<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Мать изо всех сил пыталась отыскать хоть какой-то проблеск надежды:
— Сколько ему еще осталось? Доктор помолчал и ответил медленно:
— Полгода он не протянет... — и кивнул мне, чтобы я снова поддержал мать. Я понял, что плохие новости еще не закончились.
— Доктор, — снова взмолилась мать, — в июле мы собирались отдохнуть во Флориде. Он сможет поехать?
— Думаю, вы не поняли, ваш муж едва ли доживет до июля.
Мать посмотрела на меня расширившимися глазами, словно доктор сказал что-то неприличное.
— Что он говорит, Билл?
— Доктор пытается как можно мягче объяснить тебе, мама, что папа умрет гораздо раньше, чем через шесть месяцев, — мать снова застонала и упала мне па руки. Мы привели ее в чувство при помощи нашатыря.
Вся дрожа, она попросила:
— Пожалуйста, доктор, скажите прямо, сколько ему осталось?
Я кивнул врачу, и он ответил:
— Ну... наверняка сказать, конечно же, нельзя... — тут я нетерпеливо закатил глаза, — но не думаю, что он протянет более трех недель, — сказал доктор и торопливо добавил: — Однако мы можем выписать ему обезболивающие. Можно сделать ему и облучение, но это не особенно продлит его жизнь. Просто в последние дни ему будет не так тяжело.
Тут мать обернулась ко мне и сказала:
— Я знаю, что у тебя особые отношения с Богом. Сынок, ты должен спасти отца!
— Мама! Но я же не Иисус Христос! Что я могу сделать?
— Думаешь, я не знаю о чудесах, которые ты творил? Я знаю, что твоя дочь удивительно быстро излечилась от паралича. И я знаю, как тебе удалось добыть кучу денег — молитвами! А теперь, — настаивала она, — ты должен исцелить своего отца!
И я решился. Конечно, мать права по поводу дочки. Она действительно излечилась от почти полного паралича, — и именно я сказал, что так оно и будет. По поводу денег она тоже права. Однажды я, не мудрствуя лукаво, попросил Бога дать мне в течение четырнадцати дней миллион долларов. И действительно, на четырнадцатый день один банк инвестировал в мое дело миллион. И тут я тоже был заранее уверен в исходе. «Бог не подведет», — говорил я всем.
И вот теперь, в больнице, я понял, что в очередной раз настало время (надеюсь, вы простите мне это выражение) «отвечать за базар». Я обернулся к врачу и сказал:
— Ладно. Мой отец исцелен. Он не умрет. У него уже нет рака.
Знаю, что это прозвучало очень легкомысленно, но сам я к этому легкомысленно не относился. Я говорил совершенно искренне. Доктор смотрел на меня разинув рот, как на идиота.
— Сынок, закрывая глаза на правду, делу не поможешь, — сказал он ровно. — Ваш отец не протянет и месяца.
— Доктор, Вы, вероятно, не имеете ни малейшего представления, с чем столкнулись. Я повторяю: мой отец исцелен от рака.
И мы с мамой ушли из больницы.
Я тут же выбросил эту историю из головы. Поскольку «дело сделано», что толку об этом думать, задавать вопросы или «волноваться» по поводу того, сбудется предсказанное или нет. Я знал, что чудо уже произошло, независимо от того, видит ли кто-то зримые подтверждения этому.
Отцу назначили облучение: на удивление малые дозы: по одному сеансу в шесть недель в продолжение нескольких месяцев. Он кое-как тянул. Или, может быть, лучше сказать «ковылял помаленьку». Вопреки всем прогнозам, в июле мама с отцом, которого еще считали очень больным, все-таки поехала отдыхать во Флориду.
В октябре меня, как офицера запаса ВМФ, призвали на действительную службу в связи с проведением операции «Щит в пустыне», предшествовавшей «Буре в пустыне». Меня направили в Чикаго заменять другого офицера, которого послали в Саудовскую Аравию.
В конце февраля 1991, как раз после окончания пятидневной наземной операции, к нам в часть позвонили и пригласили к телефону меня. Это был онколог отца.
— Офицер Такер... из Милуоки? — спросил он неуверенно.
— Да, Билл Такер слушает.
— Слава Богу! Разыскивая Вас, я, по-моему, пообщался со всем личным составом ВМС США! — сказал врач. — Вы не поверите, но...
— Отчего, же, доктор, поверю, — перебил я.
— Нет, нет, послушайте! Вы не поверите, но Ваш отец... рак закончился!
— Это естественно, — ответил я.
— Нет, нет, я имею в виду, что он вылечился! Это чудо! — торопливо проговорил доктор.
— Где вы были до сих пор? — спросил я. — Это произошло год назад, в больнице.
— Что? — удивился врач. — Я не совсем понима...
— Доктор, то, с чем вы столкнулись, — действительно чудо. Вы только что употребили это слово в переносном смысле, а надо бы в прямом. Разве вы не помните, как я сказал, что мои отец исцелен?
— Ну да, вот я и говорю, что это — чудо: иначе и не назовешь! — воскликнул он, явно так и не сумев ухватить суть.
После этого отец проработал еще семь лет. Затем однажды он заболел снова. Мы опять отвезли его в больницу (теперь в больницу Колумбии, ибо папин онколог работал в обеих больницах, и на этот раз направил нас именно сюда).
Когда мы вошли в клинику, врач сразу же бросился к нам, поздоровался, а потом, обняв отца за плечи, произнес громко, на все приемное отделение:
— Эй! Смотрите! Это и есть тот самый Человек-Чудо!
Работники больницы, очевидно наслышанные о чудесном исцелении моего отца, зааплодировали. Я был рад, что профессиональные медики готовы признать возможность чудес, но мне не очень нравилось, что они, очевидно, считали это чудо моей заслугой. «Их еще учить учить», — сказал я себе.
Проведя необходимые анализы, врач пригласил меня в кабинет.
— Боюсь, на этот раз все гораздо хуже, — сказал он удрученно. — В этот раз у него рак другого типа, так называемый «мелкоклеточный рак» — наихудшая его разновидность. Растет очень быстро и трудно поддается лечению.
— Все в порядке, доктор, — сказал я. — Он уже исцелен и от этого.
Доктор воззрился на меня сердито и несколько секунд помолчал, взвешивая мои слова. Затем с расстановкой произнес:
— На — этот — раз — я — так — не — думаю.
— Вы и в прошлый раз так не думали, доктор, — усмехнулся я. — Или вы полагаете, что Бог уже не тот, что прежде?
— Послушайте! — воскликнул он. — Я не против религии. Мой лозунг: «хорошо все, что действенно». Но верят многие люди, однако Бог не исцеляет их всех от рака.
— Может быть, они просто не просят Бога, доктор. Вы когда-нибудь об этом задумывались? Может быть, они просто «фаталисты» и не тревожат Бога подобными просьбами потому, что верят в «судьбу». Или, возможно, они просят, но в сердце своем сомневаются, что Бог придет к ним на помощь. Тогда в их молитвах нет никакого толку. Но посмотрите мне в глаза, доктор. Разве я сомневаюсь в себе или в своей вере?
— Ладно, поживем — увидим... — уступил врач.
— Я не слышу в ваших словах убежденности, доктор. Тут, видите ли, нужно знать — твердо знать — заранее, что чудо уже случилось, иначе чуда не будет.
Врач снисходительно улыбнулся.
— Как скажете, — ответил он спокойно.
— Именно, — улыбнулся я в ответ. — Теперь вы наконец ухватили суть!
На следующей неделе врач сказал нам, что мелкоклеточный рак прошел. Он с благоговением смотрел, как мы покидаем больницу.
Через неделю папа снова пришел в клинику, и оказалось, что болезнь возобновилась. Я еще раз вознес молитву, и на следующую неделю отцу снова сказали, что он здоров.
Через несколько недель недуг опять вернулся. Мы стали в больнице Колумбии завсегдатаями.
С каждым разом рак набрасывался на отца все более жадно. Его ноги распухли, и он едва передвигался. Дышал натужно. Я видел, что он несчастен.
В течение следующих семи месяцев недуг всякий раз уходил по моему слову, но затем возвращался вновь. Я уже чувствовал себя виноватым, — словно вмешивался в некий высший небесный замысел.
И мне подумалось: «Не могу же я заниматься этим. вечно. Я же вижу уже, что ни к чему ему так страдать».
И тогда ко мне пришло понимание. Все так очевидно, я даже смутился, что не видел этого прежде.
Это — не мое призвание. Это — не моя жизнь.
Это — не мое дело. Это папино дело... и Божье.
И я сказал Богу: «Пожалуйста, пусть он будет с нами, сколько возможно, но, когда придет Твое время и его время, пожалуйста, пусть он уйдет легко».
Во время последнего визита в больницу отец спросил врача, может ли тот помочь ему прожить еще несколько недель.
— У нас будет золотая свадьба, доктор. Я так хотел бы отпраздновать ее со своей любимой.
Врач посмотрел через папино плечо на меня, затем сказал:
— Я сделаю все, что смогу, — и улыбнулся. Через три недели мы все вместе гуляли на золотой свадьбе родителей.
Отец уже больше не выходил из дому и почти не вставал с постели. Распухшие ноги ужасно болели. Однажды, вскоре после золотой свадьбы, пытаясь добраться до ванной, он упал и разбил очки. Я помог ему встать и усадил на кровать. Он посмотрел на меня глазами, полными печали, заплакал и сказал:
— Сынок, пришло мое время. Я больше не хочу жить с болью. Дай мне умереть. Пожалуйста.
Я поднял взгляд к небесам и подумал: «Мы очень любим этого человека, но не хотим держать тут помимо его воли. Боже, да свершится Воля Твоя».
Затем пришлось отвести его в больницу. Через несколько часов он скончался.

