<<

стр. 4
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

2.10Я ходил до Элефантины, я спускался до Дельты. Я стоял на границах страны.
2.11Я созерцал пределы ее, я простер до границ могущество длани своей и мощи своей. Я взращивал
2.12злаки, почитал Непри. Благосклонен был ко мне Нил во всех долинах своих, — не голодали в годы правления моего, не испытывали
3.1жажду тогда, а жили в мире благодаря деяниям моим и прославляли меня. Все, что приказывал я, было уместно.
3.2Я смирял львов и приводил крокодилов, я покорил страну Уауат, я захватил людей
3.3страны Маджаи, я изгнал азиатов, словно собак. Я воздвиг дворец и украсил золотом палаты его;
3.4потолок их — из ляпис-лазури, стены — из серебра, пол — из сикоморы, ворота — из меди, запоры — из бронзы.
3.5Но дворцовая челядь затеяла смуту против меня. Будь и ты готов к этому, ибо ведомо тебе, что ныне ты сам
3.6владыка его и владыка всего. Конечно, много людей за стенами дворца: мудрый говорит «да», глупец говорит «нет»,
3.7ибо не знает он, невежественный, что язык мой — ты, Сенусерт, сын мой; когда я ходил еще на ногах своих
3.8и глаза мои видели, ты был сердцем моим! В благой час родился ты для людей, и
3.9тебе возносят они хвалу. Смотри, положил я начало, — доверши же дело мое до конца! Причалила уже барка моя к царству мертвых. Ты
3.10возложишь на главу свою белый венец отпрыска бога; все печати — на местах своих, и идет ликование в честь твою в ладье
3.11Pа. Настало царствие твое, начатое еще при мне, да не станет оно таким, как мое! Будь отважен, воздвигай памятники свои,
3.12упрочивай укрепления свои, уничтожай врагов, которые ведомы тебе, ибо не желаю я видеть их подле твоего величества, — да будешь ты жив, невредим и здрав!»

ИСТОЧНИК ВОСЬМОЙ.
Обреченный царевич
Папирус Харрис 500; палеографически датируется временем XIX династии, более точно — временем царствования Рамсеса II или несколько позже (XIII в. до н. э.). Перевод сделан с иероглифической транскрипции А. Гардинера (A. Gardiner. «La te-Egyptian Stories». Bruxelles, 1932).
  «Повесть Петеисе III», Древнеегипетская проза. Перевод с древнеегипетского, вступительная, статья и комментарии. М. А. Коростовцева. Тексты подготовлены К. Н. Жуковской. «Художественная литература», М., 1978 г.
Примечания:
Нумерация строк в переводе соответствует египетскому тексту. Многоточием в прямых скобках обозначены пропущенные места, текст которых разрушен или не поддается расшифровке.

 [......................................]

4.1Рассказывают об одном царе, что не было у него сына и просил он сына у богов своей земли [...]
4.2И повелели боги, чтобы родился у него сын, и провел царь ночь со своею женой, и она [...] зачала. Когда же исполнился
4.3положенный срок, родила она сына. И пришли Семь Хатхор предсказать судьбу младенца. И предрекли они:
4.4«Умрет от крокодила, или от змеи, или от собаки». Те, что приставлены были к младенцу, услыхали и доложили
4.5его величеству, — да будет он жив, невредим и здрав! И тогда его величество, — да будет он жив, невредим и здрав! — огорчился и опечалился сердцем. И приказал тогда его величество, — да будет он жив, невредим и здрав! — построить каменный дом
4.6в пустыне и наполнить его людьми и всякими прекрасными вещами из палат царя, — да будет он жив, невредим и здрав! — дабы жил сын его в том доме и не выходил наружу. И вот
4.7вырос младенец и поднялся однажды на крышу дома и увидел на дороге человека, а позади собаку.
4.8Тогда сказал царевич слуге, который стоял рядом: «Что это там движется вслед за человеком на дороге?»
4.9Слуга сказал: «Это собака». Царевич сказал: «Пусть приведут мне такую же». Тогда слуга отправился доложить его
4.10величеству, — да будет он жив, невредим и здрав! Тогда его величество, — да будет он жив, невредим и здрав! — сказал: «Доставить ему маленького щенка, дабы не огорчался он сердцем». И привели к нему щенка.
4.11И вот прошли дни, и возмужал царевич всем телом своим
4.12и сказал отцу: «Что проку сидеть безвыходно, взаперти? Все равно я обречен своей судьбе. Пусть же позволят мне
4.13поступать по влечению сердца моего, пока бог не поступит по воле своей!» И тогда запрягли ему колесницу, и снабдили всевозможным
5.1оружием, и дали слугу в услужение, и переправили на восточный берег.
5.2И сказали ему: «Отправляйся до влечению сердца своего!» И его собака была с ним. И отправился он по влечению сердца в пустыню и питался лучшим из дичи пустыни.
5.3И вот достиг он владений правителя Нахарины. И вот не было у правителя Нахарины иных детей, кроме
5.4дочери. И выстроили для нее дом, и окно возвышалось над землею на
5.5семьдесят локтей. И повелел владыка Нахарины созвать сыновей всех правителей сирийской земли и сказал им:
5.6«Кто допрыгнет до окна моей дочери, тому станет она женою».
5.7Много дней миновало в бесплодных попытках, и вот проезжал мимо юноша на колеснице. И взяли сыновья
5.8правителей юношу в свой дом, и омыли его, и задали
5.9корма его упряжке; и сделали для него все, что могли, — умастили его, перевязали его ноги, дали
5.10хлеба его слуге. И, беседуя, сказали ему: «Откуда ты прибыл, прекрасный
5.11юноша?» Он сказал им: «Я сын воина из земли египетской.
5.12Моя мать умерла. Отец взял другую жену. Мачеха возненавидела меня, и я бежал от нее». И они обняли
5.13его и целовали. Много дней миновало после этого, и он сказал сыновьям правителей:
5.14«Что вы делаете [...]» — «[...] тремя месяцами раньше. С того времени мы и прыгаем.
6.1Кто допрыгнет до окна, тому
6.2правитель Нахарины отдаст дочь в жены». Он сказал им: «Если бы ноги не болели, пошел бы и я прыгать
6.3с вами вместе». И они отправились прыгать, как и во всякий день, а юноша
6.4стоял в отдалении и смотрел. И лицо дочери правителя обернулось к нему, и
6.5после этого он пошел прыгать вместе с остальными. Прыгнул юноша и допрыгнул до окна.
6.6И дочь правителя поцеловала его и
6.7обняла его. И вот отправились доложить правителю. Сказали ему: «Один человек допрыгнул до
6.8окна твоей дочери». А правитель спросил: «Которого правителя это сын?» Ему сказали:
6.9«Это сын какого-то воина, он бежал из земли египетской от своей мачехи». Тогда
6.10правитель Нахарины очень разгневался. Он сказал: «Неужели

6.11я отдам свою дочь беглецу из Египта? Пусть отправляется восвояси!» И передали юноше: «Отправляйся туда, откуда пришел».
6.12И тогда дочь правителя обняла юношу и поклялась именем бога, промолвив: «Как вечен бог Ра-Хорахти, так,
6.13если отнимут у меня этого юношу, не буду есть, не буду пить, умру тотчас же».
6.14Тогда отправились доложить обо всем, что она сказала, ее отцу, и тот приказал послать людей и убить юношу
6.15на месте. Но дочь сказала посланцам: «Как вечен Ра, так, если его убьют, умру тотчас после захода солнца.
6.16На миг единый не останусь жива после него». Тогда отправились доложить об этом ее отцу, и тот приказал
7.1привести юношу вместе с дочерью. Тогда юноша [...] в то время, как дочь правителя
7.2вошла к отцу [...] И обнял его правитель, и целовал его. И сказал ему: «Поведай о себе, —
7.3ты у меня как сын». Юноша сказал правителю: «Я сын воина из земли египетской. Моя мать умерла. Мой отец взял
7.4другую жену, она возненавидела меня, и я бежал». Правитель дал ему в жены свою дочь. Он дал ему
7.5поле и дом, а также скот и всякое иное добро. И вот миновало после того много дней, и сказал юноша
7.6жене: «Я обречен трем судьбам — крокодилу, змее, собаке». Жена сказала ему: «Прикажи
7.7убить свою собаку». Он сказал ей: «Не прикажу убить собаку, которую взял щенком и вырастил».
7.8С тех пор жена очень оберегала мужа и не давала ему выходить одному.
7.9В тот самый день, как юноша прибыл из земли египетской, чтобы [...], крокодил,
7.10который был одною из его судеб [...], оказался подле [...
7.11...] в водоеме. Но был в том же водоеме могучий водяной дух. И не позволил дух крокодилу выйти
7.12из воды, а крокодил не давал духу отлучиться.
7.13Когда поднималось солнце, они бились, сходясь в единоборстве, и так — что ни день, полных три месяца.
7.14И вот истекли и миновали дни, и юноша воссел, чтобы провести радостный день в своем доме. А после того как затих
7.15вечерний ветер, юноша лег на ложе свое, и сон овладел всем его телом. Тогда
8.1жена наполнила один сосуд [...], а другой пивом. И вот выползла змея
8.2из своей норы, чтобы ужалить юношу. Жена сидела с ним рядом, она не спала. И вот [...
8.3...] змея. Она пила, и опьянела, и заснула, перевернувшись кверху брюхом. Тогда
8.4жена приказала разрубить ее на куски секачом. Тогда разбудили ее мужа [...]
8.5Она сказала ему: «Смотри, твой бог отдал в твои руки одну из твоих судеб. Он будет оберегать тебя и впредь».
8.6Юноша принес жертвы Ра и восхвалял его и его могущество ежедневно. И после того как миновали дни,
8.7юноша вышел погулять [...] на своей земле [...]
8.8И его собака следовала за ним. И вот обрела собака дар речи  [......................................
8.9...] он бросился бежать от нее и приблизился к водоему. Он спустился к [...]
8.10Крокодил схватил его на том самом месте, где имел пребывание водяной дух.
8.11Крокодил сказал ему: «Я твоя судьба, преследующая тебя. Вот уже полных три месяца
8.12я сражаюсь с водяным духом. Теперь я отпущу тебя [...
8.13...] убей водяного духа». [...]
8.14И после того как земля озарилась и наступил следующий день, прибыл
[......

ИСТОЧНИК ДЕВЯТЫЙ.
Плутарх
Из трактата «Об Исиде и Осирисе»
Трактат знаменитого греческого писателя II в. н. э. свидетельствует о широком интересе к восточным культурам и тайным учениям, характерном для эпохи ранней империи. Некоторым египетским богам Плутах дает греческие имена и отождествляет их с персонажами античной  мифологии. Еще  существеннее то, что он пытается осмыслить египетские сюжеты и мотивы в рационалистическом духе.
  Перевод Н. Н. Трухиной. Печатается по: ВДИ. 1977, № 3, стр. 254-258, 264.
Примечания:
Цифры слева указывают на нумерацию строчек оригинального текста. Знак [...] указывает на пропуск в тексте.

12 А вот и сам миф в пересказе по возможности самом кратком, с удалением всего ненужного и лишнего. Говорят, что когда Гелиос узнал о том, что Рея тайно сочеталась с Кроном, он изрек ей проклятие, гласящее, что она не родит ни в какой месяц и ни в какой год. Но Гермес, влюбленный в богиню, сошелся с нею, а потом, играя с луной в шашки, отыграл семнадцатую часть каждого из ее циклов, сложил из них пять дней и приставил их к тремстам шестидесяти; и до сих пор египтяне называют их «вставленными» и «днями рождения богов». Рассказывают, что в первый день родился Осирис и в момент его рождения некий голос изрек: владыка всего сущего является на свет. Иные же говорят, что некто Памил, черпавший воду в Фивах, услышал из святилища Зевса голос, приказавший ему громко провозгласить, что родился великий царь и благодетель — Осирис; за это якобы он стал воспитателем Осириса, которого ему вручил Крон, и в честь него справляют праздник Памилий, напоминающий фаллические процессии. На второй день родился Аруэрис, которого называют Аполлоном, а некоторые также старшим Гором. На третий день на свет явился Тифон, но не вовремя и не должным образом: он выскочил из бока матери, пробив его ударом. На четвертый день во влаге родилась Исида; на пятый — Нефтис, которую называют Концом и Афродитой, а некоторые — Победой. Миф гласит, что Осирис и Аруэрис произошли от Гелиоса, Исида — от Гермеса, а Тифон и Нефтис — от Крона. Поэтому цари считали третий из вставленных дней несчастливым, не занимались в это время общественными делами и не заботились о себе до ночи. И рассказывают, что Нефтис стала женою Тифона, а Исида и Осирис, полюбив друг друга, соединились во мраке чрева до рождения. Некоторые говорят, что от этого брака и произошел Аруэрис, которого египтяне называют старшим Гором, а эллины — Аполлоном.

13 Рассказывают, что, воцарившись, Осирис тотчас отвратил египтян от скудного и звероподобного образа жизни, показал им плоды земли и научил чтить богов; а потом он странствовал, подчиняя себе всю землю и совсем не нуждаясь для этого в оружии, ибо большинство людей он склонял на свою сторону, очаровывая их убедительным словом, соединенным с пением и всевозможной музыкой. Поэтому греки отождествили его с Дионисом. И говорят, что Тифон в его отсутствие ничего не предпринимал, потому что Исида, обладая всей полнотой власти, очень старательно стерегла его и наблюдала за ним, по возвращении же Осириса стал готовить ему западню, втянув в заговор семьдесят два человека и имея сообщницей эфиопскую царицу по имени Асо. Он измерил тайно тело Осириса, соорудил по мерке саркофаг, прекрасный и чудесно украшенный, и принес его на пир. В то время как это зрелище вызвало восторг и удивление, Тифон как бы в шутку предложил преподнести саркофаг в дар тому, кто уляжется в него по размеру. После того как попробовали все по очереди и ни одному гостю он не пришелся впору, Осирис вступил в гроб и лег. И будто заговорщики подбежали, захлопнули крышку и, заколотив ее снаружи гвоздями, залили горячим свинцом, затащили гроб в реку и пустили в море у Таниса, через устье, которое поэтому и теперь еще египтяне зовут ненавистным и мерзким. Говорят, что это случилось в семнадцатый день месяца Афира, когда солнце пересекает созвездие Скорпиона, в двадцать восьмой год царствования Осириса. Иные же утверждают, что это срок его жизни, а не царствования.

14 Так как первыми о случившемся узнали и разгласили это событие паны и сатиры, обитавшие в местности у Хеммиса, то и теперь еще неожиданное смятение и страх толпы называют паникой. Говорят, что Исида, получив весть, тотчас отрезала одну из своих прядей и облачилась в траурное покрывало там, где до сих пор город носит имя Копт. Другие же полагают, что название это означает «утрата», ибо говорят «коптенн» в смысле «утратить». Рассказывают, что она блуждала всюду и никого не пропускала без вопроса; также встретив детей, она спросила их о гробе. Случайно они видели его и назвали устье, через которое друзья Тифона вытолкнули гроб в море. Поэтому египтяне думают, что дети обладают даром предсказания и чаще всего ищут у них пророчеств, когда они играют в священных местах и болтают, что придется. А когда Исида узнала, что любящий Осирис по ошибке сочетался с ее сестрой как с ней самой, и увидела доказательство этого в венке из лотоса, который он оставил у Нефтис, то она стала искать дитя, ибо Нефтис, родив, тотчас удалила его из страха перед Тифоном; ребенок был найден с большим трудом и с помощью собак, которые вели Исиду; она вскормила его, и он, названный Анубисом, стал ее защитником и спутником, и говорят, что он сторожит богов как собаки — людей.

15 И потом, как рассказывают, она узнала о саркофаге, что море пригнало его к берегу Библа и прибой осторожно вынес его в заросли вереска. А вереск, в малое время выросши в огромный и прекрасный ствол, объял и охватил его, и укрыл в себе. Царь удивился размерам растения и, срубив сердцевину, содержащую невидимый взору гроб, поставил ствол как подпорку для крыши. Говорят, что Исида, узнав об этом от божественного духа молвы, явилась в Библ, села у источника, смиренная и заплаканная, и не говорила ни с кем, но только приветствовала служанок царицы, ласкала их, заплетала им косы и навевала от себя на их тело удивительный аромат. Лишь только царица увидела служанок, как в ней возникло влечение к незнакомке, волосам и телу, источающему благовоние. За Исидой послали, а когда она прижилась, ее сделали кормилицей царского сына, и говорят, что имя того царя было Малькандр, а царицу одни называют Астартой, другие — Саосис, а третьи — Неманус; эллины же назвали бы ее Атенаидой.

16 Предание гласит, что Исида выкармливала дитя, вкладывая ему в рот вместо груди палец, а ночью выжигала огнем смертную оболочку его тела; сама же, превращаясь в ласточку, с жалобным криком вилась вокруг колонны — и так до тех пор, пока царица не подстерегла ее и не закричала при виде ребенка в огне, лишив его тем самым бессмертия. Тогда изобличенная богиня выпросила столп из-под кровли; легко освободив его, она расщепила вереск, а потом, закутав его в полотно и умастив миром, вручила царю и царице; и теперь еще жители Библа почитают дерево, положенное в святилище Исиды. И рассказывают, что она пала на гроб и возопила так, что младший сын царя тут же умер, а старшего она якобы забрала с собой и, поместив гроб на судно, отплыла. Но так как река Федр перед зарей выпестовала в себе бурный ветер, она разгневалась и иссушила русло.

17 И вот в первом же пустынном месте, оставшись наедине с собой, она открыла саркофаг и, припав лицом к лицу, стала целовать и плакать. А когда она заметила ребенка, тихо подошедшего сзади и наблюдавшего это, то оглянулась и бросила на него ужасный и гневный взгляд; мальчик не вынес потрясения и умер. Другие рассказывают не так, но говорят, что ребенок, как я об этом упоминал раньше, упал в море и что в честь богини ему оказывают почести: якобы он — тот самый Манерос, которого египтяне воспевают на пирах. А некоторые утверждают, что мальчика звали Палестин или Пелузий и что он дал имя городу, основанному богиней. Они заявляют, что Манерос, упоминаемый в песнях, первым изобрел музыку. Третьи говорят, что это не чье-то имя, но выражение, употребляемое в кругу пьющих и пирующих людей: да будет все это к счастью! И якобы когда египтяне хотят сказать что-либо похожее, они всякий раз восклицают: Манерос! Так что, несомненно, фигурка покойника в ковчежце, которую им показывают, обнося по кругу, служит не напоминанием о смерти Осириса, как полагают некоторые, но, пуская несколько раз неприятного сотрапезника, убеждают самих зрителей пользоваться и наслаждаться настоящим, потому что все скоро станут такими же.

18 И рассказывают, что потом, когда Исида ушла в Бут к сыну Гору, который там воспитывался, и поместила гроб вдали от дороги, Тифон, охотясь при луне, наткнулся на него и, узнав тело, растерзал его на четырнадцать частей и рассеял их. Когда Исида узнала об этом, она отправилась на поиски, переплывая болота на папирусной лодке. По этой причине будто бы крокодилы не трогают плавающих в папирусных челноках, испытывая или страх или, клянусь Зевсом, почтение перед богиней. И потому якобы в Египте называют много гробниц Осириса, что Исида, отыскивая, хоронила каждый его член. Иные же отрицают это и говорят, что она изготовила статуи и дала их каждому городу вместо тела Осириса для того, чтобы Тифону, если бы он победил Гора и стал отыскивать истинную гробницу, пришлось отказаться от этого, так как ему называли бы и показывали много могил. Из всех частей тела Осириса Исида не нашла только фалл, ибо он тотчас упал в реку и им кормились лепидоты, фагры и осетры, которыми гнушаются больше, чем всякой другой рыбой. Исида же, по рассказам, вместо него сделала его изображение и освятила фалл; в честь него и сейчас египтяне устраивают празднества.

19 Потом, — как гласит предание, Осирис, явившись Гору из царства мертвых, тренировал и упражнял его для боя, а затем спросил, что он считает самым прекрасным на свете. Когда тот ответил: отомстить за отца и мать, которым причинили зло, — снова спросил, какое животное кажется ему самым полезным для того, кто идет на битву. Услышав в ответ от Гора «конь», он удивился и стал допытываться, почему конь, а не лев. Тогда Гор сказал, что лев нужен тем, кто нуждается в защите, а конь нужен, чтобы отрезать и уничтожить бегущего врага. Услышав это, Осирис обрадовался, ибо Гор был совсем готов для борьбы. И рассказывают, что, в то время как беспрерывно многие переходили на сторону Гора, явилась к нему и наложница Тифона Туэрис и что змею, которая ее преследовала, убили друзья Гора; и до сих пор в память этого бросают веревку и перерубают ее посередине. Что касается сражения, то оно будто бы продолжалось много дней и победил Гор. Исида же, получив скованного Тифона, не казнила его, но развязала и отпустила. У Гора не хватило терпения снести это: он поднял на мать руку и сорвал с головы ее царский венец. Но Гермес увенчал ее рогатым шлемом. Затем Тифон предъявил Гору обвинение в незаконнорожденности, но при защите Гермеса Гор был признан богами законным сыном, а Тифон потерпел поражение еще в двух битвах. Осирис же сочетался с Исидой после смерти, и она произвела на свет Гарпократа, родившегося преждевременно и имевшего слабые ноги. [...]

33 Самые мудрые из жрецов не только Нил называют Осирисом, а море — Тифоном, но вообще дают имя Осириса всякому влажному началу и энергии, считая их причиной рождения и субстанцией семени. Тифоном же они именуют все сухое, огненное, отдающее воду и вообще враждебное влаге. Полагая, что тело Тифона было красным и желтым, они не очень охотно встречаются и без удовольствия общаются с людьми, имеющими подобный вид. Об Осирисе, напротив, их предания рассказывают, что он был темный, потому что вода делает темным все, с чем ни смешивается: землю, одежду, облака; и влага, заключенная в телах юношей, порождает темный цвет волос, а седина или как бы бесцветность появляются у стареющих людей из-за сухости. Также весна обильна, плодородна и благотворна, а поздняя осень, лишенная влаги, враждебна растениям и вредна животным. Бык, которого выхаживают в Гелиополе и называют Мневис (он посвящен Осирису, а некоторые считают его отцом Аписа), — весь черный; и он имеет почести, уступающие только почестям Аписа. А Египет, расположенный на самой черноземной почве, называют, подобно зрачку глаза, Хемиа и сравнивают с сердцем, ибо он теплый и влажный и прилегает к южным землям вселенной, окруженный ими, как сердце человека — левой стороной тела.

