<<

стр. 5
(всего 12)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

«Капитал – это не вещь, а определенное, общественное, принадлежащее определенной исторической формации общества производственное отношение, которое представлено в вещи и придает этой вещи специфический общественный характер».

Из марксистского определения стоимости как овеществлённого труда вытекает и преклонение перед капиталом (и золотом) как перед накопленным трудом. Капитал есть чисто религиозное понятие. Капитал есть право власти, признаваемое остальными, поскольку капиталист владеет определёнными предметами идолопоклонения.

Правильное определение Марксом капитала как отношения, то есть как идеальной, а не материальной категории, подчёркивает двойственность и внутреннюю противоречивость марксизма.

Деньги
Особый товар, всеобщий эквивалент (равностоимость) или всеобщая эквивалентная форма стоимости всех других товаров. Специфическое свойство денежного товара – выражать стоимость любого другого товара, служить всеобщим орудием обмена.

В первую очередь деньги – это идол поклонения, а потом уже средство накопления и обращения.

«Цены не потому высоки или низки, что в обращении находится большее или меньшее количество денег, а наоборот, в обращении потому находится большее или меньшее количество денег, что цены высоки или низки. Это один из важнейших экономических законов».

Существует прямая связь между количеством денег в обороте и ценами, но на эту связь влияет много факторов; нельзя однозначно определять что первично, что вторично. Но в большинстве случаев реальной жизни как раз можно влиять на цены, меняя количество денег в обороте.

* * *
Прибавочный продукт
Прибавочный продукт, часть общественного продукта, создаваемая непосредственными производителями в сфере материального производства сверх необходимого продукта.

Прибавочная стоимость
Прибавочная стоимость, стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом.

Прибыль
Экономическая категория, характеризующая конечные финансовые результаты хозяйственной деятельности в процессе расширенного воспроизводства.
Категория прибыли при капитализме выступает как превращенная форма прибавочной стоимости, в которой воплощён безвозмездно присвоенный капиталистом неоплаченный труд наёмных рабочих.
В социалистическом обществе прибыль: 1) представляет собой конкретную форму проявления стоимости прибавочного продукта, являющегося общественной собственностью, и выражает производственные отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи трудящихся; 2) создаётся планомерно организованным трудом свободных от эксплуатации людей; 3) образуется в условиях реализации товаров по планово устанавливаемым ценам и «идет не классу собственников, а всем трудящимся и только им»; 4) выступает главным источником финансового обеспечения потребностей непрерывного роста производства и подъёма жизненного уровня всех членов общества; 5) используется как важный экономический рычаг планового руководства народным хозяйством и выступает одним из синтетических показателей экономической эффективности социалистического производства.

Так как стоимость не имеет физического, объективного смысла, то бессмысленно и понятие стоимости прибавочного продукта. Прибыль и прибавочная стоимость – это одно и то же при любой форме собственности (разница только в том, кто получает эту прибыль).

Прибыль – это разница между ценой покупки и ценой продажи, вышедшая из счётной книги. Прибыль может быть получена как от низкой зарплаты рабочего, так и от высокой продажной цены. Поэтому интересы рабочего могут совпадать с интересами его хозяина. В религии денег прибыль неразрывно связана с местом человека в иерархии неравенства.

Понятие прибавочной стоимости легитимизировало прибыль в теории Маркса, сделало её целью производства. Маркс объявил борьбу не с прибылью как таковой, а только с её присвоением частным собственником. Прибавочная стоимость перетащила в социализм главного дьявола капитализма.

Прибыль и при социализме остаётся своего рода присвоением, только в пользу государства. Использовать прибыль как «экономический рычаг» управления в социализме – значит напрямую, насильно вводить поганое сознание.

* * *
Капиталистические циклы производства
Разделение труда, специализация производства, кооперирование в промышленности связывают капиталистические предприятия в единый хозяйственный механизм, для нормального функционирования которого необходимо соблюдение в масштабе всей экономики определенных пропорций между отраслями, производством средств производства и производством предметов потребления, между накоплением капитала и потреблением.
Но господство частной собственности, порождаемые ею анархия производства, жестокая конкуренция, эксплуатация труда капиталом приводят к постоянному нарушению пропорций воспроизводства.
«Средний срок, в течение которого обновляется машинное оборудование, является одним из важных моментов для объяснения многолетнего цикла, через который проходит промышленное развитие с тех пор, как консолидировалась крупная промышленность».

Как мы уже отмечали, это чисто материалистическое, физическое объяснение процессов, которые имеют религиозный характер. За этим определением скрывается некая идеальная божественная машина производства, которой капиталисты не дают планомерно работать (однако именно буржуазия выпустила этого джина из бутылки).

Возникает также вопрос, кто и исходя из чего должен устанавливать «определённые» пропорции при социализме?

Другие понятия политэкономии марксизма
В политэкономии марксизма была дана справедливая и чёткая критика многих проблем капитализма. Эта критика полностью отсутствует в рыночной политэкономии, поэтому мы напомним главные понятия.

Товарный фетишизм
Овеществление производственных отношений между людьми в условиях товарного производства, основанное на частной собственности. Сущность товарного фетишизма состоит в том, что стихия общественных отношений, господствующая над людьми, внешне выступает в виде господства над ними определённых вещей. Отсюда — мистическое отношение к товару как к сверхъестественной силе, порождаемое товарной формой, прикрывающей зависимость товаропроизводителей от рынка.

Денежный фетишизм
Преклонение перед деньгами, их обожествление в условиях стихийности и анархичности производства, основанного на частной собственности, когда отношения между людьми неизбежно принимают вещный, товарный характер.

Абсолютно верные определения, лишь с той поправкой, что первичен фетишизм как культовая, языческая вера в деньги и вещи, а экономика – вторична.

При социализме в условиях господства общественной собственности на средства производства отношения между людьми не вуалируются отношениями между вещами, а носят планомерный характер, поэтому товарный фетишизм исчезает.

Увы, отношения собственности не определяют веру. При социализме всегда существовали и периодически процветали такие формы товарного фетишизма как вещизм и мещанство. Это прямое следствие товарно-денежных отношений между людьми, то есть осуществления отношений не напрямую, а через товары и деньги. При этом для покупателя и продавца не важно, произведён ли товар на частном, или на государственном предприятии.

* * *
Фиктивный капитал
Капитал, вложенный в ценные бумаги (акции, облигации), дающие право их владельцам регулярно присваивать часть прибыли в виде дивиденда или процента. Будучи бумажным двойником реального капитала, фиктивный капитал имеет особое движение вне кругооборота действительного капитала. Как специфический товар, он обращается на особом рынке – фондовой бирже и приобретает цену. Но так как ценные бумаги не обладают стоимостью, то движение их рыночной цены может не совпадать (и часто не совпадает) с изменениями реального капитала.

Совершенно правильно выделен отдельный тип капитала, который мы называем вторичной стоимостью. Конечно, это не фиктивный, а самый настоящий капитал, и ценные бумаги можно поменять на самые настоящие товары, поэтому они обладают реальной стоимостью. Верно, что вторичный капитал обращается на отдельных рынках, но он постоянно перемешивается с капиталами первого контура.

Концентрация капитала
Концентрация капитала, процесс укрупнения индивидуальных капиталов за счёт капитализации части прибавочной стоимости. Приводит к возрастанию доли наиболее крупных капиталов в совокупном общественном капитале.

Всеобщий закон капиталистического накопления
Один из коренных экономических законов капитализма, определяющий поляризацию капиталистического общества, прогрессирующее углубление социальной пропасти между буржуазией и пролетариатом.

Абсолютно точно (надо только поменять прибавочную стоимость на прибыль, а пролетариат – на низы иерархии).

* * *
Мы не будем отдельно рассматривать понятия третьей составляющей марксизма – научного коммунизма.

В целом научный коммунизм исходит из того, что для создания более совершенного общества главным является построение его научно-технической базы, то есть развитие производительных сил и науки.

Как мы отметили выше, этот тезис вырос из буржуазного тезиса о безграничности материальных желаний человека. Бесконечно усиливающееся удовлетворение материальных желаний невозможно без роста специализации и товарообмена. Что в свою очередь ведёт к усилению товарно-денежных отношений (ещё и в сочетании с преобладанием математического мировоззрения), что не может не привести к усилению поганого сознания и полному противоречию с самой идеей коммунизма.

В последующих главах мы рассмотрим практическое воплощение идей марксизма в СССР и противоречивость процесса построения коммунизма.



Глава 8. Свободный и контролируемый рынок.



В рыночной экономике есть две большие сказки. Первая – о стоимости как объективной величине, вторая – о свободном рынке, который саморегулирует эту стоимость. Как мы увидели, рыночная экономика активно искажает природу стоимости.

То же самое происходит с описанием работы рынка в целом. Добро пожаловать в систему лжи, которую построил Адам Смит.


ТОЧКИ КОНТРОЛЯ РЫНКА

Контроль системы через контроль отдельных элементов
Рынок, как система в целом, свободен тогда, когда свободны все отдельные элементы этой системы. И обратно, контроль над рынком в целом возможен, если установить контроль хотя бы над одним или несколькими его элементами.

Человек в наручниках полностью несвободен, хотя несвободен всего один его элемент – руки. Если оставить свободными руки человека, но надеть кандалы на ноги, то этот человек тоже не будет свободен. Можно сказать ему – ты свободен, смотри, твои руки свободны, ты можешь делать ими всё, что хочешь. Но человек в кандалах не поверит.

Зато если снять кандалы, но взять под контроль его голову, сознание человека, то можно убедить его в том, что он полностью свободен и может делать, что хочет. Хотя человек будет полностью управляем.

Подобным же образом процесс контроля системы и её отдельных элементов действует в отношениях между странами.

Как создаётся материальное благополучие стран и народов – по Адаму Смиту? Что является источником богатства Британской империи, Европы, США и остальных стран Орды?

Не рассматривайте производство, производство вторично. Разговоры о производстве и саморегуляции придуманы для того, чтобы скрыть главную цель рынка.

Целью рынка, целью любого обмена, любой торговли является получение прибыли, то есть неравный обмен. Целью является управление рынком, установление и поддержание несправедливых соотношений цен. Давайте рассмотрим, как происходит такое открытое и скрытное управление ценами при сохранении внешней видимости «свободы» рынка.

Как мы знаем из истории, источником богатства стран Орды является бесконечная эксплуатация колоний, которой они занялись немедленно после открытия для себя новых земель в конце XV века.

Виды насилия и государственная защита

Вспомним эволюцию видов насилия, о которой мы говорили в 3-й главе:

Вид
Физический
Товарный
Финансовый
Сознания
Внутри общества
Прямой
Физическая боль
Движение продуктов, вещей
Движение денег
Приказ, просьба
Косвенный
Создание наркотической зависимости
Средства производства
Производство денег
Контроль точек привязки
Между обществами
Прямой
Война
Мировая торговля
Движение мировых денег
Пропаганда
Косвенный
Терроризм, сепаратизм
Средства производства
Производство мировых денег
Контроль точек привязки


Каждому виду насилия поставим в соответствие государственные органы, которые существуют для защиты от них:

Вид
Физический
Товарный
Финансовый
Сознания
Внутри общества
Прямой
Милиция/полиция, спецслужбы, охрана
Регулирование цен, ключевых производств
Банки
Цензура
Косвенный
Милиция/полиция, спецслужбы, охрана
Антимонопольные органы
Центробанк
Комплекс мер
Между обществами
Прямой
Армия
Таможня
Банки, Центробанк
Цензура
Косвенный
Армия, разведка, спецслужбы
Законы об иностранной собственности
ФРС США, Евробанк,
Банк Японии
Цензура и контрпропаганда

Географическая граница
Таможенная граница
Финансовая граница
Информационная граница


Отметим, что каждому виду насилия чётко соответствует орган защиты и понятие определённой государственной границы. Государство только тогда суверенно, то есть только тогда осуществляет власть на своей территории, когда оно контролирует все свои границы.

В защиту физической границы входит охрана наземной, морской и воздушной границ. Бессмысленно ставить колючую проволоку на земле, но не следить за небом.

Подобно этому, защита государства в целом невозможна без жёсткой охраны и таможенной, и финансовой, и информационной границ.

Эволюция методов управления колониями
Эволюция управления колониями прямо соответствовала эволюции методов насилия.

Отметим, что страны Орды вынесли многие проблемы, которые порождает религия денег, за свои географические границы. Это дало им возможность обвинять во всех бедах туземцев, а самим стать образцами «свободы», «демократии» и «процветания». Но поскольку эти высокоразвитые страны и дня не проживут без товаров, которые производятся для них в странах третьего мира, то любой серьёзный анализ не может рассматривать колонии отдельно от метрополий. Это единая система, и её центр управления находится в западных странах.

Как мы знаем из истории, первоначально использовалась прямая оккупация колоний с помощью армий и полицейского управления. Из-за постоянных восстаний, а также в результате Первой и Второй мировых войн стран Орды между собой, которые серьёзно ослабили военные возможности европейских стран. Оккупационные армии были выведены.

На смену физическому контролю пришёл товарный – через неравный товарообмен. Он осуществлялся через сохранение за метрополиями собственности на средства производства и на недра колоний, через монополию на транспорт.

В 1970-80-х годах первичным стал финансовый контроль в сочетании с контролем сознания. По мере дальнейшей идеализации денег контроль сознания становится главным и самым эффективным способом насилия.

* * *
Отличие колонии от суверенного государства состоит в том, что она не осуществляет контроль над каждым видом своей границы.

Как называется снятие таможенных, финансовых и информационных границ? – :
либерализация торговли,
либерализация финансов,
неограниченная свобода слова, коммерциализация образования и культуры.

Как заметил читатель, мы только что описали три главных условия, выполнения которых требует Международный валютный фонд (МВФ) в частности, и западные страны в целом, для того, чтобы признать развивающуюся страну «демократической».

Что делают с «недемократическими» странами, которые отказываются открывать свои границы? Орда возвращается к прямому колониализму и просто атакует военной силой.

При этом, исходя из идеологии рынка, государство не должно сметь вмешиваться в частный бизнес, то есть в культово-религиозные вопросы. В наши дни «хороший» бизнесмен является гражданином одной страны, распоряжается производством в другой стране. Корпорация, юридически владеющая собственностью на это производство, зарегистрирована в третьей стране. Банковский счёт бизнесмена открыт в четвёртой; недвижимость куплена в пятой; сам он живёт в шестой; а платит (точнее не платит) налоги в седьмой стране.

Всякие границы для религии денег являются препятствием для отправления поганых религиозных нужд, нужд накопления денег и золота, препятствием для бесконечного насилия во всех его видах. Поэтому государственные границы и государственная защита подлежат уничтожению.

Точки контроля рынка
Давайте более подробно рассмотрим точки контроля рынка, контроля товарообмена и торговли. Для этого нам надо рассмотреть всю цепочку отношений, возникающих при товарообмене.

Контроль на физическом уровне (принуждение военной или полицейской силой работать, или насильный вывоз сырья и товаров) очевиден, и мы не будем на нём подробно останавливаться.

Контроль остальных элементов товарообмена менее заметен, но более эффективен.

