<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Если он такой легкий, почему столь многим из вас он так трудно дается?
Потому что мы не знаем, на что похоже яюбитъ Тебя. Ибо вы не знаете, на что похоже любить друг друга.
Третий шаг может оказаться не таким уж легким на планете, где и слыхом не слыхивали о том, что можно любить без зависимости, где безусловная любовь — редкая практика и где любить всех без ограничений считается «неправильным».
Люди создали такой стиль жизни, при котором постоянное чувство Единства со всеми действительно вызывает «неприятности». И ты только что назвал основные причины этих бед. Их можно назвать тремя великими разрушителями любви:
1. Потребность.
2. Ожидания.
3. Ревность.
Невозможно по-настоящему любить человека, если присутствует любой из этих элементов. И конечно, невозможно любить Бога, который поощряет тебя в любом из них, а тем более во всех трех. Однако именно в такого Бога вы верите, и, поскольку вы провозгласили, что такая любовь хороша для Бога, вы считаете, что она хороша для вас. В
таких условиях вы стремитесь создать и сохранить любовь друг к другу.
Вас учили, что Бог ревнив, что у Него огромные ожидания и что Он настолько требователен, что, если Его любовь к вам не будет знать взаимности. Он накажет вас вечным проклятием. Теперь такое учение является частью вашей культуры. Оно настолько укоренилось в вашей психике, что избавиться от него будет делом нелегким. И все же, пока вы этого не сделаете, вы не можете научиться по-настоящему любить друг друга, а тем более Меня.
Что мы можем сделать?
Чтобы решить проблему, вам нужно сначала понять ее. Давай рассмотрим ее подробно.
Потребность в ком-то — самое мощное орудие убийства любви. Однако большинство представителей вашего вида не понимают отличия между зависимостью и любовью, поэтому они перепутали их и продолжают ошибаться но сегодняшний день.
«Потребность» возникает тогда, когда вы полагаете, что вне вас есть нечто, что вам нужно для того, чтобы стать счастливым. Так как вы верите, что у вас есть в этом необходимость, вы готовы почти на все, чтобы этим завладеть.
Вы будете стремиться приобрести то, в чем, по-вашему, вы нуждаетесь.
Большинство людей приобретают нужные им вещи путем обмена. Они обменивают то, что у них есгь, на то, что они хотят получить.
Этот процесс они называют «любовью».
Да> мы уже говорили об этом.
Действительно. Но сейчас давай остановимся подробнее на этом вопросе, потому что вам важно понять, откуда возникло такое представление о любви.
Вы полагаете, что через обмен вы проявляете свою любовь друг к другу, ибо вас учили, что так Бог проявляет любовь к вам.
Бог заключил с вами сделку: если вы будете любить Меня, Я допущу вас в рай. Если нет — не допущу.
Кто-то сказал вам, что Бог такой, и вы сами стали такими.
Как Ты сказал: то, что хорошо для Бога, хорошо и для меня.
Совершенно верно. Так вы создали миф, которым живете ежедневно: любовь условна. Но это всего лишь миф. Это часть вашей культуры, но это не часть реальности Бога. В действительности Богу ничего не нужно, и Он ничего не требует от вас.
Как может Бог в чем-то нуждаться? Бог — это Все во Всем, Все Сущее, Недвижимый Движитель, Источник всего. От чего, по-вашему. Бог может зависеть?
Понять, что у Меня все есть, что Я есть все и что Я ничего не требую, — это значит познать Меня.
Шаг Первый в обретении дружбы с Богом.
Да. По-настоящему познав Меня, вы начнете избавляться от мифа обо Мне. Вы измените свое представление о том, кто Я есть и каков Я есть. Изменив свое представление о том, каков Я есть, вы измените мысли о том, какими вы должны быть. Это начало трансформации. Дружба с Богом трансформирует вас.
Я так взволнован! Никто и никогда не объяснял все мне так просто и ясно.
Тогда слушай внимательно, ибо сейчас наступит величайшая ясность.
Вы созданы по образу и подобию Божьему. Вы всегда это понимали, так как этому вас тоже учили. Однако вы ошибаетесь в том, какими являются Мой образ и подобие. Соответственно, вы ошибаетесь в том, каким может быть ваш образ и подобие.
Вы полагаете, что Я —Бог, у которого есть потребности, и среди них — потребность в том, чтобы вы любили Меня. (Некоторые из ваших церквей утверждали, что это не потребность в вашей любви, но просто желание ее. Они говорили, что Я просто желаю, чтобы вы Меня любили, но никогда не буду вас заставлять. Но разве это «желание», а не «потребность», если Я собираюсь обречь вас на вечные муки, не получив желаемого?)
Итак, будучи созданы по Моему образу и подобию, вы называете нормальным испытывать такое же желание. Так вы создали свои фатальные влечения.
Но Я говорю вам, что у Меня нет потребностей. Все, чем Я Являюсь внутри Себя, — это все, что Мне нужно для выражения того, Что Я Есть вне Себя. Такова истинная природа Бога. Таков образ и подобие, по которому вы созданы.
Ты понимаешь, какое здесь заключено чудо? Ты видишь, что из этого следует?
У вас тоже нет потребностей. Вам ничего не нужно, чтобы быть совершенно счастливыми. Вы только думаете, что в чем-то нуждаетесь. Самое совершенное, самое полное счасгье вы найдете внутри себя, и после этого ничто вне вас не сможет сравниться с ним или разрушить его.
Старая добрая проповедь о счастье. Извини, но почему же я тогда не испытываю его?
Ты не стремишься к нему. Ты стремишься испытать самую великую часть себя вне себя. Ты стремишься испытать, Кто Ты Есть, через других, вместо того чтобы позволить другим испытать. Кем Они Являются, через тебя.
Что Ты сказал? Повтори, пожалуйста.
Я сказал, что ты стремишься испытать. Кто Ты Есть, через других, вместо того, чтобы позволить другим испытать, Кем Они Являются, через тебя.
Возможно, это самое важное из того, что Ты мне говорил.
Интуитивное утвер ж ден ие.
Что это значит? Я не знаю, что это значит.
Многие из самых важных утверждений, которые ты произносишь в жизни, являются интуитивными. Ты знаешь, что они исгинны, еще до того, как понимаешь почему. Их порождает глубокое понимание, которое превосходит очевидность, доказательства, логику, здравый смысл и все те инструменты, при помощи которых ты пытаешься определить, что истинно, а что нет, то есть что важно. Иногда ты определяешь, что какие-то слова важны, просто по их звучанию. Они «звучат как истина».
Всю свою жизнь я верил тому, что другие говорили обо мне. Я менял свое поведение, изменял себя, чтобы изменить то, что другие говорили обо мне, и то, что они говорили мне обо мне, Я буквально переживал себя через других, как Ты только что сказал.
Большинство людей поступают так же. Однако достигнув мастерства, ты позволишь другим переживать на опыте то, Кем Они Являются, через тебя. Так ты узнаешь Мастера, увидев его: Мастер — это тот, кто видит тебя.
Мастер возвращает тебя себе самому, ибо он узнает тебя. То есть познает тебя снова. Таким образом, ты снова познаешь себя. Ты знаешь, что ты тот. Кем Ты Являешься в Действительности. И видишь это в других. Ты стал Мастером и больше не стремишься познать себя через других, но выбираешь, чтобы другие познавали себя через тебя.
Итак, истинный Мастер не тот, у кого больше всего учеников, а тот, кто создает больше всего Мастеров.
Как я могу пережить на опыте эту истину? Как я могу перестать нуждаться во внешней поддержке и найти в себе все, что мне нужно для счастья?
Стремись погрузиться вовнутрь. Чтобы найти то, что внутри, нужно погрузиться вовнутрь. Если ты не движешься внутрь, ты движешься наружу.
Об этом Ты тоже говорил.
Да, всей этой информацией Я уже делился с тобой. Тебе была дана вся эта мудрость. Ты считаешь, Я бы заставил тебя ждать, прежде чем рассказать величайшие истины? Зачем Мне держать их в секро е?
Ты слышал много важного не только в предыдущих беседах с Богом, по и из других источников. Тут нет откровения, кроме того, что все это уже было открыто.
Ты уже даже сам открыл себя. И это откровение, данное тебе, лежит глубоко в твоей душе.
Осознав это откровение хотя бы на миг, ты совершенно отчетливо поймешь, что ничего вне тебя не может сравниться с тем, что есть внутри тебя, что ни одно чувство, которое вызывают в тебе внешние обстоятельства, не похоже на полное блаженство единства, которое ты ощущаешь внутри.
Я снова говорю тебе, ты найдешь блаженство в себе. Там ты снова вспомнишь. Кто Ты Есть, и там испытаешь опять, что понуждаешься ни в чем внешнем.
Там ты увидишь свой образ в Моем подобии,
И в тот день исчезнет твоя потребность в чем бы то ни было, и ты наконец действительно сможешь любить по-настоящему.
Ты говоришь с такой силой, такизысканно и красиво! Так часто от Твоих слов у меня захватывает дух! Но расскажи мне еще раз, как я могу погрузиться в себя. Как я могу познать себя как сущность, которая не нуждается ни в чем внешнем?
Просто помолчи. Побудь наедине с собой. Старайся поступать так чаще. Ежедневно. Если у тебя есть возможность, ежечасно на протяжении нескольких минут.
Просто остановись. Прекрати все свои действия. Останови все свои мысли. Просто «побудь» некоторое время. Пусть только один миг. Он сможет изменить все.
Каждым утром, на рассвете, подари себе один час. Встреться со своим «Я» в тот священный миг. А потом продолжай заниматься повседневными делами. Ты станешь другим человеком.
Ты говоришь о медитации.
Не привязывайся к названиям или способам действия. Так поступала религия. К этому стремится догма. Не создавай названий или правил вокруг этого опыта.
То, что ты называешь медитацией, — это просто пребывание наедине с самим собой, и в конечном счете бытие собой.
Ты можешь прийти к себе разными путями. Некоторым для этого нужно «медитировать» —то есть молча сидеть. Другим — гулять в одиночестве на природе. Отмывая пол на коленях со щеткой в руках, тоже можно медитировать — это открытие сделали многие монахи. Те, кто пришли извне монастырских стен, увидев их труд, дума-юг: о, какая тяжелая жизнь! Но монах погружен в счастье и покой. Он не жаждет избавиться от мытья полов, он жаждет оттереть под еще один раз! Просто дайте мне еще один пол! Дайте мне еще одну щетку! Дайте мне еще час простоять на четвереньках, когда мой нос находится в шести дюймах над землей! Я дам вам самый чистый пол, который вы когда-либо видели! И в процессе мытья полов очистится моя душа. Очистится от мыслей, что для счастья нужно что-то кроме самого счастья.
Домашняя работа может быть видом глубокой медитации.
Хорошо, допустим, что я открыл, что мне ничего ни от кого не нужно, чтобы быть по-настоящему счастливым. Не стану ли после этого необщительным?
Напротив, это сделает тебя более общительным, чем когда-либо, так как теперь ты ясно видишь, что тебе нечего терять! Ничто не мешает вам любить друг друга больше, чем. мысль, что вам есть что терять.
Именно по этой причине вам было сложно и страшно любить Меня. Вам говорили, что, если вы не будете любить Меня правильно, в правильное время, по правильным причинам, Я рассержусь. Ибо Я ревнивый Бог и Я не приму вашу любовь в образе, форме или виде, отличном от тех, которые Я требую.
Ничто не может быть дальше от истины, ио истина hhkoi -да не была дальше от вашего сознания.
Мне ничего от вас не нужно, и поэтому Я ничего не хочу и не требую от вас. Моя любовь к вам безусловна и безгранична. Вы вернегесь на Небеса, независимо от того, как вы любили Меня, потому что больше вам некуда возвращаться. Вам обеспечена вечная жизнь и гарантировано вечное вознаграждение.
В «Беседах с Богом» Ты сказал, что даже занятия любовью и ощущение сексуального экстаза может быть формой медитации.
Правильно.
Но это не пребывание с собой. Это ведь пребывание с другим человеком.
Значит, ты не знаешь, что такое любить по-настоящему. Ибо, когда ты по-настоящему любить, в комнате только ты один. То, что начинается как пребывание с другим человеком, становится опытом пребывания Одним — пребыванием с собой. На самом деле в этом и заключена цель сексуальности и всех форм любви.
У тебя есть ответ на все'
Надеюсь, да. А два других разрушителя любви — ожидания и ревность?
Даже если вам удастся удалить потребность и зависимость из ваших отношений друг с другом и со Мной, вам, воз
можно, придется бороться с ожиданиями. Ожидать что- го от кого-то — значит полагать, что этот человек должен поступать определенным образом, что он должен оказаться таким, каким вы его представляете или каким он, по-вашему, доджей быть.
Как и потребность, ожидание смертельно. Ожидание ущемляет свободу, а свобода — сущность любви.
Когда ты любишь человека, л ы даешь ему полную свободу быть тем, кем он является, ибо это величайший дар, который ты ему можешь дать, а любовь всегда дает величайший дар.
Этот дар Я даю вам, н о вы не можете в это поверитъ, потому что вы не можете представить себе любви столь великой. И вы решили, что Я дал вам свободу делать только то, что Я хочу.
Да, ваши религии говорят, что Я дал вам свободу делать все, делать любой выбор. Но Я снова спрошу тебя: если Я буду мучить тебя бесконечно и проклинать вечно зато, что ты сделал выбор, которого Я не хотел, разве Я сделал тебя свободным? Нет. Я сделал тебя способным. Ты способен сделать любой выбор, но ты не свободен его сделать. Не свободен, если тебе небезразличны его последствия. И, конечно, все твои действия.
Итак, вы выстроили следующую систему: Я обеспечу вам награду на небесах, но за это Я ожидаю, что вы будете поступать по-моему. И это вы называете Божественной любовью. Точно так же вы ожидаете чего-то друг от друга и называете это любовью. Но ни в первом, ни во втором случае это не любовь, ибо любовь ничего не ждет, кроме того, что дает свобода, а свобода не знает ожиданий.
Если тебе не нужно, чтобы человек соответствовал твоим представлениям о нем, ты перестаешь ожидать от него чего-либо. Ожидания вылетают в окно. И ты любишь людей такими, какие они есть. Но для этого тебе нужно полюбить себя таким, каков ты есть. А это может случиться только тогда, когда ты любишь Меня таким, какой Яесть.
Чтобы полюбить Меня так, вы должны знать Меня таким, каким Я являюсь в действигелыюсти, а ие таким, каким вы Меня себе представляете.
Именно поэтому первым шагом в обретении дружбы с Бо гом является познать Бога, вгорым — вери1ь Boiy, кого рого вы знаете, а третьим — дюбигъ Бога, которого вы знаете и которому вы верите. Для этого вам нужно отно ситься к Богу как к тому, кого вы знаете и кому верите
Можете ли вы любить Boia безусловной любовью? Это серьезный вопрос. Возможно, вы все время думали о том, может ли Бог любичь вас без каких-либо условий, но гораздо важнее знать, можеге ли вы любить Бога без всяких условий. Потому что вы можете принять Мою любовь только такой, какую вы способны испытывать ко Мне сами.
Это грандиозное утверждение! Я снова попрошу тебя noi-i" рить его Я не могу позволить этим словам остаться нечамечен-
НЬ1МИ
Вы можете принять Мою любовь только такой, какую вы способны испытывать ко Мне сами.
Наверное, это правдиво и о человеческих взаимоотношениях
Конечно. Ты можешь принимать любовь другого человека только такой, какую способен испытывать к нему сам. Он может любить тебя по-своему так долго, как пожелаег. Ты можешь получить его любовь только по-твоему.
Нельзя испытать то, что ты не позволяешь испытывать другим.
И это приводит нас к последней части ответа: к ревности.
Из за своею решения любить Бога ревнивой любовью вы создали миф о Боге Ревнивой Любви.
Погоди Ты говоришь, мы ревнуем Тебя3'
Откуда, по-твоему, взялась идея о ревнивом Боге?
Вы изо всех сил пытались присвоить Мою любовь. Вы пытались быть единственными владельцами. Вы предъявили права на Меня, и поступили очень дурно. Вы про возгласили, что Я люблю вас, и только вас. Вы избранный народ, вы — нация под Боюм, вы единственная истинная церковь! И вы очень ревниво относитесь к положению, которым наградили сами себя. Если кто-то заявляет, что Бог любит всех людей одинаково, принимает любую веру, любую нацию, вы называете это богохульством. По вашим словам, 6oi охульством является то, что Бог любит вас не так, как вы об этом i оворич е.
Джордж Бернард Шоу сказал, чю все великие истины вначале были богохульствами
Он был прав.
Я люблю не ревнивой любовью, но i акой вы увидели Мою любовь, ибо так вы люби7Ш Меня.
Точно так же вы любите друг друга, и это вас убивает. Я говорю буквально. Люди из-за ревности убивали других и себя.
Если вы любите другого человека, вы говорите, что он должен любить вас и только вас. Если он любит другого, вы начинаете ревновать. Этим все не заканчивается. Ведь вы ревнуете не только к людям, вы ревнуете к работе, увлечениям, детям, ко всему, что отвлекает нпимапие ваших любимых от вас. Некоторые из вас ревнуют к собаке или игре в гольф.
Ревиость принимает разные формы. У нее много лиц. Ни одно из них не является красивым.
Я знаю. Когда-то я ревновал женщину по имени Дон*, которую я очень сильно любил Я рассказал ей о своей ревности, и она очень тихо ответила мне — Нил, это не очень привлекательная твоя сторона. Я это запомнил навсегда. Она просто констатировала факт, без каких-либо эмоций. Не было возражений тому, что я только что сказал, не было длительных рассуждений по поводу того, что она сказала. Она просто подумала вслух. Я был потрясен
Дон дала тебе великий дар.
Да. И все же мне тяжело одолеть ревность Как только я поду маю, что наконец от нее избавился, как она опять возникает. Она как будто скрывается, и я даже не знаю, что она во мне есть Фактически, я могу поклясться, что ее нет. А потом — бах — и она тут как тут.
Думаю, я теперь меньше ревную, но если бы я сказал, что вообще не чувствую ревность, я бы солгал.
Ты работаешь над проблемой, этого достаточно. Ты видишь ревность гакой, какая она есть, и это хорошо.
Но как мне от нее избавиться? Я знаю людей, кто на самом деле совершенно освободились от ревности Как им это удалось? Я тоже хочу!
Ты имеешь в виду, что ревнуешь людей, которые не знают ревности? Весьма забавно.
Умно. Ты умница. Ты это знаешь?
Конечно, знаю. А как, по-твоему, Я со всем справляюсь?
Хорошо, так каков же ответ?
Избавься от идеи, что счастье зависит от того, что вне тебя самого, и ты избавишься от ревности. Избавься or мысли, что ты получаешь любовь в обмен на то, что отдаешь, и ты избавишься от ревности. Избавься от своих притязании на время, энергию, средства или любовь другого человека, и ты избавишься от ревности.
Да, но как?
Живи ради нового смысла. Пойми, цель жизни не в том, что ты от нее получаешь, а в том, что ты в нее вкладываешь. Это правдиво и об отношениях с людьми.
Цель жизни—создать себя заново в следующей высочайшей версии твоего величайшего представления о том. Кем Ты Являешься. Она в том, чтобы объявить и стать, выразить и осуществить, испытать и познать твое истинное «Я».
Для этого ничего не нужно от других людей — или конкретного человека. Вот почему ты можешь любить людей, не требуя от них ничего.
Мысль ревновать любимого человека ко времени, которое он проводит на площадке для гольфа, на работе или в объятиях другого, может прийти тебе в голову, только если ты считаешь себя несчастливым оттого, что тот, кого ты любишь, счастлив.
Или что твое счастье зависит от того, чтобы тот, кого ты любишь, всегда был с тобой, а не с кем-то или чем-то другим.
Точно.
Но подожди минуту. Ты хочешь сказать, что мы не должны ревновать, даже если тот, кого мы любим, находится в объятьях другого? Ты хочешь сказать, что неверность — это правильно?
Нет понятия «правильно» и «неправильно». Эти мерки вы придумываете сами. Вы создаете их — и меняете их — в ходе развития своего общества.
Говорят, что в этом проблема современного общества, что мы Духовно и общественно безответственны. Мы меняем свои ценности под влиянием момента, чтобы они подходили нашим целям.
Конечно, меняете. Такова жизнь. Если бы вы не меняли У ценности, жизнь не могла бы продолжаться. Вы бы не достигли никакого прогресса. Вы действительно хотите вечно цепляться за старые ценности?
Некоторые хотят.
Они хотят вешать женщин на городских площадях, называя их ведьмами, как было несколько поколений назад?
Они хотят, чтобы церковь отправля;1а воинов в крестовые походы и те убивали людей тысячами за то, что они не признают единую истинную веру?
Но в твоих примерах из человеческой истории поведение людей было обусловлено ошибочными, а не старыми ценностями. Мы поднялись над такими обычаями.
Правда? Ты не обращал внимания на свой мир в последнее время? Но это совершенно другая тема разговора. Давай вернемся к нынешней.
Изменение ценностей — это признак взросления общества. Вы вырастаете в более высокую версию себя. Вы все время меняете свои ценности по мере того, как собираете новую информацию, получаете новый опыт, рассматриваете новые идеи, открываете новый взгляд на вещи и переопределяете, Кем Вы Являетесь.
Это признак роста, а не безответсгвенности.
Позволь мне уточнить. Если я считаю правильным, что тот, кого я люблю, проводит время в объятиях другого человека, это признак роста?
Признак роста в том, что ты потеряешь из-за этого покоя. Не ломаешь свою жизнь из-за эгого. Не совершаешь самоубийство. Не убиваешь другого человека. Люди так посту-пают. Даже сегодня происходятубийства из-за ревности, и большинство из вас ею убивают любовь.
Конечно, я не одобряю убийства, но как может быть не убита любовь к человеку, если он говорит, что любит тебя, и в то же время любит другого?
Если он любит другого, значит ли это, что он не любит тебя? Он любит по-настоящему, только когда он любит тебя одного? Ты так это понимаешь?
Да, черт побери! Именно так многие сказали бы. До, черт побери.
Не удивительно, что вам так трудно принять Бога, который любит всех одинаково.
Ну, мы ведь не боги. Большинству людей нужна некоторая степень эмоциональной надежности. А беа нее, без супруга или партнера, который ее обеспечивает, любовь может просто умереть, хочу я этого или нет.
Нет, умирает не любовь. Умирает потребность. Ты решаешь, что тебе больше не нужен этот человек. Фактически, ты не хочешь нуждаться в этом человеке, потому что это слишком больно. И ты принимаешь решение: мне больше не нужно, чтобы ты меня любил. Иди и люби, кого пожелаешь. Я ухожу.
Вот что происходит. Ты убиваешь потребность. Ты не убиваешь любовь. На самом деле некоторые сохраняют любовь навсегда. Друзья говорят, что ты еще не перегорел. И это правда! Внутри тебя горит свет твоей любви, пламя твоего чувства сияет так ярко, что другие замечают его. Но в этом нет ничего плохого. Так и должно быть — учитывая, кем и чем, по твоим словам, ты являешься и чем выбираешь быть.
Если я еще не перегорел из-за кого-то, значит, я не могу полюбить никого другого?
Почему ты должен перестать любить одного человека, чтобы полюбить другого? Ты не можешь любить больше одного человека за раз?
Многие люди не могут. Так не могут. Ты имеешь в виду секс?
Я имею в виду романтические отношения. Я имею в виду партнера на всю жизнь. Некоторым людям нужен партнер на всю Жизнь. Большинству людей.
Трудность в том, что большинство людей путают любовь с потребностью. Они думают, что два эти слова, два эти чувства взаимозаменяемы. Это не так. Любить кого-то — совершенно не значит нуждаться в нем.
Можно любить и нуждаться в человеке одновременно, но ты его любишь не потому, что он тебе нужен. Если ты любить потому, что нуждаешься, ты любишь не человека, но то, что он тебе дает.
Когда ты любишь кого-то за то, кем он есть, дает ли он тебе то, что тебе нужно, иди нет, значит, ты его любишь по-настоящему. Если тебе действительно ничего не нужно, ты в самом деле можешь любить.
Помни, любовь не знает условий, ограничении и потребности. Я люблю вас именно так. Однако вы не можете представить себе, что вы получаете такую любовь, потому что не можете представить, что можете испытывать ее сами. И это самое печальное в вашем мире.
Учитывая, что вы, по вашим словам, хотите стать Высокоразвитыми Существами, неверность, как вы ее называете, неправильна. Ибо она не будет работать. Она не поможет вам достичь вашей цели. Ведь неверность означает ложь, а где-то в глубине души вы знаете и понимаете, что Высокоразвитые Существа живут и дышат только правдой — во первых, в-последних и навсегда. Они не говорят правду, они являются правдой.
Чтобы быть Высокоразвитым Существом, ты должен всегда быть правдивым. Прежде всего, ты должен быть правдив по отношению к себе, потом к другому человеку, потом ко всем. И если ты не правдив по отношению к себе, ты не можешь быть правдив по отношению к другим. Таким образом, если ты любишь не только того, кто хочет, чтобы ты любил его одного, ты должен сказать об этом открыто, честно, прямо, ясно и незамедлительно.
И это должно быть принято?
Ни от кого не требуется ничего принимать. В отношениях между Высокоразвитыми Существами каждый просто живет своей правдой — и каждый говорит правду, которой он живет. Если что-то с кем-то случается, это просто признают. Если что-то неприемлемо для кого-то, об этом просто говорят. Все всегда делятся правдой обо всем. Это радость, а не признание.
Правду следует праздновать, а не признавать.
Но невозможно радоваться правде, которой, как вам сказали, нужно стыдиться. И вас учили больше всего стыдиться следующего: кого, как, когда и почему вы любите.
Вас учили стыдиться своих желаний, чувств и любви ко всему—от танцев и взбитых сливок до других людей.
Больше всего вас учили стыдиться любви к себе. Но как же вы можете любить другого человека, если вам нельзя любить того, кто любит?
Это дилемма, которая стоит между вами и Богом.
Как вы можете любить Меня, если вам нельзя любить сущность того, Кем Вы Являетесь? И как вы можете увидеть и провозгласить Мою славу, если вы не можете увидеть и провозгласить свою?
Я опять говорю вам: все истинные Мастера провозгласили » свою славу и поощряли других прославлять самих себя.
- Ты вступаешь на путь к своей славе, когда вступаешь на путь к своей истине. Эта тропа начинается тогда, когда ты заявляешь, что с этого момента ты будешь говорить правду постоянно, обо всем и всем. И что ты будешь жить своей правдой.
Такое обязательство не оставляет места неверности. Но сказать человеку, что ты любишь другого, — не неверность. Это честность. А честность — высшая форма любви.
-О, Боже. Ты снова это сделал. Вот еще заметка на память.
- Повтори ее, пожалуйста.
Честность — высшая форма любви. Мне хотелось бы это запомнить.
Напиши записку и прикрепи на холодильник.
Ха' Значит, Ты говоришь, что проводить время в объятиях друюго нормально, пока ты честно говоришь об этом Я пра вильно понял'1
Ты низводишь все до непостоянных личных отношении
Ну, мы, люди, любим так делать Мы любим брать великие истины и низводить их до упрощенных выводов И тоща мы можем хорошенько поспорить о них
Понятно. Это твое намерение? Ты хочешь поспорить со Мной?
Нет Я по настоящему пытаюсь обрести мудрость, насколько это у меня получается
Тогда тебе будет полезнее выслушать все, что Я говорю, и внести Мои слова в более обширный контекст, вместо того, чтобы делать вывод из нескольких Моих слов
Я исправлюсь.
Не исправляйся. Следуй советам. Исправляется тот, кто сделал что то неправильно. Советам следует тот, кто ищет правильный путь.
Бог указывает путь, а не исправляет, рекомендует, а не порицает.
Вот это да! Ну, парень.
Я знаю, Я знаю. Еще один узелок на память.
Но ведь так и есть! Это действительно так!
Завязывай сколько угодно узелков. Напиши слова на футболках. Ни перед чем не останавливайся. Сделан фильм. Иди на телевидение. Не стыдись!
Не стыдись любви. Убери из твоих отношения стыд и замени его ликованием.
...возможно, ты захочешь так же изменить свое отношение к сексу.
Давай не будем углубляйся в эту тему, иначе мы никогда не ответим на мои вопрос. Ты говоришь, что быть в объятиях другого нормально, если честно говорить от этом?
Я говорю, что ты решаешь, что нормально, а что нет Я говорю, что люди не могут знать, нормальны ли их отношения, если они не знают, что происходит.
Я говорю, что никакая ложь не работает в высокоразвитых взаимоотношениях. Я говорю, что ложь — это ложь, преднамеренная она или нет. И Я говорю, что после того, как сказана вся правда, твое решение о том, можешь ли ты любить человека, который любил или любит сейчас другого, основывается в конечном счете на том, что ты считаешь для себя самой подходящей и приемлемой формой взаимоотношении — а это основывается в большинстве случаев на том, что, по твоему, тебе нужно от другого чело века, чтобы быть счастливым.
Я говорю, что, если тебе ничего не нужно, ты можешь любить другого человека без каких либо условий и oограничений. Ты можешь дать ему полную свободу.
Да, но когда наши отношения не будут длиться всю жизнь.
