<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

— Сила отдачи, — ответил Бессемер,
Так наконец была укрощена энергия пороховых газов, которая отбрасывала орудия назад и набивала прикладом синяки на плече стрелка. Бесполезной отдаче впервые пришлось выполнять полезную работу.
Верный путь был найден.
Весть об опыте Бессемера распространилась быстро и взбу­доражила изобретателей. Стараясь опередить друг друга, они лихорадочно работали над различными образцами автоматических пушек, пистолетов и ружей.


Ни один из этих образцов в армию так и не попал. На испытаниях выяснилось, что у них слишком сложные и капризные механизмы.
Но вот в 1883 году изобретатель Максим получил патент на «пом-пом». По названию можно подумать, что он смастерил детскую игрушку, но это была не игрушка, а новое смертоносное оружие.
По виду оно напоминало пушку, только маленького калибра.
Короткий ствол был укреплен на колесном лафете.
Через отверстие в замке проходила длинная лента с патронами.
Максим брался за ручки, нажимал какую-то кнопку, и странная машина внезапно оживала. У дула торопливо мигали красные вспышки, и пули свинцовой струей хлестали по далекой мишени.
Выстрел следовал за выстрелом с необычайной быстротой. Проверили по часам: новое оружие выпускало четыреста пуль в минуту.
Но самое удивительное, что Максим только целился и сжимал ручки, а все остальное делал механизм, скрытый в квадратной коробке. Он сам вытаскивал патрон из ленты, вставлял его в патронник, взводил курок, стрелял, выбрасывал пустую гильзу, снова заряжал и снова стрелял. А приводила его в действие укрощенная сила отдачи.
Оружие, сконструированное Максимом, называется пулеметом. Усовершенствованный нашими конструкторами пулемет Максима до сих пор несет боевую службу в Советской Армии.
Так началась новая эпоха — эпоха автоматического оружия.
Пулеметный огонь подавляет противника, делает его бес­помощным. Нагоняя друг дружку, стремительно несутся над ним пули, а он лежит как парализованный, боясь приподнять голову, не смея шевельнуть ни рукой, ни ногой.
«Тот, кто в минуту выпускает больше выстрелов, — учил опыт боев, — тот и сильнее». Иными словами, речь шла об «огневом превосходстве». Чтобы добиться его, пороха не жалели.
Вся русская армия за войну с турками (1877—1878) из­расходовала шестнадцать миллионов патронов. А в 1904 году один только полк в боях с японцами за два дня расстрелял один миллион двести тысяч патронов.
Но и этого было уже недостаточно.
Число пулеметов росло. Пулемет забрался и в башню танка и в кабину самолета. Вслед за тяжелым станковым появился более легкий — ручной.
На полях сражений свирепствовали пулевые ураганы. Свинцовые струи хлестали и с земли и с неба. А рядовой пехотинец по-прежнему довольствовался магазинкой.
Но о нем не забыли. Наши соотечественники конструкторы Федоров, Дегтярев, Колесников, Коновалов и Токарев упорно трудились над тем, чтобы увеличить скорострельность винтовки.


Это оказалось не так-то просто. Механизмы автоматических винтовок получались сложные и привередливые. Они боялись дождя, капризничали на морозе и портились из-за каждого пустяка. Но конструкторы добились своего: они заставили винтовку самообслуживаться.
Бойцу уже не надо после каждого выстрела отодвигать рукой затвор. Он только вставляет новый магазин, целится и нажимает на спуск. А вся забота о заряжении входит в обязанности винтовки. Потому-то она и называется самозарядной.

«СИМСИМ, ОТКРОЙ ДВЕРЬ!»


Наверно, вы читали арабскую сказку «Али-Баба и сорок разбойников». Помните, как Али-Баба во весь голос кричал: «Симсим, открой дверь!» — и тотчас же сам собой открывался вход в пещеру, где разбойники хранили несметные сокровища.
Еще чудеснее устроена «дверь», закрывающая ствол самозарядной винтовки. Стрелок к ней не притрагивается. Затвор самозарядной винтовки открывается сам собой.
В чем же здесь секрет? Кто этот таинственный привратник, заменяющий Симсима? Может быть, сила отдачи, которая так расторопно действует в пулемете Максима?
Силу отдачи действительно пробовали при­способить к механизму самозарядной винтовки, но здесь отдача оказалась непригодной, так как приходилось делать громоздкий и тяжелый затвор.




Самозарядная винтовка образца 1940 года 169

Для винтовки отыскали другую силу — род­ную сестру отдачи. Эти две силы не только сестры — они близнецы. Они рождаются в один и тот же миг, в одном и том же месте, но разбегаются в разные стороны, едва появившись на свет. Сила, приводящая в движение механизм самозарядной винтовки, — сила пороховых га­зов, только не тех, которые сразу после выстрела бросаются назад к затвору, а тех, которые сначала мчатся вперед по каналу ствола.
— Как же так? — спросите вы. — Ведь эти газы заняты своим делом — они-то и мечут пулю.
Верно, да не совсем. Добросовестно работает
только третья часть, а остальные «бездельничают». В обыкновенной винтовке почти сорок процентов пороховых газов «ничем не заняты». Их энергия выбрасывается буквально на ветер. А военная техника — бережливая хозяйка. Расточительность ей не по душе. Вот она и решила использовать хотя бы часть этой
бесполезно растрачиваемой энергии.
Реку преграждают плотиной, часть
скопившейся воды отводят по шлюзам в сторону и заставляют ее вращать колеса мельниц и турбины электростанций. Точно так же отводят в сторону часть стремительного потока газов, мчащихся по стволу, и, направив их в специальные шлюзы, заставляют двигать затвор винтовки.



Ствол со ствольной коробкой: / — газовая камора; 2 — газовый цилиндр; 3 — шток; 4 — толкатель; 5 — прицел; 6 — ствольная коробка.


В стволе самозарядной винтовки есть и плотина, только подвижная, — это донышко пули. Свинцовой стеной наглухо преграждает она русло газового потока. Но это до поры до времени. Когда свинцовая плотина доходит почти до самого конца дула, за нею наверху внезапно открывается небольшое отверстие.
Давление здесь уже не такое, как вначале, но все-таки очень большое. Оно достигает 450 атмосфер. Газам тесно. Поскорее бы вырваться на волю! А тут как раз отверстие. В него-то и устремляется часть газов.
Из отверстия они попадают в небольшую стальную коробочку, укрепленную снаружи ствола. Это газовая камора. Как же отсюда выбраться? Единственный выход ведет не вперед, а назад. Делать нечего, буйный поток поворачивается и попадает в короткую труб­ку — газовый патрубок.
Дальше путь закрыт. На выходной конец патрубка надет стальной стаканчик — газовый цилиндр. Но газы мчатся напролом и со всего разбегу ударяют в дно цилиндра.
Для этого их и заманили сюда.
Взгляните на рисунок. На нем изображен путь газов в самозарядной винтовке. Видите, от цилиндра идет длинная палочка — это шток. А за штоком палочка покороче — толкатель. На толкатель надета спиральная пружина. Она-то и прижимает к патрубку цилиндр.
Но пороховые газы сильнее пружины. Они бьют в дно цилиндра, пружина сжимается, и цилиндр отскакивает.

Наконец-то газам удалось вырваться на свободу! В этот же миг исчезает и плотина, которая преграждала основное газовое русло: пуля вылетает из ствола.
Путь открыт с обеих сторон, и газы быстро улетучиваются. Но они уже сделали все, что от них требовалось.
Вместе с газовым цилиндром отскочили назад шток и тол­катель. А толкателю не напрасно дано такое имя. Задним своим концом он упирается в стебель затвора и передает ему толчок пороховых газов.
Затвор отлетает назад, успевая на полном ходу вытащить из патронника пустую гильзу и выкинуть ее вон.
Только этого и ждет подаватель магазина. Он давно уже настороже, ибо снизу на него давит пружина. Едва освободилось место в ствольной коробке, как он уже подает в окно новый патрон.
Затвор открыт, но газы улетучились. Кто же теперь закроет его? Кто заменит чудесного Симсима? Неужели рука? Нет, теперь принимается за дело длинная спиральная пружина.
Она прячется в стебле затвора и не настолько сильна, чтобы устоять перед толчком газов. Вместе с затвором ей пришлось отступить назад и сжаться. Но она упряма, как ванька-встанька: лишь только газы перестают давить, она спешит на старое место. Разжимаясь, эта пружина возвращает обратно и затвор. Поэтому ее называют возвратной.
Затвор спешит вперед, наталкивается по пути на новый патрон, выскочивший из магазина, и загоняет его в патронник.
Ствол закрыт.
Пружина толкателя успела разжаться еще раньше. Толкатель вместе со штоком вернулись на свое место и снова плотно прижали газовый цилиндр к патрубку.
Так в механизме самозарядной винтовки по очереди работают то газы, то пружины: газы раскрывают механизм, пружины закрывают его.


ЛЕТНИЕ И ЗИМНИЕ ДОЗЫ

Вы стреляли из самозарядной винтовки летом и ни на что не жаловались: механизм работал как часы.
Наступила зима, ударили морозы. Попробовали стрелять из этой же винтовки, но она почему-то не слушается.
Затвор не отходит до конца и как-то лениво выбрасывает гильзы. Вот одна и вовсе застряла. Приходится вытаскивать ее пальцами. Винтовка как будто обессилела от холода.
Знающий человек наладил вам винтовку, и она как будто приободрилась. Термометр показывает 30 градусов ниже нуля, а ей нипочем.
Но погодите радоваться. Попробуйте отправиться с этой «починенной» винтовкой на стрельбище в знойный июльский полдень.
Что такое? Винтовка ведет себя как бешеная. Гильзы со звоном отлетают далеко в сторону. Винтовка судорожно дергается, а затвор отскакивает назад с такой силой, что вот-вот вылетит совсем.
Почему же все-таки винтовка ведет себя так странно?
Причина простая: чтобы затвор самозарядки работал нормально, нужно отводить порцию газов по сезону. Летом ему требуется меньше энергии, зимой — больше.
Для того чтобы регулировать количество отводимых по каналу ствола газов, в самозарядной винтовке имеется очень простое приспособление. Это коротенькая трубочка, в которой просверлено пять дырочек различной величины. Самая большая из них диаметром 1,7 миллиметра, а самая маленькая — 1,1 миллиметра.
Один конец трубки наглухо закрыт пятигранной головкой. На каждой грани стоит цифра — размер соответствующей дырочки.
Открытым концом трубочка входит в газовую камору. Поворачивая пятигранную головку ключом, можно любую ды­рочку установить так, чтобы она прижималась как раз к газовому отверстию, которое ведет из канала ствола в камору. Чем больше будет дырочка, тем больше газов попадет в патрубок и цилиндр и, значит, тем сильнее ударит в затвор толкатель.
Приспособление это называется газовым регулятором. Пользоваться им надо осторожно. Ведь удары газов — дело нешуточное. Они могут быстро изломать винтовку. Опытный стрелок, который по-настоящему любит свое оружие, устанав­ливает регулятор так, чтобы удары были возможно меньше, но затвор открывался бы до конца.
Чем меньше отверстие регулятора, тем дольше живет винтовка.


В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ

На весах стоит бутылка с обыкновенным хлебным квасом. Квас еще бродит. Со дна на поверхность всплывают пузырьки и здесь лопаются. Это газы.
Горлышко заткнуто пробкой, а газы прибывают и прибывают. Вот уже и податься некуда.
Если пробка заткнута слишком туго, случится беда: не найдя выхода, скопившиеся газы вдребезги разнесут бутылку.
Но наша бутылка закрыта не так туго. Вот газы напряглись еще немного, пробка не выдержала их напора и, громко хлопнув, вылетела из горлышка.
Теперь замените бутылку ружейным стволом, бродящий квас — порохом, пробку — пулей. Представьте, что все это происходит в тысячу раз быстрее и сильнее, — вот вам и выстрел.
Ну, а весы? Они-то здесь при чем?
Чаша весов, в которую упирается донышко бутылки, — это плечо стрелка, в которое он упер приклад винтовки.
Пока пробка в горлышке, весы неподвижны. Ведь газы давят и вверх и вниз, и вправо и влево, и на пробку и на донышко с одинаковой силой. Но как только им удалось осилить пробку, равновесие нарушается. Пробка взлетает вверх, а бутылка подается вниз. Толчок газов как бы отбрасывает их в разные стороны.
Пробка легка — газам ничего не стоит стрельнуть ею в по­толок. А бутылка в сотни раз тяжелее — ее так не швырнешь. Донышко бутылки только чуть подастся вниз и толкнет чашу весов. Весы слегка заколеблются. Это и есть отдача.
Совершенно так же нарушается в канале ствола равновесие пороховых газов.
Газы давят с одинаковой силой и на пулю и на затвор. Но затвор не вышибешь: он прочно соединен со стволом.
Как только пуля, вырвавшись из гильзы, устремляется вперед, ствол начинает двигаться назад. Не двигаться он не может. Ведь на него действует та же сила, что и на пулю, — давление пороховых газов.
Если сделать винтовку и пулю одинакового веса, винтовка отлетит назад с такой же скоростью, как и пуля. При такой огромной отдаче приклад винтовки насквозь «прострелит» плечо стрелка.
На самом же деле винтовка в четыреста шестьдесят восемь раз тяжелее пули. Пуля весит всего 9,6 грамма — меньше чем два пятака, а винтовка образца 1891/1930 года со штыком — 4,5 килограмма.
Теперь понятно, почему пуля вылетает из ствола со скоростью 865 метров в секунду, а винтовка отскакивает назад в четыреста восемьдесят раз медленнее: она ударяет в плечо со скоростью 1,8 метра в секунду — совсем как легкая пробка, взлетевшая к потолку, и тяжелая бутылка, чуть поколебавшая чашу весов.


ВСЕМУ ВИНОЙ ОТДАЧА

Казалось бы, как только пуля вырвется из ствола, отдача должна уменьшиться. А в действительности наоборот.
Мчась по каналу ствола, пуля своими металлическими боками туго-натуго ввинчивается в нарезы. Пороховые газы толкают ствол назад, а она не пускает — тащит его за собой вперед. Отдача и тормозится.
Но вот пуля вылетела. Ствол освободился. Теперь никто его не удерживает, никто ему не мешает рвануться назад. Впереди точка опоры (пуля) исчезла, равновесие нарушилось; газы и налегли с новой силой на ствол.
Пуля успевает отлететь уже на несколько сантиметров от дула, когда второй резкий толчок отбрасывает винтовку в плечо стрелка. Рассказывать об этом довольно долго, а на самом деле все происходит невероятно быстро, так быстро, что стрелок не в состоянии различить двух толчков — ему кажется, что приклад ткнулся в плечо один раз.
В обыкновенном, неавтоматическом оружии от отдачи одни только неприятности.
Если стрелок неправильно стал, да к тому же еще неплотно прижал приклад к плечу, отдача может сбить его с ног и даже сломать ключицу. Мало того, отдача нарушает меткость боя.
Всякий, кто наблюдал за стрельбой со стороны, знает, что при выстреле винтовка не только подается назад, но еще и подскакивает стволом вверх. Виновата в этом отдача. Это она толкает приклад в плечо, а плечо его отталкивает. Действие равно противодействию.
Точка, в которую направлена сила отдачи, всегда расположена выше точки соприкосновения приклада с плечом. Это хорошо видно на рисунке. Получаются две силы. Они параллельны, но движутся в противоположные стороны. Стремясь повернуть винтовку, эти силы подбрасывают ее дулом вверх.
Правда, это происходит главным образом от второго толчка — когда пуля уже в воздухе, но и первый толчок успевает порядочно подвинуть ствол.
Вместе со стволом подскакивает и пуля. Значит, она должна попасть выше цели. Но оружейники еще на заводе принимают меры, чтобы избавить стрелка от постоянных промахов. Они ставят прицел и мушку так, что ствол направляется чуть ниже цели.
Отдача, подкидывая дуло вверх, вносит «поправку», и пуля летит туда, куда нужно, то-есть в самый центр мишени.
Но и это еще не все неудобства, с которыми приходится бороться при отдаче.
Из нашей винтовки образца 1891/1930 года всегда стреляют с примкнутым штыком. А он расположен вправо от оси ствола и весит полкилограмма. Это не так уж мало. Как и всякий другой груз, штык при отдаче тормозит правую сторону винтовки. Ствол от этого сдвигается немного влево.
Значит, опять-таки приходится вводить «поправку». Для этого во время пристрелки передвигают мушку чуть влево: пуля идет правее и попадает как раз в цель.
Вот сколько хлопот доставляет отдача!
Даже при стрельбе из обыкновенной винтовки отдача дает себя знать. Если боец прикладывается неумеючи, у него уже после двух-трех обойм заноет плечо. Каково же пришлось бы ему с самозарядной винтовкой, не сумей конструкторы обуздать отдачу. Ведь тут не двенадцать, а двадцать пять выстрелов в минуту. И каждый выстрел — чувствительный толчок. Отдача колотила бы прикладом по плечу, как проворный кузнец молотом по наковальне.
Однако с этой вредной силой удалось справиться. «Клин клином вышибают», — говорит пословица. Толчок пороховых газов, вызывающий отдачу, конструкторы самозарядной винтовки ослабили пороховыми же газами.


ДУЛЬНЫЙ ТОРМОЗ

Вас, наверно, уже давно заинтересовал ствол самозарядной винтовки. Он действительно совсем особенный.
К дулу привинчена трубка — надульник, а на конце трубки — баночка с отверстием в донышке и узкими окошками по бокам. Эта баночка и есть приспособление для борьбы с отдачей. Называется она дульным тормозом.
Пока пуля еще в стволе, тормоз бездействует. Значит, свой первый, более слабый удар отдача все-таки успевает нанести.
Но вот пуля миновала канал ствола и одинаковый с ним по диаметру канал надульника. Она устремилась в баночку, за нею — газы. Тут и начинает работать тормоз.
Пуля проскальзывает в устроенный для нее круглый выход, а газы... Газы на
какую-то тысячную долю секунды оказываются в западне. Со всего своего страшного разбега ударяются они в стальное дно банки, рвутся в окошки, наталкиваются на их передние стенки. Не будь баночка так прочно приделана к надульнику, газы сорвали бы ее и умчали вслед за пулей. Но баночка стойко выдерживает яростный
удар.
Под натиском газов она только подается вперед и тащит за собой всю винтовку. А отдача как раз в этот момент толкает винтовку назад. Совсем как два физкультурника, которые, ухватившись за концы палки, стараются перетянуть . друг друга.
Чья возьмет?
Будь силы одинаковые, винтовка не шелохнулась бы. Но отдача, которая тянет назад, хоть и с большим трудом, все же одолевает своего противника.
А удается ей это потому, что порядочное количество энергии пороховых газов, попавших в тормоз, тратится попусту. Часть газов проскакивает вслед за пулей, часть свободно проходит через окошки.
Толчок вперед получается не такой сильный, как толчок назад. И все-таки он тормозит отдачу, почти вдвое уменьшая резкость ее удара. Приклад самозарядной винтовки не бьет, а лишь слегка нажимает в плечо. Бойцу легче и целиться и стрелять.


ДЕСЯТЬ УДАРОВ ПОДРЯД


Затвор у самозарядной винтовки состоит из трех частей, которые прикрывают друг дружку, как листья капусты: в середине лежит остов, его закрывает стебель, а стебель закрыт крышкой. В остове помещаются ударник и выбрасыватель.

У стебля снизу
полукруглый жолоб.
Здесь с удобством
расположился остов. А в
верхней части стебля
выдается гребень. Вдоль
гребня проходит
сквозной канал. В этом канале лежит возвратная пружина.
Крышка соединяет
затвор со ствольной
коробкой и
предохраняет внутренний механизм от грязи и пыли.
А где же курок? В затворе его нет.
Оказалось, что ему выгоднее пристроиться к ударно-спу­сковому механизму. Он туда и перебрался.
Курок у самозарядной винтовки совсем не такой, как у обыкновенной винтовки. Скорее всего он похож на топор с короткой и толстой рукояткой.
Вот курок на боевом взводе. Кажется, что это дровосек размахнулся, чтобы разрубить полено. Но напрасно тужится боевая пружина, изо всей силы упираясь в стальную рукоятку: курок неподвижен.
Что же удерживает его на месте?
По соседству с курком расположена стальная пластинка. Она укреплена на оси и может качаться, как коромысло весов. Ее и называют коромыслом. Только коромысло весов держат горизонтально, а коромысло самозарядной винтовки стоит стоймя.
На верхнем конце его выступает короткий крючок — шептало.
А на «топорище» курка, оказывается, есть специальный вырез.
Вот за этот вырез зацепляется крючок-шептало и не отпускает замахнувшийся для удара курок. Итак, курок взведен. На него с силой давит боевая пружина, но шептало вцепилось в него своим крючком и держит на месте.
Освободить курок нетрудно — надо только нажать на спус­ковой крючок. Тогда верхний конец его двинет вперед стальную пластинку со ступенькой — спусковую тягу. Ступенька тяги нажмет на нижний конец коромысла. Коромысло повернется на своей оси, крючок-шептало откинется назад и освободит курок.
Наконец-то боевая пружина может разжаться. Курок бьет по ударнику. Гремит выстрел.
Шептало, выскочившее из выреза курка, тотчас же возвра­щается обратно. Когда толкатель отбрасывает затвор назад, шептало снова зацепляется за курок.
Отпустите теперь спусковой крючок — и «самозарядка» снова готова к выстрелу. Верхним своим концом спусковой крючок оттянет назад спусковую тягу. Снизу на нее надавит пружина, тяга подскочит и снова упрется своей ступенькой в нижний конец коромысла.
Продолжайте вести огонь. Нажим на спусковой крючок — и снова выстрел. Еще нажим — и еще выстрел. Промежутки между ними очень короткие. Выстрелы звучат так, как будто кто-то провел палкой по забору.
Восемь... девять... десять.
Но что это вдруг случилось? Затвор откинулся назад, да так и застыл. Неужели винтовка испортилась?
Нет, все в порядке. Просто она вам сообщает, что стрелять больше нечем. Ведь вы уже израсходовали десять патронов — как раз столько, сколько вмещает ее магазин.
Это не так мало. Ведь в обыкновенной винтовке помещается только пять патронов — вдвое меньше.
Зато заряжать магазин «самозарядки», наверно, труднее? А стрелку и не нужно этим заниматься в разгаре боя. У него в запасе несколько заранее снаряженных магазинов. Расстрелял один — вынул его и вставил новый. На это уходят считанные секунды.


Наша самозарядная винтовка образца 1940 года — сложная машина. Одних только пружин в ее механизме пятнадцать штук. И, несмотря на это, «самозарядка» совсем не тяжелая. Вместе с клинковым штыком и магазином она весит на 200 граммов меньше обыкновенной «трехлинейки».
Самозарядная винтовка устроена так удобно, что за минуту стрелок может выпустить двадцать пять пуль — вдвое больше, чем из обычной.
Ему не надо тратить ни времени, ни сил на перезаряжание. Это делают за него пороховые газы.
Не отрывая глаз, следит наш стрелок за противником, и редко-редко бывает, что его пуля минует цель.

когда люди не знали еще, что такое порох, полководцы при осаде крепостей употребляли огромные метательные машины.
Действовала такая машина с помощью тетивы. А тетива у нее была тугая и толстая, во много раз толще, чем у лука. Сплетали ее из кишок и воловьих жил.
Древние «артиллеристы» часами крутили специальный ворот, чтобы натянуть тетиву. Потом по команде начальника ее отпускали, — ив осажденный город летел увесистый камень, бочонок с горящей смолой или стрела величиной с добрую корабельную мачту.
Называли эти машины баллистами, от греческого слова «балео», что значит «метать», «бросать». Но ведь порох тоже «бросает» пули и снаряды. Поэтому впоследствии науку о выстреле — вернее, о движении снаряда в стволе и в воздухе -назвали баллистикой.
Это очень важная наука. Без баллистики в военном деле не обойдешься.
Без нее невозможно рассчитать и построить современное огнестрельное оружие, без нее невозможно метко стрелять.
Артиллерист, не знающий баллистики, подобен землемеру, не знающему геометрии. Он действует наугад и только зря тратит порох.
Баллистика нужна и стрелку. Зная законы полета своей пули, он будет уверенно направлять ее в цель.