Точки контроля товаров
Производство
Собственность на землю и недра
Собственность на средства производства, включая интеллектуальные
Контроль рабочей силы
Законодательство о тарифах, субсидиях и пошлинах
Транспортировка
Транспорт (наземный, морской, воздушный)
Пути (дороги, морские, воздушные, электропередач, связи)
Узлы (порты, проливы, вокзалы, мосты, подстанции т.д.)
Таможенная система
Потребление
Оптовые склады
Розничные магазины
Тарифы и пошлины

Точки контроля финансов
Создание
Накопление богатства (золотой запас, драгоценности и т.д.)
Выпуск денег
Выдача кредитов
Создание пирамид и рынков казино (карточные, скачки, букмекеры и т.д.)
Законодательство о налогах и финансах
Обращение
Банковская система
Биржи (валютная, фондовая, товарные) и казино
Агентства кредитного рейтинга
Система сбора налогов
Потребление
Наличная валюта, кредитные карты, клиринг чеков, переводы денег
Поддержание пирамид и казино (риэлторы, брокеры, букмекеры и т.д.)
Налоги

Точки контроля сознания
Создание
Задание целей
господствующая религия/ идеология
Управление имеющимися активами
интеллектуальная коммерческая собственность
архивы
научные знания
памятники
музейные фонды
символы традиционной религии
Создание точек привязки
СМИ
теле-радио-компании
редакции газет, журналов, Интернет-сайтов
рекламные агентства и паблик-рилэйшнз
Виртуальные миры
создание компьютерных и видеоигр
Культура
киностудии
артисты и музыканты
писатели
Образование и наука
научные сотрудники и учёные
профессора и преподаватели ВУЗов
учителя
Традиционная религия
священники традиционных религий
Бизнес
дизайн витрин и прилавков магазинов
оформление офисов
Каналы передачи
Каналы
СМИ
телесети
радиосети
спутники
розничная торговля прессой
наружная реклама
Интернет
линии Интернет
веб-сайты
электронные хранилища
поисковые системы на Интернет
Виртуальные миры
компьютеры и видеоприставки
Культура
кинотеатры
концертные залы
книготорговля
музеи
Образование и наука
университеты
школы
библиотеки
Традиционная религия
церкви
Бизнес
витрины и прилавки магазинов
офисы
Каналы доступа к сознанию
разговорный язык
телепередачи
радиопередачи
газеты и журналы
кинофильмы и видеофильмы
компакт-диски и аудиокассеты
компьютерные игры
веб-сайты
концерты и представления
книги
занятия в ВУЗах
занятия в школах
экскурсии
церковные службы
хождение по улицам, по магазинам и офисам

* * *
Достаточно монополизировать отдельные элементы этой системы, чтобы контролировать товарообмен в целом.

Например, рынок компьютерной техники обычно контролирует оптовый торговец (дистрибьютер), но не розничные магазины. С другой стороны, большая сеть розничных магазинов, занимающая монопольное положение на рынке, может диктовать цены производителям определённых товаров.

Контроль отдельного элемента особенно эффективен, если остальные элементы не контролируются никем (например, контроль эмиссии денег при наличии большого числа мелких банков).

Естественно, что для полной свободы рынка никто не должен монополизировать контроль ни над одним элементом системы.

* * *
Известный пример монополизации всего одного элемента системы – нефтяная компания Стандард Ойл (Standard Oil). В конце XIX века она заключила такое соглашение с железными дорогами, по которому они были обязаны платить Стандард Ойл за перевозку нефти её конкурентов. Естественно, что конкурентам стало весьма невыгодно пользоваться железными дорогами.

Другой пример монополизации ключевого элемента системы (а заодно и пример создания искусственного спроса и «эффективности» рыночной экономики). В 1932-1936 годах всё та же Стандард Ойл, совместно с автомобильной компанией Дженерал Моторс (General Motors), компанией по производству шин Файрстоун (Firestone) и компанией по производству грузовиков Мак Трак (Mack Truck), создала сеть подставных фирм. Эти фирмы скупали трамвайные линии во всех крупных городах США.

Нормально работавшие и приносившие прибыль линии просто закрывались, а на их место вводились автобусные маршруты, или не вводилось вообще ничего, чтобы люди были вынуждены покупать автомобили. Заметим, что никто не трогал производителей трамваев или рельсов.

В результате, между 1936 и 1956 годами трамваи практически исчезли из городов США. Было скуплено и закрыто более 100 трамвайных систем в 45 городах. Если в 1945 году в Детройте общественный транспорт перевёз 492 миллиона пассажиров, в большинстве своём на электрической тяге, то в 2000-е годы он перевозит всего 70 миллионов, и исключительно на автобусах. Все крупные города быстро погрузились в ядовитый смог.

В 1949 году американский суд признал их виновными в уголовном сговоре, и оштрафовал каждую... на 5 тысяч долларов. В колониях корпорациям вообще суда нет.

* * *
Для оценки степени свободы рынка и суверенности государства, нам надо оценить:
кто,
где,
исходя из чьих интересов
принимает решение о том или ином действии на его территории и контролирует (или не контролирует) каждую из составляющих товарообмена.


$ Для каждого элемента приведённой выше системы попробуйте рассмотреть, существует ли на него личная или групповая монополия в современной России. Осуществляется ли контроль над каждым элементом в интересах России, или в интересах иных стран или частных лиц. Этим вы ответите на вопрос, является ли Россия независимым государством, или колонией.


НЕРАВНЫЙ ОБМЕН ТОВАРАМИ

Обмен простых товаров на сложные
Целью рынка, целью любого обмена, любой торговли является получение прибыли, то есть неравный обмен. Как организовать неравный обмен товарами в международной торговле?

Мысленно исключите деньги из анализа движения товаров. Деньги – это просто религиозные символы, цифры в памяти компьютеров.

Представьте, как, с точки зрения метрополии, должны двигаться физические товары между странами, а уже потом введите денежное управление, чтобы обеспечить такое движение.

Главный принцип, установленный самим Адамом Смитом – надо стремиться ввезти товары, которые требуют больших затрат труда, и вывозить товары, которые не требуют больших затрат труда.

С другой стороны, надо недопустить того, чтобы в колониях возникло производство тех товаров, которые ввозятся в них из метрополии.

Классический способ колонизации – обмен простых товаров из колоний на сложные товары из метрополий. Сырья на обработанную продукцию, сельскохозяйственных продуктов на промышленные, технически несложных товаров на высокоточные и сложные.

Суть этого обмена в том, что стоимость сложных товаров, производство и трудоёмкость которых держится в относительном секрете, можно значительно завысить. И наоборот, в производстве сельскохозяйственной продукции или сырья секретов нет, поэтому можно бесконечно сбивать стоимость на эти товары.

По мере развития промышленности, в колонии постепенно передаётся производство товаров, которые раньше считались сложными. Такое перемещение особенно приветствуется, если производство связано с загрязнением природы.

Например, в XIX веке Европа военной силой добивалась, чтобы тяжёлая промышленность была сосредоточена в метрополиях. Во второй половине XX века, когда производство металлов перестало быть секретом и давать конкурентное преимущество, начался его активный вынос в третьи страны, вместе с ядовитыми последствиями этого производства.

Та же закономерность наблюдается в радиотехнике. Пока телевизоры были ноу-хау, они производились в США. Постепенно их производство было отдано Японии, потом Корее, и наконец – Китаю.

Обмен необходимых товаров на удовольствия
Следующий стандартный приём – обмен необходимых товаров из колоний на товары удовольствий из метрополий.

Этот обмен неразрывно связан с созданием в колониях особой узкой прослойки населения, которая потребляет импортные товары удовольствия, и заставляет собственное население производить необходимые товары или сырьё, которые будут вывезены в метрополии. Необходимое для всех должно обмениваться на удовольствия для немногих.

Рассматривая мировую пирамиду в целом, связке патриции – плебеи в метрополии соответствует такая же связка в колонии. Но уровень потребления патрициев в колонии устанавливается на уровне плебеев в метрополии. Плебеи же в колониях выполняют роль рабов для метрополий.

Соответствие уровней «патриций в колонии» – «плебей в метрополии» особенно заметно по тому, как осуществляется маркетинг товаров престижа и статуса в колониях. Товары повседневного спроса в Орде преподносятся как эксклюзивные в колониях.

В России это хорошо видно на примере Москвы. «Зажиточные» жители Москвы потребляют огромное количество импортной еды в красивых упаковках, колы, одежды из «бутиков», сотовых телефонов, дорогих часов, престижных автомобилей и прочих безделушек, считая, что этим они приближаются к настоящему «цивилизованному» обществу.

Это потребление должно вызывать постоянную зависть у рабов и желание попасть хотя бы в число плебеев. У плебеев – животный страх потерять свои побрякушки. Дорогие магазины в колониях становятся витриной Орды, призванной вызывать раболепное почтение перед её ярким изобилием.

* * *
Секрет обмена товаров удовольствий на необходимые в том, что на самом деле меняется не товар на товар, а товар на образ. Образы создаются через контроль сознания, который мы опишем в следующей главе.

В реальной жизни очень часто товары удовольствий просто перевозятся из одной колонии в другую, но по пути завёртываются в красивую упаковку в одной из стран Орды. Например, английский чай, который, конечно, не растёт на английских болотах.

Естественно, что ни «особые» собачьи корма, привезённые с Запада для «крутых русских», ни косметика, ни одежда с «брэндом», не требуют особых затрат труда, но они обмениваются на огромное количество нефти, газа, или предметов повседневного потребления.

Первые массовые обмены необходимого на удовольствия в «международной торговле» происходили при колонизации Америке, когда индейцы за горсть стеклянных бус «продавали» колонизаторам огромные участки земли. Африканские вожди за «огненную воду» продавали своих подданных для угона в рабство в Америку. Это было не физическое насилие, но экономически выгодная торговля.

Та торговля ничем не отличается от нынешних поставок импортной водки или обёрток от сникерса в Россию в обмен на право медленного умертвлещения её народа.

Другим классическим примером из этой категории являются Опиумные войны, которые вела Англия с Китаем в 1858 году. Англия пыталась продавать китайцам опиум, то есть самый настоящий наркотик, так сказать товар удовольствия тех лет, в обмен на сырьё. В связи с тем, что Китай оказался недемократической страной и выступил против свободного рынка и свободной торговли, Англия послала свои войска и заставила Китай торговать «свободно». Англия продолжала поставлять наркотики (которые, конечно не выращивала сама, но перепродавала), стабильно улучшая свой торговый баланс.

В XX веке наркотики научились делать не химическим путём, а прямым воздействием на сознание.

Обмен товаров на информацию
Одним из товаров, стоимость которого очень легко завысить, является информация. Поскольку информация легко тиражируется, а затраты на её создание легко удержать в секрете, то обмен информации на физические товары приносит максимальную прибыль.

Производство информации стало настолько выгодным, что страны Орды решили организовать такое «международное разделение труда», при котором они станут «информационными обществами». Они будут думать за все остальные страны, те – просто выполнять их указания.

Наиболее выгодно продаются образование в западных университетах; обучение официальному языку религии денег – английскому; маркетинговые услуги и исследования; юридические услуги.

В технологиях – это услуги по созданию компьютерных и иных сетей и систем, продажа программного обеспечения, патентов, ноу-хау, франчайзинга.

Но самые лучшие результаты даёт обмен «культуры» – телевидения, кино, музыки, компьютерных игр, развлечений на реальные трудоёмкие физические товары и сырьё.

Подводя итог, производство сложных технических товаров, удовольствий, образов и информации должно быть сосредоточено в метрополиях.

Монополизация жизненноважных товаров в колониях
Для усиления надёжности, страны Орды монополизируют в колониях отдельные жизненноважные товары, которые позволяют физически держать в руках местное население. Полагаться исключительно на информационные товары нельзя, потому что их обратной стороной является лёгкость «пиратского» копирования.

* * *
Вспомним древнюю легенду о Прометее, который забрал огонь у богов и отдал его людям. Кто знает, были ли те «боги» древности предками нынешних поганых, но подход у них одинаковый. Орда стремится взять под своё прямое управление энергетику во всех странах. В первую очередь – нефть, бензозаправки, электростанции и линии электропередач.

Созданная в 1909 году Англо-персидская нефтяная компания добывала нефть в Персии (Иране) на таких условиях, что сумма налогов, которые она платила английскому правительству, была в 3 раза выше, чем все выплаты Ирану. В 1951-53 годах, когда правительство Ирана во главе с М.Мосаддыком попыталось национализировать эту компанию, британские спецслужбы и ЦРУ организовали его низложение.

Со временем Иран всё-таки отогнал Англо-персидскую нефтяную компанию от своей нефти. Как эта компания называется сейчас? Бритиш Петролеум.

Почитаем новости. Февраль 2003 года. Бритиш Петролеум получает прямой контроль над основными нефтяными запасами России через поглощение компаний ТНК и Сиданко. Посмотрите также на пример РАО ЕЭС или на собственников других российских нефтяных компаний.

* * *
Вторым любимым жизненноважным товаром является телефонная и иная связь. Мы найдём монополию или сильное присутствие американских и иных западных корпораций связи практически в любой развивающейся стране. Помимо связи, метрополии обычно пытаются монополизировать транспортные пути и узлы. Железные дороги, порты, производство самолётов, автомобилей, поездов.

Третьим ключевым товаром являются лекарства. Обычно поганые тем или иным способом закрывают производство лекарств в колониях, кроме самых примитивных, и заставляют покупать крайне дорогие лекарства из Орды.

Хорошей зависимости позволяет добиться и контроль над отдельными продовольственными товарами – если от поставок этого продовольствия существенно зависит питание населения колоний. Продовольственную зависимость России поддерживает американское куриное мясо.

Особенность всех этих товаров, в том, что человеку некуда деться. Без тепла или лекарств ему не выжить, поэтому поганые могут устанавливать на них любые цены.

Известными историческими примерами являются монополия и высокий налог на соль, введённый всё теми же англичанами в Индии, который существовал до конца 1940-х годов. Налог был в 20 раз выше себестоимости соли. Или налог в пользу Британии на чай, который привёл к американской революции.

В эту же категорию попадает производство оружия. Его вообще стараются не допускать в колониях, но поставлять оружие верхушке колоний для создания диктаторских режимов и хунт.

Контроль остальных элементов товарного обмена
Пройдём по остальным точкам контроля товарообмена, приведённым выше.

Поганые, безусловно, пытаются завладеть в колониях собственностью на недра. Из собственности на средства производства они предпочитают наиболее технически сложные, а также работающие на экспорт, то есть на нужды самих метрополий.

Контроль рабочей силы идёт в двух направлениях. С одной стороны, резкое ограничение притока рабочих простого труда из колоний в метрополии, с другой стороны – активное вытягивание любого заметного интеллекта из колоний.

Часто «утечка мозгов» делается не столько ради усиления метрополии, сколько ради ослабления колоний, для превентивного истощения их общественного сознания. Идёт сознательная «канализация» мозгов.

* * *
Частью суверенитета государства является законодательство о тарифах и пошлинах. Метрополиями создан специальный орган – Всемирная торговая организация (ВТО), которая следит за тем, чтобы колонии не включали этот механизм защиты.

С другой стороны, если низкие цены на товары из колоний подрывают производства, которые метрополии хотят оставить за собой, то против них применяют пошлины, называя низкие цены демпингом.

Для метрополий очень выгодно, чтобы в колониях была слабая таможенная система. В предыдущие годы страны Европы не раз организовывали контрабандные операции, чтобы подорвать экономику своих соседей.

Этот приём действует и в наши дни. Не далее как в начале 1990-х годов, для борьбы с курением канадское правительство ввело высокие налоги на продажу сигарет. В ответ высшее руководство американской табачной корпорации RJReynolds организовало массовую контрабанду сигарет в Канаду. В результате правительство Канады недополучило примерно 1.2 миллиарда долларов, а высокий налог пришлось отменить, поскольку основная масса сигарет стала продаваться на чёрном рынке.

* * *
Метрополии не оставляют без своего внимания и обычную розничную торговлю. Они стремятся контролировать – с одной стороны ассортимент наиболее престижных и дорогих магазинов, а с другой стороны – наиболее массовых.

Поэтому в «дьюти-фри» зоне любого аэропорта мира и на «улице престижных магазинов» любого города мира вы найдёте совершенно одинаковые товары. С другой стороны, для толпы в любой части света будет стоять Макдональдс, а в магазинах продаваться Кока-кола или Пепси-кола.

* * *
У колоний остаётся не так много способов защиты.

Первый – политика протекционизма, введение высоких пошлин на импорт и создание государственных программ импортозамещения. В 1960-е годы, пользуясь тем, что Орда была занята борьбой с социализмом, такие шаги делались во многих странах Латинской Америки и Азии. Постепенно почти все эти программы были свёрнуты под угрозами МВФ.

Второй – объединение стран-поставщиков сырья в «профсоюзы», в картели, которые бы устанавливали цены на более-менее выгодном для колоний уровне. Из всех таких объединений эффективно действует только ОПЕК, благодаря чему уровень доходов в странах-экспортёрах нефти резко отличается от уровня бедных стран, у которых нет нефти.

