стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>



ИСТОРИЯ РОССИИ
ТЕОРИИ ИЗУЧЕНИЯ
КНИГА I
С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XIX ВЕКА
Часть I. ВВЕДЕНИЕ В МНОГОТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ
Глава 1. Что такое история и как ее изучают?
Глава 2. Отражение научных категорий в трудах по российской истории
Часть II. ДРЕВНИЕ НАРОДЫ И ГОСУДАРСТВА (до XIV века)
Глава 1. Древние государства и движение народов (до Х века) 
Глава 2. Киевская Русь (XI-XII вв.) и Удельная Русь (XII-XIII вв.)
Глава 3. Государство Золотая Орда (сер. XIII - сер. XV вв.) и государство Литовско-русское (сер. XIII - сер. XVI вв.) 
Часть III. РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО XV-XVII вв. (МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО)
Глава 1. Образование Российского государства (XIV - нач. XVI вв.) 
Глава 2. Царь Иван Грозный и кризис государства 
Глава 3. Восстановление и расцвет Московского царства (XVII век) 
Часть IV. РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО. XVIII-XIX вв.
Глава 1. Эпоха Петровских преобразований (первая четверть XVIII века)
Глава 2. Российская империя после Петра I в XVIII веке. "Просвещенный абсолютизм" 
Глава 3. Эволюция Российского государства
и общества в первой половине XIX века
Глава 4. Россия во второй половине XIX века.
Реформы Александра II
 
КНИГА II
ХХ ВЕК
 
Часть I. ВВЕДЕНИЕ В МНОГОТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ
Глава 1. У России "... несколько историй..."
Глава 2. Правила и схемы многотеоретического изучения
Часть II. ИЗМЕНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И ЕЕ РАСПАД
Глава 1. Российская империя 1900-1914
Глава 2. Мировая война и смена монархии республикой. Возникновение Советского государства
Глава 3. Гражданская война
Часть III. СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК (1922-1985)
Глава 1. Россия в 20-е годы
Глава 2. Россия в конце 1920-х-1930-е гг.
Глава 3. Россия в период Великой Отечественной войны (1941-1945)
Глава 4. Россия после Великой Отечественной войны. (1946-середина 1950-х гг.)
Глава 5. Россия в середине 1950-х-середине 1960-х годов
Глава 6. Россия в середине 1960-х-середине 1980-х годов
Часть IV. ИЗМЕНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА СССР И ЕГО РАСПАД. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (1985-2000)
Глава 1. "Новое политическое мышление", политико-экономические реформы и распад СССР. (1985-1991)
Глава 2. Становление новой Российской государственности (1992-2000)
Источники иллюстраций














