стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Robert Bauval and Adrian Gilbert
the orion mystery
UNLOCKING THE SECRETS OF THE PYRAMIDS

РОБЕРТ БЬЮВЭЛ ЭДРИАН ДЖИЛБЕРТ секреты пирамид
Созвездие Ориона и фараоны Египта
Выражение признательности
Книга "Тайна Ориона" является результатом десятилет­них исследований. Невозможно упомянуть всех, кто ока­зал помощь в ее создании. Прежде всего нам следует по­благодарить наших глубокоуважаемых Мишель Бьювэл и Ди Джилберт за моральную поддержку и непосредствен­ный вклад в создание книги. Без их помощи "тайна Орио­на" долго бы еще оставалась не раскрытой.
Особую признательность мы выражаем д-ру И.Е.С. Эдвардсу (хранителю египетских древностей в Британ­ском музее с 1954 по 1974 год); инженеру и археологу Рудольфу Гантенбринку; профессору Джину Керизелу (Ге­неральному секретарю Франко-Египетского общества);
профессору Германну Брюку (Королевскому астроному Шотландии с 1957 по 1975 год); профессору Мэри Брюк (преподавателю астрономии Эдинбургского университе­та); д-ру Яромиру Малеку (директору Института Гриф-фига); профессору Николасу Манну (директору Варбург-ского института, Лондон); д-ру Вивьен Дэвис (хранитель­нице египетских древностей в Британском музее); д-ру Алессандре Нибби (египтологу и редактору журнала "Дис­куссии по вопросам египтологии"); Жан-Полю и Полине Бьювэл (Малага); Денису и Верене Сейсун (Сан-Диего);
Марион Краузе-Ях (Берлин); Линдсей Кент (Бирмингем);
Джону и Джозетт Орфаниндис (Каир); Робину Куку (Глас-тонбери); Вивьен Вайссиерес (Лондон); Дэвиду и Хрис­тиану Джури (Лондон); Элис Харпер (Лондон); Эриху Фон Дэникену; Хода Хакиму; Оста Сабри (Каир); Линде и Максу Бьювэл (Фром).
Мы хотели бы выразить свою благодарность Биллу Га­мильтону и Саре Фишер, а также всем служащим "А.М.-
Хелф & Компани Лтд"; Саре Ханниган и Джо Майеру, а также остальным служащим "Хайнеманн Мандарин".
Мы благодарим персонал библиотек, в которых мы получали консультацию — Библиотеки Митчелла Сидней­ского университета; Исмаильской библиотеки Оксфорда;
Библиотеки института Варбурга, Лондон; Беконсфильд-ской сельской библиотеки; Британской библиотеки.
И наконец особую признательность мы хотим выра­зить роботу УПУАТ-2, который "проложил пути" для всех нас.
Мы хотели бы также выразить благодарность за лю­безное разрешение использовать фотографии или цита­ты следующим лицам и организациям: "Пенгуин Букз Лтд" за разрешение цитировать книги Дж.Б.Селлерс "Смерть богов в Древнем Египте" и П.Д.Успенского "Новая модель Вселенной"; "Чатто & Уиндус Лтд" за разрешение цитировать книгу Е.К.Круппа "В поисках древних астрономии"; "Тэмз & Гудзон" за разрешение цитировать "Мифы и символы в древнем Египте" Р.Т.Кларка; Египетское исследовательское общество за разрешение воспроизвести статью А.Гардинера в "Джор-нал оф Еджипшен Археолоджи", № 11, 1925; д-ра Вирд-жинию Тримбл за разрешение воспроизвести ее статью, опубликованную в "Миттейлунген дес Институте Архе-ологишен фюр Ориентфоршунг Академи дёр Виссеншаф-тен цу Берлин", № 10,1964; "Оксфорд Юнивесити Пресс" за разрешение цитировать "Древнеегипетские тексты пирамид" Р.О.Фолкнера; д-ра И.Е.С.Эдвардса за специ­альное разрешение цитировать его письма; д-ра Дж.Ма-лек за разрешение цитировать ее письма; Рудольфа Ган-тенбринка за разрешение использовать его данные; "Бри-тиш Мьюзем Пресс" за разрешение приводить выдержки из книги "Книга мертвых" Р.О.Фолкнера.
Роберт Г.Бьювэл и Эдриан Г.Джилберт, 1993
ПРОЛОГ:
ПОСЛЕДНЕЕ ИЗ ЧУДЕС СВЕТА
Его величество царь Хеопс потратил все свое время, пытаясь отыскать тайные гроб­ницы святилища Тота, чтобы создать та­кие же в своем собственном "горизонте"
(пирамиде)...
"Весткарский папирус". Берлин­ский музей
Что касается пирамиды Хеопса — все ли мы знаем о ней, да и знаем ли мы о ней вообще? Археологи считают, что они до­статочно всесторонне исследовали ее во­семьдесят лет назад, но в 1945 году, по чис­той случайности, в ней был найден целый погребальный корабль, совершенно нетро­нутый...
Жорж Гойон, "Тайна строителей
Великих пирамид"
За несколько веков до рождества Христова, когда Алек­сандрия была доступна жителям Греции (а путешество­вать греки любили), существовали семь чудес света, сла­ва которых затмевала остальные диковинки древнего мира, и увидеть эти чудеса своими глазами стремились многие. Шесть из чудес — сады Семирамиды в Вавилоне, статуя Зевса в Олимпии, храм Артемиды в Эфесе, Мавзолей — гробница царя Карий Мавсола, Колосс Родосский и Алек­сандрийский маяк на острове Фарос — были разрушены временем. Сохранилось только одно из "чудес света" — египетские пирамиды.
Эти колоссальные сооружения, по сравнению с кото­рыми камни Стоунхенджа выглядят детскими кубиками1, многие столетия вызывали благоговейный трепет. Есть что-то завораживающее в их совершенной геометрии, в чистоте пропорций их граней. Сам процесс их сооруже­ния остается тайной и по сей день — даже при современ­ной технологии создание чего-либо аналогичного явля­ется сложной задачей. А ведь египтяне не имели ни подъ­емных кранов, ни мощных самосвалов. У них не было не только стальных тросов, но и простейших железных ин­струментов. Но они подняли буквально горы камня и с изумительной точностью уложили эти монолиты. И все же наибольший интерес вызывает причина появления подобных сооружений, которые до египтян никто не со­здавал2. Зачем требовалось строить их такими большими и при этом рассчитывать все пропорции с такой удиви­тельной точностью?3
Современная египтология не дает на это достаточно убедительного ответа. Практически в любой книге гово­рится, что пирамиды служили гробницами фараонов. Но зачем создавать могильник в 147 метров высотой? К чему такие титанические усилия ради мертвого тела? Даже пом­ня о том, что фараоны считались живыми богами, нам кажется удивительной эта колоссальная трата времени и энергии.
Расхожее представление о том, что на строительстве пирамид были заняты исключительно рабы — миф; нет абсолютно ни одного свидетельства, подтверждающего тот факт, что люди, которые здесь работали, трудились не по своей собственной воле; правда, нет свидетельств и об обратном. Удивительное мастерство строителей говорит о том, что они работали с величайшей тщательностью и добросовестностью, и само по себе опровергает версию о подневольном труде.
Без сомнения, египтяне обладали высокоразвитой ци­вилизацией и сложившимися религиозными представле­ниями в то время, когда европейцы были еще крайне примитивны; есть немало свидетельств, из которых мож­но заключить, что этот народ возводил пирамвды не для прославления своих царей, а в религиозных целях. Одна­
ко египтяне во многих отношениях были народом уди­вительно скрытным, и некоторые тайные знания доверя­лись лишь немногим посвященным. Именно эти немно­гие руководили возведением пирамид, и потому неуди­вительно, что мы знаем о предназначении этих сооруже­ний так мало.
Тайна пирамид давно волновала людей. Особенно бу­доражила умы тайна Великой пирамиды. Пирамида про­стояла нетронутой в течение нескольких тысячелетий, но в 820 году по приказу халифа Мамуна, сына легендарного Гаруна аль-Рашида4, в нее проникла группа арабских ра­бочих. На протяжении нескольких недель они пробивали отверстие сквозь известняк и, наконец, попали в тем­ный, мрачный коридор. В ходе дальнейших исследова­ний туннелей и галерей обнаружили систему из трех боль­ших залов, в каждом из которых было пусто, если не счи­тать гранитного саркофага без крышки в так называемой "погребальной камере царя".
Примечательно, что сами древние египтяне избегали всяких упоминаний о пирамидах. Ко времени Тутанха-мона (ок. 1399 года до н.э.) пирамидам Гизе было уже более тысячи лет, и память о тех, кто их построил и с какой целью, была потеряна. Греки и римляне, занимав­шие Египет с четвертого века до н.э. по седьмой век н.э., не проявляли особого интереса к этим сооружениям, хотя греческий историк Геродот, посетивший Египет в пятом веке до н.э., постарался объяснить их происхождение и предназначение в своих сочинениях. Это первое из до­шедших до нас свидетельств представляет собой смесь мифов, местных легенд и личных впечатлений автора5. Только в седьмом веке н.э., когда арабы вторглись в Еги­пет, были предприняты реальные попытки исследовать пирамиды.
Отважившихся на это больше всего привлекала Вели­кая пирамида; такого внимания не удосуживалось ни одно из сооружений в истории. Многие столетия существова­ли легенды, что в ней заключены какие-то особые секре­ты, что где-то внутри таится особая камера и когда-ни­будь эта камера будет найдена. Ее пытались разыскать целые поколения археологов и любителей, которые ис-
пробовали, наверное, все — от рентгеновских лучей до динамита, но без успеха.
22 марта 1993 года информационные агентства всего мира6 передали сенсационную новость — неизвестный инженер-роботехник Рудольф Гантенбринк сделал самое выдающееся открытие десятилетия. Гантенбринк, кото­рого Немецкий археологический институт, расположен­ный в Каире, взял на работу для исследования возмож­ности установления в Великой пирамиде системы венти­ляции, заслал в южную шахту погребальной камеры царя дистанционно управляемого робота под названием УПУ-АТ-2 ("Исследователь дорог" по-древнеегипетски). Прой­дя шестьдесят пять метров, что составляло примерно по­ловину пути, робот послал видеоизображение, на кото­ром отчетливо просматривалась дверца с весьма таинст­венной пустотой за ней.
Дверь предполагает, что за ней что-то находится. Если это в самом деле погребальная камера, то она наверняка не тронута грабителями, поскольку закрыта с обоих кон­цов. А это значило, что существует нечто особенное, что египтяне постарались 4400 лет назад укрыть как можно тщательнее, и это нечто важнее даже мумии фараона. Отсюда закономерно возникает предположение: пирами­да строилась для какой-то другой цели и не является обыч­ной усыпальницей царственной особы...
Шахтами пирамид интересовался не только Рудольф Гантенбринк. За несколько лет до него я исследовал рас­положение шахт, стараясь определить, не связаны ли углы их наклона с расположением звезд. По удивительному совпадению мы с Эдрианом Джилбертом фотографиро­вали погребальную камеру царя буквально за несколько дней до того, как УПУАТ-2 отправился в свое историчес­кое путешествие, и мне довелось разговаривать с Рудоль­фом и его людьми во время последних приготовлений перед проникновением робота в шахту.
Вопрос, которым задавались мы с Эдрианом, был тог­да довольно общим — зачем были нужны эти шахты? Это сейчас хорошо известно, что их главное назначение — вовсе не вентиляция. Гораздо более важной для египтян
являлась направленность шахт на определенные созвез­дия. Я занимался проблемой восстановления утраченной связи религиозных представлений египтян со звездным небом и имел несколько публикаций по этой теме7; в про­цессе изучения вопроса у меня возникло подозрение, что углы наклона шахт измерены довольно неаккуратно. И я надеялся, что Гантенбринк с помощью своего оборудова­ния, среди которого были и лазеры, сделает более точные измерения.

"Индепендент" поместила сообщение об открытии Ган-тенбринка на первой полосе. Корреспондент газеты, за­нимающийся проблемами археологии, обратился ко мне с просьбой рассказать о религиозном смысле шахт. Я по­яснил ему, что южная шахта погребальной камеры царя направлена на пояс Ориона, который ассоциировался с богом Осирисом, а шахта из погребальной камеры цари­цы (именно та, которая была перегорожена "дверью") ори­ентирована на Сириус, звезду богини Исиды*. Такое рас-
1 4 Р.БЬЮВЭЛ, Э.ДЖИЛБЕРТ
положение не являлось случайным, оно было тесно свя­зано с самим предназначением пирамиды.
Именно тогда мир впервые узнал о том, что дебатиро­валось в узком кругу специалистов — о "звездной на­правленности" пирамид, в то время как все популярные издания придерживались "солнечной гипотезы". В тот вечер доктор Эдварде, авторитет мирового значения по пирамидам, в своем интервью поддержал мою теорию, предположив, что дверь может скрывать статую фараона, "глядящего в направлении Ориона". На следующий день "Дейли Мейл" писала: "Их называли вентиляционными шахтами потому, что об их истинном предназначении не знали ничего... Они направлены на созвездие Ориона, звезды бога Осириса"9.
Какие тайны, относящиеся к созвездию Ориона, хра­нят пирамиды Гизе? Получив от Гантенбринка добытые с помощью робота УПУАТ-2 уточненные данные об уг­лах наклона шахт, в точности совпавшие с моими пред­положениями, я окончательно убедился в правильности своей гипотезы относительно причин, подвигших егип­тян на создание пирамид. Чтобы понять эту задачу, надо хорошо представлять воззрения людей, существовавшие во времена их возведения.
Мой путь к разгадке тайны Ориона начался двадцать лет назад.
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТАЙНЫ ОРИОНА
На протяжении тысячелетий человек стре­мился постигнуть небеса, связывая с ними свое настоящее и будущее; первые письмен­ные свидетельства об этом можно увидеть
на усыпальницах Древнего Египта.
Дейн Б. Селлерз. "Смерть богов в Древнем Египте"
ТАНЕЦ, ПОСВЯЩЕННЫЙ СИРИУСУ
В 1979 году в лондонском аэропорту Хитроу я купил кни­гу Роберта Темпла под названием "Тайна Сириуса"'. Я взял ее в Судан, куда отправился для разработки проекта ^системы каналов, соединяющих Нил и реку Рахад2.
Книга читалась как захватывающий детективный ро-ман на историческую тему. Начиналась она с легенд одно-го из африканских племен, догонов, которое раз в шесть-десят лет осуществляло особую религиозную церемонию, Зазываемую Сируи. Жрецы облачались в маски и выпол­няли довольно сложный танец. Церемония была связана с Сириусом, который больше известен под названием "со-Дачья звезда". Сириус — ярчайшая звезда на небе — рас-"Воложен в созвездии Большого Пса, прямо под Орио­ном3. "Тайна Сириуса" рассказывала об астрономии Древ­него Египта, и мне, увлеченному в то время древнееги-"Ветской историей и астрономией, книга показалась иде-
альной для путешествия в Судан, где ночное небо очень хорошо позволяет наблюдать звезды.
Я обнаружил, что книга Темпла основана на статье, написанной в 1950 году французскими антропологами Гриолем и Дьетерленом4. Они изучали племя догонов и натолкнулись на совершенно неожиданные познания о Сириусе и его невидимом партнере, "белом карлике" Сириусе Б. Роберт Темпл, американец, живущий в Бри­тании, член Королевского астрономического общества и обладатель ученых степеней по истории Древнего мира и санскриту, натолкнулся на их работу в начале 60-х. Он был изумлен, узнав, что догоны имели представление о Сириусе Б, который виден только через очень мощные телескопы. (С большим трудом первая фотография Си­риуса Б была сделана только в 1970 году астрономом Ирвингом Линденбладом5. Только ученые знают о суще­ствовании этой звезды; есть такие, которые не слышали и о Сириусе А, так откуда же эти знания в 50-х годах взялись у догонов?)
Удивляло также то, что догоны хранили информацию об этой звезде в культовых масках. Некоторым из этих масок, сберегаемых в особых святилищах, было не менее нескольких столетий. И совершенно неясно — откуда в конечном счете происходило это знание?
Темпл решил, что, поскольку тот факт, что сведения получены не от современных астрономов, является оче­видным, они могли появиться в очень давние времена, когда догоны обитали в других местах — на территории Сахары и современного Мали. В Древнем Египте Сириус считался самой важной звездой и ассоциировался с наи­более почитаемой египетской богиней — Исидой. Помня об этом, Темпл решил, что разгадку тайны удивительных знаний африканского племени следует искать в Древнем Египте.
"Когда я начинал в 1967 году работать над этой книгой, я думал только о догонах... — писал он. — Та информация, которой распо­лагали догоны, была столь удивительна, что я решил непременно заняться разгадкой этой
тайны. Теперь, в 1974, семь лет спустя, я могу привести факты, которые свидетель­ствуют, что знаниям догонов, по крайней мере, пять тысяч лет, и первоначально они принадлежали египтянам, жившим в доди-настические времена, ранее 3200 года до на­шей эры "6.
Хотя многое в книге не может быть признано доста­точно убедительным, некоторые факты, приведенные Тем-плом, могли бы служить основой для дальнейшего иссле­дования вопросов — получили ли догоны свои знания о Сириусе Б от египтян, и какими еще знаниями распола­гали древние относительно звезд? Я считал, что в Египте больше всего почитали бога солнца Ра и на звездное небо обращали внимание гораздо меньшее; также мне было известно, что некоторое время, при фараоне Эхнатоне (ок.1350 г. до н.э.), поклонялись богуАтону, который сим­волизировал солнечный диск7.
В любом случае, в то время, когда я читал "Тайну Си­риуса", об астрономических представлениях древних знал еще очень мало. И мне показалось тогда весьма интерес­ным заняться этим вопросом, в частности, для того, что­бы узнать, насколько звезды в Египте связывались с ре­лигиозным культом. Я обнаружил, что на этот счет напи­сано очень мало, поскольку предмет оказался в высшей степени экзотичным. Возможно, египтяне были величай­шими астрономами древности, но в отличие от греков и римлян большая часть знаний у них являлась собствен­ностью небольшой группы посвященных*. В том числе знаний, которые относились к звездам.
Мне показалась очевидной мысль, что утерянные зна­ния надо искать не в Мали, а в самом Египте, где сохра­нились реальные свидетельства в виде рисунков на папи­русах, изображений на храмах, усыпальницах, обелисках и — самое главное — на пирамидах. У меня было пред­чувствие, что утерянные знания содержат что-то очень важное, и потому я взялся за свои исследования с вели­чайшим энтузиазмом.
В 1980 году кончился срок моего контракта в Судане, и
я отправился на новую работу — в Саудовскую Аравию. Я и предположить не мог, что меньше чем через год столк­нусь с удивительнейшими свидетельствами, которые за­ставят меня еще раз обратиться к загадкам звезд и за­няться изучением пирамид.
Но перед тем, как описать все это, я хотел бы совер­шить с читателем небольшое путешествие во времена по­явления пирамид и рассказать о том, какие представле­ния о звездах тогда существовали.
II
СТРАНА ФАРАОНА-БОГА
Земли Египта стали бы частью пустыни Сахары, если бы не самая длинная в мире река, Нил. Этот могучий поток, берущий свое начало в самом сердце Африки и подпиты­вающийся водами озера Тана в Эфиопии и озер Мобуту-Сесе-Секо и Виктория в Уганде, несет жизнь землям Судана и Египта. При взгляде на него из самолета Нил напоминает гигантскую змею, неторопливо скользящую к северу в более холодное Средиземное море. Красота обрамляющей его зелени резко контрастирует с песками вдали от его вод.
У египтян были основательные причины поклоняться Нилу, который они считали творением богов. Поскольку дождь выпадал в этих краях крайне редко, единственным источником пресной воды могла быть только эта река. От ритмов, которым подчинялись разливы Нила, зависе­ла жизнь египтян. Вызываемое таянием снегов в горах Судана начало разлива, совпадавшее с летним солнце­стоянием, было наиболее важным событием их календа­ря. Нил заливал большой район и, отступая, оставлял немалое количество черного ила, который был превос­ходным удобрением — настолько превосходным, что в год собиралось по несколько урожаев. И потому Египет до сих пор называют "подарком Нила".
Географически, заселенные земли Египта (если не счи-

тать немногочисленные оазисы в пустыне) делятся на два района — узенькие полоски, тянущиеся вдоль берегов Нила, и обширные земли треугольной по форме Дельты у впадения его в Средиземное море. Эти территории всег­да называли Верхним и Нижним Египтом, и они во многом различались. Плодородные земли Верхнего Египта про­тянулись в длину на 600 километров, однако ширина их составляет только три километра. Земли было достаточ­но, чтобы кормить местное население, но Верхний Нил выполнял также функции водной артерии между черной Африкой и Нижним Египтом. Города Нижнего Египта служили важными торговыми пунктами на этом пути. В них продавались слоновая кость, драгоценные камни, дерево, ладан, рабы, и эта торговля, в той же степени, как и сельское хозяйство, создавала богатство Древнего Египта. Нижний Египет представлял собой равнину с са­мой плодородной в мире возделываемой землей и с по­стоянным источником воды. Некогда сплошь болотистая местность была преобразована египтянами в поля, на которых они возделывали злаки и пасли скот. Это была самая богатая житница древнего мира.
Это природное деление привело к тому, что возникли два царства — Верхнего и Нижнего Египта. Столицей Верхнего Египта служил Некхеб, располагавшийся непо­далеку от Иераконполя; покровительницей города счита­лась богиня с головой грифа, Некхебет. Столицей же Ниж­него Египта был Пе, город в Дельте, который греки на­зывали Буто; ему покровительствовала богиня Эджо с го­ловой кобры. Как два царства относились друг к другу в додинастические времена, неизвестно. Египтологи пола­гают, что впервые царства были объединены Менесом, могущественным повелителем Верхнего Египта, которо­го называли "королем скорпионов". Считается, что при­мерно в 3100 году до н.э. он покорил Нижний Египет, объявил себя владыкой объединенной страны и основал первую династию. С этой датой обычно и связывают на­чало египетской истории, хотя сами египтяне считают, что их цивилизация намного древнее и восходит к золо­тому веку, когда обоими царствами правили боги. Пер­вым фараоном они называют бога Осириса, принявшего
вид человека. Факт существования двух царств не забы­вался никогда, и всех фараонов именовали "Повелителя­ми Двух Стран" или "Царями Верхнего и Нижнего Егип­та". Обе святые покровительницы — Эджо и Некхебет распространили свое благоволение на территорию всего Египта и стали изображаться с двойной короной — крас­ная обозначала Нижний Египет, а белая — Верхний.
Всего Египтом правили со времени объединения стра­ны Менесом тридцать две династии, включая греческих Птолемеев, воцарившихся здесь после завоевания Египта в 332 году до н.э. Александром Великим. Последней ца­рицей до 30 года до н.э., когда могучий Рим сделал Еги­пет своим владением, была Клеопатра. Долгая история династического правления — с 3200 по 30 годы до н.э. — археологами разделена на несколько периодов; каждый включает несколько династий9. Для нашего исследования самым важным является время Древнего Царства, назы­ваемого "эпохой пирамид". Оно включает в себя динас­тии с Третьей по Шестую (ок. 2686-2181). Этот период д-р Эдварде назвал "расцветом эпохи пирамид"; самый же апофеоз этой эпохи приходится на Четвертую динас­тию, во время которой были возведены наиболее гранди­озные из них10.
Столицей своего царства Менее избрал Мемфис, город среди пальм на западном берегу Нила. То, что столица находилась у самого начала Дельты, имело и политичес­кое, и символическое значение, поскольку именно здесь проходила граница между Нижним и Верхним Египтом. В наше время от этого некогда великолепного города не осталось почти ничего — между пальмами, растущими на месте бывших дворцов и храмов, сейчас пасется домаш­ний скот. Существуют планы обширных раскопок, но они требуют значительных средств, и потому в настоящее вре­мя знания об этой древней столице удручающе скудны. Во времена Нового Царства столицей стали Фивы в Верх­нем Египте, но Мемфис продолжал процветать пример­но до середины первого века нашей эры.
В нескольких километрах к западу от Мемфиса распо­ложен древний некрополь Саккара, место погребения Царственных особ, которое использовалось по своему
назначению на протяжении почти всей истории Древне­го Египта. Именно там находятся знаменитая ступенча-гая пирамида Джосера и несколько других пирамид мень­шего размера, в частности, пирамида Унаса, последнего фараона Пятой династии. Возможно, что название "Сакка-

ра" произошло от имени бога с головой сокола Сокара, который, как предполагается, был хранителем этого не­крополя". Здесь также располагается множество других погребений, причем некоторые имеют затейливые баре­льефы с изображением сцен из повседневной жизни тех времен, когда они были сооружены. Здесь хоронят и по сей день, и одна из таких могил, на севере Саккара, при­надлежит генералу Ра-Мозесу II. К сожалению, как и пирамиды, погребения страдают от расхищений и нужда­ются в безотлагательных охранных мерах.
На противоположной Мемфису стороне реки, пример­но в тридцати километрах к северу, находится легендар­ный священный город Анну, или Гелиополь12, как его позднее назвали греки. В тамошнем величественном хра­ме солнечного бога Ра жрецы передавали знания и муд­рость своим ученикам. Именно жрецам Гелиополя при­надлежала основная роль в осуществлении церемоний государственного культа; эта школа мудрости, о которой с большим уважением отозвался Геродот, была широко известна даже до периода Птолемеев".
Гелиополь в настоящее время является процветающим пригородом Большого Каира, и совсем немногое напо­минает о его великом прошлом — обелиск Сесостриса I, могущественного фараона Двенадцатой династии (ок. 1940 года до н.э.), да несколько разбитых колонн и перекры­тий одного древнего храма. Обелиск Сесостриса стоит одиноко, особняком от сегодняшней жизни, и удивительно напоминает перст, указующий в небо. Он один сохра­нился из огромного количества обелисков, которые ста­вили в Гелиополе фараоны; два обелиска, установленные фараоном могущественной Восемнадцатой династии Тут-мосом III, римляне вывезли через Александрию пример­но в 12 году до н.э. для того, чтобы поставить перед Це-зарионом — храмом, посвященным императору Августу. Ни Тутмос, ни римляне не могли предположить, что дву­мя тысячелетиями позднее, в 1878 году, эти обелиски от­правятся в длительные путешествия — один займет место на набережной Виктории в Лондоне и получит название "Игла Клеопатры", а второй разместится в Центральном
парке перед Музеем изобразительных искусств "Метро­политен" в Нью-Йорке14.
На самой границе с пустыней, на противоположном от Гелиополя берегу реки, немного выше по течению, нахо­дится плато Гизе. Эта территория, в настоящеее время почти поглощенная Большим Каиром, является тем мес­том, где стоят три самые знаменитые пирамиды, навсег­да обессмертившие имена своих создателей, три пирами­ды фараонов Третьей династии — Хеопса, Хефрена и Микерина15. В Гизе находится еще множество небольших пирамид-"спутаиков", а также менее значительных по размерам погребальных сооружений, храмов и, конечно же, легендарный Большой Сфинкс.
Именно пирамиды Гизе поражали воображение мно­гих поколений, и под словом "пирамиды" многими по­нимаются именно эти сооружения. И лишь немногие из туристов знают, что отец Хеопса возвел еще две гигант­ские пирамиды в Дашуре, примерно двадцатью кило­метрами южнее Гизе. К сожалению, район Дашура при­надлежит военной базе и немногие туристы могут туда попасть. Между Дашуром и Гизе разместилось еще не­сколько "полей пирамид" — в Саккара, Абусире и Зави-ет эль-Ариане, а примерно в шести километрах к севе­ро-западу от Гизе, в Абу-Руваше, находится место, где во времена Четвертой династии была возведена еще одна большая пирамида. От этой пирамиды к настоящему времени остались только фундамент и часть основания. Существует погребальное сооружение в Медуме, но оно расположено примерно в шестидесяти пяти километрах к югу от Саккара, и его не считают частью Мемфисско-го некрополя, поскольку под последним подразумевает­ся район в тридцать километров длиной на четыре ши­риной16.
Километрах в семнадцати к северу от Гизе, примерно на той же широте, что и Гелиополь, расположен еще один важный центр: древний город Кхем, названный позднее Летополем. Этот город в дельте Нила когда-то был свя­зан с именем Гора — бога с головой сокола, и в нем со­хранился храм, более древний, чем пирамиды".
ГЕЛИОПОЛЬ И ХРАМ ФЕНИКСА
Во времена возведения пирамид в Гелиополе не было еще ни одного обелиска — в городе стояла только одна грубо обработанная священная колонна, которая, по всей видимости, и дала городу его древнее имя Анну18. Каира тогда еще не существовало, и именно Гелиополь служил религиозным центром страны. В Анну находился храм, посвященный Атуму, отцу богов. В эпоху пира­мид Атума стали ассоциировать с солнечным богом Ра, и в последствии Ра полностью занял место Атума, од­нако в ранние времена, до эпохи пирамид, он считался "первым богом", чем-то вроде Бога-отца в христианст­ве. Атуму принадлежала главная созидательная роль после Солнца".
В Гелиополе существовал священный холм, с которо­го, как гласило предание, впервые поднялось Солнце20, и именно на этом месте была возведена священная ко­лонна'1 во времена, предшествующие эпохе пирамид. В начале этой эпохи она была заменена еще более свя­щенной реликвией21. Этой реликвией был Бенбен, таин­ственный камень конической формы; по причинам, ко­торые мы затронем позже, Бенбен считался предметом внеземного происхождения. Камень находился в Храме феникса (возможно, стоял на священной колонне), и служил символом этой легендарной космической пти­цы, способной к воскрешению и повторному рождению, олицетворяющей цикличность смены времен года. В ис­кусстве Древнего Египта феникса обычно изображали в виде серой цапли, возможно, из-за того, что эта цапля каждый год совершает перелеты. Существовало поверие, что появление феникса в Гелиополе означает наступление нового цикла, или начало новой эры22. Первое появление феникса послужило причиной возникновения культа кам­ня Бенбен, по-видимому, рассматриваемого как "семя" космической птицы. (Корень слова бенбен — "бен" — означает: человеческая сперма, эякуляция или оплодо-

творение матки)". Таинственный камень исчез задолго до того, как Египет посетил Геродот, но его название перешло на камни-пирамидки, которые обычно стави­лись на вершины пирамид и, позднее, на верхушки обе­лисков".
Чем был Бенбен и какая роль ему предназначалась? Ясно, что он являлся главным предметом государствен­ного культа, а этот культ и привел к возведению пира­мид. Как мы говорили, город принадлежал жрецам, рас­полагавшим колоссальной властью в эпоху пирамид, и нет сомнения, что сооружение пирамид происходило под их руководством". В слово "жрец" мы в наше время вкла­дываем несколько иное значение. Жрецы были весьма образованными людьми, посвященными в тайные зна­ния — не только религиозные, но и астрономические, а также архитектурные (в том числе, возможно, и симво­лической архитектуры), они владели иероглифами, "свя­щенным письмом" египтян". В книге "Тайна Сириуса" приводится достаточно фактов, свидетельствующих, что жрецы Гелиополя хорошо знали звездное небо.
Ученые считают, что каждый район Древнего Егапта имел своих местных богов, но Великий пантеон богов

Гелиополя почитался по всех уголках страны27. Этот пан­теон включал девять божеств и представлял собой семью, возглавляемую Атумом-Ра. Первым богом был Атум; он породил Шу, бога воздуха, и Тефнут, богиню влаги. У этой пары был сын — Геб, бог земли, и дочь Нут, богиня неба. Когда Геб и Нут занимались любовью, им помешал их отец Шу, который, как бог воздуха, разъединил их, и с тех пор небеса от земли отделены воздухом. Несмотря на это "прерванное соитие", богиня неба Нут родила четы-

рех антропоморфных богов, которые стали жить на Зем­ле. Ими были боги Осирис и Сет и богини Исида и Неф-тида. Осирис и Исида составили супружескую пару и, согласно самому важному из египетских мифов, стали первыми правителями Египта. Исида имела от Осириса только одного сына, Гора. Поскольку Осирис, или его "душа", отождествлялся с фениксом, можно предполо­жить, что камень Бенбен символизирует, помимо проче­го, его семя и, таким образом, оплодотворяющую силу, которая дала возможность Исиде родить сына Гора".
Нам предстоит говорить только об антропоморфных божествах, и большей частью — об Осирисе, чья траги­ческая смерть и чудесное воскрешение послужили осно­вой для мистерий древнего Египта и источником проис­хождения культа возрождения для вечной загробной жиз­ни29.
IV ЭПОХА ПИРАМИД
Древние египтяне были религиозными людьми и свято верили в жизнь за порогом смерти, в некоем "небесном Египте". Для того, чтобы помочь усопшему достичь ко­нечного пункта на небе, египтяне предусмотрительно снабжали его всем необходимым для долгого путешест­вия, а также стремились всячески защитить тело от по­вреждений.
В додинастические времена покойников просто опу­скали в вырытые в песке ямы. Тела укладывали на боку, в согнутом положении, предположительно для того, что­бы они были готовы к повторному рождению в новой жизни. В сухом климате пустыни тело мумифицирова­лось само. Однако такие могилы часто раскапывались шакалами или дикими собаками; не были редкостью и грабежи могил, если в них подозревали наличие драго­ценностей. Во времена Первой династии египтяне нача­ли возводить гробницы в форме четырехугольника (они
назывались "мастаба") из земли и камня для того, чтобы закрыть могилу и тем самым защитить тело30. Немало та­ких сооружений располагается в некрополе Мемфиса, Их возводили на протяжении всего периода Древнего Цар­ства. Вплоть до конца Второй династии так погребали и фараонов, но позднее такая форма захоронения осталась только у знати — фараоны же избрали для себя другой "замок вечности"31. Интересно, что сделанные из земли и камня гробницы были построены зачастую более тща­тельно, чем дома, которые люди занимали при жизни. Согласно д-ру Эдвардсу, причины этого носили религи­озный характер:
"Для страны с великим изобилием камней достаточно странен тот факт, что прави-тели и правящие классы проводили свою зем-ную жизнь в зданиях, гораздо худших, чем гробницы. Однако жители Древнего Египта придерживались других взглядов — дом или дворец предназначался для мимолетной жиз­ни... а вот гробница, "замок вечности", была их жилищем навсегда"^.
Во время Третьей династии появились так называемые ступенчатые пирамиды. Они не были пирамидами в гео­метрическом смысле этого слова, поэтому их следует, скорее, называть ступенчатыми башнями33. Самая боль­шая из них принадлежит фараону Джосеру; она располо­жена в Саккара и примечательна тем, что являет собой первый пример каменной кладки — это сооружение воз­двигалось из специально высекаемых глыб, чья поверх­ность тщательно обрабатывалась, чтобы плиты подходи­ли друг к другу34. Это нововведение приписывается жре­цу и архитектору Имхотепу, который был также и совет­ником Джосера. Имхотеп, которого греки отождествляли со своим богом врачевания Асклепием, позднее был объ­явлен мудрейшим из людей и причислен к сонму бес­смертных богов. Имхотеп был верховным жрецом Анну и главным астрономом с титулом "глава наблюдателей" (за звездами)35.
Ступенчатая пирамида Джосера имеет внушительные размеры, — высота шестьдесят метров при прямоуголь­ном основании. По всей видимости, пирамида предна­значалась не только для фараона, но и для всей его се­мьи. Ступенчатая форма символизировала лестницу с шестью ступеньками, ведущими к платформе наверху (седьмой ступеньке), и это число совпадает с количест­вом планет, включая Землю, известных египтянам в те времена, и, судя по всему, символизирует стадии, кото­рые преодолевает душа в загробном мире. По крайней мере, так принято считать, и такая точка зрения убеди­тельно аргументирована в книге Уильяма Летаби "Архи­тектура, мистицизм и миф". Говоря о зиккурате Борсип-пы, восстановленном при Навуходоносоре, Летаби пере­водит нанесенную на нем позднее надпись следующим образом:
"Я восстановил и довел до совершенства чудо Борсиппа, храм семи сфер мира. Я возвел его из кирпичей и покрыл медью. Я украсил это святилище Бога мрамором и драгоценными камнями "36.
Описывая ступенчатые монументы Египта, Летаби упо­минает аналогичные сооружения в Ассирии, Китае и Мексике:
"Масперо и Перро склонны доверять утверж-дениям греческих писателей, что Великая пирамида была раскрашена в разные цвета no зонам, причем самая верхняя часть была покрыта позолотой; косвенным подтвержде­нием этого служат пирамиды первых четы­рех династий, имеющие ступенчатую фор­му. Пирамида в Саккара имеет шесть сту­пеней, нижняя из которых составляет в вы­соту тридцать восемь футов, а верхняя — двадцать девять, и примечательна тем, что ее форма аналогична зиккурату в Вавилоне. И мистер Питри нашел, что пирамида в
Медуме строилась в семь ступеней; только потом ступени были выровнены, так что "пирамида стала моделью для пирамид пос­ледующих фараонов "w.

С этой точки зрения пирамида Джосера выступает уже не только как гробница могущественного фараона, она является манифестацией религиозных представлений, выраженных строительным искусством высочайшего клас­са. Над гробницами Саккара, принадлежавшими многим поколениям, эта пирамида гордо высится, как символ религии Египта. Видимая из Мемфиса и прилегающей части долины Нила, она служила напоминанием того, что земная жизнь есть лишь подготовка к жизни загробной.
Следом за творением Имхотепа в Саккара были возве­дены несколько других ступенчатых пирамид, из них са­мой примечательной является пирамида в Медуме, рас­положенная примерно в сорока пяти километрах к югу от Саккара. Полагают, что она была возведена преемником Джосера по имени Хуни, сведений о котором сохрани­лось очень мало. Создателей ступенчатых пирамид сме­нили фараоны Четвертой династии, которые возводили пирамиды правильной формы. К ним относятся пирами­да в Дашуре и всемирно известные пирамиды Гизе. Труд­но себе это представить, но начинал их строить тот же Имхотеп, хотя ему так и не удалось увидеть их завершен­ными.
2
ГОРЫ ДЛЯ ЗВЕЗДНЫХ БОГОВ
Это я, О Ра (Солнце-Бог), я — твой сын,
я — душа... звезда из золота... Тексты пирамид, 886-9
Современные ученые-археологи проявляют удивительную неосведомленность в законах астрономии; встречаются такие, которые
ничего не знают о [звездной] прецессии.
Г. де Санталлана. "Трудный выбор Гамлета", с.66
СОЛНЕЧНАЯ ГИПОТЕЗА
Как мы уже отмечали, пирамидам правильной формы предшествовала ступенчатая пирамида Джосера, которая является к тому же древнейшим известным нам камен­ным строением. Она как бы отмечает поворотную точку египетской цивилизации. Вскоре после ее сооружения во время мощного подъема Четвертой династии Египет до­стиг своего зенита. Постройка пирамиды Джосера требо­вала не только изобретательности, но и исключительных талантов в технологии и организации работ. Это соору­жение обозначило рывок от каменно-земляных гробниц к величественным пирамидам.
Среди египтологов общепринято мнение, что ступен­чатые пирамиды являются дальнейшим развитием гроб-
|яиц-мастаб, но надо заметить, что пирамиды от любой 1 мастабы, а тем более заурядной могилы, отличаются тем, что их можно видеть издалека, и, главное, для них важна не только задача хранения тела, но и внешняя форма. Гипотеза о том, что ступенчатая пирамида является кос­мическим символом, не нова*. Такая форма встречается до всему миру и везде имеет примерно одинаковое значе­ние — от "ступас" в юго-восточной Азии до ступенчатых пирамид в Центральной Мексике. Их конфигурация пред­ставляет собой примерно одинаковый архетип — гора или лестница, посредством которой может быть достигнут мир звезд; верхняя ступень может служить платформой для священных действий монарха или правителя — по­добное возвышение можно встретить в мифологии поч­ти каждого народа. В Египте подобным возвышением стал холм Анну; именно на нем Атум поднялся из пер­возданной пучины вод, и потому на этом холме была установлена священная колонна, увенчанная камнем Бенбен.
Мы не знаем, что находилось на самом верху пирами­ды Джосера первоначально, но можем предположить, что там была некая копия камня Бенбен2; это соответствова­ло бы символике эпохи пирамид. Определенно мы знаем только то, что на вершинах "истинных", неступенчатых, пирамид находился камень пирамидальной формы — пирамидион — называемый Бенбеном. Несколько таких пирамидионов можно видеть в Каирском музее3, и они служат еще одним свидетельством того, что пирамиды выполняли не только роль захоронений.
Тот факт, что Бенбен ассоциируется с Гелиополем, "го­родом Солнца"4, дал возможность некоторым египтоло­гам выдвинуть гипотезу о том, что пирамиды являются солярным символом, олицетворяют собой солнечные лучи, пробивающиеся сквозь облака, и что по этому каменно­му склону пирамиды фараон идет домой к солнцу. Эта гипотеза возникла сравнительно недавно, как логическое продолжение теории о ступенях ступенчатой пирамиды, символизирующих планеты. Так считает д-р Эдварде; в своей книге "Пирамиды Египта" он цитирует Александ­ра Море: "Эти колоссальные треугольники по сторонам
пирамид кажутся падающими с неба, подобно лучам со­лнца, скрытого грозовыми облаками; они спускаются из туч на землю в виде лестницы из лучей"5.
Д-р Эдварде добавляет к этому свой комментарий:
"Если остановиться на дороге, ведущей в Саккара, и посмотреть в направлении поля пирамид, то можно увидеть, что косые со­лнечные лучи падают примерно под тем же углом, что и стены Великой пирамиды. Со­здается впечатление, будто перед тобой не­материальный прообраз и его материальное воплощение.
Гипотеза "пирамида — солнечные часы" была доволь­но основательно подкреплена разного рода "историчес­кими фактами", и ее можно услышать, пожалуй, в любой дискуссии по проблемам возникновения пирамид. К со­жалению, эта гипотеза (и всего лишь гипотеза) отвлекает многих исследователей от истинной цели создателей этих монументальных сооружений. Возможно, мы впервые поднимаем покров этой тайны, и рассказ наш начнем с того, что было создано Снофру, первым фараоном Чет­вертой династии.

