<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

4. Неудовлетворения.
5. Правовой беспредел.
6. Жизненно важным.
7. Отделять зерна от плевел (сорняков), то есть полезное от вредного.
ФРАЗЕОЛОГИЯ
Фразеологизмы – это устойчивые выражения, образующие неделимое смысловое единство. Они должны воспроизводиться говорящим именно в том виде, в котором они закрепились в языке. В противном случае, если фразеологизм разрушается, возникает комический эффект.
сстановите фразеологизм
1. А сами в мутной водичке карманы себе набивают.
2. И это все очень хорошо видно даже невооруженным взглядом.
3. Доверять можно только тому человеку, который не только словами бросается и обещаниями, а конкретными делами.
4. Каждого чиновника нельзя стричь под одну гребенку.
5. Но бывает, что и президенту в колеса могут очень многое нагадить.
Ответы
1. В мутной воде рыбку (рыбу) ловят.
2. Невооруженным глазом.
3. «Который не бросается словами и обещаниями, а делает конкретные дела».
4. «Всех (чиновников) нельзя стричь под одну гребенку», а не каждого.
5. «Могут вставлять палки в колеса».
В каждом предложении неправильно совмещены два устойчивых сочетания. Предложите два правильных варианта для каждой фразы.
1. А ГЭС и ТЭЦ наносят экологии пользу?
2. А экономические, на чем они обосновываются?
3. Насколько я себя помню, он всегда собирал коллекцию.
4. Материальная сторона, конечно, для многих играет огромный смысл.
5. Деньги собираются с налогов. А дальше ими надо распределяться по-хозяйски.
Ответы
1. Наносят вред или приносят пользу.
2. На чем основываются или чем обосновываются.
3. Сколько я себя помню или насколько я помню.
4. Играет роль или имеет смысл.
5. Их надо распределять или ими надо распоряжаться.
ГРАММАТИЧЕСКИЕ И СИНТАКСИЧЕСКИЕ ОШИБКИ
Исправьте и прокомментируйте ошибки
1. А я просто не могу, видите, сказать, что я знаю всех-всех организаций.
2. Но нам надо изменить политику по отношению своих соседей.
3. У нас, например, есть студенческий отряд, которые работают летом с детишками (инвалидами, сиротами) в лагерях.
4. Проработав восемь месяцев в годы войны, администрация Ленинского района отказали в льготах, мотивируя тем, что нет механизма по указу президента.
5. Услышав это слово, сразу возникают ассоциации, связанные с преступным миром.
6. Времена меняются, учитывая это, законы устаревают.
7. В силу своего возраста и большого жизненного опыта трепет это слово уже не вызывает.
Ответы
1, 2 . Ошибки в управлении.
1. Глагол знать управляет винительным падежом: знать кого/что. Существительное организация неодушевленное – значит, нужно сказать: знаю все-все организации.
2. Предлог по отношению сочетается с дательным падежом: «по отношению к своим соседям».
3, 4. Ошибки в согласовании. В обоих случаях употреблено согласование по смыслу: и отряд, и администрация – слова, обозначающие некую общность людей, поэтому согласованные с ними слова стоят во множественном числе. Должно же быть грамматическое согласование.
3. Слово отряд мужского рода, поэтому правильный вариант – отряд, который работает.
4. Аналогичный случай, только здесь в неправильной форме употреблено сказуемое. Нужно сказать: администрация отказала.
4–6. Неправильное употребление деепричастного оборота. Деепричастие должно относиться к субъекту, то есть к тому, кто совершает основное действие. Исправить такие предложения можно по-разному. Лучше всего заменить предложение с деепричастным оборотом сложным предложением.
4. Несмотря на то, что я проработала восемь месяцев в годы войны, администрация Ленинского района отказала мне в льготах….
5. Когда человек слышит это слово, у него сразу возникают ассоциации….
6. Здесь лучше совсем вычеркнуть деепричастный оборот, а значение связи между изменением времени и устареванием законов, которое хотел с его помощью подчеркнуть говорящий, можно выразить, например, словом неизбежно: Времена меняются, законы неизбежно устаревают.
7. Здесь похожая ситуация: получается, что это у слова большой жизненный опыт. Во-первых, вызывать трепет можно только у кого-то – значит, нужно добавить дополнение у меня; во-вторых, слово своего отсылает нас к подлежащему, поэтому надо заменить его на моего: В силу моего возраста и большого жизненного опыта трепет это слово у меня уже не вызывает.
«КТО ЯСНО МЫСЛИТ, ТОТ ЯСНО ИЗЛАГАЕТ»
Сильным ученикам можно предложить попробовать себя в роли настоящего редактора. Здесь предлагаются три отрывка из реальных текстов. Причины создания таких «шедевров» очевидны: человек начинает говорить, не представляя точно, что он хочет сказать. В результате не он подбирает нужные слова, а слова берут его в плен и уводят за собой (обратите внимание, что в первых двух случаях говорящий даже никак не может закончить предложение). Задача редактирующего – очистить мысль от словесной шелухи.
(Между прочим, задание № 2 взято из интервью с ректором одного из российских университетов.)
Попробуйте отредактировать!
1. Здесь имеется в виду уже не только конкретно, там, а что в любом случае всегда контекст идет на личную свободу, на право, так сказать, высказывания того, что их все-таки сегодня уже нет, того понятия, что, как раньше, «висел дамоклов меч» – если я чего-то сказал, то меня должны за это, так сказать, наказать или куда-то, то это у них нет уже.
2. Понятно, что они, обладая наибольшим пониманием всех постановлений, всех процессов социальных, которые сейчас проходят, ну и понимают, и дело могут, понятно, что могут и объяснять нормально: что, чего происходит, донести до обычного обывателя, тем более что – я ссылаюсь все на учителей и врачей – что они постоянно все-таки с простым человеком имеют дело, там контактируют, знают его язык, знают, чем, каковы его интересы и как ему надо сказать.
3. Корреспонденты наши – они тактику ведут однолинейную. У них нет разновидности. У них все одно. Они как поставили одну задачу, они ее и производят. Но здесь надо еще так понимать, что надо здесь обширность сделать такую, а что именно, надо анализировать то, что оно необходимо. То, что у нас расплывчато, у нас обрисовывают все, а если когда у нас действительно надо, чтобы до человека дошло, ему надо точнее данные давать, а не то, что может быть или как-нибудь, так сказать, разнообразие.
Поучительно, что большая часть приведенных выше ошибок спровоцирована желанием говорящих сделать свою речь более весомой и яркой, чем она бывает обычно. Для этого они употребляют звучные иноязычные слова, книжные выражения, усложняют конструкцию предложения, придумывают новые, как им кажется, более выразительные слова. Разве не так же часто поступают и ученики?
ПУНКТУАЦИОННЫЕ ОШИБКИ
И в заключение мне хотелось бы привести примеры очень характерных ошибок, уже не речевых, а пунктуационных. Все они – результат излишнего упрощения правил. Очевидно, люди, набиравшие тексты интервью, со школьных лет твердо запомнили, что «перед что всегда запятая», «деепричастие всегда в запятых» и т.п.
Объясните, почему здесь не нужна запятая
1. Если уж на выходные дни некоторые люди могут выехать за границу, то, что говорить о заключении договоров.
2. А как вы считаете, что, авария не то, что возможна, но и обязательна?
3. Да, я слышала о судебной реформе, но не берусь о ней судить, т.к. в СМИ мало, что о ней пишется.
4. России нельзя быть закрытой страной, т.к. будет мало развита, но и создавать из России, что-то, подобное Западу, не надо.
5. Допустим, где-то, что-то случилось – могут посадить невиновного.
6. Это заключение договоров, все пункты, которых должны выполняться и нашей страной, и страной, с которой он заключен.
7. Нужна идея, ради, которой люди будут трудиться на благо страны.
8. Это единственные два места, после обращения, в которые что-то реально может измениться.
9. Если что-то где-то нарушили правила, какие, то сразу штраф.
10. Над тем, какие страны, как к нам относятся, я не задумывалась.
11. Зная, научный потенциал нашей страны, зная, наши научные разработки, хотели, чтобы все зачахло.
12. А некоторые, зная, невиновность человека, сделают так, чтобы человека посадить.
КУЛЬТУРА РЕЧИ
В.И.КРАСНЫХ
РЕШИТЕЛЬНЫЙ ИЛИ РЕШАЮЩИЙ?
Прилагательное решительный впервые зарегистрировано в Российском Целлариусе в 1771 г. Вполне естественно, что за два с лишним столетия это слово приобрело несколько значений, которые с течением времени частично изменились, что обусловило определенные расхождения в их формулировке современными толковыми словарями.
В Словаре Ушакова, Словаре современного русского литературного языка в 17 томах (в дальнейшем – БАС, т.е. Большой академический словарь), Словаре русского языка в 4 томах (в дальнейшем – МАС, т.е. Малый академический словарь) с некоторыми вариациями выделяются пять основных значений (с оттенками) этого слова. Возьмем в качестве примера толкование, содержащееся в МАС (после двух параллельных черточек в МАС даются оттенки значения; в скобках же мы указываем существительные, с которыми прилагательное решительный употребляется в этом словаре в иллюстративных примерах):
1. Смелый в принятии решений, быстро принимающий решения и не колеблющийся в их исполнении (Р. человек). || Свойственный такому человеку, выражающий смелость, решительность, непреклонность (Р. глаза, тон, характер). 2. Крайний, наиболее сильный или резкий, энергичный (Р. меры, действия). 3. Окончательный, определенный, представляющий собой решение (Р. объявление, намерение). || Категорический, безусловный, не допускающий возражений (Р. зарок, письмо). 4. Наиболее важный, определяющий дальнейший ход, развитие чего-л.; решающий (Р. шаг, события). 5. Разг. Несомненный, явный (Р. талант).