БЕЗ МОТОРА И РУЛЯ

Далеко летают современные самолеты.
Пока работает мотор и вращается пропеллер, механическая птица спокойно парит над облаками. Пилот поворачивает рули, и она то приближается к земле, то вновь взмывает ввысь.
Пилот держит машину «в руках» и по своему желанию поворачивает ее направо или налево, на юг или север. В про­должение всего полета самолет послушно выполняет волю человека.
У пули мотора нет. Покинув ствол, она предоставлена сама себе. Источник ее энергии — давление пороховых газов — перестает действовать. Она летит по инерции, как мяч, под­брошенный ногой футболиста.
Нет у пули и рулей. Вылетела из ствола, и кончено! Стрелок уж над нею не властен и ничем не может изменить ее направление. Значит, надо заблаговременно, еще до того, как боек разбил капсюль, дать ей правильный маршрут. Без баллистики это вряд ли удастся.

НЕВИДИМАЯ ДУГА

Метров за четыреста от вас поставили какую-нибудь крупную мишень, ну хотя бы станковый пулемет. Направьте ствол винтовки прямо в него и попробуйте попасть.
Кажется, что это совсем легко. Расстояние небольшое, щит пулемета виден отчетливо. Вы спокойно прикладываетесь и уверенно спускаете курок. Увы, промах! Недалеко от вас взметнулось облачко пыли. Это пуля зарылась в сухую землю.
Может быть, рука дрогнула?
Вы снова спускаете курок. Снова промах! Так можно рас­стрелять сотню патронов, и совершенно без толку. Пули как заколдованные будут падать на землю, намного не долетев до цели.
В конце концов вы убедитесь, что ствол винтовки надо направлять не прямо в точку, в которую хотите попасть, а выше ее. При прямой наводке поразить цель пулей можно только на очень близком расстоянии: из боевой винтовки всего лишь на 30—40 метров.
Значит, пуля летит не прямо. Да и не только пуля.
Греческий философ и ученый Аристотель утверждал, что всякое тело, брошенное под некоторым углом к горизонту, будет лететь по прямой линии, пока не обессилит, а потом рухнет отвесно вниз. Ему казалось, что путь такого тела в воздухе можно изобразить в виде двух прямых линий, сходящихся под острым углом.
Греческий мудрец ошибался. Воины, побывавшие в боях, видели, что камни, стрелы, пращные пули и ядра, выпущенные из баллисты, летят не по прямой линии, а иначе. Но Аристотелю верили слепо. Каждое слово его считалось непогрешимой истиной.
И только в XVI веке ученый математик Николо Тарталья доказал наконец, что снаряды летят совсем не так, как думал Аристотель.
В 1537 году в своем сочинении «Новая наука» Тарталья на основании личных опытов и наблюдений впервые установил, что любой снаряд описывает в воздухе кривую линию, подобную дуге. Эта кривая линия называется траекторией.
Высшая точка траектории называется ее вершиной. Расстояние от точки вылета до вершины будет восходящей ветвью траектории, а от вершины до точки падения — нисходящей ветвью.
Тарталья же доказал, что, если бросить снаряд под углом в 45 градусов к горизонту, он (при прочих равных условиях) пролетит дальше всего. Эти открытия легли в основу современной баллистики.


ВЕЧНЫЙ МАГНИТ

Поднимем ствол винтовки под углом в 45 градусов, выстрелим и посмотрим, как будет вести себя пуля.
Если бы на пулю не действовала никакая другая сила, кроме инерции движения, она летела бы прямолинейно и бесконечно. Но вы знаете, что какая-то сила заставляет пулю опускаться, тянет ее вниз, как магнит. Этот магнит — сила притяжения Земли, то, что мы называем тяжестью.
Выброшенная ударом пороховых газов, наша пуля устремится вперед и вверх со скоростью 865 метров в секунду и одновременно начнет падать вниз по направлению к центру Земли, подчиняясь закону свободного падения тел.
Закон этот, открытый Галилеем, говорит, что любое свободно падающее тело, будь то камень, щепка, мяч или бомба, в первую секунду проходит 4,9 метра, а в каждую последующую секунду скорость его падения возрастает на 9,8 метра.
Вначале скорость падения намного меньше скорости движения
Но скорость падения растет с каждой секундой. Через три секунды пуля снизится на 44,1 метра, через четыре — на 78,4 метра, через пять — на 122,5 метра и т. д.
Достигнув высшей точки своего полета, пуля начнет опускаться все ниже и ниже, пока наконец не упадет на землю.
Путь, пройденный нашей пулей, можно изобразить в виде дуги, вершина которой находится как раз посередине и делит ее пополам. Значит, обе половины — восходящая и нисходящая ветви — будут совершенно одинаковыми.
Сколько же пролетит пуля, выпущенная из винтовки под углом в 45 градусов?
Совершенно точно вычислено, что, если бы на нее действовала только сила тяжести, пуля совершила бы далекое путешествие: она пролетела бы 76 километров 349 метров. На самом же деле она в лучшем случае пролетит всего лишь 3,5 километра. Значит, еще какая-то сила, кроме тяжести, мешает пуле лететь и заставляет ее раньше времени опуститься на землю. Что же это за сила?


ТРИ СПУТНИКА

Если бы на Земле внезапно исчезла атмосфера, мы действи­тельно смогли бы стрелять из винтовки на 76 километров. Такова дальность полета пули в безвоздушном пространстве.
Но земной шар окутан слоем воздуха. Воздух и нарушает все наши расчеты. Сопротивление воздуха и есть та сила, которая укорачивает путь пули почти в двадцать два раза.
Неужели воздух, прозрачный и почти невесомый, способен затормозить летящую пулю? С первого взгляда это кажется почти невероятным. Ведь даже муха, которая в миллионы раз слабее смертоносной пули, без всякого труда разрезает воздух своими хрупкими крылышками.
Вспомните, однако, что этот же воздух, приведенный в движение, мчит вперед тяжело груженные парусные корабли, яростно обрушивает на берег тысячетонные океанские волны, с корнем вырывает вековые дубы. Недаром сказочный владыка ветров и ураганов Борей считался в древности грозным божеством.
Все дело в скорости.
Прихожане собора святого Павла в Лондоне однажды с удивлением смотрели на странное зрелище. Высоко, почти под самым куполом, примостился какой-то человек. Время от времени он бросал вниз полые стеклянные шарики. Это был знаменитый английский ученый Исаак Ньютон. Наблюдая по часам, сколько времени падают шары, брошенные с различной высоты, Ньютон доказал, что сопротивление воздуха резко возрастает при увеличении скорости движущегося тела.
Ньютон полагал, что сопротивление воздуха пропорционально квадрату скорости. И это действительно так, если тело проходит не больше 240 метров в секунду. Если же скорость больше, сопротивление растет еще быстрее.
Пешеходу в тихую погоду воздух кажется совсем непо­движным. Но стоит ему сесть на велосипед, как в ушах у него засвистит ветер. В этом нет ничего удивительного. Ведь он увеличил скорость движения в пять раз, значит сопротивление воздуха увеличилось в двадцать пять раз.
Выглянув из окна курьерского поезда, который, предположим, проходит 120 километров в час, то есть 34 метра в секунду, вы почувствуете такой удар «ветра», что поневоле зажмурите глаза. А высунуться из кабины истребителя, летящего со скоростью 130 метров в секунду, прямо страшно: ощущение такое, что вот-вот вам оторвет голову.
Пуля — одна из самых скорых путешественниц. Она мчится в пятьдесят раз быстрее автомобиля, в двадцать пять раз быстрее курьерского поезда и в шесть раз быстрее истребителя.



Путь пули в воздухе: / — восходящая ветвь; 2 — нисходящая ветвь; 3 — вершина траектории; 4 — высота траектории
Из ствола пуля вылетает со скоростью 865 метров в секунду. Но такую быстроту ей удается сохранить недолго. Воздух тормозит полет пули, как снежные заносы на железнодорожном полотне замедляют движение поезда.
Поэтому траектория пули в воздухе не такая, как в без­воздушном пространстве. Она раньше поворачивает вниз и падает круче. Вершина ее находится не посередине, а ближе к концу, а восходящая ветвь длиннее нисходящей.
Как и всякая другая сила, сопротивление воздуха измеряется единицами веса. И вот оказывается, что винтовочная пуля, которая весит всего-навсего 9,6 грамма, наталкивается на сопротивление воздуха в 3,5 килограмма. Значит, эта сила в триста шестьдесят четыре раза больше веса пули. Справиться с ней нелегко.
В неравной борьбе пуля постепенно «изнемогает» и летит все
медленнее и медленнее. В результате получается такая картина:
Расстояние в метрах
ICX)
200
300
400
500
600
700
800
900
[ООО
поо
1200
1300
140!)
1500
Окончательная ско­рость пули у1 целя (в метрах в секунду)
781
702
630
564
50+
450
403
364
334
311
|гэ5
277
263
250
2;»
Через 600 метров скорость пули падает чуть ли не вдвое, а еще через 600 — снова уменьшается почти вдвое.
В безвоздушном пространстве она пролетела бы 1,5 километра меньше чем за две секунды, а в воздухе у нее на это уходит четыре секунды.
Итак, у летящей пули
три постоянных
спутника: инерция
движения, сила тяжести и
сопротивление воздуха.
Инерция движения мчит
пулю вперед. Тяжесть
виснет на пуле и тянет ее к
земле. А воздух
преграждает ей дорогу,
отталкивает назад и,
тормозя движение пули,
помогает тяжести
искривить ее траекторию.


ВОЗДУХ И ФОРМА

Для пули сопротивление воздуха — непобедимый противник. Уничтожить его нельзя. Можно лишь уменьшить его силу. Как же это сделать?
Если надо забросить камень подальше, вы не возьмете первый попавшийся под руку. Один забракуете потому, что слишком легок, другой — потому, что слишком велик, третий—-потому, что он какой-то угловатый, искривленный, несуразный по форме.
Выбрать пулю подходящего веса, размера и формы гораздо важнее. Ведь пуля летит в тысячу раз быстрее камня. Значит, все надо тщательно рассчитать и обдумать, не то плохо придется ей в поединке с воздухом.
Взгляните на щуку. Сразу можно сказать, что это отличный пловец. Остромордое, узкое, вытянутое тело речной хищницы как будто специально создано, чтобы рассекать воду и молнией бросаться на зазевавшегося карася.


Пуля рассекает воздух, как рыба воду. Чтобы она летела быстрее, ей тоже надо придать хорошую, «удобообтекаемую» форму. Оружейники додумались до этого не сразу. Было время, когда пули делали очень просто. Надо стрелять — возьмет солдат круглую свинцовую палку и отрубит от нее кусок. Получался свинцовый цилиндр с тупыми концами. Посмотришь — не то маленькая консервная банка, не то рюха для игры в городки.
Такая пуля наталкивалась на большое со­противление воздуха и летела плохо, гораздо хуже стрелы, да вдобавок еще кувыркалась.
Взамен кувыркающейся рюхи изобрели круглую пулю. Это было уже большим дости­жением. Свинцовый шарик летел в полтора раза дальше. Воздух только тормозил его, но не мог опрокинуть и сбить с дороги. Но и шарик все-таки быстро терял скорость. До поры до времени с этим пришлось мириться — ведь лучших пуль не было. Но вот появились нарезные казнозарядные ружья, и шарик начал худеть, вытягиваться, пока наконец не превратился в жолудь с плоским донышком.
Далеко и быстро неслись жолуди, но время требовало еще большей быстроты. Тогда русский ученый Г. В. Киснемский предложил заострить головку жолудя. Выгода получилась немалая: остроконечная пуля вонзается в воздух, как игла, и летит на полкилометра дальше, чем тупоносая.
На этом и закончились превращения головной части пули. Но хвост у нее попрежнему был цилиндрический и широкий, что замедляло ее полет.
Между тем

началась новая эпо-
ха. По дорогам
помчались авто-
мобили, в небо
взвились самолеты.
Борьба за скорость
разгорелась с
Фотография летящей нули.
особенным оже­сточением. Техника лихорадочно искала любые средства, чтобы уменьшить сопротивление воздуха.
Изучению быстрых, не воспринимаемых простым глазом движений помог объектив фотоаппарата. Чувствительная пленка дала возможность увидеть даже молниеносный полет пули.
Вот на фотоснимке пуля гонит перед собой частицы воздуха. Воздух сдавливается, становится плотным, как снег под полозьями саней. От этого уплотнения во все стороны расходится головная волна. Она хорошо видна на снимке. Пустота же, которую пуля оставляет позади себя, не успевает сразу заполниться. Струи воздуха, обтекающие пулю, круто обрываются с прямоугольных краев донышка и, попав в пустоту, клубятся, как пыль за кузовом автомобиля. Образуются завихрения. За донышком пули тянется хвостовая волна.
Плотный, утрамбованный воздух давит на головку пули и как бы отталкивает ее назад в пустоту, где давление гораздо меньше.
Значит, пустота за донышком
вредная. Из-за нее пуля летит мед-
леннее. Надо, стало быть, пустоту
заполнить. Но чем? «Трубчатая» пуля в разрезе.
Попробовали сначала воздухом. Про­сверлили пулю насквозь от головки до хвоста. Воздушная струя текла через это отверстие, как вода по трубе, и заполняла разреженное пространство.
«Трубчатая» пуля прекрасно сохраняла скорость, но у нее оказался другой недостаток: во время полета она вихляла то туда, то сюда, и по­пасть ею в цель было почти невозможно.
От «трубчатой» пули пришлось отказаться, а ничего лучшего долгое время придумать не могли. И только уже после первой мировой войны один остроумный изобретатель нашел наконец легкий способ решить эту трудную задачу.
«До сих пор хотели заполнить пустоту воздухом. А может быть, это совсем не обязательно? — думал он. — Не проще ли заполнить ее материалом самой пули? Для этого достаточно только вытянуть и заострить ее донышко».
Так он и сделал. Получилась пуля, похожая с виду на сигару. Сигарообразная пуля — достойная современница самых быстроходных самолетов. Ее металлическое тело сделано так, что воздуху не во что упереться.
Острая головка легко разрезает уплотненные частицы воздуха впереди, а удлиненный и скошенный хвост не дает образоваться завихрению позади.
Обыкновенная остроконечная пуля (образца 1908 года) может пролететь самое большее 3,5 километра, а сигарообразная (образца 1930 года) — все четыре.

СВИНЦОВАЯ ИЛИ АЛЮМИНИЕВАЯ?

У гениального русского изобретателя К. Э. Циолковского есть повесть о людях, прилетевших на Луну.
Участники межпланетного путешествия проделали любопытный опыт.
Один взял пушинку, торчавшую из подушки, а другой — чугунный шарик. Прицелившись в красный гранитный утес, они метнули свои снаряды.
Результат оказался поразительный.
Пушинка, пролетев 400 метров, не только попала в цель, но и обогнала при этом чугунный шарик.
Фантастическая повесть Циолковского вполне научна. Состязание между шариком и пушинкой происходит на Луне, где, как известно, воздуха нет. Неудивительно, что легкая пушинка первой пришла к финишу.
Совсем иное дело на Земле. Здесь даже чемпион мира по метанию ядра не сможет забросить пушинку дальше чем на несколько шагов. Мешает воздух. Воздух непреодолимой преградой встает на ее пути, воздух тормозит ее полет.
Но ведь воздух мешает и чугунному шарику. Почему же шарик все-таки летит вперед, а пушинка медленно опускается вниз, кружась, как опавший лист?
Секрет здесь в плотности чугуна и пушинки. Можно скатать из пушинок шарик совершенно такого же размера, как чугунный, а плотность его все равно будет гораздо меньше.
Тяжелый чугун плотнее, в нем больше частиц вещества. А каждая частица — кладовая для сохранения инерции, то-есть того состояния, в котором тело находится.
У шарика из пушинок таких кладовых мало — он не в со­стоянии бороться с сопротивлением воздуха, быстро теряет скорость и падает. А у чугунного их много — воздуху труднее его остановить, и он летит гораздо дальше.
Этому закону подчиняется и пуля.
Для стрельбы в безвоздушном пространстве можно было бы сделать прекрасную пулю из легкого алюминия или из пластмассы. Но в воздухе такая пуля-пушинка улетела бы недалеко.
Поэтому пули и делают не из легкого алюминия, а из тяжелого свинца.


Золото и платина тяжелее свинца. Пули из этих металлов летели бы еще дальше, но стрелять ими могли бы только миллионеры — слишком уж дорого обходился бы каждый выстрел.
Итак, значит, собственный вес помогает пуле лететь. А нельзя ли сделать пулю потяжелее, увеличив ее размер?
Конечно, можно. Вопрос только в том, как увеличить — в длину или в толщину?

Попробуйте раскрыть зонтик против ветра. Идти станет гораздо труднее. И это неудивительно: острый шпиль вашего зонтика
превратится в широкий купол, и площадь, которую вы подставляете под удары ветра, увеличится во много раз.
То же самое и с пулей. Увеличить ее толщину, или, точнее говоря, калибр, — все равно что раскрыть зонтик: одновременно увеличится и поверхность, на которую давит встречный воздух. Пуля от этого ничего не выиграет в скорости.


Надо, значит, увеличить вес пули, не увеличивая ее калибра. Русский ученый Н. В. Маиевский впервые доказал, что для этого достаточно сделать ее подлиннее. Тогда пуля прибавит в весе, а сопротивление воздуха останется прежним.
Так оружейники и поступают: они увеличивают вес пули, вытягивая ее в длину.
«Большому кораблю — большое плавание», — говорит по­словица. «Тяжелой, продолговатой пуле — дальняя мишень», -добавляют стрелки.


«И ДАЛЕКОГО ВОЗЬМЕТ И БЛИЗКОГО НЕ УПУСТИТ»

Дугу, описываемую пулей, можно увидеть в ночном бою. Небо похоже тогда на гигантский цветной чертеж. Со всех сторон пересекают его зеленые, белые и красные линии. Но тушь и циркуль здесь ни при чем. Это чертят свои траектории трассирующие (светящиеся) пули, оставляя в небе огненный след.
Чем длиннее маршрут пули, тем выше и круче изгибается цветная дуга. При выстреле на 300 метров вершина ее поднимается над линией прицеливания всего лишь на высоту карандаша, при выстреле на километр — уже почти на высоту телеграфного столба, а на 2 километра — выше египетской пирамиды.
Для каждого расстояния есть своя мера. Стрелок поднимает ствол и направляет нулю выше цели как раз настолько, насколько пуля опустится вниз за время своего полета.
Если мишень близко, со стороны и не заметишь, что ствол винтовки глядит немного вверх. Если же стрелок метит в далекую мишень, кажется, будто он хочет попасть в облака: ствол его винтовки поднят тогда круто вверх.
Как же определить, под каким углом и на какое расстояние нужно поднимать ствол? Не станет же солдат перед каждым выстрелом производить вычисления, а если выпалит наугад -наверняка промахнется.
Нелегкая задача!
Оказывается, однако, что стрелку не надо ломать над ней голову. О нем уже позаботились оружейники. Они поставили ка винтовке простой и точный прибор. Это прицел.
Вы уже знаете, что каждое его деление удлиняет путь пули на 100 метров. Надо только определить, далека ли цель, а прицел уже сам совершенно безошибочно заставит стрелка поднять ствол под нужным углом.
Секрет здесь простой.
Когда метишься, надо видеть в прорезь на одном уровне вершину мушки и цель. Прицел же устроен так, что, если передвинуть хомутик вперед, поднимается прицельная планка с гривкой. А раз поднимется гривка, стрелку волей-неволей придется поднять и переднюю часть ствола, иначе мушка окажется ниже прорези.
Зная невидимые дороги, по которым путешествует пуля, стрелок посылает ее по нужному адресу, если даже прицел установлен не по расстоянию. А в бою это бывает нередко.
Ведь враг не сидит на месте. Видя, что дело плохо, он бросается наутек. Еще немного — и совсем уйдет. А прицел поставлен на близкое расстояние. Если стрелять попрежнему, пуля бегущего не нагонит. Что делать? Переставить прицел? Но для этого нужно время, а его-то как раз и нет.


Пидняв прицельную планку, стрелок должен поднять и переднюю часть ствола, иначе он не увидит мушки.
Вот тут стрелка и выручает знание траектории. К прицелу он не притрагивается, а чтобы пуля не зарылась в землю, поднимает мушку повыше. Раньше он метил в грудь, а теперь с тем же прицелом метит в невидимую точку над головой.
Бывает и наоборот: стрелок ведет огонь по неприятельским окопам, до которых метров шестьсот, как вдруг, откуда ни возьмись, неприятель появляется в 200 метрах.
Положение трудное. Стрелять попрежнему — не попадешь: пуля пролетит выше. Но бывалый воин не теряется. Он целится на 30 сантиметров ниже и уверенно спускает курок.
Об одном таким случае рассказывает участник Великой Отечественной войны Захар Бровченко:
«Был я тогда еще необстрелянный, только пороху понюхал. Стоим в боевом охранении. Рядом со мной в ячейке Дегтярев — старый, опытный солдат.