ЗАГАДКА СНОФРУ
На протяжении пятисот лет, примерно с 2700 по 2200 год до н. э., более чем тридцать миллионов тонн скаль­ных пород, достаточных для возведения сотни Виндзор­ских замков, было переправлено из пустынной местнос­ти к западу от современного Каира. Камни послужили строительным материалом для пирамид7, некоторые из этих сооружений, подобно Великой пирамиде в Гизе, составляют более 140 метров в высоту. Из этих же пород было создано огромное захоронение царственных особ
неподолеку от Мемфиса, называемое в наши дни Мем-фисским некрополем*. На протяжении всей эпохи пира­мид толпы египтян, подобно муравьям, в поте лица тру-Идились на гигантской строительной площадке. Строите-лиl и ювелиры, художники и писцы, а также множество прочего люда, участвовали в подготовке царских похо-
рон"-Чтобы получить некоторое представление о масштабе
работ, стоит вспомнить об объявленном в англоязычной газете Саудовской Аравии крупном контракте, по кото-рому франко-американский консорциум брал на себя обя­зательства построить новое здание университета в городе Эр-Рияд. Слово "крупный" стоит уточнить: такого кон-тракта еще не существовало за всю историю строительст-ва — его стоимость составляла миллиард долларов. В ре­ализации контракта было задействовано 8000 рабочих;
перевезены миллионы кубометров скальных пород и зем­ли; залиты сотни тысяч кубометров цемента. Даже для временных офисов руководства строительства были по­строены сооружения внушительных размеров; рядом раз­местились разного рода постройки для отдыха, включая бассейн, в котором вполне могли бы проводиться Олим­пийские игры.
Строители университета в Эр-Рияде располагали тех­никой, которая и не снилась тем, кто возводил пирамиды Дашура и Гизе четыре с половиной тысячелетия назад — гигантские башенные краны, бульдозеры, экскаваторы, подъемники и так далее. Тем не менее размеры этого зда­ния не идут ни в какое сравнение с величиной пирамид. Так неужели же египтяне шли на такие чудовищные за­траты лишь для того, чтобы возвести гробницы своим фа­раонам? Мне кажется, говорить о гигантских пирамидах в Дашуре и Гизе как о "гробницах" все равно, что называть дворец в Версале "домом", а Собор святого Петра — "ча­совней". Пирамиды демонстрируют нам поразительное мастерство, которого достигли египтяне в области стро­ительства. Но для чего все это сооружалось? Чем, в сущ­ности, являлась эпоха пирамид и каким он был, "золотой век"?
Согласно доктору Эдвардсу, эпоха пирамид par exel-lence* занимает период с Третьей династии по Шестую". На протяжении этого времени было возведено примерно двадцать восемь комплексов пирамид на участке пусты­ни, простирающемся от Абу-Руваша на севере до Медума на юге. Эта полоса составляет примерно восемь километ­ров в длину и четыре в ширину. Часто не принимается во внимание один важный факт — большая часть из этих монументальных сооружений была возведена в очень ко­роткий период, во времена Четвертой династии. При ней было построено семь из двадцати восьми пирамвд; но именно эти семь — самые грандиозные сооружения, ко­торые составляют по объему, по крайней мере, 75 про­центов из общих тридцати миллионов тонн материалов, использованных при строительстве на протяжении всей эпохи пирамид. Пять из этих семи — три в Гизе и две в Дашуре — сохранились по сей день примерно в таком же состоянии, как и во времена их сооружения.
Первым фараоном Четвертой династии был Снофру, отец Хеопса. По причинам, которые египтологам по сей день неясны, Снофру отказался от ступенчатой формы и приступил к строительству ошеломляющих по размерам пирамид новой конфигурации. Большинство ученых при­держиваются мнения, что причины столь резких измене­ний имели религиозный характер, хотя все же в пелом-вопрос об этом остается открытым. Очевидным является только то, что ступенчатые пирамиды Третьей династии по сравнению с творением Снофру стали выглядеть как сельские пристройки. Фараон не ограничился одной гран­диозной усыпальницей — две пирамиды ни до, ни после Снофру не делал больше никто. Вдобавок к этому, как полагают археологи, строителям Снофру принадлежит и еще одно предприятие — превратить ступенчатую пира­миду в Медуме в пирамиду правильной формы путем за­полнения ступеней каменными плитами". Однако отно­сительно последнего утверждения до сих пор существует немало противоречащих друг другу мнений, так что пи­рамиду в Медуме, начатую во времена Третьей динас-
* Главным образом (фр.) — Прим. пер.
тии, мы не можем рассматривать в одном ряду с пирами­дами династии Четвертой.
Чтобы представить, насколько изменились задачи строителей во времена Снофру, следует вспомнить, что для ступенчатой пирамиды Джосера использовалось где-то 850 000 тонн", в то время как на два гигантских соору­жения в Дашуре потребовалось примерно девять милли­онов тонн. Это строительство — изумительный взлет ин­женерной и технологической мысли, однако существова­ло нечто очень важное, вдохновлявшее фараона. И это нечто увлекло за собой великого жреца, мастера, стро­ителя и звездочета Имхотепа. К тому времени, очевидно, произошел скачок в технологии, позволивший поднимать длинные каменные блоки весом в несколько тонн на вы­соту около ста метров". Глубинные слои пирамиды изго­товлялись из больших отесанных плит известняка, кото­рые необходимо было высечь из породы, привезти, при­дать им окончательную форму, поместить точно на мес­то, где эти плиты и пролежали до наших дней13.
Книги не дают убедительных ответов на вопросы, за­даваемые пирамидами; в них даже не отмечается тот факт, что "пирамидный бум" произошел именно во времена правления Снофру. Доктор Яромир Малек из Оксфорд­ского института Гриффита в вышедшей недавно книге, посвященной пирамидам Египта, бегло рассматривает этот вопрос, но все же отмечает: "Нововведения того времени [Четвертой династии] настолько разнообразны, что, по всей видимости, скорее были вызваны изменениями в об­ласти религии, нежели просто прогрессом технологии" и. А египтолог доктор Александр Бадави пишет: "Сооруже­ние в Медуме представляет собой ступенчатую пирами­ду, стороны которой были заполнены для того, чтобы получилась фигура правильной формы... В Дашуре Снофру возвел две правильные пирамиды на квадратном основа­нии, одна из них называлась Рхомбоидал (Ломаная)... Однако видно, что вершина пирамиды недостроена... и, похоже, ее вообще завершали в спешке"15.
Странно читать "в спешке" по отношению к пирамиде в Дашуре. Строители этой пирамиды не имели никаких Других источников строительного материала, кроме тех,
которыми пользовались раньше; по крайней мере, нель­зя представить какого-либо дополнительного источника. Задача усложнялась и тем, что строить приходилось на трех площадках, двух в Дашуре, расположенных в двух километрах от города, и третьей — в Медуме, пятьюдеся­тью километрами южнее, что занимало, по меньшей мере, целый день путешествия вверх по реке. При условии иде­альной организации работ задача такого масштаба явля­ется колоссальной даже для современной техники. Что­бы вырубить, перевезти и уложить миллионы тонн из­вестняковых плит в эпоху, которая не знала колеса, во­рота и железных орудий, требовалось, по меньшй мере, два десятилетия. Для того, чтобы представить себе мас­штаб работ, нам надо перенестись во времена Четвертой династии.
III
ЗОЛОТОЙ ВЕК ЧЕТВЕРТОЙ ДИНАСТИИ
Итак, что же произошло приблизительно в 2650 году, когда Снофру пришел к власти и основал славную и знамени­тую Четвертую династию? Доктор Эдварде был первым, кто предложил убедительную версию случившихся пере­мен. Эту версию он обнародовал в 1947 году. До него египтологи совершенно не могли предложить убедитель­ного объяснения — зачем понадобилось преобразовывать одиноко стоящую ступенчатую пирамиду в Медуме на южной оконечности Мемфисского некрополя в пирами­ду правильной формы?16
Сама медумская пирамида не дает нам никаких указа­ний на ее владельца. Однако в храме, расположенном неподалеку от пирамиды, было обнаружено то, что егип­тологи называют "граффити" (надписи, сделанные посе­тителями храма). Эти граффити относятся к Восемнадца­той династии (примерно 1200 лет после Снофру), и из них явствует, что в те времена (ок. 1400 года до н.э.) пирами­
да в Медуме считалась принадлежащей Снофру". Доктор Эдварде перевел граффити, написанное, судя по расшиф­ровке, человеком по имени Аа-Кхепер-Ресенб, жившим во времена фараона Тутмоса III: "... на сорок первом году правления Тутмоса III... я пришел увидеть прекрасный храм фараона Снофру". Эдварде упоминает граффити, написанное при Пятой династии (примерно через 250 лет после правления Снофру), где имя этого фараона назы­вается в связи с пирамидой в Медуме18. Это могло бы служить достаточным основанием для вывода о том, что медумская пирамида принадлежит Снофру, но известны и две другие пирамиды в Дашуре; "южная... без всяких сомнений построена Снофру"19, существует свидетельст­во, из которого довольно уверенно можно утверждать, что Снофру построил и северную. Надпись, обнаружен­ная неподалеку от Дашура и относящаяся ко времени фараона Пепи I, говорит про "две пирамиды Снофру"2'. Эти слова принадлежат официальному документу — ука­зу фараона, освобождающему священнослужителей от на­логов — свидетельство веское. В другой надписи, также обнаруженной в Дашуре и относящейся ко времени Пя­той династии, упоминается "южная пирамида Снофру"21. Из этих записей можно сделать вывод, что Снофру при­надлежат две пирамиды. Вопрос только — какую из них считать южной: пирамиду в Дашуре, называемую "лома­ной" из-за изменения угла наклона стены на половине высоты, или же медумскую пирамиду? На гробнице жре­ца в Дашуре сохранилась надпись, в которой упоминает­ся "южная пирамида Снофру" 22. Это подтверждает, что южная пирамида Снофру находится в Дашуре, и в том же Дашуре располагается ее северный сотоварищ. Так какое же отношение к Снофру имеет медумская пирамида? Археологи не могут дать по этому поводу определенного ответа.
Доктор Эдварде предложил свой вариант — те пирами­ды, которые определенно были возведены Снофру, по­строены, чтобы "символизировать его владычество над Верхним и Нижним Египтом", третья же пирамида, "по­хоже, не имеет никакого смысла, как практического, так и символического"". По сути, эти слова служат призна-
нием того, что у нас нет никаких археологических свиде­тельств по этому вопросу. Эдварде высказал мнение, что, если и будут получены какие-нибудь новые данные, они только подтвердят, что Снофру возвел две пирамиды, а медумскую только преобразовал из ступенчатой в пира­миду правильной формы.
Эта точка зрения является сейчас наиболее распростра­ненной; предполагается, что ступенчатая пирамида в Медуме была возведена Хуни, сведений о котором почти не сохранилось. Поскольку Хуни правил непосредствен­но перед Снофру и, как положено фараону, должен был бы иметь собственную пирамиду, это означало, что за­гадка пирамид Снофру разрешена и египтологи могли бы заняться другими проблемами.
Однако, при всей убедительности доказательств, Эд­вардс счел нужным оговориться, что свидетельств, свя­зывающих пирамиду в Медуме с Хуни, нет, и "еще рано делать вывод, что его пирамидой и была пирамида в Ме­думе..."24
Следующий вопрос, который требует ответа, — зачем Снофру понадобилось сооружать две пирамиды, когда его предшественники довольствовались одной? Не мог же он быть похороненным в двух местах? Возможно, нас вво­дят в заблуждение слова "быть погребенным" и "принад­лежать", ведь пирамида может принадлежать всей цар­ской семье и выполнять культовые функции? Снофру мог возвести две пирамиды и изменить третью и при этом не быть погребенным в них вообще. Не принадлежат же сре­дневековые соборы королям, даже если они сооружены во времена их правлений.
Почему нет совершенно никаких надписей, утвержда­ющих, что какая-то из пирамид определенно является усыпальницей Снофру? И в самих пирамидах, и вне их более чем достаточно места для такой надписи и даже заглавными буквами. Однако ни один из фараонов Чет­вертой династии не давал распоряжения нанести свое имя на камнях пирамиды, которую он возвел. Ни одной офи­циальной надписи вообще не было нанесено на Великой пирамиде при ее сооружении.
Спросите себя — способны вы, замыслив создать ве­личайшую гробницу в истории, потратив несколько де­сятилетий и понеся неисчислимые материальные поте­ри, оставить всех в недоумении относительно героя по­добного подвига? Совсем непохоже, что строители из­бегали делать официальные надписи на своих сооруже­ниях. Со времени фараона Унаса (последнего правителя Пятой династии) пирамиды хранят сотни и сотни офи­циальных текстов, удостоверяющих, какой именно вла­дыка их построил". Значит ли это, что фараоны Четвер­той династии не умели писать? Нет, это не так — вокруг пирамид стоит множество сооружений, относящихся к Четвертой династии, и на них встречается немало над­писей. В молельне царицы Мересанх до сих пор можно видеть множество иероглифических текстов. Поэтому их отсутствие на пирамидах Четвертой династии выглядит крайне странным, особенно в контрасте с последующи­ми пирамидами, которые имели пространные тексты.
Почему же Снофру, Хуфу (Хеопс) и другие не остави­ли своего имени на пирамидах? Почему они не думали о последующих поколениях, предоставив им только дога­дываться, кто несет ответственность за эти удивитель­ные сооружения? И возводили ли вообще фараоны Чет­вертой династии пирамиды в качестве своих гробниц? А может быть, все пирамиды Четвертой династии принад­лежат к какой-то единой схеме, которая требовала со­оружения семи пирамид в точно определенных местах?
Пирамиды Четвертой династии стоят как бы особня­ком от остальных, созданных на протяжении всей эпохи пирамид. Похоже, что легендарная птица Феникс при­была, чтобы обозначить наступление "золотого века" — короткого периода, в который надо было выполнить по­трясающую программу строительства, по масштабам и размаху способную поспорить с любым проектом наше­го времени". И так же внезапно, как и началась, эта программа была прекращена. Книги говорят о "поворо­тах в религиозных представлениях" и о "гражданских войнах"", но материальные свидетельства этому трудно отыскать. Если мы хотим найти ответы на свои вопро-
сы, нам следует обратиться к самому началу системати­ческого исследования пирамид. Поэтому давайте снова обратимся к вопросу об их датировке.
IV ДАТИРОВКА ЭПОХИ ПИРАМИД
Когда в 1940-х годах археологи принялись за датировку основных событий египетской истории, им пришлось передвинуть время существования самой ранней динас­тии на целое тысячелетие. До того полагали, что Первая династия много древнее. В 1830-х годах Шампольон, че­ловек, расшифровавший египетские иероглифы, признан­ный отец современной египтологии, полагал, что Первая династия была основана примерно в 5867 году до н.э. Несколько позже немецкий египтолог Карл Лепсиус пере­двинул эту дату на 3892 год до н.э. В 1870-е годы Мариет перенес ее на 5004 год до н.э. Его коллега, доктор Бругш, установил датой возникновения Первой династии 4400 год до н.э. По всей видимости, Бругш основывал свои подсчеты на том предположении, что в одном столетии сменяются приблизительно три поколения". Поскольку ничего другого предложено не было, его датировка стала наиболее часто употребляемой среди египтологов на про­тяжении нескольких десятилетий.
И вот в 1940-е годы произошел новый пересмотр дат, и время правления Первой династии отнесли примерно к 3100 году до н.э. И эта дата позднее менялась — ее передвигали на 3150, 3300, 2900 и другие годы, причем каждый автор предлагал свой подход к определению даты, но ни один из подходов нельзя признать достаточно убе­дительным. Ясно только то, что составление египетской хронологии является делом чрезвычайно трудным, и во многом датировка основана на персональных интерпре­тациях фактов и субъективных оценках. К сожалению, не помогают здесь и средства, которые в наше время может предложить наука — радиоуглеродный анализ, на­
пример, или подсчет прецессии, которая оказывает воз­действие на астрономическую ориентацию пирамид29. Удивительно, как египтологи прошлого века, не имея даже таких инструментов, осмеливались называть точ­ные даты, как 5004 год до н.э. или 5867 год до н.э. В наши дни хронологисты неизменно ставят сокращение "ок." — "около, приблизительно", подразумевая возмож­ные вариации как в одну, так и в другую сторону. Поэ­тому время начала правления Снофру египтологи сей­час приводят следующим образом — ок. 2686 года до н.э., ок. 2584 года до н.э., ок. 2614 года до н.э.30 Авторы этих дат прекрасно понимают, что их подсчеты могут оказаться ошибочными. Чем дальше в глубь веков ухо­дит исследование, тем менее точными являются дати­ровки, а что касается эпохи пирамид, здесь ошибка мо­жет составлять столетие и более31.
В письме, полученном нами во время подготовки этой книги, доктор Эдварде сообщал, что дата "ок. 2600 года до н.э." является "наиболее вероятной" для начала прав­ления Хуфу (Хеопса)32. Но самые последние данные, предоставленные в мае 1993 года Рудольфом Гантенбрин-ком, который при исследовании шахт Великой пирами­ды воспользовался лазерным оборудованием, приводят к выводу, что даже эта "наиболее вероятная" дата может быть скорректирована на более чем 150 лет и представля­ет собой приблизительно 2450 год до н.э.33, поскольку именно к этому времени относится постройка шахты.
Когда фараон Снофру пришел к власти, в западной пустыне уже существовало несколько ступенчатых пира­мид, расположенных в границах Мемфисского некропо­ля. Из них до наших дней сохранилась только пирамида Джосера. Много южнее в одиночестве стоит медумская пирамида. В Мемфисском некрополе сохранилось также большое число гробниц-мастаба. Это — практически зсе крупные сооружения, которые существовали до начала правления Четвертой династии.
Снофру же принадлежат две пирамиды новой формы, которая, вероятно, была ему рекомендована жрецом-ар-
хитектором Имхотепом или же его преемником. Именно Имхотепа египтяне чтили как родоночальника стро­ительного мастерства и, к слову, врачебного искусства. Доктор Эдварде отмечает то, что Имхотепа следует счи­тать и астрономом, поскольку тот являлся обладателем титула "глава наблюдателей'134. Известно, что такой ти­тул носили самые главные жрецы Гелиополя, и, по всей видимости, Имхотеп возглавлял всю жреческую касту Ге­лиополя35. Успешно завершив преобразование ступен­чатой пирамиды Джосера, Имхотеп либо его последова­тель, возможно, загорелся идеей осуществить более ам­бициозный проект: воплотить в Мемфисском некрополе замысел, являющийся развитием культа реинкарнации фараонов3*.
Считается, что Снофру умер приблизительно на трид­цать пятом году своего правления. Когда на престол взо­шел его сын Хуфу (Хеопс), строительство пирамид до­стигло своего зенита.
V
ТРИ ВЕЛИКИЕ ПИРАМИДЫ В ГИЗЕ
Снофру отошел с миром приблизительно в 2480 году до н.э.37, оставив после себя две гигантские пирамиды в Да-шуре. Примерно в двадцати одном километре от Дашу-ра возвышается скалистое плато Гизе3'. Это плато про­стирается примерно на 2,2 километра с севера на юг и составляет около 1,1 километра в ширину. Оно чуть на­клонено с запада на восток и неподалеку от долины Нила резко обрывается вниз". Именно на этой внушительной площадке старший сын Снофру, Хуфу, начал возведе­ние самого амбициозного сооружения за всю историю строительства, сооружения, ставшего вместе с двумя аналогичными пирамидами одним из чудес древнего мира.
Не существует убедительного объяснения того факта, почему Хуфу не пошел по стопам своего отца и не стал строить в Дашуре или в Саккара, где расположены сту­пенчатые пирамиды его предков и множество гробниц. Проще всего объяснить это возвышенным положением Гизе. Но если высота была определяющим соображени­ем, то почему плато не выбрал сам Снофру? Дашур к Мемфису не ближе Гизе, расположен в низине и за паль­мами, окружающими Мемфис, виден плохо40. В наши дни туристы испытывают удивление, когда узнают о сущест­вовании других грандиозных пирамид, помимо пирамид Гизе. Почему же Хуфу выбрал Гизе, местность, удален­ную от места погребения своего отца? Может быть, это была только часть единого плана, который предусматри­вал большое строительство и был разработан во время правления его отца? Жорж Гойон, личный египтолог ко­роля Фарука, был убежден, что Гизе "без сомнения, вы­брано древними астрономами по религиозным и науч­ным соображениям", и не ответил на вопрос — каким именно. Однако мы согласны с тем, что причину построй­ки пирамид именно в Гизе надо искать в религии и аст­рономии.
VI БОЛЬШАЯ ПИРАМИДА
Даже сейчас, частично разрушенная и потерявшая поч­ти все белые плиты облицовки. Великая пирамвда про­изводит сильное впечатление. Она возвышается над ок­ружающей пустыней и пригородами современного Каи­ра и кажется настолько странной деталью пейзажа, что возникает сомнение, что это вообще — творение рук че­ловека; скорее, она выглядит как скала геометрической формы. Математик и журналист Р.Д.Успенский посетил Гизе первый раз в 1914 году, совсем незадолго до начала Первой мировой войны. Он так описал свои впечатле­ния:
"На плато можно добраться по извилистой дороге, взбегающей вверх сквозь проломы в скалах. В конце пути вы обнаруживаете, что стоите на одном уровне с пирамидами, пря­мо перед так называемой пирамидой Хеопса (Хуфу), у той ее стороны, где находится вход. Справа от нее на некотором расстоянии сто­ит вторая пирамида, а еще дальше — тре­тья.
Внезапно ловишь себя на мысли, что ты по­пал в совершенно другой мир, абсолютно от­личный от того, в котором находился всего десять минут назад. Хотя поля, кроны дере­вьев, пальмы вокруг — все те же. Но здесь — совершенно другая страна, другой пейзаж, царство камня и песка. Это пустыня. Пере­ход резок и неожиданен. ...Прошлое, о котором обычно не думаешь, здесь делается настоящим и весьма ощути­мым, как будто можно тронуть его рукой, в то время как настоящее исчезает, стано­вится чужим, странным и далеким "*1.
Основанием Великой пирамиды Хуфу, как и многих других пирамид, служит прямоугольник, и во всех своих деталях она сохраняет совершенные пропорции. Первое обширное исследование этого сооружения было предпри­нято Флиндерсом Питри в 1880-1882 годах. Ученый ис­пользовал самое совершенное оборудование для того, чтобы выполнить свою работу с величайшей тщательнос­тью. Он обнаружил, что стороны пирамиды были почти точно ориентированы на магнитные полюса. (Точность кажется невероятной — отклонение составляет всего три градуса, что меньше, чем 0,06 процентов погрешности.) Он также измерил стороны пирамиды; они составили 230,25 метров на северной стороне, 230,4 на южной, 230,38 на восточной и 230,35 на западной. Таким образом, хотя стороны и не совсем равны, разница в их значениях со­ставляет только девятнадцать сантиметров, что меньше, чем 0,08 процентов от средней длины.
Такая степень точности как в ориентации, так и в выве­ренной форме основания, кажется невероятной, если брать во внимание размеры всего сооружения. Периметр его— примерно километр, площадь — 53 тысячи квадратных мет­ров, достаточная, чтобы на ней уместились Собор святого Петра, а также Миланский и Флорентийский соборы вместе с Вестминстерским аббатством и Собором святого Пав­ла42. И вряд ли любое из перечисленных сооружений было возведено с той же точностью, как Великая пирамида. Хотя пирамида содержит несколько погребальных камер, но пустотелым это сооружение назвать нельзя; его почти пол­ностью заполняют два с половиной миллиона известняко­вых плит. Вес каждой в среднем составляет 2,6 тонн, что дает общую массу в 6,3 миллиона тонн43.
Мы можем только удивляться мастерству и технологи­ческим достижениям древних строителей, поскольку, по­мимо удивительно точной геометрической привязки, они смогли тщательно отполировать и уложить плиты из бе­лого известняка, доставив их с другого берега Нила, из карьеров Тура. Судя по плитам, сохранившимся у подно-жья на северной стороне пирамиды, они были даже круп­нее тех, которые использовались в центре пирамид; вес каждой составлял около пятнадцати тонн. Плиты обли­цовки были сняты арабами в тринадцатом веке (говорят, для строительства мечетей в Каире). Можно себе пред­ставить, как выглядела пирамида с облицовкой в темной долине под лучами утреннего солнца.
Сейчас не представляет особого труда проникнуть в пирамиду по узкому коридору, поскольку проложены до­рожки с деревянными перилами и металлическими сту­пеньками. Внутри стены освещает электрический свет. Такие удобства появились в сороковые годы, а до этого туристам приходилось сталкиваться с серьезными труд­ностями. Вот что писал в 1914 году Р.Д. Успенский:
"Лол очень скользкий; совершенно нет сту­пеней, если не считать тех горизонтальных ступенек вверху, которые врублены в полиро­ванный камень; на поверхности ноги разъез­жаются на этой полировке. Только тонкий
слой песка удерживает от мысли разбежать­ся и таким образом доехать на ногах до кон­ца. Меня ведет вниз, в погребальную камеру, бедуин. В одной его руке — свеча, другой он придерживает меня. Вы спускаетесь вниз в смешанном состоянии духа. Этот спуск ка­жется чересчур долгим — но, наконец, он кончается.
Конечно, с тех пор и длина этого спуска, и размеры прохода остались теми же: высота прохода — 1,19 метра, ширина — 1,04, угол наклона — 26 градусов 31 минута 23 секунды к горизонту. Коридор ведет к центру пира­миды, к скалистому основанию, на котором она поко­ится, и дальше вглубь на 105,15 метра. Затем он меняет направление на горизонтальное и идет так 8,83 метра перед тем, как окончиться погребальной камерой, грубо выбитой в скалистой породе. Назначение этой камеры неизвестно и до сих пор является предметом научных споров. Камера осталась незаконченной, и это послу­жило причиной появления теории, что первоначально она строилась как погребальная камера фараона, но по какой-то причине или в связи с изменением плана на ранней стадии строительства усыпалницу перенесли в саму пирамиду (для этой роли предназначалась погре­бальная камера царицы), но позднее и этот план был изменен; строители проложили еще один коридор (Боль­шую галерею) и соорудили третье помещение (погре­бальная камера царя). Считается, что там мумия фарао­на и находилась, поскольку именно там стоит массив­ный саркофаг, хоть в нем не сохранилось ни одной де­тали от мумии или принадлежностей, которые сопро­вождают усопших в царство мертвых; считается, что ка­мера была разграблена.
Эта теория довольно убедительна, но с точки зрения строительства вызывает много вопросов. Изменить план в самый разгар строительства подобного рода сооруже­ния — почти невозможная для решения проблема. Изме­нить же план дважды кажется невероятным, в особен­
ности учитывая, что новый план включает прокладку Большой галереи, которая сама по себе является удиви­тельным примером строительного искусства, впрочем, как и погребальная камера царя. На наш взгляд все, что было создано в Великой пирамиде, в том числе и Большая га­лерея, и погребальные камеры царя и царицы, соответст­вует одному первоначальному замыслу.
В наши дни посетителей не пускают в камеру в гранит­ном основании; через восемнадцать метров после входа стоит лестница, которая ведет вверх. За ней под накло­ном двадцать шесть градусов на сорок метров тянется коридор. Так же как и первый ведущий в пирамиду про­ход, этот коридор направлен строго с севера на юг. Ко­ридор переходит в Большую галерею, но перед тем, как пойти по ней, вы можете, совершив небольшое путеше­ствие по горизонтальному переходу, попасть в погребаль­ную камеру царицы.
Так же как и сама Великая пирамида, эта камера до сих пор сохраняет тайну своего предназначения. Сейчас принято думать, что там должен был находиться сарко­фаг фараона, но позднее он избрал другое место; недав­но было высказано замечание, что вход камеры слишком узок, чтобы через него прошел гранитный саркофаг (тот, который стоит сейчас в погребальной камере царя)45. Вряд ли, конечно, фараон отказался от этой камеры по данной причине.
Погребальная камера царицы не очень велика — толь­ко 5,74 метра с востока на запад и 5,23 метра с севера на юг; потолок находится на высоте 6,22 метра от пола. В восточной стене выдолблена ниша, напоминающая "ми-раб" (нишу во многих мечетях). Поверхность ниши руби­ли инструментами — очевидно, грабители подозревали за ней какие-нибудь спрятанные сокровища. Скорее всего, они ошибались — в нише должна была находиться стату­этка, изображающая фараона". Стены состоят из тща­тельно пригнанных известняковых плит. Хоть усыпаль­ница царицы не такая большая и не так тщательно отдела­на, как камера фараона, но производит довольно сильное впечатление. Поскольку камера расположена прямо на оси
"восток — запад" пирамиды, она, по всей видимости, вы­полняла важную роль в общем замысле, которому посвя­щалось само возведение пирамиды.
Нас, как и Рудольфа Гантенбринка, особенно заинте­ресовали так называемые вентиляционные шахты, кото­рые тянулись из погребальной камеры царицы. На про­тяжении многих лет наличие этих шахт использовали как аргумент в пользу теории "недостроенное™". Шахты, ко­торые есть и в усыпальнице фараона, впервые были об­наружены английским инженером Уэйнманом Диксоном в 1872 году47. Как и у камеры фараона, одна шахта имеет направление на юг, а другая — на север. Дальнейшие ис­следования показали, что шахты не выходят за пределы пирамид, а значит, для вентиляционных целей вовсе не предназначались48. В 1881 году они были тщательно ис­следованы Питри, который измерил угол их наклона и длину с помощью орудийного квадранта. Питри не смог объяснить их практическое назначение. Шахты стали ве­сомым аргументам сторонников "изменения планов при строительстве", которые считали, что шахты, как и по­гребальные камеры, были недостроены и брошены. И на этом вопрос можно закрыть, если бы Рудольф Гантенб-ринк не доказал, что шахты намного длиннее, чем это принято думать49.
Уровнем выше погребальной камеры царицы начина­ется удивительной красоты коридор, называемый Боль­шой галерей. Это самая уникальная и таинственная по­стройка внутренней системы Великой пирамиды. Под­нимаясь вверх под тем же углом, что и проход, галерея гораздо шире его и в высоту составляет 8,53 метра. От Большой галереи остается довольно странное впечатле­ние — вы будто стоите на лестнице, идущей вверх, но у нее нет ступенек — только тщательно отполированная поверхность из белых плит турского известняка. Снова обратимся к Р.Д. Успенскому:
"Многое трудно понять, глядя на это творе­ние человеческих рук, и многое поражает глаз.
Глядя на галерею, я подумал, что именно здесь надо искать главную цель создателей пира­миды. Из прохода, где я стоял, было видно, как коридор уходит вверх, окруженный с двух сторон широким каменным парапетом, спус­кающимся до уровня прохода. Коридор не пере­ходил плавно в проход, он резко обрывался... на высоте приблизительно человеческого рос­та. Для того, чтобы попасть в коридор с места, где я был, необходимо было подняться по одному из парапетов с краю, а затем спрыгнуть вниз на саму "лестницу". Я назы­ваю этот коридор "лестницей " только по­тому, что он поднимается вверх. Но там не было ступенек, только высеченные упоры для ног. Чувствуя, что за вашей спиной пол вне­запно обрывается, вы начинаете взбираться вверх, стараясь держаться поближе к "пара­пету "sa.
В наши дни по Большой галерее взбираться гораздо проще — с обеих сторон сделаны небольшие металличес­кие ступеньки; эти ступеньки идут от уровня камеры ца­рицы к уровню коридора. Поручень помогает совершить восхождение (и спуститься вниз), а на полу коридора ле­жит деревянный помост, которому не позволяют сколь­зить металлические штыри.
Даже в наши дни, Большую галерею исследовать го­раздо легче, она остается загадкой. Особенно когда по­нимаешь, что делали ее во времена намного более древ­ние, чем времена Антония и Клеопатры. По сторонам коридор обрамляют каменные выступы, стены сужаются к потоку, и в своем поперечном сечении галерея удиви­тельным образом повторяет нишу в усыпальнице цари­цы. Окружающее принадлежит к настолько древнему миру, что кажется самым последним модерном. В Большой га­лерее есть почти сверхчеловеческое совершенство, как будто ее создали не для людей, а для какой-то другой,
особой цели. Многие высказывали мнение, что Большая галерея смотрится как часть машины, чье предназначе­ние недоступно нашему пониманию.
И подобное мнение существовало с древних времен — неоплатоник Прокл обратил внимание на это в своем комментарии на "Тимей" Платона51. Он утверждал, что Великая пирамида, до того, как была завершена, служила астрономической обсерваторией и являлась устройством, при помощи которого осуществлялось наблюдение за звез­дами. Эту идею воспринял писатель викторианской эпо­хи Ричард А. Проктор, автор книги: "Великая пирамида:
обсерватория, гробница и храм", опубликованной в 1883 году52. Он предположил, что все эти коридоры могли быть использованы для наблюдения за различными звездами, в частности. Большая галерея служила для записи их дви­жения по небу. Проктор полагал, что щели в облицовке позволяли точно определять позицию звезд. Поскольку Большая галерея направлялась строго на север, она, по
всей видимости, служила для определения положения
звезд именно в этой части небосвода до того, как стро­ительство пирамиды было полностью завершено.
Некоторые египтологи считают, что в галерее просто хранились гранитные глыбы. Очень сомнительно, что египтяне стали бы возводить такое сооружение только лишь как хранилище. Для этого подошла бы и не так тщательно отделанная полость в пирамиде. По крайней мере, убедительных фактов в пользу той или иной версии предназначения галереи до сих пор не найдено.
Поднявшись по Большой галерее, можно попасть в погребальную камеру фараона. Она представляет собой прямоугольник в 10,46 метра с востока на запад и 5,23 метра с севера на юг; при высоте в 5,81 метра. В отличие от погребальной камеры царицы, облицованной извест­няковыми плитами, эта камера отделана черным отшли-фованым гранитом, привезенным сюда из Асуана в Верх­нем Египте". Гранитные блоки, из которых сделаны сте­ны и потолок, весят примерно тридцать тонн каждый. Блоки так тщательно отшлифованы, что в щель между ними нельзя засунуть и нож. Точная подгонка известня­
ковых плит — задача крайне трудная; как это делали с гранитными блоками — представить невозможно.
В западном углу камеры располагается таинственный гранитный саркофаг. Хотя считается, что именно в нем покоился Хуфу после смерти, нет ни малейшего свиде­тельства того, что это было именно так. И во всей Вели­кой пирамиде нет ни одного предмета, могущего послу­жить путеводной нитью для ученых. Из этого факта мно­гие делали заключение, что настоящая усыпальница Хуфу до сих пор не найдена. Как бы то ни было, в наши дни приходится следить даже за сохранностью саркофага, что­бы он не был поврежден любителями сувениров, кото­рые уже изрядно его попортили, отбивая куски на па­мять.
И, наконец, две вентиляционные шахты, которые идут от погребальной камеры фараона. Подобно шахтам ка­меры царицы, они направлены на север и юг, но, в отли­чие от тех, не обрываются и выходят на поверхность. Все четыре найденные к сегодняшнему дню шахты двух ка­мер довольно узки, представляя собой в периметре квад­рат 20 на 20 сантиметров. Ни в какой другой пирамиде подобные шахты не встречаются, и потому вряд ли они служили для вентиляции. Вентиляционными их сделал Рудольф Гантенбринк, поместив в них вентиляторы, для того, чтобы уменьшить влажность в камере фараона; влаж­ность снизилась с 90 до 60 процентов — как и за стенами пирамиды. Это довольно важное усовершенствование, поскольку тысячи туристов проходят каждый день, вы­дыхая влажный пар.
Завершение строительства Великой пирамиды знаме­новало собой кульминационную точку эпохи пирамид. Высота возведенного сооружения составила 147 метров, что на пятьдесят метров (т.е. на высоту пятнадцатиэтаж­ного здания) превосходят пирамиду Снофру в Дашуре. Строители Хуфу должны были уложить на два миллиона тонн каменных блоков больше, чем при сооружении пи­рамиды в Дашуре. Хуфу считал строительство пирамиды очень важным делом, это известно из текстов, дошедших До наших дней.
В Берлинском музее есть документ, который называет­ся Весткарским папирусом. Он был написан во времена Нового царства, но, без сомнения, представляет собой копию с оригинала времен Пятой династии, поскольку повествует о начале царствования этой династии, власть которой была освящена божественной волей самого Ра, бога солнца. Вмешательство бога имело место во времена Четвертой династии, когда правил Хуфу.
Испытывая сомнения, Хуфу попросил одного из своих сыновей, Джедефа-Хора, привести мага по имени Дже-ди, почтенного мудреца "сто одного года... который знал множество секретных гробниц Тота. Теперь Его Величе­ство фараон Хеопс (Хуфу) старается отыскать все тайные палаты храма Тота, чтобы использовать их для своего соб­ственного "горизонта"..." Из этого текста видно, что фа­раон перед началом строительства советовался со старым волшебником. "Горизонтом Хуфу"5* и по сей день назы­вают Великую пирамиду. Тот, конечно, — древний бог мудрости, изображавшийся с головой ибиса. Этот бог со­здал науки и изобрел иероглифы. Книги, приписываемые Тоту (их было сорок две), находились в Гелиополе и со­держали сведения, которые являлись основой государст­венного культа Египта. В более поздние времена Тота стали отождествлять с греческим богом Гермесом; тогда же появилась легенда, что именно Тот планировал и ру­ководил сооружением Великой пирамиды55. Когда Джеди прибыл во дворец, Хеопс обратился к нему с просьбой показать свое волшебное искусство, но быстро прервал представление: "Говорят, что ты знаешь количество тай­ных палат святилища Тота..." "Я не знаю их число, о, мой повелитель, — ответил Джеди, — но я знаю место, где они находятся". Однако, указав на одно из зданий Гелиополя, Джеди сказал, что не может войти в тайные палаты; не может сделать этого и фараон. Только три еще нерожденных фараона будут иметь на это право; все три должны родиться от служительниц храмов Гелиопо­ля. Эти трое и были первыми фараонами Пятой динас­тии: Усеркаф, Сахура и Нефериркара.
К сожалению, из папируса не понятно, что случилось с этим зданием в Гелиополе и получил ли Хуфу какую-
либо информацию о нем, которую мог бы использовать при возведении пирамид. Нам остается об этом только догадываться, так же как и гадать о том, сооружал ли Хуфу какие-либо секретные погребальные камеры в своей собственной пирамиде.
Работы в Гизе продолжались еще долгое время после смерти самого фараона. Наследник фараона Хафра (Хеф-рен) возвел еще одну гигантскую пирамиду рядом с Ве­ликой пирамидой. Она немного уступает грандиозному сооружению Хуфу в высоту, хотя и выглядит выше, по­скольку расположена на более высокой части плато. После Хафра царствовать стал Менкаура (Микерин), построив­ший самую маленькую пирамиду; ее высота составляет 65,5 метра. Но и третья пирамида по любым стандартам является гигантской, хотя выглядит не такой внушитель­ной по сравнению со своими соседками.
В шести километрах к северо-западу от Гизе, у деревни Абу-Руваш, сын Хуфу, фараон Джедефра, построил свою пирамиду, но она не сохранилась до наших дней. В на­стоящее время эта пирамида представляет собой простое нагромождение камней. Трудно говорить о ее размерах, но очевидно, что это было довольно массивное сооруже­ние, возможно, сравнимое с пирамидой Менкаура в Гизе. Еще один фараон по имени Небка, возможно, брат или сын Хуфу — сведений о нем осталось очень мало — на­чал сооружать пирамиду в Завиет эль-Ариане, примерно в пяти километрах на юго-восток от Гизе. Эта пирамида не была завершена, и ее разобрали в более позднее вре­мя56. Со смертью фараона Небка Четвертая династия за­вершила свое правление. Когда точно это произошло, египтологам неизвестно; кроме того, неизвестно, какие причины привели к потере интереса к строительству пи­рамид после Четвертой династии.
Теперь попытаемся рассмотреть, как изменялась высо­та пирамид в зависимости от времени их сооружения.

Высота и масса пирамид
Четвертой династии

Расположение
Высота, метры
Масса, млн.тонн
Пирамида в Дашуре, южная
102
3,59
Пирамида в Дашуре, северная
101
4,00
Пирамида Хуфу
147
6,18
Пирамида Хафра
140
5,28
Пирамида Менкаура
65
0,57
Пирамида в Абу-Руваше
неизвестна 0,50

Пирамида в Завиет эль-Ариане
неизвестна 1,50

Итог

21,62

К этому двадцати одному миллиону тонн должна быть добавлена еще неисчислимая масса камня для возведе­ния храмов, ограждений, дорог и много другого, что со­ставляет пирамидный комплекс. Мы наверняка можем добавить еще, по крайней мере, миллион тонн известня­ка и гранита, и эти получившиеся двадцать два миллиона тонн57 представляют собой около 80 процентов всех плит, использовавшихся на строительстве во всю эпоху пира­мид. Четвертая династия, таким образом, в этом превы­шает все, что было сделано до нее и после.
VII
КРАХ ЧЕТВЕРТОЙ ДИНАСТИИ
Яромир Малек, директор Института Гриффита, считает, что нет особой нужды вести исторические исследования, что­бы определить, какая пирамида была построена первой:
"Достаточно просто взглянуть на их силуэт:
ступенчатая пирамида... принадлежит к Тре­тьей династии... пирамида правильной фор­мы, четко вырисовывающаяся на фоне неба, относится к Четвертой династии; те же,
которые строились Пятой и Шестой динас­тиями, в настоящее время полуразрушены и напоминают колоссальную груду каменных блоков..."58
Любому, кто посещает район пирамид, ясно, что после Четвертой династии произошел резкий упадок в деле их сооружения. Фараоны Пятой династии возвели пять срав­нительно небольших пирамид в Абусире, примерно в девя­ти километрах к юго-востоку от Гизе, а также две неболь­шие пирамиды в Саккара, неподалеку от ступенчатой пи­рамиды Джосера. Все они были выстроены довольно бес­хитростно, и внутренняя их часть обрушилась, чего нет в пирамидах предшествующей ей Четвертой династии. Все пирамиды Пятой династии в настоящее время — просто награмрждение каменных блоков". Во времена Шестой династии в саккара было возведено четыре небольшие пирамиды, все примерно в пятьдесят три метра высотой, но они имеют сейчас еще более плачевный вид. На этом и закончилась "собственно эпоха пирамид", как ее на­звал Эдварде**.
Пирамиды Пятой и Шестой династий потребовали еще примерно 2,75 миллионов тонн известняка для своего сооружения, что составляет менее массы только одной половины Хуфу. Таким образом, при строительстве ис­пользовалось намного меньше труда, что заставляет ду­мать, что к концу Четвертой династии произошли какие-то важные изменения, такие же значительные по мас­штабам, как и события, приведшие к власти Четвертую династию и послужившие толчком к появлению такого колоссального сооружения, как пирамида Снофру в Да-шуре.
Строители Пятой и Шестой династий должны были бы располагать опытом своих предшественников из Чет­вертой, но этого не произошло, и многие полагают, что причина здесь носит социальный или экономический ха­рактер.
Мастерство утрачивалось стремительно, за какое-то поколение. Это так резко бросается в глаза, что даже та­кой консервативный египтолог, как доктор Александр
Бадави, отмечает, что пирамиды Абусира "поражают своей бедностью по отношению к колоссальным сооружениям Четвертой династии" ". Те, кто посещают Абусир, с тру­дом могут поверить, что эти унылые кучи камней когда-то имели правильную геометрическую форму.
Египтологи до сих пор спорят о том, что могло при­вести к упадку мастерства между Четвертой и Пятой ди­настиями. По поводу возможного политического потря­сения доктор Малек замечает: "Давнее царство завер­шилось не по причине какого-либо восстания... не было и крупномасштабного вторжения извне..." Ученый счи­тает, что произошло постепенное ослабление государст­венной власти из-за того, что земля переходила в руки к священнослужителям и культовым учреждениям в це­лом й. Однако нет свидетельств, однозначно подтверж­дающих правоту этих слов — ни одного закона или над­писи, несущих какую-либо информацию по поводу зем­ли. У Эдвардса другое мнение — он считает, что про­изошла насильственная ломка прежних религиозных представлений, которая привела к тому, что власть пере­шла к служителям Ра, бога Солнца; центр этого культа находился в Гелиополе. Однако и Эдвард заявляет, что "не существует никаких документальных свидетельств", подтверждающих его предположение63. Говоря откровен­но, никто не знает, что произошло. Мы можем конста­тировать только резкий упадок строительного мастерст­ва.
Пирамиды Гизе являются вершиной строительного ис­кусства Древнего Египта, да и всей античности. Тем не менее даже при резком ухудшении строительной техно­логии пирамиды все же продолжали возводить, и это дает основания полагать, что существовала причина, которая заставляла государственную власть продолжать строительство, и эта причина имела долговременный характер.
VIII
СВИДЕТЕЛЬСТВО О ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ПЛАНЕ
В 1934 году, в конце Великой депрессии, процветающий американский архитектор Джеймс А. Кейн нанес визит доктору Джону Вильсону, который возглавлял Институт восточных культур в Чикагском университете. Кейн при­нес с собой большую папку, набитую тщательно выпол­ненными рисунками, вычислениями и своими анализами геологического строения местности, относящимися, од­нако, не к новому зданию для офисов или особняку, а к плато Гизе и трем великим пирамидам, стоящим на нем. Первым порывом Вильсона было попытаться убедить Кейна прекратить свои бесполезные изыскания в "раз­гадке тайны пирамид", но, по его собственным словам, он "поймал себя на постоянном повторении слов "со­впадает". Когда совпадение происходит один раз или два, это может быть простым совпадением, но когда их много больше, то за этим что-то наверняка кроется" *4.
Архитектор считал, что все пирамиды построены в со­ответствии с единым первоначальным замыслом. Этот план, как утверждал Кейн, был разработан в соответст­вии с астрономическими наблюдениями. Уже в 30-е годы многие египтологи были убеждены, что пирамиды имеют отношение к астрономии. К примеру, пирамида ориен­тирована по меридиану, и ее грани смотрят на четыре стороны света. Вход всегда находится с северной сторо­ны сооружения, и, таким образом, все внутреннее стро­ение пирамиды тоже спланировано по оси с севера на юг, подчеркивая этим важность меридионального распо­ложения.
Недавно американский археолог Мартин Айлер, вни­мательно изучив ориентацию пирамид, с уверенностью заявил, что "такая точность в ориентации могла полу­читься только в результате наблюдений за звездами" 65. Действительно, точность удивительна — отклонение в
среднем составляет 1,8 минут". Айлер предположил, что при этом "настройка" не производилась по таким боль­шим "мишеням", как луна или солнце; это был точечный источник света, звезда. "Более похоже на то, — пишет он, — что высокая степень точности была достигнута на­блюдением за звездой, а не за солнцем"6Т. Мы знаем, что в Древнем Египте были превосходные астрономы. Р.О.­Фолкнер, переводчик "Текстов пирамид", писал: "Хоро­шо известно, что египтяне внимательно следили за звез­дами, не только из чисто практических соображений... но для составления звездных карт и таблиц, которые они изображали на своих гробах и гробницах... поскольку звез­ды считались богами или душами благословенных умер­ших" “. Нам известно, что у египтян в эпоху пирамид был весьма развит звездный культ **.
К сожалению, предположения Джеймса Кейна не ста­ли известны в кругах египтологов. Хоть он и опубликовал свои тезисы, они были забыты. Несколькими десятиле­тиями позже, в 1984 году. Американский исследователь­ский центр в Египте (АИЦЕ) приступил к реализации своего Проекта по изучению расположения объектов Гизе. Проект был рассчитан на 1984 — 1986 гг. Возглавлял его Марк Леенер, египтолог из Йельского университета. Два основных доклада о результатах исследований были опуб­ликованы в информационном бюллетене АИЦЕ до того, как Леенер напечатал свой полный доклад в престижном немецком египтологическом журнале.
В докладе Леенера было приведено немало геологичес­ких и картографических данных. Удивительно, что не­смотря на свои более ранние литературные работы7', он совершенно не коснулся культового аспекта проблемы;
он исследовал только геометрию района и снял основные координаты для анализа геологического строения плато Гизе. Леенер не скрывал, как его поразили масштабы пирамид в Гизе и Дашуре: "Этот короткий период поро­дил столь монументальную архитектуру, что все, создан­ное другими фараонами, кажется карликовым" ". Имен­но Леенер высказал предположение, что линия между пи­рамидами служила для их выравнивания. Эта линия тя­
нется от юго-восточного угла пирамиды Хуфу до юго-восточного угла пирамиы Менкаура; позднее -ее стали на­зывать "линией Леенера" ".
Кейн и Леенер были пионерами нового направления исследований. Именно после них люди стали думать о том, что у пирамид мог быть единый план. И, по крайней мере, двое ученых воспользовались этими исследования­ми, чтобы двинуться дальше к разгадке; они пришли к удивительным результатам.
IX ЕДИНЫЙ ПЛАН
Первое предположение о наличие единого плана стро­ительства пирамид было высказано Джоном Легоном, частнопрактикующим врачом из Сюррея (Великобрита­ния). Он обосновал свое предположение в статье в "Re­ports of the Archaelogy Society of Staten Islands"7Э. В дру­гой своей статье, озаглавленной "План участка земли в Гизе", опубликованной в 1988 году в журнале "Discus­sions In Egyptology" M, Легон исследовал "возможность плана в размещении трех пирамид относительно друг друга".
Эта статья лопала ко мне в том же 1988 году, любезно предоставленная доктором Эдвардсом. Суть статьи заклю­чалась в следующем:
"Очевидно, что сооружение пирамид осущест­влялось по единому замыслу... который до сих пор не принимался в расчет. Именно из-за этого замысла третья пирамида имела мень­шие размеры, хотя ясно, что Менкаура хо­тел иметь пирамиду, по крайней мере, рав­ную, если не большую, чем те, которые воз­двигли его предшественники. Поскольку все три пирамиды в Медуме и Дашуре, по всей видимос­ти, были построены Снофру, похоже на то,
что и Хуфу намеревался создать три пира­миды, в соответствии с каким-то опреде­ленным замыслом "1S.
Легон математически доказал, что все три пирамиды Гизе находятся внутри прямоугольника, одна сторона которого составляет в направлении с севера на юг 1732 локтя7*, а с востока на запад — 1432 локтя. Из этого он сделал вывод, что "базовой" мерой длины было 1000 лок­тей, а стороны являются произведениями 1000, умно­женной на корень из двух, и 1000, умноженной на ко­рень из трех. Поскольку это две стороны прямоугольни­ка, его диагональ равняется ста локтям, умноженным на корень из пяти. Исследователь заключил, что такая ма­тематическая и геометрическая гармония не случайна. Жаль, что Легон, найдя эту закономерность, не попы­тался ее объяснить и не принял во внимание возмож­ные религиозные или культовые мотивы77. После него остался открытым вопрос — в чем же смысл именно та­кого расположения?
В феврале 1988 года преподаватель и геолог Робин Дж. Кук опубликовал работу, озоглавленную: "Пирамиды Гизе: Исследование замысла" 78. Кук попытался, осно­вываясь на данных Леенера и Легона, показать, что "пи­рамиды Гизе построены на системе геометрических пред­ставлений и все, что было здесь воздвигнуто, следует рассматривать в целом..." Кук утверждал, что система геометрических осей связывает центральную пирамиду, пирамиду Хафра, с маленькими пирамидами-спутника­ми, расположенными рядом с первой и третьей пирами­дами. При этом "базовыми" углами были 60 и 26,5 гра­дусов. 60 градусов — внутренний угол равнобедренного треугольника, угол же в 26,5 градуса образуют диагона­ли прямоугольника, состоящего из двух квадратов. Тот. же самый угол 26,5 градуса можно обнаружить у главно­го коридора в Великой пирамиде; двойной же квадрат представляет собой погребальная камера в той же пира­миде. Кук, в отличие от Легона и Леенера, почувство­
вал, что за этим совпадением стоит какая-то символика, что-то, выражающее древнюю философию чисел.
"Пирамиды Гизе, — писал он, — представля­ют собой какое-то символическое утверж­дение, выраженное языком математической философии, которой придана форма камня. Группа в Гизе, возможно, символически вы­ражает мифы Гелиополя... "п
Но все же Кук оказался неспособен понять, что за сим­волические представления высечены в камне80.
Похоже на то, что следует искать разгадку этой тайны дальше, причем даже не в Гизе, а у небольших пирамид Пятой и Шестой династий в Саккара. Поскольку именно в Саккара внутри пирамиды Унаса находятся некоторые чрезвычайно важные тексты.
ОТКРЫТИЕ "ТЕКСТОВ ПИРАМИД"
Тексты пирамид... составляют самую древ­нюю часть египетской религиозной погре­бальной литературы, обнаруженную до на­ших дней. Кроме того, они повреждены вре­менем меньше, чем какие-либо другие погре­бальные тексты, и представляют собой фундаментальную важность для изучения
египетской религии...
Р.О.Фолкнер. "Тексты пирамид древних египтян"
Александр Пьянков, переводчик текстов пирамид... возражал самым решительным образом против попыток искать в религи­озных текстах прежде всего даты или со­брания отдельных фактов... [он] считал, что тексты говорят сами за себя и представля­ют собой религиозные воззрения и символы... Тексты пирамид предназначались для того, чтобы гарантировать возвращение к жиз­ни усопшего фараона, как вернулся к жизни
Осирис-Орион...
Джейн Б. Селлер. "Смерть богов в Древнем Египте"
ДЕНЬ ШАКАЛА
То, что было найдено в пирамидах Пятой и Шестой ди­настий, является самым древним из писаний, посвящен­ных религии. Эти письмена сейчас называются египтоло­гами "Текстами пирамид". Можно только удивляться, что широкой публике они не известны. Большинство людей слышали, пожалуй, лишь о свитках Мертвого моря, ко­торые принадлежат значительно более поздней эпохе (ок. 100 года н.э.) и являются с научной точки зрения намно­го менее ценными документальными свидетельствами.
Когда я впервые познакомился с "Текстами пирамид", а это было в 1979 году, то был крайне изумлен — почему я ничего не знал о них раньше? Разговаривая с одним из своих каирских друзей, я обнаружил, что и египтяне прак­тически ничего не знают об этих текстах. Что касается меня, то я сразу понял их особую важность и постарался изучить "Тексты" как можно более внимательно. Но вско­ре вынужден был признать, что в этих "Текстах" встреча­ется много такого, что понять крайне сложно. Впрочем, и само их открытие являлось довольно таинственным, — таинственным и курьезным одновременно.
Зимой 1879 года в Каире прошел слух, что внутри ма­ленькой неисследованной пирамиды в Саккара есть ка­кие-то древние надписи. Разные люди относились к этому слуху по-разному — одни со скептицизмом и недовери­ем, другие — с большим энтузиазмом. Наконец слух до­стиг ушей профессора Гастона Масперо. Он только не­давно прибыл в Каир для того, чтобы возглавить Фран­цузскую археологическую миссию, и горел желанием сде­лать в Египте большую карьеру. Опытный археолог и блестящий филолог, Масперо прекрасно знал, что са­мые удивительные археологические открытия начина­лись именно со слухов и шепота на рынках, и поэтому предположил, что это — правда. И решил исследовать пирамиду.
Как выяснилось, нашел "Тексты" один араб. Он заме­тил у самой пирамиды шакала или пустынную лису со странным, слегка насмешливым выражением морды. У араба появилось ощущение, что эта встреча не случайна, и его здесь ждали. Шакал медленно двинулся к северной грани пирамиды, остановился на мгновение у ее края, а затем скрылся в норе. Араб решил последовать за ним. Нора и привела в коридор пирамиды. Скоро араб добрался до погребальной камеры и, подняв факел, увидел, что сверху донизу стены ее испещрены иероглифическими надписями. На известняке с удивительным мастерством были вырезаны знаки, покрытые затем краской и позо­лотой.
Есть некоторая ирония в том, что это открытие было сделано благодаря шакалу. В Древнем Египте поклоня­лись двум богам с головами шакалов, хотя, возможно, оба они произошли от одного и того же божественного архе­типа. Первым, и более известным, являлся Анубис, кото­рый на гробницах всегда изображался наблюдающим за ритуалом "взвешивания сердца" — посмертной оценкой деяний человека, по результатам которой выносилось суж­дение — может ли душа вступить в царство Осириса. Де­ревянные скульптуры Анубиса, стоящие в гробницах, ох­раняли усопшего фараона; прекрасный экземпляр такой деревянной скульптуры (теперь находится в Каирском музее) был найден в усыпальнице фараона Тутанхамона, умершего молодым. Другим же богом с головой шакала был Вепуат, или Упуат, "открыватель путей". Именно в честь него немецкая группа исследователей назвала свое­го знаменитого робота.
Из древних текстов не совсем ясно, какой была прин­ципиальная разница между Анубисом и Упуатом, но, как отметил Роберт Темпл в своей "Тайне Сириуса", Ану­бис имел какую-то связь с ярчайшей звездой созвездия Большого Пса, Сириусом, в то время как Упуата егип­тяне связывали с одной из звезд созвездия Малой Мед­ведицы. (Шакал еще встретится на нашем пути к раз­гадке тайны Ориона, и я расскажу о "своем" шакале, \ которого увидел в Гизе прямо перед тем, как сделал свое открытие.)
п
PARLEZ-TOUS FRAN^AIS?
Открытие "Текстов пирамид" произошло в не самое удач­ное время. В конце 1870-х Египет находился на пороге серьезного народного возмущения, может быть — граж­данской войны, и многие думали, что правление марио­неточного правителя Тевфик-Паши будет недолговечно1. В Британии уже стоял наготове военный флот для подав­ления недовольных, возглавляемых Ахмедом Араби, ко­торый угрожал низложить правительство и перебить всех европейцев в Каире и Александрии2. Поэтому иностран­ных археологов вопрос собственной безопасности в усло­виях общей политической нестабильности волновал, по крайней мере, не меньше, чем возможность сделать ка­кое-нибудь важное археологическое открытие.
Считается, что открытие "Текстов пирамид" сделано Гастоном Масперо, однако истинная последовательность событий этого не подтверждает. Действительно, Гастон Масперо первым вошел в пирамиду Унаса 28 февраля 1881 года, но нет никаких сомнений, что до этого были тайно исследованы две другие пирамиды с надписями, и сделал это Огюст Мариет (1821-1881), директор Египетской служ­бы древностей3.
Тот араб, который первым проник в пирамиду, похо­же, был разачарован тем, что не обнаружил никаких пред­метов; но все же сообщил о своей находке в департамент, ответственный за сохранение предметов древности, а это значит, что его письмо попало к Огюсту Мариету, само­му известному египтологу того времени, которому был даже присвоен титул паши. Мариет родился в Болонье, а в Египте жил с 1851 года. Уже через несколько месяцев после своего прибытия он стал знаменитым, обнаружив в Саккара Серапеум — огромный лабиринт из подземных галерей с дюжиной массивных саркофагов. Это сделало его другом Хедива Сайда, а позднее и его сына, Исмаила, который предоставил Мариету значительные полномочия. Мариет основал Службу древностей, предшественницу
Египетской службы древностей, а также музей, который позднее превратился в знаменитый Каирский музей, пере­местившись из Булата на свое нынешнее место на пло­щади Тарир. Мариет стал первым директором Службы и принялся осуществлять контроль над торговлей предме­тами старины и выдавать разрешения на проведение ис­следовательских работ.
К 1880 году, когда были открыты "Тексты пирамид", Мариет имел имя, известное далеко за пределами Егип­та. Он стал считаться одним из самых выдающихся ар­хеологов. Однако широко распространилось мнение, что его характеризует крайний авторитаризм и нежелание прислушиваться к чужому мнению. На этой почве воз­никали даже политические осложнения4. Звезда Марие-та ко времени описываемых событий уже заходила; это был усталый и больной человек, потерявший во время вспышки насилия в Египте жену и ребенка. Долгие часы Мариет проводил, бродя по Мемфисскому некрополю, к которому относился как к своему частному владению, как, впрочем, и к тем сокровищам, которые обнаружил в Серапеуме.
Известно, что в молодости в самом Мариете кипел дух мятежника. Его послал в Египет Лувр для отбора и покупки коптских манускриптов. Вместо этого, пола­гаясь на свою интуицию, Мариет потратил отпущен­ные деньги на несанкционированные раскопки в Сак-кара. К счастью, его предвидение подтвердилось — он обнаружил Серапеум. Кураторы Лувра простили его и прислали дополнительные средства на продолжение раскопок5. Однако все это было в прошлом; теперь этот постаревший человек отказывался предоставить своим молодым коллегам необходимую им свободу действий. Когда он получил письмо о каких-то текстах в пирами­де, то не стал это проверять. Несмотря на обращение Масперо и других, Мариет объявил, что исследование этой пирамиды — пустая трата времени и денег. Он считал, что гробницы не могут "говорить" и иметь ка­кие-либо надписи.
К такому утверждению у него были основания — все
открытые до сих пор пирамиды не имели надписей. Един­ственное, что удавалось обнаружить — это граффити, которые не несли практически никакой информации*. Потому и не было причин считать, что в пирамидах Сак-кара может быть иначе. "Если пирамида содержит текст, то это вообще не погребальное сооружение, не правда ли?" 7, — говорил Мариет, отвечая на доводы Масперо. Масперо позднее писал: "Все хорошо знали мнение Ма-риета относительно пирамид: проводя работы по гробни-цам-мастаба, он не хотел отвлекаться на то, что считал пустой тратой времени и денег, и потому пытался дока­зать, что погребальные сооружения не могут иметь како­го-либо текста вообще..." '
В начале 1880-го, однако, проблемы с финансировани­ем были решены. Французское правительство выделило значительные средства Службе древностей — 10 000 фран­ков, при условии, что хотя бы одна из пирамид в Саккара будет исследована. Масперо утверждал, что деньги вооб­ще были выделены только для того, чтобы смягчить не­уступчивого Мариета. И этот замысел сработал, хоть и не так, как того ожидал Масперо:
"Работа, начатая в апреле 1880 года под управлением Мухамеда Чахина, привела к открытию двух полуразрушенных погребаль­ных камер и коридора, стены которых были покрыты иероглифами. Рисунки надписей, вы­полненные г-ном Эмилем Бругш-Беем, были переданы мне г-ном Мариетом, без указания происхождения, но только с просьбой их ис­следовать и перевести. С первого же взглял-да мне стало ясно, что я имею дело с надпи­сью, которая может происходить только из пирамиды Пепи I"3.
Мариет, утверждал Масперо, настаивал на том, что текс­ты взяты не из пирамид, а сняты со стен гробницы-мас-таба одного из вельмож:
"Господин Марйет был так привязан к своей теории "немых" пирамид, что поначалу не хотел признавать, что погребальная камера пирамиды имеет надписи, относящиеся к фараону Пепи I: согласно его словам, была обнаружена очень большая гробница-маста-ба, принадлежащая обычному человеку..."10
Известно, что 4 января 1881 года Марйет дал распоря­жение своему помощнику, немцу Эмилю Бругшу, иссле­довать "шакальи слухи".
Несколькими днями позже Бругш доложил Мариету, что вся история имеет под собой реальную основу. Дей­ствительно, в пирамиде существуют надписи". Однако по иронии судьбы Марйет так и не узнал, что же там было написано. 19 января 1881 года он скончался в Булаге, неподалеку от знаменитого музея, который создал; его забальзамированное тело ныне хранится в одном из сар­кофагов во дворе Каирского музея. Неподалеку стоит бронзовая статуя Мариета с надписью: "Мариет-паше, от благодарного Египта".
Масперо, преемник Мариета, был назначен директо­ром Службы древностей. Совершенно ясно, что первым делом он использовал всю полученную власть-для того, чтобы немедленно заняться малыми пирамидами Мем-фисского некрополя, которыми исследователи прежде пренебрегали.
В середине февраля 1881 года, под палящими лучами солнца, Масперо приступил к долгожданной работе. Он решил "атаковать Мемфисский некрополь по всему фрон­ту, от Абу-Роаша [Руваша] до Лишта..." " В пирамидах Пепи I и Меренры уже побывал Бругш и теперь "должен последовать быстрый успех. Пирамида фараона Унваса была исследована 28 февраля, Пепи II и Нефериркара — 13 апреля, а Тети — 29 мая..." Исследования продолжа­лись до конца 1882 года, и Масперо был горд доложить, что "менее чем за год заговорили пять так называемых "немых" пирамид в Саккара..."*3
Было обнаружено то, о чем он и не мечтал, — букваль­но тысячи строк иероглифического текста. "Результат, — писал Масперо, — ошеломляющий. Пирамиды в Саккара дали нам почти 4000 строк гимнов и заклинаний, причем подавляющая часть была написана в наиболее древний период египетской истории".
Даже по самым консервативным оценкам, эти записи относятся примерно к 3200 году до н.э., т.е. на два тыся­челетия раньше появления Ветхого завета и на три тыся­челетия древнее проповедей первых христиан. "Тексты пирамид", без сомнения, являются самыми древними письменами, посвященными религии.
Самое большое количество текста содержит пирамида Унаса, последнего фараона Пятой династии (ок.2300 года до н.э.). Масперо был первым человеком, который про­ник в погребальную камеру Унаса и увидел ее тексты. Ему приходилось продвигаться ползком по низкому, су­жающемуся проходу, прежде чем удалось достичь этой камеры. Мне и Эдриану довелось побывать в ней, и я могу представить, с каким изумлением Масперо глядел на потолок, покрытый тщательно вырезанными иерогли­фами.
Теперь ему предстояла трудная задача перевода текста и его толкование. "Тексты, покрывающие стены, — пи­сал Масперо, — делятся на три вида: ритуальные тексты, молитвы и магические заклинания" м. Открытие надпи­сей было одной из наиболее волнующих находок, однако именно правильная их интерпретация могла придать текс­там подобающее им значение. Однако ни Масперо, ни его последователям это не удалось. Ученые так и не смогли увидеть связь между астрономическими представления­ми древних египтян и эзотерической мудростью текстов на стенах пирамид.
Целых пять дней Масперо с помощью Эмиля Бругша снимал копии с текстов пирамиды Унаса; через несколь­ко недель он уже имел приблизительный перевод, кото­рый можно было обнародовать в журнале французской археологической миссии в Египте. Позднее он писал:
"Не стану скрывать того факта, что пере­вод довольно приблизителен, и мне следова­ло опубликовать его после более тщатель­ного исследования; но думаю, египтологи простят эту поспешность ввиду важности текстов"15.
Такие слова Масперо не случайны, поскольку он не мог объяснить многого в "Текстах пирамвд". К сожале­нию, неясные места в переводе потом не только не про­яснялись, но даже еще больше запутались из-за различ­ных последующих переводов, осуществленных египтоло­гами в начале двадцатого века. В своем желании сделать перевод и дать его правильное толкование они слишком сильно зависели от тех представлений” которые сущест­вуют в христианском мире.
Серьезный ущерб расшифровке нанес американский египтолог Джеймс Генри Брестед, который в 1912 году предпринял свою попытку перевода текста. Брестед уви­дел в "Текстах пирамид" то, чего там вообще не было — отголосок солнечного культа, соперничающий со звезд­ным, который якобы находился в то время в упадке и упоминался только по ностальгическим соображениям. Он писал:
"Ссылки на звезды, без сомнения, связаны с более ран­ними временами, когда наблюдения за звездами произ­водились безотносительно к наблюдениям за солнцем... очевидно, что солнечный культ поглотил культ звездный... культ солнца настолько преобладал, что можно сказать, что "Тексты пирамид" практически полностью относятся именно к нему" и.
Брестед считал, что звездный культ не заслуживает вни­мания; все свое исследование он посвятил именно со­лнечному культу. К сожалению, его мнение сыграло боль­шую роль, поскольку Брестед не был заурядным египто­логом. К концу своей блестящей карьеры он имел список титулов, занимавший две страницы, и считался "истин­ным основателем египтологии в Новом Свете" ".
Брестед (1865-1935) происходил "из породы спокойных американцев среднего Запада и когда-то мечтал стать свя­
щенником ; интерес к истории древних народов привел его к исследованиям в "библейских землях", хотя он "всег­да помнил о своей жизненной миссии"18. Начал он свою самостоятельную жизнь клерком в местной аптеке, и в 1882 году получил диплом фармацевта. Позднее Брестед отправился в Чикаго изучать иврит, а затем поступил в Йельский университет. Именно там он заинтересовался египтологией, которая стала его единственной любовью на всю жизнь. В 1892 году он переехал в Берлин для того, чтобы учиться у немецкого философа доктора Адольфа Эрмана. Скоро имя молодого ученого стало широко из­вестно; он подружился с Дж.Д.Рокфеллером-младшим, который в 1924 году выдал ему кредит; на часть этого гранта Брестед основал Институт восточных культур в Чикаго, и это было первое учреждение в Америке, зани­мающееся египтологией. Дальнейшие субсидии Рокфел­лера позволили Брестеду превратить Институт восточных культур в ведущий египтологический центр Нового Све­та, который пользовался большим авторитетом как у уче­ных, так и у студентов". Понятно, что человеку с таким авторитетом и положением противоречить осмеливались немногие.
Несомненно то, что Брестед внес весомый вклад в раз­витие египтологии, но все же надо сказать, чт<? его "биб­лейский" подход к историческим событиям и личное при­страстие к "солнечной" теории почти закрыли для об­суждения и правильного понимания содержание "Текс­тов пирамид". Конечно, исследователи ясно видели не­соответствия и пытались рассмотреть "Тексты" в их при­вязке к наблюдениям за звездным небом, но и их давил авторитет автора "солнечной теории", поэтому взгляды на "Тексты" не пересматривались на протяжении долго­го времени.
Брестед очень тщательно изучил религию древних егип­тян, которой был буквально очарован. В своей популяр­ной книге "Развитие религии и религиозных представле­ний в Древнем Египте" он взял на себя труд показать, как, с его точки зрения, происходило развитие этих ре­лигиозных представлений. Он высказал свое мнение, что текст "выдержал последующие исправления, которые
носили случайный характер"20. Что представляют собой "Тексты пирамид"?"— задает он вопрос и предоставляет читателям свой ответ:
"...можно сказать, что "Тексты "представь ляют собой, главным образом, шесть видов надписей:
1. Описание погребального ритуала и ритуа­ла приношений, сопровождающих погребение в гробнице.
2. Магические амулеты.
3. Очень древний ритуал богослужения.
4. Древние религиозные гимны.
5. Отрывки древних мифов.
6. Молитвы за умершего фараона "1\.
Таким образом, "Текстам пирамид" отводилась роль чего-то вроде языческих надписей суеверных колдунов-священников с совершенно невероятными идеями о жиз­ни своего фараона за порогом смерти. Более стройная система религиозных представлений, как полагал Брес-тед, появилась много позже, во времена фараона-"ерети-ка" Аменхотепа IV (Эхнатона).
Во времена же появления "Текстов", как считал Брес­тед, происходил переход от солнечных верований к фор­мированию серьезного религиозного культа с креном в монотеизм. Своего завершения этот процесс достиг при Эхнатоне — фараоне-философе, установившем культ Ато-на." Брестед видел в знаменитом деде Эхнатона, вели­ком Тутмосе III, лидера "государственного жреческого сословия" и создателя культа бога Амона. Таким обра­зом, Тутмос III представлял собой фигуру вроде римско­го папы, и его правящую верхушку Брестед называет "пап­ством Амона", таким образом подталкивая воображение аудитории к поиску почти иудейско-христианских идей у тронного внука Тутмоса III. Многое в терминологии Брес-теда вызвано желанием увидеть в Эхнатоне предтечу мо­нотеистической религии с Солнцем или солнечным дис­ком как символом единого Бога, "Слова" ".
Для аудитории Брестеда это звучит вполне логично,
поскольку библейский Моисей, который считается со­временником Эхнатона, как утверждают, сыграл важную роль в смешивании монотеистического иудаизма с ре­лигией фараонов24. Надо заметить, что автор совершен­но не рассматривал вавилонские религиозные воззре­ния, которые основывались на звездном культе, что сле­довало сделать, поскольку звездная предназначенность "Текстов" очевидна, и Брестед наверняка это чувство­вал. Он так и не довел аргументацию своей теории до конца.
Из-за влияния этой теории правильное понимание текс­та—с точки зрения аллегорических астрономических представлений — долгое время не представлялось воз­можным. Может быть, оно бы не было достигнуто и по сей день, если бы не исследования 1982 года. Этого мы коснемся в позднейших главах, но сначала рассмотрим, что из себя представляют "Тексты" в действительности, а также их связь с текстами египетской "Книги мертвых". Эта книга дошла до нас в большом количестве папирусов более поздних времен. Только зная ее содержание, мож­но понять тайну созвездия Ориона.
ш
"ВЕТХИЙ ЗАВЕТ" ДРЕВНЕГО ЕГИПТА
Мы знаем, что "Тексты пирамид" представляют собой иероглифы, вырезанные на плитах внутренних стен од­ной пирамиды Пятой династии и четырех пирамид Шес­той династии. Таким образом, они написаны в период от 2300 года до н.э. (пирамида Унаса) до 2100 года (пирами­да Пепи II). Однако даже эти самые древние религиоз­ные надписи в мире не являются оригиналами, а имеют какой-то более ранний, утерянный источник. Можно ска­зать, что нам повезло, что "Тексты" дошли до нас неис­каженными, неподправленными последующими редакция­ми или вообще переписанными набело, что произошло
со многими священными текстами, включая Библию. Жаль, что серьезным изучением "Текстов" пренебрегали столько времени как ученые, занимающиеся историей, так и те, кто занимался сравнительным религиоведением и философией. *
Учитывая высокий уровень теологических и мифоло­гических знаний, присущих "Текстам", и тот факт, что они предназначались для церемоний с участием царских особ, мы с большой долей уверенности можем сказать, что "Тексты" представляют собой копии из другого ис­точника, который до наших дней не сохранился. За сколь­ко лет до эпохи Унаса существовал этот источник?
Возможно, для ответа на этот вопрос прежде надо уз­нать, как воспринимали "Тексты" их первооткрыватель Гастон Масперо, египтологи, другие ученые. В лекции, которую Масперо прочитал сразу после своего открытия, он описал их как "4000 строк гимнов и заклинаний, из которых большая часть написана в доисторические вре­мена". В наши дни "доисторическими" считаются време­на до 3200 года до н.э.
В 1912 году Брестед написал о "Текстах" следующее:
"Вопреки общепринятому и широко распро­страненному убеждению, самой важной час­тью священных религиозных текстов в Егип­те была не "Книга мертвых", а намного бо­лее древние писания, которые мы называем "Текстами пирамид". Эти тексты, сохра­нившиеся в пирамидах Пятой и Шестой ди­настий в Саккара, являются древнейшим об­разцом литературы, и открывают нам са­мые ранние главы в интеллектуальной исто­рии человечества"".
К сожалению, среди египтологов, особенно в начале века, было распространено мнение, что "Тексты пира­мид" представляют собой более раннюю версию "Книги мертвых". Среди прочих этой версии придерживался и профессор Валлис Бадж:
"История религиозных текстов, составляю­щих собой "Книгу мертвых", может быть разделена на четыре периода, причем каждо­му периоду соответствует своя версия:
I. Версия, которая была отредактирована жрецами Анну (город Он Библии и Гелиополь греков), основана на текстах, в настоящее время утерянных... известна по пяти копиям, нанесенным на стенах и проходах пирамид фа­раонов Пятой и Шестой династий в Сакка­ра, а также по отрывкам, которые сохрани­лись на гробницах, саркофагах, гробах, сте­лах и папирусах, датируемым периодом от Одиннадцатой династии до примерно 200 года
н.э.
26