РЕЧЕНИЕ ВТОРОЕ
Древние государства Азии.

ПЕРЕДНЯЯ АЗИЯ В ДРЕВНОСТИ

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
Законы царя Хаммурапи.
Законы Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.) найдены французской археологической экспедицией в 1901-1902 гг в Сузах, столице древнего Элама, и хранятся в Париже в Луврском музее. Законы высечены на чёрном базальтовом столбе, который в качестве трофея был, видимо, увезён из Вавилонии войсками Элама. Законы Хаммурапи - один из важнейших источников по древневосточному праву.
Источники:
Хрестоматия по истории Древнего Востока /Под ред. Коростевцева М.Л. и др.-М.,1980.-Ч.1.-С.151-178

(Введение)
Я — Хаммурапи, пастырь... скопивший богатство и изоби­лие...
Сокрушитель четырех стран света...
Благоразумный царь, послушный Шамашу, могучий...
Защита страны...
Дракон среди царей...
Западня [для] врагов...
Владыка, достойный жезла и короны...
Усердный, совершенный...
Первейший среди царей, покоривший селения [по] Евфра­ту...
Я — заботливый, покорный великим богам...
Когда Мардук направил меня, чтобы справедливо руково­дить людьми и дать счастье, тогда я вложил в уста страны истину и справедливость и улучшил положение людей.
(Хозяйство)
§ 7. Если человек купит из руки сына человека или из руки раба человека без свидетелей и договора или возьмет на хранение либо серебро, либо золото, либо раба, либо рабыню, либо вола, либо овцу, либо осла, либо что бы то ни было, (то) этот человек — вор, его должно убить.
§ 53. Если человек поленится укрепить плотину своего поля и (вследствие того, что) плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв, а водой будет затоплена возде­ланная земля (общины, то) человек, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить хлеб, который он погубил.
§ 54. Если он не может возместить хлеб, то должно отдать его и его движимое имущество за серебро, и это серебро должны разделить между собой люди возделанной земли общины, хлеб которых унесла вода.
§ 59. Если человек срубит в саду человека дерево без (ведома) хозяина сада, то он должен отвесить 1/2 мины1 серебра.
§ 229. Если строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно, так что построенный им дом обвалится и причинит смерть хозяину дома, (то) этого строителя должж убить.
§ 235. Если корабельщик соорудит человеку судно и сделае свою работу ненадежно, так что судно в том же году стане течь (?) (или) получит (другой) недостаток, (то) корабелыци] должен сломать это судно, сделать прочное за собственны] счет и отдать прочное судно хозяину судна.
(Долговая кабала)
§ 115. Если человек имеет за человеком (долг) хлебом ил серебром и будет держать его заложника, а заложник умре в доме взявшего в залог по своей судьбе, (то) это не основана для претензии.
§ 116. Если заложник умрет в доме взявшего в залог с побоев или дурного обращения, (то) хозяин заложника до. жен изобличить своего тамкара1; если (взятый в залог) - сь человека, (то) должно убить его сына, если он - раб человек он должен отвесить 1/3 мины серебра, а также теряет вс данное им (в долг).
§ 117. Если человек имеет на себе долг и отдаст за сереб] или даст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свс дочь, (то) они должны служить в доме их покупателя HJ заимодавца 3 года; на четвертый год должно отпустить их i свободу.
§ 118. Если он отдаст в долговую кабалу раба или рабын (то) тамкар может передать (его или, ее) дальше, мож отдать (его или ее) за серебро; (он или она) не может бы требуем (или требуема) (назад) судебным порядком.
(Рабство)
§ 15. Если человек выведет за городские ворота ра дворца, или рабыню дворца, или раба мушкенума2, и рабыню мушкенума, (то) его должно убить.
§ 16. Если человек укроет в своем доме беглого раба или рабыню, (принадлежащих) дворцу или мушкенуму, и не выведет (их) на клич глашатая, (то) этого хозяина дома должно убить.
§ 17. Если человек поймает в степи беглого раба или рабыню и доставит его господину его, (то) господин раба должен дать ему 2 сикля серебра.
§ 19. Если он удержит этого раба в своем доме и потом раб будет схвачен в его руках, (то) этого человека должно убить.
§ 199. Если он (человек) повредит глаз раба человека или сломает кость раба человека, (то) он должен отвесить поло­вину его покупной цены.
§ 205. Если раб человека ударит (по) щеке кого-либо из людей, (то) должно отрезать ему ухо.
§ 226. Если цирюльник без (ведома) господина раба сбреет (рабский) знак не своего раба, (то) этому цирюльнику должно отрезать пальцы.
§ 227. Если человек обманет (?) цирюльника и тот сбреет (рабский) знак не своего раба, (то) этого человека должно убить и зарыть (?) в его воротах; цирюльник должен поклясть­ся: "Я сбрил неумышленно" - и быть свободным (от ответствен­ности).
§ 282. Если раб скажет своему господину: "Ты не мой господин", (то тот) должен изобличить его как своего раба и затем его господин может отрезать ему ухо.
(Заключение)
Я — Хаммурапи, царь совершенный...
Я — царь, который велик среди царей, мои слова отменны, моя мудрость не имеет [себе] равных.
Я - Хаммурапи, царь справедливости, которому Шамаш даровал правду!
Мои слова отменны, мои деяния не имеют равных!

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.
Геродот о финикийцах
(Путешествие финикийцев)
IV. 42.... Ливия же, по-видимому, окружена морем, кроме того места, где она примыкает к Азии; это, насколько мне известно, первым доказал Нехо, царь Египта. После прекращения строительства канала из Нила в Аравийский залив царь послал финикиян на кораблях. Обратный путь он приказал держать через Геракловы Столпы, пока не достигнут Северного моря и таким образом не возвратятся в Египет. Финникиняне вышли из Красного моря и затем поплыли по Южному. Осенью они приставали к берегу и, в какое бы место в Ливии ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидал жатвы, а после сбора урожая плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не верю, пусть верит кто хочет), во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них на правой стороне.
43. Так впервые было доказано, что Ливия окружена морем. Впоследствии карфагеняне утверждали, что им так же удалось обогнуть Ливию...

(Финикийская письменность)

58. А финикияне эти, прибывшие в Элладу с Кадмом (среди них были и упомянутые Гефиреи), поселились в этой земле и принесли эллинам много наук и искусств и, между прочим письменность, ранее, как я думаю, неизвестную эллинам. Первоначально у кадмейцев письмена были те же, что и у остальных финикиян. Впоследствии же вместе с изменением языка постепенно изменилась и форма букв. В то время и эллинских племен соседями их бьши в большинстве областей ионяне. Они переняли от финикиян письменность, изменили также по-своему немного форму букв и назвали письмена финикийскими (что было совершенно справедливо, так как финикияне принесли их в Элладу). Ионяне также издревле называют книги кожами, потому что при отсутствии папируса они писали на козьих и овечьих шкурах. Еще и поныне многие варварские народности пишут на таких шкурах.

Военные походы ассирийцев

В VIII — VI Г вв. до н. э. крупнейшей военной державой Востока стала Ассирия. До нас дошли описания походов ассирийских царей, сражений и грабежей, жестоких расправ с побежденными. Ниже приводятся от­рывки летописей Салманасара III (859 — 824 гг. до н. э.) и Синаххериба (705 — 681 гг. до н. э.).
ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.
Из анналов Салманасара 3
К Арзашку, царскому городу Араму урартского, я прибли­зился. Араму урартский испугался горечи моего сильного оружия и сильной битвы и оставил свой город. В горы Аддури он поднялся; за ним поднялся и я, сильную битву устроил я в горах, 3400 воинов поверг своим оружием, как Адад, тучу над ними пролил я дождем, их кровью окрасил я горы, как шерсть, его лагерь я захватил, его колесницы, всадников, коней, мулов, телят, имущество и богатую добычу привел я с гор. Араму, свою жизнь спасая, убежал на недоступную гору. В моей могучей силе, как тур, раздавил я его страну, поселения превратил в развалины и сжег огнем.

РЕЧЕНИЕ ТРЕТИЕ.

ПЕРСИЯ

Зарождение древнеперсидской летописи
.
Надпись Кира Великого
Сделана на остатках гробницы в Пасаргадах. Перевод В. И. Абаева.
Я Кир — царь Ахеменид.
ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
Бехистунская надпись царя Дария I
(521—486 гг. до н. э.)
Высечена на скале Бехистун (Бисутун) около г. Керманшаха на высоте 152 м над уровнем земли. Над надписью — огромный барельеф: перед царем Дарием стоят 9 царей и вождей кланов со связанными руками и петлей на шее. Десятого царь попирает ногами. В надписи 414 строк в 5-ти столбцах. Она высечена на трех языках (эламском, вавилонском, древнепер-сидском).
Перевод В. И. Абаева.

Я Дарий, царь великий, царь царей, царь в Персии, дарь стран, сын Виштаспы (Гистаспы), внук Аршамы, Ахеменид.
Говорит Дарий-царь: «Мой отец — Виштаспа, отец Виштас­пы — Аршама, отец Аршамы — Ариарамна, отец Ариарамны — Чишпиш, отец Чишпиша — Ахемен. Поэтому мы называемся Ахеменидами. Искони мы пользуемся почетом, искони наш род был царственным. Восемь [человек] из моего рода были до меня царями. Я — девятый. Девять нас были последовательно Царями. По воле Ахура 'Мазды я — царь. Ахура Мазда дал мне царство.
Следующие страны мне достались, по воле Ахура Мазды я стал над ними царем: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет, [страны у моря], Лидия, Иония, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Дрангиана, Арейя, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гайдара, Сака, Саттагидия, Арахозия, Мака: всего 23 страны.
Эти страны мне достались. По воле Ахура Мазды, [они] стали мне подвластны, приносили мне дань. Все, что я им прика­зывал — ночью ли, днем ли, — они исполняли. В этих странах [каждого] человека, который был лучшим, я ублаготворял, [каждого], кто был враждебен, я строго наказывал. По воле Ахура Мазды, эти страны следовали моим законам. [Все], Что я им приказывал, они исполняли. Ахура Мазда дал мне Это Царство. Ахура Мазда помог мне, чтобы я овладел этим царством. По воле Ахура Мазды этим царством я владею».
Говорит Дарий-царь: «Вот что мною сделано, после того как я стал царем.
Камбиз, сын Кира, из нашего рода, был здесь царем. У Камбиза был брат, по имени Бардия (Смердис), от одной матери, одного отца с Камбизом. Камбиз убил Бардию. Когда Камбиз, убил Бардию, народ не знал, что Бардия убит. Между тем Камбиз отправился в Египет. Когда Камбиз отправился в Египет, народ возмутился, и было великое зло в стране, и в Персии, и в Мидии, и в других странах.
Потом появился человек, маг, по имени Гаумата. Он восстал в Пишияуваде, у горы по имени Аракадриш. Это было в 14-й день месяца вияхна [март 522 г.], когда он восстал. Народ он так обманывал: «Я — Бардия, сын Кира, брат Камбиза». Тогда весь народ взбунтовался и перешел от Камбиза к нему — и Персия, и Мидия, и другие страны. Он (Гаумата) захватил царство. Это было в 9-й день месяца гармапада (апрель 522 г.), когда он захватил царство. Вслед за тем Камбиз умер своею смертью (м. б. — «покончив с собой»).
Царство, которое Гаумата-маг отнял у Камбиза, принадле­жало искони нашему роду. И Гаумата-маг отнял у Камбиза И Персию, и другие страны, захватил [их], присвоил [их] себе, стал царем. Не было человека — ни перса, ни мидя­нина, ни кого-либо из нашего рода — кто мог бы отнять царство у Гауматы-мага. Народ очень боялся, что он перебьет многих, которые прежде знали Бардию, дабы никто не узнал, что он — не Бардия, сын Кира. Никто не осмеливался сказать что-либо против Гауматы-мага, пока я не прибыл. Затем я помолился Ахура Мазде. Ахура Мазда мне помог. Это было в 10-й день месяца багаядиш [сентябрь 522 г.], когда я с немногими людьми убил Гаумату-мага и виднейших его приверженцев в крепости, называемой Сикаяуватиш, в мидийской местности Нисайя. Царство у него я отнял. По воле Ахура Мазды я стал царем. Ахура Мазда дал мне царство. Царство, которое было отнято у нашего рода> я вернул, восстановил его в прежнем виде. Святилища, которые Гаумата-маг разрушил, я восстановил. Я вернул народу [его] достояние: скот, домаш­нюю челядь, фамильные владения, которые Гаумата-маг у него отнял. Я восстановил страну в прежнем виде, и Персию, и Мидию, и другие страны. То, что было отнято, я вернул обратно. По воле Ахура Мазды это я совершил. Я добился того, чтобы дом [престол] наш восстановить на прежнее место, чтобы Гаумата-маг не захватил наш престол.
Вот что я сделал, после того как стал царем».
Говорит Дарий-царь: «Когда я убил Гаумату-мага, то один человек, по имени Ассина, сын Упадармы, восстал в Эламе. Он говорил народу: «Я — царь Элама». Тогда эламиты взбунто­вались, перешли к этому Ассине; он стал царем в Эламе.
И один человек, вавилонянин, по имени Надинтабайра [Нидинту-Бел], сын.Анири, восстал в Вавилоне. Народ он так обманывал: «Я Навуходоносор, сын Набонида». И тогда народ вавилонский ' весь перешел к этому Надинтабайре. Вавилон взбунтовался, [и] он захватил власть в Вавилоне.
Тогда я послал [людей] в Элам. Тот Ассина, связанный, был приведен ко мне. Я его умертвил.
После этого я отправился в Вавилон против Надинтабайры, который называл себя Навуходоносором. Войско Надинтабайры занимало [реку] Тигр. Там оно стояло, и река была непроходима вброд (?). Тогда я посадил войско на меха, других на верблюдов и лошадей. Ахура Мазда мне помог. По воле Ахура Мазды мы перешли Тигр. Там разбил я наголову войско Надинтабайры. Это было в 24-й день месяца ассиядия [декабрь 522 г.], когда мы дали сражение.
После этого я направился в Вавилон. Не доходя до Вавило­на — [там есть] город, называемый Зазанаг на Евфрате — туда прибыл с войском тот Надинтабайра, называвший себя Навуходоносором, чтобы дать мне сражение. Затем сражение мы дали. Ахура Мазда мне помог. По воле Ахура Мазды я разбил наголову войско Надинтабайры. Враг был загнан в воду. Вода его увлекла. Это было во 2-й день месяца анамака [январь 522 г.], когда мы дали сражение.
Надинтабайра с немногими всадниками бежал и прибыл в Вавилон. Тогда я направился в Вавилон. По воле Ахура Мазды я взял Вавилон и захватил Надинтабайру. Затем я этого Надинтабайру умертвил в Вавилоне.
Пока я был в Вавилоне, следующие страны от меня от­ложились: Персия, Элам, Мидия, Ассирия, Египет, Парфия, Маргиана, Саттагидия, Сака.
Один человек, по имени Мартия, сын Чичихриша из города Куганака в Персии, восстал в Эламе. Он говорит народу: «Я — Иманиш, царь Элама». Я был тогда близко от Элама. Эламиты меня побоялись, схватили Мартию, который стал у них главой, и убили его.
Один человек, по имени Фравартиш, мидянин, восстал в Мидии. Народу он так говорил: «Я — Хшатрита, из рода Увахштры». Тогда мидииское войско, которое [находилось] во дворце, отложилось от меня и перешло к Фравартишу. Он стал царем в Мидии.
Персидское и мидииское войско, которое было при мне, было незначительно. Тогда я отправил войско. Перса Видарну, моего подчиненного, я сделал над ними начальником [и] так им сказал: «Идите [и] разбейте то мидииское войско, которое не признает меня». Затем Видарна отправился с войском. Когда он прибыл в Мидию, [то] у города, называемого Маруш, там дал он сражение мидянам... Ахура Мазда мне помог. По воле Ахура Мазды мое войско разбило наголову мятежное войско. Это было в 27-й день месяца анамака [январь 521 г.], когда произошло сражение. После этого войско мое поджидало меня в местности, называемой Кампада, в Мидии, пока я не прибыл в Мидию...»

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.
Надпись Дария I У Суэцкого канала
(надпись на гранитной стеле близ Суэца)

Бог великий Ахура Мазда, который создал небо, который создал землю, который создал человека, который создал'благо­денствие для человека, который Дария сделал царем, который царю Дарию даровал царство великое, [изобилующее] добрыми конями и добрыми мужами.
Я — Дарий, царь великий, царь царей, царь многоплеменных стран, царь этой земли великой, далеко [раскинувшейся], сын Виштаспы, Ахеменид.
Говорит Дарий-царь: «Я — перс. Из Персии я завоевал Еги­пет. Я приказал прорыть этот канал от реки Пирана [Нила], которая течет в Египте, до моря, которое простирается от Персии. Затем этот канал был прорыт, как я повелел, и корабли пошли из Египта через этот канал в Персию, так как была моя воля.



ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.
«Антидэвовская» надпись Ксеркса
(486—465 гг. до н. э.)

Найдена в 1935 г. в Персеполе. Рассказывает о борьбе Ахеменидов с местными культами племен. Перевод В. И. Абаева.

Когда я стал царем, была среди стран, которые выше упоминаются, (такая, где было) волнение. Потом Ахура Мазда мне помог. По воле Ахура Мазды, эту страну я сокрушил и поставил ее на место. И среди этих стран была (такая), где прежде дэвы почитались. Потом, по воле Ахура Мазды, я этот притон дэвов разгромил и провозгласил: «Дэвов не почитай». Так, где прежде поклонялись дэвам, там я совершил покло­нение Ахура Мазде вместе с Артой в Бразмане (?).
И другое было, что делалось дурно, я сделал, чтобы было хорошо. Все. что я совершил, я совершил по воле Ахура Мазды. Ахура Мазда мне помог, пока я не выполнил дело. Ты который со временем подумаешь: «Чтобы мне быть счастли­вым при жизни и чтобы мне после смерти быть приобщенным к Арте», следуй тому закону, который установлен Ахура Маздой, чти Ахура Мазду вместе с Артой в Бразмане. Человек, который следует тому закону который установлен Ахура Маздой, и чтит Ахура Мазду месте с Артой, в Бразмане, он при жизни будет счастлив и по смерти приобщится к Арте. Говорит Ксеркс-царь: «Меня да хранит Ахура Мазда от (всякой) скверны, и мой дом, и эту страну. Об этом я прошу Ахура Мазду. Это мне Ахура Мазда подаст».

ИСТОЧНИК ЧЕТВЕРТЫЙ.
Надпись Артаксеркса II
(405—361 гг. до н. э.)
О сооружении дворца в Сузе. Опубликована в 1929 г.

Я — Артаксеркс, царь великий, царь царей, царь провинций, царь этой земли, сын Дария-царя, Ахеменид.
Говорит Артаксеркс-царь: «По воле Ахура Мазды, я соору­дил этот дворец (как) райскую обитель (?) . Ахура Мазда, Ананта и Митра меня да хранят от всякой скверны и то, что мною сделано.

ИСТОЧНИК ПЯТЫЙ.
Из "Истории" Геродота
(Административная, податная реформы)

III. 89. ...Дарий разделил персидскую державу на 20 провинций-(округов), которые у персов называются сатрапи­ями. Учредив эти округа и назначив их правителей, царь установил подати по племенам. Многие соседние народности были объединены в одну сатрапию, а иногда, кроме ближай­ших соседей, к ней присоединялись и народности другой, более далекой сатрапии.
Распределение же сатрапий и ежегодных взносов податей он произвел следующим образом: тем, кто вносил подати серебром, царь назначил плату по весу вавилон­ского таланта, а платившим золотом - по евбейскому весу. Вес вавилонского таланта составляет 78 евбейских мин.
В царст­вование Кира и потом Камбиза не было еще установлено никакой определенной подати, но только добровольные дары. Из-за этого обложения данью и некоторых других подобных мероприятий Дария в Персии говорили, что Дарий был торгаш, Камбиз - владыка, а Кир - отец, потому что Дарий всю свою державу устроил по-торгашески; Камбиз — оттого, что был жесток и высокомерен, а Кир - оттого, что был милостив и ему они обязаны всеми благами.
96. Эти подати поступали Дарию из Азии и из небольшой части (стран) Ливии. Позднее стали доставлять также подати с эллинских островов и от европейских народностей вплоть до фессалийцев. А сохраняет царь эти свои сокровища вот каким образом: он приказывает, расплавив металл, выливать его в глиняные сосуды. Когда сосуд наполнен, его разбивают.
(Денежная реформа)
IV. 166. ...Дарий велел переплавлять для чеканки монет, насколько возможно, самое чистое золото. То же самое, будучи сатрапом Египта, стал делать Арианд с серебряной монетой. Ибо и поныне еще Ариандово серебро самое чистое.
Дарий узнал об этом и велел умертвить сатрапа, выставив против него другое обвинение, именно, что тот замышляет восстание.
(Служба связи в Персидском государстве)
VIII. 98. ... Нет на свете ничего быстрее этих гонцов: так умно у персов устроена почтовая служба! Рассказывают, что на протяжении всего пути у них расставлены лошади и люди, так что на каждый день пути приходится особая лошадь и человек.
Ни снег, ни ливень, ни зной, ни даже ночная пора не могут помешать каждому всаднику проскакать во весь опор назначенный отрезок пути. Первый гонец передает известие второму, а тот третьему. И так весть переходит из рук в руки, пока не достигнет цели...

РЕЧЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

ИРАН

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.

