<<

стр. 9
(всего 15)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Задача определения величины и значения в экономике институ-
ционального трансакционного сектора является практически более
выполнимой, чем подсчет величины внутрифирменного трансакци-
онного сектора. При решении этой задачи, с одной стороны, речь
может идти об определении значения трансакционных отраслей или
трансакционных видов экономической деятельности в экономике,
если считать занятие ими институционализирующим признаком. С
другой стороны, возможно определение значения в экономике секто-
ра трансакционных корпораций как совокупности институциональ-
ных единиц, для которых специализация на трансакционных опера-
циях может стать институционализирующим признаком согласно
принципам построения системы национальных счетов (СНС).
В табл. 1 сгруппированы результаты деятельности трансакци-
онных отраслей в экономике Украины в 1998 г. Как видим, эти ре-
зультаты являются достаточно значимыми. Однако вдаваться в под-
робности классификации отраслей экономики как трансакционных
мы не будем, так как в настоящее время используется иная, гармони-
зированная с Классификацией видов экономической деятельности
Статистической Комиссии Европейского Союза (NACE), классифи-
кация видов экономической деятельности, которую имеет смысл
проанализировать более детально. Для классификации видов эконо-
мической деятельности необходимо четко определить критерий, по
которому они могут быть отнесены к трансакционным.
Понятно, что в рыночной экономике практически любой значи-
мый трансформационный процесс предполагает реализацию его ре-
зультатов, связанную с возникновением трансакционных издержек.
Поэтому в самой своей основе трансформационные виды деятельно-
сти в рыночной экономике фактически являются смешанными,
включающими элементы трансакционных функций. В некоторых
случаях, однако, последние обосабливаются, и тогда в деятельности
субъектов на первый план выходят трансакционные функции, хотя
они могут сопровождаться связанными с ними трансформационными
процессами. К трансформационной будем относить деятельность,
связанную с удовлетворением каких-либо потребностей в продуци-
руемых благах, в то время как трансакционная деятельность направ-
лена на удовлетворение специфической потребности в обладании
270
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

правами собственности на них. (Возможность такого подхода выте-
кает из предложенной нами концепции рационального трансакцион-
ного выбора[2]).
Таблица 1
Роль трансакционных отраслей в экономике Украины в
1998 г., % (рассчитано в ценах потребителя) [6]
В том числе
Выпуск товаров и услуг

Выпуск товаров и услуг




Налоги за вычетом суб-




Другие налоги за выче-
сидий на производство




Оплата труда наемных
субсидий на продукты

том субсидий, связан-
ных с производством
Налоги за вычетом
Валовая прибыль,
смешанный доход
в основных ценах
Промежуточное
потребление




работников
ВВП




ВДС
Торговля 6,0 6,8 4,8 8,0 8,9 7,7 3,8 22,2 7,4 8,7
Заготовки 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,4 0,4
Материально-
техническое
0,5 0,6 0,4 0,7 0,9 0,7 0,7 0,6 0,6 0,7
снабжение и
сбыт
Операции с не-
0,1 0,1 0,0 0,1 0,2 0,1 0,2 0,0 0,1 0,1
движимостью
Общая коммер-
ческая деятель- 0,3 0,3 0,3 0,3 0,5 0,2 0,1 0,5 0,2 0,3
ность
Финансы 1,3 1,6 0,9 2,1 2,0 1,3 0,1 5,7 2,4 2,4
Всего по тран-
сакционным 8,6 9,6 6,6 11,5 12,8 10,2 5,2 29,3 11,2 12,7
отраслям

Трансакционной будем считать деятельность, главная функция
которой заключается в осуществлении трансакций, другими словами,
в обмене прав собственности, или вспомогательную деятельность,
непосредственно служащую реализации этой функции. При таком
подходе из всех видов деятельности к трансакционным относятся
безусловно только оптовая и розничная торговля (за исключением
услуг ремонта, носящего, в первую очередь, трансформационный ха-
271
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

рактер) и финансовое посредничество.
В то же время среди остальных видов деятельности некоторые
имеют смешанный характер. Под смешанным видом деятельности
мы понимаем не смешение трансформационных и трансакционных
функций при производстве отдельного блага, которое всегда имеет
место, а включение в состав одной агрегированной единицы подви-
дов деятельности, лишь часть из которых подпадает под выше при-
веденное определение трансакционных, в то время как другая часть
имеет, скорее, трансформационную природу.
Наиболее сложным представляется вопрос об отнесении к числу
трансакционных такого вида деятельности, как "операции с недви-
жимостью, сдача в наём и услуги юридическим лицам". В него вхо-
дят элементы, относящиеся как к трансакционному сектору, так и к
трансформационному сектору экономики. В частности, к последнему
необходимо целиком отнести такие подвиды деятельности упомяну-
того ее вида как информатизация, исследования и разработки.
Не вызывает сомнения, что операции с недвижимостью пре-
имущественно относятся к трансакционному сектору, так как непо-
средственно служат обмену прав собственности.
Что касается услуг юридическим лицам, то они содержат в себе
элементы как относящиеся, так и не относящиеся к трансакционному
сектору. К первым, с некоторыми оговорками, можно отнести рекла-
му, юридические услуги, учёт и аудит, обследование рынка, консуль-
тации бизнесу, набор рабочей силы и обеспечение персоналом. В то
же время архитектурные и инженерные услуги к нему не относятся.
Таким образом, этот подвид деятельности является смешанным в
очень высокой степени.
Трудности другого рода возникают при анализе сдачи в наём.
Они касаются понимания сущности трансакционных операций. Сда-
ча в наём предполагает расщепление пучка прав собственности, но
поскольку это не противоречит определению трансакции, то сдача в
наём может быть отнесена к трансакционным видам деятельности.
Итоги анализа по виду деятельности "операции с недвижимо-
стью, сдача в наём и услуги юридическим лицам" подведены в
табл.2. Как видим, по всем приведенным показателям трансакцион-
ные подвиды деятельности преобладают, к смешанным видам дея-
тельности относятся услуги юридическим лицам. Оперируя даже
подвидами вида деятельности "операции с недвижимостью, сдача в
наём и услуги юридическим лицам", невозможно точно определить
272
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

