой
степени; практически сразу она извлекала корень шестой степени из
12-значного числа.

Последнее из ее известных достижений было продемонстрировано 18 июня
1989 года на компьютерном отделении Императорского колледжа в Лондоне.
Она за 28 секунд перемножила два тринадцатизначных числа, выбранных
специальной комиссией. Сложность этой операции можно представить себе
по ответу: 18 947 668 177 995 426 462 773 730!

Хотя Шакунтали Дэви - настоящий феномен в области математики, с
остальными предметами у нее не все ладилось, и она дважды
проваливалась на промежуточном экзамене на степень бакалавра.

Как она делает сложные вычисления? Шакунтали этого не знает, но знает,
что требуется постоянная тренировка, чтобы не утратить сноровку. У нее
есть младшая сестра, у которой в детстве также проявлялись задатки
математического гения, но отсутствие интереса стоило ей этого дара.

О голландском математике Виллеме Клейне, который в 1976 году, будучи
уже в преклонном возрасте, за 163 секунды извлек корень 73-й степени
из числа, состоящего из 499 цифр, мы уже говорили. Добавим к этому,
что он же 7 апреля 1981 года в лаборатории физики высоких энергий
японского города Цикуба извлек корень 13-й степени из десятизначного
числа за 88,8 секунды. А вот колумбиец Хайме Гарсия Серрано 24 мая
1989 года в столице Колумбии Боготе извлех

331

корень 13-й степени из 100-значного числа всего за

15 секунд.

И все же в заключение этой темы вспомним ныне всеми забытого инженера
Ю. 3. Приходько: ведь его результат - извлечение за 9 секунд корня
1137-й степени из числа-монстра, занявшего 21 строку цифропечати, - до
сих пор никем не превзойден!

ТЕ, ЧЬЯ ПАМЯТЬ ПОЧТИ БЕЗГРАНИЧНА

Люди) чья память казалась почти безграничной, известны на всем
протяжении человеческой истории. Так, римский философ Сенека мог
повторить 2000 несвязанных слов в том же порядке, в каком их услышал
только один раз. Французский физик Андре Мари Ампер (1775-1836) мог
запросто воспроизводить длинные отрывки из энциклопедии по геральдике
и соколиной охоте даже через 50 лет после прочтения соответствующих
статей. Великий Бетховен сочинял на ходу и никогда не наносил на
бумагу ни одной ноты, пока вся пьеса не "запишется" в голове. Русский
шахматист чемпион мира Александр Алехин в 1938-м в Чикаго вслепую в
течение 12 часов одновременно играл на 32 шахматных досках, оперируя
тысячью фигур более чем на 2000 клетках. Южноафриканский и
международный политический деятель Ян Христиан Смэтс (1890-1950) уже в
преклонном возрасте выучил наизусть 5000 книг. Мехмед Али Халиси из
Анкар ы (Турция) 14 октября 1967 года прочел на память 6666 стихов
Корана за шесть часов. Совершенство памяти Мехмеда было удостоверено
дюжиной присутствоваиших при чтении академиков. В мае 1974 года
бирманец Виситтабм Вумса (1911-1993) прочел наизусть

16 000 страниц буддийских канонических текстоп. Американка Барбара Мур
исполнила на пианино по

332

памяти 1852 песни. "Концерт" ее продолжался с
25 октября по 13 ноября 1988 года! Самвел Гарибян из Еревана запомнил
и воспроизвел почти безошибочно 1000 продиктованных ему слов,
произвольно выбранных из 10 языков, в том числе таких, как фарси,
пушту, кхмерский и бенгали. Опыт состоялся в Москве в июле 1990 года.
Японец Хидеаки Томоери назвал по памяти число "пи" с точностью до 40
000 знаков после запятой. 24 июня 1996 года в помещении Музея мировых
рекордов Гиннесса в Ниагара-Фолсе (Канада) американец Дейв Фэрроу
запомнил случайную последовательность из 52 перетасованных вместе
колод карт (2704). Он бросил на них только один быстрый взгляд и
запомнил карты всего с 6 ошибками.

Особенно полезна память на телефонные номера. Так, китаец Гу Ян-линь в
возрасте 26 лет помнил 15 тысяч телефонных номеров Харбина. А Паула
Прентис, симпатичная 23-летняя оператор справочной телефонной службы
города Хобарт на острове Тасманил, помнит не только 128 603 номера
телефонов своих абонентов, но и их имена, адреса, а также названия
компаний и учреждений. Недавно о Пауле писала газета "Сан". Указав
количество запомненных ею номеров, газета заметила: "Весьма неплохо
для девушки, провалившейся на школьном экзамене по математике". "Сан"
продолжает:

"- Я помню номера всех телефонов моего города и его окрестностей, -
говорит Паула. - Я решила, что это повысит мою квалификацию, взяла да
и запомнила. Открыла телефонную книгу и штудировала подряд - от А до
Z. Помучиться пришлось целых три месяца, зато теперь уж я их вовек не
забуду.

- Паула - удивительная девушка, - говорит ее начальница. - Это тем
более поразительно, что еще совсем недавно, как Паула сама
рассказывала, она была не в состоянии умножить два на три. А вот
полиция и служба спасения Хобарта

333

ют, что благодаря способностям Паулы уже выручили нескольких человек.

- Случается, что счет у нас идет на секунды, - говорит представитель
полиции Джек Принти. - И когда нам срочно нужен какой-то номер
телефона, мы спрашиваем его у Паулы. Она действует моментально и
всегда безошибочно.

Однако, как это ни странно, номер своего телефона девушка вспоминает с
трудом.

- В нем очень много девяток, - улыбается она, - и я никак не могу
запомнить их очередность. Я просто записала его на кусочке бумажки и
постоянно ношу в сумочке..."

А вот какое сообщение еще двадцать лет тому назад заинтересовало
редакцию журнала "Техника - молодежи": "Врожденные способности и
напряженная тренировка позволили Валерию Лавриненко достичь выдающихся
успехов в развитии памяти, воли, наблюдательности и внимания. Многие
опыты Лавриненко никем из психоэкспериментаторов, кроме него, не
исполняются. Например, он единственный в нашеи стране человек,
способный запомнить один раз услышанные 50 - 100 двузначных чисел,
воспроизвести их в любом порядке и описать внешность отдельных людей,
предложивших эти числа. Кроме того, Валерии Лавриненко находит
определенного человека, сидящего в зале, спрятанный в любом месте
предмет, угадывает задуманное слово в книге, любимую песню. В отличие
от таких мастеров психологических опытов, как Вольф Мессинг и Михаил
Куни, Валерий Лавриненко легко исполняет мысленные приказания без
контакта с индуктором и даже с завязанными глазами".

В редакции заинтересовались не столько возможностью поисков
определенного человека, сидящего в зале, и не исполнением мысленных
приказаний (хотя и это любопытно), сколько редкостной способностью
Лавриненко к запоминанию.

334



Вот фрагмент подготовленного Корнеем Арсеньевым редакционного отчета
тех дней (Техника - молодежи. 1979. N 2) о результатах испытания
памяти Лавриненко: "Редакционный конференц-зал был полон. Сто
пятьдесят человек с нетерпением ожидали начала демонстрации. Посреди
небольшого, свободного от зрителей пятачка стоит черный матерчатый
экран. В первых рядах - самые придирчивые зрители. Лавриненко спокойно
объясняет:

- Сейчас, один за другим, по очереди, со своих мест должны подняться
двадцать пять человек. Каждый называет двузначное число. Я запоминаю
число и внешность человека, назвавшего его. В это время позади меня за
экраном будут устанавливать картонки с изображенными на них числами.
Пожалуйста... Начинаем.

