СОДЕРЖАНИЕ

Боевые машины пехоты НАТО
ПРИЛОЖЕНИЕ К ЖУРНАЛУ «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»
«МАРДЕР»,«БРЭДЛИ»,«УОРРИОР»




ПОЯВЛЕНИЕ БМП

Парижский договор 1990 года об обычных вооруженных силах в Европе дал следующее определение боевой машины пехоты: «БМП — это боевая бронированная машина... для тран­спортировки боевого пехотного отделения, которая обычно обеспечивает десанту возможность вести огонь из машины под прикрытием брони и которая вооружена встроенной или штат-но устанавливаемой пушкой калибра не менее 20 мм и иногда пусковой установкой противотанковых ракет». Отвлекаясь от этого определения — скорее юридического, нежели военно-технического, — БМП можно определить как транспортно-бое-вую машину, обеспечивающую мотопехоте возможность пере­движения и ведения боя в тесном взаимодействии с танками. При этом речь идет о современном поле боя, отличающемся высокой насыщенностью огневыми средствами, быстрыми и внезапными изменениями обстановки.
БМП — сравнительно молодой тип бронетанковой техники. Первую — советскую БМП-1 — приняли на вооружение в 1966 году, через пятьдесят лет после появления танков.
К этому времени была принципиально пересмотрена кон­цепция применения пехоты. Мотопехотные подразделения должны были вести различные виды боевых действий совмес­тно с танками и самостоятельно в условиях применения не только обычного оружия, но и ОМП. Введение тактического ядерного оружия и тактических высокоточных средств пора­жения требовало большого рассредоточения боевых поряд­ков при сохранении необходимой огневой мощи даже мелки­ми подразделениями, то есть наличия у них собственного ору­жия поддержки. При этом пехотное отделение со штатным во­оружением могло бы вести бой с машины или спешенно. Та­ким образом обеспечивалось бы тесное взаимодействие тан­ков и пехоты при наиболее полном использовании сильных сторон обоих родов войск.
Эти положения и послужили основой для появления БМП. Подразделения на этих машинах, двигаясь в едином бое­вом порядке с танками, помогали бы им обнаруживать и уничтожать противотанковые средства противника, легкие бронемашины, пехоту, вертолеты. При наступлении в пе­ших порядках и в обороне БМП оказывали бы подразделе­ниям огневую поддержку, выполняя, по сути, ту же задачу, что и танки непосредственной поддержки пехоты (или не­мецкие штурмовые орудия) начала второй мировой, но БМП отличала бы значительно большая подвижность. БМП не подменяли бы собой танки, а выступали их партнером на поле боя. Являясь одновременно «подвижным окопом» и носителем оружия поддержки, они усиливали бы боевые порядки пехоты в обороне, а также стали бы опорой для танков и мотопехоты во встречном бою и при отражении контратак противника. При наступлении на подготовленную оборону бМп могли высаживать десант на расстоянии, предельном для эффективного огня стрелкового оружия противника и в то же время безопасном от огня РПГ, то есть в 600 — 800 м от переднего края противника. Отсюда минимальные требования к бронированию БМП — защита на этой дистанции от ружейно-пулеметного огня.
В итоге бМп должна была иметь: проходимость и манев­ренность (удельная мощность двигателя, скорость, запас хода), равные с танками, с которыми взаимодействует мотопехота; вооружение, обеспечивающее огневую поддержку спешивше­муся десанту и возможность борьбы с бронемашинами про­тивника; возможность десанту вести огневой бой с машины, оставаясь под прикрытием брони, и при необходимости быст­ро спешиваться; бронезащиту, противостоящую стрелковому оружию, автоматическим пушкам, осколкам мин и снарядов, а также защиту от ОМП и средства маскировки; радиосредства, обеспечивающие связь как с командиром своего подразделе­ния, так и с танками, приборы наблюдения, аналогичные или подобные танковым.
Эти требования были реализованы в БМП первого поколе­ния — советской БМП-1, германской «Мардер», французской АМХ-10Р, югославской М980. Но уже в рамках этого поколе­ния отразились различные подходы к вопросам вооружения, бронезащиты и оперативной подвижности БМП. В частности, произошло разделение их на «легкие» и «тяжелые» (свыше 20 т). Одни — БМП-1, АМХ-10Р — обеспечивали защиту только от огня легкого стрелкового оружия и легких осколков, но были авиа­транспортабельны и могли с ходу преодолевать водные пре­грады. Другие защищали от огня крупнокалиберных пулеме­тов, автоматических 20-мм пушек, тяжелых осколков, обеспе­чивали более надежное и тесное взаимодействие с танками в условиях поля боя, насыщенного многообразными средства­ми поражения, но имели меньшую оперативную подвижность и большую стоимость.
Везде, где БМП принимались на вооружение, на их шасси стремились создать целое семейство бронемашин — транспорт­ные, разведывательные, командно-штабные, самоходные ми­нометы, ПТРК и ЗРК, легкие танки или машины огневой под­держки, БРЭМ. Однако по ряду причин, включая экономичес­кие и производственные, эти работы практически нигде не были завершены в полном объеме, и указанные типы машин созда­вались и на других шасси.
БМП второго поколения — американская М2 «Брэдли», ан­глийская MCV-80 «Уорриор», советская БМП-3, итальянская VCC-80, австрийская 4K7FA, шведская CV-90, модернизиро­ванные варианты «Мардер» 1А2 и БМП-2Д — появились одно­временно с танками третьего поколения и отличались новыми схемами бронирования, наличием системы стабилизации во­оружения, СУО с лазерными дальномерами и электронными баллистическими вычислителями, установкой тепловизионных приборов.
Из перечисленных зарубежных машин наибольший интерес представляют запад­ногерманская «Мардер». американская «Брэдли» и английская «Уорриор», хотя они и не являются «ровесниками» и отно­сятся к разным поколениям. И это не слу­чайно! Во-первых, США, Великобритания и ФРГ были и остаются ведущими и на­иболее весомыми в военном отношении членами НАТО. Во-вторых, названные ма­шины имеют достаточно солидный срок службы и массового производства, а на­копленный опыт их эксплуатации и модер­низации отражает ряд общих черт в раз­витии БМП. Наконец, все три относятся к типу «тяжелых» БМП, в которых главное внимание было уделено сочетанию огне­вой мощи с высокой защищенностью эки­пажа и десанта. Они создавались с расче­том на применение в широкомасштабной войне, прежде всего на Европейском ТВД. Одновременно каждая из них отражает различные подходы к развитию этого вида бронетанковой техники.

«КУНИЦА» - НАПАРНИК «ЛЕОПАРДА»

В 1955 году, через десять лет после поражения нацистской Германии, ФРГ была принята в члены НАТО и получила карт-бланш в развитии своих вооруженных сил и военной промыш­ленности. К этому времени немецкие военные специалисты проделали большую работу по обобщению и оценке опыта вто­рой мировой войны. Так, Э.Мидельдорф в книге «Тактика в русской кампании» (1956 г.) наметил следующий облик маши­ны для мотопехоты: «БТР должен быть не только бронирован­ным транспортным средством... Необходима боевая машина, не уступающая по проходимости танку. Таковой может быть только гусеничная машина, обладающая высокой скоростью — порядка 70 км/ч, хорошей приемистостью и большой подвиж­ностью... Необходимо, чтобы лобовая броня БТР защищала от огня противотанковых орудий, а бортовая и кормовая — от огня противотанковых ружей и осколков снарядов. Уменьшение веса... может быть достигнуто за счет придания корпусу обте­каемой формы... Следует учитывать необходимость ведения кругового наблюдения и возможность ведения огня из-за бор­тов... БТР для мотопехоты должен иметь крупнокалиберный пулемет, приспособленный для ведения огня по наземным и воздушным целям. Помимо двух мест в кабине, необходимо иметь боевое отделение на 8 человек,., в качестве бортового вооружения также и другие виды тяжелого оружия... Само со­бой разумеется, что БТР должен быть оснащен самыми совре­менными радиосредствами, приборами ночного видения и оборудованием для постановки дымовых завес». Автор под­робно рассмотрел и варианты действия мотопехоты на таких БТР с танками и самостоятельно. Эта программа вполне со­впадала со взглядами военного руководства ФРГ.
В первый период строительства бундесвера (1955 — 1958 гг.) на его вооружении состояли в основном устаревшие зару­бежные БТР — английские «Юниверсал» и американские М3. В 1957 году отдел военной техники министерства обороны сформулировал требования к новой системе бронетанкового вооружения. Кроме «стандартного» танка, в нее вошло целое семейство бронемашин пехоты, включая БТР с орудием под­держки. В соответствии с этими требованиями швейцарская фирма «Испано-Сюиза» разработала в 1958 году БТР HS-30. Его вес составил 14,6 т, скорость до 51 км/ч, запас хода 270 км, вооружение — 20-мм автоматическая пушка HSS-820 той же фирмы с двойным питанием (осколочно-фугасные и бро­небойные выстрелы) в закрытой башне. Кроме механика-во­дителя и наводчика, он вмещал шесть десантников и оборудо­вался радиостанцией. Корпус с толщиной брони до 30 мм мог герметизироваться. Угол наклона лобового листа корпуса — 55°, бортового — 35°. Заявлялась защита лобовой проекции от огня 20-мм пушек, бортовой — от 12,7-мм пулеметов. HS-30 приняли на вооружение бундесвера в 1959 году под обоз­начением SPW «lange» («длинный», в отличие от «короткого» разведывательного SP1A «Гочкис»).
Это событие совпало с изменениями в структуре и органи­зации сухопутных войск бундесвера, осуществлявшимися на втором этапе его строительства (1959 — 1962 гг.). Традицион­ное деление на рода войск сменилось делением на рода войск и рода оружия. Уже сформированные и формируемые диви­зии переводились на бригадную организацию, при этом танки и пехота сводились в бригадах вместе. Мотопехотная бригада включала один мотопехотный батальон (мпб) на БТР, два мпб на автомобилях и один танковый батальон (тб); танковая бри­гада — два тб и один мпб на БТР. Каждый мпб имел 54 БТР HS-30. В наступлении или контратаках мотопехота на БТР вместе с танками должна была составлять «бронированное острие атаки», причем фронт ее наступления на машинах предпо­лагался в 1,5 — 2 раза больше, чем в спешенных порядках.
В 1963 году произошло важное событие в развитии броне­танковой техники ФРГ — на вооружение был принят основной боевой танк «Леопард». В 1964 году появилась мотопехота на плавающих американских БТР М113 (MTW), предназначенная для ведения боевых действий в высоком темпе, с форсирова­нием водных преград с ходу. Уже к началу 1967 года 14 танко­вых батальонов перевели с танков М47 на «Леопард». В мото­пехотной бригаде стало уже два мпб на БТР и лишь один на автомобилях. Последнее постепенно исчезали из состава бо­евых войск — в начале 70-х пехота на автомобилях осталась только в территориальных частях, а после реорганизации пос­ледних в 1981 — 1983 гг. фактически исчезла. Но и БТР HS-30 уже не мог решать задачи взаимодействия с танками «Лео­пард», имевшими скорость движения до 70 км/ч, а его вмес­тимость была меньше численности мотопехотного отделения — 10 человек. Между тем устав HDV 100/1 «Вождение войск» гла­сил, что «лишь тесное взаимодействие танков и мотопехоты на поле боя обеспечивает наибольший успех».
Параллельно с танком «Леопард» (проект Standart) велась разработка боевой машины пехоты проекта Neu — «новый» для совместных действий. Причем согласовывались не только бо­евые свойства танка и БМП, но и вопросы материально-техни­ческого обслуживания. БМП проектировали те же фирмы, что создавали «Леопард» — «Рейншталь-Ганомаг» (в годы второй мировой «Ганомаг» выпускала БТР Sd.Kfz.251) и «Рейншталь-Хеншель» (хорошо известная своим танком «Тигр»), Разработка БМП заняла 9 лет. Первые образцы были показаны в 1960 — 1961 гг., всего же построили и испытали 23 опытные машины, различавшиеся компоновкой и установкой вооружения. Окон­чательный вариант был выбран в 1966 году (М1966 Neu), а в начале мая 1969-го БМП представили на полигоне Мюнстер

Боевая машина пехоты «Мардер», 1968 г.
военному руководству, включая инспектора сухопутных войск ФРГ генерал-лейтенанта Шнеца и инспектора танковых войск генерал-майора Гудериана — сына Гейнца Гудериана, еще в 30-е годы обосновавшего необходимость поддержки танков моторизованной пехотой. Машина получила название «Мар­дер» (куница) — немцы продолжили традицию второй мировой давать образцам бронетанковой техники имена хищных живот­ных. На производство ассигновали 1,8 млрд. марок. Генераль­ным подрядчиком была выбрана «Рейншталь АГ — Транспорттех-ник» в г.Касселе, второй фирмой стала «МАК Машинбау» в Киле. Производство началось в конце 1969 года и велось на двух сбо­рочных линиях со средним темпом 55 единиц в месяц. До 1975 года фирмы выпустили соответственно 1159 и 977 БМП.
Компоновка «Мардер» призвана обеспечить максималь­ную защиту экипажа и десанта, наиболее удобное и безо­пасное спешивание и посадку в боевых условиях. Впереди справа расположено МТО, слева от него — место механика-водителя, позади — боевое отделение с вращающейся двухместной башней. В ней справа размещается командир машины (он же командир отделения в звании унтер-офицера), слева — наводчик. За башней находится десант­ное отделение, вмещающее семь стрелков — шестеро ли­цом к бортам по три в ряд, а седьмой (командир десантной группы, унтер-офицер) сидит по оси машины спиной по ходу и управляет кормовым пулеметом. Для высадки и посадки служит кормовая откидная дверь-аппарель с гидравличе­ским приводом и четыре круглых люка в крыше десантного отделения. Позади механика водителя имеется запасное место со своим верхним люком и перископическим прибо­ром наблюдения. Здесь может размещаться командир роты или батальона (на командирских машинах), наводчик на марше (для помощи водителю в наблюдении) или член эки­пажа вышедшей из строя БМП.
Для основного вооружения выбрана вынесенная схема установки — над низкопрофильной башней на массивном

кронштейне укреплен закрытый вращающийся в вертикаль­ной плоскости бронированный лафет. В нем установлена автоматическая 20-мм пушка Mk20 DM5 Rh202 «Рейнме-талл», а справа над ней — 7,62-мм пулемет MG3A1. Пушка имеет автоматику с отводом пороховых газов, снабжена пламегасителем; питание — ленточное, с подачей выстре­лов электроконвейером из башни. Пушка призвана решать задачи борьбы с открытой и легкозащищенной пехотой, бронемашинами и воздушными целями, поэтому в боеком­плект (1250 выстрелов) входят выстрелы с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами. При начальной скорости 1300 м/с подкалиберный бронебойный снаряд пробивает на дистанции до 1000 м броню толщиной до 20 мм при угле встречи 60°. Максимальная техническая скоро­стрельность— 1000 выстр/мин. Угол возвышения+65°, скло­нения -10°. Высота линии огня —2715 мм. Огонь по назем­ным целям ведется на дистанции до 1500 м, по воздушным
до 300 м. Эффективная дальность стрельбы по легко­бронированным целям — 600 — 800 м. Пулемет представ­ляет собой вариант единого MG3 (развитие MG-42 времен второй мировой войны), скорострельность до 1300 выстр/мин. Дистанционное управление пушкой и пулеметом
электромеханическое. Поворотный механизм башни — электрогидравлический и механический. Командир и наводчик имеют одинаковые средства управления ог­нем (за исключением дублирующего механи­ческого привода вертикальной наводки у на­водчика), перископические ночные подсветоч-ные и дневные прицелы PERI-Z11 (PERI-Z11A1) с 2- и 6-кратным увеличением. Призмы прицелов связаны с пушкой параллелограмм-ным приводом и установлены параллельно, так что командир может контролировать на­водку оружия и вводить корректировку. Выне­сенная установка вооружения решила про­блему с выбросом стреляных гильз (при раз­мещении ее внутри башни потребовался бы специальный гильзосборник). Слева на башне крепился РПГ «Карл Густав» или 44-1А1 с дальностью стрельбы до 1000 м, однако стрельба из него требовала остановки, выхода гранатометчика из машины и снятия РПГ с крепления. Над люком командира десанта на особом бронированном поворотном лафете установлен второй пулемет MG3 с механиче­ским дистанционным управлением и периско­пическим прицелом. Своеобразное возвраще­ние к «многобашенной» схеме связано со стремлением обеспечить БМП максимально возможную огневую мощь и круговой обстрел для боя в глубине обороны противника. Дис­танционно управляемый кормовой пулемет со сравнительно большим сектором обстрела в 160°, углом возвышения до +60° и склонения —15° позволяет вести огонь по пехотинцам — истребителям танков в заднем секторе и с бортов, может использоваться и для стрельбы по низколетящим воздушным целям. Общий боекомплект пулеметов БМП «Мардер» — 5000 патронов. Десант может вести огонь из своего оружия через шаровые установки, до­пускающие огонь в секторе ±20° с углами воз­вышения +25° и склонения -20°. Стеклянный глазок дает возможность вести прицельный огонь на дистанции до 100 м с места и до 50 м в движении. Ограничение числа установок двумя на борт обеспечивает стрелкам условия стрельбы без серьезных помех со стороны со­седа. Для БМП обычного мотопехотного отде­ления индивидуальное вооружение экипажа и десанта включает пять 7,62-мм штурмовых винтовок G3, пять 9-мм пистолетов-пулеметов МР2 («Узи» бельгийского производства), два 9­мм пистолета Р-1, 18 ручных гранат. В другом варианте отделение на БМП вооружено одним РПГ (44-мм 44-1А1 или «Лянце», а позднее — 67-мм «Армбруст»), одним 7,62-мм единым пулеметом MG3, семью винтовками G3 (одна из них — с оптическим прицелом), тремя пис­толетами-пулеметами МР-2 и двумя пистоле­тами Р-1.
Бронекорпус «Мардер» сварен стальной брони. Эффективность бронезащиты большими углами наклона листов — наклон верхнего лобового составляет 75°. Лобовая броня толщи­ной около 30 мм защищает от оружия калибра до 20 мм (пушки «Эрликон» или RM202, аналогичной вооружению самой «Мардер»), бортовая — от стрелкового оружия, ос­колков снарядов и мин. Борта машины прикрыты навесны­ми резиновыми противокумулятивными экранами, армиро­ванными легким стальным каркасом. На башне, слева от лафета, установлен блок из шести 76-мм дымовых грана­тометов, стрельба ведется залпами по 3 гранаты. Защиту от оружия массового поражения обеспечивает герметиза­ция корпуса и ФВУ производительностью 3 м /мин, создаю­щая внутри машины избыточное давление. Купол ФВУ рас­положен на крыше десантного отделения междулюками. При этом экипаж и десант могут находиться внутри машины до 24 часов. В моторно-трансмиссионном отделении уста­новлен четырехтактный шестицилиндровый V-образный многотопливный дизель МВ833 Еа-500 фирмы «Даймлер-Бенц» с турбонаддувом. Мощность 600 л.с. при 2200 об/мин, степень сжатия — 19,5. В боевом и десантном от­делениях установлены три топливных бака общей емко­стью 652 л. Этого хватает на 520 км движения по шоссе, а по хорошим дорогам Германии — до 600 км. Система

