<<

стр. 3
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

25/В А-энзу, Кас-шегбар, Намтар - "творец полей утугов (демонов) ", Килим - "разливающая воду", Ибаз - "творец волокуши(?)", Ламар - "древом поразивший мудрецов ", Уту - "творящий суд воды " (и ещё 4 правителя между А-энзу и Кас-шегбаром).
Третья часть подобна первой своим календарно-мифологическим содержанием:
37/4 - 34/А Бог Энлиль [воплощение предшествовавшего ему Сухур-апаля? ] осужден за неправильное бракосочетание с Нинлиль и казнен. Однако позж-е (отыскан в потустороннем мире Нинлиль вместе с их сычом - богом луны Эту) Эн:т.1ь воскресает.
Копия, снятая с данной летописи жрецами малоазийского Шу-эден-на-ки-дуга и воспроизведенная на барельефе Праматери сущего (Гатумдуг?) храма 23/VII. несколько отличается от оригинала. Во-первых, в списках правивших династий богов и пращуров опущено два вышеуказанных блока имен; кроме того, не приведены даты основания этих династий . Во-вторых, упомянутая на плите 9/6 " Мышь" заменена на " птицу Имдугуд".
Можно считать, что сочетание этих оригинала и копии древнейшей в мире летописи означало заключение мирного договора, обусловившего открытие Циркумпонтийской зоны формирования индоевропейской общности. Этот древнейший в мире письменный договор 6200 г. до н. э. ознаменовал начало всемирной цивилизации (государственности).
Наиболее информативны среди прочитанных керешских надписей такие: (жертвенная) овца схвачена (верховным) жрецом Аратты; канал жреца Ураша [бога небес], кирпич (магического) предопределения 40; (жертвенный) ягненок стены воинов.
Итак, древнейшее государство Аратта имело уже каналы и крепости, священнослужителей и воинов, социальную иерархию, определённые ритуалы и культы, исконных богов...




2. Аратта междуречья Дуная и Днепра

Более известна ныне под условным названием "археологическая культура Кукутени - Триполье" или как две родственные культуры на территориях Румынии и Молдовы, а также Украины.
Винчанской волне переселенцев предшествовало катастрофическое запустение под конец VI тыс. до н. э. Чатал-Гукжа и Хаджиляра - древнейших центров индоевропейской цивилизации. С другой стороны, укоренившиеся было в Подунавье носители первой, праиндоевропейской волны вынуждены были потесниться — в сторону Поднепровья, чьи земли были разведаны достопамятной экспедицией 6200 г. до н. э. и уже довольно обжиты носителями вышерассмотренных буго-днестровской и сурско-днепровской культур (тоже праиндоевропейских).
На глиняных табличках Подунавья об этих событиях говорится в мифоэпическом духе: бог потустороннего мира Кулла и богиня степей Гатумдуг [покровительствовавшие, соответственно, жителям подунайской Аратты и её поднепровской периферии] договорились о прекращении ссор и объединении пред лицом нашествия с юго-востока [с малоазийской прародины] "воинов богини Ишхары" (не предтечи ли хурритской Ужхары и арийской Ушас? -также индоевропейских богинь), принесшим угрозу полям 'Солнцеподобной страны'... А среди несколько позднейших надписей кукутеньской культуры Румынии привлекают внимание следующие:
потомок Владыки на поле Страны;
бог Солнца судит убитых в саду, это второе святилище близнецов Инанны; на 5 полей 2 мотыги (ритуально) установлено.
Последняя из этих надписей близка по содержанию надписи на прашумерской табличке из украинской Волыни, которой располагал В.Н.Даниленко - прочитывая её следующим образом: прислать (в помощь) на поселение [...] 5 упряжек волов с ролами к [дата].
Приведенные надписи совместно с археологическими и проч. данными свидетельствуют о высоком уровне развития дунайско-днепровской Аратты. Основу её хозяйства составляло довольно развитое земледелие - уже не только мотыжное, но и пахотное. Главной культурой являлась пшеница-двузернянка, однако выращивали также однозернянку и спельту, два сорта ячменя, просо, бобовые. • Имели огороды, сады, а в Днестро-Прутском междуречье - и древнейшие на Земле виноградники. Разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, а позже и коней.
Сохранялись собирательство растений и моллюсков, рыболовство, охота. В чести были разнообразные ремёсла: обработка камня и дерева, гончарство, ткачество, кузнечное дело. При этом аратты различных районов и поселений идеально приспосабливались к местным условиям, так что хозяйственных укладов и типов существовало немало. Довольно развитые уже в предшествующие времена, они между серединами V-III тыс. до н. э. истории приднепровской Аратты не столь видоизменялись, сколь перегруппировывались; развитие хозяйства наиболее заметно во взаимосвязанных гончарстве и металлообработке... Общественные же отношения, быт, духовную культуру, идеологию целесообразнее рассмотреть на историческом фоне.

ЖЕРТВЕННОЕ САМОСОЖЖЕНИЕ.

Могильники раннего и среднего этапов Триполья до сих пор не обнаружены, - их, вероятно, в виде привычных нам кладбищ и не было. Из этнографии различных индоевропейских народов известны захоронения на деревьях (древние черкесы и осетины), на столбах у дорог (славяне); трупосожжеиия доныне сочетаются (у индусов) с обычаями развеивать пепел над полями, а останки спускать за водой. Такой обычай доминировал, быть .может, в Аратте; данным образом можно объяснить распространённость среди индоевропейских народов слов навь, наус и т.п. со значениями судно , но также 'покойник' и 'смерть'. На кремирование умерших указывают также редкие останки человеческих жертвоприношений—которые в виде черепов и отдельных костей по древней, ещё ближневосточной традиции располагались в жилищах возле очагов. О сожжениях жертв свидетельствуют и такие надписи из подунайской Аратты:
40-е княжение(?). По велению бога Шауэ старейшина ритуально сожжён. Это 10(-я жертва);
"женщина воинов" возвеличила [сожгла как жертвоприношение] воинов-стражей святилища Огня, не дав (им) выйти из (пылающего) святилища; "женщина воинов " (их) в степи возвеличила.
Сожжение, как видим, возвеличивает человека; добровольно-принудительное (узаконенное традицией и неприятием смертности души) самопожертвование является честью. Жрецы и жрицы господствуют в обществе. Воины, помимо защиты Родины, прислуживают в храмах и время от времени приносятся в жертву - как и старейшины (вожди, достигающие преклонного возраста)...
Так вот, в Аратте, были заложены основы присущего индоевропейцам института Спасительства, снятия основного противоречия всех времён и народов - противоречия бытия-и-небытия, жизни-и-смерти. Вполне очевидно, что именно этот институт самопожертвования во имя общего блага являлся стержнем и авторитета, и власти "первобытной интеллигенции" — жрецов-правителей 'Солнцеподобной страны'.
Среди известных нам надписей Аратты единожды упоминается раб (да и то в шумероведческом понимании соответствующего иероглифа). Сей "раб плуга страны" мог быть и жрецом, обязанным починать пахоту и прочие работы сельскохозяйственного цикла - пережитки чего сохранялись, например, на Руси и в царских обязанностях времён Иоанна Грозного...
А как обстояли дела с летописью приднепровского Шу-нуна, остававшегося за пределами "трипольской" Аратты? По предположению А.Г.Кифишина, летопись продолжали жрецы " буго-днёстровского" происхождения.
II династия, заложенная будто бы более 14 тысячелетий назад патриархом А-энзу, произвела при Уту-ме-акуде в 5852 и при А-килиме в 5702 годах до н. э. какие-то реформы. В соответствии с последней, состоялось частичное переселение в Месопотамию,где был заложен город-государство Ур. Там переселенцы объединились вокруг жрецов лунного божества Сина и основали в 5662-5622 гг. до н. э. "дам Барагеси". А в 5069 г. до н. э. - при XVIII правителе А-имдугуде - в окрестностях праотчего Шу-нуна (Каменной Могилы) был основан альтернативный "дом Имдугуда"...
Эти прочитанные шумерологом А.Г.Кифишиным сведения имеют археологические соответствия - за исключением вышеуказанных дат, которые будут, по-видимому, подняты исследователями примерно на 2500 лет и приближены, таким образом, к рубежу IV-III тыс. до н. э. Более точными представляются календарные пометки 4250-4173 гг. до н. э. на ином комплексе плит (2 - 7). Названные здесь правители Му-ги, Ки-саль, Саль-туш и др. возглавляли, очевидно, роды той части буго-днестровской культуры, которая переселилась сюда в начале формирования приднепровской Аратты и слилась с местными потомками основателей ; святилища.
Переходим к рассмотрению II этапа развития "трипольской" Аратты, который начался примерно в 3600 г. до н. э. - где-то за пол тысячелетия до возникновения Шумера (и вышеописанного возникновения Ура?). На этом этапе хозяйство, быт, территория изменились немного - однако количество поселений и площади их значительно возросли; несколько племен или родов достигли Днепра выше Роси.
Итак, практически исчезли малые поселения, их площадь составляет теперь 3-40 га. Рядовая планировка сменяется концентрической с майданом-; площадью посередине. Оборонительные рвы замещаются соединёнными между ; собою домами внешнего круга. Защищались, по-видимому, не столько от ; врагов, сколько от хищников - волков, медведей и львов (которые встречались в ; Северном Причерноморье ещё и в скифское время). Дома становятся большими ; и преимущественно двухэтажными; в них обитают, по-видимому, парные ' семьи трёх поколений. В планировке поселений прослеживаются "концы", группирующиеся по ремесленно-профессиональным и, вероятно, родственным ; признакам. На алтарях нередко встречаются керамические модельки святилищ - в том числе и весьма архаического типа, восходящего к храмам малоазийского Шу-эден-на-ки-дуга. *
Из ремесел наиболее развиваются обработки камня и металла (ковка и сварка медных изделий, простейшее бронзовое литьё), а также гончарство.
Последнее всё ещё обходилось без круга, но пользовалось горном. Наряду с традиционной "кухонной" посудой распространяется расписная "парадная".
Гораздо разнообразнее становятся женские и др. статуэтки, иногда даже с портретными лицами. Хоть они почти исключительно культовые, однако позволяют судить о внешнем виде араттов.
Женщины заплетали косы, но преобладала (во всяком случае, при отправлении ритуалов) длинная прическа с прямым пробором посередине; на спине концы волос прятались в сетчатые или сплошные футляры разнообразных форм. На головах носили колпаки, грибовидные шляпы и др. На шеях монисто, гривны и подобия пекторалей; гривны иногда дополнялись лентами или подвесками. Носили рубахи разной длины и с различными вырезами, а также жилетки. Нижнее бельё представлено набедренными повязками.
Подпоясывались разнообразными поясами и перевязями - через оба или одно плечо. Лица раскрашивали, а может и татуировали. Красная и др. краски на черепах "усатовского варианта поздней трипольской культуры" отражают следы не только причёсок, но и кастовой принадлежности - аналоги
которых доныне бытуют в Индии, а до недавнего времени встречались и на Украине (казачьи "оселедци" и др.). Обувь в росписи рассматриваемых статуэток представлена сандалиями, черевиками и сапожками - нередко с меховыми отворотами.
Традиционно преобладают фигурки стоящей женщины - однако теперь уже не только Матери, но и Девы. На алтарях и в антропоморфных сосудах их нередко объединяли, как арийских Адити и Ушас или греческих Демегру и Персифону. Распространяется также образ женщины, восседающей на рогатом троне-Тельце. В.Н.Даниленко и Н.А.Чмыхов считали такие комплексы свидетельствами зарождения греческого мифа о Европе и Зевсе - но в рассматриваемой этноисторической обстановке надёжнее ограничиться соответствием индоевропейским Притхиви и Дьяусу: матери-'Земле' и 'Небу'-отцу, которые в гимнах аратто - арийской Ригведы предстают в обличьях людей или крупного рогатого скота.
Образ Притхиви-Дьяуса или т.п. зародился ещё в храмах Чатал-Гуюка и Хаджиляра, но его распространение было обусловлено, вероятно, появлением довольно специфических святилищ-обсерваторий подунайской культуры Лендель - сменившей в начале IV тыс. до н. э. предшествующую Винчу. Унаследовав круговую планировку поселений, они строились не у воды, а на удобных для календарно-астрономических наблюдений "лысых горах".
Распространившись на протяжении IV - середины II тыс. до н. э. вдоль северной, лесостепной границы тогдашнего земледелия, эти сооружения достигли британского Стоунхенджа и зауральского Аркаима - оставшись для потомков наиболее очевидным свидетельством существовавшей Аратты, высочайшего интеллекта её правителей и крепчайших общественных связей.
Письменность Кукутени - Триполья представлена "счетными фишками" (подобие наборной азбуки и арифметики, да только из керамических кубиков и т.п.), неясными пока ещё знаками на сосудах и вышеуказанными прашумерскими табличками. Упоминаемые на последних "близнецы Инанны" обнаруживаются, возможно, уже в барельефных изображениях чатал-гуюкских храмов. Можно предположить, что с распространением указанных выше святилищ-обсерваторий эти близнецы перевоплотились в Аполлона и Артемиду (в персонификацию главных созвездий зодиака и зенита, т.е. в Тельца с его Плеядами и Медведиц с их Полярной звездой) - детей Дьяуса (-Дзеуса-Зевса или Дня) и Рато (-Лато-Латону), где последняя воплощала зодиак и закон (Рита аратто-арийской Ригведы).
Если признать ошибочными расшифрованные датировки 5702-5622 гг. до н. э., указанные в летописи приднепровского Шу-нуна, то завершение рассмотренного этапа "трипольской" Аратты можно соотнести с вышеприведенными строками о возникновении шумерского Ура.
III этап охватил приблизительно 3000-2250 гг. до н.э. (от укоренения Шумера до возникновения Вавилонии). Уже в начале данного этапа центр 'Солнцеподобной страны (земледельцев)' утвердился в почти замкнутом междуречьи Буга ('Бога' ни с того ли этапа?), Соба, Роси, Синюхи - и достиг здесь максимального за всю историю Аратты развития.
В 60-х годах пилотом К.В.Шишкиным и археологом Н.М.Шмаглием были открыты грандиозные трипольские (т. е. араттские, как теперь выясняется) города площадью до 500 га. Обладая ранее сложившейся концентрической планировкой и проч., они окружались небольшими сёлами с преимущественно нерегулярной застройкой, а также святилищами-обсерваториями лендельского типа. Очевидно, что каждый такой комплекс представлял собой довольно автономный район - подобный одновременным городам-государствам уру (см. выше о возникновении Ура, а ниже - У рука) Шумера, последующим полисам Греции.ещё более поздним Па.чуни и полянам, а также "городам и весям" древней Руси.
Языковеды знают, что древнерусская весь -'вся' обжитая той или иной крестьянской общиной округа - соответствует вис(ш)ям Индии-Бхараты и соприкасается с почитаемым в ней 'Всеобъемлющим' Вишну. Наиболее известный атрибут этого бога - стопа третьего шага, с которым гигант в жертвенном пламени возносится на небеса. Такие представления хорошо согласуются и со стопообразными очертаниями наибольшего города приднепровской Арапы (у с. Тальянки Тальновского р-на Черкасской обл.), и с удивительным обычаем периодического самосожжения "городов и весей" этого древнейшего в мире, индоевропейского государства.
Данный обычай вытекал из переложной системы землепользования, несовершенства агротехники и, по-видимому, стремления жрецов-правителей 'Солнцеподобной страны' предотвратить расслабление и деградацию народа. Во всяком случае, примерно через три поколения - когда почва окрестных полей истощалась - неподалёку поднималась целина, строились новые город и села, а старые приводились в ритуальный порядок и поджигались...
Так были заложены основы учения о "дне Брахмы" -сохранившегося в Бхарате-Инпии и вспоминаемого в Рахмаиском Великдпе долины Артаплота и других районов Украины.
Ритуальные самосожжения поселении Аратты были сопряжены с обозначенным выше институтом Спаснтельства и сделали его основным инструментом государственных связей.
В дальнейшем мы будем ещё не раз возвращаться к данной проблеме. А здесь присовокупим к ней артефакт чрезвычайно далёких жреческих странствий - заложенных рассмотренной выше экспедицией жрецов-правителей малоазийской прародины индоевропейцев и прослеживаемых затем до таинственных странников Гипербореи.
Выдающийся археолог В.Н.Даниленко впервые обратил внимание на "азово-черноморскую линию развития степного энеолита" и объяснил её связями Триполья с Ближневосточными цивилизациями. Этот путь начали торить если не чатал-гуюкские, то уж во всяком случае буго-днестровские путешественники в необжитую тогда Месопотамию.
Помимо отдельных находок, захоронений и смешанных пограничных культур, на Чонгарском полуострове (в преддверии Крыма) было обнаружено небольшое зимовье араттской экспедиции (отправившейся на Восток?). С другой стороны, в районе Каменной Могилы (у с.Надеждино) и даже в междуречьи Днепра-Ингульца (в пос. Большая Александровка) обнаружены шумерские захоронения с надписью и зодиакальным изображением; в последнем случае - в паре с араттским захоронением.
Надписи приднепровского Шу-нуна (Каменной Могилы) свидетельствуют, что в 2782 г. до н. на ней побывала делегация из одноименного шумерского города на севере Месопотамии - и сняла копии с вышеупомянутых надписей на плитах 2-7 для своей едва ли не древнейшей в Шумере библиотеки. По авторитетному мнению А.Г.Кифишина, именно в данной связи мог сложиться известный шумерологам цикл из пяти поэм "Тайного Святилища", где праматерь Инанна и бог-воитель Нингирсу (один из сыновей бога-творца Энлиля) хранили 7 древнейших в мире кудурру - храмовых подобий так называемых чу ринг (священных, чаще всего каменных продолговатых предметов). Кифишин считает, что их-то и нашёл Даниленко в каменномогильском "Гроте чуринг", восходящем к XII тыс. до н. э.; они были изукрашены как изображениями мамонтов и т.п., так и шумерскими письменами.
2535 годом до н. э. завершается летопись потомков упоминавшегося выше каменномогильского "дома ИмдугудсГ, который перед этим 10 лет воевал(?) с родственным месопотамским "'домом Барагеси".
В 2530 г. до н. э. новая шумерская делегация оставила многочисленные надписи на плитах 1 и 52/А, а также обновила некоторые из старых. Среди них значится "владыка Эшнуна" -города, который именно с этого года 30 лет вместе с Уром, Уруком, Лагашем воевал против Киша.
В 2517 г. до н. э. случилось последнее, быть может, посещение, во время которого на плите 7 была оставлена надпись: "Шара, владыка Страны (Шумера) и Семи" (кудуру Шу-нуна?). Шарой именовался один из лунных богов, нижняя часть которого была смертной - людскою. Вероятно, эта делегация не только почтила пращурское святилище, но и оставила жертвенное захоронение у Надеждино (см. выцге): Оно содержало кости ног и таза взрослого человека и было перекрыто каменномогильской плитой с шумерской надписью "Шара".
Конец заключительного этапа "три польской" Аратты отмечен несколькими знаменательными, взаимосвязанными событиями внутреннего и внешнего порядка. Прежде всего, сказались геокосмические причины, сопряжённые с известным историкам Огигосовым потопом конца III тыс. до н. э. К этому времени Аратта уже имела на черноморском побережьи (в районе между современными сёлами Усатово и Маяки на Одесщине) свой южный форпост.
Особенности его металлургии неоспоримо свидетельствуют о развитых связях с малоазийской прародиной -которые осуществлялись, несомненно, преимущественно водным путём. Вследствие этого сухопутный путь захирел. Стали угасать и традиции матриархата: усатовско-маяцкие статуэтки преимущественно мужские, фаллические.
Исчезают города с населением в 10-40 тысяч человек, распадаются полисы. Часть населения уходит на север, в озерно-лесные низовья правобережной Припяти и левобережной Десны - притоков Днепра. Образованные этими переселенцами культуры связываются исследователями с началом этногенеза славян. Южная же часть населения - до вероятного морского переселения в район малоазийской Троады - всё теснее сосуществует с арийскими племенами ямной археологической культуры. Последнее обстоятельство отчетливо отразилось в антропологии останков из кладбищ и курганов возле Усатово и Маяков.
Внимание исследователей всё более привлекает подобие исторических процессов, которые протекали в позднем Триполье (приднепровской Apaттe) и месопотамском Шумере. Одновременно возникли и расцвели города, одновременно унифицировались, а затем пришли в упадок культуры; воцарение а Шумере семитской династии Аккада совпало с трансформацией Триполья в иные культуры.
Открытия археолога Ю.А.Шилова и языковеда А.Г.Кифишина позволяют вскрыть неведомые ранее археологам механизмы этнокультурных связей -приводившихся в действие не столь "миграциями народных масс", сколь тончайшими связями и резонами интеллектуальных элит различных народов.