Зрители предлагают: 18, 99, 77, 71, 38, 14, 02, 52,
13... Валерий внимательно всматривается в каждого. Взгляд его
напряжен, впечатление такое, что он как бы составляет "опись" внешних
примет человека.

Наконец процедура закончена, черный экран заполнен. Числа
расположились на нем в виде таблицы - пять рядов по пять в каждом
ряду. Таблица нужна, чтобы следить за правильностью ответов
экспериментатора. Валерий смотрит в зал и находит какого-то человека.
"Ваше число 77, оно находится в первом ряду, третье..." Поднимает
следующего, потом еще и еще. В какой-то момент кажется, что в
"запоминающей системе" неполадка - Лавриненко долго думает, волнуется.
Внезапно лицо его покрывается потом. Но опасный участок пройден, и
снова с удивительной легкостью Валерий вспоминает числа и их
"авторов".

...Память. Где границы возможного? Сколько спо-
собен запомнить человек и как он оперирует знанием? Умеем ли мы
фиксировать увиденное, услышанное, вычитанное? Вопросы невольно
возникают по ходу эксперимента... Однако Лавриненко продолжает опыт.

335

- Теперь пусть несколько человек подойдут к экрану и прикрепят к нему
картонки с нарисованными на них цифрами. Всего их должно быть сто. Как
толь-д ко "работа" закончится, я повернусь и в течение двух1 с
половиной минут буду смотреть на экран, 3асеките,1 пожалуйста, время.
После этого, отвернувшись от эк-1 рана, я попытаюсь назвать то, что на
нем отображе-1 но... 1

В зале тишина, нарушаемая легким шепотом, 3а-1 помнит или не запомнит?
Многие не могут понять -1 трудно это в действительности или нет?
Конечно, если 1 Валерий человек необыкновенный, способный, то ему J
все легко. Но как бы в опровержение этой мысли Лав- \ риненко заявил,
что все демонстрируемое им абсолютно просто и доступно любому
человеку...

...Посмотрев на экран, Лавриненко отвернулся и
через несколько секунд начал диктовать цифры, ряд за рядом:
7,8,0,7,3,4,3,2... Снова лицо покрылось потом, чувствовалось, что в
мозгу идет бурная, напряженная работа. 5,3,3,2,1,0, 4... Он называл
цифры, беспокоясь, не ошибся ли. Пока все шло гладко". Впрочем, так
оно было и далее.

Но как все это начиналось? По словам Лавринепко, когда ему было 17
лет, он прочитал статью Вольфа Мессинга, в которой говорилось, что
любую "обыкновенную" память можно натренировать до совершенных
пределов. "Я, - рассказывал Валерий в редакции, - приступил к
тренировкам на запоминание цифр. Я знал, что каждому виду
"запоминания" свойственна своя метода. Понял и другое, может быть, ci-
мое главное: в этой работе необходима прежде все.) одержимость,
убежденность в том, что именно это ты должен сделать - и никаких
гвоздей! Когда человек уверен, когда он не сомневается в собственных
силах - здесь прямой путь к успеху. И второе. У тебя должна быть
настоящая воля. Поэтому все намечен- lj ное, если даже обстоятельства
и изменились,

льно выполнять, доводить до конца. Приступив к тренировкам, я вскоре
почувствовал необыкновенный подъем духа, ощутил ни с чем не сравнимую
радость "самоконтроля" - мне не надо было заставлять себя делать то
или иное, я делал только то, что заранее наметил, я забыл само слово
"не хочется"... Все свободное от основной работы время (был я тогда
наладчиком) "истязал" я себя упражнениями. "Истязал" - в смысле пока
не наступала усталость, иначе ничего не добьешься. Успех пришел
достаточно быстро. Через несколько месяцев я уже мог запоминать
двадцать двузначных чисел и их владельцев. Правда, частенько ошибался.
А потом словно стреножили - ни шагу вперед. Впрочем, это и
закономерно. Любое дело лишь поначалу движется ходко, а по мере того
как ставятся все более трудные цели, начинает буксовать. Такая же
картина и в спорте... Кажется, ну все, выдохся, вот твой "потолок",
однако, упорно тренируясь с возрастающей нагрузкой, медленно, но верно
осознаешь - до предела ой как далеко!"

В рассказе Лавриненко, считает К. Арсеньев, кое-что настораживает:
"Прежде всего: для развития специальной памяти нужна специальная
тренировка. Не грозит ли это некоторой однобокостью, дисгармоничностью
в интеллекте человека?" Однако, отмечает журналист, Валерий считает,
что сама постановка вопроса неверна: "Давайте разберемся в своей
памяти. Основной, самый главный массив - профессиональные знания,
сведения, близкие к профессиональным, сопутствующие им. А дальше -
хаотическое нагромождение спонтанного, случайного, в том числе и
ненужного. Допустим, из этого хаоса можно выкристаллизовать отдельные
островки - информацию об искусстве, жизненный опыт. Но ведь
остальное-то никогда не используется нами. Отправился человек в
командировку, пожил в городе недельку, уехал восвояси, а его память
все хранит и хранит пустяковые

дробности вроде графина с водой на подоконнике или раздражающего храпа
соседа по комнате. Знания которые необходимы, постепенно затягиваются
напластованиями, тускнеют, и извлечь их в нужный момент становится все
труднее, а то и невозможно. Да что там говорить, проведите небольшой
эксперимент. Спросите у своих знакомых, кто из них помнит школьное
доказательство теоремы Пифагора? Результат опроса нетрудно
предугадать...

Другими словами, Лавриненко считает, что наша естественная память сама
по себе дисгармонична: "Я занялся упражнениями только потому, что
хотел доказать себе и окружающим: запоминать можно мноюе, без ущерба
для интеллекта и с толком для себя. Человек просто должен работать над
собой, не предаваться праздности. Каждый из нас способен достичь
многое го".

Итак, - продолжает К. Арсеньев, - Валерий уверен, что любые
необыкновенные способности чаще всего есть только результат
целенаправленных усилий. Одаренность, индивидуальные черты характера
не играют большой роли. "Кроме тех, - замечает Валерий, - о которых я
уже говорил: убежденность, что ты должен именно этим заниматься,
именно в этом направлении совершенствоваться, и сильная, не дающая
поблажек воля. Когда я решил, что мне совершенно ни к чему курить, -
бросил. Бесповоротно. (Алкоголем и раньше не травился.) Когда я
тренируюсь - и доброхоты мне говорят: остановись, передохни малость,
отвлекись чем-нибудь, я отвергаю советы непрошеных жалельщиков".

Сейчас Валерий запоминает 100 знаков за две с по ловиной минуты, а 200
- за три, делая при этом мак симум две-три ошибки. Совершенствует
методику за поминания книжного текста: "Ведь раньше, когда пи
сьменности еще не существовало, люди складывали веками хранили в
памяти, передавая от поколения

338



поколению, не только отдельные предания и легенды, но и целые эпосы.
Неужели мы сегодня не способны делать то же самое?"

Опыты Лавриненко с запоминанием чисел и цифр, судя по всему, заключает
К. Арсеньев, доказывают правоту этих слов: "Подглядывание, нечистота
эксперимента абсолютно исключаются: в первом случае задание
воспринималось на слух, во втором - возможности взглянуть на экран не
было. Опыты, по-видимому, в очередной раз доказывают, с какой
рациональностью мог бы человек распоряжаться даром, которым наделила
его природа. Быстрое чтение и запоминание текста, ускоренное
прохождение учебного курса, расширение ассоциативных связей памяти,
изучение иностранного языка за минимальное время - перечень
возможностей памяти обширен и безграничен. Быть может, в будущем
удастся создать методики моментального запоминания движений: пилот
быстрее научится летать, балерина - танцевать, музыкант - виртуозно
владеть инструментом".