Перед нами по­ле, а дальше — роща еловая. На самой опушке — вражеские окопы. Далеко до них. Высунет фашист голову — только пятнышко видно Мы постреливаем, и они постреливают, но боя настоящего нет.
Потянулся я за флягой — пить за­хотелось, вдруг затарахтело, да громко так, и перед самым бруствером близко — пыль фонтанчиками.
Только тут я их и увидел. Было их семеро. Бегут, чуть пригнувшись, автоматы к животу, вертят стволами то вправо, то влево, поливают нас свинцом, как дворники мостовую.
Не знаю, как мы их проворонили. Потом уже сообразили, что проползли они краем поля по низинке, где трава выше пояса.
Когда далеко стреляешь, виден только силуэт и кажется, что это движущаяся мишень, как на стрельбище. А тут в первый раз пришлось так близко. Под касками лица видны.
Прицел-то у меня «шесть», а фашистские автоматчики вот-вот наскочат.
Тут одно спасение — быстрота. Дегтярев кричит: «Ниже, ниже бери!»
В такие минуты действуешь не раздумывая, а делаешь как раз то, что нужно. Дегтярев кричит, а я уже ловлю на мушку усатого, который сбоку. Сначала в живот наметился, потом ниже взял, в колени.
Жму на спуск, а у самого внутри холодно: попаду ли? Нет, гляжу, споткнулся усатый, на четвереньки встал, головой мотает. Смотрю: рядом другой свалился. Это его — Дегтярев. Легче мне стало: значит, верно бьем.
Щелкнул затвором, второго выцеливаю. И этот ткнулся. Тогда они закричали. Не «хох» (это «ура» по-ихнему) и не слова какие-нибудь, а по-звериному заверещали, от страха пробрало. Но из автоматов строчат, только без толку.
Ну, мы теперь уверенно действуем. Ничего, что прицел «шесть». Чем они ближе, тем мы ниже метим. А пули всё в грудь да в грудь. Фашисты наутек, да поздно. Только один и убежал.
Понял я тогда, что с «трехлинейкой» в руках фашистов бояться нет никакого смысла. Если знаешь характер пули, она слушается. И далекого возьмет и близкого не упустит»,


В ВЕТЕР, В ЖАРУ И В ХОЛОД

Посмотрите, как странно ведет себя на полигоне опытный стрелок, прежде чем прицелиться в далекую мишень. Вот он послюнил палец и поднял его над головой, потом зачем-то под­бросил в воздух горсть пыли, а когда она рассеялась, стал вни­мательно приглядываться к дыму, поднимающемуся из трубы, и к деревьям, растущим у забора. Так стрелок определяет направление и силу ветра.
Если на дереве шевелятся только листья — ветер слабый, если тонкие ветки — умеренный, а если качаются и стволы — значит, ветер дует во всю мочь.
Но почему стрелок интересуется ветром?
Вам, вероятно, приходилось кататься на лодке. Вспомните, как легко грести, когда ветер дует в корму. Он подгоняет лодку, и, рассекая воду, она стрелой мчится вперед. Но вот вы повернули лодку против ветра, и сразу грести стало трудно. Весла кажутся тяжелыми, словно их свинцом налили. Вы гребете, напрягая все силы, трудитесь до седьмого пота, а лодка ползет, как черепаха.
Ветер влияет и на полет пули. Если он дует в затылок стрелка, пуля летит дальше и выше, а если в лицо — ближе и ниже.
Не думайте только, что попутный ветер подгоняет пулю. Это ему не по силам. Ведь винтовочная пуля, даже пролетев километр и порядком обессилев, все же мчится со скоростью 300 метров в секунду, а сильный ветер дует со скоростью всего лишь 10 метров в секунду. За пулей ему не угнаться, и подталкивать ее он не может.
Секрет здесь в другом.
Когда пуля и ветер движутся в одном направлении, умень­шается скорость пули относительно воздуха, а стало быть, уменьшается и сопротивление воздуха. Раз сопротивление меньше, пуля летит дальше. При встречном ветре наоборот — сопротивление увеличивается, чтобы преодолеть его, пуля затрачивает больше энергии и падает ближе.
Если стрелок целится в какую-нибудь точку в километре от себя, то при сильном попутном ветре пуля попадает на 43 сантиметра выше мишени, а при встречном — на 43 сантиметра ниже.
Еще больше приходится считаться стрелку с боковым ветром. Если мишень находится в 800 метрах, даже слабый ветер снесет пулю больше чем на метр в сторону от цели, а сильный ветер — больше чем на 4 метра. Вот и попробуй не считаться с ветром!
Сопротивление воздуха изменяется и от температуры.
В сильный мороз сливочное масло делается твердым — хоть топором руби, а в сильную жару оно становится жидким, как вода. Так же влияет температура и на воздух. Зимой он плотнее, чем летом, частицы его прилегают ближе друг к другу, а значит, увеличивается и его сопротивление.
Прицел нашей винтовки рассчитан на температуру 15 градусов выше нуля. При этой температуре винтовка бьет нормально. Ваша мишень стоит на расстоянии 800 метров. Передвиньте хомутик прицела до цифры «8», затаите дыхание, плавно нажмите на спуск, и пуля попадет точно в цель.
Но попробуйте из той же винтовки по той же мишени вы­стрелить в мороз, когда термометр показывает 25 градусов ниже нуля. Пуля в цель не попадет — она пройдет на 1 метр 40 сантиметров ниже, а в 45-градусную жару — на 1 метр 5 сантиметров выше. Прицелитесь вы в станкового пулеметчика, а пуля просвистит высоко у него над головой. Значит, меткому стрелку нельзя забывать и о термометре.
В бою бывает так, что ветер дует в одну сторону, враг бежит в противоположную, да к тому же трещит мороз. Снайперу приходится под огнем заниматься арифметикой — высчитывать поправки.
На войне то и дело сталкиваешься с неожиданностями. Невозможно все учесть заранее.
Был такой случай на Западном фронте.
Вернулся однажды снайпер Захар Ерохин с передовой мрачнее тучи. Чаю не пьет, на нары забился, ни с кем ни слова.
—Что это вы такой пасмурный? — спрашивает его командир взвода. — Может, заболели?
—Нет, я здоров, товарищ лейтенант, — угрюмо ответил Ерохин. — Только промазал я, два раза промазал.
Такого ответа от Ерохина лейтенант еще ни разу не слышал.
Меткостью своей стрельбы Ерохин удивил всех уже на испитаниях, только прибыв в дивизионную снайперскую школу. Быстро и уверенно расстрелял он все указанные ему цели. Он бил одинаково метко и по «голове наблюдателя», и по «ручному пулемету», и по «стереотрубе», и по «собаке», и по «перебежчику».
Тогда специально для него придумали особую, очень трудную цель. На пенек положили плашмя пивную бутылку и предложили Ерохину выбить с расстояния 100 метров дно бутылки, так чтобы пуля прошла через горлышко. Ерохин оперся левым локтем о колено, приложился и нажал на спуск. Звякнуло выбитое дно бутылки. А горлышко осталось целым — пуля его даже не задела.
Попав на передовые со снайперской винтовкой, Ерохин стрелял без промаха. Огорчения его начались, когда дивизия заняла позиции на Днепре. Вести огонь надо было через реку на тысячу метров. Расстояние порядочное, но Ерохину приходилось стрелять и дальше, и никогда он не мазал. А тут его словно околдовали — что ни выстрел, то промах.
Ерохин и винтовку два раза пристреливал и расстояние до своих ориентиров проверил по дальномеру, все было верно, а промахи продолжались.
«Может быть, у меня с глазами неладно?» — подумал Ерохин и отправился в медсанбат. Но и глаза были в порядке.
Ерохин совсем заскучал. Пошел к командиру батареи, капитану Черенцову, не поможет ли артиллерист.
Прямо, — говорит, — хоть от звания снайпера отказывайся. Стреляю как нельзя аккуратнее, а пули мимо и мимо. Ума не приложу, в чем тут загвоздка.
Так, так... — задумчиво пробормотал Череицов. — Значит, через реку стреляешь и мажешь. А как ты целишься?
Как целюсь? — переспросил Ерохин. — Нормально, товарищ капитан. Согласно уставу.
— Ну, а в мороз согласно уставу как целишься?


В мороз поправку делаю — выше беру. А почему?
Ну, это известно. В холод воздух плотнее и пуля ниже летит.
— Правильно, Ерохин. В холод пуля ниже летит. А ведь над рекой воздух тоже холоднее. Вот траектория и снижается. Конечно, на 300—400 метров это значения не имеет. Но у тебя выстрелы далекие, мишени мелкие. Тебе реку учитывать надо.
В глазах Ерохина загорелись голубые огоньки, и он даже чертыхнулся с досады.
— Как я эту метереологию упустил! Ясное дело — в ней вся причина.
На следующий вечер, когда Ерохин вернулся с «охоты», его нельзя было узнать. Куда девались его мрачность и злость! Не ожидая вопроса командира взвода, снайпер весело отрапортовал:
— Разрешите доложить, товарищ лейтенант. На опушке рощи Фигурная уничтожил артиллерийского наблюдателя. У ориентира номер два вывел из строя связного. Расход боеприпасов — два патрона.
Вскоре Ерохин сам начал обучать молодых снайперов. Он посвящал их во все тонкости стрелковой науки, но особенно напирал на «метереологию» и никогда не забывал рассказать, какого он дал маху, стреляя через Днепр.


ВРАГ В ВОЗДУХЕ

Час был ранний, и утренняя роса прибила пыль на дороге. Рота прошла уже 30 километров, а до передовых было еще не близко. Над низинами стоял туман, и бойцы поеживались от холода.
Вдруг впереди раздался протяжный, завывающий гул. — Воздух! — скомандовал лейтенант и поднял правую руку.
«Юнкерсы» появились из-за леса. Три, три и еще три. Их узкие тени быстро скользили по жнивью.
Боец второго взвода Алексей Родионов соскочил вслед за товарищами в заросшую лопухом придорожную канаву. Подняв пыльное лицо к небу, смотрел он, как приближаются самолеты.
Они сделали широкий разворот и устремились к дороге. От переднего отделилась стайка черных черточек. Секунду они летели вслед за «Юнкерсом», потом с нарастающим свистом описали дугу и потрясли землю тройным ревущим раскатом.
Еще не успели осесть густые столбы разрывов, а уже вниз летели новые бомбы, молотя поле чудовищными ударами.
Родионов вскинул винтовку и сердито прищурился, ловя на мушку широкое крыло с черным крестом. Красная линия трассирующей пули взметнулась кверху и угасла далеко за хвостом самолета.
Родионовым овладела ярость. Он выругался, выстрелил еще раз — и еще раз промахнулся. С обидой и злостью рванул он рукоятку затвора, выкидывая пустую гильзу, и вдруг вспомнил осень на Каме...
Смеркается. Он стоит в камышах, а на желтом фоне вечерней зари проносятся черные силуэты уток. От быстрых взмахов их крыльев свист стоит в воздухе.
Родионов вскидывает свою берданку — конец ствола далеко впереди летящей стаи. Гремит выстрел, и утка, будто ее кто-то изо всех сил ударил палкой, камнем падает вниз...
Все это мгновенно промелькнуло в голове Родионова. Самолеты, сделав разворот, вновь заходили на бомбежку. Родионов плотно сжал губы. Ствол его винтовки резко метнулся в сторону. Теперь мушка глядела далеко впереди головного «Юнкерса».
Родионов нажал на спуск. Красная трасса неторопливо поднялась вверх, и вдруг в темном брюхе самолета вспыхнула белая искра.
«Юнкерс» как бы замер на месте, потом качнулся и, оставляя за собой хвост черного дыма, понесся к земле.
От страшного взрыва судорожно дрогнул осенний воздух, дрогнуло голое поле, и над грудой искореженного металла взметнулось высокое пламя.
Винтовочной пулей, кусочком свинца, который весит меньше 10 граммов, Родионов уничтожил громадную быстроходную машину врага. Ему помог охотничий опыт: он стрелял в самолет, как в летящую птицу.
Не думайте, что это легко. Ведь попасть в летящий самолет совсем не то, что в пехотинца, притаившегося на одном месте.
Неопытный стрелок направит свою мушку прямо в самолет и обязательно промахнется. Правда, пуля летит быстро, но все же, чтобы пролететь 500 метров, ей надо потратить восемь десятых секунды. А современный боевой самолет за секунду проходит больше 200 метров. Вот и рассчитайте, насколько же он уйдет от того места, где был в момент выстрела!
Стрелять так — значит без толку тратить патроны. Чтобы попасть, надо целиться не в самый самолет, а в то место, где его еще нет, но где он будет через секунду.
Нелегко угадать тот невидимый перекресток, где летящая пуля встретится с летящей машиной.
Стрелок должен мгновенно определить высоту и скорость самолета, мгновенно сообразить, сколько времени уйдет на полет пули, мгновенно наметить невидимую точку впереди самолета и мгновенно спустить курок.
Целиться прямо в самолет можно только тогда, когда он пикирует на стрелка или уходит после пикирования. А это бывает не так уж часто. Во всех остальных случаях без «упреждения» не попадешь. И чем выше и быстрее летит самолет, тем больше приходится брать упреждение.




Чем выше и быстрее летит самолет, тем больше нужно брать упреждение.

Да, это трудное искусство, и дано оно немногим. И все же в дни Великой Отечественной войны сотни советских бойцов оказались такими же меткими охотниками за воздушным врагом, как Алексей Родионов. Из простой русской «трехлинейки» били они по моторам, по бензобакам, по пилотам, и фашистские самолеты, объятые дымом и пламенем, рушились вниз.

«ЧЕРНЫЙ БИЗОН»

Если по воздушному врагу стреляют, как по летящей птице, то по броневикам, танкеткам и мотоциклам стреляют, как по бегущему зверю. Это тоже не всякий сумеет.
Хорошо, если машина идет прямо на стрелка или прямо от него. Тогда по ней можно бить, как по неподвижной мишени.
Во время боев на западном берегу Немана был такой случай.
Пытаясь задержать наше наступление, фашисты перешли в контратаку. Впереди двигались танки. С ходу открыв огонь, ворвались они на окраину села.
А там — только взвод нашей пехоты. Еще и окопов отрыть не успели. Тут и неробкий человек растеряется.
Достал младший сержант Юрьев из подсумка обойму с бронебойными пулями (у них головки черные) и зарядил винтовку. Ведущая машина ползет прямо на него. Идет, как корабль в море. Из-под широких гусениц взлетают волны жидкой грязи.
Видит уже Юрьев черного бизона, намалеванного на лобовой броне, видит, как поворачивается низкая башня.
Во рту пересохло, сердце бьется звонко и часто, но страха нет, только злость и задор. Прильнул боец щекой к прикладу, выжидает.
Все ближе и ближе бронированная машина.
Сто метров... Девяносто... Восемьдесят... Семьдесят...
Юрьев поймал на мушку смотровую щель и выстрелил.
Танк резко свернул в сторону, как слепой, ткнулся в столетнюю сосну, отскочил и врезался в кирпичный сарай. Густое облако красной пыли поднялось над крышей.
Метким выстрелом Юрьев убил водителя, и танк с черным бизоном, лишенный управления, попал в руки советских бойцов.

212

ПО ЕДУЩИМ И БЕГУЩИМ


Но не всякий раз так везет стрелку. Ведь на войне дороги не заказаны, враг движется в любом направлении: захочет — вправо, захочет — влево, захочет — наискосок.

Под огнем для него шутки плохи: замешкается — погибнет. И самый ленивый увалень, когда над головой посвистывают пули, бежит во всю прыть.
Да вдобавок еще, если местность неровная, то нырнет в ложбину так, что его и не увидишь, то внезапно появится на бугре, чтобы через секунду исчезнуть снова. Вот и попробуй — попади!
Прицелишься прямо в него — промахнешься: пока пуля будет лететь, враг успеет уйти от нее в сторону. Но у хорошего стрелка пуля не опаздывает. Бегущих и едущих он разит быстрее молнии и обязательно с упреждением. Об упреждении он не забывает никогда.
Так чаще всего приходится стрелять по броневикам, автомашинам, мотоциклам, по кавалеристам и пе­ребегающим пехотинцам.
Враг приближается к стрелку под острым углом и не особенно скоро — упреждение меньше; враг мчится стремительно под прямым углом — упреждение больше.




По вражеским кавалеристам.

Показался из леса неприятельский кавалерист. Расстояние до него порядочное — метров восемьсот, но он не торопится, едет шагом. Направит стрелок мушку на полторы конские фигуры вперед и свалит всадника на землю.
Появился второй. Этот едет рысью. Тут уж надо целиться на три фигуры вперед. А мчится галопом — и на все шесть.
Конечно, конь бежит быстрее человека, но куда ему до мотоцикла! Тот так промелькнет по дороге, что и заметить не успеешь, а он уже за поворотом исчез.
Но опытный боец всегда настороже. Только услышал шум мотора — приклад в плечо, палец на спуск.

Вот слева, из осиновой рощи, стремительно вырвался отряд неприятельских мотоциклистов. Как свора злых, рычащих гончих, несутся они по проселку, строча из пулеметов. Вихрем клубится пыль. Еще секунда — и стрелять поздно. Но советский боец, прищурив левый глаз, уже мысленно провел прямую линию от пе­реднего мотоцикла и, поймав на мушку правый далекий конец этой линии, спустил курок.
И не спасет врага скорость. Настигнет его пуля нашего бойца. И запрокинется набок быстроходная машина, а колеса еще долго будут вертеться, поднимая желтую пыль.

КАК ВООРУЖАЛСЯ ГЛАЗ МАГИЧЕСКОЕ СТЕКЛО

битва длится тысячелетиями и не стихает ни на секунду. Силы воюющих не равны. Природа в ярости обрушивается на своего тщедушного противника зноем и холодом, засухами и наводнениями, ураганами, землетрясениями и моровыми поветриями. В ее грандиозном арсенале множество разрушительных средств.
Но человек не сдается. С поразительным мужеством и упорством выбивает он грозного врага из укрепленных рубежей.
Ученые — этот разведывательный отряд человечества — проникают в тайны природы, изучают ее секретное оружие, раз­гадывают ее смертоубийственные замыслы.
Когда эта схватка начиналась, у человека было лишь обо­ронительное оружие для того, чтобы защитить свою жизнь. Прежде всего он вооружил руку. Но этого было мало, чтобы перейти в наступление. Без разведки воевать нельзя, а для этого надо было вооружить и другие органы чувств, прежде всего глаз.
Человеческий глаз — сложный и изумительный инструмент. Он воспринимает сто пятьдесят оттенков цвета, днем различает предметы под ничтожным углом зрения, а ночью при совершенно прозрачной атмосфере мог бы увидеть пламя свечи на расстоянии... 27 километров. И все же он далек от совершенства.
Человеческий глаз плохо различает цвета в сумерках и в тумане, становится беспомощным, если имеет дело с мелким и далеким предметом, не воспринимает очень быстрых движений и видит пространство рельефным только на небольшом расстоя­нии — около 500 метров.
Попытки изобрести оружие для глаз делались уже в глубокой древности.
При раскопке античных городов археологи нашли чечевицы, сделанные из горного хрусталя, берилла и других прозрачных минералов.
В XIII веке были изобретены очки, и шлифование чечевиц стало ремеслом, быстро распространившимся во всех странах.
Мастера, изготовлявшие очки, заметили, что если две или три чечевицы расположить определенным образом, то увеличение получается значительно большее. Такое соединение чечевиц назвали микроскопом.
Первые микроскопы продавали на ярмарках как забавные игрушки и называли их «стеклами для блох и комаров».
Много времени прошло с тех пор, пока наконец привратник городской ратуши Антоний Левенгук не превратил забавные «стекла для блох» в замечательный научный инструмент и не сделал с его помощью величайшее открытие.
В течение двадцати лет он обтачивал и шлифовал линзы и достиг в этом высокого совершенства. Он научился делать мельчайшие стекла размером меньше 1/8 дюйма. Они показывали ему предметы в сказочно огромном и ясном виде. Волосок под микроскопом превращался в ствол дерева, жало блохи -в копье, чешуйка кожи — в панцырь воина.
Посмотрев однажды своим «магическим глазом» в каплю воды, Левенгук проник в мир бесконечно малых существ, совершенно незримых и не известных до этого никому. Это были микробы.
Несколько раньше с помощью замечательных стекол разведчики человечества проникли в другой мир — мир бесконечно далекий.
В самом начале XVII столетия в голландском городе Миддельбурге была изобретена первая зрительная труба.
Сын крепостного инженера Яков Антонизсон, или Мециус, человек нелюдимый и скрытный, 17 октября 1608 года подал правительству Нидерландских Генеральных штатов прошение такого содержания:
«Два года тому назад упорным трудом и размышлением я дошел до изобретения инструмента, при помощи которого можно вполне ясно видеть далекие предметы, не различаемые вовсе или смутно различаемые простыми глазами. Прилагаемый пробный экземпляр изготовлен из плохого материала, но по заключению его превосходительства и других лиц, имевших случай сравнивать оба инструмента, он в смысле действия ни в чем не уступает изготовленному в недавнее время миддельбургским гражданином У.Э.Д.М.».
Кто же скрывался за этими инициалами?
Это был оптик Липперсгейм, родом из Везеля. Еще 2 октября, то есть опередив Мециуса на две недели, он представил пра­вительству «инструмент для смотрения вдаль». Нидерланды в это время воевали с Испанией. Изобретатель считал, что его инструмент может быть полезен для полководцев, просил дать ему привилегию на тридцать лет и назначить пенсию. Свое изобретение он обещал держать в строгой тайне.
Была назначена испытательная комиссия, которая поручила Липперсгейму сделать на пробу такой же инструмент с чечевицами из горного хрусталя и притом одновременно для обоих глаз. Оптик сделал две такие трубы и получил крупное вознаграждение. В привилегии же ему отказали. Комиссия решила ничем не гарантировать право на это изобретение, так как оно оспаривалось Мециусом.
Несмотря на то что изобретение было окружено глубокой тайной, слухи о нем как-то дошли до французского поста в Гааге Жанена.
Посол попробовал купить замечательную трубу у Липперсгейма и обещал ему щедрое вознаграждение. Однако мастер отказался наотрез. Тогда Жанен подослал к нему шпиона -французского солдата, имевшего большую сноровку в механическом искусстве. То ли шпион втерся в доверие к изобретателю, то ли попросту тайком забрался в его мастерскую, во всяком случае ему удалось разузнать, как изготовляется этот инструмент, а вскоре предприимчивый посол получил в подарок от нидерландского правительства две трубы для своего короля.
Жанен считал изобретение чрезвычайно важным для армии и 28 декабря 1608 года написал об этом подробное донесение Генриху IV.
Секрет, известный стольким лицам, перестал быть секретом. Голландская труба быстро распространилась по Европе.
В июне 1609 года зрительную трубу прислали из Фландрии в подарок кардиналу Боргезе.
Знаменитый физик и астроном Галилео Галилей узнал про диковинный подарок. Свойства голландского инструмента за­интересовали Галилея. Всю ночь, не смыкая глаз, работал он у себя в кабинете, делая вычисления и подгоняя стекла. Наутро телескоп был готов, о чем ученый рассказал своим друзьям.
Это был, собственно говоря, не настоящий телескоп — он давал прямое изображение. Состоял он из свинцовой трубы с двумя линзами. Инструмент выглядел неказисто и увеличивал всего в три раза.
Вслед за первой трубой Галилей построил другую, более совершенную, направил ее в ночное небо и замер от волнения. Светлые пылинки, раскиданные в бесконечности, внезапно при­двинулись к нему. Галилей увидел, что Млечный Путь распадается на бесчисленное количество звезд, окруженных дрожащими лучами, что Луна покрыта горами и изрыта кратерами, что у Юпитера есть собственные луны.
Сердце Галилея билось учащенно. Один взгляд в телескоп победил пространство и разрушил тысячелетние представления о вселенной. Учение о божественном происхождении небесных тел оказалось детской сказкой.
Галилей сразу стал знаменитостью. Современники называли его «Колумбом неба». Его телескоп торжественно показывали с башни святого Марка, и венецианцы с удивлением взирали на свинцовую трубу, с помощью которой можно проникнуть в небесные сферы. В сочинении «Звездный посол» Галилей поведал миру о своем открытии.
Так глаз, вооруженный микроскопом и телескопом, совершил путешествие в неисследованные пространства вселенной.
Оружие, состоящее из круглых шлифованных стекол, помогло человеку разгадать тысячи важнейших тайн природы. Это оружие, усовершенствованное и видоизмененное, широко применяется и в современной войне.


ПОКАЗАЛАСЬ ТЕМНАЯ ТОЧКА

Колышущаяся трава, кочки, камни, груды обломков, густая сеть проволочных заграждений — все это одновременно отражается в зрачках бойца. Как заметить среди этого беспорядочного нагромождения теней, линий и разноцветных пятен насторожившийся глаз противника или дуло винтовки, готовое выпустить пулю? Как обнаружить на расстоянии в несколько сот метров такую крошечную цель, как рожки стереотрубы, скрытые в листве или чуть поднимающиеся над бугром? Под силу ли это человеческому глазу?
Звезды находятся от нас на расстоянии миллионов километров, и мы их видим. Значит, глаз способен проникать в пространство бесконечно далеко. Все дело в величине предмета и в расстоянии, на которое он от нас удален.
Перед вами с левой стороны дороги расположен голый каменистый холм. До него не меньше 5 километров. Вот на вершине показалась какая-то темная точка, похожая на маковое зернышко. Точка движется, она спускается по крутому склону. Но что это? Лошадь? Собака? Человек?
Напрасно вы будете напрягать зрение — на таком расстоянии вашему глазу это не под силу.
Темная точка спустилась на дорогу и направляется в вашу сторону. Вот она уже на мостике через ручей, до которого километра два. Вы вглядываетесь пристальнее.