Может да, может нет. Мастерство достигается тогда, когда твое решение и выбор основаны на том, что является истинным для тебя, а не на мнении других людей, современном взгляде на близкие отношения или на твоих предположениях о том, что другие могут подумать о тебе.
Мастера дают себе свободу делать выбор, какой они пожелают, — и такую же свободу дают тем, кого они любят.
Свобода является основной концепцией устройства жизни повсюду, ибо свобода — это сущность Бога. Любая система, которая уменьшает, ущемляет, посягает на свободу или уничтожает ее, работает против самой жизни.
Свобода —это не цель человеческой души, но сама ее природа. По своей природе душа свободна. Поэтому ограничение свободы — это насилие над самой природой души. В действительно просветленных обществах свободу считают не правом, но фактом. Она —то, что есть, а не то, что дается.
Свободу не даруют, ее воспринимают как должное.
В просветленных обществах все существа свободны любить друг друга и выражать и проявлять свою любовь в любой форме, которая подлинна, исгинна и соответствует моменту.
Люди, которые любят, сами решают, что соответствует моменту. Нет ни правительственных законов, ни общесг-венныхтабу, ни религиозных ограничений, ни психологических барьеров, ни племенных обычаев, ни неписаных правил и указаний о том, кого, когда, где и как можно любить, а кого, когда, где и как любить нельзя.
Но вот условие, благодаря которому в высокоразвитых обществах возможно свободное выражение любви. Все стороны, которые любят, должны решать, как бы сейчас поступила любовь. Одна сторона не может решить поступить каким-либо образом, если нет согласия другой стороны или сторон, ибо считает, что именно так поступила бы любовь. Кроме того, все стороны должны быть взрослыми, зрелыми и способными принять такое решение самостоятельно.
Мои объяснения снимают все вопросы о насилии над детьми и женщинами и о других формах посягательств на свободу личности, которыеутебя только что возникли.
Но что, если я третья сторона и я не считаю, что то, как два других человека решили любить, является любовью по отношению ко мне?
Тогда ты должен сказать другим сторонам, что ты об этом думаешь, какова твоя истина. В зависимости от их реакции, ты можешь решить, нужны ли изменения в существующей ситуации и как именно ты хочешь поменять свое отношение.
Но если все не так просто? Если они мне нужны?
Чем меньше тебе нужно от человека, тем больше ты можешь его любить.
Как может быть ничего не нужно от того, кого любишь?
Люби его не за то, что он может тебе дать, а просто за то, кем он является.
Но тогда он не будет считаться со мной!
Если ты любишь другого, это не означает, что ты должен перестать любить себя.
Если ты предоставляешь человеку полную свободу, это не значит, что ты предоставляешь ему право ущемлять тебя. Это также не значит, что для того, чтобы он жил так, как он хочет, ты сам приговариваешь себя к жизни, которую бы в противном случае не выбрал. Предоставление полной свободы означает, что ты не накладываешь никаких ограничений на другого человека.
Погоди минуту. Как можно заставить человека считаться с собой, если не накладывать на него никаких ограничений?
Накладывай ограничения не на него, но на себя. Так ты ограничиваешь то, что ты выбираешь испытывать, а не то, что позволяешь испытать другому,
Это добровольное ограничение и, следовательно, на самом деле не является ограничением. Это провозглашение того, Кем Ты Являешься. Это созидание. Определение.
Никто и ничто не ограничено в Божьем царстве. И любовь знает только свободу. Как и душа. Как и Бог. Все эти слова равнозначны. Любовь. Свобода. Душа. Бог. В каждом из иих есть аспекты других. Все являются друг другом.
Ты свободен объявить и заявить. Кем Ты Являешься, в каждый миг Настоящего. В действительности ты так и поступаешь, сам того не зная. Однако ты не свободен заявлять, кем является другой человек или кем он должен.
быть. Любовь никогда бы не поступила так. Так не поступил бы и Бог, который является самой сущносгью любви.
Если ты желаешь объявить и заявить, что ты нуждаешься в исключительной любви другого человека, чтобы быть счастливым, чувствовать себя хорошо, комфортно и безопасно, ты свободен это сделать. Твое отношение будут демонстрировать твои поступки в любой ситуации, они будут твоим заявлением.
Если ты желаешь объявить и провоз! ласить, что ты нуждаешься в большей части времени, энергии и внимания другого человека, чтобы быть счастливым, чувствовать себя хорошо, комфортно и безопасно, ты тоже свободен это сделать. Но Я говорю тебе: если ты позволишь декларации своего «Я» превратиться в ревность к друзьям, работе, увлечениям или внешним интересам другого человека, твоя ревность разрушит твою любовь, и очень вероятно, что она разрушит любовь этого человека к тебе.
Хорошо, что определение того, кем ты являешься и кем выбираешь быть, не обязательно превращается в рев-носгь или контроль над тем, кого ты любишь. Оно просто и любяще констатирует, кем ты являешься и какую жизнь ты выбираешь для себя. Твоя любовь к другому человеку неумирает, даже если тебе приходится с любовью и сочувствием преодолевать отличия, существующие между вами, и менять природу ваших отношений в зависимости от этих отличий.
Тебе не нужно прерывать отношения, чтобы изменить их. В действительности, ты не можешь оборвать отношения, ты можешь только изменить их. Ты всегда находишься в отношениях со всеми. Вопрос не в том, есть ли отношения, а в том, какие они.
Твой ответ на этот вопрос навсегда повлияет на твою жизнь — и па самом деле может изменить мир.
9
D ходе беседы с Тобой я понял, что мои взаимоотношения с другими священны. Они — самый важный аспект жизни, так как через них я выражаю и переживаю на опыте, кто я есть и кем выбираю быть.
И не только твои отношения с другими людьми, но твое отношение со всем и ко всему. Твое отношение к Жизни и всем ее аспектам. Твое отношение к деньгам, любви, сексу и Богу — четырем краеугольным камням человеческого опыта. Твое отношение к деревьям, растениям, животным, птицам, ветру, воздуху, небу и морю. Твои отношения с природой и со Мной.
Мои отношения со всем определяют, кем и чем я являюсь. Ты сказал мне, что отношения —это священный полигон. Потому что при отсутствии отношений я не могу созидать, знать и испытывать то, что я решил о себе. Или, как Ты выразился, я не могу стать тем, чем я являюсь, в отсутствие того, чем я не шляюсь.
Ты быстро учишься, друг Мой. Ты становишься вестником.
Но когда я пытаюсь объяснить это другим, иногда они теряются. Эту концепцию бывает нелегко истолковать.
Попробуй использовать Притчу о Белом Цвете.
Да, это мне сразу же помогло.
Представь, что ты в белой комнате без углов, с белыми стенами, белым полом, белым потолком. Представь, что ты подвешен над полом какой-то неизвестной силой. Ты .. висишь там в воздухе. Ты ни к чему не можешь прикоснуться, ничего не слышишь и видишь только белизну. Как долго, по-твоему, ты будешь «существовать» в своем опыте?
Не очень долго. Я буду там существовать, но я ничего не буду знать о себе. Очень скоро я сойду сума.
На самом деле именно так и случится. Ты буквально оставишь свой разум. Разум — это та часть тебя, предназначение которой — находить смысл во всей поступающей информации, а без поступающей информации твоему разуму нечего делать.
В тот момент, когда ты сходишь с ума, ты прекращаешь существовать в своем опыте. То есть перестаешь знать что-либо конкретно о себе.
Ты большой? Маленький? Ты не знаешь, так как нет ничего вне тебя, с чем ты мог бы себя сравнить.
Ты хороший? Плохой? Ты не знаешь. Ты здесь? Ты даже этого не знаешь, так как там ничего нет.
Ты ничего не можешь знать о себе из своего собственного опыта. Ты можешь размышлять о себе сколько угодно, но ты не можешь испытать этого.
Потом происходит то, что все меняет. На стене появляеч ся крошечная точка. Как будто кто-то ручкой поставил крошечную чернильную точку. Никто не знает, откуда она там взялась, но это неважно, так как она спасла тебя.
Теперь есть что-то еще, кроме тебя. Есгь Ты и есть Точка На Стене. Внезапно ты снова можешь принимать решения и получать опыт. Точка находится там. Значит, ты находишься здесь. Точка меньше тебя. Ты больше нее. Ты снова начинаешь определять себя — по отношению к Точке На Стене.
Твое отношение к точке становится священным, потому что она вернутм тебе oщyu^eнue себя,
Теперь в комнате появляется котенок. Ты не знаешь, кто это делает, но ты благодарен, потому что теперь ты мо
жешь сделать новые выводы. Котенок кажется мягче. Но ты кажешься умнее (по крайней мере в некоторых случаях!). Он быстрее. Ты сильнее.
В комнате начинает появляться все больше вещей, и ты начинаешь расширять определение себя. Потом тебя осеняет. Только в присутствии чего-то другого ты можешь познать себя. Это другое —то, чем ты не являешься. Таким образом, ты не можешь стать тем, чем ты являешься, в отсутствие того, чем ты не являешься.
Ты вспомнил грандиозную истину, и ты даешь обет никогда ее больше не забыть. Ты встречаешь каждого человека, место и событие в твоей жизни с распростертыми объятиями. Ты ничего не отвергаешь, ибо теперь видишь, что все, что появляется в твоей жизни, благословенно и дает тебе еще один шанс определить, кем ты являешься, и познать себя как такового.
Но если бы меня поместили в белую комнату, разве мой разум не смог бы разобраться в происходящем? Разве он не смог бы сказать: «Эй, я в белой комнате, только и всего. Расслабься и отдыхай»?
Вначале — конечно. Но вскоре, при отсутствии приходя-' щей извне информации, он не знал бы, что думать. В конце концов белизна, пустота, ничто и одиночество добрались бы до него.
Ты знаешь одно из самых ужасных наказаний, которое изобрели в вашем мире?
Одиночное заключение.
Вот именно. Человек не выносит длительного одиночества.
В самых бесчеловечных тюрьмах в камере одиночного заключения нет даже света. Дверь закрыта, и ты сидишь в полной темноте. Нечего читать, нечего делать, нет вообще ничего.
Поскольку мышление — это созидание, в таких условиях ты перестаешь созидать свою реальность, ибо для того, чтобы созидать, твоему разуму нужна информация. Вы называете творения разума умозаключениями, а когда он не можег прийти ни к какому заключению, ты оставляешь его —ты «сходишь сума».
И все же оставить ум не всегда плохо. Так всегда бывает в моменты великих озарении,
Э.. можно еще рач?
Ты ведь не считаешь, что озарение порождается твоим
разумом?
Ну, я всегда думал..
Bo'i в чем проблема! Ты всегда думал. Попробуй время от времени не думать! Попробуй просто быть.
Только кода ты просто «пребываешь» с проблемой, а не думаешь о ней, приходят величайшие озарения. Ибо мышление—это процесс созидания, а бытие—состояние осознания.
Я не совсем понимаю. Помоги мне разобраться. Я думал, проблема в неспособности думать. Парень в Белой Комна1е теряет рассудок.
Я не сказал, ч го он теряет рассудок. Это ты сказал. Я сказал, что он оставляет свой разум. Он перестает создават ь свою реальность, потому что у него нет информации.
Если он на длительное время перестае'! создавать свою реальность, это одно. Но что, если это был всего лишь мш ? Короткий период? Такая «передышка» поможет или повредит ему?
Интересный вопрос.
Мысль, слово и действие —три уровня созидания, так?
Да.
Когда ты думаешь, ты созидаешь. Каждая мысль — эго процесс созидания.
Да.
Значит, когда ты думаешь о проблеме, ты стремишься создать решение.
Конечно. Что тут не так?
Ты можешь либо стремиться создать решение, либо просто осознать решение, которое уже создано.
Еще раз, пожалуйста. Для тех из нас, кто медленно соображает, повтори, пожалуйста.
Никто из вас не соображает медленно! Но некоторые из вас используют очень медленный способ созидания. Вы пыгаетесь созидать мысленно. Это возможно, как мы уже показали. Но теперь Я говорю тебе что-то новое.
Мышление — самый медленный способ созидания.
Помни, что твоему разуму нужна информация, чтобы созидать. Для того чтобы быть, тебе не нужно никакой ин формации. Ибо информация — это иллюзия. Эго то, что вы придумываете, а не то, что есть.
Стремитесь создавать из того, что есть, а не из иллюзии. Создавайте из состояния бытия, а не из состояния разума.
Я пытаюсь понять Тебя, но, по-моему, я не могу поспеть. Ты движешься слишком быстро.
Невозможно найти ответ — любой ответ — быстро, думая о нем. Тебе нужно оставить свои мысли и перейти в чистое бытие. Разве ты не слышал, как действительно великие творцы, способные решить любую проблему, говорят, когда ты им задаешь вопрос: «Хм... дайте мне побыть немного с этим...»?
Конечно.
Они имеют в виду именно то, о чем Я тебе рассказываю. И ты можешь поступать так же. Ты тоже можешь легко решать проблемы. Но только если не считаешь, что разгадаешь загадку, задумавшись над ней. Нет! Чтобы быть 1ени-ем, нужно быть вне своего разума!
Гений не создает ответы, оп открывает уже существующие. Гении ые создает решение, но находит его.
На самом деле это не открытие, а возвращение'. Гевий ничего не открывает, он просто возвращает то> что было yie-ряио. Это «было потеряно, теперь это найдено».
Гений — это человек, который вспомнил то, что вы все забыли.
Одной из истин, которые большинство из вас забыли, является то, что все существует в Вечный Миг Настоящего. Все решения, все ответы, весь опыт, все понимание. На самом деле вам нечего создавать. Вам лишь нужно осознать, что все, чего вы желаете и к чему стремитесь, уже создано.
Это забыли большинство из вас. Вот почему я посылал других напомнить вам: «Еще до того, как задать вопрос, вы ухе подучили ответ».
Я бы не i оворил тебе всего этого, если бы это было не так. Но ты не можешь осознать сполна эти истины, думая о них. Невозможно «думать осознающим», можно только «быть осознающим».
Осознание — это состояние, в когором ты пребываешь. Поэтому, если тебя что-то озадачивает или смущает, ты не должен размышлять об этом. И, когда у тебя есть проблема, не ломай над ней голову. И, если ты находишься в отрицательном окружении, вокруг тебя отрицательные силы и отрицательные энергии, не бери в голову.
Когда ты думаешь о чем-то, ты подчиняешься этому! Разве ты не видишь? То, о чем чы думаешь, контролирует тебя, потому что этим занят твой разум. Не уподобляйся ребенку, который повинуется своим родителям*. Выид" из своего разума.
* Англ mind — разум, в значении глл1 ола также — слушать, повиноваться
Помни: ты человеческое существо*, а не человеческое мышление. Поэтому стремись быть.
Что это значит? Я не знаю, что, черт возьми, это значит! Чем ты являешься прямо сейчас?
Я возбужден. Я возбужден, потому что я просго теряюсь во всех этих мумбо-юмбо.
Ага, так ты все-таки знаешь, чем ты являешься! Her, я это чувствую. Я чувствую возбуждение.
Значит, этим ты и являешься. То, что ты чувствуешь, тем ты являешься. Разве Я не говорил тебе, что чувства —это язык души?
Да, но я понимал это не совсем так.
Хорошо. Теперь ты являешься более понимающим. Ну, немножко.
Ты слышал, что Я сказал? Что?
Я сказал, что ты «являешься» более понимающим. Что Ты пытаешься мне сказать?
Я говорю, что в каждый миг настоящего ты «являешься» чем-то. И твои чувства отчетливо говорят тебе, чем ты являешься. Твои чувства никогда не лгут. Они не умеют. Они говорят, чем ты являешься в каждый момент. И ты можешь изменить свои чувства, просто изменив то, чем ты являешься.
Я могу? Как?
Ты можешь выбрать «быть» другим!
Мне кажется, это невозможно. Я чувствую то, что я чувствую. Я не могу контролировать чувства.
Англ. human being — человеческое существо, дословно — человеческое быт ие

Твои чувства — это твоя реакция мато, чемты являешься. Ты можешь контролировать реакцию. Вот о чем Я тебе сейчас рассказываю. «Бытие» — это состояние, в котором ты пребываешь, а не реакция. «Чувство» — эго реакция, но «бытие» — нет. Твои чувства — это реакция на то, что ты есть, но то, чем ты являешься, — это не реакция. Это твой выбор.
Я выбираю быть тем, чем являюсь?
Да,эютак. Я, кажется, не осознаю этого. Почему?
Большинство люцей не осознаю г этого. Ибо большинство людей забыли, что они сами создают свою реальность. Но то, что вы забыли об этом, не означает, что вы Э1 ото не делаете. Это означает, что вы просю не знаете, что делае1 е.
«Отче! Прости им, ибо не ведают, что творят». Совершенно верно.
Но если я не знаю, что делаю, как я могу делать что-то иное?
Теперь ты знаешь, ч го делаешь. В этом цель нашего разговора. Я пришел пробудить тебя. Теперь ты пробужкй"-ный. Ты осознающий. Осознание — это состояние бытия. Ты «есгь» осознающий. Пребывая в состоянии осознания, ты можешь выбирать любое бытие. Ты можешь выбрать быть мудрым или чудесным. Можешь выбрать быть сочувствующим и понимающим. Можешь выбрать быть герпеливым и прощающим.
Я не могу выбрать бы i ь просго счастливым?
Можешь. Как? Как это сделать?
Не делай этого. Просто будь этим. Не пытайся сделаться счастливым. Просто выбери быть счастливым, и все твои действия будут проист екать из твоего выбора. Твои действия будут порождены им. То, чем ты являешься, порождает то, что ты делаешь. Всегда помни это.
Но как я могу выбрать быть счастливым? Разве счастье не происходит7. Я хочу сказать, разве оно не то, чем я являюсь благодаря тому, что происходит или что должно произойти?
Нет! Это то, чем ты выбираешь быть благодаря тому, что происходит или должно произойги. Ты выбираешь быть счастливым. Разве ты никогда не видел, как два разных человека реагируют совершенно по-разному на одни и те же обстоятельства?
Конечно. Но причина в том, что данные обо оятельства имеют разное значение для каждого из них.
Ты определяешь значение! Ты даешь значение вещам и событиям. Пока ты не решишь, что они значат, они вообще не имеют значения. Помни это. Ничто вообще не имеет значения.
Значение произрастает из состояния, в котором ты пребываешь.
Именно ты выбираешь быть счастливым в каждый момент. Или быть грустным. Иди злым, или спокойным, или прощающим, или просветленным, или каким угодно. Ты выбираешь. Ты. Не что-то вне тебя. И ты делаешь выбор совершенно произвольно.
В этом заключен большой секрет. Ты можешь выбрать быть каким-либо до того, как что-то случится, так же как выбираешь свое состояние после того, как что-то случилось. То есть ты можешь создавать свой опыт, а не просто получать его.
Фактически, ты делаешь это прямо сейчас. Каждый миг. Ты можешь делать это неосознанно. Как ходить во сне. В таком случае тебе пора проснуться,
Однако ты не можешь полностью пробудиться, пока думаешь. Думая, ты пребываешь в состоянии сна. Ибо то, о чем ты думаешь, —это иллюзия. Это нормально. Ты живешь в иллюзии, ты сам поместил себя в нее, поэтому ты должен подумать о ней. Но помни, мысли создают реальность, поэтому, если ты создал реальность, которая тебе не нравится, больше не раздумывай о ней!
«Ничто не есть зло, пока мы сами не сделаем его таковым». Именно.
Поэтому время от времени полезно вообще переставать думать. Чтобы соприкоснуться с высшей реальностью. Чтобы вынырнуть из иллюзии.
Как я могу перестать думать? Я всегда думаю. Я думаю даже об этом\
Прежде всего, ты должен быть спокойным. Кстати, обрати внимание, что Я сказал «быть спокойным», а не «думать спокойно».
Это хорошо. Очень хорошо.
Прекрасно. Через некоторое время ты заметишь, что течение твоих мыслей немного замедляется. Затихает. Теперь начинай думать, о чем ты думаешь.
Как это?
Ты слышал Меня. Начинай думать о том, куда направляются твои мысли. Затем останови свои мысли. Сфокусируй свои мысли. Думай, о чем ты думаешь. Это первый niai к Мастерству.
Ух ты! Это сводит меня с ума Совершенно точно.
Нет, я не это имел в виду.
Это. Ты просто не знал. Это действительно сводит тебя с ума. Как вы, люди, говорите? Он совсем сошел с ума? Так вот, сейчас ты сойдешь со своего разума! То есть покинешь его.
Увидев тебя в таком состоянии, кочорое можно назвагь состоянием отсутствия разума, люди могут спросить: «Ты что, не в своем уме?» И ты можешь ответить: «Да! Здорово, правда?» Потому что твой разум — лто сенсорный анали
затор входных сигналов, а ты перестал анализировать всю привходящую информацию. Ты перестал о ней думать. Вместо этого ты думаешь, о чем ты думаешь. Ты начинаешь сосредоточивать свои мысли, и вскоре ты уже не сосредоточен ни на чем.
Как можно быть не сосредоточенньил ни на чем?
Сначала нужно сосредоточиться на чем-то конкретном. Нельзя перестать сосредоточиваться на чем-либо, пока не сосредоточишься на чем-то конкретном.
Частично проблема в том, что разум почти всегда сосредоточен на многих вещах. Он постоянно получает входные дачные из сотни разных источников и анализирует их со скоростью, которая превышает скорость света, затем посылает тебе информацию о тебе самом и о том, что происходит с тобой и вокруг тебя.
Чтобы не сосредоточиваться ли на чем, ты должен остановить этот мысленный шум. Ты должен взять eго под контроль, ограничить и, в итоге, устранить. Ты не хочешь сосредоточиваться ни на чем, но вначале тебе нужно сфокусировать внимание на чем-то конкретном, а не на всем сразу.
Так что выбери что-то простое. Можешь начать с огонька свечи. Смотри на свечку, на пламя, рассматривай его, вглядывайся в него. Будь с пламенем. Не думай о нем. Будь с ним.
Вскоре тебе захочется закрыть глаза. Веки станут тяжелыми, зрительные образы —расплывчатыми.
Это самовнушение?
Попытайся избегать ярлыков. Видишь? Ты снова то делаешь. Ты думаешь. Ты анализируешь ситуацию и хочешь дать ей название. Если ты думаешь о чем-то ты перестаешь быть этим. Не думай. Просто пребывай в переживании.
Хорошо.
Пусть будет так. Позволь этому быть.
Но продолжай смотреть. Не взволнованно, не с ожиданием, Просто ненавязчиво наблюдай. Тебе не нужно ничего видеть: ты не готовишься ничего увидеть.
Выполняя это в первый раз, или в десятый, или, возможно, в сотый, ты можешь увидеть нечто, похожее на мерцание голубого пламени или на танцующий свет. Вначале он может появляться лишь урывками, а потом ты увидишь его отчетливо. Будь с ним. Войди в него. Если почувству ешь, что сливаешься с ним, не сопротивляйся.
Если такое случится. Мне больше ничего не нужно будет говорить тебе.
Что это за голубое пламя, этот танцующий свет'1
Это ты. Это центр твоей души. Это то, что окружает тебя, пропитывает тебя, является тобой. Поприветствуй свою душу. Наконец ты ее нашел. Наконец ты ее испытал.
Если ты сольешься с ней, станешь Одним с ней, ты познаешь высшую полноту радости, которую назовешь блажен ством. Ты откроешь, что сущность твоей души — это Моя сущность. Ты станешь единым со Мной. Возможно, только на миг. На одну наносекунду. Но этого будет достаточно. После этого ничто уже не будет казаться важным, ничто не будет тем же самым, и ничто в физическом мире с этим не сравнится. Именно тогда ты откроешь, что ты не нуждаешься ни в ком и ни в чем внетебя самого.
Это немного пугает Ты хочешь сказать, что мне больше никогда не захочется ни с кем oбщaтьcя? Я не захочу никого люби гь, потому что они не смогут дать мне того, ч го я нашел внутри себя?
Я не сказал, что ты никогда не будешь любить что-то или кого-то вне себя. Я сказал, что ты никогда не будешь нуждаться в чем-то или ком-то вне себя. Я снова повторяю:
любовь и нужда — не одно и то же.
Если ты действительно испытаешь состояние внутреннего единения, результат будет как раз противоположным тому, какого ты боишься. Ты будешь хотеть общаться со всеми — но теперь, впервые, по совершенно новой причине.
Ты больше не будешь стремиться общаться с другими, чтобы получить что-то взамен. Теперь ты будешь жаждать отдавать им. Ибо ты всем сердцем будешь хотеть поделиться с ними опытом, который нашел внутри себя, — опытом Единства.
Ты будешь стремиться пережить этот опыт с каждым человеком, потому что будешь знать, что в этом истина твоего бытия, и будешь хотеть познать эту истину в своем опыте.
Тогда ты станешь «опасным». Ты будешь влюбляться во всех.
Да, это действительно опасно, так как мы, люди, создали жизнь, в которой постоянное чувство Единства со всеми вызывает неприятности.
Но теперь ты знаешь причины и можешь избежать проблем.
Ну, да, я знаю, что потребность, ожидание и ревность действительно являются великими разрушителями любви Но я все же не уверен, что могу устранить их из моей жизни, потому что я неуверен, что знаю формулу. Я имею в виду, одно дело сказать:
Больше так не делай, а другое —Вот как этого добиться.
Здесь приходит на помощь дружба со Мной.
Дружба с Богом позволяет тебе «узнать формулу» — не только формулу для того, чтобы избавиться от потребности, ожиданий и ревности, но формулу всей жизни, мудрости всех эпох.
Кроме того, дружба со Мной даст тебе возможность применить эту мудрость на практике, сделать ее действенной, реальной, сделать ее активной частью твоей жизни. Одно дело знать, а другое —уметь применить свои знания. Одно дело обладать знанием, и другое — обладать мудростью.
Мудрость — это знание, примененное на практике.
Я покажу тебе, как применять на практике знание, которое Я тебе дал. Я всегда тебе это показываю. Но тебе будет легче услышать Меня, если мы будем друзьями. Тогда мы действительно можем звучать! Тогда мы действительно можем летать!
Мы говорим здесь о реальной дружбе с Богом. Не псевдо-дружбе, не воображаемой или временной дружбе, но важной, значительной и близкой.
Мы с тобой проходим через шаги, которые помогут тебя обрести настоящую дружбу со Мной. Первые три inara:
1. Знать Бога.
2. Верить Богу.
3. Любить Бога.
А сейчас мы рассмотрим Шаг Четвертый: Принять Бога. Принять Бога?
Принять Бога. Приблизиться к Богу.
Об этом мы и говорим. Мы говорим о том, как стать ближе к Богу.
Я бы судовольствием это сделал. Я бы хотел быть близким Тебе. Я всегда этого хотел. Просто не знал, как это сделать.
Теперь знаешь. Теперь ты знаешь один очень хороший способ. Для этого нужно просто бывать в тишине, наедине с собой несколько золотых мгновений каждый день. Такое начало будет самым лучшим.
Когда ты находишься наедине с собой — со своим Истинным «Я» —ты со Мной, ибо Я одно с твоим «Я», а твое «Я» одно со Мной.
Как Я уже говорил, ко Мне ведут много путей. Я рассказал тебе об одном, но есть и другие. Есть много путей к своему «Я», и много путей к Богу, и было бы хорошо, если бы все религии в мире это поняли —и этому учили.
Когда ты нашел свое «я», нашел себя, у тебя может возникнуть желание начать двигаться от себя, создавать новый мир. Чтобы сделать это, прикоснись к жизни других людей так, как ты хотел бы, чтобы прикасались к твоей жизни. Посмотри на других так, как ты хотел бы, чтобы посмотрели на тебя.
«Поступай по отношению к другим так, как ты хочешь, чтобы поступали по отношению к тебе».
Совершенно верно. Прими других так же, как ты хотел бы приня ть Меня, ибо когда ты принимаешь других, ты действительно принимаешь Меня.
Прими весь мир, ибо весь мир принимает то, кем и чем Я являюсь.
Не отвергай ничего и никого в мире. Но когда ты в мире, а мир в тебе, помни, что ты больше него. Ты его создатель, ибо ты создаешь свою реальность точно так же, как переживаешь ее. Ты и создатель, и объект созидания, как и Я.
Я сделан «по образуй подобию Божьему».
Да. И ты можешь выбирать опыт пребывания создателем или объектом созидания в любой момент.
Я могу выбрать быть «в этом мире, но не от него».
Ты учишься, друг Мой. Ты превращаешь знание, которое Я дал тебе, в мудрость. Ибо мудрость—это знание, примененное на практике. Ты становишься вестником. Мы начинаем говорить одним голосом.
Подружиться с Тобой на самом деле означает подружиться со всеми людьми и со всеми обстоятельствами и условиями.
Да.

А как быть, если ты не хотел бы испытывать в своей жизни влияние некоего человека или обстоятельства? Как быть, если существует человек или обстоятельство, которое тебе трудно любить, которому тебе хочется сопротивляться?
То, чему ты сопротивляешься, упорствуег. Помни об этом.
Значит, решение?. Любовь.
Любовь?
Нет обстоятельства, ситуации или проблемы, с которой не справится любовь. Это не значит, что ты должен подчиниться насилию. Мы уже обсуждали этот вопрос. Это значит, что решение всегда — любовь к себе и к другим.