* * *

Как и все собранные тут удивительные истории, этот рассказ — красивое свидетельство Божьей любви и совершенства жизни, которое проявляется во всем Божьем творении.
Всему свое время и всякой вещи под небом. Время рождаться и время умирать. Время насаждать и время вырывать посаженное. Время плакать и время смеяться.
Жизнь — вечная. У нее нет ни начала, ни конца. Она лишь обретает разные выражения в разных точках бесконечного круга. Смерть — фикция и ее на самом деле нет, хотя уход из тела есть.
Время, когда каждый из нас уходит из тела, всегда подобрано идеально. Когда отцу Билла в первый раз поставили диагноз, время уходить для него еще не настало. Иногда ограниченность восприятия не позволяет нам понять это. Может казаться, что жизнь человека в этом теле почти закончилась, а на самом деле ему предстоит еще многое сделать.
«Чудотворец» — это просто человек, который отчетливо видит и абсолютно точно знает, что уместно в данный момент времени, и, основываясь на этом, выбирает устраивающий его исход.
В каждый момент у нас есть много вариантов выбора.
Это трудно объяснить без глубокого обсуждения природы времени. Однако объем данной книги не позволяет мне это сделать. Я лишь скажу, что времени, как мы его знаем, на самом деле не существует. То есть время — это не что-то, что проходит. Это что-то, через что проходим мы.
Нет времени, кроме данного времени. Нет момента, кроме данного момента. Все, что есть, — это «сейчас». — «Беседы с Богом», книга 2.
Вечное Сейчас содержит в себе все возможности. В нем — любой постижимый исход. Это как компакт-диск с компьютерной игрой. Любой постижимый исход уже запрограммирован на диске. Играя, вы не создаете исход, вы просто выбираете его в сложном процессе отторжения всех остальных возможных исходов, которые уже существуют.
Повторяю: вы ничего не создаете в процессе игры. Вы просто выбираете что-то.
Точно то же происходит в жизни.

Это вкратце. Объемлющее объяснение времени можно найти в книгах 2 и 3 трилогии «Беседы с Богом». Это захватывающее и увлекательное чтение. Суть в том, что можно узнать, можно почти ощутить, какой исход уместен в каждой конкретной ситуации и в каждый конкретный момент вашей жизни. Чем старше человек становится, тем легче ему это дается (с возрастом мы как бы «сживаемся» с «вибрациями» жизни).
А теперь позвольте мне объяснить вам, какое отношение все это имеет к истории Билла Такера.

Совершая «чудо», человек всего лишь выбирает один из уже существующих исходов, которые наиболее уместны по отношению к текущему опыту в рамках Вечного Сейчас. Мы не создаем, не творим результат, мы просто выбираем его, а затем ясно и решительно объявляем о своем выборе.
Именно это сделали и Джонсоны, когда много лет назад пришли в агентство недвижимости к Биллу Такеру. Продемонстрировав ему, как работает этот процесс, они произвели на него неизгладимое впечатление. И тот Билл Такер, с которым много лет спустя имел дело доктор из клиники святой Марии в Милуоки, был совсем не тем Такером, к которому пришли когда-то Джонсоны. Он совершенно изменился. Если бы в тот вечер в офисе он знал то, что знает сейчас, то в ответ на их заявление, что они попросили у Бога дом в течение суток и всерьез рассчитывают его получить, он ответил бы: «Совершенно с вами согласен. Какие могут быть сомнения? Сейчас мы вам что-нибудь подыщем!»
Единственное, что он мог бы изменить в этой реплике — вместо «какие могут быть сомнения?» сказать «нет сомнений!».
Почвой для Возможности чуда становится именно полный отказ рассматривать любые варианты исхода в той или иной ситуации, кроме того, что выбрали вы. Далее, чтобы подготовить момент для чуда, нужно отказаться от оценки обстоятельств, навязанной извне.
Работая над чудом, вы должны быть готовы игнорировать любые очевидные свидетельства против. Нужно закрыть глаза, уши и быть не в своем уме. Если с головой у вас все в порядке, если вы в своем уме, ваши мысли уведут вас прочь от чуда. Помните, совершая чудо, совершаете нечто немыслимое.
И для того чтобы что-то подобное совершить, вы должны это понимать. Вы должны понимать, что Реальность не такова, какой кажется. Вы должны понимать, что мы живем в той самой Стране Чудес, куда некогда попала Алиса, и тут все сговорились считать Реальное нереальным, а Нереальное реальным. И вы должны понять, что все обитатели нашего мира, так же как жители Страны Чудес, смирились с подобным положением вещей. Но есть одна вещь, которую они вам не сказали: добивается своего тот, кто действует наиболее убедительно.
Возможно, Билл Такер не сформулировал бы это в таких словах; и миссис Джонсон, безусловно, выразила бы все иначе, — но, совершая чудеса в своей жизни, они оба использовали именно этот процесс.
Когда врач сказал матери Билла, что ее муж «не протянет и трех недель», это прозвучало очень убедительно. И в тот момент казалось, что именно врач определял, что реально, а что нет. Но мать Билла уже и прежде видела своего сына в деле и поэтому сразу же обратилась к нему и сказала: «Сделай что-нибудь!»
Билл, осознавая истинное положение вещей (которое сводится к тому, что окружающие не обязательно должны решать, что реально, а что нет), просто сделал другой выбор. Он выбрал другой исход. При этом проигнорировал некоторые очевидные свидетельства. Он не обратил внимания на то, что видел, на то, что слышал, даже на то, что, возможно, подсказывал ему «здравый смысл».
Билл понимал, что в Вечном Сейчас существуют все возможности, абсолютно ни одна возможность не исключена, и все, что ему нужно сделать, — объявить о том, какой исход выбрал он.
Его задача состояла не в том, чтобы создать тот или иной результат, а лишь в том, чтобы выбрать один из уже созданных и объявить о своем выборе.
А что заставило его предпочесть именно этот исход всем остальным?
«Всему свое время и всякой вещи под небом».
Я уверен, что на каком-то высочайшем, возможно сверхсознательном уровне, Билл ощущал вибрации того момента и выбрал вариант со сходными вибрациями. Он просто выбрал нечто подходящее. И он вызвал опыт, соответствовавший моменту — то есть бывший в гармонии со всем, что происходило вокруг.
Затем он не отступился от своего выбора. Он сознательно выбрал его, решительно провозгласил, а потом сменил угол зрения, чтобы исключить все остальные точки зрения на вопрос.
Помните, угол зрения — это все. «Беседы с Богом», книга 3:
Прими другой угол зрения — и ты получишь другие мысли обо всем. Таким образом ты научишься контролировать мысль, а в создании опыта мысль — это все. Некоторые люди называют это постоянной молитвой.