Зрительная труба увеличивает угон зрения. Контуром показано, каким большим кажется этот солдат наблюдателю, смотрящему на него в
зрительную трубу.
Как будто человек. Крохотная фигурка подходит все ближе. По мере того как сокращается расстояние, ваш глаз воспринимает все больше деталей. Вот между вами 700 метров, и вы замечаете, как движутся ноги человека; осталось 200 метров, и вы отчетливо видите голову; еще ближе — кисти рук, лицо, и, наконец, когда он уже в 60 метрах, вы видите глаза.
На рисунке хорошо показано, что чем дальше предмет находится от глаза наблюдателя, тем меньше угол зрения и тем хуже он виден. Чем больше предмет, тем больше и угол зрения. Поэтому колокольню можно увидеть и на расстоянии в 20 километров, а избу — только в 8—9 километрах.
Самый зоркий глаз способен различать предмет под углом в 10 секунд. А если этот угол меньше? Тут уж глаз беспомощен, и наблюдателю могут помочь только инструменты «для смотрения вдаль». Увеличивая угол зрения, они увеличивают изображение предмета и как бы приближают его к нам,


ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ

Изобретатели часто обгоняют свой век и создают вещи, для которых еще не пришло время.
Они работают и на будущее.
Гениальный Ломоносов показал однажды академическому собранию изобретенную им «ночезрительную трубу». С помощью этой трубы, объяснил он, мореплаватели и полководцы могут «видеть явственно предметы в темном месте, не совсем лишенном света». Ученые собратья не поняли его идеи и заявили, что «ночезрительная труба — просто вздор». Это происходило 21 июня 1759 года. И только в наши дни подтвердилась правота Ломоносова. Теперь трубы с большим увеличением для ночных наблюдений широко распространены в армии.
Так семена некоторых растений, прежде чем прорасти, годами лежат в земле.
Опережая свое время, отдельные стрелки уже в середине XVIII века пытались приспособить подзорную трубу к ружью: сначала для наблюдения за дальними целями, а потом и вместо прицела.
Ничего путного из этого не получилось, да и получиться не могло.
Оптика требует высокой точности. А какая может быть точность, если плохую подзорную трубу прикрутить кожаными ремнями к еще более скверному кремневому ружью!
Такой «первобытный» оптический прицел только мешал стрелять — пули упорно летели в сторону от мишени. Убедившись в этом, стрелки прекратили свои опыты.
Прошло сто лет.
За это время техника добилась больших успехов. Нарезное капсюльное ружье во всех отношениях превосходило своего кремневого предка.
Высокими качествами отличалась и новая зрительная труба, сконструированная к этому времени. Теперь можно было смело взяться за применение оптики к военному оружию. Все необходимое имелось под рукой.
Первые образцы оптических прицелов с перекрестием были созданы около 1850 года.
О результатах испытаний почти ничего не известно, так как их держали в глубокой тайне.
В шестидесятых годах в Америке разгорелась гражданская война между Севером и Югом. Фермеры и рабочие Севера столкнулись на полях сражений с рабовладельцами Юга. Обре­ченный на гибель рабовладельческий строй защищался с яростью смертельно раненного зверя.
Во время этой войны южане установили на своих винтовках оптические прицелы и вооружили ими отборных стрелков.
«Каждое дерево, скала, возвышенность, овраг и дома близ укреплений обороняющегося служили прикрытием для стрелков южан; невозможно было показать голову над бруствером без того, чтобы не быть пораженным», — пишет историк этой войны.
Но народные армии Севера не остановились перед этой угрозой. Среди солдат и офицеров северян было множество техников, рабочих, инженеров. И, не покидая поля боя, они придумали, как бороться с южными стрелками.
Из жителей лесов и прерий, промышлявших охотой, были сформированы специальные команды. Вооруженные казнозарядными винтовками и магазинными скорострельными карабинами, они повели убийственный огонь по амбразурам не­приятельских фортов.
Один из отличившихся в этой войне стрелковых полков северян получил тяжелые ружья, тоже оснащенные телескопическими прицелами.
Опытные охотники, умевшие незаметно подкрадываться к пугливому оленю, северяне били без промаха. Сотни офицеров из армии южан распрощались с жизнью: меткие пули попадали в голову и сердце.
Новое оружие отлично выдержало испытание боем. По меткости оно оказалось намного лучше винтовки с открытым прицелом. Несмотря на это, даже командующие самыми передовыми армиями не решались принять на вооружение оптические прицелы. Они не верили в способности солдата, считали, что рядовому бойцу не освоить такой сложный и тонкий инструмент и что в рукопашном бою он будет помехой. «Одиночный прицельный выстрел — вредная ерунда, не солдатское это дело», — упрямо твердили защитники старого.
Англо-бурская война 1898—1901 годов показала, что они жестоко ошибались.

БУРЫ ДАЮТ УРОК

У буров не было регулярной армии и почти не было артил­лерии. Казалось, что нетрудно справиться с этими пастухами и охотниками, которые никогда не стояли в строю и не знали, что такое шеренга.
«Нам предстоит не война, а колониальная экспедиция, веселая и не очень опасная», — думали англичане. На деле оказалось совсем не так,
В одном из первых же столкновений буры с удивительной быстротой уничтожили хорошо вооруженный английский отряд. Из двухсот сорока человек уцелело только двадцать. Понимая безнадежность своего положения, англичане сдались в плен.
Буры первым же залпом вывели из строя почти всех английских офицеров. Солдаты бросились на землю и, спрятавшись за повозки, пытались отвечать на огонь, но через двадцать пять минут командир отряда вынужден был поднять белый флаг.
Стрельба буров отличалась замечательной меткостью. Большинство англичан, залегших на дороге, были ранены в голову и шею, а спрятавшиеся за повозками — в части тела, выдававшиеся из-за укрытия.
Потери буров в этой стычке были невелики — один убитый и пятеро раненых. Впоследствии один из участников рассказывал, что английские солдаты не в состоянии были отличить серую бурскую шляпу или куртку от скалы, до того одежда буров сливалась с местностью.
Буры избегали вступать в открытый бой. Хорошо зная местность и умело маскируясь, они устраивали засады и наносили англичанам внезапные удары.
Отборные стрелки прежде всего уничтожали офицеров — «мозг и глаза» противника. В бою у Гленко-Дунди на каждые одиннадцать английских солдат, выбывших из строя, приходилось по одному офицеру.
Даже после того, как командование английской армии догадалось переодеть свои войска в мундиры цвета хаки, не выделявшиеся на фоне песчаных холмов Трансвааля, ружейный огонь буров наносил врагам большой урон.
В течение одной недели англичане проиграли три решительных сражения и были разбиты на всех фронтах. Эта неделя получила в Англии название «черной недели».
Историк и оружейник, изучавший действия буров, утверждал, что солдата, выпускающего пули наугад, только по свистку своего офицера, должен заменить меткий стрелок.
Хорошего стрелка он сравнивал с высоким деревом, могучим дубом, который способен расти одиноко, а обыкновенного солдата — с одним из стеблей хлебного поля, правда под­держивающим и охраняющим окружающих, но безопасность которого в бурю зависит почти всецело от поддержки других.


СОВЕТ ВОЛОНТЕРА

Один доброволец, сражавшийся на стороне буров против англичан и по собственному опыту знавший, что такое меткая пуля, еще в 1900 году предлагал вооружить лучших стрелков телескопическими прицелами.
«В будущем, — писал он, — могли бы оказаться полезны для военных целей телескопические прицелы. Современные ружья стреляют на такое далекое расстояние, что даже самое острое зрение становится бессильным. Если ружье будет снабжено телескопическим прицелом, оно станет несравненно более опасным и может служить для выведения из строя офицеров и артиллерийской прислуги.
Нечего говорить, что такие усовершенствованные ружья должны даваться исключительно выдающимся стрелкам, которые в то же время могут быть снабжены особыми щитами».
К этому совету никто не прислушался. Только охотники и спортсмены поняли, какое преимущество дает оптический прицел.
Удивительный инструмент поглощал пространство и делал видимым невидимое. Пользуясь им, охотники били самых осторожных зверей — диких буйволов, горных козлов, пугливых серн и антилоп — на таких далеких расстояниях, о которых раньше не приходилось и мечтать.
На публичном состязании один стрелок, пользуясь оптическим прицелом, посадил девять пуль из десяти в центр мишени размером меньше серебряного гривенника. А до мишени было 200 метров! Другие стрелки своими меткими пулями забивали гвоздь в деревянную доску, разрезали свинцовую пулю пополам, попадая в острие поставленного у мишени ножа, а по более крупным целям били без промаха на расстоянии километра.
Представьте себе боксера, у которого руки вчетверо длиннее ваших. К нему и подойти не успеешь, как он оглушит вас сильным ударом. Вот такой «длиннорукий боксер» — стрелок, вооруженный оптическим прицелом. Он видит вчетверо дальше, он выпускает меткую пулю, когда вы еще не заметили его.
Казалось, каждому ясно, как выгоден оптический прицел. А все же в армиях он не привился. Убеленные сединами старцы из военных министерств подозрительно относились ко всяким новшествам, и к тому же оптический прицел стоил тогда дорого — до ста тридцати рублей золотом! — в несколько раз дороже винтовки.


ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ОХОТНИКОВ

В годы перед первой мировой войной Германия готовилась к молниеносному захвату Европы. Вся германская промышленность напряженно работала на войну.
Знаменитая фирма Цейса выпускала не только микроскопы, лупы и оборудование для научных лабораторий. В секретных цехах, куда разрешали входить только по специальным пропускам генерального штаба, изготовлялись оптические прицелы для винтовок казенного образца.
Кроме того, в начале первой мировой войны в Германии были собраны все охотничьи и спортивные винтовки с оптическим прицелом. К концу 1914 года немецкая армия получила двадцать тысяч таких винтовок. Цифра внушительная!
Егеря, лесничие, спортсмены, пройдя краткосрочные курсы «сверхметкой» стрельбы, отправились на фронт и начали охоту за наиболее важными живыми целями.
Стоило только англичанину или французу заглянуть в узкую бойницу, как они падали мертвыми на дно окопа с пулей во лбу.


Оперативные сводки ежедневно сообщали об офицерах, наблюдателях, связных, погибших от «шальных» пуль. Цифры погибших увеличивались. Нарушалось управление боем, пре­рывалась связь.
Разведке союзников показалось странным, что «шальные» пули выбивают как раз самых нужных людей. Покажется стереотруба — откуда ни возьмись, «шальная». Блеснет бинокль — опять «шальная». Даже в отверстия хорошо замаскированных пулеметных гнезд попадают «шальные». Нет, здесь что-то не так.
Немецкий секрет удалось разгадать.
Однажды ночью разведчики бесшумно прокрались в рас­положение врага и захватили несколько «языков». У одного из них оказалась винтовка с оптическим прицелом. На допросе пленный рассказал, как применяется это оружие в немецкой армии.
Союзники немедленно взялись за подготовку метких стрелков. Оружие, удачно примененное немцами, неожиданно обратилось против них же самих.


КАК БОЛОТНЫЙ КУЛИК ДАЛ ИМЯ ГРОЗНОМУ
СТРЕЛКУ

Весной, когда еще снег не сошел, прилетает к нам с теплого юга длинноносый коричневый куличок. Называется он бекасом и живет на болотах. Ростом бекас невелик — чуть побольше скворца.
Бекас мал, да удал. Он мастер летать. Вот как описывает его полет старый русский охотник: «Бекас как только взлетит, так сразу бросается в сторону, затем делает несколько зигзагов и тогда уже, как молния, бросается вперед, и не успеешь оглянуться, как вместо бекаса замелькает только точка».

230
Нужно быть очень искусным стрелком, чтобы попасть дробью в эту вертлявую птичку. Времени, чтобы прицелиться, нет. Прозеваешь секунду-другую, и крошечная мишень исчезла. Стрелять приходится почти мгновенно — «на вскидку».
Начинающий охотник не раз приходит в отчаяние. Весь патронташ расстрелян, а юркий куличок хоть бы перышко потерял — носится над болотом целый и невредимый. Зато тот, кто научился бить бекасов без промаха, может с гордостью сказать, что выдержал экзамен на меткого стрелка.
По-английски бекас называется «снайп», а охотник на бе­касов — снайпером. Когда в 1915 году в армии союзников появились отборные стрелки с оптическими прицелами, их шутя прозвали снайперами.
Словечко понравилось. Заметят солдаты немецкого пулеметчика, говорят: «Надо снайпера позвать, далеко — нам не попасть». Увидят — бинокль блеснул: «Где снайпер ? Его дичь». Так и привилось. Метких стрелков окрестили снайперами, а самую стрельбу — снайпингом.
Так болотный кулик дал имя грозному стрелку.


ГОЛОВОКРУЖИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Оптический прицел — ближайший родственник подзорной трубы. У него тоже есть объектив, окуляр и оборачивающие линзы.
По внешнему виду наш оптический прицел образца 1940 года, с честью выдержавший испытания в боях с фашистами, — небольшая металлическая трубка. Длина ее — 169 миллиметров, а весит она 270 граммов.
В переднем конце прицела помещен объектив, склеенный из двух линз. Он направлен на рассматриваемый предмет. По-латыни «объект» и значит «предмет».



Оптический прицел на советской снайперской винтовке
Объектив ловит изображение, уменьшает его и направляет внутрь трубки в перевернутом виде. Через стекла объектива мы увидели бы мир вверх ногами, как в астрономических телескопах. Для рассматривания небесных светил это роли не играет. Не все ли равно, где у планеты верх и где низ! А вот если через такой инструмент долго наблюдать то, что происходит на нашей Земле, голова закружится. Значит, нужно поставить изображение «на ноги». Это делают четыре маленькие линзы, склеенные попарно. Они называются оборачивающими и помещены в общей оправе посередине прицела.
Немного увеличив изображение, оборачивающие линзы посылают его в задний конец трубки. Три линзы, помещенные здесь, еще раз увеличивают изображение и отбрасывают его на сетчатку глаза. Глаз по-латыни «окулюс». Поэтому эти три линзы называются окуляром.
Таким образом, изображение совершает в трубке голово­кружительное путешествие. Оно уменьшается, кувыркается, снова становится «на ноги» и наконец, увеличенное в три с половиной раза, попадает в глаз снайпера.


ЧТО ТАКОЕ АККОМОДАЦИЯ

Вы хотите сфотографировать товарища и его брата. Товарищ прислонился к дереву в двух метрах от вас, а его брат сидит на качелях подальше — метрах в девяти. Чтобы портреты получить хорошие, придется сделать два снимка.
Объектив аппарата не в состоянии получить одинаково отчетливые изображения различно удаленных предметов. В зависимости от расстояния его надо передвигать — «наводить на резкость», как говорят фотографы.
Наш глаз — тот же фотоаппарат. Он тоже не в состоянии сразу отчетливо видеть несколько различно удаленных предметов. В этом нетрудно убедиться.
Возьмите спичечную коробку, встаньте у окна и вытяните руку. Если вы будете рассматривать коробку, стоящие в отдалении дома, деревья и трамвайные мачты покажутся вам как бы в тумане. Их очертания будут мутными и расплывчатыми. Если же перевести глаза на дома и деревья, плохо будет видна спичечная коробка.
Значит, глаза тоже нужно наводить на резкость, когда они переходят с ближнего предмета на дальние или наоборот.
В фотоаппарате вы для этого передвигаете объектив, а глаз сам с помощью особых мышц изменяет кривизну хрусталика. Эта способность нашего глаза приспосабливаться к рассматриванию как далеких, так и близких предметов называется аккомодацией.
Каждый стрелок по опыту знает, что это такое. Ведь для того чтобы прицелиться, нужно одновременно хорошо видеть прорезь прицела, мушку и цель. А они находятся на разных расстояниях от глаза: ближе всего прорезь прицела — в 35 — 40 сантиметрах, подальше, на расстоянии около метра, мушка и, наконец, уже совсем далеко, в сотнях метров, цель.
При всем желании даже самый зоркий стрелок не может одновременно одинаково ясно видеть эти три необходимые для прицеливания точки. Обычно стрелок быстро перебегает взглядом с цели на мушку и прорезь, и они в его сознании сливаются в общую картину. Нужен большой опыт и «гибкие» глаза, чтобы научиться делать это как следует. И все же одну из этих точек стрелок будет видеть расплывчато.


ПЕРЕКРЕСТИЕ И БАРАБАНЧИК

Совсем иное дело в оптическом прицеле. Там нет ни мушки, ни прорези. Их заменяет перекрестие из прицельных нитей. Это три тоненькие проволочки, укрепленные в подвижной оправе.
Средняя спускается сверху, конец у нее острый. Называют эту нить пеньком. Если заглянуть в прицел, пенек оказывается идущим снизу. Так оно и должно быть: ведь он виден через оборачивающую систему. Перевертывая изображение, она «ставит на ноги» и пенек.
Пенек — это мушка оптического прицела. При стрельбе его острие надо подвести к цели.

Справа и слева под прямым углом к острию пенька подходят еще две нити. Если мы целимся и видим, что эти нити лежат не горизонтально, а скло­нились чуть влево или вправо, значит, и винтовка «свалилась» на сторону. Надо ее выровнять. Поэтому боковые нити называются выравнивающими.
Секрет оптического прицела, делающий его незаменимым инструмен­том меткого стрелка, за­ключается в том, что изо­бражение цели и перекрестие расположены в одной плоскости. Таким образом, оптический прицел избавляет стрелка от необходимости «аккомодировать» глаза на три расстояния. Снайперу не нужно утомлять зрение, пытаясь одновременно ясно увидеть к мушку, и прорезь прицела, и фигуру притаившегося врага.
Глаз снайпера приспосабливается к одному расстоянию, достаточно только подвести к мишени центр перекрестия. А это совсем нетрудно.
В оптическом прицеле нет ни прицельной планки, ни хомутика. Как же быть, если противник удаляется? Как увеличить угол прицеливания? Для этого на корпусе прицела сверху помещен дистанционный барабанчик.
На кромке барабанчика нанесена шкала с делениями от 1 до 13. Только двойки на шкале нет, и не по каким-либо особым причинам, а просто потому, что места для нее не хватило.
Каждое деление шкалы со­ответствует 100 метрам. На не­подвижной части барабанчика сделана постоянная черточка — так называемая риска.
Прицельтесь в какой-нибудь Поворачивая дистанционный маю предмет, ну хотя бы в столб, который
находится от вас в 600 метрах, и вращайте маховичок барабанчика, пока цифра «6» не станет точно против риски. При этом вы увидите, как прицельные нити опустятся вниз. Для того чтобы острие пенька по-прежнему совпадало с целью, вам придется поднять винтовку дульной частью вверх. Значит, если нити опускаются, угол прицеливания увеличивается.
Если вы передвинете теперь маховичок обратно на «1», перекрестие поднимется, а угол прицеливания уменьшится.
Конечно, при стрельбе нет надобности помнить, куда пере­мещаются нити — вверх или вниз. Достаточно поставить маховичок на цифру, соответствующую расстоянию до цели. А нити уже сами займут правильное положение.


БОКОВЫЕ ПОПРАВКИ

Если во время стрельбы дует ветер справа, он сносит пулю влево от мишени. При открытом прицеле, чтобы пуля не отправилась «за молоком», стрелку приходится целить не в самую мишень, а правее. Чем сильнее ветер, тем дальше от мишени приходится выносить мушку. Конечно, это не очень удобно, особенно если мишень мала и находится далеко. Тут и опытный стрелок может промахнуться.
Если бы делать боковую поправку, не отводя при этом прицела от мишени, стрелять было бы гораздо легче. Оптический прицел так и устроен.


Слева на корпусе его имеется специальный барабанчик для боковых поправок. На шкале барабанчика как раз посередине нанесен нуль, а по обе стороны от нуля — знаки плюс ( + ) и минус
(-).
Если вращать барабанчик в сторону плюса, прицельный пенек передвинется влево, а пуля полетит вправо, то есть в противоположную сторону. Если вращать в сторону минуса, перекрестие передвинется вправо, а пуля полетит влево. Короче говоря, деления со знаком плюс дают поправки вправо, а со знаком минус — влево.
На шкале нанесено десять делений, но занумерованы только пятое и десятое. Каждое деление соответствует 1/1000 расстояния до цели.
Разобраться в этом очень просто. Ваша мишень находится на расстоянии 300 метров. Повернув барабанчик на одно деление, вы сдвигаете точку попадания на 30 сантиметров, при дистанции в 400 метров — на 40 сантиметров, при дистанции в 500 метров — на 50 сантиметров. Значит, одно деление перемещает точку попадания в сторону на столько сантиметров, сколько десятков метров до вашей мишени. Как видите, совсем несложно.
Этим остроумным и удобным механизмом снайпер пользуется не только для поправок на ветер, но и при стрельбе по движущимся целям — по перебегающему противнику, по велосипедистам, автомашинам и броневикам.


НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ВЬКОДНОМ ЗРАЧКЕ

Возьмите оптический прицел образца 1940 года, направьте его объектив на матовую электрическую лампочку, а за окуляром поместите лист белой бумаги.


Постепенно отодвигая бумагу, вы увидите, как на ней появится светлый, резко очер­ченный кружок. Этот кружок и называется выходным зрач­ком.
Откуда же он появился? Попробуйте большой комок глины втиснуть в аптечный пузырек. Часть ее свалится на пол, а та, которая попадет в горлышко, примет круглую форму.
То же самое происходит со световыми лучами и оптическим прицелом. В него попадут только те лучи, которые пройдут между краями оправы объектива; остальные скользнут по сторонам и никакого участия в образовании изображения не примут.
Оправа объектива — входная дверь для световых лучей. Ограниченное ею круглое отверстие называется входным зрачком. Окуляр отбрасывает на бумагу изображение этого отверстия.
Возьмите циркуль, линейку и измерьте, на какое расстояние от окуляра отодвинут лист бумаги, когда на нем отчетливо выступает светлый кружок.
Это расстояние равно 72 миллиметрам и называется удалением выходного зрачка.






Как раз в этом месте пучок лучей, вышедших из окуляра, уже всего.
Снайперу и нужно прикладываться так, чтобы его глаз находился в 72 мил­лиметрах от окуляра. Именно здесь наибольшее количество лучей проникнет в узкое отверстие его зрачка. Именно здесь лучше всего видно поле зрения прицела, а значит, и сама цель.
Конечно, было бы слишком сложно каждый раз измерять это расстояние. Да в этом и нет необходимости.
Стоит только снайперу передвинуть свой глаз немного ближе или дальше выходного зрачка, как оптический прицел сам немедленно даст тревожный сигнал: по краям окуляра появится ровная кольцеобразная тень. Значит, надо немного приблизить или отодвинуть голову.

СЕРП МОЛОДОГО МЕСЯЦА

Ровная кольцеобразная тень не так уж страшна, только поле зрения становится меньше. Но снайпер смело может спускать курок: промаха не будет.
Гораздо хуже, если в окуляре появится тень, похожая на серп молодого месяца. Тут и не думай стрелять — только зря истратишь пулю.
Отчего же это происходит?
Когда стрелок правильно целится и правильно держит винтовку, его глаз расположен на одной линии с оптической осью прицела и никаких теней в окуляре не видит.
Неопытный стрелок, который еще не постиг всех тонкостей снайперского искусства, упирает приклад в плечо или слишком низко или слишком высоко.
Нередко также, стараясь прицелиться как можно точнее, он слишком вытягивает шею и приподнимает голову.
В таких случаях глаз отклоняется в сторону от оптической оси, а прицельный пенек — в сторону от цели. Вот тогда-то в окуляре и появляется опасный полумесяц, чтобы предупредить стрелка о верном промахе.
Этот полумесяц обычно называют лунообразной тенью.


Если лунообразная тень на окуляре внизу, глаз ниже оптической оси, а пуля полетит вверх.







Если лунообразная тень наверху, глаз выше оптической пси, а пуля полетит вниз.







Если лунообразная тень слева, глаз левее оптической оси, а пуля отклонится вправо.

влево.
Если лунообразная тень справа, глаз правее оптической оси, а пуля отклонится


Чем шире серп полумесяца, тем больше будет промах.


ИНСТРУМЕНТ ЧРЕЗВЬМАЙНОЙ ТОЧНОСТИ

Рсть прибор, называемый автопилотом. Самолет с таким прибором никогда не заблудится.
В ночной мрак и туман, не видя земли, летит он точно по заданному курсу.
Ни ветер, ни густые облака ему не страшны.
Умный прибор сам выправляет рули, и летчик «вслепую» ведет
свою машину к. цели.
Автопилот не делает самолет лучше, а только помогает штурману не сбиться с дороги.
Оптический прицел тоже не изменяет качества самой винтовки, а только помогает стрелку использовать всю ее дальнобойность.
Оптический прицел можно укрепить на любом ружье: если раньше оно било скверно, то и теперь будет бить не лучше. Но оптический прицел стоит дорого и предназначен для особо метких выстрелов, когда малейшая неточность влечет за собой промах.
Значит, нет смысла ставить его на плохое ружье. Снайперам
дают самые лучшие винтовки, с исключительно точным боем.



