<<

стр. 4
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ноте натыкались друг на друга. Тишину разорвали громкие
танских солдат и офицеров, а также служащих с семьями —
призывы: офицеры требовали, чтобы все немедленно подня-
женщинами и детьми, да кроме того еще 1800 итальянских
лись на верхнюю палубу, где пассажирами займутся матро-
пленных, захваченных в Ливии. Перед отправкой их запер-
сы спасательных команд. А «Лакония» уже начинала медлен-
ли в зарешеченных трюмах. Охрану несли польские солда-
но крениться на один бок. Никакой паники, однако, не воз-
ты, держа наготове штыки винтовок.
никло. Не зря подобная ситуация была многократно «отре-
Корабль поднял якорь 12 августа 1942 года. Командир
петирована». И женщины, и мужчины бросились к своим
Рудольф Шарп понимал, что ему предстоит перевезти почти
каютам за спасательными поясами, а оттуда — к трапам. Люди
три тысячи человек. Это было очень много. Пожалуй, еще
плотной толпой взбирались вверх, каждый — на свое опре-
никогда раньше старый корабль не брал на борт столько
пассажиров сразу. Правда, по пути следования предстояло деленное место, где находились заранее распределенные шлюп-
высадить около двухсот женщин-проституток, арестованных ки. Матери успокаивали детей. Некоторые пассажиры даже
британскими военными за шпионаж в пользу оси Берлин — шутили.
Рим, — это были, конечно, агенты низшего разряда. С дру- В этот миг за спиной последних взбиравшихся по трапу
гой стороны, во время остановок предстояло принять на борт раздался какой-то странный, все нарастающий гул. Глянув

PB 199
вниз, они увидели огромную толпу истощенных и оборван- даже луна. И вот уже сотни мужчин и женщин плыли по
ных людей, которые с безумными от ужаса глазами, дико океану. Кое-кто держался на воде только благодаря спаса-
крича, неслись вперед, готовые смести на своем пути все. тельным поясам. А шлюпки все отдалялись, нагруженные
Конечно, это были итальянцы. Решетки, которыми были сверх всякой меры. Это был настоящий ужас. Итальянцев,
забраны их клетки, выдержали оба взрыва. Тогда пленные все рвавшихся к бортам, отгоняли топорами. Тем, кому уда-
начали умолять польских охранников выпустить их. Но ни- валось схватиться руками за борт, солдаты с размаху рубили
какого приказа не поступало, и солдаты отказались открыть кисти...
двери. Тогда итальянцы, не сговариваясь, всей своей плот- На капитанском мостике «Лаконии», медленно уходя-
ной массой налегли на стальные решетки. Оказавшиеся в щей под воду, спокойно стоял капитан Рудольф Шарп. Он
первых рядах были немедленно раздавлены, но остальные сделал все, что мог, этот немолодой грузный человек и
все напирали, и вот металл не выдержал, начал гнуться и хороший моряк. Внук моряка, племянник моряка, отец мор-
ломаться... Поляки еще пытались удержать пленников шты- ского офицера и курсанта морского училища. В его жизни
ками. Стрелять в них они не могли по той простой причине, уже было одно кораблекрушение. 17 июля 1940 года зато-
что винтовки их были не заряжены. Ударами штыков они нула, потопленная самолетом люфтваффе, «Ланкастрия», ко-
остановили нескольких человек, но силы были неравны, и торой командовал капитан Шарп. Все, что от него зависело,
вот уже огромная толпа объятых ужасом и гневом людей он уже сделал и на этот раз: организовал эвакуацию людей,
неслась вперед. Они знали, что наверху их может ждать передал по радио координаты судна, сообщил, что «Лако-
верная смерть, но это была бы смерть на свободе. Никто из нию» потопила подводная лодка. А «Лакония», с задранной
них не желал умереть запертым, как сардины в банке. к небу кормой, уже превратилась просто в огромный кусок
«Лакония» между тем уже сильно накренилась, и тут вы- железа...
яснилось весьма печальное обстоятельство: спасательные С трудом удерживая равновесие, стоял капитан Шарп на
шлюпки, находившиеся на том борту, что медленно погру- своем мостике. Он знал, что должен умереть. Этого требова-
жался в океан, достать было уже невозможно. Остальные ла от него не только традиция, этого требовала честь офице-
спешно заполнялись пассажирами, и уже было очевидно, ра. Внезапно он услышал за спиной голос. Это был его пер-
что на всех места в шлюпках не хватит. Мало того, уже вый помощник, капитан Джордж Стил:
спущенные на воду шлюпки быстро отдалялись от корабля, — Я остаюсь с вами, командир.
и люди отрешенно смотрели, как они уплывают, не имея Вокруг них в безбрежном океане качались на волнах пе-
возможности спуститься. Три катера были разнесены взры- регруженные шлюпки с пассажирами, переполненные людь-
вом в щепки. Пострадали и другие. ми плоты, отдельные пловцы на воде. И на глазах всех этих
Люди начали судорожно метаться от борта к борту, ища людей «Лакония» вдруг резко выпрямилась и, подняв во-
возможности покинуть тонущее судно. Офицер Королевско- круг себя целую бурю, с ужасающим грохотом провалилась
го флота лейтенант Джон Тилли приказал: в океан. По среднему гринвичскому времени было 21 ч
— Первыми спускаются женщины и дети! 25 мин.
Польским охранникам была дана команда не пропускать
к борту напиравших сзади итальянцев. Человека, потопившего «Лаконию», звали Вернер Гар-
А пассажиры между тем начали мастерить хоть кое-какие тенштейн. Тридцатитрехлетний капитан третьего ранга, ко-
плоты. Наконец были сброшены веревочные трапы и тросы. мандир немецкой подводной лодки U-156, отличного воен-
По ним отважно начали спускаться люди. Многих из них ного судна, спущенного на воду в октябре 1941 года. Эки-
внизу не ожидало ничего, кроме бескрайней черной воды. паж лодки состоял сплошь из добровольцев. Вернер Гартен-
Тьма стояла кромешная, беспросветная. В ту ночь не светила штейн мог по праву гордиться своими подчиненными. Они

PB 201
отвечали ему тем же, эти моряки, слепо преданные своему шла по поверхности океана, следуя инструкциям адмирала
подтянутому командиру, всегда, в любую жару, безупречно Деница: «Погружение производить только в случае опаснос-
одетому, всегда в сияющих чистотой парусиновых туфлях и ти либо для нападения в светлое время суток. Погружение
фуражке с белой подкладкой. При одном взгляде нf это лицо означает потурю скорости судна до 7—8 узлов». Итак, после
с высоким лбом, орлиным носом, глубоко посаженными гла- полудня немцы приблизились к незнакомому кораблю.
зами и худыми впалыми щеками становилось ясно, что его К 15 часам Гартенштейн уже знал, что перед ними вражес-
обладатель безгранично предан своему делу. Свое призвание кое грузопассажирское судно. Уже хорошо были видны тру-
Вернер осознал в те далекие годы, когда Германия вынуж- ба и надпалубные постройки. Что оно везет? Вероятно, вра-
денно подписывала Версальский договор. Германский воен- жеских солдат. Подходить ближе не следовало: судно, разу-
ный флот в результате этого договора превратился в мираж: меется, имеет на борту вооружение. Самое надежное: атако-
достаточно сказать, что ежегодный прием в военно-морскую вать с наступлением ночи, т. е. в 22 часа по немецкому вре-
школу ограничивался десятком человек. Желающих посту- мени. Или в 20 часов по английскому.
пить было 600, среди них — Вернер Гартенштейн. В первый Ровно в 22 часа 7 минут экипаж занял боевые позиции.
раз — в 1926 году — он провалился. Через два года, в 1928-м, Вернер Гартенштейн лично повернул рукоятку торпедного
попробовал еще раз, но теперь уже успешно. Наконец-то он аппарата №1, а спустя 20 секунд — аппарата №3.
станет моряком! Вначале, правда, простым матросом, зато После чего флегматично проговорил:
очень скоро курсантом, а затем и офицером. — Приятного аппетита, господа англичане!
U-156 вышла из Лорьяна 15 августа 1942 года. Задание: Разве мог он знать, что стал причиной одной из вели-
обогнуть мыс Доброй Надежды и войти в Мозамбикский чайших трагедий в истории мореплавания, которой суждено
пролив. U-156 была не единственной подлодкой, бороздив- остаться в памяти потомков?
шей воды Атлантики. Вместе с ней задание «прочесать» оке-
ан получили еще четыре немецкие лодки. Как пишет исто- Согласно предписанию, Гартенштейн атаковал «Лаконию»
рик Леонс Пейар, расследовавший это дело, каждый «зуб» в надводном положении. И его матросы, находившиеся в тот
этих гигантских «грабель» «держал под контролем сектор в момент на открытом воздухе — «в ванне», как говорят под-
50 квадратных миль*. водники, — могли своими глазами видеть, как первая торпеда
Операция началась 12 сентября 1942 года в 11 часов 37 ми- со всего размаху врезалась в середину теплохода. Вдоль всего
нут по немецкому времени. Матрос, несший вахту на корме его корпуса и до самой верхней палубы поднялся гигантский
левого борта, закричал: «Вижу справа по борту дым. Пе- сноп воды. Едва волна спала, они увидели зияющую дыру в
ленг — 230». корпусе корабля. Вторая торпеда попала в корму. Уже потом
Немедленно следует приказ Гартенштейна: перейти с крей- стало известно, что первая торпеда разнесла в щепки трюм
серской скорости в 10 узлов на 16 узлов. Вскоре лодка при- №4, в котором томилось 450 пленных итальянцев. Почти все
близилась к источнику дыма. Большую часть пути лодка они погибли сразу. Вторая торпеда ударила на уровне трюма
№2, в котором также находились итальянцы.
Оба удачных попадания в цель были встречены на под-
* Леонс Пейар. Операция «Лакония (изд-во «Робер Лаффон», 1961).
лодке громовым «ура». Теперь она стала медленно прибли-
Работа, проделанная Леонсом Пейаром, не может не вызывать восхи-
жаться к своей добыче. Гартенштейн уже мог приблизитель-
щения. Имея под руками лишь самые отрывочные сведения, он сумел
но определить тоннаж подбитого корабля: по меньшей мере
на их основе воссоздать историю этой драмы, отличающуюся точнос-
тью и изобилующую подробностями. Он разыскал большинство из ос- 15 000 тонн! Значит, этим ударом его U-156 перешел отмет-
тавшихся в живых после кораблекрушения: немцев, англичан, австра-
ку в 100 тысяч тонн, если сложить воедино тоннаж всех
лийцев, итальянцев, французов, поляков. Кроме бесед с этими людьми
потопленных им судов. Да, эта игра стоила свеч! Адмирал
он изучил архивные материалы, хранящиеся в разных странах.

PB 203
Дениц, вместе со своим штабом расположившийся в Пари- между тем все сокращалось. Уже начинало понемногу све-
же, на бульваре Сюше, будет доволен. Ну, а им сейчас ничто тать. И то, что открылось взорам Гартенштейна и его моря-
не помешает отпраздновать удачу, благо на борту имеется ков, было поистине ужасным. Море вокруг было буквально
запас отличных вин. Каждый из членов экипажа заслужил усеяно людьми. Шлюпки были набиты так, что их пассажи-
эту награду. рам приходилось стоять. То же самое творилось на плотах.
Жертвы? О жертвах на борту U-156 никто не думал. Вер- А сколько народу просто держалось на воде, вцепившись в
нее, никто и не собирался о них думать. В конце концов, какой-нибудь плавучий обломок! Капитан приказал умень-
разве эти люди не были солдатами? Ведь это был военный шить скорость подводной лодки. Здесь следовало вести себя
транспорт, он перевозил вражеских солдат. А они, подвод- очень осторожно. Теперь уже Гартенштейн знал наверняка,
ники, начни они размышлять о стонах раненых людей, о что потопленный им корабль был британским судном под
причиненных страданиях, о всех убитых или еще пытаю- названием «Лакония», водоизмещением в 20 тысяч тонн, пе-
щихся спасти свою жизнь, барахтаясь посреди темного ужа- ревозившим тысячи пассажиров. До этого ему приходилось
са океана, разве смогли бы они и дальше заниматься своим торпедировать только грузовые или нефтеналивные суда. Он
делом? Для них, как, впрочем, для любого солдата, летчика, видел и раньше, как оставшиеся в живых члены экипажа
моряка любой армии на свете, были темы, думать о которых пытались спастись в шлюпках. Были тогда и жертвы, но уж
даже намеками они сами себе строго-настрого запретили. конечно, не так много. И потом, там были одни военные.
Точно так же относились они и к собственной смерти. Разве Впервые Гартенштейну довелось потопить корабль, на кото-
подводная лодка не была, в сущности плавучим гробом, да ром кроме солдат было полно гражданских. А сколько среди
еще самым страшным из всех, какие только можно себе пред- них женщин? А сколько детей?
ставить? Это были совсем не веселые мысли. Но разве не шла
И Гартенштейн неторопливо заполнял судовой журнал: война? Снова вспомнив приказ Деница, Гартенштейн понял,
«22.07—7721. Торпедные аппараты №1 и №3. Половинный что сейчас ему придется искать среди всех этих людей ко-
угол. Длина вражеского корабля — 140. Время подхода — мандира потонувшего судна и его первого механика. Взять
3'6''. Первая цель достигнута. Вторая цель достигнута. Пара их в плен, учил Дениц, значило лишить врага его военного
должно быть гораздо больше. Паровая машина встала. Спус- потенциала. Каждому ясно, что капитана военного корабля
кают спасательные шлюпки. Сильный крен на нос — с под- или хорошего механика не выучишь за неделю. Но искать
ветренной стороны. Дистанция 3000 м. Курсируем в ожида- их здесь? Легче найти иголку в стоге сена!
нии окончательного затопления». И тут Гартенштейн увидел совсем рядом плот. На досках
И тут к Гартенштейну вбегает матрос-связист. Только лежала, распластавшись, едва прикрытая остатками какой-то
что перехвачена радиограмма. Потопленное судно сообщает одежды, женщина. На плоту она была одна, но несколько
свое название — «Лакония», свои координаты, а дальше идет мужчин, держась руками за края плота, плыли рядом. Чуть
бесконечный призыв: SSS. Не «SОS», как следовало бы ожи- поодаль немецкий офицер заметил еще двоих: эти вцепились
дать, а именно «SSS». Гартенштейн даже подпрыгнул на сту- в пустой ящик из-под апельсинов. Приглядевшись внима-
ле от неожиданности. Он понял задумку потерпевших кру- тельнее, он увидел оранжевые точки плодов, плавающих во-
шение: средняя «S» должна была означать «субмарину», т. е. круг... Это казалось жестокой насмешкой... И вдруг раздался
подводную лодку. Это был сигнал тревоги всем, находя- крик: «Aiuto! Aiuto!»*. Это кричали двое с ящика. Гартенштейн
щимся в этом районе океана судам и самолетам: «Нас пото- уперся взглядом в дежурного радиста, Маннесманна. Почему
пила подводная лодка. Она где-то здесь, поблизости!» эти люди кричат по-итальянски? В том, что кричали по-ита-
Гартенштейн приказал немедленно начать глушение ра-
диосигнала с «Лаконии». А расстояние между двумя судами * На помощь! — итал.

PB 205
льянски, не сомневались ни тот, ни другой. А крики все не тенштейн поспешил выяснить, сколько же было на борту
смолкали: «Aiuto! Aiuto!» Что здесь делают итальянцы? Италь- «Лаконии» итальянских солдат.
янцы — союзники Германии! Ведь «Лакония» — британское — Точно не знаю, но не меньше полутора тысяч...
судно! Гартенштейну даже успели уже передать краткие дан- И снова Гартенштейну пришлось вздрогнуть: полторы
ные о потопленном судне: построено в 1922 году на судовер- тысячи!
фи Уайт Стар Лайн, в мирное время число пассажиров — А итальянец говорил не переставая. Он рассказывал, ка-
1580, в военных условиях — до 6000 человек. И снова этот кой ужасной была их жизнь на корабле, какой кошмар они
вопль: «Aiuto! Aiuto!» Нет, с этим надо было разобраться. И пережили, когда началось крушение, он все говорил и гово-
Гартенштейн отдает приказ выловить и поднять на борт дво- рил о клетках, в которых их держали, о том, как они броси-
их с апельсинового ящика. Матросы быстро бросили пенько- лись вперед, о том, как падали в открытое море, где их
вый трос, и вот двое несчастных уже на борту подводной ждали акулы.
лодки. Их немедленно ведут к Гартенштейну, как есть: мок- Но Гартенштейн слушал его вполуха. Что скажет Муссо-
рых, задыхающихся от слабости и волнения. лини, когда узнает, что немецкая подлодка виновна в смерти
— Вы — итальянцы? полутора тысяч итальянцев?
— Итальянцы! Ему вдруг снова увиделась та полуобнаженная женщина
И оба заговорили разом, перебивая друг друга. Гартен- на плоту. А сколько же всего было на «Лаконии» гражданс-
штейн не понял ни слова. Тогда он просто указал на плава- ких? Сколько женщин? Сколько детей?
ющих вокруг людей: А если попытаться их спасти? Это было опасно, он по-
— Тоже итальянцы? нимал это очень хорошо. «Лакония» успела передать свои
Спасенные дружно закивали: да, да, итальянцы! Больше координаты, да еще этот пресловутый сигнал: три «S»! В
тысячи. Пленные. Только тут Гартенштейн начал понимать. нормальных условиях он должен был, убедившись, что вра-
Итак, по его вине в волнах Атлантики плавают сейчас, каж- жеское судно затонуло, немедленно уходить подальше от этого
дую минуту рискуя жизнью, более тысячи союзных солдат! места на максимальной скорости. Какое он имел право под-
Один из вновь прибывших показал на длинную кровоточа- вергать риску немецкое подводное судно? С другой стороны,
щую рану на своем теле и объяснил: «Поляки! Штыками!» оставить всех этих людей на верную гибель? И он решился:
Гартенштейн едва не подпрыгнул: теперь еще и поляки! Слово — Продолжать спасательные работы.
«Polacco» он понял сразу. Теперь подводники начали методично вытаскивать из
Он приказал обогреть, одеть, накормить и напоить обоих воды людей и собирать их на палубе. В основном в этой
спасенных, а главное — начать вылавливать из воды осталь- части моря плавали итальянцы. Потом один из поднятых
ных. И их потащили на лодку пачками. У многих было на борт оказался англичанином. За ним — еще один. Гар-
изранено все тело. Но странными казались эти раны: ров- тенштейн приказал продолжать спасательные работы, но не
ные, как будто кто-то вырезал ножом куски мяса из ножных уточнил, следует ли вытаскивать из моря одних итальян-
икр, ягодиц, даже пяток... Нет, это были не польские шты- цев. Для моряка человек за бортом — это прежде всего че-
ки. Это были акулы. Еще один удар для Гартенштейна. Этот ловек за бортом. У него не спрашивают, какой он нацио-
участок моря, оказывается, кишел акулами, полутораметро- нальности. Стоя на палубе, англичане стучали зубами от
выми прожорливыми чудовищами. Они на страшной скоро- холода и смотрели на немцев затравленным взглядом. Не-
сти подплывали к жертве, выдирали зубами кусок мяса и ужели бросят их обратно в море? Но их вместе с остальны-
уносились прочь. ми пустили внутрь подлодки. Как и остальным, дали по
Среди поднятых на борт итальянцев оказался один, бо- тарелке супа и по чашке кофе. Очень скоро на борту оказа-
лее или менее сносно говоривший по-немецки. У него Гар- лось девяносто спасенных. И казалось, им не будет конца.