Прошли годы, отец снова заболел, и в этот раз недуг возвращался к нему даже после того, как Билл снова и снова выбирал другой исход. Тогда Билл пригляделся к ситуации и ощутил ее вибрации. Он оказался достаточно чувствительным, чтобы осознать, что отец сейчас вибрирует на другой частоте и тот исход, который упорно выбирает Билл, не гармонизируется с вибрациями отца.
И снова, возможно, Билл говорил бы об этом в других словах. (Да и всякий другой говорил бы об этом по-своему!) Но я полагаю, что по существу все произошло именно так.
Пользуясь традиционными религиозными терминами, Билл мог бы сказать, что он «спросил у Бога», что ему делать, но затем отказался от поисков ответа и решил безропотно принять «Божью волю».
И еще традиционная религия учит, что чем больше людей молится о чуде, тем больше шансов, что оно свершится. Я думаю, это очень верно. В «Беседах с Богом», книге 1, так прямо и сказано:
Большие общины и братства часто находят чудотворную силу в объединенном мышлении (или в том, что иногда называют совместной молитвой).
И должно быть предельно ясно, что даже индивидуумы, если их мысль (молитва, надежда, желание, мечта, страх) удивительно сильна, могут в себе и для себя произвести такие же результаты.
Миссис Джонсон показала Биллу Такеру, что может сделать удивительно сильная молитва, и это изменило всю его жизнь. Прямо тогда и там Билл пришел к выводу, что и он может делать то же, что миссис Джонсон, и оказался прав.
Это касается нас всех. Когда мы начинаем понимать, как работает жизнь, то получаем доступ к тому, что мой друг Дипак Чопра называет Полем Чистых Потенциальных Возможностей. Однажды Дипака спросили: «Обладаем ли мы свободной волей или все в нашей жизни предопределено?» И он ответил: «И так, и так — все зависит от уровня вашего сознания».
Он прав. Сознание определяет угол зрения. Угол зрения определяет опыт. Так вы можете воздействовать на вибрации.
В «Беседах с Богом» сказано, что «вся жизнь — вибрации». Я своими глазами видел, как эти вибрации воздействуют на первичную ткань жизни. Я видел, как колеблются частички чистой энергии на субмолекулярном уровне. Поэтому Богу не пришлось объяснять мне это слишком долго.
Итак, если вся жизнь — вибрирующая энергия (а это так), то можно делать удивительные вещи, просто культивируя в себе способность «настраиваться на волну». Именно это и делают «ясновидящие». Именно это делают «целители». И на это способен каждый из нас.
Научитесь слышать вибрации жизни.
Возможно, вначале вам понадобится поработать над своим «приемником» (над телом и разумом) и научить его покою. Если вы не умеете подолгу сохранять покой (ничего не делать и просто открыться моменту), вам, может быть, нужно походить в группу медитации или просто прочесть любую из бесчисленных книг об этом.
Научившись успокаивать свой разум, вы откроете канал к Божественному и скоро станете намного чувствительнее к вибрациям всего на свете. Вы почувствуете вибрации пищи (тяжелые или легкие) и совершенно естественно начнете выбирать еду в соответствии с тем, насколько она «резонирует» с вашими личными вибрациями в данный момент. То же самое касается одежды. И, конечно же, людей.
А затем в конце концов есть гештальт. Вы станете чувствовать вибрации всей ситуации, в которой находитесь. И, научившись смещать свое внимание из внешнего мира во внутренний и обратно, вы станете чувствовать вибрации ситуации, в которых находятся другие люди. И если сами они еще не научились обретать внутренний покой, то вы будете чувствовать вибрации их ситуаций лучше, чем они.
И тогда окружающие назовут вас «ясновидящим». А все, что вы делаете, — входите в бесконечное Поле Потенциальных Возможностей и произвольно настраиваетесь на вибрации того или иного человека. Это все, что делают все ясновидящие. Это все, что делают — на гораздо более высоком уровне — все духовные мастера.
Это все, но этого предостаточно. Поскольку, если вы научились воспринимать подобную информацию, значит, обрели новый, невероятно ценный инструмент обретения личного опыта.
Однако иногда наш иллюзорный мир создаст слишком много «помех», которые мешают настроиться на нужные вибрации, узнать, что происходит и что уместно в данный момент. И тогда приходится ориентироваться в жизни по более громоздким и грубым приборам. Нам гораздо чаще приходится ворочать тяжелыми плотными энергиями (а именно, телом). Жизнь может создавать слишком много «помех», тогда вся эта «тонкая настройка» не работает и мы не можем воспринимать сигналы так же четко, как Билл Такер, когда он заглянул в себя и спросил, что ему делать с отцом.
Ах, что же нам делать, что делать!? «Боже, я подай-ка нам знак», — говорим мы. Но неужели мы думаем, что Бог и вправду подаст нам знак? Ведь и бабочка-монарх села на ладонь Дженис Тук совершенно случайно, верно? Бог не «дает знаков» по команде!
...или дает...



18
ВОИСТИНУ «ГРАНДИОЗНЫЙ» ЗНАК

Четыре года назад Сюзан решила вступить в войну с алкоголизмом. Она устала причинять боль окружающим... и себе. Пьянство оставило свои след в ее жизни на всем. Она больна, напугана, угнетена, толста и очень, очень разбита. У нее огромный долг, квартира, за которую она платит слишком много, и весьма скромная зарплата. Однако есть и кое-что хорошее: Сюзан уже полтора месяца не пьет.
Она недавно вступила в общество Анонимных Алкоголиков. Ее попечительницей стала прекрасная женщина, готовая в любой момент прийти на помощь. Сюзан регулярно посещает собрания и приняла сознательное решение позволить Богу завершить тот кошмар, в которые превратилась ее жизнь за последние несколько лет. Она почувствовала, что настало время доверить себя чему-то большему, чем она сама. Другого способа справиться со всем этим ужасом Сюзан не видела.
В ту пятницу она отправилась к ближайшему банкомату, чтобы снять со счета свои последние 70 долларов. «До получки еще семь дней, — подумала она в отчаянии. — И всего 70 долларов на продукты, сигареты и автобус».
В горле стоял ком. Сюзан уныло нажала нужные кнопки, взяла из прорези автомата деньги и сунула их в кошелек. И тут же пошла в магазин. Теперь у нее появилось новое пристрастие: мороженое. Может быть, на пару минут оно поможет ей забыть о своих невзгодах.
— Двойную порцию миндального, — сказала Сюзан продавщице. А про себя подумала: «Будет мне вместо обеда».
— Два семьдесят пять, — сказала продавщица, протягивая аппетитный вафельный стаканчик.
Сюзан открыла кошелек и стала перелистывать пальцами три двадцатки, чтобы добраться до десятки. Однако трех двадцаток там не было. Только две двадцатки и десятка.
И тысячедолларовая банкнота. У Сюзан перехватило дыхание. Может быть ей чудится?
— Два семьдесят пять, пожалуйста, — нетерпеливо повторила продавщица.
Сюзан только тупо па нее посмотрела. Она не могла прийти в себя.
— Ах, да, простите, — женщина вытащила из кошелька десятку и вручила продавщице. Та пошла к кассе за сдачей.
Автомат выдал ей вместо двадцати долларов тысячу! Сюзан была потрясена. Она просто не могла поверить в такую невероятную удачу! Едва девушка вернулась, Сюзан схватила сдачу, повернулась и поспешила прочь из магазина. Мороженое выбросила в урну — аппетит пропал.
И хотя Сюзан знала, что это как-то неправильно, часть ее существа настаивала на том, чтобы оставить деньги себе. «Я смогу доплатить за телефон, — думала она. — И купить новое пальто на зиму. И погасить свои задолженности по кредитным карточкам».
Другая часть Сюзан говорила: «Деньги тебе не принадлежат, оставить их себе было бы нечестно, а твоя трезвость зависит от твоей честности».
Вечером Сюзан должна была зайти к своей попечительнице и идти с ней па собрание. До ее дома было восемь или девять кварталов. Сюзан всю дорогу с собой спорила. Она понимала, что если заведет с попечительницей разговор о деньгах, то будет просто обязана их вернуть. А если ничего ей не скажет, то наверняка в конце концов останется с деньгами и со своим враньем.
Сюзан не хотела врать, но не хотела и отдавать деньги. Они ведь ей в самом деле нужны. «Может быть, это дар Космоса?» — спрашивала она себя, но почему-то в это не верила.
«О Боже... что мне делать? — спрашивала она в сердце своем. — Скажи, что мне делать. Дай мне знак».
К моменту, когда Сюзан подошла к дому попечительницы, ей уже стало ясно: без помощи приятельницы она ничего не решит. Нужно все рассказать.
Они уселись на ступеньки перед подъездом, глядя па улицу. Смеркалось. Сюзан поведала свою историю. Она даже призналась в том, что хотела оставить деньги себе, и рассказала о внутренней борьбе против этого соблазна.
Когда она закончила, попечительница спокойно сказала:
— Да, Сюзан, это дилемма. Сюзан грустно кивнула.
— Тысяча, долларов тебе сейчас была бы очень кстати, в твоем-то положении," — продолжала попечительница.
— Еще бы! — согласилась Сюзан. — Но, если я их оставлю, это будет еще одна причина винить себя. А мне этого чувства и без того хватает.
— Я бы так не думала, — сказала приятельница.
Сюзан промолчала. Они сидели, глядя, как в темнеющем небе просыпаются звезды. Сюзан нарушила молчание.
— Я верну эти деньги. Ведь правильно, да? — с этим вопросом мысли се снова пошли по кругу. — Или, может быть, не обязательно их отдавать? Ах, если бы Бог дал мне знак, не знаю!
Она и в самом деле чувствовала, что сумела бы сейчас истолковать сигнал Вселенной.
Попечительница спустила взгляд с небес на землю и увидела возле крыльца маленькую штучку. Она встала, подобрала ее и широко улыбнулась.
— Вот тебе знак, — и вручила Сюзан безделушку. — Вот твоя тысяча долларов.
Эго был брелок: маленькая копия тысячедолларовой банкноты! У Сюзан перехватило дыхание. Брелок был немного потертый, и кто знает, откуда он взялся и как долго пролежал у крыльца, но он лежал там и ждал ее. Сердце бешено колотилось — так же как тогда, у прилавка с мороженым. «Только что говорила о знаке!» — подумала она. Хотелось смеяться. Она улыбнулась попечительнице и сунула безделушку в карман.
На следующий день Сюзан вернула деньги.
Теперь этот брелок — одно из величайших ее сокровищ .Он напоминает ей, что нужно верить Богу. Женщина решила жить с верой, что Вселенная даст ей все, нужное для истинного блага.
В ту пятницу у Сюзан были все основания сказать, что тысяча долларов — это именно то, что ей нужно, чтобы выпутаться из ее денежных проблем, но это было бы не совсем верно. На самом деле ей нужно было поверить.
Поверить Богу. Поверить окружающим. И поверить себе.
В тот день она поняла, что вера станет долговременным решением, а именно такое решение было нужно Сюзан.
За прошедшие четыре года она обрела финансовую устойчивость. У нее более надежная и лучше оплачиваемая работа, она похудела на четырнадцать килограммов, регулярно занимается спортом, бросила курить и — самое главное — не пьет. Она вышла замуж за замечательною, доброго, умного, веселого человека, который разделяет ее духовные интересы. И каждый день в разнообразнейших формах ей является Бог.
А брелок?
Угадайте, не носит ли она его с собой повсюду?