Кроме тщательной обработки, наша снайперская винтовка образца 1891/1930 года отличается от обыкновенной только рукояткой затвора: у обыкновенной рукоятка прямая, у снайперской — изогнутая. В этом вся разница. На снайперской винтовке даже оставлены прицельная рамка и мушка. Казалось бы, зачем? Ведь есть оптический прицел, который позволяет четко видеть самые крохотные мишени. Значит, открытый прицел можно снять? Нет, и он нужен снайперу.
Ведь в оптический прицел видна только очень небольшая часть про­странства, простирающегося перед стрелком, — всего несколько квад­ратных метров. Глядя в окуляр, не скоро обыщешь поле боя. Это все равно, как в замочную скважину наблюдать за футбольным матчем на стадионе «Динамо». Вот тут-то снайперу и поможет открытый прицел.
Пользуясь им, нетрудно поймать в поле зрения притаившегося врага, а затем уже, глядя в оптический прицел, навести винтовку совершенно точно.
Оптический прицел — «нежный» инструмент. Обращаться с ним надо умело и бережно, а не то быстро испортишь.
Линзы его делают из особых,


Слева показало, как видит стрелок цель через открытый прицел; справа — та же цель в оптическом прицеле.

Для того чтобы рас­смотреть на оперной сцене грим актера, ис­полняющего роль Евгения Онегина, театральный бинокль вполне пригоден, лучшего и не надо. Иное дело — разыскать замаскировавшегося врага. Тут и увеличение нужно посильнее и в особенности большее поле зрения. В бою время не ждет, а с театральным биноклем долго провозишься, прежде чем осмотришь опушку леса или пашню, где расположен противник.
Оптические приборы с обратным изображением дают большее увеличение. Но и у них свой недостаток — объектив и окуляр приходится помещать довольно далеко друг от друга, поэтому труба получается длинной. К тому же они дают обратное изображение, и чтобы перевернуть его, надо вставить оборачивающие линзы. Труба от этого делается еще длиннее. Неудобно и утомительно ползать с такой громоздкой штукой под огнем.
А нельзя ли укоротить ее? Нельзя ли проложить искусственную дорогу для света и заставить лучи идти по ней так же, как мы заставляем воду течь по трубам? Оказывается, можно. Для этого используются отражающие призмы.
Бот на рисунке четыре такие призмы. Две из них поворачивают изображение человека в вертикальном направлении, избавляя его от непривычного положения вниз головой. Две другие призмы поворачивают изображение в горизонтальном направлении.


В естественных условиях световой луч распространяется по прямой. Иное дело в призматической трубе. Призмы — это световые рули — заставляют луч поворачиваться. Он складывается, как ширма, и расстояние между объективом и окуляром становится намного короче.
Направление светового луча при этом не изменяется. Как показывают стрелки, он идет параллельно своему прежнему направлению и только смещается немного вбок. Поэтому объектив и окуляр нельзя уже расположить на одной оптической оси. В призматической подзорной трубе объектив и окуляр расположены уступом. Казалось бы, это вызвано случайностью, а всякая случайность в технике — недостаток. Но оптики именно из этого недостатка сумели извлечь пользу, намеренно увеличивая боковое смещение световых лучей.
Одноглазый великан Полифем, чуть не сожравший хитроумного Одиссея, если бы существовал в действительности, видел бы весь мир плоским, как лист бумаги. Правда, по словам Гомера, глаз у великана был огромный и притом во лбу, но все же он воспринимал бы только ширину и высоту предметов.
В этом нетрудно убедиться: закройте ладонью правый глаз и подойдите вплотную к большому ящику.
Вы увидите плоский квадрат. Только долгий опыт и психологический навык позволяют нам судить об объеме предмета и одним глазом. Впечатлением объема и глубины мы обязаны тому, что имеем два глаза и видим каждую вещь с двух различных точек зрения.
Но если предмет находится далеко, разница между изобра­жениями в правом и левом глазу получается настолько ничтожной, что учесть ее уже нельзя. Обычно за пределами 2 километров человек не видит, что дальше к что ближе: местность представляется ему плоской.
У слона широкий лоб и глаза расставлены далеко один от другого. Он видит «глубину» гораздо дальше, чем мы. Хорошо бы и нам обзавестись «слоновьим» зрением, то есть раздвинуть свои глаза пошире. Оказывается, что нам дает эту возможность «недостаток» призматической трубы.
Возьмем две такие трубы — одну для правого, другую для левого глаза — и соединим их так, чтобы объективы расходились в стороны. Расстояние между ними получится вдвое больше, чем между окулярами. Вдвое увеличится и дальность стереоскопического зрения. Именно так построен призматический бинокль — верный спутник артиллериста, наблюдателя и снайпера.


ПРИГОНКА ПО ГЛАЗАМ

Далеко в стели стоит дерево. Отсюда его видно очень плохо, оно похоже на зернышко овса. Вы хотите его рассмотреть и берете бинокль. Но что это? Может быть, бинокль испорчен? В окуляр видны какие-то смутные, расплывчатые очертания. Не смущайтесь. Надо сначала пригнать бинокль по глазам.
На подвижной части окулярных трубок нанесена шкала с делениями от 0 до +5 в одну и от 0 до -5 в другую сторону.

А
на части
неподвижной имеется белая черточка — риска, про­тив которой вы уста­навливаете нужное деление.
Если вы близоруки,
нужно окуляр
приблизить к объек-
У призменного бинокля ноле зрения величиной тиву. Для этого пе-
с серебряный рубль, у театрального — величи- вигайте шкалу на
кой с двугривенный. ,
цифры со знаком
минус. Если дальнозорки, передвигайте шкалу на цифры со знаком плюс. Если же у вас зрение нормальное, ставьте на ноль. Наведите правую трубку бинокля на дерево (левый глаз закрывать не надо) и начинайте понемногу поворачивать. Дерево все еще мутно и расплывчато. Поверните еще немного. Ага, теперь видно лучше! А вот теперь и совсем хорошо. Подгоните таким же образом и левую трубку. Вы немного близоруки и убедились, что лучше всего видите, когда против риски стоит -2 для обоих глаз. Запомните это и, пользуясь биноклем, сразу ставьте окуляры на это деление.





Теперь вы смотрите обоими глазами. Опять какая-то неполадка: изображение четкое, но вместо одного дерева почему-то появились
два.
Обратите внимание на шарнирную ось, к которой прикреплены трубки бинокля. В верхней ее части нанесена шкала с делениями. Оказывается, у разных людей глаза отстоят неодинаково друг от друга, и каждое деление соответствует определенному расстоянию между зрачками.
Отожмите зажим, до отказа раздвиньте трубки бинокля и смотрите на дерево.
Опять появятся два изображения, которые отошли друг от друга еще дальше. Начинайте постепенно сводить трубки бинокля — деревья приближаются. Вот одно изображение как бы входит в другое, они сливаются, и наконец среди пожелтевшей травы вы видите кряжистый дуб. Бинокль перестал «двоить». Теперь он пригнан по глазам.
Не завидуйте больше орлу, вы видите не хуже него: бинокль в шесть раз увеличил вашу зоркость.


«ВИДЯЩИЙ ВРАГА»

Снайперу надо разыскать вражеский пулемет, ведущий огонь из развалин кирпичного дома. Снайпер осторожно прополз на нейтральную зону, спрыгнул в заброшенный окоп и уже взялся за бинокль, как вдруг противник, почуяв что-то недоброе, начал ураганный обстрел.
Через полчаса наши пойдут в атаку. Пулемет надо найти во что бы то ни стало, иначе он натворит беды. А как его увидишь? Если в бинокль, то хоть немного, хоть на несколько сантиметров придется приподнять голову, а приподнять нельзя — верная смерть. Над бруствером так и свищут осколки и пули, да и местность здесь вся как на ладони: не зацепит случайная пуля — вражеский наблюдатель заметит голову с биноклем, а заметив, постарается навести на нее огонь.
Как же высмотреть пулемет, не поднимая головы? Ведь стена окопа не прозрачная, сквозь нее не увидишь, значит, надо ее обойти. Глаз сам по себе на это не способен. Луч зрения выбирает всегда самый короткий и самый прямой путь, а тут надо изогнуть его под углом. И в этом случае снайпера выручает оптический прибор, основанный на повороте световых лучей.
Еще в 1637 году один изобретательный астроном построил изогнутую под прямым углом зрительную трубу, которой он дал название «полемоскоп» — «видящий врага».
Помещенные в ней плоские зеркала отражали лучи света от объектива в окуляр.
«Для потайного выслеживания врага лучшего не придумать, — утверждал изобретатель. — Через полемоскоп можно видеть предметы, находящиеся за углом здания, за крепостной стеной или за валом, не показываясь при этом на глаза неприятелю».

Астроному очень хотелось, чтобы полемоскоп применили на войне. Но тогда сражались на виду друг у друга, не прячась, и особой надобности в этом не было. Хитроумное изобретение воинственного звездочета так и не попало в армию.
Позднее в армиях получил распространение другой прибор, который назвали греческим словом «перископ» («пери» — «через», «скопео» — «наблюдаю»). Преграда, заслоняющая цель от глаз наблюдателя, перископу не страшна. Он заставляет лучи обходить ее сверху или сбоку.
Трудно представить себе более
простой прибор, чем первый
образец перископа. Это всего-
навсего узкий ящик, на концах ко-
торого укреплены два наклоненных
зеркала, расположенных
параллельно. Перископ довольно длинный. Поэтому боец может выставить верхнее зеркало над окопом, а сам, находясь в укрытии и не рискуя жизнью, видеть все, что нужно, в нижнем зеркале.








Маленький призменный перископ очень удобен для «потайного» наблюдения за врагом: / — объек­тив; 2 — окуляр.
Однако зеркальный
перископ — не очень удобная
штука. Поле зрения у него
крошечное. Он не увеличивает
изображения, так что видно из
него не дальше, чем простым
глазом, да вдобавок
изображение, прежде чем попасть от зеркала к зеркалу, становится совсем темным.
В хорошую погоду с этим еще можно кое-как мириться, а вот если стоят холода или идет дождь — тут совсем беда. Верхнее зеркало то запотеет, то его водой забрызжет, то грязью измажет. Хоть все глаза прогля­ди — ничего не увидишь. И «ослепший» наблюдатель с досадой отложит в сторону бесполезный инструмент.
Конечно, если нет ничего лучшего, сойдет и зеркальный перископ. Но военная техника не довольствуется малым. Ведь чем лучше оружие, тем больше шансов на победу.
Оптики решили избавить
перископ от его недостатков и
добились успеха. Зеркала они
заменили отражающими
призмами, а для того чтобы увеличить изображение, уста­новили между ними линзы.


Усовершенствованный инструмент получил название оптического перископа.
Оптические перископы изготовляют самых различных форм и размеров. Есть, например, перископы, похожие на высокую корабельную мачту, длиной в 26 метров. Окуляр такого великана можно поместить в подвале, а объектив — над крышей семиэтажного дома. Чтобы перевозить его, нужна специальная машина.
Снайперу такая громоздкая махина, конечно, ни к чему. Он довольствуется скромным ручным перископом длиной в 70 сантиметров. Снайперский перископ увеличивает в полтора раза и дает очень четкое и ясное изображение.
Для «потайного» наблюдения за противником снайперу, пожалуй, ничего лучшего и не нужно. Снайпер может подобраться вплотную к вражескому окопу, и враг не будет даже и подозревать, что за ним следят. Снайпер может сидеть в подвале, в окопе, в блиндаже, стоять за деревом или за углом здания и спокойно разыскивать цели, укрытый от взоров и огня противника. Наружу будет выставлен только верхний конец перископа, а заметить его нелегко.
Голову придется поднять на какие-нибудь три-четыре секунды лишь для того, чтобы поймать цель на мушку и выстрелить. Искусный стрелок делает это почти мгновенно. Враг не успеет поднять тревогу, как снайпер уже исчезнет.


тобы уничтожить врага меткой пулей, недостаточно его увидеть, надо еще определить, на каком он расстоянии, иначе не прицелишься,
В обычной обстановке определить расстояние проще простого. Вы измеряете его шагами, а если хотите точнее — берете рулетку или мерную цепь. Иное дело на войне. Тут не станешь расхаживать перед самым носом у противника. Значит, надо изловчиться так, чтобы измерить расстояние, не сходя с места. Возможно ли это? Вполне возможно, если только немного знать геометрию.
Известно, что окружность делится на 360 градусов и что длина ее приблизительно в шесть раз больше радиуса. Зная величину цели и определив, под каким углом она видна, можно вычислить и сколько до нее метров.
С карандашом и бумагой, сидя у себя за столом, такое вычисление произвести нетрудно, но в окопе для этого нет ни времени, ни удобств.
Поэтому артиллеристы, которым то и дело приходится вычислять расстояния, придумали более удобный способ для измерения углов.



Длина танка 7 метров, и он виден под углом в 10 градусов. Длина радиу­са приблизительно равна длине дуги в 60 градусов. Значит, от солдата да танка 6 X 7 = ^ метра.
Окружность они разделили на шесть тысяч равных частей. Радиус примерно в шесть раз короче окружности. Значит, одна шеститысячная часть окружности равна одной тысячной радиуса. Это и есть основная единица для измерения углов. Называется она «тысячная».
Пользоваться «тысячными» гораздо удобнее, чем градусами, минутами и секундами. Все вычисления настолько упрощаются, что никакого труда не представляет перевести в уме, без помощи карандаша, любую угловую величину в линейную.
Вы, вероятно, обратили внимание на сетку с делениями, которая видна в окулярах бинокля.

Эти деления и
служат для измерения
углов. Расстояние
между короткой
черточкой и длинной равно пяти «ты­сячным», а между двумя длинными — десяти «тысячным». Пользуясь сеткой би­нокля, снайпер без труда определяет рас­стояние до цели. Ему нужно только знать, хотя бы приблизи­тельно, ее размер.
Из окопа увидишь не так уж много. Вот предметы, которые чаще всего встречаются на поле боя. Постарайтесь запомнить их размеры:






Идет бой. Вы обратили внимание, что над канавой у шоссе время от времени поднимаются прозрачные кольца дыма. Вглядевшись пристальнее, заметили и две головы в касках. Сомнения нет: это ведет огонь минометный расчет противника, который расположился как раз у телеграфного столба. Не обходимо минометчиков уничтожить. Но какой взять прицел?
Вы навели на телеграфный столб сетку и выяснили, что высота его, равная 6 метрам, покрывается углом в 6 «тысячных». Следовательно, углу в одну «тысячную» соответствует расстояние в 1 метр. Весь радиус воображаемого круга в тысячу раз больше. Значит, смело ставьте дистанционную шкалу вашего прицела на цифру «10»: от вас до вражеского миномета 1000 метров.

«ЦЕНА» ПАЛЬЦЕВ

В артиллерии для измерения расстояний, кроме бинокля, пользуются стереотрубами и дальномерами. Но опытный артиллерист, если нужно, сумеет обойтись и без этих приборов.
— Я сам себе линейка! — скажет он. То же должен говорить о себе и снайпер, У него всегда под рукой, или, вернее, на руке, есть угломеры. Это его собственные пальцы. Надо только определить, сколько в них заключается «тысячных», или, как говорят артиллеристы, какова «цена» ладони и пальцев.
Если мы вытянем на уровне глаз свою правую руку и будем смотреть на лежащую перед нами местность, то ширина четырех согнутых пальцев закроет на местности расстояние, равное 100 «тысячным».
Один указательный палец закроет 33 «тысячных», средний или безымянный — 35 «тысячных», большой — 40 «тысячных», мизинец — 25 «тысячных». Все эти мерки хорошо заранее проверить. Ширина пальцев не у всех людей одинакова. Тут приведены средние цифры. Определив их, можно
измерять углы и расстояния буквально
«голыми руками».
Понятно, что таким простейшим «угломером» может служить любой предмет, если заранее определить его «цену» в «тысячных».
Можно, например, измерять углы обоймой. По длине она закроет 100 «тысячных», а по ширине — 25. Гильза по ширине шляпки — 20 «тысячных», по ширине корпуса —18, а по ширине дульца — 13. Пуля по ширине своей средней части закрывает 8 «тысячных». Длина пули от гильзы до конца закрывает 35 «тысячных».



Спичечная коробка по длине закрывает 90 «тысячных», по ширине — 60, а по толщине — 30. Спичка по длине закрывает 85 «тысячных», а по толщине — 3 1/2.
Граненый карандаш по ширине закрывает 10, а круглый — 11 «тысячных». Двадцатикопеечная монета закрывает по толщине 2 «тысячных».
При всех этих измерениях надо только обязательно вытягивать руку на полную ее длину.


СНАЙПЕРСКИЙ ДАЛЬНОМЕР

У снайпера есть свой дальномер. Это оптический прицел. При известной сноровке им можно измерять расстояния так же точно и быстро, как и с помощью сетки бинокля.
Поставьте в 100 метрах от себя какой-нибудь предмет шириной
в 70 сантиметров и
наведите на него
прицел. Вы увидите,
что ваша мишень
уместится как раз
между концами
выравнивающих
нитей. Пространство
между ними равно 7
«тысячным» и
называется базой прицела.
Чем дальше будет мишень, тем больше будет значение базы.
На расстоянии 200 метров, чтобы заполнить базу, мишень должна быть шириной уже не в 70 сантиметров, а в 140, на расстоянии 300 метров — в 210, на расстоянии 400 метров — в 280 и т. д.
Мишень шириной в 70 сантиметров на расстоянии 200 метров закроет не весь промежуток между нитями, а только половину его, на расстоянии 400 метров — всего лишь четверть.
Зная размер предмета, снайперу легко вычислить, сколько до него метров. Для этого цифру, показывающую размеры предмета в сантиметрах, нужно умножить на число, показывающее, сколько раз он уложился в базе. Разделив полученное произведение на 70, получим расстояние до предмета в сотнях метров.
Снайперу нужно определить расстояние до вражеского кавалериста, который по неосторожности выехал на бугор. Снайпер наводит прицел так, чтобы тупой конец одной из выравнивающих нитей пришелся вплотную к голове лошади. Затем он определяет на глаз, что размеры лошади уложатся в базе три раза. Известно, что длина лошади примерно 2 метра, или 200 сантиметров. Снайперу остается решить простую арифметическую задачу.

Он 200 умножает на три и полученное произведение делит на 70. До кавалериста 850 метров. Снайпер поворачивает барабанчик на «9», прикладывается и спускает курок. Цель поражена. В окуляре видно, как кавалерист взмахнул руками и свалился на землю.
При измерении
расстояния до мелких целей пользоваться всей базой не очень удобно. Попробуйте определить, сколько раз уложилась в базе бойница или голова наблюдателя.





Может быть, девять, а может быть, и десять. Сказать с уверенностью трудно.
А если здесь допустить ошибку, то и весь расчет будет не­верный, зря только пулю истратишь. В этих случаях снайперы пользуются не всей базой, а только половиной ее, то есть опре­деляют, сколько раз уложилась мишень на расстоянии от конца выравнивающей нити до острия пенька. Конечно, полученное произведение нужно делить уже не на 70, а на 35. Этот способ гораздо проще и точнее.


«ШЕСТОЕ» ЧУВСТВО ПАРФЕНА ГРЯЗНОВА

Даже при большой сноровке все способы измерения расстояний с помощью геометрии требуют известного времени. Хорошо, если на фронте затишье и можно спокойно, не торопясь, сделать необходимый расчет. Но война редко балует передышками.
Обычно приходится стрелять, то стремительно перебегая от укрытия к укрытию, то ползя на животе под свист пуль и оглушительный грохот рвущихся снарядов. Тут уж не до ма­тематики!
В разгар боя, когда время мчится стремительно, когда цели внезапно появляются и так же внезапно исчезают, когда расстояние между снайпером и противником поминутно изменяется, некогда заниматься вычислениями. Снайперу приходится определять расстояние мгновенно и уже без всяких приборов, на глаз.
У хорошего снайпера развито особое, «шестое» чувство — чувство расстояния. Достаточно бросить ему взгляд на цель, и он не раздумывая говорит: столько-то метров. Со стороны кажется, будто глаза его — дальномерный инструмент, автоматически отсчитывающий расстояние.
Глазомер — не врожденное качество. Его надо воспитывать и развивать.
Ребенок, начинающий ходить, с трудом переставляет ноги, спотыкается и падает. Лицо у него испуганное, движения неточные. А научившись, носится как ветер, даже не смотря себе под ноги. То же бывает, когда учишься определять на глаз расстояния. Вначале чувствуешь неуверенность и делаешь большие ошибки. А когда напрактикуешься и приобретешь опыт, делаешь это легко.
Во время боев с немецкими фашистами в Силезии прославился своими подвигами снайпер -сибиряк Парфен Иванович Грязнов. За короткий срок он уничтожил пятьдесят семь фашистских наблюдателей, пулеметчиков и офицеров, истратив на это пятьдесят восемь патронов.
Этот коренастый, спокойный боец, голова которого была уже тронута сединой, поражал всех точностью своего глазомера. Артиллеристы не раз пытались сманить его к себе.
— Ты ведь природный дальномерщик, — уговаривали они Грязнова. — Ценный ты для нас человек, в почете будешь жить.
Но Парфен Иванович не соглашался.
— Мне и здесь неплохо, — отвечал он. — Вы снарядами работаете, а мое ремесло пулевое, охотничье. Все Грязновы охотничьего рода: и отец мой, и дед, и прадед. Не сулите мне пряников, я с винтовкой не расстанусь.
Он был не очень словоохотлив и любил больше слушать, чем говорить. Но однажды на привале удалось и его втянуть в разговор.
— Я еще совсем мальцом был, — неторопливым басом рассказывал Парфен Иванович, — когда отец подарил мне бер­данку и начал обучать лесной науке. Идем чащей, он говорит мне:
«Померяй, сколько до той лиственницы будет... Сорок шагов? Ладно. А будешь в поле, прикинь там сорок шагов - разно покажется. Хочешь быть охотником — не ленись, меряй. У тебя в глазах аршин должен быть».
Покоя мне с этим «аршином» не было. Идем просекой.
«Сколько до соснового пня?»
«Пятьдесят шагов», — отвечаю.
«Нет, — говорит, — все семьдесят будет».
Померяю, и правда — семьдесят. У старика моего, Ивана Степановича, на этот счет ошибки не было. Помню, отсчитал я, сколько шагов от опушки до стога, — полтораста было. Как-то ночью привел меня отец на то же место.
«Сколько?» — спрашивает.
В темноте я стога не узнал — большим он мне показался. «Восемьдесят», — говорю. А старик смеется:
«Это тебя мрак обманывает. Приглядись-ка получше. Ведь стог-то меряный».
Только я немного наловчился, осень настала, лист опал, и опять мой «аршин» задурил. Даль иною кажется, глаз к тому не привык, ну и врет.
«Батя, — говорю я отцу, — не быть мне охотником. Таланта нету, никак не совладаю с твоим «аршином». А старик утешает:
«Ничего, привыкнешь. Птенец тоже не сразу летит. Во всем сноровка нужна. Выпадет снег — еще больше врать будешь. Сажень за аршин покажется. А ты примечай, мало-помалу и научишься».
Два года отец меня по тайге водил. Всякий след показывал, объяснял, как какой зверь кричит, учил, как по листьям и звездам дорогу найти, как костер разжечь, как в непогодь укрыться. И за те два года я от нашей заимки на тридцать верст всю тайгу перемерил. Сам не заметил, как глаз у меня навострился, и стал я не хуже старика «аршином» мерить. На третью осень дал мне отец припас, снарядил всем, что нужно.
«Теперь, — говорит, — ты на ноги стал. Можешь в тайгу без няньки идти».
Вот я и сделался промышленником. А было мне в ту пору пятнадцать годков. Когда на белку ходил, на куницу или на соболя, «аршин» мне не очень нужен был — стреляешь близко.
А вот по дальнему зверю — по сохатому (так лося у нас называют), по тигру (два раза и по тигру пришлось) — «аршин» очень нужен, а то прицел не угадаешь.
На войне охотнику без «аршина» и вовсе не обойтись. Враг русской пули боится, близко к нему не подойти. Значит, меряй аккуратно, а то зря пулю истратишь.


ТАБЛИЦА ВИДИМОСТИ

Вероятно, каждому приходилось наблюдать, как уходящие вдаль шпалы железнодорожного полотна или телеграфные столбы постепенно становятся все меньше и меньше, пока наконец где-то на горизонте совсем не скроются из глаз. Это, конечно, только иллюзия: на самом деле шпалы и телеграфные столбы и вблизи и вдалеке одинаковой величины. Глаза нас обманывают.
«Воробей, прыгающий под ногами, кажется нам больше, чем орел, взлетевший на высокий утес», — говорят горные охотники. Пространство как бы уменьшает предметы, лишает их формы и цвета.
На расстоянии в 200 метров вы отчетливо увидите цвета опознавательных знаков на самолете, но уже с 300—400 метров различите только их очертания — они покажутся вам серыми, расстояние поглотит цвет.
Этим недостатком нашего зрения можно, однако, восполь­зоваться для того, чтобы приблизительно определять, как далеко от нас находятся люди и предметы. Ведь чем они дальше, тем хуже видны. Можно даже составить специальную таблицу видимости.