Переход на главную страницу
Глава 1
 
Что такое история
и как ее изучают?1
 

Интерес к прошлому существует с тех пор, как появился род чело­веческий. Этот интерес трудно объяснить одной человеческой любозна­тель­ностью. Дело в том, что сам человек — существо историче­ское. Он растет, изменяется, развивается с течением времени, является продуктом это­­г­о раз­ви­тия.
Первоначальное значение слова “история” восходит к древне­гре­чес­ко­му термину, означавшему “расследование”, “узнавание”, “установ­ле­ние”. История отождествлялась с установлением подлинности, истинно­сти собы­тий и фактов. В римской историографии2  это слово стало обозначать не спо­соб узнавания, а рассказ о событиях прошлого. Вскоре “историей” стали на­­зы­­вать вообще всякий рассказ о каком-либо случае, происшествии, дей­ст­­ви­тель­ном или вымышленном. В настоящее время мы используем сло­во “история” в двух смыслах: во-первых, для обозначения рассказа о прош­­лом, во-вторых, когда речь идет о науке, изучающей прошлое.
Предмет истории определяется неодно­значно. Предметом истории может быть социальная, политическая, эконо­ми­чес­кая, демографическая история, история города, деревни, семьи, част­ной жизни. Определение предмета истории субъективно, связано с идеологией государства и ми­ро­воззрением историка. Историки, стоящие на материалистических пози­циях, считают, что история как наука изучает закономерности раз­вития об­щест­ва, которые, в конечном счете, зависят от способа про­­из­вод­ства ма­те­риаль­­ных благ. Этот подход отдает приоритет экономике, обществу — а не людям — при объяс­­нении причинности. Историки, придерживающиеся либеральных по­зи­­ций, убеждены, что предметом изучения истории является человек (личность) в самореализации естественных прав, дарованных природой. Из­вест­­ный французский историк Марк Блок определил историю “как науку о людях во времени”.
Научные категории. Какой бы предмет ни изучали историки, все они используют в своих ис­сле­до­­ва­ниях научные категории: историческое движение (историче­ское время, историческое прост­ран­ство), исторический факт, теорию изучения (методологиче­скую интерпретацию).
Историческое движение включает взаимосвязанные научные категории историческое время и историче­ское пространство.
Историческое время движется только вперед. Каждый отре­зок движения в историческом времени соткан из тысяч связей, материаль­ных и духовных, он уникален и не имеет себе равных. Вне понятия ис­торического времени история не су­щест­вует. События, следующие одно за дру­гим, образуют временнуй ряд. Существуют внутренние связи между событиями во вре­меннум ряду.
Понятие исторического времени неоднократно менялось. Это нашло от­ра­­же­ние в периодизациях историче­ского процесса. Почти до конца XVIII века историки различали эпохи по правлению госуда­рей. Французские историки в XVIII веке стали выделять эпохи дикости, варварства и цивилизации. В конце XIX века историки-мате­риалисты разделили историю общества на формации: первобытно-общинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую. На рубеже XXI века историко-либеральная периодизация делит общество на периоды: традиционный, индустриальный, информационный (постиндустриальный).
Под историческим пространством понимают совокупность при­род­но-географических, эко­номических, политических, общественно-культурных процессов, протекающих на определенной территории. Под воз­дей­ствием природно-географических факторов формируются быт на­ро­дов, занятия, психология; складываются особенности социально-полити­чес­кой и культур­ной жизни. С глубокой древности возникло деление на­родов на западные и восточные. При этом имеется в виду не при­над­леж­ность к Западу (Европа) или Востоку (Азия) в географическом смысле, а общность исто­ри­чес­кой судьбы, общественной жизни этих народов. Понятие “историческое про­странство” нередко употребляется вне связи с конкретной территорией. На­пример, христианский мир был синонимом Запада, а мусульманский — синонимом Востока.
Исторический факт3  — это реальное событие прошлого. Все прошлое человечества соткано из исторических фактов, их множество. Факт - войны Александра Македонского, факт – единичное событие из личной жизни одного человека. Конкретно-исторические факты мы получаем из истори­чес­ких источ­ников4 . Все прошлое человечества состоит из фактов, но для по­лучения исторической картины требуется факты выстроить в логическую цепочку и объяснить их.
Теории исторического процесса или теории изучения (методологическая интерпретация5) определяются предметом исто­рии. Теория6  — логическая схема, поясняющая исторические факты. Сами по себе исторические факты как “фрагменты дей­ствительности” ничего не объясняют. Только историк дает факту толкование, которое зави­сит от его идейно-теоре­ти­чес­ких взглядов.
Что отличает одну теорию исторического процесса от другой? Раз­личие между ними состоит в предмете изучения и системе взглядов на исторический процесс. Каждая схема-теория из множества исторических фактов выбирает только те, которые вписываются в ее логику6. Исходя из предмета исторического ис­сле­до­ва­ния, каждая теория выделяет свою периодизацию, определяет свой понятийный аппарат, создает свою историографию8. Различные теории выявляют только свои закономерности или альтернативы — варианты исто­ри­че­с­кого про­цесса и предлагают свое видение прошлого, делают свои прогнозы на будущее.
Истинными могут быть только факты истории, толкование этих фак­тов всегда субъективно. Тенденциозно подобран­ные и выстроенные в заранее заданную логически-смысловую схему факты (без объяс­нения и выво­дов) не могут претендовать на объективную ис­то­рию, а всего лишь яв­ля­ют собой пример скрытого подбора фактов определенной теории.
Различные теории изучения, объясняющие реальные исторические фак­ты, не имеют преимущества друг перед другом. Все они “правдивы, объек­тив­ны, верны” и отражают различие мировоззрений9 , систем взгля­дов на историю и современное общество. Критика од­ной теории с позиции дру­гой некорректна, так как подменяет мировоззрение, предмет изучения. Попытки создать общую (единственную), универсальную теорию, то есть объединить разные теории – мировоззрения (предметы изучения), антинаучны, так как приводят к нарушению причинно-следст­венных связей, к противоречивым выводам.
По предметам изучения выделяются три теории изучения: религиозно-историческая, всемирно-исто­ри­ческая, локально-историческая.
В религиозно-исторической теории предметом изучения является движение человека к Богу, связь человека с Высшим разумом, Творцом — Богом. Суть всех религий состоит в понимании кратко­вре­менности существования материального — тела человека и Вечности души.
В рамках религиозно-исторической теории существует несколько направлений (христианство, ислам, буддизм и др.). В данном учебном пособии рассматривается только христианско-православное направление. С точки зрения христианст­ва, смысл истории заключается в последовательном движении человека к Богу, в ходе которого формируется свободная человеческая личность, преодо­левающая свою зависимость от природы и приходящая к познанию конечной истины, дарованной человеку в Откровении. Освобождение человека от первобытных страстей, превращение его в сознательного последователя Бога — основное содержание истории. Авторами трудов и учебников по истории России, написанных с религиозных позиций, являются А. В. Карташов, В. Д. Поспеловский и др.
Во всемирно-исторической теории предметом изучения является общемиро­вой прогресс человечества, позволяющий получать по возрастающей материальные блага. Во главу ставится социальная сущность человека, прогресс его сознания, позволяющий создать идеального человека и общество. Общество обособилось от природы, и человек преобразует природу в соответствии со своими возрастающими потребностями. Развитие истории отождествляется с прогрессом. Все народы проходят через одни и те же стадии прогресса. Одни про­хо­дят прогрессивный путь развития раньше, дру­гие — позднее. Идея прогрессивного общественного развития рассматривается как закон, как необходимость, неизбежность. Теория особую роль отводит научной категории историческое время.
Всемирно-историческая теория проециро­валась на Англию, Германию, Францию XIX века и выявляла черты становления человечества в той форме, в какой это имело место в Западной Европе. Присущий дан­ной теории европоцентризм сокращает возможности построе­ния кар­тины всемирной истории, ибо не учитывает особенности развития не только иных миров (Америка, Азия, Африка), но даже так на­зы­ваемой европейской периферии (Восточная Европа и особенно Рос­сия). Абсолютизировав с европо­центристских позиций понятие “прогресс”, историки “выстроили” народы по иерархической лестнице. Сложилась схе­ма разви­тия истории с “передовыми” и “отсталыми” народами.
В рамках всемирно-исторической теории изучения существуют направления: материа­листическое, либеральное, технологическое.
Материалистическое (формационное) направление, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества, общественных отноше­ний, связан­ных с формами собствен­но­сти. История представляется как закономерность смены общественно-экономи­ческих форма­ций10 , на стыках которых происходят революционные изменения. Вершиной развития общества яв­ляется коммунисти­ческая формация. В основе смены формаций лежит противоречие между уровнем развития произ­водительных сил11 и уровнем развития производственных отношений12. Дви­жу­щей силой развития общества является классовая борь­ба между иму­щими, владеющими частной собственностью (эксплуататорами), и неимущими (эксплуа­тиру­емы­ми), закономерно приводя­щая в конечном итоге к уничтожению частной собственности и построению бесклассового общества. Первая глава “Мани­феста коммунистической пар­тии”, написанная К. Марксом и Ф. Энгельсом в 1848 году, начинается так: “История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов”. Одни страны проходят стадии общественно-экономических формаций (первобытнообщинную, рабовладельче­скую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую) ранее, а другие чуть позднее. Пролетариат более прогрессивных стран (Европейский континент) помогает пролетариату менее прогрессивных стран (Азиатский континент). Материалистическое направление в истории России представлено трудами и учебниками М. Н. Покровского, Б. А. Рыбакова, М. П. Кима и др.
Либеральное (модернизационное) направление, изучая прогресс–эволюцию человечества, отдает приоритет в нем развитию личности, обеспечению его индивидуальных свобод. Личность служит отправной точ­кой для либерального изучения истории. Либералы считают, что в истории всегда есть альтернатива развития13. А сам выбор, вектор прогресса, зависит от сильной личности — героя, харизматического лидера14. Если вектор прогресса истории соответствует западно-европейскому образу жизни — это путь обеспе­­­чения прав и свобод человека, а если — азиатскому, то это путь деспотии, произвола властей в отношении к личности. Либеральное направление в истории России представлено трудами и учебниками И. Н. Ионова, Р. Пайпса, Р. Верта и др.
Технологическое (модернизационное) направление, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем технологическому развитию и сопутствующим изменениям в обществе. Человечество “обречено” на техни­ческое развитие, проходя путь от выделения “из животного мира” до ос­во­ения пространств космоса. Вехами в этом развитии являются фундаментальные открытия: появление земледелия и скотоводства, освоение металлургии железа, создание конской упряжи, изобретение механического ткацкого станка, паровой машины и т.д., а также соответствующие им политические, экономические и общественные системы. Фундаментальные открытия определяют прогресс человечества и не зависят от идеологической окраски того или иного политического режима. Технологическое направление делит историю человечества на периоды: традиционный (аграрный), индустриальный, постинду­стриаль­ный (информационный)15. Эволюция распространения фундаментального открытия как в рамках одной страны, так и за ее пределами получила название мо­дер­низации16. Технологическое направление в истории представлено трудами и учебниками С. А. Нефедова, В. А. Красильщикова и др.
В локально-исторической теории предметом изучения яв­ляю­тся локальные цивили­зации17. Каждая из локальных цивилизаций самобытна, слитна с природой и проходит в своем развитии стадии рождения, станов­ления, расцвета, упадка и гибели. На смену погибшей цивилизации приходит другая цивилизация. Во главу теории ставится генетико-биологическая сущность человека и конкретной среды его обитания. Человечество составляет часть Природы-биосферы и изменяется вместе с ней. Не прогресс сознания, разума человека, а его подсознание, вечные биологические инстинкты: продление рода, зависть, стремление жить лучше, чем другие, жадность, стадность и д. р. определяют и неизбежно повторяют во времени ту или иную рожденную Природой форму устройства общества. Не история повторяется на новом витке развития, повторяется биологический вид – человек во времени со своими постоянными биологическими инстинктами. В Природе идет неуклонный круговорот жизненных циклов. Жизнь человека определяет среда обитания, а не прогресс. Теория особую роль отводит научной категории историческое пространство.
Английский поэт Р. Киплинг писал: “Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с места они не сойдут, пока не предстанет Небо с Землей на страшный Господень суд”.
В рамках локально-исторической теории существует ряд направлений — славянофильство, евразийство, этногенез и др. Так, в начале ХХ века в среде российской эмиграции возникло “евразийское” направление, содержащее идею об уникальности сложившегося на стыке Европы и Азии российского общества. У российской (евразийской) локальной цивилизации, в отличие от других, “особый” путь раз­вития. Российская духовность ни­когда не будет “подавлена” духов­ностью других народов. “Россия — Вели­кая страна от рождения”. Локально-историческая теория представлена трудами и учебниками Г. В. Вернадского, Л. Н. Гумилева и др.
 