* * *

Хорошо. Хо-ро-шо. Значит, Бог все-таки дает знаки по команде. Но знак не указывает нам, что «правильно», а что — нет, он только лишний раз напоминает, что мы стоим перед выбором. Часто Божьи «знаки» просто дают нам встряску, необходимую для прояснения сознания. Они помогают нам более четко узреть собственные ценности.
В «Беседах с Богом» сказано: «Каждое действие — это акт самоопределения».
Именно этим мы тут и занимаемся. В этом наше предназначение. Мы всякий раз определяем себя по-новому, а затем заново воссоздаем себя в новой версии. Хочется надеяться, что эго великолепнейшая версия наилучшего из наших образов себя. Однако уверенности в этом нет.
Дилемма Сюзан — это наша дилемма. Что правильно? Что неправильно? Однако книги из серии «С Богом» снова и снова напоминают: «нет такой вещи как правильное и неправильное». Это относительные термины, и люди с годами вновь и вновь изменяют свое мнение по этому вопросу.
Например, неправильно ли брать деньги, которые вам не принадлежат? Если бы вы были Сюзан, то ответили бы, что неправильно. Но если бы вы были Робин Гудом, то ответили бы, что это правильно. Кто-то, конечно, возразит, что Робин Гуд отнимал деньги у богатых и раздавал их бедным. Но разве взять деньги у огромной корпорации (причем нетрудно найти основания заявлять, что на вершины финансового успеха эту корпорацию привели жестокость, жадность и ложь) и отдать их бедному человеку по имени «я» — не то же самое? Да, но ведь этот бедный человек не обязательно должен тоже воровать, правда?
А что сказать о тех, кто ворует, чтобы прокормить свою семью? Или себя?
В общем, я думаю, что вся эта история не о том, что Сюзан «поступила правильно», вернув кому-то тысячу долларов, а о том, что решение вернуть эти деньги помогло ей лучше относиться к себе. Женщина поняла, что, положив эти деньги в карман, она отступила бы от своей наилучшей версии. А Сюзан решила воплотить в жизни именно наилучшую версию себя. Это — не выбор каждого, это — ее личный выбор. И он не делает ее ни лучше, ни хуже других. Это просто делает ее Сюзан.
Она получила от Бога знак, но этот знак сам по себе ни о чем не говорил. Он не велел ей: «верни деньги», и не сказал: «оставь их себе, ты их заслужила, это — дар небес». Ни то, ни другое.
Получив свои знак, Сюзан прочла в нем то значение, которое сама в него вложила. Она сама определила свою наивысшую версию и воплотила ее в жизнь, хотя для этого ей пришлось избрать не самый легкий путь. Но это чувство, — чувство, что она отвечает своим наивысшим стандартам, — помогло ей и дальше ориентироваться на эти стандарты, а значит, опять и опять делать здоровый выбор в жизни. (Здоровый выбор — это выбор, помогающий вам относиться к себе лучше.) И каждый такой выбор приводил все к новым замечательным долговременным результатам.
Божьи знаки удивительны. Как и всякий другой опыт, о котором идет речь в этой книге, они являются очень, очень распространенным явлением.
Иногда Божьи знаки различить трудно.
А иногда их просто сложно не заметить...


19
МУЗЫКА ДЛЯ ЕГО УШЕЙ

Марк Фитчгтрик ворочался в постели, то погружаясь в полусон, то снова возвращаясь к бодрствованию. Он щелкнул включателем, сощурился от яркого света, и взгляд его усталых глаз упал на книгу, которую он час назад положил на столик у изголовья.
«Проклятая книга, — проползла ворчливая мысль. — И почему я никак не могу выбросить из головы всю эту чушь? — Он взбил подушку и уселся. — Ладно, дочитаю. Все равно она меня не отпустит».
Книгу ему подарил приятель, которому показалось, что Марку она должна понравиться. Марк всегда был человеком духовным, но учение об адском пламени и проклятии, с детства известное из церковных проповедей, казалось ему в лучшем случае полуправдой, а в худшем — откровенной ложью. Сейчас, разменяв свои пятый десяток на этой планете, Марк стал искать другую точку зрения на Бога, которая была бы созвучнее голосу его сердца. Эта книга — «Беседы с Богом» — похоже, отражала именно такую точку зрения. Более того, она отвечала каким-то глубочайшим запросам его души.
Идея о том, что Бог любит нас безо всяких условии, действительно безо всяких условий — то есть не судит и не наказывает, — была Марку по-настоящему понята. В точности согласовывалась с его взглядом на действительность и мысль о том, что мы создаем в своей жизни именно те условия, которые позволяют нам узнать, кто мы действительно есть как люди, как духовные существа.
И все же это все так... трудно постичь разумом. В нем слишком крепко засели представления, сформированные в нежном возрасте.
«Можно ли верить в это? — в мыслях Марка не прекращалась борьба. — Все, что мне говорили... в церкви, дома, в школе... полностью противоречит этому посланию.
А может быть, это все — воспаленное воображение смышленого писателя или, хуже того, просто ловкий трюк бизнесмена от литературы?»
Однако в сердце своем Марк почему-то знал, что все это не имеет значения Весь вопрос в том, чтобы разглядеть Бога, увидеть, какой он есть или каким может быть лично для него, Марка.
«Я знал это всю свою жизнь, — вновь и вновь повторял он себе. — Во всей книге нет ни одного слова, с которым бы я не согласился». И тем не менее Марк не мог совершить окончательный шаг и преодолеть свои последние сомнения.
Он решил еще раз попробовать заснуть, и выключил свет. Даже соскальзывая в сон, он все еще вел свой внутренний спор. И, возвращаясь к бодрствованию, он снова спрашивал себя: «Правда ли это?» Казалось, он уже вот-вот готов себе ответить. Или получить ответ? Трудно сказать.
Всю ночь Марк ощущал, что беседует с кем-то или с чем-то. В какой-то миг, в момент полного прояснения, его разум сказал: «Я хочу, чтобы это было правдой. Дай мне знак, что это правда»
И тогда пришел ответ. В сознании Марка прогремел голос: «Я даю тебе знаки каждый день. Или ты не слушаешь? Я дал тебе музыку. Я дал тебе горы и деревья Неужели ты не слышишь мой голос в пении птиц и в шелесте травы? Что тебе еще нужно?»
Марк оторвал голову от подушки и уселся в постели. В окно светило солнце. Оглядевшись, он понял, что наступило утро. В голове еще отдавались эхом последние слова из сна, а где-то в памяти начала всплывать мелодия старого баптистского гимна. Выбираясь из-под одеяла, Марк начал напевать:

Это мир моего Отца,
И, услаждая слух,
Вся природа поет.
И всюду звучит Музыка сфер
Это мир моего Отца,
Я черпаю покой в мыслях
О деревьях и горах, о морях и океанах,
О чудесах, сотворенных Его рукой.
Это мир моего Отца,
Он сияет во всем прекрасном.
Я слышу шаги Его в шелесте трав,
Он везде говорит со мной.

