<<

стр. 5
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

литературе Казахстана сделал Б. Горбатов. Он говорил: "Что было бы с
Казахстаном, если бы он не был присоединен к России? Его проглотил бы Китай,
Кокандское царство, его раздробили бы, растащили бы на части. В конечном
счете он стал бы легкой добычей для английских колонизаторов". Следует по
этому поводу заметить: народы, принадлежавшие к западным колониальным
империям, имели возможность организоваться и успешно вести борьбу за свое
освобождение (Индия, Бирма, Тунис, Марокко, Гвинея, Гана и т. д.). Однако ни
один народ, попавший под власть Советской империи, не смог освободиться от
владычества Москвы (пример -- Венгрия в 1956 г.).
Заявления авторов нового учебника истории КПСС, будто бы партия имеет
"глубокое уважение ко всем большим и малым народам" и признает их
национальную независимость, остаются словами без содержания. Такие же
пропагандные фразы авторы Истории КПСС повторяют, излагая принципы
международной политики правительства СССР: "Взаимное уважение национального
суверенитета и территориальной целостности, невмешательство во внутренние
дела друг друга, равенство и взаимная выгода, отказ от войны, как орудия
внешней политики" (стр. 662). Стоит только припомнить агрессию советского
правительства хотя бы за последние 20 лет: нападение на Финляндию в 1939 г.,
нападение на Эстонию, Латвию и Литву в 1940 г., захват целого ряда
"сателлитов" в Европе, а также государственные перевороты в этих странах,
произведенные с помощью Москвы, -- и сразу возникает перед глазами подлинная
картина действительной международной политики советского правительства:
насилие, интриги, интервенция, агрессия для расширения территории советской
империи и для увеличения ее влияния в мире.

4. Политика "мирного сосуществования"


Авторы Истории КПСС пытаются убедить читателя в том, будто бы политика
"мирного сосуществования", о которой говорит Хрущев, следует взглядам
Ленина. Это не соответствует действительности. Ленину эта идея была чужда.
Еще перед революцией, в январе 1917 г., Ленин писал о возможности заключения
мира между воющими государствами: "Действительный демократический мир ...
может быть заключен лишь при условии, что его будут заключать не теперешние
и вообще не буржуазные правительства, а пролетарские правительства,
свергнувшие господство буржуазии и приступившие к ее экспроприации" (В. И.
Ленин, Сочинения, т. 23, стр. 202). Захватив власть в России, Ленин говорил
в речи на заседании Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.
"Одной из очередных задач наших является необходимость немедленно закончить
войну. Но для того, чтобы кончить эту войну, тесно связанную с нынешним
капиталистическим строем, ясно всем, что для этого необходимо побороть самый
капитал" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 26, стр. 208). Таким образом,
заключение мира и создание мирного сосуществования между народами
отодвигается, по Ленину, до окончательной победы над "капиталом".
В 1920 г. у советского правительства возник вопрос об уступках
капиталистическим государствам и о концессиях иностранным предпринимателям в
России для восстановления народного хозяйства. На эту тему Ленин произнес
речь на собрании актива московской организации коммунистической партии
(декабрь 1920 г.) Эту речь советские пропагандисты стремятся использовать
для доказательства, будто Ленин был сторонником мирного сосуществования. Вот
что, однако, говорил Ленин в своей речи: "Пока мы не завоевали всего мира,
пока мы остаемся с точки зрения экономической и военной слабее, чем
остальной капиталистический мир, до тех пор надо держаться правила: надо
уметь использовать противоречия и противоположности между империалистами"
(В. И. Ленин, Сочинения, т. 31, стр. 410--411). По Ленину, советское
правительство может наиболее выгодно "сосуществовать" с прочими странами
мира, если эти государства будут находиться во вражде и войне между собою.
"Еще более, -- говорил Ленин, -- нас спасло бы то обстоятельство, если бы
империалистические державы оказались в войне. Если мы вынуждены терпеть
таких негодяев, как капиталистические воры, из которых каждый точит нож
против нас, прямая наша обязанность двинуть эти ножи друг против друга.
Когда два вора дерутся, честные люди выигрывают" (там же, стр. 419).
Итак, "честные люди", сидящие в советском правительстве, имеют прямую
обязанность разжигать войны между другими государствами, ожидая момента
такого ослабления воющих сторон, которое позволит советскому правительству
"завоевать весь мир". Как видим, авторы Истории КПСС и Хрущев напрасно
ссылаются на Ленина как на сторонника "мирного сосуществования".