Выше затрагивались вопросы о противоречиях между воцарившимися в Приднепровье "трипольцами" и частично переселившимися в Месопотамию "буго-днестровцами", между местным "домом Имдугуда" и ставшим шумерским "домом Барагеси" — и других противоречиях, не прервавших, однако, дружественных обменов делегациями... Они были прерваны отмеченным выше воцарением Аккадской династии, поведшей экспансию (известными историкам походами владык Саргона и Нарамсина) в направлениях как Малой Азии, так и Северной Месопотамии. Ю.А.Шилову и В.А.Сафронову удалось проследить, что в XXIII в. до н. э. арийско-хурритский союз племён Днепро-Кубанского междуречья принял активное участие в отпоре этой агрессии. Конец северомесопотамского похода союзников маркируется появлением в окрестностях Каменной Могилы и дальше к Днепру сосудов местного изготовления, но украшенных центральным эпизодом из шумеро-аккадской "Поэмы о Гильгамеше".
Подкурганные материалы у сёл Любимовка и Софиевка (возле Каховки) свидетельствуют об участии в этом движении людей из причерноморской части Аратты. Однако следы эти указывают на незначительность сыгранной роли. По-видимому, потому, что как раз в это время резко сворачивается "усатовский вариант позднетрипольской культуры" - и, вероятно, переселяется морским путём в Малую Азию. Приняли ли там переселенцы участие в отпоре против аккадской экспансии - ученым пока неизвестно.
Итак, налицо несомненные политические противоречия между поднепровской Араттой и месопотамским Шумером, особое их обострение с приходом к власти в последнем семитской династии Аккада. В плане военного и даже торгового (малоазийский экспорт металла и проч.) противостояния указанные противоречия не могли сыграть существенной роли в судьбах столь отдалённых, хотя и взаимосвязанных праиндоенвропейской историей стран.
Куда серьёзнее было идейно-социальное противостояние присущих им, соответственно, общинной и рабовладельческой (первобытнокоммупистической и раннеклассовой) государственных систем. Аратта с её переложным земледелием и обилием плодородных целинных земель ещё могла снимать свои накапливавшиеся противоречия традиционным способом - расселением и переселением; Шумер же, связанный создаваемой поколениями мелиорацией, » вынужден был загонять свои противоречия в их порождающее общество -- и » предотвращать постоянную угрозу взрыва ужесточением госаппарата (вот где - история впервые начинает развиваться в соответствии с марксистским пониманием законов истории!)... Однако и в благодатном Дунайско-Днепровском междуречьи к концу III тыс. до н. э. стал назревать демографический взрыв, усугубленный вышеотмеченными Огигосовым потопом и сопутствующими эко-климатическими изменениями, а также резко возросшей активностью и миграциями арийских племен.
Вполне вероятно, что в таких кот условиях жрецы-правители Аратты увидели оптимальное будущее для своего народа в том, чтобы вновь расселиться и возвратиться из губительного "следования шумерским путём" к догосуднрствеппым традициям прапоров (в частности, "буго-днестровцев"' и "сурско-дпепронцеи" ). — что успешнее всего воплотилось в судьбах северной части Арапы (см. выше). Южные же её переселенцы в Троаду в большей мере сохранили уровень араттской цивилизации.

Впрочем, ни те ни другие не отреклись от своих этнокультурных связей и государственных традиций - на что будет многократно указываться ниже при рассмотрениях наследников 'Солнцеподобной' Аратты: ''Солнечных' же малоазийского Илиона и приднепровского Гелона, потомки которых хранили или же воссоздавали в Европе то Артану, то Арсанию с Артой, то Артаплот...
А сейчас перейдём к рассмотрению древнейшего и наиболее близкого к Шумеро-Аккаду форпоста тогдашней Аратты.

3. Северомесопотамская Аратта

Вышеочерченные противоречия (пра)индоевропейской Аратты с семитизированным Шумеро-Аккадом — не только научный вывод, но и исторический факт, письменно засвидетельствованный поэмой "Энмеркар и верховный жрец Аратты". Правда, повествуется в ней не о вышерассмотренных подунайской, а затем поднепровской Араттах, — а об иранской Аратте, которую М.Ю.Видейко отождествляет с неплохо исследованным городищем Шахри-Сотхе в низовьях р.Хильмунд.
Если это действительно так, то возникновение данного форпоста на рубеже IV-III тыс. до н. э. и его тяготение к культурам Южной Туркмении не позволяют связывать его с описанными выше переселениями племен буго-днестровской и трипольской культур. Намного вероятней другое: участие в создании этой Аратты жреческих кланов, странствовавших "азово-черноморской линией" (по В.Н.Даниленко, Ю.А.Шилову, В.А.Сафронову, А.Г.Кифишину и др.) между Поднепровьем и Месопотамией, разведывая одновременно и путь грядущего переселения араттов и ариев в Индию... Такое предположение подтверждается находкой в древнейшем слое Шахри-Сотхе печати из Джемдет-Насра - древнейшего же шумерского города Шу-нуна, родственного приднепровскому Шу-нуну. Тем более, что в рассматриваемой поэме немалое внимание уделено изрядно призабытым уже

Поэма "Энмеркар и верховный жрец Аратты"

Поэма "Энмеркар и верховный жрец Аратты" записана на нескольких более-менее уцелевших глиняных табличках—и состоит—из 36 разделов... Энмеркар - имя верховного жреца шумерского города-государства Урука, главный храм которого является "домом Энлиля". Аратту же и её главный храм основала Инанна, а опекает её возлюбленный Думузи. (Вспомним, что все эти три и много иных божеств впервые засвидетельствованы ещё в доиндоевропейской части вышеуказанной летописи Каменной Могилы.) Сообщается также, что выходцы из Аратты основали Урук,— однако его жрец-правитель добивается теперь отвращения Инанны от метрополии и подчинения её Уруку.
В знак покорности жители Аратты должны предоставить для реконструкции его храмов металлы, каменья, строительные материалы, а также ремесленников; за невыполнение угрожается разрушением городу, рабством населению, убийством главному жрецу. Тот на угрозы ответствует так:

Я - верховный жрец, назначенный чистой рукою (Инанны).
Скипетр небесного царя (Any), апидычици асе.чепной,
"Иннин " всех законов, светлая Инанна
в Аратту, страну чистых обрядов воистину меня привела,
в горах пред нею поставила словно врата, —
то как же Аратта может покориться Уруку?
..................................................
Гора (-Аратта) - это герой, напитанный мудростью,
она подобна вечерней заре, идущей к родимому дому
и прогоняющей мрак пред своим (лучезарным) лицом.
Она подобна луне, вздымающейся на небеса,
лик которой блеском исполнен.
Она подобна деревьям, окружающим горы.

(Снова-таки, обратим внимание на совпадения "чистой руки" богини с "Рукою владычицы", как издревле именовали Каменную Могилу аратты, пра- и -шумеры; в обоих случаях "руки" сопряжены с "законом".)
Внявшая увещеваниям Энмеркара, Инанна отвернулась было от Аратты и перестала её защищать... Гонец несколько раз носил грозные приказы из Урука в Аратту, а обратно - неопределённые ответы. Приказы, помимо требований и угроз, включали магические загадки и напоминания о тех временах, когда не только Шумер и прочие страны (не дунайско-днепровская ли Аратта, прародина Энлиля, Инанны и др.?), а "всё благочестивое человечество, вся вселенная общим наречием искренне восхваляли Энлиля", чей храм теперь - главный в Уруке.
Ответы тоже аппелируют к исторической истине (см. цитату) и сетуют на то, что нынче "Аратта подобна отаре, которая разбрелась; пути её -враждебная (араттам) земля"; взамен дани, которую вымагает Энмеркар, его коллега-антипод молит прислать зерна своим страждущим от засухи соотечественникам. Не сразу, однако же удовлетворяется эта мольба. (Для понимания этноисторической принадлежности Аратты немаловажно то обстоятельство, что зерно из Урука привозят ослами, а дань аратты собираются отправлять лошадьми - впервые прирученными арийскими племенами каспийско-черноморских степей.) А пока благодарные горожане собирают в ответ караван, нетерпеливый Энмеркар вновь присылает гонца - с новой головоломкой о скипетре, который надлежит принести в храм Энлиля. На это верховный жрец Аратты отвечает достойной загадкой. Такое дипломатическое общение вскоре настолько запутывается, что несчастный гонец уже не в состоянии запоминать поручения. Вот тогда-то Энмеркар будто бы изобретает письмо - которое его "неграмотный" коллега из Аратты без затруднений прочитывает. А пока обдумывает очередной ответ - Инанна, смилосердясь к родному городу, поливает его поля долгожданным дождём.
Теперь Аратта спасена от жажды и голода, защищена разливами рек! К тому же богиня устраивает здесь праздник в честь воскресающего Думузи... Ввиду таких неблагоприятных для себя перемен, Энмеркар решает закончить спор миром - и отправляет в Аратту новую партию зерна, а также скот на предстоящее празднество. В ответ на это аратты посылают-таки дары для храмов Урука...
Конец поэмы почти не сохранился, но всё же понятно, что некто на празднике поучает Энмеркара: дела следует улаживать не войною, а миром.
Как видим, основная идея поэмы не утратила свою актуальность поныне. Тем более что симпатии автора - на стороне миролюбивой Аратты...
В заключение локщяп укажем на то, что главный герой упомянутой выше "Поэмы о Гильгамеше" выводил свой род из Аратты и был пятым в династии, правившей Уруком в начале III тыс. до н. э. Возможно, что не без этого обстоятельства Поднепровье вспомнило о Гильгамеше в трудные годы конфронтации с Шумеро-Аккадом...
Вспомним еще и еще раз о том, что на Руси традиция Арты-Арсанпи просуществовала до татаро-монгольских времён, что Артаплот (река на Полтавщине) и поныне струится на Украине.
В Иране память об Арте (возможно, о рассмотренной в данном разделе; но не от иранцев ли арабские купцы-путешественники узнали о русской, приднепровской Арсании?) доныне остаётся синонимом Золотого века и Высшего миропорядка. А индусы именуют свою страну Бхаратой - "Божественной Аратой"; есть там и провинция Арата... С индо-иранской традицией согласуется то, что государственный строй пра-, а затем индоевропейской Аратты был общинным, то есть доклассовым или первобытно-коммунистическим.

РЕЧЕНИЕ ПЯТОЕ.
Аркаим - страна городов.

История исследования
(Виноградов Н. Б.)

История исследования культурного комплекса Аркаим несколько необычна. Он был открыт весной 1987 г. на юге Челябинской обл. в районе строительства крупной оросительной системы. Строительство находилось фактически на стадии завершения, и по прошествии одного-двух сезонов памятник должен был быть затоплен.
Все это предопределило характер крупномасштабных полевых исследований и напряженную борьбу с Минводхозом РСФСР за спасение уникального археологи­ческого объекта (Аркаим..., 1995, с. 196-222). Глубокая лабораторная обработка массовых материалов была отодвинута на будущее.
Аркаим как культурный комплекс включает укрепленное поселение, прилегающие к нему хозяйственные площадки, могильник и ряд неукрепленных селищ. Памятник расположен на р. Большая Караганка и ее левом притоке - р. Утяганка, в предгорной долине у восточных склонов Уральских гор. Название "Аркаим" (возможно, тюркское "спина", в географической терминологии - хребет, водораздел) дано по наименованию сопки и урочища.
Укрепленное поселение имеет хорошую сохранность и четко дешифрируется на аэрофотоснимках. На снимках масштаба 1:17 500, сделанных в 1956 г. (рис. 1), Ар­каим дешифрируется в виде кольцевой концентрической структуры, образованной двумя вложенными друг в друга кольцами белого фототона. С севера, запада я юга намечаются фрагменты третьего, незамкнутого внешнего кольца, которое в настоя­щее время визуально не фиксируется. Участки поверхности, заключенные в двух со­седних кольцах, имеют упорядоченную радиальную структуру, обусловленную чере­дованием темных и светлых полос — развалами жилищных конструкций и радиальных стен. На стереомодели в центре Аркаима выделяется плоская незастроенная пло­щадка прямоугольной формы, ориентированная по линии северо-восток - юго-запад.