И тут до него дошло. Марк застыл на месте. Эта песня: да ведь она несет то же послание, которое он слышал во сне! "Гимн, вновь и вновь звучавший в голове, почти в точности повторял слова, пришедшие ночью в ответ на его молитву о знаке.
«Любопытно, любопытно», — раздумывал Марк, собираясь в церковь. Было воскресенье, а в последнее время по воскресеньям он всегда ходил на утреннюю службу в методистскую церковь.
Одеваясь, он все еще напевал эту мелодию. Он чувствовал себя на удивление отдохнувшим — хотя заснул поздно и спал мало. И еще ему было очень спокойно, словно бы спор в его голове каким-то образом разрешился.
Он посмотрел на часы.
«Э», Марк, поторапливайся, а то опоздаешь».
Он нащупал в кармане плаща ключи и захлопнул за собой дверь.
Выводя машину из гаража, Марк подумал, что сможет перебить мелодию в своей голове, если включит радио. Так он и сделал. В колонках запел сладкоголосый хор: «Это мир моего Отца, И, услаждая слух...»
Марк нажал на тормоз и уставился на радиоприемник. «Что-о-о-о-о? — Он не верил своим ушам. — Что ЭТО?» — спросил он себя. Приглядевшись, он заметил, что приемник настроен не на ту волну, которую он слушает обычно. Это была какая-то музыкальная станция на FM, а он предпочитал аналитические передачи на средних волнах.
Кто сменил волну? Или даже не в этом дело: как вышло так, что в этот конкретный момент зазвучала эта конкретная песня? Марк был изумлен.
«Ладно, Боже. Я тебя слышу. Я получил твой знак. Не нужно снова колотить меня по голове».
В уголках глаз начали собираться слезы. «Да-а... просите, и вы получите», — подумал он. Стоял прекрасный день. Весна тут наступает рано, она желанна после месяцев дождя и холода. Зацвел кизил, тут и там из земли пробивались нарциссы. В такой день вспоминаешь о пасхе и думаешь о новых начинаниях.
Началась служба, хормейстер попросил собравшихся встать. Марк, как всегда, посмотрел на прекрасный витраж с изображением Иисуса-пастыря. Глубокий красный цвет его мантии контрастировал с белизной маленьких ягнят у него на руках и у ног. Марку всегда нравился этот образ Христа — кроткого защитника. Он больше всего соответствовал тому Христу, что жил в сердце Марка.
— Пожалуйста, раскройте свои песенники на странице пятьдесят девять. Наша первая песня на сегодня.
Зазвучала мелодия, и хор запел: «Это мир моего Отца...»
Марк схватился за спинку сиденья перед собой! Он дрожал, сердце бешено колотилось. «Я уже понял! — едва не закричал он вслух. — Спасибо! Я уже все понял!»
Теперь Марк уже не сомневался, что тот голос, который он слышит во сне и наяву всю свою жизнь, это голос Бога — голос, напоминающий о том, что Бог — это Бог любви... и деревьев, и гор, и морей, и океанов.
И это именно тот Бог, которого он рисовал в наилучших своих фантазиях.

Совпадение? В «Беседах с Богом» Бог говорила, что такая вещь, как совпадение, не существует. Если мы верим в это, если мы верим, что все происходит с определенной целью и по определенной причине, значит, мы уже па пути к постижению того, что называют непостижимой машинерией Вселенной.
Вещи большие и маленькие, вещи средние — все это Божьи вещи, и ни одна из них не существует просто так.
Случалось ли вам когда-нибудь молиться Богу звездной ночью (я имею в виду настоящую, истовую молитву), прося Ее: «О Боже, если Ты меня слышишь, пожалуйста, дай мне знать. Дай мне знать как-нибудь», — и в этот самый миг увидеть, как с неба упала звезда?
Случалось ли вам когда-нибудь плакать в сердце своем:
«Ах, мама, я знаю, что ты ушла из жизни в свое время, — ни раньше, ни позже. Но если бы я только мог знать, что тебе сейчас хорошо, что ты счастлива! Я бы все отдал ради того, чтобы ты просто пришла ко мне и дала знак», — и в этот самый момент вдруг почувствовал запах именно тех духов, которыми пользовалась ваша мать?
Позвольте спросить вас:
Не считаете ли вы, что такое происходит случайно?
Когда вам нужна помощь, когда разрывается сердце, когда болит душа, когда вы грустны и подавлены, вас мучает чувство вины, стыда или страха, когда вам нужно исцеление, заверяю, Бог вас не оставит.
В том или ином облике Он придет и поможет.
Может быть, в виде Ангела. Или Проводника. Или Голоса. Или вашего Высшего Я.
Или в виде вашего пса, который подошел лизнуть руку как раз тогда, когда вам нужно утешение.
Или в виде вот этой женщины, которая освобождает место парковки прямо возле здания, в которое вам очень нужно не опоздать.
Или в виде лани с олененком, которая пересекает дорогу как раз тогда, когда вам нужно подтверждение, что вы сделали все, что должны были сделать как мать...