II. Тебанская версия, которая писалась иерог­лифами на папирусах и была разбита на раз­делы или главы, причем у каждой главы был свой подзаголовок, но разделы не имели опре­деленного места в общем повествовании. Эта версия использовалась главным образом с Во­семнадцатой по Двадцатую династию.
III. Версия, во многом похожая на предыду­щую, написанная как иератическими знака­ми, так и иероглифами. Эта версия стала использоваться примерно во времена Двадца­той Династии; главы не имели фиксированно­го порядка.
IV. Так называемая Сайтовская версия, по которой в период, как предполагают. Двад­цать шестой династии главы были организо­ваны в определенный порядок. Эти тексты встречаются написанными как иератическим, так и иероглифическим письмом; использова­ли их главным образом с Двадцать шестой династии до конца эпохи Птолемеев".
Деление.Баджа очень далеко от действительности. То, что он называет II, III и IV версиями — тексты, во многом походящие друг на друга, и резко отличаются от "Текс-
тов пирамид". Но вместе с тем "Тексты пирамид" во многом совпадают с написанными позднее текстами гробниц.
По видимому, увязка с"Книгой мертвых" стала резуль­татом того, что "Текстам пирамид" не придавали само­стоятельного значения. Бадж утверждает, что они "были пересмотрены или отредактированы во времена гораздо более ранние, чем правление Менеса (ок. 3300 года до н.э.)..."27 Доктор Эдварде, прежний хранитель египетских древностей Британского музея и автор одной примеча­тельной работы по пирамидам Египта, писал в 1947 году: | "Большая часть "Текстов пирамид" появилась не во вре­мена Пятой и Шестой династий, они восходят к более раннему источнику..."7Я У авторов книги нет причин со­мневаться в этом утверждении; мы также считаем, что "Тексты пирамид" и связанные со звездами религиозные представления содержат сведения, которые появились на много столетий раньше Пятой династии.
Окончательный и определенный перевод "Текстов пи­рамид" оказался весьма трудным делом. После кавале­рийской атаки Масперо текстами основательно занялись немецкие ученью. Самой тщательно разработанной стала версия перевода доктора Курта Сета (он сделал перевод в 1910-1912 годах). В 60-е годы переводом занялись англи­чане; первым был Сэмюэл Б.Мерсер, профессор семит­ских языков и египтологии в Торонтском университете;
следом за ним за перевод "Текстов пирамид" Унаса взял­ся Александр Пьянков2*. Наконец в 1969 году известный английский филолог Раймод Фолкнер опубликовал то, что он считал полным переводом. Этот перевод под заголов­ком "Текст пирамид древнего Египта" был опубликован3' и до сих пор считается лучшим. Так получилось, что кни­га была переиздана в 1986 году, ровно через сто лет после открытия "Текстов пирамид"; в 1993 году вышло еще одно ее издание. Фолкнер, на которого произвели впечатле­ние как содержание текстов, так и памятник древности, описал следующим образом:
""Тексты пирамид"... составляют самый древний свод египетской религиозной и погре­бальной литературы из дошедших до наших дней... Они включают в себя очень древние тексты, такие же древние, как и пирамиды, на которых они были высечены... "л
Я считал, что "Тексты" восходят к эпохе, гораздо более ранней, чем времена Пятой династии. И пребывал в этом убеждении, хотя в надписях из пирамиды Унаса, послед­него фараона Пятой династии, содержались ссылки на ритуалы и религиозные представления, существовавшие во времена Четвертой династии — династии Великих пирамид. Время возникновения этих религиозных пред­ставлений можно передвинуть, думал я, по крайней мере, на одну династию. Да и ученые — от первых исследовате­лей до переводчиков — утверждали, что "Тексты" намно­го древнее пирамид.
Однако скоро я обнаружил, что реальных свидетельств того, что "Тексты" древнее Пятой династии, не сущест­вует. Это показалось мне весьма странным. Хотя, без со­мнения, религиозные воззрения не могут возникнуть вне­запно, и проходит, по крайней мере, несколько столе­тий, прежде чем они становятся государственной рели­гией.
Само отсутствие таких свидетельств бросало вызов об­щепринятому мнению". Многие предпочитали вообще не затрагивать вопрос о "Текстах пирамид", чтобы это не повредило их научному авторитету. Вообще немногие отваживались погрузиться в архаичные тексты "магичес­ких заклинаний и гимнов", которые к тому же требовали хорошего понимания представлений древних. Кроме того, считалось, что о "Текстах пирамид" уже практически все сказано Брестедом и другими.
Пожалуй, пытаться отнести "Тексты" к более ранним династиям — примерно то же, что искать источник Еван­гелия (самое раннее из которьк записано в четвертом веке) во времени земной жизни Христа или, по крайней мере, в третьем столетии, когда христианство стремительно
распространялось по всей Римской империи. Конечно, в нашем случае мы находимся в более выгодном положе­нии, поскольку нам приходится иметь дело не с древни­ми текстами, разбросанными по всему миру, а с "Текста­ми пирамид", которые сконцентрированы в одном мес­те. Надо сказать, большую помощь в исследованиях "Текс­тов" мне оказала профессор Катлин Келлер, ведущий египтолог университета в Беркли, Калифорния. Она со­ветовала нам быть очень осторожными, пытаясь отнести источник "Текстов" к более раннему времени33.
Тем не менее доктор Келлер признавала, что "многие не разделяют эту точку зрения и часто обсуждают ком­плекс Гизе, пользуясь терминами, которые встречаются в "Текстах пирамид".
Вместе с тем известный профессор египтологии Р.Т.Рандл Кларк предостерег в 1959 году: "Излишняя ос­торожность ведет к полному непониманию... При пере­воде необходима некоторая смелость" м. Другой египто­лог заметил: "Религиозная литература не может быть поня­та без некоторой симпатии к убеждениям автора" м. Рандл Кларк считал "Тексты пирамид" превосходным достиже­нием своего времени и призывал коллег "объяснить их как единое целое, а не как коллекцию разнородных све­дений, собранных вместе, по повелению жрецов" э". Он подчеркивал, что чем больше "Тексты" изучаются, тем ярче проявляется их "литературное качество и интеллек­туальное содержание".
Мне очень понравилась мысль Рандла Кларка прояв­лять смелость при толковании "Текстов пирамид"; эти слова очень контрастировали с письмом из Каира от одно­го швейцарского профессора, который рекомендовал мне предоставить расшифровку "Текстов" экспертам. Он по­советовал "бросить это занятие и стать хорошим инже­нером" 37.
Чем больше я изучал предмет, тем все более неодно­значную реакцию это вызывало у знакомых мне академи­ков. Некоторые из них чувствовали, что им нечем возра­зить на "математические" и "астрономические" доказа­тельства моих тезисов, других мои гипотезы ставили в со­вершенный тупик, большинство же вообще не удосужива­
лось мне ответить. У меня сложилось впечатление, что я попал на запретную территорию и что астрономические вопросы рассматривать здесь вообще не принято — либо то, либо другое, но только не в комплексе. Доктор Кел­лер написала, что многие известные египтологи чувству­ют себя неуверенно, когда речь заходит о взаимосвязи астрономических явлений и древнеегипетской архитек­туры. Они явно не хотели признавать за египтянами пра­ва на подход к изучению неба не с точки зрения чисто исследовательского и научного любопытства, а с пози­ции системы религиозных воззрений^.
Результатом такой излишней осторожности стало то, что столетие спустя после открытия "Текстов пирамид" об этом памятнике древней литературы знает всего не­сколько человек из неспециалистов в египтологии.
Теперь нам нужно обратиться к тексту, стараясь найти информацию, относящуюся как к расположению пира­мид в долине Нила, так и к небу над ними.
IV
НЕВЕРНАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ КОМПЬЮТЕРА
Каждый, кто работал с компьютером, знает, что просто вызвать на экран текстовый файл недостаточно; чтобы работать с ним, надо запустить программу обработки текс­тов.
Примерно так же воспринимаются "Тексты пирамид". Чувствуешь себя, будто ты лишен всякой возможности оперировать с ними. Конечно, "Тексты" были переведе­ны с языка иероглифов; работы Фолкнера и других по­зволили иметь превосходные переводы. Требовалось знать только глубинное значение, эзотерические знания, кото­рые придавали словам их настоящий смысл. Можно ска­зать, именно непонимание заложенного в "Текстах" со­держания уводило исследователей так далеко.
Опубликованная Масперо в 1884-1894 годах большая
часть "Текстов пирамид" имела хождение в узком кругу египтологов, что часто бывает с новыми археологически­ми находками, представляющими собой древние тексты. К примеру, знаменитые рукописи Мертвого моря, обна­руженные в 40-х годах, были представлены широкой пуб­лике сравнительно недавно. То же произошло и с "Текс­тами пирамид". Только в 1910 году Курт Сет выпустил "первое стандартное издание". Оно представляло собой три объемистых тома, которые стоили немалых денег и были недоступны для неегиптологов.
Первые признаки того, что упоминаемый в "Текстах" звездный культ привлек внимание, появились в 1946 году, когда не знающий усталости египтолог, доктор Селим Хассан, дал свою обширную интерпретацию "Текстов" в книге "Раскопки в Гизе". Хотя Хассан явно намеревался бросить вызов "солнечной теории" Брестеда, звездному культу он уделил все же много меньше внимания, чем тот того заслуживал. Но он правильно определил направ­ление поиска, заметив: "В определенный отдаленный период истории египетских религиозных воззрений су­ществовало представление, что после смерти душа фа­раона превращается в звезду на небесах..."3”
Почему этот "определенный отдаленный период" Хас­сан не связал прямо с эпохой пирамид, неясно. Он вывел свои заключения именно из "Текстов пирамид", а не из религиозной литературы "определенного отдаленного периода". Видимо, ученый осмелился сказать о звездном культе, но дальше противоречить Брестеду и прямо оп­ровергать "солнечную теорию" духу ему не хватило. Брес-тед уже "обронзовел", и этому святому египтологии про­тиворечить было довольно трудно. Но все же первый под­коп под "солнечную теорию" был сделан, и именно Хас­сан осознал, что древний памятник содержит удивитель­но много ссылок на звезды, которые в текстах пирамид рассматривались как конечный пункт путешествия фара­онов в загробной жизни.
В 1952 году Мерсером была издана первая английская версия "Текстов", приемлемая по объему и цене. Но и она все же составила четыре тома, три из которых зани­мал перевод40. Вслед за Хассаном Мерсер больше внима­
ния уделил "звездной доктрине" "Текстов", и именно он предположил, что в молитвах и астрономических сведе­ниях кроется символический подтекст. Мерсер, очевид­но, первым угадал, что "Тексты" являются не просто "гим­нами и заклинаниями", собранными вместе нескольки­ми писцами.
Это, конечно, противоречило принятым взглядам, и Мерсера начали упрекать в том, что он слишком вольно обходится с интерпретацией текстов. Писали, что его "перевод не отражает существующие в настоящее время знания о Древнем Египте"41. (Я сам обнаружил, что ци­тирование Мерсера заставляет академиков скептически хмуриться.) Но именно Мерсер высветил принципиаль­ный элемент древней религии — веру в то, что умерший фараон рождается снова в качестве звезды, а его душа устремляется в небо, чтобы найти успокоение в звездах Ориона-Осириса, умирающего и возрождающегося бога:
"Собачья звезда идентифицировалась с Си­риусом, Орион — с Осирисом... Не удиви­тельно обнаружить отождествление Оси­риса с Орионом... [поскольку] в "Текстах пи­рамид" фараон после смерти уподоблялся Осирису... "42

Мерсер также считал, что культ, описанный в "Текс­тах", очень древний: "Осирис, без сомнения, уходит в доисторические времена... и к эпохи пирамид этот культ ухе глубоко укоренился" 43.
Звездный мир Осириса назывался "Дуат", и Фолкнер, после тщательного анализа, который потребовался для перевода "Текстов пирамид", заключил, что "Дуат" — это не часть солнца, а "часть видимого неба"44. Двумя годами ранее того, как этот перевод увидел свет, Фолкнер иссле­довал "звездную" часть "Текстов", и результатом этой ра­боты стала статья в престижном "Journal of Near Eastern Studies"45. Я крайне признателен доктору Эдвардсу за то, что в 1986 году, когда я только начинал работать над "Тай­ной Ориона"4в, он обратил мое внимание на эту статью. Фолкнер привел большое число выдержек из текстов, где звезды упоминались в их связи с душой фараона и ее посмертным путем.
Из его исследования явствует, что усопший фараон отождествлялся с Осирисом, а тот, в свою очередь — с созвездием Ориона; последнее доказал еще Мерсер47. Фолкнер также заметил, что именно созвездие Ориона было местом успокоения душ фараонов, становившихся звездами.
Мне стало ясно, что необходимо тщательно исследо­вать связь архитектурной символики пирамид и их ори­ентации с астрономическими представлениями древнос­ти. И я сразу обнаружил, что эта идея пришла в голову не мне одному.
Первую попытку в этом направлении предпринял в 1948 году востоковед доктор Генри Франкфорт, профессор восточной археологии Чикагского университета и дирек­тор Института Варбурга в Лондоне. Франкфорт смело принялся пересматривать взгляды Брестеда, которые счи­тал слишком зависимыми от Библии. Он заявил, что се­рьезного изучения "Текстов пирамид" вообще еще не было48. Спустя два года после публикации Мерсера ана­логичное мнение было высказано лингвистом Алексан­дром Пьянковьш, который осуществил перевод части текс­тов из пирамиды Унаса:
"Изучение египетской религии бросается из одной крайности в другую. Для первых егип­тологов религиозные воззрения древних были в высшей степени таинственными и мистич­ными... Затем последовала странная реак­ция — ученые потеряли всякий интерес к этой религии и стали рассматривать рели­гиозные тексты только с точки зрения их полезности в философских и исторических исследованиях... "4”
В 1992 году, когда Эдриан и я уже писали "Тайну Орио­на", прозвучал еще один призыв обратиться к "Текстам пирамид" — на сей раз от человека, который занимался астрономическими воззрениями древних египтян — Джейн Б.Селлерс, изучавшей "Тексты пирамид" на протяжении приблизительно шестидесяти лет5". В ее книге "Смерть богов древнего Египта"51, вышедшей совсем недавно, со­держится много сетований на то, как ученые относятся к религиозным текстам, в частности, к "Текстам пира­мид"52. Она цитирует Генри Франкфорта53, открыто вы­сказывавшего свое несогласие с трактованием текстов Брестедом:
"[Брестед] описал в 1912 году "развитие ре­лигии и религиозных представлений в Древ­нем Египте " в свете этических взглядов Биб­лии, но не религии Древнего Египта. После его интерпретации ("Текстов пирамид") дру­гой серьезной попытки не предпринималось... Наиболее плодовитые писатели... занимались не трактованием текста, а его системати­зацией "s4.
Здесь Селлерс делает следующий комментарий: "Франк­форт отметил, что люди этой школы с 20-х годов занима­лись данным вопросом, и он считает, что именно они ответственны за то, что на религию смотрят только как На опору политической власти, и этот взгляд мешает за Деревьями увидеть лес" я.
Задолго до того, как я познакомился с этими словами Джейн Селлерс, я пришел к заключению, что нельзя точ­но перевести и интерпретировать текст, не имея подроб­ных знаний об астрономических представлениях древних. Мне стало ясно, что "Тексты" написаны жрецами-астро­номами, которые были посвящены в особые знания, осу­ществляли контроль за соблюдением государственного культа и стремились обеспечить фараону все для дости­жения достойного места среди звезд в мире Осириса.
Но почему при этом возводились такие массивные пи­рамиды? Что заставляло их думать, что захоронение за­бальзамированной мумии фараона в пирамиде Мемфис-ского некрополя поможет усопшему правителю в его пути на небо?
4
ПУСТЬ "ТЕКСТЫ ПИРАМИД" ЗАГОВОРЯТ
Может быть, нет нужды пытаться свя­зать пирамиды и Бенбен с солнцем, поскольку все подобные попытки не привели к удовле­творительным результатам и пирамиды служат на самом деле учреждением по воз­рождению фараона, как возрождаются де­каны (звезды), о чем упоминается в "Текс­тах пирамид"...
Е.К.Крупп. "В поисках древних астрономических представлений"
Это — смесь астрономии и религии, мифов и реальности, наблюдений и фантазии, ко­торая одновременно разочаровывает и оча­ровывает всех, кто изучает повседневную
жизнь и науки Древнего Египта.
Джеймс Корнелл. "Первые наблю­датели за звездами"
ЗЕМЛЯ ФАРАОНОВ
В 1982 году, при первой же предоставившейся возмож­ности, я взял короткий отпуск, чтобы провести его в Егип­те. Хоть я и европеец, но родился в Египте, и моя мать
живет там по сей день. Путешествия в Египет всегда при­дают мне новые силы: довольно бедная в материальном смысле страна необыкновенно духовно богата и в наши дни.
Александрия, моя родина, некогда гигантский космо­политический центр, ныне полуразрушена, перенаселе­на, покрыта шрамами времени. Город, названный в честь своего основателя, Александра Великого, период пыш­ного расцвета пережил во времена последователей Алек­сандра, греческой династии Птолемеев; тогда Александ­рия соперничала с Афинами и Римом в красоте архитек­турных сооружений и живописности своего расположе­ния. Слава научной столицы привлекала туда философов и ученых со всего Средиземноморья, в Александрийской библиотеке они могли познакомиться с воззрениями пи­фагорейцев и платоников, а также с астрономическими трактатами1. И при римлянах это был центр научной мысли; он оставался им до самого арабского завоевания в седьмом столетии нашей эры.
Александрия всегда была городом идей и гипотез, пла­вильным тиглем, в котором смешивались различные этни­ческие группы — греки, сирийцы, эфиопы, римляне, ев­реи и собственно египтяне, которых называли коптами2. После арабского завоевания город постепенно стал при­ходить в упадок, и так продолжалось до завоевания Египта Наполеоном в 1798 году. В 1830 году, когда началось правле­ние Мухаммеда Али, первого турецкого вице-короля, "хе­дива", Александрия стала понемногу восстанавливать былой блеск. Мухаммед Али пригласил европейцев — анг­личан, мальтийцев, французов и итальянцев — помочь ему в модернизации Египта. На протяжении последую­щего столетия Александрия становилась все более благо­устроенным городом. После отречения короля Фарука в 1952 году и Суэцкой войны в 1956-м режим Насера стал проводить политику изоляционизма, и скоро большинст­во европейцев покинули Александрию, так что в ней ос­тались практически одни арабы. К сожалению, револю­ция не решила демографических проблем страны, и Алек­сандрия стала приходить в упадок по мере того, как стре­мительно росло число ее обитателей. Население страны с
10 миллионов в 1910 году увеличилось до 50 миллионов;
прирост составлял тысячу человек в день. К 1982 году Александрия стала столь перенаселенной и грязной, что я с трудом узнавал город моего детства.
Как обычно, в маршрут моего путешествия входило посещение пирамид. Я думал отыскать свидетельства связи пирамид со звездами. Как инженер и руководитель ра­бот, я привык основывать свои заключения на каких-либо материальных данных. Жизнь в Африке и на Ближнем Востоке заставляла меня скептически относиться к тому, что жрецы догонов могли получить какие-либо особые знания самостоятельно. И еще меня не покидала мысль, что древние египтяне не могли построить такие громад­ные сооружения и не оставить даже намека на их истин­ное предназначение. И я отправился искать подобные свидетельства.
Теплой майской ночью, за два часа до рассвета, я вел машину по пустынной дороге из Александрии в Каир. Эта дорога подходит к Каиру с северо-запада, так что первое, что бросается в глаза — это пирамиды Гизе. Я прибыл сюда как раз вовремя, чтобы увидеть, как лучи восходящего солнца начинают освещать грани пирами­ды. В этот час местность была свободна от туристов — не более дюжины посетителей, подобно мне, пренебрегли лишними двумя часами сна, чтобы увидеть это волшеб­ное зрелище.
Я припарковал машину на возвышении, с которого открывался вид на плато Гизе, постоял несколько мгно­вений, чтобы набрать в легкие свежий утренний воздух, а затем пошел вниз к меньшей из трех пирамид, пирамиде Менкаура. Дул ветер, и над вершиной пирамиды кружи­лась туча голубей. Я решил немного подняться по пира­миде вверх, чтобы оттуда сделать несколько снимков ос­тальных пирамид, и обнаружил, что я здесь не один. Там хе, с опаской поглядывая на меня, стоял пустынный шакал. Шакалов можно встретить сейчас редко; в окраи­нах Каира — почти никогаа, поскольку они боятся лю­дей. За все годы, которые я прожил в Египте, даже тогда, когда охотился в пустыне, шакала ни разу не встречал.
Мы смотрели друг на друга несколько секунд, затем ша­кал повернулся и скрылся за углом. Внезапно я вспомнил о роли шакала в обнаружении "Текстов пирамид". Одна­ко такие случаи не повторяются дважды, — подумал я. Никакого предчувствия, что я стою на пороге важного открытия, способного пролить свет на "Тексты пирамид" и круто повернуть мою жизнь, у меня не было.
После восхода солнца я отправился в Саккара. Я не был здесь много лет и хотел увидеть вновь знаменитые надписи на пирамиде Унаса, последнего фараона Пятой династии. Солнце поднялось высоко и стало жарко, поэ­тому я на время остановился для того, чтобы перекусить. Прибыв в Саккара, я направился в южную часть ком­плекса, стараясь избегать туристов и продавцов сувени­ров. Дойдя до конца длинной каменной аллеи, ведущей к Нилу, я взглянул на пирамиду Унаса, напоминавшую кучу камней. Впрочем, то же самое можно было сказать и о других пирамидах Пятой династии.
Старый "рейс" (крестьянин) в жалком "джеллабьяхе", одеянии местных жителей, стоял у входя в пирамиду, ожидая "бакшиш" (чаевые). Одна бумажка египетской валюты, эквивалентная двум долларам, делает вас очень значительной персоной; за пятьдесят долларов вам за­вернут всю пирамиду в бумагу или, по крайней мере, по­пытаются это сделать. Местные проводники живут тем, что предоставляют туристам "особые" права при посеще­нии района пирамид — разрешают дотрагиваться до иеро­глифов, пользоваться фотовспышкой, а если "бакшиш" достаточно велик, вас могут, по вашему желанию, оста­вить в одиночестве. Многие из этих людей работают здесь на протяжении десятилетий и тщательно оберегают са­мые денежные территории вдоль главных туристических маршрутов; некоторые не получают жалования и работа­ют только ради чаевых. Я здесь появлялся много раз, поэ­тому многие проводники стали моими друзьями.
Ибрагим, самый старый "рейс" из всех, с кем я позна­комился за эти годы, вел шумную группу японских ту­ристов. Он подарил мне широкую улыбку и приветствен­но поднял руку, и я сделал то, что делаю обычно — рас­сказал улыбающимся японцам, что Ибрагим был "другом
Говарда Картера", и этот египтолог называл его лучшим гидом в стране. Затем я посоветовал им дать большой "бакшиш" и проследить, чтобы никто не нанес ущерба древним текстам во время посещения пирамид. Японцы заулыбались, я подмигнул Ибрагиму и отправился к пи­рамиде.
После довольно трудной дороги по коридору, а затем по горизонтальному переходу, я попал в первую погре­бальную камеру, чьи стены были покрыты высеченным на камне текстом. Он хорошо сохранился, и трудно было поверить, что возраст иероглифов — четыре тысячи лет. "Осирис-Унас", начертанное на стене десятки раз, со­ставляло собою ряд. Выше было написано: "Саху", древ­неегипетское название Ориона; затем глаза мои подня­лись выше, к потолку, покрытому изображениями звезд.
II
КТО ПИСАЛ "ТЕКСТЫ ПИРАМИД"?
Очень часто при изучении древних письменных памят­ников "эксперты" не позволяют текстам говорить от своего имени. Они тратят многие часы на изучение содержания источников, но кончается все это какими-либо работами по филологии или же бесконечными дискуссиями. При этом тексты обрастают бессчетными комментариями, ссылками и трактованиями, что весьма затрудняет про­стому читателю процесс ознакомления с ними. Все это часто приводит не к облегчению понимания, а к еще боль­шему затуманиванию смысла.
"Тексты пирамид" также сопровождает масса вспомо­гательных материалов по философии и филологии. Тео­логические и этимологические споры сделали содержа­ние "Текстов" более эзотерическим, чем оно было на са­мом деле.
Поначалу я старательно пытался изучить все статьи и взгляды ученых, но скоро понял, что многие авторы, по-
видимости, забывают про сам текст, тратя свои усилия на то, чтобы опровергнуть друг друга. Практически все они считали "Тексты" только набором ритуалов и заклина­ний и трактовали их с позиций римско-католической цер­кви.
Из всего этого я сделал следующий вывод — надо най­ти наиболее точный текст, чтобы составить о нем свое представление. Мне посчастливилось достать перевод Фолкнера, и я начал изучение памятника с самого нача­ла, при этом решив не искать скрытый смысл, а пони­мать написанное буквально.
Мне хотелось выяснить, во что же верили египтяне, провожая своих правителей в загробный мир. Считали ли они, что умершие фараоны соединятся с солнцем, или же предполагали, что они превратятся в звезду?
ш
ЗВЕЗДНЫЙ ФАРАОН ЭПОХИ ПИРАМИД
Египтологи доказали, что основой древнеегипетской тео­логии было представление о том, что живой фараон яв­ляется перевоплощенным Гором, божественным предше­ственником царской власти в Египте, сыном Осириса и Исиды. После смерти фараон отправлялся на небо и ста­новился "Осирисом"3. Но почему именно Осирисом?
В текстах пирамиды Унаса сохранились десятки упо­минаний об Унасе-Осирисе, что означает, что после му­мификации Унас перевоплотился в Осириса. Египтологи также утверждают, что для фараона стать Осирисом оз­начало превратиться в звезды, причем не просто в звез­ды, а только в определенную звезду созвездия Ориона. Таким образом, давно признано, что ритуал перерожде­ния является главной частью превращения усопшего фа­раона в Осириса, точнее (об этом пишет Мерсер) — в его астральную форму Саху, то есть созвездие Ориона: "Ори­он отождествлялся с Осирисом...4 В этом нет ничего уди­
вительного... [поскольку]... одной из ведущих тем "Текс­тов пирамид" была идентификация умершего фараона с Осирисом..."5.
Центром заупокойных верований египтян является миф о том, что умерший Осирис был возвращен к жизни ма­гическими заклинаниями, совершенными над ними его сестрой и женой Исидой. На важность этого мифа ука­зывала Джин Селлерс: "Тексты пирамид" были направ­лены на воспроизведение ритуала перерождения умер­шего фараона в бота Осириса-Ориона" *. Таким образом, "Тексты" являлись своего рода "полисом по страхованию жизни", магическими словами, призванными помочь душе умершего фараона переродиться и подняться к созвез­дию Осириса-Ориона. Это позволило бы усопшему пра­вителю соединиться с первоначальным Осирисом и пре­вратиться в звездное божество. Первоначальный Осирис, таким образом, становился господином Дуата, обители мертвых, обретших облик звезд7.
Над Саху-Орионом изображены звезды пояса Ориона. Перед Орионом — Гиады, следом — Сириус-Сотис.
Отто Нойгебауэр и Ричард Паркер, работавшие на про-

тяжении многих лет в Университете Брауна в Род-Айленде, признанные авторитеты в области астрономии Древнего Египта, первыми решительно идентифицировали небес­ный образ Саху, который представлялся в виде гигант­ской человеческой фигуры, с нашим созвездием Орио­на8. "Мы знаем, — пишут они, — из названия звездных групп ("рука поднятая", "рука опущенная" и т.д.), что Саху представлялся древним египтянам в образе челове­ка, и в некоторых случаях его графическое изображение воспроизводилось на саркофагах и потолках, как, к при­меру, в гробнице Сенмут" '. На потолке погребальной ка­меры пирамиды Сенмут изображен шагающий человек;
выше него — три звезды пояса Ориона. Паркер и Нойге-бауэр правильно заключили, что "в "Текстах пирамид" Саху отождествляется с Осирисом, изображенным на гроб­ницах и потолках в виде человеческой фигуры"1Э. Много раз образ Осириса-Ориона встречается в дренеегипетских рисунках; среди них одним из древнейших является изо­бражение на камне-пирамидке, венчающей пирамиду Аменемхета III, которая в наши дни находится в Каир­ском музее. Здесь Саху-Орион тоже высечен в виде шага­ющего человека, держащего звезды в своих ладонях.
Из египетских погребальных текстов и "Текстов пира­мид" ясно, что Саху-Орион был душой Осириса; этот район ярких звезд считался весьма желанным местом для душ фараонов после тяжелого процесса умирания и пере­рождения. Рандл Кларк пишет:
"Появление Ориона в южном небе из невиди­мой зоны это знак... трансформации "живой души " в Осириса. Все погребальные заклина­ния предназначались для того, чтобы скон­чавшийся фараон обрел форму Осириса... и. таким образом новый Осирис, при должной, заботе об этом его наследников, сливался с душой первоначального Осириса "\\.
Первым шагом в ритуале трансформации было преоб­ражение тела усопшего, то есть мумификация. Умершего повелителя и его мумию называли Осирис-Унас, Осирис-
Пепи и так далее, что говорило о том, что душа фараона уже готова стать звездой в районе созвездия Саху-Орио-на. Заглянем в "Тексты пирамид":
"О фараон, ты Великая звезда, собрат Орио­на, которая пересекает небо с Орионом, ко­торая правит (Дуатом) Миром небытия с Осирисом; ты поднимаешься с востока не­бес, обновляясь в надлежащий срок, и стано­вишься молодым в должное время. Небо поро­дило тебя с Орионом... " [Тексты пирамид, 882-3]
Здесь нет нужды что-либо комментировать. Умерший фараон становится звездой в созвездии Осириса-Ориона. Это событие можно увидеть "с востока небес" на рассве­те. Об этом же говорит другой отрывок:
"Смотри — он пришел как Орион, смотри — Осирис пришел как Орион... О, фараон, небо принимает тебя как Ориона, свет утренней зари несет тебя с Орионом... ты. регулярно поднимаешься с Орионом в восточном крае неба, ты регулярно опускаешься с Орионом на западный край неба... вас сопровождает Сотис..." [Тексты пирамид, 820-2]
Фолкнер, переводчик текста пирамид, использует здесь греческое наименование Сириуса, Сотис. С этих строк мы будем употреблять название Сириус в астрономичес­ком контексте, и Сотис — в мифологическом.
Известно, что звезда Сириус (Сотис) связывалась с началом ежегодного разлива Нила в первых числах июня (середине июля по юлианскому календарю). Сириус всегда поднимался следом за созвездием Ориона и составлял пару с Осирисом-Орионом. Можно привести немало выдер­жек, в которых Осирис-Орион и Сотис-Исида упомина­ются вместе; также есть много упоминаний Исиды и Оси­риса в их человеческой ипостаси. Мерсер полагал, что, когда Сотис "представала как божество, а не звезда, она
звалась Исидой, и в этом человеческом облике была тес­но связана с созвездием Ориона" ". Это легко понять, вспомнив, что Сотис неотступно следует за Орионом. Валлис Бадж писал: "Упоминание Ориона и Сотис инте­ресно, поскольку доказывает, что одно время древние египтяне верили, что эти звездные скопления являются домами покинувших тело душ"13. "Тексты пирамид" ка­тегорично утверждают, что фараоны после смерти вопло­щаются в звезды или же, более точно, сливаются на небе с Осирисом-Орионом. Множество отрывков не оставля­ет у нас никакого сомнения на этот счет:
"Фараон — это звезда... " [Тексты пирамид, 1583]
"Фараон — это звезда, которая освещает небо... "[Тексты пирамид, 362, 1455] "...Фараон, яркая звезда и путешественник в далекий мир... фараон в виде звезды... " [Текс­ты пирамид, 262]
"Ло, фараон поднимается как та звезда, ко­торая находитсяу горизонта... "[Тексты пи­рамид, 347]
"Тексты пирамид" дают ясное свидетельство того, что умершие фараоны перевоплощались в звезды, причем чаще упоминается восточная часть горизонта. "Тексты" также постоянно говорят о том, что звезды — это души умерших фараонов:
"будь душа как живущая звезда..." [Тексты пирамид, 904]
"Я — душа... я — золотая звезда..." [Тексты пирамид, 886-9]
"О, фараон, ты — великая звезда, собрат Ориона... " [Тексты пирамид, 882] "...смотри, он (фараон) прибыл как Орион, смотри, Осирис пришел как Орион..." [Текс­ты пирамид, 820]
Таким образом, душа умершего фараона становилась
душой Осириса, а небесным отражением Осириса был Орион. "Тексты пирамид" называют звездный мир Оси­риса Дуатом; именно в нем покоятся души. Есть немало указаний на то, что Дуат включал в себя созвездие Оси­риса-Ориона и что так же называли поле пирамид в Мем-фисском некрополе:
"Фараон пришел для того, чтобы прослав­лять Ориона, Осирис расположен у его голо­вы..." [Тексты пирамид, 925] "Дуат сжал ваши руки в том месте, где на­ходится Орион..." [Тексты пирамид, 802] "Ты можешь взойти на небо, небо может дать тебе рождение как Ориону..." [Тексты пирамид, 2116]
"Живи и будь молодым, как твой отец (Оси­рис), как Орион в небе... " [Тексты пирамид, 2180]
"Твоим именем Обитателя Ориона..." [Текс­ты пирамид, 186]
"О, фараон, ты — эта Великая звезда, со­брат Ориона, кто путешествует по небу с Орионом, управитель Дуата вместе с Оси­рисом..." [Тексты пирамид, 882]
Умерший Осирис-фараон должен был присоединиться к Осирису-Ориону в предписанном районе неба, где по­коились все другие умершие фараоны (его предшествен­ники). Мы можем даже угадать время года, которое было идеальным для совершения ритуала: необходимо, чтобы на небе находился Орион, причем именно на рассвете, и была видимой также и Сотис, поскольку упоминается и эта звезда. Мы также знаем, что ритуал перерождения происходил перед началом ежегодных разливов Нила, то есть примерно во время солнцестояния. Идеальное со­впадение этих событий, если отнести его к эпохе пира­мид, по астрономическим подсчетам падает на примерно 2750 год до н.э.14 "Тексты пирамид" содержат намек на это "идеальное время":
"Небесные тростниковые лодки поданы мне, и с их помощью я могу отправиться к Ра (под­нимающемуся солнцу) к горизонту. Я правлю лодкой на восточной стороне неба, когда [Ра] находится в [своем] северном регионе среди вечных звезд, покоящихся на своих опорах на востоке... Я буду между ними, поскольку Месяц — мой брат, а Утренняя звезда — мой потомок..." [Тексты пирамид, 1000-1]
Слова в квадратных скобках были введены, чтобы бо­лее точно передать астрономический смысл этого отрыв­ка. Во время летнего солнцестояния солнце находится в "северном регионе" неба и встает из-за горизонта по ази­муту 63,5 градуса, что составляет 26,5 градуса от восточ­ного направления". В это время созвездие Ориона появ­ляется всего на несколько градусов в направлении с юга на восток, так что фараон — "на восточной стороне неба". Используя специальную компьютерную программу для того, чтобы воссоздать положение звезд на небе в 2750 году до н.э. на рассвете во время летнего солнцестояния, мы получили визуальную картину того, что было описано текстом. Орион полностью поднялся из-за горизонта, а "звезда Исиды", Сотис, только появилась. Как раз для того, чтобы обозначить "новое рождение" и начало но­
и
вого года
IV
потомок исиды-сотис
И ОСИРИСА-ОРИОНА
Хотя споры среди египтологов — явление довольно час­тое, когда дело касается "Текстов пирамид" и ритуалов, они все же сходятся на одном — ритуал перерождения фараона основывается на легенде о драматической исто­рии Осириса и Исиды и об удивительном рождении их сына Гора.
Нигде в "Текстах" миф об Осирисе не приводится пол­ностью; очевидно, древние египтяне знали его так хоро­шо, что полагали излишним пересказывать преамбулу ри­туала; так большинство христиан знает основные элементы христианской истории. Существовали, однако, тысячи упоминаний об Осирисе, Исиде и Горе в древнеегипет­ской погребальной литературе (в том числе и в "Текстах пирамид"), и египтологам не составило труда реконстру­ировать историю Осириса:
"Осирис был старшим сыном богини небес Нут, братом Исиды, Сета, Нефтиды и, возмож­но, Анубиса. Осирис стал первым повелите­лем Египта, разделив трон со своей сестрой Исидой. Он был справедливым владыкой, ус­тановившим в Египте власть закона (маат). С помощью своего везира, "бога " Тота, при­общил людей к религии и дал им начала циви­лизации. Египет стал ^процветающей стра­ной, в которой не было междуусобных войн. К несчастью, не всем это доставляло радость, и особенно был недоволен его брат Сет. Он составил заговор против Осириса, убил его, разрезал на мелкие куски и разбросал по все­му Египту. Исида не имела детей, и после того, что случилось с Осирисом, царство ос­талось без наследника. Однако не все было потеряно — Исида тайно собрала части тела мужа и придала им человеческую форму. Со­здав таким образом первую мумию, Исида с помощью магической силы смогла на короткое время вернуть жизненную силу мужу и зачала от Осириса. Осуществив свое предназначение на Земле, Осирис превратился в звезду (Ори­он) и вступил в правление царством мертвых, которое носит название Дуат. Исида же спря­талась от Сета в болотах Дельты и в поло­женный срок родила сына Гора. Когда Гор вы­рос и возмужал, он вызвал Сета на поединок для того, чтобы выяснить — кто должен пра-
вить Египтом. Во время боя Гор потерял глаз, но лишил Сета мужского начала. Хоть сра­жение не завершилось, бог Солнца присудил победу Гору, и тот был объявлен царем, пер­вым фараоном Египта"".

