СОДЕРЖАНИЕ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения



М. Б. Фарберов











ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И РЕЛИГИЯ (ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ)

















Санкт-Петербург 2001
ББК 86.2 Ф24

Фарберов М. Б.

Ф24 Физическая культура и религия (История взаимоотношений) / СПбГУАП. СПб., 2001. 36 с.
Прослежены взаимоотношения религии с физической культурой и спортом на протяжении всего существования человечества; даны при­меры попыток фальсифицировать действительный характер взаимоот­ношений между ними; указаны причины повышенного внимания церк­ви к физической культуре и спорту; раскрывается роль физической куль­туры в атеистическом воспитании молодежи.
Предназначена для широкого круга читателей.

Рецензенты: правление спортивного клуба СПбГУАП; канд. пед. наук доц. В. Н. Медведев
Утверждено
редакционно-издательским советом университета в качестве научно-популярного издания














© СПбГУАП, 2001
© М. Б. Фарберов, 2001
предисловие
Происходящая гуманитаризация большинства учебных дисциплин в технических университетах диктуется необходимостью приведения в соответствие получаемого в них образования университетскому уров­ню подготовки специалистов, однако эта тенденция не в полной мере находит отражение в преподавании физической культуры в университе­те. Характерной чертой современной концепции физического воспита­ния является смещение акцента в сторону повышения роли образова­тельной направленности.
Одним из шагов в этом направлении может служить изучение исто­рии возникновения и развития взаимоотношений между физической куль­турой и религией.
В настоящее время весьма серьезной угрозой научного образования является заметный подрыв доверия к научному знанию, связанный с безудержной пропагандой религиозных представлений.
Приходится констатировать, что социально-экономические и поли­тические преобразования, совершающиеся в нашей стране, вызвали сме­ну ценностно-идеологического пространства, в котором проходят обра­зовательные процессы. Произошел развал всей системы официальной идеологии, ее идеалов, приоритетов, способов распространения и защи­ты. В условиях обостряющегося кризиса идеологии религиозные дея­тели всячески пытаются облагородить роль церкви и религии в разви­тии физической культуры.
Растущая популярность физической культуры и спорта, приобщение к ним молодежи, а также огромный приток зрителей на различные спортивные состязания таят в себе немалые возможности воспитания не только физических, но и духовных способностей людей. Физическая культура и спорт обладают большой силой воздействия на человека. Благодаря занятиям физической культурой и спортом более осознанно утверждается материалистическое миропонимание, полнее раскрыва­ется антинаучная сущность религиозных воззрений на человека как "раба божьего", "неполноценное и слабое существо". Физическая культура и спорт утверждают веру человека в счастье земного бытия.
Использование физической культуры и спорта как факторов, способ­ствующих преодолению религиозных пережитков в сознании и поведе­нии молодежи, не случайное явление, а вполне закономерное и обуслов­ливается следующими положениями. Во-первых, физическая культура и спорт являются средствами физического воспитания, которое пред­ставляет собой важное условие гармоничного развития человека, во-вторых, наряду со своей ролью в физическом воспитании человека, фи­зическая культура оказывает существенное влияние и на его духовный мир - мир эмоций, эстетических вкусов, этических и, наконец, общих мировоззренческих представлений. В то время, как религия настойчи­во внушает такие "добродетели", которые, по выражению К. Маркса, превозносят "трусость, презрение к самому себе, самоунижение, сми­рение, покорность, словом, все качества черни... ", физическая культу­ра и спорт воспитывают в человеке мужество, смелость, самооблада­ние, волю к победе, чувство дружбы и товарищества, любовь к Родине, т. е. развивают те качества, которые его возвышают и делают личностью.
Современные религиозные деятели в условиях идеологического кри­зиса постоянно ищут новые, более эффективные методы приобщения людей к религии и усиления своего влияния на массы. Богословы вся­чески пытаются приумножить роль церкви и религии в развитии физи­ческой культуры, доказать, что христианская религия всегда была по­кровительницей гармонии физических и духовных сил человека. Для реализации своих замыслов церковники объявляют религию чуть ли не извечным покровителем физической культуры, физического воспитания, а себя - единственными борцами за физическое и духовное развитие человека.
Об истории спорта, так же как и об истории церкви, религии, написа­но немало книг. В то же время совершенно недостаточно освещено вза­имодействие этих двух социальных явлений. В данной работе предпри­нята попытка рассмотреть проблему развития отношения церкви к спорту, а точнее, к физическим упражнениям и состязаниям на различ­ных этапах истории человечества, так как общественные науки долж­ны рассматривать каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории прошло, какие главные этапы в своем развитии это явление породило, и чем оно стало теперь.
1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ РЕЛИГИИ И СПОРТА
Предыстория физической культуры уходит корнями в тот период, когда вся физическая и умственная деятельность человека ограничивалась непосредственным обеспечением условий существования. Как извест­но, человек унаследовал от животного мира тело, не приспособленное к общественному труду, вследствие этого люди не могли бы развивать производство, совершенствуя только средства производства. Большое значение имело развитие самого человека - главной производительной силы общества. И в этом развитии огромную роль, как вид труда, сыг­рала охота.
Охота создала особые свойства в природе человека, влияя на его физическое строение, и изощрила многие его способности: дальнозор­кость, меткость глаза, осторожность, наблюдательность и т. д. Охота в первобытном обществе требовала, прежде всего, развития таких дви­гательных навыков, которые можно назвать естественными: бег, лаза­нье, прыжки, переноска тяжестей и т. д. Находясь все время в условиях воздействия естественных сил природы, человек закалялся в борьбе с нею. Эта суровая повседневная борьба за существование требовала от человека высокоразвитых физических качеств и разносторонней двига­тельной деятельности.
"Силы природы представляются первобытному человеку чем-то чуждым, таинственным, подавляющим. На известной ступени, через которую проходят все культурные народы, он осваивается с ними путем олицетворения. Именно это стремление к олицетворению создало по­всюду богов..." У первобытного человека существовало представле­ние о сверхъестественных свойствах некоторых природных явлений. Рядом с реальной действительностью он предполагал существование невидимых явлений - душ, духов, которые живут среди людей и могут оказывать непосредственное влияние на окружение человека. В конеч­ном счете это привело первобытного человека к мысли о том, что если умилостивить эти духи, воздействуя каким-либо образом на них, то мож­
но рассчитывать на успех в деле. Так родилась магия, а вместе с ней сопровождающие ее культовые обряды.
В каменном веке существовало насколько культовых обрядов: тоте-мические обряды, связанные с промысловой и вредоносной магией, по­гребальные обряды и, наконец, обряды посвящения - инициации.
По свидетельству ученых, тотемизм являлся преобладающей фор­мой верования первобытного человека. В основе тотемизма лежала вера в родство, якобы существующее между людьми и определенными ви­дами животных или растений. Процедура проведения тотемных обря­дов могла быть различной, но обязательно включала заклинания.
В связи с тем, что первобытный человек не знал никакой другой формы производственной деятельности, кроме охоты и собирательства, ведущее место в его жизни играла так называемая промысловая ма­гия. Сущность обряда заключалась в том, что человек проделывал ряд действий, имитирующих желаемый результат. На земле рисовалось изоб­ражение животного, на которого предстояла охота. Поражение живот­ного стрелой или копьем преследовало одну цель - убить жизненную силу животного. Этот обряд был основан на вере в то, что, поражая изображение живого существа, можно будто бы обрести власть над его волей и телом. Магия, таким образом, не породила самостоятельную деятельность, связанную с физическим воспитанием, а использовала уже существующие формы движений во время охоты.
У людей каменного века еще не было культа предков, однако, уже существовал обычай проводов умерших. Непременным и важным эле­ментом похоронных обрядов у всех древних народов повсеместно явля­лись причитания и песни.