Авеста

Значение слова «Авеста» до сих пор не имеет общепринятого толко­вания, отдается предпочтение его переводу как «Основной текст». Это от­вечает назначению свода — служить священным текстом для приверженцев религии древних иранцев — зороастризма, название которой произошло от имени основателя (или реформатора) этой религии Заратуштры (греч. Зороастр).
Авеста сложилась вокруг проповедей Заратуштры (даты его жизни колеб­лются от IX до VI в. до н. э.). Как и другие своды подобного типа, Авеста создавалась на протяжении многих веков, и ее текст, естественно, эволюционировал, как и графика, использовавшаяся для его фиксации. Понятно,
что к середине VII в. н. э., к моменту упразднения зороастризма как государ­ственной религии и вытеснения ее исламом, Авеста не представляла собой того относительно малого по объему словесного памятника, каким были произноси­мые, очевидно, речитативом, гимны — проповеди пророка. Известно, что в VII столетии Авеста состояла из двадцати одной книги очень различного содер­жания, поскольку вобрала в себя все виды знания тех времен. При этом уже часть текстов, не представлявших интереса для зороастрийского жречества, была сознательно удалена из нее. С другой стороны, содержание памятника тематически сильно расширилось. Происходил и естественный отбор в связи с изменениями языка и графики.
После крушения зороастризма как государственной религии ее привер­женцы вынуждены были бежать. В результате зороастризм исповедуется в настоящее время лишь небольшими общинами в Иране и Индии. Эти общины и донесли до нас те обломки огромного свода, которые все же отражают все этапы бытования словесности, включая в известной мере то, что было создано в период средних веков.
Однако нельзя думать, что многослойность памятника носит характер последовательно расположенных в хронологическом порядке пластов. В нем все переплетено, порой разорвано явно поздно возникшими лакунами, пестрит противоречиями даже в изложении событийного материала.
Древнейшие элементы содержательного плана относятся ко II тыс. до н. э.
Несмотря на то что согласно зороастрийской традиции памятник является откровением, ниспосланным Заратуштре богом,Света и Добра Ахура Маздой, он содержит отголоски древнейших мифологических представлений, развитых мифов, фрагменты героико-эпических сказаний, а также наслоившиеся уже пос­ле «эпохи пророка» религиозные предписания, включая «символ веры» разви­того зороастризма.
В состав второй из дошедших до нас редакций Авесты, текст которой взят за основу переводчиками, входят четыре книги:
1. Вендидад (Видевдад)—«Кодекс (данный) против дэвов», состоит преимущественно из диалогов Заратуштры и Ахура Мазды и представляет собой наставления и предписания, с помощью которых можно было бы отвратить действия сил зла во главе с Ангра Маныо — богом сил мрака и зла.

2. Висперед (Виспред) — «Гении благих существ», включает в себя молит­венные песнопения.

3. Ясна — «Моление», «Ритуал» — содержит главным образом молитвы и обращения к божествам зороастрийского пантеона. В Ясне различают раздел Гат — песнопений-речей, происхождение которых связывается с устным творчеством Заратуштры.

4. Яшт — «Почитание», «Восхваление» — представляет собой своеобраз­ный сборник древних гимнов, славящих богов и силы, помогающие добрым божествам в их борьбе со злыми. Эти гимны, как правило, богаты мифоло­гическими элементами.
Кроме того, к своду часто относят так называемую «Малую Авесту» — собрание части молитвенных текстов, некоторые из которых приводятся на среднеперсидском, а не на авестийском, как весь текст Авесты, языке. Это говорит о том, что составители «Малой Авесты» рассчитывали на свою, уже иноязычную, аудиторию, на паству, которой нужны были лишь сведения, необходимые 'для отправления ритуала. Утилитарно-компилятивный характер книги отмечается всеми исследователями.
Как гимны, так и молитвы обнаруживают ритмическую структуру. Пред­полагается, что первоначально весь текст Авесты был ритмизован, со временем же этот принцип был утерян или нарушен. Однако части памятника, сохра­нившие более или менее четкую слоговую систему ритма, поддаются пониманию легче, чем прозаические.
До сих пор смысл многих мест Авесты не расшифрован в деталях или продолжает оставаться сомнительным.
Перевод глав памятника сделан И. С. Брагинским, кроме главы 12-й и «Символа веры зороастризма» из книги «Ясна», перевод которых выполнен В. И. Абаевым.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.

ИЗ КНИГИ «ВЕНДИДАД»
Вендидад— единственная книга Авесты, дошедшая до нас целиком. В ней 22 главы.

ГЛАВА I
[Географическая поэма]

Глава посвящена легендарной географии и описанию «добрых» и «злых» земель. Некоторые названия перечисленных стран идентифицированы с более поздними географическими названиями. Некоторые из них этой идентификации не поддаются.

«Сказал Ахура Мазда Спитамиду Заратуштре2: — Я, я, о Спитамид Заратуштра, превратил безрадостное место в мирный край». [Далее следует перечисление 16 стран] .
«В качестве первой из лучших местностей и стран создал я, Ахура Мазда, Арйан Вэджа у прекрасной [реки] Даитйа.
Но там создал злокозненный Ангра Манью в качестве бича страны (выводок) рыжеватых змей и ниспосланную дэвами зиму>.
«Там — десять зимних месяцев и два летних месяца, и они холодны — для воды, холодны — для земли, холодны — для растений, и это — середина зимы и сердцевина зимы, — а на исходе зимы — чрезвычайные паводки".
[Вторая страна, созданная Ахурой Мазда, — «Гава [может быть, область], где проживают согды». [В противовес добру злокозненный Ангра Манью создал в качестве бича страны вредоносных мух, зло жалящих и дубящих скот].
[Третья страна — Моуру (Маргав)], «могучая, праведная [преданная Арте] »; [в противовес создан бич страны — греховные похоти (?)].
[Четвертая страна] — «Бахди, прекрасная с вознесенными знаменами», [и там — бич страны — муравьи, пожирающие хлеб (?)].
[Пятая страна] — «Нисайа, что между Моуру и Бахди» [может быть «между которой и Бахди — Моуру»]; [бич страны — греховное неверие].
[Шестая страна] — «Харойва, разделяющая воды» [может быть: «где покидают дома» в случае смерти жильца]; [бич страны] — «москиты» [или «плач и стоны»].
[Седьмая страна] — «Вэкерта — обитель [Пречистого] Ежа»; [бич страны — злая пери Хнантаити, соблазнившая Керсаспу]4.
[Восьмая страна] — «Урва, богатая лугами»; [бич стра­ны — злые властители].
[Девятая страна] — «Хнента, где проживают вэркане»; [бич страны — противоестественный грех — педерастия], «ко­торому нет искупления».
[Десятая страна] — «Харахваити, прекрасная»; [бич стра­ны— грех, состоящий в зарывании трупов в землю [т. е. осквернение земли], [чему также] «нет искупления».
(14) [Одиннадцатая страна] —«Хэтумант, роскошный, ве­личественный»; [бич страны — злые колдуны, чародействую­щие во имя Зла].
[Двенадцатая страна] — «Рага, охватывающая три об­ласти» [бич страны — злостное безграничное неверие]. " . [Тринадцатая страна] — «Чахра, могучая, преданная Арте»
[бич страны — грех, вываривание частей трупа (?), которому «нет искупления»].
[Четырнадцатая страна] — «Варна четырехугольная, где родился Трэтона, победитель Ажи Дахака» [бич страны — болезни и чужеземные — неарийские владыки].
[Пятнадцатая страна] «Хапта Хиндав» («Семь Хинду»): [бич страны — болезни и засуха].
[Шестнадцатая страна] — «Упа Аодэшу Рангхайа» [т. е. «у истоков (реки) Рангха»], «где проживают не имеющие главы» [т. е. либо буквально — головы, либо — властителя]; [бич страны — ниспосланные дэвами морозы и «таожийский (?) владыка страны».]

ГЛАВА II [Сказание о Йиме]

Глава характерна тем, что содержит мифы и их отголоски, различ­ные по времени возникновения: миф о потопе предшествует на самом деле представлению о Йиме как хранителе зороастризма, миф о сотворении земли из воды — идеализации древней общины (царство Йимы), при этом возникают некоторые смысловые противоречия, свойственные многослойным памятникам.

«Спросил Заратуштра Ахуру Мазду: «О Ахура Мазда, дух святейший, творец мира телесного, истинный (букв.: арто-почитаемый)! С кем из людей ты, о Ахура Мазда, беседовал до меня, Заратуштры? Кого ты впервые научил ей, религии Ахуры и Заратуштры?»
И сказал Ахура Мазда: «С Йимой прекрасным, богатым стадами, о праведный (букв.: преданный Арте) Заратуштра, с ним первым из людей я, Ахура Мазда, беседовал до тебя, Заратуштры, ему я объявил ее, религию Ахуры и Заратуштры. И ему, о Заратуштра, сказал я, Ахура Мазда: «Будь готов, о Йима прекрасный, сын Вивахванта, изучать и охранять мою религию». И ответил мне тот Йима прекрасный, о Зара­туштра: «Я не создан и не учен тому, чтобы религию изучать и охранять». И ему, о Заратуштра, сказал я, Ахура Мазда: «Если ты не готов, о Йима, изучать и охранять мою религию, то взращивай мой мир и увеличивай мой мир. Будь готов стать защитником, охранителем и надсмотрщиком мира».
И ответил мне тот Йима прекрасный, о Заратуштра: «Я, я буду хмир твой взращивать, я буду мир твой увеличивать, я буду готов стать защитником, охранителем и надсмотрщиком мира. Да не будет под моим господством ни холодного ветра, ни горячего, ни болезней, ни смерти». И дал я, Ахура Мазда, ему два орудия: золотую стрелу и золотом украшенную плеть... И прош­ло триста зим царствования Йимы. И после этого наполнилась У него земля мелким и крупным скотом, и людьми, и собаками, и птицами, и красными огнями, пылающими.
Не находилось места для мелкого и крупного скота и людей. И объявил я Йиме: «О Йима прекрасный, сын Вивахванта! Наполнилась) земля множеством мелкого и крупного скота, и людьми, и соба-ками, и птицами, и красными огнями пылающими. Не находи­лось места для мелкого и крупного скота и людей».
И направился Йима к свету, к полдню, против нити солнца. Тогда рыл он землю золотой стрелой, стегал ее плетью, так приговаривая: «Дорогая святая Армаити (-земля) ! Подвинься, рас­ступись ты, чтобы служить лоном для мелкого и крупного скота и людей». И раздвинул Йима землю, на треть больше стала она, чем раньше. И расположились на ней мелкий и крупный скот и люди по своей воле и желанию, как им хотелось. «И прошло шестьсот зим царствования Йимы...» [и т. д., снова переполнилась земля, Йима таким же образом увеличил ее на две трети]... «И прошло девятьсот лет царствования Йимы...» [и т. д., пока Йима не увеличил землю на три трети].
[Как и предупредил Ахура Мазла Йиму, наконец, наступила зима с суровыми морозами, а обильная вода после таяния снегов затопила пастбища. Чтобы охранить от мороза и навод­нения живые существа, Йима, как и было предсказано ему Ахура Маздой, построил ограду (вара) длиною в лошадиный бег по всем четырем сторонам (чартав).] Туда он снес семена мелкого и крупного скота, людей, и собак, и птиц, и огней красных, пылающих... Туда он провел воду по пути длиною в хатру [хатра — предположительно тысяча шагов] , там по­строил улицы, там построил он жилища, «и подпол, и преддверие, и стояки, и окружной вал» [И так возникла жизнь человеческих общин, и среди них утвердилась религия Ахуры и был признан Заратуштра] .

ГЛАВА III
[О благе земледелия]
В главе восхваляется в форме вопросов и ответов земледелие.

«О творец телесного мира, истинный! Какое... место на земле является наилюбезнейшим? И сказал Ахура Мазда:
— Поистине там, где праведный человек (ашаван) воздвигает дом, наделенный огнем и млеком, женой, детьми и хорошими стадами, в этом доме тогда обилие скота, обилие праведности, обилие корма, обилие собак, обилие жен и обилие детей, обилие огня и обилие всякого житейского добра... По­истине и там, о Спитамид Заратуштра, где возделывают по­больше хлеба, трав, растений и съедобных плодов, где орошают сухую почву или осушают почву слишком влажную... более всего выращивают мелкий и крупный скот..., гдр крупный и мелкий скот дает больше всего навоза... Тот, кто обрабатывает эту землю, о Спитамид Заратуштра, левой рукой и правой, правой рукой и левой, тот воздает (земле) прибыль. Это поисти­не подобно тому, как любящий муж дарует сына или другое благо своей возлюбленной жене, покоящейся на мягком ложе.
... Так говорит человеку земля:
— О ты, человек, который обрабатываешь меня левой рукой и правой, правой и левой, поистине буду я производить всякое пропитание и обильный урожай... Тому, кто не обрабатывает эту землю, о Спитамид Заратуштра, левой рукой и правой, правой рукой и левой, тому земля говорит так: «О ты, человек, который не обрабатываешь меня... поистине вечно будешь ты стоять, прислонившись, у чужих дверей, среди тех, кто попрошайничает; поистине вечно будут мимо тебя проносить яства, их пронесут в дома, где и без того обилие богатств... Кто сеет хлеб, тот сеет праведность... Когда хлеб готовят I (для обмолота), то дэвов прошибает пот. Когда подготавливают мельницу (для помола зерна), то дэвы теряют терпение. Когда муку подготавливают (для квашни), то дэвы стонут. Когда тесто подготавливают (для выпечки), то дэвы ревут от ужаса».

из книги «ЯСНА»
[Гаты Заратуштры]

ЯСНА, 12
[Символ веры зороастризма]
(текст относится к позднему времени)

1. Проклинаю дайвов (дэвов). Исповедую себя поклонником [Мазды, зороастрийцем, врагом дэвов, последователем Ахуры, славословящим амешаспандов (бессмертных небожителей), мо­рящимся амешаспандам.
Доброму, исполненному блага Ахура Мазде я приписываю все хорошее, и все лучшее — ему, носителю Арты, сияющему, наделенному фарром (благодатью); его (творение) — скот, и Арту, и свет, чьими лучами наполнена обитель блаженных.
2. Я выбираю для себя святую, добрую Арамаити; пусть она будет моею. Отрекаюсь от хищения и захвата скота, от причинения ущерба и разорения маздаяснийским селениям.
3. Я обеспечиваю свободное движение и свободную жизнь тем хозяевам, которые содержат на этой земле скот. С Поклоном Арте и приношениями я даю обет: отныне я не буду ради своего тела и жизни причинять ущерба и разорения маздаяснийским селениям.
4. Отрекаюсь от сообщества с мерзкими, вредоносными, не - артовскими, злокозненными дэвами, самыми лживыми, самыми зловонными, самыми вредными для всех существ, (отрекаюсь) от дэвов и их сообщников, от колдунов и их сообщников; от тех, кто насильничает над живыми существами. Отрекаюсь в словах, мыслях, в знамениях. Отрекаюсь от всего друджев-ского, рашевского.
5. Именно так, как учил Ахура Мазда Заратуштру на всех беседах, на всех встречах, на которых Мазда и Заратуштра говорили между собой.

6. Именно так, как Заратуштра отрекался от сообщества с дэвами на всех беседах, на всех встречах, на которых Мазда и Заратуштра говорили между собой, — так и я, поклонник Мазды, зороастриец, отрекаюсь от сообщества с дэвами, как отрекся праведный Заратуштра.

7. Согласно тому выбору (между двумя мирами), какой сделали воды, растения, скот-благодетель, какой сделал Ахура Мазда, когда он создал скот и праведного человека; какой сделали Заратуштра, Кави Виштаспа, Фрашаоштра и Джамас-па... согласно этому выбору я являюсь маздаяснийцем.

8. Исповедую себя поклонником Мазды, зороастрийцем (настоящей) клятвой и исповеданием. Клятвой обязуюсь вер­шить добрую мысль, клятвой обязуюсь вершить доброе слово, клятвой обязуюсь вершить доброе деяние.

9. Клятвой обязуюсь быть верным маздаяснийской вере, (которая учит) прекратить военные набеги, сложить оружие, заключать браки между своими; артовской (вере), которая из всех существующих и будущих (вер) величайшая, лучшая и светлейшая, которая — ахуровская, заратуштровская. При­знаю, что Ахура Мазде (принадлежит) всякое добро. Сия есть присяга вере маздаяснийской.
ЯСНА, 28
[ Моление о слове]

С упоением молюсь, простираю к Мазде руки я,
Чтобы Добрый Дух сперва принял все, что приготовил я.
С Артой радуются пусть Вохумана и Душа быка!
Мазда, Мудрый Властелин, Вохумане верно я служу,
Дай мне оба мира в дар — Мир вещей и также мир души!
За служенье Арте дай все, что праведному следует!
Вохумана, Дух скота, славлю рассудительность твою,
Мазду с Артою пою, мать Арматай (Армати) пусть придаст нам сил,
Всех молю Вас об одном, чтоб на зов мой приходили Вы!
В Доме песнопения Вохумане жизнь отдать готов,
Пусть за все мои дела сам Ахура мне воздаст сполна.
А пока я жив, путем Арты — Правды поведу людей.
Арта — Правда, Дух огня, разве в силах я постичь, понять
Вохуману и тебя, хотя и ведаю, где к Мазде путь.
Заклинанием твоим, языком склоним врагов к добру!
Вохумана! Вразуми, пусть прибавит Арта силы мне!
Мазда, Заратуштре дай Слово чудодейственное то,
Что поможет, наконец, одолеть всех злобных недругов!
Арта — Правда! За дела дай мне щедрый Вохуманы дар!
Мать Арматай, укрепи меня и вождя Виштаспу утверди!
Мазда, помоги певцу сделать всех послушными тебе!
О, хороший, лучший друг Арты и порядка доброго,
Мазда, милость окажи мне и Фрашаоштре смелому!
И тем людям, что всегда мысли Вохуманы берегут.
Мы вас не прогневаем, хоть бы и десятой долею
Той хвалы, что воздадим Арте с Вохуманою,
Мазда, не наскучим Вам, о, хранитель царства нашего!
А затем, кто заслужил Арты дар и дар Вохуманы?
Если Мазда их признал, пожеланья их да сбудутся,
Чтоб постичь успех хвалы, в стройных песнях, обращенных к вам.
В них я сохранил навек облик Арты с Вохуманою,
Мазда, я воспел тебя, передай ты мне из уст в уста
Слово мудрое о том, как впервые появилась жизнь!

ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.
из книги «яшт»
ГЛАВА 5
Ардвисур-яшт
[гимн АРДВИСУРЕ АНАХИТЕ]
I
И сказал Ахура Мазда — Спитамиду Заратуштре:
— Ты можешь восславить ради меня, о Спитамид Заратуштра,
Ее, Ардвисуру Анахиту,
Широко разлившуюся, целительную,
Дэвам враждебную, вере Ахуры преданную,
Достойную, чтоб мир телесный почитал ее,

Единой породы, высокие,
Оборяющие зломышление всех врагов,
и дэвов и людей,
Волшебников и пэри,
Кавийских и карапанских властителей.

(Рефрен 2. За великолепие...)
IV
(Рефрен 1. Ты можешь восславить ради меня...)

Она, могучая, светлая, высокая, стройная,
Чьи воды несутся, ниспадая и днем и ночью,
Обилием равные всем водам,
Здесь, по земле, текущим,
Она вперед устремляется, полная силы.

(Рефрен 2. За великолепие...)
у

(Рефрен 1. Ты можешь восславить ради меня...)

Ей жертву приносил Творец, Ахура Мазда,
В Арйане Вэджа у доброй Даитйи
Молоком, заключающим Хому,
Барсманом, готовностью помочь языком своим,
И мыслью, и. словом, и делом,
Заотрой и уместными изречениями.

И просил он ее:
«Даруй мне. такую удачу,
О добрая, мощная Ардвисура Анахита,
Чтоб сына Пурушаспы я,
Заратуштру, что в Арту верует,
Беспрерывно пестовал, научая
Мыслить согласно вере,
Молвить согласно вере,
Делать согласно вере».

И даровала ему эту удачу
Ардвисура Анахита,
Которая всегда дарует удачу просящему,
Заотру в дар приносящему,
Благочестиво жертвующему.

(Рефрен 2. За великолепие...)

На десяти тысячах прочных опор.

У каждого в доме
Гость может возлечь на ложе
С покрывалом прекрасным, благоуханным,
На мягких подушках.
Ниспадает, о Заратуштра, Ардвисура Анахита
С высоты, равной росту тысячи мужей,
Высотою равная всем водам,
Здесь, по земле, текущим,
И вперед устремляется полная силы.

(Рефрен 2. За великолепие...)
XXIV
(Рефрен 1. Ты можешь восславить ради меня...)

Ей жертву приносил Заратуштра, в Арту верующий,
В Арйана Вэджа у доброй Даитйи
Молоком, заключающим Хому,
Барсманом, готовностью
Помочь языком своим,
И мыслью, и словом, и делом,
Застрой и уместными изречениями.

И просил он ее:
«Даруй мне такую удачу,
О добрая, мощная Ардвисура Анахита,
Чтобы я сына Аурватаспы
Богатырского Кавай Виштаспу
Беспрерывно пестовал, научая
Мыслить согласно вере,
Молвить согласно вере,
Делать согласно вере».
И даровала ему эту удачу
Ардвисура Анахита,
Которая всегда дарует просящему,
Заотру в дар приносящему,
Благочестиво жертвующему.