Прежде всего бросается в глаза, что пятое значение воспринимается как явно устаревшее. Вряд ли кто-либо в наши дни употребляет такие фразы: «У него есть решительный талант актера»; «Этот человек – решительный негодяй». Кроме того, и некоторые другие словосочетания с прилагательным решительный, приводимые в цитатах в БАС и МАС, нехарактерны для современного употребления. Например: «Маша день ото дня отлагала решительное объявление (свадьбы)» (А.Пушкин); «Наступил 1807 год. Шла решительная война с Наполеоном» (С.Аксаков); «– Барин приказал узнать решительную цену Задворке с Выжигалом (собакам)» (Н.Успенский); «Вспоминалась своя собственная решительная откровенность» (Л.Толстой); «[Мастеровой] дает самый решительный зарок не пить...» (Г.Успенский).
Все эти примеры свидетельствуют о том, что давать толкование значений прилагательного решительный на основе ограниченного числа примеров из литературы XIX и даже первой половины XX века вряд ли в настоящее время оправданно. Для адекватного толкования таких слов необходим тщательный анализ большого языкового материала второй половины XX века, что вполне может быть реализовано благодаря применению современной вычислительной техники.
Наиболее удачное и современное толкование этого слова содержится, как нам представляется, в Большом толковом словаре русского языка под ред. С.А. Кузнецова (СПб., 1998):
1. Смелый в принятии решений, не колеблющийся в их исполнении (Р. врач, руководитель, характер, юноша). || Выражающий решимость, смелость, непреклонность; исполненный этих качеств (Р. тон, почерк, взгляд, шаги). 2. Окончательный и вполне определенный; категорический (Р. отказ, намерение, объяснение, шаг). 3. Энергичный и достаточно жесткий (Р. действия, меры).
Тем не менее, опираясь на собственную картотеку иллюстративных примеров, мы хотели бы внести некоторые коррективы и уточнения в это толкование, выделив, в частности, смысловой оттенок первого значения в качестве самостоятельного значения и расширив перечень существительных, вообще сочетающихся с этим прилагательным. Вот как в нашей интерпретации выглядит толкование этого слова:
1. Смело и быстро принимающий решения и не колеблющийся в их исполнении (Р. человек, мужчина, женщина, юноша, девушка, начальник, руководитель, менеджер, командир, офицер, генерал, президент, министр, борец, милиционер, хирург и др.).
2. Выражающий смелость, твердость и непреклонность (Р. характер, нрав, взгляд, вид, выражение лица, жесты, движения, походка, шаги, поза, тон, интонация, почерк и др.).
3. Резкий, категорический, окончательный (Р. отказ, отпор, ответ, протест, несогласие, намерение, требование, слова, заявление, выступление, возражение, объяснение, суждение, позиция, поворот и др.).
4. Энергичный и достаточно жесткий; радикальный (Р. действия, меры, борьба, поддержка, поступок, перемены, реформы, поведение, шаг, удар, бой, атака, наступление и др.).
Проиллюстрируем сказанное цитатами из художественной и общественно-политической литературы последних десятилетий:
«– Я убеждена, что новое поколение – это поколение решительных людей» (Домашний очаг. 1998. Дек.); «Ольга – девушка целеустремленная и решительная, а потому и больной для всех спортсменов вопрос, что делать после ухода из спорта, ее не мучает» (Домашний очаг. 1999. Май); «Вера, милая, обаятельная Вера, отличавшаяся на редкость смелым и решительным нравом, погибла в двадцатом...» (Комс. правда. 1999. 6 июня); «Глядя на Нину с ее гладко зачесанными блестящими волосами и решительным, твердым взглядом, я подумал, что брату, пожалуй, повезло с женой» (В. Каверин. Петроградский студент); «Володя, отвергнутый Люсей, переметнулся к нашей соседке по столу, но встретил решительный отпор» (И.Гофф. Женщина и собака); «Впрочем его (Твардовского) весьма решительные суждения не имели обычно директивного характера» (В.Лакшин. Твардовский в «Новом мире»); «В этой патовой ситуации необходимы решительные и нестандартные действия» (Мир за неделю. 1999. № 10); «Вторая альтернатива – начинается решительная борьба с коррупцией» (Сегодня. 1994. 15 июня).
Таким образом, предлагаемое нами выделение и разграничение значений прилагательного решительный основано прежде всего на учете семантики того или иного круга существительных, с которыми оно сочетается. Так, первое значение относится исключительно к существительным, обозначающим людей. Выделение второго значения обусловлено семантикой существительных, обозначающих внешние, невербальные проявления человеческой натуры. Третье значение связано с семантикой существительных, обозначающих внутренние (психические или вербальные) проявления человеческой природы. И, наконец, четвертое значение охватывает существительные, связанные с активной стороной деятельности человека или ее результатами. При таком подходе, как нам представляется, все существительные, сочетающиеся в настоящее время с прилагательным решительный, могут быть четко и непротиворечиво разделены по «полочкам» значений этого прилагательного.
Особо следует остановиться на том, что одно из основных значений слова решительный, выделяемых Словарем под ред. Ушакова, БАС, МАС и Словарем Ожегова (а именно: «Наиболее важный, определяющий дальнейший ход, развитие чего-л.; решающий»), в настоящее время уже не является актуальным и потому не включается нами в толкование этого прилагательного. Дело в том, что некоторые словосочетания типа решительная война, решительное влияние и решительное значение, которые служили в качестве иллюстрации этого значения в БАС и МАС, уже больше практически не употребляются. Другие же (например, решительные действия, решительный шаг, решительный бой, решительное наступление) хотя и употребляются, но претерпели определенные семантические сдвиги и должны теперь рассматриваться в качестве иллюстрации к значению «Энергичный и достаточно жесткий; радикальный», которое мы выделяем под номером четыре. Проиллюстрируем это положение примерами из современной периодики:
«А ведь план выглядел весьма многообещающим. Решительные пропагандистские действия были предприняты на широчайшем фронте» (Мир за неделю. 1999. № 7); «Московский зоопарк уже не первый год предпринимает решительные шаги к тому, чтобы словесный штамп “братья наши меньшие” превратился в живую реальность» (Мир за неделю. 1999. № 9).
Перейдем теперь к анализу паронима решающий. Это адъективированное причастие обрело свой официальный статус лишь сравнительно недавно – в 1939 г. в Словаре Ушакова. Каких-либо принципиальных различий в толковании этого слова в существующих словарях нет. Исходя из этого, его значение можно сформулировать следующим образом: «Главный, основной, наиболее важный; определяющий дальнейший ход, развитие чего-л.».
За прошедшие десятилетия этот пароним получил весьма широкое распространение и, потеснив своего «прадедушку» (решительный), с каждым днем завоевывает все новые и новые лексические «рубежи» за счет расширения своей лексической сочетаемости. Приведем перечень основных существительных, с которыми сочетается сейчас это слово: влияние, значение, роль, сила, характер (в знач.: «отличительное свойство»), аргумент, довод, критерий, фактор, соображение, мнение, преимущество, поддержка, обстоятельство, вопрос, проблема, выбор, толчок, звено, разговор, слово, голос, голосование, деталь; бой, наступление, сражение, битва, штурм, операция (военная и медицинская), удар (в различных значениях), схватка (в различных значениях), перелом (в знач.: «резкое изменение в развитии чего-л.»), поединок (в знач.: «борьба двух противников, соперников»), успех, победа; партия (в знач.: «одна игра»), встреча (обычно в знач.: «соревнование, состязание»), матч, тур (в спорте и политике), забег; этап, период, стадия, фаза, момент, миг, минута, день и т.д. Приведем ряд примеров:
«Их (соседей) благоприятное мнение о вас может сыграть решающую роль при выдаче вам паспорта» (Профиль. 1999. № 14); «Требует ответа решающий вопрос: как достигается сочетание несочетаемого?» (Известия. 1994. 11 июня); «Сборная США готовилась к игре, как к решающему бою» (Известия. 1994. 6 июля); «Сегодня вечером или завтра утром ожидается решающее голосование» (КоммерсантЪ. 1999. 11 февраля); «Лина Красноруцкая, блестяще отыграв второй и половину третьего сета, все же проиграла решающую партию» (Мир за неделю. 1999. № 9); «Пришло время нанести решающий удар по противнику, имеющему слабых друзей и мощных врагов» (Деньги. 1999. № 6); «А борьба с газетой “Советская культура” тем временем вступила в решающую фазу» (Э.Рязанов. Заэкранье).
Подавляющее большинство перечисленных существительных не может сочетаться с прилагательным решительный. А те немногие (например, бой, битва, наступление, сражение, шаг, удар), которые все же допускают подобную сочетаемость, образуют словосочетания, не являющиеся синонимичными по отношению к словосочетаниям, состоящим из тех же существительных с паронимом решающий. Таким образом, можно сделать вывод о том, что к настоящему времени произошло практически полное разграничение значений между паронимами решительный и решающий. А это, в свою очередь, является еще одним подтверждением ранее отмеченной нами тенденции к размежеванию паронимов, имеющих в силу некоторых исторических причин синонимические значения.
Слово не есть наша произвольная выдумка:
всякое слово, получающее место в лексиконе языка,
есть событие в области мысли.
