СОДЕРЖАНИЕ

Новая история города Глупова от Ивана Православного

Было дело, Летописец поведал нам историю города Глупова. Как предки глуповцев сначала головами тяпались, а потом князя себе выбирали, да не какого попало, а чтоб подурее был.
Потом в городе Глупове такая череда градоначальников и градоначальниц пошла, что глуповцам то и дело приходилось очередных ивашек с раската скидывать. Триста лет прошло, все это глуповцам надоело, и началось у них прояснение в уму. Тогда они вместо ивашек тогдашних градоначальников и их присных с раската поскидывади, а сам Глуповск в Октябрьск переименовали. Чтоб все по-иному было. Но непросто это оказалось, одним переименованием дело не обошлось. В градоначальническое окружение поналезли разные яшки да бухашки не лучше прежних, все о себе, да своих домочадцах и сородичах пеклись. А со всех сторон разные немцы-иноземцы на прежде глуповские, а теперь октябрьские земли губы раскатали. Пришлось теперь этих яшек да бухашек с раската поскидывать, добавив к ним для порядку и кое-каких неустойчивых ивашек. Тогда и удалось лет в десять и свои дела поправить, и для немцев-иноземцев сколь надо пищалей и фузей отковать, да огневого припасу к ним заготовить. И еще такой порядок завести, чтоб дулы у пищалей и фузей кирпичом толченым не чистить, а огневой припас для раскуривания цыгарок не изводить. И так ловко, когда с умом-то, эти дела у них пошли, что немцы-иноземцы в это прояснение в уму за столь малое время у тогдашних уже октябрьцев не поверили. Пришлось им это подоходчивее объяснить. Хоть и не запросто, но получилось, и, дух переведя, бывшие глуповцы, а теперь октябрьцы вновь за свои дела взялись, чтоб жить-поживать и по-октябрьски, а не по-глуповски, детишек растить, да добра наживать. И в небеса-то они, а то и повыше, забрались, и адский огонь заставили свои избы многоэтажные освещать-обогревать, да еще и немцев-иноземцев заморских в узде держать. Но от этих успехов, хоть до конца и не доведенных, бывшие глуповцы, а теперь октябрьцы разомлели и стали разные хмельные зелья раскушивать, да подремывать. Ан ведь и забугорный немец-иноземец не дремал, а стал бывшим глуповцам, а ныне октябрьцам свои ароматные розовые порошки против блох и клопов в одном флаконе в обмен на богатства земные предлагать.
А бывшие глуповцы, которые теперь гордо себя октябрьцами называли, и не заметили, как опять расплодились среди них разные ипохондрики и прощелыги демократической национальности. Не заметили и как пролез в градоначальники Мишка-конвертик, который тут же стал их уговаривать на употребление ароматного блошино-клопиного порошка.
- Да, нет у нас теперь ни блох, ни клопов, ни другой какой кровопивной нечисти. Разве кое-какие проходимцы завелись, так мы их ужо, вот только поспим немножко и враз, - говорят ему бывшие глуповцы, а теперь октябрьцы.
- А мы их заведем, - отвечают им Мишка-конвертик и его верный помощник-оборотень Яшка-прощелыга. - И тогда будет вам, чем заниматься, чтобы не дремать.
- Больно ты умен, - обиделись на Мишку-конвертика бывшие глуповцы, а теперь октябрьцы, и решили себе другого градоначальника избрать. Вспомнили стародавние времена, описанные Летописцем, и стали искать, кого подурее. Нашли.
Выбрали Борьку-алкаша. Тот взял себе в помощники Егорку-харю, который знал ихний забугорный язык, а потому считал себя умным.
- Вот шта, - сказал Борька-алкаш бывшим глуповцам, теперь считавшим себя октябрьцами. – Отныне у нас полная свобода, а посему быть вам всем обратно глуповцами. Все, что вы за эти годы собрали-накопили, как объяснил мне мой самый умный помощник Егорка-харя, было собрано-накоплено неправильно. И я это все у вас отбираю, а вы за это можете с полной свободой, сколько хотите, друг у друга воровать, хмельное зелье без удержу пить, да еще совершенно свободно сколь угодно головами друг с другом тяпаться, хоть вовсе друг друга проглотите. А всех недовольных новой глуповской свободой ивашек под радостные крики разных лиц демократической национальности с раската скинул.
Новообращенные глуповцы радостно кинулись воровать и тяпаться головами между собой, а лица демократической национальности тем временем грабанули все, что было бывшими глуповцами, ставшими октябрьцами, накоплено совместно. Много всяких-разных глупостей устроил новоявленным глуповцам Борька-алкаш, но самым выдающейся было учреждение истинно глуповского праздника - Дня независимости Глупова ото всего неглуповского.
Шло время, и Борьку-алкаша на посту глуповского градоначальника сменил Путти-первертутти. Он раз за разом стал все борькины глуповства заменять новыми, вводя для того все новые и новые свободы. Свободу выгонять глуповцев из заработанных ими в октябрьские времена квартир, свободу не лечиться и не учиться, освободил их от разных обременительных пенсий, бремени наук и владения своими исконными землями, лесами, водами и всеми остальными земными богатствами, отдав все это немцам-иноземцам, тысячу лет к ним прилаживавшимся, и лицам демократической национальности. А, когда по приказу своего забугорного начальника и примеру своего предшественника он объявил очередное глуповство - новый глуповский праздник то ли победы над ляхами, то ли демократии над разумом и Октябрьском, бывшие октябрьцы, а ныне новообращенные глуповцы дружно побежали готовиться провозгласить его градоначальником города Глупова навечно.
Иван Православный



СОДЕРЖАНИЕ