Уходящие вдаль телеграфные столбы становятся все меньше и меньше
Вы увидели в поле солдата и можете различить его лицо: от вас до этого солдата будет не больше 100 метров. Попробуйте проверить — и вы убедитесь, что это правильно.
Но вот солдат отошел подальше, лицо его расплылось в смутное пятно, хотя еще видны очертания головы и плеч. Теперь он находится от вас на расстоянии от 100 до 200 метров. До 150 метров будут еще видны пуговицы и погоны.
Солдат продолжает идти. Его голова и плечи слились в одну точку, но еще можно различить цвет гимнастерки и брюк — расстояние от 200 до 400 метров.

Уже и цвет одежды не виден, только заметно, как передвигаются ноги, — расстояние от 400 до 1000 метров.
А солдат и не думает отдыхать. Он бодро шагает вперед и кажется теперь темной черточкой.
Никаких очертаний фигуры уже не различишь — до него от 1 до 2 километров. Наконец он превратился в едва заметную, крохотную точку вроде булавочной головки — солдат ушел от вас дальше чем на 2 километра.
Если вы не близоруки, то в 150 метрах увидите подсумки с патронами на поясе у бойца, саперную лопату и винтовку с примкнутым штыком, метрах в 700 — 800 различите головы лошадей, на расстоянии в 900 1 метров сможете сосчитать количество орудий, движущихся по шоссе, и на расстоянии ки­лометра отличите пехоту от кавалерии.
Можно судить о расстоянии по столбам и деревьям. Стволы осиновой рощи нетрудно различить за 850 метров, телеграфный столб — за километр, а развесистую липу, одиноко стоящую в чистом поле, увидишь и за 2 километра.
Опыт Великой Отечественной войны показал, что наиболее упорные и ожесточенные бои разгораются в селах и городах, или, говоря военным языком, в населенных пунктах. Поэтому снайперу важно уметь определять расстояния по степени видимости зданий.
За 200 метров вы увидите черепицы и доски на крышах, а переплеты в окнах видны и за 500 метров.
Если вы ясно различаете окна, двери и дымовые трубы, значит, до избы не больше 3 километров.

Изба еще видна, но ни окон, ни труб не различить — до нее от 3 до 5 километров.
Большие многоэтажные здания и поселки видны, конечно, значительно дальше — от 8 до 11 километров.
Ветряную мельницу, стоящую на холме, можно увидеть в ясный день, находясь от нее в 18 километрах, а церковные колокольни, фабричные трубы и высокие башни — даже за 21 километр.
Эта таблица рассчитана на нормальное зрение при ясной погоде, когда воздух прозрачен и ни туман, ни пыль не заслоняют даль. Но глаза не у всех одинаковы.
Одни близоруки, другие дальнозорки; одни различают лучше цвет, другие — очертания предметов.
Поэтому каждый снайпер должен проверить эту таблицу, применяясь к своему зрению.



БЛИЗКОЕ И ДАЛЕКОЕ

Война не считается с удобствами. В любую погоду, в любое время дня и ночи боец должен быть готов к схватке с врагом. Множество трудностей приходится преодолевать глазам снайпера, разведчика и наблюдателя. Туман и мрак, вьюга и дождь, рассеянный сумеречный свет и алое зарево заката — все это изменяет степень видимости.
В зависимости от того, светит ли солнце или небо затянуто тучами, находимся ли мы в горах или в степи, одна и та же цель на одинаковом расстоянии кажется нам то дальше, то ближе.
Непривычный человек, попав ночью в лес, быстро теряется. Тьма превращает куст орешника в огромное дерево, все кажется гораздо ближе, чем на самом деле, и человек испуганно ша­рахается, подойдя к безобидному березовому пню.
Тот, кому приходилось блуждать в тумане, знает, насколько ошибочными становятся привычные представления о расстоянии и размерах. Как слепой, тычешься в белую непроницаемую стену. Все кажется необычным и таинственным. Вот почему в туман легко сбиться с дороги и так трудно определять расстояние на глаз.
Так же обманчиво действует на наше зрение и метель. Хорошо описывает это Михаил Пришвин в рассказе «Сердце зимы»:
«Странно увеличиваются в метель все предметы. Кустарник мне показался стеной высокого леса, и вдруг из него выскакивает зверь высотой в пол-леса, с ушами в аршин. Зверь летел прямо на меня, так что я даже для обороны взмахнул топором, но зайцу — я показался, наверно, еще страшнее, чем он мне, и он сразу махнул в сторону. Вслед за ним показалось и то, что его подшумело, — какая-то высокая башня, а из этого вышел дядя Михей... »
Чтобы правильно определять расстояния, нужно не поддаваться обманчивой игре света и тени, а этого можно достигнуть только опытом. Наука до сих пор не может объяснить, отчего происходят некоторые иллюзии глазомера.
«Это написано черным по белому», — говорят обычно про что-нибудь очень ясное, бросающееся в глаза. И действительно, черный предмет на белом фоне, например ворон на снегу, виден очень хорошо и кажется нам ближе, чем тот же ворон на черноземной пашне. Но не только черное на белом. Вспомните, как отчетливо и далеко виден заяц-беляк, когда земля уже оттаяла, а косоглазый не успел облачиться в летний наряд. Вообще все предметы, но цвету резко отличающиеся от фона, кажутся нам ближе, чем те, которые сливаются с местностью (например, зеленая плащ-палатка на лугу).

Овраг скрадывает расстояние.
Светлые и яркие цвета — белый, желтый, красный — при­ближают предметы к наблюдателю, а темные и тусклые — ко­ричневый, серый, бурый — удаляют.
Ярко освещенная солнцем украинская хата покажется вам ближе, чем та же хата на закате, когда ее закроет тень от высоких тополей.
Ровная и одноцветная местность — луг, пашня, озеро — выделяет находящиеся на ней предметы, если они другого цвета. Поэтому красный флаг в степи заметен очень далеко — ровный зеленый ковер травы приближает к нам алое полотнище. Наоборот, на пестрой по окраске местности тот же предмет становится менее заметным и как бы удаляется.
Предметы крупные — высокая сосна, двухэтажный дом, взвод солдат, идущий строем, — кажутся нам ближе, чем находящиеся на том же расстоянии небольшие предметы: куст ольхи, шалаш, боец, лежащий на земле.
Глубокие впадины, лощины, овраги, если вы их не видите, скрадывают расстояние между вами и мишенью.
Это хорошо показано на рисунке. Поэтому в горах все кажется ближе.
Посмотрите на какую-нибудь картину. Вы увидите и лица людей, стоящих почти рядом с вами, и далекую линию горизонта, расплывающуюся в туманной дымке. На самом деле впечатление уходящего вдаль пространства — художественный «обман»: ведь все краски нанесены на ровную, плоскую поверхность холста.

«Обман» этот, без которого искусство не могло бы существовать, называется живописной перспективой.
Художники не сами ее придумали, а научились у природы, наблюдая, как воздействуют на наш глаз цвет, освещение и форма предметов.
Законы перспективы, роль цвета и очертания предметов в ощущении пространства нужно знать и снайперу. Это поможет ему умело маскироваться и безошибочно определять, на каком расстоянии находится враг.



встретить в сказках и легендах почти всех народов мира. Надев та­кую шапку, герой, незримый как воздух, проникает повсюду, бродит под самым носом у всевозможных страшилищ и легко их дурачит.
Древняя мечта о шапке-невидимке жива до настоящего времени. О невидимости теперь думают для того, чтобы лучше воевать с врагом.
Можно ли сделаться невидимым и как? Один изобретатель предложил покрывать обмундирование и оружие особой зер­кальной краской. В зеркальной поверхности, утверждал он, будет отражаться окружающая солдат обстановка, они с ней сольются и станут невидимыми. Выдумка остроумна, но изобретатель не учел, что зеркальная поверхность будет блестеть на солнце, а силуэты солдат, машин и орудий все равно будут видны на фоне неба. К сожалению, проверить это предложение оказалось невозможным, потому что зеркальная краска до сих пор не изобретена.
Иначе решил задачу невидимости английский писатель Герберт Уэллс. Герой его романа «Человек-невидимка» ученый Гриффин нашел способ обесцветить химическим путем органическую ткань. Гриффин проделал опыт над собой. Ужас охватил его, когда он увидел, что его руки стали похожи на мутное стекло. С каждым часом они делались все прозрачнее. Члены его тела стеклянели, кости и артерии тускнели и исчезали. Последними исчезли тончайшие белые нервы. Гриффин подошел к зеркалу и не увидел в нем ничего.
Человеку-невидимке казалось, что он достиг необычайного могущества. Но его ожидало горькое разочарование. Ему пришлось ходить голым, так как любая одежда выдавала его присутствие, а ему надо было спасаться от преследовавших его людей. Зимой невидимка не мог показываться на улице: снег осел бы на теле и выдал бы его. Дождь превращал невидимку в водяной контур, в блестящую поверхность, имевшую форму человеческого тела. Копоть и грязь лондонских улиц осаждались на теле, грозя сделать его видимым. Заманчивая вначале невидимость вскоре оказалась годной лишь для того, чтобы украсть у перепуганного викария несколько шиллингов и безнаказанно стукнуть кого-нибудь по затылку.
Для военных целей уэллсовский способ тоже оказался бы мало пригоден. Вообразите армию голых невидимок в сорокаградусный мороз. Через несколько минут, стуча зубами от холода, они променяли бы свою невидимость на валенки и теплый полушубок.
Значит, на деле выходит, что уэллсовская прозрачность не лучше зеркальной краски.
Как же стать невидимым? Как же укрыться от вражеских взоров? Опытный воин обходится без всяких хитроумных изобретений. Он пользуется старым, испытанным способом, которому его обучила природа.
Своих многочисленных детей природа производит на свет в «костюмах», прекрасно приспособленных для игры в прятки. Насекомые, ящерицы, птицы и звери, обитающие в пустыне, имеют естественную окраску всех оттенков песчаного цвета. На далеком Севере природа не пожалела белил, чтобы раскрасить под цвет снега и льдов постоянных обитателей тундры — белого медведя, песца, полярную сову и куропатку. Под тропиками она макала свою кисть в самые яркие краски: тут все цвета — от огненно-красного и оранжевого до яркосинего и голубого. Оказывается, что эти кричащие наряды отлично сливаются с пестрой растительностью девственных лесов и джунглей, где солнечный луч, пробиваясь сквозь изумрудную листву, переливается всеми цветами радуги. Крохотная колибри, похожая на брошь из драгоценных самоцветов, становится невидимой на цветке орхидеи. Круглые пятна на шкуре пантеры сливаются с солнечными зайчиками, дрожащими в древесной листве.
Спасая своих питомцев от преследования и помогая им незаметно подкрадываться к добыче, природа не только красит их в «защитный цвет», но даже подделывает их очертания под форму окружающих предметов. Бабочку она превращает в лист, гусеницу — в сучок, рыбу — в морские водоросли.
Удивительным костюмом снабдила природа хамелеона — юркую маленькую ящерицу, живущую в жарких странах. Хамелеон обладает способностью мгновенно принимать окраску того предмета, на котором он находится. Заметить хамелеона нелегко: в траве он зеленый, на голой земле — бурый, среди желтых цветов — желтый.
Искусство становиться невидимым широко применяется в военном деле и называется маскировкой. Война — словно ги­гантский маскарад. На поле боя все изменяет свой облик, цвет и размеры. Полк одевается лесом, осадные орудия прячутся под крышей летней дачи, наблюдательный пункт гримируется срубом деревенского колодца, дзот притворяется снежным сугробом, человек — снопом необмолоченной ржи, камнем или пнем.
Подвижное делается неподвижным, черное — белым, большое — малым.
Ловкий маскировщик пускает в ход любые средства, любые ухищрения, чтобы обмануть вражеский глаз.


РИСУНКИ В УЩЕЛЬЕ ЗАРАУТ-САЙ

Искусство маскировки древнее египетских пирамид. Еще не было никаких государств, когда первобытный охотник опутывал себя древесными ветвями, стараясь незаметно подкрасться к зверю. Человечество еще не знало, что такое железо, когда первобытный воин, вымазав свое тело тиной и грязью, часами лежал в болоте, подстерегая врага.
В глухих горах Узбекистана есть ущелье Зараут-Сай. Потоки талой воды, тысячелетиями стекая по крутым уступам, покрыли их желто-розовым известковым налетом.
Охотник Ломаев не раз слышал от стариков, что место это «нечистое» и что «сам дьявол оставил на камнях красные отпечатки своих когтей». Страшные рассказы только раззадорили любопытство охотника. Однажды он забрел в ущелье и действительно увидел на скалах какие-то красные пятна.
Дико и пустынно было кругом. Над головой угрюмо нависли каменные громады, закрывая блеклое небо. Гулко отдавался звук шагов, и далеко разносило его горное эхо. Ломаев остановился в нерешительности, испытывая какое-то неприятное чувство. Но любопытство одолело страх, и, перезарядив ружье, он начал карабкаться по крутым откосам. Каково же было удивление Ломаева, когда отпечатки дьявольских когтей оказались вблизи фигурами людей и животных.
Неведомый художник нарисовал на известковом налете охотников, которые окружают облавой диких быков и туров. Охотники вооружены луками, бумерангами, пращами и дротиками.

Первобытный человек, выходя на охоту, маскировался. Они мечут в быков стрелы и камни и гонят их вверх по скалам. Еще немного — и животные обрушатся в глубокую пропасть.
Ломаев с интересом рассматривал красные силуэты. Вот дикий бык уперся ногами в землю и грозно наставил рога. Отовсюду летят в него стрелы, в коричневое ухо вонзился дротик. Так и кажется, что разъяренное животное, обезумев от боли, бросится сейчас на своих преследователей. Другие быки несутся галопом к пропасти, а за ними мчатся собаки.
Не отрываясь глядел Ломаев на странный рисунок, сделанный красной охрой. Больше всего его поразил наряд охотников.
На одних были надеты шкуры дроф — больших степных птиц, другие привязали себе хвосты животных. Охотники в ущелье Зараут-Сай оказались замаскированными.
Вернулся Ломаев домой и рассказал о своей находке директору краеведческого музея археологу Парфенову. В ущелье отправились две экспедиции. Подробно всё осмотрели, измерили и засняли. Зашел между учеными спор, когда сделаны эти рисунки. Одни полагали, что за тридцать тысяч лет до нашей эры, другие же — что тысяч за десять. Сошлись же на том, что возраст рисунков в Зараут-Сай никак не меньше двенадцати тысяч лет.
Возраст почтенный. Даже трудно сразу представить, как давно это было. Но человек, изображенный на красных рисунках, и тогда уже умел маскироваться.


НЕВИДИМЫЕ И НЕСЛЬППИМЫЕ

Нужда — мать хитрости и выдумки. Одетый в звериные шкуры пещерный человек кормился только охотой. При кремневом копье и дубине это было нелегкое занятие. Но нужда надоумила охотника устраивать засады и ловчие ямы. Нужда научила его подражать голосам птиц и крикам зверей. Нужда заставила его, добывая пугливого оленя, ползти на животе, таиться в древесных дуплах и камышах.
В Австралии живет огромный страус — эму. Это робкая и осторожная птица. Чуть заметит что-нибудь подозрительное, пускается наутек. А бегает так быстро, что рысаку не угнаться.
Австралийские охотники любили полакомиться страусятиной. Но как добыть быстроногую птицу? Вооружение у австралийца неважное — бумеранг да копье, а эму трудно убить даже из современной дальнобойной винтовки. Придумали австралийцы хитрость — маскировочный халат из шкуры страуса.
Наденут его, изогнутся, а правую руку поднимут вверх — похоже на птичью шею и голову.
Как только покажутся эму, охотники в маскхалатах им навстречу. Идут птичьей походкой, не торопятся, делают вид, что травку щиплют. Со стороны глянуть — эму и только. Так спокойно подходили вплотную и бумерангом или просто дубинкой убивали птиц.
Зимой в южную часть Каспийского моря слетаются огромные птичьи стаи. Ловкие охотники добывают здесь уток без выстрела, пользуясь одной маскировкой. Заметят, где у птиц любимое место, и пустят между листьями водяных растений несколько тыкв. Утки видят — покачиваются на воде какие-то желтые шары (вреда от них нет) — и скоро к ним привыкают. Тогда охотник возьмет пустую тыкву, ножом проковыряет в ней дырки для глаз и наденет на голову, как шлем.
Вот послышался в воздухе знакомый шум — это утки летят на кормежку. Охотник — в воду по горло, только торчит на поверхности голова.
Сделают утки над камышами круг, другой: нет ли какой опасности? Все спокойно, на чистом плесе — лишь знакомые шары; можно садиться. Тут охотник в шлеме из тыквы подбирается к ним, хвать какую-нибудь за ногу и в воду. Она и крякнуть не успеет. А крылатая братия не тревожится, думает — нырнула.
Коварная тыква топит широконосых простофиль до тех пор, пока стая, испуганная неосторожным движением, не уберется наконец восвояси.
Хороший охотник и на войне не сплошает. Охота делает его зорким и чутким, охота учит его маскироваться. Недаром знаменитый монгольский полководец Чингисхан говорил, что «охота — школа войны».
Прекрасными охотниками были индейцы Северной Америки. Охотничьи навыки индеец применял и «выходя на военную тропу». Неслышно, как тень, крался он в лесной чаще. Каждая кочка, каждый кустик служили ему укрытием. Надо переправиться через реку, а кругом враги.
Индеец столкнет в воду дерево и плывет, плотно прижавшись к стволу. Нужно было обладать очень острым зрением, чтобы в склоненных над водой ветвях разглядеть затаившегося воина.
Индеец умел становиться невидимым, залезая в дупло старого ясеня, прячась в бобровой хижине или в туше убитого бизона. Выходя на разведку, он надевал волчью шкуру и ночью бродил на четвереньках вокруг вражеского лагеря, подражая при этом вою волков.
Множество скальпов потеряли в борьбе с индейцами англосаксы. Привыкнув сражаться сомкнутым строем, они оказались бессильными в лесной войне, где основное оружие — хитрость, засада, где невидимый стрелок исподтишка поражает намеченную жертву пулей или стрелой.
Фенимор Купер устами своего героя Следопыта не раз издевался над «глупостью какого-нибудь шотландского или ирландского дурака, который больше заботится о похлебке или картофеле, чем о засадах и ружьях индейцев... Опыт нисколько не делает их благоразумнее. Они свертываются в колонны и батальоны в лесу, будто на параде у себя на родине, о которой они так много толкуют. У одного краснокожего больше хитрости, чем у целого полка, прибывшего из-за моря... »


ИСКУССТВО ОСТАВЛЯТЬ ВРАГА В ДУРАКАХ

В искусстве дурачить врага настоящими мастерами были запорожские казаки.
Бывало задумают татары отдохнуть в степи. Стреножат коней, пожуют вяленой баранины и лягут вздремнуть. Горячо жжет степное солнце, а кругом тишина. Часовых от зноя одолевает сонная одурь. Но вот один встрепенулся и широко раскрыл тяжелые веки. Показалось ему, будто стог шевельнулся. Тревожно глядит он, а над сеном гудят пчелы, лошадь жует траву, отмахиваясь хвостом от назойливых мух.
Нет, видно, со сна почудилось. И татарин снова погружается в ле­нивую дрему.
А стога действительно движутся, то не почудилось часовому. Движутся медленно и осторожно, все уже смыкая круг возле вражьей стоянки. И вдруг пронзительный свист несется над степью, гремят выстрелы, и проснувшиеся татары с ужасом видят, что над ними склонились чубатые запорожцы и вяжут их сыромятным ремнем.
Надо запорожцу выведать, что делается у турок, а те на голом песчаном берегу: место открытое, никак не подберешься. Но запорожец и тут найдется. Разденется донага, вымажется сырой глиной, а потом давай кататься в песке. С ног до головы оденется в песчаный кафтан, только глаза блестят, и ползет на берег. Всё высмотрит, а его ни один турок не заметит.
На утлых своих челнах плыли запорожцы и к устью Дуная и к берегам далекой Анатолии. Погонится за ними большой турецкий корабль. Быстро несут его широкие желтые паруса. Грозно глядят черные жерла пушек. И сразиться с ним не под силу, и на веслах от него не уйти.
Выгребут тогда сечевики на солнце, и ослепленные турки теряют их на время из виду. А казаки подадутся к берегу, затопят челны, а сами — под воду. Стоят на дне и дышат через трубки, сделанные из сухого камыша.
Подойдет корабль — что за чудо: ни челнов, ни казаков! Порыщет у берега, да так ни с чем и уберется. А казаки поднимут челны, вычерпают из них воду и пойдут спокойно домой, да еще смеются над турками: вот, мол, дурни!
Замечательную казацкую сметку показал атаман Ермак в битвах с сибирским ханом Кучумом.
Он разгадывал вражеские уловки и хитрость побеждал хитростью.
Плыл атаман со своей дружиной на стругах по Тоболу. Донесли ему лазутчики, что знатный Кучумов чиновник-есаул Алышай — там, где берег к берегу теснится, перегородил реку цепями, караулит русских.
Ермак велел связать пучки хвороста и надеть на них казацкие кафтаны. Как стали приближаться к засаде, рассадили чучела по стругам. Оставил Ермак на судах рулевых, а с остальной дружиной сошел на берег.
Хоронясь за кустами, продвигались казаки к засаде.
Струги доплыли до цепей, остановились, начали в груду сбиваться. Алышай махнул саблей. Замелькали стрелы, полезли Алышаевы воины на струги. Тут им в спину неожиданно ударила казацкая дружина.
Грохнули пищали. Березняк окутался дымом. Поняли татары обман, бросились от чучельной рати на берег. После жестокой сечи, потеряв половину своих воинов, Алышай едва-едва пробился к лесу.
Уменье быть невидимым было главным правилом всего казачьего воинского искусства. Прежде чем получить коня и оружие, молодой казак подвергался испытанию: он должен был пролежать несколько часов в камыше, траве или кустарнике под самым носом у неприятеля и ни одним движением не обнаружить себя.
Привычные к неожиданностям и превратностям войны, казаки умели быстро найти выход из любого, даже самого трудного положения.
В 1809 году отряд генерала Кульнева переправлялся по льду в Швецию через Ботнический залив. Глубокий снег покрывал ледяную равнину. Шведские егеря засели на берегу за камнями и деревьями и безнаказанно палили по русским, увязшим в снегу. Чтобы выбить шведов, нужна была пехота, а отряд весь состоял из конницы: гусар, уральских казаков и донцов.
Кульнев поручил опасное дело бородачам-уральцам, которые шли сзади со своими длинными винтовками — «турками». Уральцы спешились, сбросили с себя верхнюю одежду, шапки, перевязали головы белыми платками и бесшумно рассыпались по лесу.
Зайдя неприятелю в тыл, они укрылись за гранитными валунами и соснами и открыли огонь.
Шведы слышали только выстрелы и видели, как падают товарищи, но в кого целить — не знали. Выстрелит казак — поднимется над камнем облачко дыма, а стрелок уже отполз в сторону и снова ловит врага на мушку.
Дрогнул неприятель и очистил лес. Русские вступили в Швецию.
Охотничьи хитрости и сноровка передавались у казаков из поколения в поколение. Особенно изощрялись черноморские пластуны в борьбе с таким злобным и ловким врагом, как турки. С ними надо было держать ухо востро, но пластуны умели исчезать буквально на глазах у преследователей.
Историк черноморского казачества рассказывает, как пять-шесть пластунов, спасаясь от многолюдной погони, «в первой попавшейся им навстречу чаще камыша, осоки, можжевельника внезапно оборачивались, разом прикладывались в противника и, не открывая огня, приседали, кому за что пришлось. Этот смелый и решительный оборот останавливал преследующих. Опасаясь засады, они начинали осматриваться во все стороны и открывали медленный, рассчитанный огонь, на который, однако, казаки не посылали ответа. Ободренные этим молчанием, враги принимались двигаться в обход или бросались напрямик в шашки... Но в том месте, где казаки присели, неприятель находил только шапки и башлыки, надетые на сломленный камыш. Пластуны уже исчезли, как привидения...»