5. Декларация коммунистических партий мира


Пятый раздел XII главы заканчивается изложением содержания декларации
коммунистических партий мира, принятой в ноябре 1957 г. на совещании в
Москве. В этой декларации был осужден "ревизионизм", который проявляется в
различных коммунистических партиях (стр. 673). К сожалению, авторы не
выясняют, в чем существо "ревизионизма", который является "в современных
условиях главной опасностью". Декларация коммунистических партий совершенно
произвольно приписала ревизионистам "буржуазную идеологию", которая
направлена к сохранению или восстановлению капитализма. Фактически, в
странах с коммунистическими диктатурами растет недовольство, особенно среди
молодежи, которая ищет новых идейных и политических путей для выхода из
системы тоталитаризма. Мысль этих людей обращается к критикам большевизма,
которые выступали против коммунистической диктатуры с позиций
демократического социализма (Карл Каутский, Эмиль Вандервельде, Эдуард
Бернштейн и др.). Близко к идеям демократического социализма подошел и
Милован Джилас, оппозиционный коммунист Югославии. Ревизионизм большевизма,
подчеркивающий необходимость политической и духовной свободы для прогресса
народа, находит широкий отзвук у населения СССР и в других странах с
коммунистическими диктатурами, и это является причиной резкого осуждения
ревизионизма, как главной для коммунизма опасности в современных условиях.
Это только видоизмененная форма давно известного лозунга большевиков:
"Социал-демократия -- главный враг".
Коммунистическая партия Югославии отказалась подписать московскую
декларацию, и за это авторы Истории КПСС называют югославских коммунистов
"ревизионистами", противниками "ленинизма". В действительности причины
расхождения коммунистической партии Югославии с КПСС лежат не в области
идеологии, а в области международной политики. Правительство Югославии
отказывается присоединиться к советскому военному блоку (Варшавский пакт),
отстаивая свою нейтральную позицию между Западом и Востоком.

6. Экономика СССР и проблемы народного образования


Шестой раздел XVII главы посвящен экономическим вопросам СССР. Наряду с
исчислением намеченного роста производства в тяжелой промышленности, в
химической индустрии и в сельском хозяйстве, говорится о "неустанной заботе"
коммунистической партии в отношении "повышения благосостояния трудящихся"
(стр. 677). Отмечено решение ЦК КПСС "в ближайшие пять-шесть лет в достатке
обеспечить потребности населения в тканях, одежде, обуви и в других
промышленных товарах широкого потребления". Авторы при этом утверждают:
"Этот план реален". В доказательство реальности плана никаких данных они,
однако, не приводят: сколько пар обуви, сколько миллионов метров тканей и т.
д. предполагается изготовить для того, чтобы удовлетворить потребности
населения. Подобные обещания со стороны правящей партии известны с первых
лет коммунистической диктатуры, но они неизменно далеки от осуществления.
Относительно решения жилищной проблемы авторы Истории КПСС утверждают,
что в этом направлении "сделан крупный шаг" (стр. 677). При этом они
стараются свалить вину за недостаток жилищ в СССР на свергнутое в 1917 г.
царское правительство: будто бы в царской России "десятки миллионов людей
жили в бараках, а многие просто в землянках" (стр. 677). Это -- очередное
измышление. В царской России только часть рабочих крупных индустриальных
предприятий жила в бараках или очень редко в землянках. Кроме того, число
рабочих в царской России не превышало 4 млн. чел. Среди них было довольно
много квалифицированных, хорошо оплачиваемых специалистов, имевших квартиры
и собственные дома. Поэтому совершенно нелепо утверждение о "десятках
миллионов людей", живших якобы в бараках и землянках. Крестьяне жили в своих
избах, часто примитивно построенных, но обеспечивавших жилищную проблему
лучше, чем это могла осуществить диктаторская партия на протяжении 40 лет.
"Неустанная забота" коммунистической партии о благосостоянии населения СССР
не дает пока ощутительных результатов. Авторы сообщают, кстати, что
"предусматривается в течение ближайших 10--12 лет ликвидировать в стране
недостаток в жилье" (стр. 677). Из этого видно, что "заботы партии"
оставляют жилищное строительство СССР расти весьма медленным темпом.
На стр. 680 Истории КПСС изложена в общих чертах реформа народного
образования в СССР, предпринятая по инициативе Хрущева и осуществленная в
результате специального закона Верховного Совета СССР. В основу реформы
"положен принцип соединения учебы с производительным трудом, с практикой
коммунистического строительства". Фактически, реформа, установившая
обязательное восьмилетнее образование и посылку детей рабочих и крестьян на
производство, ограничивает возможность детям трудящихся приобрести
достаточные знания для поступления в высшие учебные заведения. Среднее и
высшее образование в СССР становится привилегией детей "нового класса",
коммунистической бюрократии. Для последних создаются особые школы-интернаты,
"суворовские училища" и т. д., по образцу закрытых привилегированных учебных
заведений царской России, кадетских корпусов и институтов благородных девиц.
Заявив в 1957 г. о намерении партии организовать школы-интернаты, Хрущев
прямо сослался, как на образец, на закрытые учебные заведения для детей
привилегированных классов времен царского режима. Однако в Истории КПСС нет
упоминания о школах-интернатах, предназначенных для детей нового правящего
класса. Это умолчание очень показательно. Оно свидетельствует о том, что
руководство КПСС не считает эти школы таким достижением, которым можно бы
было похвалиться перед массовым читателем Истории КПСС.
В "Кратких выводах" к XVII главе перечисляются "достижения" партии в
период после XX съезда КПСС, причем подчеркивается, что после построения
социализма партия переходит к строительству коммунизма в СССР. Упоминается
также о расширении "прав союзных республик и местных советов", но конкретных
данных об этом "расширении" не приводится.