На аэрофотоснимках различных лет за пределами укрепления фиксируются участки специального назначения, связанные с жизнедеятельностью поселения. Это так назы­ваемые аркаимские огороды — следы мелиоративных сооружений и древней об­работанной почвы2 (рис. 2,6), упорядоченные структуры неизвестного назначения.
Кроме этого, в районе укрепленного поселения расположены неолитические стоянки (рис. 2,8), могильник позднеямного времени (рис. 2, 2), несколько погребаль­ных сооружений поздней бронзы (рис. 2,3,4). Некрополи, связанные с Аркаимом нахо­дятся на расстоянии 1, 2 км к северо-востоку от поселенческого комплекса (Здано-вич Д.Г., 1995, с. 43-53).
В процессе полевых исследований поселения и могильника аэрофотосъемка велась регулярно с двухместного мотодельтаплана обычной и специальной фотоаппаратурой, позволяющей получать качественные стереопары3. В последние годы с воздуха регу­лярно ведется видеосъемка4. Аэрофото- и видеодокументация, а также геофизические работы, проведенные комплексом высокочастотной микромагнитной съемки и электро­разведки методом симметричного профилирования каппаметрии (Тибелиус В.Я., 1995, с. 184-193), позволили целесообразно и результативно решать многие чисто археоло­гические задачи.
Площадь поселения в пределах двух колец фортификационных сооружений около 20 000 м2. Археологическими раскопками вскрыто 8055 м2. Геофизические исследо­вания5 проведены на площади более 14 000 м2.

ПРИРОДА И КЛИМАТ.

В целом жизнь человека эпохи бронзы синташтинского куль­турного пласта была неразрывно связана с природой Южного Урала и прилегающих к нему с востока степей и лесостепей Северного Казахстана и Западной Сибири. Этот регион отлича­ется удивительным разнообразием ландшафтов. Горные массивы Урала и Казахского мелкосопочника обращены к бёскрайним равнинам зауральских степей и Западно-Сибирской низ­менности. Здесь представлены и песчаные полупустыни, и бур­ное степное разнотравье, скромные березовые,перелески и ре­ликтовые хвойные .массивы.
Узкие предгорные долины переходят в широкие поймы равнинных рек с их многочислен­ными старичными озерами и тугайными лесами. Несмотря на всю многоликость обширного региона, его глубинное континен­тальное расположение и сходные климатические условия обес­печили то единство растительного и животного мира, которое определяет как степную экосистему срединной Евразии.;
Палеоклиматические наблюдения на материалах поселения Аркаим и других памят­ников Аркаимской долины для отрезка времени среднего и позднего суббореала охарактеризованы палеогеографическими и палеопочвенными данными. Однако их результаты не всегда согласуются между собой.
По данным споро-пыльцевых анали­зов, начало хроноинтервала 4,3-3,5 тыс. л.н. характеризуется резкой аридизацией. На месте современных настоящих степей существовали сухие степи и полупустыни с преобладанием полыней и маревых. По палеогеографическому варианту, Аркаим возник в кризисной экологической ситуации и существовал в дальнейшем в более благоприятных условиях. В районе Аркаима для интервала времени 3800—3400 л.н. отмечается возросшая гумидность климата; появились островные леса (сосна, лист­венница, ель, береза). В степных сообществах доминируют разнотравие, злаки. По палеопочвенному варианту Аркаим был создан в условиях, близких к современным, и прекратил свое существование в условиях, несколько более аридных и континен­тальных.
Расхождения в результатах палеогеографических и палеопочвенных исследований, вероятно, связаны с отсутствием корректировки данных, полученных различными методами и для узких хроносрезов. Ситуация осложнена тем, что для позднего этапа суббореала в целом характерно непостоянство природной обстановки.

Археологические и палеозоологические свидетельства позволяют судить о климате аркаимского времени как о достаточно влажном, с относительно теплыми зимами. Косвенным указанием на существование богатых лесных масссивов является широкое использование древесины при строительстве жилищ и- в металлургическом произ­водстве.
Палеоантропологические наблюдения говорят о стабильном питании аркаимского человека и в целом о хорошем состоянии здоровья населения эпохи средней бронзы.

ВЗЯТИЕ ГОРОДА, древнерусская миниатюра
Взятие города, - рубятся эти и те,
В золотой неподвижности обозначая край
Какого-то бытия, а на червленом щите
Лучшего ратника, - изображен рай, -
Несущий ключи встречает за ратью рать,
Птица Сирии, покачиваясь на когтях,
Поет о том, как шли они умирать, -
А Богородица поднимает дитя;
Кони совершенны, - шлемы горят
На солнце в виде отрубленной головы,
Взятие города,. - вечей за рядом ряд,
И золотая ящерица глядит из травы...

УКРЕПЛЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ.

В настоящем сообщении речь пойдет о центральном районе сложения культуры. Находится он на. юге Челябинской области в междуречье двух крупных водных артерий—р. Урал на западе и р. Тобол на востоке. Археологическая страна Синташты и Аркаима протянулась вдоль восточных склонов Урала с севера на юг почти на 400 км. Сегодня здесь известно 16 пунктов с 21 укрепленным поселением, многочисленными селищами и могильниками.
Укрепленные поселения Южного Урала имеют различную планировку—овал, круг, квадрат. Чаще всего круг и квадрат сочетаются друг с другом, но ведущей всегда является ка­кая-либо одна из геометрических фигур. Расположение домов, хозяйственных построек, улочек всегда определяется плани­ровкой внешней оборонительной стены.. .. ;-.
Максимальную информацию о крепостях представляет до­статочно хорошо исследованное поселение Аркаим, в котором. легко увидеть прообраз будущей городской цивилизации. Горо­дище было обнесено двумя-тремя кольцами оборонительных стен и рвов, за которыми, словно спицы в колесе, по кругу расположены жилища.
В центре поселка находилась подквад-ратная площадь, вход (или въезд) на которую был открыт только с одной стороны. Основная часть площади, безусловно, предна­значалась для молений. Чтобы попасть в центр, вы должны были обогнуть по периметру внутреннюю оборонительную сте­ну, т. е. сделать по поселку полный круг или, точнее, спираль.
В планировке и архитектуре Аркаима поражает сочетание, с одной стороны, ритуальной значимости, с другой—функци­ональной обусловленности каждой детали. Так, планировка «города», являясь оптимальной в стратегическом отношении, отражает сложные космологические представления древних. Удивительно продуманы системы-отопления, водоснабжения и канализации. Гениальной простотой во всей своей сложности поражают все элементы коммуникаций.
На поселениях петровско-синташтинского типа обнаружены круглые глиняные «таблички» со знаками—следы зарожда-ющейся письменности. Смысловые знаки нарушают орнаментапьную ритмику на многочисленных глиняных сосудах из посе­ленческих и погребальных комплексов.
К кругу аркаимских памятников правомерно отнести целую серию находок замеча­тельной каменной антропоморфной и зооморфной скульптуры. Это особая страница мирового искусства, настоящее открытие , у которой, безусловно, впереди.

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ И ХОЗЯЙСТВО.

Судя по находкам костей животных на поселениях и в могипах, основным занятием людей было пастушеское скотоводство. Специалисты утверждают, что вблизи поселений располага­лись и поля древнего земледелия. Поля были разбиты на узкие грядки, ограниченные канавками, в которые из специального подправленного старого речного русла —канала поступала во­да. В целом это хорошо знакомая по современной этнографии предгорная система, земледелия.
Общественную среду, в которой жил аркаимский человек, вероятно, нельзя соотносить с первобытностью, с ее коллектив­ным производством и отсутствием какой-либо эксплуатации, с коллективным распределением и потреблением. Однако в со­циальной организации аркаимского общества невозможно уви­деть и сложившиеся классовые структуры.
Уже общий взгляд на богатые и разнообразные археологи­ческие источники позволяет сделать вывод о высоком уровне хозяйственного развития. Комплексное хозяйство аркаимцев, рационально гармонично вписанное в природную среду, без­условно, обеспечивало общество прибавочным общественным , продуктом. Об этом убедительно говорят сложные фортифика­ционные сооружения, традиции домостроительства и погре­бальная практика, требующие огромного количества трудовых затрат и определенной специализации.
Изобилие продуктов питания создавало условия тому, что отдельные члены коллектива либо целые группы людей имели возможность «выпасть» из производственной сферы и посвя­тить себя отправлению культовых обрядов или военному делу. Однако наличие прибавочного продукта не всегда свидетель­ствует об эксплуатации, этом непременном признаке классово­го общества. Прибавочный продукт на этом этапе обществен­ного развития еще не присваивался отдельными социально значимыми лицами, а поглощался в процессе культурно-культовой практики.

ДОМ И СЕМЬЯ.

Я представляю себе Аркаим как ярчайший пример синк­ретизма первобытности в слитности и нерасчлененности самых различных начал. В самой планиграфии Аркаима, в сочетании кругов и квадрата воплощено неразрывное слияние небесного и земного. Аркаим —это одновременно и крепость, и храм, и ремесленный центр, и жилой поселок. Но каждое в отдель­ности это не первое, не второе и не третье...
В этом плане интересно одно из понятий «Ригведы», обозначенное словом «вриджана». Оно встречается в тексте в разных падежных формах свыше пятидесяти раз и обозначает самое разное: «огороженное место», «загон для скота», «жилище», «несколько жилищ», «все люди, живущие в одном месте», «армия», «поселок» . Безусловно, за всем этим стоят конк­ретные исторические реалии.
Думаю, что на Аркаиме каждая малая семья и большесемей-ная община имели свои «комнаты» и дома, свою «пропис­ку» , но поселялись люди здесь на какой-то относительно короткий срок в году, на время ритуальных действ и необ­ходимых общественных сборов.
Постоянно на Аркаиме прожи­вало не так уж много человек. Это могли быть жрецы и воины, совмещавшие в себе функции металлургов. Хотя по предварительным подсчетам, Аркаим мог одновременно вмещать от 1.5 до 2,5 тыс. человек.
В пределах обводных стен, вероятно, не совершалось ни одного полного цикла какого-либо ремесленного производства. Так, судя по металлургическим шлакам и разного рода отходам, можно предположить, что на Аркаиме производилась, в основ­ном, только отливка предметов из уже готового сырья и велась холодная обработка изделий из бронзы. Аркаим, безусловно, не город. Однако это то место, та среда, где зарождались элементы городской культуры.
Керамика.

Керамика поселения Аркаим, несмотря на все разнообразие форм и орнаментации, безусловно, представляет единый комплекс, имеющий свою узнаваемость, свою "знаковость". Однако если оказаться в плену традиционных поисков аналогий выде­ленным группам и типам, вплоть до отдельных сосудов, то окажется, что таких аналогий множество и они не сконцентрированы на одной территории, а охватывают значительные пространства степей и лесостепей Евразии (Гутков А.И., 1995). Наи­более близкие параллели всему аркаимскому комплексу дают поселенческие мате­риалы баланбашской (абашевской) культуры Приуралья (Сальников К.В., 1954, с. 52-81; Пряхин А.Д., 1976, с. 88-115; Горбунов B.C., 1986, с. 22-35, табл. II-IV, VI, VIII).
Отдельные типы аркаимской посуды находят аналогии в многоваликовой керамике Украины, в катакомбных и полтавкинских древностях, абашевских и раннесрубных материалах на всей территории распространения этих культур. К востоку от "Страны городов" аналогии ограничиваются петровскими и раннеалакульскими материалами.

ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ.

Могильники обычно расположены недалеко от поселений. от нескольких десятков метров до одного километра. В основе планировки могильников лежит круг с четко выраженным квад­ратом в центре погребальной площадки. Квадрат подчеркнут контурами крупных могильных ям, деревянными настилами -перекрытиями, иногда грунтовыми выкладками.
Центральный квадрат вписан в два-три кольца ям с погребениями детей, подростков, иногда взрослых мужчин и женщин. В пределах этих же погребальных колец расположены захоронения жерт­венных животных и ритуальной керамики. :
Могильники, окружающие городище, отражают высокий уро­вень социальной дифференциации. Здесь, наряду с могилами рядовых общинников, можно выделить погребения жрецов и воинов, захороненных с колесницами и лошадьми, богатыми наборами вооружения и символами власти; Не исключено, что выделяемые группы погребений отражают предтечу кастовой организации общества.
Отправление обрядов требовало большого количества вре­мени и усилий многих людей. Во что обходилась культовая практика, можно судить по костям жертвенных животных, кото­рые археологи находят при раскопках погребений XVII —XVI вв. до н. э. Любое детское и подростковое захоронения сопровож­дают останки одной-двух особей барана или теленка.
При по­гребениях взрослых часто встречаются убитые лошади и много­численные скелеты (иногда до десятка и более) крупного и мел­кого рогатого скота. В каждую могильную яму непременно помещали сосуды с пищей. Уже после захоронения во время поминальных обрядов глиняные сосуды с едой ставили у края могилы, вырывая для них небольшие ямки.
Значительное коли­чество мясных, растительных и молочных продуктов тратилось во время строительных культовых обрядов. Остатки их архе­ологи называют «строительными жертвами». Фиксируются они как скопление частей скелетов домашних животных, иногда в сочетании с сосудами или какими-либо вещами, положенными под пол жилища, в основание стен домов и оборонительных сооружений. В последнем случае хорошо заметно, что жертвен­ные комплексы помещаются на участках, наиболее уязвимых при нападении врагов.

КУЛЬТ ВОДЫ И ОГНЯ.

"Прежде чем войти в воду, подумай о чистоте воды"

Интересны остатки обрядов, связанных с божеством воды или огня. В целом ряде домов на дне колодцев на городище Аркаим обнаружены побывавшие в огне копыта, лопатки и ниж­ние челюсти лошадей и коров. То обстоятельство, что кости животных помещены в колодцы преднамеренно, сомнения не вызывает. Челюсти животных были расположены по кругу вдоль стенок колодца и закреплены вбитыми в грунт березовы­ми колами. Представляется наиболее вероятным, что зафик­сированный на Аркаиме обряд посвящался богу Агни — богу домашнего очага и жертвенного огня. Основная роль Агни заключалась в прямом посредничестве между людьми и бога­ми. Версии о происхождении этого бога разнообразны. Одна из них говорит о том, что Агни родился в темных таинственных (подземных) водах.
Реальная культовая практика в аркаимскую эпоху, безусловно, была очень разнообразна. Ее остатки археологи фиксируют только в ограниченных объемах на поселениях и могильниках. Между тем обряды, связанные с использованием скота и раз­личной пищи, могли производиться на берегах рек и озер, на вершинах сопок или у скальных выходов.
«И приносил ей в жертву
Герой, сплотивший страны
Арийцев, Хаосрава
У озера Чайчаста ..
С глубокою водою
Сто жеребцов, и тысячу Коров,
и мириад овец».
Перед нами, безусловно, поэтическая гипербола автора «Авесты». Однако постоянные упоминания об обильных жерт­воприношениях различным божествам в древнейших индои­ранских источниках позволяют еще раз подчеркнуть мысль о характере использования значительной части прибавочного продукта. Даже если какая-то часть его присваивалась служи­телями культа, этот акт нельзя назвать эксплуатацией рядового населения общины, поскольку культовая деятельность требо­вала от человека большой энергии и жизненных сил. Следует напомнить, что отправление культов считалось такой же необ-ходимой работой, как и выпас или обработка хлебного поля.

ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕННОСТИ.