величину трансакционного сектора. Поэтому необходимо при опре-
делении нижней границы трансакционного сектора не учитывать по-
казатели деятельности подвида услуги юридическим лицам, а для
получения максимальной границы – учитывать.
Таблица 2
Роль подвидов деятельности вида "Операции с недвижимостью,
сдача в наём и услуги юридическим лицам"
в экономике Украины, % к итогу [8]




Валовая прибыль,
Подвиды

Оплата труда на-
емных работни-




смешанный до-
производство и
Характер вида




производство
деятельности




Выпуск про-
Субсидии на
Налоги на




дукции
импорт




ВВП
ход
ков

Операции с недви- Трансак- 31,8 49,7 74,4 56,7 45,3 46,4
жимостью ционный
Сдача в наем Трансак- 0,6 3,4 0,0 3,9 2,5 2,5
ционный
Всего по трансакционным 32,4 53,0 74,4 60,5 47,8 48,9
подвидам деятельности
Деятельность в Нетран- 5,0 9,1 25,6 3,7 4,4 5,0
сфере информати- сакцион-
зации ный
Исследования и Нетран- 24,0 11,0 0,0 8,3 15,3 16,2
разработки сакцион-
ный
Всего по нетрансакционным 29,0 20,1 25,6 12,0 19,8 21,2
подвидам деятельности
Услуги юридиче- Смешан- 38,6 26,9 0,0 27,4 32,5 29,9
ским лицам ный
Тот же принцип может быть применён к виду деятельности
"операции с недвижимостью, сдача в наем, услуги юридическим ли-
цам" в целом, когда его показатели в отчётности не детализированы,
но в этом случае оценки будут более грубыми, и поэтому для него
мы будем использовать только максимальную оценку.
Фактически, за рамками анализа при таком подходе остается
лишь часть коллективных, общественных и личных услуг, связанных
с функционированием организаций предпринимателей и служащих,
273
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

профессиональных организаций и союзов. Однако, вследствие незна-
чительного веса этого вида деятельности в экономике, это обстоя-
тельство не оказывает серьёзного влияния на получаемую оценку
трансакционного сектора. Тем более что этот вид деятельности не
относится к частному трансакционному сектору, хотя и является
элементом негосударственного трансакционного сектора.
Более точный способ может быть использован для определения
роли трансакционных видов деятельности. На его основе в табл.3 по-
лучены оценки верхней и нижней границ величины трансакционного
сектора в Украине. Как видим, трансакционный сектор играет в на-
циональной экономике достаточно важную роль, которая по некото-
рым показателям (в частности, валовой прибыли, смешанного дохо-
да) является непропорционально значительной. Однако, сравнив эти
показатели с соответствующими или близкими показателями для
других стран, можно увидеть, что ситуация в Украине не является
какой-то исключительной.
Таблица 3
Роль трансакционных видов деятельности в экономике Украины
в 2001 г., % (рассчитано в ценах потребителя) [8]
В том чис-




Оплата труда наем-
Выпуск продукции в




ле
Промежуточное по-




субсидий на произ-
Выпуск продукции




Налоги за вычетом
смешанный доход
Валовая прибыль,




водство и импорт
Налоги на произ-




ных работников
основных ценах




производство
Субсидии на
требление




водство
ВВП




Торговля 7,6 8,5 5,2 11,3 13,2 7,7 6,8 0,0 10,3
Финансовое посред- 1,6 1,8 1,0 2,6 3,5 0,4 0,4 0,0 2,3
ничество
Операции с недвижи- 1,8 2,0 1,1 2,9 4,2 1,3 1,4 2,7 2,1
мостью
Сдача в наем 0,1 0,1 0,1 0,2 0,3 0,1 0,1 0,0 0,0
Услуги юридическим 1,2 1,3 0,6 2,1 2,0 0,9 0,8 0,0 2,5
лицам
Трансакции- мини- 11,1 12,4 7,4 16,9 21,2 9,5 8,7 2,7 14,8
онные видымальная
деятельности, макси- 12,3 13,7 7,9 19,0 23,3 10,3 9,5 2,7 17,4
оценка мальная
274
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

Для сравнения ниже приведены табл. 4 и 5, в которых анализи-
руются результаты трансакционных видов деятельности в развитой
рыночной экономике США и трансформационной экономике Чехии.
Как видим, отставание в развитии трансакционных видов деятельно-
сти в Украине от США бросается в глаза, в то время как провести
сравнение с развитием трансакционных видов деятельности в Чехии
крайне сложно.
Таблица 4
Роль трансакционных видов экономической деятельности
в экономике США в 2003 г.
Виды экономической деятельности Доля в национальном до-
ходе (без корректировки
потребления капитала), %
Оптовая торговля 6,1
Розничная торговля 7,7
Финансы, страхование, операции с недвижимо- 18,5
стью, сдача в наем
Профессиональные и деловые услуги 13,1
Трансакционные виды деятельно- минималь- 32,3
сти, оценка ная
максималь- 45,4
ная
Рассчитано на основе данных Бюро экономического анализа Министер-
ства торговли США.
Таблица 5
Роль трансакционных видов экономической деятельности в эко-
номике Чехии в 2003 г.
Виды экономической деятельности Доля в ВДС, %
Торговля 9,0
Финансовое посредничество 2,9
Операции с недвижимостью, сдача в наем, ус- 10,8
луги юридическим лицам
Трансакционные виды деятельности, макси- 22,7
мальная оценка
Рассчитано на основе данных Статистического бюро Чехии.
Конечно, проведение межстрановых сравнений на основе стои-
мостных показателей требует коррекции вследствие различия струк-
туры себестоимости в различных странах. Различаются и используе-
275
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

