<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Но приблизилась пора жатвы, многовековая тайная селекционная работа должна вот-вот обнаружить свой конечный ядовитый плод.
Данов щит самозванческого подлога, который сыны погибели лукаво прозывают “мохин Довид”, то есть — щит Давида, изображая на нем шестиконечную звезду из двух переплетенных треугольников, пока скрывает генетическую связь всего зла и беззакония, чинимого в мире, с конкретным родом племени богоотступников, который фактически является генератором этого зла. Даже беглый обзор скупых сведений, прямых указаний на колено Даново, что содержатся в Священном Писании и у Святых Отцов, подобно лучу света в кромешной тьме беззакония помогает высветить ряд закономерных родовых свойств и признаков, по которым это колено различается среди остальных израильских колен.

Щит Данов, именуемый талмудистами “Мохен Довид”. Символизирует сплетение мужского культа Жида и женского культа Хавы (Молоха и Ашеры) — две вершины, высоты тайны беззакония. Является государственной символикой нынешнего “Израиля”. Под разными видами этот синтетический символ пропагандируется современным искусством. Ближайший пример — американский мистико-эротический телесериал Давида Линча “Твин Пикс”.
Древо и плоды
Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в
овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По
плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника
виноград, или с репейника смоквы? Так всякое дерево
доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево
приносит и плоды худые. Не может дерево доброе
приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды
добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго,
срубают и бросают в огонь. Итак по плодам их узнаете их.
Евангелие от Матфея, 7:15-20.
Святитель Ипполит Римский в 14 главе книги “О Христе и антихристе” пишет:
“Как от колена Иудина родился Христос, так и от колена Данова имеет произойти антихрист. А что действительно так, на это отчасти указывает и Иаков: да будет Дан змий, на пути седяй, угрызая пяту конску (Быт. 49:17). Итак, какой же это змий, как не обольститель искони, о котором говорится еще в книге Бытия (3:1-15) и который обольстил Еву и запнул Адама?” [152 “Творения Святого Ипполита, Епископа Римского в русском переводе. Выпуск II”. Казань, 1899, с. 16.]
Сатана использовал змеиную плоть, чтобы соблазнить Адама и Еву, так и в последние времена древний искуситель использует человеческую плоть антихриста, чтобы соблазнить и погубить часть человечества, забывшую Бога. Плоть антихриста уподобится древнему змию, что сможет принять в себя самого главного духа злобы — сатану.
Природа человеческая такова, что она не может без явного ущерба продолжительное время выдерживать в себе присутствие духа злобы, ведь человек был сотворен по образу и подобию Божию как венец твари, и даже после грехопадения частично сохраняет в себе эти природные свойства, которые несовместимы даже на плотском уровне с адской демонической природой.
Продолжительное же сожительство с духами злобы у беззаконников приводило к распадению плоти. Так расселось чрево Ирода “Великого”, расселось чрево Иуды Искариота, тоже самое произошло и с богомерзким ересиархом Арием, известны страшные патологические разрушения в организмах таких безбожников последних времен как Ницше, Ленин, Гитлер и т.п.
Прозорливый старец Лаврентий Черниговский, рассказывая вскоре после Великой Отечественной войны своим духовным чадам о близком рождении антихриста, говорил:
“Антихрист будет происходить от блудной девы — еврейки двенадцатого колена “блудодеяния”. Уже отроком он будет очень способным и умным, а особенно с тех пор, когда он, будучи мальчиком лет двенадцати, гуляя с матерью по саду, встретится с сатаною, который, выйдя из самой бездны, войдет в него. Мальчик вздрогнет от испуга, а сатана скажет: “Не бойся, я буду помогать тебе”. Из этого отрока созреет в образе человеческом “Антихрист” [153 “Поучения и пророчества старца Лаврентия Черниговского и Его жизнеописание”, М., 1994, с. 119-120.
Схиархимандрит Лаврентий, в мире Лука Евсеевич Проскура, родился в 1868 году в селе Карильском близ Коропа Черниговской области. Почил в Бозе 11 января 1950 года в Черниговском Троице-Ильинском Монастыре. В Киеве на Архиерейском соборе схиархимандрит Лаврентий Черниговский был причислен к лику святых.
9/22 августа 1993 г. были открыты святые цельбоносные и чудотворные мощи Преподобного и Богоносного отца нашего Лаврентия и перенесены из усыпальницы монастыря в собор Пресвятыя Троицы. Открытие и перенесение святых мощей совершил Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины с участием преосвященных архиереев: Антония, Митрополита Черниговского и Нежинского, Иллариона, Епископа Херсонского и Таврического, Варфоломея, Епископа Сумского и Ахтырского, и Кронида, Епископа Днепропетровского и Запорожского.
Преподобне отче наш Лаврентие, моли Бога о нас!].
А поскольку сроку ему отпущено лет тридцать семь, то сатана в нем будет пребывать целых 25 лет, причем без видимых стороннему глазу (до последней поры торжествующего и царствующего зла) признаков беснования, распада плоти.
Из этого можно предположить, что плотская природа антихриста с помощью многовековой каббалистической селекции духа злобы над отпавшей от Бога частью человечества путем кропотливого отбора нужных устойчивых свойств уподобит ее плоти древнего змия, которым и называется неоднократно сын погибели в священном писании — змием, аспидом, драконом.
На это прямо указывает Священное Писание: И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и перед всеми зверями полевыми; ... и вражду положу между тобою и женою (Евой), и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту (Быт. 3:13-15).
Первое плевельное семя змия-сатаны дало плод — первенца Адама и Евы — Каина, который Утвердившись в грехе убил своего брата Авеля, за что Бог сделал Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его (Быт. 4:16), то есть чтобы на земле не утвердился обычай кровной мести.
Что это за знамение, Священное Писание не раскрывает, но из самого слова явствует, что это был зримый, различимый с первого взгляда признак богооставленности, который, возможно, и передавался по наследству.
Это следует из того, что после первомученика Авеля Ева родила благочестивого Сифа, потомки которого называются в Писании сынами Божьими в противоположность сынам человеческим — потомкам Каина. Причем обычаем было положено не смешиваться этим двум племенам в брачных связях. Для необходимости различения возможно и служила каинова печать, отличавшая сынов человеческих.
Блаженный Феодорит Кирский предполагает, что “самое Божие определено было знамением, воспрещающим умертвить его (Каина), и самое трясение членов делало его заметным и явным” [154 Творения Блаженного Феодорита, Епископа Кирского, М., 1855, т. 1, с. 46.].
Другим знамением можно считать и то, что земля перестала давать плоды земледельцу Каину: когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя, ты будешь изгнанником и скитальцем на земле (Быт. 4:10), из-за чего он сам и его потомки вынуждены были либо выпрашивать пропитание у сынов Божиих, либо выменивать его на шкуры и мех от скотоводчества, поскольку допотопный человек не мог есть мяса и занимался скотоводством только ради изготовления из кож жилища и одежды.
Однако импульсивные потомки Каина в пятом поколении, видимо, истомленные томлением богооставленности с одной стороны и движимые жизненной потребностью с другой стороны, разнообразят свою жизнь следующими занятиями: Тувалкаин начинает заниматься различными ремеслами, создает орудия труда, его брат Иувал изобретает музыкальные инструменты и игру на них, их сестра Ноема по преданию считается родоначальницей поэзии [155 А.П.Лопухин “Библейская история Ветхого Завета”, Монреаль, 1986, с. 16.].
Возможно эти необычные занятия сынов человеческих и стали причиной привлечения внимания к этому племени сынов Божиих, которые по словам блаженного Феодорита — “по прошествии многаго времени, увидев благообразных дочерей из потомства Каина, и обольстившись, вероятно, изобретенными у них музыкальными орудиями, смесились с ними и растлили собственное свое благородство, и подверглись тому же, что было с Израильтянами, которые смесились с дочерьми Мадианитян, приобщившись их нечестию и понесли наказание от Бога... Заметить должно и то, что божественное слово обвиняет их не просто во грехе, но в беззаконии, какому предавались с рачительностью и тщанием. Сие выражается словами: всяк помышляет в сердце своем прилежно ни pлая по вся дни (Быт. 6:5). Ибо огорчаемые приражением греха, но преодолеваемые пороками по разслаблению, в последствии скорбят и воздыхают, а потому имеют отчасти малое некоторое извинение. Совершенно же уклонившиеся в непотребство и пороки, и содеявшие разсудок …ом страстей, так что сами вымышляют новые виды пороков, и делают это не раз и не два, но во все продолжение жизни, достойны ли какого прощения? Какое наказание не будет малым для людей, которые таким образом сами себя предали на погибель?” [156 Феодорит, т. 1, с. 50-51.].
Святитель Мефодий Патарский, опираясь на неизвестные нам церковные предания в своей книге “Слово о царстве язык последних времен и известном сказании от перваго человека до скончания века” так описывает допотопное беззаконие:
“В четверосотное лето же первое трдесетнице сынове Каиновы (взошли) на жены братий своих. Увидев сия Адам оскорбис зело. В четвертосотное же и петедесетное лето первые тридесетнице рождением похоти и блуда сих жены объюшесе и в неподобная уклонишеся и своим мужем яко женам примешахус. И быша поистине видение студно зрящим ях. В осмосотное лето живота Адамова распростирашес по земли мерзость блудная от сынов братоубийцы Каина... В петосотноеж лето вторыя тисущнице еще вещше раждегошеся вей человецы на бестудный блуд сущий от полка Каинова горшее перваго рода их, иже яко бесловесные скоти друг на Друга возседаху, на мужа убо женьский род и на женьский мужской, такожде и на имения ведашесе Каинов род. В седмосотноеже лето Аредова живота в второй тисущници приложи лукавый и убийственный диавол составити брань сыновом Сифовом на дьщере Каиновы и уклонив их вверже в тиню греховную” [157 “Творения Святых Отцев в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академии. Св. Мефодий Патарский”, М., 1851, с. 158-209. Эта цитата любезно предоставлена мне Михаилом Сафоновым.].
Плоды нечестивого смешения сынов Божиих потомков Сифовых с дочерьми человеческими отмечаются также особым знамением — они плодят исполинов. Эти неистовые существа суть плоть наполнили своими беззакониями всю землю и осквернили ими ее. И лишь один Ной из потомков Сифа остался человеком праведным и непорочным с роде своем (Быт. 6:9).
Господь уничтожил потопом всех беззаконных людей, в том числе и исполинов, сохранив жизнь только праведному Ною, его жене и трем сыновьям — Симу, Хаму и Иафету с их женами.
Однако уничтожение исполинов в водах всемирного потопа по промыслу и попущению Божию не свелось к уничтожению семени этого племени, которое вскоре обнаруживает себя, так как сын Хама — Хус же роди Нимврода: сей начат быти исполин на земли: сей бе исполин ловец пред Господем (Быт. 10:6-8).
Очевидно, через жену Хама, происходящую, вероятно, от смешанного брака потомков Каина и потомков Сифа, и произошло проникновение беззаконного исполинского семени в послепотопную жизнь. Да и сама склонность Хама к беззаконию, которое, по свидетельству блаженного Феодорита, приравнивается к отцеубийству [158 Феодорит, т. 1, с. 58.], хамский грех, ставший нарицательным таким образом объясняется нечестием его жены, поскольку муж и жена два одна плоть (Быт. 2:24).
Потомков Каина Господь называет плотью без Духа: не вечно духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть (Быт. 6:3). Такое плотское неистовство унаследовал и первый послепотопный исполин Нимврод, подчинивший себе несколько племен и подобно допотопным своим предкам начавший строительство городов, в том числе и первого Вавилона со столпом “до небес”.
Люди, лишенные духовного видения жизни и богообщения, принялись обожествлять главный источник, по их мнению, продолжения жизни — мужской детородный орган, и воздавая поклонение ему в первом оформившемся богоборческом культе — в столпотворении.
И хотя Вавилонский столп не был достроен, поскольку Господь смешал речь племен, создававших столп, культ столпотворения сохранился и в последующие времена, ибо спустя столетия, уже после исхода израильтян из Египта их разведчики доносили Иисусу Навину, что видели города исполинов с укреплениями до небес (Втор. 1:28). Указатель параллельных мест прямо отсылает, очевидно, имея в виду какое-то из толкований Святых Отцов, к столпотворению в 11 главе книги Бытия.

Кадуцей — фаллический жезл со змеями —один из символов колена Данова, у глашатаев служил безмолвным сигналом для сбора воинской силы и был охранным пропуском для торговых караванов.
Генеалогия зла и беззакония
“Они ниспровергли до основания законы родства”
Святитель Иоанн Златоуст
Священное Писание явным образом различает отображение “непорочных родов”, правильных — законных родословий и родов беззаконных, чреватых ложью и наследственным грехом. Так, еще до потопа колено Каина именуется лишь на восемь поколений без указания возраста представителей этих поколений, тогда как род Сифов представлен десятью поколениями с точным указанием времени рождения и сроков жизни.
Так и после потопа праведный род Сима описывается упорядочено, непрерывно и не только до Авраама, но и до рождества Христова, тогда как потомки его брата Хама в непрерывности прослеживаются непродолжительно. Видимо, до тех пор, пока у них хоть как-то существовала законная упорядоченность, а затем они теряются в хаосе смешения, обнаруживая себя в деяниях отдельных лиц и племен по результатам беззаконной деятельности.