В остальных случаях колонии конкурируют между собой, постоянно снижая цены на сырьё и сельскохозяйственную продукцию. Естественно, что цены на импорт из метрополий не снижаются.

Страны Орды всеми силами пытаются ограничить и эти последние возможности колоний к сопротивлению. В середине 1990-х годов было разработано международное соглашение об инвестициях MAI (Multilateral Agreement on Investment). Оно предполагает наделение корпораций примерно такими же юридическими правами, какие имеют государства. Корпорации смогут подавать в суд на правительства за принятие любых законов, прямо или косвенно уменьшающих прибыли. Например, за увеличение налогов, за принятие социальных программ, дополнительное финансирование государственных расходов и так далее. Пока принятие этого соглашения отложено, но оно заменено принятием законов в отдельных странах о защите иностранных инвестиций.

Захват собственности, которая интересует метрополии, может производиться как через снятие ограничений на участие иностранного капитала, так и прямым военным вмешательством. Учитывая, что метрополии интересует не абсолютное, а лишь относительное преимущество, то быстрое или постепенное разрушение средств производства их также устраивает.

* * *
Для дальнейшего анализа товарного контроля приглашаем читателя ознакомиться с Приложением А в конце этой книги. В нём представлена работа американского профессора политэкономии Дж.В.Смита, которая рассматривает историю появления идей «свободного» рынка, и возникновение протекционизма как единственной реальной защиты от него.


ФИНАНСОВОЕ УПРАВЛЕНИЕ МИРОМ

Управление иерархией валют

Финансовое управление как вид религиозного управления
В первую очередь надо понимать, что любой финансовый контроль – это вид религиозного контроля. Он состоит из контроля идола – денег, контроля других предметов поклонения, а также контроля сознания идолопоклонников.

Подобно тому как Папа Римский управляет сознанием католиков, так верховные жрецы религии денег управляют своими верующими. Подобно тому как Папа Римский может освятить икону или мощи, жрецы религии денег наделяют особой «магической силой» долларовые бумажки или цифры в памяти компьютеров, идеальное золото, которое немедленно обретает власть над всеми товарами и всеми отношениями людей в мире.

При анализе финансового контроля следует помнить, что движению денег всегда соответствует движение власти и движение реальных товаров.

Для финансового контроля колоний необходимо наличие слоя идолопоклонников в верхнем и среднем уровне управления колониями. Если у власти стоят люди, для которых национальные или, например, культурные интересы важнее, чем максимизация прибыли, то финансовый контроль ослабевает.

Если у власти в колонии стоит иступлённый поганый, то он открыто говорит – я сосредоточил у себя всю власть, но я только тогда начну шевелиться, когда мне создадут условия для получения новой высокой прибыли. Когда создадут условия для отправления моей главной и единственной религиозной нужды – удовлетворения бесконечной жадности, когда создадут условия для получения удовольствия от насилия.

* * *
Давайте докажем, что вопреки всем сказкам о свободном рынке, рыночная экономика – командная экономика. Что она более командная, чем это можно себе представить.

Во-первых, команды исполняются беспрекословно, мгновенно и без колебаний. Во-вторых, исполняющие команды даже не осознают, что они действуют по приказу, а не по своей воле.

Давайте докажем, что цены на огромное число продуктов в странах третьего мира меняются не на основе законов спроса и предложения, а по прямой команде из Вашингтона, из этого Ватикана религии денег.

Будем исходить из того, что такая команда должна быть с одной стороны скрытой, с другой стороны – массовой и открытой, чтобы она могла мгновенно дойти до всех верующих.

Как её увидеть? Просто посмотрите на первую полосу любой газеты, послушайте любые программы новостей в колониях. С чего начинает свой день любой предприниматель или бизнесмен? С проверки этого сигнала. Это курс национальной валюты по отношению к доллару.

Согласно учебникам рыночной экономики, цена определяется на основе свободного спроса и предложения на определённый товар. Но при изменении курса валюты, физически с товарами ничего не происходит. Ни спрос, ни предложение не меняются, количество товаров в обороте не изменяется, даже количество рублей в обращении не меняется. Но цены меняются – просто по религиозному сигналу.

Вспомните времена лет 15-20 назад, когда Россия – Советский Союз были независимой страной. Сколько раз в день вы слышали о курсе рубля по отношению к доллару? Думали ли вы о курсе доллара, совершая покупки или планируя свою жизнь? Долдонили ли о курсе доллара каждые пять минут по радио и печатали ли его на самом видном месте газеты? Правильнее спросить, знали ли вы вообще, что такое курс доллара и зачем он нужен?

Посмотрите американские новости или американские газеты. Пишут ли они на первом месте о курсе доллара? Меняются ли внутренние цены в США в зависимости от колебаний курса доллара? Знает ли средний американский бизнесмен, какой сейчас курс доллара – и по отношению к чему?

Управление валютами через золото
Целью управления национальными валютами является создание всемирной пирамиды неравенства, установление неравных соотношений цен на рабочую силу, природные ресурсы и товары в разных странах.

Эти соотношения устанавливаются таким образом, чтобы метрополии могли бесконечно вывозить из колоний те товары, которые их интересуют, не отдавать особо ничего взамен и препятствовать развитию колоний.

Исторически первым шагом на пути к финансовому управлению миром были попытки свезти всё золото, то есть все предметы поклонения идолу в свою страну, в свой банк.

Тогда все помыслы идолопоклонников в других странах обращались к тому, чтобы завладеть этим золотом, и они подчинялись командам владельцев золота. Собственная воля идолопоклонников всегда парализована – они не могут действовать иначе, по другим мотивам, кроме как ради золота.

В соответствии с размерами накопленного золотого запаса и определялось положение стран в мире, иерархия бедных и богатых стран.

Почему США стали лидером «свободного мира» после Второй мировой войны? Потому что это была самая развитая страна? Почему именно после Второй мировой войны?

Потому что в тот момент в США находились 80 процентов мирового золота (который перекочевал туда из Европы в оплату за военные заказы двух мировых войн).

* * *
Когда появились бумажные деньги, они были, или, по крайней мере, должны были быть жёстко привязаны к золоту и в любой момент могли быть обменены на золото.

Таким образом, количество денег в обороте было жёстко ограничено размерами золотого запаса. Новые деньги появлялись только в том случае, когда добывалось новое золото или золото отвоёвывалось у других стран. Если новые деньги печатались без золотого покрытия, то рано или поздно эмиссия заканчивалось паникой и банкротствами. Таким образом, иерархия мировых валют была опять жёстко связана с золотыми запасами стран.

Если соотношение курсов валют привязано к золоту, то и стоимость рабочей силы в разных странах зависит просто от размера золотого запаса этих стран, а не от производительности, образованности работающих или качества труда, и даже не от количества рабочих.

Управление валютами через долг колоний
Как мы отмечали в предыдущей главе, от количества денег в обращении зависят цены на товары и рост производства. Поскольку целью производства является накопление золота, то его количество в стране напрямую влияет на развитие производства (а вовсе не количество сбережений или количество капитала как физически накопленного труда).

Как мы помним, главной причиной кризисов является концентрация капитала наверху иерархии и выведение денег из реальных рынков на «фиктивные» – казино, пирамиды или просто складывание в сундуки. Рыночная экономика даёт два рецепта для выхода из этой ситуации – или увеличить налоги, или взять во внутренний долг. В реальности страны Орды выходят из этого тупика выпуском новых денег и выпуском вечного долга – идеального золота.

Но что остаётся делать слабым развивающимся странам? Золота у этих стран нет, поскольку если оно и было, его уже давно вывезли в метрополии. Если они установят высокие налоги, никто не будет ничего производить в этих странах – потому что производить на экспорт для метрополий будет невыгодно из-за налогов, а собственного золота, собственной приманки, ради которой поганые развернут производство, у этих стран опять-таки нет. Если они выпустят свою валюту, обеспеченную очень маленькими золотыми резервами, то метрополии смогут её легко обесценить. Взять в долг внутри страны тоже нечего.

Слабым странам остаётся один выход – взять золото взаймы у тех стран, где оно есть (или у МВФ). Но в долг им дадут только под процент.

Допустим, страна взяла в долг 1 тонну золота под 7 процентов годовых. Она может отдать долг только одним способом – произвести товары на экспорт, которые будут обменены в метрополии на золото, причём надо ещё покрыть проценты. Заметим, что страна не сможет произвести товары для собственного потребления, потому что внутри бедной страны нет золота, которым можно было бы отдать внешний долг.

Теперь представим, что мы говорим уже не о золоте, а об идеальном золоте, которое метрополии могут вообще выпускать по собственному желанию в любых количествах. Если передача реального золота в долг колониям по крайней мере уменьшала количество золота в метрополии, то выпуск идеального золота не уменьшает запасы метрополий.

От метрополии зависит, сколько она даст колонии; какие товары, и по каким ценам она возьмёт у колонии в обмен на уплату долга. Таким образом, метрополии могут контролировать и экспорт, и внутреннее производство колоний, и конкуренцию между колониями за право поставок в метрополию, и курсы валют, и соотношение стоимостей рабочей силы.

Метрополии устанавливают более высокий курс валюты для своих союзников (например, для бывших социалистических стран Европы); для тех, кто им нужен по военным или политическим соображениям (например, для Турции). Для непокорных или для просто не представляющих никакого интереса стран устанавливается особо низкие курсы. Если метрополиям надо привлечь на свою сторону ту или иную страну, они всегда могут приманить её пряником кредита и финансовой помощи (например, Украину).

Сочетая финансовый контроль с описанным выше товарным контролем и с управлением сознанием, метрополии получают практически полную власть над многими странами мира даже без применения военной силы.

Сосредоточив в своих руках всё золото и всё идеальное золото, жрецы религии денег могут устанавливать валютные курсы по всему миру примерно с такой же эффективностью, с какой Госкомцен устанавливал розничные цены в СССР.

Устойчивость валюты и золотой запас
Но управления валютами через долг недостаточно для достижения полного контроля над группой стран, экспортирующих в метрополии нефть и другие жизненноважные для метрополий товары. Эти страны в меньшей степени зависят от долгов, а метрополии серьёзно зависят от импорта из них. Для этих стран необходимо организовать отток капиталов, то есть вывоз из них товаров без возвращения полученной выручки.

Вначале давайте рассмотрим, как движение капитала в страну и из страны влияет на курс валюты. Валютный курс устанавливается через обмен долларов, вырученных экспортёрами, на национальную валюту, которую импортёры хотят потратить на импорт.

Допустим, что страна экспортирует на 10 миллиардов долларов в год, а импортёры хотят потратить 300 миллиардов рублей на импорт. Тогда курс установится на уровне 300 / 10 = 30 рублей за доллар. Если приток рублей увеличивается, то курс рубля падает, если приток долларов увеличивается, то курс рубля растёт.

Для упрощения представим, что оплата за товары ведётся в золоте. Пусть у одной страны есть 100 тонн золота, и у другой – 100 тонн. Тогда их валюты (при одинаковом содержании золота) будут соотноситься как 1 : 1. Если одна страна вывезла товары стоимостью 50 тонн золота, а другая ввезла на 50 тонн, то золотые запасы не изменятся, соотношение валют сохранится.

Если бы все деньги, вырученные за реально произведённые товары, попадали на биржу, то курс обмена можно было бы назвать более-менее справедливым. Теперь давайте представим, что экспортёр нефти из первой страны решил не возвращать полученные за нефть 50 тонн золота назад, а вложить его в чужой стране. Тогда, чтобы оплатить импорт, его страна будет вынуждена расстаться с частью своего золотого запаса.

Соотношение золотых запасов изменится следующим образом: 100 + 50 = 150 в первой стране, и 100 – 50 = 50 во второй стране. Теперь размеры золотых запасов будут не 1 : 1, а 150 : 50, или 3 : 1. Хотя импорт упал всего на 50 процентов, курс валют изменился в 3 раза.

Если мы возьмём пару метрополия – колония, например, с величинами золотых запасов в 1000 и 100 тонн, и курсом валют 10 : 1, то от невозврата 50 тонн выручки соотношение изменится на 1050 : 50 = 21 : 1, то есть произойдёт падение национальной валюты на 210 процентов по отношению к предыдущему курсу.

Если же дисбаланс в 50 тонн наступил между двумя метрополиями, у каждой из которых по 1000 тонн золота, то их валюты изменятся как 1050 : 950 = 1.1 : 1. Падение курса составит всего 10 процентов.

Таким образом, даже небольшое изменение торгового баланса между странами разного «калибра» приводит к очень существенным изменениям в курсах валют. Поэтому невозврат даже небольшой части валютной выручки в колонию критически влияет на устойчивость её валюты.

Устойчивость валюты и ёмкости рынков
В наши дни роль золотого запаса выполняют ёмкости рынков, обслуживаемых той или иной валютой.

Ёмкость рынка – это общее количество долларов или рублей находящихся в обращении, при этом привязанных к обслуживанию товаров (иными словами, обеспеченных товарами).

Естественно, что к товарам и рынкам относятся не только необходимые временные товары, но и накопительные – недвижимость, акции, казино и так далее. Конечно, увеличить ёмкость рынка за счёт пирамиды недвижимости или акций гораздо проще, чем за счёт выпуска новых реальных потребительских товаров.

* * *
Чем выше разница между размерами рынков, тем чувствительнее слабая валюта к колебаниям торгового баланса. Увеличение ёмкости рынков для национальных валют, как мы отметили, во многом зависит от их золотых и валютных резервов и регулируются через заимствования МВФ.

Почему на валюты с малыми ёмкостями рынков сильнее действуют колебания экспорта-импорта?

Представим ёмкости рынков в ослиной модели. Пусть на рынке одной страны ходит 1000 долларо-ослов, на рынке другой – 100 эквивалентных по товарной нагруженности ослов-рублей.

Если 50 рублёвых ослов подвозят товары к границе, но ничего не увозят назад, то они возвращаются пустыми на внутренний рынок, нагруженность товарами уменьшается вдвое, и рублёвые цены прыгают на 200 процентов. Если же на другом рынке из 1000 долларо-ослов тоже 50 вернутся пустыми, то цены на долларовых рынках поднимутся всего на 5 процентов.

При уводе денег за границу без возвращения товаров действуют те же закономерности, что и при переходе воинских частей на сторону противника. Это не просто минус с одной стороны, но плюс с другой, с резким изменением соотношения сил. Чем меньше армия, тем она чувствительнее к потере даже небольшого отряда.

* * *
Чем выше доля экспорта и импорта в экономике страны, тем она сильнее зависит от других стран, и тем более уязвимо её внутреннее производство и курс её валюты. Соответственно, метрополиям крайне выгодно «международное разделение труда» и несамодостаточные страны.


Управление накоплением
Теперь давайте рассмотрим способы, которыми пользуются метрополии для удержания и накопления золота и денег в своих границах.

Хранение денег в иностранных банках
Самый простой способ невозврата в колонию выручки за вывезенные товары – привлечение денег для хранения в иностранных банках.

Если деньги хранятся в чужой стране, то, во-первых, они уходят на рынки чужой страны, что эквивалентно вывозу золота и соответствующему изменению курса валюты. Во-вторых, этими деньгами автоматически начинает распоряжаться менеджер чужого банка в интересах чужой страны.

Фактически это эквивалентно совершенно бесплатному вывозу сырья из колонии, только с применением религиозной, а не военной силы.

* * *
Первыми это поняли швейцарские банки, которые стали всемирным сейфом. Швейцарский франк является одной из самых сильных валют, при полном отсутствии у Швейцарии какого-либо заметного производства или сырья.

Обратная история произошла с арабскими шейхами, которые большую часть огромных капиталов, полученных в результате роста цен на нефть в 1970-е годы, разместили в европейских банках. Несмотря на внешний шок, деньги из одних европейских банков просто переместились в другие, а за поступившую на Запад нефть не пришлось расплачиваться никакими товарами.

Шейхи, конечно, думают, что капиталы принадлежат им, но на самом деле ими распоряжаются европейские банкиры, и капиталы обращаются на европейских рынках. Капиталы просто перераспределились между Западными банкирами и Западными корпорациями.

В случае переворотов или революций в арабских странах, эти деньги так и останутся лежать в Европе. Так что маловероятно, что за нефть 1970-х Европе вообще когда-нибудь придётся расплачиваться.