смазки — с сухим картером. Радиаторы системы охлажде­ния с вентиляторами вынесены в корму машины и установ­лены по бокам от двери, причем система вентиляции кон­структивно объединена с газовыпускной системой двигате­ля. Воздухозаборная система включает бункер с «циклона­ми» предварительной очистки, фильтр с масляной ванной и набивку из проволочной канители. Имеется эжектор для отсоса пыли из выпускной системы.
Гидромеханическая трансмиссия HSWL-194 «Ренк», ус-
тановленная перед двигателем, включает гидродинамиче-
ский трансформатор и гидростатический редуктор, смонти-
рованные в едином блоке. Коробка передач — планетар-
ная, с гидротрансформатором на входе и механизмом ре-
верса. Наличие гидротрансформатора снижает нагрузки на
детали и узлы трансмиссии, но при этом он обладает невы-
соким КПД, дает дополнительное тепловыделение и снижа-
ет запас хода, поэтому он включается только для трогания с
места, в тяжелых дорожных условиях и при переключении
передач, а в остальных режимах блокируется. КПП обеспе-
чивает 4 передачи вперед и назад, переключение произво-
дится электрогидравлическим приводом. Бортовые переда-
чи включают планетарный ряд и цилиндрическую зубчатую
передачу. Стоит отметить, что планетарный механизм по-
ворота вполне традиционен для германского танкостроения.
Управление — рулевым колесом автомобильного типа.
Тормоза двухдисковые с гидропневматическим приводом от
педали или механическим от рычагов. Педальный привод
выполнен так, что при первоначальном нажатии включается
гидродинамический тормоз КПП, а затем уже — тормоз со-
ответствующего борта. Бесступенчатый механизм поворота
позволяет достаточно плавно изменять радиус поворота
машины. Гидротрансформатор, планетарные механизмы
поворота и сервоприводы значительно облегчают работу
механика-водителя. Органы управления сблокированы так,
чтобы исключить неправильную последовательность
действий, а на панели управления имеется световое табло,
отображающее правильность выполняемых операций и
состояние воздухоочистителя, позволяющее
предотвратить аварийную остановку двигателя.
Двигатель с трансмиссией составляют единый блок, над ко­торым в верхнем лобовом листе выполнен большой люк с откидной крышкой. В сочетании с быстроразъемными со­единениями валов и трубопроводов это позволяет заме­нять блок за 30 минут силами отделения штатного ремонт­ного взвода. Большая часть обслуживаемых узлов и агрега­тов размещена в верхней части двигателя под люком. Для запуска зимой в систему охлаждения введено устройство обогрева двигателя, КПП и механизмов поворота произво­дительностью 12 200 ккал/ч. Эксплуатации в зимнее время вообще уделено большое внимание — в системе охлажде­ния используется всепогодная смесь с антикоррозийной добавкой, боевое и десантное отделения снабжены воз­душной отопительной системой, отделение управления — электроотопительной установкой.
Ходовая часть включает шесть опорных катков на борт и три поддерживающих ролика. Катки и ролики — сдвоенные обрезиненные. Подвеска — индивидуальная торсионная, 1-, 2-, 5-и 6-й катки снабжены гидравлическими телескопи­ческими амортизаторами двустороннего действия с компен­сационной камерой. На бортах имеются упоры для балан­сиров катков с буферами. Ведущее колесо переднего рас­положения. Мелкозвенчатая гусеница фирмы «Диль» — це­вочного зацепления, с одним гребнем и резинометалличес-кими шарнирами. Литые стальные траки имеют наружную и внутреннюю резиновые беговые дорожки, причем наружные резиновые башмаки в зимнее время могут заменяться сне-гозацепами. Длина опорной поверхности составляет 3900 мм, ширина гусеницы—450 мм, колея — 2620 мм. Стан­дартный радиус поворота —3,8 м. Удельная мощность дви­гателя 21,3 л.с./т, эффективная трансмиссия и ходовая часть, удобство управления обеспечивают «Мардер» не­плохую тактическую подвижность.

Средствa связи включают две радиостанции SEM-25 фирмы SEL и ТПУ. При мощности 15 Вт и 2,5-м штыревой антенне дальность радиотелефонной связи на среднепере-сеченной местности —до 35 км. Имеется и дополнительный радиоприемник ЕМ-25. Каждый из четырех пользователей системы связи использует головные телефоны, ларингофон и переключающее устройство (панель управления) с усили­телем. Последнее допускает и внутреннюю связь. Антенные вводы выполнены в верхнем листе корпуса позади механи­ка-водителя и на крыше десантного отделения у бортов. С помощью выносного телефонного устройства и трехкило­метрового кабеля можно вести переговоры и на удалении от машины, находясь в обороне, дозоре или засаде.
По германской традиции «Мардер» обильно снабжен приборами наблюдения. Механик-водитель кроме трех призменных блоков имеет съемный подсветочный ПНВ, работающий на расстоянии до 50 м. На марше он исполь­зует два складных зеркала заднего обзора. По периметру башенки командира установлено 8 смотровых блоков. В распоряжении наводчика три призменных блока, установ­ленных на левом борту башни у стыка с ее крышей. У каж­дого стрелка — свой призменный смотровой блок. С левой стороны лафета на особой штанге укреплен прожектор ин­фракрасного и белого света, действующий соответственно на расстоянии до 800 и до 1000 м. Две фары установлены впереди на лобовом листе. На корме укреплены светоот-ражатели и габаритные огни. Последние расположены так. чтобы по степени их различимости водитель идущей сзади машины мог определить дистанцию на марше ночью или в тумане.
«Мардер» укомплектован кондиционером и противопо­жарным оборудованием с двумя баллонами двукратного тушения — первое включается по сигналу термодатчиков, второе от ручного выключателя на щитке управления. Пи­тание электросети машины — от генератора мощностью 9 кВт и шести аккумуляторных батарей общей емкостью 300 Ач, напряжение бортовой сети — 24 В. На нижнем лобовом листе и корме имеются буксирные крюки с замками, над кормовой дверью — скоба-поручень для облегчения посад­ки. Ящики ЗИП закреплены на корме по бокам от двери. На бортах корпуса крепится шанцевый инструмент, буксирные тросы, брезент, на крышке люка МТО — маскировочная сеть.
Степень герметизации корпуса позволяет без подготовки преодолевать брод глубиной до 1,5 м. Для преодоления более глубоких бродов предусмотрено специальное обору­дование, включающее съемную шахту на решетку воздухо­заборника, обратный клапан системы выхлопа, откачивающие насосы в МТО и боевом отделении. Хотя в значительной сте­пени расчет делался на оперативное наведение переправ ин­женерными подразделениями, вопрос преодоления БМП глубо­ких водных преград ставился с самого начала, причем рас­сматривались два варианта — движение, подобно танку, по дну или создание комплекта оборудования для придания машине
Высадка десанта из БМП «Мардер».

плавучести. Исследования показали не­пригодность первого способа, и внимание сосредоточилось на комплекте навесных поплавков. При этом использовались ре­зультаты работ 30-х годов над съемными понтонами для танка Pz.ll. Первые опыт­ные образцы БМП снабжались жесткими понтонами из алюминия или пластика, но они легко деформировались при движении и оказались громоздкими. Их заменили комплектом из надувных поплавков — двух бортовых и носового, выполненных из того же прочного материала, что и саперные лодки. Бортовой поплавок делится на четы­ре отсека и крепится семью стальными полукруглыми кронштейнами, охватываю­щими его сверху. Сами кронштейны кре­пятся к борту за скобы, используемые для навески противокумулятивных экранов. Поскольку центр тяжести машины смещен вперед, понадобился носовой поплавок-стабилизатор. Он прикрывается легким волноотбойным щитом в виде трубчатого каркаса, покрытого пластмассой, крепяще­гося за буксирные крюки и продолжающего собой нижний ло­бовой лист. Накачивание поплавков производится центробеж­ным саперным компрессором. Комплект, дополненный обору­дованием для преодоления глубоких бродов, обеспечивает вхождение в воду под углом 40°, движение за счет перематы­вания гусениц со скоростью до 6 км/ч при положении ватерли­нии на 350 мм ниже крыши корпуса и возможность стрельбы на плаву. Общий вес комплекта — 516 кг. Кроме того, «Мардер» может перевозить на корпусе в готовом виде большую надув­ную десантную лодку на 10 человек (надутая лодка крепится на крыше десантного отделения или укладывается на башне) или штурмовую моторную лодку-плоскодонку на простой откидной раме. В морских десантных операциях «Мардер» может достав­ляться к берегу танкодесантным катером класса 520 типа «Штёр» — машина сходит с катера недалеко от берега с уста­новленным оборудованием для преодоления бродов. «Мардер» был принят на вооружение на три года позже со­ветской БМП-1 и оказался первой зарубежной БМП. Остальные же западные страны приняли свои образцы значительно позже. «Мардер» получился не только самым защищенным, но и самым тяжелым среди серийных БМП — вес 28,2 т сравним с весом сред­него танка, согласно классификации конца второй мировой войны. Нетрудно заметить существенную разницу между концепцией двух фактических ровесниц — западногерманской «Мардер» и советской БМП-1, хотя созданы они были для решения схожих задач и даже имели одинаковые решения по компоновке, раз­мещению экипажа и десанта, почти равную вместимость, удельную мощность двигателя и подвижность. БМП-1 при ве­се 13 т имела легкое бронирование, защищенность повыша-


лась разве что большим углом наклона лобового листа корпуса и низким (на 1 м ниже, чем у «Мардер») силуэтом. При этом БМП-1 способна с ходу, без подготовки преодоле­вать водные преграды. Основное ее вооружение — 73-мм глад­коствольное орудие 2А28 «Гром» и ПТРК 9К111 «Малютка» — носит явный «противотанковый» характер и предназначено скорее для самообороны БМП от танков и бронемашин на дис­танциях до 1000 м, а не для огневой поддержки десанта. «Про­тивопехотные» возможности БМП-1 попытались повысить до ведением числа амбразур для оружия десанта (включая два ручных пулемета) до 9, стрельба же по воздушным целям была предусмотрена только из возимого ПЗРК «Стрела-2». В «Мар­дер», напротив, основное внимание уделили защите и воз­можности движения за танками в бою в еди­ном боевом порядке. Вооружение призвано вести огонь по живой силе, легким бронема­шинам, а также служило для само обороны от воздушного противника. Уничтожение танков противника возлагалось на основные танки, самоходные 90-мм противотанковые пушки «Ягдпанцер» и противотанковые ракетные комплексы.
Высокая защищенность соответствовала германским взглядам на требования к БМП, но стоила заметного снижения аэротранспорта­бельности и неспособности преодолевать вплавь водные преграды без специальной под­готовки. Это заставило сохранить в мотопехот­ных бригадах батальоны на плавающих БТР. Кроме того, «Мардер» стоил в несколько раз дороже БТР и только чуть дешевле танка. Если стоимость HS-30 в ценах 1960 года составля­ла 300 тыс. марок, то стоимость «Мардер» на 1970 год— 900 тыс. Это вызвало сокращение расходов на эксплуатацию. Одной из таких мер стало повышение ценза технической подготов­ки при отборе экипажей и интенсификация кур­са обучения. Срок эксплуатации машины в вой­сках в мирное время— 15 лет. Поставки БМП «Мардер» в войска начались в октябре 70-го, а наставления и пособия по ней, составлен­ные фирмами-производителями, были выпущены еще в нача­ле года, дабы обеспечить заблаговременную подготовку эки­пажей и ремонтников. В системе материально-технического снабжения бундесвера заранее был создан фонд агрегатов и узлов. Хранение танков и БМП организовывалось с заправ­ленными баками и заряженными аккумуляторными батареями так, чтобы расконсервация и приведение в боевую готовность занимали не более 3 часов.
«Мардер», его компоновка и конструкция привлекли к себе широкое внимание и во многом оказались определяющими в развитии зарубежных БМП. Идеи, заложенные в «Мардер», про­явились в американских разработках по программе MICV. А


Высадка боевых машин пехоты «Мардер» с десантного корабля бундесмарине.

заместитель начальника штаба армии США генерал Дж.Полк, обеспокоенный задержкой американских работ, даже предлагал закупить немецкие БМП. Швейцарская фирма «Моваг», участ­вовавшая в разработке «Мардер» на раннем этапе, ис­пользовала элементы его конструкции в своей БМП «Тайфун». «Тайфун» — развитие БТР «Пират-18» — имел схожие решения по обеспечению бронезащиты, вооружался 20-мм автоматической пушкой и кормовым пулеметом с дистанционным управлением, аналогичным «Мардер». Впрочем, и «Тайфун», и его модификация «Торнадо» с двумя кормовыми пулеметами так и остались опыт­ными. Попытка дополнить вооружение в башне дистанционно-управляемыми пулеметами была сделана также в советских опыт­ных БМП «объект 680» и «объект 769». На шасси «Мардер» соз­дано целое семейство бро­немашин: самоходный 120-мм миномет, командно-штабная машина, подвижный артиллерийский
наблюдательный пункт, самоходная РЛС артиллерийской разведки «Зенда», БРЭМ для мотопехотных батальонов. Предполагалось, что это снизит затраты на производство и эксплуатацию, однако все эти машины остались опытными — в частности, для самоходного миномета предпочли шасси М113. Французская фирма «Томпсон-CSF» разработала на шасси «Мардер» 30-мм спаренную ЗСУ «Дракон». В 1976 году на вооружение бундесвера приняли самоходный ЗРК «Роланд-2», оснащенный РЛС обнаружения, РЛС сопровождения цели и ра­кеты и двумя пусковыми установками ЗУР. «Роланд-2» серийно выпускался с 1978 года. В то же время фирма «Тиссен-Хеншель» (г.Кассель) построила на базе «Мардер» для Аргентины прототип экипажем 4 человека, 105-мм пушкой Rh 105-30 и двумя 7,62-мм пулеметами. ТАМ был принят на вооружение аргентин­ской армии в 1979 году и выпускался аргентинским предпри­ятием TAMSE. В свою очередь, он послужил основой для се­мейства бронемашин, включая БМП VCTP с экипажем 2 чело­века и десантом 10 человек, вооруженную 20-мм автоматиче­ской пушкой, двумя 7,62-мм пулеметами, один из которых установлен в кормовой части в башенке с дистанционным управлением (по типу «Мардер»). Одновременно «Тиссен-Хеншель» для продажи в страны третьего мира разработала на базе «Мардер» танкТН 301 (ТАМ-4), но с СУО фирмы АЕО-«Телефункен» и 750-сильным двигателем.
В середине 70-х прошла испытания составная башня LWT-3 для БМП «Мардер», стабилизированная в трех плоскостях, с той же 20-мм пушкой. Она сохраняла горизонтальное положе­ние при движении на любой местности и любых скоростях, однако конструкция ее оказалась слишком сложной и уязвимой. На шасси БМП разрабатывались и машины огневой поддержки с пушками калибра от 75 до 120 мм (с автоматом заряжания). В начале 80-х на шасси «Мардер» испытывалась шведская выне­сенная установка 105-мм танковой пушки L51, в 1983 году — фран­цузская башня FL-15, а в 1985-м — башня FL-20 со 105-мм пуш­кой 105G1 и 20-мм F2. Эти работы тоже не вышли из стадии опытных. В середине 80-х «Мардер» рассматривался как воз­можное шасси для ПТРК большой дальности с размещением ПУ на подъемной платформе.
В сентябре 1979 года началась модернизация БМП «Мар­дер» («Мардер» А1), направленная прежде всего на повыше­ние огневой мощи. Опыт учений показывал необходимость введения ПТРК в мотопехотные отделения. Поэтому на пра­вой стороне башни А1 установили один из лучших ПТРК вто­рого поколения — «Милан» франко-германской разработки с полуавтоматической системой наведения с боекомплектом из 4 ПТУР. ПТРК крепится на башне со своими штат­ными прицелом, пультом управления, аппаратурой
слежения, источником питания и станком со сложенной тре­ногой. ПТУР имеет пороховые стартовый и маршевый двига­тели, складное крыло. Контейнер ПТУР после пуска отбрасывается газами на 3 м назад. Диаметр ПТУР — 116 мм, длина — 755 мм, масса — 6,7 кг, калибр кумулятивной БЧ — 103 мм, бронепробиваемость — 550 мм, скорость в полете — 200 м/с, максимальная дальность стрельбы — 2000 м, минимальная — 25 м, время полета на максимальную дальность — 13 с. Выбор легкого ПТРК с дальностью стрель­бы до 2000 м был связан с условиями Цен­трально-европейского ТВД, оборонительным характером этого оружия для БМП, а также возможностью его использования вне машины. Для стрельбы из ПТРК с машины командиру приходится высовываться из люка. Для пуш­ки ввели двухленточное питание с быстрым переходом с одного типа боеприпаса на другой и модернизированную укладку. Бое­комплект увеличился до 1284 выстрелов — 317 бронебойных и 967 осколочно-зажигательных (из них 117 и 417 — в баш­не). Подсветочный прицел наводчика заме­нили пассивным усилительного типа, ме­нее чувствительным к за-

«Мардер»А2. Снят прожектор, установлен новый прицел. Справа от командира — кронштейн ПТРК. «Милан».