Священное Писание велит зло узнавать по плодам. Потомки гордого строителя Вавилонского столпа Нимрода узнаются в жителях Содома и Гоморры, в исполинском племени рефаимов и детей Енаковых, в царе вассанском Oгe, в Голиафе Гефском и т.д.
Непорочен род Сима, Евера, Фалека, Авраама, Исаака, Иакова-Израиля — на протяжении столетий в нем сохраняется телесная и духовная чистота, однако среди двенадцати сыновей последнего рождается прародитель антихриста, сын служанки Баллы — Дан. Писание никак прямо не указывает на происхождение Баллы. Ясно одно, что она рабыня (праведный Ной проклиная потомков Хама, предрек им рабскую участь) и вряд ли могла принадлежать к поколению Симову. Имя единственного сына Данова, внука Баллы — Хушим (Быт. 46:23) созвучно с именем сына Хама — Хушем, отцом Нимрода (Быт. 10:6-8). Этот Хушим в книге Чисел называется иначе: Шухам, что напрямую созвучно уже самому Хаму (Числ. 26:42,43), а кроме того среди внуков Хама встречается некий Дедан (Быт. 10:7), который созвучен уже с самим Даном.
То, что эти совпадения неслучайны, свидетельствуют многие древние родословия, приводимые в Ветхом Завете. Созвучность имен в одном роде, их повторяемость в рамках одного колена была правилом. И напротив, заимствование имен или корней из других родов и колен практически не прослеживается.
На склонность Валлы к беззаконию указывает то, что она согрешила с первенцем своего мужа Израиля Рувимом: Израиль раскинул шатер свой за башней Гадер. Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего Иакова (Быт. 35:21,22). Отметим, что здесь не указывается, что Рувим насилием овладел Валлою: не исключено, что он был соблазнен ею, причем символично, что это произошло подле некой башни Гадер.
Любимый сын Израиля Иосиф, семнадцати лет, пас скот отца своего вместе с братьями своими, будучи отроком, с сыновьями Валлы и с сыновьями Зелфы, жен отца своего. И доводил Иосиф худые слухи о них до Израиля отца их (Быт. 37:2).
Старшим среди этих братьев-пастухов и, видимо, заводилой был Дан. Вполне возможно, что именно он был инициатором мести любимому сыну Израиля Иосифу — мести вплоть до убийства. То, что среди братьев не было единодушия, свидетельствует нежелание Рувима проливать кровь Иосифа, и за ним Иуда, также не желая смерти брата, предложил продать его купцам, направляющимся в Египет (Быт. 37).
Примечательна и такая подробность. При переселении Израиля в Египет у Дана был единственный сын, тогда как у других братьев от двух до семи. При исходе же из Египта колено Даново оказывается вторым по численности (Быт. 46:9-24: Числ. 1:21-47). Самое крупное колено Иудино — 74600 мужчин от двадцати лет. Следующее колено Даново — 65700 мужчин. Это может указывать на то, что в Египте потомки Дана приумножались за счет смешанных браков с африканскими хамитами, египтянами.
На то, что такие браки имели место, указывает следующий случай во время странствования народа Божия по пустыне: И вышел сын одной Израильтянки, родившийся от Египтянина, к сынам Израилевым, и поссорился в стане сын Израильтянки с Израильтянином, хулил сын Израильтянки имя Господне и злословил. И привели его к Моисею, имя же матери его Саломиф, дочь Давриина, из племени Данова; и посадили его под стражу, доколе не будет объявлена им воля Господня. И сказал Господь Моисею, говоря: выведи злословившего вон из стана, и все слышавшие пусть положат руки свои на голову его, и все общество побьет его камнями; и сынам Израилевым скажи; кто будет злословить Бога своего, тот понесет грех свой; и хулитель имени Господня должен умереть, камнями побьет его все общество: пришлец ли, туземец ли станет хулить имя Господне, предан будет смерти... И сказал Моисей сынам Израилевым; и вывели злословившего вон из стана и побили его камнями, и сделали сыны Израилевы, как повелел Господь Моисею (Лев. 24:10-16,23). Здесь отображен не только первый прецедент процесса ветхозаветного суда как такового, но и пример судебной расправы с беззаконником, если не считать посечения трех тысяч беззаконников, виновных в поклонении золотому тельцу.
Характерно, что указание на Даново происхождение сына Саломифи отсутствует в массоретском тексте Библии: явно обнаруживает себя некая заинтересованность массоретской редактуры, которая скрывает связь преступника с коленом Дановым. И в другом месте Священного Писания есть аналогичная массоретская купюра [159 В отношении этих разночтений представляет большой интерес статья Епископа Нафанаила “О Святой Библии” в кн.: А.П.Лопухин “Библейская История Ветхого Завета”, Монреаль, 1986, с. VII-XX.]. Когда при Царе Давиде был трехлетний голод, Давид вопросил Господа о причине напасти и получил ответ, что голод является карой за умерщвление домом Саула своих союзников Гаваонитян. И повелел Господь отмстить за Гаваонитян. Гаваонитяне попросили умертвить семерых из потомков Саула.
Давид отдал этих семерых, и Гаваонитяне повесили их на солнце на горе пред Господом. И погибли все семь вместе; они умерщвлены в первые дни жатвы, в начале жатвы ячменя. Тогда Рицпа, дочь Айя, взяла вретище и разостлала его себе на той горе и сидела от начала жатвы до того времени, пока не полились на них воды Божий с неба, и не допускала касаться их птицам небесным днем и зверям полевым ночью. И донесли Давиду, что сделала Рицпа, дочь Айя, наложница Саула. И истлели они; и взял их Дан, сын Иои, из потомков исполинов (2 Цар. 21:9-11).
Этот Дан, сын Иои, несомненно происходит из колена Данова, по обычаю повторять имена своего рода, но нам важно, что тут содержится и прямое указание на этого Дана как на потомка исполинов. Очевидна тенденциозность массоретских сокращений, скрывающих родовую информацию о колене Данове в родственной связи с беззаконными родами исполинов.
Если учитывать, что родовая информация о колене Дановом в Священном Писании крайне скупа по сравнению с другими коленами Израильскими, особое значение видится в том, что в первой книге Паралипоменон, где говорится подробно о родословиях всех потомков Израиля до времени их переселения в Вавилон, отсутствует родословие потомков Дана, хотя в самой книге представители этого колена неоднократно упоминаются, из чего можно сделать вывод, что в роду преобладают беззаконные связи, склонность к смешению, а потому неправильное, беззаконное родословие не удостоилось помещения в свод Священного Писания, где каждое слово, каждое деяние должно быть истинно и не нести соблазна, не научать греху.
В масонской литературе, так сказать, в безбожном предании, особым почитанием окружена личность легендарного основателя масонства мастера Хирама. Там приводится его баснословное родословие, которое напрямую восходит к Каину, Тувалкаину, Нимроду, Неффалиму (сыну Валлы) вплоть до оного Хирама — медника и начальника строительства Соломонова Храма.
Опуская высокопарное бахвальство масонских легенд, в Библии мы находим некоторые основания для такой родовой взаимосвязи.
Тирский князь Хирам, союзник Царя Давида, действительно, посылая Соломону материалы для строительства Храма, прислал и умельцев с письмом, в котором сообщал следующее: Посылаю тебе человека умного, имеющего знания, Хирам-Авия, сына одной женщины из дочерей Дановых, — а отец его Тирянин, — умеющий делать изделия из золота и из серебра, из меди, из железа, из камней и из деревьев, из пряжи пурпурового, яхонтового цвета, и из виссона, и из багряницы, и вырезывать всякую резьбу, и исполнять все, что будет поручено ему вместе с художниками твоими и с художниками господина моего Давида, отца твоего... И сделал Хирам тазы, и лопатки, и чаши, и кадильницы, и все жертвенные сосуды. И кончил Хирам работу, которую производил для царя Соломона в доме Божием... (2 Пар. 2:13,14; 4:11).
Третия книга Царств, повествуя об устроении Храма, рассказывает о Хираме несколько иначе: И послал царь Соломон и взял из Тира Хирама, сына одной вдовы, из колена Неффалимова. Отец его Тирянин был медник, он владел способностью, искусством и уменьем выделывать всякие вещи из меди. И пришел он к царю Соломону и производил у него всякие работы... (3 Цар. 7:13, 14).
То, что книга Царств называет мать Хирама из колена Неффалимова, а Паралипоменон ее же называет из дочерей Дановых, не заключает никакого противоречия, подтверждая склонность представителей колена Данова к смешению между собою как терновник (Наум. 1:11): по мужской линии она восходит к Неффалиму сыну Баллы, а по женской — к колену Данову.
Обращает на себя внимание тезоименитство князя или царя Тирского Хирама и сына вдовы Хирама. Возможно это указывает на родство последнего с тирским княжеским домом по отцу.
Более о Хираме-мастере Библия ничего не говорит, но закономерно следующее рассуждение: князь Тирский, который, хотя и чтил на словах Бога Израилева (Благословен Господь Бог Израилев, создавший небо и землю, давший царю Давиду сына мудрого, имеющего смысл и разум, который намерен строить дом Господу и царский дом для себя. 2 Пар. 2:12), оставался при этом язычником. Он посылает в руководители строительством Храма человека умного, имеющего знания, Хирам-Авия, который, очевидно, имел опыт сооружения языческих капищ.
Кроме того известно, что полюбил царь Соломон многих чужестранных женщин... Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано
Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его. И стал Соломон служить Астарте, божеству сидонскому, и Мильхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон негодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая перед Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской. Так сделал он для всех своих чужестранных жен, которые кадили и приносили жертвы своим богам (3 Цар. 11:1-8).
Устраивая же эти капища, Царь Соломон, вероятно, использовал искусство Хирама. Однако, допуская такое рассуждение, мы повторяем, что, кроме приведенных — в Священном Писании, нет более прямых указаний на деятельность Хирама.
8 мая 1992 г.
Знаменательное паломничество
На Сербской Земле в общине русских беженцев у кубанского казака Николая Николаевича Пупынина родилась дочь Ольга, с молоком матери она впитала любовь к России и Православию.
Супруг Ольги Николаевны — Тихон Николаевич Куликовский-Романов из ныне живущих представителей Царского Рода ближайший родственник последнего Самодержца — он родной племянник Царя-Мученика Николая Александровича, внук Императора-Миротворца Александра III. Его рождение в Крыму в августе 1917 года приветствовала Царская Семья из Своего Тобольского заточения.
Чета Куликовских-Романовых пока живет в Канаде. Унаследовав в своих сердцах державные чувства предков, они всею душою болеют о страданиях своей Отчизны. Вместе с единомышленниками они учредили в прошлом году благотворительный Фонд помощи России имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны — августейшей матушки Тихона Николаевича.
После своего прошлогоднего декабрьского визита Ольга Николаевна Куликовская-Романова по делам Фонда вторично приехала в Россию. Ее визит начался 15 сентября в Санкт-Петербурге, где она в канун Крестовоздвиженья побывала в гостях у высокопреосвященнейшего старца — владыки Иоанна, Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского. Была она и в Царском Селе, и в Москве — в Марфо-Мариинской обители. В день шестисотлетия игумена всея России преподобного Сергия Радонежского посетила Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. А 14 октября на Праздник Покрова Божией Матери над Россией она, исполняя волю своего супруга, прибыла для молебна на месте изуверного убийства Царской Семьи — в Екатеринбург. Первоначальное скромное ее желание попросить какого-нибудь батюшку-добровольца отслужить частный молебен святым Царственным Мученикам на святом месте мученического подвига Августейших Страстотерпцев по Нечаянной Радости вылилось в большое торжество.
Еще в Москве несколько священников из разных епархий вызвались сопроводить Ольгу Николаевну на Урал. На праздничной литургии Ольга Николаевна с уральскими казаками и сопровождавшими ее братчиками из Братства Святого Благоверного Царя-Мученика Николая была в Вознесенской церкви. По сложившемуся порядку обедня должна была закончиться Покровским молебном. Однако настоятель церкви отец Александр Железнов рассудил иначе. Узнав о присутствии высокой гостьи на службе и о ее пожелании помолиться у памятника Креста на месте Ипатьевского дома, о. Александр со всем собором местного и приезжего духовенства направился крестным ходом к святому месту, увлекая за собою всех молившихся в храме. С подобающей торжественностью там был отслужен молебен Царственным Мученикам и Всем Новомученикам Российским. Оттуда Крестный Ход двинулся через город к другой святыне — памятнику кресту, утвержденному на месте снесенного изуверами кафедрального Екатерининского Собора, где служился молебен небесной покровительнице уральской столицы. По дороге туда и на обратном пути в храм к величественному Ходу присоединялось множество людей. Праздничное шествие никем не планировалось, и знаменательно то, что в результате некой поломки на линии электропередачи вокруг встали все троллейбусы и трамваи, поэтому Крестному Ходу не было технических препятствий, удивительно и то, что погода, поначалу пасмурная, — дождь со снегом — уже в начале шествия переменилась: выглянуло солнце и голубое небо, и была тишина в воздухе.