Теории изучения
 
Правила многотеоретического ИЗУЧЕНИЯ
 
1. Многотеоретическое изучение истории направлено на самостоятельный научный поиск обу­чаемого, способного аргу­мен­ти­­рованно и цельно отстаивать выбранную (свою) теорию и пони­маю­щего, а следовательно, и уважающего логику оппонента, придерживающегося другой теории.
2. Прошлое — историю — изучить “вообще” невозможно. Оно соткано из множества исторических фактов, логически связанных и не связанных между собой. Образно говоря, это хаос бесчисленного количества фактов прошлого. Рассуждения об истории человечества вообще (в целом) — беспредметны. Человек разумный (Homo sapiens), прежде чем исследовать прошлое, определяет предмет изучения.
3. В истории человечества несколько предметов изучения. Выделение предметов — субъективно. Объединение их по сходным признакам приводит в итоге к трем, принципиально не схожим предметам изучения, а затем и теориям изучения, которые заключают разное понимание цели жизни, мировоззрения, нравственной позиции человека.  Сторонники религиозно-исторической теории смысл пребывания человека на Земле видят в движении его к Богу, в победе духовной составляющей над материальной, плотскими страстями18. Сторонники всемирно-исторической теории смысл жизни человека видят в стремлении его к материальным благам, зависящим от общемирового прогресса19. Сторонники локально-исторической теории смысл жизни человека видят в продлении жизни, сохранении здоровья, обеспечивающееся единством человека и среды обитания20. 
4. Попытки создания универсально-исторической, самой общей и “единственно верной” теории изучения приводят к эклектике21, объединению предметов изучения. Объединение предметов изучения — антинаучно, утрачиваются причинно-следственные связи и история прекращает свое существование как наука.
5. Исходя из предмета исторического изучения, каждая теория предлагает свое понимание хода истории, определяет свой понятийный аппарат, создает свою историографию, предлагает свои выводы и делает свой прогноз на будущее. Критика одной теории с позиций другой некорректна.
6. Преподавание истории — это объяснение исторического процесса. Нельзя написать (прочитать) лекцию, не содержащую объяснение фактического материала. Следовательно, надо заранее объявить учащимся, в русле какой теории будет прочитана лекция.
7. Различные теории исторического процесса (теории изучения), объясняющие реальные исторические фак­ты в их строгой причинно-следственной связи, не имеют преимуществ друг перед другом. Все они “правдивы, объек­тив­ны, верны”. Учащийся вправе отдать предпочтение одной из теорий истории, но обязан знать и другие.
8. Фактов прошлого множество. Из их множества историки субъективно, для обоснования своей причинно-следственной логики хода истории подбирают отдельные факты.
9. Тенденциозно подобранные и заранее выстроенные в логически-смысловую конструкцию исторические факты (без объяснений и выводов) представляют скрытую теорию, лукавство историка с претензией на «единственную правду», объективность.
10. При употреблении понятий (тоталитарная система, командно-администра­тив­ная система, социализм, общественно-экономическая фор­мация, модернизация, пассионарность, способ производства) дается по­ясне­ние и называется теория, к которой они принадлежат.
11. Многотеоретическое изучение, прежде всего, строится на тех общеизвестных исторических фактах, которые получили учащиеся ранее, изучая событийную или однотеоретическую историю. В то же время многотеоретический курс направлен на изучение нового фактического материала. Ведь каждая теория выстраивает свою единственную логику причинно-следственных связей, подбирает из множества только свои факты.
12. На вопрос, заданный ученику: “Ваша оценка, личное мнение на то или иное историческое событие?”, преподаватель получит ответ, основанный на личном восприятии мира. Вопрос этот некорректен, так как уже нацеливает на ответ в русле либеральной теории (предмет изучения — личность).
13. Во всемирно-исторической теории материалистическое направление изучаются революции (резкий переход количественных изменений в качественные) и закономерности прогресса (смена общественно-экономических формаций), а в либеральном направлении — эволюция (постепенность) и альтернативы прогресса (цивилизованная или нецивилизованная), а также варианты (в рамках одной из альтернатив).
14. На осмысление, объяснение исторических фактов влияет: мировоззрение людей разных эпох, ментальность людей разных стран, политические пристрастия. Представление историка о прошлом всегда идет в свете проблем, решаемых в его эпоху. Каждое новое поколение людей осмысливает факты прошлого в русле меняющегося их смысла жизни, отраженного в теориях изучения: всемирно-исторического, локально-исторического, религиозно-исторического.
15. При изложении событийного материала необходимо учитывать научную категорию — историческое движение (время и пространство)22:
а) научная категория историческое время не допу­скает “механического” переноса (копирования) представлений нашего исторического времени на прошлое историческое время;
б) научная категория историческое пространство не допускает “механического” переноса (смешивания) исторического пространства разных регионов.
16. Исторический документ только воспроизводит или помогает реконструировать исторический факт — истину. Только теория поясняет события — факты прошлого, отраженные в исторических источниках. Никакой документ прошлого не может дать оценку событиям Октября 1917 года в Петрограде. В материалистической теории изучения — это закономерная Великая Октябрьская социалистическая революция, а в либеральной — случайный вооруженный государственный переворот. Сам документ в различных теориях изучения получает различные объяснения.
 
 
Понятийный аппарат истории
 
(каждая из теорий изучения вводит свои специфические понятия,
а общепринятые наполняет своим смыслом)
 
Государство:
1) Французские просветители XVIII века: Вольтер, Ж.-Ж. Руссо и др. считали, что в основе образования государства лежит общественный договор. Либеральное направление всемирно-исторической теории, основываясь на идеях великих гуманистов XVIII века, считает все образования народов, в том числе и древние, государствами. (Либеральное направление всемирно-историче­ской теории.)
2) Государство — это политическая система, направлен­ная на подавление одного класса другим. Отсюда, первым государством на территории Восточной Европы является Ки­евская Русь, а до нее были только племена и племенные союзы. (Материалистическое направление всемирно-исторической теории.)
 
Классы:
1) Зарождение классов связано с возникновением част­ной собственности, отсюда уничтожение частной собственно­сти означает ликвидацию классов. В мировой истории суще­ствовали классы: рабы — рабовладельцы, крепостные — феодалы, пролетарии — капиталисты. Это классы — антагони­стические (непримиримые). (Материалистическое направление всемирно-историче­ской теории.)
2) Классы — это большие группы людей, различающиеся по роли в системе организации общественного производства и, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного бо­гатства, которой они располагают. Классы возникают при пе­реходе к фабрично-заводскому, индустриальному обществу и исчезают, размываются со становлением постиндустриального общества. Это классы — неантагонистиче­ские (сотруд­ничающие). (Либеральное и технологическое направления все­мирно-исторической теории.)
 
СХЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ
 
 
№ 1. Что изучает наука история?
 
 
Объект
изучения
История (прошлое)
человечества
Субъект - предмет
изучения
Происходит выделение человеком-историком главного, ведущего в жизни человечества (предмета изучения) и определение его в качестве основы исторического процесса, выбор из множества сторон жизни человечества главной стороны (предмета изучения) зависит от мировоззрения отдельных людей, разного понимания ими смысла жизни
 
№ 2. Научные категории истории
Движение Время
Факт Пространство
Теория
 
№ 3. Предмет изучения (алгоритм-матрица)
 
Многочисленные предметы изучения при систематизации для последующего анализаможно объединить в три принципиально несхожих предмета
Движение человека к Богу. Спасение Души

Общемировое развитие, прогресс человечества

Единство человека и среды его обитания
 
 
№ 4. Теории изучения
 
Теории изучения исторических фактов
Религиозно-историческая (Движение человечества к Богу. Высшая ценность ѕ Душа)
 
Всемирио-историческая (Общемировое развитие, прогресс человечества. Высшая ценность ѕ материальные блага)
 
Локально-историческая (Единство человечества и среды его обитания. Высшая ценность ѕ гармония мироздания, сохранение и укрепление здоровья, продление жизни)
 
№ 5. Различия в теориях изучения
 
Название теории
Принципы теории
Главное в теории
Религиозно-историческая
(Христианская)
Вера в Бога, вечность человеческой Души и кратковременность жизни.
Главное в истории – это суть выделение человека из животного мира греха, освобождение от дьявольских козней плоти и спасение Души, движение к Богу.
Сегодня из 6 млрд. населеня Земли 4 млрд. верят в Бога и вечность Души. В их числе почтивсе монархи и президенты, многие деятели науки и культуры. К старости более 90% людей планеты верят в вечность Души.
Всемирно-историческая:
Общемировое развитие, прогресс человечества и, прежде всего, пргресс человеческого разума, сознания.
Гланым в истории человечества считаетсч прогресс. Ведущий фактор прогресса – социальный. Развитие прогресса по возрастающей приведет к абсолютному господству человека над природой.
Локально-историческая
Единство человека и его среды обитания
Главным в истории считается гармония биосферы, где челоек и его среда обитания являют неразрывное целое. Ведущий фактор гармонии биосферы – биологический. Прогресс является прдуктом человеческой деятельности и вторичен к нему. Общество не совершенствуется в ходе прогресса, а представляет собой повторяющийся во времени продукт человеческих инстинктов.
 
№ 6. Взаимная непримеримость теорий
 
Название теории
Предмет изучения
 
Критика одной теории с позиций другой теории
Религиозно-историческая
 
Движение человека к Богу.
Всемирная и локальная теории считают религиозную теорию ненаучной, ложной. Естественные науки не подтверждают существование Бога и наличие у человека Души.
Всемирно-историческая
Общемировой прогресс
Локальная теория считает всемирную теорию ненаучной, ложной. Прогресс не главное в жизни человека, он всего лишь продукт его деятельности. Прогресс почти не сказывается на биологической сущности человека.
Локально-историческая
Единство человека и его среды обитания
Всемирная теория считает локальную теорию ненаучной, ложной. Локальная теория абсолютизирует биологические инстинкты и не уделяет должного внимания техническому и социальноми прогрессу.
 