Многие специалисты, историки первобытного общества и ар­хеологи, считают, что появление эксплуатации и классов можно констатировать с появлением престижных предметов —богатого парадного вооружения, наборов украшений, металлической по­суды. Концентрация прибавочного натурального продукта в престижно значимых ценностях означает и концентрацию власти в руках выделившейся общественной верхушки.
Есть ли какие-либо престижные знаки на поселениях и мо­гильниках второй четверти II тысячелетия до н. э. и что можно выделить в категорию престижных предметов? Если говорить только о вещах, то такой набор невелик: каменные и метал­лические топоры, каменные булавы, бронзовые втульчатые на­конечники копий. Однако, в основном, в могилы кладутся глиня­ные сосуды, металлические двулезвийные ножи с перехватом, тесла, шилья, каменные наконечники стрел и другие обычные «стандартные» вещи. В количественном же отношении набо­ры предметов резко различаются.
Если в рядовых погребениях встречаются одно-два изделия из бронзы, то в социально значи­мых их до десяти и более. В планиграфии подкурганных площа­док четко выделяются центр и периферия. Центральные мо­гильные ямы отличаются крупными размерами и сложностью внутренних конструкций. Из этих ям и происходят немногочис­ленные престижно значимые предметы. Вероятно, это только первый и весьма специфический этап выделения престижных ценностей, воплощенных в вещах.
Если исходить из общего взгляда на археологические источники, не вдаваясь в мелкие детали, и рассматривать их под углом социальной истории общества, то складывается весьма противоречивая картина. родной стороны, мы видим на Аркаиме и Синташте фактически стандартные дома, близкие между собой не только по конструк­ции и размерам, но, вероятно, и по оформлению интерьера. Довольно стандартный набор вещей фиксируется в могилах, и отдельные престижные вещи, кажется, не нарушают общей картины социального единства общества и традиций первобыт­ного равенства.
С другой стороны, мощные фортификационные сооружения и особая, я бы сказал, изощренная защищенность центра. В по­гребальном обряде —разительное отличие в размерах могиль­ных ям, в количестве помещаемых в них вещей и жертвенных животных. Особой сложностью отличаются центральные над­могильные конструкции при предельной простоте периферий­ных надмогильных сооружений.

НАУКА.

В свете сказанного правомерно остановиться еще на одном возможном назначении Аркаима.
В полевом сезоне 1990 г. на памятнике впервые проводились археоастрономические иссле­дования. В качестве аналога был выбран Стоунхендж. Основа­ний для такого выбора несколько: кольцевая структура обоих памятников, близкие размеры, почти одинаковая географичес­кая широта (Стоунхендж—51 °11'; Аркаим—52°39'), строгая и сложная геометрическая архитектура Аркаима и его особое расположение в чашеобразной долине с рельефным го­ризонтом.
Археоастрономические исследования весьма трудоемки и займут еще несколько полевых сезонов. Однако специалисты утверждают, что стеновая конструкция внутреннего круга Арка­има использовалась древними для устройства астрономическо­го прибора —универсальной солнечно-лунной обсерватории. На горизонте долины и в архитектуре Аркаима древние строители зафиксировали географический меридиан и широту геометри­ческого центра внутреннего круга, азимут точки восхода солнца в день летнего солнцестояния и вообще все 18 астрономически значимых событий пригоризонтной астрономии древности.
Не исключено, что точность и сложность астрономических наблюдений на Аркаиме значительно выше наблюдений, кото­рые велись на Стоунхендже. Структура и конструкция астрономического прибора Аркаима независимы от «английской традиции» и должны базироваться на многовековой астрономи­ческой культуре местного населения.

РОДИНА ЗОРОАСТРА.

Степям Евразии как прародине индоевропейских народе,, всегда уделялось большое внимание независимо от того, пер­вичной ли называлась эта прародина или вторичной 5. На во­сточном крыле индоевропейского мира языковеды традиционно помещают индоиранцев, которые в период общности их тер­ритории и исторических судеб называли себя «арья». Со звучным сочетанием—«арийские народы»—современный че­ловек связывает необычайный взлет человеческой культуры, •воплощенный в «Ригведе» и «Авесте»—древнейших памят­никах мировой литературы. Хотя в письменной форме они были зафиксированы столетия спустя после их создания, уже на территории Индии и Ирана; специалисты убеждены, что наибо­лее ранние слои «Ригведы» и «Авесты» сохранили первич­ное историческое ядро и содержат реальные сведения о геогра­фии и обществе арийской прародины.
И все же —где располагалась эта. прародина? Какая земля вложила в людей тот мощный творческий дух, что определил непрерывность развития культуры в веках, и у истоков которого человечество утоляет жажду до сих пор? Этот вопрос уже около 200 лет волнует умы специалистов. Ведущую роль в его изучении долгое время определяли лингвисты. Обычно они локализуют ариев в юго-восточной Европе. Иногда границы их обитания определяют «к востоку от Волги» и далее до Урала и северных границ Средней Азии. Историки и археологи неднок-ратно предпринимали попытки конкретизировать выводы язы­коведов и связать арийские племена с какой-либо известной археологической культурой великого пояса степей: срубной, андроновской, катакрмбной, абашевской...
Однако увидеть в арийских древностях Индии или Ирана проявление археологических черт степной культуры, вероятно, нереальная задача.
Сложность сравнительного метода заключается в том, что археологические памятники чаще всего сильно разрушены и фрагментарны, и при их сопоставлении не исключены случай­ности. С другой стороны, в процессе перемещения на юг и раз­личного рода контактов с другими этническими'группами в иной географической среде исходная материальная культура ариев должна была претерпеть значительные изменения. Иное дело, если в распоряжении специалистов находится целая группа памятников, представляющая максимально полную, с археоло­гической точки зрения, информацию, и эта информация позво­ляет с достаточной степенью надежности реконструировать среду обитания, структуру общества, а возможно, и образ жиз­ни древнего человека. Опираясь на такие крупные информатив­ные блоки, правомерно еще раз обратиться к .древнейшим пластам ведийской и авестийской литературы с надеждой на более результативные выводы.
Открытие Синташты и Аркаима и всего комплекса памятни­ков первой половины II тясячелетия до н. э. дает именно такую информацию, которая позволяет во всем объеме разрабатывать гипотезу об южно-уральской родине ариев. Убеждение Мэри Бойс —крупнейшего современного знатока арийской проблемы и зороастризма—в том, что Зороастр родился к востоку от Волги в 1700 г. до н. э., получило самое конкретное подтверждение.

ВРЕМЯ И ПРОСПРАНСТВО.

Многослойность памятников подтверждена археологическими данными и материа­лами дешифровки аэрофотоснимков. Имеются случаи, когда одно поселение протого-родского типа частично перекрывает другое, при этом руины более раннего поселения, их конфигурация не учитываются поздними строителями (Исиней I - Исиней II, Степное I - Степное II и др.). Эти факты, а также полевые наблюдения за историей создания строительных комплексов, характером их разрушения и трансформацией в культурные слои позволяют предположить, что традиции протогородской архитектуры имеют достаточно длительную историю в Южном Зауралье. Возможно, "Страна го­родов" существовала 150-250 лет.
Достаточно длительный срок существования памятников протогородской культуры подтверждается данными полеопочвоведения и палеоботаники, вариабельностью развития керамических комплексов и разбросом радиоуглеродных датировок. В на-стоящее время имеется 10 радиоуглеродных дат, выполненных на материалах поселения Аркаим: 8 из них получено в лаборатории Л.Д. Сулержицкого, ГИН РАН, и 2 - в лаборатории Аризонского университета, США. Кроме этого, в лабораториях России и США получено еще 9 дат для памятников "Страны городов" - могильнику "Кривое Озеро" (раскопки Н.Б. Виноградова) и поселению Куйсак (раскопки Т.С. Малюти­ной)17.
Основная зона совпадения доверительных интервалов соответствует XVIII-XVI вв. до н.э. Однако имеется еще одна группа дат, лежащая в пределах XXI-XX вв. до н.э. Не останавливаясь подробно на причинах столь выраженных расхождений, отметим, что имеющиеся в нашем распоряжении радиоуглеродные даты не могут быть приняты однозначно и нуждаются в серьезном критическом анализе.
В поисках ранних истоков аркаимских керамических традиций правомерно указать на культуры энеолита - ранней бронзы Прикаспия и Волго-Уралья, в частности -на ивановские и токские комплексы позднего этапа самарской культуры (Моргуно­ва Н.Л., 1995, с. 63-65). Из коллекции поселения Аркаим хорошо выделяется посуда, близкая турганигской керамике Поволжья и Приуралья (Моргунова Н.Л., 1984; Ва­сильев И.Б., 1981, с. 119, табл. 34).
Отмечая самобытность Приуральских и Зауральских энеолитических культур, ис­следователи неоднократно указывали на общие черты позднего этапа самарской культуры и ее восточных соседей. Ряд аналогий керамика ивановского и токского ти­пов находит в материалах суртандинской (Матюшин Г.Н., 1982, с. 264-270), терсек-ской (Логвин В.Н., Калиева С.С., 1986, с. 57-80, рис. 7, 8), ботайской культур (Зай-берт В.Ф., 1993; Мартынкж О.И., 1985, с. 59-72). Это еще раз подчеркивает участие местного (восточного) субстрата в формировании культуры "Страны городов". Не вы­зывает сомнения, что в ее сложении определенную роль сыграло население виш-невской (кротовской) группы памятников Приишимья (Татаринцева Н.С., 1984; Стефа-нова Н.К., 1988) и ташковской культуры Нижнего Притоболья (Ковалева В.Т., 1988).
В заключение необходимо отметить, что процесс формирования "Страны городов" шел на определяющем, глубоком фоне древнеямных традиций.

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

На Аркаиме поражает не богатство материальной куль­туры—поражает ее удивительная духовность. Это особый мир, где духовностью насыщено все — от поселенческой и погребаль­ной архитектуры до скульптурных изображений человека, вы­полненных из камня. Можно утверждать, что мировоззренчес­кие системы, сформировавшиеся в аркаимское время, на тыся- , „., №„ чи лет вперед определили развитие человеческих сообществ в степной Евразии и, вероятно, далеко за ее пределами.
Сконцентрированная духовность поневоле заставляет упот­реблять применительно к памятникам аркаимского типа не обычные для нашего бронзового века понятия: «протогород», «раннее государство», «цивилизация». В современном бытовом смысле слово «цивилизация» часто употребляют как синоним слову «культура». Применительно к истории под цивилизацией понимают эпохи становления классов и государ­ства. Не каждая государственность дает путь культуре. Не преследуя точности научных формулировок, я бы сказал приме­нительно к древностям: цивилизация —это та государствен­ность, которая сумела дать миру высокие образцы культуры. Это та государственность, которая обеспечила ту степень сво­боды личности человека, которая раскрепостила его духовный мир и реализовала его потенциальные возможности.
Интересно в этом плане рассуждение Аристотеля по поводу полиса как наивысшей формы организации человеческого общества. Он перечисляет ряд форм человеческих сообществ, исторически и типологически предшествущих полису: домохозяйство, деревня, племя. Эти сообщества обеспечивали человеку существование в самом простом физическом смысле.
Полис же определяет условие существования «полита», т. е. человека в наивысшем значении этого слова, главное качество котоpoгo-свобода. Полис обеспечивает человеку «высшее благо» — раскрывает его внутренние возможности .
Я уверен, что люди Аркаима жили в обществе такого типа, которое обеспечивало полет творческого духа каждого отдель­ного индивидуума. Это был один из тех редких «звездных часов человечества», который обеспечил грандиозный прорыв из тогдашнего настоящего в неизведанное будущее.

Зданович Г. Б. Доцент Челябинского государственного унивирситета, доктор исторических наук,
начальник Урало - Казахстанской археологической экспедиции Института археологии АН России.













ДРЕВНИЕ И СРЕДНЕВЕКОВЫЕ НАРОДЫ ЮЖНОГО УРАЛА ( Виноградов Н. Б.)
Название народа
Время обитания


Место обитания
Образ жизни и занятия

Поселения, погре­бения и пр.
Абашевские племена
Около 4000 лет назад.
Бронзовый век


Среднее Повол­жье и Южный Урал (леса и лесостепи)
Оседлый народ. Пастухи и ме­таллурги

Мало-Кизильское селище (под Маг­нитогорском)
Алакульцы
Бронзовый век (3800-3400 лет назад)


Южный Урал и Северный Ка­захстан (степи и лесостепи)
Оседлые ското­воды и метал­лурги

Алакульский мо­гильник (Курган­ская обл.). Посе­ление Кулевчи (Варнснский р-н Челябинской обл.)
Алсксесвцы
Бронзовый век (3100-2800 лет назад)


Южный Урал (степи)
Оседлые ското­воды и земле­дельцы

Поселение Чер-касы-2 (Кизиль-ский р-н Челя­бинской обл.)
Гороховцы
Ранний желез­ный век (2500-2300 лет назад)


Зауралье (лесостепи)
Оседлые ското­воды и земле­дельцы

Гороховское го­родище (Юрга-мышский р-н Курганской обл.)
Иткульцы
Ранний желез­ный век (2700-2300 лет назад)


Север Южного Урала (леса и лесостепи)
Металлурги, скотоводы и охотники

Иткульские горо­дища у Верхнего Уфалея (Челя­бинская обл.); Думная гора у г. Полевскот (Свердловская обл.)
Кипчаки (половцы)
Средние века (900-700 лет назад)


Степи от Черно­го моря до Юж­ного Урала
Скотоводы-кочспники

Погребение у пос. Федоровка пол Челябинском
Саки
Ранний желез­ный век (2700-2550 лет назад)


Степи Казахста­на и Южного Урала
Скотоводы-кочевники

Бобровский мо­гильник в Троиц­ком р-не Челя­бинской обл.
Савроматы-сарматы
Ранний желез­ный век (2550-1700 лет налал)


Степи от Подо-нья до Южного Урала
Скотоводы-кочевники

Климовский кур­ган в Чесменском р-не Челябин­ской обл.
Название народа

Время обитания
Место обитания


Эбраз жизни и занятия
Поселения, погре­бения и пр. (примеры)
Срубные племена

Бронзовый век (3600-3100 лет назад)
Степи и лесосте­пи Южного Ура­ла


Оседлые ско­товоды и ме­таллурги
Курганы в пос. Мирный в Бре-динском g-не Че­лябинской обл.
Федоровцы

Бронзовый век (3300-3200 лет назад)
Степи и лесо­степи Южного Урала и Север


Оседлые скотоводы
Могильник При­плодный Лог в Троицком р-не Челябинской обл.
Черкаскульцы

Бронзовый век (3300-3100 лет назад)
Север Южного Урала (леса и лесостепи)


Оседлые ското­воды и охотни­ки-рыболовы
Поселение Чер-каскуль-2 (Кас-линский р-н Челябинской о
РЕЧЕНИЕ ШЕСТОЕ.
Пелазги - кто они.
ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
Платон о Пеласгах

Выслушаем, что говорит Платон о столице неведомого ему народа, который он принимает (вместе со жрецами) за эллинов:
«Столица их тогда была построена следующим обра­зом. Прежде всего расположение акрополя было совсем не таким, как теперь, ибо ныне его холм оголен, и землю с него за одну ночь необычайным образом смыла вода, что произошло, когда одновременно с землетрясением разразился неимоверный потоп, третий по счету перед Девкалионовым бедствием.
Но в минувшие времена акрополь простирался до Эридана и Илиса, охватывая Пики, а в противоположной к Пикну стороне — гору Ликабет, притом он был весь покрыт землей, а сверху, кроме немногих мест, являл собой ровное пространство. Вне его, по склонам холма, обитали ремесленники и те из землепашцев, участки которых были расположены поблизости; но наверху, в уединении, селилось вокруг святилища Афины и Гефеста обособленное сословие вои­нов за одной оградой, замыкавшей как бы сад, принад­лежащий одной семье.
На северной стороне холма воины имели общие жилища, помещения для общих зимних трапез и вообще все то по части домашнего хозяйства и священных предметов, что считается приличным иметь воинам в государствах с обобщенным управлением, кроме, однако, золота и серебра: ни того, ни другого они не употребляли ни под каким видом, но, блюдя середину между пышностью и убожеством, скромно об­ставляли свои жилища, в которых доживали до старости они сами и потомки их потомков, вечно передавая дом в нейзмениом виде подобным себе преемникам.
Южную сторону холма они отвели для садов, для гимнасиев и для совместных трапез, соответственно ею и пользуясь. Источник был один — на месте нынешнего акрополя; теперь он уничтожен землетрясениями... Так они обитали здесь — стражи для своих сограждан и вожди всех прочих эллинов по доброй воле последних; более всего они следили за тем, чтобы на вечные времена сохранить одно и то же число мужчин и женщин, способных когда угодно взяться за оружие, а именно около двадцати тысяч.
Такими они были, и таким образом они справедливо управляли своей страной и Элладой; во всей Европе и Азии не было людей более знаменитых и прославленных за красоту тела и за многостороннюю добродетель души".
За тысячу лет до создания афинского Акрополя на том же холме высился Пеласгикон — крепость пеласгов. Это древнейшие обитатели Средиземноморья.
Греки при­шли сюда как бы новопоселенцами, и они во многом стерли следы пеласгов и фракийцев, переняв в то же время (согласно традиции) кое-что из их мифологии нельзя не сделать вывода о связи пеласгов в догреческие времена с Египтом, ведь пеласги населяли и Крит и создали неповторимую минойскую культуру.
ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.
КТО ТАКИЕ ПЕЛАСГИ?
( Гриневич Г. С.)

