стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>




УДК 802.0
ББК 81.2 Англ
Ч 49

Научный консультант: доктор филологических наук проф. И. О. Шайтанов

Рецензенты: доктор филологических наук проф. кафедры зарубежной литературы Красноярского государственного педагогического университета М. И. Воропанова; доктор филологических наук доцент кафедры зарубежной литературы Коломенского государственного педагогического института М. И. Никола

Черноземова Е.Н.
История английской литературы: Планы. Разработки. Материалы. Задания. — 2-е изд., испр. — М.: Флинта: Наука, 2000. - 240 с.

ISBN 5-89349-098-3 (Флинта)
ISBN 5-02-022500-2 (Наука)

Пособие адресовано студентам английских отделений фа­культетов иностранных языков. Его материал охватывает основ­ные темы курса «История английской литературы». История литературы Англии представлена в системе жанровых взаимодей­ствий.
В Приложениях даны материалы для самостоятельной разра­ботки, сопровожденные вопросами и заданиями, ориентиро­ванными как на углубление знаний по страноведению, так и на освоение заявленной в пособии концепции системы жанровых взаимодействий. При анализе текстов студентам предлагается выявить своеобразие освоения темы или образа разными лите­ратурными жанрами. Материалы Приложений собраны студен­тами английского отделения факультета иностранных языков Московского педагогического государственного университета и могут быть использованы как для выполнения самостоятельных работ, так и для разработки спецвопросов, семестровых и кур­совых заданий под руководством преподавателей.
Пособие может быть использовано студентами филологи­ческих факультетов для работы над освоением истории литера­туры Англии, преподавателями в ходе спецкурсов и спецсеми­наров по английской литературе, а также учителями колледжей и лицеев гуманитарной направленности.

ISBN 5-89349-098-3 (Флинта)
ISBN 5-02-022500 (Hayкa) © Издательство «Флинта», 1998

ПЛАН ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ ЛИТЕРАТУРЫ АНГЛИИ раннего средневековья — конца XVIII века

I. Понятие «английскости». Его наполнение. Истоки и исто­рия формирования.
Понятие об истории литературы как о системе жанровых вза­имодействий и ее задачах. Понятие об исторической поэтике и идее функциональности художественного слова.

Литература
1. Бенвенист Эмиль. Словарь индоевропейских социальных терми­нов: Хозяйство, семья, общество. Власть, право, религия. (1969): Пер. с фр. / Ред. и вступ. ст. Ю.С. Степанова.— М., 1995.
2. Гачев Г. Национальные образы мира: Космо-Психо-Логос. — М, 1995.
3. Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символи­ки в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов. — М., 1996.
4. Мерцалова М.Н. Костюм разных времен и народов.— Т. 1.— М., 1993.— Гл. Западноевропейский костюм эпохи раннего средневеко­вья. — С. 162—175. Западноевропейский костюм эпохи позднего сред­невековья. — С. 177—222. Английский костюм эпохи Возрождения. — С. 417-480.
5. Веселовский А.Н. Историческая поэтика.— М., 1989.

II. Литература раннего средневековья. Понятие о средних веках. Жизнь термина. Своеобразие мировоззрения средневеко­вого человека. Кельтский эпос. Представление о саге и ее уста­новке на достоверность. Саги о Кухулине. Представление о ска­зителе и неосознанном авторстве. Понятие побратимства. Фор­мирование эпоса.

Литература
1. Древнеанглийская поэзия / О.А. Смирницкая, В.Г. Тихомиров. — М., 1982.
2. История зарубежной литературы средних веков: Хрестоматия. Латинская, кельтская.../Сост. Б.И. Пуришев. — М., 1974. — С. 72—102.
3. Веселовский А.Н. Эпические повторения как хронологический момент//Веселовский А.Н. Историческая поэтика/Сост. и коммент. В.В. Мочаловой.— Вступ. ст. И.К. Горского. — М., 1989. — С. 81—100.
4. Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. — М-, 1981.
5. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. — М., 1984.
6. Иванов В.В. Происхождение имени Кухулин // Проблемы сравни­тельной филологии: Сб. ст. — М.; Л., 1964. — С. 451—461.
7. Калыгин В.П. Язык древнейшей ирландской поэзии/В.Н. Ярце­ва.- М., 1986.
8. Королев А.А. О древнейших памятниках ирландского языка // Теория языка. Англистика. Кельтология. — М., 1976. — С. 270—277.
9. Пропп В. Морфология сказки. — Л., 1928.
10. Стеблин-Каменский М.И. Мир саги. Становление литературы. — Л., 1984.
11. Old English Literature/Ed. Malcoln Godden and Michael Lapidge. — Cambridge, 1997.

III. Англосаксонский эпос «Беовульф». Принадлежность роду, готовность и желание его защитить как ведущая черта эпичности. Образ сказителя в эпосе. Структура текста, постро­ение повествования. Установка эпоса на устное произнесение, повторы как способ запоминания текста большого объема и проговаривания его в условиях пира и меняющейся аудитории. Воз­враты в прошлое и инверсии, подчиненные логике эпического конца.

См. литературу к практическому занятию № 1.

IV. Средневековый рыцарский роман. Основные группы рома­нов. Кодекс рыцарской чести, его формирование и переосмысле­ние. Основные циклы рыцарских романов. Принципы циклиза­ции. Место и время бытования. Вариативность. Романы о Трис­тане и Изольде в книге Т. Мэлори «Смерть Артура». Судьба рыцарской идеи в последующие эпохи.

Литература
1. Мэлори Т. Смерть Артура/Б.И. Пуришев. — М., 1974. — (Лит. па­мятники).
2. Легенда о Тристане и Изольде/Ст. Михайлова А.Д. История ле­генды о Тристане и Изольде. — М., 1976.
3. История зарубежной литературы: Раннее средневековье и Воз­рождение. — Раздел III. — Гл. 12. — Рыцарский роман. — М., 1961. — С. 125-141.
4. История всемирной литературы. — М., 1984. — Т. 2. — С. 548— 551, 569—571. (P.M. Самарин, А.Д. Михайлов. Рыцарский роман. Исто­ки рыцарского романа. Английский рыцарский роман).
5. Мелетинский Е.М. Средневековый роман: Происхождение и классические формы. — М., 1983.
6. Михайлов А.Д. «Смерть Артура» сэра Томаса Мэлори//Мэлори Т. Смерть Артура: Роман-эпопея. — В 8 кн. — М., 1991. — Т. 1. — Кн. 1—5. — С. 5—21/Предисл. А. Скогорева.
7. Попова М.К. Английский рыцарский роман в стихах. — XII—XIV //филол. науки. - 1983. - № 5. - С. 23-29.
8. Hebron Malcolm. The Medieval Siege: Theme and Image in Middle English Romance. — Oxford, 1997.
9. Woman and Literature in Britain 1150—1560/Ed. Carol М. Meale.

V. У. Ленгленд и Дж. Чосер. Два направления в развитии ан­глийской литературы. Предпосылки английского культурогенеза. Представление о жанрах духовной письменности. Взаимодей­ствие жанров проповеди и жития, структуры моралите в контек­сте видения у Леигленда. Влияние знакомства с итальянской ли­тературой на жанровое разнообразие «Кентерберийских расска­зов» Чосера.

Литература
1. Чосер Джеффри. Кентерберийские рассказы/Пер. И. Кашкина и О. Румера. — Вступ. ст. и примеч. И. Кашкина. — М., 1973 (БВЛ); М., 1988.
2. Гарднер Д. Жизнь и время Чосера. — М., 1986.
3. Матузова В.И. Англоязычная критика о Чосере (обзор) — 70-е годы//Современные исследования по литературе средних веков и Воз­рождения. - М., 1994. - С. 124-139.
4. Алексеев М.П. Пушкин и Чосер//Алексеев М.П. Пушкин. Сравни­тельно-исторические исследования.— Л., 1972. — С. 378—392.
5. Богодарова Н.А. Джеффри Чосер: Штрихи к портрету//Средние века. - М., 1990. - Вып. 53. - С. 213-225.
6. Грановский Т.Н. Лекции по истории позднего средневековья/ Предисл. С.А. Асиновской.— М., 1971. — Лекция 6—7. — С. 57—65.
7. Жюссеран. История английского народа в его литературе: Пер. с фр. - СПб., 1898.
8. Зарубежная литература средних веков: Нем., исп., ит., англ..: Хрестоматия/Сост. Б.И. Пуришев. — М., 1975. — С. 274—285.
9. Кашкин И. Для читателя-современника. — М., 1968. — Чосер. — С. 227-261.
10. Куценко А.В. Эпитет в «Кентерберийских рассказах» Дж.Чосера//Семантические и стилистические преобразования в лекси­ке и фразеологии современного английского языка. — М., 1987. —С. 62-74.
11. Никола М.И. Английская литература XIV в.: Становление наци­ональных культурных традиций. — М., 1994.
12. Никола М.И. Эволюция средневековых видений и «Видение о Петре Пахаре» Уильяма Ленгленда: Автореф. канд. филолог, наук. — М., 1980.
13. Никола М.И. «Видение о Петре Пахаре» Уильяма Ленгленда: Своеобразие жанра//Метод и жанр в зарубежной литературе.— М., 1979. - Вып. 4. - С. 38-48.
14. От средневековья к новому времени. Новый человек//Средневековая Европа глазами современников и историков. — В 5 ч.— Ч. 2. — Европейский мир X—XV вв./Б.А. Филиппов, А.Л. Ястребицкая. — М., 1994.
15. Попова М.К. Литературные и философские истоки «Кентерберийских рассказов» Дж. Чосера: Автореф. канд. филолог, наук. — Л., 1980.
16. Хейзинга Й. Осень средневековья. — М., 1988.
17. Соболев В. К проблеме жанрового своеобразия «Кентерберийских рассказов» Чосера//Сб. научных трудов/Вузы ЛитССР. — Лит. — Вильнюс. - 1987.- № 29 (3). - С. 16-21.
18. Художественный язык средневековья. — М., 1982.
19. Essays on Ricardian Literature: In Honour of J.A. Barrow/Ed. A.J. Minnis, Ch.C. Morse and Thorlac Turvill- Peter. Ch. 7: Looking for a Sign: The Quest for Nominalism in Chaucer and Langland. — P. 142—178. — Oxford, 1997.
20. The Long Fifteenth Century: Essays for Douglas Gray/Ed. Helen Cooper and Sally Mapstone. — Oxford, 1997.