* IX. Семилетний план развития народного хозяйства СССР *


XVIII глава посвящена семилетнему плану развития народного хозяйства
СССР, который был утвержден на XXI съезде партии в феврале 1959 г. Эта
заключительная глава Истории КПСС написана в панегирических тонах, причем
XXI съезд назван съездом "строителей коммунизма".
В XVIII главе на первый план выдвинута личность Н. С. Хрущева. Его имя
упоминается здесь 14 раз, почти соответственно числу хвалебных признаний по
адресу Сталина в период культа его личности.

1. Хозяйственные достижения Советского Союза


Прославляя хозяйственные достижения СССР за 40 лет ("национальный доход
за время существования советской власти увеличился по расчету на душу
населения в 15 раз", стр. 693), авторы Истории КПСС сообщают, что "реальные
доходы рабочих и служащих увеличились в 1958 г. ло сравнению с 1940 г. почти
в два раза, реальные доходы колхозников по расчету на одного работающего --
более чем в два раза". Если принять во внимание нищенский жизненный уровень
населения СССР в 1940 году, то некоторое увеличение заработной платы может
быть воспринято им с известным удовлетворением. Однако, сколь отстает
жизненный уровень трудящихся СССР от уровня жизни трудящихся свободных
индустриальных стран, об этом авторы Истории КПСС умалчивают. Только на стр.
698 сообщается, что партия предполагает "повысить заработную плату
низкооплачиваемым рабочим и служащим в течение семилетия с 270--350 до
500--600 рублей в месяц". Покупательная ценность рубля равняется
приблизительно одной десятой доллара. Основываясь на этом, читатель Истории
КПСС может установить уровень жизни трудящихся в СССР.

2. Цель семилетнего плана


Целью семилетнего плана, по уверению авторов нового учебника, является
осуществление коммунизма в СССР. В этот период должно произойти повышение
уровня обобществления колхозов. Это значит -- превращение их в "общенародную
собственность", подобно государственным предприятиям -- совхозам. В
результате этой политики "будут постепенно стираться существенные различия
между городом и деревней" (стр. 703).