Очень важным для первобытного человека был обряд инициации, связанный с посвящением молодежи во взрослые члены общества. Глав­ным мотивом при проведении этого обряда было стремление сороди­чей удостовериться в стойкости и выносливости иницианта, убедиться в способности будущего мужчины переносить физическую боль.
Характер и содержание культовых обрядов в условиях зарождаю­щейся религии убеждают нас в том, что ни в одном из них не встреча­ется даже элемента состязаний. Следовательно, тезис о культовом про­исхождении спорта является несостоятельным. Создание физической культуры как специфической сферы общественной деятельности, обо­собленной от добывания благ, необходимых для существования, про­изошло в более поздний период древней истории. Среди ученых суще­ствует твердое убеждение, что было время, когда каждый материнский род жил отдельной, замкнутой группой, обитая на принадлежащей толь­ко ему территории. Такие рода находились во враждебных отношениях. Все, кто не относился к данному роду, считались чужаками, а всякая встреча могла сопровождаться вооруженными столкновениями из-за тер­риториальных границ рода. По мере развития экзогамии, категорически запрещавшей браки внутри рода, образуются племена, состоящие из двух взаимобрачных родов. С появлением племенной организации стол­кновения между родами постепенно утрачивают военную направлен­ность и приобретают характер состязания в ловкости и умении владеть оружием. Так как роды были экономически обособлены и в повседнев­ной жизни практически не были связаны между собой, состязания меж­ду ними могли проходить только в период племенных празднеств. Пово­дом для таких встреч служили обряды, посвященные похоронам или инициациям, проведение которых было обязательно для всего племени. Но следует заметить, что состязания не были связаны ни с одним из обрядов и проводились лишь после их совершения. Состязания носили не религиозный, а скорее социальный и нравственный характер. Каждая из групп участников состязаний представляла род или фратрию - осо­бый социальный коллектив, а всякая победа или поражение неизбежно получали общественную оценку со стороны коллектива. Таким обра­зом, в эпоху родового строя участие в состязаниях каждого мужчины было не только желательным, но и обязательным. Участие в состяза­ниях было не столько правом, сколько обязанностью.
О том, какими были эти состязания, можно представить по рассказу английского этнографа А.В. Хауитта. "На празднество собралось все племя, состоящее из двух экономически обособленных друг от друга половин - фратрий. Каждая из прибывших групп расположилась отдельно, по разным сторонам ручья. Сначала взрослые мужчины каждой группы выстраивались в одну линию, образуя две шеренги, стоящие на рассто­янии примерно 36 метров. Все они были вооружены копьями и бумеран­гами. Поединки проходили строго по правилам. Начинались они с того, что мужчина из одной фратрии выбегал вперед и угрожающе потрясал копьем перед соперником из другой фратрии. В свою очередь, соперник делал то же самое. После этого они все выстраивались в шеренгу и по очереди метали копья и бумеранги в соперников, а те старались увер­нуться от удара. Как только копье ранило кого-нибудь, мужчины обоих фратрий бросались друг на друга, и начиналась борьба. При этом каж­дый из соперников боролся со своим непосредственным противником, с которым он перед этим обменивался бросками копий и бумерангов. Через некоторое время соперники расходились для отдыха. Такие «сра­жения» могли продолжаться два или три дня. Во время длительных перерывов бывшие соперники отправлялись вместе на охоту, чтобы пополнить запасы пищи для «празднества»".
Древнему человеку были знакомы и игры с мячом. У различных племен существовали разные способы изготовления таких мячей. У одних австралийских племен мяч делался из куска кожи, который наби­вался травой, другие племена для этих целей использовали полоски из шкур опоссумов, которые сшивались сухожилиями. У племен, прожи­вавших на территории Казахстана, мяч делался из шерсти.
Усовершенствование охотничьих средств из камней, появление лука и стрел, как основного орудия, способствовало увеличению добычи пищи. Стал появляться запас еды, что обусловило возможность приручения животных. Приручение верхового коня привело к возникновению новых форм и средств физического воспитания, новых игр и физических уп­ражнений.
В эпоху развития первобытнообщинного строя некоторые племена перешли к подсечному земледелию в сочетании с охотой. Занятия зем­леделием изменили религиозные представления и верования, которые в большей степени стали связываться с силами природы, обеспечиваю­щими плодородие. Предметами почитания становятся такие явления природы, как солнце, луна, ветер, вода и т. д. Среди других культов первостепенную роль начинает играть земледельческий культ, который иногда сопровождается жертвоприношением.
Изменение в характере труда привело к изменениям в отношениях между людьми и к организации социальной структуры общества. На­личие избыточного продукта создало предпосылки для сосредоточе­ния его в руках немногих лиц и тем самым возникновения имуществен­ного неравенства. Именно к этой эпохе относится зарождение соци­альных родовых и общественных органов власти, появление особых дол­жностных лиц - старейшин и вождей. Вождям приписывалась сверхъе­стественная сила, они считались как бы управителями природных и ат­мосферных явлений. Отсюда возникло поверье, что вождем может быть
только нестарый, физически крепкий и здоровый человек, так как ста­рый и больной вождь не может справиться со столь важными обязанно­стями. Этим мотивировался известный многим народам обычай лишать власти и даже умерщвлять вождя, физически ослабевшего или одрях­левшего. Поэтому, как только у соплеменников появлялись сомнения в физических способностях вождя, между ним и претендентами на его место устраивались состязания, победитель которых становился вож­дем. Состязания эти могли быть различными. У некоторых народов, например у древних италийцев или древних египтян, это были состяза­ния в беге. У народов Сибири и Крайнего Севера выборы вождя сопро­вождались публичными испытаниями его физической подготовленнос­ти. Для этого расчищали большую ровную площадку и устанавливали шесть помостов. Претендент должен был перепрыгивать с помоста на помост, имитируя пение различных промысловых птиц. У полинезийцев же вождя ждало более серьезное испытание. До наступления дня он отправлялся на лодке в море, с тем чтобы подплыть к берегу в тот момент, когда покажется первый луч солнца. Для встречи вождя назна­чался один из искуснейших воинов. Как только лодка касалась берега и вождь ступал на землю, сородич, находившийся от него в тридцати шагах, метал в него боевое копье. Вождь должен был поймать его, в противном случае погибал. Обряд испытания физических способностей вождя имел также и другую цель: укрепление власти вождя, признание его преимущества перед рядовыми членами родового коллектива.
В этот период все состязания были связаны только с обычаем, при­сущим дуальной организации, но не с религиозными обрядами. Они про­водились всегда во время праздника, когда племя собиралось воедино.
2. СПОРТ И РЕЛИГИЯ В ЭПОХУ ВОЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ
С появлением богатств и жажды наживы военный грабеж стал од­ной из возможностей быстрого и легкого обогащения. Войны сделались постоянным промыслом, на первый план все больше выдвигается ро­довая знать, обогащавшаяся главным образом в результате грабитель­ских войн. Вокруг вождя постепенно группируется некоторая часть сво­бодных общинников, образуя его дружину. Возникает так называемая военная демократия. Меняется психология человека. Война, грабеж стали считаться почетным занятием, что нашло отражение в мифоло­гии и эпических произведениях того времени. В этот период появляется специфический вид искусства - героический эпос: Шумерское сказание о Гильгамеше, "Илиада" и "Одиссея" Гомера, "Эдда" у древних гер­манцев, ирландские саги, "Рамаяна" у индусов, "Калевала" у финнов, -эти и многие другие произведения являются классическим образцом эпоса, который сложился в эпоху разложения первобытного общества и донес до наших дней сведения о нескончаемых войнах, героических подвигах, а также о различного рода состязаниях, характерных для того времени.