VI. Понятие о Возрождении. Спор о термине и мотивы вы­деления Возрождения в самостоятельную эпоху. Изменение отношения к человеку. Понятие о гуманизме и Реформации. Т. Мор.

Литература
1. Гарин И.И. Уиклиф//Гарин И.И. Лютер.— Харьков, 1994.— С. 24-30.
2. Гарин И.И. Кальвин. — Харьков, 1994.
3. Голенищев-Кутузов И.Н. Т. Мор и его предшественники (Из ис­тории англо-итальянских литературных связей//И.Н. Голенищев-Кутузов. Романские литературы. — М., 1975. — С. 73—120.
4. Джон Уиклиф//Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: Средневековье. — СПб., 1994. — Раздел 7.5.
5. Кудрявцев О.Ф. Самовластие человека: Преломление одной гума­нистической идеи в «Утопии» Томаса Мора (ч. П)//Средние века. — Вып. 57. - М., 1994. - С. 158-169.
6. Никола М.И. «Актуальная проза» Джона Уиклифа//Никола М.И. У истоков английской прозы. — Коломна, 1995. — С. 43—98.
7. Осиновский И.Н. Политическая тенденция «Истории Ричарда III» Томаса Мора//Европа в средние века. — М., 1972. — С. 407—420.
8. Subject and Object in Renaissance Culture/Ed. Margareta de Grazia, Maureen Quilligan, Peter Stallybrass. — Cambridge, 1997.
VII. Творчество предшественников Шекспира. Формирование принципов эстетики английского Возрождения. Две тенденции в ее развитии: идеализация прекрасного и эстетизация ужасного. По­нятие о маккиавеллизме. Петраркизм английского сонета. Роль моралите в формировании системы жанров английской драматур­гии. Жанровое своеобразие ренессансной трагедии (К. Марло) и высокой комедии Возрождения (Дж. Лили).

Литература
1. Sidney Ph. Defence of Poesy//The Idea of Literature: The Foundations of English Criticism/Сост., вступ. ст. Д.М. Урнова. — Коммент. Ю.В. Палиевской. (Английский литературно-критический очерк). — М.,
1979. - С. 31-33.
2. Сидни Ф. Защита поэзии/Пер. В.Т. Олейника//Литературные ма­нифесты западноевропейских классицистов: Собрание текстов/Вступ. ст. и общая ред. Н.П. Козловой. — М., 1980. — С. 133—174.
3. Марло К. Сочинения/Пер, с англ. Ред. А. Смирнова; Вступ. ст.А. Парфенова. — М., 1961; М., 1996.
4. Современники Шекспира: Сб. пьес: В 2 т. — М., 1959.
5. The Cambrigde Companion to English Renaissance Drama/Ed. A.R. Braunmuller and Michael Hattaway. — Cambridge, 1997.

VIII. Творчество Шекспира. Актуальные проблемы.
1. Проблема жанра. Поэтика и функция жанровой ориента­ции названий пьес и Прологов.
2. Системообразующие конфликты. Магистральные сюжеты.
3. Ключевые слова: grace, honour, virtue. Понятие о жанро­вом слове.

Литература
1. Кржижановский С. Страницы, которых нет. — М., 1995.
2. Пинский Л.Е. Магистральный сюжет. — М., 1990.
3. Пинский Л.Е. Шекспир: Основные начала драматургии. — М., 1971.
4. Шайтанов И.О. Глазами жанра: Проблемы англоязычной крити­ки в свете исторической поэтики//Англистика. Сб. ст. по литературе и культуре Великобритании. — Вып. 1. — М., 1996. — С. 3—26.
5. Шайтанов И.О. О Шекспире, драматурге и поэте//Шекспир У.
Собр. соч.: В 8 т. - Т. 1. - М., 1992.
6. Шайтанов И.О. Жанровое слово у Бахтина и формалистов//Вопр. лит.— 1996. — Май—июнь. — С. 89—114.
7. Разделы «Комментарии», «Критика о У. Шекспире», «Из опыта учителя» и др.//у. Шекспир. Пьесы. Сонеты: Книга для ученика и учителя/Сост., предисл., коммент., справочно-метод. материалы И.О. Шайтанова. - М., 1997. - С. 549—746.

IX. Английская поэзия XVII — начала XVIII века. Обзор. Дж. Донн. Дж. Мильтон. А. Поуп. Влияние внелитературных фак­торов на жанровые изменения в поэзии и качество поэтического слова. Значение открытий науки, общественных и политических событий для обретения английской поэзией своеобразного пафоса как одной из важнейших жанровообразующих черт. Взаимодей­ствие жанров проповеди и памфлета. Понятие о метафизике.

Литература
1. Milton J. Areopagitica//The Idea of Literature: The Foundations of English Criticism. — (Английский литературно-критический очерк). — М., 1979.
2. Мильтон Дж. О том роде драматической поэзии, которая назы­вается трагедией/Пер. Ю.Б. Корнеева//Литературные манифесты за­падноевропейских классицистов. — М., 1980.
3. Pope A. Preface to Homer's Iliad//The Idea of Literature.— М., 1979. - С. 42-43.
4. Шайтанов И.О. Чаадаев и Пушкин в споре о всемирности//Вопр. лит. - 1995. - Вып. IV. - С. 190-202.
5. Английская комедия XVII—XVIII веков. Антология/Сост. И.В. Ступников. — М., 1989.
6. Самарин P.M. Творчество Джона Мильтона. — М., 1964.
7. Ступников И. Английский театр: Конец XVII — начало XVIII века. — Л., 1986.
8. Сидорченко Л.В. Александр Поуп и художественные искания в английской литературе первой четверти XVIII века.— СПб., 1992.
9. Сидорченко Л.В. Своеобразие классицизма А. Поупа («Опыт о критике»)//Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе. — Сб. ст./Н.П. Михальская. - М., 1983. - С. 3-18.
10. Шайтанов И.О. Мыслящая муза. — М., 1989. — Разделы «В по­исках цельности». — С. 121—193. «Традиция философского спора. Рус­ский Поуп». - С. 194-203.

X. Английский роман XVIII века. Обзор. Вырастание романа из периферийных жанров журналистики и деловых записей. Со­хранение журналистской установки на достоверность изображае­мых событий.

Литература
1. An Anthology of the English Literature. — XVIII. — L„ 1974. — Хрес­томатия по английской литературе. — XVIII/И.В. Ступников. — Л., 1975.
2. Defoe D. An Essay Upon Literature//The Idea of Literature. — М., 1979. - С. 44-46.
3. Fielding H. Preface to Joseph Andrews//The Idea of Literature. — М., 1979. - С. 47-53.
4. Johonson S. The Rambler, Number 4, 1750//The Idea of Literature. —M„ 1979. - С. 54-59.
5. Гольдсмит О. Векфильдский священник/Пер. Т.М. Литвиновой; Вступ. ст. и коммент. Ю.И. Кагарлицкого; Ред. К.И. Чуковский. — М., 1956.
6. Честерфильд Ф. Письма к сыну: Пер. с англ. — М., 1993.
7. Шефтсбери. Эстетические опыты/Сост., пер., коммент. Ал.В. Ми­хайлова. — М., 1975.
8. Елистратова А.А. Английский роман эпохи Просвещения. — М., 1966.
9. Левидов М.Ю. Путешествие в некоторые отдаленные страны, мысли и чувства Джонатана Свифта, сначала исследователя, а потом воина, в нескольких сражениях/Вступ. ст. А.Л. Зорина.— М., 1986.
10. Муравьев B.C. Джонатан Свифт. — М., 1968.
11. Муравьев B.C. Путешествие с Гулливером. — М., 1973.
12. Папсуев В.В. К вопросу о генезисе жанровой разновидности «ро­ман-история» (на примере романов Даниэля Дефо)//Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе. — Сб. ст./Н.П. Михальская. — М., 1983.
13. Подгорский А.В. «Дневник» Сэмюэля Пипса (К вопросу о ста­новлении английского просветительского романа)//Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе. — Сб. ст./Н.П. Михальская. — М., 1983.
14. Урнов Д.М. Робинзон и Гулливер. Судьба двух литературных ге­роев.— М., 1973.
15. Топоров В.Н, Пушкин и Голдсмит. — Wien, 1992.

Список обязательной литературы
I.
1. Древнеанглийская поэзия/О.А. Смирницкая, В.Г. Тихомиров. — М., 1982.
2. Ирландские саги/Пер. Смирницкой О.А. Ирландский эпос/Пер., вступ. ст., примеч. Смирнова А.А. — М., 1973.
3. Предания и мифы средневековой Ирландии: Сб./Сост., пер., вступ. ст. — С. 5—30. — С.В. Шкунаева/Ред. Г.К. Косиков. — М., 1991.
II.
Беовульф//Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах/Ст. и коммент. О.А. Смирницкой.— М., 1975. — С. 631—659.
III.
Мэлори Т. Смерть Артура/Б.И. Пуришев. — М., 1974.— (Лит. памятники).
IV.
Английские и шотландские баллады/Пер. С. Маршака; Ред. Н.Г. Елиной, В.М. Жирмунского. - М., 1973.
V.
1. Чосер Дж. Кентерберийские рассказы/Пер. И. Кашкина, О. Румера; Вступ. ст. и примеч. И. Кашкина. — М., 1973.— (БВЛ); М., 1988.
2. Ленгленд У. Видение Уилльяма о Петре Пахаре/Пер., вступ. ст. — С. 5—40; Примеч. — С. 271—275.—Д.М. Петрушевского — М.; Л., 1941.
VI.
Марло К. Трагическая история доктора Фауста/Пер. Е. Бируковой// Марло К. Сочинения. - М., 1961. - С. 211-279.
VII.
Шекспир У.
1. Ромео и Джульетта. 4. Гамлет.
2. Ричард III. 5. Буря.
3. Макбет. 6. Сонеты.
VIII.
Уэбстер Д. Всем тяжбам тяжба//Младшие современники Шекспира/ А.А. Аникст; Сост. АН. Горбунов и С.Э. Таск. - М., 1986. - С. 259-336.
IX.
Мильтон Дж. Потерянный рай/Пер. Арк. Штейнберга; Вступ. ст. А.Аникста; Коммент. И. Одаховской.- М., 1982.
X.
Дефо Д. Робинзон Крузо//Дефо Д. Робинзон Крузо. История пол­ковника Джека: Пер. с англ./Вступ. ст. М. и Д. Урновых; Примеч. М.Алексеева и др.- М., 1974; Л., 1974.
XI.
Свифт Дж. Путешествие Гулливерам/Свифт Дж. Избранное/Сост. и коммент. В. Рака, И. Чекалова; Предисл. В. Рака.-Л., 1987; М., 1976.