После праздничного обеда в церковной трапезной — вечером паломники направились на автобусах в урочище Ганиной Ямы, где чекисты уничтожили тела Царственных Мучеников, и там был также отслужен памятный молебен. На следующий день Ольга Николаевна побывала в Алапаевске у Креста-Часовни над шахтой, в которой были замучены Великая Княгиня Елизавета Феодоровна со своими Царственными Родственниками н инокиней Варварой. Потом был прием у владыки Мелхиседека, архиепископа Екатеринбургского и Курганского, с долгим разговором о судьбах России и грядущем возрождении Родины, которое должно начаться с прославления всех Новомучеников Российских. Были и привычные для опытных паломников искушения, выразившиеся во встречах с предпринимателями из так называемого фонда “Обретение”. Эти мудрецы затеяли непонятную игру на чувствах русских православных христиан в связи с обнаружением некоего могильника, в котором по утверждению советских и зарубежных “экспертов” были скрыты останки Царской Семьи, хотя это полностью противоречит официальному расследованию, проводившемуся по приказу адмирала Колчака следователем Н.Соколовым и генерал-лейтенантом М.Дитерихсом. Установив свою монополию на экспертизу найденных останков, “бизнесмены” из неблаготворительного фонда, кощунственно воспрепятствовали официальному расследованию наиболее заинтересованной стороне — Русской Православной Церкви, которая на последнем Соборе заявила о подготовке канонизации Царственных Мучеников. К чести духовных властей Русской Православной Церкви надо отметить, что они не позволили вмешать себя в неблаговидную возню и невольно признать творимое кощунство, не имеющего ничего общего с подлинным обретением мощей Августейших Страстотерпцев.
В значительной части именно этому вопросу была посвящена полуторачасовая беседа Ольги Николаевны Куликовской Романовой с Его Святейшеством Патриархом Московским и Всея Руси Алексием Вторым 20 октября после ее возвращения в Москву. В доверительном разговоре Ольга Николаевна спросила: “Ваше Святейшество, возможно ли причастие без покаяния, без таинства исповеди перед причастием?” На это Русский Первоиерарх ответил, что в Православной Церкви такое недопустимо. “Тогда, — продолжила его собеседница, — захоронение предполагаемых останков Царской Семьи или же строительство Храма-Памятника над Их могилой невозможно без всенародного церковного покаяния, которое может выражаться в каноническом прославлении Царственных Мучеников в России...”
Благочестивое паломничество О.Н.Куликовской-Романовой к уральским святыням сопровождалось рядом чудесных знамений, которые свидетельствовали, что Божий гнев, выразившийся в попущении семидесятилетнего сатанинского заклятия над Екатеринбургом, над всей Россией, сменяется на Божию милость духовного освобождения русского народа от ига, которое, по словам Ольги Николаевны, много хуже татаро-монгольского. Молитвами Святых Царственных Мучеников Дома Российскою у Божьяго Престола да приблизятся дни всецерковного покаяния и духовного восстания русских людей из глубины безбожного рабства!
Перед самой поездкой на Урал мне довелось взять интервью у Ольги Николаевны для газеты “Советская Россия”.
В нарушение правил жанра первый вопрос в интервью задала Ольга Николаевна:
— Почему газета до сих пор называется “Советская Россия”, хотя сама Россия, ее правительство перестали называться советскими?
— Могу высказать только личное мнение, поскольку не являюсь сотрудником редакции, ее официальным представителем. “Советская Россия” — сегодня единственная массовая патриотическая газета, выражающая государственные интересы народного самосознания. Принципиальная позиция, которую отстаивают сотрудники редакции, видимо, не позволяет им “перекрашиваться” в угоду политической конъюнктуре, поэтому газета носит прежнее название.
— Итак, я вас слушаю...

Заметка “Знаменательное паломничество” была опубликована в газете “День” в ноябре 1992 г. Интервью — в газете “Советская Россия” в октябре 1992 г.
Россия! встань и возвышайся!
— Ольга Николаевна, вы родились и учились в королевской Сербии, потом жили и работали в Германии, Австрии, Венесуэле, Канаде... Вы знаете семь языков, могли бы связать свою судьбу с любой страной мира. Что же вас влечет в Россию?..
— Здесь я выполняю волю своего супруга, но и мне самой давно хотелось быть полезной, хотя бы малым, нашей измученной смутой Родине. Мой отец, есаул Николай Николаевич Пупынин был кубанским казаком станицы Старощербиновки, Ейского Отдела. Ветеран Первой Мировой войны — тогда она в России называлась Отечественной... Участник Белого движения с первых дней его и до отхода из Крыма. Он всю жизнь сохранял в себе такую любовь к Родине, к вере своих предков, что ее хватало на всех близких. Он во всем был примером для меня: я — папина дочка. Отец был талантливым художником, расписывал православные храмы, преподавал живопись и рисование в русских школах. Помню, как он по-своему строго соблюдал церковные посты: обязательно прекращал курить и запрещал себе сладкое, хотя был сладкоежкой. Его простая, не показная вера в Бога более всего объясняла его преданность России, любовь к Отечеству, верность царской присяге. Он до смерти так и не принял иного гражданства, хотя это доставляло всем нам множество практических неудобств. Вера в Бога и определяла его любовь к России — тысячелетней хранительнице Православия. Что-то от этой великой любви досталось и мне.
В Сербии до начала войны мы русские жили довольно тесной общиной. Я училась в возрожденном Мариинском Донском институте — филиале Смольного института для благородных девиц. Нашей директрисой была вдова генерала Духонина. Лучшим ученицам позволялось прислуживать в институтской церкви. С тех пор я особо почитаю образ Смоленской Божией Матери, и еще чту икону Курской Коренной, которая является покровительницей Русской Зарубежной Церкви. Ее образ я вожу всегда с собой, через него Богородица несколько раз спасала меня от смерти.
Мир Запада ненавидит Православие. Когда в начале войны стали совершаться массовые убийства в Сербско-Хорватском королевстве, убийцы не спрашивали — серб или хорват. Спрашивали: как крестишься? И если видели, что “православец”, то убивали. Мой отец был тому свидетелем. Спустя пятьдесят лет все повторяется — в Югославии с прошлого года опять изуверски убивают православных, даже младенцев... В природе католицизма нет такой изуверной злобы против Православия, хотя известна многовековая кровная вражда. Это изуверство разжигается какой-то третьей силой, стоящей скрыто за действиями хорватских усташей. Эта тайная сила насаждает свои порядки уже почти во всем мире. Именно она семьдесят пять лет насаждала в России большевизм, марксизм, а теперь на каждом углу насаждает “янкизм”. Пусть негры в Африке танцуют свои рок-енд-роллы, пусть это же делают янки в Америке, если им нравится. Безумие — насаждать “янкизм” в России. Здесь он никогда не привьется, а моментально выродится в нечто уродливое, чуждое и Западу и России. Эта третья сила сейчас пробует на Сербии политический диктат, употребление войск ООН, а на прицеле ее действия стоит Россия — хранительница мирового Православия. Из нашей эмигрантской жизни я хорошо знаю прежнюю Россию, я полюбила ее...
— Какой была Россия вашего детства?
— Сама Россия называлась тогда уже СССР, я же говорю о России моих родителей, царской России. Она была как живая сказка. В нынешней жизни все по-другому, все так не похоже на прекрасную мою сказку, которая по-прежнему живет в душе. Я вижу реальность, которая совсем не похожа на мою сказочную Россию. Слова из Библии — “мерзость запустения” на святом месте — наиболее подходят тому, что я сейчас вижу, слышу и чувствую вокруг: разруха, растленный западнический дух наживы, нищая и пошлая роскошь и подлинная нищета... Россию сейчас беззастенчиво грабят и западные “партнеры” и местные христопродавцы, все это происходит пред лицем невообразимых духовных и физических страданий миллионов простых людей, не понимающих, что с ними творит наглый Запад. С одной стороны продажность, лакейство, с другой — сиротство, обездоленность, безысходность. Россия по видимости полностью утеряла свою духовность и присущую ей благородную красоту. В этом сраме смуты почти невозможно разобраться рассудком. Западный мир, знакомый мне воочию, благополучно живет по иным правилам и в иных условиях, но, я надеюсь, что сама катастрофичность происходящего сейчас здесь должна по высшей справедливости оборотиться воскресением поруганной России в посрамление бездуховному Западу.
— Возрожденная Россия — какой ее вы видите?
— Я не разбираюсь достаточно в политике, но хорошо понимаю, что ни “янкизм”, ни “демократия”, ни капитализм не спасут Россию. Ее десятивековой опыт свидетельствует, что только независимая от всего остального мира — самодержавная власть помазанника Божия, которая увенчивает собою всесословное единство, может поддерживать порядок, соблюдать справедливость и законность на Руси. Но самое главное, власть православного царя земную жизнь устраивает так, чтобы весь чин ее способствовал спасению душ подданных для Царствия Небесного. Всякие другие формы правления — парламентские, диктаторские, республиканские пекутся лишь о плотском, земном... Жизнь же человеческая не ограничивается этим, в ней есть Божия часть... Сейчас Россия в пленении хуже чем татаро-монгольское иго. От моего личного желания мало что изменится, но я надеюсь и молю Бога о том, что Он когда-то помилует Россию и даст творческие силы ее народу духовно восстать из рабства, из плена и устроить свою духовную жизнь на самобытных русских основах. Нужна соборная молитва всего русского народа, народ сейчас раздроблен в хаотическую толпу, в которой каждый видит себя страшно одиноким и слабым перед злобными, бесовскими стихиями мира.
— Ваш супруг собирается в ближайшее время посетить свою Родину?
— Тихон Николаевич не считает для себя возможным приехать в Россию и вступать в какой-либо контакт с нынешними российскими властями до тех пор, пока они на деле не докажут, что являются выразителями коренных державных интересов русского народа и соответствуют его многовековому духовному складу.
— Здешние политики последние годы все чаще стали допускать намеки на возможность монархической перспективы развития страны. Правда, они подразумевают конституционную монархию. В прессе усиленно рекламировался князь Владимир Кириллович Романов, а после его смерти — его дочь Мария и внук. Георгий называются наследниками престола. Почему это происходит?
— Да потому что русских опять хотят обмануть! В который раз! Помазанник Божий, русский Царь не может быть конституционным монархом западного образца. Эти все “цивилизованные” монархи — давно уже марионетки в руках политиков. В 1613 году русский народ, освободившись от иноземного плена, за всех своих потомков соборно поклялся быть верным самодержавным царям из Рода Романовых на все времена вплоть до Страшного Суда, если Род этот по воле Божией до той поры не переведется. К сожалению, сейчас в самой России мало кто знает о состоянии Рода Романовых в настоящий момент, поэтому народ легко обманывают, говоря о единственных представителях — потомках князя Владимира Кирилловича. Между тем, в июле нынешнего года в Париже собирались семь князей из Объединения Рода Романовых — Николай Романович, Дмитрий Романович, Михаил Андреевич, Андрей Андреевич, Ростислав Ростиславович, Никита Никитич, Михаил Феодорович. Из своей среды они определили старшим князя Николая Романовича, который теперь официально будет представлять Объединение князей Рода Романовых. Однако никто из них не претендует на Российский царский престол, хотя все они изъявили готовность служить Родине. Не было в истории России законных царей, которые заявили бы: “Я хочу быть царем!”. Всех их призывал народ на служение Богу и Отечеству. Иначе поступали лишь самозванцы. У сербов есть древний девиз: “Сама слога Сърбия спасава” — “Только соборность спасала Сербию”. Он верен и для России. Только всенародный церковный Земский Собор, пребывающий в единстве Духа Святаго, Собор, исповедующий полноту Символа Православной Веры, может указать на избранника Божия в Роду Романовых. Политическое самоволие, интрига здесь бессильны...
— Ольга Николаевна, что, по вашему мнению, может стать побуждением к созыву такого Собора в разоренной пока России.
— Я не знаю... Сейчас можно только предполагать. Сердцем я чувствую, что всецерковное прославление замученной Царской Семьи в сонме Новомучеников Российских, прославление Их здесь на Родине может послужить духовным основанием для начала всенародного собирания. Русская Православная Церковь Заграницею 1 ноября 1981 года уже канонизировала Святых Царственных Страстотерпцев. На прославлении в кафедральном соборе города Нью-Йорк (США) был мой супруг. Тихон Николаевич вспоминает, что его духовные переживания во время той службы не с чем даже сравнить. Что-то подобное, видимо, ждет и Россию. Нас удивляет, что при всех криках о свободе в “демократической” России, духовного освобождения от страшного преступления — цареотступничества, повлекшего за собой миллионы жертв, освобождения через церковное покаяние до сих пор нет. Что этому препятствует, кто этому мешает?
В этот свой приезд мне хочется побывать в Екатеринбурге и на Покров Пресвятой Богородицы отслужить на месте убийства Царской Семьи молебен. Надеюсь, он будет скромным вкладом в дело прославления Святых Новомучеников — Царской Семьи и Их верных слуг.
— Какие силы в народе русском особенно питают надежды на возрождение России?
— Вера в Бога, в высшую справедливость. Ни один народ в мире не испытал в течение одного столетия стольких страданий, сколько пришлось вынести русскому народу. Я надеюсь, что мы допиваем последние капли из чаши гнева Господня, уготованной России. Особую же симпатию я испытываю к российскому казачеству. На славных донских землях — на поле Куликовом освобождалась Русь от татарского плена, решающую роль сыграли казаки в преодолении Смуты польского нашествия, верю, что и от нынешнего “янкизма” нам поможет избавиться боевой казачий дух. Именно к казакам я хотела бы обратиться в конце нашей беседы специально составленным письмом:
Казаки!
Только ваш настоящий, исторический быт: прямой, честный, православный должен стать тем ядром — примером единения, который смог бы вернуть весь Русский Народ на его исконный Исторический Путь, теперь, после того как более 70-ти лет лихолетия, когда безбожная антирусская доктрина выдуманного коммунизма безжалостно калечила человеческие души в течение десятилетий...