№ 7. Всемирно-историческая теория
 
Предмет изучения – общемировой прогресс человечества
Направления изучения
Европоцентризм
Передовые регионы
(Западная Европа и Северная Америка) и отсталые, догоняющие регионы (Восточная Европа, Азия, Африка и др.)
– Материалистическое
Отдает приоритет в изучении прогрессу – революции общества, общественным отношениям, связанным с формами собственности, классовой борьбе. (Рассматривает человека в обществе.)
Во всех странах закономерна революционная смена общественно-экономических формаций и возникновение бесклассового коммунистического общества. Процесс смены общественно-экономических формаций в Европе происходит ранее, чем в других регионах.

– Либеральное
Отдает приоритет в изучении прогрессу – развитию личности и обеспечению ее индивидуальных свобод. (Элемент противопоставления человека обществу, человек и общество).
Все страны придут к цивилизации, которая ассоциируется с сегодняшним обществом в Западной Европе. В процессе исторического прогресса возникают альтернативы. Одна альтернатива – цивилизованная, а другая – нецивилизованная. В результате прогресса во всех странах победит цивилизованная альтернатива развития..

– Технологическое
Отдает приоритет в изучении прогрессу – технологическому, научным открытиям. (Человек и техника).
Все страны на основе научно-технического прогресса в результате конвергенции (слияния) придут к одному общественно-политическому строю, основанному на западноевропейских либеральных ценностях. Прогресс прежде всего выражен в фундаментальных, технологических открытиях и не зависит от политического строя государств.
 
Примечания
 
1 Материал главы 1 части I с небольшими изменениями взят из учебного пособия: Многоконцептуальная история России. Часть I. С древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. / Под ред. Б.В. Личмана. Екатеринбург: Урал. гос. техн. ун-т. 2000. С. 8-27.
2 Историография — отрасль исторической науки, изучающая ее историю.
3 В исторической науке выделяются простые и сложные исторические факты. Если первые сводятся к событиям, происшествиям (общепринятым истинам), то вторые уже включают в себя момент истолкования — интерпретации. К сложным историческим фактам относятся такие, которые объясняют процессы и исторические структуры (войны, революции, крепостничество, абсолютизм). В целях четкого разведения научных категорий мы считаем возможным говорить лишь о простых фактах — общепризнанных истинах.
4 Под историческими источниками понимаются все остатки прошлого, в которых отложились исторические свидетельства, отражающие реальную деятельность человека. Все источники можно разделить на группы: письмен­ные, вещественные, этнографические, фольклорные, лингвистические, кинофото­документы.
5 Методология — учение о научном методе познания; метод (от греч. methodos) — путь исследования, теории, учения. Интерпретация — истолковывание.
6 Теория – система основных идей в той или иной отрасли знаний.
7 Резкий переход в нашей стране в начале 90-х годов ХХ века с историко-мате­риалистической на историко-либеральную теорию вызвал “феномен” “белых пятен” в изложении истории. В настоящее время идет процесс подбора фактов в русле историко-либеральной теории, связанных с деятельностью отдельной личности.
8 Каждая из теорий вводит специфические понятия, а общеупотребляемые – на­пол­­няет своим смыслом. Например, понятия: “государство”, “классы”, “демократия” и др.
9 Мировоззрение человека — совокупность сознания и психолого-биологических факторов. Идеология — система политических, правовых, нравственных, религиозных, фило­соф­ских взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к дейст­ви­тельности. Концепция — система взглядов на что-нибудь, основная мысль.
10 Общественно-экономическая формация — понятие, используемое для характеристики ис­то­рически определенного типа общества (первобытнообщинного, рабовладельческого, феодального, капиталистического, ком­му­нистического), в соответствии с которым определенный способ производства рассматривается как основа социально-исторического развития.
11 Производительные силы — система субъективного (человек) и объективного (вещество, энергия, информация) элементов произ­водства.
12 Производственные отношения — совокупность материальных, экономических отношений между людьми в процессе общественного производства и движения общественного про­дукта от производства до потребления.
13 Историко-либеральное направление выявляет в “своем” историческом процессе альтернативы развития, а историко-материалистическое — в “своем” историческом процессе закономерности развития.
14 Харизматический лидер — человек, наделенный в глазах его последователей авторитетом, основанным на исключительных качествах его личности — мудрости, героизме, “святости”.
15 Историко-либеральное направление, основой которого является прогрессивное, эволюционное развитие, придерживается такой же периодизации.
16 Модернизация — прогрессивное изменение.
17 Локальная цивилизация — регион мира, в котором развитие человечества проходит в особом, отличном от других регионов направлении, на основе собственных культурных норм и ценностей, особого мировоззрения, обычно связанного с господствующей религией.
18 В Евангелии от Матфея сказано: “Никто не может служить двум господам — Богу и мамоне: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне.” Матф., II, 24. (Мамона — богатство.)
19 “Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник”. И.С. Тургенев. “Отцы и дети”. (Фраза Базарова.)
20 Природа Храм и человек часть Храма. В конце XX века в условиях экологического кризиса, ведущего к гибели планеты, локально-историческая теория в странах Западной Европы и Северной Америки сменила либеральную теорию. Быстро растет политическое влияние защитников окружающей среды — Зеленых (Гринпис).
21 Эклектизм (от греческого eklektikуs — выбирающий) — механическое соединение разнородных, часто противоположных принципов, взглядов и т.п.
22 Публичные политики, пропагандируя исторический опыт в русле своих идей, “осовременивают” события, игнорируя исторические законы — время и пространство.
 
 
 







Переход на главную страницу
 
Глава 2

Отражение научных
категорий в трудах
по российской истории
 
Научная категория теория историче­ского процесса(или теория изучения) определяется предметом изучения и представляет собой логиче­скую цепочку причинно-след­ст­венных связей, в которую вплетены конкретные факты истории. Теории являются стержнем всех исторических трудов независимо от времени их написания.
Мировоззрение ле­то­писцев — первых историков — было религиозным. Ис­тория государства и об­щества истолковывалась как осуществление божест­вен­ного замысла, воз­дая­ние людям за добродетели и наказание за грехи. В ле­­то­писях история го­су­дарства тесно переплетена с религией — хри­сти­ан­ст­вом. Возникновение государства связано с принятием христианства в Киеве в 988 году, а затем с перенесением религиозных и государственных центров во Владимир (место­нахождение митрополита), в Москву (местонахождение митрополита и патриарха). С этих позиций история общества рассматривалась как история го­сударства, основой которого являлось христианство — православие. Расши­ре­ние государства и распространение христианства были неразрывно связаны друг с другом. Со времен летописцев историче­ская традиция стала делить насе­ле­ние Восточной
Европы и Сибири на «наших» — православных и «нена­ших» — иноверцев.
Мысль об особом пути России, отличном от западных и восточных стран, была сформулирована на рубеже XV—XVI вв. старцем Елеаза­рова мо­­настыря Филофеем — это было учение «Москва — Третий Рим». Согласно этому уче­­­нию, Первый Рим — Римская империя — пал в результате того, что его жи­тели впа­ли в ересь, отказались от истинного благочестия. Второй Рим — Византия — пал под ударами турок. «Два Рима пали, а третий стоит, четвер­тому не бы­вать», — писал старец Филофей. Отсюда становилась ясной мессианская роль России, призванной сохранить истинное хри­стианство, утраченное в других странах, указать путь развития всему остальному миру.
 