ПЛАНЫ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ

Англосаксонский эпос «Беовульф»

Отвечая на вопросы пунктов I и II плана практического за­нятия, подумайте, чем по своей пространственно-временной структуре «Беовульф» похож и чем не похож:
· на сказку;
· на хронику (летопись).
I. Спрессованность разных исторических эпох в эпосе как показатель устойчивости и незыблемости героического мира.
Временная перспектива эпоса.
1. Черты языческой и христианской культуры.
2. Рассказ о языческих традициях и осуждение язычества (175-188).
II. Пространство эпоса. Его точечность и неоднородность. Противопоставленные миры:
1. Постройка Хеорота как центра героического мира. Его вещность:
· предметы обстановки (993—998);
· описание оружия:
· называние оружия именами собственными, Нэглинг — меч Беовульфа (2680);
· рассказы об одержанных победах;
· украшения, утварь.
2. Нерукотворность логова Гренделя и исхоженный путь к нему (711, 1357-1379, 1402-1417, 1493-1494, 1512-1518).
III. Модель героического пиршества как ритуального дей­ства, утверждающего незыблемость мира:
· пиршество короля данов Хродгара;
· пиршество во дворце гаутов (1975);
· пиршество фризов во дворце Финна;
· пиршество хадобардов.
Последовательность событий и этикетность поведения:
· расположение гостей по чину;
· появление короля, одаривание гостей (1192—1201);
· появление королевы (614—630, 1980—1983);
· песнь дружинного певца (89—98, 497, 867—880, 1063—1070);
· о чем слагались песни (150—160);
· ссылки на слышанное от предшественников (778, 838, 2172, 2684, 2693, 2772);
· вставные рассказы, притча Хродгара о губительной силе власти (1724);
· словесный поединок (500 и далее).
IV. Три битвы Беовульфа. Троекратность и усложнение испы­таний. Ритуальность битв и единая композиция повествования о них: сборы, поход, поединок, последствия:
· битва с Гренделем, антигероический пир Гренделя в Хеороте как уничтожение гармонии миропорядка, «антиэтикетность» «пира наоборот», утрата вещности, натурализм, подчер­кивающий его дикость и чудовищность;
· битва с матерью Гренделя;
· последняя битва Беовульфа.
Способность героя эпоса к существованию в обоих противо­поставленных мирах. Связь его судьбы с судьбою народа.
V. Художественные особенности языка эпоса.
· Понятие об аллитерационном стихе.
Bore it bitterly he who bided in darkness [b]
Twelve-winters' time torture suffered [t]
Soul-crushing sorrow not seldom in private [s]
Sat the king in his council, conference held they [k]
Heard in his home: of heroes then living, [h]

· Постоянные эпитеты, подчеркивающие принадлежность предмета к ряду подобных.
· Описательное называние реалий:
For the sea — salt-streams, wave-deeps.
For the ship— wave-goer, broad-bosomed bark.
For the warriors — foot-going-champions, heroes-in-battle.

Литература
1. Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах/Ст. и коммент. О.А. Смирницкой. — С. 631—659; Ст. и коммент. А.Я. Гуревича. — С. 707-749. - М., 1975.
2. Зарубежная литература средних веков: Нем., исп., ит., англ..: Хрестоматия/Сост. Пуришев Б.И. — М., 1975. — С. 261—273.
3. Мельникова Е.А. Меч и лира. Гл. 7.— Героический мир англосак­сонского эпоса.— М., 1987.— С. 167—181.

II. Романы о Тристане и Изольде (по книге Т. Мэлори «Смерть Артура»)

1. Этимология названия жанра (romance). Жанровые отличия romance и novel.
2. Рыцарский роман как синтез лирических и эпических тра­диций.
3. Согласны ли вы с утверждением, что героический эпос ориентирован на слушателя-воина, а рыцарский роман адресо­ван даме?
4. Время и география бытования. История создания книги Т. Мэлори «Смерть Артура».
5. Понятие о куртуазности и рыцарской любви. Рыцарская любовь в литературе и действительности.
6. Рыцарский роман как учредитель и критик кодекса рыцар­ской чести.
7. Судьба рыцарской идеи.

См. литературу к лекции IV, с. 4—5.

Дополнительно
1. Критический обзор Серебрякова С.Б. «Европейские теории гене­зиса куртуазной любви»//Вопр. древнегрузинской лит. и руставелологии. - 1974. - № 4. - С. 153-174.
2. Сервантес М. Дон Кихот.
3. Скотт В. Айвенго.
4. Теннисон А. Королевские идиллии.
5. Киплинг Р. Пак с волшебных холмов. Подарки фей.
6. Твен М. Янки при дворе короля Артура.
7. Грин Р. Ланселин. Приключения короля Артура и рыцарей круг­лого стола.
8. Джойс Дж. Поминки по Финнегану.
9. Пристли Дж. 31 июля.
10. Уайт Т. Король в прошлом и король в грядущем.

III. Баллады о Робине Гуде

1. Жанр баллады. Отличие баллады от исторической песни.
2. Основные циклы шотландских и английских баллад. Их жанровые модификации:
· соотнесенность с жанром пасторали;
· комические баллады;
· мистические баллады;
· мотив заколдованной красавицы в балладах, перекличка с жанром сказки.
3. Основные персонажи баллад о Робине Гуде и их функции.
4. Функции образа Робина Гуда:
· воплощение общенациональной идеи справедливости;
· Робин Гуд как творец мифа о себе.
5. Основные темы и мотивы:
· мотив превращения соперника в соратника.

Литература
1. Английские и шотландские баллады/Вступ. ст. Л. Аринштейн. — М., 1988.-С. 11-28.
2. Висковатый П. М.Ю. Лермонтов. Юность поэта. — Гл. V. — Шотлан­дский бард Фома Лермонт//Русская мысль, 1882. — № 2. — С. 152—155.
3. Диброва И.А. К вопросу теории и истории жанра английской на­родной баллады//Вопр. романо-германской филологии. — Киев, 1974. - С. 53-68.
4. Колесников Б.И. Традиции и новаторство в шотландской поэзии XVI—XVIII веков.— М., 1970.— Зарождение шотландской нацио­нальной литературы. — С. 9—56.
5. Мещанская О.Л. Народная баллада Англии (цикл о Робине Гуде): Автореф. канд. филолог, наук. — Горький, 1967.
6. Мещанская О.Л. Образ мятежника в народно-поэтическом твор­честве Англии средних веков и последующая литературная традиция// Литературные связи и проблема взаимовлияний. — Горький, 1984. — С. 58-65.

Дополнительно
Скотт В. Айвенго.

IV. Джеффри Чосер. «Кентерберийские рассказы»

1. Паломничество как культурно-историческое явление. Ри­туальность. Порядок паломников в кавалькаде. (По тексту Дж. Чосера.)
2. Паломничество как жанр. Его отличия от жанра путеше­ствий. Целеполагание. Понятие о духовной вертикали.
3. Семантика слов «путь» и «дорога».
4. Композиция книги в сопоставлении с «Декамероном» Боккаччо.
5. Меняющееся представление о человеческом достоинстве как показатель движения времени и смены культурно-истори­ческих эпох:
· рыцарь и его сын (по Прологу);
· представление о чести рыцаря и батской ткачихи (сопос­тавление Пролога к рассказу и его содержания).
6. «Рассказы» как энциклопедия жанров:
· черты рыцарского романа в рассказе рыцаря;
· возможно ли в рыцарском романе утверждение «Стра­дание одного сердца стоит богатства целой страны»?
· соотнесенность Пролога к рассказу батской ткачихи с жанром исповеди;
· соотнесенность рассказа батской ткачихи с жанром ры­царского романа и жанром баллады;
· притчеобразностъ рассказа продавца индульгенций;
· соотнесенность рассказа монастырского капеллана о пету­хе и курочке Шантиклэре и Пертелот с традициями животного эпоса,
· рассказ монаха и традиции средневековой драмы (рассказ о персонаже от третьего лица); исторические миниатюры и «Ма­ленькие трагедии»;
· рассказы мельника и врача в сопоставлении с жанром но­веллы.

Задания:
1. Прочитайте первые строки Пролога. Какие читательские ожидания появляются при их чтении?

См. литературу к лекции V.

GEOFFREY CHAUCER
THE CANTERBURY TALES
The Prologue
Whan that Aprille with his shoures sote
The droghte of Marche hath perced to the rote,
And bathed every veyne in swich licour,
Of which vertu engendred is the flour;
Whan Zephirus eek with his swete breeth
Inspired hath in every holt and heeth
The tendre croppes, and the yonge sonne
Hath in the Ram his haife cours y-ronne,
And smale fowles maken melodye,
That slepen al the night with open ye,
(So priketh hem nature in hir corages):
Than longen folk to goon on pilgrimages
(And palmers for to seken straunge strondes)
To ferne halwes, couthe in sondry londes;
And specially, from every shires ende
Of Engelond, to Canterbury they wende,
The holy blisful martir for to seke,
That hem hath holpen, whan that they were seke.