Вы должны добиться получения казачьих земель в общинное пользование. Чтобы каждый желающий мог получить в личное пользование надел земли, без права продажи, последнее не будет идти вразрез с сегодняшними законами.
На казачьей земле заживете по казачьим традициям с атаманом, казачьим кругом. Сможете строить станицы с церквами, школами и развивать промыслы, рабочие артели и прочее.
Казаки не только всегда стояли на страже России, являлись щитом, за которым мог мирно трудиться пахарь, но они были и “землепроходцами” вроде Дежнева, Миклухи-Маклая и прочих. Казаки открывали земли и прокладывали пути для шедших им во след и для потомства.
МОЩНЫЙ ДУХ КРОЕТСЯ В ИДЕЕ КАЗАЧЕСТВА! Казаки! помогите и сейчас нашему народу своим деятельным примером — приведением своей земли в порядок, в Христианском духе любви, честности, свободы и поддержки слабых!
Тогда — с Божией Помощью — и вся Россия сумеет выбраться на путь СПАСЕНИЯ.
9-25 октября 1992 г.
Непростой разговор
— Ольга Николаевна, ваши приезды в Россию стали регулярными. Уже третий год подряд вы на Покров Пресвятой Богородицы бываете в Екатеринбурге, чтобы отслужить на месте убийства Царской Семьи молебен. Чем запомнилась вам эта поездка?
— Во-первых новыми встречами. Архиепископ Мелхиседек, который нас радушно принимал в прошлые годы, служит в Брянской епархии. Теперь мы были гостями молодого епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона.
По делам Благотворительного Фонда имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини ОЛЬГИ АЛЕКСАНДРОВНЫ у меня была интересная встреча с членами Общества ветеранов и инвалидов афганской войны. Их нынешнее положение в России довольно тяжелое. Мне оно напоминает ситуацию, которая существовала в США по отношению к ветеранам вьетнамской войны до прихода на президентский пост Рональда Рейгана. Считалось “хорошим” тоном лишний раз упрекнуть их за участие в этой непопулярной в Америке военной кампании. Они были лишены практической помощи государства. Казалось бы — в чем были виноваты молодые парни, которых насильно по воинской повинности отправили в Индокитай?!
Видимо, российские политики мало отличаются от американских коллег: мало заботятся о простом человеке, за которого они сами в ответе. Встреча с ветеранами была очень теплой. Я передала им скромный дар Фонда — инвалидную коляску. Мы договорились о дальнейшем сотрудничестве Фонда и Общества.
На этот раз мы побывали Тобольске, где в 1917-1918 годах более девяти месяцев находилась в заточении Царская Семья. Древняя столица Сибири мне очень понравилась. Порадовало, что тобольчане сохранили многие святыни, связанные с пребыванием в городе Императорской Семьи.
— Ваша инициатива организации молебнов Святым Царственным Мученикам, ваше пристальное внимание к делу Их всецерковного прославления и дорасследования обстоятельств цареубийства является частью программы Фонда?
— Ни в коем случае! Я не вмешиваю Фонд в исполнение моего семейного долга, в исполнение духовного завещания моего супруга Тихона Николаевича.
У Фонда совершенно иные задачи. Это дела практической благотворительности — помощи бедным больницам, приютам, домам престарелых и тому подобное. Мы помогаем всем, кому можем помочь из нуждающихся: и верующим, и неверующим, и демократам, и монархистам, и простым людям, у которых нет политический убеждений... Поэтому формальный подход только повредил бы расширению деятельности Фонда.
Но я лично никогда не скрывала принципиальность своей позиции относительно коренного вопроса Российской жизни. Я считаю, что Царская Семья должна быть скорее церковно прославлена на Русской Земле, что правда о Ее убийстве должна быть утверждена на высшем государственном уровне России, и только тогда может идти речь о подлинном возрождении нашей Отчизны. Иной путь будет вести к губительному политическому маскараду...
Ради постановки такого маскарада много делается. Взять хотя бы шум вокруг так называемой Екатеринбургской находки. Убеждена, что это очередная чекистская фальсификация, раздутая падкой на сенсации прессой... Многие журналисты хотят заработать деньги. Многие владельцы газет также хотят подзаработать. Для этого нужны сенсации. Этим и пользуются организаторы различных подлогов, в которых чекисты всегда были большие мастера.
— Что питает это ваше убеждение?
— О! — это непростой разговор! Уже пять лет мировую прессу будоражит сенсация, что под Екатеринбургом якобы найдены останки Царской Семьи. За 76 лет, прошедших после 17 июля 1918 года, было столько сфальсифицированных документов и свидетельств об убийстве Царской Семьи, что ко всякому новому сообщению о подробностях этого злодеяния по праву можно относиться с сомнением.
Мною собрано обширное досье из материалов английской, американской, канадской, датской, французской и, конечно же, российской печати. Не прошла мимо моего внимания и последняя статья екатеринбургского корреспондента “Известий” Александра Пашкова — “Останки Царской Семьи будут захоронены в марте” (19 октября 1994 года).
Я убеждена, что массовый читатель сознательно вводится в заблуждение газетой. Старания корреспондента представить себя объективным наблюдателем ничего не имеют общего с подлинной объективностью и беспристрастностью.
Мой покойный супруг Тихон Николаевич Куликовский-Романов внимательно следил за всем, что касается Рода Романовых, Царской Семьи, чтобы по мере сил соблюсти семейное достоинство, отстоять правду, если кто-то пытался оклеветать Царственный Род. Я считаю своим долгом продолжить дело моего супруга, исполнить его завещание. Постоянно встречаюсь с различными учеными, общественными деятелями, церковными иерархами. Мне чрезвычайно интересно беседовать со специалистами — историками, криминалистами, судебными медиками, генетиками, архивистами. Неоднократно я встречалась и с некоторыми устроителями Екатеринбургской сенсации. Совсем недавно — 6-7 октября я участвовала во Всероссийском Монархическом Совещании, в рамках которого проходила научная конференция по дорасследованию убийства Царской Семьи. Там я лишний раз убедилась, что официальное следствие Генеральной прокуратуры РФ затеяло какую-то темную игру.
Вероятнее всего, что именно она навязывает свою позицию центральным изданиям. Ее сотрудник В.Н.Соловьев с 19 августа 1993 года ведет дело о Екатеринбургской находке под загадочным номером 18-123666. Что это случайность — три шестерки, как вы думаете?
— Думаю, что нет — типичная оккультная сигнализация. Полтора года назад префект центрального района Москвы Музыкантский запретил Крестный ход в день 125-летия со дня рождения Царя-Мученика Николая Александровича. Так вот письмо Музыкантского было пронумеровано тремя шестерками. Батальон кремлевской охраны числится под № 666! Кинжалом с такими шестерками были убиты трое Оптинских иноков...
— Страшно, что к этому мракобесию причастны российские чиновники, существующие за счет простого народа — за счет рядовых налогоплательщиков. Но, если заглянуть в историю Западной Европы, мы найдем множество подобных примеров. И все же вернемся к современному “следствию”.
Соловьев не внушает никакого доверия. Мне представляется он явной марионеткой вышестоящих начальников. Российские архивы выдали ему для работы несколько томов подлинного дела, которое велось различными следователями в Екатеринбурге в 1918-1919 гг. Он много раз публично заявлял, что будет рассматривать все версии. Однако на практике В.Н.Соловьев только и делает, что весьма бездоказательно отстаивает единственную версию так называемой “Записки Юровского”, по которой тела убитых в Ипатьевском доме были зарыты на окраине Екатеринбурга в Поросенковом Логу под мостком из шпал.
В последней публикации “Известий” лишь бегло упоминается вывод следователя Николая Алексеевича Соколова о том, что головы Царственных Мучеников были отделены, а тела расчленены и сожжены: “В шахте и окрестностях урочища при осмотре нашли следы кострищ, обломки костей, участки почвы, пропитанные жиром, части одежды и драгоценности со следами воздействия рубящими предметами, отчлененный человеческий палец... Соколов, однако, пытался найти останки, проделал огромную работу, но приближение красных войск помешало, как теперь становится ясным, довести ее до конца”.
Газета скрывает от рядового читателя главное, что следствие установило — кому принадлежали “части одежды и драгоценности со следами воздействия рубящими предметами”. Все это принадлежало Царской Семье. Н.А.Соколов доказывает, что над телами мучеников палачи надругались: они были зверски разрублены, затем преданы огню на двух больших кострах, а несгоревшие останки ликвидированы с помощью 176 литров (11 пудов) концентрированной серной кислоты.
— Противники Н.А.Соколова в прошлом неоднократно утверждали, что чекисты не смогли бы уничтожить без остатка одиннадцать тел.
— Я интересовалась у одного опытного московского криминалиста сколько нужно кислоты для уничтожения человеческого тела. Поскольку для этого требуется 60-процентная кислота, то для полного уничтожения человеческого трупа в среднем расходуется всего пять литров концентрированного реактива.
Поэтому, для одиннадцати тел, и даже не тел, а обугленных их останков, 176-ти литров концентрата было вполне достаточно. Поэтому ничего наивного и надуманного в выводах следователя по особо важным делам Н.А.Соколова нет.
Кроме того, этот опытный специалист, высококлассный профессионал в 1919 году тщательным образом исследовал не только урочище Ганиной Ямы, где, по его убеждению, происходило уничтожение убитых, но и пресловутый Поросенков Лог с мостком из шпал, где потом появился некий могильник, вскрытый несколько раз частным порядком Авдониным и Рябовым, а затем раскопанный официально 12 июля 1991 года.
Следователь Н.А.Соколов достоверно установил, что в этом месте застрял грузовик чекистов, возвращавшихся на рассвете 19 июля из Ганиной Ямы. Вскоре, когда были настланы шпалы, взятые с разъезда № 184, машина продолжила свой путь в Екатеринбург. Об этом есть свидетельские показания путейцев 184-го разъезда.
Там, у мостка, Н.А.Соколов нашел даже следы маленького костерка-дымокура, с помощью которого убийцы спасались от комаров, и, уж конечно, опытный сыщик обязательно обнаружил бы следы обширного (2 на 2 метра) неглубокого могильника под шпалами, если бы таковой существовал весной-летом 1919 года. Здравый смысл говорит о том, что подложный могильник был сделан позже — после возвращения красных.
— А как оценивает эти доводы, современное следствие?
— Вы думаете, Владимир Николаевич Соловьев не знаком с этой аргументацией? Отнюдь нет. Но он никак не реагирует на нее и с упорством Сизифа продолжает свой неблагородный труд, отстаивает версию высокопоставленных заказчиков.
— Чего же боятся лица, стоящие за спиною криминалиста из Генеральной прокуратуры?
— Причин много. О некоторых из них прямо или косвенно проговорился журналист Пашков. Он отметил, что в ближайшие дни состоится заседание Государственной комиссии по захоронению этих самых Екатеринбургских останков в Петропавловском Соборе Санкт-Петербурга. На этом заседании планировалась принять окончательное решение по срокам захоронения. И это заседание состоялось 28 октября 1994 г. Но Господь устроил так, что на заседании никаких категоричных решений принято не было.
Другая причина — затуманить версию о так называемом ритуальном убийстве Царской Семьи. А.Пашков пишет, что эта тема “по мнению следователей, трудно исследуемая, поскольку до настоящего времени следствие не располагает достоверными данными, имели ли место ритуальные убийства и каковы их признаки”.
Я не берусь обсуждать эту версию, это дело настоящего следствия, однако отмечу — каждый школьник средних классов из уроков истории знает, что язычники и адепты магических культов нередко прибегали к человеческим жертвоприношениям, то есть ритуальным убийствам.
В прессе время от времени и сейчас появляются сообщения о зверствах диких каннибалов где-нибудь в Африке или на островах Тихого океана. Современная цивилизация ознаменована самым настоящим ренессансом средневекового сатанизма. Часто американскую прессу лихорадят сенсации о человеческих жертвоприношениях, совершенных сектантами. Кстати, о подобных случаях были сообщения и в российских газетах. Поэтому мало-мальски образованный человек вряд ли может сомневаться “имеют ли место вообще ритуальные убийства”. Ну а вопрос, “каковы их признаки” — это дело специалистов — этнографов, криминалистов, психологов.
Но мне странно, что по уверению А.Пашкова, “прокуратура обратилась к Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II с просьбой оказать помощь в подборе материалов по этой теме”. Фраза да и само деяние явно провокационного характера. У неискушенного читателя может сложиться убеждение, что Русская Православная Церковь имеет отношение к так называемым “ритуальным убийствам”! Это же подло, самая настоящая провокация!
— Ольга Николаевна, мы к сожалению уже привыкли к этой подлости и клевете, насаждаемой средствами массовой информации. Радует то, что народ стал понимать, что его кормят ложью. У большинства центральных газет катастрофическое положение с подпиской, их просто перестают читать.
— И все же я думаю — это слабое утешение — тысячи и тысячи людей продолжают потреблять клевету, и их нельзя сбрасывать со счетов. Именно для них Пашков далее пишет: “По мнению Российской зарубежной экспертной комиссии, куда входят предки дворянских семей России, все, к чему имели какое-либо прикосновение органы коммунистической партии, КГБ, прокуратуры, нуждается в чрезвычайно осторожном отношении и повышенной требовательности доказательств. К примеру, головы могли быть и отчленены, но в конце семидесятых годов “подброшены” в захоронение, так же могли бы быть подложены и другие костные останки. Комиссия считает, что Рябов и Авдонин, обнаружившие останки, работали на КГБ”.