В.Жуковский
 
 
 
 
 
КУЛЬТУРА РЕЧИ
ОШИБКА, КОТОРУЮ МЫ НЕ ПРЕДУПРЕЖДАЕМ
Автору показалось о том, что...
Светлана РОМАНОВА,
г.Москва
Когда-то Петр I своим указом повелел «боярам в Думе говорить не по писаному...». Памятные многим времена, когда дикторы телевидения читали утвержденные и одобренные наверху политически корректные тексты, давно миновали. Можно сказать, что наше время – время прямого эфира: многочисленные ток-шоу, телевизионные мосты, прямые включения, комментарии очевидцев – все это теперь привычно. Но одновременно стало ясно, что в прямом эфире не избежать речевых ошибок. Ошибаются не только герои репортажей, которые по роду своей деятельности не привыкли выступать публично, но и профессионалы – радио- и телеведущие. Если учесть, что современный человек – это уже не человек читающий, а человек, смотрящий телевизор, то роль телевидения в процессе формирования речевой нормы, несомненно, возросла за последние годы. В настоящее время речь, звучащая с экрана и в эфире, увы, вносит свой «вклад» в «размывание языковой нормы», вместо того чтобы быть образцом точности и грамотности.
В течение дня, слушая радио-, смотря телепередачи, можно заметить оговорки, не только речевые и грамматические, но порой и орфо-графические ошибки. В одной из мартовских передач этого года «О счастливчик» в вопросе, заданном «уважаемым компьютером», слово плащом было написано через ё. Что-то, видно, с компьютером не то, если слово с грубейшей орфографической ошибкой оказалось на экране в передаче, идущей уже не в прямом эфире, а повторно.
Но, пожалуй, самая распространенная ошибка в речи такая: Автору показалось о том, что... («Эхо Москвы»)
Любой учитель, вероятно, не раз сталкивался с подобной ошибкой в работах своих учеников. В методической литературе она классифицируется как «не соответствующая норме управления». С.Н. Цейтлин относит ее к категории синтаксических ошибок, а В.И. Капинос – грамматических. Безусловно, учителю удобнее считать эту ошибку грамматической, поскольку при такой ошибке в ученической работе можно не снижать оценку за содержание.
Причина возникновения этой ошибки, по мнению С.Н. Цейтлин, – влияние определенной модели управления, закрепившейся за словами, имеющими однородную семантику. Словосочетание описывать о хоккее рассматривается ею как результат уподобления словосочетанию рассказывать о хоккее. Вот несколько примеров:
1. Она (система) подсказывает о состоянии летчика. (ОРТ)
(Ср. Говорит (сообщает) о состоянии летчика.)
2. Мы ни к кому не можем обратиться о том, чтобы готовили для нас кадры. (РТР)
(Ср. ...обратиться с просьбой готовить для нас кадры.)
3. Необходимо разъяснять журналистам о том, что...
(Ср. ...разъяснять журналистам, что...)
4. Мне приходится делать вид о том, что... (НТВ)
(Ср. ...делать вид, что...)
5. Есть группа людей, которые мне намекают о том, что будет с моими памятниками. (НТВ)
(Ср. ..говорят, что...)
6. Раздувать истерию о том, что мы «сливаем» информацию... (ОРТ)
(Ср. Раздувать истерию по поводу того, что...)
7. ...выступал о том, что отрасль рентабельна. (НТВ)
(Ср. ...говорил о том, что... или выступал с мнением (утверждением), что...)
8. Основание о том, что следующей жертвой будет А.Черкизов, мне дает... (НТВ)
(Ср. Основание утверждать, что...)
Такая грамматическая ошибка встречается в сочинениях детей разного возраста, поэтому стоит выделить некоторое время на уроках русского языка в 7-м и 8-м классах для ее анализа и предупреждения. Обратимся к школьным учебникам 7-го класса (авторы М.Т. Баранов и др.) и 8-го класса (авторы С.Г. Бархударов и др.). Учебник 7-го класса по теме «Предлог» предлагает всего два тренировочных упражнения (§ 54, 55, упр. 261) на употребление производных предлогов благодаря, согласно, вопреки, навстречу, наперекор с дательным падежом и одно упражнение (258), в котором учащимся предлагается найти ошибки в употреблении предлогов. Но эти упражнения не объясняют причины возникновения подобных ошибок. Учебник 8-го класса, в котором теме «Связь слов в словосочетании» отведен всего один параграф, содержит одно упражнение, способствующее закреплению нормы управления (грамматической нормы). Чтобы сформировать у школьников умение контролировать собственную речь, необходимо обращать их внимание на отклонения от нормы и разъяснять причину ошибки, противопоставляя в каждом случае ошибочному варианту правильный. Так как учебники не содержат достаточного количества тренировочных упражнений, можно предложить классу задания (как письменные, так и устные), направленные на распознавание ошибки и ее исправление. Вероятно, у каждого учителя после проверки ученических работ собирается хотя бы небольшая коллекция подобных «перлов»; ими можно воспользоваться, дать ребятам задание: найти и исправить ошибку, записав отредактированный текст.
С.Н. Цейтлин предлагает для предупреждения ошибок, связанных с глагольным управлением, такое задание: выберите одно из слов, указанных в скобках: Мы до этого (не догадались, не додумались). Вот до чего (доводит, приводит) невнимательность. Он (поразился, удивился) случившемуся. Работу эту, не тре-
бующую дополнительной подготовки и не занимающую много времени на уроке, надо проводить как можно чаще. Естественно, учитель не оставляет без внимания также работу по анализу сочинений и изложений, особенно в выпускных классах.
В заключение мне хочется вспомнить одно из высказываний А.М. Пешковского, которое и сейчас не утратило своей актуальности: «В большой публике считают, что языки усваиваются практически, что надо говорить – и научишься говорить. Практика сама по себе без непрерывного, методически организованного вмешательства учителя или ничего не дает... или дает так мало и так медленно... что об успехах говорить не приходится». (Л., 1930)
КУЛЬТУРА РЕЧИ
ЦЕННЫЙ, ЦЕННОСТНЫЙ или ЦЕНОВОЙ?
В.И.КРАСНЫХ
Из трех указанных в заглавии паронимов лишь прилагательное ценный издавна употребляется в русском языке, два других появились в нем сравнительно недавно. В толковании значений паронима ценный между толковыми словарями имеются некоторые расхождения, касающиеся как выделения тех или иных значений и их смысловых оттенков, так и самих формулировок, а также порядка нумерации значений. Не вдаваясь в детали этих расхождений, мы хотели бы на основе существующих определений следующим образом сформулировать значения этого слова: 1. Стоящий больших денег, дорогой. 2. Перен. Такой, который имеет важное, существенное значение; такой, которым дорожат, очень нужный. 3. С обозначенной стоимостью, ценой.
Для того чтобы показать, как функционирует это прилагательное в указанных значениях, необходимо прежде всего очертить круг существительных, сочетающихся с ним, и проиллюстрировать эту сочетаемость цитатами из художественной литературы и периодики.
Применительно к первому значению этого слова можно указать такие конкретные существительные: вещи, подарок, премия, приз, трофей, покупка, приобретение, украшение, ваза, сервиз, посуда, колье, перстень, кольцо, картина, монета, марка, недвижимость, коллекция, оборудование, рукопись, меха и т.п. Проиллюстрируем сказанное примерами.
– Есть решение наградить товарища Довлатова ценным подарком. (С.Довлатов. Чемодан); – Все сколько-нибудь ценные вещи – кольца, ложки – давно заложены. (А.Герцен. Былое и думы); Корону победительницы и ценные призы получит самая обаятельная, эрудированная и хозяйственная толстушка. (Сегодня. 1994. 27 мая); Если вам досталась очень ценная или редкая картина, ей нужно создать особые условия, подчеркнув ее значимость. (Домашний очаг. 1998. Декабрь).
С прилагательным ценный во втором (переносном) значении этого слова употребляется наибольшее количество существительных, в основном отвлеченных: информация, сообщение, сведения, наблюдение, показание, признание, предложение, замечание, дополнение, указание, инициатива, начинание, материал, документ, мысль, идея, источник чего-л., улика, опыт, открытие, изобретение, свойство, качество, порода (например, лошадей, собак, рыб, деревьев), рукопись, словарь, коллекция, памятник чего-л., архив, библиотека, автограф, картотека и т.д.
А что касается выделенного смыслового оттенка этого значения («такой, которым дорожат, очень нужный»), то применительно к нему речь может идти лишь о немногих существительных (обычно одушевленных): работник, сотрудник, чиновник, помощник, свидетель, партнер, кадры и др. Приведем ряд примеров из художественной литературы и периодики.
Заслужил он (Клятва) премию за свой хитрый ход, за ценную информацию. (П.Дашкова. Никто не заплачет); Газеты активно используются всеми разведками мира как наиболее ценный источник разведывательной информации. (Новая газета. 1999. 22 февраля); И это не единственное из приведенных автором ценных наблюдений, которые могли бы оказаться полезными российскому читателю. (Деньги. 1999. № 4); Получив ценные указания от начальства, мы разошлись по домам. (А.Кивинов. Охота на крыс); Он (Орест Иванович) по опыту знал, что особо ценных работников на эти дела не посылают. (И.Велембовская. Вид с балкона); Для местных журналистов он (Авалишвили) самый ценный чиновник в администрации... (Профиль. 1999. № 7).