светкам прожекторами и вспышками вы­стрелов. Из-за возросшей массы башни механизм ее поворота заменили более мощным. Масса БМП увеличилась до 30 т.
Программа модернизации рассчитыва­лась до декабря 1982 года и оценивалась в 300 млн. марок. Модернизация и ремонт БМП производились на заводе «Келлер унд Кнаппех» в Аугсбурге, капитальным ремонтом с 1975 года занимались «Индустриверке Са­ар» (г.Фрейзен) и «ФленсбургерФар-цойгбау» (г.Фленсбург).
«Мардер» А1 различались оборудованием ночного видения: 674 БМП довели до моди­фикации А1 (+), включавшей тепловизионный прибор наблюдения — теплопеленгатор, 350 — до А1 (-) без такого прибора, но с возможно­стью его быстрой установки в войсках; осталь­ные 1112 — до А1А, вообще не предполагав­шей такой системы. Прибор с теплопеленгатором PNZBGWOF позволял обнаруживать танк или бронемашину на расстоянии до 2000 м, что в 1,5 — 2 раза больше, чем у ПНВ усилительного типа.
Сразу же вслед за первой модернизацией была запланиро­вана новая, предусматривающая усиление пушечного воору­жения и установку тепловизионных ПНВ. Для замены 20-мм пушки была создана 25-мм автоматическая Мк-25Е «Маузер» с двухленточным питанием. Предполагалось усилить брони­рование дополнительными бронепанелями общей массой около 3т, установить новую систему дымопуска. 25-мм пушка, впро­чем, была отклонена, и основным вооружением немецких бро­немашин («Мардер», «Лухс», «Визель») осталась 20-мм RM202. Модернизация «Мардер» до модификации А2, начавшаяся в 1983 году, включала в себя следующие мероприятия:
—установка на машинах А1А перископических комбиниро­ванных прицелов наводчика EMES-15 и командира PERI-R17 с тепловизионными каналами дальностью действия до 2000 м и независимой стабилизацией поля зрения, аналогичных при­целу танка «Леопард-2». Таким образом, танк и БМП получили возможность более раннего обнаружения и идентификации це­лей в любых условиях видимости;
—связанная с заменой ПНВ ликвидация прожектора на башне;
—снятие кормовой пулеметной установки;
изменение конструкции топливных баков;
модернизация системы охлаждения;
модернизация ведущих колес.
Разработку прицела-прибора наблюдения с тепловизион-ным каналом для танков «Леопард» и бМп «Мардер» вела с
1978 года фирма «Карл Цейсе» совместно с американской «Текас Инструмент». Для ПТРК «Милан» также ввели теплови­зионный прицел англо-франко-германской разработки «Мира-2», устанавливаемый сверху обычного. В результате по своим боевым свойствам эта машина максимально приблизилась к БМП второго поколения.
В 1987 году была принята программа модернизации броне­танкового вооружения бундесвера. В ее рамках началось до­ведение БМП «Мардер» А1 и А2 до уровня A3, предусматрива­ющего прежде всего существенное усиление бронезащиты. Поскольку к тому моменту уже было принято решение о разра­ботке принципиально новой БМП «Мардер» 2, модификации существующей «Мардер» стали обозначать 1А1, 1А2 и 1А3.
Корпус и башня «Мардер» 1А3 усилены дополнительными бронепанелями, установленными на болтах. Вместе с основ­ной броней они создают разнесенную конструкцию, причем нижний лобовой лист корпуса до половины высоты имеет «трех­слойное» бронирование. В результате БМП получила круго­вую защиту от снарядов советских 30-мм автоматических пу­шек типа 2А42 (БМП-2 и БМП-3, вертолеты Ми-24П и Ми-28), лобовая часть корпуса и башни — от снарядов более крупных калибров, а крыша — от поражающих элементов кассетных боеприпасов. Крышка люка места позади механика-водителя выполнена заподлицо с бронепанелью, прибор наблюдения запасного места исключен. Воздушная прослойка между до­полнительными бронепанелями и крышей МТО, а также бро-некожухи над верхними кормовыми жалюзи вентиляторов спо­собствуют снижению температуры и маскировке от теплови-





Проведенная практически на пределе модернизация «Мардер» 1АЗ, по мнению западногерманских специали­стов, не обеспечила огневой мощи и защищенности, не­обходимых для действия с основными танками на совре­менном поле боя. Если в начале 70-х по защищенности «Мардер», как утверждали его создатели, приближался к «Леопарду», то со временем разрыв по этому показателю стал слишком велик. Еще в 1985 году министерство обо­роны объявило среди приоритетных программ разработку новой БМП «Мардер» 2, потребность в которой оценива­лась в 2500 машин. Планировалась установка на ней 35-/50-мм автоматической пушки, отказ от бортовых амбра­зур, возвращение в связи с этим к кормовой установке вспомогательного вооружения, вынесение топливных ба­ков и элементов оборудования в надгусеничные ниши для дополнительной защиты экипажа и десанта, доведение вместимости до 13 человек. Масса должна была составить 42 — 43 т, что свидетельствует о сохранении стремления к максимальной защите. Фирма «Рейнметалл» разработа­ла пушку RM503 со сменным стволом калибра 35 и 50 мм и элементами механизма питания. Пушка имела электроме­ханические приводы системы перезаряжания, перемен­ный темп стрельбы 150 и 400 выстр/мин и двустороннее питание. 35-мм ствол предполагалось использовать для учебно-тренировочных, а 50-мм — для боевых целей. На­чало поставок новой БМП планировалось на 1997 год, а всего ими предполагалось оснастить мпб 16 бригад. «Мардер» 2, контракт на разработку которого в 1988 году получила фирма «Краусс-Маффей», стал частью про­граммы модернизации бронетанковой техники бундесвера (программа GTK).

зионных приборов наблюдения противника. Дополни­тельно усилена и кормовая дверь-аппарель.
Спаренный пулемет перенесен на левую сторону башни — его бронированный кожух укреплен на быв­шем месте прожектора. В результате упростилась сис­тема подачи боеприпасов и улучшились условия рабо­ты командира машины. Модернизированы тепловизи-онный прицел, приборы наблюдения командира и на­водчика, пНв механика-водителя. Вместо ПТРК «Ми­лан» может использоваться «Милан-2» с усиленной БЧ калибра 116 мм или «Милан-2Т» с тандемной БЧ.
Вдоль бортов укреплены трехсекционные ящики ЗИП, создающие дополнительную защиту, но перекры­вающие бортовые амбразуры — по оценке специали­стов, невысокая эффективность этих амбразур не ком­пенсирует ослабления ими бронезащиты. В крыше де­сантного отделения вместо прежних пяти имеется три больших люка с откидными крышками и дугообразными поручнями. Оба антенных ввода радиостанции пере­несены в корму. Масса «Мардер» 1АЗ возросла до 33,5 т, что считается пределом для данного шасси и двига­теля без заметного снижения подвижности. Соответст­венно изменению веса и бронирования изменены систе­ма охлаждения двигателя, бортовые редукторы и двух­дисковые тормоза механизма поворота. Максимальная скорость движения уменьшилась до 65 км/ч.
Модернизацию проводили фирмы «Тиссен-Хеншель» и «KUKA». К 1993 году планировалось пере­делать 848 машин, остальные —до 1998 года. Эксплуа­тация «Мардер» 1АЗ предполагалась до принятия на вооружение «Мардер» 2.
Однако изменившаяся военно-политическая обстановка и перемены в НАТО заставили пересмотреть и планы строитель­ства сухопутных войск бундесвера. Согласно договору об обыч­ных вооруженных силах в Европе Германия должна иметь 4166 боевых танков и 3446 бронемашин, то есть сократить парк БМП, БТР и БРМ на 61%. Кроме того, часть средств пришлось напра­вить на модернизацию 764 советских БМП-1, доставшихся от бывшей ГДР. Все это затормозило работы над «Мардер» 2. Со­кращение военного бюджета заставило урезать также средства на содержание и ремонт имеющихся танков, БМП и БТР. В 1996 году инспектор сухопутных сил бундесвера генерал Г.Вилльман даже приказал разобрать на запчасти около четверти БМП, за­консервированных на складах. Тем не менее, начало поставок «Мардер» 2 планируется на 2000 год. При этом эксперты пред­полагают, что заказ уменьшится с 2500 до 700 единиц.
Поскольку служба БМП «Мардер» в войсках затягивается, принята программа ее дальнейшей модернизации, включаю­щая усиление подвески, электронную систему управления обо­ротами двигателя и расходом топлива, а также ряд других бо­лее мелких изменений.
В отличие от «Леопарда-1» и «Леопарда-2» «Мардер» не эк­спортировался в другие страны, оставшись чисто бундесверов-ской машиной. Поставлялись лишь машины на его шасси — танк .ТАМ и ЗРК «Роланд-2». Поскольку «тяжелые» подразделения бун­десвера ФРГ не участвовали в акциях за рубежом, «Мардер» не довелось принять участия в каких-либо боевых действиях, и мне­ния экспертов о его наибольшей защищенности и эффективности основываются лишь на сравнительных оценках ТТХ.

СИСТЕМА «БРЭДЛИ»

Армия США, имевшая во время второй мировой наиболь­шее количество БТР, после войны продолжала рассматривать их как «боевые такси», позволяющие полностью механизиро­вать войска. Однако в свете возросших требований к проходи­мости, а также возможного использования в ядерной войне основные усилия сосредоточились на создании массовой гу­сеничной машины с полностью закрытым корпусом. Один за другим были построены БТР М44 и М39. С 1953 года в мотопе­хотные подразделения бронетанковых дивизий стал постав­ляться БТР М75, а позже — М59.
Фирма «Фуд Мэшинэри энд Кемикл Корпорэйшн» (FMC) разработала более дешевый бТр — М113 с корпусом из алю­миниевого сплава. Его выпуск начался в 1961 году, и М113 стал основной бронемашиной армии США почти на четверть века, а также используется в армиях 44 стран.
Вопрос о придании БТР боевых свойств неожиданно поста­вила Вьетнамская война. В печати США в тот период широко освещался опыт 11-го бронекавалерийского полка и других час­тей по превращению М113 в «штурмовую машину» за счет ус­тановки дополнительного вооружения. Турель 12,7-мм пуле­мета прикрывали бронещитом, а по бортам размещали два 7,62-мм пулемета со щитами. На БТР также монтировались башенки М100Е. Эти машины получили название ACAv (Armo­red Cavalary Assault Vehicle). В ходе атаки подразделения ста­рались быстро сблизиться с противником и выйти на его пози­ции на БТР, сокращая потери от огня стрелкового оружия, мин и ловушек. Противопартизанская война, сделавшая главной за­дачей уничтожение живой силы противника, повысила требо­вания к огневой мощи подразделений мотопехоты. В 1963 году на М113 в опытном порядке установили башню с 20-мм пуш­кой HSS-820 «Испано-Сюиза». Через пару лет испытывалась модификация БТР ХМ734 с амбразурами (четыре в правом бор­ту, три в левом, две в корме), также оставшаяся опытной. В виде эксперимента устанавливался и «бронекокон», образую­щий с корпусом разнесенную конструкцию и защищавший хо­довую часть. Эта машина вооружалась 7,62-мм пулеметом M60D и 40-мм автоматическим гранатометом Мк75.
Однако все попытки довести огневую мощь и защищенность штатных М113 и М113А1 до боевого уровня не дали желаемого результата. Бывший командир 5-й механизированной дивизии во Вьетнаме бригадный генерал Гибсон писал в 1970 году: «Личному составу приходилось постоянно напоминать, что бТр является только средством транспортировки, которое дает ему незначительную защиту от осколков мин и огня стрелкового оружия. 12,7-мм пулемет... предназначается для обороны или разведки огнем. Нынешний БТР М113А1 нельзя рассматривать как штурмовую машину».
Работы над БМП начались в 1964 — 1965 годах с исследова­ний по программе MICV-70, увязанной с проектом основного боевого танка МВТ-70. Первоначальные требования к MICV пред­полагали наличие оружия поддержки в башне, амбразур для оружия пехотинцев или специальных стрелковых установок, за­щиту от оружия калибра до 14,5 мм. НИОКР по программе MICV были выделены в число приоритетных, получив вместе с МВТ-70 высшую категорию в работах командования автобронетан­ковой техники. Стремление к экономии средств и времени за­ставило сосредоточить внимание на модернизации М113.
Фирма «Пасифик Кар энд Фаундри» разработала машину ХМ701 (проект MICV-65) с усиленным, по сравнению с М113, бронированием, амбразурами в бортах и 12,7-мм пулеметом в закрытой башне. Однако ХМ701 оказалась перетяжеленной, а для условий Вьетнамской войны — и дорогой.
В 1967 году армия США заключила контракт с фирмой FMC — создателем М113. Разработанная ею ХМ765 прошла испыта­ния на Абердинском полигоне, в Форт Беннинг и в Корее. В конструкции БМП использовали около 90% деталей и узлов М113А1, а также узлы САУ М109 и М110. В башне устанавлива­лась 20-мм автоматическая пушка М139. Были изменены фор­ма и размеры корпуса, лобовая часть и борта усилены стальны­ми бронеплитами, верхние бортовые листы получили наклон и амбразуры (по четыре на борт). В 1970 году фирма представи­ла усовершенствованный М113А1 — PIM113A1 с открыто уста­новленной на турели пушкой М139 с дистанционным управле­нием. Количество амбразур по сравнению с ХМ765 было умень­шено — по 2 на борт и 1 в корме. БТР имел массу 12,7 т, вмес­тимость 12 человек, дизельный двигатель 6V53T с турбонадду­вом мощностью 260 л.с. и гидромеханическую трансмиссию ТХ1001А «Алиссон», скорость 64,4 км/ч (на плаву 6 км/ч), удель­ное давление 0,62 кг/см . PIM113A1 испытывался в США, Бель­гии, Дании, Италии. Итальянская фирма «ОТО-Мелара» на его базе построила свою БМП — VCC-1 — массой 11,7 т.
Работы над ХМ765 были фактически прерваны с окончани­ем войны во Вьетнаме в 1973 году, когда Конгресс США резко сократил расходы на новые разработки для армии. Но моди­фикация ХМ765 — AIFV (Armored Infantry Fighting Vehicle) — с 25-мм автоматической пушкой КВА-В02 «Эрликон» и пулеметом в одноместной башне была принята на вооружение в Нидерлан­дах под индексом YPR-765 (поставлено 890 единиц). В Бель­гии эту БМП с 1982 года выпускала фирма BMF SA (построено 514 штук). 45 машин под обозначением PIFV в 1979 году заку­пили Филиппины. AIFV выбрала для своих сухопутных войск и Турция — первый заказ 1978 года на 500 машин был аннулиро­ван, но в 1988 году по соглашению с FMC турецкая фирма «Нурол» получила заказ на 650 AIFV с усиленным бронирова­нием (планируется поставить до 1700 БМП).
Несмотря на сокращение финансирования, работы над про­ектом перспективной MICV, предназначенной уже для конфлик­тов большей интенсивности, нежели во Вьетнаме, не прекра­тились. Предлагалось разработать специальное шасси с но­вой компоновкой агрегатов, снабдить его обтекаемым призе­мистым корпусом, двухместной башней с вынесенной стаби­лизированной установкой вооружения и убирающимся водо­ходным движителем. После оценки проекта MICV-70 в Кор-нелльской лаборатории он был признан слишком сложным и дорогим. В 1971 году армия разработала тактико-технические требования упрощенной БМП, получившей индекс ХМ723.


Турецкие БМП TIFV в составе сил ООН, Босния. 1993 г.

В 1981-м армия начала получать серийные БМП и БРМ. В октябре того же года они были приняты на вооружение как система М2/МЗ «Брэдли» (Bradley), названная в честь генера­ла армии Омара Нельсона Брэдли, американского военачаль­ника периода второй мировой войны*. М2 «Брэдли» стала пер­вой принятой на вооружение БМП второго поколения. Заказ на производство «Брэдли» был выдан фирме «FMC Граунд Сис-темз Дивижн» в г. Сан-Хосе (Калифорния).
Схема компоновки БМП «Брэдли» выполнена с расположе­нием МТО впереди справа. Слева от него — место механика-водителя с регулируемым сиденьем и люком в крыше. Отки­дывающаяся назад крышка люка на марше фиксируется в от­крытом положении, но может быстро закрываться с помощью продольной рукоятки. В средней части корпуса находится двух­местная башня, несколько смещенная к правому борту. В ней слева от орудия располагается наводчик, справа — командир. Для обоих предусмотрены люки с откидывающимися назад крышками. Крышка люка командира крепится на особой рам­ке и может приподниматься вверх для обеспечения ему круго­вого обзора. Башня имеет подвесной полик, а боевое отделе­ние отгорожено от десантного перегородкой с проходом. Схе­ма размещения десанта из шести человек необычна: два стрел-

С фирмой FMC был заключен контракт на постройку 17 опыт­ных БМП. Уже к ноябрю 1974 года построили 11 образцов, быв­ших, по сути, развитием ХМ765 с усиленным бронированием. Машина массой 19 т оснащалась стабилизированной спарен­ной установкой 20-мм пушки М139 (предлагалась и 30-мм) и 7,62-мм пулемета в одноместной смещенной к правому борту башне. Для оружия десанта в бортах имелись амбразуры. Бро­нирование выполнялось комбинированным, по схеме «алюми­ниевый сплав — сталь высокой твердости (500 НВ)» с заполне­нием промежутков полиуретановой пеной. Форма корпуса с бор­товыми экранами напоминала PIM113А1. По мнению разработ­чиков, корпус ХМ723 при меньшем весе должен был обеспе­чить лучшую защиту, чем германская «Мардер». Машина снаб­жалась дизелем «Камминз» VT-903 с турбонаддувом и гидро­механической трансмиссией «Дженерал Электрик» НМРТ-500.
Дешевой машина не получалась — уже в ценах 1973 года стои­мость одной ХМ723 составляла около 220 тыс. долларов, то есть в 4 раза дороже М113А1 и лишь вдвое дешевле танка М60А1. Прав­да, производитель и заказчик надеялись снизить стоимость ее эксплуатации за время «жизненного цикла» на 28% по сравнению с «Мардер». В 1976 году армия испытала ХМ723. После чего были сформулированы рекомендации для дальнейших работ:
—основное вооружение БМП должно включать 25-мм пуш­ку ХМ242 «Бушмастер» и пусковую установку ПТРК вто­рого поколения «Toy» (TOW —Tube-launched, Optically-tracked, Wire-guided, принят на вооружение в 1968 году) и устанавливаться в двухместной башне; —бортовые амбразуры нуждаются в существенной доработке; — БМП должна иметь разведывательный вариант. Создание разведывательной машины на базе БМП не было новостью — ранее в СССР уже появилась БРМ-1 как модифи­кация БМП-1. Отдельная программа ARSV (Armored Recjnnais-sance Scovt Vehicle — XM800) свертывалась и объединялась с MICV (XM723). Объединенная программа получила обозначе­ние fVs (Fighting Vehicle System) и включала две машины — БМП IFV (Infantry Fighting Vehicle — на мотопехотное отделе­ние) и БРМ, названную традиционно CFV (Cavalary Fighting Ve­hicle с экипажем 3 человека плюс 2 разведчика). В 1977 году программу FVS пополнило шасси для новой реактивной систе­мы залпового огня (РСЗО) GSRS.
Уже в 1978 году были представлены прототипы, вобравшие в себя элементы ХМ723 (схема компоновки и бронирования, мо-торно-трансмиссионная группа, ходовая часть, прицельные при­способления, стабилизированная в двух плоскостях пушечно-пу-леметная установка). Неисправности трансмиссии задержали изготовление опытной партии до 1979 года. Опытные БМП и БРМ получили обозначение ХМ2 и ХМ3, что показывало тесную связь программы с основным боевым танкомХМ1. Планировалось про­извести для сухопутных войск 3600 ХМ2 и 3300 ХМ3. Заказ на первые 75 ХМ2 и 25 ХМ3 был выдан FMC в 1980 году.