И наконец, познакомимся с человеком, чья память недавно признана
лучшей в мире. О нем в 1996 году писал корреспондент "Литературной
газеты" Михаил Озеров. Это англичанин Доминик 0'Брайен, проживающий в
графстве Хертфордшир. Корреспондент посетил Доминика и вот что
рассказал о нем на страницах своей газеты (приводим его свидетельства
с некоторыми сокращениями): "Учеба давалась Доминику с огромным
трудом. Каждый ответ на уроке был кошмаром. Помимо всего прочего,
мальчик страдал дислексией и не мог сконцентрироваться на чем-либо.
Еле-еле осиливал книгу. Об иностранных языках нечего было и думать,
выучить бы родной английский.

Единственное, в чем преуспевал, - в занятиях спортом.

Короче, школу так и не окончил.
- Если бы у меня в тринадцать лет была такая

мять, как после тридцати! - с горечью восклицает
0'Брайен. - Я забывал все: имена, номера телефоюв, шутки, дорогу к
тому или иному месту. Из го-г.оиы улетучивались даже события, которые
произошли со мной несколько часов назад.

А теперь он за час "впитывает" до трехсот иностранных слов. Через
два-три дня легко читает на новом языке.

Чемпионат мира по памяти 1994 года включал несколько соревнований.
Одно из них: кто запомнит наибольшее количество китайских слов.
Доминик стал победителем: за пятнадцать минут - 152 слова!

Сейчас ему не нужны телефонные книжки и дневники: все - в голове.
Сразу узнает человека, с которым беседовал несколько лет назад, и
называет его фамилию, имена жены и детей. А в поездках по Лондону дает
фору опытному таксисту: хотя почти не бывает здесь, может добраться в
любой район города
. кратчайшим маршрутом, j

О прежних страхах перед экзаменами говорит cj улыбкой. Сегодня спокоен
даже в прямом эфире пе-j ред многомиллионной аудиторией. Лишь однаждь^
дрогнули у него нервы. Ему предложили выступить noj телевидению в
Швейцарии. Уже в студии Доминик,1 по его словам, "совершил фатальный
промах". Спро-j сил, сколько будет зрителей. Продюсер ответил, что'1
около сорока миллионов, так как передача транслиру-j ется на всю
Европу.

0'Брайен должен был запомнить шесть колод.1 Почти двести карт он
перечислил без запинки, а по-j том назвал двойку бубей. "Ответ
неправильный", -1 объявил судья. 1 - Я ясно видел перед собой двойку
червей, но спу-j тал масть. Почему? Все время думал о том, как мног(^
людей смотрит на меня... Я заставил себя полностью сконцентрироваться
на выступлении, исправил ошибку и уже не допустил ни одного сбоя.
Стрессы и

сутствие должной сконцентрированности - главные враги памяти, -
заключает Доминик.

Никакого чуда, по его мнению, не было. Все произошло прозаически и
довольно просто. Однажды зимой восемьдесят восьмого он увидел на
голубом экране Крейтона Карвеллу, который, как торжественно объявил
ведущий программы, идет на побитие мирового рекорда. Карвелла доставал
из колоды карты и клал одну на другую. Потом без запинки повторил их
все, запомнив 52 карты за 2 минуты и 59 секунд. Такого в истории еще
не было.

0'Брайен только что вернулся из трехнедельной поездки в Хартум. Взяв
колоду, он ушел в пустую комнату и стал думать о своем путешествии. С
каждой картой связывал что-нибудь. Бубновая королева - жена хозяина
суданского клуба, где Доминик играл в гольф, валет пик - швейцар в
отеле...

Каждой масти он также дал хартумскую "окраску". К примеру, трефы -
номер, в котором жил; двойка - ванная комната, тройка - кровать и т.
д. Черви - еда, которую 0'Брайен заказывал в ресторане.

Через два дня он запоминал всю колоду за 26 минут с II ошибками.
Спустя три месяца любая карта была словно живая: сразу возникало
знакомое лицо или событие из его жизни.

- Главное, я почувствовал, насколько изменился мой мозг, - замечает
Доминик. - Спортсмен, который регулярно тренируется, умеет великолепно
управлять своим телом. Того же самого можно достигнуть, тренируя мозг.
Я открыл для себя удивительный мир и начал жить совершенно по-другому.

В Книге рекордов Гиннесса зафиксировано два рекорда 0'Брайена: он
запомнил колоду карт за 43,59 секунды, а перечисляя 40 колод (2080
карт!), лишь один раз ошибся.

На предпоследнем чемпионате мира рядом с Домиником оказался тот самый
Карвелла, который

341

нил его судьбу. Когда дошла очередь до карт, 0'Брайен стал так быстро
сдавать, что секунд через двадцать Карвелла капитулировал.

Сейчас 39-летний рекордсмен известен далеко за пределами Англии. О нем
снимают фильмы, делают телепередачи, печатают статьи. И он сам - автор
нескольких книг: "Как развить совершенную память", "Как сдавать
экзамены" и других. Это превосходные учебники, переизданные не
единожды.

"Я абсолютно уверен, - пишет 0'Брайен, - что большинство из нас не
только запомнит колоду из 52 карт, но и информацию, которой хватит на
це.чую энциклопедию. Единственное, что мешает нам, - незнание техники
и системы, отсутствие навыков по развитию умственных мускулов". Он
уверяет, что "читатель, несомненно, достигнет огромных результатов,
если, конечно, потратит время и приложит усилия".

Правда, сам чемпион в основном тратил свое время и усилия весьма
своеобразно. Вот как об этом рассказывает М. Озеров:

"Поднимаемся на второй этаж. Кабинет заставлен компьютерами.

- В них данные о всех крупнейших казино мира, - сообщает хозяин,

Он нажимает клавиши - и на экране подробнейшие сведения о казино
"Цезарь" в Лас-Вегасе: количество игорных столов, максимальные суммы,,
которые там выигрывали и проигрывали, правила "Блэк Джека" - очко (в
разных казино они несколько отличаются друг от друга).

Правда, в это знаменитое заведение Домини не ходок. Как, впрочем, и во
многие другие. Он пок i бывает толстую пачку писем. Каждое послание
начш .ется одинаково: "Извините., ио мы больше не разре1 ie^i Вам
посещать нас".

Полтора-два часа игры в "Блэк Джек", и менеджер почти всегда просит
0'Брайена уйти.

Почему? Доминик запоминает каждую карту. Когда колоды подходят к концу
(на некоторых столах их четыре, на других - шесть), он, зная, какие
карты остались, резко увеличивает ставку и срывает банк.

- Вы не жульничаете, а вам запрещают играть?! - удивляюсь я.

- Казино - частный клуб, и его единственная цель - максимальный доход.
Выгодного клиента они носят на руках: бесплатно кормят и поят,
предоставляют в его распоряжение автомобиль, а если он очень азартен и
щедр - даже самолет. Если же ты постоянно побеждаешь - тебе укажут на
дверь, - отвечает Доминик.

Доминик бывал почти во всех ведущих казино Соединенных Штатов,
Западной Европы, Ближнего Востока, Австралии, и туда ему теперь путь
заказан.