3. Тезис Маркса--Энгельса об "отмирании государства"


Исповедуя на словах тезис Маркса--Энгельса об "отмирании государства"
при коммунизме, авторы Истории КПСС приходят к выводу, что эта задача
неосуществима до тех пор, "пока существует агрессивный империалистический
лагерь" (стр. 705). Поэтому "советское государство обязано укреплять и
совершенствовать свои вооруженные силы", а также "всемерно укреплять органы
государственной безопасности". Иными словами, военный и полицейский аппарат
должен оставаться в полной неприкосновенности и после "построения
коммунизма" в СССР и даже совершенствоваться и укрепляться. Причину этого
авторы Истории КПСС видят в угрозе со стороны "агрессивных империалистов".
Фактически, сильный аппарат принуждения, устрашения и подавления необходим
руководству КПСС для того, чтобы сохранить режим тоталитарной диктатуры,
против которого выступают в той или иной форме передовые силы народов СССР.
Индустриализация СССР потребовала подготовки кадров образованных людей,
которые достаточно критически относятся к политике коммунистических вождей.
В прошлое отходит, по выражению Лассаля, "проклятая неприхотливость"
(verdammte Beduerfnislosigkeit) трудящихся масс, особенно молодежи. Молодое
поколение в СССР грамотно, читает, размышляет, сравнивает и ищет не только
материального благополучия, но и духовной и политической свободы. Миллионы
молодых людей Советского Союза в недалеком будущем будут решать судьбу
советской империи. "Идеи на штык не улавливаются". Веяние свободы из стран
демократического Запада (многие молодые люди в СССР знают иностранные языки
и слушают радио свободного мира) проникают в гущу населения Советского
Союза, и люди знают действительное положение в демократических государствах.
"Преклонение перед гнилым Западом", порицаемое в резолюциях КПСС, является
признаком того, что идеи свободы, правды, человечности, обычные среди
народов некоммунистического мира, не в меньшей мере свойственны народам
СССР. Руководители КПСС могут кичиться достижениями тяжелой индустрии или
удачно запущенными спутниками земли и солнца, но их режим не способен
удовлетворить духовных запросов человека. Чем больше становится число
образованных людей в СССР, критически и враждебно относящихся к режиму
тоталитарной диктатуры, тем сильнее руководство КПСС чувствует необходимость
запугивать население Советского Союза "империалистической агрессией" (стр.
710) и "возрождением фашизма" в свободном мире (стр. 711). Этой пропагандой
XXI съезд КПСС стремился привлечь в ряды коммунизма и в советский "лагерь
мира" "широкие массы социал-демократических рабочих и их организации в
капиталистических странах" (стр. 711). Надежда -- нереальная.

4. Победа фракции Хрущева на XXI съезде КПСС


На XXI съезде КПСС победительницей оказалась фракция Хрущева. Съезд
одобрил (как и не могло быть иначе) решения пленума ЦК КПСС, принятые в июне
1957 г., об "антипартийной группе Маленкова, Кагановича, Молотова, Булганина
и Шепилова" (стр. 713). Эта оппозиция названа "презренной группой
фракционеров и раскольников". Единство партии восстановлено "вокруг
Центрального Комитета". Так выглядит хваленая "внутрипартийная демократия",
а в действительности каждый член партии должен беспрекословно выполнять
веления людей, имеющих в своих руках партийный аппарат, и -- "не
рассуждать". В этом смысле Хрущев стоит на "ленинском пути" и действует в
духе Сталина.

5. Роль Ленина и Хрущева в "творческом развитии марксизма"