«Какое чувство возникает там,
где лепестки касаются друг друга?»
Р.М.Рильке

Действительно, по Гелланику (V в. до н.э.), «этруски — это ответвление эгейских пеласгов», а пеласги — это догреческое население Греции и Эгеиды, в том числе и острова Крита, т.е. те самые «минойцы», которыми правил царь Минос .
«Отец истории», великий Геродот, сообщает, что Эллада именовалась ранее Пеласгией, т.е.страной пеласгов; что пеласги говорили на варварском (т.е. негреческом) наречии, что греки позаимствовали у пеласгов даже некоторых богов. Другой знаменитый историк античности, Фукидид говорит в первой книге своей Истории: «По-видимому, страна, именуемая ныне Элладой, прочно заселена не с давних пор. Раньше происходили в ней переселения, и каждый народ легко покидал свою землю, будучи тесним каким-либо, всякий раз более многочисленным народом». Больше того, по словам того же Фукидида, сама страна Эллада, «вся, как таковая, не носила еще этого имени... название ей давали по своим иные племена (не греки), главным образом пеласги».
О пеласгах сообщается и в гомеровских поэмах «Илиаде» и «Одиссее». В первой из них они упоминаются как союзники троянцев; во второй называются среди многочисленных народов, населяющих остров Крит. Говорят о пеласгах и многие другие античные авторы.
Их свидетельства были собраны воедино и тщательно проанализированы в книге «Пеласги», вышедшей в Вене в I960 году и написанной Ф. Лохнер-Хюттенбахом. Ему удалось убедительно показать, что пеласги обитали на Балканах, в северной части острова Пелопонес (не говоря уже о центральной Греции), на Крите, в Трое, а также и на других островах Эгейского моря и эгейском побережье Малой Азии.
Кто же такие пеласги? Болгарский ученый академик Владимир Георгиев доказал, что прежде всего язык пеласгов был индоевропейским. Но какой именно? Чтобы ответить на данный вопрос, хотя бы в плане предположения, самое время вернуться к высказыванию Гелланика (V в. до н.э.) о том, что «этруски — это ответвление эгейских пеласгов». По мнению Гелланика, пеласги, изгнанные греками, приплыли к устью реки По, продвинулись в глубь страны, захватили город Кротон (Кортону) и поселились в местности, получившей название «Тиррения». «Этрусками» этрусков называли римляне (латиняне); греки называли этрусков «тирренами», а сами этруски, согласно Дионисию Галикарнасскому, называли себя расена, и это всё при том, что «совершенно безоговорочно этруски названы славянским племенем в словаре Стефана Византийского». Сказанное можно представить в виде схемы: пеласги - этруски - славянское племя (расены) и сделать предположительный вывод, что пеласги — это славянское племя, т.е. праславяне.
Об этом же, но в несколько ином плане говорит и известный советский этрусколог А.И. Немировский, анализируя исторические данные о появлении пеласгов в Италии (точнее, в Этрурии): «...пеласги — народ не грекоязычный, а говорящий на языке, близком к греческому. Они родственны иллирийцам, фракийцам, фригийцам и, возможно, праславянам».

ОТКУДА РОДОМ ПЕЛАСГИ?

«Как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии».
Н. В. Гоголь

Чтобы ответить на этот вопрос или хотя бы приблизиться к его разрешению, я предлагаю пройти той дорогой, по которой, кажется, еще никто не ходил. Для этого необходимо лишь вспомнить, что наиболее древней на сегодняшний день надписью, исполненной письмом типа «черт и резов», расшифровке которого посвящена первая часть настоящей работы, является надпись на пряслице из Лецкан — 348 год н.э.
То обстоятельство, что надпись выполнена обыкновенной деревенской пряхой, наводило на мысль о еще более глубокой древности славянской письменности, а IV век н.э. — это лишь её расцвет, когда она была доступна всем, в том числе и простолюдинам в самых глухих уголках славянских земель. Но как глубоко уходят её корни? Дело осложняется тем, что следы славянских культур археологи просматривают на уровне первых веков нашей эры. А глубже? Глубже только тьма и неизвестность. И всё же...
Советский археолог А.Я. Брюсов в «Очерках по истории племен Европейской части СССР в неолитическую эпоху», нанеся на карту Европейской части СССР и сопредельных стран распространение археологически близких друг другу культур конца III и начала II тысячелетия до н.э., обратил внимание на совпадение этих границ с границами языковых группировок, исторически засвидетельствованных для несколько более позднего времени (по письменным данным и по данным топонимики).
Так, вся северная половина, включая волго-окское междуречье, оказалась занятой археологическими культурами с различными вариантами ямочно-зубчатой керамики. На этом большом пространстве можно было легко различить несколько отличающихся друг от друга культур: урало-камская с зубчато-струйчатой керамикой; окско-верхневолжкая — с ямочно-зубачатой; северо-западная, или белорусская, — с зубчатой; южно-балтийская — с ямочной.
К юго-западу, к западу и в клязьминско-волжском междуречье находилась серия фатьянообразных культур.
Крайний юго-запад занимала трипольская культура, входящая в число культур с расписной керамикой, распространенных в Придунавье и значительной части Балканского полуострова.
И, наконец, черноземная область к востоку от Днепра оказалась занятой близкими в общем друг другу «степными» культурами — катакомбной, полтавкинской, северокавказской.
Как ни приблизительны совпадения этих границ с языковыми границами более позднего времени, они тем не менее оказались весьма интересными. Группы археологических культур III-II тысячелетий хорошо сопоставлялись с позднейшим распределением славянских по Днепру, Висле и западнее; фракийских на юго-западе и скифских языков в черноземной степной полосе к востоку от Днепра. Это сопоставление подтверждало предположение о том, что к III тысячелетию до н.э. на европейской территории СССР сложились уже те этнические единства, с которыми имеет дело позднейшая история.
Определенность вывода приводила к совершенно определенным представлениям о том, что создателями так называемой трипольской культуры являлись славяноязычные племена. Хорошо известен тезис Б. В. Горнунга о том, что трипольцы входили в число языковых предков славян.
Границы расселения трипольцев в пределах СССР в общих чертах совпадали с границами полноценного чернозема (по Д. В. Докучаеву). Благодатный климат, богатые почвы позволяли им заниматься как скотоводством, так и земледелием. Племена Триполья были многолюдны, о чем свидетельствует большое число огромных трипольских поселений.
По единодушному мнению всех специалистов, «трипольцы в культурном отношении значительно превышали своих соседей». Имели они и письменность. Пространных текстов или хотя бы отдельных трипольских надписей пока не найдено, но отдельные знаки, имеющие абсолютное сходство со знаками письменности типа «черт и резов», имеют место на обломках трипольской керамики. Это серьезное основание для того, чтобы считать, что славянская письменность зародилась в Триполье, на берегах Днепра или Дуная по крайней мере не менее 3 тысяч лет тому назад.
Но почему возник и существует такой огромный разрыв во времени между трипольской культурой и гораздо более поздними славянскими культурами этих мест, той же черняховской (именно с ней, как вы помните, связана надпись на пряслице из Лецкан)? Объяснение этому найдено.
В начале II тысячелетия до н.э. произошло внезапное прекращение развития трипольской культуры, носившее катастрофический характер. Восточные соседи, представители так называемой катакомбной культуры, сумевшие приручить лошадь и достигшие совершенства в металлургии меди, обрушились на трипольцев и оказались победителями.
Нам, конечно, неизвестны не только детали, но и общий ход этой борьбы и её продолжительность. Но археологические памятники красноречиво свидетельствуют, что трипольцы покидали свои поселения, расположенные на правобережье Днепра, с такой поспешностью, что бросали в своих домах массу вещей и даже домашних идолов. Мы видим также, что в этой борьбе значительное участие приняли северные племена (представители среднеднепровской и волынской культур). Иными словами, против трипольцев выступили различные племена, со всех сторон, и это делает еще более понятным предполагаемый разгром трипольцев, по-видимому, в краткое время.
Исход трипольцев из Среднего Поднепровья, где потом, почти через 2,5 тысячи лет, возникнет государство восточных славян — Киевская Русь, по времени точно согласуется со временем появления на Балканах, в догреческой Греции, на островах Эгейского моря, в том числе на Крите, пеласгов

РЕЧЕНИЕ СЕДЬМОЕ.

ГОРНЕЕ ЦАРСТВО НЕСПОЛЯЕМОЕ.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
Горные страны - пещерные страны.
Спелеархеолог Юрин В.И.

На огромных просторах России расположено несколько горных стран: Карпаты, Крым, Кавказ, Урал, Алтай, Саяны. Эти территории богаты не только величественными вершинами и горными реками, но и подземными полостями (пещерами, гротами) и скальными навесами. Большая их часть расположена в предгорьях, в корстующихся породах: известняках, доломитах, гипсах и др. Спелеологами и другими исследователями на территории России на сегодняшний день выявлено более 6 тысяч пещер и гротов
.
Горная страна
Количество выявленных
подземных полостей
Алтай
около 100

Кавказ
несколько сот

Карпаты
около 500

Крым
более 800

Саяны
около 100

Урал
более 2000

Как видно из таблицы, Урал на сегодняшний день является самой богатой "Пещерной державой".
Регион Урала
Количество подземных полостей
Южный Урал
более 1000
Средний Урал
около 1000
Северный Урал
более 100
Приполярный Урал
более 10
Полярный Урал
около 10
Но все данные цифры все же далеки от реального исследования спелеархсологов на Южном и Среднем Урале в последние годы показали, что подземных полостей в природе существует в 5 и более раз больше, чем зафиксировано.
Ряд пещер появились миллионы лет назад н уже разрушились, ряд имеют заваленный (погребенный) вход, а ряд - в настоящее время труднодоступны человеку.

ПЕЩЕРЫ -ЭТО НЕ ПРОСТО ПОДЗЕМНЫЕ ПОЛОСТИ.

Исследования в подземных полостях показывают, что во всех их без исключения с ранней поры четвертичного периода обитали животные и птицы. Хищники (пещерные гиены и львы) и другие животные устраивали в пещерах свои логова. Даже сейчас, несколько десятков видов животных и птиц (лисы, барсуки, полевые и летучие мыши, зайцы, козы, голуби и др.) пользуются пещерами как убежищами.
С началом похолодания на планете, древний человек вынужден был тоже использовать естественную защиту от холодных северных ветров, которые давали ему крутые склоны речных и озерных долин, изобилующих пещерами, гротами и скальными навесами. Человек охотно пользовался ими, как местами, удобными для обитания и надежными убежищами от хищных животных. Все последующие сотни и десятки тысяч лет, вплоть до этнографического времени, человек использовал пещеры как жилища, как святилища, как загон для скота, как место сокрытия сокровищ Даже в настоящее время люди укрываются под скальными навесами, в пещерах и гротах от непогоды, во время охоты, рыбалки и даже во время сбора грибов и ягод.
С пещерами связаны десятки легенд и преданий: о страшных чудовищах и несметных сокровищах, об исчезновении людей и животных; о разбойниках и конокрадах, о старцах-отшельниках (Игнатий, Аверкий) и народных героях (С.Разин, Е.Пугачев, С.Юлаев, О.Довбуш).
Изучением подземных полостей занимаются различные специалисты: спелеологи, биологи, карстоведы, палеонтологи, археологи, энтомологи и др. Первыми исследователями пещер в России были: в 18 веке - Рынков П.И., Палкин П.С., Лепехин И.И., в 19 - начале20 века - первые шурфы были заложены в пещерах Малаховым М.В., Руденко С.И., Мережковским К.С. В советский период и в настоящее время исследованием пещерных памятников занимаются: на Алтае - Вистенгаузен В.К., Деревянко А.П., Молодин В.И.
на Кавказе - Замятин С.Н., Любин В.П., Гусейнов М.М., Щели иски и В.Е.
на Украине - Бонч-Осмоловский ГА., Бибиков С.Н., Колосов Ю.Г., Мацкевый Л.Г., Бобровский ТА.
на Урале - Бибиков С.Н., Бадер О.Н., Канивец В.И., Гуслицер Б.И., Близнецов Е.П., Петрин В.Т., Сериков Ю.Б., Щелинский В.Б., Косинцев ПА., Широков В.М., Юрин В.И., Котов В.Г.

СОКРОВИЩА ПОДЗЕМНОГО МИРА

Пещерные памятники по сохранности археологических, остеологических и других материалов, превосходят большинство памятников, расположенных под открытым небом. В пещерах сохранились остатки древних людей и самая древняя настенная живопись. В подземных полостях, как в "консервной банке" природа законсервировала кости десятков видов животных (мамонт, носорог, пещерная гиена, лев, медведь, волк, бизон, лось, олень (благородный, северный, широкорогий), косуля, козел, лошадь, лисица, бобр, мелкие хищники и грызуны); птиц ( куропатка, глухарь, тетерев, гусь, утка) и даже рыб (карповые, осетровые, лососевые, жерех, окуни и т.д.). Все эти остеологические материалы хорошей сохранности.
В рыхлых отложениях пещер содержатся материалы, связанные с жизнедеятельностью человека - это в первую очередь обычные кухонные и производственные остатки: целые, раздробленные и обожженные кости животных и птиц; предметы труда и быта из камня, кости, глины, дерева, меди, бронзы, железа и золота. Почти на каждом пещерном памятнике обнаружены фрагменты керамики от горшков, кубков, амфор, кувшинов, чашей, черпаков. На Сикияз-Тамакском пещерном комплексе обнаружены фрагменты керамики более чем от 100 сосудов. Встречается оружие - украшение.
В некоторых пещерах обнаружены тысячи находок - п.Денисова (Алтай), п. Айдашинская (Саяны), п.п. Чокурча и Кайное (Крым), п. Игнатиевская (Южный Урал), п. Медвежья (Средний Урал). В рыхлых отложениях подземных полостей прекрасно сохранились споры и пыльца растений и деревьев различных исторических эпох, а в верхних слоях и семена.