20
ПОСЛАНИЕ ДЛЯ МАТЕРИ

Утреннее сентябрьское солнце косо било в ветровое стекло. Нэнси Хэмпсон ехала по шоссе №5 из Сиэтла в Олимпию. Почему-то всю дорогу она непрерывно размышляла о своей жизни.
Нэнси везла дочку в колледж.
Машина была загружена книжками и одеждой Джоан и кое-каким мелким оборудованием. Нэнси то и дело поглядывала на сидевшую рядом дочь. Девушка смотрела па дорогу, на лице — надежда и ожидание.
Нэнси помнила это чувство. Как прекрасно разделять с детьми такие моменты. А они-то и не узнают, насколько хорошо ты их понимаешь, пока сами не станут родителями.
Нэнси и сама много лет назад получила диплом бакалавра гуманитарных наук, но, вместо того чтобы заняться карьерой, посвятила себя материнству. Чтобы побольше внимания уделять дочерям, она нашла себе скучную бесперспективную работу, которую можно было выполнять на дому. И вот теперь ее преданность приносила плоды — девочки выросли здоровыми и счастливыми. Они вступали во взрослую жизнь с очень хорошими перспективами.
Нэнси давно предвкушала этот момент — ее последний ребенок отправляется на завоевание мира. Но она не думала, что ею овладеют такие противоречивые чувства. «Готова ли Джоан жить самостоятельно? Или, возможно, вопрос в другом: готова ли я остаться одна?»
Нэнси прокручивала в голове радостные и не очень радостные воспоминания о времени, пока подрастала Джоан, и в который раз принялась корить себя за два развода и частые переезды, но тут же подумала: «Слишком, поздно казнить себя. Сделанного не воротишь».
И все-таки сожаление осталось. Нэнси глубоко вздохнула.
Свернув с автострады на тихую лесную дорогу, ведущую к колледжу, Нэнси заметила, что листья кленов начали желтеть. Скоро весь лес запылает красным и золотым. Ей нравилось это время года и эта часть страны — Северо-Запад, — где она в конце концов и поселилась. И сейчас ей бы быть спокойной и умиротворенной — как этот лес. Но нет. Она сегодня везет свою дочь навстречу новому приключению, навстречу новому жизненному путешествию.
Нэнси испытывала тот внутренний трепет, что знаком лишь матерям.
Заметив краем глаза какое-то движение слева, Нэнси резко затормозила. Из придорожных кустов вышла прекрасная лань, неспешно направилась к машине и остановилась всего в нескольких дюймах от них.
Боясь пошевелиться, Нэнси и Джоан смотрели, как вслед за мамой из леса вышла еще одна лань — совсем крохотная. Вначале дорогу перешла старшая, затем остановилась и дождалась малышку, защищая ее и указывая дорогу. Затем легонечко подтолкнула дочку, направляя ее в лес. Прежде чем скрыться в зарослях, лань обернулась и долгим взглядом посмотрела на Нэнси.
Нэнси смотрела на нее. Что-то их связывало.
Что-то... чувствовалось.
Что-то, что может связывать между собой только матерей.
Затем лань отвернулась и ушла в чащу, вслед за своим детенышем.
До сих пор Нэнси не осознавала, как близка она к тому, чтобы заплакать, но взгляд лани открыл в ней какие-то клапаны. Она осознала совершенство момента, и по щекам ее потекли давно сдерживаемые слезы. Сейчас ей довелось увидеть дивную метафору своего внутреннего конфликта, словно ее поставил для нее некий невидимый режиссер.
Конечно, она делала ошибки в жизни. Конечно, она не такая хорошая мать, как хотелось бы. Она много раз принимала спорные решения. Но, как и эта лань, она до сих пор вела свою дочку, старалась защищать ее, показывала дорогу, а теперь пытается помочь ей встать на собственный путь.
Покой и благодарность тут же заполнили сердце Нэнси, заместив в нем смятение. Вытирая слезы и включая мотор, женщина шептала Богу «спасибо» за этот дивный урок. И в сердце своем она пожелала маленькой лани и своей Джоан счастливого пути в будущее.
Мы все на пути в будущее. Сейчас, входя в новое тысячелетие, мы, подобно подростку, вступающему на свой жизненный путь, начинаем понимать вещи, о самом существовании которых всего несколько лет назад даже не знали. И вот мы готовимся отвечать на важнейшие вопросы жизни и разгадывать величайшие тайны Вселенной.
Мы с вами живем в очень юном обществе. Можно даже сказать — в примитивном. Однако мы уже стоим на пороге зрелости, скоро нам предстоит узнать, что значит быть взрослыми. Мы несем с собой в свое будущее необычайный, огромный потенциал. Для того чтобы встретить наше потрясающее завтра, у нас есть уже все, что нужно. У нас есть технологии и изобретательность, которая позволит создать новые технологии. У нас есть интуиция и способность развить еще большую интуицию. Все, что нам теперь требуется, — маленький толчок. Нужно просто подтолкнуть нас в правильном направлении.
Настало время выйти из зарослей, пересечь дорогу и исследовать лес с другой стороны.
Мы это можем. Это нам по силам. И становится еще легче, если знать и верить, что у нас есть помощь. Что у нас есть друг и партнер, что мы творим не в одиночестве. Что Бог на нашей стороне, он благословляет нас на путешествие, показывает дорогу, подталкивает в нужном направлении — и предлагает нам тоже подталкивать друг друга.
Эту помощь Бога я и называю Моментами Благодати.
Они принимают разнообразнейшие формы, нередко мы получаем их в самое неожиданное время, часто в самом удивительном месте, и это всегда совершенно.
Наша задача — не пропустить эти моменты. Более того, рассказать о них другим людям. Ибо один из лучших способов подтолкнуть друг друга — делать что-то для изменения коллективной реальности, для развития нашего коллективного разума, для преображения совместного опыта на этой планете.
Сейчас общество ограничено определенными представлениями о реальности, — представлениями, не всегда позволяющими четко видеть, что именно происходит в Моменты Благодати, какие при этом задействованы энергии и каковы наши отношения с Божественным.
С одной стороны, религии говорят нам о том, что чудеса возможны, и учат в них верить. Но с другой — нам тут же говорят, что чудеса — явление необычное, экстраординарное, редкое. У нас есть шанс показать, что на самом деле все совсем наоборот.
Мне хотелось бы, чтобы однажды в каждом городе возникли огромные рекламные щиты с посланием из трех слов, которые могли бы полностью изменить представление людей о жизни:

ЧУДЕСА — ВЕЩЬ ОБЫЧНАЯ

Противоречие, не правда ли? Как может быть чудом что-то, что происходит каждый день? В этом-то красота послания. Оно опровергает опыт современной культуры. Оно говорит, что необычное обычно.
Это послание, которое не мешало бы прямо сейчас услышать миру. Людям не мешало бы знать, что все те необыкновенные духовные события, что описаны в Библии, Коране, Бхагават-Гите, Книге Мормона и всех священных писаниях всех традиций, вовсе не необыкновенны, но происходят с каждым из нас постоянно.
Возможно, настало время демистифицировать мистическое? Возможно, пора спустить Бога с небес на Землю. Ибо именно тут он и пребывает. На Земле. Как и на небесах.
Едва мы понимаем и по-настоящему узнаем, что Бог прямо здесь и сейчас, как Здесь и Сейчас широко раскрываются для самых необыкновенных возможностей.
Но история учит нас, что человеческая раса не приходит к пониманию этих истин просто благодаря религиозным учениям. Эти истины невозможно принять через учение. Их можно принять, лишь увидев воочию, что они отражают реальный опыт людей. Именно поэтому так важно делиться друг с другом опытом общения с Богом и рассказывать людям о своих Моментах Благодати — это становится для них толчком к осознанию. А поэтому в завершение этой книги я хочу сделать...
21
ПРИГЛАШЕНИЕ