ДЖЕФФРИ ЧОСЕР
КЕНТЕРБЕРИЙСКИЕ РАССКАЗЫ
Общий пролог
Когда апрель обильными дождями
Разрыхлил землю, взрытую ростками,
И, мартовскую жажду утоля,
От корня до зеленого стебля
Набухли жилки той весенней силой,
Что в каждой роще почки распустила,
А солнце юное в своем пути
Весь Овна знак успело обойти,
И, ни на миг в ночи не засыпая,
Без умолку звенели птичьи стаи,
Так сердце им встревожил зов весны, —
Тогда со всех концов родной страны
Паломников бессчетных вереницы
Мощам заморским снова поклониться
Стремились истово; но многих влек
Фома Бекет, святой, что им помог
В беде иль исцелил недуг старинный,
Сам смерть приняв, как мученик безвинный.
Пер. И. Кашкина

2. Чем вы можете объяснить отсутствие имени Фомы Бекета в оригинале и его наличие в тексте перевода?

Дополнительно
Элиот Т.С. Убийство в Храме//Еliot T.S. Murder in the Cathedral// Элиот Т.С. Избранная поэзия: Поэмы, лирика, драматические произ­ведения/Л. Аринштейн, С. Степанов. - СПб., 1994. - С. 235-361.

V. Английский сонет

Задания:
1. Прочитайте указанные статьи:
· Аникст А.А. Лирика Шекспира//Шекспир У. Сонеты/ Shakespeare W. Sonnets. — М., 1984. — С. 19—35.
· Зорин А. Сонеты Шекспира в русских переводах//Шекспир У. Сонеты/Shakespeare W. Sonnets.— М., 1984. — С. 265—286.
· Шайтанов И.О. Комментарии. Сонеты. Критика о У. Шекспире//Шекспир У. Пьесы. Сонеты: Книга для ученика и учите­ля. - М., 1997. - С. 606-613, 688-693.
2. Подготовьте сообщения по предложенным проблемам:
· Сонет в системе жанров английской литературы эпохи Шекспира.
· Место сонетов в творчестве Шекспира. Основные темы и образы сонетов. Их связь с драматургией Шекспира.
3. Прочитайте 37 и 81 сонеты Э. Спенсера, 130 сонет У.Шекспира.
Обдумайте поставленные проблемы:
· Тема поэта и поэзии в сонетах Шекспира.
· Шекспир о природе прекрасного.
· Шекспир о сочетании правдивости изображения и поэти­ческого вымысла.
4. Прочитайте 34 сонет Э. Спенсера и 116 сонет У. Шекспира. Подготовьте ответ по проблеме:
· Шекспир о любви, ее силе и опасностях.
5. Прочитайте сонет У. Вордсворта о сонете.
Составьте комментарии к встречающимся в нем именам.
Обдумайте проблему:
· Развитие жанра сонета в европейской литературе.

Литература
1. Английский сонет XVI—XIX веков/English Sonnets 16th—19th Centuries/А.Л. Зорин/ Вступ. ст. А.Н. Горбунова. — С. 41—59. — М., 1990.
2. Западноевропейский сонет XIII—XVII веков: Поэтическая антология/Вступ. ст. З.И. Плавскина. — С. 3—28. — Л., 1988.
3. История зарубежной литературы: Раннее средневековье и Возрождение/М.П. Алексеев и др. — М., 1959.— Раздел IX. — Гл. 43. — С. 484—492.
4. История всемирной литературы. — Т. 3. — М., 1989.
5. The Oxford Companion to English Literature/M. Drabble. — Oxford, 1992 (f. 1932).

WILLIAM WORDSWORTH
MISCELLANEOUS SONNETS
Part II
I
Scorn not the Sonnet; Critic, you have frowned,
Mindless of its just honours; with this key
Shakespeare unlocked his heart; the melody
Of this small lute gave ease to Petrarch's wound;
A thousand times this pipe did Tasso sound;
With it Camoens soothed an exile's grief;
The Sonnet glittered a gay myrtle leaf
Amid the cypress with which Dante crowned
His visionary brow: a glow-worm lamp,
It cheered mild Spenser, called from Faery-land
To struggle through dark ways; and when a damp
Fell round the path of Milton, in his hand
The Thing became a trumpet; whence he blew
Soul-animating strains — alas, too few!
УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ
РАЗРОЗНЕННЫЕ СОНЕТЫ
Часть II
I
Не хмурься, критик, не отринь сонета!
Он ключ, которым сердце открывал
Свое Шекспир; Петрарка врачевал
Печаль, когда звенела лютня эта;
У Тассо часто флейтой он взывал;
Им скорбь Камоенса была согрета;
Он в кипарисовый венок поэта,
Которым Дант чело короновал,
Вплетен, как мирт; он, как светляк бессонный,
Вел Спенсера на трудный перевал,
Из царства фей, дорогой потаенной;
Трубой в руках у Мильтона он стал,
Чье многогласье душу возвышало;
Увы, труба звучала слишком мало!
Пер. Арк. Штейнберга

6. Прочитайте сонеты Ш. Сент-Бева и А. С. Пушкина. В чем состоит достоинство каждого из них в разработке темы, заяв­ленной Вордсвортом?

ШАРЛЬ СЕНТ-БЕВ
СОНЕТ
Подражание Вордсворту
О, критик-острослов, не порицай сонет:
Шекспир свою любовь в нем воспевал порою,
Петрарка придал блеск его стиху и строю,
И Тассу облегчал он жизнь в годину бед.

Изгнаньем тяготясь, Камоэнс много лет
В сонетах изливал тоску, гоним судьбою,
И Дант любил его изысканность: не скрою,
Что в дантовом венке цветка прелестней нет.

И Спенсер, возвратясь из сказочных скитаний,
Вложил в сонет всю грусть своих воспоминаний,
И Мильтон не избег его волшебных чар.

Хочу, чтоб должное у нас ему воздали:
Вез Дю Белле его из флорентийской дали,
И в нем прославился бессмертный наш Ронсар.
Пер. И. Шафаренко

А.С. ПУШКИН
Scorn not the Sonnet, critic. Wordsworth
СОНЕТ
Суровый Дант не презирал сонета;
В нем жар любви Петрарка изливал;
Его игру любил творец Макбета;
В нем скорбну мысль Камоэнс облекал.
И в наши дни пленяет он поэта:
Вордсворт его орудием избрал,
Когда вдали от суетного света
Природы он рисует идеал.
Под сенью гор Тавриды отдаленной
Певец Литвы в размер его стесненный
Свои мечты мгновенно заключал.
У нас его еще не знали девы,
Как для него уж Дельвиг забывал
Гекзаметра священные напевы.

7. Прочитайте сонет Августа Вильгельма Шлегеля о сонете. Какие особенности сонетной формы подчеркнуты в нем; как поэт объясняет необходимость их использования?

АВГУСТ ВИЛЬГЕЛЬМ ШЛЕГЕЛЬ
Вяжу одною цепью два катрена:
Две пары строк в две рифмы облекаю,
Вторую пару первой обрамляю,
Чтобы двойная прозвучала смена.

В двойном трехстишье, вырвавшись из плена,
Уже свободней рифмы расставляю,
Но подвиги, любовь ли прославляю —
Число и строй блюду я неизменно.

Кто мой отверг строфический закон,
Кто счел его бессмысленной игрою,
Тот не войдет в ряды венчанной касты.

Но тем, кто волшебством моим пленен,
Я в тесной форме ширь и глубь открою
И в симметрии сплавлю все контрасты.

8. Обратите внимание на то, как в сонете Э. Спенсера развит образ любви-корабля:

EDMUND SPENSER
34
Lyke as a ship that through the Ocean wyde,
by conduct of some star doth make her way,
whenas a storme hath dimd her trusty guyde,
out of her course doth wander far astray:
So I, whose star, that wont with her bright ray
me to direct, with cloudes in overcast,
doe wander now in darknesse and dismay,
through hidden perils round about me plast.
Yet hope I well that when this storme
is past my Helice, the lodestar of my lyfe,
will shine again, and look on me at last,
with lovely light to cleare my cloudy grief.
Till then I wander carefull comfortlesse,
in secret sorrow and sad pensivenesse.


ЭДМУНД СПЕНСЕР
34
В безбрежном океане звездный луч
Поможет к гавани корабль вести,
Но развернется полог черных туч,
И мореход сбивается с пути.
Я за твоим лучом привык идти,
Но скрылась ты — потерян я, несмел,
Твой прежний свет я жажду обрести,
Гадая, где опасностям предел.
И жду, хоть лютый ураган вскипел,
Что ты, моя Полярная Звезда,
Вновь озаришь сияньем мой удел
И тучи бед разгонишь навсегда.
Пока ж ношусь по волнам без утех,
Тая задумчивость и скорбь от всех.
Пер. В. Рогова

WILLIAM SHAKESPEARE

116
Let me not to the marrige of true minds
Admit impediments. Love is not love
Which alters when it alteration finds,
Or bends with the remover to remove:
0, no! It is an ever-fixed mark
That looks on tempests and is never shaken;
It is the star to every wandering bark,
Whose worth's unknown, although his height be taken.
Love's not Time's fool, though rosy lips and cheeks
Within his bending sickle's compass come;
Love alters not with his brief hours and weeks,
But bears it out even to the edge of doom.
If this be error and upon me proved,
I never writ, nor no man ever loved.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР
116
Ничто не может помешать слиянью
Двух сродных душ. Любовь не есть любовь,
Коль поддается чуждому влиянью,
Коль от разлуки остывает кровь.
Всей жизни цель, любовь повсюду с нами,
Ее не сломят бури никогда,
Она во тьме над утлыми судами
Горит, как путеводная звезда.
Бегут года, а с ними исчезает
И свежесть сил, и красота лица;
Одна любовь крушенья избегает,
Не изменяя людям до конца.
Коль мой пример того не подтверждает,
То на земле никто любви не знает.
Пер. С. Ильина

116
Не допускаю я преград слиянью
Двух верных душ! Любовь не есть любовь,
Когда она при каждом колебаньи
То исчезает, то приходит вновь.
О нет, она незыблемый маяк,
Навстречу бурь глядящий горделиво,
Она звезда и моряку сквозь мрак
Блестит с высот, суля приют счастливый.
У времени нет власти над любовью;
Хотя она мертвит красу лица,
Не в силах привести любовь к безмолвью.
Любви живой нет смертного конца...
А если есть, тогда я не поэт,
И в мире ни любви, ни счастья — нет!
Пер. М. Чайковского