В XVIII веке российские историки под влиянием западных историков перешли на позиции всемирно-исторической теории изучения, рассматривая россий­скую историю как часть мировой. Однако мысль об особом, отличном от западно-европейского, разви­тии России продолжала существовать в русском обществе. Она нашла свое во­пло­щение в теории «официальной народности», основы которой были сформулированы в 30-е гг. XIX века министром народного просвещения России графом С.С. Уваровым. Суть ее в том, что, в от­ли­чие от Европы, общественная жизнь России базируется на трех осно­во­по­лагающих принципах: «Самодержавие, православие, народность».
Впечатление разорвавшейся бомбы произвело «философическое» пись­­мо П.Я. Чаадаева, опубликованное в 1836 г. в журнале «Телескоп». Он усмат­ри­вал глав­ное отличие в развитии Европы и России в их религиозной ос­но­ве — ка­то­личестве и православии. В Западной Европе он видел хранителя хри­стиан­ского мира, Россию же воспринимал как страну, стоящую вне ми­ро­вой ис­то­рии. Спасение России П.Я. Чаадаев видел в ско­рейшем приоб­ще­нии к рели­ги­озно-католическим началам западного мира.
Письмо оказало огромное влияние на умы интеллигенции, поло­жи­ло начало спорам о судьбах России, появлению в 30—40-х гг. XIX века тече­ний «западников» — сторонников все­мирно-историче­ской теории — и «славянофилов» — сторонников локально-истори­ческой теории.
Западники исхо­ди­ли из концепции единства человеческого мира и считали, что Западная Евро­па идет во главе мира, наиболее полно и успешно осу­щест­вляя прин­ципы гуманности, свободы и прогресса, и указывает путь всему осталь­ному человечеству. Задача России, отсталой, неве­жественной страны, ко­то­рая лишь со времени Петра Великого вступила на путь культурного1  общечеловеческого развития — как можно скорее изжить кос­ность и азиатчину и, примкнув к Европейскому Западу, слиться с ним в одну культурную общечеловеческую семью.
 
Локально-историческая теория изучения получила значительное распространение в середине и второй половине XIX века. Представители этой теории, славянофилы и народники, считали, что не су­щест­вует единой общечеловеческой об­щности, а следовательно, единого пу­ти развития для всех народов. Каждый народ живет своей «самобытною» жизнью, в основе которой лежит идей­ное начало, «народный дух». Для Рос­сии такими началами являются право­слав­ная вера и связанные с ней прин­ципы внутренней правды и духовной свободы; воплощением этих начал в жизни является крестьянский мир, община, как добровольный союз для взаимной помощи и поддержки.
По мнению славянофилов, западные принципы формально-юри­ди­чес­кой спра­вед­ливости и западные организационные формы чужды Рос­сии. Реформы Петра I, считали славянофилы и народники, повернули Россию с естест­вен­ного пути развития на чуждый ей западный путь.
С рас­про­стра­нением на рубеже ХIX—XX веков в России марксизма все­мирно-историческая теория изучения вытеснила локально-историческую. После 1917 г. одна из ветвей всемирно-исторической теории — материалистическая — стала официальной. Была раз­ра­бо­тана схема развития общества, исходящая из теории об­щественно-экономических формаций. Материалистиче­ское направление всемирно-исторической теории дало новую трак­тов­ку места России во всемирной истории. Она рас­це­нила Октябрь­скую ре­волюцию 1917 г. как социалистическую, а строй, ус­та­новившийся в России, как социализм. Согласно К. Марксу, социализм — это общественный строй, ко­торый должен прийти на смену капитализму. Сле­до­вательно, Россия автоматически превращалась из отсталой евро­пей­ской страны в «первую в ми­ре страну победившего социализма», в страну, «указывающую путь раз­ви­тия всему человечеству».
 
Часть российского об­щест­ва, которая оказалась в эмиграции после событий 1917—1920 гг., придержи­ва­лась религиозных воззрений. Ряд исто­ри­ческих тру­дов, осмысливавших события в русле религиозной теории, принад­ле­жит генералу П.Н. Краснову. Его взгляд на события 1917 года и по­сле­до­вав­шие за ним был взглядом православного верующего, корнем проб­лем для которого была «потеря Россией Бога», то есть забвение христианских цен­ностей и греховные искушения. Другой генерал, А.И. Деникин, свой труд о граж­данской войне прямо назвал «Очерки русской смуты».
 
В среде эмиграции получила значительное развитие и локально-историческая теория, в русле которой сложилось «евразийское направ­ление». Вышел ряд сбор­ни­ков, а также манифест «Евразийство» (1926). Публиковались ежегод­ники «Евразийский вре­мен­ник», «Евразийская хроника». К евразийскому направлению относили себя экономист П.Н. Савицкий, этнограф2  Н.С. Трубецкой, историк Г.В. Вернадский и др.
Основные идеи евразийцев — это, во-первых, идея об особой миссии Рос­сии, проистекающая из особого «месторазвития» последней. Евразийцы считали, что корни русского народа не могут быть связаны только со славян­скими. В образовании русского народа большую роль сыграли тюркские и угро-финские племена, населявшие единое с восточными сла­вя­на­ми «место­развитие» и постоянно взаимодействующие с ними. В ре­зуль­тате сформи­ро­ва­лась русская нация, объединившая разноязычные народы в единое госу­дарство — Россию.
Во-вторых, это идея о российской культуре как культуре «сре­дин­ной, евразийской». «Культура России не есть ни культура европейская, ни одна из азиатских, ни сумма или механическое сочетание из элементов той и других». Русская культура была создана в результате синтеза славянского и восточ­ного элементов.
В-третьих, история Евразии — это история многих государств, в ко­неч­ном итоге ведущая к созданию единого, большого государства. Евра­зий­ское государство требует наличия единой государственной идео­логии.
 
* * *
На рубеже XX—XXI веков в России начинает распространяться историко-технологическое направление всемирно-исторической теории, которое получило наиболее полное отражение в учебниках С.А. Нефедова. Согласно историко-технологическому направлению история представляет динамичную картину распространения фундаментальных открытий в виде культурно-технологических кругов, расходящихся по всему миру. Культурно-технологические круги сравнимы с кругами, расходящимися по воде от брошенного камня. Это могут быть фундаментальные открытия в области производства пищи, позволяющие увеличить плотность населения в десятки и сотни раз. Это могут быть фундаментальные открытия в области вооружения, позволяющие раздвинуть границы обитания за счет соседей. Эффект этих открытий таков, что они дают народу-первооткрывателю решающее преимущество перед другими народами. Овладев новым оружием, народ-первооткрыватель развертывает внешнюю экспансию, и другие народы вынуждены либо покоряться завоевателям, либо заимствовать их оружие и культуру, чтобы дать им отпор. Завоевания норманнов в IX—X веках объясняются созданием новых боевых кораблей — «дракаров», а завоевание монголов в XIII веке — созданием ими мощного лука, стрела из которого за 300 шагов пробивала любой доспех. Появление пороха и вооруженной огнестрельным оружием регулярной армии обусловило взлет могущества османских султанов, которым пытался подражать Иван Грозный. Создание шведами легких пушек обусловило военную экспансию Швеции, и это объясняет реформы Петра Первого, который пытался переделать Россию по шведскому образцу.
Таким образом, на протяжении тысячелетий идет процесс постоянного осмысления и переосмысления человеком истории России, но во все века исторические факты группировались мыслителями в русле трех теорий изучения: религиозно-исторической, всемирно-истори­ческой и ло­каль­но-ис­то­рической.
 
Изучая исторический процесс, историки делят его на периоды. Деление на периоды осуществляется историком на основе: а) представлений историка о прошлом в свете проблем, решаемых в его эпоху; б) теории изучения, исходящей из предмета изучения.
В 1560—1563 гг. появилась «Степен­ная книга», в которой временнaя история страны делится на серию сменяющих друг дру­га княжений и царствований. Появление во времени такой периодизации истории объясняется образованием Российского государства с центром в Мо­скве, потребностью обоснования преемственности цар­ского Самодержавия, до­казательства его незыблемо­сти и вечности.
 
Василий Никитич Татищев (1686—1750) в труде «История Рос­сий­ская с са­мых древнейших времен» (в 4-х книгах), исходя из политического идеала сильной монархической власти, выделил в российской истории временн‹е этапы: от «со­вер­шенного единовластительства» (от Рюрика до Мстислава, 862—1132 гг.), че­рез «ари­стократию удельного периода» (1132—1462 гг.) к «восстанов­ле­нию монархии при Иоанне Великом III» (1462—1505 гг.) и укреплению ее при Петре I в начале XVIII столетия.
 