ка в средней части у левого борта (позади механика-водите­ля), двое — в задней части у правого борта и двое — у кормо­вой аппарели. Соответственно размещены и стрелковые уста­новки в бортах и корме корпуса. Десантники располагаются на индивидуальных амортизированных регулируемых по вы­соте и положению сиденьях с откидными спинками. Быструю посадку и высадку пехотинцев обеспечивает откидная аппа­рель, при этом задние сиденья откидываются вверх к централь­ной стойке. В обычных условиях доступ в десантное отделение — через выполненную слева в аппарели дверь. В крыше де­сантного отделения выполнен люк с откидывающейся назад крышкой пирамидальной формы.
В башне установлен комплекс вооружения, состоящий из автоматической пушки, пулемета и пусковой установки ПТРК «Toy». 25-мм пушка М242 «Бушмастер» разработки фирмы «Хьюз Хеликоптер» и «Мак Доннел Дуглас» (проект «Чэйн Ган») имеет внешний цепной привод автоматики и двухленточное питание, допускающее быстрый переходе одного типа выстре­лов на другой. Электродвигатель мощностью 1,5 л.с. приводит в движение роликовую цепь, связанную с затворной рамой, с затвором и механизмом питания. Возможны три режима огня — одиночными выстрелами и очередями с темпом стрельбы 100 или 200 выстр/мин, максимальная скорострельность — 500 выстр/мин. Боекомплект составляют 900 унитарных выстре­лов, из которых 300 (обычно 225 с осколочно-фугасными и 75 с бронебойными снарядами) снаряжены и уложены в башне, а 600 находятся в боеукладке в корпусе.
Бронебойный подкалиберный трассирующий снаряд с от­деляемым поддоном выстрела М791 при массе 137 г имеет начальную скорость 1335 м/с и на дистанции 1000 м пробива­ет гомогенную броню толщиной до 66 мм, а на дальности до 2500 м способен поразить бортовую броню советской БМП-1. Время полета на 1000 м —около 0,8 с. Позднее был принят выстрел М919 с большей бронепробиваемостью снаряда.
Осколочно-фугасный трассирующий снаряд выстрела М792 имеет менее настильную траекторию, время полета на даль­ность 1000 м — около 1,2 с.
Для обучения используется выстрел М793 с практическим снарядом. Могут также применяться 25-мм выстрелы швей­царской фирмы «Эрликон».
На стволе пушки укреплен щелевой дульный тормоз реак­тивного действия. Угол склонения орудия до -10°, возвы­шения — до +60°, то есть возможна стрельба по воздушным целям. Прицельная дальность стрельбы до 1800 — 2000 м. Мас­ка пушки утоплена в «теле» башни.
В единой маске с пушкой справа и чуть выше ее установлен



Боевая машина пехоты М2 «Брэдли» первой серии.

7,62-мм спаренный пулемет М240С (модернизированный ва­риант бельгийского единого пулемета MAG-58). Его боеком­плект включает 2340 патронов, из них 800 снаряжены в лен­ты, уложенные в магазинной коробке башни. Во время стрельбы из пушки и пулемета стреляные гильзы удаляются за пределы машины. Орудийно-пулеметная установка снаб­жена системой стабилизации в двух плоскостях с электро­гидравлическим механизмом поворота башни и электриче­ским приводом вертикального наведения. Приводы наведе­ния позволяют переносить огонь со скоростью до 60 град/с.
Пусковая установка ПТУР «Toy» представляет собой бро-некожух с верхней крышкой, в котором смонтированы две пусковые трубы. ПУ шарнирно укреплена на левом борту башни, в походном положении прижата к борту и прикрыта с переднего торца щитком, в боевом поднимается электро­приводом в горизонтальное положение на уровень прицела. По азимуту ПУ вращается с башней, по вертикали поворачи­вается специальным механизмом от -20° до +30°. Поскольку во время полета ПТУР оператор должен удерживать при­цельную марку на цели, пуск можно производить только с места. Перезаряжание ПУ осуществляется вручную через верхний люк десантного отделения. Собственно — это глав­ное назначение люка, поэтому его крышка откидывается на­зад. Так как ПУ при этом поднята на максимальный угол, крышка люка может открываться неполностью. Возимый бое­комплект состоит из двух ПТУР, находящихся в ПУ, и пяти — размещенных в десантном отделении у левого борта сзади.
ПТУР BGM-71 фирмы «Хьюз Эйркрафт» имеет нормаль­ную аэродинамическую схему, пороховые стартовый и мар­шевый двигатели. Калибр кумулятивной БЧ — 127 мм, бро-непробиваемость 500 — 600 мм. Скорость полета — 200 м/с, время полета на 3000 м — около 20 с, минимальная даль­ность стрельбы — 65 м. Наведение — полуавтоматическое, с передачей команд по двужильному кабелю. ПТУР BGM-71C имеет выдвижной телескопический штырь, увеличенную до 300 м/с скорость и до 3750 м дальность полета.
СУО БМП включает комбинированный прицел наводчика типа «день — ночь» с 4-и 12-кратным увеличением и опти­ческой связью с аналогичным прибором командира. Навод­чик и командир управляют вооружением с помощью рукояток типа «джойстик» с кнопками спускового механизма. При вы­ходе из строя электропривода предусмотрено ручное управ­ление вооружением командиром. Для стрельбы по воздуш­ным целям (прежде всего — вертолетам) служит внешний кольцевой зенитный прицел. Его сетка нанесена на прозрач­ной пластине, за которой расположена стойка с мушкой.
Еще одна особенность М2 «Брэдли» — стрелковые уста­новки десанта. В то время как на большинстве БМП они предназначены для штатного оружия пехотинцев, на «Брэд­ли» в шаровых установках укреплены несъемные 5,56-мм автоматы М231 FPW, созданные на основе штатной штурмо-
Колонна БМП М2 «Брэдли» 3-й американ­ской механизированной дивизии. Западная Германия, 1985 г.
вой винтовки М16А1. От базовой винтовки их отличают укоро­ченный тяжелый ствол, измененная конструкция затвора, верхняя рукоятка перезаряжания, отсутствие цевья, выдвиж­ной проволочный приклад, гильзоулавливатель. Боекомплект автоматов — 4200 патронов. Для прицеливания служат приз-менные смотровые блоки, установленные над местом каждо­го десантника. Тяжелый ствол М231 позволяет вести огонь длинными очередями с темпом до 1100— 1200 выстр/мин, что повышает вероятность попадания по точечным целям на дальностях до 250 м. Выдвижной приклад обеспечивает больший простор для действия автоматом внутри корпуса. Не­съемные автоматы постоянно готовы к открытию огня, не на­рушают герметизации корпуса, позволяют избавиться от проблем с замками и заслонками, несколько ускоряют спеши­вание десанта. Для лучшей обитаемости М231 снабжены сис­темой отвода пороховых газов.
Штатное вооружение десанта составляют 9 винтовок М16А1 (боекомплект — 2160 патронов), 7,62-мм единый пулемет М60 (2200 патронов), три РПГ одноразового применения М72А2. Это оружие крепится на внутренних стенках десантного отде­ления в специальных захватах. После принятия на вооруже­ние 5,56-мм ручного пулемета М249 (модернизированный бельгийский «Миними») в составе отделения два стрелка бы­ли заменены пулеметчиками, остальные вооружены М16А2. Дабы не запутать солдат в боевой обстановке, на коробках с патронами крупно выведен калибр. Если в состав отделения входит оператор переносного ПТРК «Дрэгон», то три его ПТУР укладываются в машине вместо части ракет «Toy».
Корпус и башня сварены из листов катаной брони из алюми­ниевого сплава с содержанием марганца, хрома, магния и цин­ка — решение, традиционное для FMC. По сравнению со стальной броней алюминиевые сплавы позволяют при равной или чуть большей защите снизить вес на 10— 15%, а за счет увеличения толщины листов — повысить жесткость корпуса. Впереди и по бортам выполнено разнесенное комбинирован­ное бронирование «сталь — алюминий» с заполнением про­странства между листами полиуретановой пеной. Такая конст­рукция эффективна против высокоскоростных снарядов мало­калиберных пушек. Кроме того, она усиливает защиту от ра­диоактивного излучения (разработка американской БМП сов­пала по времени с принятием ядерного оружия с повышенным выходом нейтронов). Днище усилено стальным листом для защиты от мин. Дополнительную защиту верхней лобовой час­ти корпуса обеспечивает откидной волноотбойный щит. Борто­вые бронеэкраны прикрывают ходовую часть до опорных кат­ков. Нижняя часть экранов откидывается вверх на петлях для обслуживания ходовой части. Внизу на экранах укреплены скобы-ступени. По мнению разработчиков, бронирование М2 «Брэдли» обеспечивало на 90 — 95% защиту от обстрела, ко­торому может подвергнуться БМП в бою. При этом учитыва­лось стрелковое оружие и вооружение легких бронемашин потенциального противника на тот момент — в частности, бор­товая броня защищала «Брэдли» от пуль 14,5-мм советского пулемета КПВТ. На передних углах башни установлены четы-рехствольные дымовые гранатометы, боекомплект которых размещен в коробках на лобовых листах. Для постановки ды­мовой завесы может использоваться и впрыск дизельного топ­лива в систему выхлопа двигателя.
В МТО установлен носком коленвала вперед дизельный четы­рехтактный двигатель VTA-903T «Камминз» мощностью 500 л.с.




На бортах и корме башни установлены корзины для ЗИП и дополнительного боекомплекта к пулемету, на бортах корпуса — замки для крепления маскировочной сети, стоек кожуха плавучести, инструмента. В ящиках ЗИП по бокам от кормовой аппарели может возиться различное имущество, включая катушки с кабелем связи. Для учебных целей могут крепиться дымовые шашки имитации стрельбы из пушки и пуска ПТУР, лазерные имитаторы стрельбы системы «Майлс» и т.п. Для буксировки служат две передние серьги и крюк на корме, для БРМ МЗА1

ремонтных и погрузочных работ — рымы по углам корпуса и на передней части башни.
В конструкции «Брэдли» прослеживается стремление максимально удовлетворить ряд противоречивых требова­ний — универсальное вооружение и хорошая защищен­ность при высокой подвижности, плавучесть и аэротранс­портабельность. В результате ряда принятых компромис­сов БМП соответствует этим требованиям, но фактически на пределе. Масса серийных машин превысила первона­чальные 18,2 т на 2,1. Перевозиться они могут только тя­желыми транспортными самолетами С-5 «Гэлэкси» и С-141 «Старлифтер». Стоимость серийной «Брэдли» оказалась в 10 раз выше М113А1.
Разведывательная машина М3 «Брэдли» внешне мало отличается от БМП. Главные ее отличия — заглушённые крышками на клепке амбразуры, отсутствие смотровых бло­ков на правом борту и дополнительные антенны. Основное вооружение не изменилось, но боекомплект пушки увели­чили до 1500 выстрелов (900— в башне в лентах и на поли-ке), спаренного пулемета — до 4300 патронов, а ПТРК —до 10 ракет. Для облегчения машины убрано усиление днища. Изменена компоновка десантного отделения — в нем раз­мещаются два наблюдателя, пулемет М60, пять винтовок М16А1, десять ПТУР «Toy» в боеукладке на складных пол­ках у правого борта, а также мотоцикл у левого борта. Для связи установлены радиостанции An/vRC-12 и AN/PRC-77. БРМ оснащена портативной РЛС разведки наземных дви­жущихся целей AN/PRS-15 (дальность обнаружения чело­века— 1500м, машины — 3000 м с точностью до 10 м по дальности и ±1,2 по азимуту), а также приборами ночного видения, включая переносные. Разведка может вестись как на машине, так и комбинированно — БРМ и спешенной группой из двух-трех человек.
В конце 1983 года «Брэдли» начали поступать в 7-ю ар­мию США в Европе. Мотопехотные подразделения на БМП М2 и танковые подразделения на танках М1 «Абраме» про­ходили методом ротации совместное обучение в Нацио­нальном учебном центре в Форт Ирвин (Калифорния). Пер­вой частью на М2, попавшей в Форт Ирвин весной 1984 го­да, был 1-й мпб 41-й дивизии. К концу 1985-го уже 10 мото­пехотных батальонов оснастили новой техникой.
Работы по модернизации «Брэдли» начались вскоре по­сле принятия ее на вооружение. ПУ и устройства заряжания приспособили для модернизированных ПТУР BGM-71D с калибром БЧ 152 мм, с улучшенными характеристиками маршевого двигателя и ИК-трассера (комплекс «Тоу-2», рассчитанный на поражение советских танков Т-64 и Т-72 с динамической защитой). Вместе с введением в боеком­плект пушки выстрела с удлиненным бронебойным снаря­дом и усиленным зарядом пороха был несколько удлинен ее ствол и усилена казенная часть. Приняты меры для пре­дотвращения повреждения ствола внешним оборудованием корпуса. С лобовой части башни убрали коробки с дымо­выми гранатами, оставив на их месте брезентовые петли для крепления ЗИП. В боекомплект ввели

дымовую гранату М76, обеспечивающую защиту как в види­мой, так и в инфракрасной области спектра. Внешние стен­ки корзин для ЗИП сделали вертикальными, повысив их вместимость и удобство паковки, изменили укладку маски­ровочных сетей, улучшили скобы крепления кожуха плаву­чести. Машины получили усовершенствованную ФВУ М13А1 с газоотделительным фильтром. Небольшие изме­нения внесли в оборудование места механика-водителя — его кресло получило мягкую обивку, а приборы наблюдения —защитный козырек-скобу. В крышке верхнего люка де­сантного отделения установили два призменных смотровых блока. Бак для воды емкостью 38 л заменили двумя по 19 л. Указанные изменения были отработаны на опытной М2Е1, прошедшей стандартные эксплуатационные испытания на Абердинском полигоне.
В конструкцию БРМ кроме перечисленных внесли сле­дующие изменения: одного из разведчиков-наблюдателей переместили в центр отделения, и он получил четыре смот­ровых блока в крышке верхнего люка, убрали амбразуры — бронелисты бортов стали сплошными. ФВУ на МЗА1 обслу­живала как членов экипажа, так и разведчиков-наблюдателей.
С 1986 года начался серийный выпуск модификаций М2А1 и М3А1.
В том же году была выработана программа «Брэдли» высокой выживаемости», воплотившаяся в модификации А2. Спустя два года начался выпуск М2А2 и МЗА2 «первой фазы».
Модификация А2 имеет бронирование по схеме «сталь — сталь — алюминий — кевлар». Лобовая часть и борта корпуса и башни усилены стальными листами — экранами толщиной 30 — 32 мм. Экраны крепятся на болтах. Такое

Ящики для
д ым овых грана г

Модернизация башни.
бронирование должно было обеспечить защиту от снарядов 30-мм пушек. Ширина машины возросла до 3,6 м. Первона­чально предполагалось уменьшить количество бортовых амбразур, однако бортовые экраны полностью их перекры­ли, и автоматы М231 сняли. В связи с этим изменилась компоновка десантного отделения: трое пехотинцев разме­щаются в ряд в его передней части лицом по ходу движе­ния, позади них еще трое: двое справа лицом к корме и один




БРМ МЗА1. 11-й бронекавалерийский полк, Германия, 1994г.
спиной к левому борту. Кормовые амбразуры сохранены. В левом экране впереди сделан вырез, чтобы не перекрывать обзор механику-водителю. Введение лобового экрана за­ставило убрать волноотбойный щит (тем более что плаву­честь утяжеленной машины снизилась) и изменить установ­ку световых приборов — фары и сигнальные фонари смон­тировали выше в специальных кожухах. Перископический прибор командира также укрыт бронекожухом. Наводчик получил комбинированный прицел с тепловизионным кана­лом. На нижней части маски пушки укреплены новые, уменьшенные по сравнению с М2 и МЗ, коробки для дымо­вых гранат.
На накладных экранах выполнены гнезда для установки элементов динамической («реактивная броня») или пассив­ной защиты от кумулятивных боеприпасов. Элементы ди­намической защиты (43 на одну машину) размером 305x457x50,8 мм крепятся на бортах и лобовой части кор­пуса, образуя сплошные панели. На марше эти панели мо­гут укрываться чехлами, играющими также роль своеобраз­ного надбоя. М2А2 остается пока единственной БМП, штат-но оснащенной динамической защитой. Для уменьшения воздействия взрыва ее элементов на саму машину они кре­пятся на прокладке из ячеистого материала, разработанно­го совместно с израильскими специалистами. На внутрен­них листах укреплен кевларовый подбой, снижающий веро­ятность поражения осколками брони экипажа, десанта и элементов оборудования. Боеукладка в корпусе изменена с целью изоляции боекомплекта от обитаемого отделения.
На М2А2 и МЗА2 установлена радиостанция системы SIN-CGARS. Она обеспечивает одноканальную симплекс­ную связь в телефонном режиме и передачу данных с за­секречиванием в режиме фиксированной настройки или скачкообразного изменения частоты (около 2000 рабочих частот в диапазоне 30 — 88 МГц) при высоком уровне по­мех. Дальность связи на стоянке до 30 км, в движении — до 25 км.
Подверглись модернизации ППО, кожух плавучести, из­менена прокладка кабельных, гидравлических и топливных систем. При установке дополнительной системы охлажде­ния или обогрева в середине бортовых экранов помещают­ся блоки радиаторов.





