СОДЕРЖАНИЕ

А. КОМЛЕВ
БОЕВЫЕ ИСКУССТВА ВОСТОКА
православный взгляд

Русский Хронографъ


2000 Москва
Комлев А.Р.
БОЕВЫЕ ИСКУССТВА ВОСТОКА. Православный взгляд. - М.: Издательство «Русский Хронографъ», 2000.

Восточные боевые искусства — это реалии наших дней. Об­ращаясь к ним, как правило, молодые люди, ищут ответы на многие вопросы, не только физические, чисто внешние, но и внутренние, духовные. Могут ли боевые искусства, с их тра­дицией и философией, ответить на них? И если «да», то мо­жем ли мы целиком довериться чужому слову? Что вообще по­лезного мы можем взять отсюда, применительно к нашей се­годняшней жизни? Многие из этих вопросов автор в течение своей жизни задавал сам себе и на страницах книги делится личным опытом.

Предисловие иерея Владимира Елисеева, канд. филол. наук

По заказу магазина «Православное слово»

© Комлев А. Р., 2000
© Елисеев В. А., 2000
© «Руссюй Хронографъ», 2000


ЛР № 062041 от 18.02.98.
Формат 84x108 V32. Подписано в печать 26.04.2000. Печать офсетная. Объем 4,0 п. л.
Тираж 15 000 экз. Зак. 29609. Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии
АО «Молодая гвардия». Адрес АО: 103030, Москва, ул. Сущевская, 21.
Адрес изд. «Русскш Хронографъ»:
117049, Москва, Крымский вал, 8, п. 2.
© Издательство «Русскщ Хронографъ», 2000.


Все мне позволительно,
Но не все полезно…
(1 Кор. 6.12)


ПРЕДИСЛОВИЕ

Боевые искусства Востока, которым посвящена книга А. Р. Комлева, уже, наверное, лет двадцать будоражат во­ображение молодых людей (особенно подростков), а заси­лье на экранах зарубежных боевиков, где все герои, как на подбор, мастера каратэ или кунг-фу, делают эти искус­ства, в глазах молодежи, неотъемлемым атрибутом всяко­го уважающего себя человека. Густо припудренные мис­тикой и оккультизмом, это наследие Востока для некото­рых становятся настоящим культом и чуть ли не религи­ей, что требует уже особого осмысления, ибо здесь затра­гивается наша судьба в Вечности. Попыткой такого осмыс­ления и является книга А. Р. Комлева «Боевые искусства Востока. Православный взгляд».
Источником всех боевых искусств, видов борьбы и во­инских умений является страх смерти. Они и развились во тьме веков как средства активного противления гибели нашего тела. Но то, что сохраняя тело, можно погубить душу, никому в голову не приходило.
Практика боевых искусств показала, что недостаточно иметь только тренированное тело и совершенную, отрабо­танную веками, технику — нужна еще и способность их применить. Кроме физической подготовки бойцу необходи­ма еще и психологическая подготовка. Со временем, из своего боевого опыта, он узнает, что у него, кроме тела, есть еще и душа. И подготовка души не менее (если не более) значима, чем подготовка тела.
Тот же опыт боевых искусств показывает, что успешное применение навыков борьбы возможно лишь при условии преодоления человеком страха смерти. Так, например, самураев приучали к мысли о смерти до такой степени, что­бы они из двух путей, один из которых ведет к гибели, всегда выбирали именно последний.
Однако, чтобы приучить себя к мысли о смерти, необ­ходимо уменьшить в себе жажду жизни. Это достигалось аскетическим образом жизни — суровыми упражнениями на перенесение голода, холода, жажды, экстремальных ситуаций, тяжелых физических и психических нагрузок. В итоге вырабатывалось презрительное отношение к земным благам, к комфорту, изнеженности и, в конце концов, к самой жизни, что очень хорошо укладывалось, например, в идеал Буддизма, чьи представления были положены в основу философии многих дальневосточных боевых ис­кусств. Но обрезая свою привязанность к жизни, в процессе приучения себя к смерти, человек, тем самым, теряет сам смысл своего личного существования.
Если я могу спокойно принять свою смерть в любой момент, то зачем мне прилагать усилия к сохранению жизни с помощью боевых искусств? Если мне жизнь не ин­тересна, если у меня нет жажды жить, то чего ради ее за­щищать? Зачем тратить неимоверные усилия в течении де­сятилетий для достижения высшего уровня в боевых искус­ствах?
Так, эти искусства в жизни личности начинают отрицать сами себя. В итоге открывается новое поле поисков — поре религиозное, поле поиска смысла жизни, поле оправдания или даже компенсации внутренней омертвелости челове­ка к жизни.
В зависимости от личной культуры мастера, это оправ­дание могло выражаться различно.
• Как гордыня, как непомерное возвеличивание самого себя над другими, обожествление своих выдающихся спо­собностей и стремление подчинить себе других. Но горды­ня есть болезнь новичков и является плохим советчиком в бою. Кто не знает себя, тот не может победить и другого, ибо знание себя есть, прежде всего, знание своих слабых сторон, так как поражение приходит от нашей слабости, а не от силы. Лишь тот, кто укрывает слабое, способен из­бежать поражения. Гордыня же есть духовная слепота по отношению к своим недостаткам, а значит в ней коренит­ся уязвимость.
• Как обожествление самого искусства или мастеров прошлого. Культ героев прошлого породил языческих бо­гов античности, как об этом свидетельствовали святые отцы. Точно также и вокруг мастеров боевых искусств склады­вается особый культ — в спортивных залах на Востоке ви­сят портреты учителей прошлого и даже ставятся подобия алтарей, где возжигаются свечи или ароматические палоч­ки перед этими портретами. Им совершается особое покло­нение, которое фиксируется в особых ритуалах, соблюдае­мых во время тренировок. При этом внушается, что под­линный смысл боевого искусства непостижим для смерт­ных, насаждается атмосфера таинственности и секретнос­ти, вводится система последовательных посвящений, или степеней, чтобы новичок не знал, что изучает мастер. Весь этот туман неопределенности способен создать некоторый энтузиазм и заткнуть дыры сомнений, если таковые воз­никают.
Как долг служения господину до смерти — смерти ради сохранения рода, семьи, клана, смерть ради идеи и т. д.
Такое отношение особенно культивировалось самураями.
Как разновидность религиозной практики самостоятельных, исторически не связанных с боевыми искусства­ ми, древних религиозных традиций - таких как буддизм, даосизм, конфуцианство, языческие культы животных тотемов и т. д.
Наконец, мог иметь место и самый примитивный спо­соб компенсации потери вкуса к жизни, такой, как выпивка, или употребление наркотиков. Удивительно, но многие из высочайших китайских мастеров боевых искусств курили опиум и даже были горькими пьяницами. Об этом свиде­тельствует известный американский исследователь восточ­ных боевых искусств Р. У. Смит (см., Smith R.W., Draeger D.F. Asian fighting arts. Tokyo; N.Y., 1973. Smiht R.W. Chinese boxing: Masters and methods. Tokyo; N.Y., 1978). С чего бы это мастера стали выпивать, если их искусство было «путем осмысления жизни», как об этом ныне тор­жественно вещают новичкам более или менее серьезные по­собия по воинским искусствам?
Видимо, за все надо платить. И за высочайший уровень в боевых искусствах приходится платить тяжелейшими ут­ратами. В книге А. Р. Комлева описываются эпизоды из жизни известного мастера и актера Брюса Ли (закончив­шейся безвременной смертью), из которых видно нараста­ние внутренней неудовлетворенности, по мере возрастания его мастерства, и глубокие поиски в религиозной сфере с целью разрешения этого духовно-психологического кризи­са. Это — лишнее подтверждение нашей мысли о дисгар­моничности «пути воина», не уменьшающего нашу незащи­щенность, а увеличивающего ее.
Парадоксальным образом наша телесная неуязвимость неизбежно рождает духовную ущербность. И здесь впол­не уместно вспомнить слова апостола Павла о соотноше­нии в человеке духовного и телесного. Он пишет: ... ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти: они друг другу противятся, ... (Гал. 5,17). Таким образом, становится совершенно очевидной неизбежность обращения выдающихся мастеров к религиозным учени­ям и наличия определенной религиозности в идеологиях наиболее выдающихся школ боевых искусств.
Это обращение оборачивалось двоякого рода следстви­ями. С одной стороны, на уровне действительно высоких мастеров, обладавших развитым интеллектом, самосозна­нием и одаренностью, это были глубокие поиски смысла бытия, достигавшие самых высоких вершин философской мысли своей культурной традиции. С другой стороны, на уровне посредственностей, это были поиски магических средств овладения сверхъестественными силами, что, в конечном итоге, как мы видели, могло лишь увеличивать духовную опустошенность. Смесь того и другого мы, в ча­стности, наблюдаем в жизни Брюса Ли, описываемой на последующих страницах.
Сегодня именно магическими, «сказочными», аспекта­ми привлекается наша духовно и физически незрелая мо­лодежь к повальному увлечению восточными боевыми ис­кусствами, надеясь без особого труда стать сверхчеловеком, умеющим одерживать победу над сотней человек, и чуть ли не летать по воздуху. В этих иллюзиях ее укрепля­ют бесчисленные, восточные боевики, в которых соверша­ются и не такие чудеса. И действительно, восточные бое­вые искусства пронизаны магией; любопытно, что китайс­кое выражение «Ушу», переводимое обычно как «воинское искусство» может быть переведено и как «воинская магия». Достаточно вспомнить «боксерское» восстание в Китае, в конце XIX столетия, когда сотни невооруженных кресть­ян бросались под пули, уверенные в полной своей неуязви­мости, достигнутой ими, как они думали, благодаря особым упражнениям и магическим обрядам. Это «магическое со­знание», вместе с упадком образования, сегодня активно культивируется и средствами массовой информации, с пол­ной серьезностью рекламирующих бесчисленных магов, кол­дунов и целителей, обещающих чуть ли не бессмертие.
Но чем же плоха магия? — может спросить неискушен­ный подросток. А тем, что магия есть попытка подчинить себе, своим прихотям и желаниям все обстоятельства на­шей жизни. Этим, впрочем, занимается и вся наша цивилизация, посредством науки и техники, но уж очень гро­моздко, медленно и не всегда удачно.
Магия же вещает, что кроме современной науки есть древнее, забытое знание, обращающееся к неким неизвес­тным силам или духам, способным совершать чудеса и исполнять любые желания мага. Однако, если мы говорим о сверхъестественном, не следует забывать, что главным понятием в этой сфере является понятие Бога, как упра­вителя и хозяина всего существующего. Это означает, что желания и прихоти мага могут столкнуться с желанием и волей Бога, противоречить им. А тогда - прощай, всемо­гущество магии.
Именно поэтому, во всех магических учениях, представ­ление о Боге затушевывается, размывается, а иной раз и просто игнорируется. Ведь по сути, магия есть попытка заставить Бога служить магу наподобие собачонки. С хри­стианской точки зрения это невозможно, ло с точки зрения буддизма, отрицающего существование Бога, или с точки зрения язычества, где утверждается существование мно­жества богов, соперничающих друг с другом, — эта идея допустима. Более того, в индустских религиозных тради­циях высказывается мысль о возможности человеку, с по­мощью средств йоги — стать богом, владыкой всей вселен­ной. Не забудем, что то же самое обещал и диавол Адаму и Еве в раю. Чем это кончилось — общеизвестно.
Вот к этому идеалу, — к тому, чтобы стать сильнее всех, подчинить себе всех, — стремится неосознанно и всякий на­чинающий маг, всякий новичок в боевых искусствах. Эти неопределенные мечты, рано или поздно, оформляются в стремление стать властелином всего мира*. _____________________________________________________________________________________________
В этой связи любопытно процитировать две заповеди основа­теля японского боевого искусства «Айкидо», Мори.хеи Уешиба:
«Тайна Айкидо состоит в гармонизации себя с движениями все­ленной и в приведение себя в согласие с самой ее сущностью. Тот, кто постиг Айкидо, несет вселенную в себе и может сказать: «Я яв­ляюсь вселенной».
«Когда противник пытается сражаться со мной — с самой все­ленной — он этим стремлением нарушает гармонию мироздания. Поэтому в тот момент, когда он задумает бороться со мной, он уже побежден...» (Из кн. Kisshomaru Ueshiba «Aikido». Tokyo, 1962).

Однако, место первого мага давно уже занято — им стал сатана, попытавшийся стать выше Бога. В наказание, он был сброшен с небес, вместе со своими ангелами, опустился ниже животных и утратил всякую власть над чем бы то ни было. Возмечтав о том, что он может быть выше Бога, он солгал сам себе, ввел себя в самообман и, с тех пор, стал отцом всякой лжи, мечтания, иллюзий и миражей, всяко­го обмана, хитрости и лукавства.
Не имея власти над реальностью, он с помощью сказок о магическом могуществе ныне завлекает в свои сети и ловушки обещанием сверхъестественной мощи новых кан­дидатов на пост «Владыки вселенной», отыгрываясь на них за свое поражение злобным издевательством над их душа­ми, превращая в послушных роботов с мертвым сердцем. Восточные боевые искусства, среди этих бесчисленных ло­вушек врага рода человеческого, количество которых рас­тет ныне в reoMefpHMecKofi прогрессии, составляют одну из рядовых разновидностей. Кому из парней не хотелось быть сильнее всех? И обещанием этой силы сатана увлекает в свои бездонные пропасти множество молодых людей.
Наивность современной молодежи сегодня настолько ве­лика, что совсем не редким может оказаться вопрос: «А почему я должен считать сатану своим врагом?» Ответ прост: потому, что Бог создал человека для того, чтобы лучшие из лучших заняли на небесах места тех ангелов, которые с сатаной были низвержены на землю и ныне называются бесами.
Люди — конкуренты сатане, и поэтому он ведет нещад­ную борьбу с ними. Власть над людьми он получает, вводя их в грех обманом, обещанием невиданных наслажде­ний, уговорами, которые, в виде навязчивых мыслей, мо­гут крутиться в нашей голове. Если мы поверим им и со­гласимся на предлагаемое, то отдадим власть над собою сатане, и он, нашей же верой ему, может постепенно дове­сти нас до гибели.
В качестве иллюстрации можно привести эпизод из жиз­ни преподобного Николая, чья память празднуется Свя­той Православной Церковью 24 декабря по старому сти­лю (6 января по новому). Первоначально он был воеводой при греческом царе Никифоре (IX век н.э.). Когда царь воевал с болгарами, Николай выступил в поход со своими воинами. К вечеру он заночевал в гостинице. Дочь хозяи­на гостиницы, возбужденная сатанинским пожеланием на грех, тихо подошла к постели воеводы, разбудила его и стала увлекать на любодеяние грешными речами.
— Отступись от своего сатанинского неистового вожде­ления, девица, — сказал ей воевода, — и не желай оск­вернить свое девство, меня же окаянного низвергнуть во глубину ада!
Немного устыдившись, она отошла, но потом еще два раза пыталась соблазнить целомудренного мужа. Тогда блаженный воевода сказал ей: «О окаянная, исполненная всякого бесстыдства и неистовства, раба своих страстей! Не видишь ли, что бесы возмущают тебя, желая растлить твое девство и сделать тебя посмешищем и позором для всего рода твоего и для всех людей, душу же твою вверг­нуть в вечную муку? Не видишь ли также, что я, недостой­ный, иду на кровопролитную войну с чужим народом? Как же я оскверню свое тело, идя на брань! Нет, Бог мне по­может, и я не осквернюсь!» И со стыдом отослал ее от себя.
Наутро воевода, помолившись, отправился в дальней­ший путь. На следующую ночь он во сне увидел себя сто­ящим в каком-то воздушном месте. Близ него сидел некто Сильный, у Которого правая нога была положена на ле­вую.
Видишь ли этих воинов с обеих сторон? – спросил Он Николая.
Да, Господин мой, — ответил тот, - вижу, что гре­ки побивают болгар.
Тогда этот Сильный переложил левую ногу на правую. И праведный Николай увидел, что болгары окрепли и без­лошадно побивают греческие полки. Когда же битва пре­кратилась, то Сильный сказал воеводе:
- Рассмотри тщательно тела убитых и скажи, что увидишь.
Осмотревшись, воевода увидел, что все поле покрыто мертвыми телами, посреди же них одно место, поросшее травой и пустое, такой величины, что на нем можно лечь только одному человеку. Тогда тот страшный Муж сказал ему:
- Это пустое место было приготовлено для тебя. Но так как ты в прошедшую ночь мужественно отогнал от себя зло­ козненного змия (то есть сатану.), трижды боровшегося с тобою, склоняя тебя на грех и желая умертвить, то вот ты сам освободил себя от смерти: это поросшее травою место оставил пус­тым, душу же свою спас вместе с телом. Остальное время жизни твоей ты, спасшись от смерти, поработаешь Мне.
Праведный Николай проснулся в страхе, и встав, помо­лился Богу за своих воинов. Когда же началось сражение, то сначала греки одолевали болгар, но затем болгары вне­запно воспрянули и начали одолевать греков. Скоро вся сила греческая пала от мечей болгар, и самому царю Никифору с трудом удалось бежать с малой дружиной.
Тогда предводитель греческих полков, блаженный Ни­колай, увидев исполнение своего сна, вознес благодарение Богу за спасение от смерти и, оставив свой сан, удалился в монастырь, молясь о погибших воинах. (Жития святых святителя Димитрия Ростовского. Декабрь. Издание Вве­денской Оптиной Пустыни, 1993. С. 669-671).
Из этого повествования мы ясно видим, как сатана пы­тается нас погубить, влагая греховные устремления в сер­дца людей, и уже через них увлекая нас к гибели. Так люди становятся орудием сатаны, как была им девица, соблаз­нявшая воеводу.
Также становится ясным, что причиной нашей безвре­менной смерти в бою является не наше неумение защитить себя каким-либо приемом, а наши грехи, о чем всегда было известно православным воинам. Поэтому, идя в бой, они стремились очиститься от грехов в таинстве покаяния, и вести целомудренную, безгрешную жизнь.
Только люди святой жизни могут быть непобедимыми воинами, а умение и боевое искусство здесь играют под­чиненную роль. Об этом и свидетельствуют те примеры, которые приводит в своей книге А. Р. Комлев, в главе «Рат­ники». Итак, мы должны бороться со своими грехами, и тогда нам не придется бороться с людьми, само нападе­ние которых может быть наказанием за нашу греховную жизнь.
К этому можно добавить, что многие православные свя­тые, никогда не учившиеся боевым искусствам, могли од­ной молитвою совершать чудеса, о которых и не слыхали все мастера восточных единоборств вместе взятые. Вот не­сколько примеров из книги Иоанна Мосха «Луг духовный», описывающей святых подвижников VI—VII веков, живших в Палестине, Сирии и Египте (Луг духовный. Творение бла­женного Иоанна Мосха. Сергиев Посад. 1915. Переиздано в 1991 г.)
«Язычник сарацин рассказывал: «Однажды я отправил­ся на охоту на гору аввы Антония. Подхожу к горе, и вижу сидящего инока. В руках у него была книга, которую он читал. Иду прямо к нему, чтобы ограбить его, а, может быть, и убить. Но когда я приблизился к нему, он простер ко мне свою правую руку и сказал: «Стой». И я простоял двое суток, будучи не в состоянии двинуться с места.
Ради Бога, Которого ты чтишь, отпусти меня, — стал я просить.
Ступай с миром! - сказал инок. И я получил воз­можность уйти с того места, на котором стоял»'(с. 160-161)
«Вот что еще рассказывал нам старец. После аввы Да­вида пришел некий инок, по имени Адола, также родом из Месопотамии. Поселился в окрестностях города затворни­ком в келейном дупле, через которое и говорил с прихо­дившими к нему. Однажды, во время варварского наше­ствия та местность подверглась страшному погрому. Вар­вары случайно проходили мимо затворника. Увидав выг­лянувшего из оконца старца, один из варваров извлек меч и замахнулся, чтобы поразить отшельника, но его простер­тая рука вдруг осталась без движения. При виде этого чуда пораженные изумлением остальные варвары поверглись пред старцем с мольбою. Сотворив молитву, старец исце­лил наказанного и отпустил их с миром» (с. 85-86)
А вот почти современное чудо, описанное в воспомина­ниях протоиерея Василия Шустина о встрече с оптинским старцем Нектарием в период между 1912 и 1914 годом.
... Батюшка обратился ко мне и говорит: «А теперь пой­дем, я тебя научу самовар ставить. Придет время, у тебя прислуги не будет, и ты будешь испытывать нужду, так что самовар придется самому тебе ставить». Я с удивле-
-----------------------------------------------------------------------------------
Такое же чудо совершил в XI веке и наш святой, преподобный Григорий Печерский. Он своей молитвой приковал к земле воров, забравшихся в сад, и они стояли целых два дня и две ночи на одном месте, под гнетом мешков, наполненных ворованными плодами (см. Жития святых св. Димитрия Ростовского. Январь. Издание Введен­ской Оптиной Пустыни, 1993. С. 257-258.