В заключительной части Истории КПСС превозносится роль Ленина в
творческом развитии марксизма (стр. 722), особенно "открытие В. И. Лениным
советской власти как государственной формы диктатуры пролетариата" (стр.
723). Этой пропагандной фразой (о "советской власти") авторы пытаются
прикрыть истинное положение вещей: тоталитарную диктатуру коммунистической
партии, опирающуюся на полицейский аппарат. Для Ленина, как мы уже отметили
выше, советская власть не была действительной советской властью, если в
советах не диктовала свою волю партия большевиков. "Открытие" Лениным
партийной тоталитарной диктагуры действительно явилось началом новой эпохи в
истории человечества. Примеру Ленина последовали не только коммунисты в
разных странах, но и фашисты. Оба эти течения отрицают свободу, демократию,
право большинства, оппозицию, и утверждают право "активного меньшинства"
владеть государством и решать в нем судьбу народа по своему произволу, не
останавливаясь ни перед какими средствами для достижения и укрепления своей
партийной диктатуры. Аморализм в политике -- это общее, что объединяет
коммунистов и фашистов в их практике. Учителем, давшим пример в этом
отношении, как замечено выше, был Ленин.
В заключительной части превозносится также еще один "мыслитель и
вождь", давший пример "творческого развития марксизма-ленинизма", -- Н. С.
Хрущев. Он, как это отмечают авторы Истории КПСС, в докладе на XX съезде
выдвинул "положения о возможности предотвращения войн в нашу эпоху, о формах
перехода к социализму в ряде капиталистических стран, о путях установления
единства рабочего класса в капиталистических странах" (стр. 724). В докладе
на XXI съезде "первый секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев внес новый вклад в теорию
научного коммунизма": "о "закономерностях перерастания социализма в
коммунизм, о путях развития и сближения колхозной и общенародной
социалистической собственности о распределении материальных благ между
членами общества, о политической организации общества, государственном
устройстве и управлении в период развернутого строительства коммунизма".
Авторы нового учебника утверждают, что доклад Хрущева на XXI съезде и
решения съезда по его докладу -- это "образец творческого применения и
дальнейшего развития марксизма-ленинизма".
Хотя в заключительной части Истории КПСС приводятся слова Хрущева о
том, что коммунисты критикуют "культ личности, как чуждый духу
марксизма-ленинизма" (стр. 730), в СССР уже создан культ личности нового
вождя, Н. С. Хрущева. В тоталитарной системе это -- закономерное явление.
Оно может иметь более или менее вредные последствия для общества, в
зависимости от личных качеств диктатора, но это явление присуще диктатуре:
an absolute power corrupts absolutely (абсолютная власть развращает
абсолютно), как сказал лорд Актон.