Экономические и общественные изменения в эпоху военной демок­ратии привели к возникновению и развитию новых форм религии и со­путствующих ей культов. Широкое распространение у многих народов получает культ предков, часто связанный со спортивными состязания­ми. Более сложным и многообразным становится погребальный обряд. Похороны вождей, князей, царей были особенно пышными: в их могилы клали множество ценностей, коней, иногда слуг и жен. У многих наро­дов погребальный культ связывался с обычаем похоронных игр и со­стязаний. Таким образом, если в период господства материнской общи­ны состязания не увязывались непосредственно с обрядом захороне­ния, то в эпоху патриархата они уже выступают как часть погребально­го культа. Сведения о такого рода состязаниях встречаются при описа­нии жизни древних славян, германцев, греков.
Наиболее подробно и красочно описаны состязания, связанные с погребальным культом, в греческих мифах. Для всех этих состязаний
характерна военная направленность физических упражнений. Так, во время погребальных игр на похоронах Патрокла, героя Троянской вой­ны, соперники состязались в восьми спортивных дисциплинах: беге, со­стязаниях на колесницах, бою с оружием, кулачном бою, стрельбе из лука, метании копья и метании диска. Мотив состязаний встречается и в скандинавской мифологии. По верованиям древних скандинавов эпохи викингов, умершие попадают в Хель - мрачное царство мертвых, где царит холод и печаль, где все бездеятельны. Но воины, павшие в бою, считаются избранниками бога Одина. Они получали доступ в Валхаллу - огромный чертог Одина. Викинги, принятые Одином в Валхаллу, пи­руют в украшенном золотом зале. Каждый день они покидают дворец и состязаются между собой в искусстве владения оружием, а затем воз­вращаются к пиршеству и возлияниям. Когда же наступит конец света, Один пойдет в бой во главе своего воинства.
Мифология ярко отражает происходившие изменения характера со­стязаний. Так, примечательной чертой состязаний эпохи расцвета ро­дового строя был принцип коллективизма. Все состязания, говоря со­временным языком, носили командный характер. Это не значит, что не было индивидуальных поединков. Но при этом каждый участник состя­заний выступал не сам за себя, а являлся членом единого коллектива, интересы и честь которого он защищал. Древний человек защищал ин­тересы и честь рода или фратрии, превыше которых у него ничего не было. Именно этим объясняется также и то, что состязания в эпоху родового строя не были связаны с каким-либо вознаграждением. Выс­шей наградой для члена родового коллектива были похвала и поощре­ние сородичей. Материальное поощрение было не свойственно обще­ственному устройству и морали родового общества. Иное положение наблюдается в условиях разложения первобытнообщинных отношений. Характерной чертой состязаний этого периода становится выявление и чествование отдельных победителей, а также принцип материальной заинтересованности участников состязаний. Это связано с тем, что во всех сферах общественной жизни все большую роль начинало играть личное имущественное и социальное положение отдельного человека. Ни одно состязание, даже связанное с религиозным культом, не обходи­лось без принципа материальной заинтересованности. Немецкая писа­тельница М. Римшнейдер расставила виды спорта, которые встреча­ются в "Илиаде", в зависимости от ценности наград. На первом месте находились состязания на колесницах, победитель которых получал в
награду котел и рабыню, цена которой приравнивалась к стоимости че­тырнадцати быков. На втором месте был кулачный бой. Наградою по­бедителю был мул, побежденному - кубок. Третьим видом по ценности награды шла борьба, победитель которой получал сосуд, оцениваемый в двенадцать быков, а побежденный - рабыню, стоимостью в четыре быка. Долее следовал бег, призом в котором служила финикийская чаша. На последнем месте по ценности награды стояло метание копья. Прин­цип материальной заинтересованности в эпоху военной демократии был характерен для состязаний в любом уголке мира. Например, на Край­нем Севере и в Сибири приз устанавливался на финише и, естественно, доставался тому, кто первым добегал до него.
3. СПОРТ И РЕЛИГИЯ В ЭПОХУ РАННИХ КЛАССОВЫХ ГОСУДАРСТВ
В эпоху ранних классовых государств изменяется религия и ее на­значение. Магические обряды оттеснялись на задний план, все боль­шее значение приобретал эстетический аспект публичного зрелища. Древние боги природы превращаются в богов царской власти и покро­вителей государства. Религия становится главной формой идеологии, призванной оправдать существующие порядки, способом удержания народа в покорности. Основной идеей эпохи ранних классовых государств была идея естественного предназначения царя. Из мифологии этого периода исчезает народный герой, совершающий подвиги. Остаются только царь и бог, наделяемые сверхчеловеческими качествами. Воз­величивание физической мощи не только богов, но и царей использова­лось для того, чтобы превознести над людьми личность царя, окружить его ореолом недоступности и недосягаемости.
В эту эпоху возникают состязания, которые непосредственно связы­ваются с религиозным культом, носящим название ордалии, или "божь­его суда". "Божий суд" олицетворялся с представлением о всезнаю­щем божестве, который может защитить правого и наказать виновного. Наиболее распространенной формой ордалии были испытания холодной и кипящей водой, испытания рекой, когда испытуемого бросали в реку. Разновидностью "божьего суда" был поединок, в котором невиновный обязательно должен был оказаться победителем.
Религия использовала состязания главным образом для возвеличи­вания владык и не проявляла в этот период сколько-нибудь серьезных притязаний на тело верующих, не требовала от них никаких физических ограничений. Другими словами, религия занимала пассивную позицию по отношению к занятиям физическими упражнениями и состязаниям народных масс.
Физическая культура в этот период обогатилась новыми чертами: так, египтяне устраивали бои на лодках. В ходе таких баталий состяза­ющиеся, вооруженные длинными шестами, стремились не только стол­кнуть друг друга в воду, но также потопить судно противника. В отли­
чие от других областей жизни состязания на палицах, борьба и лодоч­ные сражения не носили кастового характера, но в то же время пред­ставители привилегированных сословий имели преимущества в соот­ветствии со своим социальным положением. Так, при фехтовании на палицах они получали более длинную палку, в лодочных баталиях - бо­лее острые шесты. В Индии, хотя ни одна социальная группа не отлуча­лась от приобщения к физической культуре, тем не менее, кастовая при­надлежность заведомо определяла, кто, чем и в какой мере может за­ниматься. Так, для неарийских каст считались "неприкосновенными" верховая езда, все упражнения с оружием, обеспечивающие боевую подготовку, а также йога. В то же время кшатрии (военное дворянство) почитали совершенно неприемлемым для себя заниматься распростра­ненными среди шудров (сельские земледельцы, скотоводы) танцеваль­ными упражнениями, самообороной без оружия, а также упражнениями с чучелами, кубиками или обручами. Большим творческим достижени­ем в связи с развитием игровой деятельности людей следует считать появление настольных игр. В древнейших городах долины Инда были найдены доски для настольной игры, в которой применялись круглые камешки и бобы. Настольные игры требовали сосредоточения и разду­мий. Среди них выделялась прародительница современных шахмат ча-туранга. Название, состоящее из двух слов (чатур - четыре и анга -боевой порядок), происходит не от числа игроков, а от главных видов оружия индийской армии того времени: пехоты, кавалерии, боевых ко­лесниц и боевых слонов.
4. ИГРЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
VIII-VI века до н.э. характеризуются возникновением и развитием на территории Греции особой формы социально-экономической и поли­тической организации древнегреческого рабовладельческого общества - полиса. Отношение официальной религии к занятиям физическими упражнениями и состязаниями предопределялось социальным устрой­ством греческих полисов. Как и в период военной демократии, каждый свободнорожденный в силу своего происхождения и социального поло­жения был воином, которого община могла призвать в случае опаснос­ти, грозившей городу, или для ведения войны за захват чужой террито­рии или добычи. Такие войны были частым явлением. Именно этим можно объяснить высокий уровень физического воспитания, характер­ный для Греции этого периода. Представление о физическом идеале человека сохранялось от эпохи военной демократии. Сохранились так­же некоторые обряды и состязания. Однако, если в эпоху военной де­мократии они посвящались памяти погибшего героя или предка, то те­перь проводились в честь местных богов. Эти состязания не были са­мостоятельным обрядом. Они входили составной частью в религиоз­ный праздник, посвященный божеству.