мые показатели. Поэтому для более четкого сравнения целесообраз-
но использовать показатель занятости трансакционными видами дея-
тельности. Практика показывает, однако, что в этом случае особен-
ности национальной статистики могут привести к неточности при
проведении сопоставлений.
Для определения числа занятых трансакционными видами дея-
тельности может быть использован более грубый способ, предло-
женный выше. Для исключения влияния, искажающего итоги демо-
графического фактора, целесообразно использовать показатель части
занятых в трансакционных отраслях или трансакционными видами
деятельности в общем числе занятых. Это дает возможность на осно-
ве данных национальной статистики оценить величину трансакцион-
ного сектора экономики Украины в достаточно строгом понимании.
При отраслевом подходе, использовавшемся до начала нового века,
из всех отраслей экономики, по которым статистические ежегодники
содержат данные о занятости, к частному трансакционному сектору
отношение имеют только: 1) торговля, общественное питание, мате-
риально-техническое снабжение и сбыт, заготовки; 2) финансирова-
ние, кредитование и страхование.
Отметим, что термин частный трансакционный сектор недоста-
точно точно отражает реалии трансформационного периода, когда
значительная часть занятых в указанных двух отраслях работает на
предприятиях государственной формы собственности. В первой от-
расли в 1996 г. их доля составляла 20,7 % (в 2000 г. – 13,9 %), во вто-
рой отрасли – соответственно 45,7 % и 33,7 %. Поэтому более пра-
вильно будет говорить об отраслях товарных и финансовых трансак-
ций. Условно можно было бы использовать и установившийся тер-
мин частный трансакционный сектор, но в составе занятых в отрас-
лях экономики учитывались только наемные работники предприятий,
учреждений, организаций, что еще больше искажает понятие.
Предложенный показатель достаточно информативен, но, на
удивление, на рубеже веков он фиксирует сокращение числа занятых
в отраслях товарных и финансовых трансакций. Напротив, в 1996 -
1999 гг. по этому показателем имело место возрастание в экономике
относительного веса занятости в отраслях товарных и финансовых
трансакций с 7,33 % до 7,80 % при сохранении количества занятых в
них на уровне 1,7 млн. человек. Таким образом, можно сделать вы-
вод, что, несмотря на незначительные изменения абсолютной вели-
чины занятости в этой части трансакционного сектора, ее относи-
276
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

тельный вес в экономике увеличивался. В 2000 г. ситуация значи-
тельно ухудшилась: зафиксировано сокращение абсолютных и отно-
сительных показателей занятости в отраслях товарных и финансовых
трансакций, что отдаляет Украину от стран с развитой рыночной
экономикой и даже от Центрально-Европейских стран.
Снижение примерно на четверть числа занятых в сфере торгов-
ли, общественного питания, материально-технического снабжения и
сбыта, заготовок не может быть рационально объяснено (или число
занятых в этой отрасли к началу трансформации превышало потреб-
ности, или сейчас часть ее рабочих не учитывается статистическими
органами).
К сожалению, начиная с 2001 г., непосредственно сопоставить
данные с предыдущими годами уже невозможно. Но новая форма
публикации данных дает возможность разрешить указанный пара-
докс. Дело в том, что публикация данных по статистике труда начала
осуществляться согласно КВЭД вместо Общего классификатора от-
раслей народного хозяйства (ОКОНХ). Вследствие их отличий со-
поставление данных было бы некорректным, однако, переход к но-
вой классификации имеет существенные положительные последст-
вия. Оказывается, что рассчитанный по видам трансакционной дея-
тельности показатель занятости в трансакционном секторе намного
точнее отражает ее величину, чем показатель, рассчитанный по от-
раслям.
Подсчет занятых в отраслях экономики не включал некоторые
категории занятых (работающих по найму у отдельных граждан, ра-
ботодателей, самозанятых и тому подобное). Число занятых этих ка-
тегорий (так называемых занятых в иных сферах экономической дея-
тельности) постоянно возрастало. Между тем львиную их часть со-
ставляли занятые во всех видах торговли – 63 % в 2001 г. (для отрас-
лей товарных и финансовых трансакций – две трети). Они не могли
быть учтены в числе занятых в трансакционном секторе, и поэтому
информация о нем была принципиально неполной.
Переход к учету занятого населения по видам экономической
деятельности дает возможность учесть в составе частного трансакци-
онного сектора помимо деятельности, связанной с осуществлением
товарных и финансовых трансакций, еще один вид деятельности –
операции с недвижимостью, сдача в наем и услуги юридическим ли-
цам и, таким образом, впервые более точно оценить долю трансакци-
онных видов деятельности по количеству занятых. Она составляет
277
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

17,5 %. Это значительно больше оценок, которые были сделаны ра-
нее. Кроме того, указанная величина может быть использована для
оценки соотношения трансакционных видов деятельности в эконо-
мике Украины и других стран.
Хотя Украина по доле занятых трансакционными видами дея-
тельности еще отстает от большинства европейских стран с транс-
формационной экономикой, она вплотную к ним приблизилась. Про-
веденные нами на основе статистических данных Евростата расчеты
показывают, что в среднем для 10-ти Центрально-Европейских стран
– новых членов и кандидатов в члены ЕС доля занятых трансакцион-
ными видами деятельности в общем количестве занятых составила
22,3 %.
В свою очередь, страны с трансформационной экономикой в
целом отстают от стран большой семерки по количеству занятых
трансакционными видами деятельности (см. рис. 1). Это справедливо
и в отношении Украины, в которой доля занятых трансакционными
видами деятельности в общем числе занятых в 2001 г. составляла
74,0 % соответствующего показателя Германии, 61,1 % – Италии,
53,4 % – Японии и США, 50,0 % – Великобритании, 48,0 % – Канады.
(Данные уточнены по сравнению с приведенными в работе [3]).
Эти данные можно сравнить с данными за 1990 г., когда число
других лиц, занятых экономической деятельностью в Украине, прак-
тически равнялось числу лиц, работающих в личных подсобных хо-
зяйствах, и использование ОКОНХ еще не приводило к погрешно-
стям, выявившимся в условиях рыночной трансформации экономики.
В 1990 г. часть занятых трансакционными видами деятельности в
Украине в общем числе занятых в экономике составляла 36,3% соот-
ветствующего показателя Германии, 31,0 % – Италии, 25,4 % – Япо-
нии, 24,5 % – США, 24,3 % – Великобритании, 22,1 % – Канады. То
есть за минувшие годы трансакционный сектор экономики Украины
однозначно приблизился к стандартам рыночных экономик.
Таким образом, хотя численность наемных работников отраслей
товарных и финансовых трансакций снижалась, опережающими тем-
пами возрастало число лиц, работающих по найму у отдельных гра-
ждан, работодателей, самозанятых. Поэтому в целом занятость тран-
сакционными видами деятельности в условиях рыночной трансфор-
мации возросла прежде всего за счет вышеприведенных категорий
работников.