ПЕЩЕРА-ЖИЛИЩЕ

Человек, почти с самой колыбели, вынужден был использовать предоставленное ему природой жилье - пещеры, гроты и скальные навесы: п. Азыхская - больше 700 тысяч лет (Кавказ), грот Глухой - более 80 тысяч лет (Средний Урал). Они укрывали его от холода и ветра, дождя и снега. Исследования показывают, что 20-25% пещер и гротов удобны для использования их человеком под жилье. Человек чаще использовал сухие, объемные пещеры, с более-менее горизонтальным полом, с доступным полом, с доступным подходом плато от реки. При отсутствии таковых, он использовал любые пещеры, гроты и скальные навесы даже с северной экспозицией входа, особенно в зимнее время.
В пещерах и гротах в эпоху палеолита люди жили большим коллективом (20-50 человек), в более позднее время - небольшим коллективом, семьями. В более удобно расположенных пещерах и гротах (близость и хороший подход к воде, южная экспозиция входа, близость хороших охотничьих угодий, обилие производственного сырья) люди задерживались надолго. Культурные отложения в некоторых пещерах достигают более 5-6- м (п Денисова на Алтае, Кударо I и III на Кавказе). Материалы обнаруженные в ряде пещер, говорят о том, что люди использовали их во все исторические эпохи (п.Денисова на Алтае, п. имени АД. Сысоева на Южном Урале, п. Ахштырская на Кавказе, п. Прима 1 в Прикарпатье). В некоторых пещерах исследователями зафиксированы следы древних людей от кратковременных посещений полостей в период охотничьих походов. Это, в первую очередь, присуще Уралу, особенно в эпоху палеолита, небольшие группы охотников во все исторические эпохи, перемещаясь по долинам рек надолго не задерживались в пещерах и видимо, разогнав дичь, шли за ней дальше.
Чаще всего люди покидали пещеры на более или менее продолжительное время. Это хорошо читается по разрезу рыхлых отложений пещер, где культурные слои чередуются со слоями, не содержащими археологических находок или полностью стерильными, говорящими о пребывании в этот период в пещере хищников. Древние люди при возвращении обычно не производили в ней каких-либо изменений, не очищали ее от крупных обломков и глыб, и от накопившихся наносов, а приспосабливались к создавшейся обстановке вне до тех пор, пока возможно было использовать ее для жилья. Обломки и мелкие продукты расхода известняков (разрушение стен и свода пещер в результате естественного процесса - морозного выветривания) постепенно заполняли объем полости, особенно ее предвходную часть.
Несмотря на это, даже в палеолите, тем более в поздние эпохи выявлены случае, когда человек вымащивал дно пещер камнем, сооружал стечки-перекрытия входа в полость (грот Танцевальный на Южном Урале), а в огромных полостях строил дополнительное жилище. Особенно в поздние эпохи (средневековье) человек увеличивал объемы и форму полости (грот Монахов в Прикарпатье) в более мягких породах выдалбливал целые комнаты, залы, коридоры, кельи, ниши, колодцы и получались целые "города" (Мангуп и Чуфут-Кале в Крыму, Вардзия и Гегард на Кавказе).
В 1995 году на Южном Урале Челябинским спелеоархеологическим отрядом в береговых скальных обнажениях обнаружен пещерный комплекс - целый "город" или "поселок", названный Сикияз-Тамак. В комплекс входят 41 пещера и грот и 1 навес, из которых 7 погребены, а в 12 полостях обнаружен культурный слой.
Люди во все исторические эпохи, пользуясь природной дорогой рекой Ай не проходили мимо этого пещерного "общежития", использовали пещеры, как скрытое от глаз жилье разбойники и преступники, а с 17 века по начало 20 века и старообрядцы-раскольники, следы которых имеются в пещерах Украины и Южного Урала.

ПЕЩЕРНЫЕ СВЯТИЛИЩА

Уникальные объекты обнаруживают и исследуют ученые в подземных полостях. Это святилища, открывающие нам сложные, тайные страницы духовной жизни древних людей и их идеологические представления. Пещерные святилища являются местами поклонения, культа - первыми храмами на Земле.
Пещеры в культовых целях стали использоваться человеком еще в пустьерскую эпоху. Тогда посещение пещер было связано с культом медведя. В ряде пещер обнаружены медвежьи черепа, намеренно установленные у стен пещер или лежащие группами в тайниках: пещеры Азыхская, Кударо I и III, Верхняя - Цуцхватской пещерной системы на Кавказе, Заповедная на Южном Урале.
В пещерах только Южного Урала (Каповой, Игнатисвской, Колокольной)обнаружена настенная культурная живопись эпохи верхнего палеолита (13-14 тыс.лет ). В этих пещерах обнаружены как одиночные рисунки, так и группы рисунков или даже целые композиции. В основном композиции рисунков связаны и с охотничьей темой. Взору открываются изображение мамонтов, косогоров, оленей, лошадей и стрелы или колья. Также имеются и геометрические изображения.
Согласно гипотезе ученых в пещерных галереях Южного Урала проводился обряд инициации (посвящения). Главная цель проведения обряда - познание действительности в ее мифическом значении, осознание своего особого положения в природе, устремление в будущее. Подземная полость - это место, наиболее полно отвечающее главным условиям проведения обряда. Пребывание в ней приводит человека в суперстрессовое состояние. Пещера, выбранная для этого, становится "макроподанью" макромира и одновременно является запредельным миром, который человек старается покорить, поборов страх перед пороком.
В Игнатиевской пещере (Южный Урал) также обнаружены следы культа камня (системные негативы сколов со стен полости), входившего в более широкий цикл обрядовых действий.
Определяющим контакт пещерных святилищ является морфология самих пещер (огромный вход, своеобразные величественные залы с несколькими ходами, длинные коридоры, кольцевые ходы, узкие лазы, ниши, живописное убранство пещер) и сплошной мрак. Все эти особенности видимо органично включались во внешние атрибуты ритуалов и были элементами обрядов. Комплексное изучение этих первых святилищ прольет свет на формирование сознания и мировоззрения древнего человека.
К настоящему времени выявлено, что большинство языческих пещерных святилищ всех последующих эпох (неолит, энеолит, бронза, РЖВ и средневековье ) расположено в небольших естественных гротах (Крым, Алтай, Урал). До десяти святилищ выявлено только на Среднем Урале (Жилище Сокола, Капинская, Лаксейская, Лобвинская, Уньинская и др.). Даже в трех пещерах Полярного Урала обнаружены следы языческих святилищ.
Интересен факт, что почти во всех обследованных пещерах обнаружены наконечники стрел, различных форм и размеров, изготовленные из разных материалов.
Уникально святилище в пещере Камня Дыроватого,, сто на реке Чусовой (Средний Урал). Аналогов ему нет в мире. Несмотря на недоступность пещеры человеку, в пещере и под ней археологами обнаружено около 20 тысяч наконечников стрел из камня, кости, бронзы и железа. Охотники, проходившие и проплывавшие мимо пещеры, все последние 14 тысяч лет считали своей необходимостью запустить стрелу в черное пятно пещеры, или в "лицо идола" (естественное изображение на скале), или в возможно стоящие под пещерой у скалы деревянные идолы.
Разные исследователи по-разному интерпретируют сущность культа данного памятника (поражение стрелой духа зла; обеспечение успеха охоты; поклонение горам, скалам, пещерам; обычай принесения в жертву тех стрел, с которыми посчастливилось на охоте; ритуального взаимодействия мужского и женского начала и т.д.).
По всей видимости (пока не доказано), во всех пещерах и гротах, где рядом на скале или при входе в полость есть наскальная живопись разных эпох (от неолита до средневековья), размещались святилища. В кале, рядом с Арасдановской , расположена одноименная пещера (река Уфа, Южный Урал). При обследовании пещеры обнаружены фрагменты керамики, а также сама морфология пещеры (потолок, переходящий в щель с нависающими над головой заклинившими глыбами; темный зал, расположенный под прямым углом к входу) и постоянно холодный поток воздуха, выходящий из пещеры с гулом, говорят о возможном использовании ее в культовых целях.
Очень интересны подземные культовые памятники Украины. В настоящее время зафиксировано их около 70, вырытых в лесовидных суглинках, или высеченных в скальных породах. Это:
• 8-10 вв - пещерные монастыри Крыма
• 10-11 вв - пещерные храмы в местах древних языческих святилищ
• вторая половина 11-12 вв - формирование монастырей Древней Руси, которые, как правило, соседствовали с крупными населенными пунктами и отличались сложностью планировки, многофункциональностью отдельных структур и в последствии превращаясь в мощные ансамбли с наземными постройками (Кивско-Печерская Лавра, Троице-Ильинский монастырь в Чернигове, Монастырке, Бакоте и Василеве)
• вторая половина 13, начало 14 веков - пещерные монастыри - своеобразные убежища периода монголо-татарского нашествия (Зверинецкие и Пироговские пещеры в Киеве, Васильков, Козин), в которых укрывались талантливые мастера прикладного искусства, просвещенные и просто грамотные люди.
• 14-17 вв - образование монастырей, монастырей-крепостей, скитов (Стради, Почаев, Сатанов, Китаевские, Софийские и Михайловские пещеры в Киеве; Елецкие в Чернигове, Молчалинские пещеры в Путивле, Славногорский и Григорие-Бирюков монастырь
• 18- начало 20 вв - пещерные скиты отшельников.
Обособленность этих памятников, вызванная таинственным покровом изучаемости и ошибочным мнением насчет малой информативности пещер при огромном риске и трудоемкости их исследований, неизбежно влечет за собой образование пробелов в познании прошлого.

ПЕЩЕРЫ-НЕКРОЛОГИ

С древнейших времен человек использовал подземные полости для погребения умерших. Древнейшие остатки человека (отдельные зубы и кости, фрагменты челюсти и черепной коробки были обнаружены на Кавказе в ашенских слоях пещер Кудар 1 и Азыхская; в тустьерских слоях пещер Джурунчулы, Бронзовой, Бреван 1, Сакажия, Ахштырской.
Бонч-Осмоловский ГА. в гроте Кинк-Коба (Крым) в 1924 году обнаружил костные остатки взрослого неандертальца и ребенка. Погребение было совершено в могильной яме, выдолбленной в скалистом дне грота. Часть костных остатков тустьерских людей была обнаружена в пещерах Заскальная V и VI и Староселье (Крым).
На Урале учеными было обнаружено всего 9 погребений (неолит, Р.Ж.В.)
Уникален и огромен оказался некрополь пещеры Кайнос (Крым), где раскопками обнаружены остатки 135 человек, датируемые концом 7-5 вв до н.э. -6-7 вв н.э.
Очень интересны пещерные некрологи монастырей Украины (Киевско-Печерская Лавра), где унифицированные остатки сотен монахов.

ПЕРСПЕКТИВНОСТЬ И НЕОБХОДИМОСТЬ ИЗУЧЕНИЯ ПЕЩЕРНЫХ ПАМЯТНИКОВ
Несмотря на то, что пещерные памятники изучаются с конца 19 века, обнаруженные, тем более изученные объекты составляют "каплю в море неизвестного".
Даже крупные известные пещеры далеко не все подвергались обследованию археологов, а на тысячи небольших, неприметных подземных полостей во всех горных странах тем более никто не обращал внимания.
В природе имеется огромное количество разрушенных и погребенных пещер , не обнаруженных никем до сих пор.
За последние годы исследований на Южном Урале выявлено несколько сот пещер и гротов, удобных для использования их человеком; около сотни погребенных пещер, в которых видимо последние 5-10 тысяч лет не ступал человек. Также обнаружено несколько полупогребенных подземных полостей с закрытым крупными камнями и глыбами входом. Возможно, это Уральские "дольмены".
Какие сенсации принесет вскрытие этих объектов, пока неизвестно. Ясно одно, что без постоянного комплексного изучения пещер в регионах, нет полной характеристики хозяйства и культуры той или иной эпохи, т.к. подземные полости есть везде, и в горах, и на равнине, и в лесу, и в степи. Для этого необходима огромная кропотливая работа и молодые, энергичные кадры.

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.

Теоретические основы понимания истории
(Шилов Ю. А.)

Основные положения новой концепции основ истории и цивилизации таковы:
первобытнообщинный строй ("первобытный коммунизм ") изпачапьпо завершается длительным периодом "священной (а не "воеиной ") демократии " — когда ик воины, а священнослужители возглавляют общестао;

эти жрепы-праннтели ("первобытная интеллигенция") создают древнейшую государственность типа Аратты, котором яплнетсн апофеозом общинного строи (а не началом классовых (формаций) и зыждется па присущей ему естественной иерархии:

в основе государственности лежит, таким образом, интеллектуальный диалог человечества с мирозданием a не "классовая борьба"), направленный на сохранение и разработку естественной гармонии;

снимая всевозрастающие противоречия (изначально порожденные переходом к производящему хозяйству, а значит дисгармонией общества со средой обитания), жрецы-правители неизбежно сосредотачивают внимание на основном из этих противоречий —между бытием-и-небытием;

эффективнейшим способом снятия противоречий закономерно cтановится самопожертвование на благо народа (мифоритуал Спасптельства) - на котором (а не "на обмане, насилии, эксплуатации") и зиждется «власть интеллектуалной элиты.

Данная концепция, основанная на синтезе источников и промежуточных выводов, объясняет и феномен государственности с рубежа 7- 6 тыс. до н. э., и сложение в рамках общинного (вернее дорабовладельческого) строя 4-2 тыс. до н. э. грандиозной системы святилищ-обсерваторий, протянувшихся от Британии до Зауралья; и роль индоевропейской цивилизации во всемирной культуре, и подлинное значение славянства в судьбах как индоевропейских, так и прочих народов.
При этом концепция исторического материализма вовсе не отвергается - но "ставится на место" кок частный (сопряженный с классовыми формациями") и притом недоработанный случай изучения общеисторических законов.
Вспомним три источника и три составные части марксизма: с одной стороны, немецкая философия, английская политэкономия, французский коммунизм; с другой - диалектический материализм, прибавочная стоимость, классовая борьба.
Об исторической ограниченности роли классовой борьбы - вовсе отсутствующей в доклассовых обществах прошлого и бесклассовых будущего — сказано выше. О прибавочной стоимости можно сказать — вопреки К.Марксу и вслед за упомянутым выше М.Д.Рудеико, — что она образуется не из организма эксплуатируемого пролетариата, а добывается из земли крестьянским трудом.
Для научного - открытия и обоснования этой вполне очевидной истины основоположникам истмата следовало опираться на политэкономию не Англии (практически заменившей собственное сельское хозяйство грабежом колоний), но Франции (вполне его.сохранившим и гармонизировавшим с промышленным производством)...
Такая ошибка, помноженная на злонамеренный волюнтаризм марксистов-ленинцев, дорого обошлась России да и всему человечеству. Ещё губительнее другие, ее столь наглядно проявляющиеся огрехи исторического материализма: вещизм, атеизм, поляризация и др.
"Материализм" истмата подобен сусальному "золоту". По меркам современной, а не ньютоновской физики (времен Маркса-Энгельса, отчасти продленных "Материализмом и эмпириокритицизмом" Ленина) вполне очевидно, что марксизм-ленинизм проигнорировал полевую, а тем более вакуумную первооснову сущего - отождествив материю с веществом, При этом его атомарная (и более дробная) структура спроэцирована на кажущиеся множественность, дискретность, "революционные скачки" мироздания - которые, действительно, присущи материальному миру, но лишь как частные случаи единства, непрерывности, эволюционного развития. Здесь, как и в политэкономии, истмат перевернул всё с ног на голову. Упущение вакуумно-полевой, существенно-содержательной подоплеки мироздания породило серьезные изъяны в понимании и его формальной, вещественной стороны.
В этом, а не в "торжестве разума над суевериями", первоистоки и бездуховности, и безбожия "диалектического материализма". Полагая, что отметает идеализм и гегелевский Абсолют, -- он сам отсек себя от ИНФОРМАЦИОННОГО ПОЛЯ или ВСЕЛЕНСКОГО РАЗУМА; индоевропейское, Русью сохраненное понимание БОГА как (Счастливо нареченной) Доли ( — части-судьбы от некого Всеобщего Целого) довольно адекватно передаст сущность этой страшной утраты.

геокосмические циклы

Говоря о геокосмических циклах — предопределяющих, в конечном счете, общее течение истории - мы подчеркнули рубежность современной эпохи. Эта рубежность не ограничивается окончанием уходящего и началом грядущего 1,5-тысячелетнего периода. Ибо диалектическое сходство между столь разными по своим качествам и уровням развития революциям — былой "Великой неолитической" и нынешней "Научно-технической " (с цепью от неё производных) -- указывает на завершение некого витка в развитии всемирной истории.
Что же было главнейшим в прожитом цивилизацией витке VII тыс. до н.э. - II тыс. н. э.? С чем подходит она к следующему циклу развития? Что станет определяющим на новом витке III ... тыс. н. э. и насколько он будет продолжать традиции уходящего, нашего?
Рассуждения о формах и содержании оставим для специалистов-футурологов. Поговорим о той сути, которая открылась нам при анализе славянского корня индоевропейской, наиболее древней и развитой из цивилизаций Земли.
Главнейшим в уходящем витке развивающейся цивилизации было то, что оторвавшееся (своим переходом от присваивающего к производящему хозяйству) от пуповины матери-природы человечество не погибло в порожденных таким отрывом противоречиях, а научилось хоть как-то с ними справляться. Справляться с вещественными ("материальными ", как показалось было эллинам, а затем и марксистам) их проявлениями.
Посредством этого, но отнюдь не с этим подходит наша цивилизация к началу очередного витка. Она подходит с пониманием того, что первоосновой материального мира является вовсе не вещество, а поле, — его-то и предстоит осваивать человечеству на грядущем витке. И снимать уже не так социально-экономические, как "божественно-человеческие" противоречия.
Именно почитание Бога (Информационного Поля и т. п., как его нынче всё определенней понимает наука) должно связать и уже начинает связывать уходящий и грядущий витки диалектической спирали истории. Оптимальнейшим нструментом культуры был, есть и останется то же: Спасительство как Снятие противоречий - сводимых, в конечном счете, к противостоянию бытия-и-небытия.
«Бытие», насколько мы его теперь понимаем, — это вещественная сторона материального мира; «небытие» - полевая. На грядущем витке приоритеты их в культуре должны поменяться - и в этом суть поджидающих человеческий мир катаклизм; из этой же сути выводимы столь привлекающие футурологов содержания и формы неизвестного завтра.
Русь более иных стран подходит для зародыша Завтра. (В этом её беда, но и будущность тоже.) Ибо она хранит корень индоевропейской - самой жизнестойкой и прогрессирующей из цивилизаций Земли. Ибо она духовна — а значит предрасположена к вниманию Информационного Поля. Ибо она, Православная, не утратила живого родства со Спасительством — которое выходило из пелен на протяжении витка уходящего, но воистину будет править миром на протяжении витка предстоящего...
Спасется Русь - спасутся с нею и народы Земли
Москва - РОД 20.02.1997


































СХЕМА СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ НА РУСИ:




























Территтория
Месопотамия



Малая Азия
Подунавье

Аратта - Арсания - Русь




Новгородчина




При­балтика

Греция


Италия


Л?»