нием посмотрел на батюшку и думаю: «Что он говорит? Куда же наше состояние исчезнет?» А он взял меня за руку, провел в кладовую и говорит мне: «Вытряси прежде са­мовар, затем налей воды ... вода стоит вон там, в углу, в медном кувшине, возьми его и налей». Я подошел к кув­шину, а тот очень большой, ведра на два, и сам по себе массивный. Попробовал его подвинуть, нет — силы нету, — тогда я хотел поднести к нему самовар и налить воды. Ба­тюшка заметил мое намерение и опять повторяет: «Ты возьми кувшин и налей воду в самовар». — «Да ведь, батюшка, он слишком тяжелый для меня, я его с места не могу сдвинуть»'. Тогда батюшка подошел к кувшину, пе­рекрестил его и говорит: «возьми». — И я поднял, и с удив­лением смотрел на батюшку: кувшин мне почувствовался совершенно легким, как бы ничего не весящим. Я налил воду в самовар и поставил кувшин обратно с выражением удивления на лице. А батюшка меня спрашивает: «Ну что, тяжелый кувшин?» — «Нет батюшка, я удивляюсь, он со­всем легкий». - «Так вот и возьми урок, что всякое по­слушание, которое нам кажется тяжелым, при исполнении бывает легко, потому что это делается, как послушание». Но я был поражен: как он уничтожил силу тяжести одним крестным знамением! (И. М. Концевич «Оптина пустынь и ее время». Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Издательский отдел Владимирской Епархии, 1995. С. 495-496)
И, наконец, чудо, которое ни одному мастеру боевых ис­кусств не могло даже присниться.
В городе Катане (Италия) в VIII веке, жил некий вол­шебник по имени Илиодор, бывший христианин, тайно отвергшийся Христа, и служивший бесам, научившись вол­хованию. Часто убеждал его епископ Катанский, святитель Лев, человек святой и чистой жизни, покаяться и обратить­ся к Богу. Но нечестивец не исправлялся, а задумывал все большее зло. Однажды, в праздничный день, когда святитель Лев совершал в церкви Божественную службу, в храм вошел и волхв Илиодор, как лицемерный христианин, так что одни из народа стали топотать в церкви, словно лоша­ди, ногами, и рычать подобно зверям; другие стали неудер­жимо хохотать, а иные — гневаться; волхв же хвалился, что заставит и самого епископа скакать и плясать. Святи­тель Божий, уразумев помышления Илиодора, преклонил колени пред престолом Божиим, и, усердно помолившись, встал, вышел из алтаря и, взяв своим омофором* за шею волшебника, связал его, и, выведя из церкви на середину города, повелел народу развести большой костер. Когда это было исполнено, святой распросил Илиодора о всех его вол­хованиях и чародеяниях, а после этого, держа связанным своим омофором, вошел с ним в огонь, и, находясь в пла­мени, держал его и не выходил из огня до тех пор, пока нечестивый волхв весь не сгорел; после этого архиерей Бо­жий Лев, возвратившись в церковь, закончил Божествен­ную службу. Сам святитель не только не опалился в огне, но огонь даже не коснулся его святительских облачений: роса Духа Святого окружила его в пламени и защитила от опадения. (Жития Святых свят. Димитрия Ростовско­го. Февраль. Издание Введенской Оптиной Пустыни, 1993. : С. 353-357)
Все эти примеры свидетельствуют о том, что если с че­ловеком пребывает Сила Божия. то никакое боевое мастерство не способно победить его. С другой стороны, су­ществует и нечистая сила, сила бесовская, но она не само­стоятельна и иллюзорна.
Из Евангелия мы узнаем, что бесы могут вселяться в человека и мучить его, придавая ему сверхъестественную силу. В этом смысле показателен эпизод с исцелением гадаринского бесноватого (Евангелие от Марка, гл. 5). Этот
----------------------------------------------------------------
Омофор — часть епископского облачения, наподобие длинной широкой ленты.


бесноватый имел такую силу, что разрывал железные цепи и разбивал оковы, которыми его пытались связать, и ник­то не в силах был укротить его.
Однако, когда Господь наш Иисус Христос повелел бесам выйти из человека, они просили Его не посылать их в бездну, но разрешить им войти в свиней, которые пас­лись рядом. И Господь позволил им. И тут же стадо сви­ней бросилось в воду и погибло. Это евангельское повество­вание свидетельствует, что бесы не имеют власти даже над свиньями, и не могут входить в людей по своему желанию. Они могут делать лишь то, что позволяет им Бог.
Так Бог позволил бесам, подчиненным волшебнику Или-одору, воздействовать на людей так, что они топали, рыча­ли и хохотали в церкви. Но сделал Он это для того, чтобы всем была явлена Сила Божия через святителя Льва, и был прославлен в веках великий угодник Божий. Если бы Бог не позволил совершиться волхованию, сожжение Илиодора выглядело бы для всех бессмысленной жестокостью.
Точно также и в конце времен Господь позволит сатане овладеть всем миром, казалось бы, достичь полной побе­ды над людьми, чтобы затем окончательно сокрушить его. Бог попускает бесам входить в людей для наказания их за грехи и для остановки человека на пути греха. Воля че­ловека связывается бесом, и он уже не ответственен за со­вершаемое, так как в нем действует уже только бес. Но некоторые в безумии своем сами призывают себе на по­мощь сатану, и он дает некий силы (опять же, попущени­ем Божиим), чтобы через них погубить человека. Сегодня уже известно множество случаев, когда лечившиеся у эк­страсенсов и колдунов получали сначала облегчение, а потом впадали в т.акие болезни, в которых ни один врач не мог разобраться.
Иногда, за успешное лечение, приходилось платить смер­тью близких людей, неожиданно погибавших в автокатастрофах (см. например книгу иеромонаха Анатолия (Бере­стова) и Алевтины Печерской «Православные колдуны» -кто они? — М.: Новая книга», Ковчег, 1998). Недаром сви­ньи, в которых вошли бесы, сразу же погибли, бросившись в озеро, как мы видим из евангельского повествования.
Это свидетельствует, что если бы не Бог, то сатана дав­но бы погубил всех людей, но Господь ограничивает его власть даже над бесноватым, а равно и над колдунами, оккультистами и мастерами боевых искусств, чтобы пос­ледние, устрашенные «черными тенями», о которых упо­минает А. Р. Комлев в своей книге, задумались, и обрати­лись к истинному Богу.
Истинным воинским искусством является наша Право­славная Вера. Это то непобедимое оружие, которым наша Церковь вот уже 2000 лет ведет бескомпромиссное сраже­ние против главного врага всего человеческого рода — са­таны, этого «человекоубийцы от начала», как определяет его Священное Писание, из-за которого человек лишился бессмертия и стал рабом страха смерти. И здесь были явлены такие гиганты духа, такие воители, с которыми не сравнится никакой Брюс Ли, Мусаши Миямото или Сан Лу-чань. Но их сила была не в объеме мускулов, не в увер­тливости и прыгучести, не во владении «космической энер­гией Ци», а в единстве, неразрывной связи с источником всякой силы и всякого блага — с Господом Богом.
Если с нами Бог — то кто против нас?
Иерей Владимир Елисеев, 9 декабря 1999 г.

ВВЕДЕНИЕ
Я начал интересоваться приемами борьбы с седьмого класса, причем спортивные виды и бокс меня никогда не интересовали. Сначала боевое самбо, затем джиу-джитсу, позднее, каратэ и, наконец, кунфу. Все началось в 1977 году. Вскоре в стране была создана Федерация так называемо­го «спортивного каратэ», а в 1982 году ее быстро разогна­ли. С началом перестройки 1985 года постепенно все вос­становилось. Больше того, на нас буквально обрушился шквал всяких систем и методов, стилей и школ. Чего здесь только не было! Можно сказать даже и так: каждый на­род Азии готов был представить нам свои «драгоценные национальные сокровища» — боевые искусства.
Я говорю нам - это значит русскому человеку. Пе­рестройка перестройкой, а жизнь продолжается. В моем случае интерес к боевым искусствам пропадал по мере появления все новых и новых методов, по мере доступ­ности все больших и больших сведений. Я продолжал практиковать... теперь уж и не скажешь, что именно. Удар рукой для меня был просто ударом рукой, а удар ногой — просто ударом ногой. Единственный глубочай­ший интерес вызывало традиционное оружие Окинавы, известное под названием «нунчаку». Но подобное опре­деление всего лишь определение и ничего больше. Ана­логов двум деревяшкам, соединенных шнуром, мы без труда можем найти и в других странах под собственным названием; от этого их природа не меняется. Здесь я ис­пользую терминологию, наиболее распространенную у себя на родине — в России. Нунчаку, так нунчаку, для меня это сегодня не более чем короткий цеп.
По мере роста, а он происходил очень медленно, так как спортивные результаты меня совершенно не интересовали, я все же постепенно вышел на уровень вопро­сов, которые так или иначе затрагиваются всеми тради­ционными школами восточных единоборств. Эти вопро­сы касались по большей части внутренней жизни воина (или бойца). Ответы на них соответствовали религиоз­ным догматам, принятым на данной территории. У япон­цев, к примеру, на какой-то вопрос был свой, чисто «япон­ский» ответ; у китайцев по тому же вопросу -- «китай­ский» и т. д. Наступил момент, когда и то, и другое меня перестало удовлетворять. Вернее сказать, освещение конкретного вопроса в духе буддизма, конфуцианства или еще какого течения стало мне непонятно. Как правило, объяснения давались или уж слишком умно, или, наобо­рот, вместо толкования маскировались в мистическую ву­аль. А мне хотелось бы узнать, что в действительности за ней скрывается, куда меня ведет эта «чужая» фило­софия, к чему призывает «неизвестная» традиция?
В 27 лет я принял крещение, то есть Православную веру. Мое внимание впервые привлекли книги отцов Церкви. Неожиданно оказалось, что на подавляющее чис­ло вопросов, долгое время тревоживших мое сознание, в них есть ответы. Причем, ответы, близкие по духу и со­вершенно понятно изложенные. Вскоре я выяснил для себя простую вещь. Так или иначе, боевые искусства зат­рагивают тему так называемого потустороннего мира, из­вестного в православной традиции, как мир невидимый. Ответы на эти вопросы даются в типичном духе той ре­лигии, которая является главенствующей на территории данной страны. Но религий, придуманных людьми, бес­численное множество, а значит и толкований немало. А невидимый мир, хотим мы этого или нет, он - один, и знания о нем человеку открыл Сам Творец. Поэтому я посчитал для себя полезным почитать не мудрствования каких-то учителей, а первоисточник. Этот первоисточник есть не что иное, как Священное Писание (БИБЛИЯ) - свод книг, хотя и записанных людьми, но по внушению Духа Святого.
Самому разобраться в текстах, безусловно, для меня было делом непосильным. При первом ознакомлении большинство из них остается совершенно непонятными, в чем-то видишь противоречия, и начинаешь сомневать­ся, что-то понимаешь совсем не так, как оно есть на са­мом деле. Но тогда на помощь и приходят отцы Церкви, которые в разное время писали толкования не только на трудные в понимании места, но и вообще на все собы­тия и явления. По мере ознакомления с их трудами, их опытом, я увидел, что Библия, и главным образом Еван­гелие, содержат ответы абсолютно на все вопросы, ко­торые в духовном плане могут будоражить воображение человека, занимающегося боевыми искусствами. И так как люди с течением столетий не изменились, ответы эти не утратили своей актуальности, что, кстати, лишний раз доказывает Боговдохновенность Писания. Менялись ци­вилизации, но невидимый мир оставался прежним, ка­ким и был создан Творцом с самого начала. Оставался прежним и грех, поразивший людей. Именно в этом я вижу нашу неизменность. Орудия греха могут менять свою форму, но не сама внутрення причина или, приро­да его. Она такая же, как и сотни, тысячи лет назад.
По мере моего воцерковления ответов на некогда по­ставленные вопросы становилось все больше и больше. Удивителен тот факт, что вопросы пришли «оттуда» -из восточных боевых искусств, но ответы на них я нашел «здесь» у нас — в православной традиции. Быть может, мой опыт окажется полезным хотя бы для одного чело­века. На страницах этой книги я даю примеры как раз тех вопросов, которые тревожили мое сознание в прак­тике боевого искусства и показываю источники, где на­шел исчерпывающий ответ.
Апрель 1999 г.


КНИГИ ОБ ЭТОМ

Полезно ли доверяться всему, что мы узнаем из книг?

Книги на тему восточных боевых искусств по своему содержанию бывают разные. Для себя я выделяю три направления: технические, истори­ческие и мистические. Первые, как правило, от начала и до конца посвящены техническим воп­росам. Вторые, которых уже немало на наших книжных полках, рассказывают об истории тех или иных видов и стилях борьбы. Как правило, история на страницах таких изданий тесно пере­плетается и с философией, и с религией. Среди массы событий и эпизодов, подкрепленных кон­кретными датами, немало легенд, способных про­сто возбудить воинственный дух начинающего чи­тателя. К книгам мистического толка я отношу такие, на страницах которых осуществляется по­пытка говорить о вещах, в которые раньше по­свящали далеко не каждого. Вот эти последние как раз и наиболее опасны, ибо затрагивают не столько внешние аспекты подготовки бойца, сколько внутренние, о которых, кстати, мы ниче­го не знаем.
На последнее мое утверждение можно немед­ленно возразить, сославшись на соответствующие издания: вот же они, бери, читай! И наивный читатель берет и читает. Хорошо, если, ничего не поняв, отложит до «лучших времен». Может быть, они еще и минуют его. А если не так? Если с пер­вых же шагов он примет на веру все то, что ему предлагают, и начнет усердно практиковать, не­укоснительно следовать рекомендациям? Про­блема как раз в том и состоит, что со страниц таких книг читатель получает одностороннюю ин­формацию по тому или иному предмету, которая умело маскируется под мистический опыт мас­теров прошлого. На поверку оказывается, что ни­чего необычного в данном вопросе нет и суще­ствуют люди, которые, находясь вне боевых ис­кусств, знают об этом больше. К примеру, что мы понимаем под словами «воин тьмы»? Ну, что? Вот, об этом немало уже написано, показано. Что это за явление такое? В действительности это может убить, и кого? И как с этим бороться?
Здесь я имею в виду, конечно, не тех «ночных воинов», под которыми подразумевают средневе­ковых шпионов — ниндзя. Мы начали говорить о мистике, а значит, речь идет о внутренних про­блемах. Ниндзя? А какие здесь внутренние про­блемы?
В своей книге «Секрет внутренней силы» Чак Норрис посвящает этому вопросу целую главу. К сожалению, я так и не сумел понять, действи­тельно ли он верит в существование этих «вои­нов» так, как представляет их сам. Для меня ни­какой загадки в этом не было, как не было и страха перед неизвестностью. Только исчерпывающую информацию по данному вопросу я полу­чил отнюдь не из «восточной» философии. Я на­шел ответ совершенно в другом месте, диамет­рально противоположном во всем. Но именно там было слово истины.
Мой личный опыт показал, что если видишь противоречия в разных источниках, то не дове­ряй ни одному из них. Но проблема остается, и как здесь быть? Можно попробовать поискать ответ в независимом источнике, который не за­интересован в привлечении на свою сторону «сло­няющихся умов» и освещает тот или иной воп­рос без пристрастий, как он есть на самом деле. Более того, многое извращение истины произошло от умстования людей, которые, к слову сказать, для подтверждения своей правоты использова­ли выдержки из Священного Писания. Автори­тет Библии ни у кого не вызывает сомнения, что лишний раз подтверждается тем, как еретики стараются использовать ее в проповедях своего учения. Поэтому именно в этой книге находим от­веты практически на все вопросы.
Но как же еретики подкрепляют свои мысли словами из Священного Писания? Они попрос­ту берут небольшие фразы, самым наглым обра­зом «вырывая» их из общего контекста. При вни­мательном рассмотрении оказывается, что у этих фраз есть продолжение, может быть, даже в дру­гих местах Писания. С самого начала своего су­ществования Церковь вынуждена была бороть­ся с ересями, поэтому святые отцы немало потрудились над созданием более доступных для по­нимания толкований.
Читая эти книги, каждый любитель боевых ис­кусств в состоянии будет найти для себя ответы на очень и очень многие вопросы и сравнить их с тем, как они звучат в других источниках, вольно или невольно пропагандирующих другие религии. Часто бывает так, что истина открывается сра­зу и человек круто меняет свое мировоззрение. Иногда он бросает занятия боевыми искусства­ми, обнаруживая в их философии обман. Сегод­ня я не могу согласиться с таким подходом. Ду­маю, что дело здесь гораздо глубже. Вопрос в том, что мы можем, а чего не можем принять; и далее - - что можем практиковать, а чего прак­тиковать не следует.
Но вернемся к нашему первому вопросу о «во­инах тьмы». Прежде чем ответить на него в духе православной традиции, я хотел бы привести классический пример этого явления. Он такой классический, что дальше уж некуда. Речь пой­дет о трагической гибели знаменитого бойца со­временности Брюса Ли.
НЕВИДИМЫЕ БОИ БРЮСА ЛИ

Как давний поклонник Брюса Ли, много лет я собирал информацию о его жизни, творчестве, спортивной и кинематографической карьере, а также и загадочной смерти. Добрый десяток книг, изданных у пас в последнее десятилетие, и бесчисленное множество статей не ответили на главный вопрос, который постепенно захватил мое сознание. Что же в действительности послу­жило причиной преждевременной смерти? Не сам диагноз, а внутренняя причина... Где или в чем она?
И вот в 1997 году появляется книга Брюса То­маса «Брюс Ли: сражающийся дух». На мой взгляд, это лучшее издание из тех, которые мне уже удалось прочитать. В нем, во всяком случае, была сделана попытка указать одну из немногих и как раз внутренних причин смерти великого бойца. Никаких легенд, никакой мистики... Сами друзья Брюса, его близкие свидетельствовали о том, что так называемые внутренние трениров­ки его зашли очень далеко.
Ознакомимся с этими высказываниями, со­бранными Брюсом Томасом. Может быть, все вместе они наведут нас на вполне определенную мысль.

Воспоминания учеников и близких друзей Брюса

Стр. 13.
«Однажды ночью, вскоре по прибытии в Амери­ку, Брюсу привиделось, что он сражается с тем­ной тенью. Он пережил психологический кризис, во время которого столкнулся с тем, что Юнг на­зывал «теневой» стороной личности. Брюсу Ли пришлось в эту ночь лицезреть все страхи, со­мнения и чувство беззащитности перед агресси­ей, наполнявшие его жизнь. Пережив это, он начал освобождаться и интегрировать могучие энергии, которые ему затем удалось направить (или которые направили его) на то, чтобы стать высокомотивированным и целеустремленным мо­лодым человеком. После этих переживаний Брюс полностью посвятил себя самосовершенствова­нию, поставив при этом перед собой честолюби­вые цели. В 1969 году, переживая разочарова­ние в роли, к исполнению которой он так стре­мился, Брюс нашел в себе достаточно душевных сил, чтобы суметь написать клятву: через год он станет самым высокооплачиваемым в мире ак­тером азиатского происхождения... Посреди 1973 года (года своей внезапной смер­ти) Брюс Ли снова пережил кризис, чувствуя трудности в принятии решения относительно соб­ственного будущего. В определенном смысле его основной битвой оставалась битва с самим со­бой. Возможно, ему следовало бы отказаться от своей обычной практики — все интенсивнее ис­пользовать резервы воли и расширять границы возможного, устремляясь к новым рекордам, нужно было бы приостановиться, успокоиться и отдохнуть, чтобы восстановить равновесие. Но Брюс убедил себя в том, что умеет расслабляться в работе и достигать ощущения покоя во время головокружительного ритма перемен, в который он полностью погрузился».

Стр. 58. Воспоминания Такауки Кимуры.
«Я был с Брюсом, когда он превращался в де­мона и сбивал с ног здоровенных парней. Но его сила заключалась не только в мускулах. Он ча­сто рассказывал историю о старой леди, чей дом загорелся. Самой дорогой для нее вещью было пианино, стоящее на одном из верхних этажей. Ни на минуту не останавливаясь и не задумы­ваясь, она вынесла пианино из дома. Позже, когда пожар погасили, потребовались усилия четверых мужчин, чтобы внести его обратно. Брюс умел задействовать именно такой вид энер­гии по своей воле. Его сила шла от огромной внутренней энергии, которой он умел управ­лять»...

Стр. 59. Комментарий Джеймса де Миля.
«Таки видел «гибкость» в характере Брюса. Но в глубине души этого человека бежал темный по­ток, готовый ворваться в его жизнь».