PB 207
Все-таки нужно было предупредить Деница. И в 1.27 в эфир сенными на борту U-156 не сможет идти с нужной скорос-
ушла радиограмма: «13.9. Атлантический океан. Ближай- тью, следовательно, станет легкой добычей врага.
ший порт — Фритаун. ЕТ. 5775, 1—2, 1, 7 1100.400 — ви- Итак, вышвырнуть спасенных в море? Но и Дениц был
димость 4 мили. Потопил английскую «Лаконию», 7721— моряком. Есть вещи, которые моряк делать не может, во
310 град. — к сожалению на борту находились 1500 плен- всяком случае, никогда еще не делал. Он пытался успоко-
ных итальянцев. В настоящий момент спасено 90. Гартен- иться. Нужно было отдать такой примерно приказ: «Сохра-
штейн». няйте полную готовность к погружению». В конце концов,
Адресат: адмирал Карл Дениц, бульвар Сюше, Париж. даже с 90 человеками на борту судно могло идти своим кур-
Парижане, пережившие оккупацию, хорошо помнят ком- сом, могло маневрировать, могло погружаться. Нет, выбро-
плекс современных роскошных зданий, построенный перед сить людей в море — это не решение. Решением будет, если
самой войной на опушке Булонского леса. Архитектурный он найдет способ помочь Гартенштейну. Дениц поднялся и
камуфляж этих домов, выкрашенных в зеленый цвет, с пе- пошел к себе в кабинет. Там он собственноручно написал
ререзающими его черными линиями, многим тогда казался одно из уникальнейших сообщений за всю историю послед-
провокационным — дома словно стремились слиться с лес- ней войны: «Шахт, группа «Белый медведь». Вюрдеманн,
ными деревьями. Именно здесь, в доме №2 разместился штаб Виламовиц, немедленно следуйте для помощи Гартенштейну
Военно-морского флота Германии. Вице-адмирал Дениц, ко- в кв. 7721, скорость максимальная. Шахт и Вюрдеманн, со-
мандующий подводным флотом, жил здесь же. Сухощавый общите свои координаты».
пятидесятилетний человек с жестким волевым лицом, на ко- Итак, Дениц издал приказ трем остальным немецким
тором особенно выделялись властные голубые глаза, глядя- подводным лодкам идти на помощь Гартенштейну и при-
щие суровым, инквизиторским, взглядом, он нес на своих нять участие в спасательных работах. Было 3 часа 45 минут
плечах немалую ответственность. утра. Лишь после этого адмирал Дениц снова лег спать.
В ту ночь он спал. Это был вполне заслуженный отдых,
потому что в сутках Деница всегда оказывалось гораздо боль- Радиограмма ушла к Гарро Шахту, 33-летнему капитану
ше, чем 24 часа. Разбудил его телефонный звонок. Сняв труб- третьего ранга, командиру подводной лодки U-507 — потом-
ку, он услышал голос Гюнтера Гесслера, капитана второго ственному моряку, человеку, отнюдь не разделявшему взгляды
ранга, своего ближайшего сотрудника и зятя. Гесслер докла- национал-социалистов; лейтенанту Вюрдеманну, командиру
дывал о только что полученном от Гартенштейна сообще- подводной лодки U-506; капитану третьего ранга фон Вила-
нии, из-за которого он и решился разбудить адмирала. Де- мовицу-Меллендорфу, командиру подводной лодки U-459.
ниц реагировал немедленно: «Жду вас у себя». Шахт еще в 22.15 поймал сообщение Гартенштейна, в кото-
Гесслер прибыл тотчас же. Переданное сообщение Дениц ром говорилось, что он потопил «Лаконию», но, к сожале-
читал медленно, словно прилежный ученик. Прочитав, ото- нию... и так далее. Шахт сразу и самостоятельно решил, что
слал Гесслера. Ему нужно было побыть одному. Какое реше- Гартенштейну нужно помочь. Поэтому, получив в 3.55 при-
ние принять? Проблема, разумеется, заключалась в этих са- каз Деница, он немедленно рапортовал: «Направляюсь к ме-
мых полутора тысячах итальянцев. Надо же, какое невезе- сту торпедирования со скоростью 15 узлов. Нахожусь на рас-
ние! Уж лучше бы Гартенштейн не услышал этих криков о стоянии в 750 миль. Буду там через два дня. Шахт».
помощи! Но он их, к сожалению, услышал. И поспешил на Точно так же реагировал и Вюрдеманн, при первом же
помощь. Что теперь делать? Побросать людей обратно в море? известии о крушении взявший курс к месту катастрофы. После
Именно ему, Деницу, следовало отдать приказ. Но и у него официального приказа Деница он еще увеличил скорость и
самого был приказ: он обязан был выиграть войну. Подвод- стал готовить подлодку к приему «большого числа пассажи-
ная лодка представляла собой огромную ценность. Со спа- ров». Кок получил задание приготовить огромное количе-

PB 209
ство супа. Но вот капитан фон Виламовиц-Меллендорф пер- итальянцы отправят ее к месту катастрофы. И тут, глядя на
вым делом после получения адмиральского приказа тщательно карту, Дениц высказал только что возникшую у него идею.
рассчитал все координаты. Он находился гораздо дальше от Палец его уткнулся в Дакар. В Дакарском порту стоит не-
места гибели «Лаконии», чем остальные. Если даже он туда сколько французских кораблей. Они придерживаются ней-
пойдет, то напрасно сожжет огромное количество горючего, тралитета, поскольку в сентябре 1940 года подверглись напа-
потому что к моменту его прибытия все уже будет кончено. дению англичан, но в то же самое время отнюдь не питали
И потому его решением было продолжать идти юго-восточ- нежных чувств и к немцам. Но ведь в данном случае речь
ным курсом с нормальной скоростью в 8 узлов. Конечно, у шла не о военной операции, а о спасении терпящих бедствие
него был приказ Деница. Но кроме этого существовала еще людей. Почему бы не обратиться к французам с предложе-
и реальная действительность. Виламовиц был практичным нием принять участие в операции по спасению?
офицером. И он знал, что Дениц признает его правоту. ...Наступал новый день. Гартенштейн по-прежнему оста-
вался один на один с бескрайним океаном, в котором барах-
Занималась заря. Наступало воскресенье, 13 сентября. тались сотни беспомощных людей. Он хорошо видел их всех —
U-156 по-прежнему курсировала на малой скорости, подби- скученных на плотах, вцепившихся в обломок доски, плава-
рая тех из терпящих бедствие, кто был в самом отчаянном ющих просто так, благодаря спасательному поясу. Он знал,
положении. К утру U-156 уже подобрала 193 человека, в том что в этих водах полно акул, мало того, он видел их соб-
числе 21 англичанина. Теперь Гартенштейн знал, что к нему ственными глазами. А людей все продолжали вылавливать
на помощь идут еще две подводные лодки. И раз уж Дениц из моря. Палуба подводной лодки давно была перегружена,
отдал такой приказ, значит, он считал все его действия пра- внутрь ее уже не могли поместить ни одного человека. Сталь-
вильными. Эта мысль принесла огромное облегчение. И по- ное веретено уже было так заполнено людьми, что на палубе
скольку масштаб случившейся катастрофы постепенно овла- некуда было присесть, и всем спасенным приходилось сто-
девал его сознанием, он решился отправить Деницу еще одну ять. Сохранились фотографии, на которых хорошо видна
радиограмму: «Сотни пострадавших держатся на воде благо- подводная лодка, в буквальном смысле забитая пассажира-
даря спасательным поясам. Предлагаю объявить зону бедствия ми. Эти фотографии красноречивее любого рассказа. Между
дипломатически нейтральной территорией. Анализ радиосиг- тем Гартенштейн не мог не понимать, что в подобном состо-
налов показывает, что в непосредственной близости от места янии он подвергнет свое судно огромной опасности.
катастрофы проходит неизвестное судно. Гартенштейн». И тогда он решился передать в эфир открытым текстом, по-
И снова на бульваре Сюше пришлось будить Деница. английски, радиограмму такого содержания: «Любое судно,
Дипломатически нейтральная территория? Дениц посовето- которое может хоть чем-то помочь экипажу потопленной
вался со штабными офицерами. Никто не верил, что амери- «Лаконии», не встретит с моей стороны никакой агрессии
канцы и англичане пойдут на это. Подвергать же себя риску при условии, что я также не буду атакован с моря или с
нарваться на отказ было немыслимо. Кое-кто из офицеров, воздуха».
в частности Гесслер, вообще предлагали прекратить спаса- В 10.10 утра командир итальянской субмарины «Каппел-
тельные работы. Если в районе бедствия проходит неизвест- лини», капитан первого ранга Марко Реведин получил при-
ное судно, пусть оно и подбирает потерпевших крушение с каз двигаться к месту крушения «Лаконии». Приказ был при-
«Лаконии». Дениц сухо прервал разглагольствования офице- нят к исполнению немедленно.
ра. Он уже принял решение. Операцию по спасению необ- В 13.00 адмирал Коллине, находившийся в Дакаре, полу-
ходимо продолжить, но бульшими силами. Следует обра- чил приказ из Виши: приготовиться принять на борт по-
титься за помощью к итальянцам. В водах близ Фритауна страдавших пассажиров с британского судна «Лакония» и
находилась итальянская подводная лодка «Каппеллини». Пусть двигаться к границе территориальных вод, примерно на уров-

PB 211
не Абиджана. Адмирал сразу же отправляет телеграмму: «Судно «Дюмон-д’Юрвиль» и «Аннамит» подойдут 17 сентября. Он
«Дюмон-д’Юрвиль», доложите немедленную готовность крей- наконец вздохнул с облегчением. Впрочем, оно сейчас же
сировать в 20 милях к юго-западу от Пор-Буэ, где вы долж- сменилось новой тревогой. Ему нужно было продержаться
ны встретиться с немецкими подводными лодками и при- еще двое суток! Хоть бы скорее подошли Вюрдеманн и
нять от них на борт потерпевших крушение пассажиров с Шахт!
«Лаконии». Но буквально через несколько часов был отдан И вот в 11.32 вахтенный матрос закричал: «263 градуса
другой приказ. «Дюмон-д’Юрвиль» под командованием ка- по левому борту вижу судно!» Это была подводная лодка
питана второго ранга Франсуа Мадлена, принял полный груз U-506. И вот уже обе немецкие субмарины плавают борт к
продовольствия, пресной воды и горючего, вышел из порта борту. Командиры обошлись без лишних излияний. Пара
Котону к новому месту встречи, примерно за тысячу миль теплых слов. Краткий рассказ Гартенштейна. Вюрдеманн уточ-
от французского корабля. Координаты места крушения: 4о52' нил, сколько сейчас пассажиров на «яхте» Гартенштейна.
южной широты — 11о22'. Мадлен понимал, что, делая по — Ровно 263 человека.
14 узлов, он сможет прийти в назначенное место только 16-го — Беру половину. 131 — и ни человеком больше.
вечером, а вероятнее всего, 17-го утром. Было решено переправить к Вюрдеманну одних итальян-
В тот же самый день аналогичный приказ — идти на цев. Здравый смысл подсказывал, что лучше держать их по-
помощь пострадавшим с «Лаконии» — получил командир сто- дальше от англичан.
рожевого судна «Аннамит» капитан третьего ранга Кемар. После этого Вюрдеманн медленно обошел окрестные воды,
Наконец, в 16.00 адмирал Коллине выслал к месту крушения подбирая с лодок и плотов раненых, женщин и детей.
крейсер «Глуар». К вечеру 15 сентября на U-506 находились более 200 пасса-
жиров.
В понедельник 14 сентября, с 2 до 3 часов ночи Гартен- В тот же день, в 14 часов с минутами подошел Шахт на
штейн, не смыкавший глаз уже около полутора суток, подво- своей U-507. Он также принял на борт наиболее слабых —
дил итоги, составляя новую радиограмму для Деница. Он при- всего 153 человека. К 17.55 погрузка была закончена. Кроме
нял на свою лодку 400 человек. Затем, отобрав из них пример- того он взял на буксир несколько спасательных шлюпок.
но половину, снова высадил их в лодки и на плоты. Всего в 16 сентября в 8.28 утра «Каппеллини» встретила в от-
океане теперь плавало 22 спасательных шлюпки и плота, на крытом море первую группу спасшихся с «Лаконии». На
которых нашли временное спасение примерно полторы тысячи шлюпке под алым парусом они увидели 50 человек. Это были
человек. В открытом море больше не оставалось ни одного английские солдаты и матросы. Жизнь на шлюпке была пре-
потерпевшего. Неизвестное судно так и не показалось. дельно организована: у потерпевших крушение оказались ком-
Пассажирам шлюпок и плотов передали немного продо- пас, карта и радиопередатчик. На вопрос итальянцев, нужда-
вольствия. Хватило, конечно, не всем — это было просто ются ли они в чем-нибудь, со шлюпки ответили:
невозможно. Впоследствии участники и очевидцы тех собы- — Очень нужна вода.
тий единодушно соглашались, что день 14 сентября оказался Им спустили бутыли с водой, а также несколько бутылок
для большинства из них самым тяжелым. Солнце нещадно вина.
жгло людей. Воды не хватало. Еды тоже практически не В 10.32 «Каппеллини» повстречал еще одну шлюпку.
было. В тот день многие умерли. После короткой молитвы Здесь дела обстояли гораздо хуже. Кроме 41 мужчины в
тела умерших сбрасывали в океан. шлюпке находились 18 женщин и 25 детей, самому старше-
Ночь с 14-го на 15-е принесла небольшое облегчение. му из которых было шесть лет, а самому младшему — не-
Гартенштейн по-прежнему держался на ногах, глотая кофе. сколько месяцев. Командир Реведин не мог взять на борт
В 3.40 он получил радиограмму, в которой сообщалось, что всех. Он предложил забрать женщин и детей, но после ко-

PB 213
роткого совещания женщины решили, что не расстанутся с Самолет не отвечал. Развернувшись в небе, он стал уда-
мужьями. Тогда итальянцы спустили в шлюпку запас прес- ляться к юго-западу.
ной воды, передали горячий бульон, вино, сухари, шоколад Все почувствовали огромное облегчение. Зря волнова-
и сигареты. лись. Конечно, это был самолет-наблюдатель, и сейчас он
И «Каппеллини» отправилась дальше на юг, искать дру- отправился за подмогой. Прошло около получаса. И вот снова
гих терпящих бедствие. показался самолет. Похоже, тот же самый, впрочем, может
А на борту U-156 Гартенштейн в который раз смотрел на быть, просто того же типа — во всяком случае, американ-
часы. Было 11.25. Он был вымотан до предела. Никто не ский. Наверное, он теперь несет им какие-нибудь новости.
знает, чего ему стоило продолжать держать глаза открыты- Возможно, сейчас сбросит лекарства.
ми. Не отрываясь от бинокля, он сверлил взглядом океан. Точное время было 12.32. И вдруг самолет встал в пике.
Где эти чертовы французы? Он подсчитал, что они уже спасли Да-да, он пикировал прямо на U-156! Гартенштейн отчетли-
жизнь примерно 600 потерпевшим. Как только он сдаст их с во видел, как открывается бомбовый отсек. Неужели он со-
рук на руки французам, сможет наконец заснуть... бирается бомбить? В ту же минуту люди, все как один сто-
Кажется, слышен гул мотора... Но какой-то странный явшие с задранной к небу головой, увидели, как на них
гул. Так гудит не корабль, а самолет... падают две бомбы.
Сидящие в «ванне» U-156 люди подняли глаза к небу. — Все вперед, быстро!
Точно, самолет, «либерейтор». Это командовал Гартенштейн. От резкого толчка субма-
Поначалу у Гартенштейна не возникло и тени тревоги. рину качнуло так, что она едва не подпрыгнула. Четыре
Очевидно, это один из самолетов, услышавших его радиосо- шлюпки, шедшие на буксире, скрылись под водой. Люди,
общение. Наверное, его выслали на разведку, чтобы он сооб- теряя равновесие, падали с открытой палубы в море. Бомбы
щил судам союзников, что обнаружил потерпевших. летели ровно три секунды, но ни одна из них не попала в
На всякий случай Гартенштейн решил наглядно проде- цель. Своим маневром Гартенштейн спас подводную лодку.
монстрировать собственные мирные намерения. Носовую Казалось чудом, но ни одна из спасательных шлюпок тоже
пушку субмарины прикрыли флагом Красного Креста. За- не пострадала.
тем был отдан приказ всем — и матросам, и пассажирам — На субмарине торопливо обрубали топорами канаты бук-
отойти от пушки как можно дальше. А люди все продолжа- сировки.
ли смотреть в небо — и британцы, и итальянцы, и поляки, Еще одна бомба. На этот раз угодившая точно в одну из
и немцы. Что несет им этот самолет — надежду или ги- шлюпок, мгновенно взлетевшую на воздух. Еще две бомбы.
бель? Уже можно было ясно различить звездочки на кры- Другая шлюпка перевернулась, сбрасывая пассажиров в воду.
льях самолета. Значит, самолет американский. Между тем, И еще одна бомба, все-таки пробившая дыру в носовой час-
тот уже облетал полукругом U-156. Гартенштейн приказал ти подлодки.
азбукой Морзе отстукать по-английски: «Здесь немецкая Самолет уже улетал.
подводная лодка с потерпевшими крушение англичанами Механики докладывали Гартенштейну: получены значи-
на борту». Один из английских офицеров попросил у Гар- тельные повреждения. Необходим срочный ремонт. Единствен-
тенштейна разрешения выйти на связь с пилотом. Гартен- ный выход: эвакуировать всех до единого пассажиров. Вот он
штейн не возражал, и британец в свою очередь начал пере- и наступил, этот самый мучительный момент, которого Гар-
давать: «Говорит офицер британского военно-морского флота. тенштейн боялся и старался избежать. Англичанам было при-
Мы на борту немецкой подводной лодки, потерпевшие кру- казано освободить лодку. Мужчины и женщины стали пры-
шение на «Лаконии»: военные, гражданские, женщины и гать в воду. Туда же было предложено отправиться итальян-
дети». цам, несмотря на бурные протесты последних, полагавших,