Поднепровье Тамань



























Циркумлонт




л иска я зона




















882г. 862г.


Г.



t
^


Киевская Русь ^ Олег г Аскольд и Дир




^__JV^

Рюрик -варяг

t


Византия


t
1





IV века н.э. 1









поляне Ч. i A >




Тмутэраканьск.>

\

Руян





1












венды "


—— f '
4

—— Ар


_* ——

*^˜˜—— -^

^


——— \ ————


1


г


1 в. до н.э. V






норики венеды


Гелон

сани


1 1
(С)Индика

РУ

сы ˜*--˜ прусы


|˜^^


Рим





в. до н.э. X




/

^


Скифия Типерборея"
А




Кий. Щек. Хорив Ор(ий)









˜˜ этруски венеды




«
XI в. до н.э.




Троянская ?• —— -война

- ——— —— —— *


Арта

1 Ки А ^


лмерия
г






1 Греция


переселение из Трои венедов и др.




ч
1
?
.1
•«•_
1
<«*ча
V
XII в. до н.э. XVI '




Троя VI

фракийцы


1 / \
частичное nepei
ариев в Индию i




II
еление
др.






—— t ———— пелазги лелеги


переселение из Трои пелазгов и др.





XVII в. до н.э. XX
Митанни и др. Вавилон


Троя V -*—___

— —— _ III


t

^ \




.^•^^^^и^-^^——

———— — =*. прибалты
германцы


пелеги


переселение из Греции лелегов






XXIII в. до н.э. XXIV
Шумеро-Аккад- .


Троя III




лелеги — - —— угасание А Арами ———— •




х — "









/ .


сТ/>Л#А Гор' ? ftptAl/iM



середина IV тыс.
зарождение Шумера
•1 — ——


ТрояО

арх. культура Лендель


расцвет Аратты зарождение





















V
тыс.
ДОН»



II волна пере­селения индо европейцев в Подунавье

арх.культура • Винча s'


перемещение 1 центра Аратты из Подунавья (арх. к. в Поднепровье (а




юян-Кукутени) х к. Триполье)
















VI
тыс до нз



угасание Щу-эден- •
на-ки-дуга

образование древнейшего
в мире г-ва Аратты (арх. к. Кер«


Шу-нун Каменная
Могила) .и)





















около 6200 г. до н.э.



экспедиция жре-цов-правителей Шу-эден-на-ки-дуга вокруг Черного моря

арх. культура Кереш: 1 волна преселенцев из Малой Азии


посещение ily-нуна экспедицией из Шу-эден-на-ки-дуга





















VII тыс. до н.э.



расцвет Шу-эден на-ки-дуга (Чатал-Гуюк)




начало летописи Шу-нуна





















с XII тыс. до н.э.








зарождение в Восточной Европе Аратты и свя­тилищ Шу-нуна [Каменная Могила)














-






С„.
?/˜W П?"Г




(


˜РСОР?Я \
Т) индоевропейская Аратта - Арта-Арсания (Мер» [р ариезированная Синдика-Сиеерщина (Чернигс \У венедско-полянская Киевщина; О венедско-русская Новгородчина.
Л'и. зародившейся в








асщина);








= С0ХА
»


Резюме: Русь - хранитель этно-исторического ядра индоевропейской общнос Циркумпонтийской зоне VII - IV - ... тыс до н.э




































Русская музыка, близкие небеса,
Синеющий лес, - закатная полоса
Переходит в рассвет, крепостные ворота
Открываются, и вселенной рассвет
Обнимает дубы, льется тысяча лет
Из кувшина, - и черт посреди огорода
Окончательно спутался, - русский мужик
Загадывать мастер, и нет разгадки, -
Пастушок взял свирель, и пламя среди межи
Очарованной саламандрой лижет пятки, -
Льется тысяча лет, это дух огня, -
Совершенной прохладой, - тебя, меня
Овевает, - русская музыка, лето,
Возвращенный, потерянный и совершенный рай,
Конь, отпущенный скорбь тому, поднимается где-то,
Встает из клевера, - только играй, -
На пустынной свирели, полуприкрыв глаза,
Вброд переходя поток, чей путь в небеса...





ГЛАГОЛ ЧЕТВЕРТЫЙ.
НАРОДЫ И ГОСУДАРСТВА ДРЕВНЕГО ВОСТОКА.

РЕЧЕНИЕ ПЕРВОЕ.

ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.

Из "Истории" Геродота
Описание строительства пирамиды Хеопса, пересказанное древнегре­ческим историком Геродотом, жившим в V в. до н. э., .

124. ...Хеопс вверг страну в пучину бедствий. Прежде всего он повелел закрыть все святилища и запретил совершать жертвоприношения. Затем заставил всех египтян работать на него. Так, одни были обязаны перетаскивать к Нилу огромные глыбы камней из каменоломен в Аравийских горах (через реку камни перевозили на кораблях), а другим было приказа­но тащить их дальше, до так называемых Ливийских гор.
Сто тысяч людей выполняли эту работу непрерывно, сменяясь каждые три месяца. Десять лет пришлось измученному народу строить дорогу, по которой тащили эти каменные глыбы, — работа, по-моему, едва ли не столь же огромная, как и постройка самой пирамиды... Десять лет продолжалось стро­ительство этой дороги и подземных покоев на холме, где стоят пирамиды. В этих покоях Хеопс устроил свою усыпальницу на острове, проведя на гору нильский канал. Сооружение же самой пирамиды продолжалось 20 лет. Она четырехсторон­няя... и сложена из тесаных, тщательно прилаженных друг к другу камней. Каждый камень длиной по крайней мере в 30 футов.
125. Построена же эта пирамида вот как. Сначала она идет в виде лестницы уступами, которые иные называют площадка­ми или ступенями. После того как заложили первые камни (основания), остальные (для заполнения площадок) поднима­ли при помощи помостов, сколоченных из коротких балок. Так поднимали с земли камни на первую ступень лестницы. Там клали камень на другой помост; с первой ступени втаскивали на второй помост, при помощи которого поднимали на вторую ступень. Сколько было рядов ступеней, столько было и подъемных приспособлений.
Быть может, однако, было толь­ко одно подъемное приспособление, которое после подъема камня без труда переносилось на следующую ступень. Мне ведь сообщали об обоих способах, почему я и привожу их.
Таким образом, сначала была окончена верхняя часть пира­миды, затем соорудили среднюю и напоследок самые нижние ступени на земле. На пирамиде египетскими письменами было обозначено, сколько редьки, лука, чеснока съели рабо­чие. И, как я очень хорошо помню, переводчик, который читал мне надпись, объяснил, что на все это было израсходовано 1600 талантов серебра.
Если это верно, то сколько же денег пошло на железные орудия, на хлеб и одежду для рабочих, так как строительство этих сооружений продолжалось 20 лет и, кроме того, немало времени понадобилось на ломку и перевозку камней и сооружение подземных покоев (для усыпальницы).

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.
«Повествовании о Египте»
Абд-аль-Лятиф

«Пирамиды построены из огромных камней от десяти до двадцати локтей длины, от двух до трех локтей вы­соты и такой же ширины. Но особенно восхищает удиви­тельная тщательность, с какой эти камни обтесаны и уложены. Плиты так хорошо пригнаны, что между ними ^игде нельзя просунуть ни иголки, ни волоска. Соедине­ны они строительным раствором слоем не толще листка бумаги; не знаю, что это за раствор, состав его мне совершенно неизвестен. Камни покрыты древними -пись­менами, которые ныне уже никто не может прочесть. Во всем Египте я не встретил никого, кто бы сказал, что умеет читать это письмо или знает такого человека. Надписей тут великое множество, и если бы у кого-ни­будь возникло желание переписать только те из них, что видны на поверхности этих двух (самых больших) пирамид, он заполнил бы ими свыше десяти тысяч стра­ниц».


ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.
Аль-Масуди
«Арабским Геродотом» называют основателя и круп­нейшего авторитета арабской историографии аль-Масуди. Аль-Масуди подробно уписал пирамиды.

«Сурид, сын Шалука,сына Сормуна сына и т. д., один из египетских владык до всемирного потопа, по­строил две большие пирамиды. Неизвестно почему позд­нее они получили название от мужа по имени Шеддад, сына Ада, ибо были построены не членами рода Ада, ведь те не могли завоевать Египет, поскольку не обла­дали силой, которая была у египтян, владевших вол­шебными чарами. Поводом к строительству пирамид послужил сон, который увидел Сурид за триста лет до потопа. Пригрезилось ему, что земля залита водой, а беспомощные люди барахтаются в ней и тонут, что звезды в смятении покинули пути свои и со страшным шумом падают с неба. И хоть сон этот произвел на властителя сильное впечатление, он никому о нем не рассказал, а в предчувствии ужасных событий созвал священнослужителей со всех концов своей страны и тай­но поведал им о виденном».
Те предсказали ему, что государство его постигнет великое бедствие, но по прошествии многих лет земля снова будет давать хлеб и финики.
«Тогда властитель решил построить пирамиды, а про­рочество священнослужителей повелел начертать на столбах и больших каменных плитах. Во внутренних помещениях пирамид он укрыл клады и другие ценные вещи вместе с телами своих предшественников. Священ­нослужителям он приказал оставить там письменные свидетельства о его мудрости, о достижениях наук и искусств. После чего велел построить подземные ходы до самых вод Нила. Все помещения внутри пирамид он наполнил талисманами, идолами и другими чудодей­ственными предметами, а также записями, сделанными священнослужителями и содержащими все области зна­ний, названия и свойства лечебных растений, сведения, касающиеся счета и измерений, дабы сохранились они на b3e°:?eT ихразуметь».
Далее аль-Масуди дает описание трех «пирамид Нила», то есть пирамид в Гизе. Перед первой пирамидой, очевидно, пирамидой Хуфу, находится «зал с колоннами, построенными из каменных плит, соединенных свинцом»; в другой, «западной» (вероятно, пирамиде Хафра), имеется «тридцать помещений для священных символов и талисманов из сапфира, для оружия из нержавеющего металла и предметов из гибкого небьющегося стекла». В третьей пирамиде, «цветной» (то есть пирамиде Мен-каура, поскольку нижняя ее часть была выложена пли­тами из розового гранита), «покоились тела мертвых священнослужителей в саркофагах из черного гранита и рядом с каждым лежала книга, в которую были зане-сены таинства его профессии и его деяния при жизни...».
«Властитель назначил к каждой пирамиде по одному стражу. Стражем восточной пирамиды была статуя, высеченная из гранита, с оружием, напоминающим копье; на лбу ее был укрыт змей, готовый накинуться на всякого, кто приблизится, обвить его шею, задушить, а затем вернуться в свое прибежище. Страж западной пирамиды был из черного и белого оникса; он сидел на троне, вооруженный копьем, и метал искры из глаз; стоило кому-нибудь появиться у входа, как сразу раз­давался глухой звук, и пришелец умирал. Цветной пи­рамиде он определил в сторожи статую на постаменте, у которой была такая сила, что она могла сбить с ног и умертвить любого человека. По окончании строитель­ства властитель отдал пирамиды в распоряжение духов и повелел, чтобы им приносились жертвы. Так он вос­препятствовал появлению внутри пирамид посторонних, за исключением тех, которые по своему сану были до­стойны получить на то соизволение...»
«Духа северной пирамиды видели в обличье безбородого юноши с длинными зубами и пожелтевшей кожей. Дух западной пирамиды — обнаженная женщи­на, которая завлекает людей и насылает на них болезнь; ее можно увидеть ровно в полдень и при заходе солнца. Дух цветной пирамиды — старец, который бродит во­круг нее, размахивая огнем в сосуде, подобном кадиль­нице из христианского храма; таким его увидели".
Аль - Масуди сообщает, что Сурид арабскими буквами начертал на пирамидах следующие слова: «Я, властитель Сурид, построил эти пирамиды за шестьдесят лет. Пусть попытается тот, кто придет после меня, уничтожить их в течение шестисот лет! А ведь уничтожать легче, чем строить. Я одел их в шелка, пусть же попытается покрыть их рогожей."

ИСТОЧНИК ЧЕТВЕРТЫЙ.
Поучение Хёти, сына Дуауфа, своему сыну Пепи
Это литературное произведение, созданное в эпоху Среднего царства,

О, если бы я мог заставить тебя полюбить книги больше, чем свою мать, если бы я мог показать красоты их перед тобой.
Лучше это всех других должностей... Когда он (писец) еще ребенок, уже приветствуют его. Посылают его для исполнения поручения, и не возвращается он, чтоб надеть передник.
Не видывал я скульптора посланником или ювелира пос­ланным, но я видел медника за его работой у топок его печи. Его пальцы были как кожа крокодила, и он пахнул хуже, чем рыбья икра.
Каждый ремесленник, работающий резцом, устает больше, чем землепашец. Поле его - дерево, оружие его - металл. Ночью, когда свободен он, он работает больше, чем могут сделать его руки. И ночью зажигает он свет.
Каменотес ищет работу по всякому твердому камню. Когда же он кончает, руки его падают, и он утомлен. И так сидит он до сумерек, колени его и спина согнуты.
Брадобрей бреет до вечера... Он бродит с улицы на улицу, чтобы найти кого побрить. Он напрягает свои руки, чтобы наполнить свой желудок, подобно пчелам, поедающим свои труды...
Я расскажу тебе еще о строителе стен. Он постоянно болен, так как предоставлен ветрам. Строит он с трудом, привязан­ный к лотосам (т. е. к верхушкам колонны в форме цветов лотоса)... все одежды его - лохмотья... Моется он только один раз... Хлеб, отдает он его домой; избиты, избиты его дети...
У земледельца одежда вечная. Высок голос его, как у птицы "абу"... Устает он... и спокойно ему так, как спокойно кому-нибудь под львом. Болеет он постоянно... И едва он возвраща­ется домой вечером, ему вновь надо идти.
Ткач - внутри дома, хуже ему, чем женщине. Ноги его на желудке его. Не дышит он воздухом. Если за день не выработает он достаточно тканья, он связан, как лотос в болоте. Дает он хлеб привратнику, чтобы мог он увидеть свет...
Когда гонец выходит в чужую страну, завещает он свое имущество своим детям из-за страха перед львами и азиата­ми. И если вернулся он в Египет, едва достиг он сада, едва достиг он дома своего вечером, и вновь ему надо идти...
У красильщика пальцы издают зловоние, как от дохлой рыбы, ...рука его не останавливается.
Сандалыцику совсем плохо, он всегда нищенствует. Ему так же спокойно, как спокойно кому-либо среди дохлых рыб. Жует он кожу.
Прачечник стирает на берегу рядом с крокодилом... Не спокойное это занятие перед тобой... Говорят ему: если ты опоздаешь принести, будут избиты твои губы...
Я расскажу тебе еще о рыбаке, достается ему хуже, чем во всякой другой должности. Смотри, разве не работает он на реке вперемежку с крокодилами...
Смотри, нет должности, где бы не было начальника, кроме должности писца, ибо он сам начальник.