Как мы знаем, миллионеры из России тоже не спешат хранить средства в своей стране или даже ввозить выручку от экспорта в свою страну.

* * *
Стимулы для хранения денег в иностранных банки очень просты. Во-первых, это повышенная по сравнению с колониальными банками надёжность, во-вторых – возможность уклонения от налогов.

Отсюда метрополии крайне незаинтересованы в стабильных и сильных банках в колониях. Наоборот, они всячески поддерживают доверие к своим банкам и спасают их от банкротств. Метрополии также стремятся, чтобы их банки имели свои отделения в колониях, и чтобы деньги жителей колоний хранились на счетах в этих отделениях.

Заметим, что таможенные ограничения слабых стран на вывоз за границу наличных в размере 500 или 1000 долларов на человека, не дают никаких результатов, кроме осложнения жизни простых людей и ещё большего укрепления в их сознании абсолютной власти доллара. Вывоз, а точнее невозврат денег за экспорт, измеряется в миллиардах долларов и осуществляется сугубо безналичным путём.

Бизнесмены просто держат тайные счета в иностранных банках, проводя через них внутренние расчёты между собой. Например, одна петербургская фирма вывозит лес в Финляндию. Выручка за лес поступает на тайный счёт этой фирмы в латвийском банке. Другая петербургская фирма поставляет лесоторговцам компьютеры. Деньги со счёта лесоторговцев в латвийском банке переводятся на счёт компьютерной фирмы, в том же или в другом латвийском банке. Деньги даже не появляются в России.

По этой же схеме действовал «бизнес» Б.Березовского, когда вся выручка Аэрофлота в долларах поступала на счёт в швейцарском банке, а с этого счёта велась оплата по интересующим Березовского счетам.

* * *
Желаемым результатом для метрополий является и хранение денег в наличных долларах, йенах или евро. Это тоже означает вывоз товаров из колоний в обмен на простые бумажки (конечно, освящённые Папой Вашингтонским, Токийским или Брюссельским).

* * *
Допустим, что валютная выручка всё же возвращена в страну, в местный банк, в легальной безналичной форме. Как это ни парадоксально, это вы думаете, что валюта вернулась в страну. На самом деле деньги всё равно остаются за границей.

Как мы отмечали в 7-й главе, рассматривая модель одного банка, раньше роль единого всемирного банка выполняло золото. Сегодня единый банк мира по долларам – это компьютеры Федеральной резервной системы США и иерархия корреспондентских счетов банков мира.

Пусть на счету клиента российского банка, который расположен в России, лежат безналичные доллары. На самом деле эти доллары лежат на корсчету этого российского банка в американском банке, который в свою очередь держит их на корсчету в федеральном банке США. Конечно, банкир в Америке видит только всю сумму денег, которые принадлежат российскому банку, а не данные по каждому клиенту. Но в целом все долларовые капиталы «новых русских» или новых китайцев – это просто цифры в памяти компьютера где-то в Америке.

Перемещения безналичных долларов в мире – это просто изменения значений в памяти одного центрального компьютера.

Как и для долларов, есть по одному банку-компьютеру для каждой валюты – евро, иены, рубля и так далее. Если бы существовало более одного банка для каждой валюты, возникло бы несколько центров эмиссии денег, и произошёл бы коллапс системы, как это случилось в 1992 году с общим советским рублём, который наперегонки эмитировали банки бывших союзных республик. Так что доллары никогда не покидают микросхемы Федеральной резервной системы.

Символы религии денег абсолютно подвластны своим жрецам.

Изъятие денег через займы
Казалось бы, займы приносят деньги в страну, а не изымают их. Но только не в королевстве кривых зеркал Адама Смита.

Допустим, что богатая страна дала заём или сделала инвестицию в слабую страну. Она выдала, скажем, доллары, и сказала – трать на что хочешь. Есть всего три возможных пути потратить эти деньги.


Первый, рекомендуемый Международным валютным фондом, – просто сложить деньги в хранилище в качестве резерва для укрепления национальной валюты. Но если деньги будут просто лежать, то такой резерв будет дорого стоить, поскольку по нему надо платить проценты. Тогда МВФ рекомендует разместить это резерв на депозите в одной из богатых стран. Конечно, процент по депозиту будет меньше, чем процент по займу, потому что у слабой страны по определению более низкий кредитный рейтинг.

Итак, деньги из богатой страны остаются в этой же стране, но теперь слабая страна платит богатой за это проценты. И это называется заём.

За что же платит слабая страна, если она ничего не получает? Она платит за право быстро использовать те доллары, которые ей дали взаймы, для защиты своей валюты в случае необходимости. А откуда возникает угроза нападения на валюту и необходимость защиты? Оттуда, что МВФ ставит обязательным условием либерализацию валютных рынков. Кто может напасть на рынки слабой страны? Те же самые сильные страны или частные лица из этих стран. Иными словами, слабая страна просто платит тому, кто может напасть на неё; платит за то, чтобы он не нападал. По этой же схеме платят рэкетиру.


Второй способ использования займа – импортировать товары из метрополии. Поскольку кредит выдаётся в валюте метрополии, например, в долларах, то доллары можно использовать для покупки товаров только на внешних рынках, ведь доллары не нужны для покупки товаров в своей стране (для поддержки национальной валюты см. первый способ).

Вопрос в том, какие товары закупать на кредиты. Поскольку кредит нужно отдавать, и его можно отдать только через экспорт, то в первую очередь приходится закупать оборудование для производства товаров на экспорт. Тогда это примерно то же самое, что нанять рабочего на завод, при этом заставив его самого оплатить тот станок, на котором он работает.

Другое дело, что кредиты часто как раз и даются таким образом, чтобы их нельзя было отдать, чтобы навечно затянуть колонии в долговую петлю. Поэтому метрополии полностью устраивает, если кредиты будут потрачены на товары удовольствия. За полученную однажды дешёвую водку и сникерсы, странам приходится десятилетиями расплачиваться всем имеющимся у них сырьём и рабски дешёвой рабочей силой.

Единственный вид товаров, ради которых колониям имело бы смысл брать кредиты, являются целевые закупки оборудования для импортозамещения и для создания определённых «ключевых» отраслей промышленности, в которых страна могла бы стать лидером рынка и диктовать более-менее монопольные цены.

По этому пути развивались Япония и Южная Корея. Но для этого необходимы: сильная воля и продуманная программа национального правительства, объединение внутренних корпораций, отказ от принципа немедленной максимальной прибыли. Плюс явное или неявное разрешение метрополий на создание таких отраслей.

Во всех остальных случаях, корпорации из метрополий немедленно скупают любое производство, которое представляет для них интерес в колониях, причём скупают его, пока оно не достигло существенного размера.


Третий возможный способ распоряжения кредитом – просто разворовать его и перевести на частные счета верхушки колоний. Насколько это просто, настолько же часто используется.

Деньги опять же не покидают пределов сильных стран, но у колоний образуется немедленный долг, плюс на правительство колоний появляются компрометирующие материалы и новые способы давления. Более того, руководители, которые хранят свои личные деньги в иностранных банках и в иностранной валюте, никогда не станут принимать решения, которые бы поставили под угрозу их личные состояния. В случае конфликта интересов между колонией и метрополией они будут на стороне метрополии.

Поэтому сильные страны объективно заинтересованы в том, чтобы у власти в колониях стояли как можно более коррумпированные люди, и чтобы они воровали побольше.

Изъятие денег через инвестиции
Чтобы потратить финансовые инвестиции, существуют все те же три способа, что и потратить займы.

Инвестиции отличаются от займов только тем, что дата их возврата формально не установлена. Но инвестиции могут быть выведены из страны просто по желанию владельца денег. Они могут обрушить курс национальной валюты или вызвать сильные проблемы с производством в любой момент, и нисколько не согласуясь с желаниями или потребностями жителей слабых стран.

Плюсом инвестиций является то, что правительства не отвечают по убыткам инвесторов. Минусом – что поведение инвесторов непредсказуемо, неуправляемо, зависит только от их жадности и страха; обычно носит массовый лавинообразный характер и заканчивается паниками.

Традиционным способом защиты от такого поведения являются временные ограничения на вложения капиталов. Например, в Чили устанавливался минимальный срок инвестирования в пять лет. В момент азиатского валютного кризиса 1998 года Малайзия ввела мораторий на вывод инвестиций, действовавший несколько месяцев. Естественно, что любые ограничения «свободы рынка» вызывают резкое недовольство МВФ, поскольку уменьшают власть верховных жрецов.

* * *
В целом, для бедной страны инвестиции всё же лучше, чем ничего. Кто же получает инвестиции?

Следует понимать, что на международных рынках инвестиции получает не любая страна, а только та, где ниже всего относительная стоимость рабочей силы.

Если, например, Китай установил монопольно низкую стоимость рабочей силы на уровне 3-4 доллара за 12-ти часовой рабочий день, то, чтобы перебить Китай и привлечь инвестиции в Россию, надо установить в России ещё более низкую зарплату.

Иногда инвестиции можно привлечь особенными природными условиями (например, в курорты или в банановые плантации), но это, как правило, инвестиции в сервис и сельское хозяйство. Инвестиции в промышленность делаются именно по минимальной стоимости рабочей силы.

Поэтому колонии постоянно конкурируют между собой по бесконечной спирали вниз – кто быстрее снизит зарплату и уменьшит социальную защиту. Для этого же создаются оффшорные зоны и вводятся специальные налоговые льготы.

* * *
В реальности у слабой страны есть единственный способ отдать заём или инвестиции – получить новый кредит или инвестиции, которыми покрыть старые, то есть играть во всё ту же пирамиду.

С одной стороны, это постоянно увеличивает долг стран и выплаты по процентам. С другой стороны, для получения каждого нового кредита странам приходится всё сильнее унижаться перед метрополиями и МВФ и идти на выполнение их любых условий.

* * *
А может быть мы всё-таки не правы, сгущаем краски, а МВФ искренне пытается помочь экономике третьего мира?

Давайте посмотрим на те случаи в истории, когда Орда действительно хотела поднять определённые страны по политическим причинам. Наиболее крупной операцией был план Маршалла для восстановления послевоенной Европы, чтобы преградить путь социализму. Из недавних примеров – объединение ГДР и ФРГ.

В обоих случаях использовались не займы, а многолетняя безвозвратная финансовая помощь, прямые денежные вливания. При этом, хотя и послевоенная Европа, и ГДР отнюдь не были отсталыми странами, для их выравнивания понадобились десятки миллиардов долларов помощи. После объединения Восточная Германия получила один триллион долларов безвозмездной помощи; и всё равно зарплата в восточных землях примерно в полтора раза ниже, чем в западных.

Для принятия Греции, Португалии и Испании в европейский общий рынок была разработана специальная пятнадцатилетняя программа прямой экономической помощи этим странам. При том, что они тоже не были отсталыми, но просто находились ниже уровня Германии и Франции.

МВФ прекрасно осознаёт, что кредитами и долгами он никоим образом не помогает странам, а управляет ими в своих интересах. В наши дни развивающиеся страны платят примерно 13 долларов в виде процентов по существующим долгам на каждый доллар получаемых от Орды новых грантов.

Обмен товаров на пирамиду государственного долга
Следующим способом изъятия денег является вовлечение частных средств из колоний в финансовые пирамиды в метрополиях. Иначе говоря, обмен товаров из колоний на пирамиду долга в метрополии.

Подобно тому как узкий средний класс колоний меняет необходимое всем на удовольствия для немногих, так самый верхний слой колоний меняет необходимое всем на пирамиды для единиц.

Рассмотрим самую простую пирамиду – пирамиду государственного долга.

Как мы помним, формула привлекательности инвестиций, которой оперирует поганый, выглядит как

Привлекательность = Процент Дохода * Риск / Время


В этой формуле метрополии полностью управляют составляющей риска. С одной стороны, золотые и валютные резервы метрополий заведомо выше, отсюда риск ниже.

С другой стороны, риск или кредитный рейтинг, даже формально и юридически определяется тремя-четырьмя монопольно управляемыми кредитными агентствами, расположенными только в США и Европе. Агентства могут по своему желанию увеличивать или уменьшать риск по тем или иным долгам, бондам, займам, акциям и так далее, вызывая немедленное изменение цен на рынках.

С третьей стороны, контролируя сознание людей в колониях, можно увеличивать восприятие риска, и не меняя формальный рейтинг.


В результате, слабые страны вынуждены конкурировать с метрополиями за собственные деньги, стремясь оставить их у себя, привлечь в производство. Имея более низкий кредитный рейтинг, слабые страны находятся в заведомо проигрышной ситуации. Их единственный выход для привлечения средств – это платить по долгам более высокий процент, чем платят метрополии. Высокий процент, в свою очередь, усложняет выплату долга, и ещё больше снижает рейтинг и повышает риск.

Возможности займа слабой страны определяются (1) объёмами её экспорта, (2) дефицитом госбюджета и (3) существующими долгами. Ей остаётся только увеличивать экспорт и снижать внутренние государственные расходы (в первую очередь социальные выплаты). Иными словами, полностью работать на Орду, а не на своё население.

* * *
И всё равно слабая страна может обанкротиться и не выплатить по долгам. США, с другой стороны, обанкротиться в принципе не могут, потому что они контролируют выпуск идеального золота и всегда смогут напечатать доллары для покрытия долгов.

США как бы обладают правом бесконечного заимствования и правом построения бесконечной пирамиды долга. Не случайно их дефицит торгового баланса (то есть превышение импорта над экспортом, стоимости ввезённых товаров над вывезенными), даже при крайне неравных ценах и при исключительно высоком курсе доллара составляет 1 400 000 000 долларов в день.

Для сравнения, весь валовой внутренний продукт, производимый Россией, составляет менее 1 миллиарда долларов в день.

Если мы учтём, что плюс 1.4 миллиарда в США означает минус в активах слабых стран, вроде Таиланда, Малайзии или Филиппин, откуда товары текут в США, то несложно представить, каким бы был реальный курс доллара, если бы поставленные у власти в колониях идолопоклонники не отправляли ежедневную дань на центральный алтарь своей поганой веры.

* * *
Давайте внимательнее посмотрим на эти цифры. Официальному среднему уровню дохода в 150 долларов в месяц в России соответствует доход в 3000 долларов в США. Есть колонии с более низкой зарплатой, чем в России, есть с более высокой, то это соотношение довольно типичное.

Мы можем принять, что в среднем заработная плата в США примерно в 20 раз выше, чем в колониях (за совершенно аналогичный труд).

Импорт США составляет 3.85 миллиарда долларов в день. Из этого импорта 0.67 миллиарда в день приходится на Западную Европу, 0.33 миллиарда на Японию; в сумме на сильные страны Орды – 1 миллиард долларов в день. На колонии – 2.85 миллиарда в день. Это – только официальный импорт, исключая украденное верхушками колоний.

Мы можем считать, что производство внутри США товаров, импортируемых из Западной Европы и Японии, обошлось бы примерно в такую же сумму, поскольку стоимость рабочей силы в этих странах и в США примерно одинакова.

Стоимость товаров, импортируемых из третьего мира, будь они произведены в США, составила бы 2.85 миллиарда * 20 = 57 миллиардов долларов. Таким образом, совокупный импорт США с учётом неравенства в оплате рабочей силы, эквивалентен 57 (из третьего мира) + 1 (из Западной Европы и Японии) = 58 миллиардам долларов в день.

Возьмём официальный объём ВВП США – порядка 25 миллиардов долларов в день. Из этой суммы вычтем добавленные стоимости (маркетинг, реклама, розничная продажа, транспорт, страхование и т.д.), которые образуются исключительно от перепродажи колониальных товаров внутри США по повышенным ценам.

Сравним цены на китайские товары в самом Китае или в России, с ценами на эти же китайские товары в США. Мы увидим разницу в 2-3 раза по еде, в 3-5 раз по мелким бытовым товарам, и в 100 раз по тем товарам, на которые наклеены модные брэнды. Точно вычислить общий коэффициент добавленной стоимости сложно, мы можем принять, что цены увеличиваются как минимум в 4 раза.