Нет человека, которого любовь не может исцелить. Нет души, которую любовь не может спасти. На самом де"е спасать никого не нужно, ибо каждая душа — это любовь. И когда ты даешь другой душе то, чем она является, ты возвращаешь ее самой себе.
Ты делаешь это для нас! Это утверждение стало девизом моей ор1анизации. Оно пришло ко мне, когда я искал краткую формулировку целей организации- Возвращать людям самих себя.
Ты думаешь, это была случайность?
Наверное, теперь мне пора бы знать.
Возможно. Случайностей не бывает, ведь так?
Не бывает.
Моя рабоча на радио, переезд на юг, предложение места на радиостанции с негритянским персоналом, встреча с Джеем Джексоном в «Ивнинг Капитал» — все это было не случайно, да? Да.
Я думаю, что знал что уже тогда, когда впервые повстречал Джея. Казалось, нам было предопределено встретиться. Я не могу объяснить — просто такое чувство появилось у меня в гот момент, когда я перешагнул порог ею офиса. Конечно, я нервничал, потому что отчаянно нуждался в работе. Но почти сразу же, как я опустился на стул, у меня возникло ощущение, что все будет хорошо
Джей был чудесным человеком. Когда я узнал его лучше, я понял, что он способен сочувствовать и глубоко понимагь личные обстоятельства, что он невероятно доброжелательный человек и, самое главное, бесконечно добрый. Его любили все.
Джей видел положительные стороны в каждом Он давал шанс каждому. А потом второй шанс, и третий Работать на него было просто мечтой. Если ты делал что-то хорошо, он никогда не пропускал этого Ты сразу же получал записку, всегда написанную фломастером: «Хорошо поработал над статьей о бюджете» или: «Касательно интервью с монахиней — ПРОСТО ЗДОРОВО!» Такие записки во множестве разлетались с его стола, их можно было увидеть в отделе новостей каждый день
Я любил Джея и не мог поверить, когда он умер таким молодым.
Насколько я помню, ему было сорок с небольшим, у него были проблемы с желудком. Может быть, это было что-то гораздо более серьезное, я не знаю. Я только знаю, чю последние месяцы, когда я работал рядом с ним, он питался только кашами. В основном, детским питанием. Или овсянкой. Это было единственное, что он мог есть.
Мы тогда были в «Энн Арундел Тайме». «Ивнинг Юпитал» была пробна, Джей вместе с отцом и братом купили другую маленькую газету и превратили ее в еженедельник, который обслуживал весь округ Энн Арундел (Аннаполис был главным городом округа). Я по-прежнему работал в «Юпитал», кода позвонил Джей и предложил мне пост главного редактора в «Тайме». Чтобы решиться, мне понадобилось две секунды.
Я уже получил весьма многостороннее образование в первой газете, но во второй я узнал еще больше Это было намного меньшее издание с маленьким персоналом и для него еженедельно необходимо было набирать живой материал Там я научился делать макет газеты от и до.
Я был также фотокорреспондентом (мне пришлось быстро научиться работать с фотоаппаратом и даже делать фотографии) и ведущим (на самом деле единственным) репортером газеты Я многое узнал о напряженной работе благодаря существованию предельных сроков сдачи материала в печать.
Я надеюсь, вы заметили, что я открыл в себе таланты, о которых даже не подозревал Я также обнаружил — эти та лампы возникали у меня под давлением обстоятельств. Э го было важным откровением. Важным посланием. Заметка Сверху Бог говорил мне о том, чем я пользовался бессчетное количество раз с тех пор: жизнь начинается за пределами твоей зоны комфорта.
Я уже говорил это, и снова скажу Не бойтесь р-а-с-т-я-г-и-в-а-т-ь-с-я в жизни. Старайтесь дотянуться дальше того, куда достаете. Сначала вам может быть страшно, но вскоре это вам понравится.
Что до меня, то мне это ужасно нравилось Я роскошен ее вал. Мне было всего мало. Джей знал об этом. Он видел во мне скрытые таланты и вытягивал их из меня. В те годы я часто попадал в обстоятельства, в которых чувствовал себя не совсем уверенно, но Джей знал, из чего я сделан. Он вернул меня себе Все Мастера так делают, и в этом их величайшее благодеяние
Я расцвел под опекой Джея, под его твердым, но заботливым руководством, стиль которого можно выразить следующим образом: «Нет ничего невозможного». Фактически, я перенял у него этот стиль руководства. Он полностью соответствовал тому, чему учил меня отец: «Ты можешь сделать все, что задумаешь». Или, как сказала бы мама: «Где есть воля, способ найдется».
Я был по-настоящему потрясен, когда Джей умер молодым Мне казалось, что такой хороший человек не должен покидать мир так рано.
Он сделал свою работу.
Я знаю. Теперь знаю Но тогда я что-то не понимал Я был озадачен, огорчен Если такова награда для по-настоящему замечательных людей, в чем смысл? Вот что не давало мне покоя. В те дни я даже не был уверен, существует ли загробный мир. Я не знал, существует ли жизнь после смерти. Смерть Джея потрясла меня. Она заставила меня заинтересоваться этим вопросом.
Ты нашел ответ ?
Да Я получил ответ в день похорон Джея.
Как это случилось?
Джей сам ответил мне. Одним словом. На кладбище. Своим собственным голосом
Возможно, кладбище — не лучшее место для просветления, но я нашел его там. Во всяком случае, частично.
Я пошел на похоронную службу по Джею в церковь Святой Анны в Аннаполисе, но опоздал, и почти все места были заняты. Наверное, в церкви было полгорода, и не знаю почему, но я чувствовал, что присутствие стольких людей неуместно. Наверное, я хотел, чтобы прощание было личным, только между нами. Я потерял очень дорогого друга. Мы стали настоящими друзьями. Он был для меня как старший брат.
Я ушел из церкви и решил провести свои личные поминки по Джею, лично попрощаться с ним позже в тот же день на его могиле. Через два часа, когда, по моим подсчетам, все уже ушли, я отправился на кладбище Святой Анны. Я оказался прав. Там никого не было. Я вошел с намерением найти могилу Джея и отдать ему последнюю дань. Вот только я не смог найти могилу. Нигде. Я осматривал надгробия ряд за рядом, но нигде не увидел надпись «Элмер (Джей) Джексон-младший». Я прошел по кладбищу еще раз. Ничего.
Я расстроился. Может быть, мне следовало остаться вместе со всеми. Я пришел не на то кладбище? Может, я искал не там, где нужно? Я действительно хотел попрощаться с Джеем. Я так этого хотел. Тут начал накрапывать дождь. Поднялся ветер, и казалось, что вот-вот начнется гроза. Ну же, Джей. — закричал я про себя, — где ты?
Знаете, как бывает, когда вы стоите под светофором и хотите, чтобы загорелся зеленый, а он все не загорается, и вы кричите про себя: Ну же, меняйся, черт тебя возьми! Со мной было нечто подобное. На самом деде ты не ожидаешь, что в тот же момент загорится зеленый свет. И не ожидаешь получить ответ на кладбище. (На самом деле ты и не хотел бы его получать.) А я получил. И от страха чуть не тронулся умом.
Сюда.
Вот все, что он сказал. Но это был его голос, голос Джея, звонкий и чистый, как колокольчик. Он прозвучал у меня из-за спины, и я так резко развернулся, что чуть не выпрыгнул из ботинок.
За спиной никого не было. И ничего.
Я мог бы поклясться, что слышал Джея.
Потом я снова его услышал.
Сюда.
На этот раз он прозвучал издалека, с той стороны, куда я теперь смотрел, с невысокого холма. По спине побежали мурашки. Это был голос Джея. Не кто-то, похожий на него. Это был Джей.
Но там никого не было. И я подумал, что, возможно, туда забрел смотритель. Он, должно быть, увидел, как я оглядываюсь, и подумал, что я ищу свежую могилу. Может быть, его голос действительно был похож на голос Джея.
Но на кладбище никого не было. Я очень хотел, чтобы там кто-то был. Потому что я не вообразил себе этот голос. Я слышал его так же ясно и отчетливо, как услышал биение своего сердца через мгновенье.
Я побежал к холму. Может быть, кто-то стоит с другой стороны и я просто не могу его видеть отсюда, размышлял я. Я поднялся на холм, встал на небольшой насыпи и осмотрелся вокруг. Никого.
Потом я снова услышал голос — теперь тише, как будто Джей был прямо за мной. Сюда.
Я развернулся, на этот раз медленно. Признаюсь, я был напуган. Но вскоре страх превратился в изумление. Прямо передо мной было надгробие с именем Джея. Я стоял на его могиле.
Я спрыгнул с кучи земли, как будто стоял на аллигаторе. «Про-остии» — извинился я. Я не знаю, с кем я тогда разговаривал.
Да, я говорил Я говорил с Джеем. Я знал, что он там Я знал, что он пережил свою «смерть» и это он позвал меня на свою могилу для того, чтобы мы встретились в последний раз.
Мои глаза наполнились слезами. Я сел на землю и так остался на некоторое время. Затаив дыхание, смотрел на имя Джея, недавно вырезанное на мраморе. Я ждал, что он скажет что-то еще. Но он не сказал.
— Что ж, — наконец проговорил я, — каково это — быть мертвым?
Я пытался сделать момент прощания более светлым. Но вместо этого я увидел в отдалении вспышку света. Приближалась гроза.
«Послушай, Джей, — сказал я про себя, — я хочу поблагодарить тебя за все, что ты сделал для меня, и за то, что ты есть, чем был для всех. Ты вдохновил стольких людей! Ты принял участие в стольких судьбах! Я просто хотел поблагодарить тебя. Я буду скучать по тебе, Джей»
Я начал тихо всхлипывать. И тогда я получил последнюю весточку от Джея. На этот раз это были не слова. Это было чувство Чувство, которое с любовью охватило меня, как будто кто-то накинул мне на плечи плащ и мягко стиснул мне их.
Я не могу рассказать, что было дальше. Для этого нет слов. Но я просто знал, что с Джеем все будет хорошо, что ему хорошо и что со мной тоже все будет в порядке. И я понял, что все в тот момент было совершенно. Все было так, как и должно быть. Я встал.
— Да, Джей, я понял, — улыбнулся я — Heт ничего невозможного.
Я развернулся и пошел вниз по холму и могу поклясться, что я услышал тихий смех.
Вы вдвоем испытали прекрасный момент. Спасибо тебе.
Он ведь был там, пpaвдa? Я ведь слышал eго? И он слышал меня.
Да. После смерти есть жизнь, ведь так?
Жизнь вечна. Смерти не существует.
Прости за этот вопрос. Думаю, мне не следует больше сомневаться.
Никoгда?
Никогда. Истинный Мастер, как Будда, как Кришна, как Иисус, никогда не сомневается
А как же: «Отче, для чего Ты Меня оставил?»
Ну, это было.. Я не знаю. Я не знаю, что, нo было.
Сомнение, сын Мои. Это было сомнение. Пусть только на миг, пусть только на секунду. Так знай, друг Мой: каждый Мастер посещает свои Гефсиманский Сад. Там он задает все вопросы, которые задает каждый Мастер. Правда ли это? Или я это выдумал? Действительно ли воля Божья, чтобы я испил из этой чащи? Возможно ли, чтобы миновала меня чаша сия?
Иногда у меня тоже бывают такие вопросы, и я не стыжусь признать что.
Я знаю, тебе было бы легче, если бы ты сейчас не говорил со Мной. Легче по многим причинам. Ты мог бы все оставить, отступиться от всего —
от всей ответственности, которую ты взял на себя, решив принести послание человечеству и помочь миру измениться; от того внимания, которое привлек к себе и которое окружает теперь твою жизнь.
Но Я вижу, что твоя воля — идти дальше. Твоя воля была и в том, чтобы случилось все, что произошло в твоей жизни. Все события твоей жизни вели тебя к этой цели.
Тебе были даны совершенные отец и мать, чтобы подготовить тебя к задаче, которую ты поставил перед собой; совершенная семья и совершенное детство.
Тебе были даны зачатки талантов общения и шансы развивать их. Ты оказывался в нужных местах в нужное время и находил там нужных людей.
Вот почему ты встретил Джея Джексона и он оказал такое глубокое влияние на твою жизнь. Вот почему ты работал среди негров в Балтиморе, белых южан, уроженцев Африки, людей из Эквадора. Вот почему ты заводил дружбу и вел серьезные разговоры с подавленными и испуганными людьми, у которых нет ничего, которые живут в странах с тоталитарным режимом, а так же с гражданами твоей страны — всемирно известными звездами кино и телевидения и политическими лидерами, у которых есть все.
Все, что случилось с тобой, не случайно. Все события твоей жизни способствовали тому, чтобы ты смог испытать и познать то, что ты выбираешь испытывать и познавать, чтобы ты смог испытать высочайшую версию твоего величайшего представления о том. Кем Ты Являешься.
Я полагаю, что моя встреча с Джо Элтоном была из той же категории.
Ты полагаешь правильно.
Ты знал, что мне однажды понадобиться знать все о политике, чтобы я смог донести Твое послание народу — и миру — всеми эффективными способами.
Ты это знал. Ты всегда знал, что хочешь принести новую надежду миру и глубоко в сердце отчетливо понимал, что политика и религия —это те две сферы человеческой деятельности, где необходимо произвести изменения, чтобы смогла родиться, а тем более выжить, новая надежда.
Меня всегда интересовала политика, еще с того времени, как я был ребенком. Просто случилось (кхм ) так, что мой отец активно участвовал в местной политической жизни Он работал на кандидатов, обязательно знал, кто занимал важные руководящие посты, и в нашем доме всегда было полно судей, олдерменов, членов избирательных комиссии и начальников по лицейских участков Многие из этих людей часто играли в карты с моим отцом
Когда я в девятнадцать лет оказался в Аннаполисе, я первым дедом познакомился с Джо Грискомом, мэром, и Джо Элтоном, шерифом округа Поскольку я работал на местной ради" станции, я был, формально, членом «действующей прессы>
Поэтому мне было немного легче, чем рядовым гражданам, встретиться с руководством округа. У меня также было что предложить — немного эфирно! о времени еще не повредило ни одному политику, —и я предоставил обоим Джо кучу этого времени.
Вскоре после нашего знакомства Джо Э;ггон выставил свою кандидатуру на пост в Сенат штата от нашего округа и победил Мне Джо ужасно нравился, как и большинству людей Он победил на выборах с большим перевесом, и когда некоторые жите ли округа Энн Арундел начали бороться за местное самоуправление, Джо возглавил это движение Я тоже стал участвовать в кампании, и, когда она оказалась успешной, Джо Элтон был избран первым главой исполнительной власти в округе Энн Арундел.
Несколько лет спустя, когда я вернулся в Аннаполис и стал работать в «Энн Арундел Тайме», однажды позвонил Джо Элтон.
Ему нравилось, как я освещал работу окружного правительства, и он как раз баллотировался на еще один срок на своем посту, а для этого ему нужна была помощь прессы Но он Позвонил не лично мне. Он позвонил Джею
Наверное, он не хотел обижать владельцев местного еженедельника и решил, что лучше посоветоваться с ними, прежде чем предлагать мне работу Однажды, за три или четыре месяца до своей смерти, Джей вошел в мой офис и сказал — Твой друг Джо хочет, чтобы ты поработал для его кампании.
Мое сердце екнуло. Мне всегда везло на такие невероятные возможности Они падали мне прямо в руки Джо увидел мое волнение — Думаю, ты согласен, а?
Я не хотел его разочаровывать.
— Я не пойду, если я тебе действительно нужен, — сказал —Ты много для меня сделал, и я у тебя в долгу.
— Нет, не у меня, — исправил меня Джо. — Ты в долгу перед собой. Всегда помни это. Если ты добиваешься того, чего хочешь, не причинив при этом никому вреда, ты обязан этим сам себе. Убирай свой стол и отчаливай.
— Прямо сейчас?
— А почему бы нет? Я вижу, где сейчас твои мысли, и нет смысла удерживать тебя здесь, чтобы ты сидел и считал дни до того момента, когда сможешь удрать. Так что вперед.
Джей протянул руку, и я пожал ее.
— Мне это нравится, — улыбнулся Джей. — От начинающего обозревателя до главного редактора. Ты хороню прокатился.
—Да уж.
— Мы тоже хорошо прокатились. Спасибо, что взял нас с собой.
— Нет, спасибо, что вы взяли меня с собой. — Я остановился. — Спасибо, что дал мне шанс. Мне тогда очень была нужна работа. Я никогда этого не забуду. Не знаю, как я смогу отплатить за это.
— Я знаю, — сказал Джо.
— Как?
— Передай эстафету дальше.
Это было слишком. Как л мог уйти от такого человека? Как я мог оставить газету? Джеи увидел выражение моего лица.
— Даже не думай, — сказал он. — Собирай свои вещи и уматывай.
И ушел. Просто открыл дверь и вышел на улицу. Но, уходя, он бросил через плечо:
— Не оглядывайся назад, друг. Никогда не оглядывайся. Тогда я видел его в последний раз.
Он дал тебе хороший совет.
Правда? Никогда не следует оглядываться назад? Это ничего не даст?
Он хотел сказать: «Не раздумывай». Двигайся вперед без раздумий, без чувства вины, без колебаний. Твоя жизнь перед тобой, а не позади тебя. Ты сделал то, что ты сделал. Этого не изменить. Но можно двигаться вперед.
Да, но разве плохо сожалеть о чем-либо?
Пока ты не путаешь сожаление с чувством вины. Это не одно и то же. Сожаление —это твое признание, что ты не реализовал высшую идею о том. Кем Ты Являешься. Чувство вины — это решение, что ты больше не достоин реализовывать эту идею.
Ваше общество и ваши религии учат вас чувству вины, которое требует, чтобы вы были наказаны без надежды на оправдание. Но вот что Я тебе скажу: цель жизни — воссоздавать себя заново в каждый момент в следующей высочайшей версии твоего величайшего представления о том, Кем Ты Являешься.
Я работаю вместе с вами ради достижения этой цели. Я вижу, куда вы идете, вижу тропу, которую вы выбираете, '' и даю вам инструменты, чтобы вы испытали именно то, : что вам нужно испытать, и создали то, что вам нужно создать. Все происходящее вызвано к жизни нашими совместными усилиями.
Чья же в этом воля? Я говорю вам, что это Божественная Воля. Всегда помни:
Твоя Воля и Моя — это воля Божественная.
Это чудесно. Это все объясняет, все сводит воедино. Ты умеешь делать такие штуки. Ты умеешь вложить знание в меньше чем десяток слов. Это перекликается с тем, что Ты говорил в «Беседах с Богом»: «Твоя воля для тебя —это Моя воля для тебя».
Да.
Но минуту назад Ты сказал нечто, поразившее меня. Ты сказал, что я просто использовал Бога, чтобы моя жизнь произошла. Мне почему-то это кажется неправильным. То есть мне кажется, что это не те отношения, которые у меня должны быть с Тобой.
Почему?


Не знаю точно. Вероятно, потому, что меня учили, что я пришел в этот мир служить Господу Когда я учился в начальной школе Сент-Лоренс в Милуоки и серьезно думал пойти в семинарию, монахини твердили, что Бог использует меня, чтобы я служил Его цели. Никто никогда не упоминал, что я использую Богa для достижения своих целей
И все же, Я устроил все именно так.
Правда?
Да.
Ты хочешь, чтобы мы использовали Тебя? Мы здесь не для того, чтобы Ты использовал нас?
Трудность в понимании и разъяснении этой идеи частично в том, что весь наш разговор построен на парадигме отдельности. То есть мы говорим так, как будто ты и Я отдельны друг от друга — и так, конечно, думает большая часть человечества. Так большинство людей представляют себе свои отношения с Богом. Поэтому, возможно, нам стоит общаться в рамках этой парадигмы, если вам так будет легче Меня понять, но Я хочу обратить твое внимание, что мы говорим здесь об иллюзии, а не о реальности.
Я понимаю. Я согласен, что может быть небесполезным употреблять иллюзорные термины при обсуждении жизни внутри иллюзии. Я понимаю, что жизнь на Земле —иллюзия Теперь я знаю, и нередко глубоко ощущаю Конечную Реальность Единства с Тобой и со всем Но иногда полезно обсудить вопрос в рамках моего узко! о понимания — и понимания многих людей. Итак, если обсуждать проблему в рамках парадигмы отдельности, мы здесь не для toi о, чтобы Ты использовал нас?
Если бы вы были здесь для того, чтобы Я вас использовал, почему тогда мир стал таким, как он есть? Может ли таким быть Мой замысел? И может ли таким быть ваш замысел?» Я говорю вам: правильно последнее, а не первое.
Мир вокруг вас точно соответствует вашему замыслу.
Я повторю, потому что, возможно, вы не обратили внимания на эти слова: Мир вокруг вас точно соответствует вашему замыслу.
Вы видите мир таким, каков он у вас в мыслях. Вы видите в жизни то, что у вас в мыслях.
Если бы Я использовал вас для своих целей (как вы сформулировали их в узких рамках своего понимания), Я был бы очень неумелым Богом. Я, кажется, ничего не сумел добиться! Даже используя тебя как Моего Посланца и помощника, даже послав на Землю Моего единственного сына (как некоторые из вас полагают), Я не сумел изменить ход событий и создать мир Моего желания. Может ли быть так, что Моей целью было создать мир таким, каков он есть сейчас? Конечно, нет... если только... Моей целью не было, чтобы вы создали мир таким, каким вы его выбираете. В таком случае вы действительно послужили Моей цели, и Я «использовал» вас.
Однако вы тоже «использовали» Меня, так как только благодаря созидательной силе, которая присуща вам, — силе, которую Я вам дал, — вы способны создать мир своей мечты.
Этот мир — мир моей мечты?
Если бы ты не мечтал о нем, его бы не было.
Часто он мне казался миром моих самых ужасных кошмаров
Кошмары — это тоже сны. Особенный вид снов. (Англ dream — мечта, сон)
Как мне от них избавиться7
Измени свои мысли о том, какие мысли о мире ты удерживаешь в уме. Это часть процесса, о котором Я говорил раньше. Подумай, о чем ты собираешься подумать. Думай о хорошем и чудесном. Думай о моментах величия, видениях славы, проявлениях любви.

«Наипаче ищите Царствия Божия, и все приложится вам»
Совершенно точно. И используйте Тебя, используйте Бога, в процессе''
Бог и есть этот процесс. Процесс того, чем Я Являюсь Этот процесс вы называете Жизнью. Вы не можете не использовать Меня. Вы можете только не знать этого. Но если вы будете использовать Меня сознательно, если буде те использовать Меня с осознанием и намерением, все изменится.
Это Пятый Шаг в создании дружбы с Богом. Использовать Бога.
Расскажи мне, как это делать Мне такая мысль все еще кажется странной Помоги мне понять, что значит «использовать Бога»
Это значит использовать все инструменты и пары, которые Я тебе дал.
Дар созидательной энергии, которая позволяет тебе строить свою реальность и создавать свои опыт при помощи мыслей, слов и поступков.
Дар доброй* мудрости, который позволяет тебе узнать правду в тех случаях, когда следует судить не по внешним проявлениям.
И дар чистой любви, который позволяет тебе благословлять других и принимать их без условий, обеспечивает им свободу делать свой выбор и жить этим выбором и предоставляет твоему Божественному «Я» такую же свободу, в то время как каждый из вас воссоздает себя заново в следующей высочайшей версии своего величайшего представления о том. Кем Вы Являетесь.
* Англ gmtle — благородный магический, великодушный, тихий, спокойный мягкий добрый нежный ровный и т д Возможно автор имел в виду все эти значения сразу, поэтому использовал именно то слово — Прим ред
Вот что Я скажу вам: во Вселенной существует Божественная Сила, и она состоит из этих трех элементов: созидательной энергии, доброй мудрости и чистой любви.
Когда вы используете Бога, вы просто используете эту Божественную Силу.
«Да пребудет с вами сила»
Совершенно верно. Думаешь, Джордж Луьас нечаянно на толкнулся на эту мысль? Ты полагаешь, что эт а идея воз никла из ниоткуда? Я скажу тебе, что это Я вдохновил Джорджа на эти слова и идеи, которые стоят за ними, точно так же как сейчас Я вдохновляю тебя на слова и идеи этой книги.
Так иди же и выполняй задачу, которую поставил перед собой. Измени мир «силой».
И используй Меня Используй Меня все время, каждый день. В твои самый темный и в самый светлый час, в момент страха и в момент мужества, в своих взлетах и падениях, в своих успехах и неудачах.
Я говорю тебе, у тебя будет все это. И было все это. Всему свое время, и время всякой вещи под небом.
Время рождаться, и время умирать;
время насаждать, и время вырывать посаженное;
время убивать, и время врачевать;
время разрушать, и время строить;
время плакать, и время смеяться;
время сетовать, и время плясать;
время разбрасывать камни, и время собирать камни;
время обнимать, и время уклоняться от объятий;
время находить, и время терять;
время сберегать, и время бросать;
время раздирать, и время сшивать;
время молчать, и время говорить;
время любить, и время ненавидеть;
время войне, и время миру.
Для чего время сейчас? Вот в чем вопрос. Что ты сейчас выберешь? У тебя были все эти времена, и теперь время тебе выбирать, что ты хочешь испытать на этот раз!
Ибо все, что когда-либо происходило, происходит и будет происходить, происходит прямо сейчас. Это вечный момент, время для твоего нового решения.
Мир ждет тебя и твоего решения. Он осуществит то, что ты вызовешь к существованию. Ты вызываешь к существованию то, чем ты являешься.
Так устроен мир. Теперь тебе пора пробудиться и увидеть истину. Иди и неси эту весть по всему миру: близится время вашего избавления. Ибо вы молили Меня: «Избави нас от лукавого», и Я снова отвечаю на ваши молитвы посланием этой книги. Я снова протягиваю вам руку дружбы.
Дружбы с Богом.
Я всегда рядом с вами.
Во всем.


11



Благодарю Тебя за этот чудесный диалог о том, как обрести дружбу с Богом. Я снова наслаждаюсь нашим общением. Одни только эти пять шагов — знать Бога, верить Богу, принять Бога, использовать Бога — могут изменить жизнь людей
Да. Но — терпение. Есть еще два.
Я знаю. И мне нужна небольшая помощь со следующим шагом.
Помогать Богу.
Да. Помоги мне понять, почему Тебе нужна помощь. Я думал, что Тебе не нужно ничего.
Мне не нужна помощь, но Мне нравится, когда Мне помогают. Так легче.
Легче? Я думал, что в Божьем мире не бывает трудностей. Ты отказываешься от Своих слов?
Нет, в Конечной Реальности нет трудностей. Беседуя с тобой, Я чаще всего использую термины, которые соответствуют вашей иллюзии. Если бы Я все время говорил с тобой в терминах конечной реальности, мы бы не смогли общаться. Ты бы не понял. Даже сейчас, когда Я употребляю их изредка, тебе весьма непросто их осмыслить.
Трудность в том, что в вашем языке нет слов для большинства идей, которые Я могу вам сообщить, и даже если есть слова, отсутствует контекст, в котором их следует воспринимать. Вот почему бывает так сложно понять многие духовные и эзотерические труды. Они являются попыткой передать истину о наивысшей реальности посредством ограниченных слов, выхваченных из контекста.
Наверное, именно поэтому так много духовных книг и священных писаний были неправильно истолкованы.
Ты прав.
Итак, кстати о контексте моего понимания: что Ты имел в виду, когда говорил, что, когда я помогаю Тебе, «так легче»?
Я имел в виду, так легче для тебя.
А-а. Я думал, легче для Тебя.
В некотором смысле, да. Но, видишь ли, тут опять мы упираемся в проблему контекста. Когда Я сообщаю такие истины, Я перехожу в контекст Наивысшей Реальности. В Наивысшей Реальности то, что помогает тебе, помогает Мне, так как в ней ты и Я одно. Мы не отдельны. Но в парадигме отдельности, в которой ты живешь, в рамках иллюзии, которую ты испытываешь, такое утверждение бессмысленно.
На протяжении всего этого диалога Мне приходилось делать переходы из одного контекста в другой, чтобы объяснить то, что невозможно объяснить, оставаясь в рамках твоего земного опыта.
Итак, перед тобой стоит нелегкая задача, грокнуть во всей полноте, как выразился бы замечательный Роберт Хайнлайн, что именно Я имею в виду, когда говорю «помоги Богу».
Большинство людей не могут даже грокнуть во всей полноте, что значит «грокатъ во всей полноте»!
Увы, так и есть. Вот в этом и проблема. Ты грокаешь ее во всей полноте.
Тогда, может быть, нам просто сказать, что Нам легче, когда я помогаю Богу? Но теперь объясни мне, почему легче?
Чтобы понять это, тебе нужно понять, в чем цель Бога. Ты должен понять, чем Я занимаюсь.
Думаю, я знаю. Ты воссоздаешь Себя заново в каждый миг Настоящего в следующей высочайшей версии Твоего величайшего представления о том, Кем Ты Являешься. Ты делаешь это в нас и через нас. В этом смысле мы являемся Тобой. Мы части тела Бога. Мы — это Бог Бого-творящий.
Ты правильно вспомнил, друг Мой. Мы снова начинаем говорить одним голосом. Это хорошо, ибо ты будешь одним из многих вестников; не просто искателем, но носителем Света.
И так я смогу лучше всего помочь Тебе! Я могу лучше всего помочь, вспоминая, то есть снова становясь частью тела Господня.