Трагическая история Осириса и борьбы Гора за трон являлась идеологической основой власти фараонов. Фа­раоны утверждали свои права на престол заявлением, что они являются земным воплощением Гора, а миф об эпи­ческой битве с Сетом метафорически осуждал попытки борьбы за престол со стороны тех, у кого не было на то законных прав. Все владыки Египта считались реинкар-нациями Гора, и именно им надлежало поддерживать "маат" " — "закон и порядок". Когда фараон Гор умер, он возродился с Осирисом, то есть стал единым с Осири­сом телом в мире умерших — Дуате. Это оставило трон свободным для законного наследника, который должен был выполнять роль Гора; теперь уже он считался сыном Осириса и Исиды, поскольку его отец стал Осирисом. Таким образом осуществлялся переход "Гор — Осирис — Гор", который был центральным в царском культе вре­мен фараонов; фараоны считались живыми богами, и их смерть объяснялась в терминах этой? божественного мифа, и ни у кого не вызывало сомнения, что они возрождают­ся вновь в небесном царстве Осириса. Главной целью "Текстов пирамид" было помочь осуществлению этого по­вторяющегося процесса.
Генри Франкфорт доказал, чти ритуал перерождения умершего фараона происходит параллельно с ритуалом коронации его наследника1'. Смерть фараона таким об­разом связана с двумя событиями, и это отражено в "Текс­тах пирамид": похоронами Гора-царя как сына Осириса и коронацией нового Гора-царя, сына бывшего Гора, став­шего Осирисом. В астральных терминах новый фараон был сыном Осириса-Ориона. Точно так же, как Осирис отождествлялся с созвездием Ориона, так и его соправи-тельница и сестра Исида идентифицировалась с Сотис (Сириусом). Исида-Сириус (Исида-Сотис), таким обра­зом, была астральной матерью умершего царя. Сириус, как мы знаем, является ярчайшей звездой на небе и по­является над горизонтом сразу за созвездием Ориона.
В "Текстах пирамид" живой фараон, новый Гор-царь, во время своей коронации, происходящей одновременно с погребальной церемонией, многозначительно произно­сит:
""Как восхитительно видеть", — говорит она, а именно Исида... моему отцу, [умерше­му] фараону, когда он восходит на небо сквозь звезды... " [Тексты пирамид, 939] "Небо ясно, Сотис [Сириус] живет [т.е. по­является], я [единственный] живущий, сын Сотис..." [Тексты пирамид, 458] "Твоя сестра, Исида, приходит к тебе на­сладиться любовью твоей. Ты [умерший ко­роль] поместил ее на свой фаллос, и твое семя вошло в нее; она готова к тому, чтобы стать Сотис, и Гор-Сопду вышел из тебя, как "Гор, который в Сотис... ", и он (я) защитит тебя его (моим) именем Гора, сына, кто защитит отца... "[Тексты пирамид, 632-3] "Сестра (умершего) фараона — Сотис, дочь Утренней звезды... " [Тексты пирамид, 357;
929; 935; 1707]
Умерший Осирис-царь также говорит с помощью "Текс­тов пирамид":
"Небо беременно темно-красным (цвет рас­света), Нут дала рождение своей дочери (Си­риусу) [при] свете рассвета, я поднимаюсь сам... мой третий спутник — Сотис... [вто­рым спутником является его отпрыск]". [Тексты пирамид, 1082-3] "Прикажи ему, кто имеет жизнь (то есть, живой царь Гор), сын Сотис, что он может говорить от моего имени и установить мое место на небе", [Тексты пирамид, 1482]
Эти выдержки ясно показывают, как выполнялся звезд­ный ритуал, в котором умерший фараон в качестве од­ной из звезд Осириса-Ориона любовно соединялся с Иси-дой-Сотис (Сириус) для того, чтобы оплодотворить ее и зачать астрального Гора, сына Сотис. Этот сын Сотис становится новым фараоном Египта. Очевидно, что и для сына Сотис существовал аналог на небе, и Фолкнер
предположил, что таким аналогом являлась планета Ве­нера (которую считали звездой) из-за упоминания об "ут­ренней звезде" м. Но в текстах говорится, что "утренняя звезда" "выходит из" чрева Сотис. Что за звезда находит­ся рядом с Сотис-Сириусом?
В 2750 году до н.э. Сириус имел склонение примерно 21,5 градуса21. То есть во время летнего солнцестояния он поднимался над горизонтом довольно далеко от эклип­тики, в 116,5 градусах по азимуту, или примерно в 26,5 градусах южнее; солнце же вставало примерно 54 граду­сами севернее. А это значит, что ни одна из планет не могла находиться около Сириуса во время солнечного восхода. Тогда какая же "утренняя звезда" расположена ближе всего к Исиде-Сириусу? Может, около Сириуса существовал какой-то объект, невидимый в наши дни? Может ли существовать "потерянная" звезда?
Здесь нам стоит вспомнить "Тайну Сириуса" Роберта Темпла, книгу, посвященную тайным знаниям догонов, в которой значительное внимание уделено невидимой звезде — спутнику Сириуса. Согласно Темплу, представ­ления догонов восходят к древнему Египту, где они воз­никли примерно около 3200 года до н.э. В наши дни эта невидимая невооруженным глазом звезда называется Сириусом Б. Ученые считают, что Сириус Б не мог быть видим в древности, но разве они не могут ошибаться?
V ДОРОГА К ЗВЕЗДАМ
В Великой пирамиде есть четыре узкие длинные шахты, назначение которых египтологи долгое время объяснить не могли. Мы уже упоминали эти шахты и теперь хотели бы дать более полное их описание.
Две шахты погребальной камеры фараона известны еще с семнадцатого века. Джон Гривз, профессор астрономии в Оксфорде, сообщил о существовании этих шахт после своего знаменитого обследования пирамид Гизе в 1638
году, упомянув, что северная шахта "почернела от огня факелов" м. В 1693 году де Майе, французский генераль­ный консул, тоже доложил о своем открытии шахт и сде­лал необычный вывод о том, что они служили для спуска пищи и удаления мусора". Джомард, сопровождавший Наполеона в его египетской экспедиции в 1798 году, пи­сал позднее: "Эти узкие глубокие полости уходят вверх из погребальной камеры пирамиды Хуфу" м. Британский искатель приключений, полковник Вайз, вместе со своим коллегой, Дж.С.Перрингом, открыл, что шахты выходят наружу; это произошло в 1837 году. Поначалу оба иссле­дователя решили, что шахты ведут в какую-то комнату, хоть у этого прохода и были очень маленькие размеры (23 на 22 сантиметра), но отказались от своей идеи, когда почувствовали после расчистки северной шахты потоки воздуха". Они предположили, что шахта была создана для вентиляции; именно благодаря им закрепилось выраже­ние — "вентиляционная шахта". Флиндерс Питри в сво­ем описании уже пользуется этим определением: "Вен­тиляционная шахта ведет из этой [царской] камеры на внешнюю сторону пирамиды; на протяжении 30 футов от поверхности ее угол составляет от 30 градусов 43 минут до 32 градусов 4 минут; северная же на расстоянии 70 футов от поверхности меняется от 44 градусов 26 минут до 45 градусов 30 минут" м. В 1872 году британский инже­нер Уэйнман Диксон предположил, что подобные шахты могут существовать и в погребальной камере царицы. Аст­роном Пьяцци Смит, который сопровождал Диксона, описал, как было сделано это открытие:
"Увидев трещину (на нее показал доктор Грант) в южной стене камеры царицы, Уэйн­ман Диксон запустил туда провод на всю воз­можную длину, а потом попросил плотника, мастера на все руки, с помощью стального зубила и молотка проделать в этом месте дыру... отмерив затем такое же расстояние на северной стене, мистер Диксон направил бесценного Билла Грандли выполнить ту же
работу молотком и стальным зубилом..."1'' [Смит П. "Великая пирамида", с.428]
Френсис Питри, измеривший в 1880 году наклоны шахт, объяснил, как он это сделал:
"Шахты, идущие из этой камеры [царицы] были измерены угломерным прибором; они ока­зались в точности такими же, как воздуш­ные шахты в погребальной камере царя, но в самом своем начале были закрыты каменной плитой, отделявшей их от камеры, не было также обнаружено выхода на поверхность, хотя выход искал и господин Уэйнман Дик-сон, который впервые их увидел, и я... "
Но затем последовал странный комментарий Питри:
"Я увидел что-то вроде отверстия на 85-м ярусе южной грани пирамиды, когда осматривал ее снизу из телеско­па; но мне помешали исследовать это подробней..."28
Теперь мы знаем, пользуясь недавними весьма деталь­ными исследованиями, в которых применялось даже аль­пинистское снаряжение, что Питри заблуждался. Ни одна из двух шахт погребальной камеры царицы не выходит наружу. Египтологи считали, и это было ошибочное мне­ние, что шахты отходят всего метров на восемь от каме­ры царицы. Питри определил, что наклон шахт составля­ет: северной — 37 градусов 28 минут, южной — 38 граду­сов 28 минут; каждое значение было определено "двумя измерениями, показания которых не разошлись больше, чем нЯ шесть минут". Питри ошибся и в этих измерени­ях. Однако доклад оказал определенное воздействие — было решено, что, поскольку шахты не пронзают пира­миду насквозь, они (а следовательно, и вся камера цари­цы) были древними строителями брошены. Исследовате­ли занялись погребальной камерой царя, расположенной выше. Представление о недостроенное™ шахт существо­вало на протяжение многих десятилетий до того, как Ру­дольф Га-гтенбринк сделал свои открытия в южной шах-
те погребальной камеры царицы. Он установил, что шах­та тянется намного дальше, уходя выше уровня пола по­гребальной камеры царя на 19,5 метров, при этом следует на протяжении 25 метров практически параллельно юж­ной шахте погребальной камеры царя29.
Долгое время обсуждался вопрос — являются ли каме­ры вентиляционными; в 1924 году бельгийский египтолог Капарт предположил другое назначение шахты. Подозре­вая, что все сооружение имеет символическое значение, Капарт высказал догадку, что шахты не предназначались для вентиляции вообще; служили они для чисто религи­озных целей: "Более вероятно, что они выполняли ка­кую-то роль при погребении, возможно, являясь путем для выхода души царя" 30. Аналогичное предположение высказал в 1929 году египетский ученый Стейндорфф";
эту точку зрения поддержали Эдварде в 1947 году32 и Ва-дьер в 1954 году33. Примерно в то же время, что и Вандьер, гипотезу Капарта о символическом предназначении шахт, высказанную Каратом, подробно исследовал Бадави, егип­толог, хорошо знакомый с египетской архитектурой. И ему

Направленность шахт на звезды для 2600 года до н.э. была определена А.Бадави и В.Тримбл в 1964 году
в своих исследованиях удалось добиться значительного продвижения к истине.
В своей работе по архитектуре Древнего Египта Бада­ви предположил, что шахты царской погребальной ка­меры являлись каналами к звездам, "северная шахта... для путешествия души к вечным приполярным звездам, южная шахта — к Ориону" 34. Все это опровергало об­щепринятое мнение о том, что в "Текстах пирамид" от­ражен ритуал посмертного ухода фараона к солнцу. В 1964 году Бадави обратился к астроному с просьбой про­извести вычисления, которые могли бы подтвердить его теорию (см. Приложение 1). Он попросил Вирджинию Тримбл помочь ему решить эту проблему, и они опубли­ковали свою совместную работу в одном немецком егип­тологическом журнале35. Бадави первым обоснованно подверг критике гипотезу вентиляционного предназна­чения шахт:
"Эта точка зрения не... выдерживает кри­тики при объективном анализе. Помимо фак­та, что подобные шахты больше не встреча­ются ни в одной пирамиде, надо сказать, что данная "вентиляционная" система, если ее принимать за таковую, весьма мало походит на вентиляционную систему их собственных домов"36.
Архитектурные исследования Бадави показали, что древ­ние египтяне вообще не создавали систем вентиляции погребений37. В своих же домах они делали отверстия в потолке, ориентированные на север, чтобы использовать холодный северный бриз. Бадави отметил это особо:
"Для того, чтобы проветривать погребаль­ные камеры в пирамиде Хеопса, было бы ра­зумнее разместить шахты горизонтально на уровне потолка, чем делать их наклонными, начинающимися в одном метре от пола, на уровне крышки саркофага. Можно добавить, что при строительстве наклонной шахты
строителям приходится иметь дело с массой проблем при прокладке ее через ярусы, чего не было бы, если бы вентиляционные шахты были горизонтальными "3*.
Ученый заметил также, что шахты в погребальной ка­мере царицы не дошли до поверхности, и "в данном слу­чае то, что они вообще не служили для вентиляции, не вызывает сомнений"39. Бадави, конечно, знал, что "Тексты пирамид" упоминают Саху-Орион и что путешествие Осириса-царя связывалось с этим созвездием. Орион — южное созвездие, и потому являлось очевидным предна­значение южной шахты погребальной камеры царя. Ба­дави взял средний наклон шахт, равный, по данным Пит-ри, приблизительно 44,5 градусам для южной и 31 граду­су для северной. Опытному астроному, каковой и явля-ларь Тримбл, было совершенно очевидно, что северная шахта указывала довольно точно на Северный полюс мира, азимут которого равнялся 30 градусам, если наблюдать ее с плато Гизе, а если точнее, 29 градусам 58 минутам 51 секунде. Вирджиния Тримбл вычислила склонения всех звезд Пояса Ориона для 2600 года до н.э., предполагае­мой даты сооружения Великой пирамиды. Она получила результаты, которые приведены в первой таблице40.
Пояс Ориона
Склонение в 2600 г. до н.э.
Ал-Нитак (Дзета Ориона) Ал-Нилам (Эпсилон Ориона) Минтака (Дельта Ориона)
-15 градусов 33 минуты -15 градусов 16 минут -14 градусов 45 минут
Источник: Приложение 1


Округленное значение широты пирамиды Хеопса в минутах равно 29 градусам 59 минутам. На этой широте небесный экватор — воображаемая линия, разделяющая небесную сферу на северное и южное полушария — ле­жит на 60 градусов 01 минуту выше южного горизонта,
т.е. меридиана, глядящего на юг (90 градусов — 29 граду­сов 59 минут = 60 градусов 01 минута).
Небесный экватор имеет нулевое склонение; северная полусфера — положительные значения, южная — отри­цательные. Для того, чтобы получить значение угла, под которым звезда была видна над Гизе, необходимо вы­честь от угла наклона небесного экватора (60 градусов 01 минута) полученные значения склонений:
Пояс Ориона
Наклон,
градусыи
минупл
Ал-Нитак (Дзета Ориона) Ал-Нилам (Эпсилон Ориона) Минтака (Дельта Ориона)
(60°02' (60-02' (60' 02'
-15° 33')= -1546')= -14-45')=
=44-29' ::44°4б' =45-17'

Как Тримбл, так и Бадави быстро поняли, что не слу­чайно южная шахта довольно точно указывала на пояс Ориона, который находился под углом 44 градуса 30 ми­нут. Вместе с тем, Тримбл доказала, что ни одна важная звезда в ту эпоху не проходила эту точку: "Похоже на то, что ни одна звезда не проходила ту точку неба, на кото­рую нацелилась шахта. Кроме того, ни одна звезда срав­нимой величины вообще не проходила пояс углов накло­на от 1 градуса 30 минут до -14 градусов 30 минут на протяжении всего того периода"41.
Отсюда Бадави заключил, что шахта была намеренно направлена на пояс Ориона, центр созвездия Саху-Оси-риса, а именно — для того, чтобы помочь душе умершего фараона подняться на небеса с конечным пунктом на­значения Саху-Осирис (Орион). Бадави ошибался на 0,5 градуса, поскольку, как нам сейчас известно, шахта по­гребальной камеры царя имеет наклон 45 градусов. Но и 44 градусов 30 минут было достаточным для Бадави и Тримбл, чтобы сделать свое заключение. Странно, впро­чем, что Бадави и Тримбл не рассмотрели с той же точки зрения шахты погребальной камеры царицы. Возможно, они разделяли мнение, что камера царицы была брошена недостроенной.
Однако открытие того, что шахты в 2600 году до н.э. были направлены на пояс Ориона, было проигнорирова­но. Только, пожалуй, Эдварде принял его к сведению, но и он не упоминал о нем до 1981 года, когда сделал сле­дующий важный комментарий к статье, написанной в честь своего американского друга, Доуса Данмана.
"Тексты пирамид " часто содержат намеки на то, что посмертная жизнь царя связана со звездами; чаще всего при этом упомина­ются звезды приполярной области, а также Сотис и Орион. Научные исследования пока­зали, что северная шахта, поднимающаяся под углом в 31 градус к горизонтали, была почти точно ориентирована на Альфу Дра­кона, в то время как направление южной шах­ты под наклоном 44,5 градуса указывает на три звезды Пояса Ориона. Крайне сомнитель­ным было бы утверждение, что такое совпа­дение случайно42.
Странно, что ни один египтолог не попытался развить идеи Бадави; возможно, это произошло потому, что в научных кругах продолжала доминировать "солнечная теория".
Когда я начал свое исследование звездных представле­ний фараонов, то ничего не знал о Бадави и его статье;
если бы я о них знал, это сэкономило бы мне немало времени и усилий. Но поскольку этого не было, я иссле­довал пирамиды Гизе, не имея представления об этих открытиях.
5 ПЛАН ГИЗЕ
Они [строители] были определенно способ­ны продиктовать... малые размеры третьей пирамиды, несмотря на предполагаемое же­лание Менкаура [Микерина] иметь такое же сооружение, как и у его предшественни­ков...
дж.а.р. Легон. "Дискуссии по во­просам египтологии"
В Гизе мы сталкиваемся с рядом сооруже­ний, каждое из которых несет определен­ную идею, но мы игнорируем принципы, во­плотить которые были призваны эти идеи. Р. Кук. "Пирамиды Гизе"
СТРАННЫЕ ДОБАВЛЕНИЯ
В 1982 году, на следующий день после того, как я посе­тил пирамиду Унаса, я отправился в другое часто посе­щаемое мной место. Каирский музей. Моей целью было восточное крыло первого этажа, где хранится большая часть реликтов эпохи пирамид.
Удивительное место — этот музей. Расположенный в самом сердце Каира, на суматошной северной стороне площади Тахрир, он является настоящим убежищем от сумасшествия и шума современного большого города.
Здание было построено в самом начале столетия по про­екту французского архитектора Марселя Дорно. Основа­тель музея Мариет распорядился поместить свои останки в саркофаг и поставить его во дворе; над дорожкой, по которой идут посетители, возвышается также статуя уче­ного, недавно подновленная. Египет в наши дни все боль­ше склоняется к фундаментализму, и статуя Мариета выглядит несколько нелепо, как реликт колониального прошлого, которое египтяне стремятся забыть. Во дворе находится немало вещей эпохи фараонов, которые стали бы гордостью любого музея. Внутри здания места не хва­тает, и стоящие на улице статуи и саркофаги подвергают­ся воздействию городского загрязнения и тысяч рук ту­ристов. На восточной стороне музея находится местная школа, где два саркофага служат в качестве школьных скамек, а третий выполняет функции мусорного ведра.
Я прошел через главный вход и направился к пирами-диону (бенбену) Аменемхета III. Он относится к прибли­зительно 1850 году до н.э. и некогда стоял на вершине одной из пирамид Дашура*. Пирамидной сделан из хоро­шо отполированного черного гранита и несет на себе две строки надписей у основания. На камне изображен кры­латый диск и глаз, символ Гора. Есть там и фигура Оси-риса-Саху (Ориона) со звездой в протянутой руке. Перед тем, как отправиться в восточную галерею, где хранятся памятники Древнего царства, я подошел к статуе Мен-каура, строителя третьей пирамиды в Гизе. Небольшое изваяние, вырезанное из слонца... Фигура царя, кажется, излучает мощную энергию и странную напряженность чувств, что очень характерно для скульптурных произве­дений Древнего царства. В Менкауре ощущается присут­ствие божественной двойственности — в мягкости, сме­шанной с гордостью, в поднятой руке. Создается впечат­ление, что в фараоне видели не тирана, а божественного правителя, почитаемого и любимого.
Войдя в знаменитую 42-ю комнату, в которой хранится много памятников Четвертой династии, я сразу обратил внимание на великолепную статую Хафра, создателя вто­рой пирамиды. Она бьша высечена из одного куска чер­ного диорита, породы, работать с которой невероятно
трудно. Тем не менее поверхность так тщательно отполи­рована, что выглядит как металлическая; статуя считает­ся одним из самых значительных произведений искусст­ва Древнего Египта. Скульптор, работавший над ней, был настоящим Микеланджело древности; как он обрабаты­вал гранит с помощью только медных инструментов, ос­тается загадкой. Хафра восседает на троне, лицо его вы­ражает как властность, так и благосклонность, в зависи­мости от того, с какой стороны вы на него смотрите. На плече Хафра сидит сокол, простирающий крылья над го­ловой фараона. Я поймал себя на мысли, что ни один самый красивый памятник из гробницы Тутанхамона не может сравниться с этой статуей.
Я медленно шел по галерее, стараясь рассмотреть как можно больше, и тут увидел панораму пирамид Гизе с высоты птичьего полета. Табличка говорила, что фото­графия сделана при содействии египетских военно-воз­душных сил. Скорее всего, снимок относится к 50-м .го­дам, и это была первая съемка с высоты птичьего полета, которую я видел. До нее я никогда не думал о сооруже-нях, расположенных вокруг пирамиды Менкаура, соору­жениях, которых не было рядом с двумя более высокими пирамидами. Но сейчас, взглянув на них, я вдруг почув­ствовал, что меня как будто ударило током. Несколько лет назад я работал в качестве инженера-строителя2 и до­вольно болезненно относился ко всему, что нарушало общую архитектурную картину. Пирамида Менкаура, по­думал я, расположена не совсем там, где ей следовало быть. Я спросил смотрителя зала, могу ли я переснять эту фотографию, и получил в ответ утвердительный кивок, улыбку и даже военное приветствие, что значило, что пред­ложенный мной "бакшиш" вполне соответствует момен­ту. Получив разрешение, я воспользовался своим старень­ким "Олимпусом" с 50-мм объективом и черно-белой пленкой и сделал снимок. Только один снимок, но он перевернул всю мою жизнь.
По окончании отпуска я вернулся к работе в Саудов­ской Аравии. В Эр-Рияде я проявил пленку и заказал несколько больших отпечатков. Я был очень заинтриго­ван сооружениями около пирамиды Менкаура и непре-
менно хотел разрешить загадку. Большинство из моих друзей в Саудовской Аравии были заняты в строительст­ве — инженеры, архитекторы, планировщики — и я по­думал, что их помощь может оказаться мне полезной. Было интересно узнать, какие у них на этот счет возникнут мысли.

Как я и думал, большинство из тех, кто смотрел на фотографию, сделали примерно одно и то же заключе­ние — каждая из трех пирамид расположена на собст­венной меридиональной оси (север — юг), причем две из них стоят на одной диагонали, направленной на юго-запад. Я слышал предположения, что это связано с ка­ким-то планом. Всех удивляло, что третья пирамида го­раздо меньше первых двух — это привлекло и мое вни­мание — однако больше всего удивляло наличие при­строек у третьей пирамиды. Похоже, выбор места и вы­соты пирамиды не был случайным. Тогда возникал во­прос — чем он диктовался?
II
АРХИТЕКТУРНЫЙ ПЛАН
Я решил дать копии этой фотографии другой группе сво­их друзей — людям, не связанным со строительством и имеющим более художественные наклонности. Мне хо­телось знать — зададут ли они мне те же самые вопросы. На этот раз я сразу провел черными чернилами диаго­нальную линию на юго-запад, связывающую две более крупные пирамиды, и продолжил эту линию, чтобы на­глядно показать курьезное отклонение от нее третьей пирамиды. Я также объяснял, в какой последовательнос­ти строились эти сооружения — пирамида Хуфу (Хеопса, Великая пирамида), пирамида Хафра (Хефрена) и пира­мида Менкаура (Микерина). И опять я услышал те же вопросы — почему третья пирамида меньше и стоит как бы на отшибе от юго-западной оси. И снова из располо­жения пирамид делался вывод: малые размеры и наличие пристроек у пирамиды Менкаура объясняются каким-то замыслом архитектора. Однако эта группа людей выска­зала гораздо меньше предположений по сути этого за­мысла. Я слышал почти один и тот же ответ — Менкаура не имел достаточно ресурсов. В то время я вынужден был довольствоваться таким ответом, поскольку другого пред­ложить не мог. Но можно ли было на нем успокоиться? Египтологи утверждают, что Менкаура правил почти так же долго, как и его предшественники, и, судя по всему, имел такое же влияние. Я предположил, что строительст­во было завершено быстро, поскольку Менкаура спешил. Но и^этот вывод нельзя было подкрепить какими-либо фактами. Пирамиды сооружались несколько лет — от семи до десяти, по самым скромным подсчетам Менкаура хо­тел ускорить этот процесс?3 Может, он болел? И снова нет доказательств. Статуя показывает фараона здоровым и сильным человеком.
Я увидел, что никакие доводы не могли объяснить, почему Менкаура решил возвести меньшую пирамиду, хотя, очевидно, имел такую же власть и такие же ресур-
сы, как и его предшественники. В любом случае у него не было причин для экономии — он располагал достаточ­ным количеством и людей, и камня в каменоломнях. Пред­шественники во многом облегчили его работу: разработа­ли каменоломни, изготовили инструменты, наладили пере­возку, создали жилье для рабочих и прочие вспомогатель­ные удобства (что сейчас называется "инфраструктурой"), а полученный опыт намного уменьшал возможность ошиб­ки4. Ну хорошо, допустим, что Менкаура не имел той власти и ресурсов, как Хуфу и Хафра. Так зачем же ему было объявлять об этом потомкам, делая свою пирамиду много меньше?
Одно можно сказать определенно: Менкаура еще в на­чале строительства знал, что его пирамида будет намного ниже, чем две ранее построенные в Гизе. Сооружения такого масштаба планируются заранее, и Менкаура дол­жен был одобрить какой-то первоначальный план. И, очевидно, в этот план входило не только само существо­вание пирамиды, но и ее расположение относительно других сооружений Гизе. А это могло диктоваться идео­логией того времени, идеологией культа перерождения. Все пирамиды Гизе составляют Некрополь, землю мерт­вых, точнее, Дуат, место, где "живет Осирис". Но как Некрополь связан со звездами Осириса?
Размышляя о группе Гизе, я понял, что этот вопрос должен быть сформулирован иначе: почему планом оп­ределено сооружение двух больших пирамид и одной ма­ленькой? Почему у маленькой пирамиды есть пристрой­ки на востоке? Теперь становилось очевидным, что эти "аномалии" вообще не являются аномалиями; с самого начала все было подчинено одному общему плану.
Работая над воплощением в жизнь замыслов архитек­торов, я часто встречался с тем, что какие-либо особен­ности проекта, которые казались мне случайными, на самом деле являлись частью общей программы.
И еще кое-что на фотографии начинало занимать меня — расположение Нила относительно пирамид. Со­всем недалеко от восточного края плато Гизе располага­лась долина Нила. Река текла с юга мимо Каира, чтобы
разделиться и создать широкую дельту в Нижнем Египте. Русло Нила у пирамид, как заметил французский египто­лог Жан-Филипп Лауер, "направлено довольно точно на север"5. Тот же Лауер обратил внимание на то, что все гробницы-мастабы ориентированы строго с юга на север, параллельно течению Нила. С Четвертой династии "ори­ентация пирамид достигает точности, которая является поистине невероятной" в. Как, спрашивал себя Лауер, строители древности достигали этого? И отвечал, что точ­ность достигалась наблюдениями за звездами7. Эдварде и астроном Збинек Заба соглашались с его мнением. Заба считал, что строители пирамид были знакомы даже со звездной прецессией*.
Я знал, что каждая из граней основания пирамид в Гизе направлена строго на одну из сторон света. Это означа­ло, что пирамида, умышленно или нет, являлась компа­сом, по которому было легко ориентироваться — в зави­симости от стороны основания, на которой вы находи­лись. Главная ось пирамиды проходила по меридиану с севера на юг. Это очевидно, так как вход всегда находил­ся с северной стороны и посетители обычно двигались в южном направлении. Таким образом меридиан являлся главным критерием первоначального замысла и плана группы пирамид. Существовала еще одна "аномалия" — три пирамиды Гизе, расположенные на оси меридиана, не были выравнены по главной диагонали — две пирами­ды построены вдоль диагонали на юго-запад, а третья ото­двинута к востоку. Что побудило архитекторов на созда­ние такого странного плана?
Не были ли тому причиной какие-то особенности пла­то Гиае? Однако, насколько я знал, никаких особеннос­тей плато не имело*.
Напрашивается единственный ответ — дело не в осо­бенностях рельефа, размещение пирамид объясняется чисто религиозными соображениями. Но какими имен­но? Большинство моих друзей-строителей, с которыми я говорил по этому поводу, соглашались, что, по всей ви­димости, размещение пирамид имеет, скорее, символи­ческий, чем практический смысл. Они говорили, что боль­шинство сооружений — и в особенности геометрической
формы, как пирамиды — имеют символическое значе­ние. Это относилось и к месту, где они располагались, и к их ориентации и привязке к конкретному географичес­кому району. В случае с пирамидами было похоже на то, что их "географическая привязка" относилась к Нилу. Ар­хитекторы упоминали, что так называемая историческая ось Парижа, которая проходит от Лувра через район Ла-Дефенс к Елисейским полям, идет параллельно течению Сены". Аналогично в Вашингтоне главной осью города является Пенсильвания-Авеню, улица, которую проложил французский архитектор Л'Анфан, используя более ста­рую ось, соединяющую Белый Дом с Капитолием; пос­ледняя повторяла направление реки Потомак". Без со­мнения, создатели Мемфисского некрополя брали в рас­чет течение Нила. Однако при этом пирамиды стоят не параллельно друг другу, а на диагонали, причем только две из них — строго на диагонали.
Объяснение может тоже быть только религиозного ха­рактера. Сооружения имели важное религиозное значе­ние, и их размещение диктовалось, в первую очередь, религиозными воззрениями.
Таким образом, все эти странности могут быть объяс­нены только одной причиной. И очевидная ориентация пирамид по звездам заставляет предположить, что и рас­положение пирамид тоже имеет отношение к звездам. И я решил внимательно изучить звездное небо.
6
ПИРАМИДЫ ГИЗЕ И ПОЯС ОРИОНА
Человек — это павший Бог, который по­мнит о небесах.
Ламартин. "Размышления"
Да будут светила на тверди небесной (для освещения земли, и) для отделения дня и ночи,
и для знамений, и времен, и дней, и годов. "Бытие" 1,14
Кто сотворил семизвездие и Орион и пре­творяет смертную тень в ясное утро, а день делает темным как ночь, призывает воды морские и разливает их по лицу земли? —
Господь имя Ему! "Амос" 5,8
ПОДЪЕМ ОРИОНА
Это было в ноябре 1983 года, в месяц, когда небо над Саудовской Аравией особенно ясно. На уик-энды боль­шинство жителей стремится уехать из Эр-Рияда к золо­тистым дюнам, начинающимся приблизительно в двад­цати километрах за чертой этого тихого города.
Моя жена Мишель, как всегда, упаковала багаж, со­стоящий из бутылок безалкогольного пива, большого ко-
личества питьевой воды, еды и спальных мешков. Моей дочери Кандис была всего четыре года, но она уже стала заядлым путешественником по пескам. С нами ехали еще две пары с детьми. Мы рассчитывали выбрать дюну по­выше, чтобы дети играли на ней, в то время как взрослые готовят бифштексы и наслаждаются горячим кофе. Хоте­лось отвлечься от тяжелой работы и чересчур серьезной атмосферы Эр-Рияда, глубоко исламского города. Ночи в пустыне бывают просто восхитительными. Как только спускаются сумерки, на небе загораются звезды, и они кажутся удивительно близкими, как бы расположенными на расстоянии вытянутой руки. Лежа в спальном мешке, я считал эти звезды, пока не заснул.
По какой-то причине я проснулся в час ночи и глянул вверх, не сразу сообразив, где нахожусь. Высоко в юж­ном небе пробегала полоска из звезд. Это был Млечный Путь; он выглядел как большая река в облаках. На запад­ном "берегу" блестели звезды; эти звезды были много ярче, чем те, которые их окружали. Я сразу узнал в них созвездие Ориона и тут же отправился будить моего друга Жан-Пьера, который разделял мой интерес к астроно­мии, поскольку был заядлым яхтсменом и изучал навига­цию по звездам.
Мы тихо перебрались на вершину дюны. Глядя на небо, Жан-Пьер стал делиться со мной секретами астронавига-ции. "Ты знаешь, — спросил он, — как найти самую вы­сокую точку подъема Сириуса, когда на небе видно со­звездие Ориона?" Я пожал плечами. "Сначала, — он про­тянул палец в направлении "берега" Млечного Пути, — ты должен найти три звезды пояса Ориона. Звезды вы­строены в ряд, и этот ряд нужно мысленно продолжить вниз к горизонту. Когда линия составит угол двадцать градусов — примерный угол между пальцами растопыре-ной руки — то в точке горизонта, куда она указывает, появится Сириус". И он показал на яркую звезду, кото­рая виднелась у самого горизонта — Сириус. Тут же мой собеседник добавил: "Но эти три звезды — не самый луч­ший ориентир. Если ты посмотришь внимательно, то уви­дишь, что самая маленькая из них находится не на ли­нии, а слегка смещена к востоку, и все они отклонены на
юго-запад относительно Млечного Пути. И заметь, как..." Я резко прервал его. Он озадаченно глянул на меня, ког­да я стал цитировать по памяти строки из "Текстов пира­мид": "Дуат сжал руки царя в месте, где находится Ори­он...[Тексты пирамид, 1717]. О, Осирис-царь... Преодо­лей водный путь... лестница к Дуату может быть установ­лена там, где находится Орион... [Тексты пирамид, 1717]". К этому времени все уже проснулись и присоединились к нам. "Je tiens 1'afFaire!"l, — воскликнул я с воодушевле­нием, намеренно выбирая слова, которые произнес Шам-польон, когда понял, что разгадал секрет египетского иеро­глифического письма. Мне хотелось, чтобы хоть кто-ни­будь из тех, кого я вовлек в исследование пирамид Гизе, понял мою радость. Но по выражению лиц окружающих я догадался, что это не так.
Жан-Пьер продолжал внимательно глядеть на Орион.
— Что ты там увидел ? — озадаченно спросил он.
— Три пирамиды Гизе, — спокойно ответил я.
— Что? — переспросила Мишель, которая на протяже­нии последних месяцев слышала от меня о звездной ре­лигии египтян бесчисленное количество рассказов. — Это шутка?
— Нет, все совершенно серьезно, — и я показал на пояс Ориона. Так началась история, которая заняла де­сять лет.
II
РОСТАУ:
^ВОРОТА В ЗВЕЗДНЫЙ МИР
Идея о том, что небесный Дуат древних египтян имеет свой аналог на земле, была принята некоторыми египто­логами после изучения многих текстов, описывавших процесс погребения. Но месторасположение земного Дуа-та, тем не менее, оставалось неизвестным, поскольку никаких определенных упоминаний найти не удалось. Высказывалось предположение, что во времена Нового
царства земной Дуат, или ворота в Дуат, находился в Аби­досе, важном в древности центре культа Осириса, я так­же обнаружил, что в эпоху пирамид Дуат имел своего двой­ника около Мемфиса. И во все времена упоминался не­кий главный вход в Дуат (ворота), который назывался Ростау2.
Поэтому я не удовлетворился существующим мнением и продолжал изучать вопрос. И увидел ответ на ночном звездном небе. Три звезды, одна чуть в стороне, повторя­ли размещение трех пирамид Гизе. И это казалось удиви­тельно очевидным; то, что мимо этого ответа проходили другие исследователи, можно было объяснить только дав­лением "солнечной гипотезы" при изучении египетского культа. Если же Мемфисский некрополь рассматривать как Дуат, то совпадение становится еще очевидней. А повторяет ли размещение других пирамид положение звезд?
Валлис Бадж, прежний хранитель египетских древнос­тей в Британском музее и прекрасный писатель, сделал очень интересное замечание о том, что в эпоху пирамид Мемфисский некрополь был известен как Дуат Сокара Мемфиса. Бог Сокар, человек с головой сокола, являлся охранителем Мемфисского некрополя и, что еще инте­реснее, во времена Четвертой династии часто идентифи­цировался с Осирисом. Это было подтверждено и докто­ром Эдвардсом, который писал, что "во времена пира­мид Осириса стали идентифицировать с Сокаром, богом Мемфисского некрополя..."3 Я также обнаружил, что во многих погребальных текстах центр Дуата назывался Рос­тау. В текстах Шабака4, к примеру, Мемфисский район описывается так: "Это земля... где похоронен Осирис в Доме Сокара"5.
Из этого Селим Хассан заключил, что центр Дуата ото­ждествлялся не только с Ростау, но и с "царством Осири­са в гробнице" *. В "Книге двух путей", содержащей по­гребальные тексты, датируемые периодом Среднего цар­ства (ок. 2000 года до н.э.), Ростау назывался входом в некрополь, через который осуществлялся прямой доступ в Дуат. Можно привести такие строки: "Я прошел по доро­
ге в Ростау по воде и земле; эти дороги — дороги Осири­са; они существуют в небе..."7
Джин Селлерс, которая много лет изучала астрономию Египта в связи с древними текстами, писала, что "ука­занная в "Книге двух путей" топография дорог в Ростау на небе, на воде и на земле отражает представление егип­тян о небесах". Она предположила, что "дорога по воде может быть указанием на район, известный нам под на­званием Млечного Пути"*.
Ростау также упоминается в "Текстах пирамид" в свя­зи с богом Сокаром (или Сокаром-Осирисом): "Поскольку я — Сокар Ростау, я привязан к этому месту, жилищу Сокара" [Тексты пирамид, 445]. "Жилище Сокара", это, конечно, — Мемфисский некрополь, но похоже на то, что ему соответствовало и какое-то место на небе, рядом с Млечным Путем.
Многие факты свидетельствуют о том, что Ростау, "жи­лище Сокара", было реальным местом в Мемфисском не­крополе. Это вполне соответствует выводам исследовате­лей египетской религии о "двойственности" символизма древних (любое событие в жизни людей рассматривалось как "повторение некого мифического события во време­на богов")9. Египтяне верили, что боги, с участием само­го "бога мудрости Тога", возвели пирамиду в Гизе во время "золотого века", когда боги жили на земле; это представ­ление позднее было перенято греками, которые считали, что Гермес (как они называли Тота) построил пирами­ды". Я вспомнил, что "горизонт Хуфу", как называлась в знаменитом Весткарском папирусе, относящемся ко вре­менам Нового царства, пирамида Хуфу, связывался со святилищем Тота, расположенным где-то в Гелиополе.
Разглядывая недавно изданный "Атлас древнего Егип­та" ", я с изумлением увидел там Ростау, оказавшийся реальным местом в Мемфисском некрополе, приблизи­тельно в южной части плато Гизе. Действительно, Рандл Кларк недаром называл бога "Сокаром Гизе", рассмат­ривая это место как древнее Ростау12. Многие египтологи считают "Ростау" древним названием Гизе. Гойон пола­гает, что так назывался район, в котором в наши дни
находится поселок Гизе", а Рандл Кларк пишет, что "Ро-сетау [так в тексте]... [является]... районом современного Гизе, мемфисским местом погребения и местожительст­вом Сокара — одной из форм Осириса''м. Мирьям Лих-тейм, блестящий филолог из Калифорнийского универ­ситета, считает, что Ростау — это "некрополь Гизе" ";
Фолкнер думает примерно также — это "некрополь Гизе или Мемфис, позднее это название перешло на загроб­ный мир, как его общее обозначение"1в. Во времена Сред­него и Нового царств Осирис именуется "августейшим богом Ростау" ", и отсюда можно сделать вывод, что Рос­тау считалось местом совершения главного ритуала, где перерожденный мог "увидеть свет дня" в качестве "того, кто следует богу (Осирису) в своей процессии в Ростау... здесь осуществляется заклинание на Поле Жертвоприно­шений: здесь вход в обитель смерти [Дуат]..." "
Из всего вышесказанного становится ясно, что Рос­тау — не мифическое место; это область в Гизе, которую считали входом в Дуат. Теперь мне требовалось устано­вить, не было ли обнаруженное мной соответствие меж­ду тремя пирамидами Гизе и тремя звездами Пояса Орио­на частью одной большой схемы.
ш
ЗВЕЗДНАЯ РЕКА
Как мы видели, "Тексты пирамид" содержат астрономи­ческие данные, результаты наблюдений за Орионом, Си­риусом и другими звездами на том участке неба, который египтяне называли Дуат. Я с волнением узнал, что древ­ние греки писали, будто египтяне связывают Нил со "звездной рекой", Млечным Путем. Со времен Гомера Нил ассоциировался с мифической рекой на небе, име­нуемой как Океаном, так и Эриданом. Греческий исто­рик А.Б.Кук, придерживался мнения, что Эриданом (се­годня так называется созвездие, состоящее из цепочки бледных звезд, связывающих Ригель с Ахернаром) счита­
лось "не что иное, как Млечный Путь", а в догреческие времена Океаном "просто называли всю Галактику", то есть тот же Млечный Путь. Кук также обратил внимание на утверждение Хигина, что река Эридан отождествля­лась с Нилом; также ее называли Океаном ("Eridanus: hunc alii Nilum, complures etiam Oceanum esse dixerunt") ".
Идентификация Нила с Эриданом или Океаном, похо­же, была широко распространена в древности. Даже Ди-одор писал, что "египтяне считали Океаном свою реку Нил, на берегах которой были рождены их боги" я, а ле­тописец Евсебий указывал, что "египтяне считают свою реку океаном, на берегах которого родились боги" ". Много позднее Эридан стали идентифицировать с рекой По в Италии, иногда с Рейном и даже с Роной, но Р.Х.Ал-лен заметил: "Ни одна из этих сравнительно северных рек не соответствует звездному Эридану, поскольку это южное созвездие и река-двойник может находиться толь­ко там, где видно это созвездие" и.
Нетрудно понять, почему люди, жившие по берегам Нила и имевшие звездную религию, стали связывать свою реку с Млечным Путем. Как Нил разделяет страну на две половины, так и Млечный Путь делит ночное небо. Мо­жет быть, именно Млечный Путь дал древним идею о том, что среди звезд существует космический Египет, обитель душ после земной жизни.
"Египтяне... с самой древности... изображали небеса в виде Благословенных островов, омы­ваемых водами Нила... другие жили на бере­гах воображаемого небесного Нила, где они построили города; похоже на то, что егип­тяне не представляли без Нила небеса... " м
Читая это, я понял, почему "Тексты пирамид" говорят о важном "вьющемся водном потоке" на восточном краю неба, что сразу вызывало в памяти Нил, его мощное те­чение, поля тростника и разливы.
"Ты можешь поднять меня [умершего коро­ля] к вьющемуся водному потоку, ты можешь
поместить меня среди богов, недвижимых звезд..." [Тексты пирамид, 1759] "Будь тверд, о, царь, на нижней стороне неба, с Прекрасной звездой на излучине вьющегося потока..."[Тексты пирамид, 2061] "Я подошел к моим водным дорогам, которые находятся на берегу тока великой воды, к мес­ту успокоения... которое находится на Гори­зонте... "[Тексты пирамид, 508] "Вьющийся водный поток течет, поля разли­ва наполнены водой, и я [умерший царь] на­правляюсь выше них к восточной стороне неба, ко дворцу, где боги примут меня, где я буду рожден снова молодым... Ло, я встаю как звез­да, расположенная на нижнем краю неба... моя сестра — Сотис, рядом со мной — утренняя звезда..." [Тексты пирамид, 343-57]
Теперь, похоже, я подошел к разгадке тайны пирамид. Дуат, который простирался по "западному берегу" Млеч­ного Пути, соответствует и является практически зеркаль­ным отражением района, который мы сейчас называем Мемфисским некрополем. Конечно, это не некрополь в греческом или западном смысле этого слова; он так же далек от этого, как Елисейские поля. Некрополь был двой­ником небес, населенных царями-богами Египта времен эпохи пирамид.
IV
РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ СООТВЕТСТВИЯ СОЗВЕЗДИЮ ОРИОНА
Итак, древние египтяне рассматривали район Мемфис-ского некрополя как земное отражение небесного Дуата. На протяжении всей древности существовал взгляд на
звездную реку как на аналог Нила, а район Гизе соответ­ствовал поясу Ориона. Теперь я решил обратиться к "Текс­там пирамид" еще раз, отыскивая уже не то, что касается их религиозного и метафорического смысла, а структуру самих пирамид. И обнаружил, что "Тексты пирамид" со­держат на этот счет несколько прямых указаний, собран­ных в одном довольно пространном пассаже, называе­мом "Изречение 600".
В этом "Изречении" солнечный бог Ра выражает свою благосклонность к сооружению монумента, строительст­во которого было под вопросом. Ра являлся главой ге-лиопольского пантеона и родоначальником всех богов, включая Осириса, поэтому к нему относились примерно так же, как мы относимся к Богу-отцу, веря в свою за­гробную жизнь, осуществляемую через Бога-сына, Иису­са Христа. Египтяне верили в то, что солнечный бог Ра мог защитить пирамиду и весь некрополь, однако сам процесс перерождения осуществлялся с помощью бога Осириса. Именно в "Изречении 600" я нашел то, что ис­кал: недвусмысленную констатацию отождествления царя, его пирамиды и Осириса. В этих строках содержались слова Осириса, обращенные к сыну, новому Гору-царю, о том, какие действия он должен осуществить на поле пирамид: "О, Гор, этот (ушедший) царь — Осирис, эта его пирамида — Осирис, это его создание — Осирис..." [Тексты пирамид, 1657]
Для того, чтобы яснее это осознать, нам следует вспом­нить, что данная надпись была обнаружена не в одной, а в нескольких пирамидах24. Таким образом, можно пред­положить, что она была сделана не для конкретного царя, а служила в качестве общей литургии для всех усопших фараонов. Мы также можем прочесть: "О, Гор, эти (усоп­шие) цари — это Осирис, эти их пирамиды — Осирисы, эти их сооружения — Осирис..."[Тексты пирамид, 1657].
Наконец я сообразил, что Осирисом являются все со­оружения пирамид. Я уже знал, что звездной формой Осириса был Саху, то есть современное созвездие Орио­на; следовательно, пирамиды тоже представляли собой Орион. Это совпало с моей догадкой, что пирамиды Гизе являются символами пояса Ориона.
Моим следующим шагом стала попытка отыскать ка­кие-либо визуальные свидетельства. Я сделал хорошую фотографию трех звезд пояса Ориона и положил ее ря­дом с панорамой пирамид Гизе. Совпадение оказалось ошеломляющим. Мало того, что расположение пирамид было идентично расположению звезд, но даже яркость звезд соответствовала размерам пирамид.
Читая слова Осириса, я начинал вызывать в вообра­жении небесный образ Ориона, "души Осириса". Загроб­ный ритуал, рассматриваемый в "Изречении 600", отно­сился не столько к бальзамированию тел умерших фара­онов, сколько к душам усопших царей, а если точнее — к астральным душам, которые должны были соединить­ся с Осирисом-Орионом в звездном Дуате. Осирис в этом случае был, конечно, Осирисом-Орионом. И я нашел то, что искал: "О, Гор, эти (звездные души усопших) царей — это Орион-Осирис, эти их пирамиды — Ори­он-Осирис, эти их сооружения — Орион-Осирис..."
Внезапно я понял, что не только три великие пирами­ды, но и их сестры из Мемфисского некрополя имеют свои звезды в небе. Теперь, когда пирамиды определены как земное отражение пояса Ориона, они могут послу­жить ориентиром при определении относительного по­ложения сооружений, являющихся аналогами других звезд Дуата. Таковыми могут оказаться две пирамиды в Дашуре и те, что расположены в Абу-Руваше и Завиет эль-Ариа-не. Пирамиды Четвертой династии, без сомнения, могли быть размещены по какому-то единому плану. И тут я с воодушевлением вспомнил, что две из пирамид, о кото­рых я подумал, Джедефра в Абу-Руваше и Небка в Завиет эль-Ариане, носят "звездные" имена: "Джедефра являет­ся звездой Сехету", и "Небка — это звезда" 25. "Звезда Сехету" — это звезда Дуата. Какой еще звездой она мо­жет быть?
Я расстелил карту района Мемфиса и сравнил ее с кар­той участка звездного неба, в котором находится Орион. Тщательно совместив пирамиды группы Гизе со звездами пояса Ориона, я увидел, что пирамида Небка в Абу-Рува­ше соответствует звезде Саиф, или "левой ноге" созвез­дия, а пирамида в Завиет эль-Ариане представлена звез­
дой Беллатрикс, или ее "правым плечом". Других извест­ных пирамид, которые соответствовали бы каким-либо ярким звездам, к примеру, Бетельгейзе и Ригелю, не было, поэтому я заключил, что они либо никогда не были по­строены, либо их разобрали, а их основания были зане­сены песками Восточной пустыни. Учитывая, в каком со­стоянии находились пирамиды в Завиет эль-Ариане и Абу-Руваше, это предположение имеет смысл. Таким обра­зом, пять или семь ярких звезд Ориона могут соответст­вовать пирамидам Четвертой династии.
Пирамиды Дашура, однако, поставили меня в тупик. Они не являлись частью изображения "нашего", совре­менного Ориона, и это я сообразил только много позже. А в то время мне было достаточно, что моя теория "со­впадений" получила еще одно доказательство.
И я подумал, что наступило самое время рассказать о ней специалистам и выслушать, что они думают по этому поводу.
7
ТЕОРИЯ ЗВЕЗДНОГО СООТВЕТСТВИЯ
Думаю, вы имеете убедительное доказатель­ства...
И.Е.С.Эдвардс, хранитель египет­ских древностей в Британском му­зее (1954—1974), письмо автору, ок­тябрь 1984
Я полагаю, что ваша теория не может вы­держать беспристрастной проверки...
Т. Г.Х.Джеймс, хранитель египет­ских древностей (1974—1984), пись­мо автору, декабрь 1983
ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ
В конце 1983 года я подготовил короткий доклад о тео­рии звездного соответствия, как я ее назвал, снабдил не­сколькими набросками и направил все это в Британский музей. Я еще жил в Эр-Рияде и знал, что до Европы мое письмо доберется не скоро. Но ответ пришел намного раньше, чем я ожидал. Это было письмо от профессора Т.Г.Х.Джеймса, хранителя египетских древностей музея. Эту должность до него с 1954 по 1974 год занимал док­тор И.Е.С.Эдвардс; а еще раньше — немало известных лиц, среди них — Валлис Бадж и Сэмюэл Бирч. Ответ Джеймса был удручающим — он хоть и признал, что моя теория могла бы объяснить некоторые факты, но все же
не принял в качестве объяснения порядка размещения пирамид. Он полагал, что две пирамиды в Дашуре оче­видно не вписываются в мою схему, и, кроме того, отме­чал, что не существует ни одного древнего автора, чьи слова можно было бы расценить как подтверждение моей гипотезы.
Я был очень разочарован тем, что его не заинтересова­ли мои мысли. Конечно, многие вопросы нуждались в дополнительной проверке, да и его слова о пирамидах Снофру в Дашуре имели резон, но я не ожидал, что он отвергнет саму идею. А что он считал "беспристрастной проверкой" и почему думал, что не существует античных доказательств моей теории? А статьи Бадави о шахтах пирамиды Хеопса, указывающих на Пояс Ориона? Да и расположение пирамид Гизе говорит само за себя. По крайней мере, не стоило эту теорию отвергать с порога, она заслуживала более внимательного рассмотрения. В конце концов я заключил, что странные формулировки доктора Джеймса — это стремление облечь в вежливую форму свое мнение о том, что совпадение плана распо­ложения пирамид Гизе и звезд Пояса Ориона — не бо­лее, чем совпадение.
Мой опыт научил меня, что совпадения — вещь ред­кая. Само это слово мы используем, когда не можем объ­яснить, почему какие-либо события следуют друг за дру­гом. Но этим словом никогда не пользуются те, кто ви­дит причинную связь событий и фактов. А факты, кото­рые были у меня, такую связь определенно имели. Тексты, нанесенные на стенах пирамид Пятой династии, по всей видимости, описывали события, которые имели место в эпоху Четвертой династии, предшествовавшую времени написания "Текстов пирамид". Эти древние записи, как мы уже видели, определенно говорят нам, что усопший Осирис-царь становится звездой в созвездии Осириса-Ориона. И шахта пирамиды Хеопса, как считали Бадави и Тримбл, была направлена во времена ее создания на пояс Ориона. Также очевидно, что пирамида Менкаура имеет необъяснимо малый размер и стоит в стороне от диагонали, по которой выстроены две первые пирамиды. Это может быть объяснено только стремлением привести
в соответствие расположение пирамвд и звезд пояса Орио­на. Все это — и многое другое — было для меня более чем "подтверждением древнего автора".
В сентябре 1984 года я взял короткий отпуск, чтобы провести его в Англии. Сразу по прибытии в Лондон я решил нанести визит в Британский музей, повидать док­тора Джеймса и попытаться его убедить воспринимать мои доводы более серьезно. Доктор Джеймс, однако, меня принять не мог. Молодая ассистентка — я думаю, что это была доктор Кэрол Эндрюс — отнеслась ко мне очень внимательно, и, когда поняла, что дело касается пира­мид, посоветовала обратиться к доктору Эдвардсу, предыдущему хранителю египетских древностей. Хоть он и отправился в 1974 году на пенсию, но продолжал очень активно работать в этой области и в настоящее время занимал пост вице-президента в Египетском исследова­тельском обществе. Не было сомнений, что Эдварде для большинства ученых являлся признанным авторитетом во всем, что касалось египетских пирамид, и его мнение было не только ценно с научной точки зрения, но имело боль­ший вес. Я согласился, что мне следует как можно бы­стрей послать в музей свою работу, чтобы ее передали доктору Эдвардсу. Я сделал это неделей позже, когда уже был во Франции. Ответ пришел уже в Эр-Рияд в октябре 1984 года, и этот ответ сильно отличался от письма, кото­рое я получил до того. Привожу здесь письмо доктора Эдвардса с любезного разрешения автора*:
"16 октября 1984. Уважаемый г-н Бьювэл,
Благодарю Вас за Ваше письмо ко мне от 8 сентября, которое было проштемпелевано во Франции неделю назад. Позвольте сообщить, что я нашел ваши аст­рономические наблюдения очень интересными и думаю, что вы увидите из прилагаемой моей статьи из "Сборника" Доуса Дэнхэма, вы­шедшего четыре года назаУ, что я во многом согласен с вашей концепцией пояса Ориона как важного элемента в ориентации Вели­
кой пирамиды. Я думаю, вы предоставили очень убедительные доказательства того, что и две другие пирамиды Гизе также имеют к этому отношение. Я послал новую редакцию моей книги ("Пирамиды Египта ") о пирами­дах издателям ("Викинг Пресс " и "Пенгуин Букс"), и скоро она выйдет из печати. Похо­же на то, что книга появится следующим летом, и там будут подробнее освещены во­просы, затрагиваемые в статье".
Далее г-н Эдварде дал короткий комментарий на мои соображения по поводу размеров Великой пирамиды, считая, что такая геометрическая форма позволяет зало­жить определенную математическую информацию. Затем он поделился своими взглядами по поводу звездного со­ответствия, о котором я ему написал:
"Расположение Осириса во времена Четвер­той династии до сих пор не определено точ­но. Поскольку самые ранние тексты пирамид относятся к концу Пятой династии, они не могут в этом оказать достаточно сущест­венную помощь.
Но, размышляя над вашей концепцией "пира­миды представляют звезды", я не могу со­гласиться с предположением о том, что пи­рамиды должны были помочь фараонам до­браться до звезд. На мой взгляд, пирамиды, в первую очередь ступенчатые, предназначены для того, чтобы достичь небес — как звезд­ных, так и солнечных.
Искренне ваш И.Е.С.Эдвардс"
Хоть мы и разошлись в интерпретации, доктор Эдварде признал, что я представил убедительные доказательства, и это меня в то время очень воодушевило. Я пребывал в некоторой депрессии, и положительная оценка моих ар-
гументов таким авторитетом, как Эдварде, очень поддер­жала меня.
Несколькими месяцами позже, в январе 1985 года, я получил письмо от доктора Малека, директора Институ­та Гриффита Оксфордского университета. Доктор Малек удивил меня, сообщив, что он не имеет специальных аст­рономических знаний и может дать свой комментарий только касательно египтологии.
"... Я всецело согласен с вами, что астроно­мические наблюдения и математические рас­четы играли важную роль в разработке пла­на, возведении и, возможно, даже размеще­нии египетских пирамид... [и] ...я восприни­маю очень серьезно тот факт, что пирами­ды Гизе расположены примерно в таком же порядке, что и три звезды Ориона "3.
Он также прокомментировал "гражданский календарь" древнего Египта и сообщил, что моя "дата введения" этого календаря является неточной. Этот вопрос, впрочем, был не самым важным и к тому же являлся предметом акаде­мического спора на протяжении нескольких десятилетий. Затем доктор Малек написал по поводу того, что другие пирамиды могут своим местоположением соответствовать другим звездам: "Я полностью согласен, что другие груп­пы пирамид могут быть также исследованы на этот счет, и думаю, что это вообще единственная возможность до­стичь какого-либо прогресса в данном вопросе".
Доктор Малек сделал финальный комментарий по по­воду теории звездного соответствия: "Делать вывод о том, что "древние египтяне рассматривали земли Египта как отражение "образа" неба" — значит сильно преувеличи­вать. Основывать на этом свою теорию, мягко говоря, неосторожно".
На время мне пришлось отложить свои гипотезы. На протяжении всего следующего года я был целиком занят более насущными проблемами, относящимися к моей работе и личной жизни. Компания, на которую я рабо­тал, занялась осуществлением нового проекта в Саудов­
ской Аравии, и это отнимало все мое время. Кроме того, мы с женой готовились к переезду в Австралию после нашей долгой жизни в Саудовской Аравии. В декабре 1984 года у нас в семье появилось прибавление, сын Джона­тан, и нам требовалось более подходящее место. Часть нашей семьи жила в Сиднее после ее "исхода из Египта" в 1967 году, и мне показалось, что было бы логичным отправиться именно туда.
В ноябре 1985 года я поехал в Англию и встретился с доктором Эдвардсом в его доме, неподалеку от Оксфор­да. Несмотря на свои почти восемьдесят лет, это был об­ворожительный и приветливый человек. Хоть доктор Эд­варде собирался в Лондон, он уделил мне некоторое вре­мя, чтобы побеседовать о новых идеях относительно "Текстов пирамид" и о связи пирамид и звезд. Эдварде придерживался мнения, что ученые не понимают значе­ния "Текстов пирамвд", и согласился со мной, что ин­формация о звездах, содержащаяся в этих текстах, вооб­ще игнорируется. Однако он повторил свое мнение, что пирамиды были символами, относившимися к солнцу, и, хоть и могли иметь некоторые "звездные" соответствия в своем замысле, посвящались они все же нашему дневно­му светилу. Я вежливо заметил, что придерживаюсь дру­гого мнения. Он улыбнулся и вспомнил, что не знает, откуда я родом. Я сказал, что из Александрии. "Да, так я и подозревал, — ответил он. — Оттуда часто исходят но­вые идеи..." Он предложил так же порекомендовать мне издателя, если я соберусь опубликовать свою гипотезу. Двумя годами позже я воспользовался его любезностью. За эти годы мы стали друзьями, и, хоть каждый и остался при своем мнении, это не мешало нам обмениваться со­ображениями о пирамидах, в том числе после историчес­ких находок Рудольфа Гантенбринка в 1993 году. Но все это было еще впереди.
Мишель, дети и я прибыли в Австралию в сентябре 1986 года. Мы купили коттедж в северном пригороде Сиднея, неподалеку от дома моей сестры. Я решил уст­роиться на неполный рабочий день, чтобы посвятить боль­ше времени изучению пирамид. К моей несказанной ра­дости я обнаружил, что в Библиотеке Митчелла Сидней-
ского университета имеется изрядное количество книг по египтологии. Приходило немало профессиональных жур­налов, и любой посторонний человек, вроде меня, мог воспользоваться библиотекой на правах гостя универси­тета. Я потратил немалое количество времени, чтобы уз­нать как можно больше о египетских пирамидах, астро­номии и религии; изучил сотни книг и статей, а мой спи­сок фотокопий достиг чудовищного размера. Я купил подержанный компьютер и попытался облечь свою гипо­тезу в форму статьи. Я еще не знал, где она может быть опубликована, если будет опубликована вообще, но был уверен в одном — это мой крест, и я должен его нести.
В Австралии я познакомился с доктором Джоном 0'Бир-ном, профессором астрономии Сиднейского университе­та. Он предложил сделать для меня все необходимые про­фессиональные подсчеты и проверить мои астрономичес­кие гипотезы. Его вычисления подтвердили точность вы­числений Бадави-Тримбл. Южная шахта царской каме­ры, имевшая в 2600 году до н.э. угол наклона 44,5 граду­сов, показывала на пояс Ориона. Но в этих цифрах было то, что меня озадачивало. Подсчеты показывали, что шах­ты нацелены на центральную звезду, Дл-Нилам (Эпси­лон Ориона), а не на Ал-Нитак (Дзета Ориона), которая, согласно соответствию Гизе — пояс Ориона, являлась звездой, созвучной Великой пирамиде. Я посчитал, что дело тут в звездной прецессии*, и попросил доктора 0'Бир-на попытаться сделать подсчет для времени чуть более позднего, чем 2500 год до н.э. Для этого периода шахта показывала на место ближе к Дзете Ориона, но все же не точно на нее. Похоже на то, что данные Питри нужда­лись в проверке. Именно тогда я вспомнил о южной шахте погребальной камеры царицы. Доктор 0'Бирн снабдил меня соответствующими формулами, которые позволяли производить расчеты с погрешностью не более одной ми­нуты. Я приобрел самый мощный компьютер, в который можно было загрузить прецессионные формулы5.
За основу я взял угол наклона южной шахты погре­бальной камеры царицы, измеренный Питри (38 граду­сов 28 минут), и взглянул на карту неба с Орионом в южном меридиане. Ниже Пояса Ориона должна была
находиться звезда. Но какая? Я вновь посмотрел на кар­ту. Сириус, звезда Исиды! Почему я не подумал об этом раньше? Ах, да ведь я считал, что шахта была недостро­ена. К чему возиться с брошенной шахтой? Именно так думали, наверное, Бадави и Тримбл. Хорошо, если это потребует всего несколько минут вычислений, то почему бы не попробовать? Я выбрал 2650 год до н.э., дату более раннюю, чем 2600 год, к которому относят прокладку еще одной шахты в верхней части южной стороны пирамиды. Я рассуждал, что нижняя шахта должна была появиться несколькими десятилетиями раньше. После уточнения орбиты Сириуса, которое оказалось довольно значитель­ным (см. Приложение I), я получил склонение -21 гра­дус 20 минут. Введя географические координаты Гизе, я получил 38 градусов 41 минуту, что почти совпало с 38 градусами 28 минутами накчона шахты у Питри. Теперь у меня были данные по двум южным шахтам, направ­ленным на Осирис-Орион и Исиду-Сириус примерно в 2650-2600 годах до н.э. Итак, совпадение выявлено со­вершенно определенно. Что теперь мне возразят егип­тологи?
Но тем не менее меня мучил вопрос — почему южная шахта погребальной камеры царя нацелена на Ал-Нитак (Дзету Ориона), самую малую звезду пояса Ориона, а не на ее самую яркую соседку?
Я постарался определить, учитывая прецессию, в ка­кое время звезда могла быть видна под 44,5 градусами. Это дало мне дату 2590 год до н.э. Затем я решил задачу для Сириуса при высоте 38 градусов 28 минут и получил 2730 год. Таким образом, разность по времени в стро­ительстве этих двух шахт составляла 140 лет, что было практически нереальным. Максимальная, как я полагал, разница может составлять лет двадцать. Что-то было не так либо с данными Питри, либо с самой конструкцией шахты; последнее казалось менее вероятным, учитывая, с какой тщательностью проводились работы в Великой пирамиде. Чтобы совпадение было полным и не оставля­ющим сомнений для строгого научного суда, необходимо было, чтобы южные шахты имели слегка больший на-
клон: 39,5 градусов для камеры царицы и примерно 45 градусов для камеры царя. Именно тогда эти две камеры могло разделять двадцать лет. И их сооружение в этом случае относилось бы приблизительно к 2450 году до н.э., а это значит, что пирамида примерно на столетие моло­же, чем предполагалось. Могло ли быть такое? Мог Пит-ри ошибиться? На этот вопрос ответа не было до 1993 года, когда Рудольф Гантенбринк произвел свои измере­ния.
Готовя свою статью, я решил посоветоваться с египто­логами, на сей раз — американскими. Я послал короткое описание в Калифорнийский университет в Беркли и в августе 1986 года получил ответ от доктора Фрэнка А.Но-рика, управляющего Музея Лови. Доктор Норик признал, что он и его коллега Джеймс Диц "заинтересовались не­которыми [моими] сравнениями и заключениями". Они посчитали, что не могут достаточно квалифицированно изучить этот вопрос, и передали мою работу профессору Кэтлин Келлер в Отдел исследований Ближнего Востока. В своем ответе профессор Келлер сообщила, что ожидает результаты топографической съемки плато Гизе, но мо­жет в настоящее время сказать, что хоть и признает оче­видным в "Текстах пирамид" связь умершего фараона с созвездием Ориона, но не думает, что расположение пи­рамид в Гизе диктуется расположением звезд Ориона.
Я понял, что стоит только произнести слово "теория" применительно к пирамидам, да еще к тому же "звездная теория", и специалисты немедленно стремятся от тебя отделаться. Путешествие моих идей по международным кругам египтологов ничего не дало. Оставалось надеяться только на благосклонность доктора Эдвардса.
Я понял, что наступило время обнародовать мою тео­рию. Но где и как? И я собрался в Англию, полный ре­шимости воспользоваться предложением доктора Эдвардса порекомендовать мне редактора одного из египтологи­ческих журналов.
II
ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСАМ ЕГИПТОЛОГИИ
В Англии я взял в аренду машину и направился к малень­кой деревушке севернее Оксфорда, где жил Эдварде. Мы снова с большим интересом обсудили предмет, который представлял интерес для нас обоих. Когда Эдварде по­гружался в дискуссию о пирамидах, он весь светился эн­тузиазмом; его восприимчивость к новым идеям и чужим мнениям была удивительной.
Он рассказал мне о новом египтологическом журнале, который начала выпускать его друг, доктор Александра Нибби, охотно публиковавшая и неегиптологов, если их работы того заслуживали. Журнал назывался "Дискуссии по вопросам египтологии". Мне это название понрави­лось. Оказалось, что совсем недавно в журнале появи­лась статья инженера Джона Легона, который весьма ар-гументированно обосновал идею о том, что пирамиды Гизе построены по единому плану, хотя его выкладки были чисто математическими и не учитывали ни "Тексты пи­рамид", ни звезды*. Доктор Эдварде пообещал пореко­мендовать меня доктору Нибби. На следующий день я позвонил ей, и она заказала у меня две статьи при усло­вии, что они будут соответствовать стилю и серьезности тем, затрагиваемых в журнале. Я заверил ее, что так и будет, и сказал, что пришлю статьи вместе с сопутствую­щими фотографиями, как только вернусь в Сидней. Это я и сделал в июне 1988 года, а в июле доктор Нибби уве­домила меня, что статьи появятся в 13 и 14 томах "Дис­куссий по вопросам египтологии".
Мы с Мишель тем временем приняли решение пере­браться в Англию. В мае 1989 года мы покинули Австра­лию и приобрели домик на полпути между Лондоном и Оксфордом. Дети стали посещать местную школу, а я вернулся к своим занятиям. Я решил, что обладатель ученой степени в европейском бизнесе и маркетинге всегда найдет себе дело в Европе. В хлопотах, сопро-
вождавших переезд, я почти забыл о своих статьях. Вдруг в мае почтальон доставил мне большую посылку — три экземпляра "Дискуссий по вопросам египтологии", том 13.
Наконец моя теория увидела свет. Произошло это че­рез шесть лет после того, как я сделал свое судьбоносное наблюдение в пустыне Саудовской Аравии. Статья назы­валась "Общий план трех пирамид Гизе, основанный на конфигурации трех звезд пояса Ориона" и состояла из шести страниц текста, четырех фотографий и двух диа­грамм. Она была написана в академическом стиле, не выдавая того энтузиазма, который я переживал во время работы над ней, и содержала только факты и свидетель­ства, а также большое количество ссылок. Я не упоминал других пирамид, кроме пирамид Гизе, и ничего не гово­рил про шахты в погребальной камере царицы. Все это будет позже.
Вторая статья появилась в следующем томе и сопро­вождалась заголовком "Исследование камня Бенбен: был ли это метеорит?" В ней я обсуждал священный реликт Гелиополя в контексте его связи с Орионом (смотри гла­вы с 11 по 13). Наконец, в январе 1990 года доктор Ниб-би приняла мою третью статью, завершающую звездную тему, с заголовком: "Оплодотворение у звездных богов:
ритуал плодородия в пирамиде Хеопса?" В этой статье сообщалось, что Исида-Сириус была целью южной шах­ты погребальной камеры царицы. Зная, что важную роль в ритуале плодородия играли фаллические статуи, кото­рые символизировали потенцию и плодородие царя, я описал ритуал плодородия в звездных терминах "Текс­тов пирамид"; при этом упомянул Исиду-Сириус и Оси­риса-Ориона, а также звездный фаллос (шахта, направ­ленная на пояс Ориона?). В описании ритуала оплодо­творения, осуществляемого в пирамиде, главную роль я отводил шахтам. Шахты не только позволяли душе фа­раона подняться к звездам, но через них осуществля­лось символическое зачатие Гора-царя. Соответствую­щая выдержка из "Текста пирамид" адресуется Осири­су-Ориону:
"Твоя сестра (жена), Исида, приходит к тебе насладиться любовью твоей. Ты поместил ее на свой фаллос (шахту?), и семя вошло в нее;
она готова быть Сотые (Сириус), и Гор-Сопду (звезда) вышел из тебя, как "Гор, который в Сотые " [Тексты пирамид, 632]
В статье говорилось, что схожий ритуал зачатия, вы­полняемый царем и верховной жрицей, существовал в Древней Месопотамии и осуществлялся в камере внутри ступенчатой пирамиды зиккурата7. Этот ритуал включал "Утреннюю звезду", которую считали великой космичес­кой богиней Иштар, несомненно, ассоциируемой с пла­нетой Венера, и посвящался Новому году (Акиту) и пло­дородию, которое нес земле Евфрат. Аналогично египтя­не праздновали Новый год в день летнего солнцестоя­ния, сопровождаемого разливом Нила; Сириус ассоции­ровался с великой космической богиней Исидой, и здесь также присутствовала некая "Утренняя звезда". Разумно было сделать вывод, что "содержание представленной статьи дает нам возможность предположить, что ритуал плодородия осуществлялся не только в зиккуратах Месо­потамии, но мог выполняться в пирамиде Хеопса, а так­же в других пирамидах"s.
Я совсем не ожидал того, что в марте 1993 года Ру­дольф Гантенбринк докажет, что погребальная палата царицы с ее шахтами вовсе не была брошена недостроен­ной, как это утверждали египтологи, а наоборот, оказа­лась наиболее важным ритуальным элементом всего куль­та. И в самых смелых мечтах я не мог в 1990 году предуга­дать, что шахта Исиды-Сириуса появится на первых стра­ницах дюжины международных газет9.
В середине зимы 1990 года я сказал себе, что моя мис­сия завершена. Я опубликовал свою теорию и сделал ее доступной египтологам, астрономам и другим ученым, и они теперь могут сами разобраться, как это можно ис­пользовать. Я чувствовал себя так, как будто с моих плеч свалился тяжелый груз, но вместе с тем часто испытывал странное ощущение — мне казалось, что я не исследовал проблему до конца и найденные мной соответствия сно-
ва канут в неизвестность. Кроме того, несмотря на чувст­во облегчения, я испытывал и горечь утраты. Мне не бу­дет хватать лихорадки исследований и этих долгих оди­ноких часов в библиотеках, но я твердо сказал себе, что на этом расследование закончилось.
Итак, в марте 1990 года я решил сделать то, что мне еще в начале моих исследований посоветовал один не­дружелюбный египтолог —"бросить этот предмет и по­стараться стать хорошим инженером". Но каждый раз, глядя в небо на звезды Ориона, я думал об этих молчали­вых монументах и почти чувствовал упрек в том, что их так и не поняли до конца. К тому же я так и не решил еще один вопрос — как пирамиды в Дашуре согласуются с общим планом? И через какое-то время я опять цели­ком погрузился в разрешение загадки Ориона.
8 БРАТЬЯ ОСИРИСА
Сет... поначалу ассоциировался с Гиадами, V-образной, похожей на голову, частью на­шего созвездия Тельца. Поскольку он был братом Осириса, его позиция на небе сосед­ствовала с созвездием Ориона... решением высшего суда власть передавалась от Оси­риса к Гору, тогда как Сет был низведен до положения "поддерживателя " "более юж­ного " созвездия Ориона.
Джейн Б.Селлерс "Смерть богов в
древнем Египте"
ЮЖНОЕ ПОЛЕ ПИРАМИД В ДАШУРЕ
С уверенностью, что существует связь между небесным Дуатом и Дуатом Мемфисским и что центральной частью в первом случае является пояс Ориона, а во втором — пирамиды Гизе, я принялся за изучение карты Дуата мем-фисского. Хотя моя теория имела достаточно доказательств, я все же чувствовал, что она сыровата, и правоту моих мыслей относительно трех пирамид Гизе должны подтвер­дить и остальные четыре пирамиды Четвертой династии. В Дашуре, южной части Мемфисского некрополя, нахо­дились две большие пирамиды Снофру, а еще две, при­надлежавшие фараонам Небка и Джедефра, располагались, соответственно, в Завиет-эль-Аршане и Абу-Руваше.
В своей первой статье в "Дискуссиях по вопросам егип­тологии" я поставил вопрос: "Существует ли более об­ширная взаимосвязь расположения погребений в некро­поле Гизе и конфигурации звезд вокруг созвездия Орио­на?" 1 Теперь, в 1992 году, я решил сам дать ответ на этот вопрос.
Я долго считал, что места размещения пирамид в Зави-ет эль-Ариане и Абу-Руваше соотносятся с местоположе­нием трех пирамид Гизе примерно так же, как звезды Саиф и Беллатрикс с тремя звездами пояса Ориона. Эти пирамиды, как мы знаем, тоже имели звездные имена:
"Джедефра является звездой Сехету (Дуат)", и "Небка — это звезда" 2. Звезды находились в созвездии Осириса-Ориона и были судьбой предначертаны для этих царей. Таким образом, из семи главных звезд Ориона пять опре­деленно имели свои аналоги на земле. Глядя на располо­жение этих пяти гигантов, уже совсем нетрудно угадать для трех или четырех3 небольших пирамид Абусира, на­ходящихся примерно в километре к юго-востоку от Зави-ет эль-Ариана, три или четыре маленькие звездочки "го­ловы" Ориона. В самом деле, в Весткарском папирусе, где говорится о Хуфу (Хеопсе) и его "горизонте" (косми­ческой пирамиде), есть упоминание о "трех" детях трех жриц Гелиополя, которые, как утверждается, основали Четвертую династию и возвели небольшие пирамиды в Абусире*. Пятая пирамида, в настоящее время не суще­ствующая, как полагают, тоже была построена в Сакка-ра5. И тот, кто начертал тексты в пирамиде Унаса, и тот, кто поручил ему это сделать, жили во времена, близкие Пятой династии, и описывали только то, что уже было построено в Мемфисском некрополе. Поэтому из пира­мид правильной формы они упомянули сооружения Чет­вертой династии плюс три или четыре небольшие пира­миды в Абусире. В звездном отражении Дуата-Осириса эти пирамиды формировали "ногу" (Абу-Руваш = Саиф), "фаллос" (Гизе == пояс Ориона) и "плечи" (Завиет эль-Ариан = Беллатрикс). Одной из примечательностей этого исполина Осириса-Ориона была высоко поднятая "рука", которую можно видеть на многих рисунках, включая пи-рамидион (пирамидку) Аменемхета III, причем на них
рука Осириса держит яркую звезду. Согласно греческой мифологии, эта яркая звезда — Альдебаран в Гиадах, — определяет положение жезла Ориона. Если переносить звездные пропорции на карту Мемфиса-Дуата, то место, где расположены Гиады, будет соответствовать Дашуру.
Итак, небесный Дуат включает в себя немало звезд — созвездия Ориона, Большого Пса и Гиады, все они на­ходятся на "западном берегу" Млечного Пути. На зем­ле, в Дуате Мемфиса, этому району соответствовали поля пирамид — от Дашура до Абу-Руваша, с Гизе где-то в центре, расположенные к западу от Нила. Если три пи­рамиды Гизе в древнем Ростау соответствуют поясу Орио­на (центру небесного Дуата), то, придерживаясь основ­ной схемы, Дашур следует соотносить со звездным скоп­лением Гиадг. Группа Гизе подсказала, что в основу пер­воначального плана строителей легло расположение звезд небесного Дуата на восходе солнца; их проекциями на землю являлись пирамиды, установленные по меридиа­ну. Давайте теперь посмотрим, как располагались на восходе Гиады в 2550 году до н.э. (приблизительное вре­мя правления Снофру). Если наши предположения вер­ны, то связь между ними и двумя пирамидами в Дашуре будет очевидна.
В феврале 1992 года, перед солнечным закатом, я летел из Британии в Каир; К Каиру самолет подлетал с запада, низко пройдя над Мемфисским некрополем; так что я мог увидеть все главные пирамиды, от Гизе до Дашура, освещенные заходящим солнцем. Я заметил, что пира­миды Дашура не лежат на одном "меридиане" — север­ная была слегка смещена к западу. Подобное "смеще­ние" показалось мне странным. Возможно, и это откло­нение, как и в Гизе, может быть объяснено звездами?
Древние архитекторы снова подарили нам загадку. Поставив первую пирамиду по оси вдоль меридиана, они сместили ось второй на 300 метров к западу и отодвинули ее на 1850 метров к северу*. Несомненно, если бы обе пирамиды были расположены ближе друг к другу, это сто­ило бы меньших затрат труда и времени, особенно если обе пирамиды возводить одновременно7.