Отношения неравенства, сложившиеся в обществе, нашли свое от­ражение и в религии. Среди богов, олицетворяющих силы природы, по­является бог-отец, царь богов, который был выше остальных богов и держал их в повиновении. У древних греков это был Зевс - бессмерт­ный царь богов. Древние боги, как и люди, нуждались, по представле­нию наших предков, не только в жилище и хлебе (строятся храмы и святилища, приносятся жертвы - кровавые и бескровные), но и в зрели­щах. Поэтому в культ входят торжественные процессии, театрализо­ванные действия, различные представления. К зрелищам относятся также состязания, которые сопровождают те или иные культовые праз­днества. Однако за внешней религиозной формой состязаний ясно про­сматривается их практическое назначение: проверять силу и ловкость горожан, которые составляли основу народного ополчения, готовность их к борьбе против непокорных рабов или ведению войны. К этому пе­
риоду в основных чертах складывается общегреческая религия, объе­динявшая пантеон богов во главе с Зевсом, которые обитали на свя­щенной горе Олимп.
С возникновением спортивных игр в небольшом городке Олимпия связано много мифов и легенд. В одной из них говорится о том, что игры создал мифический герой Геракл в честь отца своего - бога Зев­са. Он избрал ровную площадку у подножия Олимпа, отсчитал 600 стоп, оглянулся и решил, что площадка достаточна для бега. Шестьсот стоп составили один стадий - 192 метра, откуда и пошло название стадион. Согласно другому преданию, первые спортивные игры в Олимпии были проведены царем Эндимионом, который устроил состязание между сво­ими детьми. Призом в них был царский престол. Вплоть до XIV Олим­пиады состязания проводились только в беге на один стадий.
К концу VI в. до н. э. экономическая разобщенность небольших гре­ческих городов-государств требовала объединения. К этому их вынуж­дало обострение классовой борьбы, вызванное углублением имуществен­ного неравенства. Одним из средств объединения служили амфиктории - религиозно-политические союзы городов Древней Греции, которые имели целью совместное отправление культа в общем святилище. К нему относится и возникновение общегреческих религиозных празднеств, связанных с местными богами-покровителями отдельных полисов. Так, в эпоху расцвета античного рабовладельчества общегреческое призна­ние, помимо олимпийских игр, получают немейские, истмийские, пана-финейские игры. Постепенно усложнялась и разнообразилась програм­ма игр. С XV Олимпиады включается бег на два стадия и бег на вы­носливость, с XVIII Олимпиады соревнования пополнились пятиборь­ем. Если прежде олимпийский праздник проводился в течение одного дня, то в V в. до н. э. он представлял собой уже грандиозное торже­ство, длившееся пять дней и сопровождавшееся пышными церемония­ми и увеселениями. Победители игр посвящали свои победы богам. Значение общегреческих игр заключалось, прежде всего, в их социаль­ной значимости для раздробленных греческих государств и уже потом для религиозных культов. С одной стороны, они были средством укреп­ления экономических и политических связей между городами-государ­ствами, а с другой - средством демонстрации мощи и подготовленнос­ти рабовладельческих государств. Интересы господствующих классов определяли общественное мнение, в том числе и в религии, по отноше­нию к идеалу человека. В нем ценились имущественное благосостоя­
ние, отвага и физическая подготовленность. Ярким выражением гре­ческой религиозной мысли об идеале божества явились мифология и скульптура. Из богов и героев греки делали реальный идеал для своего юношества, стремясь воспитать граждан и воинов.
Мифология и скульптура, хотя и были посвящены религиозной тема­тике, в конечном счете, отражали потребности реальной жизни, потреб­ности рабовладельческого общества, где самым важным считались физическая подготовленность человека, его физическое развитие. Го­сударства вели беспрерывные войны, поэтому главной фигурой был воин, а телесные упражнения - общественным делом, которое поддержива­лось официальной религией греческого общества.
5. СПОРТ И РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО
Раннее христианство во многом отличалось от позднейшего, зафик­сированного в догматах Никейского собора. Оно не знало ни догматов, ни этики официального христианства, являясь религией страждущих масс, рабов и бедняков, жизнь которых была невыносимой, а положение -бесправным. Выход из такой жизни был найден в другом - загробном -мире. Продолжение существования души после смерти и было основой новой религии. Общепризнанной становилась вера в некое воздаяние или кару для умершей души за совершенные на земле поступки, так возникло представление о рае и аде. В рай могли попасть все честные, страждущие и обездоленные, а ад был уготован для грешников.
Надежда на воздаяние в потустороннем мире помогла увлечь людей на самоотречение от всех мирских благ и аскетизм. Укрепляется вера в искупление за грехи, в освобождение духа от бренности плоти и в вознесение его к богу. В силу этого раннее христианство все более ста­ло проникаться идеей строгого аскетизма, презрения к телу. Христиане проповедовали, что на земле не может быть радости. Земля - это ко­мок грязи, где царит "князь тьмы", то есть сатана, а дух сидит в плену. Чтобы освободить душу из темницы, нужно истязать тело, бичевать его, нужно проводить жизнь в молитве и посте, отрицать все телесные радости. Христианский аскетизм возник не на пустом месте. Аскетизм - явление, характерное для суровых условий борьбы людей со стихия­ми природы. Образцами для подражания ранним христианам служили монахи, пустынники, отшельники, молчальники, странники, затворники, а также многочисленные "святые" и "чудотворцы", которые начисто отказались от радостей земной жизни и сознательно обрекали себя на тяготы и страдания. Аскетизм этих "богатырей духа" христианская церковь не только оправдывала и поддерживала, но и видела в нем "ис­тинную красоту жизни на земле", подлинная же цель религиозного аске­тизма была направлена на примирение угнетенных и обездоленных масс с социальным гнетом и тяжелыми условиями жизни, их смирение.
Раннее христианство не имело никакого влияния на официальную религию рабовладельческих государств, на ее пышные культы, празд­
нества, в том числе и на состязания. Это была пассивная религия, не нацеливающая верующих на борьбу в этой жизни, а вселяющая надеж­ду на загробную жизнь. После того, как бремя войны было переложено на плечи профессионалов-наемников, интерес к занятиям физическими упражнениями повсеместно падает. Более состоятельные слои стали игнорировать утомительные тренировки в беге, борьбе и других воинс­ких упражнениях, предпочитая в лучшем случае легкие гимнастичес­кие упражнения и бани. Простой народ, доведенный до разорения, не испытывал желания заниматься своим физическим совершенствовани­ем. Падение интереса к физической подготовке человека-воина, защит­ника государства нашло отражение в изобразительном искусстве Рима и Греции. На место могучего атлета приходит новый идеал мужчины -хрупкого и изнеженного. Одним из средств удержания в повиновении народа и армии были зрелища, устраиваемые императорами и аристок­ратией по различным поводам. Эти зрелища мало напоминали спортив­ные состязания, в них ценились главным образом сильные ощущения и количество затраченных на них средств - чем больше гладиаторов, ред­костных диких или дрессированных зверей, а также состязавшихся ко­лесниц выпускали на арену, тем большим был восторг зрителей.
Постепенно христианство становится силой, с которой римские им­ператоры были вынуждены считаться и которая в результате была ис­пользована для укрепления их власти. Правящая верхушка Рима нуж­далась в такой религии, которая санкционировала бы ее господство над всеми народами империи. Такой общегосударственной религией, освя­щавшей императорскую власть, и стало, в конце концов, христианство. В начале IV в. н. э. возник прочный союз империи с христианством, император Константин пришел к мысли, что вместо того, чтобы бо­роться с христианской церковью, лучше использовать ее в интересах государства. В 313 г. был издан так называемый Миланский эдикт, да­ровавший свободу вероисповедания христианам и возвращавший им все конфискованные ранее церкви и церковное имущество, из гонимого уче­ния христианство стало государственной религией, из "церкви боящейся" - "церковью торжествующей". Христианство окончательно перестает быть религией рабов и угнетенных, оно превращается в религию, при по­мощи которой господствующие классы держат в повиновении народ.