Таким образом, 2.85 миллиарда импорта из колоний даёт не менее 8.5 миллиарда добавленной стоимости в день, плюс порядка 30 процентов добавленной стоимости на товары из Европы и Японии, итого 8.8 миллиардов в день. Соответственно, ВВП без добавленной стоимости на импорт составил бы 25 – 8.8 = 16.2 миллиардов долларов в день.

Таким образом, США импортируют не менее чем в 3.5 раза больше, чем они производят сами (58 / 16.2).

Но даже имея 20-кратный коэффициент преимущества по стоимости рабочей силы, они не в состоянии покрыть свой импорт экспортом.

Дефицит торгового баланса США с Японией и Европой составляет порядка 0.45 миллиарда в день, с остальными странами – 0.95 миллиарда в день. Таким образом, из своего эквивалентного (по стоимости рабочей силы) импорта они вообще не оплачивают 0.95*20 + 0.45 = 19.5 миллиарда долларов в день. Иными словами, они бесплатно потребляют больше, чем производят сами.

* * *
Сейчас совокупный внешний долг всех стран третьего мира, вместе взятых, примерно в три раза меньше, чем долг правительства США. А ведь помимо правительства США, свои долговые обязательства в огромных количествах выпускают правительства других стран Орды, правительства отдельных штатов, провинций, земель, главы городов и муниципалитетов этих стран.

Совокупный внешний долг американских корпораций, местных органов власти и частных лиц, составляет порядка 25 триллионов долларов, то есть примерно в 5 раза выше, чем внешний долг центрального правительства (составляющий около 5 триллионов долларов и растущий ежедневно).

С помощью финансовых компаний и инвестиционных портфелей все желающие в странах третьего мира могут без труда получить эти бумажки в обмен на товары, произведённые новыми рабами.

Обмен товаров на рынки казино, на пирамиды акций и недвижимости
По сравнению с метрополиями, концентрация капитала в колониях приобретает ещё более высокие пропорции, поскольку уровень всех видов насилия в колониях выше, чем в метрополиях, и узурпация власти тоже сильнее. Как мы отмечали в 7-й главе, в любой стране сконцентрированные наверху иерархии капиталы всегда уходят на рынки казино или в пирамиды.

Верхушки колоний естественным образом стремятся к выведению своих капиталов за границу, боясь нестабильности внутри колоний и потенциальной конфискации наворованного. Всё, что остаётся сделать метрополиям – это организовать у себя пирамиды акций и недвижимости, а также рынки казино, и не дать этим рынкам развиться в колониях.

Получаем ситуацию, когда стоимости в колониях постоянно падают, а стоимости в метрополиях постоянно возрастают.

* * *
Старым, но эффективным способом выкачивания денег из колоний является создание в метрополиях престижных казино, скачек, букмекерских контор.

Русская «знать» в конце XIX – начале XX века регулярно просаживала миллионы в казино по всей Европе, особенно в Монте-Карло. Это было эквивалентно вывозу из России тысяч вагонов зерна просто за право покидать кубик и испытать азарт игры в престижной великосветской компании. Как мы видим, ситуация в конце XX – начале XXI века полностью повторяется, только компания из великосветской превратилась в уголовную.

Таким же образом «знать» из Южной Америки просаживает деньги в Нью-Йорке и Лас-Вегасе, «знать» из Азии и Африки – в европейских столицах.

* * *
Для создания пирамид недвижимости, она должна постоянно расти в цене в метрополиях, и не должна расти в колониях.

Как мы отмечали в предыдущей главе, пирамиды самоподдерживаются – чем больше приток денег, тем выше растут цены, тем более привлекательны пирамиды, тем больше в них притекает денег. Однажды запустив рост цен на землю в Европе, США и Японии, нужно просто изредка впрыскивать туда деньги и поддерживать имидж.

Для снижения стоимости земли в третьих странах, в них нужно создавать постоянное ощущение нестабильности, периодически бомбить или иным образом разрушать недвижимость. Ведь главное – относительное, а не абсолютное преимущество. В принципе, любые беспорядки в колониях очень хорошо опускают в них цены на землю, и благотворно влияют на цены в метрополиях. Цену земли хорошо понижает и простое загрязнение промышленными отходами.

* * *
Для роста пирамид акций в метрополиях, следует не допускать создания серьёзных рынков акций в колониях. Прекрасный способ борьбы с излишне активными биржами третьих стран – периодические обвалы национальных валют. После таких обвалов акции в этих странах теряют всякую привлекательность на 5-10 лет.

Для усиления своих фондовых бирж ордынцы создают всевозможные налоговые льготы тем, кто вкладывает в них деньги. Доход, вкладываемый в Орде в акции, полностью или частично не облагается налогом (IRA в США, RRSP в Канаде). Прибыль, полученная от игры на бирже, облагается более низким налогом, чем заработная плата; не облагаются налогом дивиденды от акций.

Жители стран Орды в принципе не могут не участвовать в пирамидах. Это – единственный способ получить пенсию. Во-первых, даже государственные пенсионные фонды прямо или косвенно (через кредит спекулянтам или корпорациям) вкладывают деньги в акции. Во-вторых, государственные фонды платят только минимальную пенсию, поэтому почти все жители Орды вкладывают в корпоративные или в индивидуальные пенсионные планы. Эти планы находятся в постоянной конкуренции между собой и действуют по принципу максимальной прибыли, стремясь перетянуть к себе как можно больше вкладчиков. Поэтому они не могут не вкладывать, и должны вкладывать именно в самые быстрорастущие пирамиды.

Как видим, тут действует тот же принцип, что и при образовании пирамид на недвижимость через ипотечные кредиты (для акций кредиты заменены налоговыми льготами), о которых мы говорили в 7-й главе. Большое количество денег искусственно замыкается в определённых контурах. Если бы не было налоговых льгот на вложения в акции, цены на них просто были бы ниже, и для покупателя акций не имело бы значения, есть налоговая льгота, или нет. Но тогда бы он не стимулировался жадностью (вкладывая в акции, он и налог не платит, и получает прибыль от роста акций), а деньги из колоний не текли бы в метрополию в обмен на растущие в религиозном сознании бумажки. И главное, было бы иное соотношение между стоимостью акций и стоимостью рабочей силы в колониях.

* * *
Для всех жителей колоний самая же простая и доступная пирамида – это рост курса наличного доллара. Имея неограниченные запасы золота и идеального золота, Орде не составляет труда запустить и поддерживать пирамиду роста доллара или евро. Чем больше желающих обменять рубли на доллары, тем больше товаров можно вывезти в обмен опять на простые бумажки. Что лишний раз подтверждает тезис о том, что финансовое управление – это вид религиозного управления.


Управление обращением
Теперь рассмотрим способы, которые применяются для управления обращением денег в третьих странах, и способы сдерживания того производства, которое не представляет интереса для метрополий.

Сдерживание товарообмена между странами через обращение
Давайте посмотрим, как производство в третьих странах для их собственного потребления зависит от воли метрополий.

Если человек производит некий предмет сам для себя, то объём его производства не зависит от имеющихся на рынке денег. Если два человека производят друг для друга, обмениваясь товарами между собой, то деньги тоже не имеют значения.

Но если эти двое будут обмениваться через деньги, то объём их торговли между собой будет зависеть от наличия у них золота или от объёма их торговли с третьими лицами. Торгуя через контролируемую третьим валюту, они не смогут увеличить собственное производство, которое нужно только этим двоим.

Рассмотрим это на примере стран. Пусть слабые страны А и Б торгуют между собой на 1 миллион долларов в год. А поставляет пшеницу, а Б поставляет мясо. Допустим, что по природным условиям у них есть все возможности увеличить производство, и есть взаимное желание увеличить товарооборот до 2 миллионов долларов. Если они используют бартер, то проблем не существует.

Но если они хотят использовать твёрдую валюту, то поскольку ни одна из этих стран не может просто напечатать доллары, то им необходимо сначала увеличить экспорт в богатую страну В, заработать там доллары, и направить эти доллары для обслуживания внутреннего оборота между А и Б. Если они не могут увеличить экспорт в метрополию, то им надо либо снизить цены, либо не увеличивать производство.

Если у власти в странах А и Б стоят чистые идолопоклонники, то бартер не будет их интересовать, и они скорее остановят производство, или будут работать только на сильную метрополию, которая платит в долларах (которые просто печатает).

* * *
Чем меньше страна, тем она сильнее зависит от внешней торговли, тем она лучше управляема через финансовые инструменты. Чем выше доля экспорта-импорта в стране, тем легче ей управлять.

Чем крупнее страна, чем меньше она нуждается в импорте, тем она независимее. Поэтому целью является дробление крупных стран на максимально мелкие части.

Маленькие страны, как Белоруссия или Куба, какими бы независимыми они не хотели быть, полностью зависят от торговли, поскольку у них нет иного выхода, кроме как покупать сырьё за границей. Такая крупная страна, как Россия, в принципе может оградиться и наплевать на международную торговлю. Поэтому разделение России на части, торговля между которыми будет контролироваться Ордой, будет весьма экономически выгодно. Таким же образом сейчас через доллары контролируется товарообмен между Россией и бывшими республиками СССР.

Сдерживание производства внутри стран через обращение
То же самое происходит, если мы говорим не о странах, а о предприятиях внутри одной страны. Внутренний товарооборот между этими предприятиями напрямую зависит от их экспорта в метрополии.

Как мы помним, национальная валюта может выпускаться только под обеспечение золотом, или под валютные резервы. Выше экспорт – выше золотовалютные резервы, можно выпустить в обращение больше национальной валюты. Меньше экспорт – меньше резервы, уменьшается количество денег на внутреннем рынке, падают цены, в первую очередь стоимость рабочей силы, сворачивается производство.

При этом не имеет значения ни количество жителей страны, ни её производственные мощности, но только объём экспорта (и размер внешних долгов).

Эта прямая зависимость объёмов внутреннего производства от объёмов экспорта приводит к удивительным результатам. В последние 10 лет около 50 процентов внутренних расчётов в России производятся в безденежной форме, в виде бартера. То есть правительство просто не имеет золотовалютных резервов, чтобы напечатать деньги для обслуживания уже существующего производства, не говоря уже о расширении.

Более того, простое повышение цен на нефть на мировом рынке приводит к увеличению экспорта, к увеличению резервов, к увеличению денег во внутреннем обращении и к росту производства для внутреннего потребления. Наоборот, снижение цен на нефть не просто уменьшит экспорт, но и уменьшит внутреннее производство для собственных нужд.

Почему в основу денежной системы положен такой безумный принцип как зависимость от количества золота? Почему внутреннее производство и потребление должно зависеть от размера золотого или валютного запаса?

Потому что это – идеальный способ скрытого управления странами, монопольного управления мировыми деньгами и через них – мировым производством. Потому что цель Орды – чтобы колонии производили только то, что нужно Орде.

Правительство США, просто изменяя процент доходности по своим долговым обязательствам, может отсасывать больше или меньше денег из колоний, уменьшая или увеличивая там производство. Добавляя к этому механизмы пирамид, займов МВФ и прямое владение собственностью в колониях, метрополии могут напрямую регулировать производство в колониях с не меньшей эффективностью, чем это делал Госплан.

Замена местной валюты на чужую
Как мы отмечали, в наши дни устойчивость и сила валют зависят от ёмкостей рынков, которые обслуживают эти валюты.
Для метрополий крайне выгодно, чтобы местные валюты в колониях были заменены наличными деньгами, выпущенными Ордой.

Во-первых, это ставит производство в колониях в ещё более сильную зависимость от экспорта.

Во-вторых, это уменьшает ёмкость местной валюты и увеличивает ёмкость чужой валюты, со всеми вытекающими последствиями.

В-третьих, это увеличивает силу валюты одной метрополии по сравнению с другой метрополией, например, доллара по отношению к евро.

В-четвёртых, это даёт возможность обложить колонии ещё и инфляционным налогом, то есть подпечатывать доллары и медленно обесценивать деньги, находящиеся в обороте колоний.

В-пятых, изначально бумажки, которые будут запущены в оборот, должны быть обменены колониями на реальные товары.

* * *
Давайте посмотрим, что происходит, когда рынки в колониях обслуживаются чужой валютой. Допустим, в России производится приватизация квартир, и квартиры начинают продаваться за наличные доллары. Квартиры стоят дорого, для обслуживания этого рынка нужно много долларов. Чтобы получить эти доллары, которые будут просто болтаться внутри страны, надо продать за границу реальные товары. Если пирамида цен на недвижимость в России растёт, то надо постоянно продавать за границу товары, чтобы был приток новых долларов в эту пирамиду.

Что происходит при приватизации предприятий в России? Для обслуживания образовавшегося рынка акций опять нужны доллары. То есть американцы могут покупать эти самые приватизированные предприятия в России просто за бумажки, которые они напечатают для обслуживания российских фондовых рынков.

Даже если колония имеет отдельные сильные корпорации, которые могли бы стать частью пирамиды акций в колониях, могли бы связать рубли, увеличить ёмкость национальных рынков, метрополии не позволят этого сделать. Акции всех крупных корпораций из колоний обращаются на американских биржах и обслуживаются американским долларом через механизм АДР (депозитарных расписок).

* * *
При существующей системе получается, что даже если колония просто увеличивает выпуск товаров, как на экспорт, так и для внутреннего потребления, это только усиливает валюту метрополии. Не имея золотовалютных резервов, колония не может печатать деньги под те новые товары, которые она выпускает. Метрополия, наоборот, может не выпускать товары вообще, но печатать валюту под чужие товары, производимые колонией.

То же самое происходит и на бытовом уровне – выдача «чёрной» долларовой зарплаты, торговля за наличные на городских рынках и так далее.

Удивительно ли, что при всей борьбе за отмывание денег, американские банки беспрепятственно и регулярно отправляют в Россию и другие страны целые самолёты с мешками свежей наличности.

* * *
Давайте обратим внимание и на некоторые известные рекомендации МВФ по реструктуризации предприятий. Такие как отделение соцкультбыта от заводов (жилого фонда, детсадов, домов отдыха и т.д.), разделение предприятий на части (отделение электростанции от ЛЭП и от трансформаторов), отмена льгот (на бесплатный проезд, и т.д.), замену любых льгот денежными пособиями.

С одной стороны, это обычная коммерциализация-оцифровка, подчинение всего власти доллара, снижение стоимости рабочей силы.

Но с другой стороны, это ещё и увеличение транзакций в экономике, это новые рынки, для обслуживания которых нужны новые деньги. При отсутствии золотовалютных резервов – это или эмиссия и падение курса национальной валюты, или просто закрытие этих предприятий.

Мировые цены и мировая разница в оплате труда
Почему МВФ постоянно требует, чтобы во всех странах были одинаковые мировые цены (плюс-минус стоимость перевозки)? Какая МВФ разница, какие внутренние цены установлены, например, на питьевую воду в Эквадоре, если эта вода никогда не покидает Эквадора? Какая разница, каков размер коммунальной платы в России, если эта плата в принципе не может покинуть её пределы?

Сколько бы не велось разговоров о свободе рынка и свободных ценах, на самом деле МВФ выступает как своеобразный всемирный Госкомцен, который пытается установить свои единые цены во всём мире, которые были бы выгодны Орде.

С другой стороны, если цена на один и тот же товар отличается в разных странах, это значит, что где-то власть денежного бога неполная, где-то действует какая-то иная власть, меняющая это соотношение. Жрецам религии денег это не нравится, поскольку их интересует абсолютная монополия.

И конечно, при этом навязанном повышении внутренних цен колонии или обязаны увеличить экспорт, или уменьшить количество товаров на внутренних рынках. Или взять кредит у МВФ для повышения своих золотовалютных резервов. Таким образом, колония вынуждена брать кредит для покупки у самой себя того, что у неё уже и так есть. Но с выплатой процентов МВФ.

Заметим, что мировые цены устанавливаются только на товары, произведённые колониями. Никто не скажет, что стоимость земли или акций должна быть одинакова в Орде и в третьем мире.

* * *
Каким же образом при наличии мировых цен удаётся удерживать минимальную заработную плату в Орде в 10-100 раз выше, чем в остальных странах? Тем же механизмом зарплаты в Москве удерживаются на порядок выше, чем в России.

Во-первых, это наличие чёткой физической границы.