Следует отметить одну интересную особенность, касающуюся первого и второго значений слова ценный. Некоторые существительные (например, оборудование, коллекция, рукопись, архив, библиотека) могут употребляться с ним и в первом, и во втором значениях, в зависимости от того, на что именно мы хотим сделать смысловой акцент в нашем высказывании – на
стоимость (дорогой) или на общественную значимость соответствующего предмета. Уточнить смысл высказывания может помочь только более широкий контекст, хотя в большинстве случаев то, что важно, общественно значимо, имеет и высокую денежную стоимость.
Количество существительных, сочетающихся со словом ценный в третьем значении («с обозначенной стоимостью, ценой»), весьма ограниченно: бумаги (к которым относятся: акции, векселя, облигации, сертификаты), почтовые отправления (бандероль, письмо, посылка). Например:
На имя Петра Илиодоровича прислали однажды с почты повестку на какую-то ценную посылку. (А.Куприн. Локон); Рынок ценных бумаг в России только складывается и от совершенства еще далек! (Известия. 1994. 2 июля).
В отличие от прилагательного ценный, его пароним ценностный официально получил «права гражданства» лишь в Словаре Д.Н. Ушакова в 1940 г. и рассматривался при этом как экономический термин, связанный с обозначением стоимости чего-л. в каких-л. ценах (например, выполнение плана в ценностном выражении). В таком же специальном значении это слово включалось и в академические словари (например, ценностный учет, ценностный хозрасчет). В толковом словаре С.И. Ожегова содержится лишь упоминание об этом парониме (со ссылкой на существительные цена и ценность), но значение его не раскрывается.
Для массового читателя, естественно, интерес представляет не это первоначальное (уже явно устаревшее), а новое значение рассматриваемого паронима, отмеченное впервые в словаре-справочнике «Новые слова и значения» под ред. Н.З. Котеловой (М., 1984): «Относящийся к нравственным, эстетическим и другим духовным ценностям». В частности, понятие «ценностная ориентация» трактуется там как «отношение к окружающему миру, к человеческой деятельности с точки зрения нравственности и других критериев». Кроме существительного ориентация, с прилагательным ценностный сочетаются и некоторые другие существительные, относящиеся к тому же семантическому полю: установки, ориентиры, подходы, анализ. Эти словосочетания довольно широко встречаются в современных социологических, философских и психологических исследованиях. Приведем два примера из упомянутого словаря-справочника «Новые слова и значения».
В семье человек получает первые ценностные установки, ориентации, учится, как управлять вещью или подчиняться ей. (Комс. правда. 1973. 5 августа); Научные работники обследовали жителей села, изучили их потребности, интересы, ценностные ориентации. (В.Шубкин. Начало пути. Новый мир. 1976. № 2).
Что же касается паронима ценовой, то это слово появилось лишь в самые последние годы и впервые зафиксировано в «Толковом словаре русского языка конца XX в.» под ред. Г.Н. Скляревской (СПб., 1998). Его значение можно сформулировать следующим образом: «Связанный с ценами, с их формированием». Это прилагательное встречается преимущественно в общественно-политической литературе. К настоящему времени в связи с развитием рыночной экономики сложился уже довольно широкий круг существительных, которые сочетаются с этим паронимом: война, диапазон, беспредел (разг.), варианты, вилка, группа, спектр, планка, изменения, конкуренция, контроль, конъюнктура, механизм, спад, обвал (перен.), ограничение (спроса), подъем, политика, скачок, дисбаланс, эквивалент, уровень, ситуация, факторы и т.п. Приведем ряд примеров.
Ценовая политика фирмы довольно демократична и рассчитана на то, чтобы привлечь покупателей с разным уровнем доходов. (Известия. 1994. 1 июня); Рынок недвижимости постепенно стабилизируется. Главные ценовые изменения уже произошли. (Деньги. 1999. № 4); Заметное влияние на ценовую ситуацию оказывают и развивающиеся города-сателлиты Москвы... (Мир за неделю. 1999. № 7); Мы проанализировали состояние рынка подержанных и новых микроавтобусов в ценовой группе до 10–11 тысяч долларов. (Известия. 1999. 5 мая); В западных странах есть масса фирм, выпускающих товары самого разного ценового уровня. (Аргументы и факты. 1999. № 41); Произведенное на месте в ценовом эквиваленте стало выглядеть гораздо привлекательнее привозного. (Версия. 1999. № 42).
Таким образом, можно констатировать, что наряду с прилагательным ценный, имеющим широкую сочетаемость с существительными в первом и особенно во втором (переносном) значениях, в настоящее время получили распространение и его паронимы – ценностный и ценовой, которые имеют свои собственные лексические «ниши». Ценностный употребляется тогда, когда речь идет о морально-этических понятиях и проблемах, а употребление слова ценовой связано с областью экономики и финансов, причем круг «обслуживаемых» им существительных активно расширяется.
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ОРКЕСТРЕ ЯЗЫКА ОБЩЕНАРОДНОГО
С.ГИНДИН
Школа учит и должна учить языку литературному. Это аксиома. Но литературный язык – лишь одна из ветвей общенародного языка. Ветвь драгоценнейшая, необходимейшая, – но не единственная.
Литературный язык должен объединять, цементировать все общество, весь народ – наперекор разобщенности в пространстве, социальным барьерам, разнице в возрасте, несходству жизненного опыта и профессиональным интересам. Поэтому он не может не быть в определенной степени стандартизованным, освобожденным от всего слишком местного, профессионально и социально специфичного. Определенные понятия и предметы должны выражаться и называться некоторыми постоянными словами, и эти слова должны быть известны и понятны всем грамотным гражданам. Не случайно английский эквивалент русского литературный язык – standard language, буквально ‘стандартный язык’.
Литературный язык создается прежде всего как инструмент письменной культуры. Но письменное общение, как правило, происходит с адресатом отсутствующим, отдаленным, а то и вовсе еще не родившимся в момент создания текста. Поэтому адресат не видит обстановки, в которой создается текст, не может опираться на нее при понимании сообщения. А, значит, в литературном языке нужно строить очень точные обозначения упоминаемых в речи явлений и нельзя опускать части сообщаемого, которые при устном общении могли бы восполняться зрительно. Отсюда обязательная полнота и сложность синтаксического строения литературной фразы.
Будучи инструментом культуры, литературный язык должен позволять говорить о вещах, очень далеких от повседневности и совсем не очевидных для бытового сознания. Отсюда абстрактность и интеллектуализованность многих его лексических пластов. А поскольку культура невозможна без преемственности и взаимопонимания поколений, литературный язык должен быть достаточно стабильным во времени, изменяться настолько медленно, чтобы важные для общества тексты оставались в основном понятными и через 100, и через 200 лет.
Итак, стандартизованность, стабильность, полнота и сложность синтаксиса, абстрактность и интеллектуализованность части лексики – все это необходимые свойства литературного языка, без них он неполноценен и нежизнеспособен. Но всегда ли они нужны и полезны нам с вами в конкретных ситуациях общения?
Если вы общаетесь – устно или на письме – с членами своей семьи или ближайшими соседями в деревне, обязательно ли использовать названия вещей, единые для всей России, или можно обойтись теми, что закрепились у вас дома или издавна приняты в вашей округе? Так возникают «семейные языки», и так продолжают существовать деревенские говоры.
Если вы общаетесь с коллегами по службе на профессиональные темы, то станете ли вы стремиться, чтобы ваш диалог был понятен людям других профессий? Конечно, нет – вам даже некогда будет об этом подумать. Так складываются «профессиональные жаргоны».
Вы попали в среду, которая в чем-то противопоставляет себя остальному миру. Вам хочется (или нужно) быть принятым в ней, сломать возможное отчуждение и недоверие. Лучшее средство добиться этого – говорить «на одном языке», по возможности отличающемся от языка людей, не принадлежащих к данной среде (или «системе»). Так возникают «социальные диалекты», например, молодежный сленг или уголовные арго.
Вы ведете непринужденный разговор в уютной комнате. Зачем вам и вашим собеседникам прибегать к полным и длинным конструкциям, когда вы в любой момент можете показать на какие-то предметы или опереться на общие знания? Так возникает разговорная речь – даже оставаясь в пределах литературного языка, она будет очень сильно отличаться от зафиксированных в грамматиках норм письменной литературной речи.
Этим (и другим подобным) разновидностям родного языка, в отличие от языка литературного, нет необходимости специально учить в школе – они усваиваются «из воздуха», из опыта живого человеческого общения. Но ученикам следует рассказывать об их природе и ограничениях на их применение. Ибо каждая из них хороша только в пределах того круга ситуаций и задач общения, для которых создается.
Разграничение не есть изоляция. И тот литературный язык, которому школа учит, должен представать в ней не отгороженным от остальных разновидностей языка, а постоянно связанным с ними. Без такой связи литературный язык мертвеет. Каждое из перечисленных выше необходимых свойств литературного языка представляет и определенную угрозу его жизнеспособности. Стандартизованность может выродиться в безликую стертость, стабильность – в безнадежное отставание от времени, разветвленные синтаксические построения – в недоступные для понимания ребусы, а чересчур абстрактная лексика – стать предательским знаком того, что автор сам не понимает, о чем пишет. И тогда душа оставляет нашу речь, и, по меткому сравнению Н.С. Гумилева,
как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.
Чтобы оставаться живым и действенным, литературный язык должен постоянно питаться соками других разновидностей общенародного языка и прежде всего – языка разговорного. Поэтому не бойтесь изучать с учениками речь ненормированную, нелитературную. Пусть они владеют всеми ее регистрами. Но при этом – раскрывайте им красоту и живую силу литературного языка. Воспитывайте их языковой вкус. И да станут нашим общим девизом крылатые слова Льва Владимировича Щербы: «Когда чувство нормы воспитано у человека, тогда-то он начинает чувствовать всю прелесть отступлений от нее» (подчеркнуто мною. – С.Г.).