PB 215
что уж они-то теперь в надежном убежище. Самых стропти- И никаких подробностей. Ничего, кроме признания, что
вых матросы просто сталкивали за борт. Устранив самые опас- данный исторический факт имел место. Объяснить же его
ные повреждения, подводная лодка совершила пробное по- американцы отказались. Очевидно, посчитали, что хватит с
гружение. В 16.00 Гартенштейн записал в судовой журнал: них и признания.
«Произведен ремонт подручными средствами». Тогда свою версию случившегося предложил командир
В 21.42 U-165 всплыла на поверхность. Но для Гартенш- Альбер Вюлье. Она кажется достаточно правдоподобной. Итак,
тейна все уже кончилось. Он больше слышать не желал о Альбер Вюлье полагает, что пилот бомбардировщика Б-24 имел
потерпевших. Важнее всего на свете была для него его под- четкий приказ: атаковать с воздуха любую замеченную им
водная лодка. И он стал медленно уходить на запад. В 23.04, вражескую подводную лодку. Можно представить себе, в ка-
когда исправили радиопередатчик, он смог наконец отчи- кое недоумение повергла летчика открывшаяся его взгляду
таться перед Деницем: «Гартенштейн — точка — подверглись невероятная картина: подводная лодка с прикрытыми флагом
пятикратной бомбардировке американским «либерейтором» Красного Креста пушками! И потому первым его побуждени-
несмотря на флаг Красного Креста в четыре квадратных мет- ем было воздержаться от бомбардировки, учитывая чрезвы-
ра — точка — имели на буксире четыре спасательных шлюп- чайные обстоятельства. Вот почему после первого захода он
ки — точка — высота бомбардировки 60 м — точка — пре- улетел. Наверное, он стал запрашивать инструкций на базе.
кратили спасательные работы — точка — все пассажиры уда- Его можно понять: он не хотел принимать решение в одиноч-
лены — точка — иду на запад для ремонта — точка — Гар- ку. Но никаких инструкций от так и не получил. Такое случа-
тенштейн». лось: связь довольно часто нарушалась. Американский летчик
Но что же все-таки означала эта внезапная бомбардиров- какое-то время ждал, но уровень горючего в баках понижал-
ка? Это бессмысленное и бесполезное воздушное нападение? ся, и он понял, что должен заканчивать полет. Поскольку
Пережившие его британцы негодовали, но не столько из-за никаких особых приказов получено не было, он подчинился
самой воздушной атаки, а из-за того, что пилот так позорно основному приказу, т.е. вернулся и сбросил бомбы.
промазал. «Три раза метить в цель в идеальных условиях, — Скорее всего, он действительно был не слишком опыт-
возмущался один из них, — и в итоге попасть в жалкую ным летчиком, и неточность бомбардировки — красноречи-
шлюпку с больными и ранеными! Либо пилот нарочно сбро- вое тому свидетельство. Наверное, более зрелый летчик по-
сил бомбы мимо цели, либо он неопытный юнец, либо не- вел бы себя по-другому. Но кто из нас осмелится бросить
врастеник!» камень в молодого пилота? Подчинение приказу — закон на
Американская сторона в течение долгого времени не же- войне.
лала давать никаких разъяснений по поводу этой странной И молодой американский летчик, и Гартенштейн — оба
акции. На все запросы они отвечали, что сведения по этому ни на миг не забывали, что идет война.
делу отсутствуют, что в архивах не найдено никаких следов
и скорее всего самолет вообще не имеет никакого отношения Командир Гартенштейн медленно удалялся к западу. Он
к американским ВВС. В конце концов, они поставляли само- больше не принимал участия в спасательных работах. Его
леты этого типа союзникам. Но терпение и упорство исто- вера в людей значительно поколебалась.
рика Леонса Пейара все-таки были вознаграждены. Под его Когда Деницу донесли о случившемся, он был взбешен.
давлением чиновники военного архива нехотя признали — 17 сентября в 1.40 экипажам подводных лодок, находив-
это случилось 11 декабря 1959 года, — что действительно шихся в секторе гибели «Лаконии», был передан приказ
«16 сентября 1942 года самолет Б-24, стартовавший с острова «Льва». Он гласил: «Все томми* — свиньи. Безопасность
Асунсьон, атаковал подводную лодку в 130 милях к северо-
северо-востоку от острова». * Англичане.

PB 217
подводной лодки ни в каких обстоятельствах не может под- встретились в море. Распределили между собой подобран-
вергаться риску. Категорически запрещается подвергать наши ных в море людей. И взяли курс на Дакар.
подводные лодки любой опасности, даже если придется бро- В трагедии под названием «Лакония» можно было ста-
сить спасаемых. Неужели вы думали, что враг будет сле- вить точку.
дить за сохранностью наших лодок?» А в 5.50 Дениц при- Напомним читателю, что к моменту крушения на борту
казал ссадить всех спасенных пассажиров обратно в шлюп- «Лаконии» находилось 2789 человек, включая экипаж и пас-
ки. Итальянцев следовало оставить на борту до подхода сажиров. «Глуар» привез в Дакар 1039 спасенных, еще 42 при-
французов. были на «Аннамите». Четверо английских офицеров оста-
В 17.50 вышел еще один приказ Деница, имевший в даль- лись в плену: двое на подводной лодке U-507, двое — на
нейшем самые печальные последствия. Отныне немецким итальянской «Каппеллини». Две спасательные шлюпки су-
судам строжайше запрещалось, несмотря ни на какие обстоя- мели самостоятельно пристать к берегу: в них находилось
тельства, оказывать помощь терпящим крушение на море: 20 человек. Шестеро итальянцев остались на итальянской
«1. Категорически запрещается пытаться оказать помощь субмарине. Таким образом, живыми из этой передряги вы-
экипажам тонущих кораблей, а также шлюпок; снабжать их брались 1111 человек.
продовольствием и питьевой водой. Спасательные работы К сожалению, многие из них умерли в ближайшие дни.
противоречат условиям войны, предписывающим уничтоже- Шла война.
ние вражеских судов и их экипажей.
2. Мы должны быть тверды и всегда помнить, что враг
не колеблется, когда разрушает наши немецкие города и уби-
вает наших женщин и детей».
Этот приказ, позже названный «Тритон Нуль», стоил
жизни тысячам людей. А главной причиной его появления
стало то самое роковое решение молодого американского лет-
чика.
Потому что шла война.
В тот же самый день, 17 сентября, в 6.52 корабль «Глуар»
забрал на борт пассажиров первой встреченной им спаса-
тельной шлюпки. В 14 часов «Глуар» встретился в море с
подлодкой U-507, и от нее узнал, что остальные шлюпки
следует искать в радиусе 40—50 миль. Чуть позже сюда же
подошел «Аннамит», на который перешли итальянцы Шах-
та, а также итальянские и британские пассажиры, пока еще
находившиеся на субмарине Вюрдеманна. Как выяснилось
из рассказов, подлодка U-506 также подверглась двукратной
бомбардировке с самолета Б-24. В документе, о котором мы
упоминали выше, американцы признали также и этот имев-
ший место факт. U-506 удалось спастись только благодаря
стремительному погружению.
Поиск терпящих бедствие продолжался еще несколько
часов. Только 18 сентября в 9.25 «Глуар» и «Аннамит» снова

PB
П РО И С ШЕ С Т ВИ Е Сильные ветры бушевали сутками, а моря при этом штор-
мили беспрерывно.
НА КАРСКОМ МОРЕ Тем не менее бывала и благоприятная погода.
Бывали также и штиль, и туманы, когда в двух-трех мет-
(ГИБЕЛЬ ТРАНСПОРТА «МАРИНА РАСКОВА») рах ничего не было видно.
Плохие погодные условия нередко срывали выполнение
астрономических наблюдений.
Наступление полярной ночи еще больше усиливало опас-
ности морского движения.
Впрочем, моряки привыкли к этим трудностям и стреми-
лись их преодолеть, хотя в холодное время было приятно ду-
мать о южных морях и вспоминать, как тепло на Черном море.
Северный флот, как и в первые годы войны, обеспечи-
вал выполнение морских перевозок. В первой конвойной
Северный морской путь — судоходная магистраль вдоль операции 1944 года ледоколы из Белого были отконвоирова-
северных берегов России по Баренцеву морю, по морям Кар- ны в Карское море. Причем за первое полугодие Северный
скому, Лаптевых, Восточно-Сибирскому, Чукотскому, по флот обеспечил морские перевозки на внутренних путях без
Берингову проливу и Берингову морю. Его основными пор- единой потери флотских кораблей.
тами считаются Мурманск, Игарка, Дудинка, Диксон, Тик- Однако во втором полугодии для борьбы с советским
си, Амбарчик, Певек, Провидения, Анадырь, Петропавловск- арктическим судоходством Германия применила новое ору-
Камчатский. К началу Второй мировой войны магистраль жие — акустические торпеды.
стала уже известной водной коммуникацией. Внезапность применения нового оружия обеспечила про-
Выгодность Северного морского пути для Советского тивнику успех первых атак.
Союза всегда заключалась в непосредственной близости оте- 8 августа из Архангельска в порт Диксон вышел военный
чественных берегов, своих баз снабжения и в большом со- конвой, состоявший из транспорта «Марина Раскова» и трех
кращении расстояний. От Ленинграда до Владивостока рас- тральщиков с номерами 114, 116, 118.
стояние этим путем составляло 14 280 километров. Названный в память о советской летчице транспорт в
Правда, перемещения военных кораблей и судов этим данном случае перевозил спецгрузы и поэтому шел под
путем сильно затруднялись из-за тяжелых метеорологичес- охраной трех морских боевых тральщиков. Каждый траль-
ких условий. щик имел водоизмещение около тысячи тонн, зенитные ав-
Низкие температуры, жестокие морозы, частые полярные томаты и орудие калибра 100 мм.
ветры со стороны ледовых просторов океана постоянно вол- До выхода в Карское море конвой не имел никаких про-
новали поверхность северных морей. Полярные ветры и рань- тиводействий. Вражеских подводных лодок на пути следова-
ше и теперь холодят не только тундровые, но и центральные ния он не обнаружил.
части России. Возможно, этот факт в некоторой степени и притупил
В Ледовитом океане ветер самый грозный фактор, поэто- бдительность личного состава конвоя. Он безопасно прошел
му там больше всего необходимо, и тогда и теперь, прислу- значительную часть пути и находился уже в Карском море,
шиваться именно к ветру. Ветер беспрестанно выполняет ог- когда вечером 12 августа в 60 милях западнее от острова Бе-
ромную работу. Его сила всегда поднимала устрашающие лый транспорт «Марина Раскова» подорвался на мине. Глу-
штормы и ураганы. Ломались и ворошились льды много- хой взрыв под судном был характерен для взрыва неконтакт-
метровой толщины. ной мины.

PB 221
После взрыва транспорт оставался на плаву. Командир ного состава тральщиков, в том числе и командир конвоя
конвоя капитан 1 ранга А.З. Шмелев решил, что конвой А.З. Шмелев.
попал на минное поле, и поэтому приказал тральщикам После потопления тральщиков подводные лодки добили
ТЩ-118 и ТЩ-114 подойти к аварийному транспорту и ока- транспорт «Марина Раскова»*.
зать ему помощь. Когда ТЩ-118 подходил к транспорту, в До этого происшествия Эдуард Гайкович Авалян, Юрий
1,5—2 кабельтовых от него произошел аналогичный взрыв Гурьевич Кимнатный и Виктор Львович Перчук плавали на
под кормовой частью ТЩ-118. Часть экипажа тральщика и тральщике ТЩ-116. Первые двое участвовали в выполнении
командир конвоя, находившийся на нем, были спасены со- кораблем пяти боевых заданий, а Перчуку довелось участво-
седним тральщиком. вать в шести.
Поскольку и этот взрыв походил на взрыв неконтактной Этот тральщик потопил немецкую подводную лодку. При
мины, командир конвоя и другие офицеры решили, что кон- этом событии Авалян обеспечил бесперебойную связь ко-
вой, бесспорно, находится именно на минном поле. мандного поста со всеми боевыми постами, непосредственно
Находясь в плену этого убеждения, командир конвоя работал по подготовке к бою главного орудия, от которого
приказал оставшимся двум тральщикам осторожно подойти зависело потопление подводной лодки. Кимнатный сумел
к борту транспорта для спасения людей, но затем тральщику организовать помощь для быстрой подачи боезапаса к ору-
ТЩ-114 он все же велел встать на якорь, чтобы не маневри- дию.
ровать на «минном поле». При затяжном выстреле, пренебрегая опасностью, Ава-
Если бы конвой действительно попал на минное поле, то лян быстро удалил выбрасываемый патрон из коренника и
эти действия были бы правильными, однако в этом районе обеспечил этим приемом нормальную стрельбу. Перчук, на-
моря мин не было. ходясь на вахте у реостатов обмотки размагничивания, четко
Здесь, в Карском море, как оказалось, крейсировали вра- следил за изменением курса корабля, быстро и безошибочно
жеские подводные лодки, вооруженные, как потом было устанавливал расчеты на заданный курс и тем самым обеспе-
установлено, новыми акустическими торпедами. чил безопасность корабля от воздействия электромагнитных
Дальнейшее развитие событий подтвердило, что суда ата- мин противника.
ковывались подводными лодками с использованием акусти- В данном происшествии Авалян и Кимнатный проявили
ческих торпед. и находчивость, и отвагу при спасении личного состава с
Вскоре установили ее эффективные свойства: акустичес- ТЩ-118 и с транспорта «Марина Раскова». В ходе происше-
кая торпеда самонаводилась на корабль по шуму от его вин- ствия ТЩ-116 подобрал с воды погибающих и возвратился
тов и машин и взрывалась под влиянием его магнитного в базу.
поля. Поэтому уклониться от акустической торпеды путем За мужество и отвагу, проявленные в боях против не-
маневрирования было невозможно, так как она сама манев- мецко-фашистских захватчиков, в то время еще будучи кур-
рировала, непрерывно следуя на шум от винтов и машин. сантами, Авалян и Кимнатный были награждены медалями
Значит, надо было искать подводную лодку противника Ушакова, а Перчук — медалью Нахимова.
и отражать ее атаки. Но таких торпед в те дни наши моряки Возвратимся снова к сути происшествия.
не знали, поэтому не существовало и тактики борьбы против Разработка, производство и размещение акустической тор-
них. педы для подводных лодок являлись военной тайной особой
Пользуясь внезапностью применения новых торпед, вра- важности, и противнику удалось сохранить эту тайну также
жеские подводные лодки, никем не преследуемые, неодно- и в процессе боевого использования.
кратно выходили на боевые позиции для торпедных залпов.
Так погибли ТЩ-118 и ТЩ-114, причем ТЩ-114 от * Северный флот в Великой Отечественной войне. Б.А. Вайнер.
взрыва разломился пополам. Погибла большая часть лич- Воениздат МО СССР. М, 1964, стр. 303—306.