Ты действительно понял. Ты полностью осмыслил идею, постиг каждый ее нюанс. Именно так ты можешь помочь Богу. Живи сознательно, гармонично и благотворно. Для этого ты можешь использовать Мои дары: созидательную энергию, добрую мудрость и чистую любовь.
Я вложил созидательную энергию во все твое существо и во все, что оно порождает. Мысли, слова и поступки являются Тремя Инструментами Созидания. Зная это, ты можешь выбирать быть причиной своего опыта, а не подвергаться его воздействию.
Жизнь определяется твоими намерениями по отношению к ней. Осознавая это, ты можешь жить сознательно. Думать сознательно. Говорить сознательно. Поступать сознательно.
Услышав, как тебе говорят: «Ты сделал это сознательно!», ты поймешь, что это не обвинение, но комплимент.
Все, что ты делаешь, ты делаешь с определенной целью — и твоей целью в каждый момент жизни является переживать высочайшую версию твое! о величайшего представления о том, Кем Ты Являешься. Используя созидательную энергию, ты помогаешь Богу в полной мере стать т ем, чем Он является, и испытать ч от аспект Себя, который Он стремится испытать.
Я ВЛОЖИЛ В ТВОЮ Душу добрую Мудрость. Используя этот дар, ты можешь гармонично жить в любых обстоятельствах. Все твое Существо — сама гармония.
Гармония означает, что ты чувствуешь вибрацию момента, человека, места или обстоятельства, которое сейчас переживаешь, и сливаешься с ней. Слияние не означает соответствие. Петь гармонично не означав г петь в унисон. Это означает петь вместе.
Когда ты поешь гармонично, ты изменяешь саму песню. Она становится новой, ивой. Это песня души, и в мире пет ничего прекраснее.
Привноси добрую мудрость в каждый момент твоей жизни. Наблюдай, как она изменяет его. Наблюдай, как она изменяет тебя.
Эта добрая мудрость в тебе. Я поместил ее в тебя, и она всегда была в твоей душе. Призови ее в час трудностей и стресса, в час решений или вражды, и она придет. Ибо когда ты призываешь ее, ты призываешь Меня. Используя добрую мудрость, ты помогаешь Богу в полной мере стать тем, чем Он является, и испытать тот аспект Себя, который Он стремится испытать.
Я вложил чистую любовь в сердце каждого человека. Она—это то, что Есть Я и чем Являешься Ты. Твое сердце наполнено любовью до краев. Оно готово прорваться, как плотина. Вое твое «я» пропитано ею, состоит из нее. Чистая любовь —это то. Кем Ты Являешься.
Когда ты выражаешь чистую любовь, ты непосредственно испытываешь, Кто Ты Есть. Это величайший дар. Кажется, что ты даешь дар другим, а на самом деле ты даешь его себе. Это потому, что никого другого нет. Тебе просто кажется, что существует кто-то другой. Чистая любовь позволяет тебе увидеть истину.
Когда ты исходишь из чистой любви, ты живешь благотворно, то есть творишь благо для всех. Ты поступаешь так, чтобы всем примести благо. «Доброта» становится для тебя значительным словом. Ты внезапно понимаешь его более глубокий смысл.
"Доброта" означает не только «благо», она также значит схожесть. Живя чистой любовью, ты понимаешь, что ты и все другие похожи. Вы существа одного рода, и внезапно ты постигаешь, что, выражая чистую любовь, ты выражаешь родственные отношения.
Вот что значит быть родственной душой. Вот что значит познать Единство со всем сущим. И если ты в любых обстоятельствах и ситуациях проявляешь чистую любовь, ты помогаешь Богу в полной мере стать тем, чем Он Является, и испытать тот аспект Себя, который Он стремится испытать.
Ты помогаешь Богу, когда вкушаешь Бога. Так что накладывай на тарелку побольше. Бери столько Бога, сколько хочешь. Ибо эго пища жизни, которая питает все сущее.
Приимите, ядите; cue есть Тело Мое.
Вы все — части Одного Тела. И теперь наступило время вспомнить об этом.
Я бы не говорил вам всего этого, если бы это было не так. Это величайшая истина, так помогите Мне, Богу.
Я никогда не видел раньше, чтобы слова связывались друг другом с таким смыслом. Это все так... симметрично.
Бог симметричен. Бог — это идеальная симметрия. В хаосе существует свой порядок. В замысле есть совершенство.
Я вижу это. Я вижу совершенство замысла во всем, что произошло в моей жизни, даже в том, что мой друг Джо Элтон попал в тюрьму, хотя, когда это случилось, я был потрясен. Джо Элтон несколько злоупотребил деньгами, собранными для его избирательной кампании, и провел несколько месяцев в камере федеральной тюрьмы в Элленвуде, штат Пенсильвания
Урок, который я получил в этой ситуации — который я всегда знал, но забыл, — в том, что среди нас мало святых. Все мы стараемся изо всех сил, и многие спотыкаются и падают.
Это воспоминание помогало мне воздержаться от осуждения, когда поступки людей обнаруживали их слабости — и когда мои слабости проявлялись в моих поступках. Это была нелегкая задача, и она не всегда мне удавалась. Но после участия в политической жизни округа Энн Арундел я старался никогда никого не осуждать. Я научился всегда стараться понять человека
Однако была еще одна, совершенно иная причина, по которой я встретился с Джо Элтоном. Вероятно, на каком-то уровне я всегда знал, что мне нужно учиться общаться с большой аудиторией, оставаясь с ней один на один. Я не мог бы выбрать лучшего наставника.
Джо Элтон разбирался в человеческой натуре лучше всех людей, которых я знал. Работая с ним, вначале как рядовой помощник в проведении кампании, а потом на незначительном посту в окружной администрации, я получил шанс увидеть его талант в действии, и это коренным образом изменило мои собственный подход к людям.
Куда бы Джо ни пошел, вокруг него было полно народу. На публичных встречах его обступали со всех сторон, тянули за рукава, каждый хотел урвать минутку его времени, получить шанс попросить о небольшом одолжении, заручиться его поддержкой или просто обратить на себя его внимание.
При всем этом я никогда не видел, чтобы Джо отмахнулся хотя бы от одного человека. Не имело значения, насколько он опаздывал, или как мною времени он уже потратил, или сколько еще ему нужно было сделать после встречи. Он никогда не забывал посмотреть человеку в глаза и обратить на него все свое внимание.
Однажды вечером после такой встречи я исполнял роль «ледокола», медленно прокладывая пучь через толпу к выходу из зала к ожидавшей нас машине. Когда мы наконец забрались на заднее сиденье, я повернулся к Джо и удивленно спросил:
_ Как тебе это удается?. И зачем так раздаешь себя?' Все эти люди вечно толпятся вокруг, каждый чего-то от тебя хочет
— На самом деле дать им то, чего они хотят, очень просто, —улыбнулся Джо.
— Чего они хотят? — Мне нужно было знать. — О чем они тебя просят?
— Все они хотят одного и того же. Я недоуменно посмотрел на него.
Разве ты не знаешь, чего хотят все люди?
Нет,—пришлось мне признаться.
Джо посмотрел мне прямо в глаза.
— Они хотят, чтобы их выслушали.
Тридцать лет спустя, выходя из залов после встреч и лекций, когда люди окружали меня со всех сторон, я вспоминал Джо.
Люди хотят, чтобы их выслушали, и они этого заслуживают. Они прочитали твою книгу от корки до корки и уделили тебе всё свое внимание. Они отдали тебе часть себя и хотят получить часть тебя взамен, и это справедливо. Это знал и глубоко понимал Джо Элтон. Он ничего не отдавал. Он возвращал.
Я снова понял это, прослушав несколько лекций замечательных людей. Писатель Уэйн Дайер всегда говорит своей аудитории: «Я останусь с вами до тех пор, пока не подпишу книги каждому из вас и не получу шанс поговорить с каждым». Так вступают многие другие ораторы. Они отдают. Они возвращают.
Жизнь постоянно преподносит уроки.
Джо Элтон был первым человеком, который научил меня еще одной мудрости. Я понял, что жизнь всегда преподносит уроки, тридцать лет назад в ходе жесткой и суматошной политической кампании.
Однажды поздно вечером после длительных и трудных дебатов мы сидели в трейлере. Оппонент Джо был безжалостен в своих обвинениях, он очень мало затрагивал реальные политические вопросы и вместо этого старался задеть Джо. Вернувшись в трейлер, я немедленно направился к пишущей машинке. Мои пальцы летали над клавишами, печатая острое и немногословное опровержение — пример, настолько я помню, несравнимого красноречия.
Джо случайно подошел ко мне.
— Что ты пишешь?
— Твое завтрашнее заявление для прессы в ответ на эти злобные нападки, — я ответил тоном, который подразумевал:
«Что же еще?»
Джо просто усмехнулся:
— Ты ведь знаешь, что я не собираюсь его читать?
— Почему? Мы должны ответить! Нельзя ему спустить это!
— Хорошо, — согласился Джо. — Тогда вот мое заявление. Ты готов?
«Да, — подумал я. — Вот теперь мы ему покажем! Джо скажет намного лучше, чем я».
— Давай, — сказал я, и мои пальцы замерли над клавиатурой.
Джо продиктовал одно предложение: «Мне печально видеть, как мой оппонент так поступает с собой».
И все? — воскликнул я.
И это все?!
— Это все, — повторил Джо.
— Но как же все его обвинения?
— Мы можем либо опуститься до его уровня, —тихо сказал Джо, — либо подняться над ним. Что ты выбираешь?
—Но... но...
— Что ты выбираешь? — снова спросил Джо.
Я взглянул на написанные мной страницы. Перечитал несколько первых параграфов. И порвал листы.
Хороший выбор, — сказал Джо и похлопал меня по плечу.
Сегодня ты повзрослел.
Сейчас Я хочу обратить твое внимание на то, чего ты тогда, возможно, не понял.
Что?
Когда ты применяешь истины, которые узнал благодаря подобному опыту, ты используешь Бога. Когда ты рассказываешь о событиях твоей жизни в книге, подобной этой, ты используешь Бога. Потому что ты берешь дар, который Я тебе дал, и предлагаешь его всему миру.
Понимаешь? Это больше, чем просто любопытный случай. Это больше, чем эпизод из твоей жизни. Ты дал себе эту ситуацию, а потом поделился ею с нами по определенной причине. Ты стремишься изменить себя и мир.
Когда ты рассказываешь истории из своей жизни, ты не просто удовлетворяешь любопытство читателей о твоем прошлом. Ты заставляешь других вспомнить то, что они тоже всегда знали.
Вот в чем симметрия и совершенство замысла: тридцать лет назад твоя душа поняла, что люди, места и обстоятельства обеспечивают тебе совершенный опыт, который подготовит тебя к твоей роли в изменении мира. Твоей душе также было известно, что то, что ты вынесешь из этого опыта, будет иметь непреходящую ценность и ты используешь полученное через тридцать лет.
Вот это да!
Ты правда думаешь, что что-то может произойти случайно?
Я снова говорю тебе, замысел совершенен.
Ничто в жизни не происходит случайно. Ничто. Ничего в жизни не бывает нечаянною. Ничего.
Ничего не случается без того, чтобы принести тебе постоянную и реальную пользу. Совсем ничего.
Ты можешь не замечать совершенства каждого момента, но сам момент от этого не перестанет быть совершенным даром.


12


Когда я со стороны смотрю на весь замысел, на всю красоту сложного и изящного плетения ткани моей жизни, мое сердце наполняется благодарностью.
Это последний, Седьмой Шаг в обретении дружбы с Богом: Благодарить Бога.
Этот шаг ты сделаешь почти автоматически. Он произойдет естественным образом, если ты выполнишь Шаги от Первого до Шестого.
Всю свою жизнь ты не знал Бога таким, каким он является в действительности. Теперь ты можешь познать Его таким.
Всю свою жизнь ты не верил Богу, как желал бы. Теперь можешь верить.
Всю свою жизнь ты не любил Бога, как хотел бы. Теперь можешь любить.
Всю свою жизнь ты не принимал Бога так искренне, чтобы он стал очень реальной частью твоего опыта.
Теперь можешь принять. Всю свою жизнь ты не использовал Бога, как использовал бы своего лучшего друга. Но теперь, когда мы так близки, ты знаешь, что можешь использовать Меня.
Всю свою жизнь ты не оказывал сознательной помощи Богу, потому что не знал, что Бог хочет, чтобы Ему помогали, и даже если знал, то не понимал, как это сделать. Теперь знаешь.
Не твоя вина в том, что ты не знал Бога. Как ты мог знать что-то, если все учат тебя другому?
Не твоя вина, что ты не верил Богу. Как можно верить тому, кого не знаешь?
Не твоя вина, что ты не любил Бога. Как можно любишь то, чему не веришь?
Не твоя вина, что ты не принимал Бога. Как можно принять то, что не любишь?
Не твоя вина, что ты не использовал Бога. Как можно использовать то, чего в тебе нет?
Не твоя вина, что ты не помогал Богу. Как можно помогать в том, что для тебя бесполезно?
И не твоя вина в том, что ты не благодарил Бога. Как можно быть благодарным за то, чему нельзя помочь?
Но сегодня новый день. Сейчас новое время. И ты делаешь новый выбор. Это выбор создать заново свои отношения со Мной. Выбор наконец испытать дружбу с Богом.
Все в мире хотят этого. Во всяком случае, все, кто верят в Бога. Всю свою жизнь мы старались обрести дружбу с Тобой. Мы старались радовать и не обижать Тебя, мы стремились найти настоящего Тебя и сделать так, чтобы Ты нас нашел, — мы испробовали все. Но мы не пробовали сделать эти Семь Шагов. Во всяком случае, я точно не делал их. В любом случае — не так, как Ты изложил их здесь. И я благодарю Тебя. Но можно я задам Тебе один конкретный вопрос?
Конечно.
Почему необходима благодарность? Почему нам так важно благодарить Тебя? Почему это один из Семи Шагов? Потребности Твоего эго столь велики, что, если мы не выразим нашу признательность, Ты отберешь у нас все хорошее?
Напротив, Моя любовь так велика, что, выразив свою признательность, вы получите все хорошее.
Это, похоже, та же мысль, изложенная иными словами. Я должен выразить свою благодарность, чтобы получить хорошее.
Ты не должен, это не требование. Многие люди, которые, по-видимому, не испытывают никакой благодарности, наслаждаются благами мира.
Ну, вот теперь я совсем запутался.
Я не требую благодарности. Благодарность не бальзам для эго, смазка для полозьев, масло для колес. Она не заставляет Бога в следующий раз быть к тебе добрее. Жизнь посылает тебе добро, благодарен ты ей за это или нет. Но если ты благодарен, жизнь посылает его тебе гораздо быстрее. Так происходит потому, что благодарность — это состояние бытия.
Помнишь, Я говорил: «Мышление — самый медленный способ созидания»?
Да. Я был очень удивлен этим.
Тебе не следовало удивляться. Ты осуществляешь все самые важные функции своего тела, не задумываясь об этом. Ты не думаешь о том, как моргнуть, или сделать вдох, или как заставить биться твое сердце. Ты не размышляешь, когда потеешь или восклицаешь: «Ой!» Все эти вещи происходят просто потому, что ты человеческое существо. Это значит человек, запятая, бытие.
Да, я помню. Ты раньше говорил, что некоторые жизненные функции и переживания создаются автоматически, без какого-либо усилия, на подсознательном уровне. На этом уровне мы создаем наиболее эффективно?
Нет. Вы создаете наиболее эффективно, наиболее продуктивно и быстрее всего, когда создаете не на подсознательном уровне, но на суперсознательном.
Суперсознательном называется уровень опыта, который достигается, когда сверхсознательное, сознательное, подсознательное сливаются в Одно и подвергаются трансценденции. Это состояние выше мышления. Это твое истинное состояние бытия, и это то, Кем Ты Являешься в Действительности. Твои мысли не влияют на него, не смущают и не колеблют чистое бытие. Мысль не является первичной причиной. Ею является Истинное Бытие.
Сейчас мы очень глубоко исследуем самые сложные эзотерические идеи. Отличия, нюансы тут очень тонкие.
Думаю, я готов к этому. Начинай.
Хорошо. Но помни, у нас будут некоторые проблемы с языком. Мне придется перейти в высший контекст и говорить с позиций конечной реальности, а потом вернуться к иллюзии, которая является реальностью твоей жизни, и Я надеюсь, что ты сможешь истолковать сказанное.
Я понимаю. Давай попробуем.
Ты уверен? Сейчас будет трудно. Это будет самое сложное, что ты пока услышал в нашем диалоге. Возможно, ты захочешь перескочить через это, поверить Мне на слово и двигаться дальше.
Я хочу понять. По крайней мере попытаться.
Ладно. Начинаем. Присмотрись к этому утверждению:
Бытие существует, мысль делает. О чем тут идет речь?
О том, что бытие — это не действие, не поступок, не то, что случается. Скорее, это «есть-ность". Это то, что есть.
Хорошо. А мысль?
Мысль —это процесс, «делание», то, что происходит.
Очень хорошо. Каковы же выводы?
На все, что «происходит», требуется время. Это может произойти быстро, как мысль, но все равно требует того, что мы называем временем. Но то, что «есть», просто есть. Это существует прямо сейчас. Это не «собирается быть», это есть здесь и сейчас.
Коротко говоря, «есть-ность» быстрее «делания», и поэтому «быть» быстрее, чем «думать».
Знаешь, что? Мне следовало взять тебя на должность Своего переводчика.
Я думал, так и есть.
Ага. Хорошо. Теперь попробуй еще одно утверждение:
Бытие — первопричина. Что это говорит тебе?
Это говорит, что бытие является причиной всего. Чем ты являешься, то ты испытываешь.
Отлично. Но является ли бытие причиной мысли?
Да. Если мое предположение правильно, тогда да, бытие становится причиной мысли.
Значит, то, чем ты являешься, влияет на то, что ты думаешь.
Да, можно так сказать.
Однако Я сказал, что мысль созидает. Это правда?
Да, если Ты так говоришь.
Хорошо. Я рад, что ты начал Мне верить. Итак, если мысль созидает, может ли мысль создать состояние бытия?
Ты хочешь спросить, что первично, курица или яйцо?
Совершенно верно.
Не знаю. Полагаю, если я «являюсь» грустным, я могу изменить свои мысли об этом. Я могу решить думать радостные мысли, сосредоточиваться на положительном и внезапно могу «стать» счастливым. Ты сказал мне, что это возможно. Ты сказал, что мои мысли создают мою реальность.
Сказал.
Это правда?
Да, правда. Но позволь Мне спросить тебя, твои мысли создают твое Истинное Бытие?
Я не знаю. Не слышал, чтобы Ты использовал это выражение раньше. Я не знаю, что такое мое Истинное Бытие.
Твое Истинное Бытие — это Все Это. Все Сущее. Все во Всем. Альфа и Омега, начало и конец, Единств.
Иными словами. Бог.
Еще одно название для того же понятия.
То есть Ты спрашиваешь меня, создают ли мои мысли Бога?
Да.
Я не знаю.
Тогда позволь Мне продолжить с этого места Мои разъяснения.
Пожалуйста.
Мы ограничены языком и контекстом, как Я указывал уже несколько раз.
Я понимаю.
Хорошо. Твои мысли о Боге не создают Бога. Они просто создают твое переживание Бога.
Бог есть.
Бог —это Все-во-Всем. Все Сущее. Все, что когда-либо было, есть и будет.
Пока все ясно?
Пока все.
Когда ты думаешь, ты не создаешь Все. Ты черпаешь из Всего, чтобы создать то переживание Всего, которое ты выбираешь.
Все Это уже есть. Ты ничего не вносишь в него, думая о нем. Но, думая, ты вносишь в свой опыт ту часть Всего, о которой думаешь.
Разобрался?
Думаю, да. Продвигайся медленно. Очень медленно. Я стараюсь не отставать.
Твое Истинное Бытие, которое есть тем, Кем Ты Являешься в Действительности, предшествует всему. Когда ты думаешь о том, кем желаешь быть сейчас, ты черпаешь из своего Истинного Бытия, из своего Целостного «Я», и фокусируешь внимание на той части твоего Целостного «Я», которую хочешь сейчас испытать.
Твое Целостное «Я» — это Вся Целостность. Это счастье и грусть.
Да, да! Ты уже говорил это! Ты говорил мне: «Ты верх и низ, право и лево, здесь и там, до и после. Ты быстрый и медленный, большой и маленький, мужчина и женщина, то, что ты называешь добром, и то, что ты называешь злом. Ты все, что есть, и нет ничего, чем бы ты не был». Ты говорил мне об этом раньше!
Ты прав. Я говорил тебе об этом много раз. И теперь ты понимаешь это лучше, чем раньше.
Итак, влияют ли твои мысли на то, чем ты являешься? Нет. По большому счету, нет. Ты то, Что Ты Есть, не важно, что ты об этом думаешь.
Но может ли мысль создать непосредственно иное переживание твоего бытия? Да. То, о чем ты думаешь, на чем фокусируешь внимание, будет проявлено в твоей индивидуальной текущей реальности. Таким образом, если ты, будучи грустным, думаешь положительные, радостные мысли, ты очень легко «придумаешь способ» быть счастливым.
Ты просто передвинешься из одной части себя в другую'.
Но существует «короткий путь» — и именно о нем мы здесь говорим.
Ты можешь передвинуться в любое состояние бытия, ка кое хочешь, — то есть ты можешь вызвать любую часть твоего Истинного Бытия — в любой момент, мгновенно, просто зная, что гак есгь, и заявляя, чго так есть.
Ты однажды сказал мне «То, чго ты знаешь, то и есть>
Да. И Я говорил эго в буквальном смысле Что ты знаешь о своем Истинном Бытии, тем ты будешь являться прямо сейчас. Когда ты заявляешь то, что ты знаешь, ты делаешь это своим жизненным опытом.
Самые сильные заявления начинаю! ся со слов «Я Есть» Одним из самых известных заявлении были слова Иисуса' «Я есмь путь и жизнь». Самое обширное заявление подоб ного рода было сделано Мной: Я Есмь то, Что Я Есмь.
Ты можешь тоже делать заявления «Я Есть» На самом деле ты делаешь их ежедневно. «Я болен», «Я несчастлив», и так далее. Это утверждения о том, чем ты являешься. Когда ты делаешь такие утверждения о бытии осознанно, чы жи вешь из Намерения, ты живешь сознательно. Помни, Я предложил тебе жить
Сознательно Гармонично Благотворно.
Вся твоя жизнь — послание, тебе это известно? Каждыи поступок — это акт самоопределения. Каждая мысль — это фильм на экранетвоего сознания. Каждое слово —это звуковое письмо Богу. Все, что ты думаешь, говоришь и делаешь, составляет послание о тебе.
Поэтому можешь сравнить свои заявления «Я Есть» с док ладом о положении дел в Соединенных Штатах. Это твои доклад о положении твоего Бытия. Ты делаешь заявление
о том, как обстоят у гебя дела. Ты юворишь о том, «что есть».
Эй, погоди минуту' Я только что подумал кое о чем' Мы все Едины, так что это действительно доклад о положении в ^с" диненных Штатах*'
Это хорошо. Это очень хорошо.
Твое заявление —это короткий путь к твоему состоянию бытия. Заявления заставляют проявляться в твоем жизненном опыте то. Кем Ты Являешься в Действ и гельнос ти, — или, точнее, ту часть того, Кем Ты Являешься в Действительности, которую ты хочешь испытать прямо сейчас.
Поэтому бытие* ^ обладает большей созидательной силой, чем мысль. Быть —это самый быстрый способ созидать Ибо то, что есть, существует прямо сейчас.
Ты делаешь подлинное заявление о том, кем ты являешься, когда не думаешь о нем. Если ты начнешь думать, ты в лучшем случае задержишь ею, а в худшем — станешь ог-рицать.
Задержка произоидег просто потому, что на то, чтобы ду мать, нужно время, а на то, чтобы быть, — нет.
Отрицание может возникнуть потому, ч 1 о, когда ты думаешь о том, чем ты выбираешь быть, ты часто убеждаешь себя, что ты этим не являешься — и никогда не сможешь этим стать.
Если это правда, тогда худшее, что я могу делать, — что думать'
В некотором смысле ты прав. Все духовные Мастера вне своего ума. То есть они не размышляют сознательно о том, кем они являются. Они просто являются собой. В тот миг, когда ты подумаешь о том, чем ты являешься, ты переста-
Англ State of the Union mewage — доклад о положении США (пре-мдента конг рессу) union — соединение единство
Англ Ье-ingnvs
петь этим быть. Ты можешь только задерживать или отрицать свое становление таким, о каком ты думаешь.
Очень типичная иллюстрация: быть влюбленным можно только тогда, когда ты являешься влюбленным. Невозможно быть влюбленным, если просто думать об этом. Если тот, кто тебя любит, спросит: «Ты влюблен в меня?» и ты скажешь: «Я думаю об этом», вероятно, у тебя возникну!" неприятносги.
Отлично! Ты отлично понимаешь идею.
Итак, если время не критическое, если все не зависит от дюймов или секунд (что бывает редко), если нетак уж важно, сколько времени пройдет, прежде чем ты испытаешь то, что ты выбрал (например, «быть влюбленным»), тогда ты можешь потратить столько времени, сколько хочешь, чтобы «подумать об этом».
Мышление—очень мощный инструмент. Непойми Меня превратно. Это один из Трех Инструментов Созидания.
Мысль, слово и действие.
Совершенно верно. Но сегодня Я дал тебе еще один метод переживания твоей реальносги. Это не инструмент созидания, это новое понимание созидания; это не процесс, в ходе которого случаются события, но процесс, в ходе которого ты осознаешь то, что уже произошло, это осознание того, что есть, что всегда было и что всегда будет в бесконечном мире.
Ты понимаешь?
Да, начинаю. Я начинаю видеть всю космологию, всю конструкцию.
Хорошо. Я знаю, это было непросто. Или, скорее, это было просто, по не было легко.
Запомни: Бытие мгновенно. По сравнению с ним твое мышление очень медленно. Как ни быстра мысль, она неспешна по сравнению с бытием.
Давай используем твой очень человеческий пример о влюбленности.
Вспомни время, когда ты влюбился. Когда ты впервые почувствовал любовь, это был миг, волшебная доля секунды. Возможно, она ударила тебя, как ты любишь выражаться, «как тонна кирпичей». Внезапно па тебя нашло. Ты посмотрел на нее, сидящую в другом конце комнаты, на другом конце стола, на переднем сиденье машины, и сразу же узнал, что любишь ее.
Это было внезапно. Мгновенно. Ты не думал об этом. Это просго «произошло». Возможно, позже ты об этом задумался. Возможно, ты даже думал об этом раньше («интересно, каково это—быть влюбленным в эту девушку?), но в тот миг, когда ты впервые почувствовал любовь, впервые узнал, что она поселилась в твоем сердце, она просто нахлынула на тебя. Все произошло слишком быстро.^что-бы ты успел подумать. Ты просго обнаружил, что ты являешься влюбленным.
Влюбиться можно еще до того, как ты об этом подумал!
Парень, я ли этого не знаю...
То же самое касается благодарности. Когда ты ее чувствуешь, тебе не нужно говорить: «Время почувствовать благодарность». Ты просто совершенно спонтанно чувствуешь, что благодарен. Ты обнаруживаешь, что ты являешься благодарным, еще не успев подумать об этом. Благодарность — это состояние бытия. В английском языке нет слова, которое переводилось бы как «влюбленность»*, хотя ему следовало бы быть.
А Ты поэт. Ты знаешь об этом? Мне говорили.
Хорошо, мне ясно, что бытие быстрее мысли, но я все еще не вижу, почему то, что ты «являешься благодарным» за что-то,
приносит тебе это бысгрее, чем... погоди... даже формулируя вопрос, я, кажется> уже знаю отпет...
Ты раньше говорил, что благодарносгь —это состояние бытия, которое заявляет, что я уже имею то, что, как я думаю, мне нужно. Другими словами, если я благодарю Бога за что-то, а не прошу о чем-то, я должен знать, что у меня это уже есгь.
Верно.
Бот почему Седьмой Шаг — Благодарить Бога. Верно.
Потому что, когда я благодарю Бога, я «пребываю в осознании», что все хорошее уже пришло ко мне, что все, что мне нужно — нужные люди, места и события, —для того, чтобы я смог выразить и развивать то, что я выбрал, уже у меня есть.
Еще до того, как ты спросил, Я уже ответил. Да, все так.
Тогда, может быть, благодарить Бога следует в первую очередь, а не в последнюю!
Этот шаг может стать очень мощным действием. И ты только что открыл великий секрет. Чудо Семи Шагов к Богу в том, что их можно делать наоборот.
Если ты благодаришь Бога, ты помогаешь Боту помочь тебе.
Если ты помогаешь Богу помочь тебе, ты используешь Бога.
Если ты используешь Бога, ты принимаешь Бога в спою жизнь.
Если ты принимаешь Бога, ты любишь Бога.
Если ты любишь Бога, ты веришь Богу.
Если ты веришь Богу, ты знаешь Бога без сомнений.
Поразительно. Совершенно поразительно.
Теперь ты знаешь, как создать дружбу с Богом. Настоящую дружбу. Реальную дружбу. Практическую, действенную дружбу.
Здорово! Можно мне начать использовать мои знания прямо сейчас? И не говори: «Ты можешь, но тебе нельзя»*.
Что?