116
К слиянью честных душ не стану больше вновь
Я воздвигать преград! Любовь — уж не любовь,
Когда меняет цвет в малейшем измененьи.
Любовь есть крепкий столп, высокий, как мечта,
Глядящий гордо вдаль на бури и на горе;
Она — звезда в пути для всех плывущих в море;
Измерена лишь в ней одна лишь высота.
Любовь верна, хотя уста ее бледнеют,
Кода она парит над временем косой;
Любовь в теченье лет не меркнет, не тускнеет
И часто до доски ведет до гробовой.
Когда ж мои уста неправдой погрешили,
То значит — я не пел, а люди не любили!
Пер. Н. Гребеля

116
Мешать соединенью двух сердец
Я не намерен. Может ли измена
Любви безмерной положить конец?
Любовь не знает убыли и тлена.
Любовь — над морем поднятый маяк,
Не меркнущий во мраке и тумане,
Любовь — звезда, которою моряк
Определяет место в океане.
Любовь — не кукла жалкая в руках
У времени, стирающего розы
На пламенных устах и на щеках,
И не страшны ей времени угрозы.
А если я не прав и лжет мой стих —
То нет любви и нет стихов моих!
Пер. С. Маршака

116
Помехой быть двум любящим сердцам
Я не хочу. Нет для любви прощенья,
Когда она покорна всем ветрам
Иль отступает, видя наступленье.
О нет! Любовь — незыблемый маяк,
Его не сотрясают ураганы;
Любовь — звезда; ее неясен знак,
Но указует путь чрез океаны.
И не игрушка времени она,
Хоть серп его и не проходит мимо.
Недель и дней ей смена не страшна —
Она в веках стоит неколебимо.
А если неверны стихи мои —
То я не знал ни песен, ни любви.
Пер. А. Финкеля

116
Сердцам, соединяющимся вновь,
Я не помеха. Никогда измене
Любовь не заменить на нелюбовь
И не заставить преклонить колени.
Любовь — маяк, которому суда
Доверятся и в шторме, и в тумане,
Любовь — непостоянная звезда,
Сулящая надежду в океане.
Любовь нейдет ко Времени в шуты,
Его удары сносит терпеливо
И до конца, без страха пустоты,
Цепляется за краешек обрыва.
А если мне поверить ты не смог,
То, значит, нет любви и этих строк.
Пер. В.Орла

EDMUND SPENSER
37
What guyle is this, that those her golden tresses,
she doth attyre under a net of gold,
and with sly skill so cunningly them dresses,
that which is gold or heare may scarse be told?
Is it that men's frayle eyes, which gaze too bold,
she may entangle in that golden snare:
and being caught, may craftily enfold
theyr weaker harts, which are not well aware?
Take heed therefore, myne eyes, how ye doe stare
henceforth too rashly on that guilefull net,
in which if ever ye entrapped are,
out of her bands ye by no meanes shall get.
Fondnesse it were for any being free
to cover fetters, though they golden bee.


ЭДМУНД СПЕНСЕР
37
С каким коварством золото волос
На ней покрыла сетка золотая,
Что взору вряд ли разрешить вопрос,
Где мертвая краса, а где живая.
Но смельчаки глядят, не понимая,
Что глаз бессильный каждого обрек
На то, что сердце чародейка злая
Уловит тотчас в золотой силок.
А посему я зренью дал зарок
Игрой лукавой не пленяться боле,
Иначе, поздно распознав подлог,
Потом вовек не выйти из неволи.
Безумен тот, кто предпочтет взамен
Свободе — плен, хоть золотой, но плен.
Пер. А. Сергеева

EDMUND SPENSER
81
Fair is my love, when her fair golden heares
With the losse wind ye waving chance to mark;
Fair, when the rose in her red cheek appears;
Or in her eyes the fire of love doth spark.
Fair, when her breast, like a rich-laden bark,
With precious merchandize, she forth doth lay:
Fair, when that cloud of pride, which oft doth dark
Her goodly light, with smiles she drives away.
But fairest she, when so she doth display
The gate with pearls and rubies richly dight,
Through which her words so wise do make their way
To bear the message of her gentle sprite.
The rest be works of Nature's wonderment:
But this the work of heart's astonishment.

WILLIAM SHAKESPEARE
130
My mistress' eyes are nothing like the sun;
Coral is far more red than her lips' red;
If snow be white, why then her breasts are dun;
If hairs be wires, black wires grow on her head.
I have seen roses damask'd, red and white,
But no such roses see I in her cheeks;
And in some perfumes is there more delight
Than in the breath that from my mistress reeks.
I love to hear her speak, yet well I know
That music hath a far more pleasing sound;
I grant I never saw a goddess go;
My misstress, when she walks, treads on the ground:
And yet, by heaven, I think my love as rare
As any she belied with false compare.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР
130
Ее глаза на солнце не похожи,
Коралл краснее, чем ее уста,
Снег с грудью милой не одно и то же,
Из черных проволок ее коса.
Есть много роз пунцовых, белых, красных,
Но я не вижу их в ее чертах, —
Хоть благовоний много есть прекрасных,
Увы, но только не в ее устах.
Меня ее ворчанье восхищает,
Но музыка звучит совсем не так.
Не знаю, как богини выступают,
Но госпожи моей не легок шаг.
И все-таки, клянусь, она милее,
Чем лучшая из смертных рядом с нею.
Пер. М. Чайковского

130
Взор госпожи моей — не солнце, нет,
И на кораллы не походят губы;
Ее груди не белоснежен цвет,
А волосы, как проволока, грубы.
Я видел много белых, алых роз,
И не сравнится запах черных кос
С усладой благовоний знаменитых;
Мне речь ее мила, но знаю я,
Что музыка богаче благостыней;
Когда ступает госпожа моя,
Мне ясно: то походка не богини;
И все же, что бы ни сравнил я с ней,
Всего на свете мне она милей.
Пер. О. Румера

130
Ее глаза на звезды не похожи,
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь.
С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток.
Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,
Но милая ступает по земле.
И все ж она уступит тем едва ли,
Кого в сравненьях пышных оболгали.
Пер. С. Маршака

130
Глаза ее сравнить с небесною звездою
И пурпур нежных уст с кораллом — не дерзну,
Со снегом грудь ее не спорит белизною,
И с золотом сравнить нельзя кудрей волну,
Пред розой пышною роскошного Востока
Бледнеет цвет ее пленительных ланит,
И фимиама смол Аравии далекой
Амброзия ее дыханья не затмит,
Я лепету ее восторженно внимаю,
Хоть песни соловья мне кажутся милей,
И с поступью богинь никак я не смешаю
Тяжелой поступи красавицы моей.
Все ж мне она милей всех тех, кого толпою
Льстецы с богинями равняют красотою.
Пер. И. Мамуны

130
Ее глаза не схожи с солнцем, нет;
Коралл краснее алых этих губ;
Темнее снега кожи смуглый цвет;
Как проволока, черный волос груб;
Узорных роз в садах не перечесть,
Но их не видно на щеках у ней;
И в мире много ароматов есть
Ее дыханья слаще и сильней;
В ее речах отраду нахожу,
Хоть музыка приятнее на слух;
Как шествуют богини, не скажу,
Но ходит по земле, как все, мой друг.
А я клянусь — она не хуже все ж,
Чем та, кого в сравненьях славит ложь.
Пер. А. Финкеля

WILLIAM SHAKESPEARE
129
The expense of spirit in a waste of shame
Is lust in action; and till action, lust
Is perjured, murderous, bloody, full of blame,
Savage, exstreme, rude, Cruel, not to trast.
Enjoy`d no sooner but despised stright,
Past reason hunted; and no sooner had
Past reaso hated, as a swallow`d bait
On purpose laid to make the taken mad
Mad in pursuit and in possession so;
Had, having, and in quest to have, extreme;
A bliss in proof, and proved, a very woe;
Before, a joy proposed; behind, a dream.

All this the world well knows; yet none knows well
To shun the heaven that leads men to this hell.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР
129
Растрата духа — такова цена
За похоть. И коварна, и опасна,
Груба, подла, неистова она,
Свирепа, вероломна, любострастна.
Насытившись, — тотчас ее бранят,
Едва достигнув, сразу презирают.
И как приманке ей никто не рад,
И как приманку все ее хватают.
Безумен тот, кто гонится за ней;
Безумен тот, кто обладает ею.
За нею мчишься — счастья нет сильней,
Ее догнал — нет горя тяжелее.
Все это знают. Только не хотят
Покинуть рай, ведущий прямо в ад.
Пер. А. Финкеля

VI. Эвфуистический стиль и ранний Шекспир

Задания:
I.
1. Прочитайте отрывок из романа Джона Лили «Эвфуэс».
2. Найдите части фраз с одинаковым синтаксическим пост­роением.
3. Как по-вашему, для чего автор использует синтаксичес­кий параллелизм?
4. Можно ли передать содержание отрывка более простым слогом? Какие при этом происходят изменения?