Стр. 60-61.
«В комнате, выделенной ему Руби Чжоу, Брюс сражался со своей «черной тенью», не отпускав­шей его несколько минут. Тщетные попытки ос­вободиться от нее сделали его мокрым от пота. Не требуется большого воображения от журна­листа или автора бесчисленных сценариев, что­бы превратить это событие в страшную историю о «демоне» или «проклятии» Брюса Ли. Так что нет ничего удивительного в том, что этот эпизод стал самым заезженным и искаженным в его био­графии.
Это событие следует попытаться увидеть в пра­вильной перспективе. Нет никаких сомнений в том, что Брюс Ли начал генерировать мощную энергию, далеко превосходящую границы обы­денного (или ему удалось получить доступ к энер­гии). Но энергия по своей природе не является ни плохой, ни хорошей, она может быть и той и другой. Это Инь и Ян, свет и мрак. В энергии со­держатся все возможности. Этой ночью Брюс не сражался с привидением, нет, он предстал лицом к лицу с теми аспекта­ми своей личности, которые раньше не хотел при­знавать: со злостью, самонадеянностью и безза­щитностью. Брюс просто встретил «себя». Он прошел через суровое столкновение со своим бес­сознательным Я, благодаря которому все темные стороны его натуры стали лучше видны ему са­мому. Безусловно, он мог это переживать, как борьбу с темной силой. В Таро карта «Дьявол»' отображает архетипический опыт и указывает на мощные энергии психики, вышедшие из-под кон­троля. Здесь Дьявол представляет собой не силы зла, а импульсивность инстинктов и энергию бес­порядка. Дьявол учит «Шута» (наивного иска­теля духовности), как узнать и признать все ас­пекты его натуры, как светлые, так и темные. Психолог Юнг называет эту архетипическую Стр. силу не «Дьяволом», а «Тенью». Тень — это заб­локированная энергия, включающая в себя по­давленные или негативные чувства, осво­бождение от которых открывает дорогу интегра­ции и направляет энергию в положительном на­правлении.
В православной литературе слово «дьявол» пишется со строч­ной буквы.
И действительно, после этого случая Брюс Ли стал на путь самосовершенствования. Он закон­чил школу Эдисона с хорошими оценками в дип­ломе и обеспечил себе место в университете Ва­шингтона в Сиэтле, который стал посещать с марта 1961 года. Он сразу же записался на те курсы, которые были интересны ему, — англий­ский язык, гимнастику и борьбу. Проявив инту­ицию, предвидя свой будущий путь, он также стал посещать классы театрального мастерства и риторики. За годы, проведенные в универси­тете, он также посещал занятия по рисованию, композиции, бальным танцам, китайской фило­софии, китайскому языку, Дальнему Востоку и современной истории, обшей психологии, психо­логии приспособления, личной гигиене и искус­ству быть лидером. Брюс также стал зачитывать­ся «селф-хелповскими» книгами о наращивании потенциала, положительном мышлении и о том, «как стать счастливчиком».
Этот могучий взлет честолюбивых замыслов Брю­са поддерживался его уверенностью в собствен­ных силах. В то же время он боролся с не менее сильным чувством ностальгии, описывая жизнь Гонконга в своих эссе».

62. Воспоминания Джесси Гловсра.
«Брюс стал таким благодаря нескольким фак­торам. Во-первых, благодаря своей способности к упрощению: он умел низводить все сложное до основы. Во-вторых, благодаря своей врожденной скорости и способности воспроизводить любое движение, которое он когда-либо видел, даже если он видел его один раз. В-третьих, большую роль играла мотивация, возносящая его на выс­шие уровни: страх проиграть и желание всегда оставаться лучшим. Он боялся, что кто-то, обладающий такими же способностями, но крупнее и сильнее его, однажды сможет оказаться сверху. Но если он будет всегда лучшим, такое не смо­жет произойти».

Стр. 83.
«Вскоре Брюс развил в себе такую мощь, что мог тренироваться в полную силу только на деревян­ном манекене, — слишком опасно стало отраба­тывать приемы на живом человеке. Любой из учеников, держащий для Брюса щит, обычно ва­лился на спину после нескольких ударов Брю­са. Как-то один посетитель решил подержать тренерскую перчатку, чтобы Брюс отработал на ней удары. Дело закончилось выбитым плечом гостя. И все равно, сила, которую теперь мог на­править по своей воле Брюс, была не только результатом спортивных тренировок и закалки мышц. Она возникла благодаря регулярным периодам медитации. Ее источником была энер­гия ци. Брюс обычно говорил о медитациях го­раздо меньше, чем о боях, но в его распорядке дня всегда на первом месте стоял пункт «Меди­тация и психотренинг». В такие часы он обычно сидел, концентрируясь на своем теле, успокоив свой разум и позволив своим чувствам воспри­нимать все происходящее вокруг. Воспользовав­шись дзэнским изречением, можно сказать, что он «опустошал свою чашу», чтобы она наполня­лась вновь».

Стр. 97-98.
«Однажды кто-то сказал о религиях следующее: «Соберите Великих Учителей в одной комнате - и они во всем придут к согласию. Соберите их учеников в этой же комнате — и они будут спо­рить из-за всего!» Это же можно сказать и о боевых искусствах. Брюс Ли предвидел, что та же судьба может ожидать и его учение. Он часто го­ворил о сходстве между религией и боевыми ис­кусствами. Он считал классическое искусство столь же ограничивающим и оторванным от жиз­ни, как и догмы ортодоксальных религий. Точно так же Брюс не считал, что один человек должен навязывать свою веру остальным или, напротив, пассивно ждать, когда ему покажут истинный путь. Нет, человек должен нести ответ­ственность за свою жизнь. Когда его однажды спросили, верит ли он в Бога, Брюс ответил: «Если Бог есть, то Он - - в каждом из нас. Вы не можете просить Бога дать вам какую-то вещь, Бог — для вашего внутреннего мира». Брюс строил свое отношение к жизни на вечных принципах даосизма и буддизма и больше всего его занимала мысль о воплощении живого духа, которым пронизаны подлинное искусство, рели­гия и философия. Но этот дух жив только в тот момент, когда ты соприкасаешься с ним. Духов­ное просветление или философское озарение мо­гут быть поняты человеком только в момент не­посредственного переживания, а не при чтении о чьем-то чужом опыте. Брюс Ли знал, что ис­кусство боя может быть постигнуто только через непосредственный опыт. Не следует никакое опи­сание (в том числе и это) принимать за жиз­ненный опыт.
В основе этого опыта лежат интимные взаимо­отношения между физическим и духовным аспек­тами энергии (для которых Брюс изобрел выра­жение «чувство тела») — отражение учения Бод-хидхармы о нераздельности духа и тела. Первым условием является развитие полноцен­ного чувства расслабления. Если вы сбросите на­пряжение с каждой части своего тела, то тем самым позволите ему ощутить самые тонкие энер­гии мира. В конечном счете это и есть процесс медитации, которую вы можете практиковать, находясь в покое и в движении, даже во время спарринга и боя. Для этого следует изначально практиковать релаксацию — чтобы прочувство­вать ее, и практиковать как можно чаще, чтобы входить в это состояние по желанию, даже в са­мых стрессовых ситуациях».

Стр. 112. Воспоминания Дэна Иносенто.
«Но Брюс занимался еще многими вещами, о ко­торых мало кто знал... Он развивал в себе энер­гию ци*. Первым пунктом в его расписании была медитация. Что я хочу этим сказать? То, что он указывал своим ученикам одно направление, а сам шел в противоположном. Он глубоко ушел в то, что я называю «эзотерическими занятиями». Я знаю, что у него была обширная литература по этим предметам. Он изучал акупунктуру, но не распространялся об этом. Он также программировал свой разум, все вре­мя повторяя аффирмации (позитивные утверж­дения). Этим он хотел еще больше поднять уро­вень своего мастерства. Он показал мне как-то аффирмацию, сделанную в 1970 году. Она состо­яла в том, что он станет самым великим кино-

-----------------------------------------------------------------------------
Развитие энергии ци называется цигун, и сегодня активно про­пагандируется у нас в стране как эффективное средство оздоровле­ния. Но вот что пишет об этом методе китайский специалист Сунь Юйсун: «Многие из тех, кто практикует цигун самостоятельно, спо­собствуют, сами того не зная, возникновению серьезных нарушений своего здоровья, причем проявленные симптомы, как правило, совер­шенно непонятны западным врачам... Самым странным является то, что подобные симптомы чаше возникают... у достаточно опытных уче­ников, когда они вроде бы освоили азы цигун... В результате часть их распростилась с жизнью». (Из кн.: Sung Yue-sun. Chi Kung and acupuncture. Hong Kong, 1980. С. \2)(Прим. перся Вл. Елисеева.)актером-китайцем в мире и заработает десять миллионов долларов».

Стр. 192. Февраль 1973 года. Съемка фильма «Появ­ление Дракона».
«Всего лишь за два напряженных года Брюс снялся в трех остросюжетных фильмах и начал четвертый, делая практически все в последних двух и выполняя большую часть работы сцена­риста, постановщика драк и директора первых двух картин. Теперь казалось, что вся его неве­роятная энергия, вера в себя и мотивация вне­запно покинули его. Он даже начал говорить о том, что нужно будет сделать в случае, если с ним «что-нибудь случится». Несмотря на его вну­шительный вклад как автора сценария, актера и директора, несмотря на его новоиспеченную славу и огромное потенциальное здоровье, Брюс с горечью сознавал, что будущее его семьи ни от чего не зависело больше, чем от его отличной фи­зической формы и несравненных способностей. Неожиданно все стало очень ненадежным».

196. (Продолжение главы). «Высокие требования к психической и нервной энергии Брюса, жара и влажность, обезвожива­ние, постоянная боль в спине, — все это больше и больше подтачивало его внутренние ресурсы. Он страдал от обезвоживания и потери веса, до­стигающей критической степени. По ночам он не мог спать, даже был не способен просто отды­хать и проводил большую часть ночи, от­рабатывая сцены боя и рисуя комплексные ди­аграммы действия. Люди, знавшие Брюса на протяжении лет, говорили, что его кожа приоб­рела совершенно другой оттенок и что выглядел он плохо. При всем этом на съемочной площад­ке Брюс отказывался от привилегии получать специальную еду и ел вместе со всей съемочной группой». Стр. 201. (Продолжение главы).
«Даже после съемок, продолжавшихся целый день, Брюс часто снимал рубашку по пути от ма­шины к дому и проходил через кухню в свою ком­нату для упражнений, чтобы поработать и по­экспериментировать. Овладев всеми боевыми техниками, Брюс теперь углубился в психологи­ческие, даже сверхъестественные методы разви­тия своих навыков. Он поставил множество экспериментов и даже разработал свою соб­ственную аудиосистему самогипноза».

Стр. 207. Свидетельства Боб Уолла о состоянии Брю­са незадолго до смерти.
«Брюс и Линда на неделю остановились в отеле Беверли-Хилс, и на протяжении этой недели я встречал их несколько раз. На него было жалко смотреть: белый, как мел, худой, раздраженный и расстроенный. Я пытался уговорить его потре­нироваться со мной, но за всю неделю он ни разу не вышел на пробежку. Это был не Брюс Ли. Он сказал: «В моей жизни все время кто-то копает­ся — люди придумывают обо мне истории. Сла­ва оказалась не такой, как я думал. У меня не было времени привыкнуть». Брюс всегда был та­ким четким в своих намерениях и планах, одна­ко сейчас он выглядел смущенным, неуверенным и совершенно измотанным. Иногда он повторялся в разговоре. Он сказал мне, что приступ (10 мая 1973 года) действительно его испугал, — он ду­мал, что на самом деле умирает. Я посоветовал ему отдохнуть пару месяцев. Он ответил: «Но мне нужно запускать фильм, впереди Шоу Джонни Карсона»... Он знал, что к нему наконец пришел настоящий успех и не хотел это пускать на самотек; он боялся, что все, чего он так упорно до­бивался, может быть потеряно; в то же время он задавал себе вопрос, стоит ли это таких усилий. Брюс буквально изводил себя». Стр. 211.
«Когда Брюсу исполнилось двадцать лет, он пос­ле трех лет пребывания в Америке стал приме­нять принципы позитивного мышления в своей жизни. Он поставил себе цель сделать кунг-фу таким же популярным видом, как каратэ, с се­тью школ по всей стране. Он мысленно видел свою будущую роскошную жизнь и будущую се­мью. Он также видел себя преодолевающим все препятствия на пути к его конечной цели -- ус­покоению разума. Но эта жизненная сила в конце концов привела Брюса туда, где от жизни ему досталось не только самое лучшее, но и самое худшее».

Стр. 235. Журнал «Попстер».
«Было бы ошибкой считать, что не существует тонких способов использовать энергии для того, чтобы травмировать и убивать. В действитель­ности Брюс Ли сам владел этим мастерством, как и мой учитель Дерек Джонс. Дим мак (смер­тельное прикосновение) — это, наверное, наивыс­шая форма бил джи (пронизывающие пальцы), в котором противнику может передаваться ог­ромное количество энергии, иногда при мини­мальном реальном контакте. Сама эта техника выходит далеко за пределы физического мира. Это как бы противоположность акупунктуры, в которой энергетические контуры разрываются и разрушаются, а не гармонизируются и уравно­вешиваются. Для успеха дим мак требуется зна­ние того, какие области более уязвимы для ата­ки в разные моменты, - - как и для искусства
Фэн-шуй, для него требуется интуитивное пони­мание энергии и способности находить «подхо­дящее место» в подходящее время. Кроме того, успех дим мак зависит от медитации на желае­мых результатах. Его можно даже отнести ско­рее к оккультному искусству, чем к простым бо­евым техникам. В некотором смысле, дим мак действует как противоположность духовного це-лительства. Такое использование энергии зави­сит от того, как она направляется сочетанием на­мерения, желания и действия в единую силу. Нужно понимать, что любое неуместное исполь­зование этой техники также имеет определенные последствия».

Стр. 242-245. Глава 26 «За пределами» (полностью). «Как спортсмен, Брюс Ли всегда гнал себя все выше, дальше и быстрее. Но ближе к концу он пытался делать это, прикованный к тяжелому грузу роли звезды. Казалось, у него никогда не было желания отдохнуть, даже если были воз­можности для этого. Только однажды он вообще высказался на тему отдыха, считая это состоя­ние не слишком желательным, неподвижным, за­стывшим и мертвым. Брюс постоянно, опять и опять прорывался через свои границы. Когда люди говорят о Брюсе, чаще всего исполь­зуется слово «интенсивный». «Он построил себя, -- говорит Боб Уолл, - он взял свое тощее слабенькое тело и превратил его в нечто невероятное. Он вложил в него часы тре­нировок, очень интенсивных, очень насыщенных. Я не знаю, что мотивировало его делать это». Рассел Кауторн из компании «Голден Харвест» сказал:
«Я думаю, первым впечатлением от Брюса была невероятная аура энергии, которая окружала его
как энергетическое поле. На самом деле он ка­зался гораздо больше, чем был на самом деле. Создавалось впечатление, что он стоит на шесть дюймов над землей. Просто встретиться с ним было замечательным переживанием. Интенсив­ность, которую вы видите в фильмах, — это все­го лишь разбавленный вариант того, что у него всегда было в реальной жизни. Брюс всегда ос­тается в моей памяти как человек невероятной интенсивности, силы и мощи — и настолько мо­тивированный и несущийся вперед, что иногда казалось, будто он может летать!» Еще один руководитель «Голден Харвест», Анд-ре Морган, говорит:
«Он провел целое утро, выполняя один боевой эпизод, где-то около тринадцати дублей. Мы про­сматривали съемочный материал; и третий, и четвертый, и шестой дубли были хорошими, но он все равно продолжал, и делал шестой, седь­мой, восьмой и так далее, потому что они ему чем-то не нравились. Как человек он был очень упорный. Отчасти в этом была проблема. Он всегда отправлялся в слишком многих направ­лениях сразу, чтобы как можно быстрее узнать обо всем, всегда в спешке».
* * *
Существуют «каналы», через которые течет жиз­ненная энергия. Китайцы признают это во взаи­мосвязи своей религии, медицины и философии. И акупунктура, и кунг-фу показывают, что эти энергии не второстепенны для жизни, они совер­шенно необходимы для нее. Поток энергии — это сама основа жизни. Сами наше тело и личность как бы образованы из пульсаций и структур энергии. Эти «каналы» выходят далеко за пре­делы повседневной физической реальности; они проходят через нервную систему, через физичес­кий мир и сквозь все существующее. Иногда человек с феноменальной концентраци­ей силы воли, силы эмоций или физической ре­шимости прилагает усилия, чтобы выйти за пре­делы обычного использования тела или ума или за пределы обычных человеческих потребностей, которые обычно касаются только комфорта. Та­кой человек начинает открывать «более высо­кие», более универсальные энергии. Это проис­ходит с помощью интенсивной духовной работы или намерением. Этот процесс заметен в разной степени в жизнях многих великих композиторов, писателей и художников и в жизнях как духов­ных учителей, так и «могущественных» диктато­ров. Частичная связь с этой энергией очевидна в «пристрастии» работоголика или в навязчивых привычках и сверхактивности. Любой, кто устанавливает контакт с этой энер­гией, тем самым раскрывает сверхчувственное осознание и начинает воспринимать более ши­рокий мир. Но некоторые люди в итоге доходят до того, что уже не могут направлять эту энер­гию и выражать ее. Например, художник Ван Гог делал смелые попытки перенести в краски и холст тот ослепительный мир, который сверкал перед его глазами, — пока этого не стало слиш­ком много. Есть греческий миф, описывающий этот процесс: Прометей крадет с небес огонь бо­гов, чтобы вернуть его на Землю, но в конце кон­цов этот огонь поглощает его. Может быть, Брюс Ли просто сжег себя? Может быть, «неограниченное самовыражение», которое Брюс нашел в своем боевом искусстве, выверну­лось наизнанку, так что теперь эти мощные силы двигали им? Может быть, парень, который «ни­когда не мог усидеть на месте», уже не мог остановиться, так что на очень глубоком уровне его тело не было способно справляться с происходя­щим? Может быть, испытывая увеличивающий­ся стресс и требования, его тело оказалось под таким давлением, которое не смогло выдержать? Я считаю, что не только это. Используя западную терминологию, можно ска­зать, что Брюс Ли умел направлять архетипические энергии, которые существуют за преде­лами энергии, ограниченной нашей структурой личности. Он имел доступ к уровням необычай­ной, сверхъестественной энергии. Такие энергии можно пережить, только получив к ним доступ. Однако этот процесс описан разнообразными способами во многих традициях. Шаман — это человек, владеющий мастерством доступа к измерениям реальности, которые на­ходятся за рамками обычно воспринимаемых норм. Знахари индейских равнин использовали различные практики, ритуалы и медитации, что­бы выполнять «путешествия видения» для при­обретения знаний и могущества. Аналогичным способом китайские воины-священники обнару­жили, что «уроки» и «техники» в боевых искус­ствах могут давать союзники и духи в других из­мерениях реальности. В обоих этих традициях та­кие «учителя» могли восприниматься непосредс­твенно как энергия в теле, но позже описывать­ся как дух животного или какой-то другой сверхъестественной силы или существа, возмож­но даже как «демон».
Брюс Ли имел доступ к энергии, которая выхо­дила из глубин его бессознательного, когда он ус­танавливал связь с этими архетипическими си­лами, фундаментальными энергиями, которые объединяют весь мир. Другие люди ощущают ил­люзорный вкус этой энергии, которая вызывает у нас такие приятные чувства, когда мы смот­рим Брюса Ли на экране. Мы как бы получаем от него вторичный заряд, который обладает лю­бопытным воодушевляющим качеством. Фред Вейнтрауб рассказал красноречивый слу­чай: на премьере фильма «Появление дракона» его друг к концу фильма был настолько наэлек­тризован, что попросил свою жену одну вернуть­ся на машине в Беверли-Хилс, потому что он захотел прибежать домой.
В конце концов, наверное, лучшее объяснение того, что убило Брюса Ли, дал сам Брюс. Однаж­ды он сопровождал Стирлинга Силлифэнта в пробежке на три мили. Под конец Брюс сказал, что они теперь «переключат скорость» и пробе­гут еще несколько миль. Писатель возразил, что ему сорок пять лет и ему это не по силам. Через пять минут дополнительного бега в голове у Сил­лифэнта кровь стучала, подобно молоту о нако­вальню.
Если я пробегу еще немного, у меня будет сер­дечный приступ и я умру, — сказал он, задыхаясь.
Так умирай! - сказал Брюс.
Это привело Силлифэнта в такую ярость, что он пробежал дополнительные мили. Позже, принимая душ, Брюс объяснил: «Если всегда ставить себе границы в том, что мо­жешь сделать, физические или любые другие, можно с таким же успехом быть мертвецом. Это распространится на работу, на мораль, на всю жизнь. Нет никаких границ, только горизонталь­ные участки стабилизации. Но нельзя на них ос­таваться, нужно выходить за их пределы. Если это убьет -- значит убьет». Стр. 306.
«Теперь, пожалуй, мы сможем понять, до чего до­ходило мастерство Брюса Ли, если он мог ска­зать: «Никто не побеждает в борьбе». Что он подразумевал под этим? Просто, посколь­ку все появляется и возвращается к одному ис­точнику, любая победа происходит во имя «это­го», даже до того, как поединок произошел. Таким образом, на высшем уровне мастер бое­вых искусств вырабатывает «чувство тела» для всего, что существует. Брюс Ли знал, что при высшем выражении его искусства импульс к дей­ствию происходит от Духа".
В конце концов, я не знаю точно, происходит ли мое единение с Духом через высочайшую осоз­нанность моей формы и моего окружения; или, может быть, мои старания были замечены вы­сочайшей осознанностью Духа и я был выбран как подходящий сосуд. Настоящий мастер бое­вых искусств бесстрашен, поскольку знает, что, даже если его тело умирает, он заключает в себе Дух, который бессмертен».