В общем, не сбылись его грандиозные планы, родившиеся после фильма
"Человек дождя". Одного из героев картины играет Дастин Хофман. Этот
душевнобольной молодой мужчина с феноменальной памятью легко "очищает"
игорные столы в Лас-Вегасе.

После этой картины Доминик заложил в свой "мозговой компьютер" свыше
ста тысяч вариантов (!) раскладов в очко. Но не учел одного - жестоких
порядков казино.

У нас он не был. И ехать не хочет - боится. Наслышан о мафии, об
опасностях, которые подстерегают посетителей наших казино.

Россия интересует его в другой связи. Поняв, что стать Ротшильдом за
счет, игорных домов не удастся, Доминик начал по-иному реализовывать
свой талант. Пишет все новые книги, выступает по телевидению,
участвует в международных конференциях и семинарах. Кроме того, читает
лекции в университетах Англии, Турции, Соединенных Штатов.

342



- Я мог бы "подключиться" и к России, - замечает он. - Готов в
индивидуальном порядке помогать тем, кто хочет развить свою память.

Договариваемся, что читатели, заинтересовавшиеся его предложением,
сообщат в "Литературную газету", и мы свяжем их с Домиником.

...Поздним вечером, уезжая из дома чемпиона ми-
ра, думаю о том, как безграничны человеческие возможности и как много
мы, оказывается, можем приобрести даже в зрелом возрасте".

Ну а нам, простым смертным, нередко помогают в жизни искусственные,
так называемые мнемонические приемы запоминания - мнемоника. В Греции
была такая богиня памяти - Мнемозина, отсюда и название. Так, фраза
"каждый охотник желает знать, где сидит фазан" помогает запомнить
порядок чередования цветов в спектре по первым буквам слов: красный,
оранжевый, желтый и так далее. А следующее двустишие, написанное по
дореволюционной орфографии (с твердыми знаками), помогает по числу
букв в словах запомнить число "пи" с точностью до 10-го знака после
запятой (3,1415926536): д

Кто и шутя, и скоро пожелаеть j Пи узнать число, ужъ знаеть.

вунаЕркпнаы

Читатель, несомненно, заметил, что у многих героев двух предыдущих
разделов чудо-способности проявлялись с детского или подросткового
возраста. То же самое наблюдается и с некоторыми другими человеческими
талантами. Их юных обладателей называют вундеркиндами, то есть
чудо-детьми. Пожалуй, самым чудным ребенком в истории

344

вечества был Кристиан Фредерик Гейнекен, который родился в Германии, в
городе Любеке, в 1721 году. В свои восемь месяцев Кристиан изъяснялся
на уровне взрослого образованного человека. Когда ему исполнился год,
он читал Пантатуэко. В два года он ознакомился с Библией, включая
Новый и Ветхий Заветы, а к трем мог зачитывать отрывки из Библии
наизусть. В этом же возрасте Кристиан стал заниматься историей и
географией, освоил латынь и научился читать по-французски. Вскоре
весть о необычайном интеллекте чудо-ребенка разлетелась по всей
Европе. Услышав про Кристиана, датский король пригласил его во дворец,
где малыш с успехом продемонстрировал все свои знания. Несмотря на то
что по уровню интеллекта мальчик превосходил многих взрослых людей, у
него было очень хрупкое и слабое тельце. Его маленькие пальчики не
могли удержать даже перо, и ему было трудно глотать твердую пищу,
поэтому он употреблял только жидкую. В четыре года маленький Кристиан
предсказал свою неизбежную смерть. К несчастью, он оказался прав.

Конечно же чудо-коллеги необыкновенного Кристиана регулярно появлялись
на свет и в последующие столетия. Читатели, порывшись в своей памяти,
наверняка вспомнят подобные случаи. Мы же остановимся лишь на
нескольких вундеркиндах нашего века. Вот, например, Иегуди Менухин -
один из самых великих скрипачей мира. Когда ему было одиннадцать,
музыкальные эксперты провозгласили его самым талантливым скрипачом,
который когда-либо появлялся на сцене. Одетый в короткие штанишки и
белую рубашку, он исполнил концерт для скрипки Бетховена в
сопровождении Нью-Йоркского филармонического оркестра. Естественность
и глубина его исполнения потрясла и критиков и публику, даже
оркестранты не могли сдержать слезы! Будучи сыном учительницы и
фермера, Менухин

345

&



добился мировой славы при ограниченном количестве музыкальных
репетиций. Его учителя были немало удивлены легкостью и чистотой его
игры. Они предпочитали не вмешиваться, чтобы не мешать манере
исполнения юного скрипача.

Уже в четыре года Менухин исполнял классические произведения. Когда
ему исполнилось семь, состоялась его презентация в сопровождении
симфонического оркестра из Сан-Франциско. Гениальность ребенка не
ограничивалась игрой на сцене: мальчик читал классиков - Данте,
Декарта - на итальянском и французском языках. И в наше время Иегуди
Мспухин остается одним из самых великих скрипачей мира. По сравнению с
другими одаренными детьми он рос и развивался как обыкновенный мальчик
и был счастлив в жизни. Некоторые музыкальные критики, правда,
утверждают, что с возрастом Менухин утратил ту чистоту исполнения,
которая придавала особую красоту его игре, когда он был чудо-ребенком.

А вот корейский малыш Ким превратился во всемирного гения вскоре после
своего рождения 7 марта 1963 года. Он появился на свет в семье двух
университетских преподавателей, которые сами родились в один и тот же
час одного и того же года. Ким мог проводить интегральные вычисления в
уме уже в возрасте четырех лет и знал четыре языка еще до того, как
пошел в школу. Его коэффициент интеллекта (IQ) достигал 210. До
появления Кима на свет предполагалось, что ни у кого не может быть IQ
выше 200.

Время от времени газеты сообщают о детях и подростках, завершивших
среднее и даже высшее образование задолго до положенного срока. Так,
еще в далеком 1834 году завершил свое среднее образов^ и ie будущий
великий английский ученый Уильям Том 'in, за научные заслуги
получивший титул лорда Ксл .ина. Тогда ему было только 10 лет. А в
наши дни, ..ак недавно сообщил Николай Сухотский (Мир новости.

346

1998. N 3), одной из наиболее заметных фигур Индии стал 9-летний
Тахагат Автар Тулей - возможно, самый юный в мире обладатель аттестата
зрелости.

"Начало жизненного пути индийского вундеркинда, - пишет Н. Сухотский,
- столь необычно, сколь и многообещающе. Пока его сверстники дружно
посещали детские сады, Тахагат в возрасте трех с половиной лет был
принят сразу в третий класс средней школы, где, словно играючи, стал
взбираться по лестнице знаний. "Надо отметить, - вспоминает отец
мальчика Нараян Просад в беседе с корреспондентом газеты "Индиан
экспресс", - учеба давалась ему удивительно легко. Все шло настолько
хорошо, что уже через год нам пришлось определить сына в шестой
класс".

Но для не по годам пытливого ума даже спрессованной школьной программы
оказалось явно недостаточно. Еще не имея понятия о такой науке, как
сейсмология, Тахагат изобрел собственную систему предсказаний
землетрясений, которой уже заинтересовались индийские ученые. Ее
главная идея в том, что за 14 - 15 дней до землетрясения в этом месте
фиксируются электромагнитные излучения. Стоит только зафиксировать их
(как это способны делать некоторые животные и птицы, при первых
сигналах тревоги покидающие опасную зону), и можно точно определить
эпицентр и параметры подземной бури.