В третьем классе у меня была учительница, которая всегда исправляла нашу грамматику. Когда ученик поднимал руку и спрашивал: «Сестра, могу я выйти в туалет?», она всегда отвечала: «Ты можешь, но тебе нельзя».
Ах да, Я помню ее.
Ты можешь что-то забыть?
Могу, но Мне нельзя.
Та-та-та-там! Туш, пожалуйста.
Спасибо-спасибо-огрроооомное спасибо!
Но, говоря серьезно... Я бы хотел начать использовать нашу дружбу. Ты сказал, что поможешь мне понять, как применить на практике, как сделать функциональной мудрость, изложенную в «Беседах с Богом», как начать использовать ее в повседневной жизни.
Для этого и существует дружба с Богом. Для того чтобы помогать тебе вспомнить. Для того чтобы твоя повседневная жизнь стала легче, а твой ежесекундный опыт стал в полной мере выражением того, Кем Ты Являешься в Действительности.
Это твое самое заветное желание, и Я создал совершенную систему, при помощи которой все твои желания могут осуществиться. Они и сейчас осуществляются, в этот самый миг. Единственное отличие между тобой и Мной в том, что Я знаю это.
В момент твоего полного знания (а этот момент может наступить для тебя в любое время) ты будешь чувствован, себя так же, как Я Себя чувсгвую всегда: абсолютно радостным, любящим, принимающим, благословляющим и благодарным.
Это Пять Позиций Бога, и Я обещал тебе, что еще прежде, чем мы завершим этот диалог, Я покажу тебе, как применение этих позиций в твоей нынешней жизни может — и должно — привести тебя к Божественному.
Действительно, Ты обещал это уже давно, еще в первой книге «Бесед с Богом», и я думаю, что Тебе пора уже сдержать обещание!
А ты обещал рассказать нам о своей жизни, и особенно о твоем опыте со времени выхода в свет «Бесед с Богом», а мы услышали пока что только самую малосгь. Так, может, нам обоим следует выполнить наши обещания!
Заметано.
лз
J\, ушел из администрации округа и нашел работу в отделе образования, а через десять лет отправился на Западное побережье работать с доктором Элизабет Кюблер-Росс, еще через полтора года открыл свое собственное рекламное агентство в Сан-Диего, затем работал в «Терри Коул-Уиттакер Минист-риз»; несколько лет спусгя переехал в штат Вашингтон, потом в Портленд, потом в Южный Орегон, где я кое-как жил под открытым небом без цента за душой; наконец снова нашел работу на радио, а через три года меня оттуда/уволили, и я едва сводил концы с концами; потом я стал ведущим телевизионного ток-шоу, которое показывали во всей стране, написал «Беседы с Богом», с тех пор живу замечательно, вот и все.
Что ж, я выполнил свое обещание, теперь Ты выполни Свое.
Я думаю, люди хотели бы услышать чуточку больше этого.
Нет. Они хотят услышать Тебя. Они хотят, чтобы Ты сдержал Свое слово.
Прекрасно.
Я сотворил мир, создал Адама и Еву, поселил их в Эдеме, велел им плодиться и размножаться, там у Меня были кое-какие неприятности со змеем, затем Я наблюдал, как люди начали обвинять друг друга и все пере1гутали, позже дал одному старику пару каменных скрижалей, чтобы он попытался кое-что прояснить, разделил море, сделал парочку чудес, послал нескольких вестников, чтобы они донесли Мое послание, заметил, что их никто не слушает, решил не сдаваться и продолжать попытки, вот и все.
Что ж, Я выполнил Свое обещание.
Забавно. Очень забавно.
пяться, ио станет каналом, по которому свободно течет жизненная энергия твоей души.
Но если душа — это радость, как она может быть грустной? Радость —это жизнь, выражающая себя,
То, что вы называете радостью, — это свободное течение жизненной энергии.
Суть жизни — Единство со Всем Сущим. Это жизнь — единство, выражающее себя.
Чувство единства вы называете любовью. Поэтому на вашем языке говорится, что любовь —это сущность жизни.
Значит, радость — это любовь, свободно себя выражающая.
Когда свободному и неограниченному выражению жизни и любви —то есть переживанию единения и единства со всеми объектами и разумными существами —препятствуют какие-либо обстоятельства или условия, душа, которая является радостью, не выражается полностью. Не полностью выраженная радость — это чувство, которое вы называете грустью.
Я запутался. Как может что-то быть чем-то, если оно что-то другое? Как может вещь быть холодной, если ее сущносгь — жар? Как может душа быть грустной, если ее сущносгь — радость?
Ты неправильно понимаешь природу Вселенной. Ты по-прежнему смотришь на мир с позиции разделения. Жар и холод не отдельны друг от друга. Ничто не отдельно. Во Вселенной нет ничего, что было бы отдельно от чего-то еще. Поэтому жар и холод — это разные степени одного и того же. Так же как радость и грусгь.
Какая потрясающая идея! Я никогда не думал об этом с такой точки зрения. Грусть и радость —это просто два названия. Это слова, которые мы используем для описания разных уровней одной и той же энергии.
Да, разных выражений Универсальной Силы. И поэтому эти два чувстваможно испытывать одновременно. Ты можешь такое представить?
Да! Я чувствовал грусть и радость одновременно. Конечно. В этом нет нечего необычного.
Телевизионный сериал «Госпиталь МЭШ» —прекрасный образец такого сопоставления. Еще один, более современный пример — исключительный художественный фильм «Жизнь прекрасна».
Да. Это невероятные примеры того, как смех лечит и как грусть и радость могут смешаться. ^^
Тот поток, который вы называете грустью/радостью, — это сама жизненная энергия.
Эту энергию можно выражать как радость в любое время. Потому что течение энергии жизни можно контролировать. Как вы переключаете ручку термостата с позиции «Холод» на позицию «Тепло», так ты можешь ускорить вибрацию жизненной энергии отгрусти до радости. И вот что Я тебе скажу: если ты носишь в своем сердце радость, ты сможешь исцелять любой момент.
Но как носить в сердце радость? Как найти ее там, если ее там нет?
Она там есть.
Некоторые люди не ощущают этого. Они не знают секрета радости.
В чем этот секрет?
Невозможно чувствовать радость, пока ее не выпустишь на волю.
Но как ее можно выпустить на волю, если ее не чувствуешь? Помоги другому почувствовать ее.
Освободи радость в другом человеке, и ты освободишь радость в себе.
Некоторые не знают, как это сделать. Твое утверждение слишком грандиозно, его сложно сразу осмыслить.
Выпустить радость на волю можно даже такой простой вещью, как улыбка. Или комплимент. Или любящий взгляд. Или таким изысканным способом, как занятия любовью. Ты можешь освободить радость в другом человеке этими, а также многими другими путями: песней, тан-I^eм, мазком кисти, фигуркой из глины, удачной рифмой.
Вы освобождаете радость друг в друге, когда беретесь за руки, когда ваши мечты и желания совпадают, когда души соединяются; когда вместе создаете что-то хорошее, красивое и полезное и когда делаете много других вещей.
Когда делитесь чувствами, говорите правду, перестаете сердиться, изменяете свое отношение к лучшему. Коэда желаете выслушать, когда желаете рассказать. Когда решаете простить и выбираете отпустить. Когда готовы отдавать и когда с благодарностью принимаете.
Есть тысячи способов освободить радосгь в сердце другого человека. Нет, тысячи тысяч. И в тот момент, когда ты решишь это сделать, ты будешь знать, как ты хочешь это сделать.
Ты прав. Я знаю, что Ты прав. Выпустить радость на волю можно даже у постели умирающего.
Я послал тебе великого учителя.
Да. Доктора Элизабет Кюблер-Росс. Я не мог в это поверить. Я не мог поверить, что я на самом деле познакомился с ней, а тем более что работаю в ее команде. Необыкновенная женищна.
Я ушел из администрации округа Энн Лрундел (до того, как начались беды Джо Элтона. Ф-фу!..) и нашел работу в отделе образования этого же округа. Прежний представитель по связям с общественностью ушел на пенсию, и я занял его место. Опять я оказался в нужном месте в нужное время. Я по/гучил
еще более поучительные жизненные уроки, работая в самых разных подразделениях — от Отдела кризисов до Комитета по составлению учебных программ. Я всегда был в гуще событий:
готовил доклад на 250 страниц о школьной десегрегации (опят;, возвращаясь к Опыту Черных) доя подкомитета конгресса, путешествовал из школы в школу, встречался с учителями, родителями, учениками и руководством школ.
Я провел там все семидесятые — самый длинный период моего пребывания на одной работе, —и первые две трети этого времени мне ужасно нравились. Но в конце концов лепестки с розы осыпались, и мои задания начали становиться повторяющимися и скучными. Я все чаще видел впереди перспективу, которая больше походила на тупик, — та же самая работа еще на протяжении тридцати лет. Без высшего образования у меня было мало шансов получить повышение (фактически, мне повезло, что я получил это место), и мой энтузиазм начал испаряться.
Потом, в 1979 году, меня похитила доктор Элизабет Кюблер-Росс. Это было именно похищение, не сомневайтесь.
В том году я и качесгве добровольца начал помогать Элизабет. Мы вместе с моим другом Биллом Грисуолдом принимали участие в организации лекщш на Восточном побережье с целью сбора средств для «Шанти Нилайя», некоммерческой организации, которая поддерживала ее работу. Билл представил меня доктору Росс несколькими месяцами раньше: он попросил меня помочь в организации связей с общественностью при подготовке выступления Элизабет в Аннаполисе, на которое ему удалось ее уговорить.
Конечно, я слышал об Элизабет Кюблер-Росс. Это была женщина выдающихся достижений, ее книга «О смерти и умирании»*, вышедшая в 1969 году, изменила взгляд мира на смерть, сняла табу с танатологии, способствовала возникновению американского движения в поддержку безнадежных больных и навсегда изменила жизнь миллионов людей.
Э. Кюблер-Росс, «О смерти ii умирании», «София», Киев, 2001 г.
(С тех пор она написала много других книг, в том числе «Смерть — последняя стадия роста»> и одна из ее последних книг — «Колесо жизни: мемуары о жизни и смерти».)
Элизабет сразу же покорила меня — как почти всех, кто с ней встречался. У нее чрезвычайно магнетическая и неотразимая личность, и никто из тех, кто знал ее, не остался прежним. Проведя в ее обществе всего лишь час, я уже знал, что хочу участвовать в ее работе, и я сам вызвался стать ее помощником.
Приблизительно через год после моей первой всгречи с Элизабет мы с Биллом организовывали проведение ее лекгши в Босгоне. После высгуггления Элизабет мы сидели в тихом уголке ресторана, наслаждаясь редкой возможностью лично пообщаться с ней. Мне посчастливилось присутствовать на таких беседах два или три раза, поэтому она уже слышала то, что я снова сказал ей тем вечером: я бы сделал все что угодно, лишь бы участвовать в ее работе.
В то время Элизабет проводила семинары на тему «Жизнь, смерть и переход» по всей стране, общаясь с умирающими больными и их семьями, а также с другими людьми, которые выполняли, как она говорила, «скорбный труд». Я никогда не видел ничего подобного. (Позже она написала книгу «Жить, пока не скажем "Прощай"», в которой описала с огромной эмощюнальной силой то, что происходило в больницах для безнадежных больных.) Прикосновения этой женщины к жизни людей были полны смысла и глубины, и я видел, что ее работа наполняла смыслом ее собственную жизнь.
Моя работа не давала смысла моей жизни. Я просто делал то, что, по моему мнению, должен был делать, чтобы выжить (ида чтобы выжили другие). Одной из вещей, которым я научился у Элизабет, было то, что никто из нас не должен этого делать. Элизабет умела давать такие колоссальные уроки очень просто:
одна фраза, с которой она не позволяла спорить.
— Я просто не знаю, — жаловался я, — в моей работе нет больше ничего захватывающего, мне кажется, что моя жизнь проходит зря, я, наверное, проработаю там до шестидесяти пяти лет, а потом уйду на пенсию.
Элизабет посмотрела на меня как на сумасшедшего.
— Ты не обязан так поступать, — тихо сказал она. — Почему ты это делаешь?
— Поверьте, если бы дело было только во мне, я бы завтра уце. бросил все. Но у меня есгь семья.
— А скажи мне, что случилось бы с твоей семьей, если бы ты завтра умер? — спросила Элизабет.
— Это к делу не относится, — возразил я, — я не умер. Я жив.
— Ты называешь это жизнью? — ответила она, отвернулась и заговорила с кем-то другим, как будто было-совершенно очевидно, что сказать больше нечего.
Следующим утром в ее отеле, когда мы пили кофе вместе с ее помощниками из Босгона, она внезапно повернулась ко мне
— Ты отвезешь меня в аэропорт, — сказала она.
— Конечно, — согласился я.
Мы с Биллом приехали из Лннаполиса на своих машинах, и мой автомобиль стоял на улице.
По дороге Элизабет рассказала мне, что она направляется в Паукипси, штат Нью-Йорк, для проведения еще одного интенсивного семинара.
— Зайди со мной в аэропорт, — попросила она. — Не бросай меня просто так. Мне нужна помощь с сумками.
— Естественно, — согласился я, и мы заехали на стоянку. У билетной стойки Элизабет показала свой билет, а потом вьиожила кредитную карточку.
— Мне нужен еще один билет на этот рейс, — сказала она агенту.
— Позвольте мне посмотреть, есть ли места, — ответила женщина. —Да, осталось одно.
— Еще бы, — просияла Элизабет, как будто знала какой-то секрет.
— Будьте добры, кто будет лететь с вами? — спросила агент. Эяизабет указала на меня:
— Вот он.
— Простите? — задохнулся я.
˜— Разве ты не летишь в Паукипси? — поинтересовалась Элизабет таким тоном, словно мы уже все обсудили.
— Нет! Мне завтра нужно быть на работе. Я взял только три дня отпуска.
— Эту работу сделают без тебя, — заявила она безапелляционно.
— Но у меня машина здесь, в Бостоне, — запротестовал я. — Я не могу ее оставить просто так, на стоянке.
— Билл может забрать ее.
— Но... у меня нет одежды. Я не планировал уезжать так надолго.
— В Паукипси есть магазины.
— Элизабет, я не могу! Я не могу просто сесть в самолет и улететь.
— Агенту нужно твое водительское удосговерение, — сказала Элизабет, угрожающе прищурившись.
— Но, Элизабет...
— Из-за тебя я опоздаю на самолет.
Я дал агенту свое водительское удостоверение. Она вручила мне билет.
Элизабет направилась к воротам, а я поспешил следом, говоря на ходу:
— Мне нужно позвонить на работу и сказать, что меня не будет...
В самолете Элизабет погрузилась в чтение и за весь полет не произнесла и десятка слов. Но когда мы приехали на место в Паукипси, где она проводила семинар, она представила меня участникам как своего нового специа;шста по связям с общественностью.
Я позвонил домой и сообщил жене, что меня похитили и что я вернусь в пятницу. Следующие два дня я наблюдал за тем, как Элизабет работает. Я видел, как люди менялись прямо у меня на глазах. Я видел, как у них затягивались давние раны, решались засгаревшие проблемы, отпускались старые обиды и преодолевались ненужные убеждения.
Один раз женщина, которая сидела рядом со мной, в процессе семинара «сорвалась». (Помощники Элизабет беседуют с теми, кто начинает плакать или как-то иначе теряет контроль
над собой во время занятий.) Элизабет легким кивком головы дала мне указание позаботиться о ней.
Я мягко вывел плачущую женщину из комнаты и пошел с ней в небольшое отгороженное место в конце холла. Я никогда раньше ничего подобного не делал, но Элизабег давала очень конкретные инструкции тем, кто участвовал в проведении семинара (обычно она привозила с собой троих-четверых помощников). Одно указание она дала очень четко:
— Не пытайтесь успокоить, — сказала она, — просто слушайте. Если понадобится помощь, позовит^меня, но быть рядом и выслушать человека почти всегда бывает досгаточно.
Она была права. Я смог помочь этой женщине, просто побыв рядом с ней. Я смог предоставить ей надежное убежище и дал ей возможность выпустить, отпустить то, что она носила в себе и что всколыхнулось в этой комнате. Она. плакала, причитала, выплескивая свой гнев, постепенно затихала, а потом все опять начиналось сначала. Я никогда в жизни не чувствовал себя таким полезным.
В тот же день я позвонил в офис школьного совета в Мэриленде, где я работал.
— Отдел кадров, пожалуйста, — сказал я оператору, и, пока меня соединяли с нужным номером, я сделал глубокий вдох.
— Можно ли, — спросил я, —уволиться по телефону? Время, которое я провел в команде Элизабет, было одним из величайших даров, данных мне жизнью. Я находился рядом с женщиной, которая поступала как святая, час за часом, неделю за неделей, месяц за месяцем. Я стоял возле нее в лекционных залах, в семинарских комнатах и у постели умирающих. Я видел ее рядом со стариками и с детьми. Я видел, как она общалась с испуганными и храбрыми, радостными и печальными, открытыми и закрытыми, взбешенными и робкими. Я наблюдал за Мастером.
Я наблюдал, как она исцеляет самые глубокие раны, которые только можно нанести психике человека.
Я наблюдал, я слушал, и я очень старался научиться. И я по-настоящему понял, что то, что Ты сказал, правда.
Есть тысячи способов освободить радость в сердце дру1 о-го человека, и в toi момент, когда ты решишь это сде;!?.1 ь, ты будешь знать, как ты хочешь это сделать.
И это можно сделать даже у постели умирающего. Благодарю Тебя за учение и за талантливого наставника.
Пожалуйста, друг Мой. Теперь ты знаешь, как жить радостно?
Элизабет советовала всем нам безусловно любить, быстро прощать и никогда не сожалеть о боли, оставшейся в прошлом
— Если бы вы. прикрыли Великий ка-нъон от бурь, —говорила она, — вы бы никогда не увидели красоту его скал
Она поощряла нас жить полной жизнью сейчас, останови i ь-ся и вкусить сладость каждого момента и сделать все, что необходимо, чтобы завершить то, что она называла «ваши неоконченные дела», чтобы жить без страха и принять смерть без сожалений.
— Когда вы не боитесь умереть, вы не боитесь жить. И, конечно, самым важным ее посланием были слова-«Смерти не существует».
Ты очень много получил от одного человека.
У Элизабет есть так много, чтобы дать людям.
Так ступай и живи этими истинами, а также истинами, которые Я сообщил тебе через другие источники, чтобы расцвела радосгь в твоей душе, чтобы ты почувствовал ее сердцем и познал ее умом.
Бог — это жизнь в ее наивысшей вибрации, которая является радостью.
бо! абсолютно радостен, и ты начнешь двигаться к своему выражению Божест венного, ко1да выразишь Перв>1° Позицию Бога.
-14
/\. никогда не встречал более радосшого человека, чем Терри Коул-Уиттэкер. С улыбкой, которая могла убить наповал, чудесным, взрывным, свободным смехом, коюрыи был в высшей мере заразителен, и непревзойденне^-епособностью глубоко трогать людей своим пониманием человеческих проблем, эта поразительная женщина приступом взяла Южную Калифорнию в начале 1980-х. Ее оптимистическое духовное учение помогло сотням тысяч людей возобнови гъ счастливые отношения с собой и с Богом.
Я впервые услышал о Терри, когда жил в Эскондидо и работал с доктором Кюблер-Росс в «Шанти Нилайя». Я никогда не был настолько доволен своей работой, и близкий контакт с человеком, обладавшим таким даром сострадания и духовной мудрости, вернул мне то, чего я не чувствовал уже много лет:
жажду обрести личные оч ношения с Богом, познать Бога в своей жизни как непосредственный опыт.
Я не был в церкви с двадцати лет, когда, во второй раз в жизни, едва не стал священником. Не имея возможности пойти в семинарию после окончания школы, я все же продолжал искать свой путь к Богу после тою, как уехал из Милуоки в девятнадцать лет.
После гого, как мне исполнилось двадца i ь, я покинул Римско-Католическую Церковь в поисках Бога, коюрого мне не нужно было бояться Я начал штудирован, киши по теолоши и посещать церкви и синаюги в округе Энн Лрундел, и в итоге остановился на Первой пресвшерианскои церкви в Лннаполисе.
Почти сразу же я стал петь в хоре, а через i од начал помогаать в проведении служб. С гоя за кафедрой по воскресеньям и читая отрывки из Святого писания, я снова, как в детстве, почувство вал желание провести жизнь в близости к Богу и расскажи, всему миру о Li о любви.
Пресвиюрианцы, казалось, ненасголько опирались на cip.i\ v своей вере, как каюлики (было намного меньше правил, ритуалов и, следовательно, ловушек), и мне было юраздо nerii.' принягь их богословке. Мне было настолько комфортно, чго я начал вкладывать настоящую страсть в воскресные ч гения Ьиблии, 1ак что верующие ciann ожидагь моих выступлении ia кафедрой. Это сгало очевидно не только мне, но и руководи иу церкви, и вскоре меня пршласили на беседу с пастором, одним из самых прия-жых людей, которых я ко1да-либо знал.
— Скажите мне, — спросил преподобный Уинслоу Шо\ после обмена любезностями, — вы ko! да-нибудь думали о i ом, чтобы принять сан?
— Конечно,—ответил я. —Когда мне было тринадцачьле!, я был уверен, что пойду учиться в семинарию и сгану священником, но этого не произошло.
— Почему?
— Отец запретил мне. Он сказал, что я недостаточно взрослый, чтобы решать.
— Как вы думаете, вы сейчас достаточно взрослый?
Не знаю почему, но в этот моменг я чуть не расплакался.
— Я все1да был достаточно взрослым, —прошептал я, сга-раясь взять себя в руки.
— Почему же вы не ходите в католическую церковь? — мягко спросил преподобный Шоу.
— Я... У меня были проблемы богословского плана.
— Понятно.
Мы помолчали некоторое время.
— А как вы относитесь к пресвитерианскому богословию? — наконец спросил священник.
— Хорошо.
— По-видимому, да. Люди говорят о том, как вы читаете Писание. Кажется, вы находите в нем много смысла.
— Но в нем заложено много смысла. Преподобный Шоу улыбнулся
— Согласен, — сказал он и внимагельно посмотрел на меня.
— Могу ли я задать вам личный вопрос?
— Конечно.
— Почему вы не продолжали развивать свою любовь к богословию? Теперь вы можете сами принимать решения. Что препятствовало вам стать священнослужителем? Б любой церкви? Я уверен, вы могли найти свой духовный дом.
— Это не так просто, как найти дом. Существует проблема денег. Я работаю, у меня жена и двое детей. Понадобится чудо, чтобы в таких обстоятельствах найти способ бросить все и стать священником.
Преподобный Шоу снова улыбнулся.
— У нашей церкви существует программа финансирования обучения в семинарии членов паствы, которые подают большие надежды. Обычно —это семинария в Принсгоне.
Мое сердце екнуло.
— Вы хотите сказать, что оплачиваете их учебу?
— Ну, это, конечно, заем. Участники программы обязаны вернуться сюда и несколько лет прос/гужитъ помощником пастора. Вы можете работать с молодежью, на улицах или в любой сфере, которая вас интересует, в дополнение к духовному утешению, преподаванию в воскресных школах и, конечно, время от времени проводить службы. Думаю, вы могли бы с этим справиться.
Теперь наступила моя очередь помолчать. У меня голова шла кругом.
— Как вы к этому относитесь?
— Это звучит прекрасно. Вы предлагаете мне принять участие в программе?
— Думаю, пресвитеры готовы сделать такое предложение. Во всяком случае, они готовы рассмотреть его. Конечно, они захотят лично поговорить с вами.
— Конечно.
— Почему бы вам не пойти домой и не подумать об этом? Поговорите с женой. И помолитесь. Я так и сделал. Моя жена полностью меня поддержала.
— Я думаю, это было бы чудесно, —улыбаясь, сказала она.
Наш второй ребенок родился через год и девять месяцев после первого. Обе девчушки едва научились ходить.
— На что мы будем жить? — спросил я. — Я хочу сказа ii>> что они обещают оплату только за обучение.
— Я могу снова заняться физиотерапией, — предложила жена. — Я уверена, что смогу найти что-то. Все получится.
— Ты хочешь сказать, что будешь содержать семью, пока я буду учиться?
Она коснулась моей руки и тихо сказала:
— Я знаю, что ты всегда хотел этого.
Я не заслуживаю людей, которые приходят в мою жизнь. Я точно не заслуживал своей первой жены, одного из добрейших человеческих существ, которых я встречал.
Но я не сделал этого. Я не мог. Все было как надо, все было прекрасно —кроме богословия. В конечном счете именно вопросы богословия меня остановили.
Я сделал так, как предложил преподобный Шоу. Я молился об ответе. И чем больше я молился, тем больше понимал, что не могу читать проповеди — как бы мягко я этого ни делал — о первородном грехе и о необходимости спасения.
С самого детства мне было трудно считать людей «плохими». Я знал, что люди поступают плохо. Я видел это вокруг себя. Но даже в подростковом возрасте, а потом в юности я упрямо придерживался мнения о положительности истинной природы человека. Мне казалось, что все люди хорошие и что они совершают плохие поступки из-за своего воспшания, непонимания или отсутствия возможностей, из-за отчаяния или гнева и ni иногда — просго из-за лени... но не из-ча врожденной порочности.
Рассказ об Лдаме и Ьве казался мне бессмысленным даже ьак аллеюрия, и я знал, что не смогу учигь ему Я гакже не moi учить тому, что спасутся только избранные, какими бы мя] кн-ми ни были требования к избранным, пегому что ьтубоко в душе я знал с тех пор, когда был еще маленьким, что все mi м были моими брагьями и сестрами и чю никго и ниччо п^ является лродливым или неприемлемым в i лазах boia И менее
всего, убеждался я с возрастом. Бог отвергает нас из-за «греха» «неправильной» веры.
Если это не так, значит, все то, что я интуитивно знал в самой глубине своего существа, было ложью. Я не мог этого приня1ь. Но я не знал, что принимать. Весьма реальная возможность стать священником, когорая возникла во второй раз в моей жизни, вызвала у меня духовный кризис. Я жаждал вершить Божье дело в мире, но я не мог согласиться, что Божьим делом было проповедовать евашелие отлучения и богословие наказания для отлученнььх.
Я просил Бога о ясности — не просго о том, следуег ли мне принять духовный сан, но в самых важных вопросах о взаимоотношениях между людьми и Божественным. Я не обрел ясности ни в первом, ни во втором. И тогда я перестал интересоваться и тем, и другим.
Теперь, когда я приближался к сорока годам, Элизабет Кюб-лер-Росс возвращала меня обратно к Боту. Она снова и снова говорила о Боге безусловной любви, который никоща не судит, но принимает нас такими, какие мы есть.
«Если бы только люди смогли понять это, — думал я, — и стали любить друг друга без всяких условий, все проблемы, жестокость и тра) едии мира испарились бы».
«Бог не говорит: "Я полюблю вас, ЕСЛИ..."», —не уставала повторягь Элизабет, и таким образом освободила от страха смерти миллионы людей во всем мире.
Это был тот бо!, в когорого я хотел верить. Это был Бог моего сердца, моего глубокого детского знания. Я хотел больше соприкоснугься с этим Боюм, и решил снова вернуться в церковь. Может быть, я не там и не так искал. Я пошел в лютеранскую церковь, потом в методистскую. Я посетил баптистов и конгрегационалистов. Но каждый раз я сталкивался с верой, основанной на страхе. Я убежал. Я стал изучагъ иудаизм. Буддизм. Все «измы», которые только мог найти. Ничто не подходило. Потом я услышал о Терри Коул-Уиттэкер и ее церкви в
Сан-Диего.
Еще в те времена, когда Терри была домохозяйкой и жила в унылом калифорнийском пригороде шестидесятых, она тоже жаждала открыто испытать духовное родство, которое чувствовала глубоко в сердце. Le собственный поиск привел ее is Объединенную церковь религиозной: науки. Терри влюбилась и нее и, бросив все, стала официально учить богословие. Со временем ее посвятили в духовный сан, и она получила письмо-призыв от нуждающейся в помокли кошрегации из меньше чем пятидесяти человек в Ла-Джолла, штаэ Калифорния j ц пришлось выбирать между своей мечтой и браком. Муж не полностью поддерживал ее внезапную трансформацию и, конечно, не согласился бы оставить хорошую pa6oiy и перее\агь в другой i ород.
И Терри развелась. За гри года она превратила Церком, религиозной науки в Ла-Джолла в одну из самых больших церквей этого направления Более тысячи людей приходили на два ее богослужения каждым воскресным утром, и их становилось все больше. Слава об этом духовном феномене быстро распространилась на юге Калмфорнии и проникла даже в Эскондидо, очень консервагивный, традиционно винодельческий и ф1р-мерский решен к северу от Сан-Диего.
Я поехал проверить, правда mi то, о чем я слышал.
Паства Терри стала такой многочисленной, что ей пришлось перенес™ свои службы в арендованный кинотеатр. Надпись на шатре гласила: «Празднуйте жизнь вместе с Терргг Коул-Уитт •)-кер», и я, подъезжая, еще подумал: «А это что такое?» Помощники вручали каждому гвоздику при входе и приветствовали каждого человека так, словно знали его всю жизнь.
— Здравствуйте, как поживаете''. Замечательно, что вы пришли!