Стр. 308. Воспоминания Дерека Джоунса.
«Однажды я высказал Дереку предположение о том, что Брюс Ли реализовал все свои стремле­ния, за исключением одного: жить в мире и со­гласии.
Дерек ответил: «Он нашел свой мир после смер­ти». Немного помолчав, он добавил: «Видишь ли, он знал, что собирается умереть».
t
С православной точки зрения «дух» этот — диавол, поэтому и нужно также писать со строчной буквы

ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ?

Потусторонний мир
Итак, вот перед нами весь «винигрет понятий», почерпнутый только из одной книги: энергия, энергия Ци, Инь и Ян, заблокированная энергия, высокая и универсальная энергия, тонкая энер­гия мира, архетипическая энергия, аура энергии, энергетическое поле, темный поток, теневая сто­рона личности, тень, черная тень, темная сила.
А вот и «винигрет методов», помогающих при­близиться к этому и познать: психотренинг, по­зитивное мышление, программирование разума, аффирмации (позитивные утверждения), высокая мотивация, наращивание потенциала, гипноз, ре­лаксация, медитация, эзотерические занятия, ок­культное искусство и т. д. и т. п.
При внимательном прочтении предыдущей главы не трудно заметить, что многие, очень мно­гие из окружения Брюса, да и сам автор книги, подбирались к главному определению, стояще­му выше всех этих названий и понятий. Диавол имя ему. Обратимся к нашей, православной тра­диции, и посмотрим, откуда что появилось, суще­ствует ли это на самом деле и что, собственно, делать нам.
В начале сотворил Бог небо и землю. (Бытие, 1. 1).
И создал Господь Бог человека из праха зем­ного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. (Бытие, 2. 7)*.
Но прежде сотворения видимого мира и чело­века Бог из ничего сотворил небо, то есть духов­ный, невидимый мир и ангелов**. Ангелы - это духи бестелесные (потому невидимые) и бессмер­тные, как и наши души. Все ангелы (а Господь со­творил их бесчисленное множество) были сотво­рены добрыми, и Бог дал им полную свободу -любить Бога или нет; жить с Богом или без Бога.
Между собою ангелы различаются по степе­ни совершенства и по роду своего служения и разделяются на несколько чинов. Высшие из них называются серафимами, херувимами и архан­гелами.
Один, самый высший и могущественный ангел, по имени Денница, возгордился своим могуще­ством и силою, не захотел любить Бога и испол­нять волю Божию, а захотел сам стать, как Бог. Он перестал слушаться Бога, начал клеветать на Него, во всем стал противиться и все отрицать; сделался врагом Божиим. Он увлек за собой и некоторых других ангелов.
----------------------------------------------------------------
Для тех читателей, которые в своей жизни еще ни разу не брали в руки Библию, названия книг Священного Писания в ссылках я при­вожу не в сокращении, как это обычно принято в православной ли­тературе, а полностью.
Подробное описание жизни ангельского мира изложено у св. Дионисия Ареопагита, ученика св. Апостола Павла и первого Афин­ского епископа, в его книге «Небесная иерархия», написанной на ос­новании всех мест Священного Писания, в которых говорится об ангелах.

За такое противление Богу все эти ангелы ли­шились данного им света и блаженства (т. е. ра­дости) и сделались злыми, темными духами. Все они называются теперь бесами, демонами. Са­мый же главный диавол (т. е. клеветник), бывший самым светлым ангелом, называется Сатаною, то есть противником (врагом) Бога.
Тогда выступил против Сатаны один из выс­ших ангелов Божиих, Архангел Михаил, и ска­зал: «Кто равен Богу? Никто, как Бог!» И про­изошла на небе война: Михаил и ангелы его во­евали против Сатаны, а Сатана и бесы его вое­вали против них. Но не могла злая сила устоять против ангелов Божиих, и упал Сатана, вместе с бесами, как молния, вниз — в преисподнюю, в ад -- место вдали от Бога. Там и пребывают те­перь злые духи, мучаясь в своей злобе, видя свое бессилие перед Богом. Все они, по своей нерас­каянности, так утвердились в зле, что уже не могут быть добрыми. Они стараются коварством и хитростью соблазнить каждого человека, вну­шая ему ложные мысли и злые желания, чтобы погубить.
Диавол научил людей не слушаться Бога — грешить (грех, или зло, есть нарушение закона Божия, нарушение воли Божией; беззаконие). Он соблазнил, то есть хитростью и обманом научил первых, сотворенных Богом, людей - Адама и Еву - нарушить волю Божию.
Так возникло зло в Божием творении. Злом на­зывается все, что делается против Бога, все, что нарушает волю Божию. Все мы, люди, происхо­дим от согрешивших Адама и Евы, и потому мы рождаемся в состоянии греха. Постоянно пере­даваясь из поколения в поколение, грех завладел всеми людьми и всех подчинил себе. Все люди, одни больше, другие меньше, все -- грешны. Грех же всегда удаляет человека от Бога и ведет к страданиям, болезням и вечной смерти. Поэто­му все люди стали страдать и умирать. Сами люди своими силами уже не могли победить зло, распространившееся в мире, и уничтожить смерть.
Но Бог, по милосердию Своему, помог людям в этом, послав на землю Своего Сына, Спасите­ля нашего, Иисуса Христа.
Все оставшиеся верными Богу ангелы с тех пор в непрестанной любви и радости живут с Богом. Они одарены более высокими силами и способ­ностями, чем человек. Ум их совершеннее наше­го. Они всегда исполняют волю Божию, они без­грешны. Потому они и называются светлыми ан­гелами. Много раз ангелы являлись видимым об­разом, принимая на себя телесный вид, когда их Бог посылал к людям возвестить Свою волю. И слово «ангел» означает «вестник».
Каждому христианину Бог дает при креще­нии Ангела-хранителя, который невидимо охра­няет человека во всю его земную жизнь от бед и напастей, предостерегает от грехов, оберега­ет в страшный час смерти, не оставляет и по смерти. Для нашей же пользы мы не имеем естественных средств видеть и общаться с неви­димым миром.

Молитва к Ангелу-хранителю

Ангеле Божий, хранителю мой святый,
на со­блюдение мне от Бога с небесе данный,
при­лежно молю тя: ты мя днесь просвети, и от всякаго зла сохрани,
ко благому деянию настави и на путь спасения направи. Аминь.
.
Простейшим способом нападения на нас бесы избирают наши же мысли, влагая в них всевоз­можные помыслы.
Учение святых отцов о борьбе с помыслами
«От утра стань у входа сердца –
и именем Иисусовым поражай
подступающих врагов»
Филофей Синайский
Постепенно возрастающая сила захвата нашей души помыслами:
ПРИЛОГ. Вначале является прилог - вся­ кий простой помысел, или представление како­го-либо предмета, или какая-либо мысль. Как таковой, прилог является безгрешным.
СОЧЕТАНИЕ. Вот мы замечаем этот пред­мет или эту мысль; начинаем присматриваться к ним, вступаем в беседу. В этом случае, хотя мы и не принимаем помысел, но не отталкиваем его и дозволяем остаться в нас. Такое состояние на­зывается сочетанием и оно может быть уже не всегда безгрешным.
3. СЛОЖЕНИЕ. К возникшему помыслу мы начинаем относиться сочувственно, склоняемся к нему и готовы последовать ему. Такое состоя­ние называется сложением или соглашением. Здесь возможны два исхода:
после временного склонения в сторону помысла мы можем опомниться, и, раскаиваясь и
исповедуя Богу свой мысленный грех, мы преодо­леваем помысел;
своею волею мы принимает от врага наносимые мысли, согласуемся с ними, побеждаемся ими и решаемся воплотить их в делание.
4. ПЛЕНЕНИЕ. Помысел невольно или при­нудительно овладевает нашим сердцем, сливает­ся с ним в одну жизнь и разрушает наше доброе устроение. На этой стадии плененный ум может освободиться от помысла только при помощи Божией.
5. СТРАСТЬ. Долгое пребывание помысла в нашей душе становится как бы ее нравом и по­стоянной привычкой. В такое состояние человек приходит по собственной воле. Избавиться от него можно только путем покаяния.
Поэтому Иоанн Златоуст и научает нас всю жизнь сидеть у дверей своего сердца и беречь его от засорения тем, что лишает нас общения с Бо­гом. В невидимом мире действуют иные законы, и здесь, и один в поле воин.

«Темные воины» — это бесы

Помыслы как раз и происходят от бесов, су­ществующих в невидимом мире. В православной традиции борьба с ними называется «невидимой бранью». С чем мы боремся - с собственными мыслями или с помыслами, влагаемыми беса­ми, - и то и другое может иметь один источник, одно происхождение. И здесь речь пока идет толь­ко о нашем, так сказать, «статичном» состоянии сознания, когда враг нападает, не спрашивая нас; сами же мы не прилагаем к этому никаких усилий.
Но вот фраза из той же книги Брюса Томаса: «...опустошай свою чашу, чтобы она наполня­лась вновь». Здесь мы видим уже «динамичес­кое» состояние сознания, когда человек добро­вольно, по собственной воле, «раскрывает» себя. Вопрос в том, что именно заполнит его «опусто­шенную чашу» или даже — кто именно?
Подвиг христианина как раз и выражается во внутренней борьбе со злом и в принуждении себя к добру. И хотя средств к сей борьбе много, глав­ные же -- воздержание и молитва, о чем указал Сам Спаситель. Вот фрагмент из Евангелия.
Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колена, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бро­сается в огонь и часто в воду; я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же отвечая сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус; и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час. Тогда ученики, приступивши к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с гор­чичное зерно и скажете горе сей: «перейди от­сюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; Сей же род изгоняется только молитвою и постом. (Матфей, 17. 14-21).
Толкование Феофилакта. Этот человек, по-ви­димому, был весьма неверующий, судя по тому, что Христос говорит ему: «о, род неверный», как и по тому, что он обвиняет учеников. Причиной же болезни его сына была не луна, но демон; он подстерегал полнолуние и тогда нападал на больного для того, чтобы творение Божие хули­лось, как зловредное. Ты же пойми, что каждый безумный изменяется, по Писанию, как луна, яв­ляясь то великим в добродетели, то малым и нич­тожным. Итак, он делается лунатиком и броса­ется то в огонь гнева и страсти, то в воду — в волны многочисленных житейских забот, в кото­рых обитает левиафан -- дьявол, то есть царь над водами. Разве не волны -- постоянные за­боты богачей?
Далее. Ты видишь, что этот человек возлагает грех своего неверия на учеников, потому что они не были в состоянии исцелить. Итак, Господь, по­срамляя его за то, что он обвиняет учеников, говорит: «о, род неверный», то есть не так велик грех их слабости, как грех твоего неверия, ибо оно, будучи велико, победило соответственную их силу. Укоряя же этого человека, Господь укоряет вообще всех неверующих и присутствующих. Говоря: «доколе буду с вами», указывает, что Он сильно желает крестного страдания и удаления от них. Доколе буду жить с оскорбителями и неверами. «И запретил ему Иисус». Кому? Лунатику. Из этого же видно, что он, будучи не­верующим, сам, благодаря своему неверию, дал возможность войти в него демону. Далее. Апостолы испугались, не потеряли ли они дарованной им благодати над демонами? Поэто­му наедине, волнуясь, спросили. Господь, укоряя их, как далеких еще от совершенства, говорит: «по неверию вашему»; если бы вы имели теплую, горячую веру, то она, хотя бы и казалась малой, совершила бы великое. Где апостолы перестав­ляли горы, об этом ничего не написано. Но ве­роятно, что они переставляли, хотя и не напи­сано, так как не все записано. Иначе: обстоятель­ства не требовали, поэтому апостолы и не пере­ставляли, но делали гораздо большее. Обрати внимание, что сказал Господь: «скажете горе сей: перейди отсюда», то есть когда скажете, тогда и перейдет. Но апостолы не говорили это­го, потому что время не требовало и не было нужды, и потому горы не переходили*. Скажи, они и перешли бы. «Сей же род», то есть род де­монов, «изгоняется только молитвою и по­стом». Ибо должно особенно поститься тем, кто находится во власти демонов, и тем, кто имеет намерение исцелять от них. Молитва же бывает истинною тогда, когда она соединена не с пьян­ством, а с постом. Обрати внимание и на то, что
---------------------------------------------------------------------
Когда понадобилось, такое чудо совершил святитель Григорий Неокесарийский,своей молитвой подвинувший гору для увеличения места при строительстве храма (см. Жития святых свят. Димитрия Ростовского. Ноябрь. Издание Введенской Оптиной Пустыни, 1993. С. 457-458) (Прим. иерея Вл. Елисеева).

каждая вера есть зерно горчичное. Оно счита­ется ничтожным, по причине буйства пропове­ди, но если случается добрая земля, оно разви­вается в дерево, на котором вьют гнезда птицы небесные, то есть мысли, парящие ввысь. Поэто­му кто имеет теплую веру, тот может сказать этой горе: перейди, то есть демону. Ибо Господь показал демона исходящего.

Здесь и далее толкования на евангельские тек­сты блаженного Феофилакта* я стараюсь давать в полноте самого отрывка из Евангелия, с тем, чтобы избежать двусмысленности понимания.
Сейчас же, обратим внимание на следующие важнейшие моменты:
Демоны (бесы) могут входить в людей. В Пи­сании есть немало примеров этому, причем в человека может войти и не один, а много демонов.
Демоны не могут просто так войти в человека, а только с его согласия. Согласие может быть вольным или невольным, о чем мы скажем позднее.
Демоны очень хитры. Для своих нападений они могут использовать всевозможные причины
---------------------------------------------------------------------------------
Блаженный Феофилакт родился в г. Халкиса в Греции в пер­вой половине XI столетия. Большую часть своей жизни служил при Константинопольском Патриархе. Имея глубокое богословское и светское образование, блаженный Феофилакт создает «Толкования» на отдельные книги Священного Писания. В них он в высшей степе­ни умело собрал и объединил из святоотеческих творений, и прежде всего из творений любимейшего им св. Иоанна Златоуста, все наи­более ценное и существенное для толкования Священного Писания. Книги его почитаются наравне с творениями святых отцов и учите­лей Церкви и являются необходимыми христианину, желающему про­никнуться истинно православным пониманием Нового Завета.
или внешние условия, пытаясь спрятаться за ними и обнаруживать ложные причины страданий.
Орудия борьбы против демонов установле­ны Самим Спасителем - - молитва и пост.
В борьбе с демонами на первом месте должна стоять вера. Нельзя отрицать отсутствие де­
монов вообще, но нельзя также приписывать им всесилие.
Так как всякая греховная похоть в мире про­изошла и происходит от наущения диавола, то и борьба с грехом есть борьба с диаволом. В этой борьбе не последнюю роль играют светлые ан­гелы, которые слышат наши молитвы и видят наши нужды. Они ополчаются в защиту боящих­ся Господа и избавляют их. Поэтому-то и гово­рит о них апостол Павел: Не все ли они суть слу­жебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение (Посла­ние к Евреям, 1. 14).
Следует обратить внимание на то, что ни о ка­ких «положительных» и «отрицательных» энер­гиях здесь не говорится. Вещи называются сво­ими именами, которые для православного чело­века не являются чем-то экзотическим, и тем более эзотерическим; никакой мистики здесь нет. Потусторонний (невидимый) мир существует, и мы ведем борьбу с его темными силами, но по­могают нам в этом силы светлые.

ПРИИДИТЕ, ПОКЛОНИМСЯ...

«Каратэ начинается с поклонов»
Я начал собирать сведения о боевых искусст­вах с 1978 года, и это продолжалось 15 лет. Одна из статей самого раннего периода называлась «Каратэ начинается с поклонов». Действитель­но, поклоны занимают не малую часть в жизни японцев и, по всей видимости, представляют не­что большее, чем просто традиция. В боевых ис­кусствах этой страны им отводится роль важней­шего ритуала, без которого никакое начинание невозможно.
Ну японцы японцами, а нам-то зачем слепо следовать этой традиции? Кто-то, быть может, скажет, что ритуал -- часть самого искусства; по­думаешь, безобидный ритуал. Так ли уж безобид­ный, если с него там все начинается; если ему там придают такое значение?! Лично я не против того, чтобы приветствовать учителя (тренера) и зани­мающихся (спортсменов) в зале установленным поклоном. Как говорится, видно всем и все по­нятно. Но меня настораживает то, что при таких манипуляциях корпусом налево и направо, кро­ме живых людей, присутствуют также неодушев­ленные предметы, начиная с самого зала и ка­кой-нибудь эмблемы или знамени школы. Им-то зачем я должен кланяться?
Безобидная традиция? Я думаю, что для са­мих японцев, установивших ее, этот ритуал не лишен смысла, иначе бы зачем его и устанавли­вать. Кто-то скажет, что поклон залу должен настроить входящего на предстоящую трениров­ку. Нет, для православного человека это соблазн. Он прекрасно понимает, что за этим стоит. Ка­ратэ начинается с поклонов, язычество - - тоже.
Чему кланяешься, чему открываешь свое со­знание («опустошаешь чашу»), то тебя и запол­няет, тем ты отчасти и становишься. Это не ми­стика, а самая что ни на есть реальность, кото­рая как раз и начинается с виду безобидных, может быть отчасти неосознанных, поклонов нео­душевленным предметам. Наши предки - языч­ники - тоже этим занимались. Для христиани­на такая традиция соблазн и искушение.
Кто-то может возразить, указав на аналогич­ную традицию кланяться (да и вообще всячески почитать) неодушевленные предметы в христиан­ской Церкви: мощи угодников Божиих, крест, иконы. Об этом можно сказать следующее.
Священное Писание относится к изображениям следующим образом. Одни из них оно совершенно отвергает и запрещает, как изображения ложные: их нельзя делать, нельзя иметь и почитать. Дру­гие изображения в Писании повелевается делать, повелевается считать их священными и почитать. Священное Писание, таким образом, все изобра­жения разделяет на два разряда: одни — ложные, а другие — истинные, священные.
Ложные изображения суть бесчувственные идолы, которыми язычники заменяют истинного Бога. Эти идолы считаются ложными изображе­ниями потому, что ничего соответствующего им в действительности нет. Это — выдумка невеже­ственных людей. А через истинные изображения Господь всегда творил чудеса.
В Священном Писании есть свидетельства о том, что у христиан были и священные изобра­жения, и вообще вещественные святыни. Так, апостол Павел говорил, что антихрист, когда при­дет, будет глумиться над святыней христианской.
Существуют священные изображения у хрис­тиан: во 1 -х, для напоминания о Боге; во 2-х, для научения христиан; в 3-х, для возбуждения ре­лигиозного чувства; в 4-х, для прославления Божия.
Многие невежды и сектанты говорят, что хри­стиане молятся пред иконами, как пред идола­ми. Поклоняются же христиане не доске, на ко­торой нарисована икона, а тому, кто изображен на ней: Господу Богу, Божией Матери, ангелу или угоднику Божию. И хотя Богу можно поклоняться в духе и истине, на самом деле священные изоб­ражения не препятствуют этому, а, напротив, на­учают богопознанию.
Сам же Бог изображается на иконах в тех об­разах, в которых Он являлся людям. Кстати, если в этой связи посмотреть на скульптурные экспо­зиции, украшающие буддийские храмы и мона­стыри, не трудно представить, к какому «идеалу» нас призывает восточная традиция в лице бо­евых искусств. Одни свирепые образы чего только стоят, причем вооружены они, как правило, до зубов и обвешаны трофейными регалиями -- че­репами убитых и замученных.
Православный христианин, творящий крестное знамение при виде крестов на куполах право­славных церквей, кланяющийся при входе в храм, лобызающий святые иконы, прекрасно отдает себе отчет в том, к Кому он расположил свое сер­дце и душу. В одной из главных служб в Право­славной Церкви - - литургии - - есть такие сло­ва: «Приидите, поклонимся и припадем ко Хри­сту». К Христу мы придем и поклонимся, к Нему одному - - Богу живому - - припадем.
Кому ты кланяешься, тот тебя и заполняет; кому раскрываешь душу, тот ее и насыщает. Хри­стиане насыщают душу Христом - - Спасителем Мира, Сыном Божиим.
В этой связи уместен обратный вопрос: что скрывается или что стоит за поклоном залу? Об этом можно узнать просто понаблюдав за трени­ровкой. Но главная проблема заключается в том, что с ваших первых шагов вам никто и не ска­жет, что за этим стоит. Берегитесь, начинающие и вновь приходящие, переступая неизвестные по­роги!