EUPHUES: THE ANATOMY OF WYT

There dwelt in Athens a young gentleman of great patrimonie, and of so comely a personage, that it was doubted whether he were more bound to Nature for the liniaments of his person, or to fortune for the encrease of his possessions. But Nature impatient of comparisons, and as it were disdaining a companion, or copartner in hir working, added to this comlinesse of his body suche a sharpe capacitie of minde, that not onely shee proued Fortune counterfaite, but was haife of that opinion that she hir seife was onely currant. This younge gallant, of more wit then wealth, and yet of more wealth then wisdome, seeing himseife inferiour to none in pleasant concei pts, thought himselfe superiour to al in honest conditions, insomuch yt he deemed himselfe so apt to all things, that he gaue himselfe almost to nothing, but practising of those things comonly which areincident to these sharp wits,fine phrases,smoth quipping, merry taunting, vsing iesting without meane, and abusing mirth without measure. As therefore the sweetest Rose hath his prickel, the finest veluet his brack, the fairest flowre his bran, so the sharpest witte hath his wanton will, and the holiest heade his wicked waye. And true it is that some men write and most men beleeue, that in all perfecte shapes, a blemmish bringeth rather a liking euery way to the eyes, then a loathing any waye to the minde. Venus had hir Mole in hir cheeke which made hir more amiable: Helen hir scarre on hir chinne which Paris called Cos amoris, the Whetstone of loue. Aristippus his wart, Lycurgus his wenne: So likewise in the disposition of ye minde, either vertue is ouershadowed with some vice, or vice ouercast with some vertue. Alexander valiaunt in warre, yet gyuen to wine. Tullie eloquent in his gloses, yet vayneglorious: Salomon wyse, yet to too wanton: Dauid holye but yet an homicide: none more wittie then Euphues, yet at the first none more wicked. The freshest colours soonest fade, the teenest Rasor soonest tourneth his edge, the finest cloathe is soonest eaten wyth Moathes, and the Cambricke sooner stained then the course Canuas: whiche appeared well in this Euphues, whose witte beeinge lyke waxe apte to receiue any impression, and hauinge the bridle in hys owne handes, either to vse the raine or the spurre, disdayning counsayle, leauinge his countrey, loathinge his olde acquaintance, thought either by wytte to obteyne some conquest, or by shame to abyde some conflicte, and leaning the rule of reason, rashly ranne vnto destruction. [ who preferring fancy before friends, and his present humour, before honour to come, laid reaso in water being to salt for his tast, and followed vnbrideled affection, most pleasant for his tooth. When parents haue more care how to leaue their childre wealthy the wise, and are more desirous to haue them mainteine the name, then the nature of a gentleman: when they put gold into the hands of youth, where they should put a rod vnder their gyrdle, when in steed of awe they make them past grace, and leaue them rich executors of goods, and poore executors of godlynes, then is it no meruaile, yt the son being left rich by his fathers Will, become retchles by his owne will. But ]
It hath bene an olde an sayed sawe, and not of lesse truth then antiquitie, that witte is the better if it bee the deerer bought.

II.
1. Прочитайте начальные строки монолога короля Наварры, Фердинанда, открывающего комедию Шекспира «Бесплодные усилия любви».
2. Какие ключевые слова Возрождения в них встречаются? (См. установку к лекции VIII.)
3. Что думает Фердинанд о Славе, Чести и Вечности?
4. Что вы можете сказать о стиле его речи?
5. Какие жанровые установки создает вступительный моно­лог Фердинанда и его первая часть?

WILLIAM SHAKESPEARE
LOVE'S LABOUR'S LOST (I, 1)
Let fame, that all hunt after in their lives,
Live regester'd upon our brazen tombs,
And then grace us in the disgrace of death;
When, spite of cormorant devouring
Time, The endeavour of this present breath may buy 5
That honour which shall bate his scythe's keen edge,
And make us heirs of all eternity. 9

III.
1. Прочитайте слова Бирона, звучащие в ответ на решение короля Фердинанда посвятить три года учению и вести при этом самый аскетический образ жизни, в том числе избегать женщин.
2. Как влияет адресат высказывания на способ его выра­жения?

Berowne:
I will swear to study so,
To know the thing I am forbid to know; 60
As thus: to study where I well may dine,
When I to feast expressly am forbid;
Or study where to meet some mistress fine,
When mistresses from common sense are hid;
Or, having sworn too hard-a-keeping oath,
Study to break it, and not break my troth,
If study's gain be thus, and this be so,
Study knows that which yet it doth not know.
Swear me to this, and I will ne'er say no.


IV.
1. Прочитайте «Эпитафию на смерть оленя, убитого прин­цессой», написанную учителем Олоферном.
2. Насколько в ней выдержан жанр? Какие есть жанровые нарушения?
3. Какие взаимоисключающие задачи ставит перед собой ав­тор Эпитафии?

Holofernes (IV, 2):
...to humour the ignorant, I have call'd the deer the princess kiled,
a pricket. 53
The preyful princess pierc'd and prick'd a pretty pleasing pricket;
Some say a sore; but not a sore, till now made sore with shooting.
The dogs did yell; put L to sore, then sorel jumps from thicket; 60
Or pricket, sore, or else sorel; the people fall a hooting.
If sore be sore, then L to sore makes fifty sores one sorel!
Of one sore I a hundred make, by adding but one more L. 63

V.
1. Прочитайте размышления Олоферна о природе таланта.
2. Что вы можете сказать о персонаже по его высказыванию?
3. Что в структуре высказывания заставляет вас именно так отнестись к персонажу?

Holofernes (IV, 2):
This is a gift that I have, simple, simple; a foolish extravagant spirit, full of forms, figures, shapes, objects, ideas, apprehensions, motions, revolutions: these are begot in the ventricle of memory, nourished in the womb of pia mater, and delivered upon the mellowing of occasion. But the gift is good in those in whom it is acute, and I am thankful for it. 74

VI.
1. Согласны ли вы с мнением о том, что Шекспир на ран­нем этапе творчества прошел школу эвфуистического письма, от которого отказался впоследствии?
2. Можно ли считать раннего Шекспира мастером слова, разнообразно и творчески пользующимся эвфуистической манерой для решения многочисленных жанрово-стилистических задач?

VII. Уильям Шекспир. «Сон в летнюю ночь»
I. Прочитайте текст комедии.
II. Ответьте на следующие вопросы:
· Своеобразие организации пространства в пьесе:
· мир людей и его неоднородность;
· мир лесных духов и его иерархичность.
· способность к взаимопроникновению сказочного и «реального» миров.
· Функции сна в пьесе. Физические и душевные метамор­фозы персонажей комедии.

III. Сопоставьте высказывания шекспировских героев о при­роде сна и сновидений:

Hamlet to Rosencrantz (II, 2):
I could be bounded in a nutshell, and count myself a king of infinite space, were it not that I have bad dreams.
Я бы мог замкнуться в ореховой скорлупе и считать себя власти­телем бесконечного пространства, если бы мне не снились дурные сны.
Пер. М. Лозинского

Prospero to Ferdinand. — The Tempest (IV, 1):
We are such stuff
As dreams are made on (of ?); and our little life
Is rounded with a sleep.

Мы сделаны из вещества того же,
Что наши сны, и сном окружена
Вся наша жизнь.

Macbeth to Lady Macbeth (II, 2):
Methought I heard a voice cry "Sleep no more!
"Macbeth does murder sleep," — the innocent sleep,
Sleep that knits up the ravell'd sleave of care,
The death of each day's life, sore labour's bath,
Balm of hurt minds, great nature's second course,
Chief nourisher in life's feast...

IV. Вернитесь к вопросу о функции сна в пьесе.

V. У. Шекспир. Монолог Меркуцио о королеве Маб из траге­дии «Ромео и Джульетта»
1. Прочитайте трагедию «Ромео и Джульетта».
2. Ответьте на вопросы:
· Где и при каких обстоятельствах Меркуцио произносит свой монолог?
· Какие приемы драматической техники делают возможным помещение в текст пьесы пространного монолога?
3. Прочитайте монолог Меркуцио.
4. Ответьте на вопросы:
· Как Шекспир держит внимание читателя и зрителя?
· В чем Ромео не согласен с Меркуцио?

I, 4
She is the fairies' midwife, and she comes 55
In shape no bigger than an agate-stone
On the fore-finger of an alderman,
Drawn with a team of little atomies
Athwart men's noses as they lie asleep:
Her waggon-spokes made of long spinners' legs; 60
The cover, of the wings of grasshoppers;
The traces, of the smallest spider's web;
The collars, of the moonshine's watery beams;
Her whip,of cricket's bone; thelash.of film;
Her waggoner, a small grey-coated gnat, 65
Not half so big as a round little worm
Prick'd from the lazy finger of a maid;
Her chariot is an empty hazelnut,
Mad by the joiner squirrel or old grub,
Time out o'mind the fairies' coach-makers. 70
And in this state she gallops night by night
Through lovers' brains, and then they dream of love;
O'er courtiers' knees, that dream on curtsies straight;
O'er lawyers' fingers,who stright dream on fees;
O'er ladies' lips,who straight on kisses dream; 75
Which oft the angry Mab with blisters plagues,
Because their breaths with sweetmeats tainted are.
Sometimes she gallops o'er a courtier's nose,
And then dreams he of smelling out a suit;
And sometimes comes she with a tithe-pig's tail, 80
Tickling a parson's nose as a' lies asleep,
Then dreams he of another benefice;
Sometime she driveth o'er a soldier's neck,
And then dreams he of cutting foreign throats,
Of breaches, ambuscadoes, Spanish blades, 85
Of healths five fathom deep; and then anon
Drums in his ear, at which he starts and wakes;
And, being thus frighted, swears a prayer or two,
And sleeps again. This is that very Mab
That plats the manes of horses in the night; 90
And bakes the elf-locks in foul sluttish hairs,
Which once untangled much misfortune bodes;
This is the hag, when maids lie on ther backs,
That presses them and learns them first to bear,
Making them women of good carriage:
This is she — 95
Rom.: Peace, peace! Mercutio, peace!
Thou talk'st of nothing.
Mer.: True, I talk of dreams,
Which are the children of an idle brain,
Begot of nothing but vain fantasy;
Which is as thin of subatance as the air, 100
And more inconstant than the wind, who woos
Even now the frozen bosom of the north,
And, being anger'd, puffs away from thence,
Turning his face to the dew-dropping south. 104

VIII. Поэзия Джона Донна
1. Представление о протестантизме, англиканстве и пурита­низме.
2. Диалогизм духовных жанров (молитвы, проповеди, испо­веди).
3. Преодоление средневекового дуализма, единство взамен непримиримости.
4. Понятие о метафизике. Доказательность поэзии.
5. Развитие тем любви и смерти в поэзии Донна.
6. Разработка метафор сна и шторма (бури).

PH. SIDNEY
Come, Sleep! 0 Sleep, the certain knot of peace,
The baiting-place of wit, the blam of woe,
The poor man's wealth, the prisoner's release,
The indifferent judge between the high and low;
With shield of proof shield me from out the prease
Of those fierce darts Despair at me doth throw:
Oh, make in me those civil wars to cease;
I will good tribute pay, if thou do so.
Take thou of me smooth pillows, sweetest bed,
A chamber deaf to noise and blind to light,
A rosy garland and a weary head:
And if these things, as being thine in right,
Move not thy heavy grace, thou shalt in me,
Livelier than elsewhere, Stella's image see.