Николай Михайлович Карамзин (1766—1826) свой главный труд посвятил истории («Ис­тория государства Российского» в 12-ти томах). Идею о том, что «Россия основалась победами и единоначалием, гиб­ла от разновластия, а спаслась мудрым самодержавием», Карамзин, как и Татищев, положил в основу временного членения отечественной истории. Карамзин выделил шесть периодов: 1) «введение монархической власти» — от «призвания князей ва­ряж­ских» до Святополка Владимировича (862—1015 гг.); 2) «угасание само­дер­­жавия» — от Святополка Владимировича до Ярослава II Всеволодовича (1015—1238 гг.); 3) «гибель» Русского государства и постепенное «государст­вен­­ное возрождение» России — от Ярослава II Всеволодовича до Ивана III (1238—1462 гг.); 4) «утвержде­ние самодержавия» — от Ивана III до Ивана IV (1462—1533 гг.); 5) восстанов­ление «единовластия царского» и превращение само­державия в тиранию — от Ивана IV (Грозного) до Бориса Годунова (1533—1598 гг.); 6) «смутное время» — от Бориса Годунова до Михаила Рома­нова (1598—1613 гг.).
 
Сергей Михайлович Соловьев (1820—1879), создавший «Исто­рию России с древнейших времен» в 29-ти томах, счи­тал государственность основной силой общественного развития, необхо­ди­мой формой существования народа. Однако успехи в развитии государства, в отличие от Карамзина, он уже не приписывал царю и самодер­жавию. Соловьев был сыном XIX века и под влиянием открытий в естествознании и географии придавал большое значение природно-географическим факторам в освещении истории. Он считал, что «три условия име­ют особенное влияние на жизнь народа: природа страны, где он живет; природа племени, к которому он принадлежит; ход внешних событий, вли­яния, идущие от народов, которые его окружают». В соответствии с этим в истории России он выделял четыре крупных раздела: 1) господство родового строя — от Рюрика до Андрея Боголюбского; 2) от Андрея Боголюбского до начала XVII века; 3) вступление России в систему европейских государств — от первых Романо­вых до середины XVIII века; 4) «новый период» истории России — от середины XVIII века до великих реформ 1860-х годов.
 
Василий Осипович Ключевский (1841—1911) в «Курсе русской истории» в 5-ти томах под влиянием экономистов середины XIX века впервые нарушил традицию и отошел от периодизации по царствованиям монархов. В основу периодизации им был положен проблемный принцип.
Теоретические построения Ключевского опирались на триаду: «чело­ве­ческая личность, людское общество и природа страны». Основное место в «Курсе русской истории» занимают вопросы социально-экономической истории России.
В отечественной истории он вы­де­лил четыре временн‹х периода: 1) «Русь днепровская, городовая, торговая» (с VIII по XIII вв.); 2) «Русь Верхне­­волжская, удельно-княжеская, вольно-земледельческая» (XIII — сере­дина XV вв.); 3) «Русь Великая, московская, царско-бояр­ская, военно-земле­дель­ческая» (XV — начало XVII вв.); 4) «все­российский, императорский» период (XVII — середина XVIII вв.).
 
Михаил Николаевич По­кров­ский (1868—1932) в труде «Русская история с древнейших времен» в 5-ти томах впервые отразил материалистическое направление всемирно-исторической теории отечественной истории. Рубеж XIX—XX веков в России — период бурного развития капитализма, резкой имущественной дифференциации народа, массового социального протеста.
В основу историко-материалистической периодизации был положен формационно-классовый подход, в соответствии с которым в отечественной истории выделяли: 1) «первобытно­общинный строй» (до IX века); 2) «феодализм» (IX — середина XIX вв.); 3) «капи­тализм» (вторая половина XIX века — 1917 г.); 4) «социализм» (с 1917 г.).
 
* * *
Рубеж ХХ—XXI веков — время завершения в мире научно-технической рево­лю­ции, господства компьютерной техники и угрозы мирового экологического кризиса. С позиций XXI века возникает новое видение устройства мира, и историки предлагают другие направления историче­ского процесса и соответствующие им периодизации.
 
Лев Нико­лаевич Гумилев (1912—1992), последователь учения акаде­ми­ка В.И. Вернадского о биосфере (человечество — часть биосферы)3. Интерес к наследию Л.Н. Гумилева у нас в стране и за рубежом огромен.
Он опубликовал на стыке естественных и гума­нитарных наук более десятка монографий: «Из истории Евразии», «Древняя Русь и Великая степь», «От Руси до России» и др., создав глобальную концепцию этнической истории нашей планеты.
Человек рождается, мужает, стареет, умирает. Такова и участь всякого этноса4 в мире. Космические лучи, взаимодействуя с биосферой определен­ной части Земли, дают толчок-вспышку для рождения этноса. Этот толчок-вспышку Л.Н. Гумилев назвал пассионарным5 . Возникает единая гармония: космос — определенная территория Земли — этнос, проживающий на этой тер­ри­тории. Пройдя все фазы развития (похожие на жизненные циклы человека), этнос умирает. Продолжительность жизни этноса Гумилев определяет 1200—1500 лет6:
1)      пассионарная вспышка (образование нового этноса — около 300 лет);
2)      акматическая фаза (наибольший подъем пассионарности — 300 лет);
3)      надлом (резкое снижение пассионарности — 200 лет);
4)      инер­ци­он­ная фаза (плавное снижение пассионарности — 300 лет);
5)      обскурация (разру­шение этнических связей — 200 лет);
6)      мемориальная фаза (умирание этноса — 200 лет).
Л.Н. Гумилев в соответствии со своей теорией выделяет в истории России этапы (фазы) жизни этноса. Пассионарная вспышка, приведшая к обра­зо­ванию русского этноса, произошла на Руси около 1200 г. В течение 1200—1380 гг. на основе слияния славян, татар, литовцев, финно-угорских народов возник русский этнос. Фаза пассионарной вспышки завер­шилась созданием в 1380—1500 гг. Великого княжества Московского. В 1500—1800 гг. (акма­ти­чес­кая фаза, расселение этноса) этнос распространился в пределах Евразии, произошло объединение под властью Москвы народов, живших от При­бал­ти­ки до Тихого океана. После 1800 г. началась фаза надлома, которая сопро­вож­дается огромным рассеиванием пассионарной энергии, утратой единства, нарастанием внутренних конфликтов. В начале XXI века должна начаться инерционная фаза, в которой благодаря приобретенным цен­ностям этнос живет как бы «по инерции», возвращается единство этноса, создаются и накап­ли­ва­ют­ся материальные блага. Л.Н. Гумилев называл себя «последним евразийцем».
 
Сергей Александрович Нефедов (наш современник) в учебниках «История средних веков», «История нового времени. Эпоха Возрождения» показывает развитие России в контексте влияний со стороны народов, обладавших превосходством в технологической, военной и культурной сфере. Вторгаясь на территорию Восточноевропейской равнины, эти народы побуждали славян перенимать их технику, культуру и обычаи. Процесс заимствования технологии и культуры называется модернизацией, а процесс взаимодействия заимствований и традиционной культуры – процессом социального синтеза. Излишне поспешная модернизация может вызвать национальную реакцию и частичное отторжение заимствованных институтов.
Игорь Николаевич Ионов (наш современник) в учебнике «Россий­ская цивилизация, IX — начало XX в.» впервые дал цельное изложение исто­рии России с точки зрения либерального направления всемирно-исторической теории. Ионов считает, что «именно лич­ность, а не нация, не религия, не государство служит точкой отсчета для ли­бе­раль­ной версии истории». В историографии либерального направления7 принимается периодизация истории, делящая общество на периоды: традиционный (аграрный), индустриальный, постиндустриальный (информационный).
Таким образом, история, как постоянный процесс осмысления и переосмысления прошлого, никогда не может быть завершенной, так как каждое поколение должно осмыслить ее заново для себя.

Исторический факт находится не только в историческом времени, но и в историческом пространстве, под которым понимается совокупность процессов: природных, хозяйственных, политиче­ских и др., протекающих на отдельно взятой территории в определенное историческое время. Труды по ис­тории России в досоветский период начинались с раздела о географическом положении страны, ее при­ро­де, климате, ландшафте и т.д. Особенно это характерно для книг С.М. Соловьева и В.О. Клю­чевского.
 