Став ведущей религией, христианство вступило в противоречие со всеми существовавшими до него религиями. Борьба велась с не мень­шим ожесточением, чем борьба против самого христианства в периодего зарождения. Начиная борьбу против язычества, христианская цер­ковь выступила, прежде всего, против культовых обрядов, как символа веры в языческих богов, а так как античные состязания являлись час­тью религиозных празднеств, справляемых в честь языческих богов, церковь повела борьбу и против них. Эта борьба освящалась религиоз­ной христианской моралью. Против "языческих" праздников и состяза­ний были направлены выступления первых теоретиков христианства: Иоанна Златоуста, Киприна Карфагенского и Тертуллиана. Киприн пи­сал: "Какая срамота в самих состязаниях! Мужчина лежит под мужчи­ной, бесстыдно обнявшись и сцепившись друг с другом. Высматрива­ют, кто победит, но, прежде всего, побежден уже стыд". Наиболее от­кровенны и "обоснованны" высказывания о состязаниях Тертуллиана. Он писал в своем трактате "О зрелищах": "Нельзя без срама смотреть на все, что происходит на стадионе: на кулачный бой, на попирание нога­ми, на пощечины и другие буйства, обезображивающие лицо человека, созданного по образу божию. Благоговея к религии, ты не станешь одоб­рять безумного бега, бешеных движений, сопровождающих метание диска, равно как и других движений, одно другого сумасброднейших. Уважая стыдливость, ты не будешь выставлять на показ телесных сил, служащих единственно тщеславию тех, кто их употребляет, и к униже­нию тех, против кого они направлены. Нет, люди, занимающиеся подоб­ного рода делами, заслуживают только одно наше осуждение. Вообще борьба есть изобретение сатаны. Он начал ее с тех пор, как искусством своим поверг ниц наших прародителей. Движение борцов не что иное, как вертки, похожие на извивания адской змеи".
Политическое и культурное разделение Римской церкви привело к постепенному обособлению западной и восточной церквей. На Западе в связи с упадком, а потом упразднением власти императора и распадом империи необычайно возрос авторитет главы церкви, получившего ти­тул папы римского. На Востоке, где сохранилась империя, патриархи церквей оказались подчиненными императору. В IV в. в Византийской империи оформляется православная церковь, которая с самого начала выступает в роли государственного учреждения, возглавлявшегося са­мим императором. В отличие от нее католичество сформировалось как внегосударственная организация, подчиненная одному иерарху - папе римскому.
Положение христианских церквей в эпоху раннего средневековья на Западе и Востоке предопределило и различие в их взглядах, в том чис­ле на состязания и физические упражнения. Христианство в Византии в идеологической и социально-политической жизни общества с самого начала стало союзником и опорой государства, находясь в большой за­висимости от императорской власти. А так как состязания были прочно укоренившимся обычаем, вошедшим в официальную символику импе­раторской власти, то церковь никаких действенных мер против состяза­ний не предпринимала, хотя в догматах и проповедях осуждала эти зре­лища.
6. КЛАССОВОЕ ОТНОШЕНИЕ ЦЕРКВИ К ФИЗИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ
В середине XI в. происходит окончательный раздел христианской церкви на католическую и православную. Отныне между ними четко поделены сферы влияния. В странах Западной Европы господствующей становится католическая церковь, Русь, некоторые страны Европы и народы Закавказья оказываются под влиянием православия. Обе церк­ви представляют собой разновидности христианства. Обе признают основные его догмы и обряды. Однако католицизм имеет ряд особен­ностей в вероучении, культе, организации.
В период развитого феодализма происходит консолидация и юриди­ческое оформление господствующего класса в привилегированные со­словия. Складывается общественный наследственный слой - рыцар­ство, а позднее - дворянство. Высшее и среднее духовенство, также являвшееся крупным землевладельцем, составляло другое господству­ющее сословие. Третье сословие представлял народ - простолюдины, крепостные и свободные крестьяне, не пользующиеся никакими права­ми, кроме права работать на господина. Каждое из этих сословий в об­ласти физического воспитания имело свои упражнения, свои состяза­ния, отличающиеся друг от друга. К каждому из них церковь имела особое отношение, определяемое, прежде всего, классовым подходом. С одной стороны, проповедники вещали о греховности тела, с другой -церковь поддерживала физические упражнения рыцарей, запрещала и в то же время была вынуждена мириться с народными состязаниями. Единственным видом состязаний, который официально признавался цер­ковью, были ордалии - "божьи суды", известные еще со времен рабо­владельческого общества.
В средние века складывается система физического воспитания фео­далов. Каждый рыцарь должен был уметь ездить верхом, плавать, вла­деть оружием, охотиться, стрелять из лука, играть в мяч и танцевать. Церковь всячески поощряла эти занятия - и это понятно. Рыцари со­ставляли основную силу феодальной армии, способную подавлять на­родные волнения или вести захватнические войны. Так, все захватни­
ческие походы западноевропейских феодалов на Восток проходили под идейным руководством католической церкви, под лозунгом освобожде­ния Палестины из-под власти мусульман. Во время этих крестовых по­ходов римская церковь призывала всех верующих христиан опоясаться мечом и двинуться в далекие заморские страны для спасения гроба господня. Именно этим можно объяснить снисходительное отношение католической церкви к состязаниям рыцарей - турнирам. Рыцарские турниры организовывались в Европе в течение пяти столетий. Однако с XIV в. турниры постепенно утрачивают свое значение, как, соответ­ственно, и вся рыцарская система физического воспитания. Это было связано с изобретением огнестрельного оружия, против которого ры­царское вооружение было бессильно, а рыцарские доспехи становились лишь обузой.
Классовое отношение церкви к физическому воспитанию можно про­следить на примере воспитания некоторой части самих служителей цер­кви. В частности, речь идет о воспитании членов монашеского ордена иезуитов. Этот орден имел свои учебные заведения. Располагались они, как правило, в хороших зданиях, в них строго соблюдались чистота и порядок, очень большое внимание уделялось физическому воспитанию, осуществляемому с помощью физических упражнений, игр и состязаний.
Иное отношение сложилось у церкви к народным праздникам и со­стязаниям, которые своими корнями уходили в седую, дофеодальную древность. Одни из них были связаны с языческими культам, мифами, празднествами, другие носили чисто светский характер. Так, в странах Европы майский праздник, или Троица, был пережитком поклонения де­ревьям. В деревне водружалось большое майское дерево, которое вы­биралось общиной. Все ветви с него обрывались, оставалась только верхушка, на которую в дополнение к разноцветным лентам и тканям вешали колбасы, пироги и яйца. Молодежь изо всех сил старалась заво­евать награды. Вымазанные жиром столбы, которые встречались на ярмарках в более поздние времена, являются пережитком этих майс­ких столбов прошлого. На майских праздниках нередко устраивались соревнования в беге к этому дереву или скачки на конях. Многие состя­зания сохранились как часть культовых праздников, связанных с сельс­кохозяйственными работами: проводы зимы и встреча весны; праздни­ки, посвященные окончанию полевых работ, и т. д. На Руси проводы зимы в древности заключались в разнообразных обрядовых действиях магическо-религиозного характера, которые известны нам под названи­ем масленицы. На масленицу сжигали соломенное чучело, пекли жерт­венный хлеб - блины, по домам ходили ряженые. На протяжении мно­гих веков масленица сохраняет характер народного гуляния, сопровож­дающегося пиршествами, играми, катанием на санях с гор, ездой на лошадях, кулачными боями "стенка на стенку".