WILLIAM SHAKESPEARE
43
When most I wink, then do mine eyes best see,
For all the day they view things unrespected;
But when I sleep, in dreams they look on thee,
And darkly bright are bright in dark directed.
Then thou, whose shadow shadows doth make bright,
How would thy shadow's form form happy show
To the clear day with thy much clearer light,
When to unseeing eyes thy shade shines so!
How would, I say, mine eyes be blessed made
By looking on thee in the living day,
When in dead night thy fair imperfect shade
Through heavy sleep on sightless eyes doth stay!
All days are nights to see till I see thee,
And nights bright days when dreams do show thee me.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР
43
Смежая веки, вижу я острей,
Открыв глаза, гляжу, не замечая,
Но светел темный взгляд моих очей,
Когда во сне к тебе их обращаю.
И если так светла ночная тень —
Твоей неясной тени отраженье, —
То как велик твой свет в лучистый день.
Насколько явь светлее сновиденья!
Каким бы счастьем было для меня —
Проснувшись утром, увидать воочью
Тот ясный лик в лучах живого дня,
Что мне светил туманно мертвой ночью.
День без тебя казался ночью мне,
А день я видел по ночам во сне.
Пер. С. Маршака С. 36.
JOHN DONNE
THE DREAME
Deare love, for nothing lesse then thee
Would I have broke this happy dreame,
It was a theame
For reason, much too strong for phantasie,
Therefore thou wakd'st me wisely; yet 5
My Dreame thou brok'st not, but continued'st it,
Thou art so truth, that thoughts of thee suffice,
To make dreames truths; and fables histories;
Enter these armes, for since thou thoughts! it best,
Not to dreame all my dreame, let's act the rest. 10
As lightning, or a Tapers light,
Thine eyes, and not thy noise wak'd mee;
Yet I thought thee
(For thou lovest truth) an Angell, at first sight,
But when I saw thou sawest my heart, 15
And knew'st my thoughts, beyond an Angells art,
When thou knew'st what I dreamt, when thou knew'st when
Excesse of joy would wake me, and cam'st then,
I must confesse, it could not chuse but bee
Prophane, to thinke thee any thing but thee. 20
Comming and staying show'd thee, thee,
But rising makes me doubt, that now,
Thou art not thou.
That love is weake, where feare's as strong as hee;
'Tis not all spirit, pure, and brave, 25
If mixture it of Feare, Shame, Honour, have.
Perchance as torches which must ready bee,
Men light and put out, so thou deal'st with mee,
Thou cam'st to kindle, goest to come; Then I
Will dreame that hope againe, but else would die. 30
ДЖОН ДОНН
СОН
Любовь моя, когда б не ты,
Я бы не вздумал просыпаться:
Легко ли отрываться
Для яви от ласкающей мечты?
Но твой приход — не пробужденье
От сна, а сбывшееся сновиденье,
Так неподдельна ты, что лишь представь
Твой образ — и его увидишь въявь.
Приди ж в мои объятья, сделай милость,
И да свершится все, что недоснилось.
Не шорохом, а блеском глаз
Я был разбужен, друг мой милый,
То — ангел светлокрылый,
Подумал я, сиянью удивясь;
Но, увидав, что ты читаешь,
В моей душе и мысли проницаешь
(В чем ангелы не властны) и вольна
Сойти в мой сон, где ты царишь одна,
Уразумел я: это ты — со мною,
Безумец, кто вообразит иное!
Уверясь в близости твоей,
Опять томлюсь, ища ответа:
Уходишь? Ты ли это?
Любовь слаба, коль нет отваги в ней;
Она чадит, изделье праха,
От примеси Стыда, Тщеславья, Страха.
Быть может (этой я надеждой жив),
Воспламенив мой жар и потушив,
Меня, как факел, держишь наготове?
Знай: я готов для смерти и любови.
Пер. Г.Кружкова

JOHN DONNE
HOLY SONNETS
1
Thou hast made me. And shall thy worke decay?
Repaire me now, for now mine end doth haste,
I runne to death, and death meets me as fast,
And all my pleasures are like yesterday;
I dare not move my dimme eyes any way,
Despaire behind, and death before doth cast
Such terrour, and my feeble flesh doth waste
By sinne in it, which it twards hell doth weigh;
Onley thou art above, and when towards thee
By thy leave I can looke, I rise againe;
But our old subtle foe so tempteth me,
That not one houre my seife I can sustaine;
Thy Grace may wing me to prevent his art,
And thou like Adamant draw mine iron heart.
2
As due by many titles I resigne
My self to thee, 0 God, first I was made
By thee, and for thee, and when I was decay'd
Thy blood bought that, the which before was thine;
I am thy sonne, made with thy self to shine,
Thy servant, whose paines thou hast still repaid,
Thy sheepe, thine Image, and, till I betray'd
My self, a temple of thy Spirit divine;
Why doth the devill then usurpe on mee?
Why doth he steale, nay ravish that's thy right?
Except thou rise and for thine owne worke fight,
Oh I shall soone despaire, when I doe see
That thou lov'st mankind well, yet wilt'not chuse me.
And Satan hates mee, yet is loth to lose mee.