Я не знал, что и думать. Конечно, меня и раньше радушно принимали в церквах, но никогда столь бурно. В воздухе ощущалась энергия, которая бодрила.
Внутри звучала волнующая, восторженная мелодия из «Огненных колесниц». Зал наполняло ожидание. Люди разговаривали и смея/гись. Наконец свет в зрительном зале погас, и на сцене появились мужчина и женщина. Он сел с одной стороны, она — с другой.
_ Наступило время прекратись разговоры и заглянуть в ^д .—сказал мужчина в микрофон.
Хор в конце зала тихо пропел призыв к покою, и служба началась.
Я никогда не испытывал ничего подобного. Конечно, это было не го, чего я ожидал, и я чувствовал себя немного неуютно но я решил дослуигагь все до конца. После нескольких объявленийг! ерри Коул-Уит гэкер вышла и центр сцены, встала за прозрачную плексиг ласовую трггбуну и весело сказала.
— Доброе утро!
Ее улыбка сияла, ее жизнерадостность была заразительна
— Если вы пришли сюда этим угром, ожидая найти что-то, похожее на церковь, ч г о выг ляди г, как церковь, итг звучит, как церковь, вы ошиблись.
Она, несомненно, была права. Присутствующие согласно засмеялись.
— Но если вы пришли сюда ->тим утром, надеясь найги Бога, заметьте, что Бог пришел в тот самый момеш, как вы вошли с
дверь.
Я был заинтригован. Хотя я не знал еще, к чему она ведет, любой, у кого было достаточно воображения и смелости, чтобы начать воскресное богослужение такими словами, заслуживал моего внимания. Это было начало почти трехлетней дружбы.
Как и при первой встрече с Элизабет, я был покорен Терри Коул Уиттэкер и ее делом за десять минут. Как и в случае с Эяизабет, я очень быстро дал ей это понять, добровольно вызвавшись помогать ей. И, как с Элизабет, вскоре я оказался в команде Терри, заняв пост в о гделе поддержки (я писал информационные бюллетени, выпускал еженедельные церковные сообщения, и так далее).
«Случилось» гак, что я был безработным уже несколько недель, когда наши с Терри пути пересеклись. Элизабет уволила меня. Ну, «уволила» звучит резко. Она меня отпустила. Это не был гнев, просто для меня наступило время двигаться дальше, и Элизабет это знала. Она просто сказала:
— Тебе пора уходить. Я даю тебе три дня. Я был поражен.
— Но почему? Что я сделал?
— Дело не в том, что ты сделал. Дело в том, чего ты не сделаешь, если останешься здесь. Ты не сможешь полносгыо реализовать свой потенциал. Это невозможно, пока ты будешь стоять в моей тени. Уходи. Сейчас же. Пока не поздно.
— Но я не хочу уходигь, — сгал просить я.
— Ты уже достаточно поиграл в моем дворе, — безапелляционно сказала Элизабет. — Я 1ебя выталкиваю. Как птенца из гнезда. Тебе пора научиться легать.
Вот и все.
Я переехал в Сан-Диего и вернулся в сферу коммерческих отношений с общественносгью. Я открыл свою фирму, которая называлась «Группа».
На самом деле группы не было, был только я. Но я хотел, чтобы название звучало внушительно. И за несколько последующих месяцев у меня было немало клиентов, в гом числе претендент на пост в Конгресс как независимый кандидат, чье имя даже не появилось в избираюльном бюллетене. Рон Паккард был прежним мэром юрода Карлсбад, штат Калифорния, и сгал первым кандидатом в этом столетии, чьего имени не было в списке и который тем не менее выиграл место в Конгрессе. И я помог ему в этом.
Но, за исключением ошеломляющей победы Паккарда, время, проведенное мной в сфере марке гинга и рекламы, казалось пустым. После работы с Элизабет помогать продавать места в гостиницах на выходные или ресторанную еду казалось особенно предсказуемым и скучным занятием. Я снова начинал сходить с ума. Я должен был найти способ вернуть смысл в свою жизнь. Я посвятил всю свою энергию добровольной помощи церкви Терри. Я проводил дни, вечера, выходные, работая в церкви, и мой бизнес (прости, не могу удержаться) полетел ко всем чертям. Моя энергия, энгузиазм и творческие способности быстро привели к предложению занять постоянную должность Директора Программы Поддержки. Это церковный аналог отдела по связям с общественносгью и маркетинга.
Но вскоре после того, как я стал работать с Терри, она )1плл из Церкви. Она сказала нам, что формальные религиозны^
объединения часто были ограниченными, закрытыми, подавляющими инициативу. Она организовала группу «Терри Коул-Уиттэкер Министриз», и позже ее воскресные богослужения транслировали на всю страну, увеличивая ее «паству» до сотен тысяч людей.
Как и время, проведенное с Элизабет, моя работа у Терри предоставила мне бесценные уроки. Я научился не только общению с людьми — в том числе с теми, перед которыми стоят эмоциональные и духовные трудности, — но также больше узнал о некоммерческих организациях и о том, как лучше всего они могут удовлетворять потребности человека и нести в мир духовные послания. Тогда я не знал, насколько ценным окажется для меня этот опыт, хотя мне следовало бы догадаться, что жизнь снова готовит меня к моему будущему. Теперь я вижу, что мне были даны нужные люди в нужное время для того, чтобы я смог продолжать свое образование.
Как и Элизабет, Терри говорила о Боге безусловной любви. Она также говорила о Божественной силе, которая заключена в каждом из нас. Это была сила создавать свою собственную реальность и определять свой опыт.
Как я говорил во введении ко всем книгам «Бесед с Богом», некоторые из идей, которые я изложил в них, я почерпнул раньше от других людей. Многие, в том числе некоторые самые потрясающие, я раньше нигде не слышал, не читал, не думал о них и даже не представлял, что они могут существовать. Однако, как помогли мне понять «Беседы с Богом», вся моя жизнь была обучением, и это истинно для каждого из нас. Мы должны быть внимательны! Мы должны держать глаза и уши открытыми! Бог посылает нам вести постоянно, беседует с нами каждый миг каждого дня! Послания Бога приходят к нам разными путями, из множества источников и с безграничной щедростью.
В моей жизни одним из таких источников был Ларри Ла Рю. Как и Джеи Джексон. Как и Джо Элтон. Как и Элизабет Кюблер-Росс. Как и Терри Коул-Уиттэкер.
Мои мать и отец тоже были источниками посланий от Бога. Каждый из них преподал мне жизненные уроки и одарил меня Мудростью, которая служит мне до сегодняшнего дня. Даже после того, как я «выбросил» все, что получил от них — и из других источников, —что не служило, не было созвучно мне и не совпадало с моей внутренней истиной, осталось еще много драгоценных даров.
Чтобы быть справедливым к Терри, которая, как я уверен, захотела бы, чтобы я здесь об этом упомянул, я должен сказать, что она уже давно перестала проводить свои богослужения. Она вступила на другую духовную тропу, далекую как от традиционных иудео-христианских направлении, так и от большей части ее собственного прежнего учения. Я уважаю это решение Терри, которая сделала свою жизнь бесконечным и смелым поиском духовной реальности, наиболее созвучной ее душе. Я хотел бы, чтобы все люди искали божественную истину с таким рвением.
Именно этому Терри научила меня в первую очередь. Она научила меня искать Вечную Истину с бесконечной решимостью, невзирая на то, насколько это ломает привычные устои твоей жизни, насколько это противоречит твоим прежним взглядам, насколько не нравится другим. Я надеюсь, что я остался верен этой миссии.
Ты остался ей верен, поверь Мне.
Но у меня есть еще несколько вопросов о радости. Я слушаю.
Ты сказал, что для того, чтобы почувствовать радость, нужно принести радость другому.
Правильно.
Так как же мне быть радостным, если рядом никого нет?
Всегда есть способ внести свой вклад в Жизнь, даже когда ты один. Иногда — особенно когда ты один. Например, ты лучше всего пишешь, когда ты один.
Хорошо, но допустим, я не писатель. Допустим, я не художник, не поэт, не омпозитор или кто-то другой, кто творит в одиночестве. Допустим, я просто обычный человек с обычной работой, строитель, например, или дантист, и вдруг я оказался один.
^1ожет быть, я священник, когорый ушел на пенсию, и живу в доме для священников-пенсионеров, и время, когда я помо1ал другим, кажется, давно прошло. Или, я вообще пенсионер. Пенсия часто становится для людей периодом депрессии, они чувствуют себя ненужными, бесполезными и покинутыми.
Это касается не только пенсионеров. Рсть другие. Нснод вижные больные, ie, кго по многим причинам не участвуют и не могут участвовать в жизни общества. Кроме тою, бываю! обыкновенные люди, которым хорошо, когда они действую! и общаются с дру1ими, потому что они делают -ю, о чем Ты говоришь —приносят радость друшм. Но и у них бываег время, когда они осгаюгся один на один со своими мыслчми, когда рядом нет никою и не видно способов принести радость другим людям.
Наверное, я спрашиваю о том, как найги радость внутри себя? Разве идея о том, что находить радость можно, принося радость другим, в некоторой мере не опасна? Не может ли она стать ловушкой? Не приведет ли она к возникновению маленьких мучеников — людей, которые чувствуют, что единствен-ньш способ заслужить счастье — эго делать счастливыми других?
Хорошие вопросы. Очень хорошие замечания и хорошие вопросы.
Спасибо. А каковы ответы?
Вначале давай кое-что проясним. Ты никогда не бываешь совсем один. Я всегда с тобой, а ты всегда со Мной. Это во-первых. С этого важно начать, потому что это все меняет. Если ты считаешь, что ты действительно один, одиночество может быть опустошающим. Одна только мысль о полном одиночестве может опустошить тебя. Потому что природа души — это единение и Единство со Всем Сущим, и, если кажется, что рядом нет ничего и никого, человек может почувствовать себя обособленным, вне единства со всем остальным. И это будет опустошать, так как это противоречит твоему глубочайшему ощущению toi о. Кем Ты Являешься.
Поэтому важно понимать, что на самом деле ты никогда не бываешь один и что «одиночество» невозможно.
Бывшие военнопленные, побывавшие в одиночном заклю чении, или лежачие больные, которые закрыты в юмнице (-во ею собственного разума, могут не согласться с Гобои Я знаю чю использую негипичные примеры, но я хочу сказан,, чю существуют случаи, когда «одиночество» вполне возможно
Ты можешь создать иллюзию одиночества, но перелива ние че1 о-то не делает это реальностью.
Я всегда с тобой, знаешь ты это или нет.
Но если мы этого не знаем, то э го все равно что Тебя нет с нами, потому что для нас результат один и тот же
Согласен. Поэтому, чтобы изменить результат, знайте, 41 о Я всегда с вами, даже после конца времен
Как я могу что знать, если я «не знаю этого/ (Ты понимаешь вопрос7)
Да. Ответ таков: ты можешь знать и при этом не «знагь, что ты знаешь».
Ты не мог бы объяснить подробнее7
В жизни, по видимому eci ь те, кто не знают, и кто не зна ют, ч го они не знают. Они как дети. Расти их
Еще, по-видимому, есть ie, кто не знают, но знают, чю они не знают. Они хотя г узнать. Обучай их.
Еще, по видимому, есть те, кто не знают, но думают, что они знают Они опасны. Избегай их.
Еще, по-видимому, есть те, кто зпаюг, но не знают, чю они знают. Они спят. Разбуди их.
Еще, по-видимому, есть те, кто знают, по притворяются, ч1 о они не знают. Это актеры. Наслаждайся их игрой.
И, по-видимому, есть те, кю знают, и знают, что они знают
Не следуй за ними
Ибо если они знают, чго они знают, они не захотели бы, чтобы ты следовал за ними. Но слушан очень внимательно то, что они юворят, так как они напомнят тебе о том, чю ты знаешь. На самом деле для это! о они и были посланы тебе. Для этою ты и призвал их к себе.
Если человек знает, зачем ему притворягься, что он не знает7 Кто станет л ак делать7
Почти все. В то или иное время —почти все.
Но почему7
Потому что вы все очень любите драму. Вы создали целый мир иллюзии, королевство, в котором можете править, и вы ct али королями и королевами на сцене.
Зачем мне хотеть продолжения драмы, а не ее окончания7
Потому чго в красоте драмы вы можете обыграть на высшем уровне и с величайшей интенсивностью все разнооб разные версии того, Кем Вы Являетесь, и выбрать, кем вы хотите быть.
Потому что она превосходна!
Ты шутишь Ьсть способ полегче7
Конечно, есть И вы в конечном счете выберет е его в гот момент, когда поимею, что в драме нет необходимое ги. Но иногда вы будете возвращагься к ней, чтобы напомнить себе и научить других.
Все Учит еля Мудрости так делают.
О чем они напоминают и чем\ учат7
Иллюзии. Они напоминаю г себе и учат других, чю все в жизни — иллюзия, и что у нее своя цель, и что, узнав э1у цель, чы сможешь жигь внутри иллюзии или вне ее по своему желанию. Ты сможешь выбирав испытывачь ил люзию и делагь ее реальнои или сможешь выбрагь иглы тывать в любой момент Исгинную Реальность.
Как я могу испытывать Конечную Реальность в любой момент? Будь спокоен и познан, что Я есмь Бог. Я говорю буквально. Будь неподвижен*.
Так ты познаешь, что Я есмь Бог и что Я всегда с тобой. Так ты познаешь, что ты Един со мной. Так ты встретишь Создателя внутри себя.
Если ты знаешь Меня, веришь Мне, любишь Меня и принимаешь Меня — если ты сделал эти шаги по пути к дружбе с Богом, — тогда ты никогда не будешь сомневаться, что Я всегда рядом с тобой, во всем.
Так прими Меня, как Я уже говорил тебе. Проводи несколько минут каждый день в переживании Меня. Делан это сейчас, когда у тебя нет жестокой необходимости это делать, когда жизненные обстоятельства не заставляют тебя. Сейчас, когда кажется, что у тебя на это даже нет времени. Сейчас, когда ты не чувствуешь, что ты одинок. Чтобы, когда ты будешь одинок, ты знал, что это не так.
Воспитай в себе привычку сливаться со Мной ежедневно. Я уже дал тебе один способ, как это можно делать. Есть другие пути. Много путей. Бог безграничен, как и пути к Богу.
По-настоящему приняв Бога, установив эту божественную связь, ты никогда не захочешь больше потерять ее, ибо она принесет тебе величайшую радость.
Эта радость —то. Что Я Есмь, и то, Что Ты Есть. Это сама жизнь, выраженная в высшей вибрации. Это суперсознание. На этом уровне вибрации происходит созидание.
Можно даже сказать, что это Вибрация Созидания'. Да, так и есть!
* Англ. fee still — будь спокоен; дословно также — будь неподвижен.
]-1о я думал, что радость можно испытать только тогда, когда отдаешь ее. Как можно чувствовать радость, если ты просто находишься наедине с собой, когда ты связан только с Богом внутри тебя?
Только? Ты сказал «только»? Я говорю тебе, ты связан со Всем Сущим\
Ты не «наедине с собой» и никогда не можешь быть наедине! Это невозможно! И, когда ты действительно чувствуешь свою вечную связь с Богом внутри себя, ты отдаешь радость. Ты даришь ее Мне! Ибо Моя радость в том, чтобы быть Единым с тобой, и Моя величайшая радость в том, чтобы ты знал это.
Значит, я приношу Тебе радость, когда позволяю Тебе принести радость мне?
Существовало ли когда-либо более совершенное описание любви?
Нет.
Любовь — это Бог — это Мы?
Да.
Хорошо. Очень хорошо. Теперь ты осмысливаешь всю полноту. Ты постигаешь ее. Ты готовишься к своей миссии, как это часто было в твоей жизни. Ты посланец. Ты и многие другие тебе подобные, кто приходят к такому же понимаю с тобой — одни через этот диалог, другие своими неповторимыми путями, все движутся к одному итогу: стать не искателями, но носителями Света.
Скоро ты будешь говорить Одним Голосом.
На самом деле каждый получает роль посланника. Вы все отправляете послание миру о своей жизни и о Боге. Какое послание ты отправил? Какое послание ты сейчас выбираешь отправить?
Настало ли время Нового Евангелия?

Да. Да, насгало. Но иногда мне кажется, что я так одинок в этом. Даже если я принимаю истину, что я никогда не бываю действительно один, мне интересно, что это меняет, если я чувствую себя одиноким? Что мне делать, если я чувствую, что совсем одинок и мне грустно?
Если ты воображаешь, что ты одинок, приходи ко Мне.
Приходи ко Мне в глубине своей души. Говори со Мной в твоем сердце. Будь рядом со Мной в твоем уме. Я буду с тобой, и ты будешь знать это.
Если ты ежедневно соприкасаешься со Мной, будет легче сделать это. Но даже если нет, я не брошу тебя, но буду с тобой в тот миг, когда ты призовешь Меня. Ибо вот Мое обещание: даже прежде, чем ты произнесешь Мое имя, Я буду рядом.
Потому что Я всегда рядом, и само твое решение назвать Мое имя просто помогает тебе осознать Мое присутствие.
Когда ты осознаешь, что Я с тобой, грусть оставит тебя. Ибо грусть и Бог не могут существовать в одном месте, так как Бог — это Жизненная Энергия высшей вибрации, а грусть — это Жизненная Энергия самой низкой вибрации.
Поэтому, когда Я прихожу к тебе, не отвергай* Меня!
Это замечательно. Ты снова так выражаешь идеи, чтобы мл смогли легко «ухватить» их. Но я не думаю, что люди в действи- ' тельности так посгупают. Не думаю, что люди отвергают Тебя.
Каждый раз, когда у тебя возникает предчувсгвие и ты ею и1 норируешь, ты отвергаешь Меня. Каждый раз, когда тебе предлагают покончить с враждой или прекратить конфликт и ты игнорируешь предложение, ты отвергаешь Меня. Каждый раз, когда ты не улыбаешься познакомил в отвег на его улыбку, проходишь под благоговейным чудом ночного неба и не поднимаешь глаз, проходишь ivi!i4S
' ан!;!, lum dwn—вык/тюч^ть, npitr/rvuuTb звук» отвергать. ,
цветка и не останавливаешься, чтобы вобрать в себя его красоту, ты отвергаешь Меня.
Каждый раз, когда ты слышишь Мой голос или чувствуешь присутствие любимого человека, который умер, и говоришь, что это просто твое воображение, ты отвергаешь Меня. Каждый раз, когда ты чувствуешь в своей душе любовь, или слышишь в своем сердце песню, или видишь в уме великолепные образы и ничего не делаешь с этим, ты отвергаешь Меня.
Каждый раз, когда ты в своей жизни читаешь нужную книгу, или слушаешь нужную проповедь, или смотришь нужный фильм, или сталкиваешься с нужным другом в нужное время и приписываешь все совпадению, случайности или «везению», ты отвергаешь Меня.
Я говорю тебе: прежде чем трижды пропоет петух, некоторые из вас отрекутся от Меня.
Не я! Я никогда больше не отрекусь от Тебя и не отвергну Тебя, когда Ты призовешь меня испытать единение с 'Гобой.
Этот призыв непрерывен и вечен, и все больше людей чувствуют Жизненную Энергию на полную силу и не отвергают ее. Вы позволяете силе быть с вами! И это хорошо. Это очень хорошо. Ибо, когда вы перейдете в следующее тысячелетие, вы посеете семена величайшего роста, который когда-либо видел ваш мир.
Вы добились значительного развития науки и техники, но теперь будет расти ваше сознание. И по сравнению с этим все остальные ваши достижения покажутся незначительными. \
Двадцать первый век будет временем пробуждения, временем встречи с Внугренним Создателем. Многие люди испытают Единство с Богом и со всеми аспектами жизни. Это
будет начало золотой эры Нового Человека, о которой вы писали; время универсального человека, которого вырази гельно описали те из вас, кго обладают даром глубокою прозрения.
Сеюдня мноше —учителя и посланники, Мастера и иро-видцы — говорят о грядущих переменах человечества у предлагаюг инструменты, с помощью которых можно их осуществить. Эти посланники и провидцы — юрольды Новой Эры.
Ты можешь выбрать бьпь одним из них. Ты, кому сейчас предназначено это послание. Ты, кто читает это прямо сейчас. Многих Я призываю, но мало кто выбирает сам.
Каков твой выбор? Будем ли мы говорить Одним Голосом?
Чюбы говорить одно и то же, мы все должны знать одно и 7о же. Но Ты сказал, что есть те, кто не знают. Я в замешательс! не.
Я не сказал, ч то есть те, кто не знают. Я сказал, ч то, по-видимому, есть те, кто не знают. Но не суди по видимости,
Все вы знаете все. Никто не приходит в эту жизнь без знания. Пот ому что вы есть знание. Знание—это то, Чем Вы Являетесь. Но вы забыли, кто и что Вы Есть, для того, чтобы иметь возможность снова создать это. Вы осугцесг-вляете процесс воссоздания, о котором мы уже не раз говорили.
Как тебе известно, в Книге 1 «Бесед с Богом» дано чудесное и подробное объяснение. Тебе только кажется, что гы <<не знаешь». Точнее, «не помнишь».
Есть те, кто не помнят, и они не помнят, что они не вспомнили.
Есть те, кто не помнят, но они помнят, что они не вспомнили.
Есть те, кто не помнят, но они думают, что вспомнили. Есть те, кто помнят, по не помнят, что они вспомнили.
Есть те, кто помнят, но притворяются, что они не вспомнили.
И есть те, кто помнят, и помнят, что вспомнили.
Те, кто полностью вспомнили, снова стали Частью Тела Господня.
Л5
J\. хочу полностью вспомнить. Я хочу воссоединиться с Бо-юм. Разве не этого жаждет душа каждого человека?
Да. Одни не знают этого, другие «не помнят, что они помнят», но тем не менее это стремление живет в сердце каждого. Некоторые даже не верят в существование Бога, но стремление глубоко внутри не исчезает. Они думают, ч1 о это жажда чего-то иного, но в конце концов они откроют, что это стремление вернуться домой, стать Снова Частью Тела Господня.
Неверующие откроют эту истину, когда обнаружат, что ничто из того, чего они добиваются, ничто из того, что они приобретают, не может удовлетворить их самое заветное стремление. Даже любовь другого человека.
Вся земная любовь временна и быстротечна. Даже любовь на всю жизнь, отношения, которые длятся полстолетия или больше, кратковременны по сравнению с бесконечной жизнью души. И если душа не постигает этого в короткой физической жизни, то она постигает это в момент, который вы называете смертью. Ибо тогда она узнает, ч i о смерти нет, что жизнь вечна и что Ты всегда был, есть и будешь миром без конца.
В этот момент душа также поймет временную природу i он любви, которую считала постоянной. И когда, во время своего следующего путешествия в физическую жизнь, она сможет глубже понять, ей будет легче вспомнить, и она будет знать, что все, что человек любт в физическои * n.i-пи, недолговечно и преходяще.
Твои слова почему-то навевают на меня уныние. Они спокойнно o'i6iipaioi у меня радооь любви. Как я M0iy по-нлсинчце^'''
любить кого-то или что-то, если я знаю, что все временно, все так... так бессмысленно с глобальной точки зрения.
Я ничего не говорил о бессмысленности. В любви нет ничего бессмысленного. Любовь — это сам смысл жизни. Жизнь —это выраженная любовь. Это и есть жизнь. Поэтому каждый акт любви —это выражение жизни на высшем уровне. Тот факт, что что-то, какое-то переживание является временным или относительно кратким, не делает это переживание бессмысленным. Наоборот, он может придать ему больше смысла.
Позволь Мне еще немного рассказать о любви, и тогда ты полнее осмыслишь Мои слова.
Переживания любви временны, но сама любовь вечна. Эти переживания выражают здесь и сейчас любовь, которая присутствует всегда и везде.
Мне по-прежнему это не кажется слишком радостным.
Давай посмотрим, не сможем ли мы вернуть тебе радость. Любишь ли ты кого-то в настоящее время?
Да, многих людей.
А есть ли конкретный человек, с кем у тебя очень личные отношения?
Да, Нэнси. Ты знаешь.
Да, Я знаю, но мы делаем с тобой шаг за шагом, поэтому просто отвечай Мне.
Ладно.
Итак, ты чувствуешь к Нэнси особенную любовь. Ты с ней занимаешься сексом?
Еще бы.
И эти моменты постоянны, непрерывны и бесконечны?
Хотел бы я, чтоб было так.
Не думаю, что ты действительно этого захочешь, если подумаешь об этом. Но Я так понимаю, что эти моменты временны, так?
Да. Периодичны и временны. И недолговечны?
Все зависит от того, как много прошло времени.
То есть?
Это шутка. Просто шутка. Да, говоря относительно, эти моменты недолговечны.
Это лишает их смысла? Нет.
Это лишает вас удовольствия?
Нет.
Значит, ты говоришь, что твоя любовь к Нэнси вечна, но твое выражение любви к ней таким конкретным способом периодично, временно и недолговечно. Я прав?
Я понимаю, куда Ты ведешь.
Хорошо. Итак, вопрос в том, что ты выбираешь.
Выбираешь ли ты не видеть радости и смысла в том, как ты, вечное существо, выражаешь любовь, просто потому, что эти выражения временны? Или ты выбираешь более глубокое понимание, которое позволяет тебе любить «изо всех сил» то, что ты любишь, даже если ты знаешь, что переживание любви в этой конкретной форме временно?
Если ты выбираешь второе, ты овладеваешь мастерством, ибо Мастера знают, что безусловная любовь к жизни и всему, что дает жизнь в каждый миг, является выражением Божественного.
Это Вторая Позиция Бога. Бог абсолютно любящий.
Да, я знаю, что это Вторая Позиция и что она может изменить мою жизнь. Ее мне не нужно объяснять. Я понимаю, что значит абсолютная любовь.
Знаешь?
Думаю, да.
Ты понимаешь, что означает быть абсолютно любящим?
Да. Это означает любить всех без условий и ограничений. Что это значит? Как это работает?
Ну, в этом я пытаюсь разобраться. Я исследую это день за днем. Открываю в каждый миг.
Лучше бы ты создавал это каждый миг. Жизнь — не процесс открытия, это процесс созидания.
Как же мне создавать в каждый миг переживание безусловной и неограниченной любви?
Если у тебя нет ответа на этот вопрос, ты не можешь сказать, что понимаешь, что значит быть абсолютно любящим. Ты понимаешь значение слов, но не знаешь их смысла. С практической точки зрения у них нет смысла.
В этом сегодня проблема со словом «любовь».
И с утверждением «Я тебя люблю».
Да, и с утверждением «Я тебя люблю». Люди произносят его, но многие не понимают, что означает на самом деле любить другого человека. Они понимают это как нуждаться в другом человеке, хотеть чего-то от него и даже желать отдать что-то взамен того, в чем они нуждаются и чего хотят, но они не понимают, что значит по-настоящему любить.
Для многих людей слова «любовь» и «Я тебя люблю» стали настоящей проблемой.
Для меня в том числе. Что касается любви, моя жизнь была настоящей катастрофой. Я не понимал, что означает быть полностью любящим, и, вероятно, не понимаю и сейчас. Я могу произнести слова, но, кажется, я не способен применить в жизни то, о чем говорю. Можно ли по-настоящему любить, любить без всяких условий и ограничений? Способен ли на это человек?
Некоторые способны и действительно любят так. Их называют Мастерами.
Я не Мастер, по этой или другим оценкам.
Ты Мастер! Вы все Мастера! Вы просто не переживаете этого. Но ты далеко продвинулся по своему пути к мастерству, сын Мои.
Хотелось бы мне верить.
И Мне хотелось бы, чтобы ты верил.
До недавних пор я совсем ничего не понимал о любви. Я полагал, что знаю все. На самом деле я не знал ничего, и моя жизнь била тому свидетельством. Ты только что доказал мне, что я до сих пор по-настоящему не понимаю, что такое любовь. Говоря иносказательно, я хорошо рассказываю об игре, но я не игрок высшей лиги.
В этой книге я не касался темы моих отношений с теми, кого я любил, и моих браков, потому что я уважаю личную жизнь людей, которым я принес страдания. В изложении своей «истории» я ограничился тем, что происходило только со мной. Но, говоря в общем, в отношениях с любимыми я сделал почти все, что возможно, чтобы причинить им боль (кроме физических травм). Я совершил почти все ошибки, которые только можно совершить. Я вел себя в высшей степени эгоистично, равнодушно и невнимательно.
Я женился в первый раз, когда мне был двадцать один год. Конечно, я считал себя взрослым мужчиной, который знает о любви все, что нужно. Я много знал об эгоизме, но о любви — ничего.
Женщина, которая имела несчастье выйти за меня замуж, думала, что она нашла уверенною в себе, чуткого и заботливого парня. Но она получила эгоцентричного, эгоистичного и властного мужа, который, как и его отец, считал, что он в доме хозяин, и доказывал свое превосходство, унижая других.
Вскоре после свадьбы мы на некоторое время переехали на юг, а потом снова вернулись в Аннаполис. Я с головой погрузился в культурную жизнь городка, взаимодействовал с актерскими труппами и помогал ставить первые спектакли на сцене аннаполисского театра «Летний Сад». Я был одним из основателей Мерилендского Холла творческих искусств, а также состоял в небольшой группе, которая организовала первый в Аннаполисе фестиваль изобразительных искусств.