ЯРЛЫКИ И МЕТОДЫ

Что мы можем взять полезного из практики бо­евых искусств? Неужели все так плохо и ничего нам не подходит? Здесь каждый сам для себя решает, но начинается все с «ярлыков», о которых упоминалось в первой главе. Проанализируем их. Сначала рассмотрим чисто внешние качества.
САМООБОРОНА. Учат ли боевые искусства умению постоять за себя, помогают ли в реше­нии подобной проблемы? Безусловно. Любой вид борьбы может научить конкретным приемам са­мообороны, которые в той или иной жизненной ситуации могут пригодиться.
ФИЗИЧЕСКАЯ СИЛА. Помогают ли боевые искусства развить в себе крепкие мышцы? Ко­нечно. Правда, сила, в теории разных стилей и школ, может характеризоваться по-разному; да и видов силы здесь немало. Боевые искусства по­могают развить так называемую «специфичес­кую» силу, о которой начинающий ничего не зна­ет. И хотя подобных результатов можно добить­ся в других видах спорта, есть некоторые особен­ности и нюансы, характерные исключительно для боевых искусств. Причем, здесь мы говорим о чисто физической силе, а не о развитии скрытых энергий, вопросу о которых в боевых искусствах уделяется особое внимание.

ГИБКОСТЬ (РАСТЯЖКА). Боевые искусства помогают и в этом вопросе, но, на мой взглядов гимнастике или балете добиваются больших ре­зультатов.
КООРДИНАЦИЯ ДВИЖЕНИЙ. И здесь бо­евые искусства помогают, но результаты, как правило, носят узко-специфический характер.
ВЫНОСЛИВОСТЬ. Безусловно, тренировоч­ный процесс в боевых искусствах помогает раз­вить выносливость. Однако и здесь есть ряд ог­раничений. Выносливость бегуна на длинные дистанции не такая же, как выносливость фут­болиста. Вот и в боевых искусствах она тоже своя. Больше того, вы можете развивать в себе не­сколько видов выносливости.
Подводя итог чисто внешним ярлыкам, отме­тим важное преимущество боевых искусств. Любое качество в отдельности можно развить в других видах спорта, но в боевых искусствах возможно постепенное развитие всех их одновре­менно. В этом плане здесь собран богатый опыт и, кроме того, существует возможность выбора, где и чему отдавать предпочтение.
Теперь перейдем к рассмотрению так называ­емых внутренних качеств.
СИЛА ВОЛИ, ТЕРПЕНИЕ, СДЕРЖАН­НОСТЬ, СМЕЛОСТЬ, ОТВАГА, ЧЕСТНОСТЬ и т. д. Я перечислил некоторые из них все вмес­те, потому что, на мой взгляд, никаких преиму­ществ у боевых искусств перед другими видами спорта в этом вопросе нет. Больше того, в силу причастности к конкретным религиозным догма­там сами понятия этих терминов могут слегка размываться и отличаться от тех, которые в сво­ем сознании представляет конкретный человек.
Более глубокие внутренние качества - МО­РАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ. Они могут формироваться в зависимости от конкретных условий.
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ. Я не знаю, что под этим понимают многие, практику­ющие боевые искусства. Сам я по инерции в начале своих занятий тоже считал, что какое-то интеллектуальное развитие во мне совершается. В любом случае это очень узкий и специфичес­кий процесс. Если дело касается только истории боевых искусств, то по данному вопросу можно просто прочитать книгу, а вовсе не обязательно практиковать ту или иную дисциплину несколь­ко лет. В чем, собственно, интеллектуальное раз­витие?
.ДУХОВНОЕ СОВЕРШЕНСТВО. В данном вопросе полезно у каждого конкретного челове­ка спрашивать, что конкретно он сам под этим понимает. Лично я — ничего. На самом деле ответ часто будет зависеть от той традиции, ко­торую исповедует конкретное искусство. Ну а традиция эта, как было сказано ранее, опирает­ся на конкретные религии.
РЕЛИГИОЗНО-МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ. Устав школы, кодекс чести воина и тому подоб­ное ничто в сравнении с теми незыблемыми догматами, которые являются фундаментом для все­го остального. Уставы и кодексы могли менять­ся в силу исторических условий. Догматические концепции того или иного религиозного учения, как правило, устанавливались единожды. Дол­го практикующий боевые искусства рано или по­здно начнет думать о природе вещей; и он будет искать их, естественно, в лоне своей школы (сво­его искусства). А для нас это свидетельство, что методика сознательно или безсознательно, воль­но или невольно ведет нас к «первоисточнику». А какой он, этот первоисточник?
Смешно даже предположить, что человек, всю жизнь гоняющий мяч или бросающий городош­ную биту в силу именно этих обстоятельств рано или поздно придет к какой-то вере. Но с боевы­ми искусствами, и здесь лишний раз уместно под­черкнуть «восточными», дело обстоит иначе. Мы не найдем примеров связи с религией в боксе, в вольной или классической борьбе, в самбо... Эти виды формировались в совершенно иных тради­циях.
Вот поэтому, если брать отдельные «ярлыки» в боевых искусствах, все они будут говорить о по­ложительных сторонах, тщательно скрывая их ис­тинную сущность, то что вместе взятые они ве­дут к определенной цели. Мне это напоминает би­нарное оружие, когда в разных контейнерах со­держатся вещества сами по себе безопасные. Но стоит им соединиться вместе и получается мгно­венно убивающее отравляющее вещество.
Но я призываю присматриваться и к каждой составляющей методики в боевых искусствах, ибо даже в отдельности не все из них безопасны. Об этом мы продолжим разговор в одной из следу­ющих глав.

КАК ИЗВРАЩАЕТСЯ ИСТИНА

Некоторые методики в практике боевых ис­кусств небезопасны с точки зрения нашего пра­вославного учения. А в чем эта опасность?
«Брюс Ли считал классическое искусство столь же ограничивающим и оторванным от жизни, как и догмы ортодоксальных религий», - читаем мы в книге Брюса Томаса. К сожалению, не один только Ли. Мне не обидно за свою веру; Господь поругаем не бывает. Если христианство и при­числяют к ортодоксальным религиям, это еще не беда. Не согласен я с другим: с тем, что живое слово выдается за догмы; и с тем, что оно ото­рвано от жизни.
В общем очень хорошая книга лишь отдален­но затрагивает тему трагической кончины Брю­са Ли. Автор делает предположения и намеки. Его выводы вполне убедительны. Однако цели­ком полагаться на правильность его заключений мы не можем. На странице 297 внезапно появ­ляется фраза, которая почти сводит на нет все усилия. Что это: плохой перевод, ошибка редак­тора или же это действительные мысли автора, который явно не знаком с православной тради­цией? Вот текст.
«Иисус Христос, Учитель, Чьи озарения также дали толчок различным догматическим и фундаменталистским течениям, выразил ту же исти­ну, когда изрек: «Следуй за Мной, и ты потеря­ешь себя, но следуй себе — и ты найдешь и себя, и Меня».
Для начала приведу дословный текст Еванге­лия, чтобы увидеть разницу.
И начал учить их, что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвежену старейшинами, первосвященниками и книжни­ками, и быть убита, и в третий день воскрес­нуть. И говорил о сем открыто. Но Петр, отозвав Его, начал прекословить Ему. Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, са­тана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. И подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбере­жет ее; Ибо какая польза человеку, если он при­обретет весь мир, а душе своей повредит? И ли какой выкуп даст человек за душу свою? (Еван­гелие от Марка, 8. 31-37).
Итак, во фразах «... следуй себе» и «... иди за (ною» неужели для сознания западного челове-са нет никакой разницы?! Вот толкование эпи-юда в православной традиции.
Толкование Феофилакта. Поскольку Петр пре­кословил Христу, желавшему предать Себя на Распятие, то Христос призывает народ и вслух говорит, направляя речь главным образом про­тив Петра: Ты не одобряешь того, что Я беру
Крест, а Я говорю тебе, что ни ты, ни другой кто не спасетесь, если не умрете за добродетель и истину. Заметь, Господь не сказал: умри и тот, кто не хотел бы умирать, но «кто хочет». Я, -говорит, — никого не принуждаю. Призываю не на зло, а на добро, а потому, кто не хочет, тот и недостоин сего. Что значит отвергнуться себя? Это мы поймем, когда узнаем, что значит отвер­гнуться другого кого-либо: отца ли, брата ли, или кого-либо из домашних, тот, хотя бы смотрел, как его бьют или убивают, не обращает внимания и не соболезнует, сделавшись чуждым ему. Так и нам повелевает Господь, чтоб и мы ради Его пре­зирали свое тело и не щадили его, хотя бы били или порицали нас. «Возьми крест свой», сказа­но, то есть позорную смерть, ибо крест почитал­ся тогда орудием позорной казни. А как многие распинали и разбойников, то присовокупляет, что с распятием должно иметь и другие добродете­ли, ибо это означают слова: «следуй за Мною». Поскольку же повеление предавать себя на смерть показалось бы тяжким и жестоким, то Господь говорит, что оно, напротив, весьма че­ловеколюбиво; ибо кто погубит душу свою, но ради Меня, а не как разбойник казнимый или самоубийца (в сем случае смерть будет не ради Меня), — тот, — говорит, — обретет душу свою, между тем как думающий приобрести душу по­губит ее, если во время мучения не устоит.
Второй момент, который нельзя оставить без вни­мания: «Иисус Христос, Учитель...» Для православ­ного человека, Иисус Христос, прежде всего, Сын Божий, Сам Бог. И Евангелие является откровени­ем Божиим, хотя и написано людьми. Под водитель­ством Духа Святого написано апостолами.
И вот здесь (да и не только здесь) мы обнару­живаем чудовищные подмены, которые исходят из уст восточных учителей. Бесы, хорошо знако­мые православному человеку, не называются своими именами. Вместо этого происходит заме­на какими-то полумистическими понятиями типа «тень», или «черный воин». А Иисус Христос на­зывается обыкновенным учителем, одним из не­многих. И Ему приписываются «... озарения, давшие толчок различным догматическим и фун­даменталистским течениям».
Подобная литература наводнила книжные рынки нашей страны. Немногие из любителей бо­евых искусств интересуются православными из­даниями. Поэтому предостережение звучит с этих страниц.

ИНСТРУМЕНТЫ И ОРУДИЯ

И все же, какие конкретно инструменты ис­пользуют боевые искусства, которые являются «проводником» для бесов, превращаются в их орудия? Назовем три из них, которые могут прак­тиковаться с первых шагов, - - это дыхательные упражнения, медитация и релаксация.

Дыхательные упражнения

Хатха-йогой серьезно я начал заниматься с 10-го класса. Серьезно - это значит ежедневно в рам­ках конкретного комплекса. У меня была книга с пятимесячной программой, которую в дальней­шем можно было совершенствовать. На протя­жении нескольких лет я проходил эту програм­му снова и снова, находясь в разных условиях, и наблюдал результаты. Мой вывод такой: опре­деленные упражнения приносят пользу для тела, если их практиковать в «идеальных» условиях. К примеру, будучи в армии, я получил крайне от­рицательные результаты. Впоследствии я понял, что в нашем социуме этих «идеальных» условий вообще быть не может, и отказался от практики йоги совсем.
Один человек, достигший больших высот в этом деле, сказал мне, что важно не то, где ты зани­маешься, а как. Справедливое замечание, за которым чувствуется большой опыт. К счастью для себя, тогда йога меня уже вообще не интересо­вала, как не интересовали и боевые искусства. Я продолжал практиковать нунчаку и занимал­ся только самостоятельно, оградив себя от лю­бого постороннего влияния. Но речь сейчас не о том, как практиковать, а все-таки о том, что именно практиковать.
Почитайте историю развития боевых искусств, обращая внимание хотя бы на три региона: Ин­дия, Китай, Япония. Взаимное обогащение тра­диций рано или поздно, попадая в новые, чисто географические условия, в конечном итоге при­обретало местный оттенок. Где в Китае или Япо­нии вы обнаружите классическую индийскую йогу? Да нигде! Обогащение методов не приво­дило к слепому копированию чужих традиций, а приспосабливалось к местным условиям и обо­гащалось собственной национальной традицией.
Почему же мы — русские — должны впитать в себя все сразу от народов, которые сами для себя ввели жесткие ограничения на все чужерод­ное? Мы тоже имеем право кое-что отфильтро­вать, в основание отбора положив веру отцов. С какими-то, замечу, чисто внешними вещами мож­но подискутировать, хотя и они не все безопас­ны. Но вот, на мой взгляд, некоторые методы, от­носящиеся больше к внутренней практике, я бы выбросил немедленно. Поговорим о них.
Сама система (напомню, что сейчас речь идет о хатха-йоге) называет несколько важных пунктов, без которых она уже не система. Разберем некоторые из них.
КОМПЛЕКС УПРАЖНЕНИЙ. Что это значит? Это значит, что йога помогает только тем, кто целиком находится в ней. Простому челове­ку, подвергнутому какому-нибудь недугу, систе­ма не поможет. Его существо должно быть в си­стеме, чтобы та, когда придется, помогла. Прак­тика же отдельно взятых упражнений - это не йога. Йогой надо жить. В конце концов «это» пожирает тебя. Я бросил занятия, потому что на­чал зависеть от них. Моя свободная воля сопро­тивлялась такому положению дел. Здесь можно сказать, что лукавый избрал йогу своим оруди­ем, чтобы держать меня в подчинении.
КОНЦЕНТРАЦИЯ ВНИМАНИЯ. Система требует сосредоточивать внимание на объектах. Пример: упражнение для профилактики заболеваний печени - - сосредоточивайся на печени. И так далее. В этой методике что-то есть, и ее взяли на вооружение многие европейцы. К приме­ру, аутогенная тренировка. Почти то же самое, но без закручивания себя в хитрые позы. Без кон­центрации внимания йога уже не йога, а простая статическая гимнастика, польза которой тогда в чем?
КОМПЛЕКС МЕТОДОВ. Упражнения для тела не могут выполняться без правильного дыхания; дыхательные упражнения в свою очередь выполняются в определенных позах. Все вместе, плюс концентрация внимания. Сама система представляется законченной и даже совершенной, но... Йога имеет свою тради­цию. Формировалась она в конкретных услови­ях на конкретной территории, и это должно быть определяющим при выборе. Нет «безвинной» хатха-йоги. Есть первая ступень на пути к общей цели, которая чудовищна для христиан: «От­крыть в себе божество и стать самим божеством». Не то же ли самое возомнил о себе Денница?
Боевые искусства заботятся о «правильном» дыхании с первых шагов. Без правильного дыха­ния невозможно НИЧЕГО. Хотя в данной мето­дике дыхательные упражнения упрощены и но­сят специфический характер, приспособленные к конкретным условиям, сущность их та же.
Но меня больше всего удивляет в йоге сам под­ход к проблеме болезней, резко отличающийся от православного подхода. Православный человек воспринимает болезнь, как нечто, посылаемое от Бога. Здесь может быть несколько причин, и каж­дая по своему замечательна. Рассмотрим их.
1. Болезнь в наказание за конкретные грехи. Здесь нет никакой мистики, а имеется тесная связь с действительностью. Иными словами: чем грешим, тем и страждем. Объедение способствует развитию болезней желудка; сребролюбие и зависть приводят к нервно-психическим рас­стройствам; гнев поражает сердечно-сосудистую систему; гордость может стать духовной основой шизофрении. Перечень причин и следствий огро­мен.
Болезнь в упреждение грехов. Был бы здо­ров, пошел бы и совершил задуманное, а как не имел возможности пойти, вынужден был сидеть дома. Ясно, что Господь в этом случае послал бо­лезнь, чтобы сохранить нас от беды.
Болезнь в научение. Что делать больному че­ловеку, вынужденному долгое время находиться дома? В такие моменты можно подумать о своей жизни, о своем положении. Может быть, наш стремительный ритм жизни на миг затормозится, и мы, размышляя в тишине наедине со своей печалью, вдруг вспомним о Боге и произнесем: «Господи, помоги...»
Болезнь в терпение. Это не беда, а польза; великая польза для нашей души. Господь видит нас, и если обнаружим смирение и терпение, то даст нам венцы. Но тому, кто близок к ропоту в печали своей и даже к хуле на Бога, святой апо­стол Павел говорит:
Вас постигло искушение не иное, как человечес­кое: и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искуше­нии даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести. (1-е послание к Коринфянам, 10. 13).
5. Болезнь от бесов. Может быть допущена Гос­подом, чтобы проверить, научить или укрепить нас.
Иное дело, когда мы сами стали тому причи­ной и добровольно отдали себя в руки сатаны. Берегитесь, любители боевых искусств! Вы ходите по краю пропасти, сами создавая в душе своей лазейки для лукавого.
Отдадим должное теории йоги, которая на пер­вое место любой болезни ставит психические при­чины. Не болезнь надо лечить в первую очередь, не ее симптомы, а устранять их причины. К сожалению этот правильный путь поиска истинных причин телесных недугов замыкается сам в себе.
Когда я занимался хатха-йогой, мне не было понятно, что значит «психические причины». Ло­зунг «В здоровом теле - здоровый дух» можно было бы и наоборот читать, но любая трансфор­мация теперь выглядит для меня смешной.
Лишь потом, в лоне нашей Церкви, я узнал, что скрывается за понятием «психические причины». Грех - вот что это такое. Но понятие греха в пра­вославной традиции не то же самое, что «психи­ческие причины» в индийской йоге. В основу ле­чения любого недуга у христиан положено пока­яние, понятие, о котором в йоге и других восточ­ных учениях я ни разу нигде не встретил ни од­ного упоминания. Вот и разница вся здесь нали­цо. Христиане, не отвергая, кстати, ни лекарства, ни помощь докторов, ни оздоровительные систе­мы, на первое место ставят упование на милость Божию, на помощь Господа. Восточные системы пытаются самостоятельно решить проблему, по­тому что в их учении нет места ни личному Богу, ни понятию греха и покаяния.
Теперь рассмотрим то, что для любителей во­сточных боевых искусств называется «инструмен­том духовного роста», а для христиан «орудием проникновения бесов» в душу человека.

Медитация
«Не желай видеть чувственно ангелов,
или силы, или Христа, чтобы с ума не сойти,
приняв волка за пастыря и поклонившись
врагам демонам... Если желаешь молиться в духе, ничего не заимствуй от плоти».
Св. Нил Синайский, подвижник V века