И. БРОДСКИЙ
БОЛЬШАЯ ЭЛЕГИЯ ДЖОНУ ДОННУ
Джон Донн уснул, уснуло все вокруг,
уснули стены, пол, постель, картины,
уснули стол, ковры, засовы, крюк,
весь гардероб, буфет, свеча, гардины.
Уснуло все. Бутыль, стакан. Тазы. 5
Хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда,
ночник, белье, шкафы, стекло, часы,
ступеньки лестниц, двери. Ночь повсюду.
Повсюду ночь: в углах, в глазах, в белье,
среди бумаг, в столе, в готовой речи, 10
в ее словах, в дровах, в щипцах, в угле
остывшего камина, в каждой вещи.
В камзоле, в башмаках, в чулках, в тенях,
за зеркалом, в кровати, в спинке стула,
Опять в тазу, в распятьях, в простынях, 15
в метле у входа, в туфлях. Все уснуло.
Уснуло все. Окно. И снег в окне.
Соседней крыши белый скат. Как скатерть
ее конек. И весь квартал во сне,
разрезанный оконной рамой насмерть. 20
Уснули арки, стены, окна, все.
Булыжники, торцы, решетки, клумбы.
Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо...
Ограды, украшенья, цепи, тумбы.
Уснули двери, кольца, ручки, крюк, 25
замки, засовы, их ключи, запоры.
Нигде не слышен шепот, шорок, стук.
Лишь снег скрипит. Все спит. Рассвет не скоро.
Уснули тюрьмы, замки. Спят весы
средь рыбной лавки. Спят свиные туши. 30
Дома, задворки. Спят цепные псы.
В подвалах кошки спят, торчат их уши.
Спят мыши, люди. Лондон крепко спит.
Спит парусник в порту. Вода со снегом
под кузовом его во сне сипит, 35
сливаясь вдалеке с уснувшим небом.
Джон Донн уснул. И море вместе с ним.
И берег меловой уснул над морем.
Весь остров спит, объятый сном одним.
И каждый сад закрыт тройным запором. 40
Спят клены, сосны, грабы, пихты, ель.
Спят склоны гор, ручьи на склонах, тропы.
Лисицы, волк. Залез медведь в постель.
Наносит снег у входов нор сугробы.
И птицы спят. Не слышно пенья их. 45
Вороний крик не слышен, ночь, совиный
не слышен смех. Простор английский тих.
Звезда сверкает. Мышь идет с повинной.
Уснуло все. Лежат в своих гробах
все мертвецы. Спокойно спят. В кроватях 50
живые спят в морях своих рубах.
Поодиночке. Крепко. Спят в объятьях.
Уснуло все. Спят реки, горы, лес.
Спят звери, птицы, мертвый мир, живое.
Лишь белый снег летит с ночных небес. 55
Но спят и там, у всех над головою.
Спят ангелы.
Тревожный мир забыт
во сне святыми — к их стыду святому
геена спит и рай прекрасный спит. 60
Никто не выйдет в этот час из дома.
Господь уснул. Земля сейчас чужда.
Глаза не видят, слух не внемлет боле.
И дьявол спит. И вместе с ним вражда
заснула на снегу в английском поле. 65
Спят всадники. Архангел спит с трубой.
И кони спят, во сне качаясь плавно.
И херувимы все — одной толпой,
обнявшись, спят под сводом церкви Павла.
Джон Донн уснул. Уснули, спят стихи. 70
Все образы, все рифмы. Сильных, слабых
найти нельзя. Порок, тоска, грехи,
равно тихи, лежат в своих силлабах.
И каждый стих с другим, как близкий брат,
хоть шепчет другу друг: чуть-чуть подвинься. 75
Но каждый так далек от райских врат,
так беден, густ, так чист, что в них — единство.
Все строки спят. Спит ямбов строгий свод.
Хореи спят, как стражи, слева, справа. 80
И спит виденье в них летейских вод.
И крепко спит за ним другое — слава.
Спят беды все. Страданья крепко спят.
Пороки спят. Добро со злом обнялось.
Пророки спят. Белесый снегопад 85
в пространстве ищет черных пятен малость.
Уснуло все. Спят крепко толпы книг.
Спят реки слов, покрыты льдом забвенья.
Спят речи все, со всею правдой в них.
Их цепи спят. Чуть-чуть звенят их звенья. 90
Все крепко спят: святые, дьявол, Бог.
Их слуги злые. Их друзья. Их дети.
И только снег шуршит во тьме дорог.
И больше звуков нет на целом свете.
Но, чу! Ты слышишь — там, в холодной тьме, 95
там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе.
Там кто-то предоставлен всей зиме.
И плачет он. Там кто-то есть во мраке.
Так тонок голос. Тонок, впрямь игла.
А нити нет... И он так одиноко 100
плывет в снегу. Повсюду холод, мгла...
Сшивая ночь с рассветом... Так высоко.
«Кто ж там рыдает? Ты ли, ангел мой,
возврата ждешь, под снегом ждешь, как лета,
любви моей? Во тьме идешь домой. 105
Не ты ль кричишь во мраке?» — Нет ответа.
«Не вы ль там, херувимы? Грустный хор
напомнило мне этих слез звучанье.
Не вы ль решились спящий мой собор
покинуть вдруг? Не вы ль? Не вы ль?» — Молчанье. 110
«Не ты ли, Павел? Правда, голос твой
уж слишком огрубел суровой речью.
Не ты ль поник во тьме седой главой
и плачешь там?» — Но тишь летит навстречу.
«Не та ль во тьме прикрыла взор рука, 115
которая повсюду здесь маячит?
Не ты ль, Господь? Пусть мысль моя дика,
но слишком уж высокий голос плачет».
Молчанье. Тишь.— «Не ты ли, Гавриил,
подул в трубу, а кто-то громко лает? 120
Но что ж, лишь я один глаза открыл,
а всадники своих коней седлают.
Все крепко спит. В объятьях крепкой тьмы.
А гончие уж мчат с небес толпою.
Не ты ли, Гавриил, среди зимы 125
рыдаешь тут, один, впотьмах, с трубою?»
«Нет, это я, твоя душа, Джон Донн.
Здесь я одна скорблю в небесной выси
о том, что создала своим трудом
тяжелые, как цепи, чувства, мысли. 130
Ты с этим грузом мог вершить полет
среди страстей, среди грехов и выше.
Ты птицей был и видел свой народ
повсюду, весь, взлетал над скатом крыши.
Ты видел все моря, весь дальний край. 135
И Ад ты зрел — в себе, а после — в яви.
Ты видел также явно светлый Рай
в печальнейшей — из всех страстей — оправе.
Ты видел: жизнь, она как остров твой.
И с Океаном этим ты встречался: 140
со всех сторон лишь тьма, лишь тьма и вой.
Ты Бога облетел и вспять помчался.
Но этот груз тебя не пустит ввысь,
откуда этот мир — лишь сотня башен
да ленты рек, и где, при взгляде вниз, 145
сей страшный суд почти совсем не страшен.
И климат там недвижен, в той стране.
Оттуда все, как сон больной в истоме.
Господь оттуда— только свет в окне 150
туманной ночью в самом дальнем доме.
Поля бывают. Их не пашет плуг.
Года не пашет. И века не пашет.
Одни леса стоят стеной вокруг,
и только дождь в траве огромной пляшет. 155
Тот первый дровосек, чей тощий конь
вбежит туда, плутая в страхе чащей,
на сосну взлезши, вдруг узрит огонь
в своей долине, там, вдали, лежащей.
Все, все вдали. А здесь неясный край. 160
Спокойный взгляд скользит по дальним крышам.
Здесь так светло. Не слышен псиный лай,
и колокольный звон совсем не слышен.
И он поймет, что все вдали. К лесам
он лошадь повернет движеньем резким. 165
И тотчас вожжи, сани, ночь, он сам
и белый конь — все станет сном библейским.
Ну, вот я плачу, плачу, нет пути.
Вернуться суждено мне в эти камни.
Нельзя прийти туда мне во плоти. 170
Лишь мертвой суждено взлететь туда мне.
Да, да, одной. Забыв тебя, мой свет.
В сырой земле, забыв навек, на муку
бесплодного желанья плыть вослед,
чтоб сшить своею плотью, сшить разлуку. 175
Но чу, пока я плачем твой ночлег
смущаю здесь, — летит во тьму, не тает,
разлуку нашу здесь сшивая, снег,
и взад-вперед игла, игла летает.
Не я рыдаю — плачешь ты, Джон Донн. 180
Лежишь один, и спит в шкафах посуда,
покуда снег летит на спящий дом,
покуда снег летит во тьму оттуда».
Подобье птиц, он спит в своем гнезде,
свой чистый путь и жажду жизни лучшей 185
раз навсегда доверив той звезде,
которая сейчас закрыта тучей.
Подобье птиц. Душа его чиста,
а светский путь, хотя должно быть грешен,
естественней вороньего гнезда 190
над серою толпой пустых скворечен.
Подобье птиц, и он проснется днем.
Сейчас лежит под покрывалом белым,
покуда сшито снегом, сшито сном
пространство меж душой и спящим телом. 195
Уснуло все. Но ждут еще конца
два-три стиха и скалят рот щербато,
что светская любовь — лишь долг певца,
духовная любовь — лишь плоть аббата.
На чье бы колесо сих вод ни лить, 200
оно все тот же хлеб на свете мелет.
Ведь если можно с кем-то жизнь делить,
то кто же с нами нашу смерть разделит?
Дыра в сей ткани. Всяк, кто хочет, рвет.
Со всех концов. Уйдет. Вернется снова. 205
Еще рывок! И только небосвод
во мраке иногда берет иглу портного.
Спи, спи, Джон Донн. Усни, себя не мучь.
Кафтан дыряв, дыряв. Висит уныло.
Того гляди и выглянет из туч 210
Звезда, что столько лет твой мир хранила.
1963, 7 марта

Литература
1. Donne J. The Works with the Introduction and Biography. The Wordsworth Poetry Library. — F. 1994.
2. The Penguin Book of Renaissance Verse. 1509—1659. — L., 1993.
3. Seventeenth-Century English Poetry. The Annotated Anthology/T. Dawson @ R.C. Dupree. - NY; L., 1994. - P. 23-89.
4. Донн Дж. Избранное/Пер., предисл., коммент. Г. Кружкова. — М., 1994.
5. Донн Дж. Стихотворения. — Л., 1973.
6. Английская лирика первой половины XVII века/Вступ. ст. А.Н. Гор­бунова. - М., 1989. - С. 75-112.
7. Европейская поэзия XVII века. — М., 1977.
8. Колесо Фортуны: Из европейской поэзии XVII в. — М., 1989. — С. 179-197.
9. Бродский И. Бог сохраняет все. — Иркутск, 1992. — С. 271—280.
10. Бродский И. Большая элегия Джону Донну//Бродский И. Хол­мы: Большие стихотворения и поэмы. — СПб., 1991. — С. 57—62.
11. Горбунов А.Н. Джон Донн и английская поэзия XVI—XVII ве­ков.— М., 1993.
12. Каратеева Т.Е. «Шторм» Джона Донна: Образ сферы и органи­зация художественного npocтpaнствa//Anglistica: Сб. ст. по литературе и культуре Великобритании/Под, ред. И.О. Шайтанова.— М., 1997.— №5.- С. 51-60.
13. Макуренкова С.А. Джон Донн: Поэтика и риторика. — М., 1994.

IX. Джон Мильтон. «Потерянный рай»

1. Прочитайте Пролог к «Потерянному раю».
2. Найдите в нем черты пролога эпической поэмы:
· определение темы повествования;
· определение границ повествования;
· обращение к Музе с просьбой воспеть выбранный авто­ром предмет.

JOHN MILTON
PARADISE LOST

Book I
Of Man's first disobedience, and the fruit
Of that forbidden tree, whose mortal taste
Brought death into the World, and all our woe,
With loss of Eden, till one greater Man
Restore us, and regain the blissful seat,
Sing, Heavenly Muse, that on the secret top
Of Oreb, or of Sinai, didst inspire
That shepherd who first taught the chosen seed
In the beginning how the heavens and earth
Rose out of Chaos: or, if Sion hill 10
Delight thee more, and Siloa's brook that flowed
Fast by the oracle of God, I thence
Invoke thy aid to my adventurous song,
That with no middle flight intends to soar
Above th' Aonian mount, while it pursues
Things unattempted yet in prose or rime.
And chiefly Thou, 0 Spirit, that dost prefer
Before all temples th' upright heart and pure,
Instruct me, for Thou know'st; Thou from the first
Wast present, and, with mighty wings outspread, 20
Dove-like sat'st brooding on the vast Abyss,
And mad'st it pregnant: what in me is dark
Illumine, what is low raise and support;
That, to the height of this great argument,
I may assert Eternal Providence,
And justify the ways of God to men.
Say first — for Heaven hides nothing from thy view,
Nor the deep tract of Hell — say first what cause
Moved our grand Parents, in that happy state,
Favoured of Heaven so highly, to fall off 30
From their Creator, and transgress his will
For one restraint, lords of the world besides?
Who first seduced them to that foul revolt?
Th' infernal Serpent; he it was whose guile,
Stirred up with envy and revenge, deceived
The mother of mankind, what time his pride
Had cast him out from Heaven, with all his host
Of rebel Angels, by whose aid, aspiring
To set himself in glory above his peers,
He trusted to have equalled the Most High, 40
If he opposed; and, with ambitious aim
Against the throne and monarchy of God,
Raised impious war in Heaven and battle proud,
With vain attempt. Him th' Almighty Power
Hurled headlong flaming from the ethereal sky,
With hideous ruin and combustion, down
To botomless perdition, there to dwell
In adamantine chains and penal fire,
Who durst defy th’ Omnipotent to arms.
Nine times the space that measures day and night 50
To mortal men, he, with his horrid crew,
Lay vanquished, rolling in the fiery gulf,
Confounded, though immortal; but his doom
Reserved him to more wrath; for now the thought
Both of lost happiness and lasting pain
Torments him: round he throws his baleful eyes,
That witnessed huge affliction and dismay,
Mixed with obdurate pride and steadfast hate:
At once, as far as Angel's ken, he views
The dismal situation waste and wild; 60
A dungeon horrible, on all sides round,
As one great furnace flamed; yet from those flames
No light, but rather darkness visible
Served only to discover sights of woe,
Regions of sorrow, doleful shades, where peace
And rest can never dwell, hope never comes
That comes to all, but torture without end
Still urges, and a fiery deluge, fed
With ever-burning sulphur unconsumed.
Such place Eternal Justice had prepared 70
For those rebellious; here their prison ordained
In utter darkness, and their portion set,
As far removed from God and light of Heaven
As from the centre thrice to th' utmost pole.
Oh, how unlike the place from whence they fell!

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>