Вернувшись в Англию, я воспользовался компьютер­ной программой Skyglobe 3.5 для того, чтобы определить угол максимального подъема Гиад для времени правле­ния Снофру. Если правление Хуфу относится примерно к 2450 году до н.э.8, его отец начал править приблизительно в 2475 году, поскольку считается, что Снофру царствовал

примерно тридцать пять лет*. Я ввел 2475 год до н.э. в компьютер и узнал, что максимальный подъем Гиад на звездном небе приходился на апрель. Древнее созвездие представляет собой неправильный треугольник, две звез-
ды в его основании носят названия Альдебаран и звезда 311 (Эпсилон Тельца). Первым поднимается из-за гори­зонта Эпсилон Тельца, точно на востоке, и когда высота звезды достигнет 3-х градусов, за ней следует Альдеба­ран. Эти две звезды, видимые вместе после их подъема, имеют особенности размещения относительно друг друга и Млечного Пути, подобные особенностям расположе­ния двух пирамид Дашура по отношению к собственной оси и Нилу. Переместив две звезды на карту Дуата-Мем­фиса, мы получим две д амурские пирамиды. Это дает нам законченную модель небесного Дуата — от протянутой вперед руки Осириса (Гиады) до ног (Саиф) — и учиты­вает все остальные пирамиды Четвертой династии и не­сколько маленьких пирамид Пятой династии в Абусире. Я чувствовал, что туман, который мешал мне видеть ок­ружающий пейзаж, рассеялся.
Примерно в это же время мне попалась недавно из­данная книга "Смерть богов в Древнем Египте"10, тоже посвященная поиску звездного смысла пирамид. Джейн Б.Селлерс, которую мы упоминали раньше, сделала до­вольно подробное исследование по этому поводу, поми­мо Ориона много внимания уделила Гиадам. Используя астрономическую компьютерную программу Lodestar V.202, она пришла к некоторым поразительным выводам. Эти выводы, особенно ценные тем, что она для их трак­товки использовала свои обширные знания египетской религии и текстов, были именно тем, что я так долго стре­мился найти.
II
ЛЕДИ ПРЕЦЕССИЯ
Издатель представил Джейн Б.Селлерс как человека, "по­тратившего большую часть своих шестидесяти лет на раз­решение загадок, связанных с астрономией и древними цивилизациями Ближнего Востока".
После получения степени в Годдад-Колледже в Вер­
монте Селлерс изучала египтологию в Чикагском инсти­туте восточных культур. Являясь большой поклонницей доктора Джорджио ди Сантиллана, историка, автора книги "Трудный выбор Гамлета" ", она открыла новое направ­ление для исследований, обратив внимание ученых на необходимость использовать знания астрономии, а в част­ности — прецессии, для более глубокого изучения Древ­него Египта и его религии. Главным предметом ее вни­мания были "Тексты пирамид" и так называемая Мем-фисская теология. С помощью астрономии исследователь­ница попыталась объяснить развитие религиозных пред­ставлений в додинастическую эпоху и в начале династи­ческого периода. Вот что пишет госпожа Селлерс:
"Археологи, по преимуществу, пренебрегают понятием прецессии, и это влияет на их вы­воды, касающиеся древних мифов, древних богов и системы ориентации древних храмов. Филологи также не желают признать, что многие их проблемы не могут быть решены до тех пор, пока они полагают, что знание грамматики может заменить знание астро­номии. Для астрономов прецессия — это до­статочно хорошо установленный факт; все, кто работает над изучением ранней исто­рии человечества, должны иметь о ней хоро­шее представление"11.
Глубокое и детальное рассмотрение тезисов д-ра Сел­лерс не входить рамки нашей книги. Вкратце же скажем, что одним из главных предметов спора13 является утверж­дение о том, что древним было известно прецессионное изменение расположения звезд, хотя они и не могли объ­яснить его. Исследовательница предположила, что древ­ние мудрецы даже вычислили скорость прецессии, и при­вела довольно много аргументов в пользу такого утверж­дения. Я полностью согласен с ее мнением. В древности очень внимательно следили за звездами, поскольку они были основой религиозных ритуалов. В Приложении 2 мы расскажем о прецессии подробно, но все же, чтобы
продолжить наше повествование, надо сказать о ней не­сколько слов.
Прецессия — это чрезвычайно медленное движение оси вращения Земли по круговому конусу, цикл которого за­нимает 26000 лет. Понятно, что эффект этот мало заме­тен и может быть выявлен лишь при длительных наблю­дениях за звездами. Чтобы продемонстрировать этот эф­фект, рассмотрим пояс Ориона с плато Гизе. Вообразим, что предмет нашего наблюдения расположен строго на юг. В настоящее время он располагается на широте 59 градусов над южным горизонтом. В эпоху пирамид, при­мерно в 2500 году, высота была много меньше, примерно 45 градусов. А 10400 лет до н.э. составляла всего 11 граду­сов. Эффект прецессии также хорошо виден при подъеме пояса Ориона на востоке: представьте появление созвез­дия прямо над восточным горизонтом. В наши дни точка подъема находится почти строго на востоке, в 91 градусе по азимуту. Около 2500 года до н.э. точка подъема нахо­дилась южнее, в 106 градусах по азимуту. В 10400 году до н.э. еще южнее, в 169 градусах по азимуту. Полный цикл прецессии состоит из двух половинных циклов по 13000 лет — от максимальной до минимальной высоты. Пояс Ориона находился на высоте всего 11 градусов над гори­зонтом (если смотреть из Гизе) в 10400 году до н.э. Затем он стал медленно подниматься, так что в эпоху пирамид был в 45 градусах над горизонтом, а в наши дни высота составляет 59 градусов.
Некоторым образом прецессия похожа на звездные часы нашей планеты. Зная точное значение изменений в ре­зультате прецессии, а также координаты звезды14, мы можем определить, под каким углом звезда поднималась над восточным горизонтом в данную эпоху. Именно учет прецессии позволил нам рассчитать, что шахта погребаль­ной камеры царя была направлена на Дзету пояса Орио­на приблизительно в 2450 году до н.э.
Возвращаясь к тезисам Селлерс относительно значе­ния астрономии в древнем Египте, надо отметить и ее принципиальную посылку о важной роли, которую игра­ло в жизни древних египтян явление весеннего равно­денствия. Тут я бы с ней вряд ли согласился. Неясно,
какое особое значение это явление имело для древних обитателей долины Нила. Солнце находится в середине своего пути, день равен ночи... Но все это касается и осеннего равноденствия. Все, кто занимается египетской историей, согласятся с тем, что важнейшим днем для древ­них египтян был день летнего солнцестояния. Во время, непосредственно предшествовавшее эпохе пирамид, лет­нее солнцестояние сопровождалось появлением из-за горизонта Сириуса и началом разлива Нила, и это со­впадение породило представления, на которых основа­ны многие положения религиозного культа. Появление Сириуса знаменовало собой начало нового года и слу­жило основой календарных вычислений, в том числе про­изводимых позднее египтологами и археоастрономами. Е.С. Крупп, широко известный археоастроном и дирек­тор обсерватории Гриффита в Лос-Анджелесе, писал:
"Нил с его ежегодными разливами, создал еги­петскую цивилизацию... [именно он] был на­стоящим правителем Египта... очевидная связь между звездными и земными феномена­ми сильно повлияла на мировоззрение егип­тян... [они] считали появление Сириуса та­ким важным событием, что именно с ним связывали начало нового года. Особенно при­тягательным для них было то, что появле­ние Сириуса и разлив Нила примерно совпа­дали с летним солнцестоянием... "ls
Астроном Джеймс Корнелл придерживался того же мнения:
"С тех пор, как первые люди поселились в долине Нила, самые важные события их жиз­ни, которые наступали периодически и каса­лись самого их выживания, к примеру — раз­лив реки... привели к появлению концепции вре­мени... [и] концепции календаря... По счас­тливому совпадению... Сириус поднимался в утреннем небе первый раз в году примерно в
день летнего солнцестояния, и примерно тог­да же начинался и разлив Нила... продолжи­тельность египетского солнечного года была установлена как период между подъемами
Сириуса"16.

Таким образом, летнее солнцестояние являлось очень важным этапом — не просто датой максимального полу­денного подъема солнца, но и "отметкой" наступления нового года и началом разлива Нила. Подъему Сириуса предшествовало полное появление Осириса-Ориона, и это, возможно, оказало влияние на религиозные пред­ставления.
На мой взгляд, Селлерс сделала очень существенный вклад, отметив важность астрономических знаний для интерпретации многочисленных ритуальных текстов и надписей на гробницах, а также (я бы добавил это от себя) сооружений религиозного характера. Этим она ока­зала значительную услугу египтологии. Другим важным открытием является ее заключение, что Сет, брат Осири­са, ассоциировался с Гиадами". Помимо всего этого, Сел­лерс привлекла мое внимание к астрономическим дета­лям Мемфисской теологии, теологического трактата18. часто называемой "Текстами Шабака". Еще в 1987 году я подозревал большое астрономическое значение этих текс­тов, но отложил их изучение на более поздний период". Работа Селлерс не только снова пробудила интерес к этим текстам, но также позволила связать концы с концами в схеме соотношения Мемфиса и Дуата.
III
ЧЕРНЫЙ КАМЕНЬ
Эта каменная плита, простой кусок черного гранита раз­мерами приблизительно 1,3 на 1,5 метров, находится в Британском музее и имеет инвентарный номер 498. На плите вырезано несколько десятков строк иероглифичес­
ких надписей, многие из них, к сожалению, повреждены, поскольку камень использовался для размола зерна20. Некоторые называют эти надписи "Текстами Шабака";
для большинства это "Мемфисская теология". Хотя ка­мень датируется временем Двадцать пятой династии (око­ло 710 года до н.э.), считается, что надпись представляет собой копию с какого-то более древнего источника, от­носящегося к эпохе пирамид. Американский филолог Ми-риам Лихтейм заключила, что "язык надписи очень силь­но напоминает "Тексты пирамид", что служит косвен­ным доказательством древности происхождения источ­ника". Этой точки зрения придерживаются многие уче­ные, включая Джейн Селлерс22.
"Тексты Шабака" начинаются с несколько странного введения, написанного резчиком, осуществлявшим ко­пирование. Судя по этому введению, фараон Шабака хо­тел сохранить для потомков некоторые древние писания, пришедшие в негодность (возможно, они были начерта­ны на папирусе или на дереве), и приказал нанести их на плиту из черного гранита, камень Шабака. Резчик высек:
"Эти письмена скопированы заново его величеством в доме его отца... потому, что его величество обнаружил, что творения предков изъедены червями..."[1-2].
Первая часть текста рассказывает историю разделения "двух земель" (Египта) между Сетом и Гором после смер­ти Осириса, напоминающую притчу о Соломоновом суде. Коротко вспомним этот миф: Сет был братом, а Гор — сыном Осириса. Геб, бог земли, законный муж богини неба Нут, матери Осириса и Сета, и, следовательно, за­конный отец Осириса, в силу своих функций на земле являлся высшей властью по территориальным вопросам". История начинается с того, что Сет и Гор были вызваны Гебом на суд. А теперь текст на камне:
"Он сделал Сета царем Верхнего Египта... [и] сделал Гора царем Нижнего Египта вплоть до того места, где его отец (Осирис) уто­нул, что и стало "разделением на две земли ". Таким образом Гор стал владеть одной зем­лей, а Сет — другой. Они заключили мир о
разделе "двух земель " в Айане. Это было раз­деление двух стран" /7-9].
В этом тексте Осирис "утонул", а не погиб от руки Сета, и, судя по записи, это произошло где-то близ Мем­фиса. Айан, предположительно, находился севернее го­родской стены Мемфиса, где, очевидно, проходила по­граничная линия, каким-то образом отмеченная. Во вре­мена, когда текст был написан, граница между двумя зем­лями разделяла Мемфисский некрополь сразу за север­ной окраиной Завиет эль-Ариана и, в силу этого распо­ложения, отделяла северную часть мемфисского Дуата, в котором находилась Гизе (Орион), от расположенного южнее Дашура (Гиады).
Немедленно после этого разделения Геб принял вто­рое решение, имевшее совершенно иной характер. Он решил передать оба царства Гору. Это, конечно, привело к конфликту между Гором и Сетом, затем последовала их эпическая битва, в которой победил Гор. Таким образом Гор стал "объединителем двух земель", и именно так его именует Мемфисская теология. "Это Гор, кто стал царем Верхнего и Нижнего Египта, кто объединил две земли в Номе Стены (Мемфиса), месте, в котором две страны были объединены"[13-14].
Затем тексты информируют нас об истинном назначе­нии и особой роли этого, примыкающего к Мемфису, священного места:
"Это — земля... погребения Осириса в Доме Сокара (Мемфисском некрополе)... [ты дол­жен обратиться к] Исиде и Нефтиде: "По­спеши, возьми его... " Исида и Нефтида гово­рят Осирису: "Мы идем, мы идем, мы берем тебя..." Они положили его [на землю]. Он вошел в тайные палаты в славе господина вечности... итак Осирис вошел в землю цар­ской крепости, расположенную к северу от [страны], в которую он пришел... Там была построена царская крепость..." [17-22]
Исида призвала Гора и Сета "помириться и отбросить вражду, где бы они оба ни находились" [15].
Я решил посмотреть — не скажут ли тексты Шабака сами за себя. Мое воображение нарисовало тело Осири­са, лежавшее на западном берегу Нила, на демарказион-ной линии, разделяющей северную и южную части Дома Сокара (Мемфисского некрополя). История имела неко­торые космические намеки и внушала образы небесного Дуата. В этом месте, "на севере от царской крепости" (по видимому, Мемфиса). "Гор стал владеть одной землей, а Сет — другой".
Много было споров о том, почему линия раздела меж­ду Нижним и Верхним Египтом проходит в Мемфисе. Общепринятое суждение, что это сделано из стратеги­ческих соображений, не может быть убедительно аргу­ментировано; в более поздние времена Мемфис перестал быть местопребыванием фараонов и столица перемести­лась в Фивы, почти на 1000 километров выше по тече­нию. Стоит напомнить, что Египет представлял собой страну, протянувшуюся на 1200 километров вдоль узкой долины Нила. Демакрационная линия межцу "двумя стра­нами" в Айане около Мемфиса делила Египет на весьма неравные части — к северу на 220 километров тянулся Нижний Египет с его Дельтой, в то время как противо­положная граница Верхнего Египта находилась в 1000 километрах вверх по течению, у Асуана.
У меня начало возникать подозрение, что "земля", о которой идет речь в тексте, является не землей собствен­но Египта; это лишь район, имеющий аналог в космосе, район, в котором есть "Дом Сокара" (то есть Мемфис­ский некрополь). В Мемфисской теологии мы имеем дело не с заурядным территориальным спором, а с космичес­ким событием, спором богов — Сета и Гора. После ми­фологической смерти Осириса главным предметом раз­дела стал божественный "домен" богов на земле, земной Дуат, расположенный в Мемфисе, где и поныне стоят пирамиды, символ теократии времен фараонов и матери­альное выражение государственной религии.
В космических терминах эта земля "Осириса-Сокара" была звездным Дуатом, расположенном вдоль западного
берега Млечного Пути/звездного Нила; здесь Осирис (со­звездие Ориона) лежал в районе между созвездием Боль­шого Пса снизу и Гиадами сверху. Но чему, думал я, соответствовала "граница", которая предположительно делила Дуат на верхнюю и нижнюю части? Отделяла ли она как-нибудь Гиады от остальной части звездного Дуа-та?
Исходя из того, что Айан располагался сразу за стена­ми Мемфиса на севере, я предположил, что он находил­ся на демаркационной линии, проходящей по Мемфис-скому некрополю. Эта линия начиналась прямо у юж­ной границы поля пирамид Абусира; Саккара и Дашур находились на юге (Верхний Египет), а Абусир, Завиет эль-Ариан, Гизе и Абу-Руваш — на севере (Нижний Еги­пет). Видимо, Геб поначалу предполагал подарить часть Мемфисского Дуата, включающую пирамиды Абус-Сира, Завиет эль-Ариана, Гизе и Абу-Руваша, Гору, а Сету на­меревался предоставить пирамиды Саккара и Дашура.
Тело Осириса было очерчено на небосводе контуром созвездия Саху, в котором видели шагающего человека с вытянутой вперед рукой, в ладони которой лежала звез­да. Фаллос был представлен звездами пояса Ориона, и, по всей видимости, именно они отражали сексуальную потенцию и оплодотворяющую способность звездного Осириса. В мифах об Осирисе и Исиде ключевым мо­ментом является упоминание о создании Исидой фал­лоса из частей разрезанного на куски Осириса, после чего она смогла забеременнеть. В этой связи надо упо­мянуть один древний текст, называемый Инвентарной стелой, которая находится в Египетском музее в Каи­ре". Дата появления стелы до сих пор не установлена;
египтологи относят ее приблизительно к 1500 году до н.э. Она была найдена Мариетом в 1800 году, когда он осуществлял раскопки расположенного неподалеку от пирамиды Хеопса небольшого храма, называемого "До­мом Исиды". В тексте упоминались Хеопс и Великая пирамида, а также прославлялась Исида как "госпожа пирамиды" ". Если это так на самом деле, то становится понятным назначение шахты, направленной из погре­бальной камеры царя на пояс Ориона, фаллический рай­
он образа Осириса-Саху на небе. Это вызывает в памяти "Тексты пирамид", касающиеся ритуала оплодотворения, производимого Осирисом и Исидой:
"Твоя сестра (жена), Исида, приходит к тебе насладиться любовью твоей. Ты поместил ее на свой фаллос (шахту), и твое семя вошло в нее; она готова к. тому, чтобы стать Сотис (Сириус), и Гор-Сопду (звезда) вышел из тебя, как "Гор, который в Сотис..." [Тексты, пи­рамид, 632]
Теперь неплохо было бы найти в текстах Шабака ответ на вопрос, почему Геб передал северную часть Мемфис­ского Дуата Сету и тут же забрал ее обратно. Могло ли стать причиной какое-либо происшествие в небесном Дуате, стать причиной, заставившей Геба поделить Дуат на две части?
IV НЕБЕСНЫЙ ЭКВАТОР
С земли кажется, что небо представляет собой сферу, в то время как земля видится нам относительно плоской поверхностью. Астрономы делят небесную сферу на вос­точную и западную-части меридианом — воображаемой линией, которая проходит по небу через южный и се­верный полюс. Другая воображаемая линия — небесный экватор, пролегающий с востока на запад, — делит не­бесную сферу на южную и северную части. Если вы на­ходитесь на земном экваторе, небесный экватор будет располагаться прямо над вашей головой; в других случа­ях небесный экватор имеет наклон к югу", пересекая линию меридиана под наклоном 90 градусов минус ши­рота местности, где вы находитесь. К примеру, если вы в Лондоне, небесный экватор пересекает меридиан под углом 90-51=39 градусов наклона над южным горизон-
том. Небесный экватор, таким образом, является астро­номической "границей", которая разделяет звездное
небо..
Джейн Селлерс пишет:
"Сет... первоначально ассоциировался с Гиа-дами, V-образной, похожей на голову частью нашего созвездия ТЕЛЬЦА. Поскольку он был братом Осириса, его позиция на небе сосед­ствовала с созвездием ОРИОНА... решением высшего суда власть передавалась от Осири­са Гору, тогда как Сет был низведен до по­ложения "поддерживателя " "более южного " созвездия ОРИОНА...""
Гигантская территория Саху на небе простирается от Гиад до Сириуса и Большого Пса. Как небесный экватор делил эти "земли"?
Воспользовавшись программой Skyglobe 3.5, я отпра­вился в 3100 год до н.э., когда, как утверждают египто­логи, произошло объединение двух земель. И я обнару­жил, что небесный экватор проходил непосредственно выше Гиад, что значило, что это созвездие относится к нижней части звездного неба (которая соответствовала "Нижнему Египту"). Я решил узнать, в какое время эф­фект прецессии заставит эти звезды пересечь небесный экватор; особенно мне были интересны Альдебаран и 311 (Эпсилон Тельца), аналогиями которых я считал пирамиды в Дашуре. Я последовательно изучил положе­ние звезд в 3100, 3000, 2900 годах до н.э. и так до 2000 года до н.э. С изумлением я наблюдал, как воплощается в жизнь легенда из Мемфисской теологии. Это было потрясающее зрелище! Принимая во внимание, что у не­бесного экватора нулевое склонение и отрицательное склонение относит звезду к нижней полусфере, а поло­жительное — к верхней, я смог подсчитать время пере­хода из одного "неба" в другое с точностью в десятиле­тие.

Эпоха
Склонение


Альдебаран
Звезда 311
3100 г. до н.э.
-5"35'
-3° 29'
2450 г. до н.э.
-1° 56'
ноль
2080 г. до н.э.
ноль
+2° 13'