PB 223
Когда идет война, беда не ходит одна. Такие происше- одну из указанных торпед, так как обе торпеды имеют по-
ствия, как у нас в Карском море, случились и в других вреждения от взрыва, вследствие чего из двух торпед... надо
морях у нашего союзнического Британского флота. собирать одну.
Однажды морякам Балтийского флота удалось захватить Отсюда, полагал Сталин, есть две возможности: либо
германскую в Таллине подводную лодку, на которой обна- получаемые по мере изучения чертежи и описания будут
ружились две акустические торпеды Т-5. немедленно передаваться британской военной миссии, а по
В связи с этим, премьер-министр Великобритании окончании изучения и испытаний и торпеда тоже будет пе-
У. Черчилль в личном и строго секретном послании редана, либо немедля выехать в Советский Союз британ-
И.В. Сталину 30 ноября 1944 года писал, что это единствен- ским специалистам и на месте изучить в деталях торпеду и
ный известный тип торпед, управляемых на основе принци- снять с нее чертежи.
пов акустики и он является весьма эффективным не только Мы, отвечал И. Сталин, предоставляем любую из двух
против торговых судов, но и против эскортных кораблей. возможностей.
Хотя эта торпеда еще не применялась в широком масштабе, У. Черчилль предпочел вторую и заверил, что направит
однако при помощи нее было потоплено или повреждено офицера Адмиралтейства на испытания, назначенные на ян-
24 британских эскортных судна, в том числе пять судов из варь.
состава конвоев, направленных в Северную Россию. Подобными путями шли совместные поиски контрмер
У. Черчилль извещал о том, что в течение многих меся- против торпеды Т-5.
цев противник готовился начать новую кампанию подвод- Этот фактор снова подтвердил опасную роль новейшего
ной войны в огромном масштабе при помощи новых под- оружия.
водных лодок, обладающих особенно большой скоростью под Очевидно, что акустическая торпеда оправдала расчеты
водой. противника. И это еще раз подчеркнуло необходимость про-
Он сообщал, что англичане заняты поиском контрмер и ведения остронаправленных работ ученых и конструкторов с
уже изобрели особый прибор, который обеспечивает некото- целью опережения планов противника.
рую защиту от этой торпеды и установлен на британских После происшествия в Карском море командование Се-
эсминцах, используемых в настоящее время советским воен- верного флота приняло самые срочные и энергичные меры,
но-морским флотом. чтобы избежать новых потерь. В первую очередь были уве-
Однако, писал он, изучение натурального образца торпе- личены силы охранения судов. На два-три транспорта ста-
ды Т-5 было бы крайне ценным для изыскания контрмер. ли выделять в конвой не меньше шести новых боевых ко-
В порядке взаимопомощи он просил И.В. Сталина со- раблей.
действовать немедленной отправке одной торпеды в Соеди- Таким образом, применение акустической торпеды чрез-
ненное Королевство. вычайно ожесточило борьбу кораблей на Северном морском
«Мы считаем, — писал У. Черчилль, — получение одной пути.
торпеды Т-5 настолько срочным делом, что мы были бы го- Но в конечном счете эта борьба распространилась на все
товы направить за торпедой британский самолет, в любое действующие флоты, и закончилась она победой наших ко-
удобное место, назначенное Вами... Адмиралтейство будет раблей.
предоставлять советскому военно-морскому флоту все ре-
зультаты своих исследований и экспериментов с этой торпе-
дой, а также любую новую защитную аппаратуру, сконстру-
ированную впоследствии».
И. Сталин ответил, что, к сожалению, русское командо-
вание лишено возможности уже сейчас послать в Англию

PB
ПР ЕД АНН ЫЙ З АБВ ЕН ИЮ демии назначались, как правило, командирами дивизионов,
а то и бригад. Несмотря на все это только Грищенко по
И ДРАМА ПОДВОДНИКА
(ТРИУМФ окончании академии (причем с отличными показателями) был
ГРИЩЕНКО) назначен командиром подводной лодки. Причем по собствен-
ному желанию. Столь велика у него была тяга к морю и
«своему» кораблю. Едва Л-3 начала экстренное приготовле-
ние к бою и походу, как новое сообщение, уже о начале
войны с Германией. А на выходе из аванпорта подводная
лодка была внезапно атакована шестеркой пикирующих бом-
бардировщиков. Либавский фарватер узок и извилист, но
командир «ленинца» все же исхитрился уклониться от атак и
прорваться в море. Первоначальная задача была, на первый
взгляд, несложной: нести дозор в районе маяка Стейнорт и в
Когда-то его имя не сходило со страниц газет, его друж- случае появления неприятельских кораблей атаковать их. До
Либавы было недалеко, и иногда, поднимая перископ, Гри-
бой гордились писатели и поэты, а самые красивые женщи-
ны были счастливы, когда он одаривал их мимолетной улыб- щенко видел над городом багровое зарево пожаров: гарнизон
кой. Ему не было равных в годы войны по количеству унич- и экипажи стоявших в ремонте и взорванных кораблей из
последних сил отбивали атаки наседающего врага.
тоженных вражеских кораблей, а о мастерстве, хитрости и
удачливости ходили легенды. Его подчиненные становились Тогда произошла первая размолвка командира лодки с
адмиралами и пристегивали к кителям Золотые звезды геро- военкомом Бакановым. Увидев в перископ, что немцы штур-
муют Либаву, Баканов заявил Грищенко: «Хватит нам тор-
ев. Он писал книги и научные трактаты. Его ненавидели
начальники и боготворила флотская молодежь. Он так и ушел чать здесь без дела! Надо всплыть. Подойти к берегу и всту-
из жизни забытый и непонятый, недоделав еще многого, что пить в бой с фашистами, стреляя из пушки!»
Разумеется, можно было понять боль военкома, но пред-
мог сделать. Но и ныне его подвиги окружены неким молча-
ливым табу. Все это более чем странно, ибо он был не толь- ложенное им было чистым безумием. Одно семидесятимил-
ко лучшим из подводных асов нашей державы, но и ее на- лиметровое орудие «Фрунзевца», естественно, никак не мог-
ло повлиять на развитие ситуации в Лиепае, при этом сама
стоящим национальным героем...
22 июня 1941 года подводный минзаг Л-3, носивший лодка была бы в несколько минут неминуемо расстреляна
одновременно еще и более гордое название «Фрунзевец», прямой наводкой с берега, так и не успев ничего сделать.
Кроме того, Грищенко имел и вполне конкретный приказ.
встретил в Либаве. В те минуты, когда на западной границе
ударили первые залпы Великой Отечественной, командир Но убедить в своей правоте Баканова (вчерашнего матроса-
Л-3 капитан 3 ранга Грищенко получил приказ о немедлен- моториста, закончившего лишь ускоренные политические
курсы) опытному командиру с академией за плечами так и
ном выходе в море.
К моменту начала Великой Отечественной войны Петр не удалось. Уже по возвращении в базу Баканов напишет
Грищенко являлся уже одним из опытнейших командиров донос на Грищенко, в котором обвинит его в трусости, как
отказавшегося от артиллерийской атаки немецких позиций
подводных лодок. За плечами бывшего мальчишки из глу-
хой черниговской деревни уже было Высшее военно-морс- на берегу. Абсурдность и надуманность этой бумаги будет
кое училище, годы службы на различных подводных лодках столь очевидна, что ее не примут всерьез даже особисты, не
говоря уже о непосредственных морских начальниках. Все
и Военно-морская академия. Выпускников академии в то вре-
мя командирами лодок не назначали. Флот стремительно рос, это было так, но нервов командиру Л-3 псевдопатриотич-
и квалифицированных кадров не хватало. Выпускники ака- ность его военкома потрепала изрядно.

PB 227
А затем новая задача: выставить неподалеку от Клайпеды — Вышла двадцатая, — слышу голос из кормового отсе-
минное заграждение. С этим Грищенко справился блестяще. к...
а.»
Минная банка была скрытно поставлена как раз на наиболее На обратном пути Л-3 подверглась атаке фашистских
оживленном морском «перекрестке». И результат не заставил противолодочных катеров, пытавшихся забросать ее глубин-
себя ждать. Буквально через несколько дней здесь прогреме- ными бомбами, но и здесь Грищенко показал себя как опыт-
ли два мощных взрыва, и немцы лишились двух своих гру- ный командир. Умелым маневром он уклонился от катеров,
женых транспортов. Позднее, уже после войны, станут изве- и те еще долго бессмысленно глушили тротилом обезумев-
стны их названия — «Эгерау» и «Хенни». шую балтийскую треску. Но подводная бомбардировка все
Из воспоминаний П.Д. Грищенко: «Идея комбрига Египко же не прошла для минзага даром. От близких разрывов лоп-
идти... в логово врага и закупорить его — меня поразила. нул стяжной борт кормовых горизонтальных рулей. Поло-
Задача нелегкая и исключительно важная... мы шли медлен- жение было не из приятных. Лодка трижды внезапно прова-
но. С каждым часом приближаясь к цели всего на две мили. ливалась на глубину. Пришлось всплыть и в надводном по-
В перископ, кроме зеркальной поверхности моря да надоед- ложении выходить на малую глубину, уцелели чудом. Над
ливых чаек, ничего не было видно. Но вот, наконец, и пово- головой то и дело пролетали немецкие самолеты, спешившие
рот на курс 90 градусов... до места постановки еще восем- сбросить свой смертоносный груз на наши войска. До тем-
надцать миль, но уже слышны резкие щелчки: это катера- ноты Грищенко все же успел положить подводную лодку на
охотники время от времени сбрасывают глубинные бомбы. грунт. Ночью, всплыв, механик лодки Крастелев с матросами
Первые разрывы настораживают... Ложимся на боевой курс... исправили повреждение в цистерне. Риск для них был при
Не успеваю дать команду — «начать постановку», как разда- этом огромный, появись в небе неприятельский самолет — и
ется сильный взрыв. За ним второй. Третий, четвертый... лодка будет вынуждена срочно погрузиться, оставив людей
многие падают на палубу. Гаснет освещение. Часть электро- погибать в затопляемой цистерне. Но все обошлось, повреж-
ламп разбита. На этот раз бомбы упали рядом с Л-3. Можно дение устранили, и минзаг начал свой путь в Ригу, где бази-
приступать к минной постановке. Глубина моря у порта все- ровался дивизион, куда входила Л-3. Добраться до Риги,
го восемнадцать метров. Боцман Настюхин волнуется, ему с однако не удалось. Обстановка на фронте менялась столь
трудом удается удержать глубину двенадцать метров. стремительно, что пока минзаг был на позиции, пала Либава
— Пусть лучше старушка тонет, чем покажет свою рубку и бои вовсю шли уже на рижских улицах. Перевести дух
катерам, — успокаиваю я Настюхина и тут же подаю коман- подводникам удалось лишь в Таллине. Но и последние сут-
ду — начать постановку мин. ки возвращения тоже были нелегкими. Лодку дважды по
Ритмично защелкали счетчики. После каждой вышедшей ошибке едва не атаковали наши сторожевые катера, а затем,
за корму мины слышу по переговорочной трубе голос стар- в довершение всего, она прошла по нашему же минному
шины Овчарова: полю, о постановке которого штаб Таллинской базы забыл
— Вышла первая... вторая... третья... оповестить командира Л-3. Но, как бы то ни было, свою
Акустик докладывает: задачу минзаг выполнил, и его первый боевой поход был
— Катера полным ходом идут на подводную лодку, пе- позади.
ленг меняет на нос! Прохлаждаться, впрочем, было некогда. Едва подвезли
— Прекрасно, Дима, — отвечаю громко, чтобы слышали мины и загрузили их, как «Фрунзевец» немедленно вышел в
ве
с. свой второй боевой поход. Теперь курс подводной лодки
Напряжение растет. Прямо по носу Л-3 раздаются четы- был проложен в самое логово врага — в Данцигскую бухту,
ре сильных взрыва. Вслед за ними еще четыре, и наступает где Л-3 предстояло выставить заграждения на выявленных
тишина. Снова доклад акустика: разведкой путях движения противника. Вот скупая хроника
— Катера удаляются. отчета Грищенко о том походе:

PB 229
«...19.07 — подводная лодка прибыла на позицию. Даже скупые строки официального донесения не могут
07.44 — прямо по носу обнаружили два дыма. не донести всего того, что довелось пережить Грищенко с
08.00 — в расстоянии 50 кабельтовых классифицировали цели его экипажем. Чего стоит только минная постановка при
как 2 тральщика противника, следующие курсом 0 градусов. следовании в кильватер фашистским тральщикам. Разумеет-
08.30 — вступили в кильватер тральщикам и под пери- ся, риск был огромный, но и расчет почти гениален, ведь
скопом начали минную постановку. немцы, только-только протралив фарватер, были совершен-
09.04 — тральщики скрылись. но уверены в его полной безопасности и тут же попались на
13.30 — закончили минную постановку и начали отход хитрость Грищенко!
из района. В сентябре «Фрунзевец» снова в боевом походе. Обста-
18.50 — следуя курсом 340 градусов, слышали сильный новка была труднейшая: немцы изо всех сил уже рвались к
взрыв и в перископ увидели на курсовом угле 175 градусов Ленинграду, а у острова Эланд маячил их новейший линкор
правого борта в расстоянии 60 кабельтовых в районе поста- «Тирпиц», готовый уже нанести удар по надводным кораб-
новки столб воды и дыма. лям Балтийского флота, если те попытаются прорваться в
Позднее два взрыва в этом районе зафиксирует и под- Балтику. Этот поход был не только одним из самых трудных
водная лодка Щ-405, находившаяся в смежном районе... за все время войны, но едва не закончился трагически.
21.07 — весь день на грунте, меняли крышку цилиндра В бухте Сууркюля у острова Готланд подводная лодка была
на левом дизеле. внезапно атакована двумя фашистскими торпедными катера-
26.7 в 02.19, следуя курсом 360 градусов ходом 10 узлов ми. К чести подводников, они открыли огонь сразу же, как
в режиме винтозарядки, командир подводной лодки обнару- удостоверились, что катера не собираются отвечать на по-
жил авиакрейсер «Готланд», однако подводная лодка от встре- зывные. Несколько снарядов поразили головной катер. Уже
чи уклонилась погружением, так как топлива оставалось только после войны стало известно, что прямым попаданием был
на переход в Таллин, и командир решил возвратиться в базу. убит командир набеговой операции. Зато катера промахну-
С 21.00 27.07 до 06.00 28.07 подводная лодка преследова- лись, впрочем, одна из торпед взорвалась совсем рядом с
лась одним сторожевым кораблем и тремя катерами, до минным заградителем, случайно попав в каменную скалу,
23.00 производивших бомбометание в близком расстоянии оказавшуюся перед самой лодкой. Более не испытывая судь-
от подводной лодки. Шумы внутри подводной лодки сокра- бу, Грищенко тут же погрузился.
щали до предела. Вплоть до остановки гирокомпаса. Страшный сорок первый год стал для Л-3 суровой, но
...08.00 — осмотрели горизонт и пустили гирокомпас. необходимой боевой школой. В течение его Грищенко со-
Согласно приказу командира 1-й бригады подводных лодок вершил три похода, уничтожив четыре вражеских судна. Много
начать движение в точку рандеву, где в 12.00 должны встре- это или мало? Ведь каждый из потопленных груженных во-
титься с тральщиками и катерами. енными припасами транспортов равнялся по значению стрел-
10.30 — начали рваться глубинные бомбы недалеко от ковому полку. Если принять на веру это соотношение, то за
подводной лодки. В перископ обнаружили 2 тральщика и первый год войны Грищенко отправил на дно дивизию про-
2 сторожевых катера «МО». тивника.
11.00 — всплыли. К борту подошел сторожевой катер Страшную блокадную зиму 1941—42 годов «Фрунзевец»
«МО». На вопрос: «Почему бомбите в точку?» — ответили: простоял в Неве у набережной Ленинграда. Матросы и офи-
«Пугаем лодку противника». При таких действиях катеров церы делились последним куском хлеба с умирающими горо-
не исключена возможность потопления своей подводной лод- жанами. Сейчас много пишут о небывалых по тоннажу побе-
к..
и.» дах немецких подводников. Но как можно сравнить
В 17.00 — прибыли в Таллин, а в 23.50 1.08 — в Крон- условия, в которых сражались наши балтийские подводники,
штадт. с тепличными (особенно в первое время) условиями действий

PB 231
асов кригсмарине? Как можно сравнивать базирование наших день, то гибли наши подводные лодки, пытаясь прорваться
лодок в осажденном и умирающем Ленинграде с курортным в открытое море или вернуться после похода обратно. Те-
отдыхом в кафешантанах французского Лорьена? К 1942 году перь настал черед попытать счастья и для «Фрунзевца». Вме-
Л-3 осталась единственным подводным минным заградите- сте с экипажем в море напросился и писатель-маринист Алек-
лем на Балтике. Второй минзаг «Лембит», истратив весь запас сандр Зонин. Согласно боевому распоряжению, Грищенко
английских мин, временно оказался не у дел. надлежало выставить западнее острова Борнхольм два мин-
1942 год вошел в историю Балтийского флота как год ных заграждения, а затем уже начать торпедную охоту за
страшных потерь подплава. Немцы перегородили Финский неприятельскими транспортами.
залив десятками сетей и сотнями минных полей, стремясь Из отчета Грищенко:
прочно закупорить балтийских подводников в устье Невы, «...10—11.08 подводная лодка находилась вблизи острова
но несмотря на все их потуги те все же прорывались в от- Лавенсари, днем на грунте, ночью — у пирса.
крытое море, хотя и несли при этом большие потери. Как 12.08 начали движение на позицию, форсируя Финский
правило, более половины из уходящих на прорыв в Балтику залив в подводном положении как можно ближе к грунту.
подводных лодок обратно уже не возвращались. Трагичес- Это делалось вопреки рекомендациям — форсировать залив
кий конец большинства из них навсегда остался тайной... за одни сутки в надводном положении.
В течение блокадной зимы экипаж Л-3 вместе с рабочими 14.8 лодка вышла в Балтийское море. Для отработки лич-
ленинградских заводов досрочно произвел ремонт подвод- ного состава командир решил задержаться на 2 суток в райо-
ной лодки. О том, насколько это было важно в то время и не маяка Богшер...»
чего стоил этот ремонт офицером и матросам «Фрунзевца», А спустя четыре дня произошла встреча, которая открыла
говорит хотя бы тот факт, что и командир, и механик лодки счет неприятельским транспортам, потопленным торпедами.
были удостоены за это боевых орденов. Но Грищенко не После полудня 18 августа Грищенко обнаружил в перископ
был бы Грищенко, если бы удовлетворился лишь рамками большой караван транспортов. Выбрав наиболее крупный из
необходимого. В немногие свободные часы в течение всей транспортов, он его незамедлительно атаковал. Две выпу-
зимы он посещает кабинет торпедной стрельбы сотни и сот- щенные торпеды буквально разорвали пятнадцатитысячный
ни раз, выходя в учебные атаки. Выкраивая время, успевает танкер в клочья. А затем было все как всегда: неистовая
прослушать цикл лекций профессора Томашевича по тактике бомбежка сторожевых кораблей, часы томительного ожида-
подводных лодок и методам залповой стрельбы веером. Не ния и отрыв от неприятеля.
имея возможности полноценно отработать курсовые задачи, Из воспоминаний П.Д. Грищенко: «Я брился, когда вах-
Л-3 произвела лишь несколько пробных погружений в Неве тенный офицер Дубинский доложил:
между Литейным и Охтинским мостами, в месте, окрещен- — Обнаружен конвой. Курс сто восемьдесят градусов.
ном местными остряками «Охтинским морем». К радости Я бросился в центральный пост к перископу. Обстановка
Грищенко, начальство убрало с лодки военкома Баканова, с для атаки нелегкая: нужно прорывать две линии охранения
которым у командира так и не сложились отношения. Вмес- конвоя и с близкой дистанции, наверняка, в упор выпустить
то него прислали старшего политрука Долматова. С ним у торпеды. Волнение моря не превышает двух-трех баллов.
Грищенко тоже будет хватать хлопот. Ветер — с берега.
В свой четвертый боевой поход Л-3 вышла 9 августа Люди занимают свои места по тревоге... внимательно
1942 года. На душе моряков было тяжело. Только что наши наблюдаю в перископ за конвоем. В середине его выделяется
войска оставили Севастополь, пал Харьков, в огненной мя- размерами большое судно. Зову к перископу помощника
сорубке которого навсегда исчезло сразу несколько армий, и штурмана Луганского. До войны он плавал помощником в
теперь немецкие танковые клинья уже рвались к Волге и на торговом флоте и хорошо разбирался во всех типах и классах
Кавказ. Не легче была ситуация и на Балтике, где что ни торговых судов...