РЕЧЕНИЕ ПЯТОЕ
Древняя Индия.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
ИЗ "АТХАРВЕДЫ" . Перевод Т. Елизаренковой
Заговор на продление жизни
Близины твои — близины.
Дали твои — близины.
Будь же здесь! Не уходи нынче!
Не следуй прежним отцам!
Твою жизнь привязываю накрепко.
Если околдовал тебя кто:
Свой ли, чуженин ли, —
Освобождение и избавление
Я возглашаю тебе словом своим.
Если ты вред причинил, если проклял
Жену ли, мужа ли по неразумению, —
Освобождение и избавление
Я возглашаю тебе словом своим.
Если ты повергнут во прах грехом,
Совершенным матерью ли, отцом ли, —
Освобождение и избавление
Я возглашаю тебе словом своим.
Если матерь или отец твой,
Сестра ли, брат ли хворь на тебя нашлют,
Прими противное ей целебное зелье!
Я придаю долголетия!
Иди сюда, человек,
Со всей своей душой!
Не следуй двум вестникам Ямы!
Постигни твердыни жизни!
Окликнут — приходи вновь,
Ведь знаешь подъемы пути,
Ведаешь, где восходить, где вскарабкаться,
Ибо так движется все живое.
Не бойся: ты не умрешь!
Я придаю тебе долголетия!
Словом я изгоняю якшму —
Боль в членах — из твоих членов!
Ломота в членах, боль в членах
И боль в твоем сердце, пусть, как сокол,
В дальнюю даль улетит,
Изгнанная мощным словом!
Два провидца. Бдение и Пробуждение,
И тот бессонный, кто бодрствует,
Пусть эти два стража твоего дыхания
Бодрствуют денно и нощно.
Должны, почтить этого Агни, —
Да взойдет здесь для тебя солнце!
Восстань из глубокого, черного
Мрака смерти!
Да поклонимся Яме! Да поклонимся смерти!
Да поклонимся отцам и уводящим к ним!
Этого Агни, которому внятно спасение, —
Я выставляю вперед для невредимости этого (человека).
Да придет дыхание!
Да придет сознание!
Да придет зрение и сила!
Да воссоединится его тело!
Да встанет он на ноги твердо!
О Агни, дыханием, зрением
Надели его! Соедини
С телом, съедини с силой!
Ведь ты сведущ в бессмертье! Да не уйдет он сейчас!
Да не стане он тем, чей дом — земля!
Да не иссякнет твое дыхание!
Да будет легким твой выдох!
Солнце-вседержитель да поднимет
Тебя из смерти лучами своими!
Внутри говорит этот
Связанный язык дрожащий.
С твоей помощью я изгнал якшму
И сотню приступов лихорадки.
Ведь это приятный сердцу
Мир богов, непобежденный!
Смерть взывает, предназначен который
Ты родился здесь, человек,
Она и мы взываем к тебе:
“Не умирай до старости!”
ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.
ИЗ "АТХАРВЕДЫ" . Перевод Т. Елизаренковой
Гимн времени
Время везет воз, это конь с семью поводьями,
Тысячеглазый, нестареющий, с обильным семенем.
На него садятся верхом вдохновенные поэты.
Его колеса — все существования.
Семь колес везет это Время.
Семь — ступицы его, бессмертие — ось.
Время! Оно простирается во все существования.
Оно шествует, как первый бог.
Полный сосуд поставлен на Время.
Мы видим Время, хоть оно пребывает разом во множестве мест.
Оно — перед всеми этими существованиями.
Говорят, это Время — на высочайшем из небосводов.
Это оно стянуло вместе существования.
Это оно обошло вокруг существований.
Являясь отцом, оно стало их сыном.
Нет блеска превыше его блеска.
Время породило то небо,
Время породило эти земли.
Временем послано и существует
Все, что было и что должно быть.
Временем сотворена земля.
Во Времени пылает солнце.
Потому что во Времени — все существования.
Во Времени далеко видит глаз.
Во Времени — сознание, во Времени — дыхание,
Во Времени предречено имя.
Времени, которое прошло,
Радуется все сущее.
Во Времени — жар, во Времени наилучший
Брахма предречен, во Времени!
Потому что Время — повелитель всего,
Ведь оно было отцом Праджапати.
Им послано, им рождено
Это; все в нем покоится.
Потому что Время, став Брахмою,
Несет Самого Высшего.
Время создало все живое,
Время вначале создало Праджапати.
Самосущий Кашъяпа — от Времени,
Космический жар — от Времени.
ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.
ИЗ “БРАХМАН” . . Перевод Т. Елизаренковой
Обмен закадками
Блеска и благочестия лишается тот, кто совершает ашвамедху — жертвоприношение коня. Тогда хотар и брахман задают друг другу священные загадки; ими они возвращают ему и блеск и благочестие.
Справа от жертвенника стоит брахман; поистине, правая сторона — сторона брахмана. Брахман же — воплощение Брихаспати; и справа наделяет он благочестием приносящего жертву. Потому правая половина тела богаче благочестием, чем левая.
Слева от жертвенника стоит хотар; поистине, левая сторона — сторона хотара. Хотар же — воплощение Агни, а Агни — это блеск; и слева наделяет он блеском приносящего жертву. Потому левая половина тела богаче блеском, чем правая.
Стоя по обе стороны жертвенника, задают загадки хотар и брахман. Жертвенник же, поистине, воплощение приносящего жертву; и хотар и брахман возвращают приносящему жертву блеск и благочестие.
“Что было первой мыслью?” — спрашивает хотар. Небо, дождь — вот, поистине, первая мысль”, — отвечает брахман. И приносящий жертву овладевает небом и дождем.
“Что было большой птицей?” — спрашивает хотар. “Конь — вот, поистине, большая птица”. И приносящий жертву овладевает конем.
“Что было темным?” — спрашивает хотар. “Ночь, поистине, темная”. И приносящий жертву овладевает ночью.
“Что было полным?” — спрашивает хотар. “Шри, богиня блага, поистине полная”. И приносящий жертву овладевает пищей и прочими благами.
“Кто странствует в одиночестве?” — спрашивает брахман. “Это солнце, поистине, странствует в одиночестве”, — отвечает хотар. И приносящий жертву овладевает солнцем.
“Кто каждый раз рождается снова?” — спрашивает брахман. “Луна, поистине, каждый раз рождается снова”. И приносящий жертву овладевает долгой жизнью.
“Какое есть лекарство от холода?” — спрашивает брахман. “Огонь — вот, поистине, лекарство от холода”. И приносящий жертву овладевает благочестием.
“Что есть великий посев?” — спрашивает брахман. “Этот мир — вот, поистине, великий посев”. И приносящий жертву утверждается в этом мире.
“Я спрашиваю тебя, где верхний предел земли?” — говорит хотар. “Жертвоприношение — вот, поистине, верхний предел земли”, — отвечает брахман. И приносящий жертву овладевает жертвенником.
“Я спрашиваю тебя, где пуп вселенной?” — говорит хотар. “Жертвоприношение — вот, поистине, пуп вселенной”, — отвечает брахман. И приносящий жертву овладевает жертвоприношением.
“Я спрашиваю тебя, что есть семя могучего коня?” — говорит брахман. “Сома — вот, поистине, семя могучего коня”, — отвечает хотар. И приносящий жертву овладевает соком сомы.
“Я спрашиваю тебя, что есть высшее небо Слова?” — говорит брахман. “Брахман — вот, поистине, высшее небо Слова”, — отвечает хотар. И приносящий жертву овладевает благочестием.   
ИСТОЧНИК ЧЕТВЕРТЫЙ.
ИЗ “ДХАММАПАДЫ” . . Перевод Т. Елизаренковой
ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
1. Дхаммы обусловлены разумом, их лучшая часть — разум, из разума они сотворены. Если кто-нибудь говорит или делает с нечистым разумом, то за ним следует несчастье, как колесо за следом везущего.
2. Дхаммы обусловлены разумом, их лучшая часть — разум, из разума они сотворены. Если кто-нибудь говорит или делает с чистым разумом, то за ним следует счастье, как неотступная тень, “Он оскорбил меня, он ударил меня, он одержал верх надо мной, он обобрал меня”. У тех, кто таит в себе такие мысли, ненависть не прекращается.
4.“Он оскорбил меня, он ударил меня, он одержал верх надо мной, он обобрал меня”. У тех, кто не таит в себе таких мыслей, ненависть прекращается.
5. Ибо никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но отсутствием ненависти прекращается она. Вот извечная дхамма.
6. Ведь некоторые не знают, что нам суждено здесь погибнуть. У тех же, кто знает это, сразу прекращаются ссоры.
7. Того, кто живет в созерцании удовольствий, необузданного в своих чувствах, неумеренного в еде, ленивого, нерешительного, именно его сокрушает Мара, как вихрь — бессильное дерево.
8. Того, кто живет без созерцания удовольствий, сдержанного в своих чувствах и умеренного в еде, полного веры и решительности, — именно его не может сокрушить Мара, как вихрь не может сокрушить каменную гору.
9. Кто облачается в желтое одеяние, сам не очистившись от грязи, не зная ни истины, ни самоограничения, тот недостоин желтого одеяния.
10. Но кто избавился от грязи, кто стоек в добродетелях, исполнен истины и самоограничения, именно тот достоин желтого одеяния.
11. Мнящие суть в не-сути и видящие не-суть в сути, они никогда не достигнут сути, ибо их удел — ложные намерения.
12. Принимающие суть за суть и не-суть за не-суть, они достигнут сути, ибо их удел — истинные намерения.
13. Как в дом с плохой крышей просачивается дождь, так в плохо развитый ум просачивается вожделение.
14. Как в дом с хорошей крышей не просачивается дождь, так в хорошо развитый ум не просачивается вожделение.
15. В этом мире сетует он и в ином сетует. В обоих мирах злочинец сетует. Он сетует, он страдает, видя зло своих дел.
16. В этом мире радуется он и в ином — радуется. В обоих мирах творящий добро радуется. Он радуется — не нарадуется, видя непорочность своих дел.
17. В этом мире страдает он и в ином — страдает, в обоих мирах злочинец страдает. “Зло сделано мной”, — страдает он. Еще больше страдает он, оказавшись в беде.
18. В этом мире ликует он и в ином — ликует, в обоих мирах творящий добро ликует. “Добро сделано мной!” — ликует он. Еще больше ликует он, достигнув счастья.
19. Если даже человек постоянно твердит Писание, но, нерадивый, не следует ему, он подобен пастуху, считающему коров у других. Он непричастен к святости.
20. Если даже человек мало повторяет Писание, но живет, следуя дхамме, освободившись от страсти, ненависти и невежества, обладая истинным знанием, свободным разумом, не имея привязанностей ни в этом, ни в ином мире — он причастен к святости
ГЛАВА О МЫСЛИ
33.Трепещущую, дрожащую мысль, легко уязвимую и с трудом сдерживаемую, мудрец направляет, как лучник стрелу.
34.Как рыба, вырванная из своей стихии и брошенная на сушу, дрожит эта мысль: лишь бы вырваться из-под власти Мары.
35.Обуздание мысли, едва сдерживаемой, легковесной, спотыкающейся где попало, — благо. Обузданная мысль приводит к счастью.
36. Пусть мудрец стережет свою мысль, трудно постижимую, крайне изощренную, спотыкающуюся где попало. Стереженая мысль приводит к счастью.
37.Те, которые смирят свою мысль, блуждающую вдалеке, бредущую в одиночку, бестелесную, скрытую в сердце, освободятся от Мары.
38.У того, чья мысль нестойка, кто не знает истинной дхаммы, чья вера колеблется, мудрость не становится совершенной.
39.В непорочной мысли, в невсполошенной мысли, отказавшейся от добра и зла, в бодрствующей нет страха.
40.Зная, что это тело подобно скудели, превратив эту мысль в подобие крепости, пусть он с оружием мудрости нападет на Мару, и да сохранит он победу, и да будет он свободен от привязанности.
41.Увы! Недолго это тело проживет на земле, отверженное, бесчувственное, бесполезное, как чурбан.
42.Что бы ни сделал враг врагу или же ненавистник ненавистнику, ложно направленная мысль может сделать еще худшее.
43.Что бы ни сделали мать, отец или какой другой родственник, истинно направленная мысль может сделать еще лучше.
ГЛАВА О ЦВЕТАХ
46.Знающий, что это тело подобно пене, понимающий его призрачную природу, сломавший украшенные цветами стрелы Мары, пусть он пройдет невидимый для царя смерти.
47.Человека же, срывающего цветы, чей ум в шорах, похищает смерть, как наводнение — спящую деревню.
48.Человека же, срывающего цветы, чей ум в шорах, ненасытного в чувственных утехах, смерть делает под- властным себе.
49.Как пчела, набрав сока, улетает, не повредив цветка, его окраски и запаха, так же пусть мудрец поступает в деревне.
50.Пусть смотрит он не на ошибки других, на сделанное и не сделанное другими, но на сделанное и не сделанное им самим.
51.Хорошо сказанное слово человека, который ему не следует, столь же бесплодно, как и прекрасный цветок с приятной окраской, но лишенный аромата.
52.Хорошо сказанное слово человека, следующего ему, плодоносно, как прекрасный цветок с приятной окраской и благоухающий.
53.Как из вороха цветов можно сделать много венков, так и смертный, когда он родится, может совершить много добрых дел.
54.У цветов аромат не распространяется против ветра, также — у сандалового дерева, у татары или жасмина. Аромат же добродетельных распространяется и против ветра. Благой человек проникает во все места.
55.Сандаловое дерево или тагара, лотос или вассика — среди их ароматов аромат благих дел — непревзойденнейший.
ГЛАВА О ГЛУПЦАХ
60.Длинна ночь для бодрствующего, длинна йоджана для уставшего, длинна сансара для глупцов, не знающих истинной дхаммы.
61.Если странствующий не встретит подобного себе или лучшего, пусть он укрепится в одиночестве: с глупцом не бывает дружбы.
62.“Сыновья — мои, богатство — мое”, — так мучается глупец. Он ведь сам не принадлежит себе. Откуда же сыновья? Откуда богатство.
63.Глупец, который знает свою глупость, тем самым уже мудр, а глупец, мнящий себя мудрым, воистину, как говорится,“глупец”.
64.Если глупец связан с мудрым даже всю жизнь, он знает дхамму не больше, чем ложка — вкус похлебки.
65.Если хотя бы мгновение умный связан с мудрым, быстро знакомится он с дхаммой, как язык с вкусом похлебки.
66.Не имея разума, глупцы поступают с собой, как с врагами, совершая злое дело, которое приносит горькие плоды.
67.Нехорошо сделано то дело, совершив которое раскаиваются, чей плод принимают с заплаканным лицом, рыдая.
68.Но хорошо сделано то дело, сделав которое не раскаиваются, чей плод принимают радостно и удовлетворенно.
69.Пока зло не созреет, глупец считает его подобным меду, когда же зло созреет, тогда мудрец предается горю.
70.Пусть глупец месяц за месяцем ест пищу с кончика травинки куса, все-таки он не стоит и шестнадцатой части тех, кто знает дхамму.
71.Ибо, как не сразу свертывается молоко, так содеянное злое дело не сразу приносит плоды; тлея, подобно огню, покрытому пеплом, оно следует за этим глупцом.
72.Когда глупец, на свое несчастье, овладевает знанием, оно уничтожает его удачливый жребий, разбивая ему голову.
ГЛАВА О МУДРЫХ
76.Если кто увидит мудреца, указывающего недостатки и упрекающего за них, пусть он следует за таким мудрецом, как за указывающим сокровище. Лучше, а не хуже будет тому, кто следует за таким.
77.Пусть он советует, поучает и удерживает от зла. Он ведь приятен доброму и неприятен злому.
78.Пусть никто не соединяется с плохими друзьями, пусть никто не соединяется с низкими людьми. Привяжитесь к хорошим друзьям, привяжитесь к благородным людям.
79.Вкушающий дхамму живет счастливо; с чистым умом, мудрец всегда восхищается дхаммой, возвещенной Благородным.
80.Строители каналов пускают воду, лучники подчиняют себе стрелу, плотники подчиняют себе дерево, мудрецы смиряют самих себя.
81.Как крепкая скала не может быть сдвинута ветром, так мудрецы непоколебимы среди хулений и похвал.
82.Услышав дхаммы, мудрец становится чистым, как пруд: глубокий, чистый и незамутненный.
83.Добродетельные продолжают свой путь при любых условиях. Благие, даже томясь желанием, не болтают. Тронутые счастьем или же горем, мудрецы не показывают ни того, ни другого.
84.Ни ради самого себя, ни ради другого не возжелает он ни сына, ни богатства, ни царства. На незаконной стезе не возжелает он себе успеха. Да будет он благороден, мудр и справедлив.
85.Немногие среди людей достигают противоположного берега. Остальные же люди только суетятся на здешнем берегу.
86.Те же люди, которые действительно следуют дхамме, когда дхамма хорошо возвещена, достигнут противоположного берега, минуя царство смерти, хотя его и трудно избежать.
ГЛАВА О ЗЛЕ
116.Пусть он торопится совершить благое; от зла пусть он удерживает свой ум. Ибо ум того, кто не спешит делать добро, находит удовольствие в зле.
117.Если человек сделал зло, пусть он не делает его снова и снова, пусть не строит на нем свои намерения. Накопление зла — горестно.
118.Если даже человек сделал добро, пусть он делает его снова и снова, пусть строит на нем свои намерения. Накопления добра — радостно.
119.Даже злой видит счастье, пока зло не созрело. Но когда зло созреет, тогда злой видит зло.
120.Даже благой видит зло, пока благо не созрело. Но когда благо созревает, тогда благой видит благо.
121.Не думай легкомысленно о зле: “Оно не придет ко мне”. Ведь и кувшин наполняется от падения капель. Глупый наполняется злом, даже понемногу накапливая его.
122.Не думай легкомысленно о добре: “Оно не придет ко мне”. Ведь и кувшин наполняется от падения капель. Умный наполняется добром, даже понемногу накапливая его.
123.Пусть избегает он зла, как купец без спутников, но с большим богатством — опасной дороги, как желающий жить — яда.
124.Если рука не ранена, можно нести яд в руке. Яд не повредит не имеющему ран. Кто сам не делает зла, не подвержен злу.
125.К тому, кто обижает безвинного человека, чистого и безупречного человека, именно к такому глупцу возвращается зло, как тончайшая пыль, брошенная против ветра.
126.Одни возвращаются в материнское лоно, делающие зло попадают в преисподнюю, праведники — на небо, лишенные желаний достигают нирваны.
127.Ни на небе, ни среди океана, ни в горной расселине, если в нее проникнуть, не найдется такого места на земле, где бы живущий избавился от последствий злых дел.
128.Ни на небе, ни среди океана, ни в горной расселине, если в нее проникнуть, не найдется такого места на земле, где бы живущего не победила смерть.
ГЛАВА О СТАРОСТИ
146.Что за смех, что за радость, когда мир постоянно горит? Покрытые тьмой, почему вы не ищете света?
147.Взгляни на сей изукрашенный образ, на тело, полное изъянов, составленное из частей, болезненное, исполненное многих мыслей, в которых нет ни определенности, ни постоянства.
148.Изношено это тело, гнездо болезней, бренное, эта гнилостная груда разлагается, ибо жизнь имеет концом — смерть.
149.Что за удовольствие видеть эти голубоватые кости, подобные разбросанным тыквам в осеннюю пору?
150.Из костей сделана эта крепость, плотью и кровью оштукатурена; старость и смерть, обман и лицемерие заложены в ней.
151.Изнашиваются даже разукрашенные царские колесницы, так же и тело приближается к старости. Но дхамма благих не приближается к старости, ибо добродетельные поручают ей добродетельных.
152.Малознающий человек стареет, как вол: у него разрастаются мускулы, знание же у него не растет.
153.Я прошел через сансару многих рождений, ища строителя дома, но не находил его. Рожденье вновь и вновь — горестно.
154.Я строитель дома, ты видишь! Ты уже не построишь снова дома. Все твои стропила разрушены, конек на крыше уничтожен. Разум на пути к развеществлению достиг уничтожения желаний.
155.Те, кто не вел праведной жизни, не достиг в молодости богатства, гибнут, как старые цапли на пруду, в котором нет рыбы.
156.Те, кто не вели праведной жизни, не достигли в молодости богатства, лежат, как сломанные луки, вздыхая о прошедшем.
ГЛАВА О СЧАСТЬЕ
197.О! Мы живем очень счастливо, невраждующие среди враждебных; среди враждебных людей живем мы, невраждующие.
198.О! Мы живем очень счастливо, небольные среди больных; среди больных людей живем мы, небольные.
199.О! Мы живем очень счастливо, нетомящиеся среди томящихся; среди томящихся людей живем мы, нетомящиеся.
200.О! Мы живем очень счастливо, хотя у нас ничего нет. Мы будем питаться радостью, как сияющие боги.
201.Победа порождает ненависть; побежденный живет в печали. В счастье живет спокойный, отказывающийся от победы и поражения.
202.Нет огня большего, чем страсть; нет беды большей, чем ненависть; нет несчастья большего, чем тело; нет счастья, равного спокойствию.
ГЛАВА О СКВЕРНЕ
235.Как увядший лист, ты теперь, и посланцы Ямы пришли за тобой. И ты стоишь у порога смерти, и у тебя нет даже запаса на дорогу.
236.Сотвори себе остров, борись энергично, будь мудрым. Очищенный от скверны, безупречный, ты достигнешь небесного царства благородных.
237.И вот твоя жизнь подошла к концу. Ты приблизился к Яме, а между тем у тебя нет даже дома, и нет у тебя даже запаса на дорогу.
238.Сотвори себе остров, борись энергично, будь мудрым! Очищенный от скверны, безупречный, ты не придешь больше к рожденью и старости.
239.Постепенно, мало-помалу, время от времени, мудрец должен стряхивать с себя грязь, как серебряных дел мастер — с серебра.
ИСТОЧНИК ПЯТЫЙ.
ИЗ “СУТТА-НИПАТЫ” . Перевод Т. Елизаренковой
СУТТА О ДРУЖЕСТВЕННОСТИ

Что должно делать узревшему благо,
Тому, кто ступил на стезю покоя?
Он должен быть сильным, прямым и честным,
Сдержанным в речи, негордым, кротким,
Всегда довольным и недерзким,
Нетребовательным, несуетливым,
Благоразумным и спокойным,
Нежадным, довольствующимся немногим;
И он не должен делать такого,
Что мудрецы осудить могли бы.
Пусть будут в радости и покое,
Пусть все существа счастливыми будут!
Какие ни есть существа живые —
Сильные, слабые — все без остатка,
Длинные, средние и короткие,
Огромные, маленькие и большие.
Те, что видимы, и те, что незримы,
Те, что живут далеко, и те. что близко,
Те, что уже родились; и те, что родятся. —
Пусть все существа счастливыми будут!
И пусть один не унижает другого,
Пусть никто никого нисколько не презирает!
В гневе или чувствуя нерасположение
Да не возжелает один другому несчастья!
И, как мать, не жалея собственной жизни.
Заботится о своем единственном сыне,
Так ко всем живым существам должно
Воспитывать в себе безмерное чувство.
Дружественность ко всему живому
Должно в себе растить чувство,
Свободное от вражды, недоверия, злости,
Вверх, вниз, вширь не знающее предела.
И когда ты стоишь, сидишь или ходишь,
И когда ты лежишь без сна — все время
Сосредоточенно думай об этом,
Ибо это — высшее состояние в жизни.
А кто не поддался воззрениям ложным,
Кто добродетелен и наделен знанием,
Кто подавил в себе стремление к усладам,
Тот освободился от новых рождений.

ИСТОЧНИК ШЕСТОЙ.
ИЗ “ТХЕРАГАТХИ” И “ТХЕРИГАТКИ”
(Краткие лирические поэмы, приписываемые монахам и монахиням)

Перевод Т. Елизаренковой
ДА СБУДЕТСЯ ТА НАДЕЖДА, КОТОРОЙ ЖИВУ!
Вновь и вновь пахари пашут поле,
Вновь и вновь бросают зерно в землю,
Вновь и вновь посылает дождь небо,
Вновь и вновь получает хлеб царство.
Вновь и вновь по дорогам нищие бродят,
Вновь и вновь подают им добрые люди,
Вновь и вновь добрые люди, подав им,
Вновь и вновь попадают в мир небесный.
Герой многомудрый очищает
Семь поколений своего рода.
Я думаю, сакка, ты бог богов,
Ибо рожден тобой истинный муни.
Суддходаной зовут отца премудрого,
Мать Блаженного звали Майей.
Она носила Бодхисаттву под сердцем,
В мире богов теперь ликует.
Дивными радостями радуется
Отлетевшая отсюда Готами,
Всеми усладами услаждается
В окружении небожителей.
Я сын несравненного Антирасы,
Невозможное возмогшего Будды.
Ты. отец отца моего, о Сакка,
Воистину ты, о Готама, дед мой.