ИСТОЧНИК ПЯТЫЙ.
Геродот
«История в девяти книгах»
Геродот — Греческий историк V в. до н. э. Фрагменты приводятся в сокращенном варианте.
Перевод Г. А. Стратановского. Печатается по: «Геродот. История в девяти книгах». Л., 1972, стр. 92-93, 96, 98-99, 125, 129-130. Имеется также перевод Ф. Г. Мищенко (см.: «Геродот. История в девяти книгах». Т. 1-2. М., 1885-1888).
КнигаII. Евтерпа  
40 Способ потрошения и сжигания жертв у них различен для разных животных. Я имею в виду здесь [культ Исиды], которую они считают величайшей богиней и в честь нее справляют самое главное празднество. При жертвоприношении Исиде они обдирают тушу быка и совершают молитву, а затем вынимают целиком желудок, но внутренности и жир оставляют в туше. Потом отрезают ляжки, верхнюю часть бедра, плечи и шею. После этого наполняют остальную тушу быка чистым хлебом, медом, изюмом, винными ягодами, ладаном, смирной и прочими благовониями. Наполнив тушу всем этим, они сжигают ее, обильно поливая маслом. Перед принесением жертвы они постятся, а при сжигании жертв все участники предаются скорби. Затем, прекратив плач, устраивают пиршество из оставшихся [несожженными] частей жертв.

41 «Чистых» [лишенных особых примет] быков и телят египтяне приносят в жертву повсюду. Напротив, коров приносить в жертву им не дозволено: они посвящены Исиде. Ведь Исида изображается в виде женщины с коровьими рогами (подобно изображению Ио у эллинов), и все египтяне точно так же почитают больше всех животных коров. [...]

42 Все египтяне, принадлежащие к храмовому округу Зевса Фиванского или живущие в Фиванской области, не едят баранины, но приносят в жертву коз. Ведь они не почитают одних и тех же богов. Только Исиду и Осириса (который, по их словам, есть наш Дионис) они все одинаково чтят. Напротив, египтяне, принадлежащие к храмовому округу Мендеса, не употребляют в пищу козьего мяса, но приносят в жертву овец. По рассказам фиванцев и всех тех, кто по их побуждению воздерживается от баранины, обычай этот установлен вот почему. Геракл захотел однажды непременно увидеть Зевса, а тот вовсе не пожелал, чтобы Геракл его видел. Когда Геракл стал настойчиво добиваться [свидания], Зевс придумал хитрость: он ободрал барана и отрезал ему голову, затем надел на себя руно и, держа голову перед собой, показался Гераклу. Поэтому-то египтяне и изображают Зевса с ликом барана, а от египтян переняли такой способ изображения аммонии (они происходят от египтян и эфиопов, а язык у них смешанный из языков этих народов). По-моему, и свое имя аммонии заимствовали от Зевса; ведь в Египте Зевса называют Аммоном. Так вот, фиванцы не приносят в жертву баранов; они считают баранов священными по упомянутой выше причине. Только в единственный день в году на празднике Зевса они закалывают одного барана и, сняв руно, надевают его на статую Зевса, как это сделал некогда сам бог. Затем они приносят к ней другую статую Геракла. После этого все жители храмовой округи оплакивают барана и потом погребают в священной гробнице.

43 О Геракле же я слышал, что он принадлежит к сонму двенадцати богов. Напротив, о другом Геракле, который известен в Элладе, я не мог ничего узнать в Египте. Впрочем, тому, что египтяне заимствовали имя Геракла не от эллинов, а скорей, наоборот, эллины от египтян, у меня есть много доказательств. [...]

50 Вообще почти все имена эллинских богов происходят из Египта. А то, что эти имена варварского происхождения, как я полагаю, скорее всего египетского, это я точно установил из расспросов. [...]

59 Всенародные празднества египтяне справляют не один раз в году, а весьма часто. Чаще всего и с наибольшей охотой египтяне собираются в городе Бубастисе на праздник в честь Артемиды и затем в Бусирисе в честь Исиды. Ведь в этом городе находится самый большой храм Исиды. Расположен же этот город в середине египетской Дельты (Исида — это египетское имя Деметры). Третье празднество бывает в городе Саисе в честь Афины, четвертое — в Гелиополе в честь Гелиоса, пятое — в городе Буто в честь Латоны, шестое — в Папремисе в честь Ареса.

60 Когда египтяне едут в город Бубастис, то делают вот что. Плывут туда женщины и мужчины совместно, причем на каждой барке много тех и других. У некоторых женщин в руках трещотки, которыми они гремят. Иные мужчины весь путь играют на флейтах. Остальные же женщины и мужчины поют и хлопают в ладоши. Когда они подъезжают к какому-нибудь городу, то пристают к берегу и делают вот что. Одни женщины продолжают трещать в трещотки, как я сказал, другие же вызывают женщин этого города и издеваются над ними, третьи пляшут, четвертые стоят и задирают [подолы] своей одежды. Это они делают в каждом приречном городе. Наконец, по прибытии в Бубастис они справляют праздник с пышными жертвоприношениями: на этом празднике выпивают виноградного вина больше, чем за весь остальной год. Собирается же здесь, по словам местных жителей, до 700 тысяч людей обоего пола, кроме детей.

61 Таково празднество в Бубастисе. О празднике же Исиды в городе Бусирисе я уже рассказал выше. После жертвоприношения все присутствующие мужчины и женщины — много десятков тысяч — бьют себя в грудь в знак печали. А кого они оплакивают, мне не дозволено говорить. [...]

144[...] до этих людей в Египте царствовали боги, которые жили совместно с людьми, и один из них всегда был самым могущественным. Последним из этих царей был Ор, сын Осириса, которого эллины зовут Аполлоном. Низложив Тифона, он стал подлинным царем-богом в Египте. А Осирис — по-эллински Дионис. [...]

156[...] замечателен и остров под названием Хеммис. Лежит остров на большом и глубоком озере рядом со святилищем в Буто. Египтяне же утверждают, будто это плавучий остров. Я-то сам, впрочем, не видел, чтобы он плавал или двигался, и был весьма удивлен, услышав, что в самом деле могут существовать плавучие острова. На нем стоит большой храм Аполлона и воздвигнуты три алтаря и, кроме того, растет много пальм и других плодоносных и неплодоносных деревьев. Египтяне передают вот какое сказание о плавучем острове, который раньше не был плавучим. Когда Латона, принадлежавшая к сонму восьми древних богов, жила в Буто, где ныне находится ее прорицалище, Исида передала ей на попечение Аполлона. Латона сохранила Аполлона и спасла на так называемом ныне плавучем острове, когда всюду рыскавший Тифон пришел, чтобы захватить сына Осириса. По словам египтян, Аполлон и Артемида — дети Диониса и Исиды. Латона же была их кормилицей и спасительницей. У египтян Аполлон называется Ором, Деметра — Исидой, а Артемида — Бубастис. Из этого-то сказания, и не из какого другого, Эсхил, сын Евфориона, заимствовал то, что я сейчас скажу и чего нет ни у кого из прежних поэтов. Именно в одной своей трагедии он изобразил Артемиду дочерью Деметры. Вот почему остров этот стал плавучим, как по крайней мере рассказывают египтяне.


ИСТОЧНИК ШЕСТОЙ.
125 глава "КНИГИ МЕРТВЫХ"
[ВВЕДЕНИЕ]
Привет тебе, великий бог, Владыка Двух Истин!
Я пришел, дабы узреть твою красоту!
Я знаю тебя, я знаю имена сорока двух богов, пребывающих здесь, на Великом Дворе Двух Истин,— они поджидают злодеев и пьют их кровь в день, как предстанут злодеи на суд Уннефера. Вот, я знаю вас, Владыки справедливости! К вам прихожу со Справедливостью, ради вас отринул несправедливость.
  [ПЕРВАЯ ОПРАВДАТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ УМЕРШЕГО]
1. Я не чинил зла людям.
2. Я не нанес ущерба скоту.
3. Я не совершил греха в месте Истины.
4. Я не [...]
5. Я не творил дурного.
6. [... ... ...]
7. Имя мое не коснулось слуха кормчего священной ладьи.
8. Я не кощунствовал.
9. Я не поднимал руку на слабого.
10. Я не делал мерзкого пред богами.
11. Я не угнетал раба пред лицом его господина.
12. Я не был причиною недуга.
13. Я не был причиною слез.
14. Я не убивал.
15. Я не приказывал убивать.
16. Я никому не причинял страданий.
17. Я не истощал припасы в храмах.
18. Я не портил хлебы богов.
19. Я не присваивал хлебы умерших.
20. Я не совершал прелюбодеяния.
21. Я не сквернословил.
22. Я не прибавлял к мере веса и не убавлял от нее.
23. Я не убавлял от аруры.
24. Я не обманывал и на пол-аруры.
25. Я не давил на гирю.
26. Я не плутовал с отвесом.
27. Я не отнимал молока от уст детей.
28. Я не сгонял овец и коз с пастбища их.
29. Я не ловил в силки птицу богов.
30. Я не ловил рыбу богов в прудах ее.
31. Я не останавливал воду в пору ее.
32. Я не преграждал путь бегущей воде.
33. Я не гасил жертвенного огня в час его.
34. Я не пропускал дней мясных жертвоприношений.
35. Я не распугивал стада в имениях бога.
36. Я не чинил препятствий богу в его выходе.
37. Я чист, я чист, я чист, я чист!
Чистота моя — чистота великого феникса в Гераклеополе, ибо я — нос Владыки дыхания, что дарует жизнь всем египтянам в сей день полноты ока Хора в Гелиополе — во второй месяц зимы, в день последний — в присутствии Владыки этой земли.
Да, я зрел полноту ока Хора в Гелиополе!
Не случится со мной ничего дурного в этой стране, на Великом Дворе Двух Истин, ибо я знаю имена сорока двух богов, пребывающих на нем, спутников великого бога.
  [ВТОРАЯ ОПРАВДАТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ УМЕРШЕГО]
1. О, Усех-немтут, являющийся в Гелиополе, я не чинил зла!
2. О, Хепет-седежет, являющийся в Хер-аха, я не крал!
3. О, Денджи, являющийся в Гермополе, я не завидовал!
4. О, Акшут, являющийся в Керерт, я не грабил!
5. О, Нехехау, являющийся в Ра-Сетау, я не убивал!
6. О, Рути, являющийся на небе, я не убавлял от меры веса!
7. О, Ирти-ем-дес, являющийся в Летополе, я не лицемерил!
8. О, Неби, являющийся задом, я не святотатствовал!
9. О, Сед-кесу, являющийся в Гераклеополе! Я не лгал!
10. О, Уди-Несер, являющийся в Мемфисе, я не крал съестного!
11. О, Керти, являющийся на Западе, я не ворчал попусту!
12. О, Хеджи-ибеху, являющийся в Фаюме, я ничего не нарушил!
13. О, Унем-сенф, являющийся у жертвенного алтаря, я не резал коров и быков, принадлежащих богам!
14. О, Унем-бесеку, являющийся в подворье 30-ти, я не захватывал хлеб в колосьях!
15. О, Владыка Истины, являющийся в Маати, я не отбирал печеный хлеб!
16. О, Тенми, являющийся в Бубасте, я не подслушивал!
17. О, Аади, являющийся в Гелиополе! Я не пустословил!
18. О, Джуджу, являющийся в Анеджи! Я не ссорился из-за имущества!
19. О, Уамти, являющийся в месте суда, я не совершал прелюбодеяния!
20. О, Манитеф, являющийся в храме Мина, я не совершал непристойного!
21. О, Хериуру, являющийся в Имад, я не угрожал!
22. О, Хеми, являющийся в Туи, я ничего не нарушил!
23. О, Шед-Херу, являющийся в Урит, я не гневался!
24. О, Нехен, являющийся в Хеха-Джи, я не был глух к правой речи!
25. О, Сер-Херу, являющийся в Унси, я не был несносен!
26. О, Басти, являющиися в Шетит, я не подавал знаков в суде!
27. О, Херефхаеф, являющийся в Тепхет-Джат, я не мужеложствовал!
28. О, Та-Ред, являющийся на заре! Не скрывает ничего мое сердце!
29. О, Кенемтче, являющийся во мраке, я не оскорблял другого!
30. О, Инхетенеф, являющийся в Саисе, я не был груб с другим!
31. О, Неб-Херу, являющийся в Неджефет, я не был тороплив в сердце моем!
32. О, Серехи, появляющийся в Удженет, я не нарушил [...]
33. О, Неб-Аци, появляющийся в Сиуте, я не был болтлив!
34. О, Нефертум, являющийся в Мемфисе, нет на мне пятна, я не делал худого!
35. О, Тем-Сен, являющийся в Бусирксе, я не оскорблял царя!
36. О, Иремибеф, являющийся в Чебу, я не плавал в воде!
37. О, Хеи, являющийся в Куне, я не шумел!
38. О, Уджи-рехит, являющийся в подворье, я не кощунствовал!
39. О, Нехеб-Неферт, являющийся в Нефер, я не надменничал!
40. О, Нехеб-Хау, являющийся в городе, я не отличал себя от другого!
41. О, Джесер-теп, являющийся в пещере, [... ... ...]
42. О, Инаеф, появляющийся в Югерт, я не оклеветал бога в городе своем!
Источники:
"Поэзия и проза Древнего Востока" изд-во "Художественная литература", Москва, 1973 г. стр. 70-73.
ИСТОЧНИК СЕДЬМОЙ.
Поучение царя Аменемхата
Одно из наиболее популярных в Египта поучений — сохранилось множество фрагментов его как на папирусе, так и на черепках (преимущественно от эпохи Нового Царства). Есть основания полагать, что оригинал был составлен в правление Сенусерта I. Изысканный стиль зачастую затрудняет понимание и точный перевод.
  Перевод М. А. Коростовцева. Печатается по: «Повесть Петеисе III». М., 1978, стр. 222-225.

1.1 Поучение его величества царя Верхнего и Нижнего Египта Схетепибра, сына Ра, Аменемхата правогласного. Предстал он
1.2 во сне сыну своему, повелителю всего, и возгласил: «Явись как бог! Внимай словам моим, и будет благополучно царствование твое над сей землей и
1.3 Обоими Берегами и, и приумножишь счастье страны. Остерегайся черни, дабы не случилось с тобою
1.4непредвиденного. Не приближайся к ней в одиночестве, не доверяй даже брату своему, не знайся даже с другом своим, не приближай к себе
1.5никого без нужды. Сам оберегай жизнь свою даже в час сна, ибо нет преданного слуги
1.6в день несчастья. Я подавал бедному, я возвышал малого. Я был доступен неимущему, как и имущему. Но вот вкушавший
1.7хлеб мой поднял на меня руку. Тот, кому я протягивал длань свою, затеял смуту против меня.
1.8Облачавшийся в тонкое полотно мое смотрел на меня, как на тень, умащавшийся благовониями моими
1.9лил воду [...] Изображения мои — средь живых, и посмертные наделы мои отданы тем, кому назначено
1.10править поминовение меня,
1.11доселе не слыханное, и совершать за меня великий подвиг ратный, доселе не виданный. Не сопутствует удача не ведающему
1.12того, что надлежит ему знать. И вот случилось это после ужина, когда наступила ночь и пришел час отдохновения от забот. Улегся я на ложе свое
2.1утомленный, и сердце мое погрузилось в сон. И внезапно раздалось бряцание оружия, и назвали имя мое. Тогда стал я подобен змее, детищу земли, в
2.2пустыне. И мгновенно я пробудился и узрел, что сражаются в опочивальне моей, а я одинок. И понял я, что бьются меж собой воины
2.3мои. Если бы я схватил сразу оружие десницей своею, я обратил бы евнухов в бегство копьем.
2.4Но нет сил у пробудившегося в ночи, не боец — одинокий. Знаю, не будет мне без тебя, защитника моего, удачи.
2.5Смотри, подкралась беда без ведома моего, прежде чем оповестил я двор, что назначил тебя соправителем своим, прежде чем возвел я тебя на престол вместе с собою,
2.6и только еще помышлял о совместном правлении нашем, ибо не был я подготовлен к тому, что случилось, не предвидел я этого, не ведало сердце мое, что дрогнет стража
2.7моя. Неужели женщины подстрекали воинов? Неужели смуту замыслили во дворцовых
2.8покоях? Неужели прорвали землекопы плотину? Помешалась чернь в
2.9делах своих; от роду я не ведал беды, не было мне равного в доблести.

<<

стр. 3
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>