Что же показали эти вычисления? Когда фараон Хуфу (Хеопс), создатель Великой пирамиды, занял трон, звез­да 311 из верхнего неба переместилась в нижнее. Затем, в 2080 году до н.э., примерно в тот период, когда появи­лись "Тексты пирамид", то есть во времена Пятой и Шестой династий, то же самое случилось с Альдебара-ном. Это означало, что пирамиды Дашура теперь относи­лись к Верхнему Египту и территориальный спор был уре­гулирован не только на земле, но и на небе при посред­стве загадочного движения звезд. Ни один жрец не мог опротестовать решение богов Гелиополя.
И утверждение египтологов, что объединение двух зе­мель произошло приблизительно в 3100 году до н.э. не подтверждается прецессией — возможно, оно произошло позже, где-то после 2400 года до н.э., после Четвертой династии, но никак не раньше.
Прецессия не зависит от археологических или исто­рических интерпретаций; она определяется естествен­ным циклическим периодом, и именно этот период яв­ляется истинным определителем времени, огромными часами, которые основаны на действии физических про­цессов. Теперь становится видно, что объединение стра­ны было подсказано сдвижением на север священной демаркационной линии, которая приводила к религиоз­ным спорам во времена Четвертой династии. А есть не­мало оснований полагать, что в конце Четвертой динас­тии происходили какие-то религиозные конфликты; об этом пишут многие египтологи, в том числе и доктор Эдварде, который отметил определенный политический подъем приблизительно в конце Четвертой династии:
"...хотя документальных свидетельств не сохранилось,
6 Зак. № 515
характер политических событий в конце Четвертой ди­настии может быть определен из множества косвенных свидетельств" zg.
Одним из этих свидетельств, согласно Эдвардсу, явля­ется появление суффикса "ра" в царских именах: Хаф-ра, Менкау-ра, Джедеф-ра, Саху-ра и так далее. Эдварде считает, что данный факт отразил то, что солнечный культ приобрел вес и стал государственной религией. Также в титул фараона стали входить слова "сын Ра", и так име­новался любой фараон, "начиная с Пятой династии", хоть главным и оставался титул "Сын Осириса"29. Существует и очевидный спад в строительстве пирамид: пирамиды Пятой и Шестой династий становились меньше, а мас­терство строителей намного уступало мастерству их пред­шественников, что косвенно свидетельствует о тех же ре­лигиозных изменениях.
Мемфисская теология, похоже, в мифологических и космических терминах отражает реальные религиозные споры в верхних властных кругах Египта, происходив­шие в конце Четвертой династии. Если это так, "золотой век" правления Осириса подошел к концу с завершением некрополя в Гизе. Религиозный же спор, по видимому, касался вопроса — кто должен унаследовать трон. Титул "сын Ра" мог быть использован претендентом, который хотел утвердить свое происхождение от "отца" гелиополь-ского пантеона богов, отличаясь тем самым от многочис­ленных конкурентов, считавших себя "сыновьями Оси­риса".
Похоже, что о том же говорит и Весткарский папи­рус30. В 1947 году Эдварде привлек внимание к этому та­инственному документу, повествующему о том, как к влас­ти пришли три первых царя Пятой династии 31. Двое из этих трех фараонов, Сахура и Нефериркара, возвели свои пирамиды в Абусире.
СБКРЕТЫ ПИРАМИД
IV ТРИ ЖРИЦЫ
Весткарский папирус сохранил древнюю легенду отно­сительно возникновения Пятой династии, которая, как мы говорили, появилась, когда три жрицы Гелиополиса были оплодотворены Ра — богом солнца32. Этот типич­ный вымысел часто использовался для изменения ди­настии или заговора с целью захвата власти. К примеру, Олимпия, мать Александра Македонского, утверждала, что с ней занимался любовью Зевс-Аммон, и это сдела­ло Александра главным претендентом на престол Маке­донии и Греции33. Цезарь возводил свой род к Венере34. Божественное вмешательство в династические споры было частым делом, когда права претендентов оказыва­лись весьма шаткими. "Чудесное" рождение до семнад­цатого века являлось весомым аргументом и в Европе. Как утверждали, Луи XIV был зачат сверхъестественным образом35, — после двадцати шести лет бесплодного союза между Луи XIII и Анной Австрийской у пары появился "солнечный" наследник, которого нарекли Dieudonne (Богом данный)зв.
Похоже, идея объявить "солнечное" происхождение возникла как часть тщательно разработанного плана, ко­торый успешно воплотился в жизнь. Согласно Весткар-скому папирусу, Ра спустился на землю и оплодотворил всех желающих жен высших жрецов Гелиополя. В ре­зультате от трех из них родились три сына, каждый из которых был царем Египта: фараоны Усеркаф, Сахура и Нефериркара. Думаю, что в Весткарском папирусе, как и в Мемфисской теологии, мы имеем дело с объяснен­ными в космических терминах историческими события­ми, в результате которых была основана Пятая динас­тия. Место в равнинном Абусире, выбранное для пира­мид этой династии, говорит о связи с Четвертой динас­тией и доминировании звездного культа Осириса. Три сравнительно небольшие абусирские пирамиды соответ-
38
ствуют "голове" звездного образа Осириса-Саху. Мне кажется, что именно какое-то астрономическое событие привело к тому, что миф об Осирисе приобрел вдруг странную вариацию, в которой "утонул" в том месте, где расположена разделительная линия в Айане близ Абусира.
Программа Skyglobe 3.5 показывает, что в 2300 году до н.э., то есть во времена Пятой династии, солнце подхо­дило к Млечному Пути с запада и достигало его запад­ного "берега" в начале мая (по юлианскому календарю). Солнце "купалось" в Млечном Пути почти все двадцать четыре часа и только в начале мая (юлианский кален­дарь) стало выходить на восточный "берег". Это время суток совпадало с началом появления из-за горизонта "головы" Осириса, чьи три звезды я связываю с тремя небольшими пирамидами Абусира. Таким образом, "го­лова" Осириса оказалась связанной с выходом солнца из "вод" Млечного Пути, соответствующего Нилу. Это астрономическое свидетельство, на мой взгляд, могло привести к приданию звездному культу Осириса солнеч­ных черт и даже сделать "солнечным" самого Осириса37. Имя одного из царей Пятой династии, построившего свою пирамиду в Абусире, Саху-ра, говорит о попытке поглощения или, по крайней мере, влияния солярного культа на звездный культ Осириса. Похоже, что такое удавалось гелиополисским жрецам до конца Шестой или даже Седьмой династии, но звездный культ Осириса все же поборол конкурента и стал главным во времена Сред­него царства, которое наступило после эпохи пирамид
По другой версии Осирис был убит Сетом, который разрезал его тело на куски и разбросал по всему Египту. Если сложить количество пирамид Пятой династии39 с пирамидами величественной Четвертой династии, в сум­ме получится четырнадцать. Интересно, что в легенде о смерти Осириса Сет разрезал его тело именно на четыр­надцать частей'".
"Согласно более поздней традиции, — отме­чает Валлис Бадж, — тело Осириса было разрезано на четырнадцать или пятнадцать кусков, и на каждом месте, где Исида обна­ружила один из кусков, она построила свя­тилище... эти гробницы, или священные хра­мы Осириса, представляли собой, возможно, Аатс (Елисейские поля) Осириса, о которых есть упоминания в "Текстах пирамид"... гробницы. Осириса на земле имели свои ана­логи на небе..."*1
Возвратимся к эпической битве между Гором и Сетом, происходившей после смерти Осириса. Гор, как говорят нам "Тексты пирамид", в этой битве "потерял свой ле­вый глаз" 42. И эту странную деталь легенды можно объ­яснить прецессией. В астрономических представлениях многих народов, в том числе и у египтян, присутствует большой бык, который соответствует нашему созвездию Тельца43. Этот звездный бык тесно связан с Орионом-охотником, и в классическом варианте Орион изобража­ется с рукой, простертой к "голове" Тельца. Недавно было обнаружено, что бык митраизма, сраженный иранским божеством Митрой, тоже присутствует на небе, где Мит­ра — это Орион, а звездный бык — не что иное, как Гиады44. Такое представление соответствует классическому греко-романскому образу Ориона и Тельца с Гиадами, соотносящимися с "головой" быка45. Интересно отметить при этом, что "глазами" быка считались Альдебаран и звезда 311 (Эпсилон Тельца), причем последняя называ­лась "левым глазом"4*. Мы показали, что в 2450 году до н.э. звезда 311 пересекла небесный экватор на своем пути из "верхнего неба" в "нижнее небо". Может, именно тогда Гор, владениями которого был Нижний Египет” "потерял левый глаз"?
Как видно из "Текстов пирамид", эпическая дуэль, во время которой "глаз" Гора был потерян, произошла в восточном "нижнем" небе, на берегах "Вьющегося пото­ка":
"Гор вскрикнул, потому что потерял глаз, Сет вскрикнул, потому что потерял яички, и подпрыгнул глаз Гора, который упал на ту (правую) сторону Вьющегося потока... Тот (планета Меркурий) увидел это на той сто­роне Вьющегося потока... глаз Гора упал на крылья Тота на той стороне Вьющегося по­тока, на восточной стороне неба... " [Текс­ты пирамид, 594-6]
И снова все это происходит недалеко от созвездия Орио­на. В текстах упоминается и бой Сета с Осирисом. По­вергнув Осириса, Сет обвинил его перед лицом богов:
"Именно он [Осирис] напал на меня... его имя было Ори­он, у него были длинные ноги и широкий шаг..." [Тексты пирамид, 959].
Затем Тот и Гор отправились на небо, чтобы помочь Осирису:
"Тор пришел. Тот появился, они подняли Оси­риса и поставили его прямо... Поднимайся, Осирис, Исида держит твою руку, о, Оси­рис; Нефтида держит твою руку, так иди между ними. Небо (небесный Дуат) дается тебе, земля ("египетский" Дуат Мемфиса) дается тебе, и поля тростника, и холм Гора, и холм Сета..." [Тексты пирамид, 956-61]
Не является ли упоминание холма Гора и холма Сета намеком на пирамиды?
В Британском музее есть удивительный документ, да­тированный временем Нового царства. Он носит назва­ние "папирус Честер-Беатти №1". Из него можно узнать в деталях, что произошло на космическом суде богов47. Похоже, что эта битва продолжалась несколько лет перед тем, как "гелиопольский совет" и боги, рассерженные в связи с долгим продолжением схватки, собрались выне­сти окончательный вердикт**. Очевидно, сделать это им было трудно, папирус очень много место уделяет обстоя­тельствам, сопутствующим урегулированию дела и "три­
умфу закона над грубой силой" 4”. Но тем не менее нако­нец было вынесено решение, что "две земли", управляв­шиеся раньше Осирисом, должны быть поделены межцу двумя царями, чтобы прекратить нескончаемое сражение. Сета убедили подчиниться решению совета гелиополь-ских богов. Джейн Селлерс сделала свое заключение: "Ре­шением высшего суда власть передавалась от Осириса к Гору, а Сет бьтл низведен к позиции "поддерживателя" "более южного" созвездия ОРИОНА — то есть стал звез­дами Гиад"50.
Я почувствовал, что добрался до финала своих звезд­ных исследований. Учитывая, что существует еще гро­мадное количество различных текстуальных и археологи­ческих документов, я понимал, что следовало бы еще попытаться связать многие "свободные" концы, но по­кров тайны Мемфисского некрополя был уже снят, и я теперь располагал полным звездным планом, воплощен­ным с размахом и одновременно с поэтической элегант­ностью, планом, в котором был Дуат земной и Дуат не­бесный.
Однако статьи, опубликованные мной в 1989-1990 го­дах, не давали намека на более широкое видение замыс­ла, который я представляю сейчас. В августе 1992 года исполнилось почти девять лет с момента, изменившего всю мою жизнь. Мне хотелось, чтобы другие знали о моих наблюдениях, но академические статьи не доносят от­крытия до широкой аудитории. Египтологи имеют запас публикаций, на десять, а то и на двадцать лет вперед. поскольку этих статей тысячи, вместе с диссертациями, книгами и прочими материалами, которые требуют про­смотра. И даже через десять лет материал может быть не принят к сведению. Вот почему я пришел к важному ре­шению — написать книгу, которая популяризировала бы новые идеи и высветила бы эти волнующие открытия.
Когда я поделился своим решением с Мишель, она глу­боко вздохнула. В течение нескольких лет семья безро­потно следила за моими исследованиями; дети выросли в тени "Древнего Египта"; когда они говорили в школе, что папа работает с фараоном Тутмосом, их спрашивали, что это за работа. К счастью, я имел неплохое место инже-
нера-консультанта и выгодно продал свою собственность в Сиднее, которая за три года солидно выросла в цене, и это позволяло бы не беспокоиться о деньгах еще месяцев восемь, если не год. Итак, сейчас или никогда. Мишель вздохнула еще раз и с улыбкой кивнула.
У меня бьы 386 компьютер с 40 Мбайтами памяти, но­вая программа с текстовым редактором, переоборудован­ная комната в оффисе, и я принялся за книгу, чувствуя себя счастливым и уверенным, что делаю правильное дело. Я отбросил все страхи и тревоги, свойственные начинаю­щим авторам, сомнения по поводу возможности публи­кации, опасения, что не найду нужных слов. К ноябрю я почти завершил первый черновик. И тогда, поскольку мне требовались некоторые специальные книги, которые долж­ны были находиться в Оксфорде, я предоставил самому себе день, свободный от работы, и отправился на своем маленьком "ровере" в этот воодушевляющий город.
9 ИНТЕРМЕЦЦО У ПИРАМИД
Имхотеп, архитектор Джосера... как счи­тает Мането, был создателем искусства обтесывания камня... его достижения ста­ли легендарными у последующих поколений египтян, которые смотрели на него не толь­ко как на архитектора, но и как на вол­шебника, астронома и отца медицины... [и] ...греки стали считать его своим собствен­ным богом, Асклепием.
И.Е-С.Эдвардс. "Пирамиды Египта"
Из этих (царей Четвертой династии) тре­тьим был Суфий, строитель Великой пира­миды, которая, по Геродоту, была постро­ена Хеопсом. Суфий презирал богов, но тем не менее именно он создал "Священную кни­гу ", которую египтяне ценили очень высоко.
Мането, "Аегиптиака" (сокращено),
согласно Евсебию
СОЕДИНЕНИЕ ПУТЕЙ
Направляясь в Оксфорд в это холодное утро, я включил обогреватель своей маленькой машины на полную мощ­ность. Мне только недавно удалось избавиться от уди-
вительно долгой легочной инфекции, подхваченной в Кашмире на севере Индии. Я прибыл туда на короткое время, чтобы проконсультировать строителей, и после этой поездки всецело погрузился в работу над книгой. Только через несколько месяцев при помощи антибио­тиков мне удалось избавиться от инфекции, и теперь, на дороге М40, ведущей к Оксфорду, я чувствовал себя пре­восходно.
Мне хотелось купить перевод "Герметики", древнего собрания текстов, написанных в Александрии во II веке до н.э. греками-египтянами, приписывавшими эти ра­боты Гермесу Трисмегисту, под которым, как полагают, подразумевался древнегипетский бог Тот, создатель наук и иероглифов1. Последний английский перевод был сде­лан в 1924 году специалистом по истории Греции Валь­тером Скоттом, и я надеялся найти экземпляр книги в каком-нибудь букинистическом магазине Оксфорда. Но мне не повезло — эта книга появлялась здесь последний раз много лет тому назад. Когда я уже направлялся к выходу, меня окликнул молодой ассистент продавца. Его компьютер выдал информацию, что одно небольшое из­дательство в Дорсете, "Солос Пресс", распродало свое издание "Герметики" всего несколько дней назад. Я взял адрес, поскольку решил заказать книгу прямо в изда­тельстве.
Владельцем "Солос Пресс" был Эдриан Джилберт. Он основал издательство всего два года назад и уже напеча­тал четыре книги, одну из которых написал сам2. Джил­берт решил специализироваться на повторном выпуске редких книг, которые уже исчезли на рынке, но продол­жали вызывать интерес публики; последним таким изда­нием стала "Герметика". Я позвонил в отдел распростра­нения, чтобы попытаться узнать домашний телефон Джил-берта, но по счастливой случайности владелец издатель­ства оказался в офисе. Мы почти сразу поняли, что у нас есть много общего. Джилберт тоже долгое время интере­совался Древним Египтом, и особенно пирамидами. Для собственного издания "Герметики" Эдриан написал свое длинное вступительное слово, посвященное Древнему
Египту, и я был заинтригован некоторыми его коммента­риями, а также подмеченной им связью между "Гермети­кой" и древнеегипетскими текстами. Мы с удовольстви­ем обменивались взглядами по этому интересующему нас обоих предмету, пока я не сообразил, что мы говорим по телефону уже час. Я рассказал Эдриану о моей близкой к завершению работе и спросил, не заинтересует ли его предложение эту книгу напечатать. Он ответил, что хотел бы прочитать рукопись, и мы договорились о скорой встре­че.
Наша встреча состоялась в начале декабря, и всего за час мы решили выпустить целую серию книг, первой из которых стала бы "Тайна Ориона". Опыт Эдриана был неоценим — он быстро набросал рабочий план и через неделю или около того "Тайна Ориона" начала свой путь к читателю. Я чересчур долго работал в одиночестве, и неукротимая энергия Эдриана вселила в меня уверенность, что этот замысел скоро осуществится. Поскольку мы уже работали как одна команда, то задумали вместе набро­сать новые направления исследований, которые раздели­ли между собой; при этом мы решили уделить внимание и другим неразгаданным тайнам звездного неба. Главны­ми темами у нас стали таинственные реликты древности, камень Бенбен и эффект прецессии в связи с направлен­ностью шахт пирамиды Хеопса3.
Вскоре после этого мне позвонил доктор Эдварде и поинтересовался, как идут мои исследования шахт по­гребальной камеры'царицы пирамиды Хеопса. Я отве­тил, что опубликовал статью в "Дискуссиях по вопросам египтологии" два года назад. Ему нетерпелось узнать, что я думаю по поводу этих двух шахт, и я рассказал о вычислениях прецессии, которые показали направлен­ность южной шахты на Сириус, откуда можно было за­ключить, что ни шахты, ни сама камера царицы не были брошены строителями. Он с сомнением отнесся к моим выводам и сказал, что собирается издать статью по это­му поводу, которая увидит свет в следующем году и ко­торую он обязательно мне пришлет4. Затем без всякого перехода сообщил, что немецкая научная группа под
руководством доктора Райнера Штадельманна из Немец­кого археологического института в Каире собирается заняться исследованием шахт. Это было очень важное известие, и я решил как можно скорее отправиться в Египет. Эдриан и его жена Ди, фотограф-любитель, ко­торая уже приступила к работе над иллюстрациями к нашей книге, решили присоединиться ко мне. Мы пла­нировали начать наш вояж приблизительно в конце 1993 года, что дало бы мне время для организации несколь­ких интервью, которые я намеревался взять в Египте. Особенно меня интересовали шахты Великой пирами­ды; конечно, я надеялся узнать новые и более точные данные по углам наклона, если эти данные разойдутся с теми, что получил Питри.
К концу февраля мы с Эдрианом завершили первый черновик "Тайны Ориона". Нам и в голову не могло прийти, что неожиданные события заставят нас перепи­сать книгу заново. Просто хотелось немного отдохнуть от работы, а что может быть лучше для отпуска, чем путешествие в Египет, где к тому же можно сделать не­сколько нужных снимков для книги. Благодаря моим знакомствам в Каире мне удалось договориться о встрече с доктором Штадельманном. Международная пресса в то время была полна сообщений о действиях террористов — сторонников религиозного фундаментализма, но это больше касалось Верхнего Египта; в Каире было отно­сительно спокойно. Я позвонил в Египет моей двоюрод­ной сестре Джозетте Орфаниди и спросил, не собира­ются ли покидать этот район туристы. Она сообщила, что египетские власти очень стараются замять неприят­ности и делают все возможное, чтобы туристы получали удовольствие от посещения памятников древности. Но все же количество туристов упало очень резко и архео­логические достопримечательности теперь свободны от обычных толп. Из этого я заключил, что именно сейчас для нас настало самое подходящее время. И 26 февраля мы отправились в Каир.
II
ВСТРЕЧА В ШАХТЕ ИСИДЫ-СИРИУСА
Эдриан и Ди поселились в старинном отеле "Виктория", в шумном районе неподалеку от площади Рамзеса; я ос­тановился у Джозетты и ее мужа Джона, которые прожи­вали в более тихом жилом квартале Маади. Погода стоя­ла великолепная, было не очень жарко. Мы чувствовали необыкновенный прилив энергии, и Ди собиралась сде­лать свой первый снимок пирамид Гизе.
Однако не успели мы отправиться в путь, как узнали о взрыве на площади Тарир, рядом с Египетским музеем. Террористы оставили мощное взрывное устройство в ма­леньком, но людном кафе, где обычно собирались на обед студенты из Американского университета. Погибли два туриста, а четырнадцать человек, большей частью мест­ные жители, были тяжело ранены. Нам посоветовали по­меньше слоняться по центру Каира и держаться поближе к охране, которой египетские власти постарались снаб­дить все туристические группы. Но мы посчитали луч­шим вообще ни к кому не присоединяться, а делать наши собственные дела, тем более, что для этого мы сюда и прибыли.
И первым, конечно, мы посетили Гизе. В тот день в Каире стояла великолепная погода: слабый бриз, мягкие солнечные лучи и безоблачное небо. Несколько часов мы бродили по плато пирамид, вдыхая воздух пустыни — тяжелый, но богатый кислородом. Мы начали свое путе­шествие с юго-запада, где с высокого холма открывался прекрасный вид на весь некрополь. К северо-востоку высились три гиганта — ближе всего находилась пирами­да Менкаура, замыкала группу Великая пирамида. Даже с этого расстояния — в километр или около того — они производили большое впечатление.
Мы отправились к самой маленькой пирамиде и когда дошли до ее южной стороны, то как бы очутились лицом к лицу с каменной стеной; требовалось высоко задрать
голову, чтобы увидеть небо. Обе большие пирамиды ис­чезли из вида, поэтому наша малышка показалась гиган­том. Мы поднялись на одну из маленьких пирамид, нахо­дящихся рядом с сооружением Менкаура и, усевшись на вершину, поговорили о впечатлении, которое произвела на нас величественность этого монумента. Затем не спе­ша направились к восточной части, миновали храм с его громадными каменными блоками, вес которых порой превышает 200 тонн, и подивились, насколько точно эти блоки пригнаны. После десятиминутной прогулки наша маленькая группа добралась до второй пирамиды, — тво­рения Хафра. Трудно описать свои впечатления, — сколько здесь бываю, каждый раз поражаюсь этой башне, устрем­ленной в небеса. Мы решили не входить внутрь, а перей­ти к нашему главному объекту — Великой пирамиде с ее таинственными шахтами.
Мы поднялись на несколько ярусов вверх по северной грани пирамиды Хуфу (Хеопса), достигли входа аль-Ма-муна и, согнувшись, стали в полной тишине продвигать­ся вперед. После долгого, казалось, бесконечного, путе­шествия, мы добрались до развилки, от которой начина­лись Большая галерея и горизонтальный коридор, веду­щий в погребальную камеру царицы. Я глянул на Эдриа-на и, с трудом переводя дыхание, произнес: "Исида". Он кивнул. И, снова согнувшись, мы отправились к погре­бальной камере царицы. Это было 27 февраля 1993 года;
через восемь дней Рудольф Гантенбринк проделает тот же путь, неся металлический ящик со своим роботом, и начнет исследование шахт.
К нашему удивлению, в погребальной камере кроме нас никого не было, что случается крайне редко; по-ви­димому, после взрыва бомбы туристы предпочли остать­ся в отеле. Мы внимательно рассматривали стены, пото­лок и большую "нишу" на восточной стороне; потом я показал отверстие южной шахты. До исторического от­крытия Гантенбринка оставалось три недели.
ш
РОБОТ И ДВЕРЦА
За несколько последующих дней мы посетили ряд досто­примечательностей Саккара, Дашур, Абусир, а также кра­сочный базар старого Каира. В Саккара мой старый друг Ибрагим пожаловался на то, что поток туристов резко сократился; это уменьшило его недельный доход. "Маа-леш", — сказал ему я; это короткое слово означало, при­мерно, "не принимай близко к сердцу, это не очень важ­но". В этот день предметом нашего внимания стали еще несколько гробниц-мастаб Пятой и Шестой династий, расположенные с юго-восточной стороны пирамиды Джо-сера. Стены этих тробниц покрыты вырезанными сцена­ми из повседневной жизни; кое-где сохранилась краска, и краска довольно яркая. Вот корова производит на свет теленка, и ей помогают два обнаженных египтянина; вот мать наряжает свою дочку; вокруг нее стоят корзины с финиками, апельсинами, дынями и фигами; юноша ло­вит рыбу с тростниковой лодки, его улов переливается чешуей в тростниковой корзине. Было трогательно ви­деть кусочки жизни людей, обитавших здесь 4000 лет на­зад, но эта атмосфера улетучилась, когда подошли турис­ты, которых взрыв в кафе, видимо, не напугал, и начали щелкать камерами под громкие объяснения своего гида. Настало время уходить.
Второго мая я повидал доктора Штадельманна, друже­любного и обворожительного человека лет сорока. Он не стал скрывать что именно собирается исследовать в Вели­кой пирамиде и рассказал, что проект стартовал в начале 1991 года, под руководством Рудольфа Гантенбринка, ин­женера и специалиста в роботехнике. Этот проект преду­сматривал изучение вентиляции Великой пирамиды.
Как мы уже говорили, пирамида Хеопса уникальна; не только своими впечатляющими размерами и удивитель­ным геометрическим совершенством, но самой сложной системой организации погребальных камер. Именно эта пирамида является наиболее притягательным объектом для
туристов, и сего обстоятельства, к сожалению, не смогли предусмотреть ее строители. Каждый посетитель остав­ляет после себя примерно двадцать граммов водяного пара;
воздух внутри пирамид имеет повышенную влажность, и потому там очень душно. Это не только доставляет не­приятные ощущения туристам, но приводит к появле­нию кристаллов соли в коридорах и погребальных каме­рах. Кое-где вода капает с потолка. Соли и минералы, содержащиеся в камне, растворяются от чрезмерной кон­центрации и выступают на поверхность, образуя непри­глядные наросты, которые со временем вызовут расслое­ние камня. Необходимо предпринять какие-то меры преж­де, чем камни начнут разрушаться. Именно решением этой задачи и занялся Немецкий археологический инсти­тут, руководство которого обратилось к Рудольфу.
Наиболее очевидным выходом из ситуации было улуч­шение циркуляции воздуха внутри пирамиды. Это пред­ставлялось не очень трудной задачей, поскольку уже су­ществовали две шахты, идущие с поверхности пирамиды к погребальной камере царя (самой высокой из трех ка­мер). В замысел входило прочистить их, позволив возду­ху проникать внутрь пирамиды. Рудольф и его группа разработали и построили машину, которую они назвали УПУАТ (что переводилось как "открыватель дорог", а также совпадало с именем бога-шакала, ассоциировав­шегося со смертью). Устройство имело вмонтированную камеру и могло катиться по шахте вверх и вниз; в случае аварии машину можно было вытащить обратно при по­мощи кабелей. После очистки шахт от тысячелетней пьши в них планировалось поставить несколько массивных электрических вентиляторов, чтобы свежий воздух мог по­ступать в камеру постоянно, в то время как влажный воз­дух будет уходить из пирамиды через вход.
Первая часть работы была уже завершена, и Гантенб-ринк вернулся домой в Мюнхен, чтобы привезти новый робот, УПУАТ-2, на этот раз предназначенный для ис­следования шахт погребальной камеры царицы. В отли­чие от первого робота, он имел гусеницы, так что мог самостоятельно передвигаться вверх и вниз по шахте без посторонней помощи. Он был также снабжен фарами,
системой лазерной ориентации и маленькой видеокаме­рой, посылающей изображение на монитор. УПУАТ-2 являлся крайне сложным роботом и выглядел как уп­равляемый с Земли луноход. Гантенбринк должен был возвратиться 6 марта, и Штадельманн пообещал мне до­говориться о нашей встрече с Рудольфом на 7 марта. Я огорчился, поскольку должен был в этот день покинуть Египет. Тогда Штадельманн предложил организовать встречу вечером б марта, но не стал обещать этого опре­деленно.
IV ВСТРЕЧА С ГАНТЕНБРИНКОМ
Пятого марта, после долгой вечерней прогулки по плато Гизе, над которым открывался прекрасный вид на звезд­ное небо с созвездием Ориона, я заехал в отель, где обычно жил Рудольф Гантенбринк, и оставил для него записку. Я надеялся, что мы встретимся следующим утром и мне удастся с ним коротко переговорить.
На следующее утро Джон вернулся с работы в своем ослепительно белом "мерседесе", привлекшем внимание целой толпы уличных попрошаек, и отвез меня в отель. Служащий сообщил мне, что Гантенбринк только что приехал с двумя коллегами и просил меня позвонить ему в номер.
Рудольф Гантенбринк оказался молодым человеком приятной наружности, под сорок лет. Он очень друже­любно со мной поздоровался и предложил присоединить­ся к их компании и вместе пообедать. С ним приехал кинопродюсер из Лос-Анджелеса, Джохен Брейтенстайн5. Гантенбринк объяснил, что они намереваются на сле­дующий день исследовать южную шахту погребальной камеры царицы, сегодня же у них выходной. Конечно, мы сразу заговорили об Египте и пирамидах, а также о сложной политической ситуации и прискорбном состо­янии памятников архитектуры. Джохен Брейтенстайн
принимал все это близко к сердцу; его очень огорчало то, что древние памятники страдают от недостатка вни­мания и вандализма, поскольку за туристами особо не присматривали. Гантенбринка же особенно беспокоил кенотаф (пустая гробница, могила не содержащая по­гребения — прим. перев.}. Сети I в Абидосе и гробница в Луксоре. Он очень жалел, что удивительные рисунки и рельефы, в том числе и на астрономическую тему, несут на себе следы вандализма и явно подвергаются воздей­ствию влажности. Гробница Сети I, как и многие дру­гие, в частности — знаменитая гробница Тутанхамона, была закрыта, но реставрационных работ не проводи­лось, поскольку лишь немногие представляли себе, что именно следует сделать, и крыша кенотафа медленно разрушалась.
Интерес Рудольфа к египтологии возник в тот момент, когда он услышал о шахтах и понял, что его робот может здесь стать существенным подспорьем. К нашей встрече он уже запускал своего нового робота, УПУАТ-2, при­мерно на двадцать метров вверх по южной шахте погре­бальной камеры царицы, и получил доказательства, что шахта вовсе не была заброшена строителями. Исследова­тели на время прекратили свою работу, поскольку пона­добилось внести изменения в их машину, чтобы она смогла пройти в шахту глубже. Насколько глубже — Гантенб-ринкне представлял, как, впрочем, и не знал, что ожида­ет увидеть в конце пути. Он попросил меня поделиться своими предположениями. Я ответил: что бы он ни уви­дел в конце шахты, это должно иметь отношение к Иси-де и Осирису и быть чем-то связано со звездными ото­бражениями этих богов. Он улыбнулся и заверил меня, что я буду первым, кто узнает о результатах. Он пообе­щал также прислать мне данные своих будущих измере­ний, намекнув, что результаты Питри не совсем точны. Это была волнующая новость. Результаты будут готовы в течение ближайшей недели или двух, и он пообещал вы­слать их мне по факсу так быстро, как это возможно. Мы расстались, обменявшись адресами, с надеждой встретить­ся снова.
СЕКРЕТЫ ПИРАМИД
179
Возвращались домой довольно поздно, хоть улицы и были полны народа. Каирцы праздновали Рамадан, и люди выходили на улицы, чтобы "подышать бризом" с Нила. Я заехал за Эдрианом и Ди, и мы направились через Гелиополь к аэропорту. Мои друзья только что вернулись из Луксора, где провели ночь, и с восторгом рассказали об удивительном зрелище, которое им дове­лось наблюдать. Я описал свою встречу с Гантенбрин-ком” и мы пришли к выводу, что получили от поездки больше, чем ожидали.
V УПУАТ В КОНЦЕ ШАХТЫ
Я решил разобраться с вопросом влияния прецессии на направленность шахт как только Рудольф пришлет пос­ледние результаты измерений. Несколько посланных мною в Каир факсов остались без ответа. Я знал, что Гантенб-ринк занят, и просил прислать данные тогда, когда он сможет это сделать. Мы вновь погрузились в свои иссле­дования и вдруг узнали из газет, что в пирамиде Хафра взорвалась бомба. Это сообщение привело нас в замеша­тельство, тем более, что не были известны подробности. Я послал доктору Штадельманну факс, спрашивая, все ли в порядке с Рудольфом, но ответа не получил. Перво­го апреля я решил позвонить: Штадельманна в Каире не было, а Рудольф вернулся в Мюнхен. Секретарша Шта­дельманна уверила меня, что это была не бомба, а плохое электрическое соединение, которое стало причиной взры­ва во второй пирамиде. И именно в тот день я получил факс от Гантенбринка с извинениями за задержку и дан­ными по наклону шахт погребальной камеры царя. Как я и подозревал, они несколько отличались от данных Пит­ри и значительно — от тех, которые в своих расчетах ис­пользовали Бадави и Тримбл*. Таблица показывает эти данные в сравнении.

Шахта
Гантенбринк


Питри

Южная шахта
камеры царя:
45°00'
00"
44'30'
00"
Северная шахта камеры царя:

32° 28'
00"
ЗГОО'
00"
Южная шахта
камеры царицы:
39° 30'
00"
38" 28'
00"

Я сразу понял, что, поскольку наклон шахт немного больше, чем тот, который я использовал в своих расче­тах, истинный возраст пирамид должен быть несколько меньше. Я быстро произвел вычисления. Южная и север­ная шахты погребальной камеры царя были направлены на Ал-Нитак (Дзету Ориона) и Альфу Дракона; южная шахта погребальной камеры царицы — на Сириус. При­вожу полученные мною данные:
Шахта
Гантенбринк
Эпоха
Питри
Эпоха
Южная
45° 00' 00"
ок. 2475 г.
44° 30' 00"
ок. 2600 г.
шахта

до н.э.

до н.э
камеры




царя




Северная
32° 28' 00"
ок. 2425 г.
ЗГОО' 00"
ок. 2600 г.
шахта

до н.э.

до н.э
камеры




царя




Южная
39° 30'00"
ок. 2400 г.
38° 28' 00"
ок. 2750 г.
шахта

до н.э.

до н.э
камеры




царицы





Вывод сделать нетрудно. Великая пирамида построена где-то между 2475 и 2400 годами до н.э.; в среднем можно взять примерно 2450 год до н.э. Это была действительно новость. Я быстро позвонил д-ру Нибби, и она согласи­
лась взять у меня две статьи для "Дискуссий по вопросам египтологии"7.
Но наиболее волнующим для меня был тот факт, что последние измерения Рудольфа свидетельствовали: обе южные шахты были построены приблизительно в одно и то же время, причем верхняя шахта направлена на Ал-Нитак, самую низкую звезду пояса Ориона (а не сред­нюю Ал-Нилам), что полностью подтверждало теорию со­ответствия пирамид Гизе звездам пояса Ориона. Все три шахты теперь прекрасно соотносились со звездным не­бом приблизительно 2450 года до н.э. Рудольф не имел данных по северной шахте погребальной камеры цари­цы, но полагал, что наклон близок к 39 градусам. Бы­стрый расчет показал, что примерно в 2450 году до н.э. эта шахта указывала на центр группы из четырех звезд, составляющих "ковш" Малой Медведицы8.
Рудольф рассказал мне о своих исследованиях по теле­фону, а 4 апреля из Мюнхена прибыла видеозапись. Я немедленно вставил кассету в видеомагнитофон и уви­дел, как Рудольф запускает робота в южную шахту погре­бальной камеры царицы и руководит им при помощи пульта дистанционного управления. Затем следует изо­бражение того, что снял робот. Медленно и усердно взби­раясь вверх, УПУАТ прошел примерно шестьдесят пять метров и остановился. Впереди ясно виднелось что-то вроде миниатюрной решетки, которыми древние египтя­не закрывали погребальные камеры. Дальше за этой ре­шеткой, или решетчатой дверью, лежали два медных ин­струмента, один из них был сломан. Стены этой послед­ней части шахты были устланы плитами из турского из­вестняка, такие плиты, как мы знаем, использовались внутри пирамид только для погребальных камер и счита­лись строителями священными. Благодаря движениям луча лазера было видно, что решетка внизу не доходит до пола. Край одного угла дверцы был отломан, и за ней видне­лось темное углубление. Хоть из видеозаписи этого за­ключить нельзя, но возможно, что решетка закрывала вход в еще какую-нибудь погребальную камеру.
Я снял трубку телефона и позвонил Рудольфу. Поздра­вив его с удивительным открытием, я обсудил с ним де-
182 Р. БЬЮВЭЛ, -d. даилос,!-!
тали того, что только что увидел на видеопленке. Он, конечно, не предполагал, что может скрываться за "две­рью", но попытка сдержать свое ликование по поводу этого неожиданного открытия ему явно не удавалась. Я сказал, что это настоящая сенсация и ему следует обра­титься к прессе; мне в самом деле показалось странным, что египетские газеты проигнорировали этот факт. Ру­дольф слышал, что готовилось какое-то сообщение, но не был уверен, что оно попало в печать. Мы условились, что я попробую обратиться в британские средства массо­вой информации, сообщив, кто является главным авто­ром открытия. Решив начать с "Тайме" и "Дейли Теле­граф", я связался с редактором "Телеграф", Кристиной Маккурти, и договорился об интервью; оно увидело свет
7 апреля.
Рудольф позволил мне показывать кассету всем, кто ею заинтересуется, при условии, что видеозапись не бу­дет использована в телепередаче и с нее не сделают фо­тоснимков. Я связался с Эдрианом и пригласил его к себе
домой.
Шестого апреля, за день до того, как статья появилась в "Телеграф", мы с Эдрианом показали видеопленку док­тору Малеку и его коллегам в Институте Гриффита. Уче­ные были ошеломлены и тут же начался яростный спор по

^E.ti.rcini иигямйд i о з
поводу того, что же именно они увидели. Одно можно сказать наверняка — открытие Рудольфа оказалось очень важным. В пирамиде впервые был найден металлический предмет, и если в медной ручке на двери окажется, по крайней мере, 2 процента олова, начало бронзового века может быть перенесено на более раннее время. И даже скептики среди наших зрителей не могли скрыть свое возбуждение в связи с возможностью открыть за дверью что-то вроде гробницы Тутанхамона.
Затем мы отправились к доктору Эдвардсу и показали пленку ему. Увиденное потрясло старого египтолога, и он захотел получить об этом как можно больше инфор­мации. Мы позвонили Рудольфу в Мюнхен, и доктор Эдварде долго беседовал с ним. Он посмотрел пленку несколько раз, каждый раз замечая какую-то новую де­таль, и задавал все новые вопросы. Ему, конечно, очень хотелось знать, насколько шахта поднимается над уров­нем пола погребальной камеры царя. Приблизительные подсчеты показали, что шахта уходит примерно на двад­цать метров выше уровня пола, и уже одно это говорило, что шахта не была брошена. Прекращение ее прокладки входило в замысел строителей, и доктор Эдварде предло­жил Рудольфу немедленно отправиться в Англию, чтобы сделать доклад в Британском музее.
На следующий день появилась статья в "Телеграф". Открытию было посвящено с дюжину строк на четвертой странице. Доктору Эдвардсу статья не понравилась — он считал, что событие заслуживало гораздо большего. Ру­дольф же был рад увидеть ее, хотя и удивился столь мало­му объему. Я связался с Кристиной Маккурти и спросил, не интересует ли ее более подробная статья? Она ответи­ла, что в связи с приближающейся Пасхой множество ре­дакторов стремится поместить свои материалы; к тому же без фотографий шансов увидеть свет у большой ста­тьи немного. И тогда мы с Рудольфом решили, что мне следует отправиться в Мюнхен для подбора фотографий, которые он может мне предоставить.
Рудольф показал несколько видеозаписей, сделанных роботом; одна из них, как он полагал, должна была по­нравиться мне больше всего. Это были съемки "шахты
Ориона", южной шахты погребальной камеры царя. Она была снята еще роботом УПУАТ-1, и от увиденной кар­тины у меня захватило дух — маленькое пятнышко света становится больше и больше, пока не приобретает вид четкого прямоугольного отверстия. Помощник Рудоль­фа, стоящий на внешней поверхности южной грани пи­рамиды, вытащил робота, когда тот еще продолжал съем­ку, и потому на пленке остался поразительный вид двух других пирамид и долины Нила на востоке. Для меня, по многим причинам, эта пленка была более впечатляющей, чем первая пленка с "дверью". Древние архитекторы и подумать не могли, что по их шахте пройдет что-то по­добное УПУАТ-1.
В Англию я вернулся десятого апреля, с шестью фото-' графиями для газеты. В "Телеграф" мне сказали, что смо­гут что-нибудь сделать только после Пасхи, но я волен предложить свой материал в другие газеты. В тот же день мне позвонили с Четвертого канала, и я договорился по­казать некоторые из фотографий в семичасовом блоке новостей. Рудольфа уже проинтервьюировали по телефо­ну, а доктор Эдварде должен был появиться в студии. К нашему общему удивлению и радости, Эдварде высказал предположение, что за дверью стоит статуя Осириса, гля­дящая на созвездие Ориона*. Проблема Ориона теперь приобрела общенациональную известность.
Следующие недели мы были заняты подготовкой кон­ференции в Британском музее, которая началась 22 апре­ля, месяцем позже исторического открытия10. Эдриан и я организовали присутствие на ней Рудольфа, который при­вез свой УПУАТ-2 и показал видеокассеты и слайды. На конференции собралось много видных египтологов, про­сматривавших пленки с большим интересом: Джордж Харт, специалист по древнеегипетской религии; Ричард Паркинсон, специалист по египетским текстам; Кароль Андрюс, старинный друг доктора Эдвардса; Т.Г.Х.Джеймс, бывший хранитель египетских древностей; доктор Вивьен Дэвис, хранительница египетских древностей в настоя­щее время; доктор Роберт Андерсон, директор Британ­ского музея. Такое блистательное собрание было боль­
шой честью для Рудольфа, который решил ответить на это неожиданным жестом — он подарил УПУАТ-2 Бри­танскому музею на условии, что я может "временно взять его, когда исследования возобновятся". Уверив его, что его знаменитый робот будет в хороших руках, доктор Дэвидс и его коллеги пожелали Рудольфу успешного за­вершения работ. Споров о том, что находится за "две­рью", не возникло, так что каждый мог оставаться на этот счет при своем мнении.
Однако у Рудольфа был еще один замысел — он наме­ревался создать фонд для сохранения и реставрации па­мятников древности в Египте и надеялся, что его под­ход с использованием последних достижений техники вызовет общественный интерес и поможет собрать сред­ства. Первым объектом, который требовал немедленно­го внимания, была гробница Сети I и кенотаф. Он при­нялся за подготовку необходимых документов для со­здания "Фонда Упуат" и объявил, что его целью являет­ся "делать для археологии то, что Жак Кусто сделал для океанографии" — популяризовать удивительный мир, который был человечеством забыт.
Мы с Эдрианом участвовали в подготовке большой конференции, планировавшейся на 21 июня в Париже. Благодаря этой конференции я познакомился с предсе­дательствующим на ней профессором Джином Керизе-лом. Керизел, очень активный, несмотря на свои 80 лет, человек, считался специалистом по методам строительст­ва древних египтян. Он был кавалером Ордена Почетно­го легиона, имел Военный крест, а также длинный спи­сок титулов и важных постов; в настоящее время являлся генеральным секретарем Франко-египетского общества в Париже". Его советы могли быть просто бесценными.
Парижская конференция принесла Рудольфу большой успех, поскольку на ней присутствовало немало извест­ных людей: Жан-Филипп Лауер, писатель и специалист по ступенчатым пирамидам в Саккара; Жан Веркуте, пи­сатель и председатель Французского египтологического общества, как сейчас называется знаменитая некогда Французская египтологическая миссия, которая начина­ла свою деятельность еще при Наполеоне; Жан Лекран,
исследователь "Текстов пирамид" в Саккара и постоян­ный секретарь Академии языка и словесности, где 150 лет назад Шампольон сделал свое поразительное сооб­щение о разгадке тайны иероглифов, а также многие дру­гие ученые, прибывшие из различных районов Франции. Керизел заинтересовался моей теорией соответствия рас­положения пирамид созвездию Ориона и последними данными относительно шахт и попросил показать несколь­ко слайдов Жану Лекрану и другим заинтересовавшимся этим вопросом. Похоже, Лекран склонялся к тому, что "Тексты пирамид" описывали то же, что архитектурные сооружения передавали своей формой. Уже многие во Франции стали разделять мнение, что надо пересмотреть перевод "Текстов пирамид", обратив внимание на то, что там говорится о небесах и звездах. Наконец моя миссия достигла своей цели.
Последние измерения Гантенбринка подтвердили, что создатели Великой пирамиды с удивительной точностью ориентировали шахты на Сириус и на пояс Ориона. По­скольку вероятность того, что им было известно о пре­цессионных изменениях, велика, возможно, древние знали и о том, что шахты с точностью укажут время их стро­ительства (ок. 2450 года до н.э.). В египетских религиоз­ных текстах мы часто читаем о "первых временах", о "зо­лотом веке", когда Осирис правил Египтом". Когда был этот "Золотой век"? Сможет ли прецессия помочь это вычислить?
Радостное возбуждение, которое охватило нас, теперь осталось позади, и пора было вернуться к нашему собст­венному проекту. Мы решили более тщательно изучить вопрос о циклах прецессионных изменений и обратиться к программе Skyglobe 3,5, чтобы узнать, когда пояс Орио­на начал свой последний цикл.
10
ВЕЛИКИЕ ЗВЕЗДНЫЕ ЧАСЫ ЭПОХ
Мы знаем, благодаря Моисею, что раньше,
чем 6000 лет назад, мир не существовал... Мартин Лютер
Мир был создан 22 октября 4004 года до н.э.
в шесть часов вечера.
Джеймс Усшер. "Летописи мира", 1650
... человек был создан 23 октября 4004 года
до н.э. в девять часов вечера..
Доктор Джон Лайтфуд, 1859 (год, когда Чарльз Дарвин обнародовал сваю работу)
"ПЕРВЫЕ ВРЕМЕНА" ДРЕВНЕГО ЕГИПТА
Для того, чтобы узнать правду о прошлом Египта, воз­можно, нам придется обратиться к словам мудрого вези-ра Птаххотепа, который жил во времена Пятой династии:
"Велика правда, выдержавшая все трудности, и не изме­нившаяся со времени Осириса..." '
Каждая цивилизация оглядывается в свое сохранившее­ся в мифах прошлое и стремится найти там божествен­ные истоки. Для греков таким прошлым было время
Олимпийских богов, когда боги могли общаться со смерт­ными, как в "Илиаде" и "Одиссее" Гомера. Для евреев — это времена "Книги Бытия" Ветхого завета. Что касается египтян, от которых происходит как греческая, так и ев­рейская цивилизация, то их самый первый "золотой век", когда боги могли общаться с людьми, назывался "Теп Зепи", что приблизительно переводится как "первое время" г.
Египтяне верили, что космический порядок и его отра­жение на земле Египта очень давно установлены богами. Раса богов правила Египтом на протяжении многих ты­сячелетий до того, как власть была доверена смертным, хоть и имеющим божественное происхождение, фарао­нам. Фараоны оставались связующей нитью с миром бо­гов и, таким образом, с миром, существовавшим в "пер­вое время". Боги следили, чтобы все повеления соответ­ствовали установленным ими законам. Любое движение фараона, любой его поступок или указ должны были объ­ясняться в терминах "первого времени", являвшегося своего рода Заветом царствования. Это относилось не только к царю и его двору, но и ко всем естественным процессам — движениям звезд, необъяснимым явлениям природы, подъему и спаду вод Нила. Не будет преувели­чением сказать, что все, что делал фараон, имело отно­шение к "первому времени"; следовательно, для понима­ния реального хода истории ученым необходимо тщатель­но изучать события, происходящие в мифах, как косми­ческого плана, так и земного. Не удивительно, что это благословенное "первое время" относит нас ко "времени Осириса"3.
Эпоха правления Осириса на Земле рассматривается как самая счастливая и благородная. И при строительст­ве пирамид египтяне наверняка думали о великих собы­тиях, связанных с "первым временем", когда звезды были расположены определенным образом, в основном это касалось Сириуса и созвездия Ориона — космической обители душ богов.
Это делает "первое время" очень интересным для егип­тян, которые были уверены в его реальном существова­нии и могли, в случае, если были знакомы с прецессией, вычислить эту эпоху древних богов.
II
ЖРЕЦЫ-АСТРОНОМЫ ГЕЛИОПОЛЯ
Многие полагают, что эпоха пирамид — это время созда­ния пирамид Гизе, время одной особенной династии и одной группы фараонов. Однако замысел был намного грандиознее и не ограничивался только тем, что было создано Четвертой династией. Есть много свидетельств, заставляющих сделать вывод, что существовал один боль­шой план "заморозить время" в камне или, говоря други­ми словами, заставить камни "рассказать" о "первом вре­мени".
Поясняя свои слова, я прибегну к аналогии. Любое религиозное сооружение часто является не только творе­нием своей эпохи, но также техническим и художествен­ным выражением последнего "золотого века". Когда Крис­тофер Рен в конце семнадцатого столетия построил в Лондоне Кафедральный собор святого Павла, он исполь­зовал самую современную технологию, а искусство архи­тектурного выражения и символика имели своим источ­ником христианство. Очевидно, что собор отражает ре­лигиозные взгляды эпохи, когда он был построен. То же самое относится к Собору святого Петра в Ватикане. "Зо­лотой век" христианства относится ко времени, когда проповеди читал сам Христос, и соборы — это более позд­нее материальное воплощение памяти о мифическом "зо­лотом веке", в то время как реально христианская вера, а следовательно, то, что пытались выразить Рен и Мике-ланджело, сложилась в промежутке от первого до пятого веков нашей эры. А когда возникли религиозные воззре­ния, заложенные в Великой пирамиде? За столетия до них, за тысячелетия или же еще раньше? Когда же было это "первое время"?
Мы знаем, что Гастон Масперо, открывший "Тексты пирамид", считал, что религиозные идеи, которые в них отражены, на несколько тысячелетий древнее текстов пи­рамид Унаса4. Мы также знаем, что многие филологи ду­мают, будто значительная часть "Текстов пирамид" име-
ет источник, относящийся к додинастической эпохе. Масперо предполагал, что этим религиозным взглядам, по крайней мере, 7000 лет5, но большинство современ­ных археологов считают это маловероятным, ссылаясь на археологические свидетельства. Вопрос в том, как трак­товать эти свидетельства — вспомним, к примеру, оши­бочную теорию "недостроенности" погребальной каме­ры царицы6.
Каким сами египтяне представляли время возникнове­ния своей религии? И что греки, к примеру, думали о происхождении египтян?
Обычно считается, что египтяне уступали философскому "гению" греков. Египетские легенды представлены у Со­лона, Пифагора, Сократа, Платона и Аристотеля доволь­но бедно. Что касается знаний в области математики и астрономии, то такие специалисты, как Паркер и Нойге-бауэр утверждают, что египтяне могли осуществлять только элементарные математические вычисления, которые впол­не по силам детям до десятилетнего возраста; изучение же ими астрономии заключалось в простом наблюдении за звездами в попытке уловить волю богов. Какого бы уровня египетская астрономия ни достигла, утверждали эксперты, она была разработана гораздо меньше, чем аст­рономия вавилонская или греческая7. Но такое мнение расходится с тем, что писали сами греки.
Большинство греческих, да и римских авторов, счита­ли, что Пифагор, Платон и даже Гомер получили свои философские знания в Древнем Египте". Диодор (первое столетие до н.э.) писал: " Наиболее образованные греки стремились посетить Египет для изучения самых главных принципов и законов; среди тех, кто посетил Египет, были Орфей, Гомер, Пифагор и Солон..."'
Великий Страбон (64 год до н.э. — 24 год н.э.) сооб­щил:
"Египетские жрецы являются непревзойден­ными в науке о небе. Таинственные и не склон­ные к беседе, они все же поддаются на угово­ры, после долгих попыток уклониться, и де-ляться некоторыми из своих знаний, хоть и
оставляют большую часть знаний при себе. Они открыли грекам секреты "всего года", эти знания позднее были проигнорированы, как и многое другое... "и
В своей знаменитой "Истории" Геродот (ок.485 — 425 годы до н.э.) писал:
"Именно в Гелиополе можно найти самых ученых египтян... все соглашаются, что егип­тяне благодаря своим исследованиям в аст­рономии открыли солнечный год и были пер­выми, кто разделил его на двенадцать час­тей, и, намой взгляд, их метод расчета луч­ше, чем греческий... Имена почти всех богов пришли в Грецию из Египта... "п
Дион Христомен (30 год н.э.) также отмечал: "Египет­ские жрецы немало дурачили греков, потому что по мно­гим вопросам они совсем не знали правды..."
Очевидно, греки считали египетских жрецов храните­лями великой астрономической мудрости, которую те не­охотно разглашали недостойным чужеземцам. В самом деле, попасть в Египет чужаку было очень трудно — и особенно в эпоху пирамид. Во времена Четвертой динас­тии на примитивных греков смотрели как на варварский народ, на людей, появившихся в технически передовом, создавшем пирамиды Египте, почти что из пещер. Толь­ко в седьмом веке до нашей эры иноземцам было разре­шено как свободно приезжать в Египет ", так и изучать его тайны.
Шваллер де Любиц, современный философ, потратил большую часть жизни, пытаясь доказать, что Древний Египет являлся настоящим кладезем знаний по астроно­мии и философии (которые он называл "сакральными науками"). Он был убежден, что современные ученые просто не смогли правильно прочитать древних и что "должны быть пересмотрены многие наши представле­ния относительно древних народов, от которых ныне ос­тались только следы" ".
Однако в письме, полученном мной от одного извест­ного египтолога, работающего в Каире, я прочитал:
"Мы не имеем ни малейших доказательств, что они [строители пирамид] обладали ка­кими-либо теоретическими или системати­ческими знаниями математики. Они [имели] действительно прелестный [так в тексте] метод осуществления математических опе­раций... Я думаю, они принимали ежегодный разлив [Нила] за само собой разумеющееся... По моему мнению, тщетно искать какую-либо тайну пирамид или какое-либо зашиф­рованное послание, оставленное в их текс­тах..."1*
Но нам-то очевидно, что мы имеем дело с одной из величайших тайн, и потому здесь следует преодолеть ба­рьер, выстроенный "специалистами", и постараться по­нять смысл и значение послания из древности.
III
КТО ГОВОРИТ ОТ ИМЕНИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА?
Шваллер де Любиц отметил, что "не существует в мире большей дистанции, чем дистанция между современным западным менталитетом и образом мыслей, которого при­держивались создатели мифов Древнего Египта"15. Курт Мендельсон, изучавший египетские пирамиды на протя­жении многих лет, писал:
"Главная трудность, с которой египтологи сталкиваются в наши дни, заключается в том, что... духовный мир человечества изме­нился до неузнаваемости, но законы физики остались неизменными... это обеспечивает на­
дежную связь между строителями пирамид и нами"16.
Одним из законов физики, который может оказаться полезным при изучении прошлого, является, конечно, закон прецессионного смещения оси нашей планеты, который выражается в изменении видимого положения звезд.
Среди египтологов распространено мнение, что динас­тический Египет начался где-то около 3100 года до н.э. Эпоха, предшествующая этой дате, носит название "до-династической", и, как следует из учебников истории го­сударства, Египет в это время фактически не существо­вал. Принято думать, что первым фараоном был Менее, объединивший Египет примерно в 3100 году до н.э.; он же являлся основателем Мемфиса. Но династический принцип как концепция наследственной смены власти не был известен древним египтянам; они просто воспро­изводили то, что существовало всегда, с "первого време­ни", когда законные права на трон Осириса получил Гор. А эпоха "первого времени" всегда осознавалась как зна­чительно более древняя, чем эпоха правления Менеса.
С возникновением научной египтологии, которая, как считается, началась с расшифровки Шампольоном иерог­лифов в 1822 году, появилось много разных мнений по вопросу о точной дате начала правления Менеса, тогда как время возникновения религиозных представлений ос­тавалось в стороне от научных споров. Сам Шампольон относил начало Первой династии к 5867 году до н.э., и мы уже перечисляли, как уточнялась эта дата, пока не привела к 4400 году до н.э. Система хронологии, которой пользовался Бругш, исходивший из предположения, что в одном столетии сменяются три поколения, резко пере­двинула эту дату примерно на 3400 год до н.э.; в конце концов дата устоялась на цифре приблизительно 3100 год до н.э., и именно ее можно встретить в большинстве со­временных книг. Описание того, как вычислялись эти многочисленные даты, заняло бы много места, и мы не будем злоупотреблять терпением читателя. Там были и анализ текстов, и астрономические расчеты, и немалое
число просто догадок. Однако современные специалисты почему-то не разрешают древним египтянам говорить самим за себя.
Египетский источник, который используют наиболее часто, принадлежит жрецу по имени Мането, по всей ве­роятности, хорошо образованному человеку, возможно — жрецу высокого сана; он говорил по-гречески и жил в Нижнем Египте во времена правления Птолемея II (347-285 года до н.э.). Сама работа Мането не сохранилась, у нас есть только комментарии к ней Секста Африканско­го (ок. 221 года до н.э.) и Евсебия из Цезарии (ок. 264-340 годы до н.э.). Мы можем предположить, что сам Мането пользовался в составленной им хронологии каким-то сво­им, местным, источником. Мането разделяет фараонов на тридцать династий. Именно он первым ввел греческие имена, под которыми мы знаем фараонов сейчас: еги­петский Хуфу стал Хеопсом, Хафра — Хефреном, Мен-каура — Микерином и так далее. До самого конца девят­надцатого столетия список Мането был единственным источником", определяющим египетскую хронологию. Другими источниками, которыми стали пользоваться позд­нее, был "абидосский список", относящийся ко време­нам Девятнадцатой династии, "саккарский список" той же династии, "туринский папирус" Семнадцатой динас­тии и таинственный "палермский камень", который дает летоописание фараонов первых пяти династий". Но имен­но Мането оказал наибольшее влияние на современную хронологию.
В хронологии Мането перечисляются все фараоны с самых первых династий, но еще там есть и упоминание о таинственной эпохе, предшествующей этим династиям. Секст Африканский, "комментатор" текста Мането, был первым христианским историком, посвятившим свое вре­мя созданию "всеобщей" хронологии. В своей "Хроно-графии" он приводит данные из различных источников, что позволяет ему "покрыть" период от "сотворения мира" до 221 года н.э. Секст Африканский в основу своей дати­ровки, естественно, положил Библию, и пытался синхро­низировать с ней хронологии Древнего Египта, Халдеи,
греческие мифы и историю Иудеи, но в свете нового взгля­да христианина. Трудно представить себе получившийся хронологический коктейль. Евсебий из Цезарей был лич­ным летописцем Константина Великого, утвердившего христианство в качестве официальной религии Рима, и потому его взгляд на события тоже страдает определен­ным субъективизмом. Евсебия в его хронологии больше занимало утверждение императора Константина в каче­стве первого христианского святого в царском сане. Ко­роче говоря, как Секст, так и Евсебий были чересчур склонны трактовать события с точки зрения Библии во­обще и римской христианской церкви в частности.
Согласно Евсебию, хронология Мането упоминает три четко определяемые эпохи до Менеса: правление полу­богов, которое наступило после царствования Гора; это правление продолжалось 15150 лет; затем додинастичес-кое правление, которое длилось еще 13777 лет; в сумме это давало 28927 лет до Менеса. В такую седую древность Евсебий поверить не мог, и потому сделал заключение:
"Под годом я понимаю лунный цикл, состоящий из трид­цати дней: то, что мы называем месяцем, египтяне назы­вали годом" ". Таким образом Евсебию удалось сжать "лун­ные года" и получить в качестве года правления Менеса 2206 год. А вот Диодор Сицилийский пишет о 33000-х летнем периоде до Менеса20. Но, возможно, самым важ­ным являются комментарии на "туринский папирус", до­кумент, относящийся к Семнадцатой династии (ок.1400 года до н.э.). Этот папирус был найден в Египте в начале девятнадцатого веками продан в Туринский музей в Ита­лии. О третьей эпохе, предшествующей Менесу, мы не можем знать ничего, поскольку текст поврежден; две же другие эпохи приводятся с продолжительностью 13420 и 23200 лет, в сумме — 36 620 лет21. Египтологи не прини­мают эти даты всерьез, считая, что в папирусе описыва­ются не исторические, а мифологические эпохи. Значит ли это, что египтяне, а потом и греки были неправы, го­воря о древности египетской цивилизации?
Мы знаем, что кроманьонский человек, самый ранний homo sapiens, или человек разумный, появился на арене эволюции примерно 50000 — 100000 лет тому назад. На-
учные свидетельства говорят, что размер и форма мозга кроманьонца и современного человека совпадают. Но только 134 года назад Чарльз Дарвин высказал свою "ере­тическую" теорию эволюции, чем вызвал гнев ученых мужей, которые придерживались мнения, что мир воз­ник в результате божественного творения, примерно в 4004 году до н.э.
"Я смеялся... пока у меня не заболели бока",— писал британский геолог Адам Седгвик в письме Дарвину. Сэ-мюель Уайлдерфорс, оксфордский епископ, объявил в Британской ассоциации наук, что теория Дарвина — это "грубая подделка, сотканная из домыслов и спекуляций". Луи Агасси, только что получивший звание профессора геологии, воскликнул: "Я верю, что навсегда вычеркну это сумасшествие" м. Интересно, к какому году относили "творение" эти господа?
Доктор Джон Лайтфут, вице-канцлер Кембриджского университета, писал в 1859 году, что "...человек был соз­дан 23 октября 4004 года до н.э., в девять часов вечера" м. Столетие спустя ученые пришли к выводу, что наша пла­нета имеет, по крайней мере, 4-5 миллиардов лет своей истории, а человекообразные, наши предки, появились более миллиона лет тому назад. В 1979 году палеоантро-полог Мэри Лики нашла в вулканической породе отпеча­ток ноги, по всей видимости, человекообразного сущест­ва, может быть — предка человека, и древность этого от­печатка — 3,6 миллиона лет. Согласно археологическим данным, мы прошли путь от пещерных жителей до кос­мических путешественников менее чем за 5000 лет. Но не могут ли археологические "свидетельства" уводить нас от истины и не является ли египетская цивилизация много древнее, чем считают современные ученые?
Мы уже упоминали птицу Феникс и о том, что древние египтяне связывали ее с рождением и космическими цик­лами, которым подчиняется картина звездного неба". Похоже, что после долгого отсутствия Феникс вернулся, возвещая новый "золотой век". Р.Т.Рандл Кларк говорил о цикле 1460 лет25, но позднее, в своей обширной работе о египетском Фениксе, кроме этой цифры назвал еще
один цикл с периодом в 12954 года". Четырнадцать сто­летий и шестьдесят лет являются циклом Сотис, который основан на наблюдениях подъема Сириуса на восходе солнца и его перемещениях за один день каждые четыре года при 365-дневном календаре. Завершается полный цикл через 4 х 365 = 1460 лет27. Но откуда возник такой большой период в 12954 года? Что это был за цикл? Име­ет ли он отношение к Сириусу? Всем, кто имел дело с прецессией, эта цифра хорошо знакома. Это половина цикла прецессии, который составляет примерно 26000 лет;
и эта половина определяет время, когда звезда проходит от своего максимального положения на звездном небе до положения минимального.
Давайте возьмем для примера какую-либо гипотетичес­кую звезду в начале цикла, в самом нижнем положении на небе. Предположим, что она пересекает при своем су­точном движении линию меридиана, скажем, под 12 гра­дусами к горизонту. Каждый год звезда будет поднимать­ся немного выше, со скоростью приблизительно 12 угло­вых секунд в год. Чуть больше, чем за два столетия, звез­да пересечет линию меридиана уже под 13 градусами, и этот угол будет постепенно увеличиваться. Приблизитель­но через 13000 лет звезда достигнет своего максимума, скажем, 55 градусов над горизонтом. Затем начнется дви­жение вниз с той же скоростью, до тех пор, пока звезда не достигнет своего самого нижнего положения на ли­нии горизонта, то есть 12 градусов наклона. Это произой­дет еще через 13 тысяч лет.
Селлерс доказала, что древние не только разделили зодиак на двенадцать частей, но также знали и то, что солнце проходит 12 областей неба, находясь при этом в каждой области 2160 лет." Если умножить 2160 лет на 12, то получается 25 920, время цикла прецессии. Это очень большой срок, но его делили на периоды в 2160 лет, а этот период, в свою очередь, делили на 360 градусов, по­лучая маленькие периоды по 72 года, ставшие базисными в концепции "вечного возвращения" первого золотого века. Тщательное исследование привело Селлерс к очень важному заключению: "Я убеждена, что для древнего че-
ловека числа 72... 2160, 25920 относились к понятию "веч­ного возвращения" и.
' Символом "вечного возвращения" был, конечно, Фе­никс, и мы уже знаем, что в эпоху пирамид его "семя", таинственный камень Бенбен, хранилось в Храме Феникса в Гелиополе. Не менее важным является то, что стилизо­ванное изображение камня Бенбен было помещено на вершину Великой пирамиды. Могли ли пирамиды, в част­ности, пирамиды Гйзе, быть выражением "вечного воз­вращения", возвращения в исходную точку прецессии? Шахты в Великой пирамиде являются существенным ар­гументом в пользу того, что это предположение верно.
IV
ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ "ПЕРВОГО ВРЕМЕНИ"
Мы привыкли думать, что время — это то, что показы­вают нам часы или календарь. Если же выбросить ка­лендари и часы, как мы узнаем о времени? Как узнаем, какой сейчас год? Если только мы не астрономы или не хорошие навигаторы, то у нас не будет ни малейшей зацепки.
Древние астрономы-жрецы Гелиополиса знали секре­ты времени, поскольку наблюдали и изучали видимое дви­жение звезд, луны и солнца. Если бы и мы занялись тем же самым, довольно скоро научились бы делать некото­рые вещи: разделять время суток на часы, определять ко­личество дней в году, подсчитать число в году лунных месяцев. Но все же лишь немногим удалось бы изобрести какой-либо "определитель", который смог бы указать на свое время далекому потомку. Астрономы-жрецы Гелио­полиса знали, как это делать, и это был, возможно, один из самых больших секретов, которые они ревностно бе­регли, в том числе и от греков. Секретом было знание прецессии и скорости изменения положения Ориона, Шад и Сириуса30.