Вопрос не в том, многие ли люди переживают Моменты Благодати в своей жизни. Вопрос в другом: что люди, пережившие такие моменты, делают потом?
Некоторые отметают чудеса, списывают их со счетов, молчат о них и даже пытаются забыть. Другие, например герои этой книги, и еще многие, кто мне писали, охотно делятся своими историями с окружающими. И тогда эти чудеса вдохновляют и учат многих, помогают им вспомнить что-то, что они знали всегда. Я думаю, это несет миру исцеление.
Однако зачем беспокоиться об исцелении мира, если — как сказано в «Беседах с Богом» — все и так совершенно.
На самом деле, когда мы что-то делаем (носим одежду, которую мы носим; ездим в машинах, в которых мы ездим; объединяемся в группы, в которые мы объединяемся; едим то, что мы едим; рассказываем истории, которые мы рассказываем), у нас лишь одна цель — решить, кто мы есть.
Все, что мы думаем, говорим и делаем, служит для выражения этого. Все, что мы выбираем и осуществляем, служит для проявления этого. Мы пребываем в постоянном процессе самовоссоздания в обновленной версии себя.
Мы делаем это в каждую минуту каждого дня, как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Некоторые — сознательно, а некоторые — неосознанно.
Осознание — это ключ. Осознание — это все. Если вы осознаете, что вы делаете, то можете изменить себя и мир. Если вы не осознаете, то не можете изменить ничего. Да, в вашей жизни и вашем мире многое изменится, но вы не ощутите, что имеете к этому какое-то отношение. Вы будете чувствовать себя наблюдателем. Пассивным свидетелем. Возможно, даже жертвой.
Это — не вы, но лишь то, что вы о себе думаете. Так бывает, когда вы создаете себя и свой мир бессознательно. Вы чем-то занимаетесь, вкладываете в мир свою энергию, но совершенно не соображаете, что делаете.
С другой стороны, если вы осознаете, если вы знаете и понимаете, что каждая мысль, слово и дело — это творческое сырье для вселенской машины, то видите жизнь совершенно иначе. Вы чувствуете себя как Джордж Бэйли в фильме «Жизнь прекрасна», который в конце концов понял, что каждый сиюминутный выбор в его жизни может в конце концов привести к самым невероятным результатам. Вы способны отойти в сторону от гобелена и увидеть красоту всего замысла. И вы понимаете, какое сложное переплетение ниток потребовалось для того, чтобы его сделать.
Если прямо сейчас мир такой, каким вы его хотите видеть, если он отражает ваши наивысшие мысли о себе и о людях как о виде, тогда нет никаких причин что-то «исцелять».
Если же вы недовольны тем, как обстоят дела, если вы хотите что-то изменить в нашем коллективном опыте, тогда, возможно, у вас есть причина рассказать свою историю.
Что касается меня, я вижу, что мы блуждаем по планете, храня в голове множество ложных мыслей о себе. Это Десять Человеческих Иллюзий, которые я упоминал в главе 8 и подробно обсуждал в книге «Единение с Богом». Эта книга также объясняет, как мы можем жить с этими иллюзиями, по не в них. И наконец, в этой книге показано, как мы все можем прямо пережить опыт единения с Богом в любой момент, когда испытаем потребность в этом.
Это хорошая вещь. Такая информация способна изменить мир. Но есть еще кое-что: никакие материалы книг из серии «С Богом» не стали бы доступны широкой аудитории, если бы их автор не захотел поделиться с миром, не захотел бы открыться, сказать во всеуслышанье изумительные вещи, сделать невероятное заявление о том, что вел такие беседы...
И дело не в том, что мне захотелось спеть себе хвалебную песнь. Я лишь хочу подтолкнуть всех вас, кто не сомневаются, что тоже ощущали прикосновение Божественного. Ибо если весь мир, как вы его видите, не отражает ваших высших представлений обо всех нас, то вы можете выступить вперед, как это сделал я, и поделиться своими истинами, рассказать свою историю и поднять уровень Осознания в других.
Сейчас у нас есть шанс перейти на новый уровень. Или же мы можем и дальше оставаться примитивной культурой и считать, что мы отделены от Бога и друг от друга.
Стоящие перед нами задачи обсуждает замечательный футуролог и провидец Барбара Маркс Хаббард в своей книге «Сознательная эволюция» (которая позже вышла под названием «Появление»). Барбара говорит, что впервые в истории человечества представители нашего вида не только наблюдают собственную эволюцию, по творчески управляют ею. Мы не просто наблюдаем свое «становление», мы выбираем, кем хотим стать.
Конечно, так было всегда, мы просто не знали об этом. Мы не осознавали, какую роль играем в эволюции своего вида. Глубоко погрязнув в иллюзиях и невежестве, мы считали себя просто «посторонними наблюдателями». Теперь многие уже видят, что мы делаем это сами.
Многие из нас просто изменили свое положение в Причинно-Следственной Парадигме и перешли из места под названием «следствие» в место под названием «причина». Однако если этот сдвиг не совершат очень и очень многие, то мы легко можем оказаться в положении других некогда великих цивилизаций, которые уже стояли на границе истинного величия, да так его и не достигли. Они создавали чудеса света и необыкновенные инструменты, позволяющие манипулировать миром, однако их технологии значительно обогнали духовный рост, и эти народы остались без нравственного компаса, без высшего понимания, они не осознавали, что делают, куда и зачем идут. И пришли к самоуничтожению.
Теперь человеческое общество стоит перед новой пропастью. Мы на самом краю. Мы на грани. Не все ощущают это. Однако это важно для всех.
Сейчас мы стоим на распутье. И с нынешними ограниченными представлениями о мире дальше двигаться опасно. Мы можем выбрать тот или иной путь, но если мы сделаем это не сознательно, то подвергнем риску будущее всего нашего вида.
Сейчас перед нами стоят более широкие вопросы, чем прежде, а поэтому нам нужны более широкие ответы, более широкие мысли и взгляды, мы должны оценивать более широкие возможности и перспективы.
Наши технологии уже привели нас на грань постижимого, и мы стоим над пропастью. Что дальше? Предстоит ли нам теперь сорваться вниз, навстречу коллективной смерти, или мы просто прыгнем с обрыва и полетим?
Мы уже способны клонировать различные жизненные формы, и только месяцы отделяют нас от возможности клонировать себе подобных. Расшифрован геном человека. Мы способны заниматься генной инженерией, скрещивать животных с растениями, распускать ткань самой жизни и ткать ее заново.
Куда это нас приведет? Послушайте, что сказал Фрэнсис С. Коллинз, директор Национального Исследовательского Института Генной Структуры Человека, в интервью газете «Нью-Йорк тайме» за 16 февраля 2001 года:
«Я не удивлюсь, если в ближайшие тридцать лет некоторые люди станут настаивать, вслед за Стивеном Хокингом, что нам следует сознательно позаботиться о собственной эволюции. Мы не должны довольствоваться своим нынешним биологическим статусом и способны усовершенствовать свой биологический вид».
И я говорю вам, что наступит время, когда людей, живущих так, как живем сейчас мы (открытых тому, что Шекспир назвал «стрелами жестокой фортуны», беспомощных перед капризами природы и законами биологии), будут считать не только примитивными, но и неразумными.
В «Беседах с Богом» сказано, что по изначальному замыслу люди могут жить вечно. Или по меньшей мере так долго, как им заблагорассудится. За исключением несчастных случаев, смерть не должна забирать людей прежде, чем они захотят сами, а тем более приходить к ним неожиданно. Огромное количество наших болезней, физических недомоганий, органических нарушений можно исцелить уже сейчас. Пройдет еще три десятилетия, и всего этого можно будет избежать. И что тогда?.
А тогда нам придется, полностью раскрыв свой разум, вновь обратиться к величайшим вопросам жизни, которые мы пока задаем робко и неуверенно, опасаясь совершить богохульство или согрешить. Я думаю, что наши ответы на эти вопросы определят, как мы станем использовать свои новые технологии и способности — и приведет ли это к чудесам или бедствиям.
Однако вначале нужно пробудить в себе желание хотя бы обратиться к этим вопросам. А мы их избегаем, — или, хуже того, высокомерно полагаем, что давно уже к ним обратились и даже получили ответы.
Разве?
Разве у нас есть ответы? Посмотрите, как работает мир. Затем решайте.
Я не думаю, что у нас есть ответы. Я думаю нам еще нужно кое-что исследовать. Вот вопросы, в которых, на мой взгляд, мы должны разобраться:
Кто и что такое Бог?
Каковы наши взаимоотношения с Божественным? Каковы на самом деле наши отношения друг с другом? В чем цель жизни?
Что есть жизнь и какое место мы в ней занимаем с точки зрения нашей души?
Есть ли такая штука, как душа? В чем смысл всего этого?
На этой планете нам не хватает того, что сэр Джон Темплтон назвал Теологией Смирения. Это теология, допускающая, что у нас нет всех ответов.
Кто или что может помочь нам принять такую теологию? Кто или что может подтолкнуть нас, как общество, снова обратиться к этим вопросам?
Вы. Вы можете.
Если вы пережили что-то подобное тому, что описано в этой книге, если с вами происходило что-то вроде того, что произошло с Джейсоном, и с Дженис, и с Дэнси, и с Троем, то вы можете превратить свой личный Момент Благодати в момент благодати для тысяч других людей, и в конечном счете для всего человечества. Ибо, делясь своим духовным опытом с другими, вы тем самым обращаете их внимание на то, к чему все мы, как эволюционирующее общество, просто обязаны ныне обратиться.
Разве у нас есть ответы на все вопросы о Боге? Разве мы знаем, кто и что такое Бог, чего Он хочет и какими путями это должно, на Его взгляд, произойти? И неужели мы настолько в этих своих «ответах» уверены, чтобы убивать людей, которые с нами не согласны? (А потом говорить, что Бог проклял их?)
Возможно ли, просто возможно ли, что мы чего-то обо всем этом еще не знаем, — не знаем чего-то, что могло бы все изменить?
Да, конечно, это возможно. И понять это нам помогут люди, которые все чаще без утайки говорят о своих собственных беседах с Богом и взаимоотношениях с Божественным.
Итак, друзья мои, настало время выбираться из чулана. Настало время поднять руку и рассказать свою историю, прокричать правду, поделиться своим глубочайшим опытом, и пускай слушающие изумленно поднимут брови. Потому что, когда поднимаются брови, вместе с ними поднимаются и вопросы. Вопросы о том, Как Все Есть; вопросы, которые необходимо поднять, если человеческая раса собирается пережить то, что Барбара Маркс Хаббард называет «emergence».
Позвольте мне рассказать вам об интересной теории, которую выдвинула замечательный философ Джин Хьюстон в своей последней книге «Время Прыжка». Думаю, сейчас это уместно.
Госпожа Хьюстон высказала идею о том, что человеческая раса не эволюционирует постепенно, в течение многих лет, но, скорее, в продолжении больших промежутков времени стоит на месте, а затем, в мгновение космического ока, совершает внезапный скачок вперед, — семимильные шаги развития, которые чуть ли не за одну ночь выводят нас на совершенно новый уровень. Затем жизнь опять возвращается к застою на сотню, или тысячу, или миллион лет, пока постепенно не накопится энергия для нового вулканического извержения — не наступит новое Время Прыжка.
Далее госпожа Хьюстон выдвигает теорию о том, что Время очередного Прыжка наступает именно сейчас. Она утверждает, что все готово к очередному качественному эволюционному скачку.
Я с ней согласен. Я вижу то же самое. Я искренне думаю, что почувствовал это. Почувствовал, как это приближается. Многие почувствовали. Барбара Маркс Хаббард почувствовала. И Марианна Андерсон. И Дипак Чопра. Многие. Возможно, и вы тоже.
А для того, чтобы подготовить к этому прыжку и других людей, чтобы они не остались позади, я думаю, мы должны делать вот что. Мы должны делиться своими знаниями о священном, знаниями, которые мы получили в самые священные мгновения своей жизни. Ибо именно в эти священные мгновения, в эти Моменты Благодати, священные истины обретают реальность для всей культуры. И именно проживая эти наисвященнейшие истины, культура развивается в ногу с эволюцией Вселенной. Если же прожить эти истины не удается, культура угасает.
Но давайте внесем ясность. Я не предлагаю заставлять кого бы то ни было во что-то поверить. Я не предлагаю обращать кого-то в свою веру или даже убеждать в чем-то. Я просто предлагаю делиться опытом, а не утаивать его. Ибо мы хотим не угасания, но развития.