В мае 1989 года началось производство машин модифика­ции А2 «второй фазы». В связи с возросшей до 33 т массой БМП дизельный двигатель был форсирован до 600 л.с, соот­ветственно модифицирована трансмиссия, повышена пропуск­ная способность системы охлаждения, в подвеску ввели уси­ленные торсионные валы.
Работы по доведению М2А1 и М3А1 до уровня А2 включали в себя установку специального комплекта узлов. 600-сильные двигатели взамен прежних первыми получили БМП 3-й меха­низированной дивизии, дислоцированной в ФРГ. М2 и М3 ран­них выпусков решили не модернизировать, учитывая выработку ресурса ряда узлов и агрегатов.
Всего для армии США FMC выпустила 2300 «Брэдли» базо­вой модификации, 1400 модификаций А1 и около 1400 моди­фикаций А2 (из них 600 — «первой фазы» с 500-сильным дви­гателем). Кроме того, 600 машин было передано Национальной гвардии США. Заказ на 200 М2А2 и М3А2 поступил из Саудов­ской Аравии. После войны в зоне Персидского залива этот заказ был увеличен.
На шасси «Брэдли» построили ряд машин различного на­значения. Прежде всего разработали шасси М987 с удлинен­ной ходовой частью и измененной компоновкой, послужившее базой для 240-мм 12-ствольной РСЗО М933 MLRS с дально­стью стрельбы 30 — 40 км. Поворотная рампа с тяговым уст­ройством позволяет производить перезаряжание РСЗО заме­ной контейнеров (по шесть ракет с кассетными БЧ). В отличие от «Брэдли» MLRS принята на вооружение других стран НАТО — Великобритании, Италии, ФРГ (под обозначением MARS), закуплена также Францией.
На шасси М987 разработали также опытные КШМ и машину радиоэлектронной борьбы. В январе 1992 года был представ­лен предсерийный образец машины радиоэлектронного ком­плекса EFVS (Electronic Fighting Vehicle System). Транспортер FAALS служит для доставки грузов в передовом районе, он ос­нащен бронированным контейнером с большими боковыми и верхними люками, подъемным краном, а при перевозке боепри­пасов — также конвейерным устройством. На шасси М987 по­строена и опытная БРЭМ AMV, снабженная лебедкой, краном грузоподъемностью 7,5 т, сварочным оборудованием, контейне­ром для запасных узлов и агрегатов, 12,7-мм пулеметом и ды­мовым гранатометом для самообороны. В рамках программы «Блок III» была предложена машина управления контрбатарей­ной борьбой для системы «Fire Finder» — на М987 установлен
БРМ М3А2 с чехлами на дополнительных элементах бронирования. модуль с РЛС разведки артиллерийских позиций фирмы «Хьюз», компьютерным, навигационным и связным оборудо­ванием для быстрой подготовки и передачи данных целеука­зания. Плоская фазированная решетка РЛС в походном по­ложении укладывается на крыше модуля.
На том же шасси выполнен опытный вариант противотан­ковой установки LRAT (Long Range Anti-Tank) — на подни­маемой на высоту до 15 м платформе смонтирована систе­ма TADS фирмы «Мартин Мариетта» (система наблюдения и прицеливания FUR, телекамера) и ПУ ПТУР «Хеллфайр» с наведением по отраженному лазерному лучу.
Ряд опытных противотанковых установок построен на шасси самой «Брэдли» — в частности, самоходный зенитно-противотанковый комплекс ADATS швейцарско-американской разработки. Во вращающейся башне смонти­рованы РЛС обнаружения целей, ИК- и телевизионная сис­темы сопровождения и 8 направляющих высокоскоростных УР («Эрликон»), рассчитанных на кинетическое поражение бронецелей (бронепробиваемость до 1000 мм) или осколоч-
M 1:76
Пусковая установка MLRS

но-фугасное — воздушных целей. Всего в 1989 году испыта­ли 4 машины на базе МЗА1. С добавлением 25-мм пушки та­кая система предлагалась по проекту FAADS-LOS-FH («тя­желая система ПВО переднего края»), В другом варианте LOS-FH на том же шасси вооружался ЗУР «Стингер» и 25-мм пятиствольной пушкой GAU-12U системы «гатлинг».
Следующий опытный самоходный ПТРК на шасси М2А2 — машина LOSAT с выдвигаемой из корпуса платформой, на которой установлены система FUR и 4 гиперзвуковые (ско­рость около 1500 м/с) УР кинетического поражения КЕМ с лазерным наведением. Кроме низкого силуэта для LOSAT предусмотрена усиленная бронезащита.
В 1992 году на шасси «Брэдли» проводились испытания экспериментального электромагнитного орудия с высокой начальной скоростью снаряда и дальностью прямого вы­стрела до 3 км.
Шасси «Брэдли», как и «Мардер», использовали для соз­дания легкого танка. Но если немцы стремились сделать от­носительно дешевый экспортный танк, то американцы строили основную машину для собственных «сил быстрого реагирования». FMC построила прототип CCVL (Close Com­bat Vehicle, Light) на основе элементов М113 и «Брэдли». При массе в 20 т он имеет экипаж 3 человека, вооружен 105-мм низкоимпульсной пушкой ЕХ-35 с автоматом заряжания и спаренным пулеметом, может перевозиться


средним транспортным самолетом С-130 «Геркулес». 30-мм броня с большими углами наклона обеспечивает защиту от огня 12,7-мм и 14,5-мм пулеметов, а дизель «Детройт Алли-сон» мощностью 575 л.с. позволяет развивать скорость до 72 км/ч. Война в зоне Персидского залива подтвердила необхо­димость такой машины. Разработан и экспортный ее вариант VFM-5.
С 1983 года по заказу армии США «FMC Корпорейшн» (Санта-Клара) ведет исследования по замене металлической брони «Брэдли» керамическими и композитными материалами — так называемой «керамической» и «пластмассовой» бро­ней. В 1986 — 1987 годах были представлены башни с заме­ной бортовых, кормовых листов и крыши единой деталью из армированного стекловолокном композитного пластика S-2. В 1989 году в Кэмп-Робертс испытывались «Брэдли» с «неме­таллическим» бронированием корпуса. Такой корпус включал два верхних элемента из слоев композита, алюминиевую ниж­нюю часть (раму шасси) и композитный лист защиты днища. Композит усиливали керамические элементы из диборида ти­тана. При уровне баллистической защиты, аналогичном М2А1, корпус имел на 27% меньший вес. Использование композитов позволяет, кроме того, повысить защиту от кумулятивных бое­припасов, уменьшить образование внутренних отколов брони, снизить радиолокационную, акустическую и инфракрасную за-метность машины, продлить срок ее службы за счет высокой стойкости к коррозии и на 60% большей усталостной прочнос­ти, снизить стоимость производства.
В начале 1990 года в Форт Блисс (Техас) на М3 «Брэдли» была испытана установка лазерной системы защиты «Стинг-рэй», предназначенная для ослепления и засветки приборов наблюдения и прицеливания противника. Излучатель систе­мы «Стингрэй» в бронекожухе крепился на правой стороне башни, внутри устанавливались дисплей и джойстик управ­ления. Хотя в 1991 году началась полномасштабная разра­ботка этой системы, ее серийные образцы на машинах пока не появлялись.
Боевое крещение «Брэдли» получили через десять лет пос­ле принятия на вооружение — во время войны в зоне Персид­ского залива. Переброска американских войск в Саудовскую Аравию началась 2 — 3 августа 1990 года — вскоре после ок­купации Ираком Кувейта. Из США 24-я механизированная (пе­хотная) дивизия (мд), имевшая танки М1 и БМП М2 и прошед­шая подготовку для боев в пустыне, была переброшена туда к середине сентября. Когда стало ясно, что «демонстрация го­товности» не заставит Ирак уйти из Кувейта, а цены на нефть продолжали угрожающе расти, началась массовая переброска соединений армии США для участия в операции «Щит пусты­ни», в основном завершенная к 1 ноября. К этому времени на­чали прибывать части морской пехоты и 7-го армейского кор­пуса — наиболее боеготового объединения, размещавшегося в Европе на передовых базах. М2 и М3 «Брэдли» входили так­же в состав 1-й кавалерийской, 1-й механизированной, 1-й и 3-й бронетанковых дивизий, 197-й отдельной механизированной (пехотной) бригады, 2-го и 3-го бронекавалерийских полков. Вместе со своими соединениями прибывали и дивизионы MLRS. Большинство машин доставлялись морским путем, а
БРМ М3 с системой «Стингрэй».
Легкий танк CCVL, созданный с использованием агрегатов шасси «Брэдли».
экипажи — воздушным. По прибытии подразделений на место начиналась боевая подготовка к действиям в пус­тынной местности, приспособление машин. Экипажи стре­мились укрепить на борта корпуса и башни максимально возможное количество канистре водой, служивших к тому же дополнительной защитой, уплотнить щели и жалюзи. Кроме того, на машины крепились мешки с имуществом, складные походные койки, свернутые палатки. «Брэдли», прибывшие из Европы, перекрашивались в пустынную окраску, снабжались маскировочными сетями. Опыт эксплуатации показал, что от песка и пыли особенно страдали трансмиссии М2А2 и МЗА2, «клинившие» на одной передаче. Ремонтные службы готовили увеличенный (более чем в 2 раза) запас узлов и агрегатов, на борта машин навешивались запасные катки и траки. К обеспечению технической готовности боевых машин привле­кались представители фирм-производителей.
Операция «Буря в пустыне» началась 16 января 1991 года, но сухопутные войска перешли в наступление только после пятинедельной воздушной войны — 24 февраля в 4 часа утра по местному времени. Уже к исходу дня войска коалиции про­двинулись на 30 — 50 км на приморском направлении, на 20 — 30 км на центральном и на 15 — 25 км на западном. При пас­сивной обороне противника, разрушении его системы разведки и управления и абсолютном превосходстве в воздухе такие высокие темпы продвижения войск обеспечивались действиями авиации, применением тактических воздушных десантов и вер­толетных рейдовых отрядов, привлечением большого ко­личества инженерных и транспортных средств, устойчивым управлением, системой мероприятий оперативной и тактичес­кой маскировки и РЭБ, хорошим информационным обеспече­нием боевых частей. Иракские части и подразделения пред­почитали отход при ведении сдерживающих действий на от­дельных участках, оборона носила локальный очаговый харак­тер и не отличалась упорством. Официально боевые действия закончились 28 февраля, благодаря чему операция получила титул «пятидневного блицкрига». Кувейт был освобожден, но разгромить основные иракские силы не удалось—до 100 тысяч военнослужащих, включая части Республиканской гвардии в полном составе, избежали окружения и сохранили боеспособ­ность. Отдельные стычки продолжались и после — например, столкновение 24 мд с иракской колонной возле Румейлы 2 мар­та или внезапная встреча 1 пд 7 марта с иракским механи­зированным подразделением на аэродроме Сафвана, когда иракцы отошли без боя и без потерь. Любопытно, что за «Бурей в пустыне» последовала операция «Прощай, пустыня» — впер­вые США по окончании боевых действий вывезли всю технику, включая подбитые машины.


Действия американских мотопехотных подразделений со­стояли в основном из маршей, коротких рейдов и отдельных боев. Для снижения влияния пылевой завесы на маневр подразделения передвигались на марше не колоннами, а в линию либо уступом вправо или влево. Для маскировки пе­редвижений боевые машины нередко применяли дымопус-ковые установки. На привале в пустыне подразделения ис­пользовали любопытный оборонительный прием: четыре БМП одного взвода ставились крестом кормой внутрь, обра­зуя подобие форта с палатками в центре. В операции «Буря в пустыне» было задействовано более 2200 машин М2

и М3 всех модификаций. В отчете «Показатели систем воо­ружения сухопутных войск в Юго-Западной Азии» указыва­лось: «Экипажи сообщают, что 25-мм пушка «Буш-мастер» была более эффективной, чем они ожидали. Не поступало сообщений о неисправностях трансмиссии в ходе насту­пательной операции. Из 2200 «Брэдли» на ТВД из строя было выведено три. Общая боеготовность «Брэдли» в ходе боев оставалась на уровне 90% и выше». Об эффективно­сти установленных на «Брэдли» ПТРК не сообщалось, ви­димо, потому, что основную роль в поражении иракской бронетехники играли боевые вертолеты. Если до начала 90-х годов М2 «Брэдли» вызывала немало критики, то те­перь ее объявляли наиболее удачной. Отчеты, составлен­ные в духе победных реляций, вызвали немало скептиче­ских замечаний. Огнем противника действительно было подбито лишь несколько машин, но большее количество оказалось повреждено огнем своих и союзных подраз­делений (по разным данным, от 10 до 15 машин «Брэдли» и LAV-25 было подбито американскими штурмовиками и вер­толетами) или вышло из строя по техническим причинам.
Во всяком случае армейские специалисты предложили для БМП ряд усовершенствований: введение в СУО нового лазерного дальномера, установку приемника спутниковой системы навигации НАВСТАР, «цифрового» компаса на рабочих местах механика-водителя и командира, системы обнаружения подлетающих ракет, улучшение обзора меха­ника-водителя, изменение укладки. Эти дополнения долж­ны были получить около 1400 машин модификации А2 — вариант А2 oDs (Operation Desert Storm).
В октябре 1993 года планировалась отправка «Брэдли» модификации А2 в Сомали, однако операция ООН там фак­тически сорвалась.
«Брэдли» нашлась работа и на территории Югославии — в состав так называемых «сил НАТО по поддержанию мира» вошли американские 1 бртд и 1 бркп, оснащенные машинами М2А2 и МЗА2. В Югославию «Брэдли» доставлялись само­летами С-17 «Глобмастер III».
В 1995 году была выработана масштабная программа до­ведения «Брэдли» до уровня A3, включающая ряд элементов: Vetronics (Vehicle Electronics) — две цифровые информацион­ные шины 1539, к которым подключены центральный процес­сор, модуль оперативной памяти, многофункциональные дис­плеи командира, механика-водителя и командира десанта, приемник спутниковой системы навигации НАВСТАР с мони­тором у механика-водителя; новое программное обеспечение для командной и управляющей систем навигации, радиомо­дем с разделением информационных пакетов; программное обеспечение для решения вероятных баллистических задач с сопровождением обнаруженных целей; режим автоматическо­го сопровождения целей оружием с помощью приводов сис­темы стабилизации; новое проверочное оборудование, встро­енная цифровая система автоматического контроля (электро­ника бМп может использоваться и в качестве элемента элек­тронного тренажера для экипажей); независимый тепловизи-онный прибор наблюдения командира, монитор системы FUR у командира десанта; тепловизионный прибор наблюдения механика-водителя; комбинированная защита от ОМП, дина­мическая защита, основанная на новых принципах; система защиты от ИК-приборов наблюдения противника и система опознавания «свой — чужой». (По опыту боев в Персидском заливе предложено наклеивать на боевые машины «термо­пленку», отражающую ИК-излучение так, чтобы военнослужа­щие с ПНВ могли отличать свою технику от техники противни­ка. Такой пассивный вариант «свой — чужой» должен был снизить вероятность поражения своих подразделений в усло­виях низкой освещенности.)
СУО с новым баллистическим вычислителем, лазерным дальномером на двуокиси углерода и автоматическими дат­чиками, приемник НАВСТАР, дисплеи экипажа и централь­ный процессор объединяются информационно-управляющей системой «Ивис». Предполагалось ввести также дополни­тельную защиту машин от поражения сверху.
Направления модернизации «Брэдли» соответствуют ря­ду положений новой концепции «всеобъемлющей опера­ции», изложенной в редакции устава FM 100-5 1993 года, а именно: «Совместные боевые действия формирований ви­дов вооруженных сил, разнообразный характер действий сухопутных войск при необязательном линейном построении боевых порядков, комплексное применение вооружения и военной техники, высокие поражающие возможности и живу­честь сухопутных войск, активное применение информаци­онных технологий». В настоящее время обсуждается воз­можность модификации А4 («Брэдли Блок IV»), вооруженной 45-мм автоматической или 50-мм скорострельной пушкой и оснащенной дизелем, форсированным до 750 или 1000 л.с.



«ВОИН» БРИТАНСКОЙ ПЕХОТЫ

После второй мировой британская армия некоторое время продолжала использовать легкие открытые БТР «Юниверсал», Т.16 и «Оксфорд», но эти машины ни по вместимости, ни по защищенности уже не соответствовали требованиям совре­менной войны. В том же 1953 году фирма «Алвис» начала производство для вооруженных сил семейства колесных (6x6) бронемашин FV 600, куда вошли БТР FV 603 «Сарацин» с пу­леметным вооружением и боевая машина FV 601 «Саладин» с 76-мм пушкой во вращающейся башне. В 1963-м был принят на вооружение полностью закрытый плавающий гусеничный БТР FV 432 «Троуджен», имевший массу 15,3 т, вместимость 12 человек, толщину брони 6—12 мм, многотопливный дизель мощностью 240 л.с, максимальную скорость хода 52 км/ч (на плаву 6 км/ч), запас хода 580 км и 7,62-мм пулемет на откры­той установке. «Троуджен» более соответствовал требовани­ям крупномасштабной войны с применением ОМП и постав­лялся в части Британской Рейнской армии, дислоцированные в Германии. На 1993 году в английской армии оставалось 1000 «Троуджен» и самоходных минометов на его шасси.
В 1969 — 1971 годах Управление исследований и разрабо­ток боевых машин (впоследствии — Управление разработки военных машин) выработало концепцию новой машины для замены БТР «Троуджен». Предлагалась тяжелая машина ве­сом около 30 т, с дизельным двигателем в 750 л.с, 30-мм пуш­кой и бронированием по схеме «чобхэм», однако из-за высо­кой стоимости от этой идеи отказались, хотя построили и ис­пытали шасси машины.
В 1972 году была объявлена программа PD1 (Project Defini­tion 1) создания БМП для британской армии. Проработка про­ектов продолжалась до 1979 года, когда основным подрядчи­ком была выбрана фирма «GKN Sankey», а сам проект полу­чил обозначение MCV-80 (Mechanised Combat Vehicle — 80). Вслед за ходовым макетом уже в 1980 году построили три прототипа — один с 30-мм пушкой в двухместной башне, один с пулеметным вооружением и один в качестве опытного шас­си. Заметим, что параллельно в 1978—1980 годах военное ведомство Великобритании изучало опытную американскую БМП ХМ2.
Требования к «боевой машине механизированной пехоты» сформулированы в «документе 3533» Генерального штаба: а) вместимость 10 человек, включая механика-водителя и на­водчика вооружения; б) маневренность, достаточная для взаимодействия с основными танками «Челленджер»; в) за­щита от осколков артиллерийских снарядов и огня стрелково­го оружия; г) огневая мощь, достаточная для борьбы с легко­бронированными целями, общей поддержки подразделения и отчасти — решения задач ПВО.
Отметим последовательность боевых качеств — подвиж­ность, защищенность, огневая мощность. В июне 1980 года министерство обороны признало прототип MCV-80 соответст­вующим требованиям, выдвинутым британской армией, одна­ко доведение его до серийного образца затянулось. Оставал­ся открытым и вопрос об основном подрядчике для производ­ства машин — кроме GKN, на получение контракта претендо­вали фирмы «Алвис», «Ройал Орднанс» и «Виккерс Дефенс Системз». Первоначально планировалось закупить 1900 БМП, затратив на всю программу 1,2 млрд. фунтов стерлингов, но в 1981 году заказ, в целях сокращения расходов, уменьшили до 1053 машин, из них — только 602 с 30-мм пушкой в башне.
Во время испытаний 12 предсерийных БМП прошли около 200 000 км, подверглись проверке обстрелом, а экземпляр с дистанционным управлением — наездом на противотанковую мину. Доведение БМП потребовало около 9000 проработок и создания заново 250 комплектующих, узлов и агрегатов. На­конец, в 1983 году две машины прошли испытания на Ближ­нем Востоке, а осенью 1984-го 4 машины приняли участие в учениях «Лайонхерт» на территории Германии.
30 ноября MCV-80 была принята на вооружение армии Ве­ликобритании, и министерство обороны объявило о намере­нии закупить первую партию в 250 машин на сумму 150 млн. фунтов стерлингов. На следующий год БМП получила имя «Уорриор» (Warrior— «воин»). Кроме того, ей присваивался стандартный для английской бронетехники индекс FV.510.
Основным подрядчиком стала GKN. Серийное производство «Уорриор» началось в январе 1986 года на специально пос­троенном заводе в Телфорде (Шорпшир), и уже в декабре были готовы 290 машин (170 линейных боевых и 120 специальных). По соглашению с министерством обороны GKN сама выбрала субподрядчиков. Сборку корпусов и шасси производила сама, готовые башни с вооружением поставляла «Виккерс Дефенс», силовой блок— «Перкинс Энджайн» (до 1984 года—«Роллс-Ройс»), Существенную часть заказа получила и «Алвис». Спе­циальные машины семейства «Уорриор» полностью произво­дились на GKN.
Заказ на 1053 машины впоследствии сократили еще на 5, всего же планировали поставить 595 линейных БМП, 146 ко­мандирских, 35 машин артиллерийских наблюдателей, 110 ремонтных и 67 ремонтно-эвакуационных (БРЭМ), 95 машин OPV. Этого количества должно было хватить для вооружения 13 мотопехотных батальонов 1, 3 и 4-й бронетанковых диви­зий 1-го корпуса Британской Рейнской армии, создания тех­нического резерва и тренировки (включая оснащение Учебно­го центра британских сухопутных войск Сафилд в Алберте, Канада). Общая стоимость оценивалась в 725 млн. фунтов стер­лингов. Эксплуатация «Уорриор» рассчитывалась до 2010 года.
Компоновка MCV-80 «Уорриор» выполнена с расположе­нием МТО впереди справа. Слева от МТО на регулируемом сиденье с опускающейся спинкой и подголовником распо­лагается механик-водитель. Его люк выполнен в лобовом листе и имеет откидывающуюся вверх-назад крышку. На марше в боевой зоне она может фиксироваться в промежу­