Христианская церковь долгое время пыталась бороться с народны­ми праздниками и связанными с ними состязаниями и играми. Так, в Англии под давлением церкви королевская власть неоднократно запре­щала игры в мяч. На Руси в XIV в. было издано церковное уложение, которое было направлено против "эллинских беснований". В принятом на церковном соборе в 1551 г. "Стоглаве" - своде законов, который на­вязывался русскому народу в качестве устава повседневной жизни рус­ского общества - две главы посвящены запретам занятий физической культурой. Они были отнесены к разряду религиозных преступлений. В "Домострое", написанном в 1580 г. при непосредственном участии цер­кви, всякие народные игры и забавы порицались. Даже шахматы были объявлены бесовским делом, а игроки обвинялись как люди, продав­шие душу сатане.
Несмотря на гонения официальной церкви, состязания продолжали жить в гуще народа. Языческие праздники оставались настолько живу­чими в народе, что церковь была вынуждена пойти по пути не полного искоренения языческих обрядов, а по пути их "обезвреживания", при­способления к христианским праздникам. В христианские понятия и представления заметно вошли элементы языческого земледельческого культа: весна трансформировалась в Богородицу, приезжающую на Бла­говещение на сохе; святые Илья, Егорий и Никола - в покровителей сельскохозяйственных работ и паломников-земледельцев. Традицион­ные народные обряды приурочивались к дням церковного календаря.
Итак, христианство уничтожило античную культуру - официальную культуру рабовладельческого общества, его господствующих классов. Оно запретило культы, зрелища и состязания (в последний раз Олим­пийские игры древности были проведены в 393 г.). Но христианская цер­ковь ничего не смогла сделать с народными состязаниями, с народны­ми физическими упражнениями, которые передавались из поколения в поколение на протяжении всей истории человечества независимо от того, какой строй господствовал в обществе.
7. ПРОТЕСТАНТИЗМ И СПОРТ
В XV - XVI вв. происходит становление нового класса - буржуазии, создавшей свою религиозную идеологию - протестантизм, который явля­ется специфически буржуазной разновидностью христианства. С XVI в. протестантами стали называть всех последователей новых церковных направлений, отклонившихся в ходе Реформации от католицизма.
Основные догматические положения протестантизма были сформу­лированы теологами XVI в. М. Лютером, Ж. Кальвином и У. Цвингли. Приверженцы протестантизма отвергали католическую церковную орга­низацию, отрицали характерную для католической церкви иерархию, не признавали власть папы римского над собой. Одним из главных догма­тических положений, отличающих протестантизм от католицизма, яв­ляется учение о непосредственной "связи" человека с богом. Протес­танты считали, что "божественная благодать" даруется человеку бо­гом без посредничества церкви и духовенства, а спасение человека достигается только через его личную веру.
Протестантизм имел различные течения (например, лютеранство, кальвинизм), и отношение его к физическому воспитанию не было одно­значным. Так, М. Лютер достаточно определенно выделял положитель­ную роль физического воспитания, и в частности состязаний. Он отда­вал предпочтение рыцарским играм с фехтованием и борьбой. При этом М. Лютер отмечал, что они служат не только средством физического развития людей, но и отвлечением их от распутства, разврата, пьян­ства, обжорства и азартных игр. Учение М. Лютера предназначалось только для буржуазии и не имело отношения к простому народу. Нечто подобное можно проследить и на примере Швейцарии, где движение Реформации возглавил Ж. Кальвин. Так же, как и М. Лютер, он выра­жал интересы своего класса - буржуазии, прежде всего заботясь о ее благе и процветании. Бюргерство швейцарских кантонов, ставших бас­тионами Реформации, приняло такое количество всякого рода запрет­ных мер по отношению к народу, что они ставили вне закона не только занятия физическими упражнениями и играми, но и соблюдение гигие­ны тела. Последователи Ж. Кальвина в Англии получили название пу­
ритане. "Мирская этика" пуритан поощряла скопидомство, расчетли­вость, трудолюбие, поклонение богатству и презрение к бедности. Пу­ритан отличали упорство в достижении цели и религиозный фанатизм. Отражая интересы буржуазии эпохи первоначального накопления, каль­винисты провели ряд реформ, направленных на утверждение "мирского аскетизма". Они добились упразднения пышного католического культа, обязательного посещения церковной службы, запрещения развлечений, танцев, ярких одежд и т. д. Пуритане носили простые платья, питались грубой пищей, жили в простых жилищах, отрицали поэзию любви. С этих же позиций "мирской аскетизм" повел наступление на феодальные спортивные традиции, а вместе с ними и на народные развлечения, в том числе и на спортивные состязания. Число народных праздников было сокращено до минимума, а воскресные спортивные состязания были вообще запрещены.
В то же время церковь довольно снисходительно относилась к заня­тиям физическими упражнениями молодых представителей буржуазии. Аристократические формы физического воспитания, такие, как охота, стрельба, верховая езда, не были доступны зарождающейся буржуа­зии. Тогда она обратила внимание на состязания, которые ради заработ­ка устраивались выходцами из народа. Группы профессионалов броди­ли из одной местности в другую, устраивая соревнования в беге, прыж­ках, бросании тяжестей и т. п., деля между собой скудный заработок. Именно такие состязания получили достаточно широкое распростране­ние в XVII - XVIII вв. О занятиях же спортом широких слоев простого населения в этот период не могло быть и речи. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, англиканская церковь не одобряла, а иногда зап­рещала подобные занятия, а во-вторых, представители, например, ра­бочего класса просто не имели возможности заниматься физическими упражнениями, так как рабочий день человека, трудящегося на ману­фактуре, продолжался 12-16 часов в сутки.
Таким образом, к концу XVIII в. в Англии пуританские заповеди "мир­ского аскетизма" проповедовались и насаждались в среде народных масс, в буржуазных же кругах, ранее склонных к пуританским ограни­чениям, развивается интерес к занятиям физической культурой.
8. XIX ВЕК - ВЕК КОРЕННОГО ИЗМЕНЕНИЯ ОТНОШЕНИЯ ЦЕРКВИ К СПОРТУ
Изменение отношения церкви к спортивным состязаниям в XIX и начале XX в. связано с двумя факторами: упадком влияния церкви в общественной жизни и бурным развитием спорта. В докапиталистичес­ких формациях церковь выступала как главная идеологическая сила, которая санкционировала и освящала существующие порядки. С побе­дой капитализма положение церкви и ее организаций изменилось. На­ука, искусство, философия начали вырываться из религиозных пут, ока­зывая все возрастающее воздействие на жизнь общества. В ряде стран церковь отделяется от государства, теряя при этом правовые функции.
В первой половине XIX в. спортом занимались лишь немногие. Он был уделом главным образом представителей имущих классов и со­средоточивался в основном в учебных заведениях. С середины же века начинается бурное распространение спорта в Англии, где в 40-х годах, наконец, был снят запрет на публичные игры. Из Англии спорт начал шествие по всем странам мира. В 1850 г. за пределами Англии суще­ствовало лишь несколько дюжин спортивных клубов, а в 60-х годах не было такой страны на всех континентах, за исключением Африки, где бы не пустила корни какая-либо форма современной спортивной дея­тельности. Стали проводиться международные соревнования по кон­ным кроссам и стрельбе. Молодежь Европы была охвачена горячкой велосипедных состязаний. Наряду с получившим распространение в Гол­ландии скоростным бегом на коньках, стали популярными лыжные со­ревнования в Скандинавских странах. Спорт получает признание не толь­ко в учебных заведениях, но и среди рабочей молодежи. В Европе и Соединенных Штатах Америки создаются, хотя еще немногочислен­ные, рабочие спортивные союзы.