КУЛЬТУРА РЕЧИ
ГОДОВАЛЫЙ, ГОДОВОЙ ИЛИ ГОДИЧНЫЙ?
В.И.КРАСНЫХ
Рассмотрим соотношение между компонентами паронимического ряда годовалый – годичный – годовой. К этим паронимам примыкает по своему значению и прилагательное ежегодный.
Употребление прилагательных годовалый и ежегодный не вызывает, как нам кажется, каких-либо серьезных затруднений. Все толковые словари определяют основное значение слова годовалый как «в возрасте одного года». Естественно, годовалый в этом значении относится почти исключительно к одушевленным существительным – детям и детенышам животных: ребенок, младенец, малыш, мальчик, девочка, котенок, щенок, теленок, телка, жеребенок, тигренок, львенок и т.д. Из неодушевленных существительных годовалый может сочетаться также со словом возраст (в годовалом возрасте). Приведем примеры.
У годовалой девочки на голове была ярко-розовая соломенная шляпка. (П.Дашкова. Никто не заплачет); В годовалом возрасте Мария переболела полиомиелитом... (Профиль. 1999. № 1)
Однозначно толкуется в словарях и слово ежегодный: «Бывающий каждый год, раз в году». Это прилагательное легко сочетается со многими существительными и словосочетаниями: отчет, проверка, ревизия; отпуск, отдых, поездка; фестиваль, конкурс, празднование; научная конференция, симпозиум; турнир, первенство, чемпионат по чему-л.; гонки, скачки, пробег, ралли; вакцинация, диспансеризация, медицинский осмотр; вступительные экзамены, день открытых дверей и т.д.
Значительно сложнее обстоит дело с паронимами годовой и годичный, которые не представлены в виде отдельных словарных статей в однотомных толковых словарях, а их толкования в академических словарях частично уже устарели и нуждаются в уточнениях.
Пароним годовой имеет следующее основное значение: «Получающийся к концу года, в итоге за год». В этом значении прилагательное годовой употребляется в качестве определения с такими существительными, как: доход, прибыль, дивиденды, проценты (по вкладам), зарплата, жалованье, стоимость чего-л., арендная плата за что-л., расходы, убытки, квартплата, отчет, собрание кого-, чего-л. (например, акционеров, членов кооператива, Общества филателистов), пробег (автомобиля), оценка (в учебном заведении), прирост (населения, поголовья скота), потребление чего-л. (например, газа, электроэнергии), экспорт чего-л., импорт чего-л., смертность, подшивка (газет), комплект чего-л. и некоторые другие. Проиллюстрируем сказанное.
Если разделить величину годовой прибыли банка на величину его уставного фонда, то можно получить представление об эффективности работы. (Известия. 1994. 2 июля); Точные сведения о нынешнем обороте «Роствертола» появятся только к лету 1999 г., когда состоится годовое собрание акционеров. (Профиль. 1999. № 1); За эту работу нам должны были поставить итоговую годовую оценку по режиссуре. (Э.Рязанов. Заэкранье);
– Возьми годовые подшивки газет и проследи развитие любого скандала. (А.Маринина. Я умер вчера)
В академических толковых словарях, кроме того, выделяется следующий оттенок указанного значения: «Рассчитанный на один год». В этом случае используются такие существительные: запас чего-л., план, задание, программа чего-л., потребность в чем-л., обслуживание и некоторые другие. Например:
В ванной, в специальном ящике, хранился годовой запас мыла, зубной пасты, стиральных порошков и прочих гигиенических средств. (П.Дашкова. Никто не заплачет); Альтернативой прямому договору на годовое обслуживание являются многочисленные программы на строго оговоренный срок. (Профиль. 1999. № 3)
Что же касается паронима годичный, то толковые словари формулируют его основное лексическое значение так: «Продолжающийся, длящийся в течение года». В отличие от прилагательного годовой, с прилагательным годичный в указанном значении сочетаются следующие существительные: отсутствие, пребывание, житье, отпуск, испытательный срок, курс чего-л. (обучения, лекций, лечения), курсы повышения квалификации, стажировка, аспирантура, ординатура, командировка, цикл чего-л., траур и некоторые другие. Приведем ряд примеров.
Мы тронулись в путь, и годичное житье на прочной земле показалось коротким обманчивым сном. (Ю.Нагибин. Трубка); После годичного испытательного срока театр имел право либо отчислить меня из молодежной группы, либо перевести в основную группу солисткой. (Г.Вишневская. Галина); После годичного отсутствия он (И.А. Крылов) сделал еще одну попытку вернуться в столицу. (Вс. Рождественский. В созвездии Пушкина)
В больших толковых словарях указывается и второе значение паронима годичный: «Происходящий, бывающий один раз в год, ежегодно». Однако в целом это значение, по нашему мнению, уже устарело. Из приведенных в этих словарях речений (годичное собрание Академии наук, годичные слои дерева, годичный праздник, годичный гимназический акт) в настоящее время употребляются лишь два первых. Других же случаев употребления слова годичный в этом значении нами не отмечено.
Выражение годичное собрание Академии наук (теперь – РАН), употребляемое по многолетней традиции, стало своего рода клише и обозначает такое ежегодное собрание членов Академии наук, на котором после отчетного доклада президента академии обсуждаются итоги работы академии за год. В других же аналогичных случаях, когда речь идет о подведении итогов работы за год (например, в акционерных и других обществах, кооперативах, научных учреждениях), употребляется обычно прилагательное годовой. Если же акцент на подведение итогов работы не делается, а имеется в виду лишь регулярность какого-л. события или мероприятия (раз в году), то в этих случаях следует употреблять прилагательное ежегодный: ежегодный фестиваль, ежегодная ярмарка, ежегодное первенство по какому-л. виду спорта.
Резюмируя сказанное, мы хотели бы еще раз кратко сформулировать основные актуальные для нашего времени значения анализируемых прилагательных:
1. Годовалый: «В возрасте одного года» (младенец, ребенок, щенок).
2. Ежегодный: «Бывающий раз в год, раз в году» (фестиваль, конференция, турнир, ярмарка, отпуск, отчет, вакцинация и мн. др.).
3. Годовой: «Получающийся к концу года, в итоге за год; рассчитанный на год» (доход, прибыль, убытки, расходы, собрание, оценка, подшивка; запас чего-л., задание и т.п.).
4. Годичный: «Продолжающийся, длящийся в течение года» (курс чего-л., аспирантура, стажировка, командировка, цикл чего-л. и т.д.).
КУЛЬТУРА РЕЧИ
КОМФОРТАБЕЛЬНЫЙ ИЛИ КОМФОРТНЫЙ?
В.И.КРАСНЫХ,
г. Москва
Прилагательному комфортабельный (впервые зафиксированному в толковом словаре В.Даля) в толковых словарях и словарях иностранных слов традиционно дается (с вариациями) следующее толкование: «Отличающийся комфортом, удобный, уютный». В настоящее время это слово широко употребляется с существительными, обозначающими различные помещения (преимущественно жилые), транспортные средства, а также некоторые их компоненты: жилье, жилище, дом, гостиница, пансионат, отель, коттедж, дача, комната, гостиная, спальня, столовая, кухня, кабинет, номер (в гостинице), приемная, салон, зал (спортивный, актовый, театральный), пляж, бассейн, сауна, солярий; поезд, самолет, лайнер, автобус, автомобиль, троллейбус, такси; вагон, купе, каюта, лифт, диван, кресло и т.д. Приведем примеры.
Прямо на лифте мы поднялись к нему (режиссеру) в квартиру на третий этаж комфортабельного дома. (О.Аросева. Без грима); Запомните, самую лучшую, большую и комфортабельную квартиру получит та семья, которая до последней секунды держит оборону почти в пустом доме. (Новая газета. 1999. 12 апреля); Густой, как серная кислота, звук растекался по комфортабельному, отлично оборудованному спортивному залу. (П.Дашкова. Золотой песок); Новая стоматология Европейского медицинского центра скорее напоминает комфортабельный салон, чем зубоврачебную клинику. (Домовой. 2000. № 2); Большая длина кузова позволяет увеличить салон, что делает автомобиль более комфортабельным. (Профиль. 1999. № 5)
С существительными, обозначающими абстрактные понятия (напр., жизнь, состояние, условия, климат, среда и др.), это прилагательное не сочетается, хотя единичные случаи такого ошибочного употребления все же иногда встречаются.
Значительно сложнее обстоит дело со словом комфортный, которое часто рассматривается в словарях в качестве синонима к прилагательному комфортабельный, и в настоящее время, по мнению академика В.Г. Костомарова, «стало популярнее», чем комфортабельный. В толковом словаре под редакцией Д.Н. Ушакова и в Словаре современного русского литературного языка в 17 томах это слово с пометой устар. (устарелое) толкуется как «то же, что комфортабельный», причем в иллюстративных примерах, взятых из литературы XIX века, даются словосочетания комфортная комната и комфортная гостиная. Очевидно, в XIX веке указанные паронимы действительно употреблялись как синонимы.
Однако в Словаре русского языка в 4 томах делается уже первый шаг в сторону разграничения этих паронимов – помимо традиционной ссылки на комфортабельный, приводится также следующий оттенок лексического значения у слова комфортный: «Такой, который благоприятно отражается на самочувствии, доставляет приятное ощущение» (например, комфортные условия).
К сожалению, в Словаре русского языка С.И. Ожегова под редакцией Н.Ю. Шведовой (М., 1990. 23-е изд.) слово комфортный не выделяется в качестве отдельной словарной статьи, а дается (без толкования и иллюстративных примеров) в словарной статье на комфорт.