Я был постоянно занят своей работой и другими «обязанностями» и оставлял свою жену и детей одних не только три-четыре вечера в неделю, но и на большинство выходных —и так круглый год. В моем мире «любить» означало «обеспечивать» и иметь желание сделать все, что для этого потребуется. У меня было такое желание, и никому никогда не приходилось убеждать меня, что я отвечаю за свою семью. Но я думал, что мои обязанности как мужа и отца начинались и заканчивались моим бумажником — ведь им, как мне казалось, начинались и заканчивались они для моего отца.
Только став старше, я смог признать, что мой отец намного больше участвовал в моей жизни, чем я полагал, — он шил для меня пижамы (он невероятно хорошо управлялся со швейной машиной), пек яблочные пироги (лучшие в мире), брал меня с собой в походы (он стал командиром отряда, когда мы вступили в организацию скаутов), таскал меня с собой на рыбную ловлю в Канаду, на экскурсии в Вашингтон, округ Колумбия, и в другие интересные места, учил меня фотографировать и печатать —список бесконечен.
Чего мне действительно недоставало, так это любого словесного или физического проявления его любви. Он просто никогда не говорил: «Я тебя люблю», а любой телесный контакт был просто недопустим, кроме как на Рождество и на дни рождения, когда после того, как мы получали чудесные, как всегда, подарки, мама наставляла нас «обнять вашего отца». Мы делали это так быстро, как только могли. Это была Беглая Близость.
Для меня папа бьи источником власти в доме. Источником любви была мама.
Отцовские приказы и решения, проявления его власги часто были деспотичными и жесткими, а мама была голосом сочувствия, терпения и мягкости. Мы приходили к ней с просьбами, когда нам хотелось обойти отцовские правила и запреты и/щ заставить его изменить мнение. Она часто помогала. Вместе они служили очень хороцшм примером игры в «хорошего полицейского —гыохого полицейского».
Думаю, что в 40-х и 50-х годах это была довольно распространенная модель воспитания, и я просто применил ее в 60-е, внеся некоторые поправки. Я поставил себе целью постоянно говорить детям, что я их люблю, чаще обнимать и целовать их, когда был рядом. Только я бывал с ними не так часто.
В моем понимании «сидеть с детьми» бьыо женской работой, в то время как мужчина выходил в мир и «делал свои дела». Со временем одним из этих «дел» стали интрижки с другими женщинами, которые закончились настоящим романом. Он стал причиной разрыва моего первого брака и превратился во второй.
Я никогда не гордился своим поведением, и засевшее во мне чувство вины с годами только усугублялось. Я много раз просил прощения у своей первой жены, и, так как она всегда была и остается великодушным человеком, мы уже много лет поддерживаем дружеские отношения. Но я знаю, что нанес ей глубокую рану, и мне хотелось бы найти способ вернуться в прошлое и предотвратить, исправить или хотя бы сделать по- другому то, что сделано.
Мой второй брак оказался неудачным, как и третий. Казалось, я не знал, как сохранить отношения с близкими людьми, и причиной бьыо то, что я, казалось, не знал, как давать. Я придерживался (хотя не думаю, что сознательно) чрезвычайно эгоистичной и незрелой точки зрения, считая, что любовные отношения существуют для того, чтобы приносить мне удовольствие и удобства, и моя задача заключалась в том, чтобы поддерживать их, отдавая как можно меньше своего времени и сил.
Я на самом деле считал, что романтические отношения требуют, чтобы я отдавал кусочки и частички себя, пока у меня ничего не останется. Яне хотел этого, но я не знал, как быть счастливым без «моей второй половины». Поэтому каждый раз вопрос был в том, какую часть себя я был готов «продать» в обмен на надежный и постоянный источник любви, дружбы и привязанности (читай: секса) в своей жизни. Как я сказал, я не горжусь этим. Я стараюсь быть откровенным. Мой друг, преподобная Мэри Мэнин Морриссей, основатель Центра улучшения жизни в Уилсонвилле, штат Орегон, называет меня «выздоравливающим мужчиной».
К концу моего третьего брака я думал, что готов избавиться от старых представлений, но мне пришлось пройти через еще две попытки, прежде чем я смог наладить длительные отношения. За это время я стал отцом еще семерых детей, четырех из них — от женщины, с которой нас связывали длительные отношения без брака.
Сказать, что я поступал безответственно, было бы слишком мягко, но в каждом случае я верил, что (а) это, наконец, те отношения, которые будут длительными, и (б) я делал все возможное, чтобы сохранить наши отношения. Учитывая мое тогдашнее абсолютное непонимание того, что такое настоящая любовь, теперь я знаю, что эти слова совершенно не соответствуют тому, что было на самом деле.
Мне хотелось бы сказать, что мой неудачный опыт ограничивался только упомянутыми отношениями, но это будет неправдой. Одновременно с ними и в промежутках между ними у меня было много других увлечений, и всякий раз я вел себя так же незрело и эгоистично.
Теперь я понимаю, что в таких обстоятельствах не существует ни жертв, ни злодеев и что весь жизненный опыт — это совместное творение, но я признаю, что моя роль в тех неприглядных ситуациях была огромной. Теперь я вижу систему, для уничтожения которой мне понадобилось тридцать лет, и я не хочу прикрываться ньюэйджевскими афоризмами.
Поэтому не удивительно, что, приближаясь к своему пятидесятилетию, я оказался один. И, как я уже говорил, моя карьёра и здоровье были не в лучшем состоянии, чем моя личная жизнь. Я смотрел на приближающийся пятидесятый день рождения с безнадежностью. Таково было положение вещей, когда я проснулся в отчаянии посреди февральской ночи и написал сердитое письмо Богу.
Я не могу выразить, как много значит для меня то, что Бог ответил.
Для Меня это тоже много значило.
Но я часто спрашиваю себя, почему это случилось именно со мной. Я не достоин.
Каждый достоит беседовать с Богом! В этом вся суть! Но Я не мог донести до вас эту идею, если бы стал «учить ученых».
Хорошо, но почему я? Есть много людей, жизнь которых тоже не совершенна. Почему Ты выбрал меня? Этот вопрос мне задают много людей. «Почему ты, Нил, а не я?»
И что ты отвечаешь?
Я говорю, что Бог постоянно говорит со всеми. Вопрос не в том, с кем разговаривает Господь, а в том, кто Его слушает.
Отлично. Замечательный ответ.
Должно быть. Мне его дал Ты. Но я должен попросить Тебя ответить на вопрос, который я задал раньше. Как я могу создавать в каждый миг переживание безусловной и неограниченной любви? Как я могу принять божественную позицию быть абсолютно любящим?
Быть абсолютно любящим — значит быть совершенно естественным. Любовь естественна. Она не нормальна, по естественна.
Объясни мне разницу еще раз.
«Нормальный» значит обычный, привычный, неизменный. Слово «естественный» используется для обозначения сущности предмета или явления. Твоя сущность как
человека — быть любящим, любить всех и все, хотя для тебя это не нормально.
Почему?
Потому что тебя учили поступать наперекор своей сущности — не быть естественным.
Но почему ?идк? Почему нас этому учили?
Потому что верили, что ваши Естественные Порывы порочны, что их нужно усмирять, сдерживать и подавлять. И вы стали требовать от рода человеческого придерживаться «нормального» поведения, которое не было естественным. Быть «естественным» значило быть грешным, распущенным и, возможно, опасным. Даже позволять увидеть себя в «естественном» виде считалось грехом.
Это существует до сегодняшнего дня. Часть людей до сих пор считают некоторые журналы «грязными». Загорание нагишом многие заклеймили как «отклонение». Демонстрировать обнаженное тело считается неприличным, и людей, которые появляются нагишом у себя дома, в своем дворе или возле своего бассейна, часто называют «извращенцами».
И запреты касаются не только обнажения «интимных мест». В некоторых культурах женщинам не разрешается показывать свое лицо, запястья или лодыжки.
Это, конечно, можно понять. Если увидишь пару действительно красивых женских ножек, можно понять, почему некоторые считают, что их нельзя выставлять на всеобщее обозрение. Они могут быть весьма соблазнительными и даже навести вас на мысль о СЕКСЕ.
Ну ладно, я шучу. Но в некоторых домах и культурах существует подобное отношение.
Многие из вас не одобряют не только этот естественный аспект вашего существа. Вы не одобряете, когда люди говорят правду, хотя для вас нет ничего естественнее. Вы не одобряете главную истину Вселенной, хотя она для вас естественна. Вы не одобряете пение, пляски, веселье и праздпики, хотя каждая клеточка вашего тела горит желанием выразить чистое чудо того, Кем Вы Являетесь.
Вы поступаете так потому, что боитесь, что, «поддавшись» естественным порывам, вы пострадаете, отдавшись естественным удовольствиям, вы навредите себе и друг им. Этот страх живет в вас из-за вашей Организующей Мысли о человечестве, которая гласит, что ваш род изначально порочен. Вы вообразили, что вы «родились в грехе» и поэго-му ваша природа — быть плохими.
Это было ваше самое важное решение о себе, и, так как вы создаете свою реальность, вы его осуществили. Не желая оказаться неправыми, вы пошли на все, чтобы доказать свою правоту. Ваша жизнь показала вам, что вы правы, и ваши представления стали вашими моральными ценностями. Так все и есть, говорите вы, и, постоянно повторяя это, вы превратили свои домыслы в реальный жизненный опыт.
Если вы не измените свои традиционные ценности, свои идеи о том, кто вы есть и что вы представляет е собой как раса, как вид, вы никогда не сможете стать по-настоящему любящими, потому что не можете по-настоящему любить даже себя.
Это первый шаг к абсолютной любви. Вы должны по-настоящему полюбить себя. Это невозможно, пока вы вериге, что вы родились во грехе и порочны по своей природе.
Этот вопрос — какова природа человека? — самый важный из вопросов, стоящих сегодня перед человечеством. Если вы будете верить, что люди по природе своей лживы и порочны, вы создадите общество, которое поддержит этот взгляд и установит законы, сформулирует правила и наложит ограничения, продиктованные им. Если вы будете верить, что люди по природе своей правдивы и добры, вы создадите совершенно иное общество, в котором законы, правила, постановления и ограничения редко бываю!
нужны. Первое общество будет ограничивать свободу, второе — давать ее.
Бог является абсолютно любящим, потому что Бог абсолютно свободен. Быть абсолютно свободным — значит быть абсолютно радостным, потому что полная свобода открывает возможность для любого радостною переживания. Свобода —сущность Бога. Это также сущность человеческой души. Насколько ты несвободен, настолько же ты нерадостен — ив такой же степени не умеешь любить.
Ты рассказывал об этом раньше, значит, это должно быть очень важно. Ты говоришь, что быть абсолютно любящим — значит быть абсолютно свободным.
Да, и позволять другим быть абсолютно свободными.
Ты имеешь в виду, что каждый человек должен иметь возможность делать все, что пожелает?
Именно что Я имею в виду. Человек должен быть свободен в своих действиях, насколько это для него возможно.
Так любит Бог.
Бог дает возможности.
Я даю возможность каждому делать т о, что он хочет.
Без последствий? Без наказаний?
Первое и второе — не одно и то же.
Как Я уже не раз тебе говорил, в Моем Царстве не существует наказаний. С другой стороны, там существуют последствия.
Последствие — это естественный итог, а наказание — нормальный. В вашем обществе наказывать нормально. В нем ненормально просто позволять последствию наступить, обнаружиться.
Наказания — это заявления, что вы слишком нетерпеливы, чтобы дождаться естественных последствий.
"Ibi хочешь сказать, чю никого и ни та что не следует наказы вать7
Эю вам решать. В действительности, вы решаете это еле дневно.
Продолжая принимать решения по этому вопросу, вы мо жете почувс! вовать, что было бы полезно обдумать, какои способ является наиболее эффективным для изменения поступков вашего общества или отдельного человека. Во всяком случае, вы, очевидно, используете наказания ради достижения именно этой цели. Если вы будею наказывать с целью возмездия — для roi о, чтобы «свесги счеты», — вы не создадите го общество, которое, как выутверждаеге, вы хотите создать.
Высокоразвитые существа заметили, что наказания приносят мало пользы. Они пришли к выводу, что последе твия —лучший учитель.
Все разумные существа знают разницу между наказанием и последствиями.
Наказание —что искусственно созданный результат Последствия —это естественный исход.
Наказание накладывается извне кем то, чья система ценностей отличается от системы ценностей наказуемого. Последствия человек испытывает изнутри, сам.
Наказание — это чье-то решение, что человек поступил неправильно. Последствия —это собственный опыт человека, который говорит ему, что его поступки не работают. То есть — не приводят к ожидаемому результату.
Другими словами, на наказаниях мы учимся медленно, гак как они являются воздействием других людей на нас Мы с большей готовностью учимся на последствиях, ибо это то, что мы сами делаем с собой
Совершенно верно. Ты правильно понял.
Но разве наказание не может быть последствием? Разве не в этом смысл наказания?
Наказание —это нечто искусственно созданное, а не естественно происходящее. Попытка превратить наказание в последствие, просто назвав его таковым, бесполезна. Только самое незрелое существо можно одурачить такой словесной уловкой, да и то ненадолго.
Но это не мешает многим родителям прибегать к подобной уловке. И самое большое наказание, которое вы изоб
рели, —это лишение ребенка вашей любви. Вы учите своих детей, что, если они не будут вести себя определенным образом, вы перестанете их любить. Вы стараетесь регулировать и менять, контролировать и создавать поведение ваших детей, даруя любовь или лишая их вашей любви.
Бог никогда бы так не поступал.
Но вы сказали вашим детям, что Я так поступаю — несомненно, для того, чтобы оправдать свои действия. Я говорю вам: истинная любовь никогда не отнимает себя. Вот что значит любить абсолютно. Это значит, что ваша любовь настолько абсолютна, что может вынести самое неприемлемое поведение. Более того, настоящая любовь никогда никакое поведение даже не называет «неприемлемым».
Эрик Сигал правильно понимал что Любовь —это отсутствие необходимости извиняться
Это совершенно правильно. Однако это очень возвышенный принцип, мало кто использует его.
Большинство людей не могут себе даже представить, что его использует Бог
И они правы. Я его не использую.
Прошу прощения7
Я есмь этот принцип. Не нужно использовать то, чем ты являешься, ты просто являешься этим.
Я есмь любовь, которая не знает никаких условий или о! рапичении.
Я есмь абсолютно любящий, а бьпь абсолютно любящим — значит быть ютовым дагь каждому зрелому разумному сущесгву полную свободу быть, делач ь и име1 ь то, чю оно желает.
Дл/хе ест я знаю, чго evry or это1 о будет плохо1' Не тебе решать это за них.
Дауке если -»то мои деги?
Если они зрелые разумные cymeci ва — нет. Если это взрослые дет и — нет. А если они еще не зрелые, самый бысирын способ помочь им повзрослеть — начагь как можно \члп, uie дава1ь им свободу принимать как можно больше ел мостоя! ельных решении.
Так поступает любовь. Она освобождает. То, что вы iiaJt.s вае ге зависимое! ью и гак часго nyi аете с любовью, делает противоположное. Зависимосгь держит. Так можно определить разницу между любовью и зависимосгью. Любовь освобождает, зависимость держит.
-!начт, ччобы cian. абсолютно любящим, я должен (Kuo6'i i дан,?
Среди прочих вещей. Освободить тех, koi о ты любишь, сп твоих ожиданий, требований и правил. Ибо ты не любишь их, если ограничиваешь. Не любишь абсолютно.
И не любишь себя. Ты не любишь себя абсолютно, koi да oi раничиваешь себя, когда не предоставляешь себе ионную свободу в любом вопросе.
Но помни, что выбор — это не о1раничение. Так что не называй выбор, который сделал, ограничением. С любовью предоставляй своим де1 ям и тем, кого любишь, всю информацию, которая у тебя есть, чтобы помочь им сделать хороший выбор, то есть такой, который вероятнее всего принесет конкрегный желательный результат и бу
дет способствовагь достижению самою важною желательно! о результата — счастливой жизни.
Поделись тем, что ты знаешь. Предложи го, ччо гы сумел понять. Но не стремись навязать свои мысли, правила и решения другому человеку. И не лишай его своей любви, если он сделал выбор, который ты бы не сделал. Более т ого, если ты считаешь, что он сделал плохой выбор, это именно тот момент, когда тебе нужно проявить свою любовь.
Это сочувствие, и нет высшего выражения жизни.
Что еще значит быть абсолютно любящим?
Это значит полностью присутствовать в каждом моменте жизни. Быть полностью осознающим. Быть полностью открытым, честным, откровенным. Это значит быть совершенно готовым выразить любов!/твоего сердца на полную силу. Быть абсолютно любящим — значит быть абсолютно искренним, не иметь ни тайных замыслов, ни тайных мотивов, ничего тайного.
И Ты говоришь, что человеческие существа, обычные люди, такие, как я, способны проявлягь подобную любовь?
Вы не просто способны. Вы есть такая любовь. Это сущность того, Кем Вы Являетесь. Сложнее всего отрицать свою сущность. И вы каждый день выполняете такую сложную работу. Вот почему ваша жизнь кажется гакой трудной. Но стоит вам сделать очень простую вещь, решить быть тем, Кем Вы Являетесь в Действительности — то есть чистой любовью, неограниченной и безусловной, — как ваша жизнь снова станет легкой. Вся путаница исчезнет, вся борьба прекратится.
Покоя можно достичь в любой момент. Путь к нему можно найти, задав простой вопрос:
Как бы сейчас поступила любовь?
Снова волшебный вопрос?
Да. Это удивительный вопрос, потому что ты всегда будешь знать ответ. Это как волшебство. Он очищает, как мыло. Он убирает i ревогу из близких отношений. Он смывает все сомнения и страхи. Он омывает разум мудростью души.
Как хорошо сказано!
Это правда. Когда ты задашь этот вопрос, ты в тот же момент узнаешь, что делать. В любых обстоятельствах, при любых условиях, ты узнаешь. Ты получишь ответ. Ты есть этот ответ, и вопрос просто заставляет проявиться определенную часть твоего существа.
А что, если я обманываю себя? Разве я не моту обмануться?
Не раздумывай над пришедшим к тебе ответом. Раздумывая, ты дурачишь себя — и можешь выставить себя дураком. Иди в сердце любви, и пусть все твои выборы и решения исходят из этого источника, и тогда ты обретешь покой.
Л6
Т.то значит быть абсолютно принимающим, благословляющим и благодарным? Последние три из Пяти Позиций Бог? не совсем ясны мне — особенно третья и четвертая.
Быть абсолютно принимающим —значит не противиться тому, что проявляется прямо сейчас. Это значит не отвергать, не отбрасывать, не уходить, но вбирать, удерживать, любить каждый момент, как будто эю гвой собственный опыт. Потому что он и есть твой. Это твое собственное творение, которым ты доволен — кроме тех случаев, когда ты недоволен.
Если ты не доволен, ты сопротивляешься тому, что создал, а ото, чему сопротивляешься, упорствует. Поэтому веселись и радуйся, и, если ты хочешь изменить настоящие условия или обстоятельства, просто выбери испытать их по-иному. Внешнее проявление, внешняя манифестация, возможно, не изменятся, но твое внутреннее переживание может и будет изменено навсегда одним твоим решением изменить его.
Помни, вот твоя цель. Тебя волнуют не внешние проявления, но внутренний опыт. Пусть внешний мир будет таким, какой он есть. Создай свой внутренний мир таким, каким ты хотел бы его видеть. Это значит быть в твоем мире, но быть не ог него. Это мастерство жизни.
Позволь мне прояснить кое-что. Человеку нужно принимать все, даже то, с чем он не согласен?
Когда ты принимаешь что-то, это не значит, что ты отказываешься это изменить. Все как раз наоборот. Нельзя изменить то, чего ты не принял, особенно в себе, но это правдиво также о внешних обстоятельствах.
Поэтому принимай все как высшее проявление божео-вепности, которая заключена в тебе. Эчим ты заявить, что ты создатель, и только тогда сможешь «пересоздач ь» свою реальность. Только тогда ты сможешь узнать — снова познать — свою внутреннюю силу создавать что-го новое.
Принять —не значит согдасичься. Это значиг просто воб рать нечто, согласен ли чы с этим или нет.
Ты бы хотел, чтобы мы приняли и самого дьявола, не так ли? Как иначе вы его можете исцелить?
^ 1ы уже обращались к этой i еме.
Да, и вернемся к ней опять. Я буду снова и снова делиться с вами великими истинами. Снова и снова вы будете six слушать, пока не услышите. Если ты ловишь Меня на повторениях, это потому, что ты повторяешься. Ты повторяешь каждый поступок, каждое действие, каждую мысль, которые приносили тебе грусть, страдания и поражение, Но победу можно одержагь, можно победить эчо1 о твоего дьявола.
Конечно, дьявола нет — как мы уже не раз говорили. Мы говорим здесь метафорически.
Как можно исцелить то, чего у тебя даже нет? Ты должен в первую очередь крепко держать в руках, в твоей реальности то, что ты хочешь отпустить.
Не уверен, что понимаю. Помоги мне.
Нельзя бросить то, чего ты не держишь в руках. Поэтому Смотри*! Я принесу тебе известия о великой радости.
Бог абсолютно принимающий. Люди очень разборчивы.
Люди любят друг друга, за исключением тех случаев, когда те, кого они любят, делают то или это. Они любят этот мир,
* Англ. bebo]d — смотреть, созерцать, дословно — <<быть держащим».
за исключением тех обстоятельств, которые их не удов детворяют. Они любят Меня, за исключением того времени, ко1да не любят.
Бог не исключает. Бог принимает. Всех и все. Без исключений.
Быть абсолютно принимающим звучит очень похоже на «быгь абсолютно любящим».
Это одно и то же. Мы используем разные слова для описания одного и того же переживания. Любовь и приягие являются равнозначными концепциями.
Чтобы изменигь что-то, гы должен сначала^принягь мысль, что это «чго-то» присучсгвует. Чтобы^гюбшь ччо-то> ты тоже должен это принять.
Нельзя любить какую-то часгь себя, если ты утверждаешь, что ее в тебе нет, если гы ее не признаешь. Вы mho! ого не признаете в себе и учверждаете, что этого у вас нег. Отка зываясь полностью себя принягь, вы делаете невозмож ной абсолютную любовь к себе — и, 1аким образом, абсолютную любовь к дру1 ому человеку.
Дебора Форд написала на эту л ему чудесную книгу под названием «Темная сторона охотников за Свеч ом»*. Она повествует о людях, которые стремятся к Све i у, но не знаю г, как обращаться со своей собственной «и,мий»> не видят в ней дар. Я рекомендую эту книгу всем. Она может полностью изменить жизнь. Она очень простыми и понятыми сливами объясняет, почему приятие —такое благо.
Это действительно бла1 о! Без него ты бы проклинал себя и других. Посредством любви и приятия ты благословляешь всех тех, кого встречаешь на жизненном пути. Когда ты становишься абсолютно любящим и абсолютно принимающим, ты становишься абсолютно благословляю-
Deborah Ford, The Dark Side of the bjjnt Cha<ter<.
щим — и это делает тебя и всех вокруг абсолюгно радоо-ными.
Всетече-i вместе, все связано между собой, и ты начинаешь понимав, что все Пять Позиций Бога на самом деле являются одним и тем же — тем, чем является бо! .
Аспект Бога, который является абсолютно благословляющим, — это аспект, который ничего не порицает. В Бо/кь-ем мире нет такою понятия, как порицание, есть только одобрение. Biii все заслуживаете одобрения за тот груд, который вы делаете, стараясь познать и испытать то, Кем Вы Являет есь в Действительности.
Когда что-нибудь плохое происходило с моей матерью, она всегда юворила: «Благословение Господне»4. Все другие i сверили: «Проклтие Господне!**», но не мама.
Однажды я спросил почему. Она посмогрела на меня так, словно не понимала, как я мог задать такой вопрос. Погом с любовью и терпением, с каким объясняют чю-го маленькому ребенку, ответила:
— Я не хочу, ч-i обы Бог проклинал го, что произошло Я хочу, чтобы бо! благословил Ч1 оЛ олько гак что-то может сгать лучше.
Твоя мать была очень «осознающим» человеком. Она многое понимала.
Благословляй все в своей жизни.
Помни, Я не послал вам никого, кроме аш елов, и не дал нам ничего, кроме чудес.
Как можно благословлять что-то? Я не понимаю, что знача i -n" слова.
Ты даешь чему-то свое благословение, когда отдаешь этому свои лучшие энергии, свои самые возвышенные мысли.
" God hief if ** God dammit
Я должен отдавать свои лучшие энергии, свои самые возвышенные мысли тому, что я ненавижу? Войне? Насилию? Жадности? Злым людям? Бесчеловечным поступкам? Я не понимаю. Я не могу благословлять такие вещи.
Но то, чго нужно изменить, нуждается именно в гвоих лучших энергиях и самых возвышенных мыслях. Разве i ы не понимаешь? Ничего нельзя изменить осуждением. Наоборот, то, что ты осуждаешь, ты приговариваешь к повторению.
Значит, я не должен осуждать беспричинные убийства, воинствующие предрассудки, повсеместное насилие и ненасытную жадность?
Ты ниче! о не должен осуждать.
Ничего? X'
Ничего. Разве Я не посылал тебе учителей, которые говорили: «Не судич е и никогда не осуждай i e»?
Но если мы ничего не осуждаем, значит, мы все одобряем.
Не осуждать не означае1 не стремиться изменить. Если ты неосуждаешь, это незпачит, что ты одобряешь. Ты просто отказываешься судить. Однако ты можешь по-прежнему выбирать что-то другое.
Решение изменить не обязательно порождается гневом. На самом деле, чем меньше, в тебе гнева, тем больше у тебя шансов добиться эффективных изменений.
Люди часто используют гнев как основание для изменений, а осуждение — как основание для гнева. Вы создали вокруг этой идеи множество драм, так как всегда стремитесь находить вред, который якобы вам причиняют, чтобы оправдать свое осуждение.
Часто именно гак разрушаются отношения с близкими людьми. Вы не научились искусству просто говорить: «С меня достаточно. Нынешняя форма наших отношений мне больше не подходит». Вы обязательно находите нане-
сенный вам ущерб, потом осуждаете, потом сердитесь, чтобы как-то оправдать изменения, к которым вы стремитесь. Как будто без гнева вы не можете получить то, чего хотите, и не можете изменшь ю, что вам не нравится. Поэтому вы соорудили вокру! такого простого обстоятельства всяческие трагедии.
Я говорю вам: благословляйте, благословляйте, благословляйте врагов ваших и молигесь за обижающих вас и гонящих вас. Посылайте им ваши лучшие энергии и ваши самые возвышенные мысли.
Вы не сможете этого сделать, пока не увидите, что каждый человек и каждое обстоятельство — это дар, это ашел и чудо. У вид ев эго, вы сможеге ощути! ь глубокую благодарность. Вы будете абсолютно благодарными — это Пятая Позиция Бога — и круг замкнется.
Чувство благодарности —это ведь важный элемент, не так ли?
Да. Благодарность меняет все. Быть благодарным за что-то — значит перестать сопротивляться этому, признать происходящее как дар, даже если это не сразу очевидно.
Кроме того, как Я уже учил тебя, заблаговременная 6'iai o-дарность за опыт, условия или результат — это мощный инструмент созидания твоей реальности и несомненный признак Мастерства.
Мне кажется, настолько мощный, что Пятая Позиция должна быть на первом месте.
В самом деле, великолепие Пяти Позиций Бога в том, что, как и Семь Шагов к Дружбе с Богом, их можно применять в обратном порядке. Бог абсолютно благодарный, благословляющий, принимающий, любящий и радостный!
Это хороший момент, чтобы упомянуть мою любимую молитву, самую мощную, которую я когда-либо слышал.
Благодарю Тебя, Господи, за то, что помог мне понять, чт-о эта проблема уже решена для меня.
Да, это несомненно мощная молитва. Когда ты в следующий раз встретишься с условием или обстоятельством, которое считаешь проблемным, сразу же вырази свою благодарность не только за решение, но и за саму проблему. Так ты немедленно изменишь свой взгляд на нее и отношение к ней.
Затем благослови ее, как делала твоя мать. Отдай проблеме твои лучшие энергии и самые возвышенные мысли. Так ты делаешь ее твоим другом, а не врагом, —тем, что поддерживает тебя, а не противостоит тебе.
Потом прими ее и не противься злу. Ибо чему ты сопротивляешься, то упорствует. Только то, что ты принимаешь, ты можешь изменить.
Теперь облеки ее любовью. Что бы ты ни переживал, ты можешь буквально вытеснить любовью любой нежелательный опыт. В некотором смысле, ты можешь «залю-бить его до смерти».
Наконец, будь радостен, ибо перед тобой точный и идеальный результат. Никто не может забрать у тебя радость, i ак как радость — это тот, Кто Ты Есть и кем всегда будешь. И перед лицом любой проблемы поступай радостно.
Как пела Анна в музыкальном фильме «Король и я»: «Я насвистываю веселую песенку, и каждый раз счастье, звучащее в ней, убеждает меня, что я не боюсь!»
Ты прекрасно все понял.
У меня есть друг, который использует такое отношение каждый День, каждый миг. Он исцеляет людей, помогая им увидеть, как легко и быстро они могут поменять свое отношение, и показывая им, как такое изменение может преобразить их жизнь. Его имя — Джерри Ямпольски — Джеральд Г. Ямпольски, формально говоря, — он написал потрясающую книгу «Любовь — Это освобождение от страха»*.