278
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?


40%
Гостиницы и рестораны*


35%

Оптовая и розничная
торговля (включая
торговлю транспортными
30%
средствами и услуги по их
ремонту)
Операции с
недвижимостью, сдача в
25%
наем и услуги юридическим
лицам

20% Финансовая деятельность



15%
Оптовая и розничная
торговля, гостинницы и
рестораны
10%

Финансовая деятельность,
страхование, операции с
5%
недвижимостью, сдача в
наем и услуги юридическим
лицам
0%
Великобритания




Хорватия
Италия




Польша

Украина
Германия




Болгария
Канада



Япония




Словения
Венгрия




Румыния
США




Россия
Чехия




*Вид деятельности "гостиницы и рестораны", строго говоря, не относится к трансак-
ционным видам и учитывается для получения сравнимых данных по странам, использую-
щим разные версии ISIC (International Standard Industrial Classification of all Economic
Activities). Для стран, где такой вид деятельности выделен отдельно, более точное представ-
ление о доле занятых трансакционными видами деятельности дает общая величина первых
трех сегментов соответствующих столбцов.

Рис. 1. Доля занятых трансакционными видами деятельности
в развитых рыночных и трансформационных экономиках
(рассчитано на основе данных Бюро статистики МОТ)
Использование показателей занятости, применимое для анализа
роли трансакционных видов деятельности, не подходит для решения
другой задачи, о которой упоминалось раннее – анализу роли тран-
сакционных корпораций в экономике. Такой анализ на основе
имеющейся информации может быть проведен только в стоимостном
измерении. Для оценки роли сектора трансакционных корпораций в
279
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

формировании стоимостных показателей экономики на сегодняшний
день возможно использование исключительно более грубого способа.
Дело в том, что расчеты величины трансакционного сектора, непо-
средственно базирующиеся на данных по видам экономической дея-
тельности, не могут быть использованы в качестве основы для опре-
деления величины институционального трансакционного сектора в
понимании СНС.
В национальной системе статистической отчетности Украины
институциональные секторы экономики носят названия: нефинансо-
вые корпорации; финансовые корпорации; сектор общего государст-
венного управления; домашние хозяйства; некоммерческие органи-
зации, обслуживающие домашние хозяйства.
Выделение единого сектора нефинансовых корпораций не дает
возможности на основе СНС получить отдельные данные о его ос-
новных частях – производственных (трансформационных) корпора-
циях и корпорациях, специализирующихся на проведении товарных
трансакций. Между тем эти его элементы испытают во многом раз-
нонаправленные изменения. Кроме того, такой важный элемент, как
корпорации, специализирующиеся на проведении товарных трансак-
ций, который создает более 10 % ВДС, теряется в составе сектора
нефинансовых корпораций. Это тем более верно, потому что он де-
монстрирует показатели, более близкие к финансовым корпорациям,
чем к нефинансовым.
Поэтому сектор финансовых корпораций и корпораций, специа-
лизирующихся на проведении товарных трансакций, целесообразно
рассматривать в рамках одной структурной единицы – сектора тран-
сакционных корпораций. Дополнительным аргументом для этого
служит то, что сектор нефинансовых корпораций, являющийся ос-
новным (до 70 %) по величине ВДС, созданной институциональным
сектором, оказывается чересчур недетализированным, а сектор фи-
нансовых корпораций занимает вовсе незначительное место (менее
3 %) в общей структуре экономики. Кроме того, существующая ин-
ституциональная структура недостаточно прозрачна, так как она
скрывает реальные процессы, которые происходят в самом главном –
производственном корпоративном секторе экономики. Возникает во-
прос, достаточно ли полно реальные изменения отражаются в приня-
той классификации институциональных секторов, и в каком направ-
лении будут происходить дальнейшие изменения институциональной
структуры? Нельзя ли, ограничившись минимальными изменениями
280
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

в принципах выделения институциональной структуры экономики,
преодолеть упомянутые недостатки?
Принятый в СНС способ отображения институциональной
структуры экономики основывается на сложной иерархии принципов
классификации (см. рис. 2). На самом высоком иерархическом уров-
не институциональная структура состоит только из двух элементов –
домашних хозяйств и организаций. На втором иерархическом уровне
организации подразделены на государственные учреждения и него-
сударственные организации. Последние на третьем институциональ-
ном иерархическом уровне подразделяются на коммерческие и не-
коммерческие организации. На последнем, четвертом, иерархиче-
ском уровне коммерческие организации подразделены на финансо-
вые и нефинансовые корпорации. Целесообразность последнего де-
ления вызывает самые большие сомнения, так как выделение финан-
совых корпораций произведено фактически по отраслевому признаку
или, во всяком случае, по характеру материально-вещественных пото-
ков (потоков ресурсов). С точки зрения экономической теории намного
более важным является распределение институциональных единиц по
критерию характера операций, которые могут носить трансформаци-
онный (производственный) или трансакционный характер.
Институциональные секторы
отображаемые системой не отображаемые
национальных счетов системой
Совместные
национальныхинституты
счетов
Домашние хозяйства
(организации)

Органы государственного Негосударственные органи-
управления зации

Некоммерческие организации Коммерческие организации
по характеру ресурсов
По характеру
Финансовые корпорации операций


Трансакци- Нетрансак-
Нефинансовые корпорации онные кор- ционные кор-
порации порации
Рис.2. Схема классификации институциональных секторов
экономики
281
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