Делясь с журналистом свокми мечтами о будущем, Тахагат говорит, что
будет учиться дальше, "чтобы стать настоящим ученым и открыть тайну
происхождения космоса и его энергии". В планах же на ближайший год у
него значатся... защита диссертации на соискание ученой степени по
физике! Такими темпами, - заключает Н. Сухотский, - индийский
вундеркинд и впрямь достигнет космических высот".

В отдельных случаях определенные чудо-способности у детей и подростков
проявляются в виде кратковременной вспышки, подобно вспышке

347

го полтергейста. Об одном примере вдруг ярко вспыхнувших шахматных
способностей подростка недавно рассказала аргентинская газета
"Кроника". Она сообщила, что Орландо Хименес де Алмейда, 12-летниц
школьник из аргентинского городка Тостадо, всегда мечтал стать
знаменитым шахматистом. Однако как он ни старался, но в шахматы играл
очень слабо. Никто из юных шахматистов школы, где учился Орландо, не
принимал его всерьез. Он сам признавался, что "смотрит на шахматную
доску и ничего не видит", то есть не в состоянии предвидеть события на
доске хотя бы на два хода вперед.

Как-то по радио было передано сообщение о том,' что вулкан
Льюльяльяко, находящийся на границе: между Чили и Аргентиной, начал
подавать признаки^ жизни.

В эту ночь Орландо спал беспокойно. Ему грезился X. Р. Капабланка,
который с ним разговаривал. Советовал не робеть, больше уделять
времени шахматам. Утром, это было в воскресенье, Орландо объявил
родителям, что пойдет немного погулять. Сам же направился в городской
шахматный клуб. Там за шахматными досками сражалось несколько пар
местных любителей.

Орландо подошел к столику, за которым сидел мастер спорта некий Хесус
Касадо. И совершенно неожиданно предложил маэстро сыграть с ним
партию. Co-j рокалетний Касадо посчитал это просто неудачной,1 шуткой
юнца. Но Орландо настаивал, и Касадо согла-1 сился, чтобы просто от
него отвязаться. Но игра при-1 няла для Касадо совершенно неожиданный
оборот. К^ немалому своему изумлению, маэстро уже на 23-м хо- . ду
понял, что он, Хесус Касадо, через два хода полу- 'Х. чит неминуемый
мат. Мастер был уверен - это про-: сто нелепая случайность. И поэтому
он предложил Орландо сыграть еще партию. Эта партия оказалась

348

для мастера просто разгромной: уже на 11-м ходу он почувствовал -
дальше сражаться бессмысленно.

Расстроенный, он подозвал своего приятеля, сильного шахматиста Энрико
де Валеро. Предложил тому помериться силами "с этим малышом". Де
Валеро снисходительно согласился и начал играть довольно небрежно,
разговаривая с Касадо и заглядывая в газету. За что и поплатился:
через минуту партия им была проиграна вчистую. Темпераментный де
Валеро почувствовал себя уязвленным. И вновь сел за шахматную доску,
теперь играл предельно внимательно. Но вскоре опять проиграл. "

Постепенно вокруг собралась порядочная толпа шахматных любителей. Один
за другим взрослые дяди садились за доску напротив Орландо и вскоре
получали мат.

В понедельник на школьных переменах Орландо легко обыграл всех своих
товарищей. Потрясенные учителя решили в ближайшую субботу организовать
в школе сеанс одновременной игры: один Орландо будет играть против
всех остальных.

На сеанс, помимо школьников, пришло несколько членов шахматного клуба.
Игра шла под открытым небом. Орландо играл сразу против 17 партнеров.
Все сразу отметили: решения мальчика были неординарными и совершенно
неожиданными. За 30 минут все его 17 противников были повержены.

Вечером по радио и телевидению передали сообщение: вулкан стал еще
более активным. Толчки стали более ощутимыми, хотя опасности пока нет.
Вечером Орландо пригласили в городской шахматный клуб. На этот раз его
противниками были 9 лучших членов клуба, из которых четверо были
мастера. Орландо провел сеанс одновременной игры и всего за 42 минуты
обыграл всех.

Так продолжалось примерно две недели. Начали уже поговаривать о том,
что неплохо бы организовать

встречу Орландо с ведущими шахматистами Северной и Южной Америки.
Дескать, появился "супер-Капабланка", который прославит не только
город, но и нею Аргентину.

А через два дня по радио и телевидению пошли сообщения о том, что
вулкан Льюльяльяко внезапно успокоился, толчки прекратились совсем. На
следую- ) щий день Орландо с родителями должен был ехать в t
Буэнос-Айрес на встречу со столичными шахматистами. Родители страшно
волновались, а Орландо был как-то странно безразличен и вял.

В столичном шахматном клубе собрался чуть ли не весь город, Орландо
сделал первый ход, затем перешел к другой доске и повторил его, потом
к третьей и т. д. Прошло несколько минут, и в зале послышался
недоуменный гул. Орландо делал безграмотные ходы и очень скоро
проиграл все партии.

Семья де Алмейда с позором вернулась в родной город. Шахматная карьера
нового Капабланки безнадежно -угасла.

Как пишет "Кроника", психиатры и психо.юги склонны считать, что
неожиданное шахматное озарение мальчика было связано с пробудившейся
активностью вулкана. Когда же тот успокоился, способности Орландо
сразу угасли. Но какого рода "вулканы" пробуждали другие юные
шахматные и иные таланты и гении Земли? Об этом пока приходится только
" дать..

НЕМОШНЫЕ ГЕННп

Как, возможно, заметил и еще не раз замети i на страницах этой книги
читатель, одаренность, талантливость и гениальность нередко
соседствуют с сми или иными недугами обладателей выдающихся
способностей. Проблеме соотношения таланта и недуга



уделял много внимания доктор биологических наук Владимир Павлович
Эфроимсон. Он был одним из старейших отечественных генетиков,
подвергался репрессиям, сидел в тюрьмах и лагерях. Последние двадцать
лет жизни ученый посвятил изучению интеллектуальных способностей
человека. Вот что он писал о недугах гениев: "Я более шестидесяти лет
своей жизни с почти одинаковой страстью увлекался и генетикой... и
историей. Прочтя за эти годы тысячи книг по истории, сотни биографий
великих людей, просмотрев десятки энциклопедических справочников, я в
итоге увидел, что за все время существования человеческой цивилизации
известно что-то около четырехсот людей, сыгравших значимую роль и в
ходе исторических процессов, и в культуре, и в становлении самого
современного цивилизованного мира. Такую же цифру - около 400 -
называют все авторы, пытавшиеся оценить количество гениальных людей.

В своих изысканиях я неожиданно для себя обратил внимание на то, что
среди великих мира сего довольно часто, по крайней мере значительно
чаще, чем среди остальных людей, встречаются некоторые наследственные
болезни. Натолкнувшись на это явление, я стал уже более "прицельно"
изучать биографии знаменитостей. Результат оказался поразительным. Я
обнаружил сначала одну, а потом еще четыре особенности, встречающиеся
гораздо чаще именно у гениальных людей.