точном горизонтальном положении, прикрывая механика-водителя от осколков воздушных разрывов. В центре нахо­дится двухместная башня, небольшое смещение которой влево должно было уравновесить правое расположение МТО и более равномерно распределить нагрузку на гусеницы. В башне справа от орудия находится рабочее место команди­ра, слева — наводчика. Они имеют одинаковые сиденья с валиком-подголовником и люки в крыше башни с откидыва­ющимися назад крышками. Башня снабжена подвесным по-ликом с ограждением и сдвигающейся влево сетчатой дверью для прохода в десантное отделение, занимающее кормовую часть машины. Здесь вдоль бортов на откидных сиденьях размещаются семь десантников — трое у левого борта и чет­веро у правого. Расположение десантников вдоль бортов лицом друг к другу связано с отсутствием бортовых амбра­зур и стремлением обеспечить максимально быструю вы­садку. Посадка и высадка производится через широкую кор­мовую дверь, открываемую вправо и управляемую гидро­приводом. Опытный прототип имел, подобно «Троуджен», двустворчатую дверь, но по результатам испытаний ее при­знали менее удобной. Гидропривод двери управляется с места механика-водителя, но имеется и его ручной выклю­чатель под правым сиденьем десанта. Кроме того, десант­ники могут пользоваться верхним люком с двустворчатой крышкой; предусмотрено фиксирование створок в от­крытом положении. Любо­пытно, что места экипажа и десанта снабжены упругими ремнями безопасности.
3681
В качестве основного воо­ружения MCV-80 выбрана 30-мм автоматическая пушка L21A1 «Рарден», уже апроби­рованная к тому времени на БРМ «Фокс» и «Симитэр». Пушка была разработана RAR-DE (Королевским заведением исследований и разработок вооружения) и «Ройал Орд-нанс Фэктори». Она постав­лялась фирмой «Бритиш Мэньюфэкчуринг энд Рисеч Компани», а с 1992 года про­изводство перешло в ведение «Ройал Орднанс». Пушка имеет автоматику на основе отдачи ствола с длинным ходом, может вести огонь одиночны­ми выстрелами или очередями по шесть выстрелов (точнее — две очереди по три выстрела подряд). Питание — кассетами по три патрона, скорострельность 80 — 90 выстр/мин. Сравни­тельно невысокий темп стрельбы позволил повысить ее точ­ность. Той же цели служат демпферы, установленные на конце кожуха ствола и гасящие его колебания при выстреле. Макси­мальная дальность стрельбы 4000 м. Углы наведения по верти­кали от 0° до +45°. Стреляные гильзы удаляются через лючок за пределы башни. Пушка снабжена коническим пламегасите­лем и рукояткой перезаряжания, ее казенная часть внутри башни имеет длину всего 430 мм. Она не снабжена стабилиза­тором — по мнению англичан, боевые машины могут вести при­цельный огонь только с остановок.
В боекомплект, размещенный в башне между местами ко­мандира и наводчика, входят унитарные патроны нескольких типов. В качестве бронебойного поначалу использовался сна­ряд с бронепробиваемостью 30 мм на дистанции 1000 м. В 1985 году был принят выстрел L14A2 весом 822 г и длиной 285,55 мм с бронебойным подкалиберным трассирующим сна­рядом, разработанным «Ройал Орднанс» и американской фир­мой РАТЕС. Его масса 300 г, начальная скорость 1175 м/с, на дальности до 1500 м он пробивает 40-мм стальную броню при угле встречи до 45°. После вылета снаряда из канала ство­ла его поддон распадается на четыре сектора, а пирофорный состав в носке снаряда позволяет наблюдать за попаданиями.
Считалось, что такой снаряд позволит «Уор­риор» успешно бороться с советской БМП-2. Масса выстрела L5A2 с бронебой­ным снарядом — 904,4 г. Масса снаряда 357,4 г, начальная скорость 1070 м/с. Вы­стрел L13A1 с осколочным трассирующим снарядом — соответственно 903,9 г, 356,9 г и 1070 м/с. Практический выстрел L12A1 по баллистике аналогичен осколочному. Могут использоваться также боеприпасы к швей­царской пушке 811L «Эрликон».
В единой литой маске с пушкой сле­ва от нее установлен 7,62-мм пулемет L94A1 (ЕХ-34) системы «чэйн ган» с элек­троприводом автоматики и ленточным питанием, разработанный американской фирмой «Макдоннел Дуглас Хеликоптер». Стреляные гильзы удаляются из башни, а звенья ленты собираются в особый смен­ный звеньесборник.


MCV-80 «Уорриор» на марше.



Электрический привод «Холдсварс» поворота башни и ме­ханический вертикального наведения вооружения управляются наводчиком или командиром. Слева от наводчика располо­жен также маховик запасного механического привода пово­рота башни.
Прицельные приспособления для вооружения БМП постав­лены фирмой «Пилкингтон ПЕ». Командир и наводчик имеют бинокулярные перископические комбинированные прицелы «Рэйвен» этой фирмы с тремя каналами каждый —дневным без усиления (для обзора поля боя), дневным с фиксированным восьмикратным усилением и ночным усилительного типа. Даль­ность обнаружения цели днем достигает 5000 м, идентифика­ции—3000 м, ночью — 2500 и 1000 м. Каналы переключаются рычажком. Изображение на все каналы подается через верхнее качающееся зеркало, позволяющее изменять направление оси поля зрения от-12° до +47°. В поле зрения находится при­цельная марка, соответствующая направлению оси канала ство­ла. Прицелы защищаются откидными бронещитками.
При разработке MCV-80 ведение десантом огня с машины не предусматривалось, поэтому БМП не имеет амбразур для вооружения пехотинцев, состоящего из 5,56-мм штурмовых винтовок L85A1 и ручного пулемета L86A2 и 94-мм РПГ LAW-80 (укреплен вертикально на внутренней стенке корпуса слева от башни). Следует отметить, что эти образцы пехотного ору­жия были приняты на вооружение практически в одно время с БМП. Укладка боекомплекта к оружию десанта размещается под сиденьями.
Корпус MCV-80 сварен из катаных листов алюминиево-маг-ний-цинкового сплава и защищает от 14,5-мм пуль и от оскол­ков 155-мм осколочно-фугасных снарядов, а днище — от 9-кг противотанковых мин. Лобовые листы корпуса и верхняя часть бортовых (кроме левого спонсона) установлены под наклоном. Борта и частично ходовая часть прикрыты резиновыми проти-вокумулятивными экранами. Восьмигранная башня сварена из катаной стальной брони и установлена на роликовом погоне. Внутренний подбой корпуса и башни защищает от осколков брони, а также несколько снижает уровень шума в обитаемом объеме. Пространство между спинками сидений десанта и бортами корпуса используется для укладки ЗИП и имущества пехотинцев, что создает дополнительную защиту десантного отделения. На бортах башни «кустами» по 4 укреплены 66-мм дымовые гранатометы, их электроспуск выведен на рабочее место наводчика. Заметим, что опытные образцы снабжались гранатометами в виде монолитных сменных блоков.
На БМП установлен 8-цилиндровый четырехтактный много­топливный дизельный V-образный двигатель CV8 ТСА «Кон­дор» жидкостного охлаждения, мощностью до 550 л.с. Следу­ет отметить, что 12-цилиндровой версией «Кондор Перкинс Энджайн» оснащаются танки «Челленджер» и танковые тран­спортеры «Скэммел», то есть двигатели танка и БМП включе­ны в один конструктивный ряд. На опытных БМП топливные баки устанавливали вдоль бортов, а на серийной «Уорриор» отштампованный из полиэтилена бак на 772 л помещен под поликом башни. Частичная прозрачность бака позволяет визу­ально контролировать запас топлива.
Автоматическая гидромеханическая трансмиссия Х300-4В разработана «Аллисон Трасмишн» (подразделением «Джене­рал Моторс») и выпускается «Перкинс Энджайн» по американ­ской лицензии. Она обеспечивает 4 передачи вперед и 2 на­зад с варьированием передаточного числа за счет гидроста­тической передачи, имеет отвод мощности к генератору, вен­тилятору и гидравлическому насосу. Нейтральное положение гидростатической передачи обеспечивает поворот машины на месте. Служебный и стояночный тормоза —гидравлические. Механизм поворота — двойной дифференциал с гидростати­ческим управлением. Двухступенчатые цилиндрические зуб­чатые бортовые передачи смонтированы в выступающих спе­реди картерах. Управление машиной осуществляется с по­мощью качающегося штурвала в форме коромысла. Слева от штурвала находится панель приборов. Система охлаждения включает вентилятор с левой стороны двигателя и откидываю­щийся вверх блок радиаторов. Выхлопная труба с глушителем выведена на правый борт и также прикрыта решеткой.
Силовая установка обеспечивает БМП неплохую приемис­тость — с места она разгоняется до 48 км/ч за 13,5 с передним ходом и за 24 с задним.

Ходовая часть применительно к одному борту включает шесть спаренных обрезиненных опорных катков с индивиду­альной торсионной подвеской, три поддерживающих ролика — передний и задний одинарные и центральный спаренный, ве­дущее колесо переднего расположения и спицованное направ­ляющее колесо. Опорные катки имеют диаметр 610 мм и штам­пованные из высокопрочного алюминиевого сплава диски. Первый, второй и шестой катки снабжены гидравлическими лопастными амортизаторами, смонтированными в корпусе вместе с торсионами. На бортах укреплены буферы рычагов подвески. Поворот рычага на угол более 90' и динамический ход катка 350 мм обеспечивают машине возможность движе­ния по пересеченной местности со скоростью до 35 км/ч. Мел-козвенчатая гусеница цевочного зацепления с резинометал-лическим шарниром снабжена съемными наружными резино­выми подушками для движения по шоссе. Литые стальные траки имеют ширину 460 мм и центральный гребень. Длина опорной поверхности — 3,82 м. Спереди и сзади гусеницы прикрыты штампованными металлическими крыльями.
Экипажу и десанту БМП обеспечен неплохой обзор. В крыш­ке люка механика-водителя смонтирован широкоугольный пе­рископический прибор наблюдения, которым может заменяться ПНВ усилительного типа. На марше при открытом люке меха­ник-водитель пользуется откидными зеркалами заднего вида и съемным прозрачным экраном с «дворником». По перимет­ру крыши башни установлены 8 призменных смотровых бло­ков, дающих, в сочетании с комбинированными прицелами, круговой обзор командиру и наводчику. Между прицелами смонтирован поворачивающийся на 360° выдвижной периско­пический прибор с ручным приводом. В крыше десантного от­деления у бортов смонтированы два выдвижных поворотных призменных блока, еще один смотровой блок имеется в кор­мовой двери.
В нише башни установлена радиостанция. Выводы ее зава­ливающихся антенн расположены в кронштейнах по бортам. Для внутренней связи экипаж использует ТПУ.
Бортовая электросеть «Уорриор» напряжением 24 В выпол­нена по однопроводной схеме и защищена от воздействия элек­тромагнитного импульса.
ЗИП, маскировочный комплект и имущество экипажа укла­дываются в корзины на башне и бортах корпуса и в два кормо­вых ящика по бортам от двери.
Комплект ППО «Чабб Файр Секьюрити» двукратного дейст­вия включает два баллона с огнетушащим составом «Хэлон 1301», установленные в передней части корпуса, форсунки по периметру МТО, датчики. Выключатели ППО расположены спра­ва от механика-водителя, кроме того, на бортах корпуса под тканевыми клапанами находятся внешние выключатели. При однократном включении газ подается на очаг возгорания в те­чение 4 с. Внутри машины и снаружи, над кормовой дверью укреплены три ручных огнетушителя.
В спонсоне на левом борту корпуса смонтирована ФВУ, раз­работанная фирмой «Хоуден Эйрконтрол». Она включает в себя сменные кассеты фильтров, обеспечивает подачу через шланги очищенного воздуха к местам экипажа и десанта, создание внутри машины избыточного давления, может использоваться для поддержания температуры в обитаемом объеме, управ­ляется с места механика-водителя. Люк на левом борту корпуса с откидывающейся вперед крышкой служит для доступа к ФВУ. Последняя, а также два элек­троподогревателя для пищи, расположен­ные в десантном отделении, и установлен­ный перед левым сиденьем десанта «хи­мический туалет» (танковое санитарное устройство) обеспечивают экипажу и де­санту пребывание внутри машины в тече­ние 48 часов.
БМП способна без подготовки преодолевать брод глубиной 1,3 м. От плавучести разработчики отказались («Троуджен», по крайней мере, снабжался кожухом плавучести и волноотбой-ным щитком). С учетом того, что при разработке БМП приори­тет отдавался защищенности, а сама машина не предназнача­лась для преодоления водных преград вплавь или быстрых пе­ребросок по воздуху (в составе «сил быстрого реагирования»), ограничение массы «Уорриор» до 23,5 т кажется странным.
На основе БМП уже в начале 80-х годов велась разработ­ка обширного семейства машин, включая БРМ, самоходные ПТРК и ЗРК, БРЭМ, инженерные машины, транспортное шас­си, РСЗО. Часть этих машин была принята на вооружение, часть так и осталась опытной.
Командирская машина «Уорриор» имела три варианта — для взводов, рот и батальонов — различавшихся дополни­тельным радиооборудованием. Установка радиостанций и планшетов для карт готовилась GKN, но непосредственно производилась на армейских складах перед отправкой но­вых машин в части. Внешне командирские машины отлича­ются от линейных дополнительными антеннами и двуствор­чатой кормовой дверью.
В 1986 году gKn разработала два специальных варианта — БРЭМ FV513 MRV(R) (Mechanised Recovery Vehicle (Repair) и ремонтную FV512 mCRv. Обе предназначались прежде всего для обслуживания БМП «Уорриор». В экипаж MRV(R) входят командир, механик-водитель и три ремонтника. С левой сто­роны увеличенного корпуса установлен гидравлический кран грузоподъемностью 6,5 т с телескопической стрелой длиной до 4,52 м. Кран рассчитан на замену силового блока «Чел-ленджера» или «Уорриор». В кормовой части смонтирован от­кидной сошник. Основная лебедка имеет длину троса 100 м и тяговое усилие 20 — 38 т, вспомогательная — 200 м и 1,25 т. БРЭМ оснащена командирской башенкой с пулеметом L94A1,



Опытный самоходный ПТРК «Хот».


электрогидравлическим насосом-нагнетателем для форсиро­вания двигателя, компрессором, ФВУ, буксирной цепью, жест­кой V-образной сцепкой. MCRV отличается от MRV(R) отсут­ствием лебедок и сошника, поскольку предназначена только для ремонта машин на поле боя.
В 1990 году начался серийный выпуск машины артилле­рийских наблюдателей MAOV с экипажем 6 человек, разра­ботанной по заданию командования Королевской артилле­рии. Внешне MAOV отличается от БМП количеством антенн, но при этом оснащена лишь макетом пушки. В корме башни на специальной раме смонтирована РЛС разведки назем­ных целей «Торн» EMI MSTAR. В десантном отделении на от­дельных сиденьях размещены три члена экипажа и распо­ложена радиоаппаратура и РЛС разведки артиллерийских позиций BATES «Маркони Системз». MAOV оснащена инер-циальной системой навигации и топопривязки. Одновременно с MAOV началось производство и поставка в полки полевой артиллерии подвижных артиллерийских командных пунктов — машин командиров батарей.
Следует подчеркнуть, что широкое оснащение машин се­мейства «Уорриор» средствами наблюдения и связи соответ­ствует стремлению армий НАТО к постоянному совершенство­ванию системы «С » (Communications, Command and Control).
В конце 1982 года GKN продемонстрировала самоходный ПТРК второго поколения «Хот» — башня MCV-80 заменялась низкопрофильной одноместной башней НСТ с вынесенной ус­тановкой четырех ПТУР «Хот» и прицела, в корпусе находи­лась укладка для 14 ПТУР. Установка допускала наведение по вертикали от -18° до +23°. Работы над этой машиной вскоре прекратили. То же произошло с установкой на шасси MCV-80 ЗРК «Рапира», «Роланд» и «Старстрик» с ЗСУ с 30-мм пуш­кой CBF «Сэйбр» французской фирмы «Томпсон» и рядом других машин.
Осталась опытной и машина АРС-90 — вариант «Уорриор» с укороченным корпусом, пятикатковым шасси и одноместной пулеметной башней.
В опытном варианте самоходного миномета на шасси MCV-80 ставилась закрытая башня с 81-мм или 120-мм минометом.
В середине 1984 года была представлена опытная машина-истребитель танков MCV-AT — ^ц---' на шасси «Уорриор» установили башню СМ-90 бельгийской фирмы «Коккериль» с 90-мм пуш­кой Mklll, 7,62-мм спаренным пулеметом, СУО LRS-5 с цифровым баллистическим вычислителем и двухплоскостной системой стабилизации «Ка­диллак Гейдж Текстрон». В другой башне «Кок­кериль» С-25 устанавливалась 25-мм пушка КВВ «Эрликон» скорострельностью 170 или 800 выстр/мин, 7,62-мм пулемет и стабилизатор. GKN демонстрировала также шасси «Уорриор» с американской противотанковой системой LRAT на подъемной платформе.
В 1988 году в качестве легкого танка предлагалась так на­зываемая «низкопрофильная Уорриор» с высотой по крыше кор­пуса 1,6 м. Эта машина рассчитывалась на установку башни со 105-мм пушкой. Она же рассматривалась как английский вариант шасси системы ADATS.
Санитарная машина не имела башни, а в ее увеличенном корпусе можно было разместить несколько сидячих и лежачих раненых. Машину снабжения отличали удлиненное шасси, кор­пус с кормовой аппарелью и площадкой для погрузки, кран.
Специальная «Уорриор Инджиниринг» несла комплект смен­ного оборудования — реактивный удлиненный заряд размини­рования «ЭМИ Рэйнджер», навесной минный трал «Ройал Ор­днанс Бар», поворотную телескопическую штангу с креплени­ем для бура или ковша. В командирской башенке устанавли­вался пулемет. Эта машина осталась опытной, но по заказу штаба сухопутных войск «Пирсон Индастриз» разработала два типа навесных устройств для использования штатных «Уорри­ор» в качестве инженерных— плужный минный трал SMP и бульдозерный отвал UDK-2.
Первым БМП «Уорриор» в мае 1987 года получил 1-й гвар­дейский гренадерский батальон, дислоцированный в г.Мюн-стере (ФрГ). Через год БМП поступили на вооружение 1-го батальона Стафордширского Принца Уэльского полка, в янва­ре 1989-го— 1-го батальона Королевского шотландского пол­ка, в сентябре — 3-го батальона Королевского фузилерного полка, в январе 1990-го — 2-го батальона Королевского англий­ского полка. Кроме того, в конце 1987 года машинами «Уорри­ор» была оснащена рота демонстрационного батальона пехот­ной школы в Варминстере.
Вместе с перевооружением шло переименование «мехба-тальонов на гусеницах» в «бронетанковые пехотные» (Armou­red Infantry). Первоначально планировалось вооружить весь батальон машинами на шасси MCV-80, по 14 БМП в каждой
7>«
I
ш

«Уорриор Дезерт Шторм» 1-го ба­тальона Чеширского полка перед от­правкой в Боснию. Осень 1992 г.