PB 233
Луганский только на миг прильнул к окуляру: — Неужели не попали? — кричит Коновалов мне в рубку.
— Тут и гадать нечего. Танкер. Водоизмещение — тысяч — На таком расстоянии трудно не попасть, — машинально
пятнадцать. отвечаю ему, не отрываясь от перископа, в эту секунду ог-
Опускаю перископ в шахту... Акустик доложил, что ми- ромный столб огня и дыма взметнулся над танкером. В цен-
ноносец быстро приближается к нам. По команде лодка тральном посту слышу крики «ура»! Еще взрыв! Снова «ура»,
уходит на глубину, нырнув под первую линию охранения. а море горит. На танкере более десяти тысяч тонн горюче-
С большой скоростью, шумом и воем гребных винтов над го — такой огонь нескоро погаснет!
нами проносится корабль. На нем и не подозревают, что ...На лодку ринулись катера. Миноносцы открыли огонь,
разыскиваемый ими враг находится под килем эсминца всего снаряды падают с недолетом...
в каких-нибудь 15 метрах. Не сбавляя, хода, Л-3 снова — Полный вперед! Срочное погружение!
всплывает под перископ. Теперь мы между катерами и ми- ...Все же серия из восьми глубинных бомб, сброшенных
ноносцами. Прямо по курсу конвоя — самолет. Он ищет катерами, чуть не накрыла Л-3 в момент ее ухода на глуби-
подводные лодки. Пасмурная погода нам благоприятствует. ну. Нам показалось, что какой-то громила невероятной силы
Но перископом приходится пользоваться осторожно — под- бил по корпусу корабля огромной кувалдой. Часть механиз-
нимать его всего на несколько секунд. За это время нужно мов подводной лодки вышла из строя. Мы снова в самый
успеть осмотреться. Иногда это не удается. Слышны от- ответственный момент остались без гирокомпаса.
дельные разрывы глубинных бомб. Но эта хитрость гитле- Надо было отворачивать от горящего танкера. Нырнуть
ровцев — отпугивать возможного противника — нам уже под него заманчиво: больше шансов оторваться от катеров,
давно знакома. но в то же время и опасно — тонущее судно навсегда может
Не меняя глубины, мы проходим вторую линию охране- похоронить под собой подводную лодку.
ния — линию катеров. Их осадка незначительна, и опасаться — Право на борт!
таранного удара не приходится... Л-3 успешно прорвалась Взглянув на стеклянную крышку магнитного компаса, я
через обе линии охранения и теперь находится между транс- увидел, что она вся запотела, картушки не было видно. При-
портами и катерами- охотниками. Голова колонны пересека- шлось пустить секундомер и маневрировать «вслепую» —
ет наш курс. Дистанция медленно сокращается. перекладывать рули через определенное количество времени
— Аппараты, товьсь! на определенное количество градусов.
Отчетливо слышен гул работающих винтов. Устанавли- А морские глубины вокруг нас громыхали и рвались...
ваю перископ на пеленг залпа и поднимаю еще. Носовая Л-3 стремительно уходила от преследования, и взрывы за
часть огромного танкера четко обрисовывается на фоне бере- кормой становились все глуше и глуше. Я спустился вниз, в
га. Вот его нос «входит» в линзу перископа, темная стена центральный пост. Настроение у всех было приподнятое.
медленно ползет в левую сторону, к перекрещенным нитям Первая победа!... Иду к себе в каюту добриваться...».
в центре линзы. Теперь, фашисты, держитесь! Спустя несколько дней сигнальщики Л-3 обнаружили
— Аппараты, пли! несколько рыболовных ботов. Но от их уничтожения Гри-
Лодка вздрагивает. Передо мной загорается зеленая лам- щенко отказался.
почка — торпеда вышла. Второй толчок — снова зеленая — Мы еще не выполнили своей основной задачи. А по-
вспышка. тому не можем демаскировать район минной постановки! —
На какую-то долю минуты я забыл об опасности. До боли, объяснил он свои действия политруку и писателю.
прижав правый глаз к окуляру, смотрю, как точно идут к 25 августа подводная лодка прибыла на заданную пози-
цели наши торпеды. В центральном посту Коновалов вместе с цию. С нее наблюдали интенсивное движение неприятель-
Зониным считают секунды: «Ноль пять, ноль шесть ... де- ских транспортов, а лежа на грунте слышали отдаленные
сять, тринадцать...» — взрыва нет. взрывы глубинных бомб и шум винтов миноносцев. Из вах-

PB 235
тенного журнала Л-3: «...В 21.03, всплыв под перископ, об- поделать, не везло командиру Л-3 на политруков! Военком Дол-
наружил по пеленгу... в дистанции 4 миноносца и 3 траль- матов информировал: «...Командир не всегда рационально ис-
щика под шведским флагом. Стоящие на якорях. В 21.53 на- пользовал боезапас — например: по конвою каравана против-
чали минную постановку. Первую банку из 6 мин в Ш...Д... ника выпущено сразу 4 торпеды. (Позднее такой способ атаки
7-я мина вышла из трубы, но якорь остался в трубе. Освобо- будет признан на отечественном флоте наиболее оптимальным!...)
дились через 30 минут, и она затонула... 26 августа с Командир после потопления 2 транспортов 29 августа хотел
00.21 до — 04 выставили еще 2 банки: одну из 4 мин в Ш... выйти из района позиции на 30—40 миль и дать радиограмму.
Д... и вторую из 9 мин в Ш... Д...». (Позднее эта тактическая находка Грищенко станет аксиомой
В тот же день Л-3 добилась и боевого успеха торпедным для всех подводников)».
оружием. При этом был атакован конвой из трех транспор- Естественно, что бумага Долматова не осталась без вни-
тов. Грищенко столь ювелирно рассчитал свой маневр, что мания. Но после столь победного прорыва Грищенко нака-
исхитрился четырехторпедным залпом поразить сразу два зать просто не могли. Его наградили орденом, слегка пожу-
транспорта. Еще несколько дней патрулирования — и на го- рили, и командир «Фрунзевца» стал готовиться к следующе-
ризонте новый конвой. На этот раз это были восемь транс- му походу. Именно в эти недолгие дни отдыха между бое-
портов в сопровождении двух миноносцев. Естественно, что выми буднями на лодку к Грищенко прибыли, находивший-
от такого подарка судьбы Грищенко отказаться не мог. «Фрун- ся в то время в Ленинграде писатель Александр Фадеев, по-
зевец» немедленно начал маневрирование под перископом этесса Ольга Берггольц и Всеволод Вишневский.
для выхода в атаку. На корабельных часах стрелки показы- Художник Гуляев написал большое живописное полот-
вали 17.12, когда Грищенко скомандовал: но о торжественной встрече Л-3 после боевого похода в
— Носовые торпедные аппараты, первый и второй! Товьсь! Кронштадте. В центре картины комфлота Трибуц жмет руку,
Пли! ведь в самом разгаре была война и пропагандистам был как
От толчка выброшенных смертоносных сигар подводную воздух нужен пример командира героического боевого ко-
лодку едва не выбросило на поверхность. Боцману каким-то рабля. Для этого Грищенко подходил как нельзя лучше.
чудом удалось удержать ее на пятиметровой глубине. Отчетли- Большой природный ум и личное обаяние в сочетании с
во был слышен взрыв. Когда Грищенко поднял перископ, эс- потрясающим чувством юмора, академической образован-
минца на поверхности уже не было. Теперь наступила очередь ностью и интеллектом не могли не вызвать восторга у пред-
крупнейшего из транспортов. Четырехторпедный залп не оста- ставителей творческой интеллигенции от общения с ним.
вил ему шансов. Торпеды буквально разнесли его вдребезги. Ну, а если к этому прибавить командирский талант и, не-
На этот раз подводную лодку особенно никто не преследовал. сомненно, выдающиеся боевые успехи, то можно понять,
К досаде командира, оставшиеся транспорты бросились от по- почему Грищенко оказался в центре внимания прессы. Од-
гибшего собрата врассыпную и догнать их «Фрунзевецу» не нако, к его чести, он оказался абсолютно не подвержен
было никакой возможности. Грищенко мог лишь наблюдать в «звездной болезни» и относился к происходящему с изряд-
поднятый перископ торчащий из воды нос затонувшего транс- ной долей здорового юмора. Как знать, может, именно тог-
порта. Затем было не менее тяжелое возвращение домой. При да и появилась у кого-то из флотских начальников затаен-
форсировании Финского залива Л-3 не раз была на волоске от ная черная зависть к командиру «Фрунзевца», может, имен-
гибели. Пять мин взорвались рядом с ней при касании минре- но в тех днях недолгой передышки между боями и следует
пов. Спасли лишь мастерство экипажа и невероятное профес- искать истоки всей последующей драмы выдающегося под-
сиональное чутье командира. 9 сентября «Фрунзевец» ошвар- водника? Как знать...
товался у пирса острова Лавенсари. Они сходили на берег сча- Но отдых подводников был недолог. Визиты скоро за-
стливые, что вернулись живыми... радость возвращения была, кончились, и уже 27 октября 1942 года «Фрунзевец» вышел
впрочем, омрачена для Грищенко доносом его военкома. Что в свой очередной прорыв в открытое море.

PB 237
Из боевого приказа на поход: «...Подводной лодке Л-3 пуса другого корабля. Только успел перископ опуститься на
занять позицию в районе Утэ и после двухдневной разведки полметра, как последовал сильный удар, от которого подвод-
на себя выставить минное заграждение на фарватере Утэ. ная лодка получила крен до 20 градусов правого борта. Ка-
Затем перейти в район, ограниченный параллельно Винда- питан 2 ранга Грищенко получил ушиб головы и на 15—
ва—Нидден и меридианом 20 градусов 30 минут, где выста- 20 секунд потерял сознание...».
вить минное заграждение на подходах к Клайпеде и на уста- А вот описание происшедшего в изложении самого ко-
новленных фарватерах противника, после чего оставаться в мандира Л-3: «Рано утром решаю поставить последнюю мин-
том же районе для уничтожения транспортов и военных ко- ную банку и начать движение к Либаве, но вдруг раздается
раблей противника...». сигнал торпедной атаки. Вахтенный офицер Луганский об-
Начало похода было весьма неудачным. Уже при форси- наружил конвой, идущий курсом на юг. Заняв свое место у
ровании Финского залива «Фрунзевец» подсек мину. Раздал- перископа в боевой рубке, выхожу в атаку. Избираю объек-
ся оглушительный взрыв прямо под подводной лодкой. Но, том один из самых больших транспортов. Расстояние до цели
наверное, все же силен русский бог, каким-то чудом Л-3 не примерно четыре мили. Видимость быстро ухудшается и вско-
получила повреждений и смогла продолжить свой путь. ре цели уже не видно.
Из журнала боевых действий Л-3: Решаю маневрировать по данным гидроакустика. Пелен-
«...02.11, произведя разведку на себя, в 14.15 командир ги на шумящие цели-корабли Жеведь (акустик Л-3 — В.Ш.)
начал минную постановку, которую закончил в 14.23. Вы- обычно дает с точностью до градуса. Для атаки этого вполне
ставлено 10 мин. достаточно. Вначале все шло хорошо. Но на боевом курсе
В 22.10 в направлении выставленного минного загражде- акустик доложил: «Трудно пеленговать». Л-3, видимо, попа-
ния слышен сильный взрыв. 03.11 в 08.48 обнаружили ла в середину конвоя — со всех сторон шумы, маскирующие
6 тральщиков типа «Фритьоф», производящих траление в том основной объект атаки.
же районе. 05.11 в 12.18 начали и в 12.21 окончили минную Чтобы не попасть под таран, приказываю боцману На-
постановку, выставив 7 мин в районе, где постоянно наблю- стюхину держать глубину 15 метров. Это обеспечивает без-
дались дозорные корабли противника и работа их звукопод- опасность от таранного удара транспортом средних размеров
водной связи. и в то же время дает возможность наблюдать в перископ.
06.11 при всплытии вокруг подводной лодки обнаружено Приняв дополнительно в цистерну две тонны воды, Кра-
много огней, а на курсовом угле 15 градусов левого борта стелев придает лодке отрицательную плавучесть.
миноносец. В 00.07 с приходом его на угол упреждения 10 гра- — Аппараты, товьсь! — даю команду в носовой отсек.
дусов с дистанции 4,5 кабельтова произвели двухторпедный Поднимаю перископ, чтобы увидеть пеленг залпом — нос
залп. Торпеды в цель не попали. Однако через 1 минуту вражеского корабля настолько близок, что хорошо видны
20 секунд по пеленгу залпа был слышен взрыв, причину ко- аккуратно зачеканенные заклепки на форштевне!
торого установить не удалось. Не успеваю опустить перископ, как по нему происходит
12.11 получено радиодонесение о возвращении в базу. таранный удар. Транспорт проходит над лодкой. Эти три
13.11 в 12.30 обнаружен караван из 4 транспортов... в десятка секунд я лежу на палубе боевой рубки без сознания,
охранении тральщиков... Начали маневрирование для выхо- с пробитой перископом головой. Очнувшись, слышу голос
да в атаку на двубортный транспорт. Шумы целей слива- Коновалова из центрального поста:
лись, и поэтому акустик давал пеленги с ошибкой. Коман- — Товарищ командир! Что с вами? Почему вы не отве-
дир решил подвсплыть с глубины 10,5 метра, безопасной от чаете?
таранного удара, на перископную 9,5 метра. Через 1 минуту Погружение Л-3 после таранного удара транспорта уда-
командир определил, что акустик дает пеленг с ошибкой на лось задержать на глубине 42 метра. Принцип Крастеле-
5 градусов. Одновременно увидел в перископ заклепки кор- ва — плавать с отрицательной плавучестью — себя оправ-

PB 239
дал. Мы были спасены от неминуемой гибели. Если бы ниям командира, на минах, выставленных Л-3 в районе Утэ,
Крастелев не принял дополнительно две тонны воды, то подорвался и затонул транспорт противника водоизмещени-
Л-3 не ушла бы так легко на глубину после таранного уда- ем 4 тыс. т...».
ра, а боевая рубка вместе с командиром была бы полностью Ну а как нашла отражение деятельность командира под-
снесена за борт. водного минзага в официальных документах?
На наше счастье, конвой нас не обнаружил. В отсеке мне Из боевой характеристики капитана 2 ранга Петра Гри-
оказали медицинскую помощь. щенко за 1942 год: «...В 1942 г. товарищ Грищенко сделал
Отлежавшись на грунте, приступили к постановке мин. два боевых похода в Балтийское море, длившихся в общей
Последние мины мы поставили к северу от Либавы, на при- сложности 54 суток. Четыре раза с большой осторожностью
брежном фарватере врага... и искусно, не обнаружив себя, форсировал Финский залив,
...с 13.30 до 13.40 поставили минную банку из 3 мин. преодолев все средства ПЛО противника. Пять раз подры-
После всплытия в надводное положение было обнаружено: вался на антенных минах, но повреждений не имел. В по-
тумба ограждения наклонена на правый борт на 30 градусов. следнем походе после тарана без перископов привел Л-3 в
Командирский перископ согнут вправо на 90 градусов и раз- базу. Дисциплинирован, смел и решителен в бою, осторожен
вернут в корму на 135 градусов. Зенитный перископ не ра- и расчетлив там, где необходимо. Занимаемой должности
ботает. Антенны левого борта сорваны и держатся отвесом вполне соответствует. Достоин выдвижения на должность
на рубке правого борта — вынесены наружу. В 20.05 по пе- командира дивизиона подводных лодок среднего тоннажа...».
ленгу 156 градусов в дистанции 5 кабельтовых обнаружили Однако на эту должность Грищенко так и не назначили.
подводную лодку типа «Щ» в надводном положении. Обе Почему? Это одна из многих тайн, окружающих и по сей
подводные лодки погрузились. день судьбу выдающегося подводника. Зато состоялось дру-
14.11 в 18.57 всплыли в надводное положение. Шторм. гое назначение. Приказом наркома Кузнецова в феврале
Ветер 10—11 баллов. Море 9—10 баллов, пасмурно. Ввиду 1943 года Грищенко был назначен старшим офицером отдела
попадания воды через рабочий люк в центральный пост при- подводного плавания Балтийского флота. Должность весьма
шлось идти с задраенным люком... почетная и важная, но, увы, самая что ни есть береговая.
18.11 в 12.20 в сопровождении катеров «МО» вошли в Почему надо было убирать опытнейшего командира кораб-
бухту Лавенсари. Где ошвартовались к пирсу». ля, остается неясным. Разумеется, что каким-то образом объяс-
Итак. Позади у «Фрунзевца» остался еще один тяжелейший нить такое назначение вроде бы можно: кому, как не ему,
поход. Пока подводники переводили дух и приходили в себя командиру с академическим образованием и огромным бое-
от пережитого, в штабах анализировали результаты их деятель- вым опытом, заниматься планированием подводных опера-
ности. Действия Грищенко были признаны грамотными и пра- ций? Все это так, но ведь в то время не менее острым был и
вильными, даже, казалось бы, его неудачная торпедная атака, дефицит командиров такого уровня, как Петр Грищенко, ко-
закончившаяся сломанным перископом, была признана исклю- торый к тому же и сам не хотел покидать подплав. И если
чительно полезной, так как ею впервые в подводной войне на им так дорожило командование флота, как специалистом по
Балтике была доказана возможность бесперископной атаки по организации и планированию подводной войны, то как объяс-
данным приборов гидроакустики. При этом отмечалось лишь, нить тот факт, что буквально в сентябре того же года капи-
что командиру для ее успешного завершения следовало бы из- тан 2 ранга Грищенко был вообще переведен служить в раз-
брать несколько большую глубину погружения. ведотдел штаба флота, в котором и пробыл до самого конца
Из отчета о боевой деятельности подводных лодок тре- войны. И это при том, что ни единого нарекания на него со
тьего эшелона: стороны начальства не отмечают ни ветераны, служившие в
«...В 3-м эшелоне действовало 16 подводных лодок, по- то время бок о бок с командиром «Фрунзевца», ни скупые
теряно 8. По данным разведотдела штаба КБФ и наблюде- строки официальных документов. В том числе и личного