В медитации, равно как и в упрощенной ее форме, аутогенной тренировке, человек обучает­ся способности, не отвлекаясь, созерцать в тече­ние длительного времени один и тот же объект. Восточные учителя говорят, что практика эта приводит к развитию так называемого «духовного видения», когда адепт сможет ясно различать правду и ложь. В боевых искусствах практику­ется также динамическая медитация, способству­ющая «чтению» противника в бою.
Нетрудно догадаться, что на самом деле ме­дитация - это практика ложных образов и ощу­щений, которые не способствуют развитию духов­ного видения, а как раз наоборот, ослепляют че­ловека. Какая польза созерцать какой-либо объект? Какая польза формировать какой-либо объект в сознании и созерцать его внутри себя? Какая польза «опустошать свою чашу»? Это ла­зейка для лукавого, которую человек сам откры­вает. И релаксация, и гипноз, и многие другие методы преследуют одну и ту же цель -- усыпить бдительность, отключить сознание и сделать доступным для каких-то образов, то есть для посто­роннего влияния.
Нет ничего удивительного в том, что долго за­нимающиеся боевыми искусствами бойцы начи­нают ощущать в себе «нечто». Невинная фраза — скрытые возможности организма. Ее синони­мы - энергии, способные разрушать. А некото­рые напрямую говорят, что уже видели «темно­го воина». Считают ли они, что он помогает им в их деле?
Господь уберег меня от практики медитации. В той йоговской программе, которую я проходил, она занимала не последнее место. Достаточно было один раз услышать в своей голове какие-то звуки, чтобы испугаться и бросить не только медитацию, но и всю систему в целом. Несколь­ко лет я искал ответ на то свое состояние. Од­нажды все-таки судьба свела меня с таким че­ловеком, который смог объяснить, что произош­ло. Я поверил в правдивость его слов, но утеше­ния не получил. Эта правда была правдой его системы и не более того. Лишь в Православии, у святых отцов, я нашел ответ тому, с чем пришлось столкнуться. Обыкновенный страх уберег меня от дальнейшего «заигрывания» с неизвестностью. Страх? Господь уберег. Мне Господь дал разум и волю, чтобы бросить систему, которая завлек­ла меня еще юношей в свои сети, прельстив всем спектром «ярлыков», о которых мы уже говори­ли. А сколько таких, которые «не дрогнули» и продолжили путь?
Я знаю некоторых людей, которые, даже не за­нимаясь боевыми искусствами, практикуют ин­дивидуальную и коллективную медитации. Пос­ледние происходят на их сектантских сборищах, которые проводят учитель и его помощники. Тех­нология отработана очень четко. Люди вводятся в «доступное» состояние, их «чаши опустошают­ся», и «некто» (даже не учитель, а тот, кто в учи­теле или через учителя) заполняет ее своим со­держанием. Мы уже знаем про этого «некто», и здесь можем указать на еще одно его свойство. Об этом как раз и писал Чак Норрис в своей книге. Свойство это — атаковать нас через дру­гих людей. Невидимая брань может быть очень даже видимой, когда бесы через конкретных лю­дей начнут нападать на нас.
Мои знакомые-сектанты - это не просто беда, это настоящее горе. Сначала перед вами пред­станет тихий и дружелюбно улыбающийся чело­век, излучающий свет и любовь. На самом деле его улыбка и приятный доверительный голос не более чем орудие лукавого. Через несколько ми­нут разговора любые темы будут сведены к од­ной. Вас начнут сначала вежливо приглашать в свою веру. Затем, по обстоятельствам, завлекать более настойчиво. Наконец, «тащить за уши», за­пугивая «концом света», нашей «неправильной жизнью» и т. д. и т. п. Любая попытка отстоять свои убеждения или поговорить о святоотеческом учении натыкается на стеклянный взгляд. Вас не слышат, а продолжают говорить что-то свое. При этом от прежней улыбки не остается и следа, а речь становится торопливой и несвязной. Вы ^видите перед собой совсем другого человека и по­нимаете, что это настоящий зомби. Теперь пред­ставьте, что получится, если к этому «промыто­му» и нашпигованному чужими мыслями созна­нию добавить еще сокрушающую технику боевых искусств.
К сожалению, медитация сохраняется не толь­ко в восточных системах, ее практика также по­разила Западную Церковь. Те, кто не видят раз­ницы между Западной и Восточной Церквами, используют последний аргумент в свою пользу. К счастью, святоотеческое учение имеет в лече­нии этого недуга большой опыт. Посмотрим, что по данному вопросу оно говорит.
Что такое воображение? Святые отцы дают этому следующее определение. Воображение - это естественная функция нашего сознания, ко­торая стоит на переходе отвне внутрь. Чтобы попасть внутрь, надо благополучно миновать во­ображение, но по неосторожности можно заст­рять на нем. Хуже того, застряв и оставаясь в нем, быть уверенными, что на самом деле вошли внутрь. Еще хуже то, что этому состоянию почти всегда сопутствует самопрельщение.
Нам, православным христианам, всякие ино­верцы могут возразить, сказав, не есть ли наши молитвы пред иконами (да и без них) некоей сво­еобразной практикой медитации? В подтверждение своих слов они готовы привести многочисленные примеры «духовных подвигов» западных «святых». Должно им ответить на это, что та «свя­тость», о которой говорит Западная Церковь, яв­ляется святостью ложной в понимании Восточ­ной Церкви и на самом деле есть диавольское прельщение.
Необходимое условие молитвы — ничего не во­ображать, а, собравшись умом в сердце, стать в убеждении, что Бог близ, видит и внимает, и в этом убеждении припадать к Нему, страшному в величии и близкому в благоснисхождении к нам. Если же против воли и проскользнет что-либо противное, тотчас смиренно надо испове­даться Господу и очиститься внутренним покая­нием и исповеданием.
В православной традиции борьба с воображе­нием есть только начало. Так как вся забота рев­нителя о духовной жизни обращена на то, чтобы поставить себя в должное отношение к Богу. Со­вершается это и обнаруживается в молитве. Вни­мание должно быть сосредоточено в сердце. Ук­лонение внимания от сердца есть уклонение от этого пути.
Так как мечтание ума в небесных областях лег­ко и быстро оставляет в сознании след, то зани­мающийся начинает мечтать об успешности дела и своем совершенстве. Он думает, что видения -след Божественной благодати и молится уже о том, чтобы Бог всегда давал ему пребывать в таком состоянии. Святые отцы состояние это называют прелестью. Таким образом, у такого «делателя» путь к преуспеянию пресекается в са­мом начале, ибо искомое считается достигнутым, тогда как достижение его еще не начато.
Далее картина становится еще более страшной. Самомнение еще более разгорячает вообра­жение, и оно начинает рисовать картины, встав­ляя в мечтания личность мечтающего (близ Бога, близ ангелов, близ святых). Вот он уже и не со­мневается, что стал «другом» неба и достоин осо­бых откровений.
«Во время моей молитвы передо мною явились два больших света - один, в котором я узнал Создателя, а другой, в котором я узнал самого себя».
(Франциск Ассизский о своей молитве)
Такое состояние есть болезнь душевная и дело врага недремлющего.
Мистики своими усилиями надеялись завладеть тем, что является результатом милости Божьей и надлежит принять как дар этой милос­ти. Воображение их разгоралось и порождало 1ечтательные ожидания, которые и казались уже •толпившимися.
Таким образом многие прельстились, видя свет и сияние очами телесными, обоняя благоухание обонянием своим, слыша гласы ушами своими и т. п. Иные из них повреждались в уме и перехо­дили с места на место, как помешанные. Иные, приняв беса, являвшегося им в образе светлого ангела, до того утверждались в прелести, что до конца оставались неисправимыми и не принима­ли совета ни от одного брата; иные, по внушению бесовскому, сами себя убивали, низверга­лись в стремницы, удавливались. И кто может исчислить все прельщения, в какие ввергал та­ковых враг! Если не всякий из держащихся та­кого образа молитвы терпит вред, то это только из тех, которые живут в обители с другими братиями. Но все же они проводят жизнь без вся­кого успеха.
(Симеон Новый Богослов)
Одни видения бывают от разгоряченного во­ображения, другие от бесов. Конечно, существу­ют благодатные видения, которые устрояются Духом Божиим, но они бывают очень редки. Лишь опытные подвижники могут их различать от видений, порождаемых собственным вообра­жением, или привидений бесовских. Так как нео­пытных людей на деле гораздо больше, чем опыт­ных, законом поставлено вообще не принимать никаких видений и не доверяться им.
Внимай себе тщательно, рачитель Божиего дела, и разумно совершай дело свое. Если увидишь свет или огонь, вне себя или внутри, или образ какой, - - Христа, например, или ангела, или иного кого, -- не принимай того, чтоб не потер­петь вреда. И уму своему не попускай строить в тебе такие образы: это внешнее дело и ведет к прелести. И если заметишь, что будто тянет кто ум твой к таким внешним воображениям, -- не поддавайся, держась внутрь и совершая дело внимания к Богу без всяких образов.
(Св. Григорий Синаит)

Никак не прими, если увидишь что-либо чув­ственными очами или умом, вне или внутри тебя, будет ли то образ Христа, или ангела, или како­го святого, или если представится тебе свет... Будь внимателен и осторожен! Не позволь себе доверить чему-либо, не вырази сочувствия и со­гласия, не вверься поспешно явлению, хотя бы оно было истинное и благое; пребывай хладным к нему и чуждым, постепенно сохраняя ум твой безвидным, не составляющим из себя никакого воображения и не запечатленным никаким изоб­ражением. Видевший что-либо в мысли или чув­ственно, хотя бы то было и от Бога, и принима­ющий поспешно, удобно впадает в прелесть, по крайней мере, обнаруживает свою наклонность и способность к прелести, как принимающий яв­ления скоро и легкомысленно. Новоначальный должен обращать все внимание на одно сердеч­ное действие, одно это действие признавать не прелестным, — прочего же не принимать до вре­мени вступления в бесстрастие. Бог не прогневляется на того, кто, опасаясь прелести, с край­ней осмотрительностью наблюдает за собою, если он и не примет чего посланного от Бога, не рас­смотрев посланное со всей тщательностью; на­против того, Бог похваляет такого за его благо­разумие.
(Св. Григорий Синаит)
Нельзя не сказать о том, что произвольные ви­дения по желанию на самом деле совершаются не одним только действием воображения челове­ческого, но и действием демонов, подкрепляющих ложное направление, которое человек сам для себя избрал и усвоил.
Видящий духа прелести, — в явлениях, представ­ляемых им, — очень часто подвергается ярости и гневу; благовоние смирения, или молитвы, или слезы истинной не имеет в нем места. Напротив того, он постоянно хвалится своими добродете­лями, тщеславствует и предается всегда лука­вым страстям бесстрашно.
(Максим Капсокаливит)

Практикующие восточные боевые искусства подвержены и такому недугу души, который в Православной Церкви известен как мнение. На­ходящийся в прелести «мнения» стяжает ложное воззрение на все, окружающее его. Неразлучный спутник мнения - высокоумие, которое в свою очередь возбуждается тщеславием и сладостра­стием. Но главная причина всех этих состояний обнаруживается в гордости. «Мнение» состоит в присвоении себе достоинств, данных Богом, и в сочинении для себя достоинств не существующих.

Релаксация

Релаксация - это техника расслабления тела и сознания, кратковременное «отключение» его по собственному желанию. В хатха-йоге в любом упражнении следует стремиться к максимально­му расслаблению, чтобы достигнуть должного эффекта. Простейшим для начинающих являет­ся «поза трупа».
Сначала лежа я часто практиковал это упраж­нение, а со временем добился такого состояния, что даже сидя мог быстро отключить сознание па са­мый короткий промежуток времени, минуты 2-3.
Причем, после восстановления сознания в нем при­сутствовало обманчивое состояние, что прошло вре­мени на самом деле гораздо больше, раз в пять, а то и в десять.
В жизни практика быстрой релаксации часто помогала мне быстро прийти в себя, когда мозг буквально засыпал на ходу и голова, как гово­рится, начинала туго соображать. Буквально, минута-две полного «отключения», и можно было продолжать работать дальше. Однако при пер­вом рассмотрении очень полезный метод на практике может оказаться ступенькой к чему-то сле­дующему. К чему, например?
У меня любые кратковременные отключения сознания по желанию вызывали не просто ощу­щение потери времени, но и пространства. По­чти всегда сознание где-то летало, в чем-то пе­ремещалось. Как правило, вспомнить что-либо конкретное не удавалось, но было переживание сожаления о себе. Это очень напоминает сны, ко­торые мы видим отчетливо и со всеми подробно­стями, но, проснувшись, вспомнить и рассказать ничего не можем.
Первое, что и так ясно - это нереальность происходящего; происходящего в сознании, а не на самом деле. А раз что-то нереально, то, вроде бы, нечего об этом и думать. Но вот в этом нахо­дится лукавый соблазн. Немало людей готовы прельститься ирреальностью и убежать от реа­лий жизни. Кто-то «ударился» сегодня в вирту­альную реальность, а кто-то продолжает пребывать в искусственной релаксации, увеличивая с каждым разом дозировку. И если кому-то этот метод «помогает», он готов костьми лечь, отста­ивая его важность и необходимость. Таким обра­зом, дьявол может через внешне вроде бы безо­бидное упражнение посеять в вашей душе зерна «мнения», о котором было сказано выше, или еще какого-то душевного недуга. К слову сказать о безобидности упражнения. Чисто физически «воз­вращение сознания» не всегда проходит гладко. Один раз мое сердце чуть не «выпрыгнуло» из меня.

«НАШИ» НЕ ОТСТАЮТ

С так называемой перестройкой во второй по­ловине 80-х годов к нам ворвались не только сек­танты, еретики, язычники, маги и колдуны. Ва­куум быстро заполнился и в области боевых ис­кусств. Некоторым патриотам, быть может, ста­ло обидно за державу и на свет незамедлитель­но выползли: тризны, гопаки, славяно-горицкие и тому подобные виды борьбы и кулачного боя. Когда я увидел все это в действии на одном из турниров, то стало ясно - поменялось внешнее оформление, но не содержание. Оставалось еще немного подождать, когда к чисто внешнему мор­добою начнут прилаживать «глубокие внутрен­ние» и «духовные» вещи. А как же без них! И вот, дождались.
В книге И. А. Воронова «Тайна 72-х воинских искусств Русского Апокалипсиса» (само назва­ние-то какое!) на странице 67 находим интерес­ный пример ратного подвига.
При осаде Троице-Сергиевого монастыря вой­сками Лжедимитрия I в 1609 году (а продолжа­лась она целых 16,5 месяцев) произошел такой случай, описанный в «Сказании Авраамия Палицина». Крестьянин Суета, вооружившись од­ним бердышем, вышел за стены монастыря и начал сечь врагов с обеих сторон. «Как рысь» скакал и многих вооруженных и в броне воинов поразил. Многие крепкие воины пытались оста­новить его и отомстить за позор, но не могли. Со­бытие это произошло на праздник святого Архи­стратига Михаила 21 ноября.
В общих словах методика (система) подготов­ки бойца сводится к следующим трем пунктам (стр. 118):
«... практикующий Путь Воина каждый день, в строгом соответствии с календарем, должен вы­полнять предписанное:
физические упражнения;
календарные чтения текстов (одного или не­
скольких);
медитация».
Не только крестьянин Суета смог в считанные дни овладеть приемами рукопашного боя, которые позволили ему в одиночку одолеть большое число врагов, заметим, из числа профессионально под­готовленных. И в нашей жизни есть «удивитель­ные экземпляры». На странице 120 читаем:
«Одним из ярчайших примеров нашего времени является искрометный взлет на должность пре­мьер-министра правительства Российской Феде­рации С. В. Кириенко. А ведь его хобби т- кэн­до, японское фехтование».
О том, сколько Кириенко занимал свою долж­ность и что «полезного» он успел сделать для стра­ны, россияне прекрасно знают. Мне даже не обид­но, что такие слова появились в книге. Настора­живает другое. Вернемся к эпизоду с ратным подвигом крестьянина Суеты. Перед самым его опи­санием стоит следующий текст (стр. 66, 67):
«Первое чудо произошло 21 ноября, на праздник Собора святого Архистратига Михаила. «И воз­девали все руки вверх и к Пребезначальной Тро­ице, - читаем мы в «Сказании», - и к Пречи­стой Богородице и великим чудотворцам Сергию и Никону и молили о помощи и заступлении от врагов». В службу Сергию читали и «Апокалип­сис».
Во время пения стихир архимандрит Иоасаф в великой печали и сетовании погружен был в лег­кое забытье, и вот видит великого Архистратига Михаила; лицо же его, как свет, сияло, в руке своей он держал скипетр и говорил противникам: «О враги лютеране! Вот ваша, беззаконники, дер­зость и до моего образа дошла. Всесильный же Бог воздаст вам вскоре отмщением». И это ска­зав, святой стал невидимым. Далее мы узнаем из «Сказания Авраамия Палицина»:
«И сотворил Господь преславное чудо тогда. Даже нератные люди стали храбрыми, и не знав­шие, и не ведавшие никогда приемов ратных и те исполинской силой препоясались...»

Вот моя настороженность. Опять подмена. Ясно сказано, что Господь сотворил чудо; при чем же здесь «система», о которой пишет автор? Мо­жет быть таковая в действительности была, но для православного человека чудо от Господа - это чудо, а самость — это самость. Был ратный подвиг, но не самого крестьянина Суеты эта зас­луга. Через него Господь сотворил чудо.

Про методику, описанию которой посвящена книга, я говорить ничего не стану. Тем, кто пред­лагают мне заняться физическими упражнения­ми по календарю, чтением каких-то непонятных текстов да к тому же еще и медитацией, я отно­шусь с недоверием и настороженностью. В кни­ге много абсолютно несовместимых вещей, со­бранных вместе. Вот еще один абзац (стр. 67, 68):
«Много лет практикуя методику «72» и ей подоб­ные, автору неоднократно приходилось не толь­ко наблюдать у других, но и испытывать на себе чудесные эффекты. Например, однажды у уче­ника, который впервые пришел на занятия по единоборствам (он ранее никогда не занимался спортом вообще), за считанные минуты (!), толь­ко лишь под воздействием первых уже строк Апо­калипсиса, подобно троице-сергиевому защитни­ку Суете, произошло мгновенное обучение био­механике: его тело стало двигаться, в вообража­емом бою напоминая приемы одного из сложней­ших стилей китайских единоборств «цзуй цюаны>. Многие приемы и их биомеханические принци­пы выполнения становятся куда понятней, ког­да тренировка по рукопашному бою сопровож­дается последовательным, пролонгированным чтением малых глав «Апокалипсиса».
На сеансах Кашпировского и ему подобных мы могли видеть нечто подобное. При использовании так называемых «фраз-кувалд», которые действу­ют на определенные центры мозга, человек нео­сознанно, запрограммированно может совершать те или иные действия. Причем, при таком сум­мированном биоэнергетическом воздействии снижаются его собственные защитные силы. Это не воин - это зомби, существование которых мы не можем отрицать. Такой человек не только себя уничтожает, он опасен для других. Медитации, гипноз, дыхательная гимнастка, - это явные ору­дия лукавого. Я не против самих боевых искусств, но против тех орудий, с помощью которых враг всех человеков легче всего находит дорогу в наше сознание и сердце; в нашу душу, повреждая ее.

РАТНИКИ

Много в литературе, посвященной восточным боевым искусствам, описаний подвигов мастеров. При внимательном рассмотрении ничего необыч­ного в них нет. Как правило, это все подвиги са­мости или, что еще хуже, бесовской силы. И хотя авторы-составители таких книг часто с востор­гом пишут о проявлении «высшей духовной силы», не стоит доверять этим фразам. Мы те­перь знаем, что за этим может стоять на самом деле и как это все достигается.
Гораздо полезнее было бы для православного человека почитать о подвигах русских ратников. С помощью Божией русское воинство одержало немало блестящих побед. Явные проявления Бо­жественной силы в военных сражениях в нема­лом количестве есть в книгах Священного Писа­ния. Нам же сейчас могут быть ближе наши, рус­ские примеры, вроде подвига того же крестьяни­на Суеты. Вот некоторые из них. Это не легенды, не сказания, не былины. Это реальные события, такие же, как и сами их участники. К сожале­нию, многие любители восточных боевых искусств склонны больше доверять легендам иноземных мастеров, чем своей, национальной истории.

Андрей Боголюбский

Благоверный князь Андрей Боголюбский, сын Великого князя Георгия Владимировича Долго­рукого. В 1150 году войска князя Георгия осади­ли город Луцк. Однажды осажденные предпри­няли дерзкую вылазку, и юный тогда еще Анд­рей оказался окруженным на мосту. Раненый конь его исходил кровью, и князь готовился было уже умереть, но призвал имя святого Феодора Стратилата (Небесного витязя), память которо­го в тот день совершалась. Сразив венгра, гото­вого пронзить ему грудь, Андрей благополучно возвратился к отцу. Добрый конь вынес всадни­ка из опасности и пал мертвым. Воины все твер­до веровали, что сам Стратилат спас юношу, при­звавшего имя его в битве.
Интересен и такой случай с Андреем Боголюбским. При строительстве Золотых ворот с церко­вью Положения ризы Богоматери от поспешнос­ти случилось несчастье. Внезапно обрушился не­прочный свод и засыпал камнями 12 человек. Добрый князь, упрекая себя в напрасной гибе­ли стольких людей, припал со слезами к чудот­ворной иконе Божией Матери, умоляя о спасе­нии их. Во время молитвы его были разобраны камни и все, которых почитали погибшими, чуд­но обрелись невредимыми. Вот так помощь Ма­тери Божией обратила печальное событие во славу Ее.

Меркурий Смоленский
В начале XII века на Русскую землю пришло величайшее бедствие - нашествие татаро-мон­гольских орд. В Смоленске был на воинской службе потомок княжеского рода Меркурий, ко­торый втайне вел жизнь подвижника. В 1239 году враг подошел к городу, встав от него в 25 вер­стах. Предводитель татарского отряда, богатырь огромного роста, похваляясь своей гигантской силой, вызывал на поединок лучшего витязя, чтобы в единоборстве решить участь города и всего княжества.
Соборному пономарю Георгию ночью перед об­разом Божией Матери Одигитрии был голос: «Иди к рабу Моему Меркурию на Подолье. Иди скорее и тихо скажи ему: «Меркурий, тебя зовет Владычица». Пономарь застал Меркурия в мо­литве. Упав перед чудотворной иконой, воин ус­лышал голос: «Раб Мой Меркурий, Я посылаю тебя, чтобы ты отразил врагов от града сего и за­щитил этот храм. Для этого Я призвала тебя сюда из страны Римской. Я не оставлю этого го­рода, по молитвам Моим он не будет предан в руки врагов. Немедленно ступай навстречу вра­гам. Я не оставлю тебя. Не бойся, ты победишь врагов, и сам получишь от Господа венец побе­ды и вечного блаженства».
Воин Христов той же ночью сел на коня и от­правился в татарский стан в Долгомостье. Он прошел военную стражу, не замеченный никем, и среди неприятельского стана увидел великана.
Оградись крестным знамением и воскликнув: «Пресвятая Богородица, помоги мне!» - Мерку­рий убил гордого и надменного исполина, уповав­шего на свою страшную силу. Призывая имя Господа и Пречистой Богородицы, святой воин истребил множество врагов. Татарские воины с ужасом видели, что святому Меркурию помога­ют в битве молниеносные мужи и лучезарная Жена и, не в силах устоять против воина Хрис­това, обратились в бегство.
В то время сын убитого татарского исполина, желая отомстить русскому воину за смерть отца, сзади напал на святого Меркурия и нанес ему смертельный удар. Но внезапно непонятный ужас охватил врагов и, бросая оружие, они бе­жали от города, гонимые неведомой силой из пределов Смоленской земли.