Джерри основал Центр Исцеляющих Отношений в Саусалц-то, штат Калифорния, и сегодня существует более 130 1аки\ центров в разных городах мира. Я никогда не всгречал бочее доброго и чуткого человека. Он положительно относигся ко всему. Всему. У него дома я никогда «не слышал ни одною отрицательного слова». В этом смысле он выдающийся человек, его восприятие жизни воодушевляет.
Когда мы с Нэнси гостили у Джерри и его замечательной талантливой супруги, Дайяны Сиринсьон, я обнаружил, 'но, как это ино1да случается, у них в гостях был человек, ко юрою я iipocro не выносил. Должен сказать, что, к сожалению, я бьп «не на высоте». За несколько месяцев переездов с места на меа о я устал и измотался и не очень спокойно относился к ситуации.
Джерри заметил мое раздражение и спросил, может ли он чем-то нам помочь. Любой человек, который знает Джерри, скажет вам, что он всегда задает этот вопрос, ко1да видит, 'по кто-то рядом с ним испытывает дискомфор г.
Я сказал ему, что у меня остались некоторые отрицаюльные чувства после последней встречи с его гостем, и Джерри сразу же предложил нам собраться всем месте, включая Дайяну и этого человека, рассмотреть сложившуюся ситуацию и <по-смогреть, как ее можно исправить».
Потом он задал мне очень глубокий вопрос:
— Ты хочешь исправить ситуацию или хочешь и дальше испытывать отрицательные чувства?
Я сказал ему, что не принимал сознательного решения цепляться за недоброжелательность, но мне трудно не обраща11>на него внимание.
— Все будет зависечь от твоею отношения, —очень iiixo и мягко ответил Джерри. — Возможно, из этой ситуации ты сможешь извлечь чго-то очень положительное. Давай посмо1рим, что это.
У нас состоялся этот разговор, и благодаря помощи Джерри и Дайаны я и мой оппонент смогли сделать первые шаги обратно к любви. Я бьш чрезвычайно благодарен Джерри за то, что он был рядом, когда я совершенно потерял связь со сг.оим Центром и с тем. Кем Я Являюсь в Действительности. Не при
нимая ничью сторону, не вынося суждений, без какого-либо особенного вмешательства, за исключением постоянного совета посмотреть на вещи по-другому и позволить себе увидеть точку зрения другого человека, Дайана и Джерри не только сыграли oi ромнейшую роль в исцелении ситуации, но дали мне инструменты, при помощи которых возможно применять ис-целяюгцее отношение в повседневной жизни.
Не всем нам везет быть рядом с Джерри Ямпольски, когда нам трудно, но мы можем воспользоваться его мудрос1ью Вог почему я с трепетом отношусь к его новой книге «Прощение:
Самый великий целитель»*.
Джерри отличается своим замечательным отношением к жизни. Такое отношение исцеляет любого, кто попадает в ei о поле зрения; оно даже исцелило зрение самого Джерри.
В то время, когда мы тесно общались, у Джерри ухудшалось зрение. Ему должны были сделан, операцию, и существовала реальная угроза, что после нее вместо улучшения может наступить дальнейшее ухудшение. Фактически, он мог совершенно ослепнуть на один глаз.
Все это, казалось, не тревожило Джерри. Он не задумывался об операции. Он просто не собирался останавливаться на мыслях о ней. Он избегал любых разговоров об этом в дни перед операцией, и я помню, что он уехал в больницу с широкой улыбкой.
— Все будет прекрасно, — заявил он, — что бы ни случилось. В тот день я получил урок oi Мастера.
Принять что-ю — не значит согласиться. Это просто значит вобрать это в себя, соглашаешься ли ты с этим или нет.
Да. Я видел, что Джерри принимал и блаюсловлял ситуацию, которую переживал.
Когда ты благословляешь что-то, ты отдаешь этому свои лучшие энергии, свои самые возвышенные мысли.
Forgivene». The Greater Henler of All. {»Софня>; планирует и.адать iiy книгу в начале 2002 г.)
Вот почему я сразу вспоминаю о Джерри, ко1да слышу о llwiu Позициях Бога. Он человек, который пост оянно практикует л щ
ПОЗИЦИИ.
Люди всегда спрашивают меня, как изменилась моя жи-здь с тех пор, как вышли в свет мои книги. Встречи и дружба с такими людьми, как Джерри Ямпольски, — это то изменение, когорое стало для меня благословением. '} о, чго я встретился и установил личные отношения слюдьми, когорыми босхи! цалщ многие годы, было одним из самых поучительных последст пии публикации трилогии «Беседы с Богом». В этих необычайных людях было то, к чему мне нужно стремиться, они вдохновля/ш меня.
Конечно, были и другие изменения, и самое важное из них — эго мое отношение к Богу.
Теперь я наслаждаюсь близкими огношениями с Ботом, и л о принесло мне здоровье, ощущение спокойной внутренней силы, личного роста, обогащающее вдохновение и подлинн)ю и прочную любовь. В результаге все другие важные аспекгы моей жизни тоже изменились.
Я полностью изменил подход к личным отношениям, и эго отражается в моей жизни. Общение с другими людьми стало приносить мне радосгь и удовлетворение. Что касается партера на всю жизнь, то на тот момент, когда я пишу эти слова, я уже пять лет как женат на Нэнси, и наша встреча была почти сказочной. Наши отношения были чудесными с самого начала, и с каждом днем они становятся все чудеснее. Это не значш, , что они непременно будут длиться вечно в неизменной форме. Я не собираюсь ничего предсказывать, потому что не хочу взваливать такие обязательства ни на Нэнси, ни на себя. Но я верю, что, даже если форма наших отношений изменится, они всегда останутся честными, нежными, благожелательными и любящими.
Улучшились не только мои отношения с людьми, и, таким образом, мое эмоциональное здоровье, но и мое физическое здоровье. Я теперь в лучшем состоянии, чем десять лет назад, i1 чувствую себя бодрым и полным энергии. Опять-таки, я не собираюсь утверждать, что так будет всегда, потому что не хоч)
взваливать на себя обязательства, но я могу сказать вам, чго, даже если мое здоровье ухудшится, моя внутренняя умиротворенность и радосгь не пострадают, ведь я увидел совершено во своей жизни, больше не сомневаюсь в результатах моих решений и не борюсь с ними.
Мое понимание достатка тоже изменилось, и теперь я не чувствую ни в чем ограничений. Я знаю, что большинство моих ближних живут в других условиях. Я сознательно работаю изо дня в день, чтобы помочь им изменигь свою жизнь, и свободно делюсь своими средствами, поддерживая цехи, проекты и людей, которые мне импонируют, и это является еще одним способом выражения, переживания и воссоздания л oi о. Кем Я Являюсь.
И, конечно, меня воодушевили многие чудесные учителя и видящие, коюрых я узнал лично. Я научился у них тому, что выделяет человека, что поднимает его над толпой. Я упоминаю об этом не ради красною словца и не для того, чтобы припасть кподножию пьедестала, а погому, что знаю. то, что возвышает эти выдающиеся личности, может возвысить всех нас. Та же магия присутствует в каждом из нас, и чем больше мы знаем о людях, которые заставили магию своей жизни проявиться, тем больше у нас возможностей проявить ее самим. В этом смысле мы все учим друг друга. Мы —наставники, призывающие друг друга не столько учиться, сколько вспомнить, снова узнать. Кем Мы Являемся в Действительности.
Марианна Уильямсон — такой насгавник. Позвольте мне сказать вам, чему я у нее научился.
Мужеству.
Она великолепно научила меня храбрости и решимости следовать по более возвышенному пути. Я никогда не знал человека такой огромной личной силы и духовной стойкосги. И величайшего видения. Но Марианна не просто юворит о своем видении миру, она идет по пути этою видения ежедневно, без устали работает над тем, чтобы использовать его в жизни. Вот чему я научился от нее: без устали работать над тем, чтобы использовать в жизни то видение, которое тебе дано, и делать это смело. Действовать сейчас.
Я однажды был в постели с Марианной Уильямсон. Она убьет меня за то, что я вам это рассказал, но это правда. В те моменты нашего общения я узнал много чудесного.
Ну, может быгь, не в постели, а на постели. И моя жена, Нэнси, входила и выходила из комнагы, разговаривая с нами и одновременно складывая вещи. Дело в юм, что мы гостили в доме Марианны, наслаждаясь драгоценным и редким личным общением. Рано утром в день нашею отъезда мы с Марианной сидели вместе на ее кровати, пили апельсиновый сок, грызди печенье и говорили о жизни. Я спросил ее, как ей удается продолжать идти вперед, как она сумела с такой скоростью двигаться на протяжении стольких лет, соприкасаясь с жизнями многих таким необычным образом. Она. спокойно посмотрела на меня, но в ее 1лазах бьы сила, которую я помню до сеюдняш-него дня.
— Все дело в решимости, — сказала она. — Нужно жить своим высочайшим выбором, о котором многие голько говорят.
Потом она бросила мне вызов.
— Ты готов к этому? — спросила она. — Если да, чудесно. Если нет, спрячься от глаз публики и не вмешивайся. Потому что, если ты даешь людям надежду, ты становишься образцом;
ты должен быть готов принять на себя роль лидера, ты должен быть готов жить так, как живет образец. Или по крайней мере пытаться изо всех сил. Люди могут простить, если тебе это не удастся, но им будет тяжело просгить тебя, если ты даже не попытаешься.
Когда гы делишься с другими информацией о процессе своего развития, твоя ответственность возрастает. Если ты говоришь кому-то, что для них что-то возможно, ты должен бы1ь готов показать, что это возможно для тебя. Ты должен посвятить этому свою жизнь.
Несомненно, это значит жить «сознательно».
И все же, даже тогда, когда мы живем сознательными намерениями, иногда кажется, что бывают случайные совпадения. Однако я понял, 'по совпадений не бывает и что одновременные события — это просто способ Ьога дать нам то, что мы
выбрали, если у нас четкие намерения. Оказывается, чем сознательнее живешь, тем больше совпадений замечаешь в своей жизни.
Например, koi да была издана Книга 1 «БеседсЬоюм», моим намерением стало проследить за гем, чтобы она попала в руки как можно большему количест ву людей, ибо я верил, что в ней содержится информация, которая важна для всего человечества. Через две недели после выхода книги в свет доктор Берни Сайджел читал в Аннаполисе лекцию о связи между медициной и духовностью. Посредине своего выступления он сказал:
— Все мы говорим с Богом постоянно, и я не знаю, как v вас, но я записываю мой диалог. Моя следующая книга назыьасгс" «Беседы с Богом», и она рассказывает о человеке, ко-юрый задает Бог7 все вопросы, какие только у него есть, и Бог огвечает ему. Человек понимает не все ответы, он даже немного спорит с Богом, и так возникает беседа. Это мой реальный опыт.
Все в зале заулыбались —кроме одной молодой женщины.
Моей дочери.
Саманта просто «случайно» попала в тот зал, и на ггервом же перерыве ринулась к сцене.
— Доктор Сайджел, — начала она взволнованно, — вы серьезно собираетесь написать книгу, о которой говорили?
— Конечно, — улыбнулся Ьерни. — Я уже написал половину!
— О, это очень интересно, — с трудом проговорила Саманта, — потому что только что была издана книга moci о отца, и она точно такая, как вы рассказали, вплоть до названия.
Глаза Берни округлились.
— Правда? Это невероятно. Хотя я не удивлен. Если идея «всплыла», любой может черпать из нее. Я думаю, что все мы должны написать свою личную библию. Я хотел бы поговорить об этом с вашим отцом.
На следующий день я по телефону разговаривал с доктором Сайджелом, который бьы у себя дома, в Коннектикуте. Мы поделились своим опытом, и оказалось, что он действительно пишет такую же книгу, какую я только ч го издал. В тот момент я не видел совершенства в том, что происходило, но почувствовлл cipax Я начал представлять себе худший пугь развит я собьиий: через два месяца после юю, как выйдет кни1а Ьерни, люди найдут мою на какой-то дальней полке и обвинят меня ь том, что я украл его идею
Я бил слишком смущен, чтобы поделиться этой мыслью во время нашего разговора. В конце концов, моя книга предостереги против сграха и постоянно говорила о том, что нужно отбросить отрицательные идеи и заменить их положительны ми. Берни сказал, что он хотел бы прочитагь < Беседы с Богом», и я обещал ему прислать экземпляр Я положи трубку и постарался применить положительное мышление. На протяжении нескольких недель я колебался между бесгюкойсгвом и удивлением. Удивление — противоположность беспокойству. Это что-го дивное, а «беспокойсгво» —что-то, лишающее покоя. 1 эти дни я много удивляюсь, то есть произвожу при геомощи м )ей умственной энергии много удивления. В те дни беспокоя^ iBO одолевало меня по крайней мере половину времени.
Наверное, тою удивления, коюрое я испыгывал, было дсс-гаточно, потому что знаете, что сделал Берни Сайджел? Он hl голько изменил название и структуру своей книги, в ней он рекомендовал мою. Это была первая рекомендация известною человека, которую получили «Беседы с Богом», и она помогла читателям, которые, возможно, сдержанно отнеслись к ранее не публиковавшемуся автору, увидеть ценность моей работы
Вот это класс Это работа великого человека, который знаеь, что ничего не потеряет, если поможет подняться своему ближнему. Даже если этот ближний ходит по той же территории -работает в той же области, этот человек смог не только сказа гь «Эй, места тут достаточно для всех нас», но даже: «Я даю этом} человеку часть моего пространства».
Позже я подружился с Берни. Мы даже вместе проводили презентации. Он —чистая радость, сияние его глаз освещает каждый уголок. Это сияние самоотверженности, или, как я это назвал. Фактор Берни.
Ваши глаза тоже будут сиять, если вы живете так, как Берни, поднимая каждого, с чьей жизнью вы соприкасаетесь. Наверняка это то, что называется жить «благотворно».
Элизабет Кюблер-Росс, бывало, говорила: «Подлинное благо взаимно». И это великое учение, ибо когда мы приносим бла1 о другим, мы приносим благо себе. Я знаю человека, который отлично это понимает.
Гари Зукав живет в часе езды от меня. Мы — Гари и его духовный партнер, Линда Фрэнсис, а также Нэнси и я —провели некоторое время вместе у меня дома, в Южном Орегоне. Однажды за ужином он рассказал мне, что десять лет to\iv назад написал книгу «Место души»*. Конечно, я был знаком с этой книгой и прочел ее вскоре после того, как она появилась. Он гакже написал «Танцующих Мастеров Ву-Ли». Обе книги были бестселлерами, и Гари внезапно стал знаменитостью. Только он не принимал этого. В глубине души ему хотелось, чтобы с ним обращались как с любым другим человеком. Но, когда ты автор бестселлера, это не всегда возможно, поэтому Гари пришлось приложить сознательные усилия, чтобы уйти от внимания публики. Он «исчез» на несколько лет: отклонил все предложения провести лекции и дать интервью и удалился в тихое место, чтобы поразмыслить над тем, что он сделал. Действительно ли его книги принесли пользу? Заслуживали ли они всего того внимания, которое им уделили? Дали что-то ценное людям? Какова его роль во всем процессе?
Когда Гари рассказывал об этом, я понял, что сам я не задавал себе этих вопросов. Я просто ринулся вперед. Я знал, что должен учиться у тех, кто пристально изучает глубокие вопросы, и у меня возникло намерение сделать то же самое, хотя я не знал, как или когда у меня возникнет такая возможность.
Прошло десять месяцев. Я садился на самолет в Чикаго. Захожу в салон и вижу Гари Зукава. Мы «просто случайно» летели одним и тем же рейсом и сидели в одной секции, хотя отправлялись в Чикаго по совершенно разным причинам. Разговаривая через проход, мы выяснили, что мы заказали номера в одной гостинице. Хорошо, сказал я себе, что тут происходит? Это еще одно из «совпадений»?
Когда мы приехали в гостиницу, я подумал, 'по было бы неплохо пообедать вместе. Я как раз писал книгу, которую вы сейчас читаете, и работа давалась мне с трудом. Все совершенно остановилось. Пока мы рассматривали меню, я поделился своими мыслями с Гари. Я сказал ему, что беспокоюсь, потому что включаю в книгу истории из своей жизни, и не знаю, будет ли это интересно читателям.
— Что им интересно, так это правда, — просто сказал Гари. — Если ты рассказываешь анекдоты, просто чтобы рассказать их, в них мало ценности. Но если ты описываешь события своей жизни, чтобы поделиться тем, чему очи тебя научили, они становятся бесценными.
— Конечно, — тихо добавил он, — нужно быть готовым полностью открыться. Нельзя прятагься за имиджем. Ты должен быть откровенным, искренним и говорить то, что ecrii Если ты не можешь реагировать на жизненные ситуации как, как это делает мастер, ты должен сказать об этом. Если ты не достигаешь целей, о которых говоришь в своих книгах, ili должен признать эчо. Люди смогут извлечь из этого уроки. Поэтому рассказывай о своей жизни, но всегда указывай, где i i.i сейчас и чему ты научился. Тогда мы можем проникнуться твоими историями, ибо они станут нашими историями. Разве ты не видишь? Мы идем по той же тропе.
Он тепло улыбнулся.
К тому времени Гари уже снова сгал появляться на публике, принял приглашение участвовать в про1рамме Опры и даже стал проводить встречи с читателями и лекции. Ею кнша о душе —снова бестселлер. Я спросил его, как он справляется со своей славой. Конечно, он понял, что на самом деле я спрашиваю совета о том, как мне справиться со своей. На корогкое время его взгляд стал o-i сутствующим, и я увидел, что он сейчас где-то далеко. Он тихо заговорил.
— Вначале я должен найти свой центр, свою внутреннюю истину, свою правду. Я ищу ее каждый день. Я ищу ее активно Я устремился к ней перед тем, как ответить на твой вопрос. Я стараюсь делать все, исходя из этого центра: пишу ли я, даю ли интервью, встречаюсь ли с читателями. Если я снимаюсь у
Опры, например, я стараюсь не забывать, что обращаюсь к 70 миллионам зрителей. Мне приходится разговаривать с людьми, которые сидят прямо передо мной, в студии. Если я не быхож) из своею центра, я остаюсь в гармонии с собой, и это позволяет мне оставаться в гармонии с другими со всем, что вокруг меня.
Несомненно, это значит жить «гармонично». Не вызывает сомнения то, что моя жизнь действительно стала захватывающей с тех пор, как была издана трилогия «Беседы с Богом». Одним из моих самых захватывающих открытий стало то, что большинство известных и влиятельных людей не являются недоступными, неприветливыми и надменными, как я иногда представлял. Как раз наоборот. Выдающиеся люди, с которыми я встречался, были замечательно «реальными», искренними, чуткими и внимательными, и я начинаю видеть, что это общие черты выдающихся людей.
Однажды у меня дома зазвонил телефон, это был Эд Аснер. Он вместе с Эллен Берстин озвучивал слова Бога в аудиозаписях «Бесед с Богом». Мы заговорили о статье на восемь колонок в утреннем номере «Уолл-Стрит джорнал», где меня жестко критиковали.
— Послушай, — прорычал Эд, — не позволяй им добраться до тебя, парень.
Я чувствовал течение его энергии, когда он пытался найти слова ободрения и поддержать меня в ситуации, которая, как он знал, была для меня очень грудной. Я сказал, чго думаю написать письмо в «Джорнал» в oibct на статью.
— Нет, — сказал он, — не делай этого. Это не то, кем ты являешься. Я знаю немного о гом, что чувствуешь, когда пресса рвет тебя на куски.
Он рассмеялся, а потом стал серьезным:
— Они не знают, кем ты являешься, но ты знаешь. Оставайся таким, потому что это важнее всего. Они изменят свое мнение. Так всегда бывает. Пока ты остаешься самим собой. Не позволяй никому и ничему отрывать тебя от твоей истины.
Эд Аснер, как и Гари, — очень любящий и мягкий человек, который знает все об искренности. И живет ею.
Как ii Ширли Мак-Лейн.
Я познакомился с Ширяи благодаря Шанталу Уэстерману, который тогда был обозревателем культурной жшни в iipoi-рамме «Доброе утро, Америка». Мы собирались снять интервью для программы, н ii день съемок Шантал, Нэнси и я обедали в Саша-Монике.
— Я знаю человека, с которым ты должен познакомиться и который должен познакомиться с тобой, и я уверен, что она захочет встрешться с тобой, — сказал Шантал за салатом. — Могу ли я позвонить ей?
— О ком ты говоришь? — спросил я.
— Ширли Мак-Лейн, —небрежно ответил Шантал Ширли Ма-к-Леин? — мысленно воскликнул я. — Я встрр чусь сШирлиМакЛе^нРВнеишея старался о era 1ься спокойным
— Ну, если ты хочешь организова'1 ь нашу всгреч), — сказдл я самым небрежным тоном, —давай.
Как вы думаеге, почему, когда дру1 ие видят, что мы деист ни тельно взволнованы чем-то, мы становимся более уязвимыми? Я не знаю. Я не знаю, что эго такое. Я только знаю, что начинаю отучаться ог этой привычки. Я сбрасываю псе запшгные оболочки, коюрые скрывали от друшх людей то, что я думаю и чувствую или что со мной происходит. Что за смысл прятаться половину времени своей жизни? Я стараюсь учиться у таких людей, как Гари, Эд и Ширли.
Тем вечером мы ужинали с Ширли в отдельном кабинете л отеле «Беверли-Хилс». Ширли Мак-Лейн —очень реальный человек, один из самых реальных, каких я когда-либо встречал. Она сразу же вынуждает и тебя быть реальным рядом с ней Я хочу сказать, что у нее нет времени на множество бессмысленных любезностей. Она не любитель светских бесед.
— Итак, — сказала она, когда я сел рядом с ней, — вы деис твительно говорили с Богом?
— Думаю, да, — скромно ответил я.
— Думаете? — ее голос звучал недоверчиво. — Вы думаете7
— Ну, —начал заикаться я, — таков был мой опыт.
— А вы не думаете, что вам следует так и сказать? Разве э1 о не произошло?
— Именно это произошло. Просто некоторым людям трудно принять мои слова, если я так прямо и говорю.
— О, вас заботит то, что думают люди? — спросила Ширли, приблизив ко мне лицо и стремясь затянуть мне в глаза. — Почему?
Ширли всегда задает вопросы. Что ты об этом думаешь? 4i о ты об этом знаешь? Почему ты думаешь, что знаешь то, что, по-твоему, ты знаешь? Как ты себя чувст вуешь, когда происходит то или это? После нашей первой вст речи я виделся с Ширли несколько раз, и мне совершенно ясно, почему она такая невероятная акгриса. Она как будто исследуе! каждою встречающегося ей человека, по-настоящему интересуегся им и отдает каждому очень реальную частичку себя. Она ничею не утаивает. Ее радость, ее смех, ее слезы, ее правда — все перед вами, все это дар искреннего человека, который искренне является собой. Она не приспосабливает свое поведение, свою личность, свои замечания или разговоры никогда и ни к кому.
И вот чем Ширли поделилась со мной. Я это не было сделано через какие-то конкретные слова, которые я услышал во время нашей беседы, но просто через ее присутствие и поведение: никогда не принимай чей-то ответ как свой собственный, никогда не отказывайся от того, сто ты есть, и никогда не переставай исследовать, кем бы ты мог стать, если бы перешел на следующей уровень.
Для этого нужна смелость.
Что заставляет меня вспомнить двух самых смелых людей, которых я знаю: Эллен де Дженерес и Энн Хеч.
Мы с Нэнси получили приглашение провести несколько дней с этими замечательными женщинами в декабре 1998 года Они спрашивали, не могли ли мы приехать и провести с ними и их друзьями первое января. «В этом году мы начинаем новую Жизнь, и именно с вами мы хотели бы отпраздновать Новый Год, —писали они. — Ваши книги так вдохновили нас!»
Мы с Нэнси вылетели из Эстес-Парк, штат Колорадо, где только что, утром, закончили предновогоднюю сессию «Воссоздай Себя».
Не думаю, что на Земле есть другое место, где я бы быстрее почувствовал себя комфортно, чем в доме Эдлен и Энн. У них в доме сложно не почувствовать себя комфортно, так как ты чувсгвуешь, что все притворство уходит, все неискреннее исчезает, и остается лишь безусловное приятие того, кем и каким ты являешься; не нужны ни извинения, ни объяснения, нет т\ чувсгва вины, ни стыда, ни страха или ощущения, что ты «не соответствуешь». Все это происходит не из-за каких-то особенных действий Эллен и Энн, но из-за того, чем они являются.
Во-первых, они являются любящими. Они любят открыто, честно, постоянно. Это проявляется как теплота и легко возникающее чувство близости, которыми они делятся друг с друг ом и со всеми, кто есть рядом. Далее, они откровенны — что, конечно, еще один способ быть любящим. Нет скрытых замыслов, нет недоговоренной правды, нет никакого обмана. Они т«, что они есть, и вы то, что вы есть, и все хорошо, и тот факт, что все хорошо, делает каждый миг восхитительным,
Дом Эллен и Энн, их сердца бесхитростно говорят вам:
«Добро пожаловать, вы здесь в безопасности».
Они дарят людям очень особьш дар. Я надеюсь, что когда-нибудь смогу давать каждому человеку почувствовать себя так же спокойно в моем присутствии. Я встречал такой талант у многих Мастеров.
Я только сожалею, что не встретил этих чудесных люден несколькими годами ранее.
Все — совершенство. Ты встретил их в нужное время.
Да, но если бы я научился тому, чему научила меня их жизнь, несколькими годами раньше, я бы не причинил так много бед другим людям.
Ты не причинил вреда людям, во всяком случае, не больше, чем они причинили тебе. Разве у тебя в жизни не было тех, кого ты считал злодеями?
Ну, может быть, один или два человека.
И они нанесли тебе непоправимый вред?
Нет, наверное.
Наверное?
Ты звучишь прямо как Ширли. Бит звучит как Джордж Берне.
Остроумно.
Дело в том, что люди, которые делали то, чего тебе хотелось бы, чтобы они не делали, или не сделали того, что ты хотел бы, чтобы они сделали, не причинили тебе вреда.
Я говорю тебе снова: Я не послал вам никого, кроме ангелов. Все эти люди принесли тебе дары, чудесные дары, чтобы ты вспомнил, Кем Ты Являешься в Действительности. И ты сделал то же самое для них. Когда вы все закончите это великое приключение, вы ясно поймете это и поблагодарите друг друга.
Я говорю тебе, что придет день, когда ты оглянешься на свою жизнь и будешь благодарен за каждую минуту. Все боли, все печали, все радости, каждый миг твоей жизни станут в твоих глазах сокровищем, ибо ты увидишь высшее совершенство замысла. Ты отступишь от полотна и увидишь гобелен, и заплачешь потому, что он так прекрасен.
Так любите друг друга. Каждого человека. Всех людей. Даже тех, кого называете своими гонителями. Даже тех, кого проклинаете как своих врагов.
Любите друг друга и себя. Ради Бога, любите себя. Я имею в виду буквально. Любите себя ради Бога.
Иногда это очень трудно. Особенно когда я думаю о своем прошлом. Большую часть своей жизни я был не очень приятным человеком. Я провел тридцать лет, начиная с двадцати и до пятидесяти, будучи в высшей степени...
...Не говори этого. Не осуждай себя. Ты не был худшим из людей. Ты не был дьяволом во плоти. Ты был и есть человек, который делает ошибки и пытается найти дорогу домой. Ты заблудился. Ты целал то, что ты делал, потому ч i о заблудился, потерялся. А теперь ты нашелся.
Не теряй себя опять, на этот раз в лабиринте вины и жалости к себе. Но проявись далее в высочайшей версии тво его величайшего представления о том. Кем Ты Являешься.
Рассказывай о своем прошлом, но не будь им. История твоей жизни похожа на историю жизни любо! о человека. Ты просто думал, что являешься тем, кем ты был. Это не то, Кем Ты Являешься в Действительности. Если ты используешь свое прошлое для того, чтобы вспомнить, Кги Ты Есть в Действительности, ты поступишь мудро. Ты используешь его именно так, как оно и должно быть использовано.
Так что продолжай свою историю, и давай посмотрим, 41 о еще ты вспомнил благодаря ей и о чем она напомнит всем людям.
Ну, может, я не был в высшей степени... каким бы то ни бьш\. Но мне точно не удавалось создать для людей ощущение спокойствия. Даже в начале восьмидесятых, когда я думал, что кое-чему научился в смысле личного роста, я не применял и жизни приобретенные знания.
Я снова женился, ушел из «Терри Коул-Уиттэкер Минист-риз» и переехал из суматохи Сан-Диего в крохотный городок Кликитат, штат Вашингтон. Но там жизнь тоже не сложилась. в основном потому, что со мной рядом было неспокойно. Я был эгоистом и при любой возможности манипулировал каждым моментом и человеком, чтобы получить то, чего хотел.
Мало что изменилось, когда я -переехал в Портленд, штаг Орегон, надеясь начать все сначала. Вместо того чтобы улучшиться, моя жизнь стала все больше усложняться, и самым страшным ударом был большой пожар в многоквартирном доме, где мы жили с женой, уничтоживший все, что у нас было. Но я еще не достиг предела. Я развелся, потом завязал новые отношения и вскоре разорвал их. Я боролся, как утопающий,

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>