Принято приписывать открытие прецессионного дви­жения Гиппарху Александрийскому (ок. 180-125 годы до н.э.), но многие ученые, в частности, Заба, Селлерс31 и Шваллер де Любиц32, приводят убедительные доказа­тельства, что египтяне знали о ней задолго до греков, возможно, даже до эпохи пирамид. Нам известно, что греки называли своими учителями в астрономии жре­цов Гелиополя и Мемфиса. Мы также знаем, что уче­ные, изучавшие "Тексты пирамид", согласны с выво­дами о значительной роли звездного культа в священ­нодействиях, которые могли быть древнее эпохи пира­мид на несколько-столетий, если не тысячелетий. Еги­петских астрономов интересовало время появления из-за горизонта звезд и пересечение ими меридиана, осо­бенно это касалось и Сириуса и созвездия Ориона, и было бы просто невероятно, если бы они не заметили смещения этих звезд. Прецессия приводит к измене­нию угла наклона звезды примерно на полградуса в сто­летие. За столетие, в крайнем случае, два, это смеще­ние должно было быть замечено египтянами. Если мы, к примеру, возьмем Дзету Ориона (Ал-Нитак), то рас­четы покажут, что изменение угла, под которым видна звезда при подъеме из-за горизонта, скажем, между 3000
годом до н.э. и 2800 годом до н.э., составит 1,3 градуса, если наблюдать из Гелиополя:
3000 г. до н.э.: 2800 г. до н.э.:
азимут 110,4 градуса азимут 109,1 градуса
Изменения угла наклона 1,3 градуса


Это почти в три раза больше размера полной луны, и просто невероятно, что такая информация могла пройти мимо наблюдателей за звездами. Если наблюдение осу­ществлять после пересечения звездой меридиана, то ви­димая высота над горизонтом составит:
3000 г. до н.э.: 2800 г. до н.э.:
высота 42,5 градусов высота 43,5 градусов

Изменение 1,0
градуса


Один градус; снова более чем достаточно даже для не­вооруженного глаза. Таким образом, египтяне наверняка знали, что звезды медленно смещаются. Отсюда можно предположить, что строители пирамиды, ориентируя южную шахту погребальной камеры царя Великой пира­миды на Дзету Ориона, знали, что эта звезда изменит свое положение. И еще они знали, что ориентация шах­ты как бы "фиксирует" какую-то временную точку обще­го великого цикла.
Вполне резонно заключить, что древние архитекторы знали о скорости прецессионного изменения. Таблица показывает изменения в склонении и угле подъема над горизонтом (высоте) по линии меридиана для звезды Ал-Нитак на протяжении 13 тысяч лет.

Год
Склонение
Высота по меридиану
2550 год н.э.
-Г 50'
58'11'
2500 год н.э.
-Г50'
58° 11'
2000 год н.э.
-Г54'
58" 07'
1000 год н.э.
-2° 59'
57° 02'
1 год до н.э.
-5' 13'
54° 48'
1000 год до н.э.
-8'28'
51°33'
2000 год до н.э.
-12° 38'
47-23'
2450 год до н.э.
-15°ОГ
45- 00'
10000 год до н.э.
-48-39'
11°22'
10400 год до н.э.
-48' 53'
11°08'
10450 год до н.э.
-48° 53'
11°08'

[Источник: компьютерная программа Skiglobe 3,6. Для дат до 10000 лет до н.э. ошибка во времени в пределах 300 лет, в углах — в пределах 0,5 градусов в ту или иную сторону]
Для наблюдателя в Гелиополе звезда Ал-Нитак в ниж­ней точке (что отмечало собой начало цикла в 10400 году до н.э.) находилась под углом склонения -48 градусов 53 минуты; то есть угол между ней и линией горизонта в южном направлении составлял 11 градусов 08 минут. В самой высокой точке в конце цикла, который наступил приблизительно в 2550 году, звезда на протяжении не­скольких десятилетий имела склонение -1 градус 50 ми­нут, то есть угол наклона над горизонтом 58 градусов 11 минут33. Теперь, имея представление о положении звезды в 10400 году до н.э., можно сказать следующее.
Положение звезд пояса Ориона на западном "берегу" Млечного Пути с поразительной точностью соответству­ет расположению и ориентации трех пирамид Гизе отно­сительно Нила!
Приблизительно в 2450 году до н.э., когда строилась Великая пирамида, соответствие было заметно во время подъема Сириуса, совпадавшее с восходом солнца, пояс Ориона тогда находился не на западном "берегу" Млеч-
ного Пути, а на восточном; то есть время полного совпа­дения, "первое время" пояса Ориона, относится пример­но к 10450 году до н.э.
Такое совпадение центральной части звездного Дуата Осириса, Ростау, и земного поля пирамид не может быть случайным и, по всей видимости, указывает на 10450 год до н.э. Почему именно на эту, такую отдаленную дату? И почему именно к этой дате архитектор хотел привлечь чье-то внимание?

V
"ТИМЕЙ"; 10450 ГОД ДО Н.Э.
Если бы человек, наблюдающий за поясом Ориона из Гелиополя около 10450 года, зафиксировал бы как-то свои наблюдения за углом подъема звезды над горизонтом и углом ее отклонения по меридиану, он смог бы одно-1 значно зафиксировать этим и свое время. Есть ли какие-либо свидетельства, что так оно и было?
Вспомним, что Страбон писал приблизительно в 20 году до н.э., примерно через тысячу лет после Гиппарха: "Египетские жрецы являются непревзойденными в нау-

ке о небе, именно они открыли грекам секреты "всего года", но эти знания позднее были проигнорированы, как и многое другое..."34 Тремя столетиями раньше Гип-парха, приблизительно в 450 году до н.э., Геродот сооб­щал, что "именно в Гелиополе можно найти самых уче­ных египтян... все соглашаются, что египтяне благодаря своим исследованиям в астрономии открыли солнечный год и были первыми, кто разделил его на двенадцать частей..."35
Возникает вопрос: был ли некрополь Гизе и, в част­ности, была ли Великая пирамида со своими шахтами, колоссальным "определителем" времени, чем-то вроде звездных часов для фиксации "времени Осириса" и, в частности, "первого времени"?
Мы, конечно, знаем, что 10450 год до н.э. — слишком далекое время и для археологов, и для египтологов, но это найденное астрономическое свидетельство бросает им вызов — если не попытаться объяснить, то хотя бы вы­сказать свое мнение.
Читатели греческой классики, без сомнения, вспомнят "Тимей", написанный Платоном, где он рассказывает о трагической судьбе, постигшей цивилизацию атлантов. Об атлантах поведал Платону Критий, который утверждал, что узнал эту историю от Солона, посетившего город Саис в Нижнем Египте36. Египетские жрецы рассказали Соло-ну о таинственном народе из страны под названием Ат­лантида, который захватил большую часть Средизем­номорья, в том числе и Египет, примерно "девять тысяч лет назад"; 4 записи о них сохранились в Египте до "сих пор". У Платона в "Тимее" есть интересное для нас упо­минание о том, что души умерших являются звездами и возвращаются к своим звездам после смерти. Платон пи­сал^ что творец мира "создал такое количество звезд, что­бы у каждой души их было несколько... и те, кто прожили свою жизнь на земле хорошо, возвращаются обратно, к месту, где находится их главная звезда..."37
Существуют также так называемые герметические текс­ты, которые были написаны в Египте приблизительно в 200 году н.э.38, как утверждается древними учеными, ко­торые опирались на "Тимей" Платона39. Правда, сам ав­
тор утверждал, что он пользуется мудростью древних еги­петских книг". В "герметических текстах" Гермес (еги­петский бог мудрости Тот)41 спрашивает своего ученика:
"Знаешь ли ты, о, Асклепий, что Египет создан так, что он повторяет образ небес...?"42 Этот вопрос, по меньшей мере, интригует, поскольку Асклепия греки отождествля­ли с Имхотепом, легендарным астрономом и архитекто­ром, создавшим первую ступенчатую пирамиду в Сакка-ра. Древние египтяне считали, что именно Тот написал священные книги Гелиополя, часть из которых посвяще­на движению звезд43.
Два исследователя пирамид, В.Р.Фикс и Марк Леенер, были довольно точны, когда утверждали: "Похоже на то, что события, связанные с атлантами, произошли в 10400 году до н.э." и. Такое соответствие удивляет, поскольку ни один из авторов не использовал астрономические ме­тоды — оба ссьыаются на "видения" американского яс­новидца Эдгара Цайка, умершего в 1945 году45. Цайк^ настаивал на том, что пирамиды были начаты, или, по крайней мере, задуманы, примерно в 10400 году до н.э. и что утерянные записи атлантов будут найдены в "тайных камерах" в последние двадцать лет этого тысячелетия47. Похоже, что Рудольф Гантенбринк подоспел как раз во­время!
На протяжении всей этой книги мы старались придер­живаться фактов. Но мы не можем противиться искуше­нию привести такой ненаучный факт, как видения Эдга­ра Цайка, поскольку, его столь меткие пророчества были сделаны давно и человеком, который никогда не бывал в Египте. ,
Теперь пора обратиться к мифам о Фениксе и его яйце, священном камне Бенбен в Гелиополе.
11
СЕМЯ ФЕНИКСА
Легенда о Фениксе переходит из столетия в столетие и от поколения к поколению, и ее
происхождение теряется в дымке...
Аббат-Паша. "Египетский Феникс"
...его родственники приказали, чтобы его тело было мумифицировано самым лучшим из существующих способов, так, чтобы его душа и его разум по возвращении через не­сколько тысячелетий в свое тело смогли бы найти дто тело в гробнице, найти "гения ", ожидающего их, и все вместе, втроем, вой­ти в тело и оживить его, и жить вместе
вечно в царстве Осириса...
Валлис Бадж. "Мумия"
ПОЛЕТ ОГНЕННОЙ ПТИЦЫ
Одним из самых странных и не понятных мифов Древ­него Египта является миф о фениксе. Описание симво­лики, связанной с этим образом, дано Рандлом Клар­ком:
"Вообразите жердь, торчащую из вод Абби-са. На ней сидит серый Феникс, предвестник грядущего. Он раскрывает клюв и разрывает
тишину первобытной ночи призывом к жиз­ни и началу хода событий, "определяя, что должно быть, а что не должно". Феникс, таким образом, служит воплощением перво­начального Логоса, слова, которое служит промежуточным звеном между божествен­ным замыслом и воплощением этого замысла в жизнь... В каком-то смысле, когда Феникс издает свой крик, он устанавливает все [ка­лендарные] циклы, так. что именно он опре­деляет все деления времени, и потому его храм в Гелиополе стал центром определения кален­дарных дат"1.
Эти слова подтверждают то, что мы подозревали — упоминание о Фениксе тесно связано с эпохой царства фараонов, как мифических, так и исторических. Шахты погребальных камер царя и царицы имеют календарное значение, поскольку ориентированы на строго опреде­ленные звезды, и эта ориентация повторяется по цикли­ческому закону в результате прецессии. Феникс провоз­глашает начало нового цикла и служит, таким образом, "связующим звеном" между пирамидой и звездами Орио­на, а в более общем значении, является "душой" Осириса-царя. В "Книге мертвых" (Глава 17) задается вопрос: "Кто он?.. Я великий Феникс из Гелиополя... Кто он? Он — Осирис...", и это практически не оставляет сомнений, кем на самом деле является египетский Феникс.
Феникс также выполняет другую важную функцию: эта космическая птица приносит в Египет из отдаленной вол­шебной страны, находящейся за пределами земного мира, дающую жизнь эссенцию "нике". Согласно Рандлу Клар­ку, эта страна ""остров огня"... место вечного света за пределами мира, где были рождены боги, где они воз­рождаются к жизни и откуда они посылаются в мир". Допуская, что феникс имеет отношение к душе Осириса, можно предположить, что место "где были рождены боги и где они возрождаются к жизни", это — Дуат.
Легенда о Фениксе была записана в гораздо более про^ изаческой форме Геродотом, посетившим Египет:
"Существует [какая-то] священная птица, называемая Фениксом. Я сам никогда не ви­дел ее, кроме как на изображениях, посколь­ку, согласно жителям Гелиополя, она появля­ется крайне редко, раз в пятьсот лет, после смерти своего родителя. Если изображение соответствует ее реальному облику, то мож­но сказать следующее: оперение птицы час­тично красное и частично золотое, хотя по форме и размерам она очень похожа на орла. Они (жители Гелиополя) рассказывают про Феникса сведения, которые я считаю неве­роятными: как они утверждают. Феникс прилетает из Аравии, неся в когтях своего родителя, завернутого в листья мирра, что­бы захоронить тело в Храме солнца. Для того, чтобы сделать это, Феникс сначала создает шар, потом проделывает в нем отверстие, помещает туда своего умершего родителя и закрывает его новыми листьями мирра. Шар при этом остается того же веса, что и был поначалу. Феникс несет этот шар, запеча­танный так, как я говорил, в Египет и кла­дет в Храме солнца. Таким является их миф об этой птице"'1.
Хотя история эта рассказана в обычном стиле гречес­ких хроник, Геродот наверняка говорил о Фениксе со жре­цами/ Гелиополя, и мы можем предположить, что он не имел оснований изменять факты. Но тем не менее не исключено, что он невольно перепутал некоторые поня­тия.) Вместо "Аравия" мог быть "восток", земля за гори­зонтом, откуда поднимаются солнце и звезды, место, "где рождаются боги". Феникс прилетает в Египет отложить свое яйцо, слово же "шар" у Геродота имеет довольно широкий смысл. Геродот также пишет, что шар сделан из "мирра", растения, которое часто использовали при му-миф”йсации3.
Так что же египтяне называли яйцом, или семенем фе­
никса, которое было связано с душой Осириса и, следо­вательно, звездным ритуалом перерождения?
Как мы уже говорили, в Египте было еще одно назва­ние Феникса — "бенну". Джон Байнс, профессор егип­тологии Оксфордского университета, отметил, что корень "бен" использовался для выражения сексуальных, сози­дательных или связанных с оплодотворением понятий, к примеру, "оплодотворение", "осеменение", "копуляция" и т.д.4 Интересно, что в семитских языках слово "бен" означает "потомок" в смысле "сын"5. Прямая связь меж­ду птицей Феникс/Бенну и камнем Бенбен, хранимом в храме Феникса/Бенну в Гелиополе, была описана в пер­вой главе. Многие египтологи нашего времени считают, что камень Бенбен имел коническую форму*. На очень древней стеле, датируемой Первой династией, Феникс изображен сидящим на каком-то предмете, который Рандл Кларк назвал "каменным гнездом" 7. Позднее его стали изображать на пирамидионах, часто сидящим на Бенбе-не. Египтологи высказывали самые разные мнения по поводу того, чем или кем был феникс, и приходили к заключению, что он представлял в одно время душу Ра, в другое — душу Осириса и, кроме того — "Утреннюю звез­ду" 8. Рандл Кларк также правильно заметил, что "птица и камень — если это камень — тесно связаны друг с дру­гом" *. Курт Сет, первый переводчик "Текстов пирамид", идентифицировал камень Бенбен со священными кони­ческими камнями греков и сирийцев, которые имели связь с космосом10. В самом деле, в ранних известных изобра­жениях камня Бенбен с сидящим на нем Фениксом ка­мень имеет не пирамидальную форму: его концы слегка округлены, и он больше напоминает конус". Также ясно, что камень Бенбен рассматривался строителями пирамид как реликвия огромного значения, такая ценная, что ее помещали в святая святых Гелиополя — Храм феникса;
так же Бенбен ставили на самую вершину пирамид".
Отсюда можно сделать заключение, что Феникс являл­ся символом божественного созидания и возрождения и именно это магическое свойство отличает семя, храни­мое в Гелиополе. Что же такое само семя Феникса?
II
СЕМЯ, КОТОРОЕ УПАЛО С НЕБА
Мы обычно считаем, что метеориты — это камни, кото­рые падают с неба, хотя часто употребляют метафору "па­дающая звезда". Полет метеорита — очень впечатляющее зрелище. Эти небесные камни иногда оставляют за собой светящийся след, а их падение сопровождается громом". Метеориты входят в земную атмосферу на большой ско­рости, но затем замедляют свой ход в связи с сопротив­лением воздуха и раскаляются до высокой температуры. Метеорит приобретает вид огненного шара, а облако рас­каленных газов делает огненный шар еще больше. При прохождении через атмосферу возникает также ударная волна, которая производит звук, похожий на пушечный выстрел или удар грома, и, видимо, именно поэтому в древности метеориты ассоциировались с богами грозы, такими, как Наддад в Финикии или Зевс в Греции14.
Существует два типа метеоритов: каменные и желез­ные. Железные, как правило, имеют черный цвет и раз­меры превышающие габариты каменных метеоритов, по­скольку при ударе о землю они мало раскалываются или не раскалываются совсем. Входя в земную атмосферу, не­которые железные метеориты сохраняют положение и не вращаются, после падения передняя их часть расплавля­ется и смещается назад, и потому метеорит приобретает характерную форму конуса. Двумя экземплярами таких метеоритов являются "Морито" и "Вилламетт"15.
Имеются свидетельства о существовании в древности религиозных культов, в которых большое место занима­ют священные метеориты. Хорошо известно, что греки считали Дельфы центром мира. Однако камень-омфал, который отмечал это место, не являлся собственно дель­фийским фетишем. Это грубый камень, по преданию бро­шенный на землю титаном Хроносом16. Дельфийцы на­звали его Зевсом Баетилским (слово "баетилос" истори­ки употребляли для обозначения метеоритов) ". Из ри­сунков видно, что камень имел размеры пушечного ядра
и яйцеобразную форму. По этой характерной форме и по происхождению можно довольно уверенно сделать заклю­чение, что Зевс Баетилский был метеоритом". Похожий камень показывали историку Павсанию (второе столетии н.э.) в городе Гитиум; местные жители называли камень Зевс Каппотский (Зевс, упавший вниз). По всей види­мости, это тоже был метеорит19. И Плиний (23-79 годы до н.э.) рассказывал о "камне, который упал с солнца" и которому поклонялись в Потидеях, а также о других кам­нях, которые упали недалеко от Геллеспонта20.
Культ метеоритов был распространен также в Фини­кии и Сирии. В Эмессе,' к примеру, существовало святи­лище бога Эла-Габала; священный реликт святилища опи­сывался как "черный конический камень". Летописец Ге-родиан повествует, что жители Эмессы "официально счи­тают, что он упал с неба..." Недалеко от Эмессы, в храме Зевса-Хадада, в Гелиополе-Баалбеке, находились "черные конические камни" ". Зевс-Касио, двойник Зевса-Хада­да, имел свое святилище на горе Касио. В древней Фри­гии (ныне центральная Турция) великая мать всех богов Кибела, была представлена в храме черным камнем, ко­торый, как считалось, упал с неба". Культ Кибелы полу­чил большое распространение, его переняли римляне и разнесли до Галлии и Альбиона (современных Франции и Англии) ".
Существует много других свидетельств о почитании метеоритов в самых разных местах планеты". Подобный культ легко понять,_поскольку человек древности видел в метеоритах материальное воплощение небесных богов и, в частности, богов звездных. Конечно, в этом ряду убе­дительным звучит предположение, что и камень Бенбен мог быть просто метеоритом конической формы.
Конический метеорит играл большую роль в формиро­вании религиозных воззрений и в культе возрождения. По этой теме были проведены очень глубокие исследова­ния британским египтологом и прежним ассистентом Флиндерса Питри Г.А-Уэйнрайтом, который публиковал результаты своих исследований в "Journal of Egyptian An­tiquities". Уэйнрайт проследил эволюцию египетского "ме­теоритного" культа и его связь с почитанием некоторых
богов; в частности, он доказал, что "аниконическая" (по* добная конусу) форма тебанского бога Амуна говорит о том, что сам "бог" был метеоритом, известным под на­званием Ка-мут-ф25, причем, замечает Уэйнрайт, кони­ческая форма очень характерна для метеоритов малой величины26.
III
ЖЕЛЕЗНЫЕ КОСТИ ЗВЕЗДНЫХ БОГОВ
Хотя пирамиды сооружены до железного и даже бронзо­вого века, египтянам в эру пирамид было известно ме­теоритное железо27. Они называли это железо "бья", и, согласно Уэйнрайту, "метеориты состояли из "бья" а. Сло­во "бья" часто встречается в "Текстах пирамид":
"Я чист, беру с собой мои железные (бья) кости, я расправляю свои нетленные члены, которые находятся в чреве Нут..." [Тексты пирамид, 530]
"Мои кости — железо (бья), и мои члены — неугасимые звезды". [Тексты, пирамид, 1454] "Кости царя — железные (бья), и его члены — неугасимые звезды... " [Тексты пирамид, 2051]
Как показывают эти отрывки, существовало убежде­ние, что, когда ушедшие цари перевоплощались в звез­ды, их кости становились бья, железом, небесным мате­риалом, из которого некогда были созданы звездные боги. Такие космические железные объекты, как метеориты, являлись единственным материальным свидетельством реальности земли в небесах, населенных звездами-душа­ми царей, и легко понять, почему, по мнению древних, звезды состояли из "бья". Поскольку души ушедших ца­рей — звезды, то их кости должны быть тоже из железа".
Это возвращает нас к камню Бенбен Гелиополя, кото­
рый я3", как и многие египтологи, ассоциирую с метеори­том. Валлис Бадж был первым, кто предположил, что ка­мень Бенбен является реликвией, анало1Ячной Черному камню храма Кааба. Такая же мысль пришла в голову египтологу Ж. П. Лауеру". Возможно, примерно в третьем тысячелетии до н.э., возможно, во времена Второй или Третьей династий, недалеко от Мемфиса упал железный метеорит конической формы. Из изображений камня Бен­бен32 можно судить, что метеорит весил от шести до пят­надцати тонн, и потому зрелище его падения должно было весьма впечатлять. Яркий шар с хвостом раскаленных газов наверняка могли видеть на большом пространстве, а зву­ковая волна распространялась очень далеко. Интересно замечание о том, что Феникс прилетел с востока, посколь­ку, согласно энциклопедии "Британника", все метеори­ты следуют со стороны солнца. Проследив, куда призем­лился метеорит, наблюдатели увидели, что огненная пти­ца33 исчезла, оставив после себя черное космическое яйцо, бья (железный конический метеорит). Затем египтяне, очевидно, перенесли метеорит в храм Атума и установи­ли на священной колонне34.
IV СЕМЯ ОСИРИСА
В "Текстах пирамид" часто упоминается семя Ра-Атума, которое оплодотворило чрево небесной богини Нут, Ма­тери звезд:
"О, Ра-Атум, сделай так, чтобы. Нут забе­ременела от "семени" духа (Соху)... [Тексты пирамид, 990] ... Давление в твоем чреве, о, Нут, поскольку-"семя" бога — в тебе..."
Осирис-царь обращается со следующими словами:
"Это я, кто "семя" богов, что в тебе [Текс-
ты пирамид, 1416-7]... Осирис-звезда — это негасимая звезда, сын небесной богини [1469]... О, Ра-Атум, этот Осирис-царь идет к тебе, бессмертный дух... твой сын идет к тебе..." [Тексты пирамид, 152]
Двухступенчатый процесс звездного превращения Оси­риса был коротко описан выше35. Здесь же мы рассмот­рим, как мертвое тело, подвергшееся мумификации, то есть приданию ему мумификационной формы Осириса, помещается в погребальную камеру перерождения, где душа начинает свое превращение в звезду. Мы не уди­вились, когда узнали, что изготовление мумии в Древ­нем Египте называлось "саху" — такое имя было у Оси­риса, когда он стал господином Дуата3*. Перерождение мумии, как считалось, не могло осуществляться само по себе, а определялось действиями старшего сына умер­шего, нового Гора-царя, который перед своей корона­цией назывался Гором-старшим37. Церемония, которую Гору надлежало осуществить, называлась "открытием рта", она требовала, чтобы забальзамированное тело умершего отца, облаченное в регалии Осириса, было размещено вертикально и чтобы перед ним на неболь­шой подставке расцветал во всей своей красе лотос. Ло­тос символизировал "четырех сыновей Гора" (внуков царя38), которые, в свою очередь, символизировали "че­тыре стороны света" м. Надев маску с изображением яст­реба, Гор медленно подходил к мумии, поднимал не­большой металлический инструмент и разжимал рот Осириса-царя. Четыре сына, используя свои "пальцы" (по-видимому, сделанные из "бья"), ассистировали ему в этом ритуале. Вот как этот древний ритуал описан в текстах пирамид:
"О, царь, я пришел в поисках тебя, поскольку я — Гор; я ударил твой рот, поскольку я — твой возлюбленный сын; я разжал твой рот... теслом Упуата... железным теслом... "[Текс­ты пирамид, 11-13] "... дети твоих детей все вместе подняли тебя
вверх [а именно] Хапи, Имсети, Дуамутеф и Кебхсенуф, [кому] ты дал эти имена. [Твое лицо вымыто], твои слезы вытерты, твой рот разжат их железными пальцами.., " [Тексты пирамид, 1983-4]
У этой довольно причудливой процедуры есть три важ­ных момента, которые заслуживают нашего особого вни­мания. Первый — это то, что тесло и железные пальцы изготовлялись из "бья" (метеоритного железа)40. На этот факт в 1931 году обратил внимание Г.А.Уэйнрайт, кото­рый подробно рассмотрел ритуал в своей книге "Железо в Египте"41. Уэйнрайт делает правильное заключение, что "бья" использовалось по причине своего "небесного" ха­рактера, поскольку целью всей церемонии было помочь душе уйти к звездам" с. Эта точка зрения в настоящее время широко распространена в египтологии, и недавно ее повторил доктор Берндт Шеел, занимавшийся изуче­нием металлических инструментов Древнего Египта.
"Железо было [одним из] металлов мифичес­кого характера. Согласно легенде, [кости] скелета Сета... сделаны из железа. Железо называлось "металлом небес", поскольку на протяжении долгого времени египтяне знали только метеоритное железо, содержавшее большой процент никеля. По причине своего предположительно божественного происхож­дения, метеоритное железо использовалось, в частности, при изготовлении охранитель­ных амулетов и магических инструментов, необходимых для ритуала, называемого "от­крытием рта", церемонии, которая являлась обязательной для подготовки мумии усопше­го к жизни после смерти "ю.
Уэйнрайт, а позднее Мерсерер, канадский египтолог, переведший "Тексты пирамид" в 1952 году, заметили, что тесло, используемый для "открытия рта", имел очерта-
ния Большой Медведицы, которую египтяне именовали "мештв", "Нога быка"44. Немецкий египтолог Борхардт, однако, считал, что это было созвездие Малой Медведи­цы45. В любом случае, оба созвездия составляют пару в приполярной части неба, и именно в этом направлении смотрят две северные шахты Великой пирамиды. Направ­ление на северный полюс очень важно в этой замыслова­той метеоритной и звездной церемонии с мумией царя. В эпоху пирамид полюс совпадал с Альфой Дракона, и имен­но на нее была нацелена северная шахта погребальной камеры царя. Северная шахта погребальной камеры ца­рицы указывала на "ковш" Малой Медведицы, состоя­щий из четырех звезд, по всей вероятности, символизи­ровавших тесло, который применял в церемонии "откры­тия рта" Гор46.
В "Текстах пирамид" этот инструмент носит название "тесло Упуата" [Тексты пирамид, 13]. Упуат, бог-шакал, "открывающий пути", тоже был представлен на звездном небе, что можно видеть на знаменитом "Дендерском зо­диаке", который хранится в настоящее время в Лувре — почти в центре рисунка находится фигура Гора, держа­щего руку на голове Упуата. Обе северные шахты не только расположены строго по меридиану, но, в отличие от сво­их южных сотоварищей, направленных на Осириса-Ори­он и Исиду-Сириус, имеют удивительную архитектурную аномалию, которая долгое время озадачивала египтоло­гов и была объяснена только недавно Рудольфом Ган-тенбринком, который исследовал шахты в 1992-1993 го­дах.
Во время конференции 21 июня 1993 года в Париже, где Гантенбринку, Эдвардсу и мне довелось быть в числе выступающих, Рудольф поднял вопрос об этой аномалии47. Он отметил, что, когда направил своего робота вверх по северным шахтам, оба раза они подходили к Большой галерее. Чтобы не упереться в галерею, шахты делали "изгиб" на запад. Рудольф — прагматик и рационалист — заметил, что мог бы понять, что архитекторы и строители ошиблись, направив поначалу шахту из погребальной ка­

меры царицы прямо на Большую галерею, и потом стали прикладывать усилия, чтобы Большую галерею обойти. Но почему тогда та же ошибка повторена в северной шахте погребальной камеры царя? Он спросил мнение об этом странном факте присутствующих в зале известных егип­тологов — Эдвардса, Лекрана, Лауера, Веркуттера и Ке-ризела. Ответа не последовало. И тогда Рудольф сам сде­лал логическое заключение: обход не был ошибкой; он являлся частью общего замысла. И обход, и возвращение шахт на "первоначальный курс" были задуманы архитек­торами.
Во время конференции никто так и не заметил, что северные шахты повторяют форму священного тесла. Поскольку они были направлены в приполярные созвез­дия, одно из которых символизировало звездный тесло, то такое совпадение нельзя признать случайным. Теперь можно почти с уверенностью сказать, что ритуал "от­крытия рта" производился, возможно, несколько раз, в помещении, которое принято называть погребальной ка­мерой царицы**. Можно представить себе Гора-сына, ко­торого вводят в погребальную камеру царицы Великой пирамиды для встречи с мумией усопшего отца:
"О, Гор, этот царь — Осирис, пирамида это­го царя — Осирис, его сооружение — это Осирис... " [Тексты пирамид, 1657]. И Гор воскликнул: "О, царь, я пришел, чтобы тебя отыскать, поскольку я — Гор; я ударил по твоим устам, поскольку я — твой возлюб­ленный сын; я открыл твой рот для тебя. Я объявляю о нем его матери, когда она оплакивает его, я объявляю о нем ей, кото­рая соединилась с ним". [Тексты, пирамид, 11-12]
Гор выполняет ритуал вместе со своими четырьмя сы­новьями, внуками умершего царя:
"Я открываю твой рот для тебя... Я уда­ряю по твоему рту для тебя Теслом Упуа-та, я открываю твои. рот Теслом желез­ным, который открываем рты богов..." [Тексты пирамид, J3]. "... дети твоих де­тей все вместе подняли тебя вверх [а имен­но] Хапи, Имсети, Дуамутеф и Кебхсенуф, [кому] ты дал эти имена. [Твое лицо вымы­то], твои слезы вытерты, твой рот раз­жат их железными пальцами..." [Тексты пирамид, 1983-4]
. Жрец, который во время ритуала говорит за мертвого фараона, как бы чувствуя астральную силу "бья", про­износит:
"Я чист, беру с собой мои железные (бья) кости, я расправляю свои нетленные члены, которые находятся в чреве Нут... " [Тексты пирамид, 530]. "Мои кости — железо (бья), и мои члены — неугасимые звезды ". [Тексты пирамид, 1454]... "Кости царя — железные (бья), и его члены — неугасимые звезды..." [Тексты пирамид, 2051]
Поразительно упоминание "пирамида этого царя — Осирис". Душа царя начинала свое путешествие по шахте строго на север. Согласно французскому египтологу Гойо-ну4*, в 15,75 километрах точно по меридиональной ли­нии на север от Великой пирамиды находился город, называвшийся позднее греками Летополем. Именно поэ­тому жрец, который выполнял церемонию открытия рта, имел титул Гор Летополя50.
Известно, что Летополь существовал еще до эпохи пирамид51, и многие египтологи верили, что город был географическим центром, относительно которого изме­рялись расстояния в Древнем Египте52. И потому, со­гласно Гойону, меридиан, на котором стоял город, стал базовым для расположения Великой пирамиды и всего некрополя Гизе.53 Согласно Уэйнрайту, Летополь носил название "Город удара молнии" из-за того, что был тес­но связан с метеоритным культом: "...поскольку египет­ская религия включала очень важную церемонию "От­крытия рта" усопшего царя при помощи инструментов, изготовленных из метеоритов, не случайно, что руково­дитель этой церемонии проживал именно в городе удара молнии Летополе..."54
В атласе Древнего Египта55 мы видим, что Летополь располагался, как и писал Гойон, примерно в пятнадца­ти километрах строго на север от Великой пирамиды. Гойон не сказал о том, что Летополь был ориентирован строго на запад от Храма Феникса в Гелиополе. Таким

образом, город являлся геодезической точкой, к кото­рой по меридиану была привязана Великая пирамида, а по широте — Гелиополь, где хранился камень Бенбен. Летополь как бы служил дорожным знаком, указываю­щим "дорогу Осириса на небо"5в, и связывал, по мери­
диану и широте, Бенбен и его стилизованную копию на вершине Великой пирамиды.
И, наконец, вспомним таинственную дверь в одной из южных шахт. Скрывает ли она секретную камеру Тота, упоминаемую в Весткарском папирусе? Может ли там быть что-либо более важное, чем мумия, статуя или другие погребальные принадлежности?
Теперь нам следует вновь обратить свое внимание на Гелиополь, где был когда-то установлен каменный Бен-бен-Феникс.
12
ДОРОГИ ОСИРИСА
Я прошел по дорогам Ростау, по воде и зем­ле... это дороги Осириса; они — на небе.
Из "Книги двух дорог", написан­ной в гробнице времени Среднего Царства, эль-Бершех
ГДЕ НАХОДИТСЯ КАМЕНЬ БЕНБЕН?
Если взглянуть на карту района, где расположены Мем­фис и Гелиополь, то можно увидеть, что Гелиополь вре­мен постройки пирамид Гизе и обелиска Сесостриса (Се-нусерта) I (последний — ок.1970 года до н.э.) стоит на линии', которая тянется с юго-восточного утла поля пира­мид Гизе. На это обстоятельство обратил мое внимание в письме, написанном в 1986 году, доктор Герхард Хаени из Швейцарского института археологии в Каире. Он выразил мнение, что такая ориентация не случайна и эта линия шла к обелиску в Гелиополе. Он предположил также,, что обелиск заменил собой более раннюю конструкцию2.
В самом деле, обелиск Сесостриса I заменил собой бо­лее раннее сооружение, которое имело мистическое зна­чение. В том месте, где в наши дни стоит обелиск, когда-то располагался Храм Феникса. И в этом храме хранился священный камень Бенбен. Сесострис I, восстановивший священный город Гелиополь, утверждал, что его обелиск заменил собой камень Бенбен — возможно, по причине его утраты — поскольку фараон повелел нанести на стеле Гелиополя: "Моя Красота должна быть поминаема в Его Доме, Мое Имя — это Бенбен..."3

Этим Сесострис сообщал, что пирамидион на верхуш­ке его обелиска воскрешает Дом (или Храм), где когда-то находился первоначальный камень Бенбен. Джеймс Брес-тед говорит нам, что "этот объект являлся священным, по крайней мере, с середины третьего тысячелетия до н.э., хотя, без сомнения, и был намного старше" *. Уче­ный добавляет: "Обелиск представлял собой просто пи­рамиду на высоком основании"5. У нас сразу возникает множество вопросов. Кто был Сесострис I? Почему от­метил место, где находился камень Бенбен, обелиском? И куда исчез настоящий камень Бенбен? Для того, чтобы получить ответы на эти вопросы, нам придется обратить­ся к истории Древнего Египта, эпохи, наступившей пос­ле Древнего царства.
В правление Аменемхета I (ок. 1990 года до н.э.), отца Сесостриса I, страна пережила немало политических и социальных потрясений. Такой вывод можно сделать из
несколько хорошо сохранившихся текстов на папирусах, в одном из которых Аменемхет I дает своему сыну совет в духе Макиавелли:
"Слушай, что я скажу тебе, поскольку ты будешь царем на земле... ожесточи свое серд­це против всех подданных; народ поклоняет­ся тому, кого боится; не приближай к себе ни одного; не помещай в свое сердце даже брата; не имей друга; не становись близким ни с кем... поскольку любой человек в тяже­лые дни оставляется другими. Я подавал ни­щим, я кормил сирот... но те, кто ел из моих рук, стали мятежниками... " *
Но ужасающий пессимизм, похоже, смягчается месси­анской надеждой на возвращение "Великого царя", выра­женной в единственной надписи, сделанной в правление Аменемхета I7. Текст известен египтологам как "предо­стережение египетского мудреца Ипувера", который, без сомнения, был жрецом Гелиополя. Это горестная жалоба мудреца-священника, который видит большое смятение при дворе и в стране. Возможно, то было время полного хаоса, поскольку каждый мог войти в храмы, некогда тща­тельно охранявшиеся жрецами; священные надписи пор­тились; на храмы устраивались целые набеги*. Похоже, что текст описывает последствия переворот с хаосом и убийствами, которые за ним обычно следуют:
"Правители земель разбежались... брат уби­вает брата, сыновья поднимают руки на матерей. Что же надо сделать?"9
Этот мудрец-священник, очевидно, задает свой вопрос растерявшемуся царскому двору, который, вероятно, пред­ставлял собой чрезвычайный совет10. Ипувер единствен­ный нашел мужество говорить правду:
"Районы Египта опустошены... каждый че­ловек говорит. "Мы не знаем, что происхо­
дит со страной... "гражданская война... что значат богатства, если за них нечего взять?.. скорбь охватывает меня при мысли о нищете в нынешние времена"".
Его слова о великой мессианской надежде, по-види­мому, относятся к сыну старого Аменемхета I, который потерял контроль над своим народом и своей страной. Ипувер взывает к восстановлению священных ритуалов в полной мере и вспоминает о времени "идеальных ца­рей", которые правили в Египте справедливо и мирно:
"Вспомни... говорили, что он — пастух всех людей. В его сердце нет зла... Где он сегод'-ня? Не заснул ли он случайно? Не видно его могущества... "
Ипувер делает странный намек на нечто, "скрытое" в пирамиде, и высказывает опасения, что это "нечто" ис­чезло: "То, что пирамида скрывала, стало пустым..." Что бы пирамида ни скрывала, это "скрытое" имело боль­шое значение, поскольку Ипувер счел необходимым предупредить о своих опасениях царский двор. И, воз­можно, осуществляя мессианскую надежду Ипувера, Сесострис I поставил высокий обелиск дня того, чтобы отметить место, где некогда находилась самая "священ­ная" из пирамид, камень Бенбен. Очевидно, знание о том, что было скрыто в Великой пирамиде, позднее ут­ратилось. Когда много столетий спустя вход в пирамиду размуровали по указанию халифа аль-Мамуна, там ни­чего не было обнаружено.
Видимо, гениальный архитектор, создавший Великую пирамиду, считал, что надежно скрыл в толще каменно­го гиганта то, что намеревался спрятать навсегда. Он не мог подозревать, что многие годы спустя появятся робо­ты.
II
СТОЛБ В ЧЕСТЬ КАМНЯ БЕНБЕН
Давайте взглянем на географическое положение того мес­та, где разыгрались эти драматические события. Расстоя­ние от Гизе до предполагаемого местоположения Храма Феникса составляет примерно двадцать четыре километ­ра на северо-восток. Гизе находится в шестнадцати ки­лометрах строго на юг от Летополя. Храм Феникса уда­лен от Летополя приблизительно на восемнадцать кило­метров в строго восточном направлении.
Как Летополь, так и Гелиополь упоминаются в "Текс­тах пирамид" многократно, поскольку оба города в эпоху пирамид являлись важными религиозными центрами. Летополь и Гелиополь расположены на одной широте, но по разные стороны Нила12. В так называемой "Книге двух путей", состоящей из надписей, обнаруженньк внут­ри гробниц Среднего царства", говорится:

"Я путешествовал по дорогам Ростау, по воде и земле... это дороги Осириса; они [также] на небе..."
Из рисунка видно, что дороги в Ростау (Гизе) пересе­кали воду и проходили по земле. Вероятно, здесь описы­вается религиозная процессия, начинавшая свой путь в Гелиополе и направляющаяся поначалу строго на запад, через Нил в Летополь, в котором она поворачивала к Гизе, древнему Ростау. Мы можем предположить, что перед некрополем существовали ворота, символизирующие вход в Дуат. По всей видимости, весь район, включавший Ге­лиополь, Летополь и Мемфис с пирамидами, имел важ­ное религиозное значение, представляя собой символи­ческий ландшафт со своим двойником на небе, там где Сириус, Орион и Гиады протянулись вдоль Млечного Пути. В самом деле, Гелиополь был городом камня Бен-бен, в Летополе же проживал жрец, осуществлявший це­ремонию "открытия рта" Осириса-царя священным тес­лом14. Что же соответствует этим двум городам на звезд­ном небе?
Египтолог Жорж Гойон в своей книге "Секрет стро­ителей великих пирамид: Хеопс" так комментирует рас­положение и ориентацию Великой пирамиды:
"Это сооружение [было] возведено под звезд­ной протекцией бога Гора, короля Кхема (Ле­тополя)... Для того, чтобы направить соору­жение на священный город Кхем, астрономы для ориентации на север избрали северную полярную звезду (Альфу Дракона)... Послед­ние исследования принципов ориентации ос­новываются на том факте, что все египет­ские пирамиды Древнего царства размещены так, что их северная грань совпадает с на­правлением на священное место или другую пирамиду, принадлежащую почитаемому предку... Пирамида Хеопса [направлена] на Кхем (Летополь-Ауссим)..."^
Гойон считал, что все египетские пирамиды Древнего царства были связаны с геодезической системой, вклю­чающей и район Мемфиса. Хотя он рассматривает толь­ко меридиональные линии, глядящие на север, можно предположить, что древние строители использовали и южные звезды для ориентации на юг". Именно так, по­хоже, прокладывались южные и северные шахты пира­миды Хеопса, где южные шахты были направлены на Дзету Ориона и Сириус, а северные — на Альфу Драко­на и Бету Малой Медведицы.
Гойон наглядно показал меридиональную связь меж­ду Великой пирамидой и городом Летополем, причем довольно оригинально. Долгое время он жил в Египте и был египтологом короля Фарука 117; потратив много вре­мени на исследование района Мемфиса- Гелиополя-Ле-тополя, и счел необходимым задаться вопросами:
"Имели ли египтяне в эпоху пирамид те по­знания в астрономии и геодезии, которые мы им приписываем? Могли ли они знать гео­графию своей страны намного лучше, чем мы думаем? Могли ли они, в третьем тысяче­летии до н.э., измерить расстояния и про­вести меридианы по своей стране именно так, как это описано у греческих филосо­фов и математиков, таких как Фалес, Пи­фагор, Евдокс Книдский, Платон, Демо-крит...?"^
Согласно Гойону, греческий географ Страбон19 упо­минал про большую обсерваторию неподалеку от Лето-поля, называемую Керкасоре; о ней говорил и Геродот,"* утверждавший, что в этой обсерватории Евдокс Книд­ский и Платон наблюдали звезды21. Гойон задается во­просом — а не существовал ли в эпоху пирамид "какой-нибудь орден математиков и геодезистов?" " Многое на­водит на мысли, что так оно и было и первоначальными геодезическими центрами являлись Гелиополь и Лето-поль, по которым устанавливали базовую широту и ме­
ридиан. Именно по этим линиям неведомый жрец-аст­роном, вероятно — Имхотеп, поставил Великую пира­миду.
Сравнение планов звездного и земного Дуатов в эпо­ху пирамид становилось наглядным, когда над восточ­ным горизонтом полностью поднимались созвездие Ориона-Осириса и Сириус-Исида. День, когда подъем солнца точно совпадал с появлением из-за горизонта Сириуса, был близок к дню летнего солнцестояния. Вни­мательно изучая рисунок звезд на небе, полученный при помощи компьютерной программы Skyglobe 3.5, мы мо­жем видеть, что Сириус восходящий появляется из-за горизонта на 26,5 градусов южнее восточного направле­ния, в то время как точка восхода солнца находится при­мерно в 26,5 градусах к северу от восточного направле­ния. Сириус расположен под созвездием Ориона, почти точно под Дзетой Ориона, которая на корреляционной карте соответствует Великой пирамиде. Линия горизон­та, таким образом, в день солнцестояния связывала точ­ку восхода солнца и звезду Сириус, и эта линия делила звездную сферу на мир видимый и невидимый, распо­ложенный ниже горизонта. Солнце во время восхода находилось слева от Млечного Пути, а Сириус — спра­ва, так что линия, соединяющая их, пересекала звезд­ную реку.
Гелиополь был "городом солнца" и располагался на восточном берегу Нила, в то время как Летополь нахо­дился на западном, напротив Гелиополя23. Гойон счита­ет, что существовали два возвышения (холма?), одно — в Гелиополе, другое — в Летополе, и именно оттуда про­изводились все геодезические измерения". Но, может быть, позолоченные предметы в Гелиополе были не дис­ками, а пирамидионами? Возможно, Бенбен был покрыт тончайшими пластинками золота и поставлен (как по­лагали Франкфорт и Мерсер25) на колонну в Гелиополе, которая поначалу посвящалась Атуму26.
Видимо, именно так следует трактовать один из текс­тов Среднего царства, адресованных Осирису (в настоя­щее время находится в Лувре)27:
"Приветствую тебя, Осирис, сын Нут [бо­гини неба]... благоговение к которому Атум вселил в сердца людей, богов, духов и мерт­вых; которому было вручено правление в Ге-лиополе; великий в присутствии Джеди /ко­лонны Осириса2*/; повелитель Двух Холмов, повелитель всего, что ниже {горизонта]... кто владеет лучшим и кратчайшим путем в Дом на Высоте, для которого в Мемфисе произ­водятся жертвоприношения..."^
Линии между холмами в Гелиополе и Летополе отсле­живались при помощи позолоченных рефлекторов, (их описывает в своей книге Гойон) и связывали Гелиополь, "город солнца", и Летополь, город Гора, сыгз Исиды и Осириса, или, если пользоваться звездными терминами "Текстов пирамид", Гора, который "в Сотис" [Тексты пирамид, 632]. Гелиополь, лежащий на восточном берегу Нила, таким образом, расположен в соответствии с точ­кой восхода солнца, появляющегося на горизонте с вос­точной стороны Млечного Пути. Месторасположение Летополя, города Гора, который "в Сотис", соотносится с точкой подъема на восходе Сириуса. Таким образом мы видим полное отражение звездного Дуата на земле, при­чем именно при совпадении появления Сириуса из-за линии горизонта с восходом солнца.
Таким образом, исходя из геодезической "привязки" между Гелиополем и Летополем, мы можем сделать вы­вод, что погребальная процессия начинала свой путь в "городе солнца", затем должна была посетить Летополь, чтобы к ней присоединились "Гор" и его "четыре сына". По всей видимости, "Гор" нес свой магическое тесло, а его "четыре сына" — гроб с телом "Осириса". Под при­читания плакальщиц процессия направлялась к Ростау (Гизе), воротам Дуата, царства Осириса. Теперь понятно, что Гор имел в виду, говоря:
"Я путешествовал по дорогам Ростау, по воде и земле... это дороги Осириса; они — на небе..."
В Ростау гроб помещался в храм. Затем этот гроб — в виде золотого саркофага3" — вносился в пирамиду и, оче­видно, устанавливался в погребальной камере царицы.
Далее, как можно судить по "Книге мертвых", мумию ставили вертикально, направляя лицом к северной шах­те, вероятно, представляющей собой тесло Малой Мед­ведицы. Возможно также, что мумию временно могли по­ставить в нише, расположенной в восточной части по­гребальной камеры. Гор со своим теслом и четверо сыно­вей выполняли церемонию "открытия рта", давая таким образом новую жизнь мумифицированному царю. Если эта церемония действительно осуществлялась именно в погребальной камере царицы, все действие должно было совпадать со временем, когда северная шахта была на­правлена на Бету Малой Медведицы.
После того, как в результате магических операций душа фараона готова была отправиться на небо, из-за горизон­та появлялась звезда. Отсюда пошло древнее название Ве­ликой пирамиды —"горизонт Хуфу"; этот термин озна­чает, что "звезда Хуфу" должна появиться из-за горизон­та, и в 2450 году до н.э. действительно появлялась Дзета Ориона. Осирис-Орион Хуфу возрождался в качестве звез­ды в момент, когда небесное тесло разрезал ночную тьму31.
Но Осирису оставалось выполнить на земле еще одну функцию — оплодотворить Исиду-Сотис и дать Египту своего наследника. Здесь должны были производиться соответствующие обряды звездного соединения между Осирисом-Орионом и Исидой, как это описано в "Текс­тах пирамид" [Тексты пирамид, 632], и в этом действии принимала участие южная, направленная на Сириус, шахта погребальной камеры царицы.
Когда земные обязанности были полностью выполне­ны, мумия Осириса-царя, по всей вероятности, выноси­лась из погребальной камеры царицы и через Большую галерею доставлялась в погребальную камеру царя. Здесь могла происходить другая церемония —"взвешивание сердца" — перед тем, как мумию ставили лицом к южной шахте погребальной камеры. Наконец наступал драмати­ческий момент, когда душа Осириса освобождалась от своей мумии и через южную шахту направлялась к поясу

Ориона, фаллическому району Осириса-Ориона на небе. Здесь звездный царь встречался с Исидой в ее звездной форме, для того чтобы дать жизнь новому Гору-царю. Гору, который "в Сотис":
"Твоя сестра, Исида, приходит к. тебе на­сладиться любовью твоей. Ты [умерший царь]
поместил ее на свой фаллос, и твое семя вошло в нее; она готова к тому, чтобы стать Со­тис, и Гор-Сопду вышел из тебя как. "Гор, который в Сотис... ", и он (я) защитит тебя в его (мое) имя Гора, сына, кто защитит отца..." [Тексты пирамид, 632-3],