PB 241
дела Грищенко. Наоборот, все отзывы и все служебные ха- Правда, периодически флотскую общественность будора-
рактеристики самые прекрасные. Кому же и зачем надо было жили документы некоторых непосредственных начальников
убирать в самый разгар боевых действий с действующего Грищенко: «...1. Достоин выдвижения на должность началь-
корабля самого талантливого из командиров-подводников, ника военно-морского училища. 2. Достоин присвоения зва-
лишив тем самым наш флот еще не одной победы... ния контр-адмирала. 3. В целях справедливости... считаю
Командира убрали с подводной лодки перед самым при- необходимым возбудить ходатайство перед ГК ВМФ о пред-
своением ей звания гвардейской. Бескозырки с георгиевски- ставлении товарища Грищенко к званию Героя Советского
ми лентами матросы «Фрунзевца» наденут в марте 1943 года, Союза... Заместитель начальника ЛВИМУ имени адмирала
буквально спустя две недели после ухода своего командира. С.О. Макарова, капитан 1 ранга Недоедаев...». Но все робкие
На мостике гвардейского минзага Грищенко сменил воспи- попытки восстановить справедливость не приводили абсо-
танный им капитан-лейтенант В. Коновалов. В дальнейшем лютно ни к чему. Кому и когда перешел дорогу Грищенко,
он трижды выведет «Фрунзевец» в боевые походы, потопит не ясно до сих пор. Среди ветеранов подводного флота до
десять и повредит один транспорт. Станет Героем Советско- сегодняшнего дня ходят слухи о том, что якобы на одном из
го Союза. вечеров отдыха только что вернувшийся из боевого похода
Спустя много лет станет известен окончательный итог унич- Грищенко увел первую красавицу Кронштадта из-под само-
тоженных неприятельских кораблей и судов в бытность ко- го носа у одного из балтийских адмиралов, и тот, взбешен-
мандования Л-3 Грищенко. Он более впечатляет, даже если ный, самолично порвал уже подписанное представление к
сравнивать его с безумными тоннажами атлантических побед званию Героя Советского Союза на командира Л-3... Ходят
немецких подводников, ведь условия, в которых сражался и слухи о том, что, может быть, свою роль здесь сыграла стро-
побеждал Грищенко, не идут ни в какое сравнение с самым ка в автобиографии командира подводной лодки о прожива-
настоящим избиением беззащитных транспортов в первые годы нии сестры первой жены Грищенко в Нью-Йорке, куда та
войны командованием лодок Деница: восемнадцать уничто- уехала еще в далекие двадцатые годы. Говорят, что возмож-
женных неприятельских вымпелов, более шестидесяти пяти на и самая прозаическая причина — пресловутая разнарядка.
тысяч тонн, отправленных на морское дно, — этого рекорда Вначале Грищенко просто не повезло попасть в число пред-
не удалось больше повторить ни одному из отечественных ставленных на героев, а затем его уже попросту вычеркивали
подводных асов Великой Отечественной... Но награждать Гри- по инерции. Сам же бывший командир подводного минзага
щенко за этот подвиг почему-то не торопились. Более того, в силу своей скромности никогда о себе вопроса не подни-
сразу же после войны его начали активно вытеснять с дей- мал и о причинах столь длительной нелюбви начальства к
ствующего флота. Кто? Да те, кто всю войну просидел на себе распространяться тоже не любил. Дотошные активис-
береговых должностях, а с наступлением мирных дней стал ты-ветераны подсчитали, что командира Л-3 представляли к
делать служебную карьеру, расталкивая локтями боевых, но званию Героя Советского Союза более десяти раз... Рекорд,
неспособных к интригам офицеров. Увы, наш флот здесь не достойный книги Гиннесса!
исключение. Так было, к сожалению, везде и всегда. К чести В отличие от Александра Маринеско, которого обвиняли
Грищенко, он не опустил руки. Отстраненный от действую- во всех смертных грехах, Грищенко официально никогда
щего флота, он начинает серьезно заниматься наукой, анали- никто не обвинял. Наоборот! Все до одного его бывшие на-
зируя тактику действий подводных лодок во Второй мировой чальники отзываются о нем в самых восторженных тонах.
войне и вырабатывая рекомендации для подводников нового Адмирал Флота Советского Союза И. Исаков: «Причинами
поколения, защищает диссертацию. Затем были годы препо- боевых успехов Л-3 были мужество командира, отвага и спа-
давания в военно-морских училищах. Шло время, и новые янность экипажа». Бывший командующий Балтийским фло-
руководители отечественного флота старались не особенно часто том адмирал В. Трибуц: «...По искусству кораблевождения и
вспоминать прославленного подводника. использования оружия, по тактике — словом, по всем бое-

PB 243
ВРАГ ГИТЛЕРА №1
вым показателям поход Л-3 (имеется в виду знаменитый
четвертый поход Грищенко. — В.Ш.) не имел себе равных...».
(ПОДВИГ ЖИЗНИ АЛЕКСАНДРА МАРИНЕСКО)
Более тридцати лет после войны один из ее выдающихся
героев кочевал по коммунальным квартирам и только за не-
сколько лет до своей смерти, наконец-то получил от столич-
ных властей квартиру. Флот же и здесь почему-то оставался
в стороне.
Умирал Грищенко на руках своего самого преданного и
верного друга — жены. В последний путь из флотских на-
чальников тоже проводить никто не явился. Были лишь ста-
рики ветераны да офицеры-подводники, для кого бывший
ас морских глубин был кумиром. Тайну своего удивительно-
го везения на войне и не менее удивительного невезения в
Море манит в свои бескрайние просторы. Для моряка
мирное время он унес с собой. И кто знает, может быть, все-
море — это жизнь и работа, и все это неразрывно связано с
таки настанет время, когда правда о триумфе и драме лучше-
романтикой, приключениями и стихиями. Люди слабые по-
го из подводных асов нашего отечества станет наконец изве-
степенно уходят на материк, а в море остаются те, у кого
стной, а свершенное им будет по достоинству оценено по-
достаточно сил и мужества, чтобы преодолевать сложности и
томками.
трудности морской службы.
В годы войны море становится грозным, поскольку оно
подвергается массовому минированию. Так было и с Бал-
тийским морем, где заливы, фьорды и фарватеры были за-
крыты минными заграждениями.
Плавание для кораблей и судов стало смертельно опас-
ным. Обе воюющие стороны очищали свои коммуникации,
а где было возможно — переводили плавание кораблей на
другие, более безопасные фарватеры.
Германское командование стремилось к тому, чтобы со-
ветскому Балтийскому флоту, базирующемуся в Ленинграде
и Кронштадте, закрыть выход в Балтийское море. Для этой
цели противник тщательно заминировал финское побережье
залива. Например, в районе острова Гогланд было выставле-
но около 6 тысяч мин, в районе острова Наргин (теперь —
Нейссаар) — около 2 тысяч.
Фарватеры для выхода из Финского залива были не только
заминированы, но и перекрыты противолодочными сетями.
Все, кто воевал на Балтике, считали, что воды Финского
залива были как «суп с клецками».
И не случайно немецкий контр-адмирал Арнсвольд счел
очень смелыми операциями прорывы русских подводных
лодок через минные поля Финского залива.

245
Именно в Финском заливе «пропадали без вести» многие при форсировании гогландской противолодочной позиции
наши подводные лодки. После таких событий родным о по- лодка была обнаружена дозорными кораблями фашистов,
гибших сообщали: «...Пропал без вести». Всего за период которые начали ее преследовать. Создалась опасная ситуа-
войны 70 процентов лодок подорвались на минах. ция и для выхода из нее Маринеско избрал рискованный
Командиры подводных лодок были знакомы с этой тра- план. Он сделал несколько дерзких маневров на чистом уча-
гической статистикой, но никто из них не мог предвидеть стке моря, а потом вдруг направил лодку на минное поле,
достоверных подробностей гибели, а по опыту своему и заставив дозорные корабли этим своим «гибельным манев-
других мореплавателей делали лишь правдивые предполо- ром» отстать от него, после чего он безопасно ушел на глу-
жения, которыми сами же и руководствовались в боевых бину.
походах. В остальные дни по заданию штаба лодка прошла галс за
Один из командиров лодок, ясно понимая подстерегаю- галсом весь порученный маршрут моря.
щие опасности и, может быть, предчувствуя гибель, перед
боевым походом написал личное завещание, которое вызва- На обратном переходе с прорывом противолодочного за-
ло улыбки у сослуживцев, но эта лодка погибла, и, значит, граждения у берега Порккала-Удд, акустик доложил, что слы-
улыбки оказались неуместными. шит частые взрывы. Что же это означало?
На Балтике в числе действующих состояло тринадцать Маринеско поднял перископ и увидел транспорт водоиз-
подводных лодок типа «С». Но из них до Победы уцелела мещением около 7000 тонн и две шхуны, идущие в охране-
лишь одна — С-13 под командованием капитана 3 ранга нии трех боевых катеров. Эти катера в порядке профилакти-
А.И. Маринеско. ки бросали глубинные бомбы, то бишь «пугали», и тем са-
мым выдали движение своего конвоя.
К началу финской кампании Маринеско командовал под- Сложилась удобная ситуация для торпедной атаки. Ма-
водной лодкой М-96. Он добился отличной боевой подго- ринеско определил элементы движения транспорта и необ-
товки экипажа, например удачно снизил норматив срочного ходимый боевой курс подводной лодки. Вышел в атаку и дал
погружения с 35 секунд до 19,5 секунды. Его опыт переняли залп из правого торпедного аппарата. Прогремел взрыв, и
командиры других лодок, что не раз выручало их в тяжелых через перископ командир увидел поднятую над морем корму
случаях при внезапных встречах с кораблями и авиацией транспорта с вращающимся гребным винтом.
противника и при торпедных атаках. Транспорт тонул.
Успехи экипажа были высокими. За эти достижения ко- Катера сначала сбились в кучу, а потом кинулись бом-
мандующий флотом выделил экипажу премию в размере бить район. Они сбросили двенадцать глубинных бомб, от
3900 рублей, а сумма эта в то время была огромной, и, кроме гидравлических ударов которых на лодке были повреждены
того, народный комиссар ВМФ наградил командира лодки части измерительных приборов, в некоторых отсеках погас
Маринеско именными золотыми часами. свет, в районе четвертой цистерны главного балласта лопнул
В начале Отечественной войны, в июне 1941 года, от- шов прочного корпуса и вышел из строя гирокомпас.
лично подготовленная М-96 несла дозорную службу в устье Немедленную борьбу за живучесть организовал коман-
Финского залива. Вечером 10 августа 1942 года из Кронштадта дир пятой боевой части А.В. Новиков.
вышла группа кораблей. Впереди шли три тральщика, за ними Отход от места атаки командир лодки, по мнению фаши-
подводная лодка Л-3 под командованием П.Д. Грищенко, стов, должен был бы произвести в направлении к Крон-
затем М-96, и замыкали колонну два морских охотника. штадту, по этой логике они туда и направили противолодоч-
С 12 по 14 августа в районе Хельсинки—Таллин Миари- ные катера. Но Маринеско поступил наоборот, он повел лод-
неско приступил к разведывательному поиску. В первый день ку в направлении к Палдиски, то есть туда, где располагался

PB 247
сам противник, и благодаря этой смелой тактике оторвался В этом походе Маринеско выполнил большие задачи по
от бомбежек. разведке, потопил транспорт противника и преодолел опас-
По уточненным данным, затопленным оказался транс- ные минные заграждения.
порт «Хелена». Далее М-96 маневрировала в районе против- Лодка возвратилась с победой. Командира Маринеско
ника, при этом экипаж восстанавливал поврежденные при- наградили орденом Ленина, которым он очень гордился и
боры и устранял другие неполадки. носил его на груди всю жизнь. За одержанную победу весь
За четверо суток командир собрал сведения о движении экипаж подводной лодки был награжден орденами и меда-
судов противника, о системе дозоров в море, о фарватере, лями.
после чего взял курс на Кронштадт. В ноябре сорок второго года Маринеско выполнил специ-
Обратный путь был трудным. Половину пути лодка про- альное задание, когда потребовалось в тылу немцев на участке
шла в подводном положении, ей пришлось чрезвычайно ос- побережья Невского залива высадить, а затем взять обратно
торожно форсировать более 20 линий минных заграждений, на базу нашу разведывательно-диверсионную группу.
лодка трижды касалась минрепов и каждый раз была на гра- К тем дням серьезно заболел А. В. Новиков, его положи-
ни гибели. Однако командир и экипаж преодолели эти ис- ли для излечения в госпиталь. В связи с этим командир
пытания. вышел в море без инженер-механика под личную ответствен-
В назначенной точке моря лодку встречали наши катера. ность.
Здесь и случилось недоразумение. В том же месяце ему было присвоено звание капитана
Когда лодка всплыла, она вдруг неожиданно попала под 3 ранга.
артиллерийский обстрел. Маринеско приказал «срочное по- Благодаря высоким деловым и командирским качествам,
гружение», и лодка провалилась в глубину. Однако нарушать Маринеско повысили в должности, назначив его команди-
плановую встречу нельзя, встретиться было надо. И еще не ром С-13 — подводной лодки среднего водоизмещения.
ясно, почему возникла стрельба. Чтобы обеспечить благопо-
лучие для лодки, Маринеско всплыл на поверхность между В связи с прорывом блокады Ленинграда весной сорок
катерами, в расчете на то, что для своей же безопасности они четвертого возникла возможность вызвать в Ленинград эва-
не станут стрелять друг против друга. Резко всплыл, выско- куированные семьи. Подводники были этому рады.
чил наверх и первым делом начал ругать катерников, приме- В Горький за своей семьей Маринеско направил Геннадия
няя все возможные и невозможные морские варианты. Васильевича Зеленцова, как горьковчанина. Зеленцов съез-
— Нас ругают по-русски? дил в село Борисово около Мурома, где жила жена команди-
Катерники были сильно этим огорошены. Значит, дума- ра Нина Ильинична с десятилетней дочерью Лорой, и бла-
ли они, стрелять вроде бы нельзя. гополучно доставил их в Кронштадт, где они побывали на
Спасло то, что командир звена катеров старший лейте- новой для них подводной лодке С-13.
нант А.З. Парокин узнал Александра Ивановича Маринеско.
Объяснились. Парокин сказал, что на рубке лодки — свасти- Маринеско отлично понимал свою роль на корабле. До-
ка. Осмотрели рубку и обнаружили, что облезшая краска рогое военное время он использовал для надежной боевой
высветила какой-то похожий рисунок. подготовки краснофлотцев, старшин и подчиненных офи-
Разобравшись в происшествии, катера провели лодку до церов и настойчиво работал для обеспечения полной го-
базы. А на лодке матросы говорили: товности артиллерии, торпедного вооружения и техники.
— Хорошо, что на катерах хреновые артиллеристы, а если В ходе войны это было главным делом.
бы были отличники, то могли бы нас утопить. А эти никого С-13 имела пушки калибра 100 и 45 мм. Артиллерийс-
даже не ранили. Но наградить их, конечно, не за что. кое вооружение оказалось достаточно эффективным. Это

PB 249
качество удалось использовать 9 октября сорок четвертого Моряки С-13 были рады боевому успеху. Командир лод-
года при атаке вооруженного транспорта «Зигфрид» в райо- ки получил орден Красного Знамени, остальные члены эки-
не Данцигской бухты. Маринеско удалось первым обнару- пажа — ордена Отечественной войны, Красной Звезды и
жить этот транспорт и выйти на позицию для атаки. Впол- медали.
не вероятно, что в сложной морской ситуации «Зигфрид»
шел в состоянии повышенной боевой готовности. Это было Поражения Германии в войне, безусловно, отразились на
логично для всех вооруженных транспортов. В таком состо- загруженности морских коммуникаций, в том числе и на
янии служба наблюдения за морем на транспорте должна Балтийском море. Коммуникации более плотно стали конт-
была исполняться без нарушений и, следовательно, счита- ролироваться советскими подводными лодками. Иначе и не
лась надежной. могло быть.
Благодаря такому состоянию службы командир «Зигфри- Благодаря победам Советской Армии Финляндия была
да» вовремя обнаружил подводную лодку и немедленно при- выведена из числа союзников Германии, и 19 сентября
готовился к маневрированию. Положение становилось ката- 1944 года с ее правительством состоялось подписание согла-
строфическим. Наблюдатели на транспорте были теперь обя- шения о перемирии. Оно позволило нашему командованию
заны увидеть следы торпед. перебазировать часть подводных лодок в военно-морские базы
Маринеско дал первый залп двумя торпедами носовых Финляндии.
аппаратов. Там же базировалась и С-13. Финская база материально
Транспорту повезло. Наблюдатели увидели следы тор- привязала к себе корабли. Экипажи установили культурные
пед, и командиру удалось отвернуть судно от ударов. Во связи с иностранным городом. Хотя и редко, но все же орга-
второй раз наблюдателям противника снова посчастливилось. низовывались увольнения «на берег» «для размагничивания»,
Они опять заметили следы торпед следующего залпа, и транс- как говорил Маринеско.
порт снова уклонился от ударов. В городе Турку у Маринеско состоялось знакомство с
Удача была велика. Командир транспорта понимал, что хозяйкой гостиницы. У нее он и капитан 3 ранга П. Лобанов
подводная лодка израсходовала основной запас торпед. встречали новогоднюю ночь 1945 года. Это была прекрасная
И логично было полагать, что командир «Зигфрида» радо- и незабываемая новогодняя ночь. Душевный праздник под-
вался своему успеху. Но, как оказалось, радовался он преж- красила симпатичная и обворожительная хозяйка. Богатый
девременно. Все равно события для него закончились траги- стол, разнообразные блюда за ужином, вина — по вкусу,
чески. романсы и танцы. И еще — замечательная молодость в три-
Не имея времени перезарядить торпедные аппараты, дцать лет.
Маринеско решил уничтожить транспорт артиллерийским Они понимали, что празднуют новогоднюю ночь в жес-
огнем. В подводном положении он вывел лодку для токое время. Хозяйка гостиницы привлекала Александра доб-
артиллерийского удара. Лодка всплыла. Артиллеристы рым отношением. На его взгляд, она казалась умной и рас-
молниеносно заняли боевые посты и вывели стволы ору- порядительной. В гостинице были чистота и уют, а эти об-
дий на транспорт, с транспорта отвечали из пушки и авто- стоятельства вполне устраивали ее жителей и гостей. В рес-
матов. торане звучала приятная музыка.
— Огонь! — скомандовал Маринеско. Хозяйка была патриотичной шведкой и в то же время
Снарядами артиллеристы разбили подводную часть кор- симпатизировала русским морякам и одобряла их успехи на
пуса транспорта, имевшего водоизмещение 5000 тонн. Через море.
разрушения корпуса транспорт быстро затполнялся морской Возвратился Маринеско на лодку с опозданием, несмотря
водой и вскоре затонул. на вызов.