В словарях иностранных слов последних лет (Словарь иностранных слов, изд. 14-е. М., 1987, и Современный словарь иностранных слов. СПб., 1994) упомянутый выше оттенок значения слова комфортный уже вытесняет его традиционное толкование. Исходя из этого слову комфортный можно дать следующее толкование, соответствующее его современному употреблению: «Наиболее благоприятный для нормальной жизнедеятельности организма и самочувствия человека, доставляющий приятные ощущения».
Все это свидетельствует о том, что на наших глазах происходит окончательное разграничение значений и сферы употребления рассматриваемых паронимов. Слово комфортный уже практически не употребляется с конкретными существительными, обозначающими помещения и средства передвижения, а сочетается, как правило, лишь с существительными, которые обозначают абстрактные понятия, действия и состояния: жизнь, условия, обстановка, состояние, среда, ситуация, одиночество, климат, пребывание, отдых, путешествие, поездка, перелет, круиз, ночлег, обезболивание и даже секс. Проиллюстрируем сказанное.
Не стоит приносить в жертву внешнему порядку свое внутреннее спокойствие и комфортное состояние. (Домашний очаг. 1999. Февраль); Красная Поляна пользуется большой популярностью у любителей первозданной природы и поклонников комфортного отдыха в горах. (Профиль. 1999. № 2); – Мы постараемся сделать ваше пребывание здесь как можно более комфортным. (Комс. правда. 1999. 22 января); – Ситуация была для меня не очень комфортной, и я хотела побыстрее уйти домой. (Профиль. 2000. № 1); Несомненно, лучше благополучное одиночество, чем безрадостный брак. Но зато удачный брак перевесит самое комфортное одиночество. (Домашний очаг. 1999. Март); Что и говорить, комфортный секс – основное преимущество супружеской жизни. (Домашний очаг. 1999. Февраль)
Как видно из наших рассуждений и приведенных в заметке примеров, взаимозамена рассматриваемых паронимов невозможна без искажения смысла высказывания. Следовательно, несмотря на семантическую близость, эти слова не являются больше синонимами, и каждое из них, сочетаясь только с определенным кругом существительных, имеет свою собственную лексическую «нишу».
КУЛЬТУРА РЕЧИ
ЖИЗНЕННЫЙ ИЛИ ЖИТЕЙСКИЙ?
В.И.КРАСНЫХ
г. Москва
Употребление этих паронимов с точки зрения их сочетаемости с существительными вызывает нередко затруднения и вопросы. Это прежде всего связано с некоторой непоследовательностью и неточностью их толкования в словарях: в одних толковых словарях (под ред. Д.Н. Ушакова, «Словаре русского языка» в 4 томах, «Русском толковом словаре» В.В. и Л.Е. Лопатиных) выделяются два значения слова жизненный, в других («Словаре современного русского литературного языка» в 17 томах, словаре С.И. Ожегова) – три; в некоторых случаях слово жизненный входит в определение значения слова житейский и, наоборот, слово житейский используется для толкования одного из смысловых оттенков слова жизненный. Тем самым создается видимость их синонимичности и, соответственно, возможности взаимозамены (без ущерба для смысла), хотя на самом деле все обстоит не так просто. Положение осложняется и необходимостью давать при толковании этих прилагательных отсылки к слову жизнь, которое является многозначным.
Рассмотрим вначале особенности употребления прилагательного жизненный. На основе анализа большого фактического материала мы пришли к выводу, что на самом деле нет необходимости (особенно для массового читателя) выделять два или три значения этого слова, поскольку деление это является в значительной степени искусственным. Достаточно дать одно развернутое определение основного значения, отметив при этом, однако, его дополнительный смысловой оттенок. Определение в этом случае будет иметь следующий вид: «Связанный с жизнью, с окружающей действительностью, общественно значимый; близкий к жизни, к действительности, типичный, характерный для нее».
При этом очень важно указать те существительные, которые обычно употребляются с этим прилагательным в указанном значении: опыт, путь, уровень, планы, обстоятельства, ситуации, ресурсы, потребности, силы, процессы, пространство, поприще, условия, уклад, стандарты, стимул, успех, наблюдения, мудрость, необходимость, взгляды, воззрения, идеалы, позиция, философия, приоритеты, установки, кредо, ориентиры, принципы, темы, вопросы, проблемы, явления, противоречия, трагедия, коллизия, тупик, потрясение, разочарование, невзгоды, неудачи и т.д.; образ, правда, произведение, спектакль, фильм, рассказ, повесть и др.
Перечисленные существительные очень трудно в большинстве случаев четко и непротиворечиво распределить по выделяемым словарями значениям – одни и те же слова попадают зачастую в разные рубрики. Нужно или еще больше увеличивать количество выделяемых значений, или же ограничиться одним развернутым определением, вполне достаточным для практических целей. Мы предпочитаем последний вариант.
Интересно при этом отметить, что пароним жизненный в своем основном значении сочетается обычно с отвлеченными существительными, часто в форме множественного числа. Если же речь идет о дополнительном смысловом оттенке основного значения, то в этом случае употребляются существительные, связанные с творческой деятельностью. Приведем ряд примеров из художественной литературы и периодики:
Чувствовалось, как много он (Смоктуновский) хлебнул горестного и горького, какой огромный жизненный опыт накопил. (О.Аросева. Без грима); К сожалению, я вновь в госпитале. Мое жизненное пространство сокращается. (Из статьи Д.Волкогонова. Известия. 1994. 15 июня); Но влияние спада на жизненный уровень населения и на хозяйственную активность далеко не однозначно. (Обозреватель. 1994. № 4); Ну что поделаешь, коли ни Господь, ни жизненные обстоятельства не дали человеку ни образования, ни таланта. (Известия. 1994. 10 июня); Для (Ермоловой) критерием художественности служило соответствие жизненной правде. (Т.Щепкина-Куперник. Литературные вкусы)
Перейдем теперь к рассмотрению паронима житейский. В отличие от словосочетаний со словом жизненный, свойственных книжному стилю речи, словосочетания с житейский носят нейтральный или разговорный характер, поскольку касаются более «низких» материй. Из различных определений этого прилагательного, имеющихся в толковых словарях, нам кажется наиболее удачным и точным определение в словаре
С.И. Ожегова: «Обыденный, свойственный повседневной жизни». Вот круг существительных, более или менее регулярно сочетающихся с этим прилагательным: будни, бури, вопросы, дела, заботы, интересы, истории, мелочи, мораль, мудрость, наблюдения, неприятности, неудачи, обстоятельства, опыт, подробности, план (в житейском плане), проза (т.е. проза жизни), (не)практичность, радости, разговор, разногласия, сутолока, темы, точка зрения (с житейской точки зрения), трудности, целесообразность, хлопоты и т.д. Проиллюстрируем сказанное примерами:
И все эти люди, несмотря на видимую молодость, очевидно, обладали большим житейским опытом. (А.Куприн. Обида); Вопросы обсуждаются самые житейские, интересующие горожан, затрагивающие их интересы. (В.Николаев. Горсовет по-американски); Редакторша убрала рукопись, и мы поговорили о делах житейских. (А.Ягодкин. Как я был писателем); Они (старые фотографии) для актрисы бесценный источник вдохновения («тут судьбы, целые житейские истории, есть чему поучиться!»). (Известия. 1999. 9 апреля); Вспомните нашу житейскую мораль: нам было тяжело, пусть дети поживут по-человечески. (В.Николаев. Мужчины и женщины); Таким людям, как Андерсен, нет охоты растрачивать время и силы на борьбу с житейскими неудачами... (К.Паустовский. Сказочник); И мы расстались, чтоб никогда уже не встретиться в многоликой житейской сутолоке большого города. (Г.Семенов. Непротекаемый)
Как можно видеть из приведенных примеров, в предложениях со словом житейский речь идет преимущественно о явлениях и событиях обычной, будничной жизни, несколько «приземленных», происходящих на бытовом уровне (семья, работа, карьера, отношения с окружающими людьми и т.д.). В то же время предложения со словом жизненный касаются, как правило, вопросов, выходящих за узкие рамки бытовых отношений и имеющих в той или иной степени общественный резонанс.
При этом следует отметить, что отдельные существительные (напр.: вопросы, опыт, мудрость, наблюдения, темы, обстоятельства) могут употребляться с обоими прилагательными, образуя паронимические словосочетания: жизненные вопросы – житейские вопросы, жизненный опыт – житейский опыт, жизненная мудрость – житейская мудрость, жизненные темы – житейские темы и т.д. Некоторые исследователи считают такие словосочетания синонимичными. Действительно, на первый взгляд это утверждение кажется справедливым, и многие читатели могут с ним согласиться. Однако при более глубоком анализе предложений с такими словосочетаниями становится очевидным, что различия, хотя и очень тонкие, все же существуют. Жизненные вопросы и жизненные темы более общественно значимы, более важны, чем житейские вопросы и житейские темы. Жизненный опыт Смоктуновского (см. пример выше), подвергавшегося репрессиям и прошедшего большую школу жизни, несравненно богаче и разнообразнее, чем житейский опыт молодых людей из рассказа А.И. Куприна (см. пример). Аналогично: жизненная мудрость – это мудрость целой человеческой жизни, мудрость человека на склоне лет, а житейская мудрость – всего лишь бытовая максима, расхожая сентенция (напр.: «уважай старших, не обостряй отношений с соседями» и т.д.), которой человек руководствуется в своем поведении, в своих каждодневных поступках и решениях.