ОТ МАЛЬКОЛЬМА ДО РУССКИХ ЕГЕРЕЙ

Макбету, предательски убившему короля Шотландии и завладевшему его троном, ведьмы предсказали, что он удержит корону до тех пор, пока Бирнамский лес не двинется на Донсинанский замок.


Предсказание показалось Макбету нелепым и неосуществимым.
«Нет, так вовек не будет! — радостно провозгласил он. -Кто завербует лес? И кто те люди, что корни вырвут?»
А ничего нелепого в этом предсказании не было. Сын убитого им короля — Малькольм оказался искусным полководцем. Он приказал каждому своему солдату срубить ветвь и воткнуть ее в щит. Замаскированная армия пошла на приступ.
Один из часовых увидел с зубчатых стен Донсинанского замка, как зашевелился Бирнамский лес, и прибежал к Макбету со страшной вестью. Так рассказывает в одной из своих лучших трагедий Шекспир.
Маскировка ветвями, придуманная Малькольмом, сейчас кажется очень наивной, но, очевидно, в XVII веке и она была в диковину.
Много выдумки и изобретательности проявили американские колонисты во время войны с англичанами за свою независимость.
Англичане, выученные на прусский манер, сражались плотным строем и были одеты в красные, издалека видные мундиры. Они привыкли к тому, что враждующие армии сходятся на поле боя лицом к лицу. А тут оказалось совсем иное. Колонисты и не думали показываться. Яркая марширующая мишень столкнулась с рассыпавшимися по лесным опушкам стрелками-невидимками.
Английские офицеры презрительно называли колонистов «неучами». Колонисты действительно не умели совершать сложные маневры под звуки барабанов, зато отлично стреляли и заимствовали у индейцев все тонкости «лесной науки». В лесу они чувствовали себя как дома, знали здесь каждый холмик, каждую тропинку и, притаясь за пнем, на выбор били «красномундирников». Зеленая охотничья куртка и лисья шапка хорошо скрывали в лесной чаще стрелка.

288
19 апреля 1775 года в бою при Лексингтоне двухтысячный английский отряд едва спасся от преследования нескольких сот колонистов, да и то после того, как на помощь подоспели шестнадцать рот с двумя орудиями.
Колонисты перебегали с места на место, устраивали засады и, прячась в кустах, оврагах и ямах, были недосягаемы для вражеских пуль. Зато англичан они доводили до отчаяния своей меткой стрельбой. Когда англичане бросались в атаку, колонисты быстро скрывались, а немного погодя снова начинали свое докучливое нападение. Так изводили они противника до самого Чарльстоуна, куда отряд прибыл лишь поздно вечером с большими потерями и с сознанием того, что он бессилен бороться с неуловимыми стрелками.
Несмотря на свои небольшие размеры, бой при Лексингтоне привлек внимание всех крупнейших полководцев того времени. Это был удар по прусской линейной тактике. «Невежество» колонистов оказалось новым способом ведения войны.
В России придумали этот способ на четырнадцать лет раньше. Румянцев еще в 1761 году учил стрелков рассыпаться цепью и метко бить врага, укрываясь за местными предметами.
Рассыпным строем, искусно маскируясь, вели огонь егеря и застрельщики Суворова, Багратиона, Кутузова.
В 1818 году, после победоносного разгрома наполеоновских полчищ, Главный штаб 1-й армии издал «Правила рассыпного строя, или наставление о рассыпном действии пехоты». «Правила» отводили специальный раздел маскировке.
Здесь говорилось, что «неровности поверхности земной и множество возвышенных на земле предметов почти везде представляют защиту раздробленным частям или одиночным людям». Поэтому офицер должен обращать внимание «на выгоды, представляемые местоположением, и способы оным воспользоваться: как он, например, имея впереди бугорок, может лечь позади оного на земле или стать на колени и как ему в таком положении может быть удобнее зарядить ружье, верно прицелиться и выстрелить; каким образом при наступлении в лесу должен он подкрадываться от дерева до дерева к неприятелю, беспрестанно вредить оному и выигрывать место, или же при отступлении через лес останавливаться позади каждого дерева и, прикрывая себя, защищать место и товарища своего; как, он должен залечь во рву, за оградою или плетнем и как во всяком подобном местоположении может действовать с пользою оружием своим».
Маскировались русские егеря и застрельщики, маскировались казаки. И все же до второй половины XIX века, до изобретения бездымного пороха и дальнобойного нарезного оружия, маскировка в регулярной армии была не правилом, а исключением.



ПОЧЕМУ СЕРДИЛСЯ ДЯДЯ БРОШКА

Старый охотник и лихой пластун дядя Брошка в повести Л. Н. Толстого «Казаки» ругал офицеров, которые, щеголяя храбростью, гарцуют у неприятеля на виду.
«— Пойдешь в поход, будь умней, меня, старика, послушай, — говорил он Оленину. — Когда придется быть в набеге или где (ведь я старый волк, всего видел), да коли стреляют, ты в кучу не ходи, где народу много... Тут хуже всего: по народу-то и целят. Я все, бывало, от народа подальше, один и хожу: вот меня ни разу и не ранили... А то ваша братья всё на бугры ездить любят. Так-то у нас один жил, из России приехал, все на бугор ездил... Как завидит бугорок, так и поскачет. Поскакал как-то раз. Выскакал и рад. А чеченец его стрелял, да и убил. Эх, ловко с подсошек стреляют чеченцы! Ловчей меня есть. Не люблю, как так дурно убьют. Смотрю я, бывало, на солдат на ваших, дивлюся! То-то глупость! Идут сердечные все в куче, да еще красные воротники нашьют. Тут как не попасть!.. Что бы в стороны разойтись, да по одному? Так честно и иди. Ведь он тебя не уцелит».
До севастопольской кампании 1854—1855 годов на глазах у неприятеля красовались не только пылкие юноши, начитавшиеся романтических повестей, но целые армии.
Пехота в те времена, по словам Суворова, шла «великой густотой». Где-нибудь в стороне на холмах располагались штабы, руководившие битвой. На взмыленных лошадях от отряда к отряду мчались адъютанты и ординарцы, развозившие приказы. Глядя на армию, выстроившуюся перед боем, можно было подумать, что ею командует не полководец, а театральный режиссер. Ровные, словно по линейке вычерченные ряды пехоты, густые, как нивы, эскадроны, цветными квадратами возвышающиеся над равниной, белые портупеи на голубых, оранжевых и алых мундирах, плюмажи, пышные султаны гвардейских шапок — все это казалось выставленным напоказ.
Но вот появилось казнозарядное дальнобойное ружье, и плотные линии пехоты, отбивающие шаг под рокот барабанов, заколебались. Стрелок, получивший новое ружье, мог теперь, лежа на земле, завязывать огневой бой с 500 и даже с 1000 метров. Под частым и метким огнем казнозарядных ружей сомкнутый строй рассыпается. Спасаясь от губительного свинца, солдат меняет пестрый мундир на защитную гимнастерку, прячется в ямах и впадинах, ползет на животе.
Солдат зарывается в землю, и там, где раньше взору открывалась красочная картина марширующих колонн, воцаряется безлюдье.
С введением бездымного пороха исчезло и предательское облачко, которое, словно комок белой ваты, висело над стрелком и как бы указывало противнику: «Смотри! Вот здесь!»
Как крот зарывшаяся в землю и перекрасившая свои орудия и машины в защитные цвета, армия как бы надела сказочную шапку-невидимку.

О СТАЛЬНОМ ТРУПЕ И ПОЛЗАЮЩЕМ ВАЛУНЕ

Уже в первую мировую войну вместе с танками, огнеметами и авиацией на полях сражений появилось могучее боевое средство — невидимость.
Море краски — зеленой, желтой, серой, коричневой — уходило на то, чтобы слить цвет пушек, пулеметов и обмундирования бойцов с цветом травы, песка и земли.
Специальные фабрики выпускали удивительную продукцию: деревья, пни, могильные кресты и болотные кочки. Они точь-в-точь походили на настоящие, только сделаны были из стали. Притаившись за броней этих масок, невидимки-наблюдатели видели все, что делается у врага.
В 1916 году война на французском фронте приняла пози­ционный характер.

Противники,
зарывшись в землю,
месяцами стояли на од-
ном месте и знали
наперечет буквально
каждый колышек и
каждую выбоину.
Пространство между
окопами — так
называемая
«нейтральная зона» —
было изучено с
микроскопической тщательностью.
Каждая выброшенная из окопа пустая консервная банка не­медленно подвергалась жестокому обстрелу. Казалось, нечего было и думать о том, чтобы соорудить почти на глазах у врага

новый наблюда-
! тельный пункт, но вот
что придумали
французы.
В одном месте на
нейтральной зоне почва
выгнулась бугром. Обе
линии окопов
пересекали здесь
парижскую дорогу. На
вершине бугра,
дававшего
великолепный обзор германских позиций, стоял каменный столб, а на нем дощечка с надписью: до Парижа столько-то километров.

из стали копию, внутри, отверстием
наблюдателя. Сделали и дощечку и надпись.
Ночью фран-
цузские разведчики
выползли на
нейтральную зону, вырыли настоящий камень, а на его место этому
оригинальному
наблюдательному
посту прокопали
ход. Больше месяца
сидел в мнимом
камне французский
наблюдатель и без
помехи следил за
всем, что творится
во вражеских
окопах. Немцы так и не догадались об этой хитрости.
В другом месте, тоже удобном для наблюдения, лежал труп баварского егеря. Егерь и без того был огромного роста, а тут еще вздулся от жары. Французы его также сфотографировали, заказали на заводе стального двойника и одели его в егерскую форму.
Ночью металлический баварец улегся на место своего гниющего собрата. В «трупе» с удобством расположился наблюдатель.
Наши сибирские стрелки в Карпатах в войну 1914— 1918 годов отлично обходились без фабричной техники. В горных долинах лежат гранитные валуны, плотно одетые мхом. Сибиряки аккуратно снимали с гранита моховой покров и укрепляли его на проволочном каркасе. Получалась прекрасная маска. Не заподозришь обмана и в десяти шагах.
Заберется стрелок в моховой колпак, проделает несколько дырочек и бьет на выбор. Надо сменить позицию — «валун» медленно, вершок за вершком, отползает в сторону. Делал он это с выдержкой и терпением таежного охотника. Не раз случалось, что такие «валуны» подползали вплотную к австрийским окопам и, высмотрев все, что нужно, благополучно возвращались к своим.


«ДРУЗЬЯ» И «ПРЕДАТЕЛИ»

Нет такой маски, которая бы всегда и везде скрывала бойца. Невидимый на снегу белый халат за километр увидишь среди яркой зелени; укрытие, отлично скрывавшее стрелка утром, может сделаться для него могилой в полдень.
Везде и всегда снайпера окружают «друзья», которые его прячут, и «предатели», которые выдают его врагу. Надо знать характер и тех и других, и тогда шапка-невидимка окажется всегда под рукою.
Лучший друг бойца — местность. В лесу его скрывают деревья, пни, сучья, кучи хвороста, в болотах — камыши и осока, на пашнях — борозды и межи, на жнивье — скирды, копны и неубранный хлеб. В городе снайперу раздолье — дома, подвалы, чердаки, стены и заборы, канализационные люки и фабричные трубы как будто специально созданы для того, чтобы укрыть его от лихого глаза.


Герой Советского Союза Иван Меркулов знает, что шапку-невидимку можно разыскать в любом месте. Бой идет на болоте — искусный снайпер замаскировался осокой и тростником.
Даже в голой степи воин найдет хорошее укрытие — барханы, кусты перекати-поля, камни и скалы, полузанесенные песком.
Но характер этого друга надо знать хорошо, а то как раз попадешь впросак. Стоит, например, на поляне высокая сосна. Ветви густые, обзор хороший, и стрелять удобно. А заберешься на нее — горько раскаешься. Отдельные предметы всегда привлекают внимание врага. Он тоже хорошо знает, что на такой сосне может спрятаться разведчик или снайпер. Чуть шевельнулся снайпер — и пропал.
Деревья для маскировки надо выбирать с толком. Не заметит снайпер, что на березе много гнезд, — хлебнет горя. Вороны и грачи — тварь суматошная.


Спугнешь их — заорут на птичьем языке: «Караул!», начнут носиться кругом и такую поднимут тревогу, что и слепой увидит.
Охотник, подкрадываясь к дичи, всегда соблюдает два очень важных правила. Во-первых, он следит за тем, чтобы предметы, находящиеся позади и служащие ему фоном — деревья, кусты, горы, — были приблизительно одного цвета с его одеждой. Во-вторых, если замечает, что дичь насторожилась, он замирает на месте и лежит неподвижно, как камень, пока она не успокоится. Так же поступает и снайпер.
Особенно внимателен он к своим движениям. Движение — страшный предатель. Оно притягивает глаз наблюдателя, как магнит железную булавку. Самая высокая трава, самые густые ветви не спрячут снайпера, если он будет двигаться неосторожно.
А опытного бойца и на открытой местности заметить нелегко. То он ползет медленно, миллиметр за миллиметром, не шелохнув ни одной травинкой, то перебежит с такой быстротой, что постороннему наблюдателю покажется, что это мелькнула тень от птицы, то застынет, как изваяние, и часами лежит, не шевеля ни одним мускулом.
Опасный предатель и блеск. На солнце блестят стекла бинокля, блестят прицел, штык, фляга, алюминиевый котелок. Даже шлем, выкрашенный в защитный цвет, дает на солнце отблеск. Наблюдатель хорошо это знает. Чуть заиграл где-нибудь солнечный зайчик, он уже насторожился и высматривает, что тому причиной.
Советского снайпера Михаила Малова однажды спросили, какой, по его мнению, самый опасный демаскирующий признак.
— Блеск! — не задумываясь, ответил снайпер. — Оторвалась у меня недавно пуговица на гимнастерке. Пришил медную некрашеную и забыл про нее. Надо было мне пулемет снять. А рота наша стояла в моховом болоте.
298

Наблюдатель-невидимка. Его может выдать только блеск стекол бинокля.
Нашил я себе повсюду пучки моха, шлем глиной вымазал и тоже мох прилепил, а лицо травой вымазал: есть такая сочная, не припомню, как называется, только тронешь — все руки зеленые. Загримировался на совесть. Между кочками и багульником подполз к немцам, высматриваю. Трех минут не пролежал, вдруг «чвак!» — пуля, «чвак!» — вторая. Эта плечо царапнула. Заметили. Я ходу обратно. Хорошо — воронка была, шлепнулся в нее. Огорчаюсь и думаю: «Какой во мне недостаток?» Тут и увидел пуговицу. Блестит, проклятая, жаром сияет — июнь, солнце. Из-за нее чуть не погиб.
К этому «предателю» с опаской относится каждый боец, понюхавший пороху, а особенно снайпер. Выходя на работу, он тщательно страхует себя от блеска. Каску вымазывает грязью, а если выпал снег, обклеивает бумагой. Винтовку в солнечный день «пудрит»: смажет ствол сверху маслом, а по маслу посыплет песком или пылью. Зимой обкручивает ее белым бинтом.



Медленно н бесшумно, как тени, ползут разведчики в расположение
противника.





Один из самых талантливых наших снайперов — Абдул Сефербеков сделал из бересты трубку н надевал ее на оптический прицел, чтобы скрыть блеск объектива. В кустах, если позиция была надежная и он рассчитывал надолго там обосноваться, сооружал над прицелом шалашик из веток и листьев.
Есть старая сказка о том, как человек продал свою тень, а потом очень по ней тосковал. Любой снайпер охотно уступит свою тень даром, да еще даст что-нибудь впридачу. Тосковать по ней снайпер не будет и при случае помянет ее недобрым словом. Такую ненависть человеческая тень на войне вполне заслужила своей каверзной натурой.
Пробирается снайпер за стеной, солнце светит ему в спину. Не успел дойти до угла, а враг уже наготове, поджидает его. Сквозь плотную кирпичную кладку ни один взор не мог проникнуть. Кто же выдал снайпера? Собственная его тень. Вытянувшись в два роста и забежав вперед, она распласталась на солнечной полянке, словно говоря врагу: «Не прозевай! Идет».
Всюду спешит она с доносом. Лунной ночью на снегу отпечатается синим силуэтом, темной рябью задрожит на воде и, словно вырезанная из черной бумаги, ляжет на песок в знойный полдень.
К счастью, снайпер знает верное средство, как избавиться от навязчивой спутницы. Стоит ему спрятаться в чужую тень, как его собственная исчезает бесследно. Тени деревьев, домов, заборов, холмов не только уничтожают доносчицу, но еще и скрывают бойца.
Каждый солдат, а особенно снайпер, должен быть всегда начеку. Его выдает ветка, качнувшаяся в безветренную погоду; в сильный мороз выдает пар от дыхания; выдают увядшие листья, когда всё кругом зелено; выдает вспышка выстрела, неосторожный шаг, валежник, треснувший под ногой. Трудно перечислить все демаскирующие признаки. Список получился бы огромный и все же неполный.
...Произошло это в 1944 году. В одном доме города Вильнюса полз по паркету на четвереньках снайпер Воронин, чтобы успокоить фашистского автоматчика, засевшего в доме напротив. В комнате никого не было. Только у стен чинно стояли зеленые плюшевые кресла да из золоченой рамы над столом сердито глядел старик с бакенбардами.
Подполз Воронин к окну. Только краешек шлема показался над подоконником, вдруг будто палкой стукнули. Даже зазвенел шлем. «Не случайная, — быстро сообразил Воронин, прижимаясь к полу. — Но как заметили?»
Оглянулся и сразу понял: против окна у стены стоял широкий зеркальный шкаф. Фашист его в зеркале и подстерег, только чуть поторопился с выстрелом.
Выбрался Воронин из зеркальной мышеловки, приоткрыл дверь в соседнюю комнату. Окна здесь были завешаны тяжелыми гардинами. Снайпер немного раздвинул их и осторожно заглянул в узкий просвет. Улицу заволакивали облака кирпичной пыли. Внизу шел гранатный бой.
В доме напротив одно окно было раскрыто настежь, и стекла каким-то чудом уцелели.
Весь подоконник был заставлен горшками с геранью. «Здесь!» — решил Воронин, слегка прищурив круглые, как у ястреба, глаза.
Внизу кто-то яростно закричал, раздался взрыв, потом опять крики и топот бегущих людей. В стеклянном квадрате окна замигали желтые вспышки, темная тень чуть подалась вперед, и Воронин увидел фашиста. Автоматчик стоял не у самого окна, а немного сбоку, за простенком, и высматривал что-то на улице. Если бы не отражение в стекле, трудно было бы его найти.
Воронин прицелился в светлое пятно под шлемом. Фашист шагнул из-за своего укрытия и упал. Правая рука его свесилась за подоконник, как будто пытаясь поймать на лету рухнувший вниз горшок с белой геранью.



Если снайпер стоит во весь рост с солнечной стороны, куст его не скроет.



СПОР О ГАРДЕРОБЕ

Разговор начался мирно. Волков рассказывал, как однажды на лужайке у немецких окопов появилась гнедая поджарая лошадь:
Ну, лошадь как лошадь. Только смотрю я: кругом трава по пояс, самая медовая трава, а лошадь в задумчивость впала — не ест, глаза в нашу сторону пялит. Для проверки пальнули в нее разок. И что же вы думаете? Из-под конской шкуры выскочили два фрица и со всех ног к роще. Добежать мы им не дали. Вот и выходит: как ни маскируйся, а от артиллерийского глаза не спрячешься.
Не спрячешься! — насмешливо повторил Леонов. — Просто твои фрицы плохо замаскировались.
Как — плохо? — возмутился артиллерист. — Попробуй ты замаскироваться лучше.
Что ж, попробую. В трех шагах будешь стоять и не увидишь.
Хвастаешь, снайпер! Я на десять метров лапки у мухи пересчитаю да еще скажу, на какую прихрамывает. Не тебе меня одурачить.
Поспорили на ложку. У Волкова ложка была прозрачная, из пластмассы, а у снайпера — из нержавеющей стали.
Через полчаса, как условились, за Волковым пришел сержант, которого выбрали судьей. По жердочке они перебрались через ручей и поднялись на холм. У подножия его буйно разрослась крапива. Левее начинался сосновый бор. По скату холма проходила глубокая траншея. Ее вырыли недавно, и земля на бруствере не успела еще просохнуть.
— Зарабатывай ложку, — сказал сержант. — Здесь где-то он и спрятался.
Волков заглянул в траншею, а потом внимательно осмотрел заросли крапивы. В одном месте стебель был сломан и на листьях отпечатался подкованный каблук.
«Ага, голубчик! Вот где ты!» — подумал Волков и, сдерживая радостную улыбку, вытащил из бруствера лопату. Спустившись к подозрительному месту, он раздвинул рукояткой жгучие стебли и сказал:
— Вылезай!
Никто не откликнулся. Он обошел холм кругом, расчищая себе дорогу лопатой. Леонова нигде не было.
Артиллерист чувствовал себя уже не так уверенно. В раздумье поднялся он на холм, стал на высокий бруствер и еще раз огляделся.
— Может быть, в лесу? — нерешительно спросил он сержанта. И вдруг земля под ним заколыхалась. Волков отскочил в
сторону. Из самого бруствера, отряхивая с себя комья серой глины, поднялся Леонов.
— Ты что, думаешь, перышко? — сердито проворчал он. — Тоже мне артиллерийский глаз! На самую грудь взгромоздился. Давай-ка сюда пластмассовую.
Виновато улыбаясь, Волков вытащил из-за голенища ложку и протянул снайперу. Тот разглядел ее на свет, попробовал, сгибается ли.
— Хорошая ложка, — сказал он тоном знатока. — Только моя не хуже. Получай обратно и помни, как надо маскироваться. Прячься там, где никто тебя не будет искать. Под самым носом у фашиста иной раз безопаснее, чем в кусте, за которым он обязательно будет следить. И не гоняйся ты, братец, за конскими шкурами. Это на дураков. Тяжелый гардероб не для солдата. Пошевели только мозгами, и всегда на месте окажется самая лучшая маскировка.
Этим и закончился спор снайпера с артиллеристом. Леонов дал посрамленному сопернику правильный совет. У толкового солдата маскировка под рукой. Еловые лапки, листья, камыш, мох всюду найдутся. Песок лежит — снайпер в песок зароется, снег — в снежный сугроб превратится.