Границы государства. С.М. Соловьев, В.О. Ключев­ский в своих трудах отмечали, что гео­гра­фические условия Восточной Европы заметно отличаются от условий Западной Европы. Берега Западной Европы сильно изрезаны внутренними морями и глубокими заливами, усеяны мно­жест­вом островов. Близость к морям является характерной чертой западно­-европейских государств.
Рельеф Западной Европы резко отличается от рельефа Восточной Европы. По­верх­ность Западной Европы крайне неровна. Кроме массивного хребта Альп, почти в каждой европейской стране имеется горная цепь, которая служит своеобразным остовом, или «хребтом», страны. Так, в Англии проходит цепь Пеннинских гор, в Испании — Пиренеи, в Италии — Апеннины, в Швеции и Норвегии — Скандинавские горы. В европейской же части России нет точки выше 500 метров над уровнем моря. Гряда Уральских гор оказывает слабое влияние на характер поверхности.
С.М. Соловьев обращает внимание, что границы западно-евро­пей­ских государств очерчены природными границами — морями, горными хребтами, многоводными реками. Россия также имеет природные границы: по периметру России расположены моря, реки, горные вершины. На территории России расположена обширная полоса степей — Великая Степь, протянувшаяся от Карпатских гор до Алтая. Великие реки Восточно-Европейской равнины — Днепр, Дон, Волга — были не пре­пят­ст­виями, а скорее дорогами, соединявшими различные районы страны. Их густая сеть пронизыва­­ет огромное пространство, позволяя достигать самых отдаленных его уголков. Вся история страны связана с реками — именно по этим «живым дорогам» осущест­влялась колонизация новых территорий. В.О. Ключев­ский писал: «История России есть история страны, которая ко­ло­­низуется».
 
Хозяйственная деятель­ность. Россия представляет собой обширную равнину, открытую северным ветрам, которым не препятствуют горные цепи. Климат России относится к кон­ти­нентальному типу. Зимняя температура понижается по мере про­движения в восточном направлении. Сибирь с ее неистощимым запасом пахотной земли по большей части не пригодна для земледелия. В восточных ее районах зем­ли, расположенные на широте Шотландии, возделывать вообще нельзя.
Так же как Внутренняя Азия, Африка и Австралия, Россия находится в зоне резко континентального климата. Раз­ни­ца температур между временами года достигает 70 и более градусов; распределение осадков крайне неравномерно. Осадки обильнее всего на северо-западе, вдоль балтийского побережья, куда их приносят теплые ветры; по мере про­дви­жения к юго-востоку они уменьшаются. Иными словами, осадки обильнее всего там, где почва всего беднее, поэтому Россия вообще страдает от засухи — в Каза­ни, например, выпадает вдвое меньше осадков, чем в Париже.
Важнейшим следствием географического положения России является чрез­вы­чай­ная краткость периода, пригодного для сева и уборки урожая. Вокруг Нов­го­ро­да и Петербурга земледельческий период длится всего четыре месяца в году, в центральных обла­стях, около Москвы, он увеличивается до пяти с половиной месяцев; в степи он продолжается полгода. В Западной Европе этот период длится 8—9 ме­сяцев. Иными словами, у западно-европейского крестьянина почти вдвое боль­ше времени на полевые работы, чем у русского.
Насколько неприбыльным занятием было в России земледелие, можно понять из подсчетов Августа Гакстгаузена — прус­ского агронома, побывавшего в России в 1840-х гг. Он сравнивал доход, приносимый двумя хозяйствами (размером в 1000 га каж­дое), одно из которых находится на Рейне, а другое — в Верхнем Поволжье. Свои подсчеты он заключил советом: если вам подарят поместье в России, лучше всего отказаться от подарка, так как из года в год оно будет приносить убытки. Согласно Гакстгаузену, поместье в России могло стать доходным лишь при двух условиях: при использовании труда крепостных (что освобо­дит помещика от расходов по содержанию крестьян и скота) или сочетании земледелия с мануфактурой (что поможет занять крестьян, сидящих без дела в зимние месяцы).
Тем не менее известно, что царская Россия в достаточно больших объемах вывозила зерно за границу. На рубеже XIX—XX вв. зерно составляло 47% всего экспорта страны. Менее известно другое: после вывоза на каждого жителя империи оставалось по 15 пудов (240 кг) хлеба в год. В странах же, закупавших русское зерно (Дания, Бельгия, США и др.), на каждого жителя приходилось от 40 до 140 пудов хлеба. Русский крестьянин вез зерно на рынок от нужды и экономил на своем питании. Не случайно государственные службы торопились собрать налоги немедля после уборки урожая, не без оснований полагая, что иначе крестьяне сами все съедят.
Политическая система. На территории Восточной Европы и Север­ной Азии хозяйственная деятельность требует усилий большого количества лю­дей, подчиняя их единой воле. Она исторически сформировала деспоти­ческую форму государственной власти и коллективистскую психо­логию на­ро­да. Семейная община славян — это объединение многих родственников как совместных владельцев земли. В Восточной Европе возникла политическая система, основанная на общинной собственности на землю, а в Западной Европе — на частной собственности. В Германии община­-марка являлась добровольным объединением самостоятельных общинников, индивидуально владеющих земельными участками. В Западной Европе, где природно-климатические условия давали возможность ведения индивидуального хозяйства, возникли демокра­тические традиции власти и сложился индивидуалистический характер людей.
Современный американский историк Ричард Пайпс отмечает, что скудость земли и су­ровые природно-климатические условия (только 1% сельско­хо­зяйст­венных угодий в России имеют оптимальное соотношение качества почвы, тепла и влаги, а в США — 66 %), систематически повторяющиеся неурожаи давно при­учили крестьян к работе и жизни сообща, к совместному преодолению безжалостных сюрпризов погоды. Решение всех вопросов на сельском сходе, общинное владение землей, совместное выполнение всех повинностей и упла­ты налогов сформировали в течение столетий коллективистскую психо­ло­гию россиянина. Общинная жизнь большей части населения страны поро­ди­ла уникальную в своем роде советскую власть. Советы оставались все теми же сельскими сходами, только переименованными.
Большинство крестьян примирилось с коллективизацией, так как ее идея чем-то напоминала хорошо знакомую общинную коллективность. Не­воз­можно себе представить, что власть была в состоянии превратить крестьян в колхозников без опоры на общественные идеалы, без использова­ния неприязни крестьян к богачам. В стране, где крестьянство составляло большинство (в 1926 г. в деревне проживало 82% населения), единодушное сопротивление коллективизации могло бы вмиг смести государство с лица земли. Да и вряд ли нашлось бы такое правительство, которое попыталось бы совершить такой шаг, не будучи уверенным в значительной поддержке.
Общинное владение землей не способствовало формированию чув­ст­ва хозяина, уважительного отношения к частной собственности. Наоборот, веками оно формировало уравнительные тенденции, направленные, прежде всего, на защиту бедных, на помощь им за счет зажиточных крестьян.
 
Историческая психология народа. Природно-климатические условия России далеко не однозначны. Поэто­му говорить о возникновении единой психологии народа едва ли возможно. В усло­виях Севера и Сибири жизнь и труд людей были в значительной степени связаны с охотой и рыболовством, с работой в одиночку, что требовало мужества, силы, вы­нос­ливости и терпения. Многодневное отсутствие обще­ния приучало к замкну­тости, молчаливости, а напряженный труд — к раз­меренности и нето­роп­ливости.
Для сельскохозяйственного населения характерен «рваный» ритм труда. В течение короткого капризного лета нужно было посеять, вырастить и убрать урожай, посеять озимые, заготовить корм для скота на целый год и вы­­полнить множество других хозяйственных работ. Трудиться приходилось много и споро, удесятеряя свои усилия в случае обильных и несвое­временных дождей или ран­него заморозка. После того, как осенью работа заканчивалась и в ней на­ступал перерыв, люди стремились сбросить с себя накопившуюся усталость. Ведь и само по себе окончание работы — праздник. Поэтому и расслабляться, и праздновать умели шумно и ярко, с размахом. «Зимний» цикл формировал спокойствие, нето­роп­ливость, размеренность, а как крайние проявления — медлительность и лень.
Из-за непредсказуемости погодных условий крестьянину трудно было что-либо заранее спланировать и рассчитать. Поэтому российскому человеку ма­ло свойственна привычка к равномерному систематиче­скому труду. Кап­риз­ная погода породила и еще одно малопонятное западноевропейцу явле­ние — русское «авось».
Природно-климатические условия столетиями формировали повышенную работо­способность, выносливость и терпение народа. Народ отличался спо­соб­ностью к концентрации физических и духовных сил в нужный момент, умением «собраться в кулак» и совершить сверхусилие тогда, когда, кажется, уже все ресурсы человека исчерпаны.
По своему характеру человек, живущий на территории Евразии, — это человек крайностей и систематических бурных переходов, шараханий из одной стороны в другую. Потому-то «русские медленно запрягают, но быстро едут» и «либо грудь в крестах, либо голова в кустах».
Важным фактором, сказавшимся на духовности, была тер­ри­тория. Необъятность, бескрайность земли, безграничность равнинных про­сто­ров определили широту натуры человека, распахнутость души, по­стоян­ную устремленность в безоглядную даль, в бесконечность. Движи­мый самы­ми разными причинами, он всегда стремился на край и даже за край света. Это формировало ведущую черту духовности, националь­ного ха­рак­тера — максимализм, доведение всего до границ возможного, незнание меры. Евразия, расположенная на стыке континентов Азии и Европы, в течение тысячелетий была ареной масштабного «слияния» разных народов. В сегодняшней России трудно найти человека, у которого нет генов, «не смешана кровь» нескольких древних народов. Только учитывая многополярный характер сегодняшнего россиянина, воспринимаются слова поэта Ф.И. Тютчева:
 
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.
 