Подводя итоги сказанному, можно сделать вывод о том, что, несмотря на семантическую близость, рассматриваемые паронимы не являются все же синонимами и за каждым из них закрепляется определенный круг существительных, с которыми они сочетаются, хотя в некоторых случаях оба паронима могут употребляться с одними и теми же существительными, привнося при этом те или иные нюансы в высказывание.
АЙ-АЙ-АЙ!
Вас что-нибудь настораживает в этом тексте?
Вот что написал известный политкомментатор уважаемой газеты.
«Складывается впечатление, что Путин как бы сидит на двух стульях, оценивает российскую жизнь, основываясь на прямо противоположных системах ценностей. С одной стороны, он как патриот, болеющий душой за Россию, обеспокоен нынешним демографическим кризисом, тем, что матери не рожают детей, ибо не верят в их будущее, что старшее поколение просто вымирает от нищеты. Но, с другой стороны, тот же Путин ищет спасения от демографической катастрофы в той самой шоковой терапии, которой она была спровоцирована». («Литературная газета», № 28–29/2000)
Ответ
Не кажется ли вам, что уместнее было бы сказать: «женщины не рожают детей»? В самом деле, можно ли употребить слово матери по отношению к тем, кто не рожает детей?
КУЛЬТУРА РЕЧИ
РУССКИЙ РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ ПРИВЕТСТВИЯ
О.А.КРЫЛОВА
доктор филологических наук,
профессор кафедры общего и русского языкознания
филологического факультета
Российского университета дружбы народов,
Москва

Поделюсь с вами некоторыми наблюдениями над распространившимся в последнее время речевым явлением, которое требует осмысления и оценки в аспекте синтаксиса, прагматики и культуры речи.
Хорошо известно, что язык развивается и в процессе развития языка постепенно изменяются языковые нормы. Однако не менее хорошо известно, что нормы литературного языка по природе консервативны. Если бы нормативным безотлагательно и безоглядно признавалось все новое, что возникает в речи, мы не имели бы литературного языка вообще, так как литературный язык есть результат тщательного и длительного отбора языковых средств. Языковой идеал, по меткому выражению А.М. Пешковского, – единственный из всех идеалов, который лежит позади, т.е., овладевая литературным языком, мы стремимся говорить так, как говорили лучшие писатели, наши учителя, родители – словом, представители старшего поколения.
С этих позиций рассмотрим тот фрагмент русского речевого этикета, который связан с речевым актом приветствия. Известны и употребительны в среде носителей русского языка различные приветствия, отличающиеся стилистической окраской, степенью распространенности и сферами функционирования, но являющиеся при этом именно приветствиями:
Здравствуй! Здравствуйте! Добрый день! Доброе утро! Добрый вечер! (стилистически нейтральные, уместные в любой обстановке и при различном характере отношений между общающимися);
Приветствую вас! (несколько архаическое, с оттенком торжественности, уместное в официальной обстановке);
Привет! Салют! (разговорные, фамильярные, уместные в неофициальной обстановке, при наличии неофициальных отношений между говорящими);
Приветик! (разговорно-просторечное, сниженное, иронически-шутливое, возможное только в неофициальной обстановке, между находящимися в дружеских отношениях говорящими);
Хэлло! Хай! (заимствованные из английского языка, являющиеся принадлежностью молодежного жаргона, уместные в неофициальной обстановке при наличии неофициальных отношений между общающимися).
С точки зрения синтаксиса все эти приветствия не являются предложениями в грамматическом смысле, т.к. они лишены грамматического значения предикативности (соотнесенности с модально-временным планом); но коммуникативными единицами (коммуникатами) они, безусловно, являются. Такие коммуникаты (иногда их называют релятивами) служат не для передачи собеседнику какой-либо информации, не для побуждения кого-либо к действию и не для запроса информации, как обычные повествовательные, побудительные и вопросительные предложения, а являются реакцией на ситуацию или слова собеседника. Русский речевой этикет требует, чтобы на приветствие отвечали тоже приветствием. Не ответить собеседнику на его приветствие, проигнорировать его означает проявить к собеседнику неуважение, что является нарушением не только речевого этикета, но и этических норм, принятых в культурном обществе.
То, что все приведенные выше релятивы являются именно приветствиями, доказывается, в частности, их взаимозаменяемостью (разумеется, при условии их стилистической однородности или стилистической нейтральности); например:
1) – Приветствую вас!
– Здравствуйте!
2) – Здравствуй/те!
– Добрый день!
3) – Привет!
– Салют!
4) – Доброе утро!
– Привет!
5) – Приветик!
– Хай! – и т.п.
В последнее время достаточно частотной стала речевая ситуация, подобная следующей: вы звоните знакомому, трубку снимает его сын (или дочь), и вы, прежде чем обратиться с просьбой позвать к телефону вашего знакомого, естественно, здороваетесь с тем, кто снял трубку. И вот тут вас ожидает сюрприз:
– Здравствуйте! – говорите вы и слышите в ответ:
– Да.
Или:
– Добрый вечер! – говорите вы, а в ответ раздается:
– Добрый!
Естественная реакция – это состояние легкого шока, заставляющее вас на мгновение замереть. В зависимости от настроения (и характера) вы или с нажимом повторяете приветствие, добиваясь ответного Здравствуйте! или Добрый вечер!, или же просто просите позвать к телефону имярек.
Почему такие реплики-реакции, как «Да» и «Добрый!», в речевом акте приветствия шокируют звонившего? Потому что они не соответствуют ни синтаксической, ни стилистической норме, а также нарушают правила речевого этикета. Как это можно доказать?
В норме реплика-релятив «Да» функционирует как ответ на вопрос. Но ведь звонивший никакого вопроса не задавал и на свое приветствие, естественно, ожидает только приветствия, а его-то и не последовало. Высказывание «Добрый!» – это уже не релятив, а предложение, являющееся в норме или тоже ответом на вопрос (но неполным, как в случае, например: Иван Кузьмич – добрый человек? – Добрый!, или сообщением, подтверждающим предыдущее, как в диалоге: Иван Кузьмич, по-моему, человек добрый. – Добрый!). Но ни вопроса, ни сообщения, которые нуждались бы в ответе или в подтверждении, не было, и, как и в первом случае, звонивший в ответ на свое приветствие не услышал ожидаемого приветствия. В обоих случаях произошло то, что в прагматике называют коммуникативным сбоем.
Приветствие говорившего фактически было проигнорировано: в ответ он не услышал приветствия, а значит, был нарушен речевой этикет, поэтому говорящий испытал эмоциональный дискомфорт, подобный тому, какой может испытать человек, протянувший руку для пожатия, когда эту руку вольно или невольно не заметили.
То, что реплики Да и Добрый! никак не могут интерпретироваться как приветствия, можно подтвердить и тем, что они не характеризуются той взаимозаменяемостью, о которой шла речь выше; так, нельзя представить себе такого обмена «приветствиями», как, например:
1) – Добрый!
– Здравствуй!
Или:
2) – Да.
– Добрый!
Или:
3) – Привет!
– Добрый!
Или, наконец:
4) – Добрый!
– Добрый!
Кроме того, сочетания Добрый день! (Доброе утро! и Добрый вечер!) являются устойчивыми и неразложимыми и в качестве приветствия выступают только в полном своем составе. Можно попытаться объяснить использование в роли приветствия только первой
части этих сочетаний действием закона экономии произносительных усилий, но и в этом случае окажется, что собеседник нарушил и языковую норму, разрушив без необходимости устойчивое сочетание, и в то же время сэкономил на приветствии (!), чем вольно или невольно выказал если не свое неуважение к собеседнику, то явное к нему невнимание.
Таким образом, употребление Да и Добрый! в качестве приветствия приводит к нарушению языковых (синтаксических и стилистических) норм, к коммуникативному сбою и нарушению правил речевого этикета. Следствием этих нарушений и является ощущение того, что приветствие было проигнорировано, а это у воспитанного человека с хорошим языковым чутьем не может не вызвать состояния эмоционального дискомфорта.
Разумеется, нормы могут изменяться, о чем было сказано выше. Но это изменение должно быть коммуникативно оправданным; без необходимости, только из любви ко всему новому или из слепого подражания моде нарушать нормы не следует. В связи со сказанным можно напомнить статью академика В.И. Абаева «Лингвистический модернизм и дегуманизация науки о языке», опубликованную еще в 1963 году (в журнале «Вопросы языкознания» № 3), где ученый писал: «Когда общество вступает в полосу духовного кризиса, оно начинает судорожно хвататься за все новое. Но так как это делается в условиях идейной опустошенности и оскудения, то поиски нового идут преимущественно по линии формы, формальных средств, формальных ухищрений, формальных вывертов. Содержание же, если оно вообще существует, остается крайне убогим и примитивным» (с. 24). (Цитируется по книге: Исаев М.И. Василий Иванович Абаев. М.: Наука, 2000. С. 104.)
Требование разумного консерватизма в соблюдении норм означает, что носители литературного языка не должны бездумно следовать языковой моде. Речь идет вовсе не о пропаганде пуризма (от латинского purus – «чистый») – полного и категорического отвержения всего нового в языке, независимо от того, целесообразно это новое с коммуникативной точки зрения или нет. Я говорю о необходимости критического отношения к различным речевым новациям, о необходимости их всестороннего анализа с тем, чтобы не спешить объявлять их новой нормой. Именно бережное отношение к языку (а значит, и к сложившимся нормам литературного языка) – показатель высокой речевой культуры и общей культуры как отдельных носителей языка, так и всего общества в целом.