Действительно, распределение на финансовые и нефинансовые
корпорации касается лишь операций обращения, так как проводится
в зависимости от того, какие материально-вещественные потоки яв-
ляются основным объектом для институциональных единиц сектора.
Но за рамками этого распределения остается более фундаментальное
распределение институциональных единиц в зависимости от наличия
у них операций, которые относятся к сфере производства или обра-
щения. В связи с этим целесообразно изменить принципы выделения
институциональных секторов экономики таким образом, чтобы они
точнее отражали более важное распределение операций на трансак-
ционные и нетрансакционные. Такое изменение может ограничиться
исключительно четвертым иерархическим уровнем, не касаясь прин-
ципа организации других институциональных уровней СНС.
Конечно, трансакционные операции лежат в основе деятельно-
сти и некоторых институциональных единиц, которые входят в иные
секторы экономики, прежде всего, части домашних хозяйств, кото-
рые заняты предпринимательством без создания юридического лица.
Но такие единицы, несмотря на изменение принципов классифика-
ции, остаются в составе своих институциональных секторов, в част-
ности, домашних хозяйств.
Из имеющихся в СНС институциональных секторов трансакци-
онный сектор включает целиком только сектор финансовых корпо-
раций. В него входят финансовые банковские корпорации – Нацио-
нальный банк Украины и коммерческие банки; другие (неденежные)
депозитные корпорации и финансовые небанковские корпорации –
инвестиционные фонды и корпорации, доверительные товарищества,
финансовые вспомогательные корпорации (биржи, брокерские орга-
низации и т.д.), страховые организации и пенсионные фонды. Таким
образом, в национальных счетах в настоящее время в секторах в от-
дельности раскрывается лишь роль финансовых институтов сектора
трансакционных корпораций.
Тем не менее, существует принципиальная возможность опре-
делить, по крайней мере, часть показателей корпораций, специализи-
рующихся на проведении товарных трансакций, так как националь-
ные счета содержат информацию о перекрестных показателях СНС
по видам экономической деятельности и секторам экономики. Ко-
нечно, этой информации недостаточно для того, чтобы получить
полное представление о месте институционального трансакционного
сектора в экономике. Тем не менее, элементы такой информации мо-
282
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

гут быть получены, и в табл.7 нами сделана попытка более полно
раскрыть роль сектора трансакционных корпораций в формировании
счета создания дохода. Из-за недостатка информации упорядочение
других счетов СНС с учетом сектора трансакционных корпораций
без серьезной коррекции состава предоставляемых данных не пред-
ставляется возможным.
Таблица 7
Модифицированный для анализа сектора трансакционных
корпораций Украины счет создания дохода в 2001 г.
(в фактических ценах, млн. грн.) [7]




Некоммерческие ор-
ганизации, обслужи-


нансовых посредни-
Домашние хозяйст-
Нетрансакционные




Сектор общего го-




вающие домашние
Оплата услуг фи-
Трансакционные



сударственного




Вся экономика
корпорации**
корпорации*




управления




хозяйства

ков
ва

Ресурсы
Выпуск в основных
307736 58011 33965 56791 4017 460520
ценах
Всего 307736 58011 33965 56791 4017 0 460520
Использование
Промежуточное по-
213210 24684 11651 26169 1510 2806 280030
требление
Валовая добавленная
94526 33327 22314 30622 2507 -2806 180490
стоимость
Всего 307736 58011 33965 56791 4017 0 460520
Потребление основ-
23106 4490 5517 410 780 34303
ного капитала
Чистая добавленная
71420 28837 16797 30212 1727 -2806 146187
стоимость
*минимальная оценка; ** максимальная оценка
На основе анализа национальных счетов удалось также полу-
чить информацию о роли сектора трансакционных корпораций в ва-
ловой добавленной стоимости, фонде оплаты труда наемных работ-
ников, валовой прибыли и смешанном доходе. Поскольку в нацио-
нальных счетах фигурируют агрегированные виды деятельности, при
определении границ сектора трансакционных корпораций использо-
ван достаточно грубый способ. В связи с этим приведем только верх-
283
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?*

нюю границу полученной оценки значения сектора трансакционных
корпораций (табл.8).
Таблица 8
Роль сектора трансакционных корпораций в Украине в 2001 г.[7]
Показатель Доля в результирующем показателе, %
всей корпоративного трансакцион-
эконо- сектора (ком- ных видов
мики мерческого) деятельности
Выпуск в основных ценах 12,6 15,9 86,0
Промежуточное потребле- 8,8 10,4 91,1
ние
Валовая добавленная стои- 18,5 26,1 82,6
мость
Оплата труда наемных ра- 18,5 23,6 96,1
ботников
Потребление основного 13,1 16,3 81,1
капитала

Как видим, сектор трансакционных корпораций играет веду-
щую роль в трансакционных видах деятельности и занимает доста-
точно важное место в корпоративном секторе и в экономике в целом.
Таким образом, информация о величине институционального
трансакционного сектора может быть получена как в отношении
трансакционных видов деятельности, так и в отношении трансакци-
онных корпораций, что дает представление о соответствующей части
трансакционных издержек общества.
Проведенный анализ убеждает в том, что издержки эксплуата-
ции экономической системы имеют сложную структуру, лишь одним
их элементов которой являются трансакционные издержки. Боль-
шинство проводившихся подсчетов слабо отражают величину тран-
сакционных издержек в строгом соответствии с их определением как
издержек обмена прав собственности. Наиболее точно величину
трансакционного сектора можно определить путем специальных
подсчетов, однако, в связи со сложностью их проведения для опреде-
ления этой величины возможно использование стандартной стати-
стической информации, которая позволяет получить определенное
представление о величине и значении трансакционного сектора в
экономике. В то же время существующая классификация видов эко-
номической деятельности слабо приспособлена к исследованию
284
С.И. Архиереев *
Постсоветский институционализм
?