Этот невразумительный набор слов, видимо, должен был показать читателю, насколько глупы оппоненты нынешнего официального расследования. Но, поскольку автор побоялся обвинить кого-либо конкретно, то неудачно придумал комиссию “предков дворянских семей России”. Перехитрил сам себя и написал глупость.
Действительно, “частная инициатива” референта министра МВД СССР Щелокова — Гелия Рябова (об этом писал тот же А.Пашков в “Известиях” от 30.06.92 г.) скорее всего была возбуждена советскими спецслужбами. Это ясно всякому здравомыслящему человеку. И то процессуальное беззаконие, которое сопровождает работу Генеральной прокуратуры, является прямым следствием этой чекистской махинации.
Все доказательства современного следствия строятся только на результатах крайне тенденциозных экспертиз, осуществленных тщательно подобранными экспертами, готовыми, подобно В.Н.Соловьеву, пожертвовать своей репутацией и предложить на суд истории выводы и заключения, выгодные нынешним политическим хозяевам России.
Шумно разрекламированная в печати Олдермастонская генетическая экспертиза свои материалы опубликовала в сугубо научном международном издании “Nature Genetics” volume 6 February 1994 — “Identification of the remains of the Romanov family by DNA analysis”. Авторы: Peter Gill, Pavel lvanov, Colin Kimpton, Romelle Piercy, Nicola Benson, Gillian Tully, lan Evett, Erika Hagelberg & Kevin Sullivan. Статья в основном посвящена установлению родства между предполагаемыми останками Императора Николая II из Екатеринбургского могильника и двумя ныне живущими родственниками Государя по материнской линии.
Не являясь специалистом в этой области, я обратилась к авторитетным ученым-генетикам. Они считают, что исследования скорее свидетельствуют о том, что останки якобы Государя вовсе не родственны образцам биологического материала, взятым у ныне живущих родственников Императора Николая II. По крайней мере, если бы аналогичный случай предлагался на современном судебном расследовании, то опрошенные мной специалисты категорически отказались бы делать столь однозначный вывод, под которым расписались эксперты из Олдермастона и молодой российский генетик П.Иванов.
Видя злонамеренную тенденциозность следствия, я не считаю нужным пока обнародовать имеющиеся у меня экспертные заключения. Последний год жизни моего супруга был омрачен домогательствами этих экспериментаторствующих гробокопателей. Видя их безответственность, он не мог пойти на сотрудничество с ними. После скоропостижной кончины Тихона Николаевича от внезапного обширного инфаркта, экспериментаторы стали донимать меня, чтобы заполучить образцы крови племянника Императора Николая II.
Следуя завещанию супруга, я не могу доверить экспертизу недобросовестным ученым и чиновникам. Сейчас пока идет речь лишь о каких-то останках, тогда как само убийство Царской Семьи рассматривается через узкую призму сомнительной Екатеринбургской находки. Все это только отдаляет нас от истины.
— Слова право, правда и справедливость в русском языке однокоренные. Безпредельное беззаконие и не может стремиться даже к отвлеченной “научной” истине. Ложь всегда соседствует с крайней аморальностью, бессовестностью.
— Вот именно! Зарвавшиеся экспериментаторы, подталкиваемые некоторыми политиками, готовы идти на любое кощунство и глумление. Мало того, что они в спортивных сумках, коробочках и мешочках таскают неизвестно чьи человеческие кости по всему миру (что само по себе безнравственно), они покусились и на признанные святыни Отечества — Императорскую усыпальницу в Петропавловском Соборе, чем засвидетельствовали свое духовное родство с изуверами, которые в 20-е годы вскрывали раки со святыми мощами и рушили храмы.
В этом году в день Святого Петра и Павла было совершено страшное кощунство: из гробницы были изъяты останки Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Александровича. Кстати, в подготовке этого деяния, в обработке общественного сознания повинны газеты. Методично с 1992 года в них печатались сообщения о том, что экспертам “необходимо” для продолжения своих сомнительных экспериментов и утоления тщеславных амбиций вскрыть эту могилу.
— Ольга Николаевна, вскрыть гробницу в музейном соборе дело непростое, нужна хоть какая-нибудь видимость юридического обоснования. Как оно выглядело?
— Мой супруг Тихон Николаевич Куликовский-Романов — ближайший из живших тогда родственников Великого Князя (Его родной племянник) был страшно возмущен этим поползновением и в феврале 1993 года обратился с категоричной просьбой к Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну, чтобы он воспрепятствовал кощунству. Владыка Иоанн, опираясь на мнение авторитетных отечественных специалистов, официально заявил, что как правящий архиерей Санкт-Петербургской епархии он считает недопустимым необоснованное вскрытие гробницы Великого Князя. Однако полтора года спустя кощунство совершилось. Его организаторы воспользовались присутствием Патриарха в Санкт-Петербурге и обманом получили у Его Святейшества разрешение на эксгумацию.
До каких пор может продолжаться это беззаконие и глумление над чувствами близких родственников Царской Семьи, над державным достоинством народа России?!
Что бы чувствовали вы, если бы разрыли могилу вашего дяди?
— Наверное, я подал бы в суд... Может быть обратился бы в Государственную Думу. А скорее всего набил бы, простите, морду обидчикам...
— Что же вы и мне предлагаете так поступить?! Ну, ну... Я подумаю...
— Ольга Николаевна, осквернение Императорской усыпальницы оскорбляет весь русский народ. Это забота всенародная: как поступить с вашими обидчиками.
— Меня поражает равнодушие депутатов Государственной Думы Российской Федерации к безобразию, творимому зарвавшимися чиновниками. Легко представить, какой шум был бы поднят парламентом Англии, если бы кто-то покусился на их королевскую усыпальницу! Сколько же можно испытывать наше терпение?!
— Какой путь вы видите в пресечении этого безобразия? — Единственный. Всецерковное прославление Святых Царственных Мучеников Дома Российского. Только так можно утвердить истину. Только так можно завершить следствие об убийстве Царской Семьи, осуществленное Н.А.Соколовым.
В конце ноября созывается Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Владыка Ювеналий, Митрополит Крутицкий и Коломенский — председатель Синодальной комиссии по канонизации святых во время последней встречи мне рассказывал, что на этом Соборе вновь будет рассматриваться этот животрепещущий вопрос. Дай Бог, чтобы он наконец разрешился!
— Вы будете еще несколько недель в России, чему вы хотите посвятить это время?
— В основном это будут заботы, связанные с деятельностью Фонда. Сейчас я направляюсь в Санкт-Петербург. Главным же из ближайших событий я считаю столетие со дня блаженной кончины Его Императорского Величества Императора Всероссийского Александра III. Я намерена организовать 3-го ноября торжественную панихиду в Петропавловском Соборе у могилы Царя-Миротворца. Это был сказочный человек, настоящий древнерусский былинный богатырь! Я попросила Владыку Иоанна, Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, возглавить это молебствие, и Его Высокопреосвященство пообещал быть в Соборе, если отложится его паломничество в Палестину.
— Благодарю вас за интересную беседу и желаю вам, Ольга Николаевна, Ангела-Хранителя во всех ваших путях.
29 октября 1994 г.
Публикуется впервые.
ОТРЕЧЕНИЕ
Историческая справка
Приступая к рассмотрению вопроса о возможности церковного прославления ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II и Царской Семьи, нам представляется необходимым определить основные методологические принципы данной работы.
План подбора справочно-документальных материалов, связанных с вопросами канонизации должен, по нашему мнению, включать в себя два главных раздела. Содержание одного из них должно ответить на вопрос: есть ли в жизни и деятельности последнего русского Царя и Его Семьи что-либо, что может рассматриваться с церковной точки зрения как препятствие к прославлению? Материалы второго раздела должны, напротив, обосновать правомерность и благовременность канонизации. Аргументация в обоих случаях должна опираться на Священное Писание, Священное Предание, каноны Православной Церкви, Ее нравственное учение и исторический опыт.
Говоря о возможных препятствиях на пути прославления Николая II и Его Семьи, часто приводят следующий довод: отречение Государя 2 марта 1917 года от Российского Престола означало и отречение Царя от своего Царского служения, запечатленного Церковью в Таинстве Миропомазания.
Деянию Императора Николая II дается крайне отрицательная оценка, его поступок осуждается, как совершенный по малодушию и безответственно, потому что за этим последовала революция и смутное безгосударственное время, принесшее многомиллионные жертвы русскому народу.
Критики, близкие к церковным кругам, усматривают в действиях Николая II и преступление против Церкви, так как первый христианский Самодержец Святой Равноапостольный Император Константин определил царское служение, как служение внешнего епископа Церкви, а потому будто бы и вина Императора Николая II должна определяться по правилам, относящимся к церковному суду над епископами.
Авторитетный церковный ученый профессор М.В.Зызыкин в своем труде “Царская власть” достаточно полно освещает каноническое основание царского служения как внешнего епископа. Царское служение Богу церковными канонами не определено как тождественное епископскому, но помазанники Божии во время особо торжественных церковных служб благословляли молящихся трикирием, кадили в алтаре, могли носить наперсный крест, входить через Царские Врата и причащаться в двух видах, как архиереи.
Полностью отождествлять царское служение и служение епископа каноны Церкви не позволяют. В соответствии с этим и следует рассматривать событие 2 марта 1917 года, однако, если и допустить, что мера ответственности Царя, оставляющего престол, сопоставима с мерой ответственности епископа, оставляющего кафедру, нужно рассмотреть, какие преступления ставятся в вину церковным епископам Правилами Церкви. В обстоятельном труде сербского епископа Никодима “Православное Церковное Право” (СПб., 1897г.) в параграфе 29 “Преступления со стороны духовных лиц” указано на два вида преступлений, определения по которым нас могут заинтересовать в данном случае:
“Когда епископ, пресвитер или диакон самовольно оставит свое место служения в Церкви и займет другое, без ведома и согласия на то подлежащей церковной власти (Ап. кан. 4, 15, 16, 1 Всел. Соб. кан. 15 и 16, IV Всел. Соб. 5, 12 и 20, Трул. 17, 18 и 20, Антиох. 2 и 21, Сардик. 1 и Карф. 64, Номокан. 1, 26, Аф. Синт., 1, 63-65)”
Все эти каноны усматривают преступление в оставлении своего места ради иного места и к нашему случаю косвенно может относиться лишь правило 18 VI Вселенского Трульского Собора, рассматривающее причину оставления места служения не из прихоти, но по опасности:
“Клирикам, по причине нашествия варваров, или по иному какому обстоятельству, оставивших свои места, повелеваем, когда обстоятельства, или варварския нашествия, бывшия причиною удаления их, прекратятся, паки в свои церкви возвращатися, и оных не оставляти надолго без причины. Аще же кто пребудет в отсутствии, несогласно с настоящим правилом: да будет отлучен, доколе не возвратится к своей церкви. Тому же самому да повергается и епископ, его удерживающий”.
И следующий пункт:
“Когда епархиальный епископ оставит свою епархию и долгое время пребывает в каком другом месте вне границ своей епархии (Антиох. соб. кан. 17, сардик. 12, карф. 71, перво-втор. 16)”.
И хотя это преступление также никак не может быть инкриминировано Императору Николаю II, отдаленно с данным случаем ассоциируется канон Антиохийского собора, который гласит:
“Аще который епископ, прияв рукоположение во епископа, и быв определен начальствовати над людьми, не примет служения, и не согласится пойти во врученную ему церковь: таковый да будет отлучен от общения церковнаго, доколе быв понужден, не приимет служения, или доколе не постановит о нем какого-либо определения совершенный Собор епископов тоя области”.
На основании вышеизложенного видно, что факт отречения от царского престола как подобного престолу архиерейскому правилами Церкви не рассматривается как каноническое преступление.
События 2 марта 1917 года стали возможными не по стечению роковых обстоятельств, но в результате четко спланированного заговора политиков и военных, в который были вовлечены думские деятели — Родзянко, Гучков, Шульгин, Маклаков, Керенский, кн. Львов, военачальники, не хранившие верность царской присяге, приносимой на Кресте и Евангелии, Великий Князь Николай Николаевич, Великий Князь Кирилл Владимирович (этот не только открыто перешел на сторону восставших вместе со своей воинской частью еще 1 марта, но и призвал следовать его примеру других командиров), генералы Алексеев, Рузский, Данилов, Лукомский, Брусилов, военный министр Поливанов, протопресвитер Армии и Флота о. Г.Щавельский и др.
Начиная с 23 февраля Государь Николай II пребывал в состоянии информационной блокады и злонамеренной дезинформации со стороны предателей-военных.
1-2 марта Он был обманным путем заманен в ставку Северо-Западного Фронта, которым командовал генерал Рузский, и никак не смог быть в Петрограде или Царском Селе, где находилась тогда Царская Семья. Из высших командиров только лютеранин ген. Келлер и магометанин ген. Хан-Нахичеванский изъявили готовность быть верными до конца.
Так, последний телеграфировал в Царскую Ставку генералу Алексееву:
“Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Генерал-адьютант Хан. Нахичеванский “.
Но эти искренние слова поддержки так и не дошли до Императора усилиями генерала-предателя Алексеева.
Обстоятельства отречения запротоколированы официальными телеграфными переговорами и стенограммами, которые хранятся в ЦГАОРе в фонде 601 опись 1 и в фонде Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного Правительства. Все эти документы однозначно свидетельствуют о саботаже со стороны генералитета в дни волнений в Петрограде, устроенных заговорщиками с 23 февраля. Заговор этот имел международный масштаб: правительства союзников — Англии и Франции уже 1 марта признали Временный Думский Комитет (возникший вопреки воле Царя) как новое Правительство России.