ИСТОЧНИК СЕДЬМОЙ.
ИЗ “ДЖАТАК” . Перевод Т. Елизаренковой
ДЖАТАКА О НЕ СЛУШАЮЩЕМ СОВЕТОВ
“Задумал прыгнуть далеко...” Эту историю Учитель, находясь в Джетаване. рассказал об одном не слушающем советов бхикшу. Рассказ о нем подробно будет изложен в девятой книге в джатаке о грифе. Обращаясь к тому бхикшу. Учитель сказал: “Не только теперь, о бхикшу, ты не слушаешься советов, ты и прежде был таким, а оттого что не исполнял наставлений умных людей, погиб от удара дротика”. И он рассказал историю о прошлом.
Давным-давно, когда в Варанаси царствовал Брахмадатта, Бодхисаттва возродился в образе акробата. Когда он вырос, стал ловким и находчивым. У одного акробата обучился он прыгать через дротики и вместе с наставником бродил по стране, показывая свое искусство. Наставник его умел прыгать только через четыре дротика, а через пять — не умел.
Как-то они давали представление в одной деревне. Наставник, подвыпив, поставил пять дротиков и хвастается: “Все пять перепрыгну!” “Послушай, учитель, — сказал Бодхисаттва, — ты же через пять дротиков прыгать не умеешь. Если будешь прыгать через пятый, наскочишь на него и погибнешь; убери один дротик”. А учитель, пьяный, говорит: “Ты не знаешь, на что я способен!” Не обращая внимания на уговоры ученика, он перескочил через четыре дротика, но, подобно цветам мадхуки, нанизанным на свой стебель, напоролся на пятый и с воплем повалился на землю.
Тогда Бодхисаттва сказал: “Советов мудрых людей не слушал, оттого попал ты в такую беду”. И он произнес следующую гатху:
Задумал прыгнуть далеко наставник, не послушавшись, Четвертый дротик одолев, на пятый напоролся он.
Приведя эту историю. Учитель отождествил перерождения: “Тогда не слушающий советов бхикшу был наставником, а учеником был я”.

ДЖАТАКА О ПРЕДАННОМ ДРУГЕ
“Ни крошки проглотить не может...” Эту историю Учитель, находясь в Джетаване, рассказал об одном мирянине, принявшем учение Будды, и об одном тхере.
Говорят, были в городе Саваттхи два друга. Один из них, удалившись в монастырь, имел обыкновение приходить за милостыней в мирской дом другого. Накормив друга и наевшись сам, мирянин шел с ним в вихару. и там просиживали они за разговором до захода солнца. Тогда тхера провожал его до самых городских ворот и возвращался в свою обитель. Такая их дружба стала известна всей общине.
Однажды, собравшись в зале дхармы, бхикшу стали обсуждать их дружбу. В это время вошел Учитель и спросил: “Что вы. тут обсуждаете, бхикшу?” Когда ему объяснили. Учитель сказал: “Не только теперь, о бхикшу, они так привязаны друг к другу, они были друзьями и прежде”. И он рассказал историю о прошлом.
Давным-давно, когда в Варанаси царствовал Брахмадатта, Бодхисаттва был его советником.
В то время одна собака повадилась ходить в стойло к государственному слону и там, где кормили слона, подбирала остатки риса. Привлеченная сначала обилием корма, она постепенно подружилась со слоном. Они ели всегда вместе и не могли жить друг без друга. Собака обычно забавлялась тем, что, уцепившись за хобот слона, раскачивалась на нем в разные стороны. Но вот однажды какой-то крестьянин купил ее у сторожа, смотревшего за слоном, и увел в свою деревню.
Как только собака исчезла, государственный слон не стал больше ни есть, ни пить, ни купаться. Об этом доложили царю. Царь вызвал советника и сказал ему: “Пойди, мудрейший, узнай, почему слон так ведет себя”.
Бодхисаттва пришел в стойло к слону и, увидев, что он так тоскует, подумал: “Это у него не телесный недуг; наверное, он был с кем-нибудь дружен, а теперь разлучен со своим другом”. И он спросил у сторожа: “Скажи, любезный, был ли слон с кем-нибудь дружен?” “Да, почтенный, — сказал тот, — он очень привязался к одной собаке”. “А где же она теперь?” — “Да один человек увел ее”. “А знаешь ли ты, где он живет?” — “Нет, не знаю, почтенный”.
Тогда Бодхисаттва пришел к царю и сказал: “Божественный, у слона нет никакой болезни, но он был очень привязан к одной собаке. А не ест он теперь, я думаю, оттого, что лишился своего друга”. И Бодхисаттва произнес следующую гатху:
Ни крошки проглотить не может,
Не пьет воды, купаться не желает.
Собаку в стойле часто видя,
Наверно, слон с ней крепко подружился.
Выслушав советника, царь спросил: “Что же теперь делать, мудрейший?” “Божественный, — отвечал советник, — прикажи бить в барабан и объявить: “У государственного слона один человек увел его подружку-собаку. У кого в доме найдут ее, того постигнет такое-то наказанье”.
Царь так и сделал. А тот человек, услыхав царский указ, отпустил собаку. Сразу же прибежала она к слону, а слон при виде ее взревел от радости, обхватил ее хоботом, поднял себе на голову, потом снова спустил на землю, и только когда собака наелась, сам принялся за еду.
“Он постиг даже мысли животных”, — подумал царь и воздал Бодхисаттве большие почести.
“Не только теперь, о бхикшу, — сказал Учитель, — они так привязаны друг к другу, они были друзьями и прежде”.
Приведя эту историю для разъяснения дхармы и показав Четыре Благородные Истины, Учитель отождествил перерождения: “Тогда мирянин был собакой, ткера — слоном, а мудрым советником был я

РЕЧЕНИЕ ШЕСТОЕ.
Древний Китай.
Мифология

Наше представление о китайской мифологии складывается на основании памятников словесного искусства, самые ранние из которых относятся к позднеродовой эпохе, а самые поздние датируются первыми веками нашей эры. Это очень разнородный материал: ритуальные гимны и философские памят­ники, исторические своды и произведения поэтов, различные каталожные собрания по географии, астрономии и пр. Во всем пестром материале, составлявшем древнюю литературу, жила, переосмыслялась, обретала новые формы мифология. К этому времени она уже выполнила свою историческую роль, место мифологических воззрений заняли другие, но до конца древности мифология сохраняет свой авторитет.
Открывая раздел главой о мифологии, мы имели в виду показать истоки всех дальнейших переосмыслений, попробовать воссоздать картину собственно мифологических (и даже до мифологических) воззрений, показать, что человек думал о мире и о своем месте в нем, как представлял себе этот мир, его возникновение, силы, действующие в нем. Целью мифологии было познание мира, образность и фантазия служили орудием познания, однако в то же время в этих фантазиях отражено и первое художественное творчество, не осоз­наваемое как таковое, но тем не менее составившее основу для его даль­нейшего развития.
Мифология — это завершенная картина мира. Начав с представления о мире как о хаотическом множестве вещей, обладающих чудесной силой губить и исцелять, превратив эти вещи в фетиши, идолы, которым надо служить, чтобы не погибнуть, человек в мифологии вырастает до созна­ния возможности борьбы с силами хаоса, выдвигает героев, побеждающих враждебные силы и несущих людям благо. Он постепенно устраивает мир, освобождая его от страха, наводя в нем порядок. Философия, которая преемствует мифологии, рассматривает мир как безусловно гармоническое и упо­рядоченное целое.
В китайской мифологии есть свои излюбленные темы, мотивы, предметы. Совершенно особое место в ней занимает культ камней. Это и просто камень, и любимые китайцами до сих пор яшма и нефрит — камни-обереги, и груда камней — гора. На горе живут солнца, ветры и облака. Гора связана с культом плодородия, с ней ассоциируется идея рождения: небо оплодотворяет землю, а гора ближе всего к небу. С культом плодородия связан и амбивалентный культ змеи-дракона. Распластанная по земле змея мыслилась связанной с силами плодородия, заключенными в земле. Дракон — олицетворение водной стихии, днем витает в облаках, ночует же в земных водоемах. Змея-дракон символизирует божество, во власти которого реализация сил плодородия: оплодотворенная дождем земля родит. Облака, горы, воды, (озера, реки, ручьи), осознаваемые в мифологии как места обитания богов плодородия, возможно, именно с этих пор закрепляются в сознании китайцев как предметы, общение с которыми делает человека причастным к таинству рождения. Жиз­ни и потому способно затронуть в нем самые глубокие струны.
В редкой полноте дошла до нас солярная мифология. Можно видеть, как солнце вначале представляется в дриадной форме — в образе шелковицы например, как затем оно мыслится птицами -воронами, которых десять и кото­рые поочередно восходят на небесный свод, а потом отдыхают на ветвях солнечного дерева, как происходит антропоморфизация солнечного божества — и перед нами богиня Сихэ, мать десяти солнц, правящая солнечной колесни­цей, и, наконец, в наиболее позднем мифе это братья Си и Хэ — основатели календаря, подданные мифического правителя Яо, рассчитавшие календарь по его приказу. Здесь явные следы историзации мифологии.
Приводимые ниже фрагменты из «Книги гор и морей» («Шань хай цзин») даны в переводе Э. М. Яншиной, из «Книги преданий» («Шу цзин») — в переводе Л. Д. Позднеевой, Э. М. Яншиной, из «Весен и осеней Люй Бувэя» («Люйши чуньцю») — в переводе Г. А. Ткаченко, Э. М. Яншиной, из «Философов из Хуайнани» («Хуайнаньцзы») — Л. Е. Померанцевой.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
КНИГА ГОР И МОРЕЙ

«Книга гор и морей» («Шань хай цзин») относится к III—I вв. до н. э. Она возникла в результате полемики с «Книгой преданий» — одной из книг кон­фуцианского канона. В то время как в «Книге преданий» мифология при­нимает вид истории, а мифологические герои выступают в роли мудрых правителей, в «Книге гор и морей» они оказываются богами природы, героями — устроителями земли и изобретателями благ цивилизации. Памятник представля­ет собой свод, включающий разновременные пласты и отражающий иногда чрезвычайно архаичные представления. «Книга гор и морей» имеет форму ката­лога гор, расположенных на территории Китая, и земель, находившихся, по представлению древних, на окраинах или за пределами этой территории. Этот перечень включает элементы положительных знаний — зоогеографии, бо­танической географии, народной медицины, а также народных верований и мифологии.

Цзюань I
КАТАЛОГ ЮЖНЫХ ГОР
[Книга первая]

В «Каталоге Южных гор» первыми названы Сорочьи горы. Среди них главной названа гора Блуждающая. [Она] подходит к Западному морю. [Там] много коричного дерева, много золота (цзинь), нефрита (юй). [Там] растет трава, похожая на душистый лук, но с зелеными цветами, называется заговор­ная [трава] юй. Съешь ее, утолишь голод. Там растет дерево, похожее на бумажное дерево, но [у него листья] с черными прожилками. Цветы его освещают все вокруг. Его название — Дурманное гу. Если носить его у пояса, то не поддашься дур­ману. [Там] водится животное, похожее на обезьяну, но у него белые уши ,(ходит как люди, но горбится). Его называют синсин. Съешь его, будешь ходить без устали. Оттуда берет на­чало река Лицзи, течет на запад и впадает в море. В ней обилие юйпэй. Имей ее при себе и не будешь болеть желудком...

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.
ВЕСНЫ И ОСЕНИ ЛЮЙ БУВЭЯ
f
КНИГА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
О корне (вещей)

... Женщина из рода Владеющих Шэнь собирала шелковицу и нашла в дупле ребенка. Отдала его своему господину, он поручил его воспитывать повару. Господин стал расспраши­вать, ему сказали: «Его мать жила у реки И. Когда она ходила беременной, во сне увидела бога [духа] , он ей сказал: «Если увидишь, что в ступке появилась вода, иди на восток и не оглядывайся!» На следующий день она увидела, что в ступке показалась вода, сказала об этом соседям и пошла на восток. Прошла десять ли и оглянулась. Увидела, что ее город весь ушел под воду) и тут же превратилась в полую шелковицу. Поэтому [мальчика] и назвали Инь [с реки] И...

КНИГА ДВАДЦАТАЯ.
О поведении
;
... Яо уступил Поднебесную Шуню. Гунь был чжухоу. Вски­пел он гневом против Яо и вскричал: «Кто постиг закон Неба, тот становится правителем! Кто постиг закон правителя, тот становится одним из трех гунов! Я же постиг, закон Земли, а меня не сделали (даже) одним из трех гунов!» Воспользовавшись оговоркой Яо, он захотел получить [титул] гуна. И рассвирепел лютый зверь и захотел поднять смуту: соединенные вместе рога зверя образовали крепостные зубцы, а поднятые вверх хвосты — его знамена. И призывали его, и не явился он. И носился он по диким просторам. И хотел повергнуть он правителя Шуня. И изгнали его тогда на Крыло-гору и разрубили там уским клинком....

КНИГА ПЯТАЯ
Древняя музыка

... Предок Чжуаньсюй родился в реке Жо, а жил на [горе] Полая Шелковица. Затем вознесся и стал Предком. Привел в гармонию с Небом восемь ветров, а затем стал [их слушать] . Их мелодия была то мягкая и ласковая [как весна], то чистая и прозрачная [как осенний воздух], то звонкая [как колокольчик] . Чжуаньсюю понравились их голоса, и он повелел Летающему Дракону создать мелодию, подражающую восьми ветрам. Ее назвали «Подносим облака» — она предназначалась для поднесения Главному Предку. Затем Чжуаньсюй приказал Желтому Угрю первому исполнить эту мелодию. Желтый Угорь опрокинулся на спину и стал хвостом бить по брюху — звуки были [прекрасны] как белые облака...

ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.
ФИЛОСОФЫ ИЗ ХУАЙНАНИ.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
Небесный узор.

... Некогда Бог Разливов [Гунгун] боролся с Чжуаньсюем за владычество. В ярости боднул гору Щербатую. Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад, солнце, луна и звезды переместились. Земля на, юго-востоке оказалась неполной и поэтому воды и ил устремились туда...
Солнце поднимается из долины Восходящего солнца, купа­ется в озере Сянь, приближается к Шелковице Фу. Это называ­ется Утренняя Заря. Поднимается на шелковицу Фу, отсюда собирается в путь. Это называется Рассвет. Достигает Кривых гор. Это называется Утро. Достигает Ярусных Ключей. Это .называется Время первой еды. Достигает Шелковичного края. .Это называется Время второй еды. Достигает Равновесия Света. Это называется Позднее утро. Достигает [гор] Куньу.
Это называется Полдень. Достигает Птичьего Ночлега. Это называется Малое возвращение. Достигает Долины Скорби. Это называется Время дневной еды. Достигает горы Матери Цзи. Это называется Большим возвращением. Достигает Пучи­ны Печали. Это называется Временем первого толчения риса. Достигает Каменной гряды. Это называется Временем второго толчения риса. Достигает Источника Скорби. Здесь останав­ливается его женщина. Здесь отдыхают его кони. Это называ­ется Распряженная колесница. Когда достигает Пучины Печа­ли, это называется Сумерками. Когда достигает Долины Мрака, это называется тьмой. Солнце погружается в Пучину Печали, светит в Долине Мрака...

ГЛАВА ШЕСТАЯ
Обозрение сокровенного

...В те далекие времена четыре полюса разрушились, девять материков раскололись, небо не могло все покрывать, земля не могла все поддерживать, огонь полыхал не утихая, воды бушевали не иссякая. Свирепые звери пожирали добрых людей, хищные птицы хватали старых и слабых. Тогда Нюйва расплавила пяти-цветные камни и залатала лазурное небо, отрубила ноги гигантской черепахе и подперла ими четыре полюса, убила Черного Дракона и помогла Цзичжоу, собрала тростниковую золу и преградила путь разлившимся водам. Лазурное небо было залатано, четыре полюса выправлены, разлив­шиеся воды высушены, в Цзичжоу водворен мир, злые твари умерщвлены, добрый люд возрожден. Тогда Нюйва взвалила на спину квадрат земли, взяла в охапку круг неба, сделала весну мягкой, лето жарким, осень убивающей, зиму сохра­няющей...
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Очертания земли

...Дерево Фу растет в Янчжоу, солнцем лучится. Дерево Цзянь растет на [горе] Дугуан. Отсюда боги спускаются [с неба] и поднимаются [на него]. На солнце нет тени, а. нет эха. Это центр Неба и Земли. Дерево Жо растет на запад от дерева Цзянь. На ветвях его десять солнц. Его цветы освещают землю внизу...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Коренная основа

и ...Когда же наступили времена Яо, десять солнц вышли вместе на небосвод. Они сожгли хлеба и посевы, иссушили деревья и травы, и народ остался без пропитания. [Чудовища] Яюй, Зубы-Буравы, Девять Младенцев, Тайфэн, Дикий Вепрь, Длинный Змей были бедствием для народа. Тогда Яо послал Охотника, и он казнил Зубы-Буравы в краю Цветущего Поля, убил Девять Младенцев на реке Зловещей, поразил стре­лой Тайфэна на озере Зеленого Холма, вверху выпустил стрелы в десять солнц, внизу поразил (чудовище) Яюй, разрубил на части Длинного Змея на [озере] Дунтин, поймал Дикого Вепря в Роще Шелковицы. И возрадовался тогда народ, и поставил Яо Сыном Нёба...

ИСТОЧНИК ЧЕТВЕРТЫЙ.
КНИГА О ДАО И ДЭ

«Книга о дао и дэ» («Дао дэ цзин») возникла, по-видимому, не позже III - в. до н. э. и названа была «книгой», возможно, в параллель к кон­фуцианскому канону. В монологической форме в ней излагаются тезисы учения, в целом остающегося как бы за текстом. Голос строгого пропо­ведника звучит сдержанно, убежденно, а порой взволнованно. «Знающий не доказывает, а доказывающий не знает» — в этой фразе заключено характерное для древности представление о том, что истина не нуждается в дока­зательстве, частично поколебленное лишь в III в. до н. э. китайскими «со­фистами». Практически на протяжении всей древности слово учителя, как показывают памятники, остается неоспоримым, что всегда сказывается на несколько торжественном стиле монологов учителя.
В «Дао дэ цзине», как в «Изречениях» и в любом другом произведении древнего периода, нет систематического изложения учения, хотя, безусловно, само учение представ­ляет собой систему. Для ее выражения существовал другой способ, чем теперь. Поскольку вообще образное мышление, фантазия, воображение иг­рали очень большую роль, многое в изложении рассчитано на эмоциональное, а не на логическое восприятие. Казалось бы, разрозненные фрагменты — изречения Конфуция и его учеников, тезисы «Книги о дао и дэ», диалоги Мэнцзы и Чжуанцзы, оказываются в тексте связанными в одно целое.
Огромную роль как стилистический прием играет повтор. Композиционный, синтаксический, лексический и звуковой повторы подчеркивают смысловой. Одни и те же темы, варьируясь, служат созданию многообразной, но единой картины мира.
Дао и дэ, о которых толкует текст, суть главнейшие понятия даосской философии. Как уже говорилось, дао значит «путь». На правильном пути настаивал и Конфуций применительно к государству и «благородному мужу». У даосов же дао значит путь природы, ее внутренний закон, по которому она развертывается. И если дэ у Конфуция есть в некотором роде «мисти­ческая» сила, которую дает обладание всеми необходимыми добродетелями «благородному мужу» или даже Сыну Неба, то у Лаоцзы и последующих даосов дэ значит силу, царствующую в природе наравне с дао и сообщающую всему живому способность жить, не подвергаясь опасности порчи или безвремен­ной гибели — при условии не нарушения основного закона (дао).
Приводимые ниже фрагменты из «Книги о дао и дэ» даны в переводе Ян Хин-шуна с некоторой редакцией отдельных мест перевода.
§ 1
Дао, которое может быть выражено словами, не есть посто­янное дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало неба и земли, обладающее именем — мать всех вещей...
§ 2
Когда все в Поднебесной узнают, что прекрасное является прекрасным, появляется и безобразное. Когда все узнают, что доброе является добром, возникает и зло. Поэтому бытие и небытие порождают друг друга, трудное и легкое создают друг друга, длинное и короткое взаимно соотносятся, высокое и низкое устремлены друг к другу, звуки инь и шэн согласуются друг с другом. Поэтому, совершенномудрый, совершая дела, предпочитает недеяние; осуществляя учение, не прибегает к словам...
§ 4
Дао пусто, но неисчерпаемо. О глубочайшее! Оно предок всех вещей!.. Я не знаю, чей оно сын, но оно предшествует небесному владыке.
§ 11
Тридцать спиц соединяются в одной ступице [образуя коле­со], но употребление колеса зависит от пустоты между [спи­цами]. Из глины делают сосуды, но употребление сосудов зависит от пустоты в них. Пробивают двери и окна, чтобы сделать дом, но пользование домом зависит от пустоты в нем. Вот почему полезность зависит от пустоты.
§ 12
Пять цветов притупляют зрение. Пять звуков притупляют слух. Пять вкусовых ощущений притупляют вкус . Охота и скачки приводят в неистовство. Труднодоступные вещи влекут к преступлению. Поэтому совершенномудрый устремлен к внут­реннему, а не к внешнему...
§ 14
Смотрю на него и не вижу, поэтому называю невидимым. Слушаю его и не слышу, поэтому называю неслышимым. Пытаюсь схватить его и не достигаю, поэтому называю его мельчайшим. Эти три [свойства] неразделимы и составляют одно. Вверху не освещено, внизу не затемнено. Оно бесконеч­но и не может быть названо. Оно снова возвращается в небытие. И вот называю его формой без форм, образом без существа. [Поэтому] называю его неясным, туманным. Встре­чаюсь с ним и не вижу лица его, иду следом за ним и не вижу спины его.
§ 25
Вот вещь в хаосе возникающая, прежде неба и земли родившаяся! О беззвучная! О лишенная формы! Одиноко стоит она и не изменяется. Повсюду действует и не имеет преград. Ее можно считать матерью Поднебесной. Я не знаю ее имени. Обозначая словом, назову ее дао; произвольно давая ей имя, назову ее — великое. Великое — оно в бесконечном движении.
Находящееся в бесконечном движении, не достигает предела. Не достигая предела, оно возвращается [к своему истоку]. Вот почему велико дао, велико небо, велика земля, велик также и государь. Во Вселенной имеются четыре великих, и среди них — государь.
Человек следует [законам] земли. Земля следует [законам] неба. Небо следует [законам] дао, а дао следует самому себе.
§ 30
Кто служит правителю посредством дао, не покоряет другие земли оружием, ибо это может обратиться против него. Где побывали войска, там растут колючки [и бурьян]. Где прошло большое войско, там наступают голодные годы.
Искусный [полководец] побеждает и на этом останавлива­ется, [он] не смеет творить насилие. Побеждает и сам себя не прославляет. Побеждает и не нападает. Побеждает и не гор­дится. Побеждает, потому что вынужден. Побеждает, но не воинственен.
Когда сильное [и здоровое] превращается в старое [и сла­бое] , это противоречит дао. То, что противоречит дао, то рано погибнет.
§ 32
Дао вечно и безымянно. Эта простая основа хоть и мала, но никто в мире не может ее подчинить себе. Если бы хоу и ваны были способны ее хранить, то тьма существ пришла бы им служить, небо и земля слились бы в гармонии и пролили сладкую росу, а народ и без приказов бы успокоился...
§ 47
Не выходя со двора, можно познать мир. Не выглядывая из окна, можно видеть естественное дао. Чем дальше идешь, тем меньше познаешь. Поэтому совершенномудрый не ходит, но познает [все]. Не видя [вещей], он проникает в их [сущ­ность]. Не действуя, он добивается успехи
§ 51
Дао рождает [вещи], дэ вскармливает [их]. Вещи оформля­ются, формы завершаются. Поэтому нет вещи, которая бы не почитала дао и не ценила бы дэ... Дао рождает [вещи], дэ вскармливает [их], взращивает их, воспитывает их, совер­шенствует их, делает их зрелыми, ухаживает за ними, поддерживает их. Создавать и не присваивать, творить и не хвалиться, являясь старшим, не повелевать — вот что называ­ется глубочайшим дэ.
§ 70
Мои слова очень легко понять, им очень легко следовать. Но Поднебесная не может понять их, не может следовать им. В речах есть корень, в делах есть закон. Но именно этого не понимают. Вот почему не знают меня. Знающих меня мало, идущих за мной единицы...
§ 76
Человек при своем рождении нежен и слаб, а по смерти крепок и тверд. Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели иссохшие и ломкие. Твердое и крепкое — это то, что погибает, а нежное и слабое — это то, что начинает жить. Поэтому могущественное войско не побеждает, крепкое дерево погибает. Место сильного и могу­щественного внизу, а слабого и нежного наверху.
§ 80
Пусть государство будет маленьким, а население — редким. Пусть будут в нем различные орудия, но пусть ими не поль­зуются. Пусть народ помнит о смерти и не уходит далеко. Пусть будут у него лодки и колесницы, но пусть им не будет при­менения. Пусть будут у них щиты и оружие, но не будет против кого их направлять. Пусть люди снова вернутся к узелкам. Пусть пища их будет сладкой, одежда красивой, жилище удобным, а жизнь радостной. Пусть соседние царства расположатся так близко, что будут видны издали, крик петухов и лай собак будет доноситься от одного к другим, а люди царств никогда не будут иметь нужды друг в друге.