Довмонт Псковский
Летом 1679 года, в Петров пост, отряд каза­ков во главе с Гаврилой Фроловым отправился из Албазина на разведку в долину реки Зеи. Три года несли казаки дозорную службу. Однажды разъед их повстречал в горах двух всадников на белых конях, вооруженных луками и мечами. Это были святые Всеволод и Довмонт, которые ска­зали: «И паки придут китайцы, будут приступы и бои великие, и мы в тех боях будем в помощь русским людям. А града китайцы не возьмут». Несколько раз в 1684—1686 г. китайские полчи­ща подступали к Албазину, но града не взяли.

Димитрий Донской
Во время сражения на Куликовом поле в 1380 году особо чутким в эти часы открывалось духов­ная сущность происходящего. Видели ангела - во главе «трисолнечного» полка стоял Архистра­тиг Михаил, по небесам шествовали рати святых мучеников и с ними святые воины Георгий По­бедоносец, Димитрий Солунский, Борис и Глеб; от духовных воинств на татар летели тучи огнен­ных стрел. Видели также, что над русским вой­ском явилось облако, из которого на головы пра­вославных воинов опустилось множество венцов.

НАУЧАЕМСЯ ИЗ ПИСАНИЯ

Враг человеческий — сатана и его воинство — пытаются смутить всякого человека, сбить его с толку. Для этого они не останавливаются ни пе­ред чем. Даже Священное Писание диавол ста­рается использовать в своих целях, извращая че­рез людей те или иные события, умствуя, толкуя их по-своему. Рассмотрим несколько подобных трудных моментов и на их примере закрепим наши убеждения, еще более утвердимся в истин­ной вере.

Отношение к врагам

Вот одно из мест Евангелия, которое часто используется противниками христиан, упрекая их и в трусости, и в нерешительности. Фрагмент этот порою вообще воспринимается как нелепость, не отвечает здравому смыслу. Об этом я слышал от самых разных людей, не только тех, кто занима­ется единоборствами. Одно становится ясно с первого взгляда - эти люди неверующие, неправославные, потому им и трудно понять, как воз­можно такое. Но дело в том, что и я сам долгое время испытывал затруднение при понимании данного эпизода. Лишь когда прочитал толкова­ние блаженного Феофилакта, все встало на свои места.ечь идет о Нагорной проповеди Спасителя, в которой прозвучали и такие слова:

Вы слышали, что сказано: «око за око, и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обра­ти к нему и другую. (Матфей, 5. 38, 39).
И далее:
Вы слышали, что сказано: «люби ближнего тво­его и ненавидь врага твоего». А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте прокли­нающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. (Матфей, 5. 43, 44).

Толкование Феофилакта. Закон из снисхожде­ния допустил равное возмездие, чтобы из-за стра­ха потерпеть равное, не обижать друг друга. Злым Господь называет здесь дьявола, который действует посредством человека. Итак, разве дьяволу не должно противостоять? Да, должно, только не ударом с своей стороны, но терпени­ем, ибо огонь угашают не огнем, а водою. Но не думай, что здесь идет речь только об ударе в щеку, но и о всяком другом ударе, и о всякой вообще обиде.
Отдай ему и верхнюю одежду, если тебя повле­кут в суд и станут досаждать, а не тогда, когда просто будут просить. Рубашкой у нас, собствен­но, называется исподнее платье, а верхней одеж­дой — верхнее платье. Но эти названия говорят и одно вместо другого.
«Что я говорю о рубашке и верхней одежде? -говорит Господь, - - И самое тело свое отдай тому, кто насильно тащит тебя, и сделай бо­лее, чем он желает».

Достиг верха добродетелей, ибо что больше это­го? Но это не невозможно. Ибо Моисей и Павел враждовавших против них иудеев любили боль­ше себя, и все святые любили врагов своих. Ибо их должно почитать, как благодетелей, потому что каждый, кто преследует и искушает нас, уменьшает нам наказание за грехи. С другой сто­роны, и Бог воздаст нам за это великой награ­дой. Видишь ли, какое благо дарит тебе тот, кто ненавидит и оскорбляет тебя, если только ты по­желаешь терпеть?
Как видим, любая фраза здесь понимается не буквально, а иносказательно. В толковании бла­женного Феофилакта получаем полную информа­цию о событии, а его толкования - - это та муд­рая кладовая, которой следует вооружиться каж­дому из нас.

О подати телу и душе
Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уло­вить Его в словах. И посылают к Нему учени­ков своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице. Итак скажи нам: как Тебе кажется? позволи­тельно ли давать подать кесарю, или нет? Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искуша­ете Меня, лицемеры? покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Услышав это, они удивились и, оставив­ши Его, ушли. (Матфей, 22. 15-22).

Толкование Феофилакта. Вообще это означает следующее: во внешних делах, касающихся те­лесной жизни, должно подчиняться царям, а во внутренних, духовных — Богу. Можно и так по­нимать: каждый из нас должен отдавать демо­ну, этому кесарю преисподней, то, что принад­лежит ему. Например, ты гневаешься: гнев — от кесаря, то есть от лукавого; направь же свой гнев на истинного виновника его; другими словами: гневайся и враждуй с дьяволом. Этим самым ты и Божие отдашь Богу: исполнишь Его веление. Еще понимание: мы двойственны, — состоим из тела и души: телу, как кесарю, мы должны да­вать пропитание и одежду, а более возвышенному в нас — душе, ей соответствующее.
К сказанному Феофилактом могу добавить лишь то, что касается нашего разговора о бое­вых искусствах. Что бы не подразумевалось под их практикой — чисто внешние или какие-то внутренние («духовные») усилия --на самом деле все является внешним деланием. Неужели меди­тацию или дыхательную гимнастику мы сможем отнести к «духовной» практике? Разве Господь этого требует от нас? Молитва, посильное бде­ние, трезвение души, смирение и покаяние - вот, что понимает каждый православный христианин под тем, что должно отдавать Богу.
В этой связи «внутренние ужимки» привержен­цев боевых искусств нельзя даже назвать чисто внешним деланием, заботящимся о теле. В отли­чие от него тленного, они затрагивают бессмертную душу, нанося ей непоправимый вред. Нет, это не внешнее делание; это самая настоящая бесовщина со всеми вытекающими последствиями. Да, кстати, и тело. Это бренное тело в «духе» все той же восточной традиции требует к себе такого внимательного отношения, что ни на что :':другое уже не остается времени. По словам Ка­рамазова-старшего: «тут выспаться некогда, не то что на исповедь сходить». Вспомнит ли зани­мающийся боевыми искусствами, растворяясь в своих релаксациях и медитациях, о живом Боге, который не где-то там за семью горами пребы­вает, а здесь, рядом. И путь к Нему лежит не через медитацию. Увы, Такого Бога восточная традиция не знает.

Действие силы в Духе
Пришли в Иерусалим.. Иисус, вошед в храм, на­чал выгонять продающих, и покупающих в хра­ме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул; и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь. И учил их, говоря: не написано ли: «дом Мой домом молит­вы наречется для всех народов»? а вы сделали его вертепом разбойников. (Марк, 11. 15—17). Также: Матфей 21. 12, 13; Лука 19. 45, 46; Иоанн 2. 13-16).

По Евангелию Господь очищал храм дваж­ды - в начале своего служения и в конце, когда в последний раз пришел в Иерусалим. Для нас этот эпизод интересен тем, как один человек смог выгнать торговцев, разогнать целую толпу. Дос­таточно лишь попытки представить, можно ли се­годня, придя на любой рынок, устроить подоб­ный погром. А ведь в то время условия были го­раздо суровее. Но, тем ни менее, все торговцы ра­зогнаны. Являются начальники храма, но что они делают? Вместо того, чтобы как-то помешать, схватить Иисуса, они вопрошают Его, чьей вла­стью делаешь это? Ясно, что подобный разгон торгующих в храме осуществлен не в силу каких-то особенных талантов воина, а силою Божией. Здесь Сам Господь показывает, когда нужно при­менять и гнев и силу. По вере, каждому из нас она может быть дана.

Действие Духа и силы

Итак И уда, взяв отряд /воинов/ и служите­лей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием. Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я- Стоял же с ними и И уда, предатель Его. И когда сказал им: «это Я», — они отступили назад и пали на землю. Опять спросил их: кого ищете? Они ска­зали: Иисуса Назорея. Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я', итак, если Меня ищете, ос­тавьте их, пусть идут, — да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого. Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо; имя рабу было Малх. Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? (Иоанн, 18. 3-11). Также: Матфей, 26. 47-52; Марк, 14. 45-47; Лука, 22. 47-51.

Толкование Феофилакта. Господь спрашивает их не потому, будто имел нужду знать, но с це­лью показать, что и тогда, как Он налицо, они не видели Его и не узнавали; ни по виду, ни по голосу. Так, значит, сила Его была неизреченна, что не могли бы и распять Его, если бы Он Сам не предался добровольно. Господь не только ос­лепил глаза их, но и поверг их на землю одним только вопросом Своим. Поверг их на землю для того, чтобы показать и силу Свою, и то, что Он идет на страдание добровольно. Чудно, как воины не взяли вместе с Ним апос­толов и не умертвили их даже и тогда, когда Петр раздражил их. Ясно, что ученики остались невре­димыми по силе Господа. По причине немощи их, поставляет их вне искушений. Так Он устрояет и ныне с нами, хотя мы и не сознаем. Посему, если найдет на тебя искушение, веруй, что если бы Господь не знал, что ты можешь победить оное, Он не допустил бы ему и прийти к тебе, как тогда к ученикам.
Если ты недоумеваешь, как тот (апостолу), кото­рому не велено ударять в ланиту, готов был со­вершить убийство, то слушай, что Петр в особен­ности отмщал не за себя самого, а за Учителя. Притом же они не были еще вполне совершенны. Я прошу тебя заметить, что отсечение правого уха у первосвященникова раба было знаком непослу­шания их. Ибо ослепление пришло на Израиль, чтобы слышащие не слышали, за нечестие их про­тив Спасителя, которое особенно сильно было в первосвященниках, почему и знак - - отнятие уха — был на рабе первосвященника.
Настоящий эпизод присутствует во всех четы­рех Евангелиях, причем в других мы обнаружи­ваем несколько замечательных дополнений. Так, в Евангелии от Матфея Господь говорит Петру: «Возврати меч твой в его место, ибо все, взяв­шие меч, мечом погибнут». На мой взгляд это очень важное предостережение тем, кто думает только силой решать все проблемы в миру. А из Евангелия от Луки узнаем, что Господь сотворил и еще одно чудо, коснувшись уха раба, исцелив его.
А сейчас, как мы рассматриваем действие Духа Святого в ратном подвиге, то не можем не обратить внимание и на то, как Иисус одним только словом повергает на землю всех своих врагов. Но еще более интересен момент с Петром. Обыкновенный рыбак, простой и грубый человек, дерзнул первым напасть, защищая сво­его Учителя. Он наносит точный удар, не лишая противника жизни, а только раня его. Каждый, занимающийся боевыми искусствами, может до­гадаться, что удар с отсечением уха должен был быть профессиональным. Тем более, если учесть, что апостолы были окружены плотной толпой. Но Петр не был солдатом, а всего лишь простым ры­баком. В следующее мгновение он и все осталь­ные ученики Христа спасаются бегством. Значит этот удар он совершил по Духу, человек, никог­да не занимавшийся ратным делом.

Эпизод со смоковницей

На другой день, когда они вышли из Вифании, Он взалкал; и увидев издалека смоковницу, по­крытую листьями, пошел, не найдет ли чего на ней; но пришед к ней, ничего не нашел, кроме ли­стьев, ибо еще не время было собирания смокв. И сказал ей Иисус; отныне да не вкушает ник­то от тебя плода вовек. И слышали то учени­ки Его.
Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковни­ца засохла до корня. И, вспомнив, Петр гово­рит Ему: Равен! посмотри, смоковница, кото­рую Ты проклял, засохла. Иисус отвечая гово­рит им: Имейте веру Божию. Ибо истинно го­ворю вам: если кто скажет горе сей: «поднимись и ввергнись в море», и не усумнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет. Потому го­ворю вам: все, чего ни будете просить в молит­ве, верьте, что получите, - - и будет вам. (Марк, П. 12-14, 20-24).

Толкование Феофилакта. ...Но рассмотрим и по­вествование о смоковнице, ибо здесь является, по-видимому, нечто странное и жестокое. Во-пер­вых, Иисус взалкал рано; во-вторых. Он требу­ет плода, когда еще не наступило время для смокв, а еще и то, что наказывает бесчувствен­ное дерево. Ибо в том, что Он здесь говорит и делает, было особенное смотрение. Доселе час­то Иисус творил чудеса, но еще не видели, что­бы Он сделал кому-либо зло. Теперь, дабы по­казать ученикам, что Он может и казнить, и что, если захочет, может в один час погубить наме­ревающихся распять Его, Он являет Свою силу над бесчувственным деревом. И чудо было поистине велико тем, что дерево, столь сочное, ис­сохло вдруг; ибо смоковница сочнее почти всех дерев. А что Он алчет рано утром, это Он попу­стил плоти Своей по особенному смотрению; и плода преждевременно ищет на смоковнице с той целью, чтобы, как я выше сказал, показать уче­никам, что Он может и наказывать... ... Заметь же, как Христос здесь является Богом. Ибо чрез пророков Господь говорит: «Я зелене­ющее дерево иссушаю, а сухое дерево делаю цве­тущим» (Книга Пророка Иезекииля, 17. 24). Но подивись человеколюбию Божию в том, что и нам, уподобляющимся Богу чрез веру, дает чу­додейственную силу, принадлежащую Ему Са­мому по естеству, так что мы можем и горы пе­реставлять. Гора есть в духовном смысле гордый ум, высящийся и упорный. Поэтому, кто видит себя одолеваемым страстью гордости, тот, ста­раясь изгнать ее из себя, искать должен посеще­ния и помощи Божией. Ибо тот горд, кто гово­рит, что все делает он сам, а не помощью Божи­ей. Такой человек должен запретить горе сей, то есть гордости, и сказать ей: «поднимись и ввер­гнись в море», то есть в мирских людей, сущих в море жизни сей, и неверных, сам же он да «не усомнится», то есть да не отступает от Бога. Ибо гордый отступает от Бога, говоря: я ничем не обя­зан Богу и не нуждаюсь в Его помощи.
Дополнение из толкования на место (о вере) из Евангелия от Матфея. Велико сие обетова­ние Христа, данное ученикам: мы можем даже горы переставлять, если не будем раздумывать, то есть усомнимся, и все, что только ни попро­сим, без всякого сомнения веруя в силу Божию, получим. Кто-нибудь спросит: что же, если я буду просить чего-либо вредного и при этом неразумно буду веровать, что Бог даст мне это, то ужели получу и это вредное? И как человеколюбивый Бог может исполнить прошение о том, что вред­но для меня? Слушай. Во-первых, когда слы­шишь о вере, то должен разуметь не неразум­ную, но истинную, равно и молитва разумеется, испрашивающая полезного, как научил и Гос­подь нас в словах: «не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого» и прочее. А потом об­рати внимание на выражение «не усомнитесь». Кто соединен с Богом, так что составляет едино с Ним и никогда от Него не удаляется, как тот может попросить вредного? Таким образом, если мы будем неразлучны с Богом и от Него неотде­лимы, то будем просить только полезного и по­лучим.

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА

В статье «Ярлыки и методы» мы кратко разоб­рали позиции, большинство из которых, рассмат­риваемых в отдельности, говорят в пользу изу­чения боевых искусств. К сожалению, к этому списку вроде бы явных достоинств можно было бы добавить и другой список, но я предпочитаю назвать главное, на мой взгляд. Православное ве­роисповедание различает семь грехов, которые ведут человека к вечной погибели. Таковые есть:
Гордость.
Сребролюбие.
Блуд.
Гнев.
Чревоугодие.
Зависть.
Уныние.
В этом списке нет насилия и убийства, а на первом месте стоит гордость. Почему? Потому, что все остальные грехи совершаются в мире из-за нее. Сам Денница пал из-за гордости, и в мир вошел грех. Гордыня — самое страшное состоя­ние души. И этот грех поражает тех, кто начи­нает заниматься боевыми искусствами.
Попытка сказать (или помыслить), что я сво­боден от какого-то греха - уже грех. Это как раз и есть гордыня - - отрицание в себе любого греха или какого-нибудь недостатка. И Господь на это говорит:
Говоришь: «так как. я невинна, то верно гнев Его отвратися от меня». - Вот, Я буду су­диться с тобою за то, что говоришь: «я не согрешила». (Книга пророка Иеремии, 2. 35).
Но было бы наивно полагать, что сами искус­ства являются причиной развития в душе тако­го недуга, как гордыня. Нет. Любой человек и в любой области своего делания может быть под­вержен этому состоянию. А как оно опасно и более других грехов, я не могу не предупредить о нем, точнее - - где оно обычно гнездится.
Любой из «положительных ярлыков», ради ко­торого вы переступили порог спортзала, потен­циально может стать причиной развития в душе гордыни. Особенно самые юные, но и взрослые тоже, никто не застрахован от этого.
Если вы приходите в боевые искусства с тем, чтобы научиться постоять за себя, в силу труд­ных обстоятельств в жизни, по мере вашего про­движения вперед вы начнете осознавать свое пре­восходство перед остальными, для начала, может быть, обидчиками. Чувство превосходства над ос­тальными может свить себе гнездо в душе и за­тем разрастаться со стремительной быстротой. В качестве предупреждающего средства я могу посоветовать выбросить из головы мысль, что вы пришли в спортзал исключительно ради самообо­роны.
Гордыня может иметь скрытую форму - так называемая тайная гордость. Внешне вы ничем не «сообщаете» о себе, но внутри испытываете это тайное состояние превосходства над другими. Другой человек может заниматься гирями или хо­дить на лыжах каждое воскресенье, но вы «выше» его по той причине, что занимаетесь каратэ, на­пример. Что он может сделать вам своими лы­жами при случае? Ничего. А от вас он может по­лучить удар ногой в голову.
Я не знаю, что и хуже - тайная гордость или явное ее проявление, когда человек может пони­мать, а может и не понимать своего состояния. А бывает, что и то, и другое поражает душу.
Подростки, как правило, хвалятся друг перед другом растяжками и шпагатами (кто выше уда­рит ногой); своими бицепсами (кто больше ото­жмется на кулаках) и прочим. Выставляя свои достижения напоказ перед сверстниками, они не испытывают при этом никаких комплексов. Те из них, кому посчастливилось записаться в настоя­щую секцию и кому, быть может, объяснили там, что драться нехорошо, по-своему свысока смот­рят на остальных. В их среде конкуренция про­исходит на другом уровне - спортивные сорев­нования, турниры, аттестационные экзамены внутри самой школы. Что творится на них? Как сами спортсмены воспринимают себя в момен­ты, когда им в силу сложившихся обстоятельств приходится делить между собой призы и грамо­ты, почетные первые места и пояса?
И среди уже продвинутых мастеров этой «тай­ной конкуренции» примеров не мало. В том из­дательстве, где мне удалось издать свою книгу по работе с нунчаку, меня спросили, а как я от­ношусь к произведениям других авторов? Увидя показанные мне книги, я ответил, что положи­тельно отношусь. Тогда меня спросили более кон­кретно о некоторых вещах. Оказывается, на ряд книг пришли критические замечания от некото­рых «мастеров» боевых искусств. Они критико­вали одного автора за то, что он переврал все японские (или китайские) названия и термины; что он охватил в своих произведениях слишком уж широкий круг вопросов, а так в природе не бывает; что методики не соответствуют класси­ческим, да и тому подобное.
Что я мог ответить издателю на этот вопрос? Но раз у тебя спрашивают твое мнение, значит для кого-то оно важно. И я ответил так, как сам к этому отношусь. Для меня не имеет значения насколько точны в русском произношении япон­ские или китайские слова. От того, что я их буду «правильно» знать и произносить моего мастер­ства не прибавится, а главное, не прибавится смысла на том основании, что я просто русский человек и все. Широкий круг вопросов и методи­ки? Ну если человек занимался всем этим кру­гом вопросов и приобрел какой-то личный опыт, почему бы ему не поделиться им? В силу талан­тов, которые дал ему Господь, он может записать свои мысли и, на самом деле, научить многих и многих через свои книги в отличие от тех крити­чески настроенных «мастеров», которые сидят в своих залах и имеют дело лишь с небольшой груп­пой учеников. Кстати, они не скрывая гордятся этим, как и тем, что сами могут являться личным учеником какого-нибудь учителя.
Вот вам типичный пример из нашей действи­тельности, как люди, занимающиеся вроде бы одним делом, «любят» своих соратников. И в моей практике был такой случай. Когда я обдумывал общее название статей по нунчаку для публика­ций в журнале, мне показалось несправедливым, что слово «нунчаку» всюду отделяется от при­ставки «до», что для японцев означает «Путь». Путь чего-либо. Отсюда происходят названия «Дзю-До», «Каратэ-До», «Айки-До», Кэн-До» и т.д. Почему не может быть «Нунчаку-До», по­думал я; ведь это оружие может практиковать­ся как самостоятельная дисциплина. На это один человек (кстати, сам издав по боевым искусст­вам несколько хороших книг) авторитетно заявил, что нет такого искусства. Судьба свела нас еще раз у книжного прилавка, на котором стояла бельгийская книга под названием «Нунчаку-До...» В ней рассказывалось, между прочим, о том, что в Европе существует федерация «Нун­чаку-До», объединяющая около 20 государств и чем она занимается.
Трагедия Брюса Ли во многом зависела и от скрытой гордыни, которая была сильно развита в нем. Конечно, великий мастер и киноактер не по ожидал, что у славы есть оборотная сторона. Он шел к ней в силу своих тщеславных планов, а па­раллельно с этим вокруг него, как снежный ком, разрасталась толпа завистников и конкурентов. И мастера боевых искусств, и журналисты, и ки­ношники да и просто незнакомые люди факти­чески являлись скрытыми врагами Брюса, каж­дый по-своему внося свою лепту в его преждев­ременную кончину. По-настоящему верных со­ратников и друзей у него было не очень много, гораздо больше просто сочувствующих.
Бесы могут действовать вокруг нас, внутри нас и через тех, кто подле нас. Я думаю, что Брюс к концу своей жизни получил «полный букет». При­чем, кое-что он создал собственными руками и собственной волей, а сверх этого наслоилось до­полнительное, прилепляясь, как иголки к магни­ту. А при внимательном рассмотрении увидим, что причиной многих бед была гордыня.
Как бороться с гордыней? Научиться можем на примерах святоотеческих. Посмотрите на рус­ских ратников, разве они, да и все православное русское воинство, приписывали подвиги себе? Найдем ли в рассказах явные свидетельства о том, что причиной победы стали какие-то сверху­дивительные способности воина, которые, к тому же, он развил благодаря какой-то «тайной» ме­тодике? Никак. Вместо этого любой подвиг при-пысывается силе Божией, благодати Божией или заступлению и помощи святых. Так ли в летопи­сях восточных боевых искусств? Здесь подвиги
воинов — это прежде всего подвиги самости, под­виги мистического «духа воина».
В Священном Писании, и особенно в Ветхом Завете, находим огромное число примеров, как Господь сокрушал сердца самых смелых, самых храбрых, самых сильных, самых удалых, самых самых. Вмиг разбегались и даже не понимали, что с ними происходит. Может ли сегодня, в наше время, случаться такое? Безусловно. Всевидящий Господь, помимо нашей воли, когда мы часто не понимаем глубинного смысла происходящего вок­руг нас, Сам помогает праведникам преодоле­вать зло, а злу обращаться в добро.
Я думаю отношение христианских воинов к сво­им подвигам и победам должно стать для сегод­няшних любителей боевых искусств бесценным оружием в борьбе с одним из самых страшных грехов души - гордыни. Для начала не следует держать в себе мыслей о каком-то успехе или про­движении вперед, не давать ей проникнуть глу­боко в сознание. Победив на соревновании, мож­но публично заявить, что сегодня просто повез­ло, а завтра кто-то другой займет мое место. Про­стейшая фраза, но способная сокрушить невиди­мую угрозу, которая, как тень, неотступно нахо­дится рядом.