трансакционного сектора, так как часть агрегированных видов дея-
тельности являются смешанными, что делает определение величины
институционального трансакционного сектора на основе агрегиро-
ванных показателей не особенно точным.
В дальнейшем некоторые стандарты представления статистиче-
ской информации, в частности, классификацию видов экономической
деятельности, целесообразно изменить с целью создания возможно-
сти более точного анализа трансакционного сектора экономики.
Литература
1. Архиереев С.И. Трансакционная архитектоника // Эконо-
мическая теория. – 2004. – № 1 – c.69-83.
2. Архиереев С.И. Трансакционные издержки и неравенство в
условиях рыночной трансформации. – Харьков: Бизнес-Информ,
2000. – 288с.
3. Архієреєв С.І. Трансакційний сектор економіки України. –
Х.: ХФ НІСД, 2003. – 56 с.
4. Кокорев В. Институциональные преобразования в совре-
менной России: анализ динамики трансакционных издержек // Во-
просы экономики. – 1996. – № 12. – c.61-72.
5. Коуз Р. Природа фирмы // Коуз Р. Фирма, рынок и пра-
во./Пер с англ. – М.: Дело, 1993. – c.33-53.
6. Міжгалузевий баланс України за 1998 рік в цінах спожи-
вачів (таблиця Витрати – Випуск). Стат. зб. – К.: Державний комітет
статистики України, 2000. – 54с.
7. Національні рахунки України за 2001 рік. Стат. зб. –
К.:Державний комітет статистики України, 2003. – 116 с.
8. Статистичний збірник "Таблиця Витрати - Випуск України
за 2001 рік в цінах споживачів". – К.: Державний комітет статистики
України, 2003. – 51с.
9. Фінанси України за 1999 рік. – К.: Державний комітет ста-
тистики України, 2000. – 98 с.
10. Эрроу К. Возможности и пределы рынка как механизма
распределения ресурсов // THESIS. – 1993. – Т.1. – № 2. – c. 53-68.
11. Wallis J., North D. Measuring the Transaction Sector in the
American Economy, 1870-1970 in Long-term Factors in American
Economic Growth. Ed. by Engerman S., Gallman R. – Chicago: The
University of Chicago Press, 1986. – pp.95-148.

285
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

Р.Ф. Пустовийт?
ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЫ В
ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ

Первоочередным шагом к пониманию дальнейшей стратегии
развития предпринимательства в постсоциалистических странах есть
анализ роли эффективности функционирования институциональной
среды. Она является критической для фундаментальных процессов,
которые происходят в рыночной экономике, непосредственно в биз-
несе, и нуждается в определенном теоретическом анализе.
Общеизвестно, что именно институциональная среда, под кото-
рой понимают формальные правила поведения и взаимодействия
[30,с.4], а с точки зрения предпринимательства – совокупность фор-
мальных и неформальных рамок, которые структуризируют деятель-
ность предпринимателей, является фундаментальным звеном рыноч-
ных трансформаций. Но потенциальному развитию конкурентных
бизнесовых рынков во время институциональных изменений может
помешать несоответствие институциональной среды, которая унас-
ледована от предыдущих административно-командных экономик,
рыночноориентированным институтам. Данной точки зрения при-
держиваются такие украинские ученые, как В. Геец, В. Лагутин, И.
Бочан, Л. Бестелесная. Так, академик НАН Украины В. Геец считает,
что в Украине не только не произошло прогрессивных и институцио-
нальных изменений, а, наоборот, украинская экономика все больше
деградировала и стала напоминать экономику рентного типа [6, с.4].
Похожая ситуация наблюдается и в Российской Федерации. Об этом
свидетельствуют публикации В. Радаева, М. Дерябиной, А. Олейни-
ка, которые акцентируют внимание на институциональных условиях,
что привели к невиданным бюрократическим барьерам, коррупции
чиновников, применению насилия в предпринимательской сфере, ук-
лонению от уплаты налогов и криминализации бизнеса [8, 17, 18, 21].
Действительно, исходя из перечисленных фактов, необходимо
согласиться с таким утверждением Д. Норта о роли институтов как
определяющего фактора долгосрочного функционирования экономи-

?
Пустовийт Роберт Фридрихович, к.пед.н., Черкасский государственный технологиче-
ский университет, г.Черкассы, Украина.
© Пустовийт Р.Ф., 2005
286
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

ки, что если когда-нибудь нам удастся создать динамическую теорию
изменений – то есть того, чего сейчас не хватает экономической нау-
ке и чего несовершенно коснулась марксистская теория, – то она
должна строиться на модели институциональных изменений [14,
с.137].
Подтверждают этот вывод лауреата Нобелевской премии факты,
наблюдаемые в странах Центральной и Восточной Европы, а также и
Балтии, когда экономический рост является результатом реформ в
институциональной среде стран, в частности, в предприниматель-
ской. Такая ситуация способствует росту благосостояние большинст-
ва населения, а не узкой прослойки. Хотя анализ опыта институцио-
нальных реформ в вышеупомянутых странах свидетельствует о том,
что наблюдается, главным образом, импорт институтов, а в некото-
рых случаях имитация элементов рыночной инфраструктуры разви-
тых стран, которая иногда не приводит к ожидаемым эффектам, од-
нако статистика динамики изменений ВВП демонстрирует четкую
взаимозависимость между началом институциональных реформ и
экономическим ростом (рис.1, 2) [13, с. 8].


1,1
1
0,9
0,8
0,7
0,6
0,5
0,4
0,3
0,2
91

92

93

94

95

96

97

98

99

00

01

02
19

19

19

19

19

19

19

19

19

20

20

20




Армения Беларусь Россия Азербайджан
Украина Грузия Молдова


Рис.1. Динамика изменения ВВП в постсоциалистических
странах в 1991-2003 гг.


287
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

160
140
120
100
80
60
40
20
0
1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002

Польша Венгрия Украина




Рис.2. Сравнительный анализ изменения ВВП в Украине, Польше,
Венгрии за период 1990-2002 гг.
Без сомнения, в постсоциалистических странах, наряду с дру-
гими причинами трансформационного кризиса, как то: разрушение
инвестиционного процесса, устаревшая фондовооруженность, низкое
качество работы, отсутствие стимулов к технологическому прогрес-
су, необходимость проведения рыночной структуризации производ-
ства, разрыв производственных связей, изменения в структуре внеш-
ней торговли, особого внимания заслуживают факторы институцио-
нального характера. В первую очередь это: отвлечение ресурсов из
традиционных сфер инвестирования в создание новых институтов и
издержки, связанные с перераспределением переходной ренты. Но,
учитывая объективность и безальтернативность трансформационного
кризиса и последующий экономический спад, в основе которого ле-
жат глубокие распределительные противоречия и ограничения в сфе-
ре формальных институтов, мы должны дать ответ на такой вопрос:
почему в противовес бывшим странам социалистического блока,
членам СЭВ (Польше, Венгрии, Чехии и т. д.), уровень дееспособно-
сти к реформированию экономики стран СНГ является серьёзнейшей
преградой для дальнейшего развития, и процесс переориентации на
социально-рыночную экономику находится на достаточно низком
относительно начала трансформационного кризиса уровне. Такая си-
туация существует, несмотря на то, что трансформационные пробле-
мы реформирования административной экономики в капиталистиче-
скую в бывших социалистических странах имеют много общего. Так,
например, в Венгрии экономической политике не удалось избежать
ловушки "stop and go", когда при стимулировании экономического
288
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