роте (9 линейных и 5 командирских), одной ремонтной и од­ной ремонтно-эвакуационной. Однако полный перевод баталь­онов на «Уорриор» не удался из-за финансовых ограничений и стремления максимально использовать старую технику. В ре­зультате мпб оказался в техническом плане довольно «пест­рым» — 46 БМП «Уорриор», 6 специальных «Уорриор», 38 «Тро­уджен» и 15 машин различного назначения семейства «Скор­пион». «Троуджены» продолжали службу в качестве самоход­ных минометов, носителей ПТРК, санитарных и разведыватель­но-связных машин.
MCV-80 «Уорриор» хотя и повысила защищенность и огне­вую мощь мотопехоты, но не затронула традиционный британ­ский принцип: «Пехота сражается на ногах!» Поэтому, в отли­чие от своих германских и американских коллег командир ан­глийской БМП в бою обычно спешивается вместе с десантом. В наступлении на танки возлагалась задача борьбы с танками, огневыми точками и контратакующими подразделениями про­тивника; на пехоту — уничтожение противотанковых средств .и живой силы, помощь танкам в преодолении минных полей и заграждений. Действие мотопехоты на машинах предполага­лось только при условии поражения противника тактическим ядерным оружием. В обороне БМП должны были располагать­ся так, чтобы обеспечить возможность поддержки подразде­лений из глубины огнем штатного вооружения.
Боевой дебют MCV-80 «Уорриор» состоялся во время вой­ны в Персидском заливе. Из всех участников коалиции Вели­кобритания имела самый богатый опыт применения броне­техники в условиях пустыни, накопившийся еще со времен первой мировой. Стоит отметить, что англичане уже однажды перебрасывали свои войска в этот район по схожему поводу — в 1961 году, дабы предотвратить захват Кувейта Ираком. 14 сентября 1990 года было объявлено об отправке из Гер­мании в Саудовскую Аравию 7-й бронетанковой бригады, включавшей два танковых полка, вооруженных танками «Чел-ленджер», и один мпб — 1-й батальон Стафордширского пол­ка, оснащенный БМП «Уорриор» одним из первых и прошед­ший наиболее полную подготовку, включая курс в учебном соединении в Канаде. 22 ноября в район Персидского залива дополнительно направили 4-ю бронетанковую бригаду (два мпб— 1-й Королевского шотландского полка и 3-й Королев­ского фузилерного, один танковый полк). Из этих частей сфор­мировали 1-ю британскую бронетанковую дивизию для учас­тия в боевых действиях, обозначенных в Великобритании как «операция Грэнби». Для усиления мпб их подвергли времен­ной реорганизации. Количество «Уорриор» в каждом увели­чили до 69 — дополнительные машины заменяли «Троуджен» в противотанковых взводах и «Спартан» во взводах аИр ми­нометных батарей. На основе батальонов формировались так­тические группы. Так, на основе 2 стафордширских рот, роты «В» шотландских драгун и роты «С» ирландских гусар была сформирована «Стафордширская группа», а рота «А» стафор-дширцев перешла в тактическую группу шотландских драгун. В составе полковых и батальонных групп формировались рот­ные боевые группы.
Всего в Саудовскую Аравию прибыло около 300 БМП «Уор­риор» всех шести модификаций. Здесь они снабжались ком­плектом накладной пассивной брони схемы «чобхэм», разра­ботанным фирмой «Виккерс Дефенс Системз» и обеспечивав­шим машинам защиту от тяжелых осколков и от гранатомета РПГ-7. На борта корпуса навешивались рамы, к которым бол­тами крепили по шесть бронепанелей. На эти панели, в свою очередь, крепились также корзины для ЗИП, канистры с во­дой, запасные траки. Дополнительные панели на верхнем и нижнем лобовых листах располагались только перед местом механика-водителя. Правее на нижнем лобовом листе монти­ровался короб-карман для ЗИП и канистр с маслом. Кроме того, на лобовой лист перенесли ящики ЗИП с бортов корпуса. Комплект дополнительного бронирования весил около 2,5 т — запас мощности двигателя допускал увеличение веса БМП без заметного снижения тактической подвижности (удельная мощ­ность снижалась с 23,4 до 21,1 л.с./т). Установка комплекта силами экипажа занимала 3 — 4 часа. Подобное оборудование впоследствии использовалось в 1992 году и в Боснии.
БМП, получившую условное название «Уорриор Дезерт Шторм», отличали и другие нововведения. Линейные машины снабжались спутниковой навигационной системой — ее прием­ник помещался на крыше башни между люками командира и наводчика. Для преодоления широких рвов на передовые ма­шины укладывали быстросбрасываемые фашины, связанные из пластмассовых труб малого диаметра. На случай примене­ния Ираком химического оружия на крышу десантного отделе­ния укладывали свернутый противохимический чехол, а чле­нов экипажей и пехотинцев снабжали индивидуальными сред­ствами защиты. Основные работы по модернизации «Уорри­ор» проводила GKN. Эта фирма, а также «Перкинс» и «Пик-лингтон» сформировали и направили в Саудовскую Аравию соб­ственные бригады специалистов для поддержания машин в ис­правном состоянии. Фирмы NGL и «Галлэй» разработали для «Уорриор» кондиционеры, но их производство запоздало — опе­рация закончилась слишком быстро.
При подготовке к операции и в ходе боевых действий выяс­нилось, что колебания топлива в прозрачном баке вызывали у десанта подобие морской болезни, из-за чего многие экипажи целиком закрашивали бак.
Британские части вместе с американским 7-м корпусом пе­решли в наступление в ночь на 25 февраля 1991 года (день «G+1»). Британская 1 -я бртд наносила рассекающий удар вдоль кувейтско-иракской границы. Вплоть до 28 февраля подраз­деления британской мотопехоты на «Уорриор» занимались в основном «очисткой» позиций противника и пленением его. Преобладали действия в спешенных порядках при поддержке 120-мм танковых пушек и 30-мм пушек БМП. Согласно практике учений десант БМП после спешивания должен был рассы­паться в линию. Но при захвате иракских позиций британские пехотинцы предпочитали укрываться за бортом своих машин как можно дольше, медленно продвигаясь вместе с ней к про­тивнику—благо тот не вел интенсивного огня и широко не применял противотанковые средства. В целом боевые дейст-


БМП «Уорриор-Милан».
вия не были особенно напряженными — экипажи не забывали даже о пятичасо­вом чаепитии. Официальные английские отчеты о применении бронетанковой тех­ники в этой операции на удивление на­поминали американские — англичане за­явили о «95-процентной боеготовности» своих БМП, об оправдавшем себя выборе калибра основного вооружения и о по­тере всего трех машин. Причем потери были понесены от огня своих — одну «Уорриор» повредил 120-мм осколочный снаряд «Челленджера», две накрыли вместе с экипажем и десантом УР «Май-верик» с американского штурмовика А-10 (погибло 10 человек).
В 1992 году «Уорриор» появились и в Югославии. Великобритания направила в состав сил ООН в Боснии и Герцеговине батальонную группу на основе 1-го ба­тальона Чеширского полка. Через пол­года ее сменил 1-й батальон Йоркшир­ского Принца Уэльского полка. В то же время в Боснию были переброшены 45 «Уорриор» из числа участвовавших в «Буре в пустыне» с целью их проверки в иных климатических условиях. Поскольку накладные лобовые элементы допол­нительного бронирования закрыли штат­ные буксирные серьги, на них был укреп­лен буксирный крюк с замком, оказавший­ся весьма полезным на горных дорогах.
В связи с изменениями политической обстановки и сокращением численности британских войск в континентальной Европе расходы на программу «Уорриор» еще раз урезали. Согласно плану «Британская армия 90-х го­дов» количество батальонов пехоты сокращалось с 55 до 40. Вместо 13 на БМП перевооружили всего 8 батальонов — по два в 4-й, 7-й и 20-й бронетанковых бригадах, входящих в состав «еврокорпуса», и по одному в 1-й и 19-й бригадах в метрополии. В результате к концу 1994 года было выпущено только 787 машин, из них — 387 линейных БМП (включая три для восполнения потерь в Персидском заливе), 84 командир­ских, 19 машин артиллерийских наблюдателей, 103 MCRV, 39 MRV(R), 52 OPV, а также 105 машин с ПТРК «Милан».
Еще во время подготовки к операции «Буря в пустыне» 22 октября 1990 года gKn получила заказ на оснащение «Уорри­ор» ПТРК «Милан» (с 1979 года выпускается в Великобрита­нии). Первый вариант «Уорриор-Милан» был готов уже через неделю, но в Саудовской Аравии такие машины появиться не успели. ПТРК на шасси «Троуджен» в ходе боевых действий показали недостаточную тактическую подвижность для поддер­жки танков и БМП. Поэтому в 1991 году министерство оборо­ны выдало дополнительный заказ на «Уорриор-Милан» с целью довести их количество до 100.
На этой машине ПТРК установлен на поворотном штыре на крыше башни справа, а в десантном отделении распола­гается рама-укладка для ПТУР. Для пуска ПТУР командир вы­совывается из люка, а перезаряжание производится через верхний люк десантного отделения. Установленный на ПТРК тепловизионный прицел «Мира-2» может использоваться эки­пажем как прибор наблюдения — сама БМП штатных тепло-визионных приборов не имеет. Установка «Милан» на «Уор­риор» напоминает германскую «Мардер» 1А1, но в тактичес­ком плане они "имеют существенное отличие. Если немцы снабдили ПТРК линейные БМП, то англичане выпустили «Уор­риор-Милан» только для противотанковых взводов в ротах огневой поддержки мпб.
После войны в Персидском заливе в 1991 году в программу MCV-80, наконец, официально включили специализированную машину-носитель ПТРК. Для нее разработана одноместная башня, по бортам которой шарнирно укреплены ПУ ПТУР «Toy». «Буря в пустыне» возродила интерес и к самоходному мино­мету на шасси БМП.
В полном соответствии с традициями британской военной промышленности разрабатывалось множество экспортных ва­риантов БМП. В 1993 году GKN, упирая на «успех в Персид­ском заливе», активно рекламировала «Уорриор» во Франции, Норвегии, Турции, Иордании, Кувейте, Омане, Саудовской Аравии, ОАЭ. Для Ближнего Востока предназначалась так на­зываемая «Дезерт Уорриор» («воин пустыни» — не путать с «Уорриор Дезерт Шторм»), в конструкцию которой было вне­сено 27 изменений по сравнению с линейной БМП. Главное из них — новая двухместная стальная башня американской фир­мы «Делко Системз», аналогичная башне колесной боевой машины LAV-25 морской пехоты США. В башне в единой мас­ке установлены 25-мм автоматическая пушка «Бушмастер» и 7,62-мм пулемет М240С. Угол возвышения до +60°, склоне­ния -8° Командир имеет перископический прицел М36Е1 и семь смотровых блоков М27 для кругового обзора, наводчик — прицел М36Е1 и один блок М27. М36Е1 включает дневной ка­нал, ночной усилительного типа и канал обзора. По желанию заказчика М36Е1 может заменяться прицелом другой марки, включая DIM36 с лазерным дальномером и тепловизионным «Делко», или дополняться тепловизионной системой HIRE «Хьюз» с бинокуляром или монитором. Приводы поворота баш­ни и вертикального наведения — электрогидравлические, про­дублированы механикой. Стабилизатор позволяет «Дезерт Уорриор», в отличие от базовой машины, вести прицельный огонь с ходу. На башне могут устанавливаться восемь дымо­вых гранатометов М243, зенитная установка пулемета М240 и, по специальному заказу, одинарные ПУ ПТУР «Toy» по бортам. В корпусе БМП выполнены амбразуры с шаровыми установка­ми для оружия десанта — по две в бортах и одна в кормовой двери. Соответственно смонтированы смотровые блоки и ус­тройства для отсоса пороховых газов. На крыше башни раз­мещен приемник системы предупреждения о лазерном облу­чении. В ФВУ включен специальный кондиционер воздуха.
Улучшенная система отвода выхлопных газов двигателя прикрыта специальным кожухом (впереди корпуса справа). В передней и кормовой частях укреплены дополнительные крылья гусениц, уменьшающие образование пылевого обла­ка при движении. «Дезерт Уорриор» может оснащаться раз­личными типами радиостанций, а в варианте БРМ — РЛС раз­ведки наземных целей.
В 1992 году «Дезерт Уорриор» прошла испытания в Кувей­те, а годом позже gKn заключила контракт на поставку этой стране 250 БМП (в то же время Кувейт приобрел и советские БМП-2), снабженных ПУ ПТУР «Toy» и комплектом дополни­тельного бронирования, несмотря на то, что он закрывает бор­товые амбразуры.
В Турции представлялся смешанный вариант— с амбра­зурами в корпусе, но со штатной башней. Модификация «Ар-ктик Уорриор», предлагавшаяся Скандинавским странам, в целом аналогична «Дезерт Уорриор», но не имеет крепле­ния для ПУ ПТУР «Toy». Вместо кондиционера установлена специальная дизельная установка для обогрева обитаемого объема.
MCV-80 «Уорриор» стала основой для ряда поисковых раз­работок. Так, «Дефенс Рисеч Эйдженси» выработала програм­му VERDI (Vehicle Electronics Research Defence Initiative), целью которой стала демонстрация возможностей комплексного ин­тегрирования современных компьютерных систем, электрон­ных датчиков и систем связи в конструкцию боевых машин. Новая СУО включает центральный процессор, командирский прицел с тепловизионным каналом и лазерным дальномером, а установленные на рабочих местах одинаковые мониторы и органы управления (небольшая клавиатура и джойстик) поз­воляют каждому члену экипажа брать на себя любую роль и получать необходимую информацию. На маске пушки смон­тирована телекамера с выводом изображения на мониторы экипажа, а в кормовой части башни на телескопической штанге (для наблюдения из-за укрытий) — ПНВ с тепловизионным и усилительным каналами. VERDI имеет две системы навига­ции — инерциальную и спутниковую. Эти нововведения сопро­вождались форсированием двигателя за счет установки га­зовой турбины.
В 1992 году начались работы по программе VERDI-2, увя­занные с программой создания разведывательной машины TRACER (Tactical Reconnaissance Armored Combat Equipment Requirement) для замены легкого танка «Скорпион» и БРМ «Симитар». В машине VERDI-2/TRACER два члена экипажа рас­полагаются рядом позади МТО и имеют многофункциональ­ные дисплеи и телемониторы переднего обзора. Основное вооружение — автоматическая пушка — установлено в «безэки­пажной» башне, по бортам которой, кроме того, размещены по 4 ПУ УР «Старстрик». На крыше укреплен вращающийся приемник пассивной системы предупреждения о воздушной опасности ADAD. Машина снабжена системами спутниковой связи и спутниковой навигации. Зарубежные специалисты от­носят программу VERDI-2/TRACER к числу наиболее интерес­ных и перспективных. Предполагается, что напарником TRA­CER будет легкая машина на шасси «Стормер» фирмы «Ал­вис», снабженная РЛС, телекамерой и средствами связи.
Из-за сокращения расходов на разработку следующего по­коления боевых машин выработан комплекс мероприятий для продления срока службы MCV-80 «Уорриор» в армии Велико­британии. В частности, прорабатываются варианты установки на «Уорриор» 45-мм автоматической пушки.


ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Рубеж 80 — 90-х годов ознаменовался очередными попыт­ками похоронить танки и связанную с ними систему бронетан­кового вооружения. С одной стороны, это предлагали госу­дарственные мужи, пекущиеся о сокращении всяческих рас­ходов, кроме расходов на их собственное содержание, с дру­гой — пацифисты, пугающиеся всякого наступательного оружия. Но тем не менее танки и мотопехота по-прежнему являются ключевым и наиболее массовым элементом сухопутных войск, в конечном счете решающим исход любого сражения или вой­ны. По мнению специалистов, на современном поле боя танк без поддержки пехоты продержится не более 2 — 3 минут, а эффективное взаимодействие двух родов войск обеспечива­ют именно БМП. В 2010 — 2015 годах ожидается появление на вооружении армий танков четвертого поколения, а вместе с ними, видимо, придут и новые БМП. Каковы же перспективы их развития?
Можно увидеть устойчивую тенденцию повышения защищен­ности и живучести машин. Этим параметрам нередко отдает­ся предпочтение перед другими показателями (при сохране­нии требований равной с танками подвижности). Высокая сте­пень защиты обеспечит БМП реальное выполнение главной задачи — движение мотопехоты в едином боевом порядке с танками в различных условиях боя.
Усиление защищенности БМП будет, по-видимому, идти по всем доступным направлениям за счет внедрения новых ти­пов комбинированной брони, модульной бронезащиты, выне­сения второстепенных элементов оборудования к бортам и т.п. Видимо, сохранится интерес к пластмассам и керамике. Рабо­ты в этом направлении ведутся более полувека. В США, на­пример, пластмассовая башня для легких бронемашин испы-тывалась еще накануне второй мировой войны. Широко заго­ворили о такой броне с конца 40-х. В настоящее время компо­зитные элементы используются в бронировании ряда боевых машин, но чисто пластмассовые или керамические корпуса и башни не вышли пока из стадии экспериментов.