ИСТОЧНИК ПЯТЫЙ.
МЭНЦЗЫ.

Мэнцзы — памятник, названный именем крупнейшего в - древности последователя Конфуция Мэн Кэ, жившего в 372—289 гг. до - н.э. Памятник датируется временем не позже III в. до н. э., авторство принадлежит школе Мэнцзы.
В отличие от "Изречений" Конфуция, «Мэнцзы» содержит не только отдельные высказывания, но и диалоги в которых подробно излагается точка зрения философа. Монолог зачастую значительно превалирует над диалогом, диалогу же в этом случае отведена вспомогательная роль — он движет тему вперед. Партнером Мэнцзы является либо правитель, в царство которого Мэнцзы прибыл с надеждой применить свое учение на практике, ибо ученики, либо другие философы. Монолог Мэнцзы часто вводится словами "Мэнцзы сказал..." В этом памятнике довольно значительное место занимает повествование, исторические аналогии, цитаты, притчи, примеры и пр.. с помощью чего Мэнцзы стремится представить свою мысль в доступной форме, - поскольку, в отличие от Конфуция, он заботится об убедительности.
Фрагменты из «Мэнцзы» даны в переводе Л. Д. Позднеевой (5.4) и Л. Е. Померанцевой.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ.
Высшее наслаждение.

...Подходя к Чу, Чжуанцзы наткнулся на голый череп, по­белевший, но еще сохранивший форму. Чжуанцзы ударил по черепу хлыстом и обратился к нему с вопросом:
— Довела ли тебя до этого, учитель, безрассудная жажда жизни или секира на плахе, когда служил побежденному царству? Довели ли тебя до этого недобрые дела, опозорившие отца и мать, жену и детей или муки голода и холода? Довели ли тебя до этого многие годы жизни? — Закончив свою речь, Чжуанцзы лег спать, положив под голову череп.
В полночь Череп привиделся ему во сне и молвил:
— Ты болтал, будто софист. В твоих словах — бремя му­чений живого человека. После смерти его нет. Хочешь ли выслушать мертвого?
— Хочу, — ответил Чжуанцзы.
— Для мертвого, — сказал череп, — нет ни царя наверху, ни слуг внизу, нет для него и смены времен года. Спокойно следует он за годовыми циклами неба и земли. Такого счастья нет даже у царя, обращенного лицом к югу.
Не поверив ему, Чжуанцзы сказал:
— А хочешь, я велю Ведающему судьбами возродить тебя к жизни, отдать тебе плоть и кровь, вернуть отца и мать, жену и детей, соседей и друзей?
Череп вгляделся в него, сурово нахмурился и отве­тил:
— Разве захочу сменить царственное счастье на Человече­ские муки!..

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
Понимающий сущность жизни

...Цзи Синцзы тренировал бойцового петуха для царя. Че­рез десять дней царь спросил:
— Готов ли петух?
— Еще нет. Пока самонадеян, попусту кичится. Через десять дней царь снова задал тот же вопрос.
— Пока нет. Бросается на каждую тень, откликается на каждый звук.. Через десять дней царь снова задал тот же вопрос.
— Пока нет. Взгляд еще полон ненависти, сила бьет через край. Через десять дней царь снова задал тот же вопрос.
— Почти готов. Не встревожится, пусть даже услышит дру­гого петуха. Взгляни на него — будто вырезан из дерева.
Полнота его свойств совершенна. На его вызов не посмеет откликнуться ни один петух — повернется и сбежит.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ.
Притчи

Из десяти речей девять — притчи, из десяти семь — речи серьезные, но всегда новые — речи за вином, вторящие ес­тественному началу.
Из десяти речей девять — притчи. Ими пользуюсь как посто­ронним примером. Ведь родной отец не бывает сватом соб­ственных детей. Лучше, если хвалит не родной отец! Если в них что не так, то не моя вина, а кого-то другого. Я согла­шаюсь с тем, что едино со мной, я возражаю на то, что со мной не едино. Единое с собой называю правдой, не единое — ложью.
Из десяти речей семь — речи серьезные. Это те, что уже были высказаны, это речи старцев. Но если первый по возрасту не знает, что есть основа, а что уток, что есть корень, а что — лишь верхушки, то из-за одного только возраста не назову его первым. Человек, который не имеет ничего, что ставило бы его впереди других, не обладает дао человека. А кто не обла­дает дао человека, тот ненужный человек.
Речи за вином — всегда новые, вторящие естественному на­чалу. Следуй их свободному течению и проживешь до конца свой жизненный срок.

ИСТОЧНИК ШЕСТОЙ
ВЕСНЫ И ОСЕНИ ЛЮЙ БУВЭЯ

«Весны и осени Люй Бувэя» («Люйши чуньцю») относятся к III в. до и. э. Этот памятник составлен при дворе крупного политического деятеля первого министра циньского двора Люй Бувэя его «гостями». В отличие от всех предыдущих он не является записью речей главы школы, а пред­ставляет собой коллективное произведение профессиональных философов, пот пытавшихся создать новую универсальную систему на основе синтеза дао­сизма и конфуцианства.
Для глав «Люйши чуньцю» характерно построение: тезис, иллюстрация, вывод. Есть и иные способы организации материала, как видно даже из приводимых ниже примеров, но этот все-таки превалирует. Иллюстрация представляет собой мифологический или исторический пример — краткий либо развернутый в рассказ, один или, как правило, несколько, «нанизанных» один на другой. Несколько примеров подряд нужны для того, чтобы выразить оттенки или подчеркнуть главное. Используется именно исторический пример (мифология здесь тоже принимается за историю), потому что в глазах кон­фуциански настроенных философов, устремленных к проблемам общественного устройства, более достоверна история, а не притча или сказка, построенные на вымысле. .
Перевод фрагментов из «Весен и осеней Люй Бувэя» выполнен Г. А. Ткаченко.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ.
ГЛАВА ВТОРАЯ.
Об учении

Из преподанного прежними царями ничто не прославлено так, как сыновняя почтительность, ничто не известно так, как верность. Верность и почтительность — именно этого прежде всего жаждут правители и родители. Известность и слава — именно этого более всего желают сыновья и подданные. Однако правители и родители не обретают того, чего жаждут, а сыновья и подданные не получают того, чего желают.
Происходит это от незнакомства с истинным законом и чувством долга. Незнакомство же с долгом и с истинным законом проистекает из необразованности, ибо не известен слу­чай, когда бы учившийся у проницательного и талантливого наставника сам не стал впоследствии мудрецом. А ведь там, где бывает мудрец, мир приходит к истинному закону. Если он обращается вправо, становится важным правое, если вле­во — левое. Посему среди мудрых царей древности не было та­кого, кто не почитал бы наставника.
Почитать наставника означает не судить по тому, благоро­ден он или худого рода, беден или богат. И тогда слава далеко разнесется, благие деяния не останутся в тени. Ибо наука наставника не в приверженности к известности или незамет­ности, поклонению или презрению толпы, бедности или богат­ству, но в приверженности дао. Если человек обладает досто­инством, и деяния его будут достойными. Он получит все, чего добивается, исполнит все, чего желает. Это происходит оттого, что человек стремится стать мудрецом. Мудрец же рождается в упорном учении. Ибо никто еще без упорного учения не становился ни великим мужем, ни прославленным человеком.
Упорство в учении проистекает из почитания наставника. Если почитают наставника, тогда следуют его поучениям с ве­рой и как он судят о дао. Кто отправляется учить, не имеет влияния, и кто призывает учителя, останется неучем. Кто сам себя унижает, того не станут слушать, и кто унижает учителя, ничего от него не услышит. Когда наставник избирает метод, которым невозможно добиться влияния и к которому невозмож­но привлечь внимание, и насильно обучает этому других, до­биваясь от них достойного поведения, он лишь удаляется от цели. И когда ученик попадает в положение, в котором невоз­можно добиться влияния ,и в котором невозможно привлечь внимания, желая при этом прославить свое имя и достичь спо­койного существования, он уподобляется хранящему, за пазу­хой падаль, но желающему вдыхать ароматы, или бросающемуся в воду, но не желающему промокнуть. Ибо учение требует строгости, а никак не баловства.
Однако в наш век обучающие по большей части не спо­собны проявить строгость, скорее напротив — склонны забав­лять. Неспособность же проявить строгость по отношению к обучаемому и стремление его, напротив, ублажить, напоми­нает такое спасение утопающего, когда его бьют по голове, или такое лечение больного, когда ему дают отраву.
От этого мир впадает во все большие смуты, а неумные правители — во все большее ослепление. Посему деятельность наставника должна быть обращена на достижение разумного порядка и твердое следование долгу. Когда достигается разум­ный порядок и утверждается следование долгу, положение наставника почетно. Цари, гуны и большие люди не смеют тог­да относиться к нему свысока. Он может тогда подняться до самого Сына Неба, не испытывая смущения. Не обяза­тельно этой встрече будет сопутствовать согласие. Но не обя­зательно же и отступаться от разумного порядка и пренебре­гать долгом ради достижения этого согласия. Тем более невоз­можно это для желающего сохранить уважение людей. Посему наставник обязан стремиться к разумному порядку и твердо следовать долгу, тогда он будет почитаем.
Учитель Цзэн говорил: «Когда благородный муж идет по дороге, по его виду сразу можно определить, есть ли у него отец и есть ли у него наставник. Тот, у кого нет отца, нет наставника, выглядит совершенно иначе». Этим сказано, что человек должен служить наставнику, как он служит отцу.
Цзэн Дянь, отец Цзэн Шэня, как-то отправил сына с по­ручением. Все сроки прошли, а тот не вернулся. Люди, при­шедшие к Цзэн Дяню, говорили: «Уж не погиб ли он?!» Цзэн Дянь отвечал: «Хотя бы погиб. Но я-то жив! Как же он смел погибнуть!»
Конфуций попал в опасность в Куане. Янь Хой отстал. Потом Конфуций сказал ему: «Я думал тебя нет в живых!» Янь Хой ему отвечал: «Как я смел умереть, если вы живы!»
Янь Хой служил Конфуцию так же, как Цзэн Шэнь служил отцу. Именно так выдающиеся люди древности почитали своих наставников. Посему и наставники не .жалели знаний, обна­руживали в поучениях всю глубину дао.

ИСТОЧНИК СЕДЬМОЙ.
Манифест просвященного монаха об обсуждении мер помощи населению
ИМПЕРАТОР ВЭНЬ-ДИ
"Поэзия и проза Древнего Востока" изд-во "Художественная литература", Москва, 1973 г.
За это последнее время было несколько лет подряд, когда хлеба не всходили. Да к этому ж были несчастья потопов и засух, поветрий и моров. Мы этим всем удручены чрезвычайно. Мы неумны, непросветленны; постичь еще не можем Мы, чья здесь вина в преступленьи. Возможно, что правительство у Нас в себе содержит упущенье, и в Нашем поведенье также Мы видим промахи, ошибки. Или тогда к путям небес Мы допустили непокорство, несогласованность какую? Или тогда от благ земных Мы, может быть, чего не взяли? Или тогда в делах людских бывало много расхожденья с нормальной жизнью мирных лет? Или тогда земные духи иль те, что на земле с небес, бросают Нас, не принимая молений Наших или жертв? Чем Мы теперь доведены до этих бед? А может быть, что содержанье всех сотен Наших должностных чересчур расходно и огромно? Иль, может быть, что бесполезных, ненужных дел уж слишком много? Откуда ж эта недостача и оскудение народа в его питании сейчас? А можно думать ведь, что при расчетах за землепользование Мы не имели еще дальнейшего их снижения для народа? Иль, обсуждая, как быть с народом, Мы не усилили, как бы надо, о нем заботы? Когда рассчитываем рты и применяем их к земле, то, по сравненью с древним миром, в земле есть даже преизбыток; когда ж народ свою ест пищу, то слишком многого не хватает. Всему вот этому вина, в чем находить ее возможно?
В том, может быть, что все роды и кланы народных наших масс работают излишне много на несущественные вещи и этим своему земельному труду наносят вред, ущерб? Иль, может быть, при выделке вина уничтожают хлеба слишком много? Иль, может быть, домашних “шесть животных” едят помногу все и многочисленны уж очень? Что важно, что не важно здесь, я не умею разобраться, напасть на самый центр вещей. Мне б обсудить все это надо с премьером, с разными князьями, а также и с чинами покрупнее — которые две тысячи мер риса получают, с учеными большими и другими! Пусть те из них, что в состоянии помочь всем сотням наших масс народа, свободно, как они хотят, и с дальним озареньем мысли, не скроют ровно ничего!
ВЕРНУСЬ К ПОЛЯМ.
Живу в столичных городах уже давным-давно, но нет во мне ума и светлого сознанья, чтоб помогать моменту дня. Все, что я делаю, так это подхожу к Реке, чтобы на рыбок любоваться, и подождать, когда Река будет прозрачна и чиста, что вряд ли будет когда-нибудь. Я близко к сердцу принимаю отрывистость и настроение Царя; и я последовать готов за разрешением сомнений тому, что скажет Тан.Воистину непостижима и темна небесная стезя! Я мысленно иду за рыбаком-отцом и с ним сливаюсь в его счастье. Я стану выше мира грязи, уйдя подальше от него, и навсегда я распрощаюсь с делами суетного света.
Теперь как раз средина самая весны и лучший месяц в ней. Погода теплая сейчас и воздух чист. И на полях, и на низинах все сплошь цветет и заросло. Все сотни разных трав цветут богато и роскошно. Утенок “королевский глаз” захлопал крыльями уже, а щеголь песню затянул на свой безрадостный мотив. Скрестившись шеями, созданья порхают вверх, порхают вниз — квань-квань, чирикают, йин-йин. Вот среди этого всего я начинаю здесь блуждать, гулять и странствовать повсюду и все хочу, чтоб усладить свое мне в этом чувство, душу.
И вот я тогда, как дракон, запою, гуляя в просторных лугах; и как тигр, засвищу на горах и холмах. В воздух взгляну — и пущу влет стрелу с тетивы; вниз погляжу — и удить буду в долгой струе. Напоровшись на стрелу, птица найдет в ней смерть; а набросясь на живца, рыба проглотит крюк. Я сброшу ушедшую в облако птицу; подвешу глубоко заплывшую рыбу.
Затем уж светящее чудо косить начинает свой луч, и преемствуется оно полной луной, просторным светилом. До высшей радости и беспредельной довел свободные свои блужданья,— хоть солнце на вечер идет, а я усталость позабыл. Я весь в обаяньи той заповеди, что оставил нам Лао-мудрец, и сейчас же готов повернуть я коней к своей хижине, крытой пыреем. Там я трону чудесный уклад пятиструнки моей, запою я о том, что надумали, что написали и Чжоу и Кун. Взмахну я кистью с тушью на конце и ею выражу цветы моей души. Я встану в колею, в орбиту Трех Монархов великой древности хуанов.
И если теперь я дал волю душе идти за пределы земные, зачем мне учитывать все, что ведет к блеску-славе одних, к поношенью других?
КОРНЕСЛОВ ЕВРЕЙСКОГО ЯЗЫКА,
составленный Платоном Лукашевичем Киев 1883 г. росинка 274-275

Всех в Корнеслове Еврейского языка определено слов 2 608
Могло ли племя имеющее словарный запас из 2 6О8 слов написать Ветхий Завет?

Из них оказалось:
Китайских 267
Тангутских (Тибетских) 10
Японских 13
Курильских 8
Чукотских 9
Юкагирских 16
Коряцких 17
Карагинских 3
Камчадальских 29
Чапогирских 6
Ламутских 17
Тунгусских 66
Манжурских 160
Монгольских 958
Бурятских 5
Калмыцких 18
Слов из шестнадцати языков первой Китайской семьи 1602

Самоедских 284
Кангатских 2
Карассинских 3
Тайгинских 2
Якутских 108
Киргизских, Татарских, Хивинских,
Телеутских, Трухменских, Турецких 86
Койбальских, Аринских,
Инбацких, Ассанских 13
Койбальских, Моторских, Пумпокольских,
Вогульских, Остяцких 99
Вотяцких, Черемисских, Чувашских 63
Лопарских, Мордовских, Мокшанских,
Зырянских, Чухонских, Корельских,
Эстляндских, Пермякских 77
Пеелвских 1
Ново - Персидских 3
Бенгальских 1
Бухарских 4
Курдских 2
Абазинских 5
Карталинских 5
Имеретинских 3
Осетинских 12
Кубачинских 1


Андийских 2
Лезгинских 9
Кази - Кумыцких 2
Черкесских 1
Черкесс - Кабардинских 6
Акушинских 2
Ингушевских 6
Чеченских 6
Армянских 8
Жидовских 1
Литовских 2
Венгерских 2
Латинских 1
Албанских 2
Цыганских 7

Слов из пятидесяти шести язык, второй Китайской семьи 831

Второе отделение Китайской семьи относится к первому, как 1: 2.

Ассирийских 173
Ассирийских обратного чтения 2

Итого 2608

Из числа Accиpийских слов находится
сложных 3;

Образованных со слитными предлогами:
С предлогом:

за 1
о (с придыхательным г) 2
над 2
на 6
о 15
оу (у) 1
па (вроде нашего паколъ, памога) 1
с 4
ся 1

Итого .... 33

ГЛАГОЛ ПЯТЫЙ.
Первый Рим.
РЕЧЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Древнейшая Греция.


ФЕСТСКИЙ ДИСК.

Просыпающийся во мраке, находит свет
В себе самом, не взвидев более ничего,
День миновал или тысяча крепких лет,
И кто на пиру глядел на него, -

Понять не дано, можно только владеть
Всемирной тайной, окружающий всех
Наподобие синего воздуха, начинает светлеть,
Хоть округа тесна, как грецкий орех.

Он поднимает глаза, оказываясь один
В тени придорожного Ясеня, - целый свет
Из многих составлен, сам себе господин,
Остается верить, что это царский ответ.

Остается поверить, что Фестский Диск
Начертаньем пути, заключенным в нем,
Поднимаясь вне мира, всегда впереди,
Окруженный нечаянно-верным огнем...