Не сплошает он и в городе. Тут его выручат груда кирпичей, листы кровельного железа, обвалившаяся штукатурка или подбитый танк.
В заводском районе в Сталинграде на очень важном участке стояло несколько железных бензохранилищ. В одном из них, изрешеченном осколками бомб и снарядов, засел наш снайпер. Здесь происходил жестокий бой. Даже привыкшие ко всему сталинградцы говорили, что «у бензохранилищ куришь махорку из одного кисета со смертью». Несколько раз рубеж переходил из рук в руки, а снайпер оставался на месте, так и не замеченный врагом.
Недалеко от Ленинграда наши войска при обходе взорвали железнодорожный мост через Неву. Две фермы, примыкавшие к нашему берегу, остались целы, а третья, искореженная взрывом, повисла в воздухе. Снайпер Пчелинцев прополз сюда по железнодорожному полотну и спрятался под перекрестием балок, почти на самой середине реки.
Было очень холодно. Железные фермы покрылись инеем, и Пчелинцев чувствовал, как мороз забирается под полушубок. Хотелось размять окоченевшее тело, но двигаться было нельзя, и он только усиленно шевелил пальцами. Невесело было лежать на морозном ветру в оледеневших балках, но зато позиции противника были отсюда видны как на ладони.
Кромку берега фашисты густо заплели витками тонкой проволоки, дальше тянулся забор на низких кольях, а еще дальше — блиндажи и траншеи, уходившие в лес.
Когда появлялся враг, Пчелинцев не чувствовал, как холодный металл затвора обжигает пальцы. Он прикладывался осторожно, чтобы от дыхания не запотел окуляр прицела.
Несмотря на леденящий душу холод, Пчелинцев в течение недели вел снайперский огонь с разрушенного моста. Он убил семнадцать гитлеровцев, засек и нанес на карту вражеские блиндажи и пулеметные точки, уничтоженные потом огнем нашей артиллерии. Гитлеровцы начали обстреливать мост из минометов, когда снайпер уже сменил позицию.
Кроме самодельных шапок-невидимок, у снайпера есть и готовые, «казенного образца»: защитная гимнастерка и серая шинель, белый халат зимой и зеленая плащ-палатка летом. Есть в его незатейливом гардеробе еще один костюм, о котором надо рассказать подробнее.
Тот, кто был в Москве в начале Великой Отечественной войны, никогда не забудет разноцветные полосы, квадраты и пятна неправильной формы, которые появились на стенах и крышах домов и даже на асфальте площадей. Кроме того, многим приходилось видеть в таком же пестром наряде танки, орудия и машины. Эта причудливая пятнистая раскраска называется камуфляжем.
Для чего же она нужна?
Проделайте простой опыт. Покройте обыкновенную белую тарелку, из которой вы едите суп, пятнами черной туши так, чтобы они подходили к краям. Поставьте теперь «камуфлированную» тарелку на черный стол и отойдите на несколько шагов. Пятна туши сольются со столом, и вы увидите только белые кусочки неправильной формы. Окрашенные части как бы выпадут из тарелки, и она станет неузнаваемой. Если вы поставите замаскированную тарелку на белую скатерть, будут видны только черные пятна, а белые исчезнут.
Снайпер в зеленом халате на травянистой лужайке невидим. Но стоит ему переползти на пашню или подойти к бревенчатой избе — и он сразу себя выдаст. Зеленый силуэт на черноземе или на фоне коричневой стены будет виден издалека. Вот тут-то снайпера и спасает камуфлированный халат. С ним нигде не пропадешь. Это та же тарелка, расписанная тушью.
Зеленые пятна сольются с травой и листьями, коричневые — с глиной и стволами сосен, серые — с песком, со скалами, с бетонными стенами, черные — с черноземом и обуглившимися балками, белые — со снегом. Напрасно враг будет портить себе зрение.

В окопе нужно укрываться так, чтобы задняя стенка за спиной бойца поднималась выше передней,




Он увидит только не слившиеся по цвету с фоном пятна неправильной формы и ни за что не догадается, что это и есть снайпер, которого он так старательно разыскивал.
Если снайпер в камуфлированном халате и ящерица, меняющая свою окраску, побьются об заклад, кто из них лучше сумеет стать невидимым в самой разнообразной обстановке, — ставьте, читатель, на снайпера. Тропическая ящерица наверняка проиграет пари.


ЧТО ТВОРИТСЯ ЗА КУЛИСАМИ

Актеру постоянно приходится изменять костюм, фигуру, лицо. Недаром в старину актера называли лицедеем. Сегодня он венецианский мавр Отелло, завтра — король Лир, а через день может быть гоголевским городничим, Фамусовым или Любимом Торцовым.
Еще более удивительные превращения совершаются «за кулисами» переднего края. Зритель, то-есть противник, видит куст, груду камней или снежный сугроб, а если бы ему удалось проникнуть «за кулисы», он увидел бы, как такой «сугроб», потягивая махорочную ножку, вкладывает в магазин новую обойму.
Военные «лицедеи» гримируют все — даже мысли. Удастся, например, вражескому разведчику включиться в наш телефонный провод, и он услышит странный разговор:
— Пень! Пень! Говорит Дупло! Пришлите сорок карандашей. Порисовать хочется. Огурчиков подкиньте, да побольше.
Попробуй догадаться, что «пень» — это штаб полка, «дуп­ло» — штаб батальона, «карандаши» — бойцы, «огурчики» — снаряды, а «порисовать» — это значит атаковать.
Плохо загримированному актеру в худшем случае грозит свист негодующей публики, плохо замаскированному бойцу — свист вражеской пули.
В бою малейшая оплошность может оказаться гибельной. Поэтому снайпер, уходя на огневую позицию, одевается самым тщательным образом, чтобы сбить с толку врага.
С этой целью окопные «лицедеи» устраивают настоящие спектакли.
Было это в прошлую мировую войну, под Праснышем. Батарея Сибирской стрелковой дивизии расположилась на узкой лесной прогалине. Впереди нее и позади из окрашенной в защитный цвет фанеры и бревен саперы искусно сделали две ложные батареи.
Когда открывала огонь настоящая, на бутафорской, стоявшей впереди, устраивали вспышки. Они были хорошо видны с привязных аэростатов противника. Вскоре появлялись немецкие самолеты. Тогда артиллеристы бросались закрывать фанерные пушки палатками и разбегались по кустам, но делали это так, что летчики успевали заметить и мнимые орудия и людей.


Иногда батарея «меняла позицию»: она торжественно выезжала на дорогу, подкатывала к бутафории, расположенной позади, а затем скрытным путем возвращалась на свое место. После этого маневра вражеские наблюдатели видели вспышки на задней позиции. На передней же временно все замирало.
Сотни снарядов обрушивал противник на раскрашенную фанеру и разносил все в щепы. Тогда саперы брались за топоры и пилы. Через несколько часов от страшных «разрушений» не оставалось и следа.
Три месяца вражеская разведка ломала голову, пытаясь разгадать секрет артиллеристов, но все безуспешно. Неуловимая батарея продолжала вести губительный огонь.
А вот как закончился «спектакль», разыгранный немецкими фашистами зимой 1942 года перед деревней Долгинево.
Соорудили гитлеровцы дзоты. И без бинокля можно было разглядеть темные полоски амбразур. За снежным валом время от времени появлялись фигуры в касках и быстро исчезали в одном из



Наши снайперы били по амбразурам, стреляли в перебегавших солдат. Расстояние небольшое — 300 метров. Как тут не попасть! И действительно, фигуры в касках падали за валом. Но противник огня не прекращал, а через определенные промежутки над бруствером вновь маячили фашистские каски.
«Мне это показалось странным, — рассказывает снайпер Константин Боровский. — Что за беспечность такая? Одних уложишь, а через полчаса другие на этом же месте разгуливают. Решил я выяснить, чем это пахнет.
Ночью подобрался метров на восемьдесят. Ближе фашисты не подпустили. Осветили ракетой, палят вовсю. Пришлось залечь. Зарылся в снег и думаю: «Раз уж так близко, надо поглядеть, что они за гулянку здесь устроили».
Начало рассветать. Ленты трассирующих пуль совсем по­бледнели, а я все лежу. Озяб порядком.


Снайпер в камуфлированном халате отправляется на передовую. Винтовку она оплела дубовыми ветвями. Рисунок С Телимеатера.

Смотрю, за валом опять фигуры в касках. Вид у них какой-то странный и движутся что-то уж очень плавно. Всмотрелся пристальнее и все понял. Солдаты, беспечно разгуливавшие под нашим огнем, оказались просто куклами. Ползавшие по дну траншеи гитлеровцы таскали их на длинных палках. Бугры с ясно видимыми амбразурами были ложными дзотами. Настоящие дзоты фашисты построили левее, вдоль шоссейной дороги. Они были го­раздо ниже, и амбразуры в них тщательно завешивались белыми тряпками.
Кукольную комедию гитлеровцы разыгрывали для того, чтобы отвлечь наше внимание. Когда мы начинали стрелять по куклам, фашисты открывали огонь из настоящих дзотов.
Ползком я вернулся в роту.
Выкатили мы противотанковую пушку на открытую позицию и стали бить прямой наводкой уже не по декорациям, а по настоящим дзотам.
Так провалился фашистский спектакль».


ОНИ СИДЕЛИ В ПЕЧКЕ

На чистом степном снегу их черные фигуры казались зло­вещими. Сажа насквозь пропитала полушубки, валенки и ушанки; сажа вычернила даже поры их кожи, не оставив ни одного светлого пятнышка. Только глаза снайперов белели, выделялись.
Но расскажем по порядку, как это случилось.
Когда командир взвода младший лейтенант Погорельцев велел Рындину и Симакову уничтожить фашистские минометы, снайперы только коротко повторили приказание и попросили разрешения идти. Погорельцев не сказал им, насколько это трудно, да они его об этом и не спрашивали.
Снайперу не раз приходится решать неразрешимые задачи, но и среди них бывают такие, которые запоминаются на всю жизнь.
Такой вот задачей оказался краткий приказ Погорельцева.
Немецкие минометчики устроились в овраге. Кругом — степь, голая как ладонь. Ни холмика, ни кустика. Попробуй подберись! Справа овраг кончался на «ничейной» земле. Здесь, метрах в ста от фашистских окопов, стоял хутор, вернее то, что от него осталось: полуразвалившаяся изба и скворешня.
Долго осматривали снайперы снежную гладь и голубую впадину оврага. Начало смеркаться. Из станицы трассирующей очередью ударил пулемет. Было видно, как зеленые огоньки, гонясь друг за другом, прострочили избу, метнулись к стогу и здесь погасли. Из стога медленно поднялся сизый дымок. Тогда-то Рындин и принял решение, которое осторожному человеку показалось бы безрассудным.
— Надо у фашиста за пазухой спрятаться, — сказал он и в двух словах объяснил свой план.
Симаков в знак согласия кивнул головой.
Основные события начались с утра. Овраг был глубокий, и фашистские минометчики чувствовали себя здесь в полной без­опасности. Командир их батареи по обыкновению скомандовал: «Огонь!» — и вдруг свалился с пулей в виске; за ним — наводчик, а минут через десять — второй номер. Поднялась тревога. Так могли работать только снайперы.
Десятки биноклей и стереотруб, десятки напряженных взглядов зарыскали по безлюдной степи, обшаривая ее, как слепой ощупывает пальцами незнакомое место.
Может быть, на хуторе? Но он загорелся еще ночью, и теперь из-под снега поднималась только кирпичная печь да рядом дымились обуглившиеся бревна.
Одному наблюдателю показался подозрительным снежный сугроб, наметенный ветром. Фашисты пристрелялись, дали беглый огонь, подняли настоящую вьюгу, глубоко проковыряли мерзлую землю, но никого не нашли.
А меткие невидимки продолжали губительную работу.
Они сидели в печке.
С вечера им повезло. Началась метель и протянула от земли до неба снежные завесы. В непроницаемой белой мгле подползли снайперы к развалинам хутора. Как и думал Рындин, изба оказалась пустой. За полтора часа они разобрали ее по бревнышку.
— Складывай рядом, да пореже, чтоб не сразу занялось, — сердито прошептал Рындин.
Несколько досок и охапку соломы он положил на самую печь. Симаков набрал сухих щепок, закрылся полою от ветра и чиркнул зажигалкой. Голубой огонек переметнулся на солому. Дым и огонь со всех сторон окутали избу. Так начался «пожар».
Убедившись, что все идет как следует, снайперы забрались в печь и положили на загнеток несколько головешек.
— Натурально получается, — сказал Симаков. — К утру следы заметет. Будь у него хоть семь пядей во лбу, и то не догадается.


Рындин только хмыкнул в ответ.
Хутор горел весь день. Огонь то совсем угасал, то вновь раз­горался, раздуваемый ветром. Время от времени рядом с печкой взбивали снег пулеметные очереди. Это по просьбе Рынди-на наши давали огоньку для маскировки.
К вечеру в овраге остались только занесенные снегом трупы. Живые немцы поспешили оттуда убраться.
Лежать в печке было не очень приятно. Кирпичные стены промерзли насквозь, и бойцы жались друг к другу, стараясь хоть немного согреться. От сажи першило в горле, и они надрывались от кашля. Стемнело. Они хотели уже вылезать, когда вблизи раздался шуршащий звук. На свинцовом фоне январского неба показались белые тени. Они двигались гуськом. Привычное ухо различало
Снайперы лежали не дыша. Больше всего они боялись закашлять. Тени сбились гурьбой, о чем-то поговорили вполголоса, потом одна из них отделилась и подошла к печке. В светлом квадрате появилась голова. Симаков изо всей силы стиснул себе рот ладонью. Долгими, бесконечно долгими показались ему эти три секунды, когда голова со странно поблескивающими во мраке глазами заглядывала внутрь холодной печки. Потом голова исчезла, снайперы услышали короткую команду и скрип удаляющихся лыж. Тогда Симаков снял шапку-ушанку, уткнулся в нее и откашлялся вволю.
— Раз уж они проверили, лучшего места теперь не найти, — сказал он наконец. — По-моему, глупо его бросать.
— Останемся, — коротко ответил Рындик,
И они лежали в печке всю ночь и весь следующий день, стреляли в наблюдателей и пулеметчиков, дрожали от холода, кашляли, дышали сажей.
Только на следующую ночь вернулись они в роту. Даже невозмутимый Погорельцев охнул, увидев их. Рапорт снайперов он выслушал стоя.
— Благодарю за службу, — сказал он строгим голосом, потом велел выдать Рындину и Симакову по куску мыла. — Впрочем, нет, по два, — усмехнулся он, — а то они никогда не отмоются.
лощину, в кустах хрипло кричит коростель, над зеленым холмом трудолюбиво снуют пчелы. Солнце стоит высоко. Над землей струится горячий воздух. Налетит ветерок, зашелестит листвой в осиннике, потеребит прошлогоднее сено — и снова июльский ленивый зной.
Но не доверяйте этому мирному безлюдью. Взвилась красная ракета, и тихое поле внезапно преобразилось. Безобидный холм, поросший сочной травой, оказывается пулеметным дзотом; из болотистой лощины, завывая, несутся мины; осиновая роща сотрясает воздух громом артиллерийских залпов; стога сена рассыпаются, и, скрежеща гусеницами, мчатся вперед грозные танки. Тот, кто заметит все это лишь в разгар боя, может потерпеть поражение. Притаившегося врага надо отыскать заранее.
Бою стали и огня предшествует бой глазами.
Целые армии пехотных, артиллерийских и воздушных на­блюдателей ведут трудную и упорную борьбу. Их оружие — бинокли, перископы, стереотрубы, специальные фотокамеры — не менее грозно, чем снаряды и пули.
Сотни глаз пытливо следят друг за другом, сотни взглядов скрещиваются в молчаливом поединке. И горе тому, кто окажется «слепым». «Слепого» не спасет мощь его оружия. Он будет беспомощно метаться, не зная, откуда ждать удара и куда направить свой прицел.


ЗРЯЧИЙ СРЕДИ СЛЕПЬГХ

«Никогда не пренебрегайте вашим противником, но изучайте его войска, его способы действия, изучайте его сильные и слабые стороны», — наставлял Суворов своего офицера Александра Карачая.
Современники поражались уменью Суворова разгадывать намерения врага. Им казалось, что он сумел невидимкой проникнуть в неприятельский лагерь и подслушать все, что там го­ворилось на военном совете. Солдаты были уверены, что Суворов «знал все на свете» и «проницал замыслы врага».
Чтобы «прощупать» противника, Суворов не жалел трудов и часто лично вел наблюдение.
— Осведомленный, — говорил он, — подобен зрячему среди слепых.
В сентябре 1789 года под Рымником шестидесятилетний полководец залез на высокое дерево и долго обозревал турецкие позиции. Оказалось, что главное их укрепление не закончено, ров неглубок, насыпь невысока. Суворов принял исключительное решение — бросил в атаку на укрепления конницу. Внезапный удар ошеломил турок, и стотысячная армия в панике бросилась наутек.
По-суворовски видеть должен советский снайпер. Ведь на­блюдение — его обязанность. Искусный стрелок гордится не меткостью, а умением разыскать ловко спрятавшегося врага.


— Попасть в цель — штука не очень хитрая, — говорил своим ученикам снайпер Михаил Сурков, уничтоживший семьсот фашистов. — А вот попробуй разыщи подлеца, когда он в грязи да в листьях вываляется и за кочкой приникнет. Тут, брат, поморгаешь! Хороший прицел еще полдела, главное — умные глаза!


СОКОЛИНЬЙ ГЛАЗ

Аршинные буквы афиш, яркие огни реклам, цветные фонари светофоров всегда к услугам горожанина. Они словно берут его за руку и, как заботливая няня, ведут по шумным, многолюдным улицам.
«Осторожно, трамвай!» — предупреждает красный глаз све­тофора. «Здесь булочная», — любезно сообщает оранжевая вывеска.
«Заходи сюда — ресторан!» — перебивают ее зеленые буквы световой рекламы. «Сворачивай направо», — указывает шоферу синий сигнал.
Как мускулы человека, не занимающегося физическим трудом, становятся дряблыми и бессильными, так и глаз горожанина, привыкший к услугам этих проводников, отучается видеть.
Дерсу Узала, всю жизнь проведший в уссурийской тайге, не раз ворчливо выговаривал своему другу и спутнику по скитаниям Арсеньеву: «Глаза у тебя есть, а посмотри — нету». Старый гольд сердился не зря. Попадая в тайгу или в степь, горожанин как бы «слепнет».
В городе и плакаты, и рекламы, и указатели буквально «бросаются в глаза», а здесь изволь определить по чуть примятой траве, по двум шерстинкам, кто прошел: свирепый тигр или трусливый барсук. Не под силу это человеку, никогда не ездив­шему дальше конечной остановки трамвая. И он только глаза-ми беспомощно хлопает. Он не в состоянии определить по цвету крови, куда ранен лось, и даже по «печатной пороше» не всегда скажет, чей след — лисы или собаки. А идти безошибочно двое суток за соболем, как сибиряк-промышленник, — это для него уж просто чудо.
И не то чтобы у каждого горожанина глаза от природы были плохие. Не в этом дело. Таежник покажет ему едва заметный след на снегу, шерстинку, приставшую к сосновой коре, узкую нору в сугробе, тогда и горожанин увидит, да еще с удивлением пробормочет: «Фу ты, как просто! Что ж это я не заметил?» А не заметил потому, что привычки нет замечать.
Чтобы стать мастером в любой области, надо упорно работать и тренироваться. Спортсмен каждый день до испарины бегает на стадионе, чтобы «не потерять форму» и первым прийти к финишу. Художник делает сотни карандашных набросков, чтобы линия его не лишилась выразительности.
Скрипач часами играет на скрипке, чтобы пальцы его не теряли гибкости.
Умение видеть и замечать — тоже искусство. Чтобы овладеть им, надо упорно и настойчиво тренировать свой глаз.
В ясный день над болотом парит сокол. Черной точкой кружит он под самыми облаками, высматривая, чем бы поживиться. Вдруг сложил крылья, камнем упал вниз, и охотник видит, что в когтях у птицы бьется жирная кряква. Удивляется охотник: ведь я рядом был и не заметил, а он из поднебесья разглядел ее в камышах.
У сокола замечательное зрение. Недаром индейцы прозвали героя куперовских романов стрелка и следопыта Натаниеля Бумпо Соколиным Глазом. Вот таким Соколиным Глазом, умеющим по увядшей ветке и по комку желтой глины разыскать логово противника, должен быть каждый советский боец и особенно снайпер.
На войне побеждает тот, кто видит.


СЕКРЕТ РАЗВЕДЧИКА
В чем секрет вашего искусства? — спросил однажды журналист талантливого разведчика. — Вы близорукий, а от вас не укроется ни одна мелочь.
Никакого секрета тут нет, — улыбаясь, ответил разведчик. — Вернее, секрет простой — ежедневная гимнастика глаз. Как-то еще мальчиком я прочел рассказ про наблюдательного человека, который разгадывал самые таинственные преступления. Герой рассказа увлек мое воображение. Я решил стать таким же. На улице, в театре, в метро, в магазине — везде и всюду я присматривался к людям, к их одежде и постепенно научился видеть. Достаточно мне разглядеть человека, и я узнаю его в любом месте, в любой одежде — никакой грим ему не поможет. Я вам подробно опишу старика, которого случайно встретил в трамвае лет десять назад.
Номер проехавшего автомобиля отпечатался в моей зрительной памяти, как на фотографической пластинке. Мои глаза не знают, что такое лень, и их не надо понукать. Иногда это утомительно, зато мне открываются любопытнейшие вещи. Разведчик снял очки и, смеясь, повторил:
— Секрет простой — ежедневная гимнастика глаз.
Конечно, разведчик не думал открывать случайному собе­седнику тайны своего ремесла, но, в сущности говоря, он был прав: секрет зоркости и наблюдательности заключается в ежедневной гимнастике глаз.
В военных школах у будущего наблюдателя-разведчика прежде всего стараются развить остроту зрения и зрительную память. Ему показывают предметы различных форм и цветов. Ученик должен их запомнить в течение двух-трех минут и по требованию преподавателя подробно описать.
Уроки «зрительной азбуки» начинают с самых несложных фигур — квадрата, круга, треугольника. Ученик быстро их осваивает. Тогда в нем начинают воспитывать чувство цвета. Красный круг изображается то на синем, то на желтом поле; затем поле становится красным, а окраску меняет круг и т. д. От одиночных предметов переходят к сочетаниям их, от простых геометрических фигур — к орудиям, танкам и самолетам. Чем дальше идет обучение, тем оно становится сложней.
Ящик с песком изображает план местности, а картонные ма­кеты — мельницу, дерево, колодец, стог сена.
— Смотрите внимательно и постарайтесь запомнить, — говорит руководитель. — Даю на это две минуты.
Затем ученики отворачиваются, а преподаватель за их спиной делает «местность» неузнаваемой: снимает кусты и на их место ставит дом, мост переносит выше, за излучину реки, а мельницу — к перекрестку дорог.
— Что здесь произошло? — спрашивает преподаватель, и ученик должен заметить каждое изменение.

Иван Меркулов показывает своему самому молодому ученику, Золотову, как нужно одеваться на «охоту».
Если занятия идут в поле, наблюдатель подмечает все встречающееся на пути. Вот проехала мимо повозка. Что на ней лежало? Крашеная она или нет? Как был одет сидевший на ней человек? Какой масти была лошадь?
Наблюдатель приучается улавливать мелкие различия, запоминать цвет предметов, их количество, соотношение и т. д.
Вместе со зрительной памятью у него развивается острота зрения. Он мгновенно отличит по погонам вражеского ефрейтора от сержанта, пехотинца от артиллериста, по следу гусениц определит, какой проехал танк, по осколку снаряда назовет калибр орудия.
Постепенно внимательный наблюдатель излечивается от «слепоты» и становится «зрячим».
АДРЕС ЦЕЛИ

На свой опасный промысел снайперы обычно выходят парами: один стреляет, другой ведет наблюдение. Работа наблюдателя нелегкая. От постоянного напряжения глаза устают, очертания предметов начинают двоиться. Тогда наблюдатель берется за винтовку, а напарник сменяет его у бинокля.
«Ловцы целей», — почтительно говорят о наблюдателях. И они действительно искусные ловцы.
Во всем нужны порядок и сноровка. Если бегло шнырять глазами по полю боя, могут остаться непросмотренные места. Наблюдатель, как косец, прокашивает глазами пространство полосу за полосой, всякий раз захватывая край предыдущей. Особенно внимательно присматривается к подозрительным местам, где противнику легко спрятаться: к окраинам деревень, опушкам леса, садам, лощинам, оврагам, копнам, кустам.
Если войска наступают, снайпер ведет наблюдение от своих позиций к вражеским. Он прощупывает глазами местность справа налево. Сначала ближнюю полосу (до 400 метров) , затем среднюю (до 800 метров) и наконец дальнюю (свыше 800 метров). Если же наши войска стоят в обороне, наблюдение ведется в обратном порядке.
Вот наблюдатель заметил между кочками пульсирующую струйку прозрачного дыма. Присмотрелся — так и есть: ручной пулемет. Как об этом кратко и точно сообщить напарнику? Тут секунда дорога, а поле боя большое. Пока начнешь объяснять: вот, мол, направо, за ручьем, ивы, а за ивами шагах в пятидесяти ложбина, а за ложбиной, вон видишь, левее кочки, так вот там ручной пулемет, — его уже и след простыл. С таким красноречием на войне далеко не уйдешь. Язык снайпера должен быть кратким, как телеграмма, и точным, как математическая формула.
В городе, если нужно объяснить, где живет Петров, вы говорите: «Пятницкая, дом 20, квартира 13». В лесу и в поле нет ни улиц, ни домов.



<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>