ПОЧЕМУ СУЩЕСТВУЕТ ЗЛО

Мы занимаемся боевыми искусствами, потому что существует зло. Боевые искусства появились из-за того, что существует зло. А задумывался ли кто-нибудь из нас по-настоящему, почему суще­ствует зло? Настольная книга каждого христиа­нина «Закон Божий» так отвечает на этот воп­рос.
Стр. 595-597 в издании 1967 года протоиерея Серафима Слободского.
Мысль о мировом зле лежит тяжким бременем сомнения на сердцах многих верующих людей. Кажется непонятным, почему Бог допускает зло. Ведь Бог в Своем Всемогуществе легко мог бы устранить зло... Как может бесконечно милости­вый Бог терпеть, чтобы злые поступки одного не­годяя обрекали бы тысячи, иногда миллионы, может быть, даже половину человечества на нужду, горе и бедствия?..
В чем же состоит «смысл зла»? Ведь у Бога ни­чего нет бессмысленного. Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо напомнить, что такое зло. Под злом мы должны понимать не страдания, нужду и лишения, но грехи и нравственную вину. Бог не хочет зла. Всемогущий Бог не может одоб­рять зло. Больше того, Бог запрещает зло. Бог наказывает зло. Зло, или грех, есть нарушение Божиего закона.
Истинная вера Христова указывает на следую­щие две причины существования зла в мире:
1. Первая причина лежит в свободе воли человека. Наша свобода воли -- это отпечаток Божественного подобия. Этот Божий дар поднимает человека выше всех существ мира... В свободном выборе добра и отклонении от зла человек воз­величивает Бога, прославляет Бога и совершен­ствуется сам. Бог дает людям с доброй волей возможность заслужить себе Небо, а людям со злой
волей — преисподнюю. Но как то, так и другое получается лишь путем свободы человеческой воли...
Итак, внутренняя причина происхождения зла, или греха, заключается в свободной воле чело­века.
2. Вторая причина или смысл существования зла состоит в том, что Бог также и зло направляет к добру. Но Бог допускает зло не ради добра. Богутакая дорогая плата не нужна. Зла Бог не хо­чет ни при каких обстоятельствах. Но так как зло проникло в мир по вине творения, то Бог в Сво­ем мировом плане заставляет также и зло слу­жить добру.
Вся история человечества, вплоть до событий на­ших дней, показывает истину этих слов. Величай­шие катастрофы народов были в то же время ве­личайшими триумфами религии, обращением людей к Богу...
Но и это вплетение зла в план управления ми­ром не являлось какой-то запоздалой надстрой­кой, поправкой к созданному. Это вплетение зла произошло в акт вечной воли Бога, в котором было решено создание мира. Ибо Бог есть вечное сегодня! И Его предвидение идет от вечности. Оно действует всегда и непре­рывно.

Святое Евангелие и блаженный Феофилакт о зле

Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищ­ные. По плодам их узнаете их. (Матфей, 7. 15, 16).

Толкование Феофилакта. Обычно еретики бы­вают хитры и лукавы; поэтому говорит: «бере­гитесь». Они говорят приятные речи и показы­вают вид как будто честной жизни, но внутри их — уда. Овечья одежда — это кротость, кото­рой пользуются иные лицемеры с тою целью, что­бы льстить и обманывать. От своего плода они узнаются, то есть по делам и жизни. Хотя бы они на время и скрывались, но внимательными изоб­личаются.
Другую притчу предложил Он им, говоря: Цар­ство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем. Когда же люди спа­ли, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел. Когда взошла зелень и пока­зался плод, тогда явились и плевелы. П ришед-ши же рабы домовладыки сказали ему: госпо­дин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он ска­зал: нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдер­гали вместе с ними пшеницы. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жат­вы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пше­ницу уберите в житницу мою. (Матфей, 13. 24-30).

Толкование Феофилакта. В прежней притче Господь сказал, что четвертая часть семени пала на добрую землю, в настоящей же показывает, что враг и этого самого семени, которое пало на добрую землю, не оставил не испорченным по той причине, что мы спали и не радели. Поле — это мир и душа каждого. Тот, Кто сеял, есть Хрис­тос; доброе семя — добрые люди или мысли; пле­велы -- ереси и худые мысли; тот, кто сеял их, дьявол. Спящие люди — это те, которые по ле­ности дают место еретикам и худым мыслям. Рабы же — это ангелы, которые негодуют на то, что существуют ереси и испорченность в душе, и желают сжечь и исторгнуть из этой жизни и еретиков, и мыслящих дурное. Бог не позволяет истреблять еретиков путем войн, чтобы вместе не пострадали и не были уничтожены и правед­ные. Бог не хочет умертвить человека из-за злых мыслей, чтобы вместе не была уничтожена и пшеница. Так, если бы Матфей, будучи плеве­лом, был исторгнут из этой жизни, то вместе была бы уничтожена и имевшая впоследствии произрасти от него и пшеница слова; равным об­разом и Павел, и разбойник, ибо они, будучи плевелами, не были уничтожены, но им позволено было жить, чтобы после того произросла их доб­родетель. Поэтому Господь говорит ангелам: при кончине мира, тогда соберите плевелы, то есть еретиков. Как же? В связки, то есть связав им руки и ноги, ибо тогда никто уже не может де­лать, но всякая деятельная сила будет связана. Пшеница же, то есть святые, будет собрана жнецами-ангелами в небесные житницы. Равным образом худые мысли, которые имел Павел, ког­да преследовал, были сожжены огнем Христа, сбросить который на землю Он и пришел, а пшеница, то есть хорошие мысли, собраны в жит­ницы церкви.
Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И приступивши к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий', поле есть мир', доброе семя, это — сыны Царствия, а плевелы -- сыны лу­кавого; враг, посеявший их, есть диавол; жат­ва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. По­сему, как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Цар­ства Его все соблазны и делающих беззаконие и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто им.еет уши слышать, да слышит! (Матфей, 13. 36—43).
Толкование Феофилакта. Отпустил народ тог­да, когда он не получил никакой пользы от уче­ния. Ибо Он говорил притчами, чтобы Его спро­сили. Они же не позаботились об этом и не ис­кали научиться чему-либо; поэтому Господь по справедливости отпускает их. Только об одной этой притче спрашивают (ученики), потому что другие казались им более ясными. Под плевела­ми разумеется все вредное, что растет среди пшеницы: куколь, горох, дикий овес и др.
Продолжение. Что должно было сказать, то ска­зано выше. Ибо мы сказали, что здесь идет речь о ересях, которым позволено быть до конца мира. Если мы будем убивать и истреблять еретиков, подымутся раздоры и войны; а при раздорах и многие из верных, может быть, погибнут. Но и Павел, и разбойник были плевелами, прежде чем уверовать, но они не были истреблены в то вре­мя ради имеющей произрасти в них пшеницы, ибо в последующее время они принесли Богу плод, а плевелы пожгли огнем Святого Духа и пылом свой души.
Продолжение. Так как солнце кажется нам си­яющим более всех звезд, поэтому Господь срав­нивает славу праведников с солнцем. Но они будут сиять ярче солнца. Так как Солнце прав­ды есть Христос, так праведники просветятся тог­да подобно Христу, ибо они будут, как боги.

В силу элементарного физического закона «действие порождает противодействие», боевые искусства не учат, как побороть зло, как сохра­нить мир. Я мог бы согласиться с тем, что, буду­чи уверенным в себе, человек сможет снисходи­тельно смотреть на мелкие обиды, понимая, что никакой реальной угрозы они для него не пред­ставляют. Ну, а если угроза будет реальной?
С первых шагов в боевых искусствах человек обучается способам, как защитить себя самому. Эта самость затмевает на многие годы все дру­гие способы сохранения мира.
Было бы несправедливо говорить о том, что бо­евые искусства всего лишь агрессия и не более того. Выдающиеся мастера прошлого, да и совре­менный далеко продвинутый боец, приходят в результате опыта в боевых искусствах к понима­нию того, что лучший бой тот, который не со­стоялся. Они начинают все больше и больше раз­мышлять над тем, как сохранить мир. При этом они продолжают заниматься своими искусства­ми, и порою их мысли заходят в тупик. Стано­вится ясно, что причиняя кому-то боль, о мире, о гармонии говорить уже не приходится. Наступает момент «озарения» - понимания, что боевые ис­кусства только мешают достижению мира. Осоз­нающий это человек готов отказаться от собствен­ной защиты, не предпринимать никаких действий против агрессии, а со смирением встретить свой смертный час. Безусловно, на это его подвигли какие-то сильные внутренние мотивы, скрытые от посторонних глаз. Таких «подвижников» в боевых искусствах на самом деле не так уж много, и, как правило, они не на виду.
Но если в результате долгих занятий боевыми искусствами человек все-таки приходит к внут­ренней гармонии и начинает отрицать насилие, вырабатывает какое-то смирение в себе, значит польза, реальная польза от занятий есть? Все дело в том, что узок путь к истине, а лукавых путей много. Кто даст вам гарантию в самом на­чале, что вы найдете истину, блуждая по много­численным лабиринтам иных учений и практик? В христианстве миру учат с первых шагов, о смирении, как основе нашего спасения, говорят сразу, а не потом.
В книге Чака Норриса «Секрет внутренней силы» есть такой эпизод. Один человек пришел в монастырь, чтобы научиться боевым искусст­вам. Три дня ему пришлось просидеть под его стенами в дождь и холод, голодному, прежде чем двери открылись и его впустили. Объяснение здесь простое: с первых шагов начинается испы­тание и соответствующее обучение.
Речь в данном случае шла о буддийском мо­настыре. А можем ли мы представить аналогич­ную ситуацию у стен христианского православ­ного монастыря? Нет. Когда человек нуждается в пище и крове, не время проверять его волю, он может просто погибнуть. Нужно помочь ему сра­зу (открыть двери и впустить), а не наблюдать со стороны, как он преодолеет это испытание. Вот она - короткая дорога к добродетели, эта доро­га — любовь.
На тренировках боевых искусств партнеры вы­нуждены часто сознательно делать себе больно. И это неотъемлимая часть методики. Происходит это и тогда, когда один из партнеров не согла­сен с этим. В таком случае у него есть два пути: уйти из школы или терпеть. Но настораживает сам факт присутствия подобного метода - со­знательное причинение боли. Что воспитает это в душе.человека, какие зерна сеятся и какой будет всход?
«Христиане слабаки!» - слышим мы со всех сторон. Да, я считаю себя слабаком, потому что сегодня, прозанимавшись боевыми искусствами двадцать лет, мне легче ответить на удар ударом. Мне проще постоять за себя с кулаками, чем по­кинуть место драки. За все время своих трени­ровок я только и делал, что учился блокировать и ударять, защищаться и нападать. И я ни разу не задумался о том, почему это все происходит со мной? Почему я должен находиться в посто­янном напряжении, в постоянном ожидании нападения, быть в постоянной готовности ответить на внезапную атаку со стороны? И чем больше расслабляешься, медитируешь на иллюзорном спокойствии, тем больше думаешь о том, что это твое расслабление на самом деле служит тому, чтобы находиться в постоянном напряжении, ожидая удар со стороны.
Да, я слабак, потому что не научился благо­словлять. Я знаю сотни способов убить и ни од­ного, чтобы хотя бы попытаться сохранить мир. Ну а ты, воин, а не богатырь, в добром понима­нии этого слова, задавал ли себе такой вопрос хоть раз в жизни: что тебе проще — атаковать или благословлять?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В чем главное отличие библейской религии от языческих традиций; того, что мы называем «на­шим», и того, что называем «не нашим»?.. Совре­менный богослов диакон Андрей Кураев дает на это удивительно точный ответ: «Обычные чело­веческие религии рассказывают нам о том, как люди искали Бога. Библия говорит о том, как Бог искал человека». Однако тех, кто продолжает упорно искать, когда искать-то уже нечего, ста­новится не меньше, а все больше.
Последний вопрос, который я сам себе зада­вал на протяжении нескольких последних лет, ка­залось, выбивал почву из-под ног. Ну ведь в са­мом деле, вот если ты пришел к христианской вере и стал православным человеком, а до этого 15 лет занимался боевыми искусствами, разве не явились последние причиной такого прихода? Суровый, суровый вопрос. Разве не попущено было Богом, чтобы я, через восточные боевые искусства, пришел в Православие?
Сегодня, как мне кажется, у меня есть ответ и на этот вопрос. Достаточно вспомнить тот 1991 год. Нас в храме было трое -я, мой крестный и батюшка. Батюшка делал свое дело, совершал Таинство Крещения, а крестный ему помогал. Крещаемым был, естественно, я. И вот теперь, вспоминая свое состояние, свои ощущения, я с грустью признаюсь в том, что в храм православ­ный я пришел не ко Христу, нет. Я стоял и ждал, когда же наступит момент, когда внутри себя я наконец почувствую нечто, ну может быть, ка­кую-то новую энергию, которой я смогу управ­лять и что-то делать. Да, именно так я и думал, именно такими были мои ощущения. Но ничего подобного я не дождался. Еще месяца два затем я пробовал жить под «новым впечатлением»: зажигал дома свечи, расставлял иконы, подно­сил к ним маятник экстрасенса. Потом бросил, и жизнь потекла своим чередом. До первой со­знательной исповеди было еще целых четыре года.
И вот теперь я вспоминаю также свои страда­ния, предваряющие конкретные события в жиз­ни. Эти события настолько конкретные, что и стра­дания вместе с ними такие же. И хотя объясне­ние даже первому из них я получил впоследствии у отцов Церкви, последующие второе и третье мог­ли бы навести на определенные мысли.
За две недели до крещения я слег с темпера­турой, чего раньше со мною никогда не было. Я вспомнил, когда она началась... Однажды авгу­стовским вечером я возвращался домой и по пути принял окончательное решение, что пойду в храм принимать крещение. Тогда бесы и принялись меня избивать.
Крестный накануне назначенного дня зашел ко мне.
- Худо?
- Худо, — ответил я, — даже не знаю, смогу ли пойти завтра.
- Пойдешь, - уверенно ответил он, - завт­ра все пройдет.
И действительно, утром, в день моего креще­ния, температура внезапно прошла, так же, как и внезапно началась.
Спустя четыре года перед первой сознатель­ной исповедью враг повторил по мне свой удар. Сначала два с половиной месяца возникали ка­кие-то чисто внешние препятствия, о которых и говорить-то смешно. Но... из-за них я все пере­носил и переносил час своего исповедания. Ког­да выбора не осталось, враг попытался остано­вить меня температурой.
И вот сегодня я оказался в такой же ситуации, когда речь идет об этой самой книге. После рас­печатки первого варианта рукописи, в которой много чего и не было, включая и этой статьи, я пришел домой и свалился. Никаких причин, ни­каких поводов, никаких симптомов; просто страш­ная лихорадка, ломота во всем теле, раскалыва­ющаяся голова, боль в груди и т. д. и т. п., каза­лось, все сразу и в одном месте.
Да, я согласен, что есть неизвестные еще ви­русы гриппа, что есть масса хронических забо­леваний у подавляющего большинства населения нашей страны, что есть не исповеданные грехи, наконец... Есть много чего неизвестного. Но еще лучше я знаю, что есть так называемый невидимый мир, в котором, как и здесь, есть добро и зло. Этот невидимый мир каждую минуту бросает тебе вызов. Даже к не ищущим и, тем более, не желающим он без стука в дверь врывается в жи­лище, терзая тело и душу, душу и тело, а часто все сразу. Особенно внимательных, заботящих­ся о своей душе, поднимают на высоты и уже от­туда швыряют вниз с такой силой, чтобы вдре­безги расшибить о камни. Наблюдают за ними и затем снова и снова повторяют свои нападения. Так будет все время, до самой нашей смерти. Они (бесы) никогда не спят, всегда бодры на дела свои, изобретательны и хитры совершенно. Так держитесь вместе, братья!


БИБЛИОГРАФИЯ


БИБЛИЯ. Книги Священного Писания Ветхого и Нового завета, канонические. В русском переводе с параллельными местами. Пе­репечатано с Синодального издания. — Москва.
ЗАКОН БОЖИЙ. Для семьи и школы. Сост. протоиерей Сера­фим Слободской. Изд. 4 -е, репринтное. 1987.
КРАТКИЙ МОЛИТВЕННИК и КАТЕХИЗИС для православных воинов. Град КИТЕЖ. По изданию: ПЕТРОГРАД, Синодальная ти­пография. 1915.
ПРАВОСЛАВНЫЙ МОЛИТВОСЛОВ. Издание/Московской Пат­риархии, 1995.
СВЯТОЕ ЕВАНГЕЛИЕ с толкованием блаженного Феофилакта, Архиепископа Болгарского. — М.: Новая книга, 1996, 1997.
Мистика Церкви и мистика западных исповеданий. Выпуск 37. — М.: Братство свт. Алексия, 1995.
Русские святые воины. Сост. Вл. Анищенков. — М.: Держава, 1995."
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Опыт построения исповеди. — М.: Отчий дом. 1998.
Диакон Андрей Кураев. Как делают антисемитом. — М.: Одигитрия, 1998.
Авдеев Д.А. Из дневника православного психиатра. Изд. 2-е, до­полненное. — М.: Русский Хронографъ, 1999.
Варжанский Николай. Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис. Репринтное воспроизведение издания 1910 года. — М.: Благовест, 1998.
Воронов И.А. Тайна 72-х воинских искусств Русского «Апокалип­сиса». — СПб.: Атон, 1998.
Дичев Т., Николов Н. Зловещий заговор. — М.: Витязь, 1994.
Брюс Томас. БРЮС ЛИ: сражающийся дух. / Пер. с англ. -К.: София, Ltd., 1997.
Чак Норрис. Тайная сила внутри нас. / Пер. с англ. — К.: Со­фия, Ltd., 1998.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие 5
Введение 20
Книги об этом 23
Невидимые бои Брюса Ли 27
Что же это такое? 44
Приидите, поклонимся 55
Ярлыки и методы 59
Как извращается истина 64
Инструменты и орудия 68
«Наши» не отстают 85
Ратники 90
Научаемся из Писания 95
Оборотная сторона 106
Почему существует зло 113
Заключение 122
Библиография 126






СОДЕРЖАНИЕ