PB 251
Еще в 1942 году на Балтийский флот приезжал началь- над лодкой и падали на нее, намереваясь прихлопнуть и
ник главного политуправления флота генерал-полковник утопить ее. Но лодка выскальзывала из водного охвата и
И.В. Рогов, которого за крутой характер называли «Иваном оказывалась либо между волнами, либо на гребне волны.
Грозным. Но каждая из них все равно успевала захлестнуть лица
Еще тогда он сказал офицерам-командирам: «Не шпы- подводников, находящихся на мостике, обжечь их январ-
няйте офицеров, создайте им лучше все условия для отдыха. ским леденящим холодом, закатиться за шиворот, в глаза,
А вернувшемуся из похода командиру дайте возможность уши.
встряхнуться, пусть погуляет в удовольствие, он это заслу- Но море было пустынным. Поэтому и в этот раз присту-
жил. Снимите лишнюю опеку с людей, которые смотрят в пили к зарядке аккумуляторов. Было 13 января, Александру
глаза смерти». Ивановичу стукнуло 32 года. Возраст небольшой, но к этой
Эти весьма и весьма ценные слова начальники должны годовщине он уже успел совершить три боевых похода на
были помнить. И, наверное, помнили. Но лишнюю опеку с «Малютке» и теперь — второй поход на С-13. Числились два
Александра Маринеско они не сняли. С ним беседовали, его потопленных транспорта, высадка разведывательно-диверси-
распекали, ругали за «связи» с иностранцами и стремились онной группы и охрана острова Эзель.
подавить его волю. Особенно в этом преуспевали отдельные Но пришли и несчастья, волновавшие его душу. Оскол-
воспитатели-политработники. А ведь он потопил уже два ком бомбы был смертельно ранен его отец, и скончался он
транспорта противника и готовился к новым походам. перед выходом лодки в боевой поход. И семья начала разва-
К январскому походу 1945 года из «эсок» оставалась в ливаться. Нашлись «благожелатели», которые жене Нине
строю лишь С-13, и сделать замену Маринеско было некем. Ильиничне про мужа наплели сплетни, а муж и сам поверил
И поэтому его решили потихоньку «сплавить» в боевой по- сплетням про ее поведение в эвакуации.
ход. По его личной просьбе предоставили ему искупить «вину» Однако же боевая обстановка в море требовала забыть о
кровью. В ту пору командир дивизионных подводных лодок личных несчастьях и напряженно думать только о способах
Александр Евстафьевич Орел, напутствуя, сказал: решения боевой задачи.
— Иди, Саша, и без победы не возвращайся. Иначе — Шторм не утихал, например 17 января он достиг 9 бал-
не простят. лов, поэтому утром поспешили лечь на грунт на глубине
пятидесяти метров.
В январе 1945 года начался знаменитый поход подвод- При всплытии следующей ночью огромная волна чуть
ной лодки С-13. Маринеско шел в поход не для того, чтобы было не смыла за борт мичмана Торопова, но спас от гибели
«вымаливать» прощение, а чтобы воевать с противником. удержавший мичмана на палубе старший краснофлотец Юров.
Вечером 13 января лодка вошла в заданный район вбли- В эту же ночь из радиосообщения узнали, что наши войска
зи Данцигской бухты. Площадь участка была огромной и 7 января освободили Варшаву.
занимала 150 миль по ширине и 40 — по длине. Поэтому В последующие дни транспортов или кораблей против-
естественно, что большая площадь затрудняла задачу поиска ника не видели. Лишь только 21 января утром Иван Шнап-
объектов — целей для атак. цев доложил командиру о том, что слышит отдаленные взрывы
В связи с этим Маринеско решил маневрировать ближе к глубинных бомб.
банке Штольпе-Банк, откуда легче было бы контролировать «Что же это может значить?» — думал Маринеско.
все пути движения фашистских кораблей. Такая же картина бомбежек повторилась и 22 и 23 января.
При всплытиях на поверхность лодку окутывала штор- Шторм продолжался. При всплытиях в ночное время лодку
мовая погода. Огромные и мрачные ночные волны нака- сильно качало и клало под 45 градусов на борт. Обслуживать
тывались на корпус. Черные в темени ночи, они нависали механизмы было трудно. Антенна, леерные стойки с ограж-

PB 253
дением и палуба покрывались сплошным льдом. Ходить по поэтому он всеми силами старался сделать все возможное,
палубе было скользко и опасно. чтобы обеспечить исправность механизмов и живучесть лод-
Из оперативной сводки подводники узнали о выходе на- ки. Он знал свою ответственность и волновался, но работу
ших войск на побережье Данцигской бухты. вел по плану, без перебоев.
Но поиски целей противника как днем, на перископной Дело в том, что краснофлотцы и старшины работали и
глубине, так и ночью, в надводном положении, не давали жили только в своих отсеках, по боевому расписанию, как
никаких сведений о судах. Целую неделю на порученном говорится, «гулять» по отсекам было не положено, да и нельзя.
участке моря стояла тишина. На позиции была только С-13. Поскольку информация, которой располагал замполит, была
Подводники вели напряженное наблюдение за морем. Одно- дорога каждому человеку в каждом отсеке лодки, замполит
образие давило. Лишь 29 января ночью вахтенный офицер Борис Сергеевич Крылов постоянно перемещался по отсекам.
заметил вдали затемненные огни неизвестного судна. Види- Боевые события назревали, поэтому Маринеско решил их
мость ночью и при шторме была очень плохая, наблюдать ускорить и для этой цели 31 января войти в бухту Данцига.
было трудно, тем не менее старпом заметил, что судно не В каюту командира постучался старшина команды радистов
одно, потому что вблизи от него суетились еще какие-то Михаил Колодников и доложил: «Товарищ командир, получе-
стремительные тени. на радиограмма». В каюту был вызван шифровальщик Федор
Маринеско предполагал атаковать, но лодку заметили ко- Егоров, который доложил текст радиограммы: «Командирам
рабли, которые сами бросились атаковать. Лодка ушла на подводных лодок в море. Быстрое передвижение частей Крас-
срочное погружение, однако ее пробомбили, и она получила ной Армии, имеющее одним из операционных направлений —
гидравлические удары, но командиру удалось увести лодку Данциг, заставит противника в ближайшие дни начать эвакуа-
от кораблей противника. цию района Кенигсберга. В связи с этим надо ждать резкого
Теперь Маринеско стало понятно, почему корабли про- усиления движения противника в районе Данцигской бухты».
тивника профилактически бомбили море. Стало очевидно, Успехи наших войск на побережье подняли настроение
что противник готовит здесь важнейшие морские переходы. подводников.
Эта догадка была подтверждена принятой шифровкой, Море все еще штормило. Январский ветер гнал к берегам
в которой командирам подводных лодок в море разъясня- холодные крутые волны. Тяжелые валы, сталкиваясь с уз-
лось, что в связи с начавшимся наступлением наших войск ким корпусом лодки, легко переваливались через лодку и
ожидается бегство фашистов из Кёнигсберга и Данцига. катились вдаль от нее, но следом валились на нее все новые
Командирам предписывалось атаковать прежде всего круп- и новые валы. Балтика бушевала. Налетали снежные заряды.
ные боевые корабли и транспорты противника. На лодке и Небо было хмурое. Видимость очень плохая и днем, и осо-
без того была высокая боевая готовность. Но теперь ре- бенно ночью. Только изредка случались в небе потрясения,
зультаты собственных наблюдений и предупреждение шта- через которые выглядывала луна и мертвенным фосфори-
ба давали понять, что атаки могут случиться неожиданно и ческим светом высвечивала бегущие без конца волны.
срочно. Корпус лодки обледенел и оттаивал только на глубине.
Командиром БЧ-5 лодки был назначен еще молодой ин- Температура воздуха зимой всегда намного ниже темпера-
женер-механик Яков Спиридонович Коваленко, который всего туры воды. От столкновений с волнами массы леденящих брызг
лишь в 1943 году на положении курсанта стажировался на окатывали людей на мостике и жгли открытые лица. Но вахта
С-33 Черноморского флота. не могла поддаваться ни ветру, ни шторму, ни холоду.
Предварительная стажировка на однотипной лодке под- В этот час на мостике были командир, вахтенный офи-
готовила Коваленко к службе на С-13. Для Коваленко этот цер Ефременков, два наблюдателя — Анатолий Виноградов
поход в должности командира боевой части был первым, и и Андрей Пихур, один из самых старших по возрасту среди

PB 255
краснофлотцев и старшин, с помощью его 100-мм орудия этом беспокоился боцман Николай Степанович Торопов, он
были потоплены три транспорта противника, и за эти заслу- не мог ослабить внимание и силы, если бы он это допустил,
ги он награжден орденом Ленина. то лодка способна была нырнуть вниз, а когда ледяная вода
Видавшая виды фуражка не спасала командира, голова хлынула бы в открытый люк, тогда была бы возможна ги-
замерзла. бель корабля.
— Старпом, — сказал он. — Постой за меня минутку, Из-за плохой видимости определить тип цели было пока
перехвачу горяченького чаю. Да и шапку надену. невозможно, но по шуму винтов акустик предположил, что
Спустя короткое время Виноградов доложил: «Справа идет крейсер. Экипаж понял, что цель наконец найдена и,
двадцать вижу вспышки». значит, будет атака. А план атаки рождался и отрабатывался
— Штурман, на мостик! — вызвал Ефременков. на ходу. Ночь была темная, видимость не улучшалась, но по
Ведь по военному времени, размышлял Ефременков, маяк мере сближения Маринеско увидел по курсу силуэт неболь-
должен быть погашен. Если же он заработал, то это означает шого судна, а за ним огромную величину крупного корабля.
одно: в гавань входит или выходит судно. — Вызвать наверх Волкова! — Старшина 1 статьи Вол-
Виноградов: ков видел ночью так же, как и днем.
— Огни! Прямо по носу! Волков доложил, что впереди идет миноносец, а за ним —
— Командиру просьба наверх! — через люк доложил лайнер.
Ефременков. Естественно, что с моря огромный лайнер, тысяч на два-
Маринеско быстро оценил новую обстановку и выдал дцать тонн, должны были охранять боевые корабли. Значит,
команды: выйти в атаку с моря очень трудно — лодку легко будет
— Боевая тревога! Торпедная атака! Стоп подзарядка! — обнаружить, и атака может быть сорвана. Но в принципе
раздались сигналы ревунов. можно атаковать и со стороны берега. Надо думать — не
Краснофлотцы, старшины и офицеры заняли свои места ждут же они нападения со стороны берега. Размышления
по боевому расписанию для торпедной атаки. Снова, как убедили Александра Ивановича в том, что противник со сто-
положено по расписанию, были проверены все механизмы. роны берега чувствует себя спокойно. Но если лодку там
Лодка выходила в атаку. обнаружат, тогда ему некуда ни отвернуть, ни погрузиться
из-за малых глубин...
Цель была обнаружена 30 января в 21 час 10 минут на Итак, заманчиво, но и опасно!
широте 55о2'2'' и долготе 18о11''5'. Маринеско решил сбли- Однако упускать такой лайнер нельзя. Может быть, те-
зиться с целью и затем уже решить вопрос, как атаковать. перь следует жертвовать собой, экипажем, лодкой. Неожи-
Море продолжало штормить, было баллов шесть-семь. данно миноносец начал поворот на курсе. Пришлось срочно
О подводном сближении не могло быть и речи. Значит, надо погрузиться на 20 метров, чтобы не попасть под таран.
было догонять и атаковать только в надводном положении. Наверху прокатился грохот винтов и начал удаляться.
Командир перевел лодку в позиционное положение, т.е. Значит, одна опасность миновала и участок моря очистился.
в полупогруженное состояние, при котором на поверхности Поэтому командир поднял лодку в крейсерское положение и
воды остаются ходовой мостик и верхняя часть палубы. Лодка скомандовал: «Полный вперед!»
резко пошла на курс сближения с обнаруженными огнями Развили скорость в 16 узлов, затем достигли 18 узлов.
противника. Но лодка не могла обогнать лайнер. Маринеско вызвал на
Трудно вести лодку в позиционном положении при штор- мостик Коваленко и объяснил ситуацию. Потребовал от ко-
ме. Верхний рубочный люк открыт, при этом лодку необхо- мандира боевой части перевести дизели на форсированный
димо твердо держать на положенной глубине. Именно об режим работы.

PB 257
В дизельном отсеке температура воздуха поднялась до Можно допустить и то, что открыто отвечать, по их
60 градусов. От перегрузочных давлений на цилиндрах «стре- мнению, на запрос мог только свой. Для нашей лодки
ляли» предохранительные клапаны. Мне на другом корабле главным было то, что фашисты поверили отчаянному об-
и в других условиях приходилось выводить дизеля на пе- ману.
регрузки и наблюдать «стрельбу» предохранительных кла- Погоня продолжалась. Наконец лодка миновала форште-
панов, которые резко задымляют отсек газами. Так было и вень лайнера. Он начал отставать.
здесь. В отсеке стоял плотный чад, становилось трудно ды- Приближался момент атаки.
шать. Мотористы беспрерывно на ощупь проверяли темпе- Командир скомандовал:
ратуру охлаждающей воды и подшипников. От жары мото- — Стоп дизели!
ристы разделись до пояса. Старшины Плотников, Прудни- — Механик — погружаться под среднюю!
ков и мичман Масенков пытались смягчить удары предо- — Право на борт! — И лодка легла на боевой курс.
хранительных клапанов, подсовывая под них пучки прово- — Моторы — малый вперед!
локи. Маринеско буквально врезался глазами в силуэт, надви-
Аварии дизелей были вероятны. Если бы лодку обнару- гающийся из мрака ночи. Величина лайнера была желанной
жили и она осталась без хода, то сложилась бы смертельная целью для поражения противника.
опасность, и это было конечно большим риском. Лодка шла навстречу лайнеру. На ночной прицел коман-
Маринеско послал Бориса Сергеевича Крылова по отсе- дир поставил Ефременкова.
кам, чтобы объяснить людям обстановку. Из отсеков переда- — Как только визирная линейка придет на цель, пода-
ли, что готовы на риск. Нагоняя лайнер, лодка шла тем же вайте команду! — приказал командир.
курсом, что и он. Затем командир круто повернул лодку, После информации замполита Крылова весь экипаж знал,
пересек пенную дорожку лайнера и вышел на его левый на какую важную атаку идет лодка, все были готовы к бою и
борт. Лайнер шел, не меняя курса и скорости и не производя нетерпеливо ждали пуска торпед.
противолодочных зигзагов. Значит, фашисты не предпола- — Внизу! Как носовые аппараты?
гали, что рядом с ними под водой спешит их смерть. Ско- — Носовые на «товсь»! — доложил мичман Поспелов.
рость лодки была уже больше 19 узлов. Второй час продол- Лайнер все еще не приходил на нужный угол курса.
жалась небывалая погоня. Командир приказал Ефременкову — Право 5 градусов! — И лодка пошла правее.
рассчитать число торпед в залпе. По расчету, их требовалось Наконец силуэт лайнера стал наползать на визирную ли-
четыре. Приближался главный момент. Но вдруг с левого нейку.
крыла мостика лайнера скоропалительной очередью зарабо- — Есть! — воскликнул старпом.
тал сигнальный прожектор. Его луч вытанцовывал точки и — Аппараты, пли! — Эта команда была отдана в 23 часа
тире на рубке лодки. 8 минут.
— Что он пишет? Лодку трижды качнуло, каждый раз при выходе торпед.
— А черт его знает, — не мог же Антипов перевести на Лодка замерла. Три полоски от форштевня устремились к
русский азбуку немца. высокому борту лайнера. За белесыми полосками напряжен-
— Отстучите ему что-нибудь! — приказал командир. но следили командир, старпом, штурман и сигнальщики Ви-
С умопомрачительной скоростью Антипов отстучал нем- ноградов и Волков. Все ждали грохота и надеялись на пора-
цу короткое «соленое» словечко. И странное дело, запросы с жение огромного объекта противника.
лайнера прекратились. Возможно, ответ оказался близким к
запрашиваемому вопросу или фашисты приняли наш ко- Величину подвига С-13 нельзя оценить, если рассматри-
рабль за корабль своей охраны. вать только лишь действия экипажа лодки.