Из этой цитаты можно сделать вывод, что южная шах­та погребальной камеры царицы, направленная на Сири­ус, служила как бы космической связью между фаллосом Осириса-царя и чревом Исиды. Возможно, существовал еще один ритуал, производимый через девять месяцев и знаменующий рождение нового Гора. Это могла быть какая-либо церемония коронации, утверждающая царя фараоном обеих земель.
Таким образом, Великая пирамида представляется цент­ром наиболее важной государственной церемонии, и труд­но поверить, что эта церемония производилась только один раз — при похоронах Хуфу, и затем пирамиду запе­чатали навсегда. Впрочем, несмотря на существование гранитных блоков, которые закрывали восходящую гале­рею, с определенностью нельзя утверждать, когда имен­но была замурована пирамида32.
Измерения Гантенбринка, произведенные в южной (направленной на Сириус) шахте погребальной камеры царицы, предоставили нам шанс подтвердить символи­ческую архео-астрономическую связь между этой шахтой и южной шахтой (направленной на пояс Ориона) погре­бальной камеры царя33. Также можно предположить, что существует физическая связь между двумя южными шах­тами, поскольку благодаря Гантенбринку мы знаем, что прямо над тем местом, где находится дверца, то есть в конце южной шахты погребальной камеры царицы, в южной шахте камеры царя есть небольшая ниша34. Это создает геометрическую, а возможно, и структурную, связь между двумя шахтами, объяснение которой, видимо, мож­но получить из описания погребального ритуала "Текс­тов пирамид".
Необходимо также заметить, что погребальная камера царицы располагается по оси "восток — запад" и на од­ной оси с вершиной пирамиды, где когда-то находился камень Бенбен35. Размер этого Бенбена неизвестен, по­скольку камень исчез очень давно38. Некоторые исследо­ватели предполагают, что на вершине пирамиды этого камня не было вообще37.
Великая пирамида связана с Гелиополем системой гео­дезических линий, так что символически пирамида со­единена с Храмом Феникса и его камнем Бенбен.
С 22 марта 1993 года мир знает, что в конце шахты находится дверь. Вполне уместен вопрос — а не скрыва­ется ли за дверью камера с первоначальным Бенбеном?
Изучение Весткарского папируса и иллюстраций к "Книге мертвых" может укрепить нас в этом мнении. Вест-карский папирус говорит, что Хуфу весьма интересовал­ся секретной камерой Тота и вполне мог создать такую камеру в своей пирамиде38. Большое количество иллю­страций церемонии "открытия рта" показывает, что по­зади мумии находится небольшая рака, закрытая камнем Бенбен. Если мы предположим, что лицо мумии направ­лено на север, в сторону приполярных созвездий, пред­ставленных на этом рисунке теслами Гора и его сыновей, то и рака должна находиться на южной стороне погре­бальной камеры. На многих рисунках эта рака изобража­ется с маленькой дверью. Не исключено, что южная шах­та погребальной камеры царицы может вести к такой раке, в которой до сих пор находится Бенбен. Согласно неко­торым авторам, в частности, Уильяму Летаби, камень Бен­бен сам по себе считался ракой39, в которой должны были находиться книги Тота, написанные в "первое время", когда Египтом правил сам Осирис. Это опять же совпа­дает с пророчеством Эдгара Цайка4" о том, что в послед­ние годы нашего века в пирамиде будет обнаружена по­тайная камера, в которой найдут записи41. Если это пред­сказание сбудется, мы сможем увидеть первоисточник "Текстов пирамид". Мариет верил, что когда-нибудь Ве­ликая пирамида заговорит.
В заключение зададим последний вопрос: а что, если наши надежды не оправдаются и тайна останется тай­ной? Ну что ж, по крайней мере, мы разгадали истинное предназначение пирамид: быть отражением на земле очер­таний Ориона — вечной обители для звезд-царей Египта.
эпилог
Кое-что еще, однако, было найдено в кана­лах [погребальной камеры царицы], а имен­но маленький бронзовый крюк; небольшой обломок дерева, скорее всего — из кедра, который мог быть рукояткой крюка, а так­же гранитный серо-зеленый шар...
Чарльз Пьяцци Смит. "Великая пи­рамида", 1878
БУДУЩЕЕ ПРОЕКТА "УПУАГ
Своей долгосрочной целью Гантенбринк назвал работу по привлечению общественного внимания к раскопкам и проблеме сохранения памятников древности во всем мире. Именно с этой целью он основал в Монако "Фонд "Упуат" и в настоящее время собирает группу специа­листов для исследований. Он был настолько любезен, что пригласил присоединиться к этой работе и нас. Ган­тенбринк не оставляет своих исследований в северной шахте, изучением которой намеревается заняться до Рождества 1993 года. Но, без сомнения, самым важным этапом его работы станет открытие двери в южной шах­те, которое должно произойти в феврале или марте 1994 года.
II
ТАИНСТВЕННЫЙ РЕЛИКТ ХЕОПСА
В начале сентября 1993 года, примерно через шесть ме­сяцев после открытий в Великой пирамиде, сделанных Гантенбринком с помощью робота УПУАТ-2 (22 марта 1993 года), я натолкнулся на поразившие меня строки из книги Смита "Великая пирамида" о "недавно открытых в погребальной камере царицы воздушных шахтах". Смит описывает, как Уэйнман Диксон и доктор Грант впервые обнаружили шахты в этой камере:
"Увидев трещину (на нее показал доктор Грант) в южной стене камеры царицы, Уэйн­ман Диксон запустил туда провод на всю воз­можную длину, а потом попросил плотника, мастера на все руки, с помощью стального зубила и молотка проделать в этом месте дыру... отмерив затем такое же расстояние на северной стене, мистер Диксон направил бесценного Билла Грандли выполнить ту же работу молотком и стальным зубилом... "
Далее Смит описывает, как они искали наружный вы­ход северной шахты, для чего Диксон и Грант зажигали факелы, пытаясь увидеть, откуда с внешней стороны пи­рамиды выходит дым:
"Затем мы зажгли факелы, в этих трубах или каналах; но, хотя дым уносился в трубы, снаружи пирамиды его не было видно... "
Далее последовал таинственный комментарий, который столетие спустя после того, как был написан, буквально сорвал меня со стула:
"Кое-что еще, однако, было найдено в кана­лах [погребальной камеры царицы], а именно
маленький бронзовый крюк; небольшой обло­мок дерева, скорее всего — из кедра, кото­рый мог быть рукояткой крюка, а также гра­нитный серо-зеленый шар... весом в 8325 гра-нов [примерно 0,850 килограмма]..."
Именно тогда я узнал об этом в первый раз. Я стал читать дальше. Смит описал, какой фурор эта находка произвела в Лондоне, как среди специалистов по древ­ностям, так и среди дилетантов; но никаких реальных действий за этим не последовало.
Странно, что мне никогда не приходилось раньше слы­шать ничего подобного. Поначалу я предположил, что египтологи знали об этой находке достаточно хорошо, чтобы ее обсуждать. Вспомнился медный предмет, ко­торый Рудольф обнаружил в южной шахте. Похоже, не он первый находит металлические вещи в Великой пи­рамиде. Интересно, что он скажет по этому поводу? Я решил немедленно позвонить Рудольфу в Мюнхен. Как ожидалось, он был так же изумлен, как и я. И ему пока­залось странным, что после его находки никто не вспом­нил о том, что в Великой пирамиде уже находили по­добные предметы. Может, все действительно считали, что мы об этом знаем? Я позвонил доктору И.Е.С. Эд-вардсу, но, к моему величайшему изумлению, он никог­да не слышал о том, что было найдено Диксоном, по­скольку не читал описание Пъяцци Смита. Эдварде ре­шил навести справки в Британском музее. Оказалось, что и там об открытиях Диксона никто ничего не слы­шал. Позднее доктор Спенсер, ответственный за архивы музея, сообщил, что по подобной находке в анналах му­зея не существует абсолютно никаких записей. Все это выглядело весьма странно. Куда мог деться древний ре­ликт из пирамиды Хеопса? И вообще, привозили ли его в Лондон?
И тут я подумал о том, что стоит позвонить одному астроному-любителю, с которым мы познакомились в Шотландии. Он помог бы мне связаться с профессором Германном Брюком и Мэри Брюк. Профессор Брюк в 1957-1975 годах занимал пост Королевского астронома
Шотландии, а его жена преподавала астрономию в Эдин­бургском университете. Они были авторами нескольких книг, в частности, недавно у них вышла биография Пьяцци Смита. Я позвонил Мэри Брюк, и она сказала, что по­мнит несколько рисунков находки, сделанных в дневни­ке Пъяцци Смита. Миссис Брюк очень любезно согласи­лась заняться этим вопросом. Несколькими днями позже она сообщила, что обнаружила несколько интересных писем и заметок, и предложила мне приехать в Эдин­бург. Через две недели я приехал к Брюкам в Пеникуик, расположенный недалеко от Эдинбурга. К моему вос­торгу, Мэри Брюк предоставила мне копию рисунка Пьяцци Смита и, что более важно, подробные описания древнего реликта, сделанные братьями Диксонами — Уэйнманом и Джоном'. Из написанного Дикеонами я понял, что есть хорошие шансы найти этот предмет где-нибудь в Лондоне.
III
ЛИХОРАДКА ВОКРУГ ПОТАЙНОЙ КАМЕРЫ
Диксоны работали вместе с Пьяцци Смитом, по крайней мере, с 1871 года. Они предполагали, что в пирамиде долж­на существовать "потайная" камера. К примеру, 25 нояб­ря 1871 года Джон Диксон, написав Пъяцци Смиту, что его младший брат Уэйнман очень активно работает над своим проектом строительства моста в Египте, сделал весьма таинственное добавление:
"Я более, чем раньше, уверен, что существу­ет проход или, возможно, камера, содержа­щая, как я полагаю, записи, заложенные там в древности — как только я составлю опре­деленный план, то пришлю тебе копию... "
Джон Диксон уехал в Египет и, вернувшись 8 апреля
1872 года, написал Смиту еще раз, упомянув, что Уэйн-ман до сих пор очень занят: "Я удовлетворен тем, что нашел ключ к другому проходу!"
Второго сентября 1872 года, Джон Диксон — Пьяцци Смиту:
"Очень рад тому, что все эти наши сверле­ния и царапания внутри пирамиды привели к открытию шахт в погребальной камере ца­рицы — я знаю, что он (Уэйнман) послал вам копию доклада. Надеюсь получить больше с почтой в понедельник и пришлю вам копию его письма, если он переделает этого сам. Ду­маю, что закрытый вход в них [шахты] до­вольно сильно расстроит всю теорию (?). У меня есть предложение сверлить восточные стенки обеих камер, как царя, так и цари­цы, а также использовать дым и пистолеты для того, чтобы определить по виду, звуку или запаху их связь. Возможно также вызвать со­трясение, чтобы из шахты выпал какой-ни­будь предмет, лежащий в проходе, который доставался... “крючком мертвого”... "
Пятнадцатого ноября 1872 года Джон Диксон в письме Пьяцци Смиту упоминает о "проходах Диксона":
"Я только что вернулся из спешного визита в Египет — видел новые проходы или каналы в погребальной камере царицы (проходы Дик­сона) — и принес домой предметы, найден­ные в одном из них — бронзовый крюк, гра­нитный шар, который, без сомнения, весит 1 фунт 3 унции — и старую палку длиной в пять дюймов..."
IV ПРОПАВШИЙ ЯЩИК ДЛЯ СИГАР
Несколькими днями позднее, 23 ноября 1872 года, от Джо­на Диксона Пьяцци Смиту пришло сразу два письма. В первом Диксон информировал Смита, что отправил ему все находки:
"Эти предметы упакованы в ящик для сигар и отправлены пассажирским поездом. В ящи­ке — каменный шар, бронзовый крюк и дере­вянная палка, которую я поместил для без­опасности в стеклянную трубку... ты мо­жешь их зарисовать, сфотографировать и все, что угодно... но верни без задержки, поскольку увидеть их хотят многие и на сле­дующей неделе "The Graphic " намеревается поместить рисунки у себя... так что будет большой наплыв народа... Есть ли какой-ни­будь шанс, что Британский музей даст не­сколько сотен за эти находки? Если так и будет, то использую деньги на исследование [пирамиды]... Я обращусь в музей после того, как они [находки] станут известны... "
Во втором письме Диксон обсуждает "гипотезу" Смита о том, что каналы в'царской палате могут быть "воздуш­ными шахтами":
"Твое замечание по поводу названия новых каналов может иметь место, но я бы предо­стерег от чересчур поспешного суждения, что эти каналы — воздушные, по той простой причине, что они были выполнены очень тща­тельно, но тем не менее не вели в саму погре­бальную камеру. Такое предположение вряд ли стоит делать, помня о закрывающем вход в нее камне 5 дюймов длиной. Я рассмотри -
вал этот вопрос со всех сторон, и мне ясно как Божий день — они не имели никакого выхода во внешнюю атмосферу. Именно там (в северном проходе) мы нашли эти предме­ты..."
Ящик из под сигар с находками прибыл в Эдинбург к Пьяцци Смиту 26 ноября 1872 года в целости и сохран­ности. Он занес это в дневник и там же сделал набросок металлического "инструмента". Пьяцци Смит правильно отметил, что "инструмент" был "... слишком маленьким и хрупким, чтобы его использовали в Великой пирами­де..."
Четвертого октября 1993 года я приехал в газетный от­дел Британской библиотеки, заказал экземпляры "The Graphic" за декабрь 1872 года и обнаружил в выпуске от 7 декабря 1872 года статью Джона Диксона с текстом на 530 странице и рисунками на 545.
Из этих рисунков и собственных набросков Пьяцци Смита я заключил, что "бронзовый инструмент", или "шлюпочный крюк", был инструментом, который исполь­зовали во время ритуала; возможно, связанного с "от­крытием рта". Крюк этот напоминал раздвоенный язы­чок змеи. Подобные "похожие на змею" инструменты дей­ствительно использовались в церемонии, и некоторые не­плохие изображения можно видеть на знаменитом "па­пирусе Хунифера", который хранится в Британском му­зее. Находка такого инструмента в северной шахте, кото­рая, как мы знаем, была направлена в приполярную зону небосвода, является дополнительным аргументом к на­шей теории о ее предназначении. Профессор З.Заба, егип­толог и астроном, уже давно приводил доказательства того факта, что в церемонии "открытия рта" использовался инструмент под названием "Пеш-ен-кеф", который вы­глядел очень ^.похоже на найденный Диксоном "инстру­мент". Далее Заба утверждал, что "Пеш-ен-кеф", уста­новленный на деревянном шесте, использовался для ори­ентации пирамиды на полярную звезду. Представляется вполне вероятным, что жрецы помещали этот ритуаль-

ный инструмент в северную шахту с другой стороны сте­ны погребальной камеры царицы.
Где эти находки могут быть сейчас? Если не в Британ­ском музее, то где? Я показал рисунки д-ру Каролъ Энд-рюс, работающей в отделе египетских древностей Бри­танского музея, но она с уверенностью сказала, что в ее хранилищах таких предметов нет. Она также высказала мнение, что показанные ей предметы — достаточно позд­него происхождения и были положены в шахты много позже их появления. Но я напомнил ей, что шахты были закрыты с обоих концов и только в 1872 году их открыли Уэйнман Диксон и доктор Грант. Хорошую сохранность шахт убедительно объяснил Джон Диксон в письме, да­тированном 2 сентября 1872 года:
"Проход герметически закрыт, внутри не было ни пыли, ни копоти — и стенки совер­шенно чистые, поскольку их делали при днев­ном свете..."
Диксон был, конечно, прав. Находившиеся в закрытом пространстве, эти предметы не подверглись разрушитель­ному атмосферному влиянию. Я поделился с доктором Эндрюс своим мнением, что "инструмент" являлся "Пеш-ен-кефом" и использовался для наблюдений за звездами. Доктор Эндрюс благосклонно отнеслась к последнему предположению, но возразила, что ни одно упоминание о "Пеш-ен-кефе" не встречается до Восемнадцатой ди­настии. Затем я показал рисунки доктору Эдвардсу, и он также поддержал мою гипотезу о том, что инструмент использовался для наблюдения за звездами, но, в отли­чие от Эндрюс, сразу согласился с предположением, что инструмент является разновидностью "Пеш-ен-кефа". С этим же согласился и Рудольф Гантенбринк.
V
"ИГЛА КЛЕОПАТРЫ" И ПАМЯТНИК ВИКТОРИАНСКОЙ ЭПОХИ
Далее следовало навести справки в музее Джона Соанеса в юридической корпорации Линкольна. Джон и Уэйнман Диксон, по всей вероятности, были знакомы с его кура­тором, доктором Буноми. Заведующая архивом музея, мис­сис Пармер, уверенно заявила, что подобные экспонаты в музей не передавались. Я рассказал ей о том, как Буно­ми интересовался теориями Пьяцци Смита и с каким восторгом встретил известие о прибытии в Лондон "Иглы Клеопатры". Доктор Буноми скончался в 1876 году, когда шла работа по перевозке обелиска из Александрии. Во время нашей беседы миссис Пармер вспомнила курьез­ный случай, имевший отношение к доктору Буноми: после его смерти на чердаке музея нашли большой кувшин с мелкими сувенирами.
И тут я внезапно вспомнил об участии Джона Диксона в перевозке "Иглы Клеопатры". И он, и его брат Уэйн­ман были наняты Эразмусом Уилсоном и Джеймсом Алек-сандером для того, чтобы руководить перевозкой обелис­ка в Лондон. Но только Джон осуществлял руководство на последней стадии этой операции и руководил водру­жением монолита на'набережной Виктории. Повествова­ние обо всем этом предприятии появилось в "Illustrated London News" от 21 сентября 1878 года. Я поехал к мону­менту, чтобы прочитать памятные надписи; одна, на се­верной стороне монумента, гласила:
"Благодаря патриотическому порыву Эраз-муса Уилсона Ф.Р.С. этот обелиск был пере­везен из Александрии, заключенный в желез­ный цилиндр. Во время шторма в Бискайском заливе он вывалился за борт, но был поднят и водружен на это место Джоном Диксоном,
С.Е., на 42 году правления королевы Викто­рии (1878)".
Согласно "Illustrated London News" от 21 сентября 1878 года, под передней частью пьедестала было погребено большое количество весьма любопытных находок. Их привез сюда сам Джон Диксон в августе 1878 года в двух кувшинах. Среди разных странных вещей в них были "фотографии двадцати красивых англичанок, ящик с за­колками для волос и другие предметы женского обихо­да... ящик сигар..."
Мог ли Джон Диксон захоронить древние предметы, которые держал в "ящике для сигар", под Лондонским обелиском? Я позвонил историку Роджеру Боудлеру, но он сказал, что вряд ли у них есть какая-нибудь информа­ция о предметах, захороненных под обелиском. Боудлер порекомендовал мне обратиться в компанию "Метропо­литен Боард оф Уоркс", которая осуществляла установку обелиска в 1878 году. Поиски в архивах этой компании ничего не дали. Также ничего не удалось найти и в Наци­ональном регистре архивов.
Я часто думал: неужели эти древние находки — воз­можно, те самые инструменты, которые использовались для ориентации Великой прирамиды на звезды — лежат под "Иглой Клеопатры" в Лондоне? А может, они нахо­дятся на каком-нибудь темном чердаке или на полке одно­го из лондонских антикварных магазинов? Похоже, что ответа мы не узнаем никогда.
ПОСЛЕСЛОВИЕ
По-видимому, Джон Диксон и Пьяцци Смит ошибочно назвали "инструмент", найденный в северной шахте по­гребальной камеры царицы "бронзовым". Египтологи ут­верждают, что бронзовый век наступил только в эпоху Среднего царства. Таким образом, исследователи викто­рианской эпохи ошибочно принимали за бронзу медь. К

моему удивлению, 2 ноября 1993 года доктор А.Дж.Спен-сер и доктор Эндрюс, ассистенты отдела египетских древ­ностей Британского музея, информировали меня, что два сосуда эпохи Второй династии, которые раньше счита­лись медными, признаны изготовленными из бронзы. Это значило, что описание Диксона и Пьяцци Смита оказа­лось абсолютно правильным! Бронзовый век начался в Египте гораздо раньше, чем это считалось до сих пор.
Доктор Спенсер любезно разрешил мне сфотографи­ровать железную пластину, найденную в 1837 году бри­танским инженером Дж.Р-Хиллом, которая была вделана в соединение в южной шахте погребальной камеры царя пирамиды Хеопса. Чтобы извлечь ее, было необходимо "отодвинуть две внешние плиты внешней поверхности пирамиды". Г-н Хилл и другие представили сертификат, удостоверяющий, что железная пластина относится ко времени строительства пирамиды, а затем направили древ­ний реликт в Британский музей2.
Размер железной пластины — 26 см на 8,6 см. В 1926 году доктор А-Пукас, директор химического департамента в Отделе египетских древностей, изучил ее и сделал вы­вод, что железная пластина изготовлена в то время, ког­да была сооружена пирамида, но когда ему сообщили, что железо — не метеоритное, он изменил свое мнение3.
Этот вопрос так и оставался непроясненным более пя­тидесяти лет, до 1989 года, когда два известных специа­листа в области металлургии, доктор эль-Гайер из Суэца с факультета нефти и минералов и доктор М.Р.Джонс из Империал-Колледжа в Лондоне, произвели совместно химические анализы таинственной железной пластинки и, к раздражению Британского музея, заключили, что "пластина была вделана в Великую пирамиду в то же время, когда та была построена" *. Химический анализ также показал таинственные следы золота, и исследова­тели предположили, что сверху пластина могла быть по­крыта этим металлом. Ученые сделали вывод о том, что первоначальные размеры пластины составляли 26 на 26 сантиметров (интересно, что 26 сантиметров составляют ровно половину "царского локтя" — меры измерения, которой пользовались строители пирамид), и, возмож­но, она использовалась для того, чтобы закрыть южную шахту в нескольких метрах от поверхности. Если при­нять заключение эль-Гайера и Джонса — а у нас нет серьезных причин в них сомневаться, — то и железный век тоже начался на много столетий раньше общепри­нятого у египтологов срока!
10 октября 1993 года я прибыл в Мюнхен, чтобы пови­дать Рудольфа Гантенбринка. Целью визита было предо­ставить ему всю информацию по поводу утеряных пред­метов Диксона; но, помимо всего прочего, меня интере­совала видеозапись, сделанная в северной шахте погре­бальной камеры царицы. Я надеялся увидеть длинный ме­таллический стержень, который предположительно ис­пользовал Диксон при исследовании шахты.
И я увидел этот металлический стержень. Он состоял из нескольких секций по 4 метра длиной, соединенных вместе металлическими муфтами. Кросс-секции были восьмиугольными в сечении с диаметром около 20 мил­лиметров. Когда робот прошел дальше, мы заметили на двери небольшой предмет. Внезапно наши глаза зафик­сировали на нем золотистый отблеск. Рудольф остановил кадр, и мы, изумленные и потрясенные, рассмотрели еще один "инструмент", очень похожий на тот, который на­
шел Диксон — только казалось, этот сделан из золота. Со все возрастающим напряжением мы смотрели, как робот приближается к таинственному повороту шахты. Здесь, уходя за угол, лежал длинный кусок дерева со сломан­ным концом, в поперечнике дерево было примерно та­ким же, как и палка из кедра, найденная в 1872 году. Теперь не оставалось сомнения, что шахты обещают Ру­дольфу новые интересные находки.
Когда я сообщил об этих ошеломляющих открытиях доктору Эдвардсу в своем письме, он попросил Рудольфа приехать в Лондон и показать видеозапись в Британском музее. Это событие произошло 22 ноября 1993 года в 3 часа дня, после замечательного ленча с Рудольфом, док­тором Эдвардсом и профессором Джином Киризелом, который специально для этого приехал из Парижа. Те­перь все мы жаждали отыскать утерянные предметы. Я сказал, что хочу поведать эту историю газетам, сообщив в том числе; что древние находки покоятся под "Иглой Клеопатры". Мы тогда и представить не могли, как обер­нется дело. Шестого декабря 1993 года наша история по­явилась сразу в нескольких лондонских газетах, среди ко­торых был и "Индепендент".
Восьмого декабря я уехал в Каир для того, чтобы при­соединиться к группе Би-Би-Си, которая намеревалась снять документальный фильм, основанный на книге "Тай­на Ориона". Продюсер Крисе Манн и его ассистент Ро-мейн Ланкастер с первого дня загрузили нас с Эдрианом работой. Оператор Ррэхем Вивере, звукооператор Роджер Лукас, ведущая Эмма Фройд впервые были в Египте. Взволнованные видами, которые им открылись, и темой, которую нам предстояло осветить, члены съемочной груп­пы две недели трудились не покладая рук. И именно в Египте я получил срочный факс от моей жены Мишель:
утерянные предметы найдены.
Я немедленно позвонил из Каира доктору Эдвардсу, который сообщил удивительнейшую новость — потеря обнаружилась в запасниках Британского музея. Как вы­яснилось, доктор Петер Шор, который в 70-е годы рабо­тал в музее, увидел статью в "Индепендент" и вспомнил,
что примерно в 1972 году кто-то принес эти нах-дки в музей. Как позднее выяснилось, этим человеком оказа­лась миссис Бет Портеус, пра-правнучка Джона Диксо-на.
Двадцать третьего декабря мы вернулись в Лондон. Эд-риан и я, естественно, со всех ног бросились в Британ­ский музей для того, чтобы увидеть эти памятники ста­рины. Вот они, в коробке из под сигар Джона Диксона. Мы были очень взволнованы при виде единственных пред­метов, найденных в Великой пирамиде. Я осторожно взял их в руки и подумал, что 4500 лет назад их держал в руках неизвестный жрец-архитектор, который затем положил эти предметы в северную шахту погребальной камеры царицы. Было странно видеть их здесь, в стерильной чис­тоте египетского отдела Британского музея, но это, воз­можно, лучшее для них прибежище.
Теперь мы ждем результаты исследований экспертов, которые предпринимает Британский музей. Из какого материала сделан "инструмент" — из бронзы или меди? Является ли он "Пеш-ен-кефом", использовавшимся для церемонии "открытия рта"? Какие еще тайны нам пред­стоит разгадать?
Приложение 1
АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ "ВОЗДУШНЫХ ШАХТ" ПИРАМИДЫ ХЕОПСА
Вирджиния Тримбл
Пирамида Хеопса в Гизе значительно выделяется среди прочих сооружений, возведенных в Египте. И не только тем, что она выше всех, наиболее добротно построена и является наиболее полно исследованной. В конструкции пирамиды есть некоторые особенности, которые встре­чаются только здесь и нигде больше. И, пожалуй, самым непонятным является наличие двух шахт, идущих от по­гребальной камеры царя к поверхности пирамиды. Хотя северная шахта поднимается вверх под углом примерно 31 градус, а южная — под углом 44,5 градуса, смещение камеры царя относительно центра пирамиды приводит к тому, что обе шахты выходят на поверхность на северной и южной гранях пирамиды примерно на одном и том же уровне'.
Предназначение этих шахт не определено до сих пор, но часто высказывалась мысль, что они использовались для вентиляции, отсюда и пошло их нынешнее название "воздушные шахты"-. Но, учитывая тот факт, что все пи­рамиды имели глубоко религиозное значение, стоит рас­смотреть шахты подробнее, именно с этой стороны. В данной статье мы приведем некоторые свидетельства в пользу той точки зрения, что шахты служили путем, по которому душа усопшего царя могла подняться к припо­лярным звездам и к созвездию, которое в наши дни но­сит название Орион. Хотя такие шахты встречаются не во всех гробницах, довольно часто можно все же видеть отверстия и щели, предназначавшиеся для того, чтобы душа умершего беспрепятственно прошла через стены. Такие отверстия впервые появились в гробнице Джосера1
(Третья династия), а во времена Пятой династии они ста­новятся неотъемлемой частью гробниц-мастаб3.
Одной из характерных особенностей религии в Древнем Египте является "звездное предназначение" души; люди верили, что душа усопшего царя поднимается к приполяр­ным звездам — "неразрушимым" или "не подверженным тлению", вечным небесным странникам. Считается, что лестницы древних гробниц-мастаб, уходящие вверх, пред­назначались для того, чтобы помочь душе взойти к этим звездам. Так что северная шахта вполне может выполнять ту же функцию, и подтвердить это предположение можно, изучив угол наклона шахты. Гизе находится примерно на 30 градусах северной широты, что почти равно углу накло­на северной шахты над горизонтом — 31 градус.
Это означает, что шахта довольно точно направлена на звезды, близкие к звездному северному полюсу. Инте­ресно отметить, что во времена, когда были построены пирамиды, полюс отмечался звездой примерно такой же яркости, как нынешняя Полярная (Альфа Малой Медве­дицы).
Хорошо известно, что наклон оси вращения Земли к плоскости вращения вокруг Солнца составляет угол при­мерно 23,5 градусов, что не может быть указано точно из-за несферичности формы Земли и гравитационного притяжения солнца, луны и планет, которые производят такой эффект, как прецессия небесного экватора. Если ось вращения относительно звезд выглядит довольно ус­тойчивой, то планеты, как кажется с земли, меняют на­правление своего движения. Относительно планет такое изменение носит название планетарной прецессии. Луна и солнце также меняют свое положение в небе для на­блюдателя с Земли. Все это необходимо учитывать при попытке воспроизвести картину неба такой, как она вы­глядела в древности.
Согласно расчетам, на месте полюса в звездном небе звезда появляется крайне редко. После того, как через несколько тысячелетий Полярная звезда покинет эту точ­ку, там появится только одна звезда — Альфа Дракона, которая займет это место примерно в 23000 году н.э.4 Из
расчетов также следует, что последний раз Альфа Драко­на была в "зоне" полюса примерно между 3000 и 2500 годами до н.э.5 А это значит, что египтяне в эпоху пира­мид рассматривали в качестве единственной фиксирован­ной точки именно эту звезду.
Но не только приполярные звезды играли для египтян важную роль. Они измеряли ночное время при помощи "деканов" — звезд или групп звезд, которые восходили или достигали максимального подъема над горизонтом в определенные часы. Многие из этих "деканов" стали частями изображений созвездий (их изображения отли­чались от наших, которые, как считается, восходят к ва­вилонским) и обозначали различных богов. Только не­многие из этих звезд и созвездий мы сейчас можем иден­тифицировать с большой долей уверенности. Здесь, од­нако, можно привести четыре "декана" и пять их вари­антов, которые изображали части созвездий. "Сах" — "бог, который пересекает небо" — "должен быть принят с наи­большей степенью точности" 6 за наше созвездие Орио­на. Он изображается в виде человека, глядящего назад через плечо и держащего в одной руке скипетр, а в дру­гой — знак 'nh или "анх" (амулет, символизирующий веч­ную жизнь — прим.пер.). Один из пяти вариантов, по всей видимости, обозначает "пояс" Саха. Три "декана" пред­ставляли собой части этого созвездия7. Мы можем отме­тить, что на потолке гробницы Семнут, в одной из коло­нок текста, посвященного Саху, изображены три боль­шие звезды, которые очень напоминают три звезды поя­са Ориона (Бета, Эта и Дзета Ориона), и, вероятно, его и представляют*.
Следующим вопросом, относящимся к этой теме, яв­ляется определение звезд, на которые была направлена южная шахта в то время, когда ее проложили. Для этого расчета необходимо в первую очередь учесть прецессию. Исходя из того, что шахта направлена строго на юг, она должна была указывать на звезду только в момент ее куль­минационного подъема, и расчет показывает, что для объекта, находящегося на 30 градусах северной широты с наклоном шахты 44,5 градуса, звезда должна была иметь
склонение (дугу, выраженную в градусах, от небесного экватора) -15,5 градусов. Следующий вопрос заключает­ся в том, находился ли пояс Ориона под таким углом, и если да, то в какое время.
Можно доказать при помощи сферической тригономет­рии, что для звезды, имеющей склонение 8 и прямое вос­хождение 9 (дуга, выраженная в градусах, от точки весен­него равноденствия до часового круга, проходящего че­рез небесный объект), прецессия вызовет изменение в положении по следующей формуле:

Должно быть учтено также влияние солнца, луны и планет, поскольку их скорости и положение в данное время известны. Такая таблица для периода времени от 4000 года до н.э. до 3000 года н.э. была составлена Пау-лем Нойгебауром9, который также рассчитал положение 310 ярчайших звезд, в период от 4000 года до н.э. до 1900 года н.э.10 Его таблица и произведенные недавно расчеты показывают, что одна из трех звезд пояса Ориона имела склонение -15,5 градусов (соответствующее 30 градусам наклона шахты), и это происходило примерно в период между 2840 и 2480 годами до н.э. Позиции звезд пояса Ориона следующие:

Дельта
Эпсилон
Дзета
Дата
Ориона,
Ориона,
Ориона,

склонение
склонение
склонение
3000 г. до н.э.
-16° 51'


2900
-16° 20'
-16° 47'

2800
-15° 49'
-16° 17'
-16° 33'
2700
-15° 17'
-15° 54'
-16° 05'
2600
-14° 45'
-15° 16'
-15° 33'
2500
-14° 17'
-14° 46'
-15° 04'
2400

-14° 16'
-14° 34'
2300


-14° 06'

Из этой таблицы видно, что три звезды пояса Ориона, значение которых для древних египтян очевидно, дости­гали своей кульминационной точки именно в том месте, на которое указывала южная шахта Великой пирамиды в те времена, когда она возводилась".
Таким образом, исходя из того, что нам известно о ре­лигии Древнего Египта, и на основании астрономичес­ких вычислений, становится очевидным, что шахты дей­ствительно играли роль путей, по которым усопший фа­раон должен был совершить свое восхождение к созвез­дию Сах.
Можно предположить, что шахта указывала и на дру­гие звезды, которые проходили в то время. Однако вид­но, что ни одна звезда сравнимой звездной величины не появлялась тогда под углом -14 градусов 30 минут с от­клонением в обе стороны от этого значения в 1 градус 30 минут.
Впервые опубликовано в "Mittcilungen des Institute fur Orientforschung der Deutschen Akademie der Wis-senschaften zu Berlin", band x. Heft 2/3, 1964
Приложение 2 ПРЕЦЕССИЯ
Роберт Бьююл
Расчет прецессии жизненно необходим историкам для того, чтобы лучше понять древнего человека, объектом поклонения которого часто являлись "небесные боги". Религиозные сооружения древности, храмы и гробницы строились с учетом астрономических наблюдений, что видно как из строгой ориентации многих сооружений, так и из архитектурных форм, в которых выражены раз­личные небесные феномены. И в наши дни, когда возни­кает догадка, что сооружение было направлено на какую-то конкретную звезду, это можно проверить с большой долей точности, используя знание прецессии. "Воссозда­вая" картину неба в конкретную эпоху, мы можем уз­нать, что являлось важным для отправления религиозно­го культа в то далекое время.
До того, как компьютеры стали общедоступными, дол­гое время прецессию вычисляли на бумаге. Это было до­вольно сложно, поскольку приходилось 'использовать формулы как тригонометрии, так и сферической геомет­рии. Подсчеты не составляли бы большой трудности, если бы требовалось только одно или два вычисления, но в случае, если нужно было проверить несколько звезд и дат, расчеты могли занять целый день. К счастью, в наши дни существуют персональные компьютеры, и прецессию можно узнать, несколько раз прикоснувшись к клавишам.* Но чем же все-таки является прецессия?
Гравитационное воздействие солнца и луны заставляет нашу планету совершать очень медленное круговое вра­щение. Представьте себе вращающуюся Землю, причем ось ее вращения сама совершает круговое движение, де­лая полный оборот за 26000 лет. Для наблюдателя пре­цессия представляется медленным перемещением звезд­ного неба; то же самое звездное небо появляется через 26000 лет. Цикл можно разделить на два полуцикла в 13000
лет, в начале которых звезды находятся в своем самом низком и самом высоком положении над горизонтом.
Эффект прецессии лучше всего наблюдать на мериди­ональной линии. Если взять пояс Ориона, то в 2550 году н.э. он будет находиться под самым большим склонени­ем (ок. -0,8 градусов), очень близко к небесному эквато­ру. Наименьшее же склонение (ок. -48 градусов) было в 10450 году до н.э. В эпоху пирамид, ок.2500 года до н.э., наклон составлял -15 градусов.
Продолжительность цикла прецессии, однако, не яв­ляется абсолютно постоянной и немного изменяется во времени, но тем не менее принято считать, что вариации укладываются в промежутке от 25800 до 26000 лет. В на­шей книге "Тайна Ориона" мы использовали цифру 26000 лет. Надо отметить, что существует еще одно сложное движение, называемое нутацией, которое имеет период 18,6 лет2. Эти короткие колебания каждые 18,6 года вли­яют на размеренное движение прецессии. Нутацию обыч­но игнорируют в рассчетах прецессии, поскольку опреде­лить ее для столь отдаленного периода не представляется возможным.
И прецессия, и нутация не свойственны движению са­мих звезд; видимое изменение положения звезд на небе на самом деле является следствием вращения Земли, од­нако и сами ночные светила движутся. И чем ближе к нам они находятся, тем заметнее эти перемещения. Из­менение положения звезд определяется изменением их склонения и прямого восхождения. Сириус является од­ной из самых близких к нам звезд и находится на рассто­янии 8,4 световых лет. Его склонение меняется на -1,21 секунды в год. Понятно, что за тысячи лет это смещение довольно существенно, и потому должно быть учтено. Что касается звезд пояса Ориона, то они от нас расположены очень далеко, на расстоянии 1400 световых лет, и потому их смещение зафиксировать не удалось3. Вряд ли смеще­ние, если оно и было, составило за прошедшее с эпохи пирамид время больше одной минуты4.
Когда прецессия рассматривается для относительно короткого периода, к примеру — для пятидесяти или ста

лет, то определить изменение положения звезд, располо­женных у эклиптики (круга небесной сферы, по которо­му проходит видимое годичное движение Солнца) доволь­но легко — устанавливая движение звезд относительно изменения точки восхода солнца из-за горизонта — ско­рость этого перемещения составляет 50,3 секунды в год. За 100 лет смещение составляет 1 градус 23 минуты, что весьма заметно для наблюдателя. Однако не все звезды находятся около эклиптики. Математически прецессию можно рассчитать по формуле:

Но для того, чтобы рассчитать те же величины для бо­лее продолжительных отрезков времени, необходимо ис­пользовать более сложные формулы. В первом томе "Sky Catalogue" даны такие формулы. Три константы А, В и С обусловлены выбором дат — первоначальной (примерно 2000 год н.э.) и конечной — для требуемого времени.

Первое, что нужно сделать — это провести коррекцию положения звезды в- связи с ее собственным движением по небу. Мы определяем (u)RA и (u)d — изменение пря­мого восхождения и склонения в течение одного года, где и берется в угловых секундах. Умножаем полученные данные на количество лет. Эти цифры принимают поло­жительное значение, если относятся ко времени после 2000 года, и отрицательное — до этого года. Значение (и) берется из таблиц. Результат прибавляется (если мы оп­ределяем положение в будущем) или вычитается (в про­шлом) из склонения и прямого восхождения, которые данная звезда будет иметь в 2000 году н.э. Эти новые зна­чения обозначаются d(0) и RA(0). Теперь можно осущест-
вить расчеты. Формула для вычисления прецессии вы­глядит так:

Хороший карманный калькулятор выполнит эти опе­рации довольно легко. Конечно, следовало бы ввести по­правки на нутационное движение земной оси, визуаль­ную аберрацию, звездный паралакс и рефракцию света в земной атмосфере, но обычно это игнорируется. Кроме того, мы не можем судить, насколько прозрачной была атмосфера в данный день данной эпохи.
Расчеты, сделанные для меня в 1987 г. астрономом Джоном 0'Бирном из Сиднейского университета, пока­зали, что для трех звезд пояса Ориона — Дзета (Ал-Ни-так). Эпсилон (Ал-Нилам) и Дельта (Ал-Минтака) можно не брать в расчет их собственное движение для 2500 года до н.э. По причинам, описанным выше, нутации и абер­рация не учитывались.
Что касается Сириуса, то для определения изменения его склонения в связи с собственным движением по звезд­ному небу требовалось вводить поправку в -1,21 угловых секунды в год. Это означало примерно 1 градус 33 мину­ты для 2500 года до н.э.
Для книги "Тайна Ориона" мы использовали данные компьютерной программы Skyglobe 3.5. Эта программа представляет в визуальной форме прецессию и выводит на экран значения склонения, прямого восхождения, азимут и высоту над горизонтом данной звезды в диапазоне вре­мен плюс-минус 13000 лет. Мы считаем, что Skyglobe — очень тщательно составленная программа и она вполне достаточна для выполнения задачи, поставленной в этой книге, хотя собственные движения звезд пришлось все же вычислять с карандашом и бумагой. Последнее имело значение для Сириуса. Из-за возможной неточности про­граммы мы в книге использовали для дат указание "ок." — около, приблизительно. В принципе, чем дальше рассмат­
риваемая эпоха, тем большей может оказаться погреш­ность. Конечно, профессиональные астрономы могут най­ти некоторые неточности в данных, приведенных в кни­ге. Мы приветствовали бы любое уточнение по этому поводу. Но стоит помнить и то, что в Древнем Египте наблюдения осуществлялись с помощью самых прими­тивных инструментов. Величины меньшие, чем 20 ми­нут, различить невооруженным глазом довольно трудно. Хорошо известно, что древние египтяне использовали для наблюдений инструмент, который они называли "маск-хет". Он представлял собой деревянную палку, расколо­тую на одном конце, позднее используемую как колли­матор для наведения на звезды. Для определения верти­кали они использовали простой отвес5. Но и с такими инструментами можно производить измерения углов, меньших, чем 20 минут. А могли ли египтяне с этими инструментами измерить прецессию?
Мы видели, что прецессионный сдвиг, к примеру, для Дзеты Ориона, которая находилась в 15 градусах южнее небесного экватора, составлял 28 минут в столетие — это значение равно видимому размеру луны. Египтологи счи­тают, что религиозные представления, нашедшие свое выражение в эпоху строительства пирамид, возникли, по крайней мере, за 500 лет до нее. Таким образом, за 500 лет наблюдений — между 2950 и 2450 годами до н.э. — изменение склонения Дзеты Ориона составило прибли­зительно 2 градуса 16 минут. Это дает скорость измене­ния угла, равное примерно 27 минутам в столетие. Заме­тив аналогичное движение солнца "на восток" вдоль ли­нии эклиптики со скоростью примерно 1 градус 23 мину­ты в столетие относительно данного созвездия или звез­ды*, древние египтяне без особого труда заключили, что полный цикл для возвращения на прежнее место должен занимать приблизительно 26000 лет. Как именно они при­шли к этой идее, мы знать не можем — по всей видимос-ти^поняли, что этот процесс представляет из себя "цикл" (то есть должен был иметь начало и конец), и этот цикл повторяется вечно.
Мы не знаем, когда древние египтяне создали кален-
дарь, но обычно считается, что произошло это намного раньше эпохи пирамид7. В календаре, которым пользо­вались египтяне, год делился на 12 месяцев, а каждый месяц делился на три "декана" по десять дней. В месяце было 3 декана, а в году — 36. К ним египтяне добавляли "5 дней сверх года". Именно в эти пять дней рождались боги, в их числе Осирис и Исида. Эти пять дополни­тельных дней соответствовали четырем детям богини неба Нут — Осирису, Исиде, Сету и Нефтиде — и Гору, сыну Осириса и Исиды*.
Именно боги, как считалось, превращали 360-дневный год в 365-дневный. Эти боги, как мы видим, являлись одновременно звездами. Исходя из вышеизложенного, стоит задаться вопросом, не отсюда ли идет наше деле­ние на 360 градусов? Небо египтяне тоже делили на 36 "деканов" по 10 дней, что в сумме составляет 360 дней. Они могли поделить окружающее пространство на 360 "единиц" для того, чтобы конкретное место восхода со­лнца позволило обозначить данный день. Но правильное разделение все же составляло 365 единиц, и потому в ка­лендаре они делали добавку в пять дней.
Приложение 3 ТАЙНАЯ КАМЕРА СВЯТИЛИЩА ТОТА
Аяан Х.Гарднер
В последний день октября [1925 года] профессор Адольф Эрман, пионер современной египетской филологии, празд­новал свое семидесятилетие. Его ученики из разных стран отметили этот юбилей изданием специального номера "Zeitschrift fur agyptische Sprache", и, поскольку заслуги немецкого ученого действительно неоценимы, я тоже по­желал принять участие в этом выпуске в качестве предста­вителя своей страны. В настоящее время идет активное изучение одного папируса с изложением историй, в кото­рых упоминается Хеопс, создатель Великой пирамиды. Профессор Эрман сообщил нам, что издание Весткарско-го папируса заняло у него пять лет; он даже посвятил це­лый том только его грамматике. Достойно удивления то, что перевод Эрмана, увидевший свет еще в 1890 году, вы­держал столь долгое испытание временем; сейчас вызыва­ют вопросы только некоторые детали, хотя прогресс, до­стигнутый с тех пор, просто колоссален — как в лексико­графии, так и в грамматике. По этой причине любое ра­зумное предложение по поводу перевода "Весткарского папируса" — настоящее событие, большее, чем новый пере­вод какого-нибудь текста или отрывка из другого папиру­са. Мне кажется, я нашел решение одного трудного места в переводе этого древнего литературного памятника, его я и предложил в юбилейный номер, посвященный профес­сору Эрману с большой к нему благодарностью.
Истории, о которых идет речь, были рассказаны Хеоп­су тремя первыми принцами, его сыновьями, они описы­вали события более ранних времен; четвертый же сын, Хардедеф, пообещал отцу привести человека, готового продемонстрировать сверхъестественные способности. Этим человеком оказался некто Джеди. Несмотря на свои сто десять лет, он сохранил невероятную любовь к хоро-
шему угощению, был способен оживить человека после того, как тому отрубили голову; львы следовали за ним совершенно миролюбиво. В добавление к этим своим умениям Джеди знал полные числа ipwt u wnt Тота, кото­рые Хеопс долго искал, чтобы сделать себе собственный "горизонт", то есть гробницу (7,5-8). Что из себя пред-

судя по определителю (определитель — иероглиф, кото­рый относит иероглифическое слово к какому-либо клас­су предметов; служил для сокращения количества иерог­лифов — прим. пер.), обозначает строение или какое-либо сооружение, и это название имеет сходство с городом,

Гелиополем Великим, что может указывать на то, что та­инственное слово обозначает древнее святилище Тота или же его гробницу. Профессор Эрман полагал, что сходст­во wnt и Wnw — чисто случайное; тем не менее, видимо, следует признать, что из всех возможных вариантов wnt, скорее всего, обозначает специальное сооружение, по­священное Тоту. Фараон, как говорится в тексте папиру­са, стремился найти не само число wnt Тота, а ipwt этого wnt, из чего на основе более поздних исследований был сделан вывод, что ipwt не находится больше в своем пер­воначальном wnt. Это возможная версия, но не единст­венная, поскольку Хеопс намеревался сделать свою гроб­ницу похожей на ipwt этого wnt Тота, то возникает во­прос — почему царь искал именно ipwt, а не само wnt. И из текста совершенно не вытекает, что ipwt было удалено из своего wnt. Я не собираюсь останавливаться на том, чем может быть wnt; вполне вероятно, так называлось святилище в Гелиополе Великом или святилище Тота в Дельте более раннего времени, или даже просто некое мифическое строение. Но то, что это здание было посвя­щено Тоту и ipwt являлось его тайными камерами, неот­делимыми от него, я постараюсь доказать, или, по край­ней мере, предприму такую попытку.
В 7, 5.7 слово ipwt, очевидно, имеет определителем изо-


htm "запечатать" или "закрыть". Исходя из этого, про­фессор Эрман сделал вывод, что ipt обозначает закрытое здание или инструмент для закрывания здания (den Ver-schluss ernes Gebaudes). В последнем отрывке, в котором упоминается ipwt (9,1-5), повествуется:
"Тогда сказал царь Хеопс (обращаясь к Джеди): "Мне говорили, ты знаешь количество ipwt, которое есть у wnt Тота?" И Джеди сказал: "Прошу, прости, я не знаю их количество, о Государь, мой повелитель, но я знаю мес-

поле; {л) в том ящике;
В следующих предложениях Джеди говорит, что не он доставит оттуда этот ящик (cfdt) фараону, но самый позд­ний из сыновей, кто еще находится в чреве Редджедет. Далее излагается уже широко известный эпизод о рожде­нии трех мальчиков, которые стали основателями Пятой династии.
Профессор Эрман оставил эти слова непереведенны­ми "на месте, где они были", и надо сказать, что, по­скольку не было точно известно, чем являлся ipwt, такой пропуск совершенно необходим для правильного пере­вода. Можно только заключить, что ipwt был достаточно мал для того, чтобы .поместиться в ящике, и г-н Крум стал ассоциировать с этим словом коптское " eпw ", обо­значающее "двери", "засовы", "ключи" (Zeitschr.f. ag. Spr., XXXVI, 147). Поскольку на этот раз ipwt был переведен как "замок", то выходило, что Хеопс искал замок wnt — святилища Тота, и именно замок находился в ящике в храме Гелиополя1.
Но следует заметить, что все, что относится к "зам-


ясно, что иератический знак (иератические знаки — упрощенное написание иероглифов — прим. пер.), ко-

времени; я думаю, что этот не очень разборчивый знак встречается в тексте "Синухе" под номером Ry3, и дру­гая форма есть в "Синухе", В^; они стали употреб­ляться со времен Двенадцатой династии. Однако с пе­риода гиксосов (кочевых азиатских племен, захвативших Египет ок. 1700 года до н.э.; в начале 16 века их господ­ство было египтянами ликвидировано — прим. пер.) при­меров этих знаков больше не встречается, за исключени­ем двух в цитируемом "Весткарском папирусе". Теперь у нас есть доказательства того, что во времена Нового

хе",152, я привел автобиографическую стелу времени, примерно соответствующего правлению Тутмоса III, где

"Он сказал: я следовал за теми, кто следовал за своим господином, слугой царского “Harim”". Причина того, что

видимо, в том, что в иератическом письме они обознача­лись одинаково, так что мы можем считать почти дока­

ли очень схожими. Если исследователь справится с "Кар-нарвонской таблицей", относящейся к Восемнадцатой
династии* то найдет ^ Д nst "трон", написанный зна­ком, почти идентичным р\; nst имеет похожую форму в "Синухе", Вдр. Учитывая все эти совпадения, можно под­вергнуть сомнению прочтение и ^дс-) и о п в "Весткар­ском папирусе" 7, 5.7 и прийти к мнению, что в имею­щимся тексте памятника 9,2 о является ошибочной под­
становкой вместо менее употребляемого знака. Соответ­ственно следует скорректировать и текст перевода. Не считая "Весткарского папируса" и названия "Юж-

во ipit почти всегда употреблялось в связи с царским har-im"-OM и подразумевало местность; см. Zeitschr.f. dg. Spr., XLV, 127. Похоже, что это слово обозначает тайную ка­меру. Обращаясь к строкам 7, 5-8 "Весткарского папиру­са", мы увидим, что радость Хеопса по поводу встречи с Джеди объясняется тем, что тот "знал количество тайных камер святилища Тога", поскольку Хеопс сам "потратил (много) времени в поисках тайных палат святилища Тота для того, чтобы сделать таким же свой "горизонт". В са­мом деле, какая мысль могла бы зажечь Хеопса больше, чем идея построить пирамиду, которая являлась бы ко­пией таинственной камеры древнего святилища бога мудрости? Храм, стоявший у Великой пирамиды, разру­шен давным-давно, но внутренние камеры в самой пи­рамиде остаются загадкой и по сей день. Теперь намно­го проще понять и другие места текста. Слова

находятся", и в этом случае, как видно из последующего вопроса и ответа, ipwt святилища Тота должен находить­ся в кремниевом ящике в одной из комнат храма в Ге-лиополе. Здесь, конечно, значение ipwt не совпадает со значением "тайная камера". Снова просмотрим текст, чтобы попытаться дать другой перевод. Хеопс спрашива­ет — знает ли Джеди количество тайных камер в святили­ще Тота; Джеди отвечает: "Прошу, прости, я не знаю их количество, о Государь, мой повелитель, но я знаю мес­то, где это (количество или знание о количестве) есть". Позднее он вынужден добавить: "Есть ящик, сделанный из кремния в комнате, называемой "Ревизия" в Гелиопо-ле; в том ящике (информация может быть найдена)". Если понимать приведенный отрывок именно так, в кремние-вомом ящике находились не ipwt, потайные камеры, а папирус с записью их количества. На это можно возра­зить, что написано bw nty st im, а не bw nty sw im с мес-
тоимением мужского рода sw, которое следовало бы ожи­дать, если дело касается tnw — "количества". Но, воз­можно, местоимение среднего рода st относится не к tnw — "количеству", а к информации, которая должна быть получена. Я признаю, что такую точку зрения труд­но принять, но она легко объясняет неясные места в текс­те. Слишком много значения придавалось названию "Ре-

евым ящиком. Для обозначения запасов, составляющих собственность храма, как доказал профессор Эрман, ис­пользовалось другое слово — sipty5. По этой причине ком­ната, о которой идет речь, может быть не складом, а ар­хивом. Отсюда я заключил, что слово ipwt означает "тай­ную камеру" и что Хеопс хотел узнать подробности о сек­ретной камере Тота, чтобы воспроизвести ее при постро­ении своей пирамиды.
Эта статья появилась в "Journal of Egyptian
Archaeology", 11,1925
Приложение 4 ЭВОЛЮЦИЯ ЗВЕЗДНОЙ РЕЛИГИИ
Роберт Бьювэл и Эдриан Жилберт
В основе теории звездного соответствия, появившейся в процессе исследования звезд пояса Ориона, лежит не толь­ко идея соотнесенности Дуата полям пирамид фараонов Четвертой династии, но и тот факт, что в Египте основ­ной религией был именно "звездный" культ, который пред­полагал, что души умерших фараонов становились звезда­ми. Мы попытались ответить на вопрос: существовали ли эти воззрения, нашедшие свое отражение в "Текстах пи­рамид", почти три тысячи лет, составившие эпоху фарао­нов — от первого, объединившего Египет в 3100 году до н.э., до последнего, взошедшего на трон в 525 году до н.э.? Могли ли эти верования сохраниться и до времен, более близких к нашей эпохи?
Древнеегипетская хронология — это та область, гце к единому мнению не могут прийти даже два отдельно взя­тых египтолога. Что касается самых ранних династий, периоды правления фараонов в наши дни определяются с точностью плюс-минус 150 лет. Древние же египтяне не делили свою историю на династии, рассматривая прав­ление царей как одну непрерывную линию, тянущуюся с самого "первого времени". Первым человеком-богом на троне Египта для них был Гор, сын Осириса и Исиды. Слово "фараон" происходит от "Рег-Аа" и означает "боль­шой дом", то есть "царский дворец". Все фараоны счита­ли себя реинкарнациями Гора, в то время как умерший правитель рассматривался после ухода в загробный мир как звездная душа Осириса.
Для того, чтобы наше разделение соответствовало при­нятому у египтологов, мы использовали династический принцип. Египет фараонов существовал примерно с 3100 года до н.э. до 332 года до н.э. — и это намного больше,
чем просуществовали Древняя Греция и Древний Рим, вместе взятые, а также западная цивилизация в целом. Триста девяносто монархов принадлежали к тридцати од­ной четко определяемой династии1. Хотя "фараонами" называли себя правители и после 332 года до н.э. (до 251 года н.э.), это были уже не урожденные египтяне, а маке­донские греки (период Птолемеев 332-30 годы до н.э.) и римские императоры позднего времени (римский период 30 год до н.э. — 251 год н.э). Если включить в нашу хро­нологию и этот период, то всего Египтом правило 439 монархов2. В египтологии такой длительный период раз­деляют на более короткие отрезки времени, и мы приво­дим это деление в таблице3.
Династия
Период
Годы
1-2
Раннее царство
3100-2686 гг. до н.э.
3-6
Древнее царство
2686-2181 гг. до н.э.
7-10
Первый переходной
2181-2133 гг. до н.э.

период

11-12
Среднее царство
2133-1786 гг. до н.э.
13-17
Второй переходной
1786-1567 гг. до н.э.

период

18-20
Новое царство
1567-1080 гг. до н.э.
21-25
Позднее новое царство
1080-664 гг. до н.э.
26
Саисская династия

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>