Во-вторых, это высокая цена на жильё, медицину и прочие «привязанные» к месту услуги.

В-третьих, это добавление маркетинговых, транспортных и иных обязательных издержек к цене всех товаров.

При продаже в США рубашки, изготовленной в Китае, эти наценки могут составлять 95 процентов стоимости и больше. 5 процентов денег уходит в Китай (если уходит), а 95 процентов замыкается в Америке.

Для каждой страны словно действует скрыто установленный коэффициент, соответствующий её приближению к верху всемирной иерархии. Абсолютного смысла в этом, конечно, никакого нет. Это делается для регулирования относительной власти стран и валют в мире.

Одним из удобных средств замыкания денег в контурах являются налоги, особенно налоги на продажу, добавленную стоимость и недвижимость. Чем слабее налоговая система в колонии – тем лучше для Орды, тем больше денег вытечет к ним.

Финансовые набеги
Возникает вопрос – почему правительства слабых стран не могут выпустить собственную валюту хотя бы для покрытия тех транзакций, которые и так происходят на их внутренних рынках?

Часто говорят, что правительства слабых стран виноваты сами, потому что они выпускают деньги, не обеспеченные товарами. Именно поэтому якобы и обесцениваются местные валюты.

Это было бы верно, если бы не было высочайшей концентрации капитала. Рядовой человек действительно думает в основном о товарах, а не о максимизации прибыли. Если у него появятся лишние деньги, он истратит их на реальные продукты. Но верхушка колоний, у которой скапливается огромное количество денег, не заинтересована в новых товарах, она заинтересована в увеличении капитала, в максимальной быстрой прибыли. Поэтому при малейшем изменении ситуации верхушка немедленно выводит свои капиталы в Орду.

Имея этот слой иступлённых идолопоклонников, которые контролируют основные финансовые потоки в колониях, МВФ постоянно шантажирует правительства. Если правительства не увеличат резервы, не увеличат экспорт, не возьмут новый кредит или не сократят социальные расходы, то достаточно небольшого сигнала, небольшой паники, которые регулярно устраивают международные «финансисты» вроде Сороса. К этой панике присоединятся иступлённые, обвалят курс местной валюты и устроят многолетний кризис.

Следует также отметить, что для роста производства необходимо, чтобы рост количества денег в обороте всегда слегка опережал появление реальных товаров. Этот небольшой избыток денег является стимулом для появления новых товаров. Иступлённые, которые обычно сидят близко к источникам новых денег, перехватывают их и направляют прямиком на спекуляции, а не в реальное производство (поскольку спекуляции приносят прибыль за гораздо меньшее время).

Причём в стране вполне могут быть товары для покрытия новых рублей. Но если это не экспортные товары, если они не нужны в метрополии, то эти товары не поддержат курс доллара, потому что их нельзя продать за доллары. На устойчивость курса валюты положительно влияют только те товары, которые нужны Орде и которые можно быстро вывезти в Орду.

Правительства колоний могли бы меньше думать о золотовалютных резервах в отношении внутренних рынков только в одном случае – при закрытых и жёстко контролируемых финансовых, товарных, физических и информационных границах.

Из всех развивающихся стран политики охраны своих границ придерживается только Китай, что и приводит к его постоянному и стабильному росту. Китай не был затронут даже общеазиатским кризисом 1998 года.

* * *
Давайте суммируем, что происходит, когда США увеличивают выплату процентов по своему государственному долгу или запускают пирамиду акций. Например, если США берут взаймы под 12 процентов и дают взаймы под 14 процентов, или биржевой рынок начинает стабильно приносить 12-14 процентов годовых.

Для собственного рынка США ничего особого не происходит, поскольку деньги просто изымаются из одних частей рынка и перекладываются в другие. Это даже выгодно, поскольку помогает перегнать деньги с нужной скоростью на те рынки, которые их интересуют. Чем выше процент годовых, тем выше скорость перераспределения денег.

Для слабых стран это будет означать:
резкое увеличение процентных выплат по существующим долгам, необходимость срочно увеличить экспорт;
необходимость брать новые внутренние и внешние заимствования под ещё более высокие проценты, иначе при свободных рынках все деньги будут отсосаны в США, где платят более высокий процент;
обесценивание со скоростью 12 процентов в год тех наличных долларов, которые вращаются внутри третьих стран и в торговле между третьими странами.

США, наоборот, под обесценивающиеся во всём мире доллары смогут печатать новые деньги и получать в обмен на них реальные товары.

* * *
Нам следует внимательнее рассмотреть, какие методы управления сознанием религия денег использует для того, чтобы придавать силу своим «святым» бумажкам.




Глава 9. Управление сознанием.



Мы рассмотрели насилие над человеком через товары и деньги. Теперь заглянем в самые заповедные места чахнущего над златом Кощея, в глубинные тайны дьявола – в управление сознанием человека.

Школьная физика – очень простая наука. Но у человека, не знающего, что такое электричество, молния вызывает суеверный страх.

Управление сознанием – тоже очень простая наука. Но для человека, знающего только физику, она лежит в области суеверий.

Бессмысленно бороться с молнией с помощью молитвы. Но также бессмысленно бороться с управлением сознанием с помощью материальных предметов. Долой материалистические предрассудки.


УПРАВЛЕНИЕ ТОЧКАМИ ПРИВЯЗКИ

I.
Религиозное управление сознанием
Общества занимаются управлением индивидуальным и общественным сознанием с момента своего возникновения. Религия – это основная форма существования общественного сознания. Без общей религии, без общих точек привязки не может существовать ни одно общество. Без них люди просто не смогут взаимодействовать друг с другом, их сознание разбежится в разных направлениях.

Изначально людей и их сознание заставляла объединяться борьба с природными условиями, конкуренция с животными и зверьми. Затем росту религий способствовала борьба между обществами. Чем больше по размеру было общество и его религия, тем выше был их шанс выжить в конкурентной борьбе.

Обычно вера людей в выбранных ими богов или идолов настолько сильна и непоколебима, что они считают свою религию не религией, но единственно возможным представлением о мире. Чем дольше существует религия, тем меньше сомнений в существовании своего бога или идола, и тем сильнее сторонники этой веры в борьбе с другими религиями. Сомневающиеся проигрывают.

Но чем крепче вера, тем уязвимее религия, поскольку люди перестают смотреть на неё со стороны, перестают смотреть на религию как на средство самоорганизации, которым они могут и должны управлять. Религия начинает управлять ими. Чем более развита религия, тем тяжелее управлять этой религией – как в силу всеобщего подчинения ей и нахождения внутри её, так и в силу сложности управления сложной системой.

Тяжелее всего в такой ситуации материалистическим обществам, которые в принципе отрицают свою религиозность. Они заведомо отдаются на волю случая, на волю неуправляемого развития тех процессов, которые идут внутри их религии. Или они становятся хорошей мишенью для враждебных соседей. Наложив табу на понятия веры и субъективности, материалистические общества никогда не могут понять сами себя.

Если соседнее общество поставит своей целью управление религией другого общества, то оно может достигнуть немалого успеха, поскольку все недостатки чужого общества становятся преимуществами для общества-конкурента: оно относится к чужой вере просто как к вере, а не как к реальности; оно наблюдает за процессами со стороны, а не изнутри; его целью является не совершенствование, а разрушение сложной системы.

Управление внутренним миром человека
Мы обсудили концепцию точек привязки сознания человека к материи и к другим сознаниям во 2-й главе. Возможно, читатель захочет перечитать 2-ю главу, прежде чем мы перейдём к дальнейшему рассмотрению.

Управление внутренним миром человека, его сознанием осуществляется через управление точками привязки сознания.

Подобно тому, как информация, проходящая через компьютер, меняет состояние ячеек памяти компьютера, любая информация, проходящая через сознание, меняет заряды точек привязки.

Анализируя информацию, проходящую через сознание, можно понять, как изменяются точки привязки. Если эта информация появляется не сама по себе, а кем-то сознательно создаётся или направляется, то, анализируя информацию, можно понять, кто и в каком направлении пытается изменить сознание.

Простейшим примером управления сознанием являются воспитание и обучение. В принципе, воспитание использует те же способы, что и насилие над сознанием (отдавая или не отдавая себе в этом отчёт). Поэтому методы, которые мы опишем, могут быть применены как во вред человеку, так и для его пользы.

* * *
Один из базовых инстинктов человека – самозащита сознания. Человеку свойственно сопротивляться внешнему воздействию, подвергать сомнению любые изменения, которые пытаются внедрить в его сознание.

Подводный камень здесь в том, что обычно человек начинает отрицать и сопротивляться открытому изменению, но не замечает скрытого, косвенного изменения.

Те, кто владеет способами косвенного управления сознанием, всячески поощряют негативное отношение к открытому воспитанию, ибо это даёт им ещё большую власть над людьми.

Иногда скрытое изменение называют манипуляцией сознанием, но мы не будем использовать этот термин. Мы разделяем управление сознанием на такое, которое осуществляется с желанием сделать добро управляемому и такое, которое делается с сознательным желанием причинить вред управляемому, то есть насилие.

В первом случае возможны два варианта – желание сделать добро приносит добро, или желание сделать добро причиняет вред. Скрытое управление сознанием можно и иногда нужно осуществлять во благо управляемого.

Во втором случае мы рассмотрим, как управляемый может защититься от насилия и обратить вредное воздействие в свою пользу, направить его против насильника.

Читатель может спросить – почему, так раскритиковав цифровые модели в предыдущих главах, мы сами занимаемся оцифровкой сознания, говоря о точках привязки и их зарядах? Цифры – это идеальный инструмент для защиты и контратаки. Но, конечно, не стоит развивать сознание с помощью одних цифр.

* * *
В философии, социологии и других логиях есть много понятий, так или иначе пересекающихся с темой нашего обсуждения. Мы намеренно выбираем самую простую, самую логичную модель. Мы стремимся к тому, чтобы её мог легко понять, запомнить и применять любой человек в ежедневной практике.

Для того чтобы метко стрелять из автомата Калашникова, совершенно необязательно знать законы термодинамики или сопротивления материалов. Для того чтобы отстреливать чужие точки привязки, необязательно углубляться в философию и психологию.

С другой стороны, мы не будем рассматривать такие методы управления сознанием как гипноз или нейролингвистическое программирование (НЛП), поскольку они носят индивидуальный характер, и их сложно применить для воздействия на население целой страны.

Из чего же, из чего же, из чего же...
Как мы помним, точки привязки – это любые отражения, зафиксированные в сознании человека: конкретные и абстрактные; изображения, звуки, образы, любые ощущения.

Вспомните детскую песенку «Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши мальчишки? Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши девчонки?»

Это песенка об индивидуальных точках привязки.

Вспомните песню «С чего начинается Родина».

Это песня о системообразующих точках привязки общества.

Посмотрите на окружающие нас ежедневные примеры того, как различные общества и под-общества удерживают сознание своих членов в нужных точках привязки.

Церковь делает это через нательный крест, молитвы перед принятием пищи и на ночь, иконы в доме, здания церквей на улицах и кресты на куполах, воскресные приходы в церковь, исповеди, религиозные праздники и крёстные ходы. Чем жёстче религия, тем жёстче она относится к этим ритуалам привязки сознания. Ислам требует от своих приверженцев пятикратной молитвы в строго определённое время.

Другим хорошим примером удержания сознания в заданных точках привязки является армия. Она доводит до автоматизма подчинение установленному набору команд, заставляет вести жизнь по строго уставу, воспитывает святое отношение к боевому знамени, военной присяге, знакам воинского отличия и наградам.

Да, скажет читатель, но мы-то живём не в религиозном, а в светском государстве, молитвами и уставами не связаны. И многие из нас денежному богу, банкам и счётным книгам тоже не молятся.

Верно, но где проводит немалую часть времени наш уважаемый читатель? Наше утро начинается с телевизора; после работы мы торопимся домой, чтобы успеть на фильм, сериал или на спортивный матч. На следующий день мы обсуждаем с сослуживцами и родственниками новости, увиденные по телевизору; обсуждаем жизнь привычных «героев» телеэкрана. Нередко весь день современного человека, и особенно ребёнка, строится вокруг программы телепередач.

Как мы увидим, этот ящик гораздо сильнее управляет нашим сознанием, чем это можно представить.

Анализируйте не высказывания философов и не древние книжки, но живое сознание общества. Это сознание – критерий истины. Смотрите, какая информация проходит через него, какая преобладает, какая закрепляется.

Из чего были сделаны мальчишки и девчонки двадцать лет назад, и из чего сделано «поколение Пепси»?

II.
Контролируемые и неконтролируемые точки привязки
Управление сознанием человека, сводится к контролированию точек привязки его сознания.

С точки зрения управляющего, надо добиться, чтобы каждая конкретная точка привязки и все вместе точки привязки были под контролем управляющего.

Соответственно, цель состоит в том, чтобы в сознании все неконтролируемые точки были вытеснены и заменены контролируемыми.

Тогда, если управляющий хочет причинить насилие, он сможет словно дёргать за точки привязки в голове человека, и превратить его в свою марионетку, не вызывая сопротивления.

Управление во благо человека не предполагает полного контроля над его сознанием, но наоборот, развитие его способностей самостоятельно создавать точки привязки и освобождаться от контролируемых извне.

* * *
На уровне массового сознания за точки привязки основную ведут борьбу корпорации. Они стремятся накрепко и навечно привязать сознание к товарам и услугам, выпускаемым этим корпорациями, а также к своим торговым маркам (брэндам). Контролируя брэнд, яркую точку привязки, доминирующую в сознании, человека можно заставлять делать всё, что угодно.

Привязка сознания к товарам и к деньгам входит в прямое противоречие с привязкой к людям, в первую очередь к семье. Привязка к товарам разрушает семью. И наоборот, люди из разрушенных семей легко привязываются к товарам, деньгам и брэндам.

На уровне стран метрополии постоянно пытаются вытеснить из сознания людей в колониях все местные, национальные точки привязки. Заменить их теми, которые контролируются метрополиями – техническими новинками, импортными товарами, развлечениями, символами сладкой жизни. Метрополии крайне незаинтересованы в том, чтобы в сознании жили национальные герои, национальные праздники или местная природа, которые не подвластны чужеземцам.

На уровне религий христианство объявляло всё, что окружает человека, созданным богом, подвластным воле божьей и подвластным воле церкви как представителя бога на земле. Христианство (с доброй или иной целью) пыталось контролировать все точки привязки человека деревни.

Религия денег перехватила контроль над большинством повседневных точек привязки, заявив, что в основе мира лежат цифры, и всем управляет математика. Затем она вытеснила человека из природного мира, при жизни в котором остаются серьёзные сомнения в математичности происхождения всего живого. В городе уже нет сомнения в том, что корпорации и деньги создали заводы, магазины и дома и управляют ими, а однообразный серый город действительно создан математическими методами.

Социализм в начале своего развития перехватил управление созданными религией денег точками привязки. Он заявил, что рабочие создают своим трудом все фабрики и заводы, и потому они безраздельно принадлежат именно рабочим, а не эксплуататорам-капиталистам. Затем социализм построил множество новых городов, фабрик и заводов, уже по праву став их создателем.

На закате своего существования Коммунистическая партия Советского Союза стала считать, что производство товаров должно управляться «экономически». Этим партия сама признала власть рынка, денег, золота и твёрдой валюты. Признав власть идола религии денег над основными точками привязки сознания советского общества, она просто не оставила в нём места для своей власти и для власти рабочих, кроме власти над воспоминаниями.

Управление познанием и общением
Все процессы работы сознания человека можно условно свести к двум процессам – познание природы и общества и общение с другими людьми.

Контроль над этими двумя процессами и даст полный контроль над сознанием человека. Он должен осуществляться параллельно, поскольку общение непосредственно влияет на познание и наоборот.

Сознание любого человека ограничено, а мир – безграничен. Поэтому сознание может отразить только его небольшую часть.

Для управления процессом познания надо управлять тем, куда смотрит человек, как смотрит человек, и что видит человек.

Нет необходимости менять весь мир. Надо заставить смотреть человека только в определённую сторону, определёнными глазами, замечать только части того, на что он смотрит, или надо повлиять на готовую картину в его сознании.