Видя растущую популярность спорта и тягу молодежи к занятиям физическими упражнениями, церковь решила использовать это явление в своих интересах. Наиболее активно повела себя протестантская цер­ковь. Свободная от догмата о греховности тела, свойственного католи­цизму, она приступает к созданию организаций, сыгравших значитель­
ную роль в развитии спорта и привлечении к нему молодежи. Речь идет о создании Ассоциации молодых христиан. Из всех клерикальных орга­низаций, которые культивировали и культивируют физические упражне­ния, эта организация является самой значительной. В Ассоциации мо­лодых христиан раньше, чем в каких-либо других организациях, физи­ческое воспитание было использовано, по признанию американского теоретика спорта Р. Т. Мак-Кензи, "не только для общего воспитания, но и для закрепления своего влияния на молодежь".
Первая организация молодых христиан возникла в Англии в 1844 г. Ее создал мелкий лондонский служащий Георг Вильям, который за "зас­луги перед человечеством" в 1894 г. был посвящен в рыцари, а после смерти похоронен рядом с национальными британскими героями - ад­миралом Нельсоном и Веллингтоном.
Признанная и поддержанная английской буржуазией, эта организация насчитывала уже в 1851 г. 8 обществ в Лондоне и 16 в различных час­тях королевства. Эти организации объединяли около 2700 человек, вли­яние Ассоциации молодых христиан проникало и в другие страны. На­кануне первой мировой войны число привлеченных в Ассоциацию уже достигло 600 тыс. человек, а имущество оценивалось в сумму, прибли­жающуюся к 9 млн фунтов стерлингов. В Париже на конференции было провозглашено создание Всемирного Альянса Ассоциации молодых христиан - единого международного центра, который мог бы скоорди­нировать и направить деятельность национальных ассоциаций, а также способствовать созданию новых организаций в разных странах. Стре­мясь оказывать влияние на более широкие слои молодежи, Ассоциация объединяет приверженцев всех трех разновидностей христианства: про­тестантов, католиков, православных - и даже допускает членство пред­ставителей других религий и неверующих. В России такая Ассоциация существовала с 1862 по 1918 г.
Для того чтобы заинтересовать молодежь, привлечь ее в свои орга­низации, в Ассоциации с самого начала был использован спорт. Он рас­сматривался, прежде всего, как "острый инструмент", с помощью ко­торого можно "проникнуть в ум и сердце молодого человека через его тело". Сама эмблема Ассоциации молодых христиан - красный равно­сторонний треугольник, стороны которого означают "дух, ум, тело", -показывает, что распространить и укрепить веру среди молодежи воз­можно только посредством спорта и специального образования. Мно­гое в Ассоциации молодых христиан делалось для развития спорта. Не
случайно именно в ней были изобретены такие спортивные игры, как баскетбол и волейбол.
Ватикан обратился к спорту позднее, чем протестантская церковь. Однако, видя, что авторитет бурно развивающегося спорта все возрас­тает, католическая церковь к концу XIX и началу XX века была вынуж­дена не ставить так остро, как это было до сих пор, тезис о греховности тела. Не будучи в силах сразу отмежеваться от этого догмата, Ватикан стал проповедовать идею о гармоничном воспитании человека, как ду­ховном, так и физическом, но при этом духовное по-прежнему провозг­лашалось превыше физического. Католическая церковь начинает осу­ществлять некоторые организационные мероприятия, которые могли бы помочь ей привлечь молодежь. Так, церковь создает для обществ като­лической молодежи условия для занятий шахматами, для различных игр на свежем воздухе. Кроме того, она взяла в свои руки организацию и руководство спортивных кружков церковных школ. И, наконец, в 1911 г. в г. Нанси был создан Международный союз католических организаций физической культуры.
Если католическая церковь в этот период еще достаточно осторож­но подходила к спорту там, где это касалось широких народных масс, то для воспитанников иезуитских колледжей спорт был взят на воору­жение сразу и в полной мере. В колледжах играли в игру, напоминаю­щую регби, летом проводились кулачные бои, а зимой - катание на са­нях. При этом совершенно игнорируется и сам догмат греховности тела и вреда спорта высоких достижений, якобы порождающего у людей гор­дыню и тщеславие.
Таким образом, уже в этот период ясно наметился отход церковни­ков от своего прежнего отношения к физическому воспитанию. Церковь стала проводить более гибкую политику по отношению к новым совре­менным общественным явлениям, в том числе и к спорту.
9. СПОРТ И СОВРЕМЕННАЯ ЦЕРКОВЬ
После второй мировой войны в мире произошли коренные социальные изменения, обусловленные возникновением мировой социалистической системы и бурным процессом научно-технической революции. Они по­трясли устои старых идеологических систем, в том числе и религии, которая переживает самый глубокий кризис за все время своего суще­ствования.
Однако было бы ошибочно считать, что церковь за рубежом полно­стью утратила свое влияние на массы. В эпоху существования двух мировых систем, социалистической и капиталистической, идет ожесто­ченная борьба за умы и сердца людей. Для привлечения широких масс в "лоно церкви" используются различные формы. Все большее количе­ство религиозных и светских организаций, которые находятся под конт­ролем церкви, во всех странах мира культивируют физические упраж­нения, организуют различного рода спортивные мероприятия. В 1947 г. в ФРГ были воссозданы "Дойче Югендкрафт" и "Эйхенкройц". "Дойче Югендкрафт" - национальный союз любителей физических упражне­ний в католических общинах - основан в 1920 г. Каждые шесть лет союз организовывал большой всегерманский праздник, а каждые два года - католические первенства Германии по различным видам спорта. "Эйхенкройц" ("Дубовый крест") - евангелическое общество молодых мужчин - основан в 1921 г. В США вопросами физического воспитания занимаются Объединенное движение христианской молодежи, Объе­диненный совет католической молодежи, Национальная федерация сту­дентов-католиков и другие организации. В Италии создан Католичес­кий союз спортсменов. Международная спортивная федерация католи­ческого обучения организует игры ФИСЕС, предназначенные для мо­лодежи христианского вероисповедания всего мира. Из всех клерикаль­ных организаций, культивирующих физические упражнения, самой мас­совой по-прежнему является Ассоциация молодых христиан. За 100 лет ее деятельности число стран, в которых существуют ее организации, возросло с восьми до семидесяти семи, а количество членов достигло 4 млн человек.
Церковь, в течение веков восстававшая против занятий физически­ми упражнениями, кардинально пересматривает свои взгляды. Для того чтобы оправдать эти изменения, современные теологи прибегают к ут­верждению, что для церкви никогда не было чуждо признание тела, ссы­лаясь при этом на отрывочные высказывания, начиная со святого Пав­ла и кончая выступлениями руководителей современной церкви, в част­ности папы Пия XII. Не отстают ныне от православных "батюшек" и мусульманские идеологи. Некоторые из них утверждают, например, что мусульманская молитва - намаз - положила основу современным гим­настическим упражнениям, сравнивают ее с производственной гимнас­тикой. Давая все новые и новые толкования религиозным обрядам, му­сульманские теоретики от религии по вопросам физического воспита­ния пытаются сейчас "научно" доказать, что паломничество в "свя­щенные" города Аравии и туристские путешествия решают одни и те же задачи.
Помимо чисто теоретических рассуждений церковь предпринимает практические меры с тем, чтобы использовать спорт для привлечения в свое лоно отступившую от нее молодежь. Этой цели служат религиоз­ные спортивные клубы, которые обладают прекрасными спортивными залами, площадками и бассейнами, и даже "спортивное" оформление церквей. Так, на одном из витражей собора, который был сделан по заказу и указанию нью-йоркского епископа Маннинга, были изображе­ны сцены бокса, игры в гольф, скачек и т. п., а также даны портреты чемпионов. В Инсбруке в 1964 г. специально к зимней Олимпиаде была построена церковь, где в день открытия и закрытия игр состоялись тор­жественные богослужения, причем проповедь, рассчитанная на спорт­сменов, переводилась сразу на несколько языков, в том числе и на рус­ский. Несколько ранее аналогичный "подарок", новую церковь, получи­ли спортсмены на VIII зимней Олимпиаде в Скво-Вэлли. Проводились определенные мероприятия и в Москве на XXIII Олимпиаде. Так, 2 июля 1980 г. в культурном центре Олимпийской деревни состоялось освяще­ние часовни в честь Владимирской иконы Божьей Матери, устраива­лись приемы для некоторых спортивных делегаций (Греции, Кипра) и для отдельных официальных лиц, проводились другие церковные тор­жества. Обо всех церковных мероприятиях было опубликовано в жур­нале "Московская патриархия" (1980, № 10).