Напомню, что подагра в качестве особого заболевания была описана еще
Гиппократом. Уже в древности было замечено, что ею почему-то болеют
самые великие полководцы и правители. Древнеримский врач Гален
диагностировал подагру у героев Троянской войны Приама и Ахилла; он же
считал, что подагрой болели Эдип и Беллерофонт. Подагриками были
Александр Македонский и Птолемей. Отмечавшаяся загадочная связь между

351

ными достижениями гениев и подагрой оставалась не-^^ понятной вплоть
до 1956 года, когда английский уче-^Д ный Е. Орован указал на два
факта: во-первых, ои^ установил, что мочевая кислота, избыточное
количе- \ ство которой в крови и приводит к подагре, по своей 1
химической природе близка к таким известным сти- 1 муляторам
умственной деятельности, как кофеин и те- j обромин (содержатся в чае
и кофе). Во-вторых, мочевая кислота отсутствует в крови почти всех
млекопитающих, так как расщепляется специфическим ферментом -
уриказой. Однако у всех обезьян и у человека уриказы в крови или нет
вообще, или ее очень мало. Накопление мочевой кислоты в крови служило
стимуляцией мозговой деятельности. В среднем на тысячу человек
приходится три подагрика. Среди гениев эта цифра увеличена почти в 200
раз! 1

Есть прямые указания на подагру у Бориса Годуно- 1 ва. Если
перенестись в век Петра 1 и рассматривать^ великую Северную войну
чисто в личностном плане, ' то ее можно назвать войной трех подагриков
- Кар- ' ла XII, Петра 1 и Августа II Сильного... Подагриками были
Микеланджело и Рубене, Рембрандт и Ренуар, ' Филдинг и Стендаль,
Мопассан, Галилей, Ньютон, Лейбниц, Дарвин, Монтень...

Конечно, на подагре вовсе не "свет клином сошелся". Нужно еще иметь
дарование, условия для развития... Существуют и другие механизмы,
симптомы, сопутствующие гениальности.

В 1964 году я обнаружил, что и Авраам Линкольн, и его поразительно
умная мать, и три ее сына страдали наследственной формой
диспропорционального гигантизма - синдромом Марфана.

Для этого синдрома характерны очень длинные и тонкие конечности при
относительно коротком худощавом теле, тонкие, легко отгибающиеся назад
пальцы рук... Синдром сопровождается усиленным выбросом в кровь
катехоламинов - природных веществ,

среди которых: есть и адреналин. Особенно мощный выброс катехоламинов
происходит при стрессах, что позволяет организму выдерживать высокий
уровень физических и психических нагрузок. Но если при стрессах
происходит разовый выброс адреналина, то при синдроме Марфана
количество катехоламинов в крови повышено постоянно.

Я решил сделать "отчаянный" шаг и пропустить перед мысленным взором
всех известных миру гениев и замечательных людей, чтобы выяснить, кто
из них имел схожий с Линкольном внешний облик и мог по этой причине
обладать синдромом Марфана.

Сразу же бросилось в глаза, что сходного типа гигантизмом обладал
очень худощавый Ханс Кристиан Андерсен со своими невероятно длинными
руками и ногами. Теперь его синдром доказан медиками.

Очень подозрителен на этот счет Корней Иванович Чуковский. Под
подозрением остался Шарль де Голль с его необычно длинными руками и
ногами...

Синдром Марфана - редчайший. Он встречается один раз на сто тысяч
рождений. При такой редкости было бы просто невероятно найти среди
четырехсот людей хотя бы одного носителя синдрома. Но у гениальных
людей это правило нарушается. И если не считать не установленных точно
Чуковского, де Голля, то Андерсена, Линкольна, изобретателя Николая
Теслу, крупнейшего физика Эрнста Аббе, Вильгельма Кюхельбекера -
вполне достаточно. Такое число носителей синдрома Марфана среди
нескольких сотен выдающихся людей - поразительный факт.

А если учесть, что адреналиновый допинг - это мощный стимулятор
интеллектуальной деятельности, то становится ясно, что это не
случайно...

..".Тонизирующий, допинговый эффект может ока-
зывать и повышенное содержание в крови андрогенов - мужских половых
гормонов. Исходя из этого, можно понять некоторые механизмы повышенной



ственнои активности многих великих исторических деятелей.

Действительно, сколь бы интимной и малоизвестной ни оставалась
сексуальная сфера жизни большинства знаменитостей, нельзя не помнить,
что одною из величайших и многосторонних исторических персонажей -
Юлия Цезаря - называли "мужем всех л-.сн". Безудержной сексуальностью,
а следовательно, и нысоким уровнем содержания половых гормонов
от.шчались Петр 1, Байрон, Пушкин, Лермонтов, Альфред де Мюссе,
Бальзак, Гейне, Л. Толстой... У многих I-H них повышенный сексуальный
тонус сохранялся до глубокой старости (Гёте). И если биографии многих
замечательных деятелей свидетельствуют об их полном или почти полном
отказе от секса, то в этих случаях чаще всего нужно говорить о явной
сублимации сексуального влечения и переводе его в творческую энергию
(Кант, Бетховен).

Все сказанное выше - не окончательный итог. Это даже не приближение к
концу исследования.

В заключение мне хочется привести цитату из книги замечательного
английского биолога и философа Джулиана Хаксли:

"Великие люди прошлого мимолетно раскрыли нам, чем может быть
личность, интеллектуальное понимание, духовное достижение,
художественное творчество. Но это не более чем мимолетные вспышки. Нам
нужно исследовать и нанести на карту весь мир человеческих
возможностей, подобно тому как была изучена и нанесена на карту вся
область физической географии".

Исследования в этом .направлении, как показывает недавняя публикация
Виктории Сарыкиной о "психопатологическом феномене" гениальности,
продолжаются. "Каяодому гению - свою странность!" - та), назвала она
свою статью об обсуждаемом феномене. Грубо говоря, проблема этого
феномена предполагает,.

354

что каждый гениальный человек имеет отклонения. Кто будет отрицать,
спрашивает Са^ыкина,- что у Пушкина, Гёте, Гоголя и Достоевского были
психические отклонения? Впрочем, замечает она, это не то что вы
думаете, - отклонение от нормы не означает сумасшествие. Психиатры
сравнивают психопатологию с Книгой рекордов Гиннесса: там что ни
рекорд - то отклонение от нормы. Просто между патологией и болезнью
нельзя ставить знак равенства. И если ученые говорят, что Лермонтов
был яркий шизоидный психопат, это не значит, что его нужно было срочно
госпитализировать и лечить. У Пушкина, между прочим, тоже была
патология - и может быть, даже большая, чем у Лермонтова, - но кто
сможет назвать Пушкина сумасшедшим?

Легкие психические расстройства всегда присутствуют в личности и
творчестве гениальных людей, но в очень ограниченных дозах, иначе ни
личности, ни творчества уже не будет. В истории России можно найти
массу примеров, когда гениальная личность переставала быть личностью и
гением. Всем нашим классикам пытались ставить какие-нибудь диагнозы.
Но ярчайшим примером почему-то всегда считался Гоголь - уж его-то
диагноз "шизофрения" никто оспаривать не станет. Однако народ запоем
читает и "Вечера на хуторе...", и "Миргород". Опытные специалисты на
примере последних литературных изысков писателя весьма убедительно
докажут вам, что к концу жизни Гоголь распался и как личность, и как
талант. Потому что патология превратилась в болезнь и начала
прогрессировать. С Мопассаном та же история. Примеров хватает.

Проблемой психопатологии и гениальности, указывает Сарыкина,
занимались не только психиатры, но и философы, искусствоведы,
историки, социологи, писатели. И основной вопрос большинства
исследований (и может быть, самый загадочный) таков: как

оценивать соотношение гениальности и психопатологии? Ведь даже само
понятие гениальности весьма и весьма расплывчато. Пушкин - это да,
гений. А Константин Федин - гений ли он? Или просто одаренный человек?
То же самое с патологией: какие у нее границы? Тысячи людей находятся
в психиатрических клиниках, но лишь единицы проявляют себя как
гениальные личности, и наоборот - тысячи занимаются творчеством, но
значит ли это, что все они имеют психопатологические отклонения? Но,
несмотря на эти вопросы-загадки, ученые, занимающиеся изучением
творчества и патологии гениальных людей, обнаружили факты, позволяющие
сделать четыре вывода:
. 1. Среди предков гениальной личности без исключе-
ния можно обнаружить черты психопатологии и часто даже - психическую
болезнь.