Сергей Гонцов. 07. 01. 98.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.
Г.С. Гриневич "Праславянская письменность", росинка 90 - 92
КРИТ — ЗЕМЛЯ ПЕРВЫХ ЕВРОПЕЙЦЕВ

«Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,
Тучный, отвсюду объятый водами, людьми изобильный».
Гомер, XIX песня «Одиссеи»

«Ни одна страна не устояла перед
десницей их, начиная от Хатти„»
Из египетских хроник Мединет-Хабу

Древние греческие мифы рассказывают о том, что великий Зевс был отцом правителя Крита — Миноса. Приняв образ прекрасного быка, Зевс похитил Европу, дочь финикийского царя, и, переплыв море, доставил ее на своей спине на Крит. Здесь Европа родила от Зевса трех сыновей: Миноса, Сарпедона и Радамата (Радаманта), которых воспитал как собственных детей повелитель Крита Астерий. Когда братья выросли и возмужали, возникшее между ними соперничество переросло в открытую войну. В этой борьбе победителем вышел Минос, а побежденные Сарпедон и Радамат были изгнаны с острова.
После смерти царя Астерия Минос стал правителем Крита. Получить власть над критянами ему помогло утверждение, что боги могут выполнить любую его просьбу.
Захватив власть на Крите, Минос вскоре установил морское господство над всем Восточным Средиземноморьем. Ему подчинялись почти все острова Эгейского моря.
Но Минос был славен не только своими воинскими успехами. Это был мудрый и дальновидный правитель. По его указанию создавались города и дворцы, издавались первые писаные законы.
При Миносе на Крите жил и трудился легендарный Дедал — замечательный изобретатель, прославленный скульптор и великий зодчий. По приказу Миноса Дедал построил в столице Крита, городе Кноссе, знаменитый Лабиринт, представляющий собой грандиозное по масштабам сооружение с многочисленными запутанными ходами, выбраться из которых не мог никто из вошедших туда.
Согласно мифам, в центре Лабиринта обитал Минотавр («бык Миноса») — чудовище с человечьим телом и бычьей головой, сын Миноса, данный Зевсом критскому царю как предостережение: не считать себя равным богам.
Минотавр питался людьми. Каждые девять лет семь прекраснейших девушек и семь сильнейших юношей покидали родные Афины и плыли на Крит, чтобы стать там жертвой ужасного Минотавра. Сын афинского царя Эгея Тесей избавил мир от Минотавра: пробравшись в Лабиринт, он убил его. Из Лабиринта он выбрался с помощью клубка ниток, подаренного ему Ариадной, прекрасной дочерью царя Миноса.
Много других красивых и поэтических легенд сложили древние греки о Крите, его обитателях, его сокровищах. Но долгое время мифы и предания расценивались лишь как литературные реминисценции, далекие от реальности. От некогда величественных дворцов остались лишь груды мрачных развалин, казалось, что нет между ними, опаленными жарким критским солнцем, и мифами никакой связи. И прошло не одно и не два, а целых двадцать столетий, прежде чем предания античности перестали быть сказками. На острове Крит была открыта цивилизация, являющаяся колыбелью современной европейской культуры. Ее искусство, по существу, явилось первым поднявшимся до высот реализма искусством на территории Европы. Эгейская культура, создавшая замечательные произведения искусства, внесла свой вклад в историю мирового искусства и явилась той основой, на которой вырастет со временем гениальное искусство Древней Греции.
Месопотамская (Двуречье), египетская и протоиндийская цивилизации — древнейшие цивилизации Востока — родились в долинах великих рек. Цивилизация Крита, возникшая на острове, естественно, во многом отличалась от них. Главное отличие состояло в том, что государство Крита было великой морской державой. Флот правителей Кносса не имел себе равных во всем древнем мире! Весельные и парусные корабли, легкие галеры и мощные грузовые суда бороздили волны Средиземного моря. Критяне достигали берегов Египта и Испании, Босфора и Гибралтара, а возможно, даже выходили в Атлантический океан. Критские мореходы и торговцы поддерживали тесные контакты с Египтом (Кефтиу — Крит очень часто упоминается в египетских папирусах) и даже с Двуречьем (на Крите найдены характерные месопотамские печати-цилиндры).

ПРАСЛАВЯНЕ НА КРИТЕ
Вставить риссунок Фетского диска
Сторона А

Горести прошлые не сочтешь, однако горести нынешние горше. На новом месте вы почувствуете их. Все вместе. Что вам послал еще господь? Место в мире божьем. Распри прошлые не считайте. Место в мире божьем, что вам послал господь, окружите тесными рядами. Защищайте его днем и ночью: не место — волю. За мощь его радейте.
Живы еще чада Ее, ведая, чьи они в этом мире божьем.




Сторона Б

Будем опять жить. Будет служение богу. Будет все в прошлом — забудем кто есть мы. Где вы побудете, чада будут, нивы будут, прекрасная жизнь — забудем кто есть мы. Чада есть — узы есть — забудем кто есть. Что считать, господи! Рысиюния чарует очи. Никуда от нее не денешься, не излечишься. Ни единожды будет, услышим мы: вы чьи будете, рысичи, что для вас почести; в кудрях шлемы; разговоры о вас.
Не есть еще, будем ее мы, в этом мире божьем.
Фестский диск, остров Крит, XVII в. до н. э. Дешифровка и перевод (с праславянского) Геннадия Гриневича
Плутарх. Солон, XIII, XIV
Плутарх (46-120 гг.), писатель-моралист. Родился в греческом городе Херонее. Образование получил в Афинах. Занимал ряд ответственных постов. Часто бывал в Риме, пользовался расположением императоров Траяна и Адриана. Использовал свои римские связи в интересах Греции. Написал 227 сочинений, из которых до нас дошло более 150. Для историков наибольший интерес представляют биографии греческих и римских политических деятелей.

...Так как в то время (начало 6 в. до н.э.) неравенство между бедными и богатыми достигло как бы наибольшей остроты, то государство находилось в чрезвычайно неустойчивом положением и, казалось могло устоять и избавиться от смуты только при условии, если установиться тирания. Надо иметь в виду, что весь простой народ был в долгу у богатых, так как или обрабатывал у них землю, платя за это шестую часть урожая, - этих людей называли шестидольниками и фетами - или, делая займы, подлежал личной кабале своих кредиторов, причем одни были рабами на родине, других продавали на чужбину. Многие вынуждены были продавать даже собственных детей (этого не запрещал ни один закон) или бежать из отечества вследствие жестокости кредиторов. Но большинство, и притом самые сильные, стали действовать заодно, призывая друг друга не относиться к этому равнодушно, но избрать одного верного человека в качестве простата, освободить должников, пропустивших срок уплаты, произвести передел земли и совершенно изменить государственный строй.
Источники:
Хрестоматия по истории Древней Греции.-М.,1964.- С.150Аристотель. Афинская Полития.
Афинская Полития. 6-12
Аристотель ( 384-322 гг. до н.э. ), древнегреческий философ, ученик Платона. Родился в городе Стагире, поэтому его иногда называют Стагирит. Большую часть жизни провел в Афинах, где основал свою философскую школу - Ликей. В числе своих многочисленных и разнообразных сочинений оставил труды по истории государственного строя. Из 158 'политий' - описаний государственного строя греческих государств - до нас дошла только 'Афинская полития', состоящая из двух частей, исторической и систематической.
Взяв дела в свои руки, Солон освободил народ и в текущий момент, и на будущее время, воспретив обеспечивать ссуды личной кабалой. Затем он издал законы и произвел отмену долгов, как частных, так и государственных, что сисахфией, потому что люди как бы встряхнули с себя бремя...

Государственный строй, который установил Солон, и законы, который он издал, были новые...Солон установил эти законы на сто лет и дал государству следующее устройство. На основании оценки имущества он ввел разделение на четыре класса, каковое разделение было уже и раньше, - на пентакосиомедимнов, всадников, зевгитов и фетов. Притом все вообще должности он предоставил исправлять гражданам из пентакосиомедимнов, всадников и зевгитов... Каждому классу он предоставил должность сообразно с величиной имущественной оценки, а тем, которые принадлежат к классу фетов, дал участие только в народном собрании и судах.
К пентакосиомедимнам должен был принадлежать всякий, кто со своей земли получает 500 мер в совокупности сухих и жидких продуктов; к всадникам - получающие 300 или, по утверждению некоторых, такие люди, которые могли содержать коня... К классу зевгитов должны были принадлежать те, которые получали 200 мер того и другого вместе, а остальные - к классу фетов, и эти последние не имели доступа ни к какой государственной должности.
...Далее, он учредил Совет четырехсот, по сто из каждой филы, а совету ареопагитов назначил охранять законы; как и прежде, он имел надзор за государственным порядком, причем он обязан был не только следить вообще за большинством самых важных государственных дел, но, между прочим, и привлекать к ответственности виновных, имея власть налагать взыскания и кары... Наконец, он судил тех, кто составлял заговор для низвержения демократии, в силу того что Солон издал закон о внесении относительно их чрезвычайного заявления.
Видя, что в государстве происходят смуты, а из за граждан некоторые по беспечности мирятся со всем, что бы ни происходило, Солон издал относительно их особый закон: "Кто во время смуты в государстве не станет с оружием в руках ни за тех, ни за других, тот предается бесчестию и лишается гражданских прав."
Итак, что касается высших должностей, то дело обстояло таким образом. По-видимому, вот какие три пункта в солоновском государственном устройстве являются наиболее демократическими: первое и самое важное - отмена личной кабалы в обеспечении ссуд; далее - предоставление всякому желающему возможности выступать истцом за потерпевших обиду; третье, отчего, как утверждают, приобрела особенную силу народная масса, - апелляция к народному суду. И действительно, раз народ владычествует в голосовании, он становится властелином государства.

Афинская Полития. 20-22

Когда народ взял в свои руки управление, Клисфен стал вождем и простатом народа... Он начал с того, что распределил всех граждан между десятью филами вместо четырех. Он хотел смешать их, чтобы большее число людей получило возможность участия в делах государства. Отсюда и пошло выражение: "Не считаться с филами" - в ответ тем, кто хочет исследовать происхождение.
Затем он установил Совет пятисот вместо четырехсот, по пятидесяти из каждой филы, а до тех пор было по сто.
...Кроме того, Клисфен разделил и страну по демам на тридцать частей: десять взял из демов пригородных, десять - из демов прибрежной полосы, десять - из демов внутренней полосы. Назвав эти части тритгиями, в каждую филу он назначил по жребию три тритгии, так чтобы в состав каждой филы входили части из всех этих областей.
В результате этих изменений государственный строй стал более демократичным, чем солоновский.

Афинская Полития. 43-45, 61-62.
Порядок избрания должностных лиц. Совет пятисот и народное собрание.

...На все вообще должности, входящие в круг обычного управления, афиняне выбирают кандидатов жребию, за исключением казначея воинских сумм, заведующего зрелищным фондом и попечителя водопроводов. На эти должности избирают поднятием рук, и избранные таким порядком исполняют обязанности от Панафиней до Панафиней. Кроме того, поднятием рук избирают и на все военные должности.
Совет состоит из пяти сот членов, избираемых по жребию, по 50 от каждой филы. Обязанности пританов исполняет каждая из фил по очереди, как выпадет жребий: первые четыре - по 36 дней каждая, а следующие шесть по 35 дней каждая (как известно, афиняне считают год по луне). Те из состава совета, которые несут обязанности пританов, имеют общий стол в фоле ,получаемая на это деньги от государства. Затем они и совет, и народ: совет ежедневно, а народ четыре раза в каждую пританию. При этом они составляют программу, сколько дел и что именно предстоит обсуждать совету в каждый день и где должно происходить заседание. Кроме того, они назначают народные собрания. Одноглавное, в котором полагается производить проверку избрания властей: находит ли народ распоряжения правильными; затем обсуждают вопросы относительно продовольствия и защиты страны; далее в этот день могут делать чрезвычайные заявления все желающие; наконец, полагается читать описи конфискуемых имуществ и заявления о каждом открывшемся наследстве. В шестую пританию, кроме означенного, пританы ставят на голосование поднятием рук еще вопрос относительно остракизма: находят ли нужным производить его или нет.
Другое народное собрание назначают для рассмотрения ходатайств; тут всякий желающий, возложив молитвенную ветвь, может рассказать народу о каких пожелает личных или общественных делах. Остальные два народных собрания отводятся для всех прочих дел...
Председателем пританов бывает одно лицо, избранное по жребию. Оно состоит председателем в течении ночи и дня, и нельзя не прибыть в этой должности дольше, ни дважды занимать ее одному и тому же человеку. Председатель хранит ключи от храмов, в которых находится казна, и документы государства, и государственная печать. Он обязан все время оставаться в филе, ровно как и третья часть пританов, которой он прикажет. И когда пританы соберут совет и народ, он избирает жребием девять поэдров по одному из каждой филы, за исключением той, которая несет обязанности притана, и из их Среды в свою очередь одного председателя (эпистата) и передает им повестку. Последние, получив ее, следят за порядком и объявляют вопросы, подлежащие обсуждению, ведут подсчет голосов и распоряжаются вообще делами; они имеют право и распустить собрание, быть председателем нельзя более одного раза в год, а проэдром можно быть однажды в каждую пританию.
Кроме того пританы производят в Народном Собрании выборы страгетов, гиппархов и прочих властей, имеющих отношение к войне, сообразно с тем, как решит народ...
В прежнее время совет имел право подвергать денежному взысканию, заключать в тюрьму и казнить... а народ отнял у совета право предавать смертной казни, заключать в оковы и налогать денежные взыскания. Он установил закон, что если совет признает кого-нибудь виновным или наложит взыскание, то эти обвинительные приговоры и взыскания фесмофеты должны представлять на рассмотрение суда, и то, что поставят судьи, должно иметь законную силу.
Далее, совет судит большинство должностных лиц, и особенно тех, которые распоряжаются денежными суммами. Но его приговор не имеет окончательной силы и может быть обжалован в суде...
Далее, совет следит за построенными триерами, за оснасткой их и за корабельными парками, строит новые триеры или тетреры в зависимости от того, какой из этих двух видов решит построить народ, дает им оснастку и строит парки. А строителей для кораблей выбирает народ поднятием рук...
Должности, избираемые поднятием рук.

...Избирают поднятием рук также и на военные должности, в том числе десятерых страгетов - прежде по одному от каждой филы, а теперь из всего состава граждан...
В каждую пританию производится проверка избрания страгетов для выяснения того, находит ли народ, что они правильно исполняют свои обязанности. И если кого отвергнут голосованием, его предают суду и в случае признания виновным определяют наказание, которому он должен подвергнуться, или штрафу, который он должен выплатить; если же его оправдают, он продолжает нести свои обязанности...
Поднятием рук избирают еще десятерых таксиархов - по одному из каждой филы. Каждый из них командует гражданами своей филы и назначает лохагов.
Поднятием рук избирают и двух гиппархов из всего состава граждан. Они командуют всадниками, причем каждый берет себе по пяти фил. Они имеют туже власть, как стратеги гоплитами. Они также подвергаются проверочному голосованию.
Далее, поднятием рук избирают десятерых филархов - по одному от филы; они должны командовать всадниками, как таксиархи гоплитами.

Выборы по жребию, жалованье.

Повторить занятия должностей.
В числе назначаемых по жребию должностных лиц в прежнее время одни избирались из целой филы вместе с девятью архонтами, другие, избиравшиеся в храме Тесея, распределялись по демам. Но так как в демах началась торговля местами, то и на эти должности теперь избирают из целой филы, за исключением членов совета и стражей. Выборы этих последних передают в демы.
Жалование получает, во-первых, народ за рядовые народные собрания по драхме, а за главные - по девяти оболов. Затем в судах получают по три обола; далее; члены совета - по пяти оболов, а тем из них, которые несут обязанности пританов, прибавляется на продовольствие один обол...
Военные должности можно занимать по несколько раз, а из остальных ни одной нельзя занимать вторично; только членом совета можно быть дважды...
Источники: Хрестоматия по истории Древней Греции.-М.,1964.
 Псевдо-Ксенофонт. Афинская Полития. Памфлет
Псевдо-Ксенофонт. Афинская полития. Памфлет.
Псевдо-Ксефонт. Автор памфлета 'Афинская полития'. Имя создателя и время создания памфлета неизвестны. Это произведение было найдено в сборнике сочинений Ксефонта, греческого историка, но ему не принадлежит. Наиболее вероятная дата написания - 425 г. до н.э.
Что касается государственного устройства афинян, то, если они выбрали свой теперешний строй, я не одобряю это по той причине, что, избрав себе его , они тем самым избрали такой порядок, чтобы простому народу жилось лучше, чем благородным. Вот за это я и не одобряю его. Но уж раз у них это было принято в таком виде, я постараюсь доказать, что они удачно сохраняют свое государственное устройство и вообще заводят у себя такие порядки, которые представляются не нормальными с точки зрения остальных греков.
Итак, прежде всего я скажу, в Афинах справедливо бедным и простому народу пользоваться преимуществами перед благородными и богатыми по той причине, что народ-то как раз и приводит в движение корабли и дает силу государству... вот эти люди и сообщают государству силу в гораздо большей степени, и знатные, и благородные. И раз дело обстоит так, то считается справедливым, чтобы все имели доступ к государственным должностям как при теперешних выборах по жребию, так и при избрании поднятием рук и чтобы предоставлялась возможность высказываться всякому желающему из граждан. Затем таких должностей, которые приносят спасение, если заняты благородные людьми, и подвергают опасности весь вообще народ, если заняты не благородными, - и этих должностей народ вовсе не добивается; он не находит нужным получать по жребию должности ни стратегов, ни гиппархов. И правда, народ понимает, что получает больше пользы, если эти должности не исправляет сам, а предоставляет их исправлять наиболее могущественным людям. Зато он стремится занимать те должности, которые приносят в дом жалование и доход.
Далее, если некоторые удивляются, что афиняне во всех отношениях отдают предпочтение простым и бедным и вообще демократам перед благородными, то этим самым, как сейчас выяснится, они и сохраняют демократию... Может быть кто-нибудь скажет, что не следовало бы допускать их всех без разбора говорить в народном собрании и быть членами Совета, но только самых опытных и притом лучших людей. Но афиняне и в этом отношении рассуждают совершенно правильно, предоставляя говорить в собрании и простым, потому что, если бы только благородные говорили в народном собрании и обсуждали дела, тогда было бы хорошо людям одного положения с ними, а демократам было бы не хорошо. А при теперешнем положении, когда может говорить всякий желающий, стоит ему подняться со своего места, будь это простой человек, он изыскивает благо для самого себя и для себе подобных... Конечно, не такие порядки нужны для того, чтобы государство могло сохранится при таких условиях...
Источники: Хрестоматия по истории Древней Греции.-М.,1964.
    Плутарх. Ликург
Из многочисленных нововведений Ликурга самым первым и самым важным было создание совета геронтов (старейшин), который, по словам Платона, будучи поставлен рядом с властью царей, приобретший яркий характер произвола, и получив равное с ней право голоса, больше всего содействовал спасению государства и мудрости управления. В самом деле, государственное управление, лишенное прочности и склоняющееся то в сторону царей для установления тирании, то в сторону народа для торжества демократии, после того как в середине между этими крайностями была поставлена опора в виде власти старейшин, приобрело равновесие и весьма прочное устройство, так как всегда 28 прочных геронтов, присоединившись к царям, имели возможность противостать демократии, а с другой стороны могли поддержать народ, чтобы не допустить тирании.

Ликург проявил столько заботливости об этом совете геронтов, что даже принес прорицание оракула о нем из Дельф, которое называют ретрой [т. е. устным постановлением]. Эта ретра гласит следующим образом: "Пусть тот, кто воздвиг святилище Зевсу Силланийскому и Афине Силланийской, кто установил филы и обы, кто учредил совет тридцати геронтов, включая архагетов, время от времени созывает апеллу между Бабикой и Кнакионом, пусть там вносят предложения и отвергают их, власть же и сила будет у народа". В этой ретре "установить филы и обы значит разделить народ и распределить его по таким частям, из которых одни он назвал филами, а другие обами; ахагетами названы цари, апеллой обозначено народное собрание; таким образом самый замысел и причину государственного переустройства Ликург приписал пифийскому оракулу. Бабику... и Кнакион теперь называют Эмунтом. Аристотель говорит, что Кнакион - река, а Бабика - мост". На этом именно месте спартанцы созывали народные собрания, причем там не было ни галереи, ни какого другого украшения. Ликург думал, что все такое не будет способствовать принятию хороших решений, скорее будет вредить делу, наводя собравшихся на многоречивость и порождая в пустых умах горделивое настроение, поскольку люди, пришедшие на народное собрание, слишком будут заглядываться на статуи или картины, как бы на театральную сцену, или на роскошно отделанную кровлю здания совета. Когда народ собирался, никому из прочих не разрешалось высказывать свое мнение, но мнение, вынесенное геронтами или царями, народ имел власть отвергнуть. Однако в последствии, когда большинство в народном собрании стало изменять и насильно искажать мнения геронтов или царей, выбрасывая что-нибудь или что-нибудь добавляя, тогда цари Полидор и Феопомп вписали в ретру следующие слова: "А если народ изберет кривой путь, то пусть старейшины и архагеты противятся этому", т. е. не утверждают [народного мнения], а вообще отстраняют и распускают народ, как изменяющий и искажающий решения совета не к лучшему. Они всему полису, что так велит сам бог.

Геронтов Ликург назначил с начала, как говорят, из лиц, принимавших участие в его замысле. Впоследствии же он установил порядок, чтобы на место умершего назначали людей свыше 60 лет от роду, кто будет признан наилучшем по доблести. И это казалось величайшим и наиболее достойным соревнованием среди людей. Надо было быть признанным на суде не самым быстрым среди быстрых и не самым сильным среди сильных, но самым лучшим и благоразумным среди добрых и благоразумных, чтобы потом всю жизнь обладать в качестве победной награды всею, так сказать, силой в государстве, имея власть карать смертью и лишать гражданской чести и вообще решать самые важные дела. А происходил отбор следующим образом: когда собиралось народное собрание, избранные для произнесения суждения люди запирались в стоящем по близости помещении, так что они не видели происходящего и сами оставались скрытыми, а только слышали крики участников народного собрания. Дело в том, что как всех вообще, так и состязающихся на выборах в герусию они выбирали по крику, причем кандидаты вводились на собрание не всех сразу, а по жребию один за другим, и проходили перед собранием молча. Запертые, имея дощечки для письма, отмечали на них за каждым силу крика, не зная, к кому это относятся, а зная только, что это первый, второй, третий или как бы то ни было по счету из проводимых. При появлении кого было криков больше и они звучали громче всего, того и объявляли избранным.
Источники:
Хрестоматия по истории древнего мира .-М.,1951.-С.90-92 .

       Павсаний. Описание Эллады, ???, 20 (6)
Павсаний жил во ? ? в до .н.э. во времена Антонинов. Родился он в Малой Азии. Много путешествовал, особенно по Элладе. Его произведение "Описание Эддады" в 10 книгах является подробным путеводителем, описывающим памятники религии и искусства. Попутно он сообщает различные сведения по географии и истории и приводит различные мифы и предания Эллады.

Около моря был городок Гелос (1) - говорит и Гомер в своем "Каталоге" (2) при упоминании лакедемонянях (Иллиада, ? ? , 584): "Живших в Амиклах (3) стенах и в Гелосе, граде приморском". Он был основан Гелием, самым младшим из сыновей Персея (4); впоследствии доряне взяли его осадой. Жители этого города стали первыми общественными рабами (5) лакедемонян и первые и первые были названы илотами, т. е. "взятыми в плен", каковыми они были на самом деле. Имя илотов затем распространилось и на рабов, приобретенных в последствии, хотя, например, мессенцы были дорийцами...
Источники:
Хрестоматия по истории древнего мира .-М.,1951.
Страбон. География
Страбон - греческий географ (родился около 58 года до н.э. , умер между 21 и 25 гг. н.э. ). Наиболее ценное произведение - География .