PB 259
Для полного понимания, очевидно, следует представить никам, что с лайнером пойдут миноносец «Леве» и траль-
все результаты атаки, включая всех противников, которые щик-торпедолов, а остальные корабли охраны будут в даль-
были уничтожены в этом бою. нем дозоре.
После начала нового генерального наступления советских Петерсен потребовал, чтобы крейсер «Адмирал Хиппер» с
армий на всем фронте в ставке Гитлера в январе состоялось миноносцами охранения присоединился к конвою в опасной
специальное совещание, на котором было принято решение точке моря в районе Штольпе-Банк.
в кратчайший срок собрать в Данциге максимальное количе- Перед выходом лайнера из порта тральщики как раз про-
ство транспортов, принять на них наиболее ценные кадры и верили фарватер — не появились ли там мины. Вслед за
в охранении боевых кораблей вывезти их в западные порты ними вышли миноносцы и сторожевые корабли.
Германии. После всей этой основательной подготовки, приняв на
В число транспортов был включен также и океанский борт обер-бургомистра Гдыни, лайнер вышел в море. Вслед
лайнер «Вильгельм Густлов», приступивший к приему пас- за ним вышли крупные суда — теплоход «Ганза», потом тур-
сажиров. боход «Геттинген» — и мелкие суда.
К концу первого дня все фешенебельные каюты были В общем, колонна транспортов и кораблей охранения рас-
заняты крупными чиновниками, партийными бонзами, ге- тянулась на несколько миль.
нералами, офицерами. А пассажиры все прибывали и при- Сумрачная тьма опустилась на море и маскировала лай-
бывали. Поэтому двух- и четырехместные каюты стали за- нер, другие транспорты и корабли.
полнять по восемь и по десять человек. Но мест все равно не Стояла зимняя январская круговерть. Штормовой ветер
хватало. К пассажирскому помощнику лайнера Гейнцу Шену свистел на палубах. Наблюдатели на открытых мостиках еже-
бесконечно обращались все новые и новые просители, чтобы минутно протирали свои бинокли от снега и, вероятно, ни-
их приняли в любые помещения. В связи с этим стали раз- чего не могли видеть.
мещать бегущих фашистов в гимнастическом зале, в киноте- Шум и суета на лайнере умолкали. А в салонах и рос-
атре, в танцевальных залах, в зимнем саду. Погрузка не ос- кошных каютах «высокие» чиновники, «ляйтеры», бургоми-
танавливалась, а продолжалась с давкой и спорами. стры и прочие, приняв плотный ужин, уже располагались
В приказе Гитлера об эвакуации кадров предписывалось поспать.
экипажи подводных лодок, прошедшие полный курс подго- Неожиданно капитан лайнера получил приказание — за-
товки, переправить в одну из западных военно-морских баз стопорить машины, отдать якорь.
на Балтийском море, где их ожидали новые подводные лод- Оказалось, что на «Ганзе» сломался двигатель. В связи с
ки. Гитлер разрешил принять на «Вильгельма Густлова» граж- этим Петерсену было приказано принять дополнительно две
данских лиц, которые не могут носить оружия и участвовать тысячи человек. Но лайнер был уже перегружен в три раза, а
в боевых действиях. принимать придется только на верхнюю палубу. Лайнер мо-
На лайнере, как на плавучей базе подводного флота, про- жет перевернуться. Поразмыслив над этим, Петерсен решил
живало около двух с половиной тысяч подводников. Но на не останавливаться, отказаться от мнимых преимуществ пе-
пятый день погрузки капитану лайнера Петерсену было при- рехода под большой охраной в конвое и идти полным хо-
казано принять еще тысячу триста подводников. дом, не теряя времени на противолодочный зигзаг, исполь-
Таким образом, все правила загрузки лайнера были нару- зуя прикрывающие лайнер снежные заряды и ночную тьму.
шены, в результате чего были заняты коридоры, проходы и Петерсен был уверен, что авиация и корабли противника
был даже осушен бассейн, куда тоже разместили пассажиров. угрожать не могут, а подводные лодки ввиду шторма и пло-
Командир конвоя, он же военный комендант лайнера, хой видимости не смогут выйти в атаку. И курс лайнера был
Вильгельм Цан объявил капитану Петерсену и его помощ- проложен ближе к берегу.

PB 261
Командир крейсера «Адмирал Хиппер» Хенигст сообщил, Там уже копошились сотни людей. Сотни рук хвата-
что идет тем же курсом, что и лайнер. лись за любые обломки, сорванные с лайнера, за плотики
— Вышел наконец-то, спешит, — похвалил Петерсен. и бесхозные спасательные пояса. Хватались и держались
Ночь окутала море непроницаемой пеленой. из последних сил, пока еще могли слушаться окоченевшие
Лайнер шел по штормовому расписанию — все люки были пальцы.
задраены, ходовые огни замаскированы. В штормовой воде, при зимних температурах, в ночной
Петерсен все время осматривал горизонт, но кругом была тьме, в черной воде моря боролись за собственную жизнь
одна темнота, лишь далеко позади примечались огни кон- тысячи немцев. Борьба на зыбкой воде была предсмертная и
воя. стала самой жестокой.
«Может быть, — задался он вопросом, — установить до- Наступившее возмездие вызвало у фашистов ужас.
полнительную вахту?»
Но вдруг огромный огненный столб поднялся у левого Издалека ударил голубоватый луч прожектора, затем вто-
борта и громыхнул такой взрыв, что капитана оглушило. рой, третий. Приближались отставшие корабли охранения.
Стены воды обрушились на палубу. Лайнер вздрогнул. Теперь ждать было нечего. Надо уходить.
И тут же громыхнул еще один такой же силы взрыв, а за — Всем вниз. Срочное погружение!
ним — третий. И подводная лодка провалилась в глубину.
Едва отзвучал взрыв, как вспыхнуло по всей палубе от-
ключенное ранее освещение. Действия С-13 в погоне, подготовку торпедной атаки и
Лайнер медленно начал крениться на левый борт. саму атаку корабли противника «проворонили».
С мостика С-13 видно было, как на палубе лайнера заво- После катастрофического разрушения лайнера корабли
рошилась плотная масса пассажиров. охраны перешли в контратаку на подводную лодку. Торпед-
Лайнер резко сбавил ход. ных взрывов было три. Значит, подводная лодка еще имеет
Гейнц Шен сорвал с вешалки китель и кинулся на палу- заряженные торпедные аппараты и способна на новую тор-
бу. Новые взрывы бросали его в темноту офицерского кори- педную атаку. Следовательно, уже по этой причине было
дора, но он снова рванулся по трапу, ведущему на шлюпоч- необходимо, по меньшей мере, отогнать от конвоя лодку, но
ную палубу. Но там, охваченные диким страхом, люди боро- за смертельную атаку по лайнеру лодку нужно было уничто-
лись за каждую ступеньку трапа, ведущего к шлюпкам. Еще жить и экипаж наказать смертью.
чуть раньше, несколько часов назад, солидные и вежливые, Конечно же, для подводной лодки сложилась ситуация
чиновники теперь били друг друга по головам и плечам, с не «боевого соприкосновения» с противником, каким терми-
животным воем и хрипом ползли по живым и мертвым те- ном это документально называлось в годы войны, а ситуа-
лам. Успевших вырваться вперед обезумевшие от страха пас- ция жестокого боя. Успех этого боя для экипажа лодки за-
сажиры стаскивали снова вниз. висел целиком от командира лодки Маринеско. Это было
Отовсюду доносились вой, брань, звуки ударов. ясно и в бою, и после войны.
«Разве это люди? Обыкновенные животные в диком стра- Ему, Маринеско, позднее задавали вопрос: сколько было
хе», — думал Шен. А сам кулаком и рукояткой пистолета контратакующих кораблей? А можно ли было их сосчитать,
прокладывал себе путь к шлюпке, на которой был расписан находясь буквально на дне моря? Ответ мог быть только
на случай катастрофы. Но там он увидел, что в шлюпке приблизительный. Но определенно можно сказать, что было
ворочаются борющиеся тела. Тогда Шен понял, что ломить- больше, чем в составе конвоя, из-за того, что к месту гибели
ся в шлюпку нет никакого смысла и, скользнув по накре- лайнера подошли еще корабли береговой охраны.
нившейся палубе к борту, бросился вниз в темные волны. Бой продолжался.

PB 263
Иван Шнапцев не мог, не имел права отрываться от Еще при атаке из третьего торпедного аппарата не вышла
наушников. Он обнаруживал все новые и новые звуковые четвертая торпеда. Мичман Осипов сразу же доложил ко-
строчки винтов, а это означало, что к месту гибели лайнера мандиру, и это обстоятельство волновало командира, посколь-
торопятся миноносцы, сторожевые корабли и пароходы кон- ку если торпеда вышла из аппарата частично, то от взрывов
воя. Одни — для контратаки, другие — для спасения людей. глубинок и даже от гидравлических ударов эта торпеда мог-
По шуму винтов Шнапцев докладывал курсы кораблей. ла взорваться, могли сдетонировать и запасные торпеды, и
Слева 170 — миноносец! Слева 150 — миноносец. Справа тогда наступила бы быстрая смерть.
140 — сторожевик!.. И так далее, беспрерывно. От этой аварии торпедистов бросило в жар. Стали разби-
Боевые корабли стремились охватить лодку, и уйти от раться в том, почему это случилось, и обнаружили, что не
них, быстроходных и маневренных, было очень трудно. сработал автомат подачи сжатого воздуха в трубу аппарата,
Ведь лодка на глубине — одна и тихоходна. вследствие этого торпеда не сдвинулась с места и опасности,
Акустик Шнапцев был теперь главным. Он слушал море значит, не существовало.
и движение многих кораблей, безошибочно определял их Время шло, и бомбежки продолжались. Кто-то из сиг-
курсы и сразу же докладывал, откуда надвигаются корабли. нальщиков раскрыл четвертую коробку спичек и спичками
А командир напряженно думал и моментально решал, куда насчитал уже около сотни глубинок. А старшина Поспелов
оттолкнуться от атакующих кораблей и от взрывов глуби- черкал палочки на кожухе воздухопровода.
нок. Надо было что-то придумать в маневрах! И немедленно! На помощь лайнеру подошли крейсер и несколько мино-
Грохнули первые глубинки. Еще далековато. носцев.
Но корабли уверенно сжимали кольцо. В связи с этим Маринеско направил лодку снова к месту
Маринеско маневрировал на малом ходу. Маневрирова- затонувшего лайнера. Он считал, что на фоне огромной мас-
ние на малых глубинах было опасным. Ведь глубины к бере- сы металла лайнера лодка затеряется и что там, где еще ба-
гу, где пока еще находилась лодка, колебались возле отметки рахтаются в воде люди, фашисты бомбить не будут. Ведь
40 метров, а длина лодки — 78 метров. Значит, если ходить для гибели было достаточно лишь одного мгновения, лишь
глубже, можно зацепить морское дно, но на дне всякое мо- одного прямого попадания бомбы или, может быть, даже
жет лежать, в том числе и донные мины — это тоже очень одиного близкого взрыва, который пробьет корпус лодки. И
опасно. Если подняться поближе к поверхности, то можно тогда — гибель.
подставить лодку под таран надводного корабля. По этим В этом опаснейшем бою Маринеско владел ясновидени-
соображениям надо было держаться середины глубины. Это- ем боевых действий кораблей противника. Возможно, что
го добивались и командир, и главный боцман Торопов. способность его ума к молниеносным правильным решени-
Там, где корабли бомбят, море взбаламучено илом и пу- ям явилась главным спасительным фактором. По-видимому,
зырями. Из-за этой мути акустические приборы работать именно так раскрывается успех этого подводного боя.
точно не могли. Этой особенностью воспользовался Мари- Под водой Маринеско сделал все, что надо было, для
неско. Он направил лодку навстречу кораблям противника, победы. Разбить и затопить подводную лодку — это было
чтобы скрыть там лодку, чтобы исказить получаемые прибо- главным для кораблей конвоя. Командир это понимал пре-
рами показания. красно и вел лодку под водой очень осторожно. Но электро-
Ему удалось дезориентировать корабли противника и моторы давали шум, за которым упорно следили шумопе-
вырваться из кольца окружения на глубину. ленгаторщики противника.
Но подводная тихоходность и большое число кораблей Командир временами останавливал работу электромото-
позволили все-таки противнику снова обнаружить лодку и ров и приказывал исключить полностью все шумы на лодке.
снова бомбить. Люди на боевых постах замирали. Лодка шла по инерции.

PB 265
Возмущенные необыкновенной дерзостью нападения, Паника на лайнере развивалась быстро. Капитан пытался
командиры кораблей противника бешено атаковывали лодку. успокоить пассажиров, он объявлял, что лайнер всего лишь
Взрывы шли один за другим беспрерывно. Уточнив место сел на мель. Но какая тут могла быть мель, если борта разру-
лодки, корабли снова и снова «сыпали» бомбы. шены взрывами мощных торпед, и обреченные пассажиры
Маринеско рывками уводил лодку в сторону и рвался в это видели и все понимали.
открытое море, но корабли опять охватывали лодку и не Темная ночь усиливала страх и панику.
давали ей выхода на простор. Опасные бомбежки казались Верхняя палуба быстро покрылась толпами обезумевших
бесконечными. От гидравлических ударов треснули некото- людей. Это были тысячи военных. Ведь шла война, поэтому
рые плафоны и взорвались лампы, погасло освещение, выс- и эвакуация производилась с оружием.
кочили из гнезд предохранители. Электрики быстро устра- По штатному комплекту лайнер имел спасательные шлюп-
няли эти повреждения. Надо было вырываться из этого уча- ки. Но их число не могло обеспечить всех пассажиров, при-
стка моря, и командир буквально рыскал в зоне нападения, нятых с перегрузкой, и штатного персонала.
стремясь оторваться от бомбежек. Обреченные или, точнее сказать, приговоренные к гибе-
Бой шел слепой, подводники не видели кораблей про- ли люди пробивались к шлюпкам с применением оружия.
тивника, а с кораблей не было видно лодки. Но корабельные Прокладывая дорогу к шлюпкам, старшие офицеры
акустики снова и снова обнаруживали лодку, и корабли опять стреляли в младших офицеров, а солдаты — в толпу. Толпы
сыпали глубинные бомбы, и поэтому получалось, что лодка были неуправляемы. Паника толкала их к бортам. Орга-
все время ходила по самому опасному краю пропасти и всего низованный спуск шлюпок не получался. Люди с бортов
лишь одно неверное движение могло привести ее к гибели. падали в черную воду холодного моря. Дикий шум и
Маринеско это понимал отлично и стремился к тому, чтобы крики раненых и покалеченных заглушали приказания.
каждое его решение было точным и чтобы оно обеспечивало Шлюпки перегружались. Ночь, снежная пурга и январ-
безопасность. Именно сильное бомбовое нападение прину- ская леденящая черная вода приближали смерть. Прыгать
дило командира возвращаться к центру торпедной атаки, туда, с борта добровольно в такую холодную темень никто не
где лежал лайнер, значит, каждую секунду он думал и пони- решался.
мал, что идет борьба между жизнью и смертью С-13. Когда лайнер стал крениться, задние толпы выжимали
У командира возникло новое боевое мышление, более передних за борт, фашисты валились в море. С паникой ни
глубокое, чем на тактических учениях, ежеминутно нацелен- капитан, ни кто-либо другой справиться не сумели.
ное на немедленную разгадку каждого момента надводного Люди в воде долго плавать не могли. От шторма, холода
нападения и на немедленное открытие (изобретение) своего и страха они погибали тысячами.
срочного приема ухода от бомбежки и его осуществление Удивительным фактом явилось то, что от взрыва торпед
под водой. на лайнере замкнуло электропроводку и он озарился ярким
Тяжелейший бой продолжался более четырех часов. За светом. От повышения напряжения при замыкании вспыхну-
это время на лодку было сброшено 240 глубинных бомб. Это ли лампы и на верхней палубе зажглась яркая иллюминация.
были часы огромного физического труда, страшно нервной Гибель крупного освещенного лайнера в ночное время
перегрузки, максимального напряжения ума и сил. казалась фантастической. Лайнер тонул один час десять ми-
Экипажу повезло в том, что Маринеско оказался бога- нут. Для погибающих этот час был часом последнего ужаса.
тым на изобретения приемов подводного боя, повезло и в
его отчаянной смелости в подводном бою и в целеустрем- Корабли конвоя и подошедшие корабли береговой охраны
ленности на победу. сумели подобрать с воды лишь 988 человек. Большая группа
фашистов, подготовленных к войне, была уничтожена.

PB 267
Оставшийся в живых Гейнц Шен в книге «Гибель «Виль- Не любой командир мог выдержать такую мощную атаку
гельма Густлова», изданной им в ФРГ, подтвердил, что при надводных кораблей. Маринеско — выдержал. Значит, под-
этом погибло более 5 тысяч человек. «Если считать этот слу- вигом была не только атака лодки на лайнер, но и весь
чай катастрофой, — считал Шен, — то это, несомненно, была успешный бой под водой.
самая большая катастрофа в истории мореплавания, по срав-
нению с которой даже гибель «Титаника», столкнувшегося в Позднее было установлено, что водоизмещение лайнера
1912 году с айсбергом, — ничто». составляло 25 484 тонны.

<<

стр. 4
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>