Для управления процессом общения надо контролировать, с кем общается человек, как, через какие общие точки привязки идёт общение и что видит человек в собеседнике.

Надо ограничить круг общения человека, контролировать темы и предметы, вокруг которых ведётся общение, и контролировать мнение человека об окружающих.

Отсечение человека от реального мира, изоляция его от других людей, привязка его сознания к специфическому набору точек привязки, предметов и символов, применяется всеми религиозными сектами и культами. Религия денег отличается от них только масштабами своего распространения.

Управление отражением
Но наиболее эффективный способ контроля сознания человека – это прямое управление отражением.

Можно не дать мозгу возможность самому формировать отражение, надо дать ему готовое отражение. Можно дать ему как готовое отражение материи, так и готовое отражение других людей.




Сверху – самостоятельное формирование отражения.
Снизу – замена внешнего мира готовым образом.


Создание отражения требует от мозга умственного труда. Если приучить мозг к потреблению, а не созданию, то он с удовольствием будет пользоваться готовыми образами.

Чем сильнее удастся отсечь человека от внешнего мира, тем эффективнее будет контроль отражения. Чем уже канал между реальным миром и человеком, тем сильнее человек отсечён от реального мира. Если этот канал сводится к телевизору или к компьютеру, достаточно управлять только этим каналом, и можно полностью управлять человеком.

* * *
Рассмотрим три этапа управления отражением.


Первый шаг – управление отражением через изменение внешней формы предмета без изменения содержания; придание объекту нового вида, изменение его оболочки.

Очевидными примерами будут фрукты и овощи, полные ядов, пестицидов и химикатов, но внешне идеальные, без червей и без изъянов; искусственные продукты, пищевые красители, химически созданные запахи и вкусовые добавки.

В общении это натянутые улыбки ровных вставных зубов, которые скрывают внутреннее насилие. Недаром в наши дни создание «имиджа» (в переводе с английского – образ, отражение), стало главной целью человека поганого общества.


Второй шаг – отсечение, изолирование самого предмета через использование яркой упаковки. Она скрывает от человека вид настоящего предмета, заменяет его яркой картинкой, которая обычно имеет очень мало общего с самим предметом.

Представьте, что со всех западных товаров сняли бы упаковки, и товары выложили бы на полках супермаркетов в настоящем виде. Сереалы и мюсли стали бы обычной крупой, мало чем отличающейся друг от друга. Почти все конфеты, чипсы, соусы выглядели бы одинаково. Особенно отвратительно выглядели бы замороженные полуготовые продукты и сухие супы.

Снимите этикетки с духов, вин, пива, сигарет, коки, пепси, шампуней, кремов, косметики, таблеток для похудения, собачьих кормов и жвачек. Разлейте их в одинаковые прозрачные бутылки или разложите в одинаковые коробки. Товары от этого не изменятся, но захочется ли вам после этого их купить? С другой стороны, нужны ли этикетки ягодам в лесу, овощам на грядке или фруктам в саду, чтобы вызвать у вас аппетит?


Третий шаг – полное изъятие предмета и замена его отражением. Основным источником знаний о происходящем в мире для современного человека является телевизор. Телевизионная картинка – готовый образ, который напрямую загружается в мозг и не требует воображения, анализа или обдумывания. Управляемый жрецами религии денег телевизор стал посредником между человеком и остальным миром, стал каналом, который связывает человека с материей и с другими людьми.

Заметим, что телевизор управляет тем, куда смотрят наши глаза – только туда, куда смотрит камера. Он управляет тем, как смотрят наши глаза – так как этого хотят режиссёр и ведущий, и тем, что они видят – через монтаж и компьютерные эффекты можно полностью заменить картинку.

Стеклянный ящик размером 30 на 40 сантиметров стал миром современного человека.

Управление отражением группы людей
Рассмотрим особенности управления отражением группы людей.

Адвокат в суде управляет тем, какое отражение преступления сложится в сознании судьи и присяжных. Заметим, что его интересует не реальная картина преступления, а именно то коллективное отражение, которое будет получено.

Адвоката интересует отражение в ограниченном количестве сознаний – тех, кто прямо или косвенно имеет отношение к судебному делу. Целью является такое построение, чтобы отсутствовали противоречия между отражениями разных людей.

Чем больше создаваемое отражение, чем больше людей в него вовлечено, тем сложнее добиться непротиворечивости этого отражения в разных сознаниях. Людям свойственно сверять свои отражения с другими, спрашивать мнения других людей; соседние сознания являются для них критерием истины. Чем меньше и изолированнее группа людей, тем проще поддержать непротиворечивость отражений, созданных в их сознаниях. Такое замкнутое групповое отражение можно назвать мифом или культом.

Поэтому управляющие сознанием объективно заинтересованы в уничтожении способности людей общаться напрямую. Желательно создать ситуацию, когда общаются только люди с похожими «картинами мира», например, все обладатели определённой марки одежды или мотоцикла. Во-первых, это усилит их представления, во-вторых, ещё сильнее привяжет их к товару, поскольку от обладания им будет зависеть допуск в группу общения.

* * *
С другой стороны, чем большему числу людей удастся внедрить одно и то же отражение, тем сильнее оно будет похоже на правду.

Отражением товара в сознании покупателя управляет продавец, пытаясь максимально усилить и приукрасить его. Если продавцу удалось продать товар втридорога, то противоречие в сознании покупателя возникнет только в том случае, если об этом узнает кто-то третий, в чьём сознании этот же товар будет иметь гораздо меньшую стоимость.

Наоборот, если этот третий подтвердит высокую цену, противоречия не возникнет и все будут «счастливы». Продолжая эту последовательность, если большинство людей, которые встретятся покупателю, подтвердят эту высокую цену, то эта цена будет восприниматься как правильная. Если все люди на земле поверят в эту цену, то она станет непреложной истиной.

Поэтому говорят, что создать большую ложь проще, чем маленькую. Чем больше людей одновременно поверят в неё, тем больше будет подтверждения истинности этой лжи.

* * *
Приведём некоторые другие примеры управления отражением в ежедневной жизни.

Отражением профессора управляет студент на экзамене, создавая у профессора отражение картины знаний в своей голове. Если канал между ними сводится к компьютерному тесту, то и полнота этой картины будет весьма ограниченной.

Актёры, создавая образы других людей, управляют отражением зрителей (актёры делают это открыто, не скрывая, что зрители присутствуют на спектакле). Отсюда и пошло выражение, что наша жизнь – театр.

Корпорация управляет своим отражением в сознании инвесторов через квартальные и годичные отчёты.

* * *
Говоря о религии денег, она стремится свести познание к оцифровке природы и общества и выражению их в своём идоле – денежном эквиваленте. Она обращает внимание человека только на то в мире, что может стать товаром и может быть использовано для получения прибыли.

В контроле общения религия денег стремится запретить всякое прямое общение людей, но разрешить только общение посредством товаров и денег. Также она навязывает неравенство в общении, ставит его в зависимость от места в иерархии, статуса в обществе. Будь то отношения на работе, в семье, во время отдыха или в обычной жизни.

Религия денег стремится свести общение к общению с полностью контролируемыми ей «знаменитостями»: к общению не с живыми людьми, а с виртуальными теле- кино-персонажами и с газетными и журнальными фотографиями.

Вся сама религия денег, все её сказки о свободе, рынке и демократии – это не более чем управление отражением.

III.
Управление прошлым, настоящим и будущим
Для эффективного управления сознанием надо получить управление над точками привязки:
прошлого (управление историей),
настоящего,
будущего (управление желаниями).

* * *
Для управление прошлым, у человека не должно быть воспоминаний, которые бы не контролировались бы управляющим.

На уровне человек – корпорация, все воспоминания должны сводиться к обладанию теми или иными товарами, но не к памяти об отношениях с людьми и в семье. Люди должны восприниматься только в связи с товарами (а не товары в связи с людьми). Яркие события в жизни должны быть связаны с брэндами. Праздники – это покупка и получение в подарок товаров. Исторические даты должны быть представлены как даты выпуска тех или иных товаров (например, первого автомобиля серии, кинофильма, рок-альбома, спортивного события, рождения знаменитости) или изобретения тех или иных технологий, которыми владеет корпорация.

На уровне метрополия – колония, в идеальном случае история должна перестать существовать вообще, ибо она представляет потенциальный источник противоречий с образом метрополии, создаваемым в сознании колонии. История самой колонии должна быть окрашена в негативные цвета (отрицательно заряжена), чтобы у жителей она в принципе вызывала неприязнь, и не было желания её изучать. Образ метрополии должен быть идеален и ярок.

На уровне борьбы религий, история конкурирующей религии должна быть переписана в чёрных тонах и представлена как отсутствие культуры и цивилизации. Из истории должны быть убраны упоминания о событиях и личностях, связанных с другой религией. Наоборот, память об известных открытиях, событиях и деятелях господствующей религии должна активно поддерживаться.

Особенностью религии денег является то, что она в принципе не любит историю, опять-таки в силу того, что любая история потенциально ограничивает дёргание за точки привязки сознания ради нужд сегодняшнего дня.

* * *
Управление настоящим мы уже описали выше. Ещё раз подчеркнём, что все точки привязки сознания должны быть заменены контролируемыми.

Почему, например, в современной Орде почти не известны классические книги Жюля Верна, Фенимора Купера или Марка Твена, хотя это история самой Орды?

Почему они заменяются убогими чтивами вроде Гарри Поттера и Бэтмена? Почему по Гарри Поттеру снимаются многомиллионные фильмы, и выпускается масса товаров с его символикой?

Почему в магазинах можно найти какую-то книгу-поделку современного «писателя», представляющую собой компиляцию Робинзона Крузо, Капитана Немо и Гулливера, но нельзя найти оригинальных книг?

Ответ прост – персонажи классических книг являются сильными точками привязки, но они не защищены авторскими правами, соответственно корпорации не могут контролировать их. Поэтому они вышибают их из сознания полностью подконтрольным Гарри Поттером. Другая причина в том, что классические персонажи ещё и ведут себя не по правилам религии денег.

Управление желаниями
Рассмотрим управление точками привязки будущего – желаниями.

Природа человека такова, что правильное управление желаниями гораздо важнее, чем управление прошлым или настоящим. Ради будущего человек готов жертвовать настоящим, и тем более прошлым. Удовольствие человеку доставляет процесс достижения определённой цели, процесс выполнения определённого желания. Поэтому полного управления человеком можно добиться только за счёт задания его целей.

Мы можем рассматривать желания как точки привязки с очень высоким зарядом, обладания которыми хочет добиться человек. В традиционных религиях понятия цели жизни и счастья – очень сложные и многосторонние. В религии денег всё просто – это захват товаров и денег в частную собственность.

Немало поганых ставит своей целью просто накопить определённую сумму на банковском счету – «сделать» миллион, два, десять. Заметим, насколько это в чистом виде религиозное удовольствие – человек просто думает, что его имени соответствует некая циферка в компьютере, и одна эта «мысль» доставляет ему счастье и составляет цель его жизни.

* * *
По сравнению с другими обществами, религия денег немало преуспела в задании желаний и создала целые «отрасли» по производству желаний – рекламу, маркетинг, пи-ар.

Весь ежедневный язык поганых перестроился с языка отдания указаний, высказывания пожеланий или советов, на язык управления желаниями.

Обычный человек говорит: «Вам надо приходить на работу к 9 утра; для этого компьютера надо купить новый монитор; вам надо быть более активным».

То же самое поганый произнесёт так: «Вы хотите приходить на работу к 9 утра; вы хотите купить новый монитор для компьютера; вы хотите быть более активным».

Сравните два утверждения:
«Ты должен любить свою Родину».
«Я хочу любить свою Родину».

Если их будут периодически повторять люди с экрана телевизора, то какое выражение вам больше понравится, и какое произведёт больший эффект?

Появился даже специальный термин – «объект желания». В рекламе постоянно используется задание обладания объектом желания как мечты человека. Этот автомобиль – твоя мечта, это украшение – объект твоего желания.

* * *
Отметим, что, с точки зрения управляющего, желания могут быть как выполнимыми, так и заведомо невыполнимыми.

На уровне человек – корпорация, как только покупатель достигает цели – приобретает товар – ему тут же устанавливается новая точка привязки, новая цель. Следующий класс автомобиля, следующая в «линейке» модель компьютера или более массивный дом, более крупный драгоценный камень. Главное – чтобы сознание оставалось привязанным к автомобилям, компьютерам или драгоценностям, чтобы желания не выходили за рамки прилавка.

На языке позапрошлого века истинная речь корпорации звучала бы как: «Не сметь покупать товары в соседней лавке! Не сметь думать ни о чём, кроме моих товаров!».
На языке управления желаниями эта же речь звучит примерно так: «Ты хочешь мои товары. Ты хочешь думать только о моих товарах. Ты хочешь покупать только мои товары. Только мои товары приносят тебе удовольствие, престиж и власть».

На уровне метрополия – колония, метрополии должны задавать все желания в колониях, быть раем, идеальным обществом, к которому захотят стремиться колонии.

Пока метрополии задают желания в колониях, задают образцы для подражания, колониям невозможно догнать их в принципе. Если только колония приблизится к контролю над ключевой точкой привязки, то будет заменена эта точка, заменена цель, заменено само понятие того, что является идеалом на данный момент. Слабым странам невозможно «догнать и перегнать» метрополии. Они могут выиграть, только если они сами начнут задавать себе цели.

Самым худшим видом управления является тот, который задаёт заведомо невыполнимые желания, но сам не осознаёт этого. Рано или поздно управляемый отчается, и тогда он просто перестанет подчиняться управляющему вообще. Уж лучше вообще не задавать желания, чем ставить невыполнимые.

* * *
В управлении желаниями очень важно управлять общением. Как мы уже отмечали, средний человек хочет быть «как все», он хочет того же, чего хотят все.

Каналы доступа к сознанию
Для управления отражением необходимы каналы доступа к сознанию. Можно выделить два уровня каналов – каналы доступа на уровне человека (зрительное изображение, звук, осязание, обоняние, абстрактное мышление и так далее) и каналы информационного доступа к массовому сознанию.

Напомним список каналов доступа к массовому сознанию, который мы привели в предыдущей главе:
разговорный язык
телепередачи
радиопередачи
газеты и журналы
кинофильмы и видеофильмы
компакт-диски и аудиокассеты
компьютерные игры
веб-сайты
концерты и представления
книги
занятия в ВУЗах
занятия в школах
экскурсии
церковные службы
хождение по магазинам и офисам

На уровне чувств управление массовым сознанием сводится к работе с неподвижным и подвижным изображением, текстами и звуком. Запахи частично применяются в газетах и журналах и розничной торговле.

* * *
Как мы уже отмечали, основным каналом доступа является телевидение. В среднем американском доме есть 3 телевизора. Дети и подростки смотрят телевизор 3.5 часа в день. Средний взрослый американец смотрит телевизор 5 часов в день. Если откинуть время сна и 8-часового рабочего дня плюс время на дорогу, то он проводит у телевизора практически всё свободное время.

Интересно, что по-английски телепередачи так и называются – programming, то есть программирование [сознания].

Привязка человека к телевизору гораздо сильнее в городе, чем в деревне. Особенностью города, по сравнению с живой природой, с лесом, полем, огородом, домашними животными, является его мёртвое однообразие. В городе сознанию человека становится нечего отражать, ибо оно каждый день сталкивается с неизменяющейся материей, для которой уже давно созданы отражения. Городской человек гонится за новыми товарами просто для того, чтобы у него появились хоть какие-то новые впечатления, чтобы нарушить монотонность своей жизни.

Поэтому в условиях города телевизор становится чуть ли не единственной постоянно меняющейся частью мира. Но телевизор предлагает мозгу готовые образы, готовые отражения.

Религия денег управляет отражением, пытаясь монополизировать всё, что изменяется вокруг человека. Она сознательно уничтожает или удаляет из окружения человека живое, чтобы или продать человеку изменения (цветы в магазине, новый вид витрины, новую упаковку), или продать и вставить ему готовый образ.

* * *
Надо чётко представлять, что с точки зрения бизнеса, основная функция любого из каналов СМИ – это не новости, не информация и не художественные достоинства. Это контроль сознания человека.