2. У гениальной личности всегда можно констатировать наличие
психопатологии: от легких форм до душевного заболевания.

3. Среди близких родственников гениальной личности с исключительным
постоянством присутствуют душевнобольные люди.

4. Как правило, среди предков гениальной личности можно обнаружить
линию одаренности.

Из всего вышесказанного, утверждает Сарыкина, можно сделать один
простой вывод: основной фактор, влияющий на развитие гениальной
личности, - это наследственность. Владимир Козырев, главный психиатр
больницы имени Кащенко, составил "таблицу наследственности"
одаренности и психопатологии. Вот она.

Наполеон

Отец: алкоголик, патологические черты характера. Мать: человек больших
способностей с чертами несомненной одаренности.

Сестры: истеричные и безнравственные натуры Сам Наполеон страдал
аффект-эпилепсией.

356

Лев Толстой

Линия отца: изобилует душевнобольными и психопатическими личностями.

Линия матери: высокая одаренность, музыкальные и литературные
способности.

Сам Толстой страдал истеро-эпилептическими
. приступами.

Лермонтов

Отец: выраженная психоцатия из группы шизоидных.

Мать: натура, склонная к поэзии Сам поэт "укладывается" в шизоидную
психопатию.

Успенский

В семье отца - множество душевнобольных. По линии матери - много
художников, музыкантов и писателей.

Брат покончил жизнь самоубийством. Сам писатель умер в психиатрической
лечебнице от прогрессивного паралича (плюс страдал алкоголизмом).

Шуман Отец: литературно одарен.

Мать: к концу жизни проявились психические расстройства.

Сестра и сын композитора: душевнобольные. Сам Шуман покончил жизнь
самоубийством.

Достоевский

Отец: страдал алкоголизмом, как, впрочем, и братья писателя.

Мать: произошла из очень культурной семьи, давшей немало одаренных-,
высокообразованных людей.

Сестра: душевнобольная, а ее сын (племянник писателя) - идиот. Сам
Достоевский страдал эпилепсией.

Большинство ученых склоняется к мысли, 410 у каждого человека
присутствует потенциал творчества - одаренность и патология. Только у
всех эти потенциалы разные, зависят от наследственности и присутствуют
в определенном соотношении.

Владимир Козырев приводит четыре варианта личности.

1. У человека много и творческого, и патологического потенциала. Он
непременно реализуется в одаренную личность.

2. При малых творческой и патологической потенциях человек будет
нормальным, даже посредственным.

3. Если у человека много патологического, но мало творческого
потенциала, он просто станет психически ' больным.

4. Если патологии мало, а творчества много - человек реализует свои
способности на высоком уровне, но гением не станет.

И еще - человек потенциально более гениален, чем он есть. В любом из
нас заложено намного больше, чем мы реализуем. А иногда случается, что
гениальный человек оказывается вне сферы творчества. Но гениальность
все равно дает о себе знать и проявляется - пусть даже в очень малых
формах. Как у Ломоносова. Впрочем, здесь возникает один нюанс. Пусть
вы человек одаренный, имеете большой и творческий и патологический
потенциалы, но, не имея способности к развитию заложенной одаренности,
вы не станете тем, чем можете стать. Бывает так: вы воспитываете двоих
детей, учите их, работаете с ними - один в результате Окажется
Эйнштейном, а другой дворником. Потому что один ребенок умел развивать
свои способности, а другой (имея тот же "наследственный

бор") - увы, нет. Лермонтов - пожалуйста, классический пример. В 27
лет настолько подняться выше своих одногодков, получив не самое
высокое образование, - это свидетельствует о том, что поэт, "впитывая"
мир по-своему, имел способность развивать свои способности. Есть даже
научная работа под названиям "Сверхчеловеческое в творчестве
Лермонтова".

Говоря о "наследственном наборе" (наличии творческого и
патологического), мы, конечно, подразумеваем мозг. Сознание и
подсознание. Сознание и сверхсознание ("сверх-я" - по Фрейду): это то,
что напичкано всякими табу, законами и правилами. Сознание тормозит
подсознание (где и "хранятся" наши творческий и патологический
потенциалы). Но иногда этот "тормоз" можно снять. Ведь вы встречались
с людьми, которые только, что называется, до первой рюмки не умеют ни
петь, ни танцевать, ни общаться на английском. Такого же эффекта
"снятля тормоза" можно добиться не только с помощью алкоголя, но и
наркотиков (между прочим, многие художники, музыканты и артисты
используют их), сна (Пушкин писал стихи во сне, а Менделеев,
утверждают учебники истории, увидел во сне свою таблицу), гипноза и...
психопатологии. Все перечисленное и можно назвать пусковым моментом,
подавляющим действие сознательного барьера. Есть еще один
"стимулятор", который можно получить при жизни, - прогрессивный
паралич (заболевание сифилитического характера), которым страдали
Врубель, Мопассан и Гете.

Кто знает, спрашивает Сарыкина, сколько гениев было б сегодня, если бы
ученые смогли ответить на вопрос: возможно ли вводить человека
намеренно а патологическое состоящие? Никто не ОТВЕТИТ: стал бы
Достоевский Достоевским, если бы он жил в наше время и его лечили 'бы
от эпияепсия? Вроде понятно: расстройства следует лечить (и лечат!) -
а вдруг вместе с болезнью "лечат" и гениальность?



359

ГЕНИАЛЬНЫЕ паМОТЫ

Не правда ли, странное словосочетание - "гениальные идиоты"? Но как
еще прикажете именовать явных недоумков или дебилов, тем не менее
проявляющих способности, которые иначе как гениальными назвать нельзя?

Все правила имеют свои исключения. Имеют их и установленные Владимиром
Козыревым четыре варианта личности, описанные выше и связанные е
соотношением в ней творческого и патологического начал. Оказывается,
существует (правда, он проявляется крайне редко) и пятый вариант:
идиотическая гениальность, или гениальность идиотов. Ведь границы^
между гениальностью и патологией (идиотизмом) едва различимы. Иногда
же такая граница отсутствует вовсе или две крайности прекрасно
уживаются в одном и том же человеке. Совершенно уникальные примеры
подобного рода феноменов приводит Ф. Эдварде. Воспользуемся ими.

Вот, пишет он, перед нами картина жалкого существа, нарисованная
доктором А. Ф. Тредголдом в монументальной работе "Умственная
недостаточность". Идиота звали Флери, и вся его жизнь прошла в
психиатрической больнице городка Армантьер во Франции.

Несчастный родился в семье сифилитиков. Появился он на свет слепым и
слабоумным. Родители вскоре отказались от него, и он оказался в стенах
учреждения, где и подметили его необыкновенный дар решать
арифметические задачки в уме. Попытки научить его прописным истинам ни
к чему не привели - Флери почти ничего не усваивал. Сутулы; i. с
шаркающей походкой, с затуманенными глазами, робкий, он целыми днями
слонялся по залам и площадкам "дома скорби", ставшего ему родным
домом.