Все окрестные жители находились в подчинении у спартанцев, хотя пользовались общими с ними законами, принимали участие в делах республики и могли занимать должности (назывались они илотами). Однако Агис, сын Еврисфена, отнял у них равенство положения, обязавши платить Спарте дань. Все прочие подчинились; одни гелейцы, владевшие городом Гелосом, подняли восстание, были побеждены в войне и объявлены рабами с некоторыми, впрочем, ограничениями: чтобы господин не мог ни освободить такого раба, ни продать его за пределы Лаконики. Война эта названа была войною против илотов. Вообще весь институт илотов, который существовал все время до покорения Лаконики римлянами, установлен Агисом и его товарищами. Лакедемоняне имели в илотах общественных рабов, отвели им особые жилища и назначили определенные занятия.
Источники: Хрестоматия по истории древнего мира .-М.,1951.
Софокл. Отрывок из трагедии "Антигона"
Софокл - древнегреческий драматург-трагик (496-406 гг до н.э.). Большую часть жизни провел в Афинах, где при Перикле занимал ряд государственных должностей. Создал около 120 произведений, из которых до нас дошло 7 трагедий.

В мире много сил великих,
Но сильнее человека
Нет в природе ничего.
Мчится он, непобедимый,
По волнам седого моря
Сквозь ревущий ураган.
Плугом взрывает он борозды,
Вместе с работницей-лошадью,
Вечно терзая Праматери
Неутомимо рождающей,
Лоно богини Земли
Создал речь и вольной мыслью
Овладел, подобной ветру,
И законы начертал,
И нашёл приют под кровлей
От губительных морозов,
Бурь осенних и дождей.
Злой недуг он побеждает
И грядущее предвидит,
Многоумный человек.
Только не спасется,
Только не избегнет
Смерти никогда.
Источники: Хрестоматия по античной литературе.
Легенда о Пердикке — предке македонских царей
Геродот “История”
Из Аргоса бежали в Иллирийскую землю трое братьев — потомки Темена: Гаван, Аероп и Пердикка. Из Иллирии, перевалив через горы братья прибыли в Верхнюю Македонию, в город Лебею. Там они поступили за плату на службу к царю. Старший сторожил коней, второй пас коров, а младший Пердикка ухаживал за мелким скотом. А супруга царя сама варила им пищу (ведь в стародавние времена даже царицы, не только простой народ, жили бедно). Всякий раз, как царица выпекала хлеб для мальчика (поденщика Пердикки), то из теста выходило в два раза больше хлеба, чем обычно. Так как это странное явление постоянно повторялось, то царица рассказала, наконец, своему мужу. А тот, услышав слова царицы, сразу же подумал, что это — божественное знамение и предвещает нечто великое. Затем царь призвал к себе поденщиков и приказал им покинуть страну. А те отвечали, что сначала получат заработанную ими плату, а потом уйдут. Услышав о плате, царь в своем ослеплении божеством воскликнул: “Вот вам заслуженная плата!” При этом он указал на солнце, лучи которого проникали в дом через дымовое отверстие в крыше. Гаван и Аероп — старшие братья — стояли пораженные, услышав эти царские слова. А мальчик сказал: “Мы принимаем, царь, твое даяние”, и очертил ножом, который носил с собой. На полу дома солнечное пятно. Затем он трижды зачерпнул себе за пазуху солнечного света из очерченного круга и удалился вместе с братьями.
Так поденщики ушли, а один из советников растолковал царю, что означает поступок мальчика и что он, самый младший, думал, принимая дар. Тогда царь распалился гневом и послал в погоню всадников, чтобы умертвить братьев. Есть в той стране река, которой потомки этих братьев из Аргоса еще и поныне приносят жертву, как их спасительнице. Река эта, после того, как ее перешли Темениды, так сильно разлилась, что всадники не смогли ее перейти. Братья же прибыли в другую часть Македонии и поселились поблизости от так называемых Садов Мидаса, сына Гордия. В этих садах растут дикие розы с 60 лепестками. Запах их гораздо сильнее запаха прочих роз. По македонскому сказанию, в этих-то садах и был пойман Силен. За ними высится гора под названием Бермий, вершина которой недоступна из-за снега и холода. Братья завладели этой местностью и отсюда покорили остальную Македонию.
Публикуется по изданию: Геродот “История. Избранные страницы”.Санкт - Петербург, изд-во “Амфора”, 1999
















КОРНЕСЛОВ ГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА,
составленный Платоном Лукашевичем. Киев 1869г. pосинка 711 - 715.
Всех в обоих частях определено коренных Греческих слов 4147.
Из них оказалось:

Китайских 371
Тонкинских 1
Корейских 2
Анамских 1
Сиамских 1
Тунгутских (Тибетских) 10
Японских 23
Курильских 14
Чукотских 10
Юкагирских 11
Коряцких 18
Карагинских 1
Камчадальских 32
Чапогирских 4
Ламутских 21
Тунгузских 64
Манжурских 227
Монгольских 1198

Слов из восемнадцати языков первой Китайской семьи 2009.

Самоедских 272
Якутских 204
Котовских, Аринских ,
Икбацких, Ассанских 15
Киргизских, Башкирских,
Татарских, Турецких 213
Койбальских, Моторских,
Пумпокольских, Отяцких,
Вогульских, Остяцких 172
Вотяцких, Черемисских; Чувашских 80
Лопарских, Мордовских, Мокшанских,
Зырянских, Пермякских, Чухонских 76
Ново - Персидских 1
Курдских 4
Карталинских 3
Тушенских 1
Осетинских 2
Кубачинских 1
Андийских 1
Лезгинских 4
Черкесских 1
Ингушевских 1
Мултанских 1
Арабских 2
Слов из тридцати семи языков второй Китайской семьи

Итого слов из пятидесяти пяти языков 3063 .

Первое местo в них по численности своей в ужасающем количестве занимают Монгольские слова, за ними следуют Китайские, потом Самоедские и Манжурские. Кроме этого Славянских определено 1084; а всех вообще 4147 слов. В числе Славянских находится сложных .42; образованных со слитыми предлогами:
с предлогом О 30 с предлогом ПО 14
Я 14 ПРО 4
У 4 ПРЕ 1
БЕЗЪ 1 ПРИ 1
ВЪ 2 СЪ 185
ЗЪ 3 СУ 2
ЗА 2 СЯ 7
ИЗЪ 1 с отрицанием НЕ 1
ОБЪ 2

Итого: 274

Могло ли племя имеющее словарный запас из 4 147 слов написать Новый Завет?
. .

. Из этого явствует, что .Греки отобрали от Пеласгов не только их страну, но и. множество из их Языка превосходно, образованных слов. Шепелявым Грекам особенно - доступны были для выговора слова, составленный с предлогом съ и потому их больше. всех и затвердили. Невыгода усвоения ими, слов сказанного образования заключалась в том, что они. не; могли, понимать настоящего направительного смысла, указываемого, слитным предлогом, в слови, которое, будучи пересажено на. чужую почву, перенесено в чуждый язык так сказать, увядало я весьма часто в смысле своем было извращено теми инородцами, которые его употребляли. Из приложенных тут. указателей относительно: заимствований Греков от Славян (всех 520 наименований) мы невольно изумляемся точности определяемых предметов, относящихся к домашнему быту, естественной истории, искусствам, художествам,. разным .наукам, и знаниям, также . и по части . письменности.. Но все это, .что., передано нам Греками, как видно из многих слов великой, важности, есть только крохотная часть бывшего никогда великого целого. Вот сего то мы и не должны забывать. Другое отделение Пелазгичсских слов заключается в словах, выявляющих умственное между собою соотношение и действие видообразов духовного мира, нами в воображении представляемого; и есть та часть нашего мышления, которая особенно отличает человека от всех животных. На письменном нашем языке мы .мало имеем подобных своих слов, a все они по большей части на обум; неправильно переведены, или целиком взяты из древних и новых инородных языков: западной Европы. Народными нашими наречиями и словами мы пренебрегаем считан их недостойными наших голов: в сих наречиях действительно находится все это,: но в каждой местности слова и выразы для этого различны, хотя и почерпнуты из источника Славянской речи; их должно записывать как драгоценную находку. Причина; такой рассеянности и раздробленности в названиях отвлеченных предметов есть та, что наши наречия, следовательно и наш язык, оставлены без всякого внимания учеными, в запустении, а предпочтены им слова инородные. Церковно - Славянский язык в переводе св. Евангелия, приписываемом Кириллу и Мефодию, тоже изобилует переводными Греческими названиями отвлеченных предметов, так что, кроме древних грамматических форм и обычной речи; не может пощеголять своими Славянскими.
В таком отношении наша народная речь далеко его превосходит, которою, как матерью языков мира, мы не имеем права пренебрегать не заслужив справедливого осуждения и пренебрежения от грядущего потомства.
В то время, когда Греческий язык образовался; Греки не только не могли различить .Пелазгических слов от своих родимых Монгольских, Китайских, Манжурских; Чукотских, но и сии не так уже разумели, как их предки. От этого умственное рассуждение на таком языке не могло передаваться точно. Мыслитель рассуждал так, a слушатель или читатель его понимал иначе, потому что косыми, кривыми и тупыми орудиями невозможно выстроить чего либо порядочного и в произведении общего целого выйдет та же неправильность, потому что мысль зиждителя везде переиначивается. Тоже относится к Латинскому и прочим языкам западной Европы, т. е. к составным, мозаическим. Мы давно уже убеждёны; что на нашем языке нельзя ничего выразить умственного, отвлеченного. Действительно нельзя, когда все подобные свои слова мы изгнали из употребления, а заменили и замещаем инородными, а чрез это по­ставлены точно в такое же положение как и те, которые говорят на сказанных составных говорках. Итак переступим всю эту иноязычную чепуху и чуху и обратимся к своему предмету.
Не зная ровно ничего о составе и образовании своих языков, западные филологи уверяют, а за ними гудут и наши что на каком бы то ни было язык названия предметов нас окружающих и .прочего произошли от случая, звука, звукоподражания, следовательно., состав . каждого слова образовался от звучного случая, пря взгляде на какую либо вещь, и таким звуком она и названа. Посему: в каждом языке следует затвердить только эти названия: и знать по подобной же грамматике ими
распоряжаться, то и дело в шляпе (хотя и не в голове). При нынешнем состоянии языкознания, иначе и полагать не возможно а особенно если, сообразим, что несколько звукоподражательных слов, или имен вошло в состав многих языков. Конечно, мы не дошли еще до того познания, .что в Славянской речи эти слова хотя и находятся, но число, их весьма, незначительно,-- они читаются сперва от правой руки., к левой, потом обратно, и, наконец, вставляется в них р или л, а в таком разе звукоподражание совершенно исчезает, .и подобные слова принимают многоразличнийшие значения на всех языках света.
Славянские языки отличаются от прочих тем что в них каждое имя в .названии предмета имеет два .смысла; первый есть внешний, т. е. Имя вещи или предмета, а второй внутренний, означающий свойство или качество сего же. самого предмета, для .узнания которого нужно читать слово в обратном порядке. Если этот., смысл важен для науки, например заключает в себе числовид , первичного тела. или .светила небесного, по ко­торому производится .химическая или астрономическая выкладка свойств такого тела, то, но известному уже порядку, слова сии размещаются в разные третьего образования языки пяти частей света.
Если же названия относятся к отвлеченными только предметам, не заключающим особой важности, то внутренний смысл их обыкновенно находится в них же самих, иначе в обратном чтении или во вставке р и т. д. Слова, - имеющие кроме внешнего еще внутренний (или определительный) смысл, заключают ту выгоду, что мыслитель, зная наперед, в чем заключается последний, может верно и точно передать другим свои сужде­ния, выводы, и заключения о таких предметах, которые без
этого следовало бы беспрестанно оговаривать помечать, означать особыми названиями и толкованиями, но и в таком paзе подобные названия, заключая в себе один только внешний
отно­сительный смысл, скорее будут иметь сходство с звукоподражательными . словами, нежели с человеческою речью. Следовательно мысль первого изобретателя нашего языка, при
установлении им в каждом слове двоякого смысла—внешнего и внутреннего, состояла в том, чтобы внутренним смыслом, по большей части философическим определением называемого пред­мета, облегчить человеку в его речи закон или порядок точного и верного мышления и передать оный слушающим; а чрез это каждое слово должно означать в умопредставлении не только предмет, но и самое сокровенное свойство оного.
Вообще cии названия отвлеченных предметов, во внутренних их определениях, выявляют в изобретателе высокий, светлый ум и знание сердца человеческого.





ГЛАГОЛ ШЕСТОЙ.
Второй Рим.
РЕЧЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Византийская Империя - наследница Рима.
ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.

ГЛАГОЛ СЕДЬМОЙ.
Русь Богоносная, Светлая.
.
"Красота спасет Мир,
на Руси красота выражена
в лице Православия".
(Федор Михайлович Достоевский)

РЕЧЕНИЕ ПЕРВОЕ.
МИПЛИОНОЛЕТНИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ.

В сентябре 1982 года на правом живописном берегу реки Русь (Лены), в 140 километрах выше Якутска — столицы народа Саха, в местности Диринг - Юрях, Приленской археологической экспедицией (начальник Юрий Молчанов) Сибирского отделе­ния АН СССР, на высоте 105—120 метров над рекой было от­крыто самое древнее поселение русов из всех, которые имеют­ся на сегодняшний день. Поселение названо «Диринг» и нахо­дится на 61° северной широты.
Раскопы Диринга по масштабам работ не имеют аналогов в мире. За истекшие с открытия 13 лет вскрыто около 32 тысяч квадратных метров культурсодержащего слоя. Обнаружены бо­лее 4,5 тысяч предметов материальной культуры древних русов, в том числе — наковальни, отбойники, различные орудия и др., возраст которых определен в три миллиона лет до н. э.
Дати­ровка определена лучшими современными археологическими методами и перепроверена геолого-геоморфологическим, палеомагнитным и другими самыми надежными методами.

В бО-х годах, в Каменной Могиле и в многочисленных гротах на речке Молочной (левобережье низовьев Днепра), археологом О.Н.Бадером и В.Н.Даниленко, были обнаружены древнейшие письмена. Расшифровать эту письменность, а заодно и открыть в ней древнейшую, из найденных в настоящие время, на Земле мифо-исто-рическую летопись 7-го тысячелетия до н. э. удалось выдающемуся шумерологу А.Г. Кифишину. Это самый древний литературный памятник известный в настоящее время, но не последний. Мы уверены что ты, дорогой Соратник, сумеешь роэыскать и более древний памятники.

Я - верховный жрец, назначенный чистой рукою (Инанны).
Скипетр небесного царя (Any), владычица вселенной,
"Иннин " всех законов, светлая Инанна
В Аратту, страну чистых обрядов воистину меня привела.
в горах пред нею поставила словно арата, —
то как же Аратта может покориться Уруку?

Гора(-Аратта) — ото герой, напитанный мудростью,
она подобна вечерней заре, идущей к родимому дому
и прогоняющей мрак пред своим (лучезарным) лицом.
Она подобна луне, вздымающейся на небеса,
лик которой блеском исполнен.
Она подобна деревьям, окружающим горы.

Весной 1987 года на юге Челябинской области, двумя школьниками был открыт древнейший протогород Аркаим (Хребет Земли). Дальнейшие исследования прове­денные археологами Г.Б.Здановичем и его коллегой Н.Б.Виноградовым, привели к открытию и изучению ими целой Страны Городов. Древнейшего протогосударства возраст которого четыре с половиной тысячелетия.

Одно из древнейших славянских сказаний дошедшее до нас.
ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ

ПРАМУЖЕВО НАСТАВЛЕНЕ В ПРАВИЛЕ (ЦАРМЕ)

Глава I.
1. Великие Решители приблизились к Пра - Мужу (Ману), самому в себе сосредоточившемуся, и, воздав должные почести, так вопросили:
2. "Божественный, соизволь объявить нам точно и в должном порядке законы* каждого из сословий (варна) и промежуточных. *
3. Так как ты, О, Господи, один знаешь суть: обряды и знание души, этот единый порядок* Самосуществования, который непознаваем и неизменяем. "
4. Тот, чья сила неизмерима, спрошенный так многомудрыми великими Решителями, почтил их должным образом и ответил: "Слушайте:
5. Это существует в виде Тьмы, непроницаемой, без определенных очертаний, недоступной для разума, непознаваемой, полностью погруженной, как это и было, в глубокий сон. *
6. Затем божественный Самосущий (Сваямбху), неразличимый, создающий Это, великие сути* и остальное – различимое – появился с непреодолимой силой, разгоняя Тьму.
7. Тот, кто может быть постигнут сердцем, кто тонок, неразличим и вечен, кто вмещает все живые существа* и невообразим, сиял везде сам собой.
8. Он*, желая произвести существа разных видов из своего собственного тела, первой произвел Влагу – мыслию – и поместил в нее семя.
9. Это стало золотым яйцом, блеском равным Солнцу, в Этом он сам зародился как Велес (Бог Славы, Бранитель (Брахман)), производитель всего мира.
10. Воды называются Ныряна (Нарах); Влага – суть, затем происхождение Нрава (Нара)*; так как она была его первой средой (аяна): он так и зовется, Нравственный (Нараяна). *
11. От этой причины, которая неразличима, вечна, и как существует, так и не существует*, был произведен этот Сам, Прок (Пуруша), известный в этом мире Велес (Бранитель, Бог Славы(Брахман)).
12. Божественный помещался в этом яйце в течение целого года*, затем он сам, своею мыслию, разделил его на две половины;
13. И из двух этих половин он создал небеса и землю, между ними срединный мир, восемь сторон света*, и вечное лоно Влаги*.
14. Из собственной Души (Атамана, Очня (Атман)) также извлек и простер Ум, который как существует, так и не существует, подобным же образом из Ума -- "Я”, которое обладает способностью самосознания и господствует;
15. Кроме того, Великую Душу* и все, имеющее три свойства*, по порядку; пять членов*, которые воспринимают предметы чувств.
16. Но, соединив составы каждого из шести*, обладающие неизмеримой силой, с составом самого себя, он создал все вещное.
17. Потому что те шесть составов, из которых составлена плоть, входят (а-щри) в Это, поэтому мудрые и называют его плоть Ширь (Щарира-тело).
18. То, во что великие сути входят, вместе с их действиями и умом, посредством составов плоти всего вещного, - это непреходящее*.
19. Но от свойств этих семи сильнейших* Проков (Пурушас) произрастает Этот, непреходящий от непреходящего.
20. Среди них каждый последующий приобретает свойство предыдущего, и какое место каждый из них занимает, ровно столько свойств насчитывает и имеет*.
21. Но в начале он придал им различные имена, действия и состояния; -- всем точно в согласии со словами Веды.
22. Он, Господь, также сотворил мир Богов, которые наделены жизнью и чья природа – действие; и тонкий мир Судеб* (Садхьяс), и вечное произрождение.
23. И из Огня, Воздуха и Солнца он извлек и простер трисоставную вечную Веду, называемую Реч (Рик), Ячер (Ящер (Яджьур)) или Само – для правильного выполнения произрождения*.
24. Время и деления времени, звезды, планеты, реки, океаны, горы, равнины и овраги,
25. Подвижничество, речь, наслаждение, желание, гнев, всю эту Тварь он подобным образом произвел, так как он желал вызвать в этих Вещах существование.
26. Кроме того, чтобы различать поступки, он отделил достойное от недостойного* и указал сочетаться Тварям парами, как в наказании и удовольствии.
27. И из составов пятерки, которая была упомянута, это все сплотилось в должном порядке.
28. И который образ действия Господь впервые назначил каждому, тот единственный и приемлется случайно в каждом последующем творении*.
29. Что он придал в творении, пагубность или невреждение, жалостность или жестокость, добродетель или зло, правду или ложь, то тому и пристало, по воле случая.
30. Как в смене времен года каждый срок из своего собственного согласия стяжает свои отличительные приметы, точно так телесные Твари – свой образ действия.
31. Но ради процветания он указал Волхвам (Брахмана), Князьям (Кшатрия), Барам (Вайшья) и Служивым (Шудра) произойти из его рта, рук, уда и ног.
32. Разделив свое собственное тело, Господь стал наполовину Самым, наполовину Самой; ею он произвел Рода (Радуницу (Вирадж)). *
33. Но известно мне, о, святейшие среди дваждырожденных, что это Создатель всего этого, кого этот Сам, Род (Вирадж), произвел, совершая подвиг.
34. Затем Я («Мы»), желая произвести живых существ, исполнил труднейшие подвиги и вызвал к существу десять великих свершителей, Господ живых существ:
35. Марево (Маричи), Ястреба ( Атри), Огневого (Аньгирас), Волосатого (Пуластья), Волохатого (Пулаха), (У)кратителя (Крату), Перечета (Прачетас), Весишу (Васиштха), Бугра (Бхригу), Народа (Нарада).
36. Они создали семерых других Пра - Мужей (Ману), обладающих великим сиянием, богов и миры Богов*, и великих Решителей (Риши) неизмеримой силы,
37. Ягшей (печенегов (Якшас)), слуг Губеры (Куберы), демонов, зовущихся Рогши (Ракалии (Ракшас))*, Пышат (Пищачас)*, Гударей (Гандхарвас*, или музыкантов у Богов), Плясуний (Апсарас*,танцовщиц у Богов), Чуров (Асурас)*, божественных змей, зовущихся Ноги (Нагас)* и Царпы (Сарпас), божественных птиц, зовущихся Пернатые (Супарнас) и различные миры мнимостей*.
38. Молнии, гром и облака, небесное сияние (Рохита) и радугу, падающие звезды, небесные звуки, кометы и разные небесные огни,
39. Кикимор (Киннарас)*, обезьян, рыб, птиц многих видов, скот, оленей, людей и плотоядных животных с двумя рядами зубов.
40. Больших и малых червей и жуков, мотылей, вшей, мух, клопов, всех жалящих и кусающих насекомых и различные виды неподвижных Вещей.
41. Так было полностью Это, как подвижное, так и неподвижное, произведено теми высокоумными посредством подвигов и по моему велению, сообразно своим поступкам*.
42. И какое действие придано этим Тварям, то Я, здесь*, ниже, правдиво объявлю тебе, точно так же, как и их порядок в соответствии с рождением.
43. Скот, олени, плотоядные животные с двумя рядами зубов, Рогши, (Ракшасас), Пышачи (Пищачас) и люди рождены из чрева.
44. Из яиц рождены птицы, змеи, крокодилы, рыбы, черепахи, точно так, как и подобные земные и водные.

<<

стр. 4
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>