События конца февраля — начала марта 1917 года подробно описаны в десятках воспоминаний, им посвящено множество исторических исследований, из которых можно было бы составить целую библиотечку, но в этом своде особо выделяется труд Виктора Кобылина “ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II и генерал-адьютант М.В.Алексеев” (Нью-Йорк, 1970 г.). Эта книга написана на основании наибольшего числа исторических источников, она дает анализ объективной картины происшедшего, в ней рассмотрены практически все точки зрения на обстоятельства отречения в свете глубоко христианской нравственности.
Вывод В.Кобылина можно резюмировать следующим образом: невозможно исполнять Царского служения Богу, если у подчиненных лиц нет желания и воли сослужить Царю. Ведь не может епископ насилием заставлять сослужить себе клириков.
Именно поэтому и участники Всероссийского Собора 1917-1918 годов даже не предприняли попыток церковно осудить отрекшегося Императора, потому что даже среди высшей иерархии, кроме Санкт-Петербургского митрополита Питирима и Московского митрополита Макария, не нашлось лиц, открыто осудивших действия революционеров и временного незаконного правительства, хотя они должны были своей властью отлучить заговорщиков от Церкви, как этого требует чин Торжества Православия для дерзнувших на измену царской власти.
Со стороны Государя налицо было не добровольное отречение, но акт, который, если бы это относилось к епископу, по правилу Св. Кирилла Александрийского имеет следующую оценку:
“Правило 3. Рукописание же отречения дал он, как сказует, не по собственному произволению, но по нужде, по страху и по угрозам от некоторых. Но и кроме сего, с церковными постановлениями не сообразно, яко некие священнодействователи представляют рукописания отречения. Ибо аще достойный служити, да пребывает в сем: аще же не достойный, да удаляться от служения не отречением, но паче осуждением по делам, противу коих может кто либо вознести великий вопль, яко происходящих вне всякого порядка”.
С этим церковным правилом согласны и Основные Законы Российской Империи, которые вообще не рассматривают возможность отречения царствующего Императора.
Государь Император Николай II отрекся от прародительского престола не упраздняя его, но в пользу своего брата Великого Князя Михаила, по своим человеческим силам разумея, что тот примет сей Крест и взойдет на престол. Уже находясь в заточении. Император Николай II весьма сожалел о поступке брата, говоря, что никогда не написал бы и не подписал бы отречения, предвидя такое развитие событий: примеру Великого Князя Михаила последовали все члены Императорской Фамилии — под угрозой революционеров выдавшие Временному Правительству расписки в том, что они не претендуют на занятие Российского Престола до созыва совершенно нелегитимного, по Российским гражданским и по церковным законам, а также и по державным обычаям, Учредительного Собрания.
Отречение Императора Николая II, таким образом, не обрело силу Российского законодательного акта, поскольку Манифест обретает силу закона лишь в случае опубликования, которое может совершить только царствующий Император (то есть, появление текста отречения в прессе не есть автоматическое узаконивание его), а Великий Князь Михаил Александрович таковым никогда не был — ни одной минуты. Таким образом, отказ Императора Николая II от царского служения не является отказом от своей паствы. Он ее не покинул и до смерти своей пребывал в месте своего служения — в России, а потому нельзя ставить ему в вину оставление паствы. За период с 23 февраля по 2 марта Государь Император Николай II со своей стороны предпринял все возможные попытки для восстановления законности и порядка в стране, то, что они не возымели действия, вина не Его, но подданных.
Критики Николая II заявляют, что Он должен был не отрекаться и принять мученический венец тогда же — 2 марта, дескать, это освободило бы от личной вины за происходящее. Но в том-то и дело, что тогда Государь думал в первую очередь не о Себе и Своих близких, но о русском народе, который при таком развитии событий напрямую был бы повинен в страшном грехе цареубийства и подпал бы под клятву Собора 1613 года, то есть, весь народ по этой клятве был бы лишен спасения для вечной жизни.
Церковь ставит в вину отказ от мученического венца только в одном случае, когда христианин под угрозой смерти отрекается от Христа. Усматривать же в вынужденном отречении от царского служения отречение от Христа возможно только с позиции фарисея, талмудиста, но подобное истолкование этого действия никак не вяжется с духом Евангелия, с заповедями любви и неосуждения.
Таким образом, на основании канонического разбора действий Императора Николая II 2 марта 1917 года можно сделать вывод, что в них не содержится ничего противоцерковного, преступного и явно греховного. Более того, осуждение Его за это само по себе было бы сопоставимо с грехом Хамским, поскольку таковое осуждение относится к Отцу Отечества. История Православной Церкви не знает ни одного случая церковного суда над христианским Царем.
В заключение скажем, что события 2 марта 1917 года можно рассматривать в совершенно ином свете — в свете христианского подвига самоотречения и самоумаления, в свете исполнения евангельской заповеди — полагай душу за други своя.
Но это должно рассматривать в специальном исследовании. Здесь же еще хотелось бы привести одно свидетельство о нравственном облике Николая II, сделанное святым праведным Иоанном Кронштадтским, которого никто не может обвинить в лицеприятии и человекоугодничестве, слово это было сказано в 1905 году, когда уже многие обезумевшие россияне называли своего Царя Николаем “Кровавым”:
“Царь у нас праведной и благочестивой жизни. Богом послан Ему тяжелый крест страданий, как Своему Избраннику и любимому чаду, как сказано Тайновидцем судеб Божиих: “Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю” (Апок. 3, 19). Если не будет покаяния у русского народа, конец миру близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами”.
30 ноября 1992 года.
Публикуется впервые. Историческая справка адресована члену Комиссии Святейшего Синода по канонизации святых Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Владыке ИОАННУ, Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому.
В подготовке этой справки весьма существенную консультативную помощь мне оказали К.Ю.Душенов и В.П.Кузнецов.
ЦАРЬ-КОЛОКОЛ
Его Императорское Величество Государь Император Всероссийский НИКОЛАЙ II АЛЕКСАНДРОВИЧ
6(19) мая 1868 года в день, когда Православная Церковь празднует память Святого Праведного Иова Многострадального, в семье Императора Александра II была радость — у Наследника Цесаревича и Великого Князя Александра Александровича родился первенец, Великий Князь Николай Александрович — будущий Государь Император Николай II.
Двенадцатилетним отроком 1 марта 1881 года Он уже был свидетелем мученической кончины Своего Августейшего Деда, Императора-Освободителя Александра II, убитого злодеями, врагами свободной, Самодержавной России. С этого же дня началось и особое служение Порфироносного Отрока — Манифестом Его Отца Императора Александра III Великий Князь Николай Александрович был возведен в достоинство Цесаревича и Наследника Всероссийского Престола.
Семь лет спустя — 17 октября 1888 года вблизи станции Борки произошло страшное крушение: Императорский поезд, в котором ехала вся большая Семья Государя Александра III, разнесло в груды искореженного лома и щепы. Но волею Божией все члены Царской Семьи были спасены, среди Них не было даже серьезно раненных.
Несомненно, и здесь действовала злоумышленная интернациональная рука, но, видя милосердие Божие к Своей Семье, Августейший Повелитель России Александр III, прозванный в народе Миротворцем, в полном сознании Своей силы и в глубочайшем Царственном смирении поручил расследование обстоятельств катастрофы людям, которые зарекомендовали себя как идейные противники Самодержавной России: причины аварии были этим следствием сведены к халатности и бесхозяйственности на железной дороге.
В памятование о чуде спасения близ безвестной станции Борки спустя несколько лет вырос великолепный собор Христа Спасителя. А в Престольной Москве пожеланиями верных россиян было решено на Воробьевых горах, на том самом месте, где еще Александром Благословенным освящалась закладка Христова Храма во славу избавления от нашествия двунадесяти язык, строить величественную Царь-Колокольню, на которой водрузить восстановленный и позолоченный Кремлевский Царь-Колокол [160 Бернадос Н.Н. и др. Проект памятника “Царь-Колокольня”, СПб., 1890. Эти сведения любезно сообщены автору Н.А.Стрижовым.].
Однако сему зиждительному подвигу пока еще не суждено было свершиться. Но надмирный смысл спасения Царской Семьи по-прежнему оживляет нас, обездоленных русских, надеждою о спасении славного Царственного Рода Романовых для служения грядущей России.
Грозные предзнаменования скорбного отрочества будущего Самодержца Всероссийского лишь укрепили Цесаревича Николая Александровича в понимании того, что Его рождение в день Святого Иова Многострадального прообразовало всю Его жизнь, полную скорбей и величайших испытаний силы и духа.
В двадцать шесть лет Он вступил на прародительский Престол, приняв на Себя Крест царствования в России — Крест, который Он в полном сознании и понимании происходящего нес последующие 22 года.
Царствование Государя Императора Николая Александровича — один из самых удивительных и противоречивых периодов русской и мировой истории.
Во всей тысячелетней жизни Русского Царства редкостным было такое соответствие личных качеств Отца-Государя народному идеалу Царя-Христианина, Царя Православного. В Нем как бы слились образцы царственной мирности и воли таких верховных вождей Руси как Святой Равноапостольный Владимир, державный Князь-Мученик Андрей Боголюбский, как Цари Федор Иоаннович, Алексей Михайлович, Федор Алексеевич, Император Александр Благословенный.
Все Его усилия были направлены на покаянное очищение, духовное и материальное укрепление России, на созидание тишины и покоя в Европе и во всем мире.
Мало кто знает сейчас в России, что именно Государь Император Николай II, следуя заветам Отца-Миротворца, стал инициатором Гаагского совещания по всеобщему разоружению и утверждению мира в Европе и образованию межгосударственного суда для решения спорных вопросов без пролития Христианской крови.
Дальними следствиями Его инициативы стало образование Всемирной Лиги Наций, а затем и Организации Объединенных Наций. Об этом свидетельствует специальная экспозиция в штаб-квартире ООН, посвященная миротворческому почину Его Императорского Величества Государя Императора Николая II.
В царствование Государя Николая Александровичи было прославлено более восьмидесяти отечественных местночтимых и всероссийских святых — больше, чем за два предыдущих столетия. Вершиной же этого духовного подъема Церковной Руси по праву считается Саровская “Пасха” — прославление 19 июля 1903 года Преподобного Серафима Саровского Чудотворца, в котором лично участвовали Государь с Государыней Императрицей Александрой Феодоровной и Государыней Матерью Вдовствующей Императрицею Марией Феодоровной и многие Члены Императорской Фамилии.
В годы Его правления были построены и возобновлены десятки монастырей, сотни православных храмов и часовен — и не только на обширнейших пространствах Российской Империи, но и во множестве государств Европы, Азии, Африки, в Палестине и на Афоне, на Американских континентах.
Это был период возрождения и расцвета традиционного русского православного искусства — в живописи, музыке, архитектуре, в церковной литературе.
За любовь к Православной Отчизне, за стремление к тишине, покою и миру во всем Божьем мире, за верность Господу и национальным идеалам России, за служение справедливости — сторонниками иного миропорядка, основанного на страхе, корысти и насилии, беспринципными сатанинскими интернациональными силами Русскому Царю Николаю II была объявлена беспощадная всемирная война.
Анонимными мироуправцами, врагами Православия и России была развернута широкомасштабная кампания пропаганды и насаждения духовного нигилизма, атеизма, которую слепо поддержала худшая часть российского общества — полуобразованная либеральная интеллигенция, развращенные представители аристократии и дворянства.
Повсеместным стало увлечение антихристианством — масонством, оккультизмом, социализмом, коммунизмом и воинствующим безбожием. Путей погибели было представлено множество и в широком спектре: от животного материализма, сексуального авангардизма до тонкого теософического и спиритического шаманизма. На всякий развращенный вкус.
Государь стойко и мужественно неуклонно противостоял веяниям враждебных вихрей, обрушившихся не только на Россию, но и на весь мир. Он Сам и Его верные помощники непрерывно подвергались с одной стороны жесточайшим клеветническим нападкам “либеральной жандармерии” — их обливали потоками разнузданной лжи, предавали в “высшем” обществе наглому остракизму, с другой стороны — планомерной физической расправе.
Только за период смуты 1905-1907 годов было зверски убито более полутысячи верных слуг Православия, Царя и России, начиная от рядовых солдат и полицейских, и кончая министрами, военачальниками, губернаторами и градоначальниками.
В январе 1905 года в Кремле изуверски был убит Благоверный Великий Князь Сергей Александрович.
Попыток же неудавшихся покушений было в несколько крат больше, в том числе и несколько покушений на Царя и Его Семью. Дело дошло до того, что в 1912 году мир был оповещен, что тайные мироуправцы приговорили Русского Царя к жертвенному закланию...
И несмотря на эту антихристианскую вакханалию, именно тогда Россия достигала вершин своего естественного экономического и политического развития и продолжала оставаться на подъеме при очень высоких темпах роста, ничуть не уступая Северо-Американским Соединенным Штатам — даже в годы Первой Мировой войны.
Позднейшие историки, рисуя картину экономического развития Империи, ограничивались приведением статистических данных 1913 года, как бы давая “фору” воюющей России, но это чисто пропагандистский трюк.
Неослабный экономический рост продолжался вплоть до дней февральской революции 1917 года! Однако именно в момент наивысшего материального подъема наметился и духовный слом в жизни русского общества: между Царем и верным Ему православным народом росла холодная кладка масонского средостения, стала возможной открытая клевета не только в адрес верных Царских слуг, но и в адрес Царя и Его Семьи.