Однако наступали периоды, когда Фл&ри как 61,1 выходил из своего
кокона идиотизма и удивлял

Э60

ных. В такие дни собирались специалисты, чтобы проверить,
действительно ли Флери обладает какими-то неимоверными способностями.
За ним ходила слава молниеносного счетчика. И что же? Действительно,
ученые уходили с таких встреч как будто более мудрыми и не менее
обескураженными. Флери мог производить в уме расчеты со скоростью и
точностью, не поддающимися объяснению.

Как-то раз Флери показали группе из двенадцати ведущих ученых и
математиков Европы, чтобы продемонстрировать его таланты. Его провели
в комнату, а он от испуга прижался к стене и глупо ухмылялся, совсем
растерявшись от присутствия стольких незнакомых лиц. Сопровождающий
его человек прочитал ему вопрос, подготовленный учеными: у тебя 64
коробки; в первую коробку ты кладешь одно зерно, а в 'каждую
последующую вдвое больше, чем в предыдущую, сколько всего зерен
окажется в 64 коробках?

Идиот все продолжал хихикать, пряча лицо от профессоров.
Сопровождающий спросил его, понятен ли ему вопрос. Да, понятен. Знает
ли он ответ? Не прошло и полминуты, как Флери сообщил правильную
цифру: 18446734073709551 615.

Этот идиот из клиники Армантьера проделывал подобные расчеты и для
астрономов, архитекторов, банковских служащих, сборщиков налогов,
кораблестроителей. И каждый раз он давал точный ответ в течение
нескольких секунд. Такую работу никто не мог проделать до наступления
эры электронно-вычислительной' техники, десятилетия спустя после
смерти Флери.

Случай с Флери в какой-то степени напоминает Другой, связанный с
именем Тома Уиггинса, дебила, родившегося от рабыни в поместье
Бетьюнов в 1849 году (штат Алабама). Том также уродился слепым, а
поскольку за слепым ребенком требовался усиленный уход, хозяева
разрешили матери держать его при себе в доме. Дом был огромный, но Том
быстро

361

научился ориентироваться во всех закоулках, мог пройти куда угодно без
помощи взрослых. Больше всего ему нравилось стоять неподвижно под
парадной лестницей и слушать тиканье часов, принадлежащих деду хозяина
дома.

Как-то прекрасным весенним вечером 1855 года, когда Тому было уже 6
лет, к Бетьюнам приехали гости из Монтгомери. Устроили представление.
Свекровь и невестка Бетьюны исполнили на пианино две пьесы. Обе были
отличными пианистками с дипломами Бостонской консерватории. Уже когда
гости разошлись спать, младшая Бетьюн была очень удивлена, услышав
звуки музыки, доносившиеся из зала. Неужели свекровь в такой поздний
час решила еще раз сыграть пьесу? Вскоре молодая Бетьюн убедилась, что
та крепко спит. Еще более удивившись, невестка на цыпочках спустилась
в зал, где стояло пианино.

При лунном свете, струившемся сквозь высокие' окна, она увидела
слепого Тома, сидевшего за HHCI пументом и проходившегося короткими
пальцами по клавиатуре пианино. С паузами, но безошибочно он
проигрывал одну из мелодий, исполненных дамами вечером. Пройдя по
клавишам один раз, как бы осиаиваясь с пианино, он вдруг заиграл
быстро и вдо> ;ювенно, точно следуя мелодии и темпу пьесы, услышанной
за несколько часов перед этим.

Как потом выяснилось, ребенок пробрался в !ал через открытое окно,
подошел к пианино, до кото1.)го он раньше мог только дотрагиваться, и
повторял пту за нотой, пока не закончил всю мелодию, сыгран .ую
опытными пианистами.

Том Уиггинс, слепой недоумок, стал Слепым Томом - музыкальным
вундеркиндом. Бетьюны открыли, что он обладал замечательным даром
безошибочной имитации. Какой бы сложной ни была пьеса он тут же
повторял ее в точности и делал те же оши)ки, что и пианисты. Слух о
его таланте быстро

362

странился по всей стране, и Бетьюны стали устраивать представления
сначала в южных городах, а затем в Нью-Йорке, Чикаго, Цинциннати и
других.

25-летний Слепой Том разъезжал по Америке и странам Европы с
концертами и поражал публику тем, что, прослушав знаменитых
музыкантов, тут же повторял услышанное с тончайшими оттенками
экспрессии. Деньги потекли рекой. Молодая миссис Бетьюн благоразумно
организовала специальный фонд, позволивший Тому прожить безбедную
жизнь.

Каким образом слепой, слабоумный пианист впервые познакомился с
клавиатурой пианино, до сих пор остается загадкой. Ребенком его не
пускали в зал, где стояло пианино, и впоследствии он даже не мог
вспомнить, пытался ли когда-нибудь играть до той ночи.

Том достиг зрелого возраста, весил 113 килограммов и, имея ум ребенка,
доставлял массу хлопот окружающим, особенно во время поездок. За едой
он разбрасывал пищу, как капризное дитя, а после спектаклей, довольный
аплодисментами, становился на голову посреди сцены - номер совсем не
для музыканта.

Однако пианист-идиот постепенно утрачивал свой невероятный талант. В
среднем возрасте он снова превратился в сопливого, беспомощного дебила
(и умер таковым в 1907 году), живя на средства, оставшиеся после
фантастической карьеры.

В богатой семье в Берне (Швейцария), в 1768 году родился мальчик,
окрещенный Готфридом Майндом. Признаки умственной отсталости,
отмечавшиеся у ребенка, вскоре переросли в явную дебильность. Семья
была состоятельной, поэтому для интеллектуального Развития ребенка
делалось все, но безрезультатно. С рождения и до самой смерти,
наступившей в 1814 ГОДУ, в возрасте 46 лет, Готфрид Майнд был
умственно отсталым человеком, неспособным контролировать

363

себя, поэтому во время прогулок его сопровождал телохранитель.

Еще в детстве Готфрид познакомился с красками, мелками и грифельной
доской. Вскоре он стал рисовать удивительные картинки, некоторые из
них были выполнены акварелью. Погожими днями страж уводил его
куда-нибудь в чудесный уголок природы в поместье родителей, и часами
Готфрид сидел там, счастливый, бормоча себе что-то под нос, рисуя все,
что привлекало внимание этого взрослого младенца.

К тридцати годам этот жалкий молодой человек прославился во всей
Европе своими картинами. Особенно удавались ему картины с домашними
животными и детьми, к которым он стоял ближе всего по умственному
развитию. Картину "Кошка с котятами" ку пил король Англии Георг IV, и
долгое время она висе ла в королевском дворце.

Такая странная смесь художника и идиота наблю-" далась и в своего рода
двойнике Готфрида Майндавлице Киоши Ямашита из Кобе (Япония). Как в
свое время Готфрид Майнд, Ямашита нуждался в защите и опеке, словно
ребенок, однако его картины приобрели всеобщую известность. Они
выставлялись в универсаме Кобе в 1957 году, и, по оценке специалистов,
над выставке-продаже побывало более ста тысяч человек. 1

Рожденный в трущобах, Киоши настолько отставал в развитии, что в 12
лет появилась необходимость по-1 местить его в психдиспансер. По линии
его родителей и родственников ни^то не был художником, у самого Киоши
в детстве подобное призвание не проявлялось, как вдруг он начал делать
аппликации: рвал цветную бумагу и кусочки наклеивал на холст.

Талант продолжал развиваться и крепнуть. Медперсонал всячески поощрял
Киоши. Стали приносить ему краски, но он принялся их есть, как

<<

стр. 7
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>