* Заключительные замечания *


Подробный анализ нового учебника истории КПСС требовал бы большого
места. Однако и на основании приведенных цитат и критической оценки Истории
КПСС можно придти к определенным выводам. Прежде всего нужно заметить, что
идея тоталитарной диктатуры коммунистической партии сама по себе не является
опасностью для человечества, если она победила и осуществлена в небольшом
государстве. Коммунистическая Югославия или Албания не могут стать угрозой
для своих соседей. Опасной для соседей и всего мира является
коммунистическая власть, восторжествовавшая в великой державе, например в
России, Китае. Сочетание коммунистической мессианистической идеологии и
традиционного империализма российской военной монархии в советском
государстве привело к результатам, крайне опасным для свободного мира. На
эту опасность в свободных странах раньше не обращали внимания, -- не знали и
даже не хотели как следует изучать большевистскую идеологию, образ правления
в СССР и методы инфильтрации советской агентуры во все поры стран свободного
мира. Перед второй мировой войной правительства государств, соседних с СССР
(Польша и Румыния), усыпляли себя надеждой на "мирное сосуществование" с
Советским Союзом. Захватив часть украинских и белорусских территорий после
второй мировой войны и приступив к их насильственной денационализации,
правительства этих стран были целиком поглощены только своими узко
национальными интересами. К освободительным движениям народов СССР как в
Польше и Румынии, так и в прочих странах мира относились индифферентно.
Западный мир не видел грозной военной машины, созданной в годы пятилеток в
СССР. Безумная политика Гитлера, имевшая целью расширение "жизненного
пространства" (Lebensraum) для Германии на Востоке, привела советское
правительство к союзу с демократическими государствами. Западные
государственные деятели следовали иллюзиям, распространяемым
коммунистической пропагандой, об "эволюции" коммунистического режима к
демократии, и сделали много непоправимых ошибок, предоставив, например,
Сталину возможность расширить советскую империю за счет стран, ставших
"сателлитами". Незнание или недальновидность государственных деятелей Запада
дали возможность советскому правительству начать производство атомных бомб,
хотя каждому должно было быть ясно, что советская империя, вооруженная
атомными бомбами, при агрессивной идеологии своего правительства, будет
постоянной угрозой для свободных народов.
В настоящее время свободный мир находится под давлением советского
блока, обладающего огромными природными ресурсами и человеческими массами.
Коммунисты остаются верны агрессивной идее Ленина -- всякими мерами и
средствами разрушить ненавистный им "капитализм". Угрозы, время от времени
повторяемые Хрущевым -- "угробить" свободный мир -- основаны как на сознании
военно-технических успехов Советского Союза, так и на фанатичном убеждении в
неминуемой победе режима, именуемого в СССР "социализмом", над иными формами
человеческого общежития.
На основании анализа нового учебника истории КПСС приходим к
заключению, что хозяйственное устройство, существующее в СССР, является
псевдо-социализмом. Народное хозяйство СССР находится в руках
государственных чиновников, независимых от общественного контроля.
Для своей пропаганды коммунисты ловко пользуются лозунгами "социализм",
"демократия" и пр., придавая этим словам совсем другое значение, чем это
принято в странах свободного мира. Нельзя называть государственное хозяйство
под управлением чиновников диктаторской партии в Советском Союзе
"социализмом", как непозволительно принимать за чистую монету
коммунистическую пропаганду о "народной демократии" и "социалистической
демократии", которые будто бы существуют в странах советского блока.
То же самое относится и к "интернационализму" КПСС, который существует
только как парадный лозунг для прикрытия советского империализма,
колониализма, руссификации и даже физического уничтожения народов,
очутившихся в границах советской империи.
Характерным для нового учебника истории КПСС является еще то, что в нем
исчез лозунг борьбы против "великодержавного (русского) шовинизма", о
котором, наряду с "буржуазным национализмом", упоминается в "Кратком курсе"
истории ВКП(б) 1938 г. Опастностью для коммунистической диктатуры остается
только "буржуазный национализм" нерусских народов, в то время как русский
великодержавный шовинизм официально не признается.
В Истории КПСС нет упоминания о новом курсе в политике советского
правительства в отношении языков нерусских народов. В апреле 1959 г.
"Верховные Советы союзных республик СССР приняли, по указанию Москвы, закон
о школьном образовании. На основании этого закона, русский язык является
обязательным для всех учебных заведений в каждой союзной республике, а язык
местного населения (украинский, грузинский и т. д.) может и не преподаваться
в школах, в которых обучение ведется на русском языке. Этот закон
свидетельствует о дискриминации языков "суверенных" союзных республик СССР в
пользу русского языка.
Всенародная перепись населения СССР в 1959 г. показала всему миру,
какие тяжелые жертвы людьми понесли народы Советского Союза. Вследствие
террора, голода, насильственных переселений и войны союзные республики --
Украина, Белоруссия, Эстония, Латвия, Литва и др. -- потеряли десятки тысяч
и миллионов человеческих жизней ("Правда", 4 февраля 1960).
Денационализируя и истребляя народы, очутившиеся под властью
коммунистического режима в СССР, советское правительство в то же время
выступает в свободном мире с лозунгами "борьбы против колониализма", за
"гуманность" и "свободу". В политике советское правительство признает все
средства хорошими для достижения своей главной цели -- господства над миром.
Этими средствами, в виде извращения фактов и самой беззастенчивой лжи,
широко пользуются и авторы Истории КПСС. Нельзя недооценивать опасности
подобной фальсификации для населения Советского блока и для свободного мира.
Неправда, часто повторяемая, становится понемногу привычной для
некритических умов и вероятной. История КПСС, распространяемая на разных
языках в свободном мире, может причинить много вреда. Противодействие
отравлению общественного мнения мира является настоятельной необходимостью.
Заканчивая обозрение нового учебника истории КПСС, считаем необходимым
привести удачную характеристику метода исторического исследования советских
ученых, которую недавно дал Джордж Кеннан в январском номере берлинского
журнала "Der Monat" (1960 г.). Дж. Кеннан отметил между прочим, что для
советских историков "историческое знание существует не для того, чтобы
установить в отдельности, что является правдой, а что нет, что действительно
произошло, а что нет, -- они смотрят на него, как на огромную шахту находок,
из которой всегда вытаскивается только такой факт, который нужен для
определенного тезиса. Когда я изучаю этот материал, то я принужден или
придти к заключению, что советские ученые (и коммунистическая партия
Советского Союза) просто неспособны реалистически отнестись к природе
советской власти и событиям прошлого, или же что они очень хорошо знают
факты и пребывают в паническом страхе, что другие люди извлекут поучение из
этих фактов. Они употребляют прямо отчаянные усилия, граничащие иногда с
патологией, чтобы исказить прошлое и дать такую картину советского
правления, что оно, хотя само будто бы не предпринимает ничего дурного и не
совершает ошибок, -- всегда, однако, имело дело с миром, строящим
дьявольские козни". Эта характеристика Джорджа Кеннана вполне относится и к
заказчикам, и к авторам нового учебника истории КПСС.
 

<<

стр. 5
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