Стало въяве свершаться то, о чем незадолго до своей блаженной кончины в 1908 году пророчествовал Святой Праведный Отец Иоанн Кронштадтский — великий молитвенник у Бога за Землю Русскую и ее Самодержавие:
“Держись же, Россия, твердо веры твоей, и Церкви, и Царя Православного, — предупреждал в своей проповеди Отец Иоанн. — А если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты, то не будешь уже Россией или Русью Святой, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга. И если не будет покаяния у русского народа, — конец мира близок. Бог отнимет у него благочестиваго Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют землю кровью и слезами...”
19 июля 1914 года в день памяти Преподобного Серафима Саровского удерживаемый мир был нарушен: началось величайшее испытание для России — война с Германией и Австрией. И выйти политическим победителем из этой жестокой борьбы Свободной России уже не удалось, хотя все материальные условия для этого были.
В пору тяжелейших фронтовых испытаний — в условиях отступления и острого недостатка вооружения Государь взвалил на Свои плечи Крест Верховного командования русскими армиями и флотами. Это позволило Ему наиболее полно согласовывать взаимодействия тыла и фронтов, в результате чего техническое отставание в короткий срок было успешно преодолено и уже в феврале 1917 года Россия стратегически была готова начать победоносное весеннее наступление по всем фронтам.
Для поднятия боевого духа в громадных количествах была заготовлена даже новая форма в русском стиле, сделанная по разработкам художника Васнецова — суконные шлемы-богатырки, длиннополые шинели с застежками-разговорами, стилизованные под одеяния стрельцов.
Не послужила эта форма символом Русской Победы, но стала символом братоубийственной Гражданской войны. И вместо Двуглавых Орлов на шлемах-богатырках оказалась кровавая сатанинская пентаграмма — пятиконечная звезда.
Волна ядовитой клеветы на Царя, Царицу и даже на Их Детей достигла своего апогея. Врагам Самодержавия удалось своим бесовским наваждением создать мнение во всем Царском окружении, среди обывателей обеих столиц и среди части резервных войск — о том, что они стоят перед дилеммой: либо за Царя, либо за Россию.
Измена, трусость, обман уже царили в верхних эшелонах государственной, церковной и военной власти: этот тонкий, но важный слой российского общества фактически отрекся от своего природного Царя, страха ради иудейска служа тайным руководителям масонских лож Англии, Франции, Японии, Америки и Германии.
Сущность Самодержавной Царской власти основывается на верном служении конкретной личности — Избраннику и Помазаннику Божию. Когда верность Царской присяге уступила место измене, Государю Императору Николаю Александровичу ничего не оставалось делать, как, уповая на волю Своего Господа, отречься от наследного Престола.
Будучи истинным Православным Царем, Он не видел возможного выхода в установлении с помощью верной воинской силы Собственной кровавой диктатуры, которая противоречила бы Его вере в Бога и в Россию.
Одним из первых распоряжений масонского Временного правительства от 4 марта 1917 года было освобождение всех политических преступников, включая сюда экспроприаторов и политических убийц. На деле же были освобождены все уголовные преступники. Тюрьмы и казематы крепостей на короткий миг опустели. Мировая продажная пресса взахлеб писала о самой “свободной” стране мира.
8 марта были арестованы без предъявления обвинений добровольно отрекшийся от Своей власти Царь и Его Семья, включая тяжело больных Детей. Царь терпеливо и спокойно переносил все тяготы Царскосельского, а затем Тобольского заключения, все унижения и издевательства, во сто крат усиленные тем, что страдать приходилось не только одному Ему, но Супруге и Детям. Однако Он в пору новых испытаний остался верен Себе — верен Богу, верен России. Он наотрез отказался покинуть Родину.
Царица же в плену говорила, что готова быть поломойкой, лишь бы оставаться в России до Своего смертного конца. Духовному примеру, мужеству Августейших Родителей неукоснительно следовали четыре Великих Княжны — Ольга, Татиана, Мария и Анастасия и Наследник Цесаревич Алексей, измученный тяжелейшей болезнью — гемофилией. Ни жалоб, ни сетований на судьбу никто не слышал во время Их заточения.
Масоны, дорвавшиеся обманом до власти, конечно же, не смогли удержать бразды правления Великой Державы, и смута приобрела неуправляемый ими характер: лживые либералы, обманутые обманщики были сметены жесточайшей чекистской диктатурой Троцкого, Свердлова и Ленина. В руках новых циничных правителей оказалась земная жизнь Царской Семьи.
Исповеднический Их жизненный подвиг Господь увенчал мученической кончиной на месте последнего заключения в Екатеринбурге: в ночь на 4/17 июля 1918 года Царская Семья и Ея ближайшие слуги были зверски умучены интернационалистами-изуверами в подвале Ипатьевского особняка.
1 ноября 1981 года Русская Православная Церковь Заграницею причислила Царственных Мучеников Дома Российского к лику Церковно почитаемых Святых.
Еще совсем недавно в нашем Отечестве память о Них насильно изглаживалась усилиями атеистической власти, но Господь милостив к исстрадавшейся России. Сбывается пророчество Царя-Мученика Николая, которое содержится в Его духовном завещании, переданном из заключения Великой Княжной Ольгой Николаевной:
“Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, когорое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не ало победит зло, а только любовь”...
После стольких лет наважденного беспамятства просыпается вера народная в Царя-Заступника, и не далек уже тот день, когда в храмы нашей измученной грехами Родины будут торжественно внесены иконы Святого Благоверного Царя-Мученика Николая, иконы со светлыми ликами Царской Семьи. И тогда русские люди не раз вспомнят слова Царя Николая Многострадального:
“Я имею непоколебимую веру в то, что судьба России, Моя собственная судьба и Моей Семьи в руках ГОСПОДА, КОТОРЫЙ поставил Меня на то место, где Я нахожусь. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед ЕГО волей, в убеждении, что никогда не имел иной мысли, как служить той стране, которую ОН Мне вручил...”
Небесный современник и сотаинник Царя-Мученика Николая Преподобный Серафим Саровский еще в пору своего земного пути предсказывал, что его как святого прославит Царь, а он того Царя прославит более.
А еще Преподобный предсказывал о последних победных временах России, что после страшных испытаний пробудит к покаянию русский народ Кремлевский Царь-Колокол. Могучий благовест Царя-Страстотерпца плывет над Русской Землей. Верная служба Его совершается у Самого Престола Господня, слышна она и нам. И будет она за нас и нашу Святую Отчизну во веки веков. Аминь.
Апрель 1990 г., 6 июля 1994 г.
Статья была написана осенью 1989 — весной 1990 г. как вступление к пояснительным текстам выставки “Царский Архив”. Впервые ее опубликовали под заглавием “Его Императорское Величество Государь Император Всероссийский НИКОЛАЙ II АЛЕКСАНДРОВИЧ” в Русской грамоте “Земщина” в мае 1991 г. (№ 14), затем ее перепечатал вестник “Сергиев Посад” и газета челябинских казаков “Братчина” (везде без указания автора).
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! РАДОСТЬ МОЯ!
О встрече мощей Преподобного Серафима Саровского в Москве 7 февраля 1991 года
Вся Православная Москва, весь честной люд сего Третьего Рима сошелся навстречу Преподобному Серафиму Саровскому Чудотворцу, чьи мощи столь чудесно и внезапно, но вместе с тем столь долгожданно были вновь обретены в Граде Святого Апостола Петра во дни празднования Рождества Христова.
Сбылось и есть с нами чудо последних времен, которое возводит Святую Церковь на порог лествицы новых дивных событий, предреченных Саровским Угодником Божиим. — Дивеево станет Лаврою...
— Кремлевский Царь-Колокол чудесным образом будет перенесен туда...
— Сам Преподобный батюшка воскреснет для трехдневной всемирной проповеди покаяния, и со всех концов земли съедутся в Дивеево народы, чтобы увидеть чудо этого воскресения...
Об этом только и говорили в толпе взволнованного народа, ожидавшего прибытия Патриаршего поезда со святыми мощами. Говорили что в день обретения мощей в Питере случилась зимняя гроза. Гроза прошла и в Москве — с ливнем. Так сам Пророк Божий Илия приветствовал своего сподвижника по проповеди покаяния во дни антихристовы, небесным огнем сожигая и чистою водою смывая терновые путы вражьего заклятия, отделявшего Церковь Воинствующую — земную от ее Небесной Святыни, в мощах Преподобного Серафима вещественно предстательствующей на земле для нас грешных.
Невольно на ум приходило сравнение с первым торжеством, когда в 1903 году Сам Государь Император Николай Александрович со Своей Августейшей Родней приехал в сокровенный в лесной глуши Саров на прославление великого чудотворца. Еще при жизни своей святой батюшка предсказывал: “Тот Царь, который меня прославит, Того я еще больше прославлю”.
В воспоминание об этом на перроне Николаевского вокзала над радостно-молитвенной толпой возвышался портрет Государя-Страстотерпца.
Тихо и непрерывно текло над вокзалом молитвенное пение. Как вдруг стройно грянуло всеустное “Ублажаем тя!..”. Вдалеке, в самом начале перрона показалась большая, в рост, икона Преподобного, неторопливо двигавшаяся ко встречавшим. Вслед за иконой, покачиваясь на людских волнах, плыла золотая лодочка с его святыми благоуханными мощами.
Не верилось, что здесь на грешной, на истомившейся в неволе Русской Земле обыденной будничностью свершалось непонятное еще для погрязшего в суете и пороке мира начало великого Торжества Православия.
Потек народ православный за мощами, потек живительной влагой Крестный Ход по опаленной смертным жаром пустыне, возвращая ей жизнь и наполняя ее смыслом земли, почвы, в которую пришло время сеять зерна вечности.
Вслед за кораблецом со святою плотью Угодника шествовал Патриарх. Чуть поодаль, как и полагается. Русский Царь — несомым Образом в окружении российских черно-золото-белых знамен.
Омыл Крестный поток древнюю Каланчевскую площадь, устремился по Новорязанской улице к Патриаршему Богоявленскому Собору.
И понеслось радостное — как бы и не ко времени, накануне-то Сретения до Великого Поста:
“Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!”
Молитвенная процессия строго вступила под своды Божьего Храма. Волны людские еще долго колыхались на паперти. Так и не вместил громадный Собор всех, собравшихся на великое Церковное Торжество.
Но Государь, но иконы Святых Царственных Мучеников, знамена и хоругви Земли Русской вступили в Храм так же торжественно, как и ковчежец со святыми мощами.
Людская стихия чудесным образом оказалась разъединенной именно в тот момент, когда должно было войти в Собор несшим эти новоявленные Православные Святыни. В тот момент не было ни суеты, ни толкучки. Тихо, как роса на руно, сошло на народ новое чудо.
Впервые за семьдесят с лишком лет в плененной Москве в Патриаршем Соборе — портрет Государя. Впервые — икона Царской Семьи.
Без слез трудно и вспоминать, что творилось кругом. Православные, крестясь, плакали и со слезами текли приложиться к портрету Святого Царя-Мученика и к Его гонимой пока иконе.
Наконец-то! — сквозь слезы вздыхали благочестивые жены.
Слава Тебе, Господи!
С нами Царь Мученик!
Вот они, Великие Страстотерпцы...
Плакали радостно и целовали святыни — портрет Государя, икону и даже древко русского знамени. И не могли сдержать слез.
И вся Русская Церковь видела это. Все видели любовь к святым. Любовь к преподобному Серафиму соединилась в едином духе с любовью с Августейшим Страстотерпцам.
“Преподобие отче наш Серафиме, моли Бога о нас!” — пел с народом Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй. И пока еще не произнесенное вслух, но творимое в сердцах православных готово было сорваться с уст: “Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас!”
И когда Патриарх обращал свой взор к народу, на него смотрели с портрета ясные и властные очи Русского Царя.
Одной из матушек — старых прихожанок Собора, как потом рассказывали, было накануне торжества знаменательное сонное видение. Явился к ней, будто бы, сам преподобный Серафим и сказав:
— Завтра увидимся в Храме, — добавил загадочно, — там и еще одного святого увидишь!
Все утро пробыла в недоумении, не могла понять смысла сказанного ей благочестивая матушка. “Ведь святых-то много...” И только когда узрела торжественно вносимый в Храм никогда не бывший здесь прежде большой портрет Государя, по сердечному восторгу и слезному умилению поняла, кого имел в виду преподобный Саровский чудотворец.
В связи с этой цепочкой чудесных знамений хотелось бы рассказать еще об одном, которое по своей сокровенной природе известно пока малому числу верующих.
В Москве проживает благочестивый раб Божий Евгений — внучатый племянник старца отца Митрофана Серебрянского, бывшего духовником Святой Преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы Феодоровны и настоятелем храма в Марфо-Мариинской обители. По наследству от отца Митрофана в доме раба Божьего Евгения хранится замечательная икона, писанная в Царских Кремлевских мастерских после рождения Святого Царевича-Мученика Алексия, вероятно, в том же 1904 году.