Стоимость (valuation) многих Интернет-компаний прямо оценивается по числу «eyeballs», «глазных яблок», которые прикованы к сайтам этой компании, то есть по количеству сознаний, которые она контролирует.

Рейтинг теле- и радиопередач, а соответственно и стоимость рекламы в них, тоже напрямую оценивается по числу зрителей, которые смотрят или слушают ту или иную передачу. В глянцевых журналах стоимость рекламы, которая является главным источником их доходов, определяется количеством читателей.

Концентрации капитала соответствует концентрация собственности на каналы управления сознанием. 100 крупнейших корпораций США покупают 75 процентов рекламного времени на коммерческом телевидении и 50 процентов на общественном ТВ.

В Америке очень много телевизионных каналов, широковещательных, спутниковых, кабельных, местных и общих. Но каналы, которые смотрят 2/3 всех телезрителей, контролируются шестью крупнейшими компаниями. Шесть человек могут единолично, и никому не отчитываясь, решать, что показать, и что не показывать двумстам миллионам.

* * *
На уровне колоний, метрополиям крайне нежелательно, чтобы в колониях сохранялись свои национальные каналы доступа к сознанию, точно так же, как им не нужна развитая национальная промышленность. Метрополии пытаются полностью вытеснить местное кино, телепередачи, музыку, содержание газет и журналов (естественно, под видом экономической нецелесообразности).

Откройте популярные в России глянцевые журналы и подсчитайте, сколько статей посвящено западным темам и знаменитостям (или подражанию им), а сколько посвящено русским. Просмотрите обычную программу телепередач и подсчитайте, сколько в ней импортных передач или сделанных по американским шаблонам. Подсчитайте, какой процент отечественных фильмов идёт в кинотеатрах.

С другой стороны, по американскому телевидению не показывают ни одного мультфильма, телепередачи или репортажа, созданных где-либо, кроме США и Великобритании. Изредка показывают иностранные фильмы, но их даже не дублируют, ограничиваясь субтитрами.

Тот же подход применяется к историческим памятникам и музеям. Правительства колоний находятся под постоянным нажимом с целью закрытия музеев и сокращения расходов на них как «экономически» неоправданных. Наоборот, каждый пивной бар в метрополии приобретает историческое значение.


Рассматривая другие каналы доступа, надо отметить, что корпорации и метрополии пытаются активно войти во все каналы и внедрить через них свои точки привязки.


ОПЕРАЦИИ С ТОЧКАМИ ПРИВЯЗКИ

I.
Исходный и желаемый набор точек привязки
Теперь обсудим подробнее, как именно осуществляется перепрограммирование сознания человека. Мы немного поиграем в дьявола. К сожалению, методы насилия над сознанием применяются так часто и так массово, что единственный способ борьбы с ними – научить каждого этим методам и защите от них.

Представим, что перед нами человек, сознание которого мы хотим изменить. Для начала надо определить нынешнее состояние его сознания, его исходный набор точек привязки.

Надо определить, к каким точкам сейчас привязано его сознание, и каковы заряды этих точек. Следует также отметить те точки, которые контролируются управляющим в данный момент, и те, которые не контролируются.

Иными словами, нам надо составить «карту» его сознания, или определить то множество точек, над которыми мы будем проводить операции.

Далее, нам надо составить желаемый, конечный набор точек привязки. Если мы хотим управлять человеком, то надо заменить все неконтролируемые точки контролируемыми. Кроме того, надо поменять заряды всех точек соответственно нашему желанию.

* * *
Для примера приведём фрагмент исходного набора точек привязки советского человека 1985 года: «Родина, партия, город, завод, семья, дача, соседи, книги...»

Фрагмент нового желаемого набора: «Деньги, доллар, банк, фирма, секс, стиль, авто, статус...»

Исторически на Западе кальвинизм и прочие протестантские течения как раз и выполнили функцию переходных мостиков для сознания между точками привязки христианства и точками привязки религии денег. Сначала богу постепенно были преданы черты денег, после чего замена бога на идола не составила труда. Подробно процесс изменения сознания протестанта описал Макс Вебер в работе «Протестантская этика и "дух капитализма"».

* * *
Наибольшее значение имеют оперативные точки привязки сознания. Сознание любого человека ограничено, поэтому он может оперировать конечным числом понятий, обычно не более полутора десятков.

Если добиться контроля над состоянием не всего сознания, а только его оперативной части, если удерживать в оперативной зоне контролируемые точки привязки, то этого будет в целом достаточно для управления всем человеком.

Те точки, которые долго не появляются в оперативной зоне, постепенно забываются и перестают иметь значение.

* * *
Для массового управления сознанием важны следующие типы точек привязки (поскольку именно эти типы передаются каналами массового доступа к сознанию):

изображения
конкретные (фотографии, рисунки, движущиеся картинки)
абстрактные (символы, логотипы, схемы)
звуки
мелодии, напевы, звуки слов
слова
язык, лексикон

* * *
Действия с наборами точек привязки можно свести к трём базовым операциям:
введение новой точки привязки,
удаление существующей точки привязки
смена заряда точки привязки.

Введение точки привязки
Первая операция – введение новой точки привязки в оперативную зону сознания.

Что для этого надо? Чтобы изображение постоянно попадалось человеку перед глазами, звуки постоянно достигали его ушей, и чтобы он постоянно сталкивался с употреблением слов, которые мы хотим ввести в его оперативное сознание.

Если ребёнка учат, например, литературе, то эту роль выполняет учебник, учитель, домашние задания. «Повторение – мать учения».

Обучение, как правило, это открытый процесс. Точку привязки можно ввести и скрыто, просто предъявляя её много раз человеку «невзначай». Можно показать брэнд фирмы в рекламе по телевизору, в журнале, на рекламном щите на улице, упоминать его в новостях, и так далее. Главное – ввести его в сознание человека.

* * *
На введение новых точек привязки будут влиять частота, продолжительность и очерёдность их упоминания.

Например, если каждую программу новостей начинать с курса доллара, это будет более сильным введением, чем упоминание курса в конце программы или не во всех новостях.

* * *
На силу введения влияет заряд точки в пространстве – важность, значительность и во времени – срочность.

Информация, преподносимая как важная и срочная, всегда сильнее вписывается в сознание, чем второстепенная и заурядная.

* * *
Следующий фактор – это фон, на котором вводится точка привязки. Где легче поставить яркую точку – на сером листе бумаги или в пёстром лесу? Где легче поставить точку – в пустоте или среди множества других точек?

Чем более примитивен и узок мир человека в целом, тем проще внедрить в него контролируемые точки привязки. Поэтому управляющий объективно заинтересован, чтобы подавить или удалить все остальные яркие точки, опустошить и осерить мир человека.

Рекламный ролик по телевизору – очень яркое пятно в городе. Поместите этот же телевизор среди цветущего леса, и эта реклама едва ли вообще обратит на себя внимание.

Кого привлекут духи в лесу или в ромашковом поле, кто станет покупать таблетки витаминов в деревне?

Удаление точки привязки
Вторая операция – удаление существующей точки привязки из оперативной зоны и, затем, из сознания вообще. В идеале удалению подлежат все неконтролируемые точки привязки.

Можно выделить пять основных способа удаления:
Изъятие из внешнего мира.
Замена аналогичной контролируемой точкой.
Дробление точки и удаление по частям.
Удаление фоном.
Замыкание точек с противоположными зарядами.

* * *
Самый простой способ – «с глаз долой – из сердца вон». Надо изъять из окружения человека всякие упоминания об уничтожаемой точке привязки.

Из жизни лечащегося от алкоголя уберите всё, что связано с бутылкой. Самоубийце не должна попадаться на глаза верёвка. Из книг и учебников вырежьте фотографии врагов народа.

* * *
Второй способ – замена аналогичной точкой. Очень важно, чтобы место удаляемой точки не пустовало, а было заменено новой, контролируемой.

Снимите старые символы, нарисуйте новый логотип, замените герб страны брэндом пепси. Выключите старые песни, поставьте новые, замените гимн рекламным припевом. Перестаньте употреблять обычные слова, замените их вновь придуманными, замените русские слова английскими, а ещё лучше матными. Снесите памятники, вместо них поставьте рекламные щиты. Переименуйте улицы и города, смените названия органов власти и названия предприятий. Смените название страны – и вы получите совершенно новый мир, хотя с материалистической точки зрения ничего не изменилось.

Удаление действует не на всех одинаково. Часть людей будет продолжать помнить, поэтому важно отсечь остальных от этой памяти. В этом случае религия денег занимается расшатыванием сознания в целом. Она приучает к презрению к старшим и ко всему «старому»; создаёт культ новизны. Всё, что новое – лучше просто потому, что оно новое. Человек привыкает к частой и автоматической замене точек привязки.

* * *
Третий способ – дробление целой большой точки на маленькие составляющие.

Чтобы уничтожить страну, её надо разделить на куски. Таким же образом в сознании людей можно заменить понятие страны понятиями отдельных республик и областей, даже не проводя физического разделения. Люди перестанут считать себя частью целого.

Понятие семьи сложно удалить из сознания, но его легко разделить на понятие отдельных индивидуальных «личностей», которых мало что будет связывать.

Этим же способом можно бороться и со страхами. Один большой страх перед «мощью» Америки разделите на много маленьких фобий и победите каждую по отдельности.

* * *
Четвёртый способ – удаление фоном. Как яркую точку сложно поставить на пёстром фоне, точно так же яркую точку можно не удалять, а просто заглушить пёстрым фоном. Окружите уничтожаемую точку яркими соседними, и она забудется сама собой. Забейте новости о скандале Клинтона новостями о войне в Югославии.

* * *
Самый коварный способ удаления – короткие замыкания в сознании. Допустим, у нас есть точка привязки с высоким зарядом, которую не удаётся ни замолчать, ни заменить новой. Тогда следует найти в сознании человека любую другую точку с противоположным зарядом, и связать эти две точки, замкнуть их.





В результате в сознании возникнут такие искажения, что выключится весь блок, весь участок, в котором расположено замыкание. Это не только удалит точку, но и опримитивит сознание в целом, что сделает его более удобным для управления.

Самое высокозаряженное понятие верующего – бог и его представитель на земле, святая церковь. Закоротите его с самым негативным – муками ада. Получим рассказы об инквизиции.

Один из самых больших грехов христианства – растление малолетних. Замкните его с самыми большими праведниками – священниками и кардиналами. Получим дело кардиналов Бостона.

Самое высокое понятие в России – Родина. Замкните его с понятием смерти. Получим «репрессии».

Возьмите идеал светлого будущего – коммунизм, и закоротите его с чёрным обществом смерти – фашизмом. Получим «красно-коричневых».

* * *
Представьте, что поганый забрался в наше общее сознание. Он ползает по нему, находит точки с высоким и низким зарядом и закорачивает их. Ему абсолютно всё равно, какие это точки, его цель – просто замкнуть, омертвить. Поганый сидит, смотрит на искры, радуется, улюлюкает, слюной исходит. Ждёт, когда ему удастся окончательно всё уничтожить.

Изменение заряда точки привязки
Напомним, что заряды точек привязки в конечном счёте определяют, что такое хорошо и что такое плохо.

Выделим три основных способа изменения заряда:
Напрямую.
Через органы чувств.
Через связывание с другими точками привязки

* * *
Самый простой способ – поменять заряд напрямую.

Расхвалить или обругать, используя прилагательные, ярлыки, клички. Сказать, что этот товар-брэнд хороший или плохой, исключительный или заурядный, великолепный или дефектный, чёрный или белый и так далее.

Даже такой простой способ эффективен при многократном повторении, а также при воздействии на детей, подростков и людей с нетвёрдым сознанием.

Но этот способ относительно открыт, легко отслеживается и может быть заблокирован инстинктом самозащиты сознания.

* * *
Другой способ – задание зарядов через органы чувств.

Например, задание отрицательного заряда плохой оценки в школе через наказание ремнём, или пожатие руки за успехи. На уровне общества это тюремные наказания за преступления. Сюда же можно отнести наказание голодом и холодом за неспособность заработать нужное количество долларов.

Этот способ весьма действенен, но он тоже открыт, а потому вызывает сопротивление. К тому же физическими действиями можно заставить человека работать ради необходимого, но практически невозможно ради приобретения товаров удовольствий.

* * *
Третий, скрытый, самый распространённый и эффективный способ – связывание точки с другими точками, уже имеющими в данном сознании высокий заряд. Этот способ мы рассмотрим ниже.

II.
Присоединение, ведение, изменение
Подробнее рассмотрим, как подойти к комплексному проведению операций по введению, удалению и смене заряда точек привязки.

Можно выделить три этапа:
присоединение,
ведение,
изменение.

* * *
На этапе присоединения надо понять человека, группу людей или общество. Надо изучить их исходный набор точек привязки: определить, какие точки находятся в оперативном сознании и их заряды, а также наиболее сильные спящие точки привязки.

Надо понять систему ценностей людей, научиться говорить на их языке. Далее, надо определить внешнее окружение человека или группы; определить, на какие каналы доступа к сознанию они лучше всего реагируют, какие органы чувств у них сильнее всего задействованы. Следует также понять степень гибкости их сознания и уровень защитных механизмов.

На языке маркетинга это называется исследованием рынка и целевой аудитории.

* * *
На этапе ведения надо завоевать доверие. Надо создать у людей впечатление, что вы понимаете их, разделяете их взгляды, вам близки их ценности, у вас с ними много общего. Затем надо развить их мысли, показать им, что вы знаете как, или, по крайней мере, хотите достичь тех же целей, что и они. Показать, что вы хотите помочь им.

Типичной ошибкой управляющего является попытка ввести или аргументировать изменения, исходя из своей логики, своих ценностей, а не из логики и ценностей управляемого. С другой стороны, так обычно поступают те, кто хочет добра управляемому. Насильник гораздо хитрее.

* * *
На этапе изменения можно проводить операции по введению, удалению или смене зарядов (при этом опять отталкиваясь от исходного набора управляемого).

Подход присоединение–ведение–изменение гораздо более эффективен, чем попытка заставить человека что-то сделать силой, приказом или авторитетом.

Можно представить себе это так. Вы хотите изменить направление движения автомобиля. Подход в лоб – остановить его и приказать ехать в другую сторону. Скрытый подход – подсесть в автомобиль, проехать вместе с водителем, постепенно уговорить водителя, или самому сесть за руль и увести машину в нужном направлении.

На уровне общества, в христианское сознание новые ценности надо вводить через христианские ценности. Например, через сочувствие, как нам продемонстрировал раввин Каплан (см. 4-ю главу). В поганое сознание идеи вводятся только через страх и жадность.

Алгоритм введения и изменения заряда точки привязки
Обобщая, можно предложить следующий упрощённый алгоритм изменения сознания.

1. Выберите точку привязки, которую вы хотите ввести или изменить в заряде.

Обычно это товар или брэнд.

2. Перечислите точки привязки, которые имеют высокий заряд (как положительный, так и отрицательный) в сознании управляемой группы людей.

Самый простой подход – отталкиваться от тех точек привязки, которые заданы человеку природой на уровне инстинктов и универсальны для всех людей.
Это жажда, голод, чувство безопасности, половое влечение, красота тела, вид неба, моря, солнца, растений и животных, вид детей.

В религии денег нет необходимости особо исследовать – сознание групп потребителей уже обработано и выставлено на продажу. В него заранее внедрены высокозаряженные точки привязки, которыми вы можете, за плату, воспользоваться. Это знаменитости; «раскрученные» брэнды, а также «раскрученные» фобии.

3. Определите ту исходную точку привязки, с которой вы будете связывать вводимую точку привязки.

Желательно, чтобы исходная связываемая точка привязки имела хоть какую-то логическую или ассоциативную связь с вводимой. Для выбора этой исходной точки можно просто порассуждать; воспользоваться словарями или специальными компьютерными программами. Можно просто задать поиск вводимого слова на Интернет и посмотреть, в каком контексте оно встречается.

Если нет подходящих оперативных точек привязки, можно воспользоваться одной из высокозаряженных спящих точек, но предварительно потребуется её «размораживание», ввод в оперативную зону.

<<

стр. 5
(всего 12)

СОДЕРЖАНИЕ

>>