роста ухудшаются показатели финансового баланса как внешней
торговли, так и бюджета.
Так же, как и в Росcии и Украине, в Венгрии во времена социа-
лизма существовали "двойная экономика" и "двойная мораль обще-
ства", когда официальная экономика функционировала наряду с не-
формальной и неприятие законов и моральных правил было обще-
принятым явлением. Так же, как и украинцы, большинство венгров, в
отличие от граждан западных стран, ожидали от страны стабильного
социального обеспечения, которое оценивали во времена социализма
очень высоко.
Таблица1
ВВП Украины и других стран в 1999 году по паритету
покупательной способности (ППС)
Страна На душу На душу на- В целом, Цены – ППС, в
населения, селения, в % млрд. дол. % к официаль-
дол. к ЕС-15 ному курсу
Чехия 13663 59 139,5 39
Венгрия 11504 50 115,8 41
Словакия 11221 48 60,5 33
Польша 9008 39 346,2 45
Россия 6067 26 887,7 22
Румыния 5441 23 122,7 29
Украина 3693 16 180,5 17

Как свидетельствуют данные табл.1 [22], большинство стран
Центральной и Восточной Европы, которые так же, как и страны
СНГ, оказались в ситуации трансформационного кризиса, сравни-
тельно быстро решили институциональные проблемы и таким обра-
зом достигли пристойного уровня жизни своих граждан, даже в
сравнении со странами Западной Европы и США.
В даном контексте заслуживает внимания вывод американских
ученых А. Керолха и А. Бучхольдз о связи институциональной среды
с социально-экономическими процессами, которые происходят в
стране [25, с.8]. Отсюда они трансформируют институциональную
среду в макроокружение (the maсroenvironment) и, наряду с социаль-
ными и технологическими сегментами, акцентируют внимание на та-
ких, как:
- экономический, который концентрируется на характерных

289
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

чертах и направлениях развития, в которых функционируют эконо-
мические субъекты и предприниматели. К количественным характе-
ристикам этого сегмента относят ВВП, показатели инфляции, безра-
ботицы, среднестатистическую зарплату, учетную ставку и т. д.;
- политический, который определяет, каким образом организо-
ваны законотворческая деятельность, политические и выборные про-
цессы и все аспекты взаимосвязей между предпринимателями, поли-
тической элитой и правительством.
Как итоговый фактор при этом выделяют регуляторную и
фискальную политику относительно бизнеса, порядок получения ли-
цензий, разрешений.
Из приведенной выше информации вытекают такие два вопро-
са:
1) Какие сегменты институциональной среды влияют на то, что
в странах, которые имеют сравнительно высокий ВВП на душу насе-
ления, большинство граждан бедные?
2) Какие сегменты институциональной среды влияют на качест-
во экономического развития благодаря предпринимательству как
ключевому фактору?
Что касается ответа на первый вопрос, то, по мнению венгер-
ского ученого К. Мижея, основным фактором выступает справедли-
вость распределения богатства в стране. Так, например, в Украине
коэффициент Джинни, начиная с 1993 года, вырос в 1,5 раза и со-
ставляет 0,359, что характеризует неравномерное распределение до-
ходов. Ещё более угрожающая тенденция наблюдается в Российской
Федерации, когда, начиная с середины 1980-х годов, в течение по-
следующего десятилетия страна за неравностью доходов почти при-
близилась к странам Латинской Америки (рис.3) [13, c.8].
С обретением независимости в начале трансформационных пре-
образований в странах СНГ процесс стратификации превратился во
взрывную поляризацию общества, в результате чего не только не
удалось создать новый "средний класс" – гарант общественной ста-
бильности, но и стремительными темпами возросло социальное на-
пряжение между бедными и богатыми. По международным критери-
ям, бедным считают общество, у которого реальный доход не пре-
вышает 1 доллара в день, хотя отмеченный критерий не может быть
применён для использования в развитых странах, где как доходы,
так и стоимость жизни являются более высокими. Поэтому, границей
бедности для развитых стран считают доход в 14,5 доллара, а для
290
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

восточноевропейских – 4 доллара в день.

0,6
0,5
0,4
0,3
0,2
0,1
0
Россия




Центральная

Латинская

Центральная

Западная
Кавказ
Украина




Америка




Европа
Европа
Азия



Рис. 3. Коэффициент Джинни в 2000 году (0 – справедливость, 1 –
несправедливость)
У подавляющего большинства граждан СНГ доход значительно
меньше, а 40 % населения пребывают за гранью физического суще-
ствования. "Институциональная структура общества, которое в то же
время является и демократическим, и капиталистическим, … говорит
нам: "найди работу или ходи голодным", двойные мерки капитали-
стической демократии... одновременно порождают неравенство в
материальном достатке" [16, с. 14].
К сожалению, коэффициент Джинни не учитывает привилегии и
теневые доходы экономических субъектов. Именно значительный
теневой сектор в постсоциалистических странах являются признани-
ем значимости теории институционального анализа в плане исследо-
ваний трансформации экономики страны и её предпринимательской
среды. Свидетельством тому служит тот факт, что даже когда имеет-
ся значительная законодательная база в какой-либо стране, это от-
нюдь не означает, что предприниматели будут следовать формаль-
ным правилам. Подтверждением такого вывода являются данные
табл.2 [9, с.36-43].
По утверждению российского институционалиста М. Деряби-
ной, понимание проблем несогласованного функционирования фор-
291
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

мальных и неформальных институтов следует искать в предыдущей
институциональной среде [8, с.114].
Таблица 2
Доля теневого сектора экономики стран по отношению к ВВП в
% (по данным 2002 года)
Страны с развитой эко- Развивающие-
Постсоциалистические страны
номикой ся страны
Швейцария