Это икона Феодоровской Божьей Матери — Покровительницы Царственного Рода Романовых. Ей справа и слева предстоят Святитель Московский и Всея Руси Митрополит Алексий и Преподобный Серафим Саровский. Чудный образ как бы предсказал почти за девяносто лет заранее о встрече мощей двух Великих Российских Угодников в Москве под сводами одного Храма: мощей святителя Алексия, пребывающих в Богоявленском Соборе со времен Великой Отечественной войны и вновь обретенных мощей Преподобного Серафима. Так в единой святыне зримым образом явлено единение и Святого Царевича Алексия, рожденного после Царственного паломничества в канун Пасхи 1903 года к мощам Святителя Алексия и паломничества в том же году, именуемого “Саровской Пасхой”, и всего Рода Романовых.
Возможно для маловерных, сомневающихся в подлинности мощей Преподобного Серафима, это знамение послужит к укреплению веры. И нас, малодушных, оно укрепляет в надежде скорейшего прославления на Русской Земле Святых Царственных Мучеников Дома Российского.
Февраль 1991 года
Репортаж был опубликован без указания автора в Русской грамоте “Земщина” № 7 за 1991 г. и в православно-патриотическом вестнике “Сергиев Посад” № 4, 1991 г.
О ЛЮБВИ
Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил ч за всех молится, чтобы на мстили за себя, и чтобы помнили. что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь...
Завещаниие-пророчество Святого Царя-Мученика Николая,
переданное через Великую Княжну Ольгу
Не по силам да и не по чину говорить и тем более писать о любви — Евангельской, духовной, о заповедной высоте человеческой жизни. Но как тению чувственная юношеская влюбленность что-то говорит о первообразе.
В младые года впервые влюбляешься в какую-нибудь миловидную спутницу, мучаясь от неразделенного влечения. Так и в зрелости нас нежданно-негаданно порой посещает такая слепая любовь, которую иначе и не опишешь, как сравнивая с полудетскими переживаниями.
Я, русский человек, духовной сиротой дожил до 26 лет и не ведал материнского уюта Дома Пресвятой Богородицы — России и Православной Церкви: рос, как полевая трава, получая по порядку начальное, среднее, а затем высшее образование, при том никак не образуясь — ничего главного не зная о своем Отечестве, о вере своих пращуров. А с обретением, по милости Божией, веры открылся неведомый мир: апокалиптический образ человеческой истории, где есть место всему: привязанности и неприязни, верности и безрассудству.
Видимо, с обретением Веры Православной, с узнанием нашего священного прошлого и заронилось в сердце зерно блаженной любви к Сербии и Черногории.
Так получилось, что прежде ничего не знал об этих, родных нам русским народах, да и сейчас знаю очень мало. (И в юности то же: найдя сердечную избранницу, мы порой ничего не знаем о ней, и видя в ней достоинства и недостатки, не судим, а просто любим ее.) Но тем горячее зрелое чувство в сознании его бескорыстной взаимности.
Нет больше желания, чтобы всеми возможными силами прекратить стоустую ложь о любимой Сербии. Я знаю, что это теперь не в наших силах.
И пускай весь мир думает и слышит, как он хочет думать и слышать, но видит Бог (наше русское сердце видит Он), как мы горюем и болеем о наших единоверных, единокровных братьях. И пусть даже об этом нашем чувстве несется всепланетная ложь.
Когда я слышу — “Сербия”, мое сердце вздрагивает, оно переполняется теплом, которое я чувствовал, когда думал о самой первой своей возлюбленной. У нас русских нет слов, которые мы могли бы сказать любимому нами сербскому народу, как мы трудно дышим, когда нашего слуха касаются звуки: “Сербия”... Черногория”...
Вот поэтому я не могу высказать что-то внятное и последовательное — просто вспоминаю, как это чувство жило и живет во мне.
У меня есть друг — мой тезка, журналист Леонид Симонович. По отцу он происхождением серб.
Был съезд Союза Православных братств России. Нам поручили составить слово “Молчанием предается Бог” — от имени съезда. Тогда в Вуковаре Господь прославил 40 сербских отроков-мучеников. И мы никак не находили нужных выражений, как об этом сказать одуревшему от телевидения миру.
Это было в Сергиевом Посаде. Мы с Леонидом едва сдерживали слезы пред лицем друг друга, когда, удалившись от взволнованного собрания русских черносотенцев, пытались высказать общее для всех нас переживание в кратком обращении к нашим православным народам. Уже когда подписывали принятое съездом воззвание, при указании даты — 13/26 марта 1992 года — заглянули в церковный календарь. Оказалось, что это день памяти Преподобного Стефана, в иночестве Симеона, мироточивого Сербского Царя [161 Царь Стефан Неманя — отец Преподобного Саввы Сербского по примеру сына отрекся от престола в пользу наследника и постригся в монахи с именем Симеона.].
Съезд воззвал всецерковно прославить Новомучеников нынешней войны с антихристом, и соборный голос был услышан.
Малое время спустя один русский священник составил службу об этих Вуковарских великомучениках-младенцах, и мы с друзьями и братчиками Братства Святого Благоверного Царя-Мученика Николая служили ее в тот год в Страстной Четверг.
Это было первое в моей жизни внятное признание в любви к Сербии. Не мое личное, но тем вернее, что соборное — с единомышленниками.
О любви есть такое определение, которое теперь слышится пошлым и гадким, когда речь о любви чувственной, но в Православии это определение живо в первозданной свежести — “сладость”... Это как Акафист Иисусу Сладчайшему, как песня любви к Богу Любящему. И так по-духовному сладостно сознавать, что Сербия любит Россию, любит тебя...
Вот об этой любви я бы хотел порассуждать в этих двух-трех словах, которые ты прочитаешь, мой добрый русский читатель.
Сербский святитель Николай в прошлом веке подбадривал свою угнетенную иноверными поработителями паству словами:
“Бог и Россия”.
Мы за скорбной трапезой, подняв с братчиками наполненную горьким вином братину, в сердечном гласе с верою и надеждой взывали:
“Само слого Сърбия спасава... и Россию”.
Только соборность, только согласие, только любовь спасет нас — Святую Русь и Серебряную Сербию!
Богослов, философ, стихотворец Матфей Арсеньевич говорит об исконно русском неотрывно от Сербии:
“Наша военная доблесть выразилась в полной мере в победе Святого Александра Невского над шведскими крестоносцами в XIII
Сербский поэт Иоле Станишич в сердцах сказал русскому скульптору Вячеславу Клыкову:
“Россия сейчас одним должна помочь Сербии: пусть Россия наведет порядок у себя в доме, тогда и в Сербии все установится”.
Мне, русскому больно и горько слышать такое, но я слушаю это с любовью, и, не прощая себе, возношу заслугу подвижничества любимым нами сербам.
И еще Вячеслав Клыков недавно рассказывал. ...С Православной миссией в Солунь они проплывали на паруснике мимо Святого Афона. Подняв русский державный черно-золото-серебряный стяг, они встретили гостя из древнего сербского монастыря Хиландара.
С катера на легкий трап ступил молодой монах — ветеран сербской войны, которая грубыми шрамами отобразилась на его лице. “Христос Воскресе!” — приветствовал он русских людей, воздев руки горе, а затем благословил всех паломников на корабле и с тем — их единомышленников, которые остались в России, большой гроздью деревянных наперсных крестов.
После соборного молебна путешественники передавали монаху поминальные записки для того, чтобы в Хиландарской обители помолились об их близких. С записками протягивали и деньги...
Серб деньги не взял:
“Мы с русских не берем! Драгоценные златые вклады в Хиландар за всех русских до Страшного Суда сотворил Благоверный Царь Иоанн Васильевич Грозный!” [162 Мать Иоанна Грозного, в девичестве Княжна Елена Глинская, по своей матери-сербке происходила из княжеского семейства Якшичей, принадлежавшего древнему роду Немановичей — исконно сербских Царей, роднившихся неоднократно и с Византийскими Императорскими Домами.]
По милости Божией Хиландарский крест-благословение достался и мне. Я не видел того бодрого Христова воина, только слышал рассказ о нем. Но с его крестом передался и мне огонь его любви к России.
Благословения любви Сербской Земли к Святой Руси знаменуются многими зримыми символами.
Русский “Номоканон-Кормчая” составлен в Патнелиимоновом монастыре на Афоне царственным Святым Саввою Сербским. Русскую Первоверховную кафедру дважды возглавляли сербские Святители — митрополиты Киприан и Григорий.
Неоднократно сербские архиереи и даже Патриархи в период агарянских гонений находили временное пристанище на Русской Земле.
Митрополит Арсений III дважды обращался к Благочестивейшему Императору Петру Великому с просьбой распространить свою власть и влияние на землю “Славяно-Сербскую”. А в 1717 году на Северном Донце и на Лугани возникли сербские военные поселения — так называемая Новая Сербия. В признательность об этом серб Захария Орфелин написал на русском языке и опубликовал в России в 1772 году “Житие Петра Великого”.
В пору жестоких испытаний Русской Церкви, когда кровавая междоусобица пронзила самое сердце России и разделила ее на непримиримо враждующие лагеря, гонимую часть русского народа с распростертыми объятиями приняли благодарное Сербское Королевство и Сербская Православная Церковь, давшие на десятилетия приют изгнанникам.
Именно в Сербии зародилось сугубо церковное почитание Святого Великомученика и Страстотерпца Царя Николая Александровича. В Охридском монастыре откровенно был создан первый иконописный образ Августейшего Русского Мученика. [163 “Прошло немного более десятилетия со дня Екатеринбургской трагедии, и погибший монарх впервые был назван святым, правда еще не у себя на родине. В 1930 году в Белграде освящали храм св. Александра Невского, заложенный в 1877 году благодарным сербским народом в память русским воинам, живот свой положившим за свободу и независимость Сербии, и Белградская печать ожила воспоминаниями 1914 года: “Царь Николай, благодетель славянства, защитник православных братьев с берегов Дуная, спаситель бесконечных верениц солдат, беженцев и учеников из пропастей Албании, воскрес в эти дни своим святым ликом”. Синод Сербской Православной Церкви не раз поднимал вопрос о причислении погибшего Государя к лику святых наравне с просветителем сербским св. Саввой, царями Стефаном и Симеоном, князем Лазарем... В высокочтимом монастыре сербском св. Наума на Охридском озере в Южной Сербии среди 15 ликов святителей в овалах написан и скорбный лик последнего Русского Царя. История написания лика такова: однажды в сумерки художник-иконописец, расписывающий храм, вошел во внутрь. Внизу был уже мрак, и только купол прорезывали последние лучи заходящего солнца, на стенах храма была какая-то чарующая игра светотеней. Все кругом казалось неземным и чудесным. И в этот момент художнику почудилось, что оставленный им чистый овал ожил, и в нем он явно мог различить скорбный лик Русского Царя. Пораженный чудесным видением, долго стоял иконописец в полном оцепенении, охваченный молитвенным порывом... А придя в себя, он начал лихорадочно работать углем, набрасывая контуры чудесного видения”.
П.Пагануцци “Правда об убийстве Царской Семьи”, Москва, 1992 г., с. 136.]
В Сербии же была сохранена величайшая Российская Императорская Святыня — нетленная десница Святого Пророка и Предтечи Господня Иоанна Крестителя. Мученический подвиг и опыт России духовно подготовил сербский народ к стоянию в Вере Православной в пору гонений во время Второй Мировой войны, когда врагами Православия был уничтожен миллион сербов только за их приверженность учению Апостольской Церкви. Сербы веками поют древнюю сербскую песню:
Нет красивее Веры Христианской,
Серб Христов есть, радуется смерти!
В мае 1992 года в Москве на Днях Славянской письменности и культуры показывали фильм “Яма” о страшных глубоких горных провалах, куда ненавистники Истины сбрасывали тысячами безоружных сербских женщин, стариков и детей.
После просмотра этого страшного кинодокумента, бесстрастного свидетельства всенародного подвига, мы с другом подошли к оператору фильма Райко Джурджевичу — тогда уже фронтовому оператору, — поскольку фильм “Яма” он снимал в начале 1991 года в еще довольно мирной Югославии, а осенью он со своей камерой уже прошел Вуковар — сербский Сталинград. Он сказал тогда мне и моему Другу Леониду Симоновичу:
“Мне все равно, в какой ходить храм — на сербской улице или на русской”.
И еще он сказал, когда Леонид заговорил о восстановлении Православной Монархии в России и Сербии:
“Зачем нам два Царя? Нам на всех достаточно одного Царя — Русского...”
Сербы и Черногорцы говорят: “Нас с русскими 150 миллионов”.
Скажем и мы:
“Нас с ними 150 миллионов. Нас — Христовых с Небом — вся Вселеная!
Святой Преподобный Серафим Саровский пророчествовал о грядущих искушениях миру во времена антихристовы. Но вместе с предостережениями об этой грядущей тяготе он обнадеживал словами о воскрешении распятой России, с которой сольются единоверные племена “в единый славянский океан”.
Сейчас, в пору страшного разделения православных славян на множество республик, трудно даже представить пути обретения обетованной преподобным соборности.
Но что, как не скрепа любви между Сербией и Велико-Россией, может вернее соединить разрозненные семьи украинцев, белоруссов, болгар, карпатороссов и всех сущих в едином церковно-славянском языке народов?!
Это — Видим убо ныне якоже зерцало в гадании, тогда же лицем к лицу: ныне разумею от части, тогда же познаю, якоже и познан бых. Ныне же пребывают вера, надежда, любы, три сия; больши же сих любы (1 Кор. 13:12-13).
Теперь мы видим, как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.
23 июля/5 августа 1994 года от Р.Х.
Память икон Божией Матери Почаевской
и Всех Скорбящих Радосте — с грошиками.
Опубликовано в газете “Русь Державная” № 7(10) 1994 г.

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