Служителей церкви: патриарха Московского и всея Руси Пимена, митрополита Таллиннского и Эстонского Алексия, епископа Волоколам­ского Питирима и др. - можно было увидеть среди зрителей на трибу­нах главного олимпийского стадиона в Москве. А Иоанн I выступал с речью на открытии XVII Олимпийских игр. Он напомнил, что в "здоро­вом теле - здоровый дух", и призвал участников игр следовать к вер­шинам спортивной славы, но "по пути, начертанному всевышним". Не упускал из "апостольских" обязанностей сферу спорта и его преемник Павел VI. Он довольно часто встречался с ведущими спортсменами, видными тренерами. В своей папской резиденции в Ватикане он дал аудиенцию знаменитому бразильскому футболисту Пеле и торжествен­но вручил ему золотую медаль и четки из жемчуга и серебра.
Создание специальных спортивных организаций - только один из пу­тей, по которому идет церковь для усиления своего влияния в широких массах. Другой путь - прямое использование спорта в качестве свое­образной приманки для верующих. Многие "отцы церкви" сами успеш­но занимаются спортом и имеют высокие результаты. Так, священник Андерсон стал двукратным олимпийским чемпионом по стрелковому спорту на Олимпийских играх в Токио и Мехико. Пастор Боб Ричардс -чемпион Римской и Токийской олимпиад в прыжках в высоту с шестом. Некоторые священнослужители становятся даже тренерами. Всему миру известен католический священник Бауэр - тренер сборной команды по хоккею Канады.
Пытаясь приспособиться к духу времени, священнослужители под­час готовы пойти на все, лишь бы привлечь внимание паствы. Напри­мер, известному австрийскому пловцу Коллинзу было разрешено вен­чаться в... плавках, шафер явился в церковь в купальном костюме, а невеста оделась в костюм для гребли на каноэ. Пикантный характер носил обряд венчания американцев Рея Ширера и Барбары Энгл - за­ядлых спортсменов, членов клуба воднолыжного спорта. По водной глади на большой скорости мчалась моторная лодка, в которой восседал свя­щенник в подобающем такому случаю облачении. За лодкой, взявшись за руки, неслись на водных лыжах жених и невеста и, стараясь пере­крыть шум мотора, кричали "да!" в ответ на традиционные вопросы священника. Так состоялось первое в истории венчание на водных лы­жах.
О подобных случаях и еще об очень многих интересных фактах из истории развития взаимоотношений спорта и религии можно узнать, оз­накомившись с прилагаемой литературой .
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Итак, в современных условиях, характеризующихся глубоким кри­зисом идеологии, церковные деятели предпринимают отчаянные попытки удержать в лоне церкви как можно больше верующих. При этом они прибегают к самым различным средствам, вплоть до явно противоре­чащих самому культу церкви, ее догматам, пытаются фальсифициро­вать действительный характер отношения религии и церкви к физичес­кой культуре и спорту в прошлом, показать себя последовательными поборниками здорового, физически развитого тела.
К сожалению, ограниченный объем позволил лишь указать на нали­чие и сложность, а подчас и неоднозначность взаимоотношений рели­гии, физической культуры и спорта на протяжении всего существования человечества. Повышенное внимание, которое церковь уделяет в на­стоящее время физической культуре и спорту, имеет реальные причины.
С одной стороны, церковь стремится использовать спорт, ставший в наши дни значительным социальным явлением, для поднятия своего авторитета. В результате сегодня мы слышим суждения церковников о том, что церковь и спорт, каждый своими средствами, решают одну общую "благородную" задачу - воспитание человека (естественно, в угодном и самой церкви, и буржуазному обществу духе). Более того, современные теологи пытаются доказать, что церковь никогда и не была врагом спорта. В этом им всемерную помощь оказывают некоторые буржуазные теоретики спорта.
С другой стороны, спорт - это не только физические упражнения, не только спортивные соревнования. Современный спорт - это сфера борь­бы идеологий. Официально провозглашенные взгляды современной цер­кви на спорт являются частью этой борьбы и заслуживают самого при­стального внимания.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
Грачев А. В., Коган М. С. История физической культуры в СССР с древней­ших времен до конца XVIII в. М., Л.: Физкультура и спорт, 1940. 152 с.
Дмитриев С. В. Магия духовного мира в двигательных действиях человека // Теория и практика физической культуры. 1997. № 12. С. 44-50.
Дубовенко Н. Ф. Место и роль физической культуры и спорта в атеисти­ческом воспитании // Социальные функции физической культуры: Тематич. сб. науч. тр./ Киевский ин-т физ-ры. Киев, 1979. С. 30-35.
4. Зарубов А. К вопросу об отношении русской православной церкви к
спортивному движению. На рубеже XXI века. Год 1999: Науч. альманах / Мос-
ковская гос. акад. физ. культуры. Малаховка, Моск. обл., 1999. С. 208-211.
5. Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. М.: Радуга, 1982.
399 с.
6. Лисицин Б. А. Спорт и религиозные организации. М.: Физкультура и спорт,
1985. 80 с.
МилеевС. Физическая культура и религия. М., Л.: Моск. рабочий, 1932. 72 с.
Моссо А. В здоровом теле - здоровый дух / Пер. А. Г. Щелкина. СПб., 1914.
220 с.
9. Пономарев Н. И. Возникновение и первоначальное развитие физического
воспитания. М.: Физкультура и спорт, 1970. 248 с.
10. Столбов В. В. История физической культуры: Учебник. М.: Просвеще-
ние, 1989. 287 с.
11. ТаникеевМ. Т. От тайги до Олимпиады. Алма-Ата: Казахстан, 1983. 208 с.
Шанин Ю. В. Герои античных стадионов. М.: Физкультура и спорт, 1979. 141 с.
Щеулов И. В. Физическое воспитание и утверждение атеистических убеж­дений студентов // Вопросы атеизма. Атеистическое воспитание студенческой молодежи. Киев: Высш. шк., 1979. Вып. 15. С. 119-126.
Щеулов И. В. Физическое совершенствование - духовное богатство. Киев: Политиздат Украины, 1983. 127 с.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие 3
Возникновение религии и спорта 5
Спорт и религия в эпоху военной демократии 10
Спорт и религия в эпоху ранних классовых государств 13
Игры Древней Греции 15
Спорт и раннее христианство 18
Классовое отношение церкви к физическому воспитанию 22
Протестантизм и спорт 25
XIX век - век коренного изменения отношения церкви к спорту .. 27
Спорт и современная церковь 30
Заключение 33
Библиографический список 34
Научно-популярное издание






Фарберов Михаил Борисович



ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И РЕЛИГИЯ (ИСТОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ)









Редактор А. Г. Ларионова Компьютерная верстка Ю. С. Бардуковой




Лицензия ЛР № 020341 от 07.05.97. Сдано в набор 20.02.01. Подписано к печати 19.04.01. Формат 60х84 1/16. Бумага тип. № 3. Печать офсетная. Усл. печ. л. 2,0. Усл. кр.-отт. 2,13. Уч. -изд. л. 2,16. Тираж 100 экз. Заказ №

Редакционно-издательский отдел Лаборатория компьютерно-издательских технологий Отдел оперативной полиграфии СПбГУАП
190000, Санкт-Петербург, ул. Б. Морская, 67



СОДЕРЖАНИЕ