НОВОЕ В РЕЧЕВОМ ЭТИКЕТЕ
М.А.КРОНГАУЗ
Мы живем в эпоху больших и, главное, быстрых изменений в языке и речи. Наиболее заметны изменения в лексике: многочисленные заимствования, проникновение жаргонизмов в нашу речь и т.д. Именно это описывают прежде всего лингвисты, именно это замечают сами носители языка.
Как ни странно, менее заметными оказываются изменения в речевом этикете. Новых слов в этой области практически не появилось. По-видимому, старшее поколение рассматривает изменение речевого этикета как простое и случайное его нарушение, а младшее — как норму. Собственно же процесс изменений остается незамеченным. Однако изменения в речевом этикете происходят.
Так, интересно отметить появление новых вариантов приветствия и прощания, возникших прежде всего в «телевизионной» речи. Тележурналист Сергей Шолохов, ведущий различных кинопрограмм, настойчиво использует при прощании редуплицированную формулу Пока-пока. Многими носителями русского языка такая форма вообще не осознается как нечто новое, поскольку в русском речевом этикете в принципе возможен повтор форм приветствия и прощания: Здравствуйте, здравствуйте!, Привет, привет!, До свидания, до свидания!, Пока, пока! Но особая интонация и специфически быстрый темп речи показывают, что здесь мы скорее имеем дело с единой редуплицированной формулой, используемой, по-видимому, вполне сознательно как калька английского bye-bye. Впрочем, эта новация не оказала никакого влияния на реальный «внетелевизионный» этикет и реализована только в очень узком журналистском кругу.
Большее распространение получило еще одно телевизионное приветствие: Доброй ночи! Его возникновение связано с появлением новой по сравнению с советским временем реалии – ночного телевидения. Это приветствие стали употреблять телеведущие под влиянием разложения этикетных формул Доброе утро!, Добрый день! и Добрый вечер!, позднее оно было подхвачено телезрителями, задающими вопросы в прямом ночном эфире.
Интересно отметить, что употребление данной формулы в качестве приветствия противоречит некоторым языковым законам или тенденциям.
Во-первых, в европейских языках аналогичная формула используется именно при прощании, а не при приветствии: англ. good morning, good evening – good night, нем. Guten Morgen, Guten Tag – Gute Nacht, фр. bon matin, bonjour – bonne nuit – то есть соответствует стандартному русскому Спокойной ночи!
Во-вторых, в русском языке Доброй ночи! как формула прощания также су-ществует, хотя и используется значительно реже формулы Спокойной ночи!:
— Доброй ночи, Бах, — говорит Бог.
— Доброй ночи, Бог, — говорит Бах.
Доброй ночи!..
(А. Галич)
Таким образом, следует говорить о возникновении омонимии формулы Доброй ночи!
В-третьих, формула Доброй ночи! возникла не только под влиянием формул приветствия Доброе утро!, Добрый день! и Добрый вечер!, но и под влиянием упомянутой уже формулы Спокойной ночи! Только этим может объясняться родительный падеж существительного, что как раз отличает новую формулу от трех уже существующих формул приветствия. Но родительный падеж фактически означает, что мы имеем дело с пожеланием: (желаю вам) спокойной ночи, а пожелания стандартно используются именно в качестве формул прощания, употребление многих из них уже закреплено в языке: Счастливого пути!, Удачи! и т.д.
Насколько «телевизионное приветствие» укоренится в обыденной речи, сказать пока невозможно. Следует лишь отметить, что его появление противоречит сложившимся этикетным правилам в различных языках, а само оно является своего рода казусом, сомнительной языковой новацией, тем не менее уже функционирующей в определенной сфере общения.
Кроме изменения этикетных формул (пока в достататочно узкой сфере), следует говорить и об изменении обращений и вообще изменении использования собственных имен. Более или менее общепризнанным фактом является постепенное вытеснение отчеств. Естественно, это лишь тенденция, и нет никаких оснований говорить об исчезновении отчеств вообще. Эта тенденция действует в тех сферах общения, которые наиболее подвержены иностранному влиянию. В основном она имеет место в речевых рамках современного бизнес-сообщества. Новый речевой этикет во многих деловых коллективах подразумевает обращение только по имени, в том числе и к начальнику, и к деловому партнеру, то есть и в тех ситуациях, где ранее нейтральным было обращение по имени-отчеству.
Такая, казалось бы, точечная замена приводит к значительной перестройке системы личных имен. В русском языке личные имена можно разделить на два класса.
Первый класс составляют имена, для которых при самостоятельном употреблении (то есть без отчества и без фамилии) наиболее нейтральным вариантом является полное имя. К этому классу относятся такие мужские имена, как Андрей, Антон, Максим, Никита и т.д., и такие женские, как Вера, Лариса, Марина, Нина и под. С некоторым допущением можно сказать, что здесь вообще отсутствуют уменьшительные имена, а есть только прагматически маркированные варианты (ласкательные и под.).
Ко второму классу относятся личные имена, полные варианты которых самостоятельно практически не употребляются, по крайней мере в функции обращения. При самостоятельном употреблении используются соответствующие уменьшительные имена. К этому классу относятся такие мужские имена, как Александр (соответствующие уменьшительные — Саша или Шура, возможно и Алик), Владимир (Володя), Дмитрий (Дима или Митя), Евгений (Женя), Михаил (Миша) и др., и такие женские, как Анна (Аня), Екатерина (Катя), Елена (Лена), Мария (Маша или устар. Маруся), Надежда (Надя). Использование полного имени в качестве самостоятельного обращения вызывает дополнительный прагматический эффект. Оно может восприниматься как претенциозное, чопорное, иногда жеманное и всегда особым образом характеризует говорящего или речевую ситуацию. Следует также отметить маркированное (строгое) родительское употребление: Владимир, ты до сих пор не сделал уроки!
Нейтральное употребление этих имен в функции обращения возможно только в сочетании с отчеством (и в строго определенных ситуациях — с фамилией). Конечно, граница между этими двумя классами не абсолютно строгая. Для некоторых имен, принадлежащих ко второму классу, полные имена в большей или меньшей степени все же допускаются в самостоятельном употреблении. Достаточно сравнить практически не употребляемое нейтрально Дмитрий и, скажем, Алексей или Виктор. Последние, несмотря на наличие уменьшительных имен Алеша и Витя, тем не менее могут служить достаточно нейтральными обращениями. Отчасти размывается и первый класс, свидетельством чего может служить использование квазиуменьшительных (то есть в действительности не нейтральных) имен типа Макс (для Максим), Ник (для Никита) или Лара (для Лариса). Употребление личных имен вообще очень сильно лексикализовано. Почти у каждого распространенного имени есть свои индивидуальные особенности. Тем не менее с системной точки зрения такое разбиение на два класса вполне оправданно и позволяет объяснить многие общие закономерности употребления личных имен.
Однако в настоящее время описанная система фактически находится на стадии разрушения. И происходит это из-за вытеснения обращений по имени-отчеству. Само противопоставление обращений по имени и по имени-отчеству связано со степенью официальности речевой ситуации, статусами говорящего и адресата, определяемых прежде всего возрастом и социальным положением, а при равных и высоких статусах в неофициальной ситуации – также степенью знакомства.
Вытеснение отчеств должно было бы означать распространение стандартных правил употребления имен на всю сферу общения знакомых людей, то есть автоматическую замену в соответствующих ситуациях обращения Андрей Андреевич (или Марина Ивановна) на Андрей (или Марина), а Владимир Владимирович (или Мария Ивановна) — на Володя (или Маша). Однако этого не происходит (или по крайней мере это происходит не всегда). Уменьшительные имена воспринимаются все-таки как чрезмерно контактные (интимные, фамильярные и т.п.), и поэтому практически не используются в официальной ситуации или при различиях в статусе. Так, по-видимому, все же нежелательны обращения Маша и Володя к значительно более старому собеседнику или к собеседнику, намного опередившему говорящего в социальном статусе (при допустимых Марина и Андрей). Именно в этом случае для данного класса личных имен могут быть использованы соответствующие полные варианты. Таким образом, полные имена типа Мария и Владимир в новом зарождающемся этикете оказываются допустимыми в самостоятельном употреблении. Они противопоставлены уменьшительным именам Маша и Володя в той же прагматической системе координат, в которой уменьшительным именам были противопоставлены имена-отчества.
Как уже говорилось, эти изменения коснулись не только обращений. Это, в частности, относится и к способу представления или называния присутствующего человека (называние только по фамилии в этой ситуации, как правило, не используется). Интересное смешение двух систем имеет место в ряде телевизионных программ. Когда приглашенный в студию гость имеет высокий социальный статус, ведущий обращается к нему по имени-отчеству. Однако для представления и называния его в речи, обращенной к зрителям, используется имя без отчества, правда, вместе с фамилией. Следуя старой традиции, например, политического деятеля следовало бы все же представлять, используя отчество. Таким образом, складывается новый публичный этикет.
Дальнейшее развитие системы речевого этикета, и в том числе окончательную сферу употребления и степень употребимости русских отчеств, предсказать трудно. Вполне вероятно, что других, более сильных изменений и не последует. Тем не менее фактически определенная перестройка уже произошла. Она затронула не только отчества, но и всю систему личных имен. Безусловный психологический интерес представляет тот факт, что подобные достаточно значительные и, главное, системные изменения осознаются далеко не всеми носителями языка. Во всяком случае, как уже говорилось вначале, рефлексия по этому поводу намного слабее, чем рефлексия по поводу отдельных заимствований.


<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