Экспериментальная БМП «Пума» на 5-катковом шасси.
Косвенную защиту, то есть снижение вероятности попада­ния в машину поражающих элементов, будет обеспечивать не столько уменьшение силуэта, сколько совершенствование мас­кировочных средств, уменьшение заметности для оптических, тепловизионных и радиолокационных средств. Для этого мо­жет быть использовано специальное покрытие в виде слоя крас­ки или накладных пластин, поглощающее и рассеивающее теп­ловое и радиоизлучение, а также искажающее сигнатуру ма­шины в радио-, ИК- и видимом диапазоне спектра. Широкие возможности открывает применение систем подавления опти­ко-электронных средств противника, «активной защиты», унич­тожающей подлетающие поражающие элементы. Управление «активной защитой» может взять на себя бортовой компьютер БМП. Модульное бронирование со сменными элементами пас­сивной, динамической или электромагнитной защиты (нахо­дится в стадии разработки) может решить проблему оптималь­ного сочетания защищенности и мобильности в зависимости от конкретных условий. Прообраз этого можно увидеть у ма­шин М2А2 «Брэдли», «Уорриор», «Пума». Для взаимного опоз­навания на поле боя будут вводиться ответчики радиолокаци-


Опытный вариант БМП VCC-80 с 60-мм пушкой.

онной или лазерной системы «свой — чужой». По-прежнему актуальной остается защита от ОМП. Наконец, будут прини­маться меры для обеспечения выживания экипажа и десанта в случае поражения машины. Комплексный подход к вопросам защищенности и живучести БМП предполагает также учет средств индивидуальной бронезащиты экипажа и десанта, став­ших уже обязательным элементом экипировки.
Ряд специалистов считают необходимым усилить мотопе­хотные отделения, увеличив их численность до 12 — 13 чело­век, и соответственно увеличить вместимость БМП.
Комплекс вооружения перспективных БМП вызывает мно­гочисленные споры. Даже чисто боевая машина, не несущая транспортных функций, не может с одинаковым успехом вести борьбу с живой силой, танками и бронемашинами противника и воздушными целями. Кроме сложностей с размещением во­оружения и боекомплекта, такое многообразие задач вносит серьезные трудности в работу командира и наводчика даже при наличии современных СУО. Учитывая задачи мотопехоты на БМП, основное вооружение должно обеспечивать:
— подавление пехоты противника, борьбу с равными себе бронемашинами и расчетами тяжелого вооружения, воз­можности самообороны от объектов типа «танк» и «вер­толет»,
— живучесть, боеготовность вооружения, достаточный бое­комплект без ущерба для вместимости обитаемого отде­ления и оперативной маневренности машины,
— возможность эффективного взаимодействия с другими средствами поражения сухопутных войск при ведении на­ступательных и оборонительных действий днем и ночью, в любых погодных условиях.
В настоящее время практически только российские и аме­риканские БМП имеют в комплексе вооружения ПТРК боль­шой дальности. Остальные БМП либо вовсе не оснащаются ПТРК, либо — как «Мардер» А1-АЗ или «Уорриор-Милан» — име­ют легкий ПТРК в качестве возимого средства самообороны, пригодного для стрельбы с машины или в качестве перенос­ного. Поскольку легкие ПТРК считаются наиболее эффектив­ным средством в звене «рота — батальон», такая их установка на БМП представляется не лишней.
Наиболее перспективными считаются автоматические арт-системы с улучшенными показателями бронепробиваемости, СУО с включением тепловизионных приборов и дублировани­ем основных элементов аппаратуры. Большинство БМП воору­жено пушками калибра 20 — 30 мм. Повышение защищеннос­ти бронемашин и летательных аппаратов вызвало стремление перейти к автоматическим орудиям большего калибра. Так, шведская CV-90 вооружена 40-мм пушкой «Бофорс». В США по программе COMVAT (Combat Vehicle Armament Technology) с 1988 года велась разработка 45-мм автоматической пушки под телескопический выстрел с высокой начальной скоростью снаряда для поражения «перспективной советской БМП» и вертолетов Ми-28. Пушка фирмы AREC имела поворотный патронник, автоматику на основе отдачи ствола, скорострель­ность до 600 выстр/мин. Про­рабатывались даже варианты установки опытной пушки 45-М911 на БМП «Брэдли» и машину LAV. Конкурентами здесь высту­пали пушки «Бушмастер III» фирмы «Мак-Доннел Дуглас» и Rh503 «Рейнметалл». Работы были прерваны, но в 1993 году аме­риканская фирма AREC, британская «Ройал Орднанс» и французская GIAT заключили соглашение об их продолжении. Уже в де­кабре 1994 года были представлены вы­стрелы: подкалиберный с отделяющимся поддоном, поражающий «стандартную ми­шень НАТО» на дальности 1500 м, осколоч­но-фугасный, бронебойно-осколочный и два практических. Пушка развивает ско­ро-


Наиболее сильно вооруженная зарубеж­ная БМП— шведская CV-90.
стрельность 200 — 400 выстр/мин, может устанавливаться в башню обычной конфигурации или вынесенно. Американцы пока относятся к результатам работ прохладно, но орудие мо­жет появиться на БМП европейских стран НАТО, а работы — перейти в ведение Агентства по вопросам вооружений, создан­ного военными ведомствами Великобритании, Италии, Фран­ции, ФРГ. Противотанковые возможности автоматической пушки ограничиваются поражением наружных приборов танка и ос­лаблением его защищенности за счет подрыва элементов ди­намической защиты, зенитные — ведением заградительного огня по низколетящим целям. Эффективность осколочного и бронебойно-осколочного снарядов значительно повышает применение программируемого взрывателя. Возможна также установка орудий калибра 50 — 60 мм. 60-мм автоматические пушки для легких машин уже испытывались — 60/70 в Италии и HVMSW 60 IMI в Израиле. Бронебойный снаряд HVMSW 60 пробивал 240-мм броню на дальности до 2000 м.
Вооружение может монтироваться в низкопрофильной баш­не, допускающей размещение всех членов экипажа на одном уровне с десантной группой. Это не только снижает замет-ность машины, но позволяет повысить защищенность и упрос­тить работу командира. Стрелковые установки для оружия де­санта в перспективных БМП либо отсутствуют, либо их число сокращается и им оставляется чисто вспомогательная роль. Однако десантники могут существенно помочь экипажу в ка­честве наблюдателей, поэтому для них обязательно предус­матриваются приборы наблюдения. Для ближней самооборо­ны БМП стрелковые установки десанта или дополнительное вынесенное вооружение могут заменить другие типы оружия — например, смонтированные на бортах осколочные блоки на­правленного действия. При установке на БМП систем «актив-

ной защиты» бойцы десанта могут брать на себя контроль за их работой. Исключение стрелковых установок может сопро­вождаться введением в комплекс вооружения автоматическо­го гранатомета для борьбы с живой силой на малых и средних дальностях. Для ближней самообороны и поражения живой силы могут использоваться и дымовые гранатометы БМП — в боекомплект 76-мм германского «Вегман», например, входит осколочная граната с дальностью выстреливания до 40 м и площадью поражения до 40 м2.
Развитие силовых блоков БМП связано с общим прогрес­сом в этом направлении. В частности, значительный интерес вызывают так называемые адиабатные двигатели, позволяю­щие на 40 — 50 % повысить тепловой КПД и на 30 — 40% сни­зить расход топлива. Уже широко используемые газотурбин­ные двигатели также могут найти свое место на БМП, хотя им пока присущи большой расход топлива и высокая заметность для тепловизионных приборов. Из наиболее оригинальных схем силового блока можно отметить бельгийскую БМП «Кобра» с электротрансмиссией, до сих пор не нашедшей достойного применения в бронетанковой технике. Электротрансмиссия имеется также на опытном шасси ATR американских фирм «Те­ледайн» и «Каман». Впрочем, еще далеко не исчерпаны воз­можности сочетания дизельного двигателя и гидромеханичес­кой трансмиссии. Облегчения управления, повышения плав­ности хода и средних скоростей движения по дорогам и на местности, а также экономичности надеются добиться за счет дальнейшей автоматизации трансмиссии и подвески, введе­ния электронных систем регулирования расхода топлива. Даль­нейшее развитие получат системы охлаждения и ППО.
Вместе с основными боевыми танками БМП будут оснащать­ся интегрированными информационно-управляющими систе­мами (ИУС), позволяющими эффективно управлять боем, ог­нем и движением БМП, средствами защиты и маскировки, оце-
БМП MARS-15 демонстрирует преимущества гидропневматической подвески.


нивать обстановку и состояние самой машины в реальном мас­штабе времени. Единая цифровая шина, центральный и вспо­могательный процессоры с общей памятью, помехозащищен-ный цифровой канал связи обещают качественно новый уро­вень эффективности боевых машин. В сочетании с усовершен­ствованными приборами наблюдения-прицеливания это повы­шает скорость реакции на появление опасных целей, вероят­ность их поражения или уклонения от удара. При устойчивой связи возникает возможность охвата всех машин танковых и мотопехотных подразделений в звене «рота — батальон» еди­ной автоматизированной системой управления, позволяющей командиру контролировать положение и действия подчинен­ных, оперативно доводить до них разведданные и приказы. А качественное улучшение управляемости и информационного обеспечения в бою повышает результативность действий и живучесть как всего подразделения, так и отдельных машин. Дистанционно-управляемый комплекс вооружения и соответ­ствующая ИУС с телекамерами и многофункциональными дис­плеями позволит передавать управление вооружением любому члену экипажа, сократить постоянный, не спешивающийся эки­паж машины до 1 — 2 человек. Оснащенность средствами свя­зи должна обеспечивать поддержание постоянной связи меж­ду экипажем и командиром спешенной группы. Однако не сто­ит переоценивать живучесть электронных систем, уязвимых для самых различных воздействий — не случайно на всех со­временных машинах предусмотрено их дублирование меха­ническими приводами управления. Дублирование электронных систем и их автоматическая перестройка с передачей функций одного узла другому повышают надежность ИУС. Однако бое­вая эффективность и живучесть машины не должны полностью зависеть от электронной начинки.
Современные БМП созданы на шасси специальной разработки или на базе гусеничных БТР (австрийская 4K7FA, болгарская БМП-23, китайские YW307 и YW/309, южнокорейская К-200). В последнее время наметилось и такое направление, как раз­работка БМП на шасси основного боевого танка, что позволяет оптимально решить вышеупомянутую задачу равной подвижности и почти равной защиты. Говоря об использовании для БМП тан­кового шасси, многие авторы ссылаются на опыт создания 21,5­т БТР МЗО «Кенгуру» на шасси танка М4 «Шерман» и другие. Од­нако в 40 — 50-е годы применение элементов танковых шасси для повышения проходимости БТР было скорее вынужденной мерой. Теперь же встал вопрос о проектировании машин, мак­симально приближенных друг к другу по боевым параметрам и составляющих единый комплекс на современном поле боя. Опыт учений и локальных войн показал, что для обеспечения реально­го взаимодействия необходимо обеспе­чить защиту мотопехоты на машинах не только от огня стрелкового оружия и ав­томатических пушек, но и РПГ.
Первые практические шаги в этом направлении сделали израильские кон­структоры, создавшие ряд легковоору­женных, но хорошо защищенных БТР на шасси старых танков. Так, на шасси «Цен­туриона» выпускались БТР с полностью закрытым корпусом и двумя пулеметами, а 43-тонный (!) БТР «Ахзарит» с таким же вооружением, построенный на шасси трофейных Т-54 и Т-55, обеспечивает экипажу и десанту защиту от огневых средств пехоты, включая РПГ-7, и круго­вой обзор. «Ахзарит» применялся в Ли­ване в 1993 году.
В США еще в 1978-1981 годах испы-тывалась БМП SAIFV (вес 52,4т, 25-мм пушка) на шасси танка ХМ1, а в рамках американской программы ASM опреде­лено создание БмП FV-2 (FIFV) на еди­ном 55-тонном шасси с перспективным танком FV-1 (FMBT). При этом FV-1 и

Российская БМП-3.

FV-2 объединены понятием «машин прорыва». По сравнению с танком БМП имеет больший забронированный объем, и необ­ходимая экономия веса будет получена за счет установки зна­чительно более легкого вооружения. В поддержку такой систе­мы «машин прорыва» уже в 1990 году активно выступал из­вестный английский исследователь бронетанковой техники Р.Огоркевич. Выполнение основного боевого танка и БМП на едином шасси может обеспечить модульная схема компонов­ки, предполагающая несущую конструкцию, на которой соби­раются ходовая часть, модуль МТО, коммуникационно-управляющий блок и хорошо защищенный модуль обитаемого отделения с различной вместимостью и сменным комплексом вооружения.
Неоднократно высказывалась мысль о замене танков и мотопехоты неким единым родом войск и создании соот­ветствующих тяжелых универсальных машин. В №7 журнала «Милитэри Ревю» за 1966 год полковник Цейглер предло­жил создать «боевую машину, которая стала бы транспорте­ром живой силы, противотанковым оружием, источником огня непосредственной поддержки и штурмовым средством». Много шума среди сторонников такой машины наделало по­явление в 1977 году израильского танка «Меркава» Мк1 с передним расположением МТО, сравнительно просторным отсеком и большим люком в корме корпуса. В кормовом от­секе действительно могут располагаться 4 — 6 пехотинцев, но это делается за счет уменьшения боекомплекта, а пехо­тинцы не могут вести бой с машины и даже не имеют прибо­ров наблюдения, и «Меркава» не может считаться «танком-БМП». Совмещение свойств БМП и легкого авиадесантного танка — машины огневой поддержки в известной мере реа­лизовано в советской БМП-3, не случайно она пока остается единственной БМП, которая оснащена 100-мм орудием — пусковой установкой, хотя и здесь в качестве дополнения предусмотрена автоматическая пушка. Между тем совмеще­ние таких задач в одной машине не только требует слишком серьезных компромиссов для выдерживания допустимого веса и необходимой подвижности, но и существенно ослож­няет работу экипажа в бою. Избежать специализации объ­ектов бронетанковой техники и создать универсальную ма­шину пока еще не удалось.
Тяжелые машины имеют и свои недостатки, в частности, низкую оперативную подвижность — из-за ограниченной гру­зоподъемности самолетов переброска подразделений с таки­ми машинами на большие расстояния возможна в основном железнодорожным и морским транспортом. При движении по дорогам возникают проблемы грузоподъемности мостов, под­бора большегрузных автопоездов, а при движении своим хо­дом — порчи дорожного покрытия. Поэтому легкие БМП сохра­нят свое значение для сил быстрого реагирования, участия в рейдах, десантах, когда высокая оперативная и тактическая подвижность играет большую роль, нежели бронезащита. При этом на едином шасси должно выполняться сразу семейство машин — БМП, БТР, КШМ, ЗСУ, БРЭМ, легкий танк или маши­на огневой поддержки. Примером могут служить отечествен­ные БМД и БТРД, опытное германское семейство «Пума» или французское MARS-15.
Роль легкой БМП может играть и колесная бронемашина. Вопрос о колесных БМП обсуждается с начала развития этого вида боевых машин — достаточно вспомнить опытные советские «объект 1200» и ГАЗ-50, французскую AMX-10RP. Современ­ные КБМ сравнимы по защищенности с легкими БМП, а ряд решений в конструкции движителя с применением боевых ко­лес приближает их проходимость к танковой. При этом они пре­восходят гусеничные машины по скорости и экономичности. К машинам такого класса относят американскую боевую машину морской пехоты LAV-25, французскую VAB/VCI, итальянскую «Сосима» 16-6, бельгийскую «Сибмас». Высокая скорость, эко­номичность и плавность хода дают КБМ ряд преимуществ как в условиях развитой дорожной сети, так и в пустыне, на равнин­ной степной местности. Южноафриканская «Ратель» с 20-мм пушкой и амбразурами служит примером ситуации, когда лег­кая колесная бронемашина предпочтительна по экономическим и чисто географическим условиям. В качестве образца сближе­ния легких БмП и БТР можно привести российский ГАЗ-5923 — сочетание шасси БТР-80 и башни БМП-2. Собственно, такие машины уже выходят за рамки БМП, поскольку взаимодействие с основными танками будет для них эпизодическим — чаще им придется, видимо, взаимодействовать с машинами огневой под­держки, с легкими авиадесантными танками.
Поскольку воздушный тактический эшелон стал обычным атрибутом сухопутных войск, стоит упомянуть и об идее лета­ющей БМП. Она возникла не сегодня — в основе тактики воз­душно-штурмовых действий лежат успехи планерных десан­тов второй мировой войны. Уже в 1940 году авиаконструктор Н.Н.Поликарпов разработал боевой десантный планер (БДП) с огневыми точками и съемной бронезащитой, предполагалась его буксировка бомбардировщиком, который должен был об­рабатывать площадку высадки. Развитие же воздушно-штур­мовых действий напрямую связано с транспортно-десантны­ми вертолетами. По опыту локальных войн такие вертолеты теперь снабжаются защитой и вооружением. Так, советский Ми-8МТ в ходе войны в Афганистане получил бронезащиту кабины из 4- и 5-мм бронелистов, станцию «Липа» для поста­новки активных ИК-помех, устройства, снижающие тепловое излучение двигателя и выхлопных газов. В носовой части раз­мещался пулемет ПКТ, а в проеме бортовой двери и окнах де­сантной кабины — стрелковые установки. Двухместный бо­евой вертолет Ми-24 поначалу рассчитывался также на тран­спортировку до 8 десантников. К идее «вертолета— боевой машины пехоты» КБ им. Миля вернулось в Ми-40, разработан­ном с использованием узлов и агрегатов боевого Ми-28. Ми-40 оснащается широкими бортовыми дверями, всепогодным пилотажно-навигационным комплексом. Вооружение может включать 30-мм пушку впереди и пулеметную установку сза­ди, УР класса «воздух— поверхность». Разумеется, эти маши­ны не станут заменой сухопутной БМП — в сочетании с боевы­ми вертолетами — «летающими танками» они могут составить мощный воздушный эшелон для действия в тактическом тылу противника при тесном взаимодействии с сухопутным эшело­ном, включающим танки и БМП.

ЖУРНАЛЫ
«Военный зарубежник», «Зарубежное военное обозрением, «Техника и воору­жение», «Armada International, "Armed Forces Journal International, «Infantry», international Defence Reviw», «Janes Defence Weekly», «Military Technical Jour-nab, «'MilitaryTechnology», «Kampftruppen», «Militartechnik», «Soldat und Technlk», «Truppendienst», «Wehrausbildung», «Przegled Wojsk Ladowych».


Следующий номер «БРОНЕКОЛЛЕКЦИИ»: справочник «Бронетанковая техника СССР 1939-1945»
sQ3T






СОДЕРЖАНИЕ