Давайте снова станем по ночам собираться у костра и рассказывать друг другу истории своего сердца. Вот к чему я вас призываю. Давайте заварим травы, испечем лепешек, усядемся в круг и поведаем свои истории, даже если они кажутся немного странными. Особенно если они кажутся немного странными. Разве не за этим люди собираются вокруг костра?
Сегодня наш костер — это Интернет. Это и есть пламя, которое взметнет наши рассказы высоко в небо, и ветер разнесет их, как парящие искорки, во все концы света.
Да, Интернет, и еще хорошие книги. Хорошая книга подобна хорошей ночи у костра — она запоминается.
И еще есть старые добрые личные беседы, от которых остается впечатление, будто вы посидели у костра, где бы они ни происходили. И поэтому они оставляют самый глубокий след.
Давайте расскажем друг другу, что для нас важно, что с нами происходит, что мы видели и пережили в жизни. Давайте поделимся своими сокровеннейшими истинами о Боге, о себе, о духовности, о любви, о высшем зове жизни — о зове, который будоражит душу и дает нам подтверждения того, что душа действительно существует.
Я думаю, мы слишком мало беседуем о таких вещах. Мы смотрим телевизор, читаем биржевые сводки — «как там поживают все эти ловкачи?». Мы живем всем этим бредом по десять, и двенадцать, и четырнадцать часов в сутки, а затем еле доползаем до постели и пытаемся найти в себе огонь для настоящей беседы, для действительно значительного и близкого общения с человеком, который делит с нами ложе, но обычно нам едва хватает пыла, чтобы пожелать спокойной ночи.
Многие люди слишком давно ни с кем ни о чем не беседовали по-настоящему. Я говорю о том, что Джин Хьюстон назвала Глубоким. Диалогам. Об обнажении. О наготе. Не об эгоцентрической болтовне, но об обмене опытом, об откровениях, о раскрытии тайн, о пробуждении разума и сердца — о потоке душевных энергий.
Давайте наладим связь прямо сейчас. Давайте начнем обращать внимание на множество и множество своих Моментов Благодати и станем называть их так, чтобы, проживая жизнь, не пропустить ее.
Я называю это Приглашением. Оно исходит не от меня, но от Космоса.
Это Жизнь приглашает Жизнь рассказать Жизни о Жизни.
Если мы примем эго Приглашение, возможно, нам придется идти против течения. Возможно, наши слова покажутся многим странноватыми, и нас будут называть чокнутыми. Возможно даже, мы станем объектом для насмешек.
Такова цена.
Таков тариф.
Такова плата за Возвращение Домой.

В заключение

Если вы хотите поделиться с миром личной историей о Моменте Благодати и тем самым помочь изменить мир, пишите по адресу:
Moments of Grace Personal Stories PMB 1144
1257 Siskiyou Blvd. Ashland, OR 97520
Или электронной почтой: moment.sofgrace@cwg.cc

Не волнуйтесь о чистоте слога и способности выражать свои мысли. Просто расскажите. С вами поработает наш замечательный редактор Рита Кертис. Она найдет слова, которые наиболее точно передают ваш опыт и переживания, — как она сделала с рассказами людей в этой книге.
Не все истории мы сможем использовать, — есть определенные требования к объему и содержанию. Ваш рассказ может быть опубликован в следующей книги цикла «Моменты Благодати» или в нашем журнале с таким же названием. Вдобавок, избранные рассказы будут отредактированы и помещены на нашей страничке во всемирной сети: www.momentsofgrace.net
Ниже приведены некоторые моменты, которые следует учитывать, предлагая нам свой рассказ:
Мы рассмотрим реальные истории, о случаях, когда важную роль в вашей жизни сыграл Бог, или ангелы, или проводники — в общем, некая высшая сила, как бы вы ее ни называли.
Если вы не хотите называть свое имя или город, в котором живете, то ваш рассказ имеет гораздо меньше шансов увидеть свет.
Мы свидетельствуем о Божьих деяниях, и когда люди читают о чем-то невероятном и неправдоподобном, они иногда склонны сказать: «Чепуха, такого быть не может Нил сам сочиняет все эти истории». Нашим читателям нужно знать, что все эти истории реальны — а реальны они именно потому, что за каждой из них стоит реальный человек, который может встать и сказать: «Да, это действительно произошло со мной!» Поэтому, пожалуйста посылая нам свои рассказы, сразу же пишите, что вы готовы позволить нам упомянуть ваше настоящее имя (а также, при необходимости, отредактировать ваш рассказ).
Если в вашей истории есть что-то, о чем вы не хотели бы рассказывать, просто опустите эти моменты. Но помните, что одна из причин, почему так трудно изменить доминирующий в нашем обществе взгляд на Бога, состоит как раз в том, что многие люди, в чью жизнь непосредственно вмешивался Бог, не хотят никому об этом рассказывать именно потому, что их смущают некоторые детали. (Я мог бы и не говорить, что если бы сам руководствовался этими соображениями, то не написал бы ни одной из своих книг.)
Не будут использованы истории, в которых может содержаться скрытая реклама товаров или услуг.
Истории, рассказывающие о Моментах Благодати, как-то связанных с книгами «Беседы с Богом», могут быть использованы лишь в редких, особенно интересных случаях. Ибо использование таких историй (а к нам они приходят сотнями) может быть воспринято как самореклама с нашей стороны.
Я предвижу огромнейший поток историй и связанное с этим колоссальное движение личной энергии. Я верю, что люди во всем мире давно уже ждали возможности встать и объявить о своей божественности. Я предвкушаю конференции, ежегодные съезды и собрания всех уровней, на которые станут собираться люди, пережившие Моменты Благодати и желающие поделиться друг с другом своим опытом. Я предвижу интервью в средствах массовой информации и серьезные исследования со стороны различных церквей. Я даже представляю себе значки и наклейки на бамперах со словами:
У ТЕБЯ СЕГОДНЯ БЫЛ МОМЕНТ БЛАГОДАТИ?
Я представляю себе пробуждение всего мира. И это сделаете вы. Не я, но все вы. Потому что вы видите, что пора.
И, думая об этом, вы понимаете, что это может стать величайшим в истории человечества...
Моментом Благодати. Благослови нас Бог.
Нил Доналд Уолш Эшланд, Орегон Февраль 2001


Об авторе





Нил Доналд Уолш — автор книг «Беседы с Богом» (книги и 1, 2 и 3), «Дружба с Богом» и «Единение с Богом». Все эти книги попали в списки бестселлеров «Нью-Йорк тайме», причем книга 1 «Бесед с Богом» оставалась в этом списке в течение двух с половиной лет. Эти книги переведены на 24 языка мира. Кроме того, он написал 10 других книг, где более подробно рассмотрел некоторые вопросы, поднятые в предыдущих работах.
Он с женой Нэнси живет в Эшленде, штат Орегон. Вместе они создали некоммерческую организацию «ВосСоздание» (ReCreation), чья цель состоит в том, чтобы вернуть людей к их истокам. Уолш постоянно путешествует по миру с лекциями, посещая места духовного уединения, подтверждая и распространяя послания, содержащиеся в его необыкновенных книгах.

Информацию о его opганизации можно найти в Интернете по адресу:
www.conversationswithgod.org

Аудиовариант «Бесед с Богом» на английском языке можно найти по адресу:
www.cwgRadio corn

www.e-puzzle.ru



<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