Киргизстан
Германия




Словакия
Франция,




Армения
Испания




Украина
Нигерия



Таиланд
Боливия




Эстония
Канада,
Италия
Греция




Латвия
Египет




Грузия


Россия
Литва
США




15 10 50 50 62 40 27
29 28 16-15 9 8 24 76 17 68 66 - - 40 24 - - - -
40 37 60 70 50 46
Именно во времена административно-командной экономики в
странах бывшего социалистического блока существовали нелегаль-
ные полурыночные отношения, которые не определялись формаль-
ными институциональными нормами и соглашениями. Хотя, с дру-
гой стороны, даже в условиях долговременного существования в ци-
вилизованных странах контрактного права, там также функциониру-
ет, а в некоторых странах даже активно, неформальный сектор. Дан-
ная ситуация приводит к пониманию того, что в условиях отсутствия
институциональной среды, которая содействует бизнесу и миними-
зирует трансакционные издержки, предприниматели в любой стране
будут реагировать одинаково и уклоняться от выполнения формаль-
ных правил в противовес выгодным неофициальным соглашениям.
Основными причинами такой бизнес-ситуации и искажения
формальных норм в институциональной среде в некоторых постсо-
циалистических странах являются следующие:
1. Чрезмерная налоговая нагрузка
По оценкам специалистов, именно это вынуждает 55 % пред-
принимателей полностью или частично уходить в неформальный
сектор. Исследования, которые проводились в развитых странах, за-
свидетельствовали прямую зависимость между совокупным уровнем
налогообложения доходов и масштабами существования теневой
экономики. Например, в Греции, Италии, Бельгии и Швеции, где в
292
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

виде налогов изымают 72-78 %, теневой сектор является очень суще-
ственным. В США и Швейцарии, где налоговый пресс составляет со-
ответственно 41,4 и 39,7 %, масштабы тенизации незначительные.
Но при этом имеем следующий парадокс. Украину, как и Рос-
сию, относят к странам с либеральным налоговым режимом (табл.3)
[3, с.7]. Поэтому наряду с хрестоматийными факторами зависимости:
налоги – неформальный сектор, существуют и другие, так называе-
мые "неофициальные налоги": взятки налоговикам и другим работ-
никам контролирующих структур, плата за возмещение НДС (20-40%
от возвращенной суммы), репрессивные действия налоговой службы
или предоставление льготного режима предпринимателям в зави-
симости от неформальных отношений по принципу "свой-чужой".
Таблица3
Коэффициент налоговой нагрузки на начало 2004 г.*



Изменение суммарного ко-

ставок в сравнении с 2000
Налог на доход физ. лиц,




Коэффициент налоговой
Налог на прибыль пред-




Отчисление компаний в




эффициента налоговых
Отчисление физ. лиц в
фонд соцстрахования


фонд соцстрахования
Налог на богатство




нагрузки (пункты)
Место в рейтинге




приятий, %
Страна




годом
%




Франция
1 34,5 58 1,8 45 15 -18,3 174,8
Бельгия
2 34 53,5 - 34,5 13,1 -15,0 156,1
Швеция
3 28 55,5 1,5 32,7 7 -0,8 149,7
Словакия
29 19 19 - 36,5 13,4 -29,9 106,9
Эстония
32 26 26 - 33 - -9,0 103,0
Украина
33 25 13 - 37,5 3 -12,0 98,0
Литва
35 15 33 - 31 - 0,0 97,0
Латвия
37 15 25 - 24,1 9 -12,0 91,1
Россия
38 24 13 - 35,6 - -33,9 90,6
ОАЕ
50 - - - 5 13 0,0 18,0
*Коэффициентом налоговой нагрузки (пункты) является сумма налого-
вых ставок в виде налоговых отчислений.
В целом, в отличие от развитых стран, которые имеют значи-
тельные налоги, большинство постсоциалистических стран отдают

293
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

предпочтение так называемому классическому пути: уменьшают на-
логи с целью стимулирования экономики и ее выхода из тени. Под-
тверждением этого вывода может служить Словакия. В 2004 году в
Словакии были снижены налоги на прибыль предприятий и налог на
доходы физических лиц. Как результат, достаточно большое количе-
ство ТНК из Азии и Германии избрали эту страну для переноса своих
производственных мощностей, в большинстве – в отрасли автомо-
билестроения.
2. Проблемы асимметричной информации
Как хорошо известно институционалистам, если индивиды, ис-
ходя из неоклассической теории, стремятся к максимизации полезно-
сти, а фирмы – к максимизации прибыли, то надо признать, что в ре-
альной жизни и первые, и вторые имеют ограниченные возможности
получения и анализа полной информации для принятия оптимально-
го решения, а предприниматели вследствие этого не способны преду-
смотреть всех возможных ситуаций как ex ante, так и ex post.
В особенности данное влияние касается рынка совершенной
конкуренции, ключевыми признаками которого являются прозрач-
ность рыночных отношений и полная доступность информации о
рыночных процессах.
Что касается прозрачности, то О. Уильямсон был одним из пер-
вых, кто поставил ее под сомнение и предложил институционально-
му анализу концепцию оппортунизма, когда люди-агенты не выпол-
няют своих обещаний и отступают от принятого соглашения, если
это отвечает их целям [5, с.393]. Такое поведение экономических
субъектов объясняется тем, что в случае возможности получения
максимальной прибыли они будут преследовать корыстные цели и
отклонятся от условий контракта, поставляя, например, товары и ус-
луги худшего качества, чем то, которое обусловлено ex ante, по более
высокой цене. Понятно, когда люди располагают полной информа-
цией, то подобные действия становятся невозможными.
Вообще в ситуации, когда один или небольшое количество уча-
стников рынка владеют информацией, которая необходима для при-
нятия бизнес-решений относительно покупок, инвестиций, заключе-
ния соглашений, а другие рыночные игроки, например, учитывая оп-
позиционное отношение к властным структурам, не имеют доступа к
реальным данным, такое положение приводит к криминализации
рынка и преимуществу неформальных отношений над формальными
нормами. Ведь при таких условиях получить объективную информа-
294
Р.Ф. Пустовийт *
Постсоветский институционализм
?

цию невозможно. Об этом красноречиво свидетельствует институ-
циональный процесс в постсоциалистических странах, когда корруп-

<<

стр. 9
(всего 15)

СОДЕРЖАНИЕ

>>