Овладение новыми территориями, необъятность земель создавали воз­мож­ность непрерывного переселения людей. Этот процесс позволял само­вы­разиться всем неуемным, непоседливым натурам, гонимым и угнетенным, помогал реализовать свое стремление к воле.
Воля в представлении российского человека — это, прежде всего, воз­мож­ность жить (или пожить) согласно своим желаниям, не тяготясь никакими со­циаль­ными узами. Российская воля и западноевропейская свобода отли­ча­ют­ся. Воля — всегда только для себя. Волю стесняют равные, стесняет и общество. Воля торжествует или в уходе из общества, или во власти над ним. Личная свобода в Западной Европе связана с уважением к чу­жой свободе.
Воля в России — широко распространенная и первая форма про­теста, бунт души. Бунт ради освобождения из-под психологического гнета, от стресса, возникающего из-за непосильного труда, лишений, притеснений... Воля — страсть творческая, в ней распрямляется личность. Но она и раз­ру­ши­тельна, поскольку психологическую разрядку часто находят в материальном раз­рушении, в том, чтобы, отдаваясь собственному максима­лизму, крушить все подряд, что попадет под руку — посуду, стулья, барскую усадьбу. Это — буй­ство эмоций при незнании других форм протеста, это — бунт «бес­смы­с­лен­ный и беспощадный».
Огромная территория и суровые природные условия определили образ жизни и соответствующую ему духовность, венцом которой явилась общая вера в Бога, вождя, коллектив8 . Потеря этой веры вела к крушению общества, к гибели государства, потере личностных ориентиров. Примеры тому: Смута начала XVII века — отсутствие «природного» царя; февраль 1917 года — разрушение веры в справедливого, заботливого монарха; рубеж 90-х годов — потеря веры в коммунизм.
Таким образом, для понимания и отражения процессов, про­текающих на террито­рии России, необходимо учитывать историческое пространство: взаимосвязь природных, географических, хозяйственных, политических, пси­холо­гических и других факторов. В то же время факторы исторического пространства нельзя рассматривать как «застывшие», навсегда данные. Они, как и все остальное в мире, находятся в движении, подвержены изменениям в историческом времени.
 
 
Теории изучения
 
литература различных теорий
 
1.             Монографии: Вернадский Г.В. Русская историография. М., 1998; Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991; Милов М.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998 (локальная). Ключевский В.О. Курс русской истории. В 5-ти т. Т. 1. Лекция IV. М., 1989; Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993. Гл. 1 (либеральная). Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. М., 1974; Эйдельман Н.Я. Последний летописец. М., 1983; Мунчаев Ш. М., Устинов В. В. История России. М., 2000; Маркова А. Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А. История России. М., 2001 (материалистическая). Нефедов С. А. История средних веков. М., 1996; Нефедов С. А. История нового времени. М., 1996 - http://hist1.narod.ru (технологическая).
 
2. Статьи: Буровский А. Начертание русской истории. (Русский народ в истории Евразии) // Родина, 1991, № 4 (локальная). Леонтьев К. Между Востоком и Западом // Родина, 1995, № 5 (либеральная). Милов М.В. Природно-географический фактор и особенности российского исторического процесса // Вопросы истории, 1992, № 4, 5 (локальная). Олейников Ю. Природный фактор исторического бытия России // Свободная мысль, 1999, № 2 (локальная). Савицкий П.Н. Геополитические заметки по русской истории // Вопросы истории, 1993, № 11-12 (либеральная). Сахаров А. Смысл нашей истории// Родина, 1995, № 9 (материалистическая). Смирнов С. Опыт Гумилева // Знание — сила, 1993, № 5 (локальная). Нефедов С. А. Реформы Ивана III и Ивана IV: османское влияние// Вопросы истории, 2002, № 11 - http://hist1.narod.ru/Science/Russia/Osman.htm (технологическая).
 
СРАВНИТЕЛЬНЫЕ СХЕМЫ
 
№ 1. Историческое время (периодизация) в трудах российских историков
 
В. Татищев
(1686–1750)
Всемирно-
историческая теория
1)       Единовластие (от Рюрика до Мстислава 862–1132 гг.).
2)       Аристократия удельного периода (1132–1462 гг.).
3)       Восстановление монархии при Иоанне Великом III (1462–1505 гг.).
4)       Укрепление монархии при Петре I (нач. XVIII века).
Н. Карамзин
(1766–1826)
Всемирно-историческая теория
1)       Введение монархической власти – от призвания князей варяжских до Святополка Владимировича (862–1015 гг.).
2)       Угасание самодержавия – от Святополка Владимировича до Ярослава II Всеволодовича (1015–1238 гг.).
3)       Гибель русского государства и постепенное государственное возрождение России – от Ярослава II Всеволодовича до Ивана III (1238–1462 гг.).
4)       Утверждение самодержавия от Ивана III до Ивана IV (1462–1533 гг.).
5)       Восстановление единовластия царского и превращение самодержавия в тиранию – от Ивана IV (Грозного) до Бориса Годунова (1533–1598 гг.).
6)       Смутное время – от Бориса Годунова до Михаила Романова (1598–1613 гг.).
С. Соловьев
(1820–1879)
Всемирно-историческая теория
1)       Господство родового строя – от Рюрика до Андрея Боголюбского.
2)       От Андрея Боголюбского до начала XVII века.
3)       Вступление России в систему европейских государств – от первых Романовых до середины XVIII века.
4)       Новый период истории России – от середины XVIII века до великих реформ 1860-х годов.
В. Ключевский
(1841–1911)
Всемирно-историческая теория
1)       Русь днепровская, городовая, торговая (с VIII по XIII вв.).
2)       Русь Верхневолжская, удельно-княжеская, вольно-земледельческая (XIII– сер. XV вв.).
3)       Русь Великая, Московская, царско-боярская, военно-земледельческая (XV – нач. XVII вв.).
4)       Всероссийский, императорский период (XVII – сер. XIX вв.).
М. Покровский
(1868–1932)
Всемирно-историческая теория
(Материалистическое направление)
Периоды формационного (прогрессивного) развития:
1)       Первобытнообщинный строй (до IX века).
2)       Феодализм (IX–XIX вв.).
3)                Капитализм (втор. пол. XIX. в. – 1917 г.).
4)       Социализм (с 1917 г.).
Л.Гумилев
(1912–1992)
Локально-историческая теория
Период существования русского этноса – примерно 1200–1500 лет.
1)       Фаза пассионарной вспышки. Рождение этноса происходит на базе старых этносов как сложная система. На основе слияния славян, татар, литовцев, финно-угорских народов возникает русский этнос (1200–1380 гг.). Создается Великое княжество Московское (1300–1500 гг.).
2)       Фаза акматическая. Этнос распространяется в пределах Евразии от Прибалтики до Тихого океана (1500–1800 гг.).
3)       Фаза надлома. Происходит огромное рассеивание пассионарной энергии, кристаллизирующееся в памятниках культуры и искусства, нарастание внутренних конфликтов, утрата единства этноса (1800–2000 гг.).
Исходя из идей Гумилева, можно предложить дальнейшую периодизацию:
4)       Фаза инерционная. Возвращается единство этноса, идет взаимное подчинение людей друг другу, накапливаются материальные блага (2000–2300 гг.).
5)       Фаза обскурации. Процессы распада этноса становятся необратимы. Господствуют люди вялые и эгоистичные. (2300–2500 гг.).
6)       Фаза мемориальная. Этнос умирает (2500–2700 гг.).
И. Ионов
(наш современник)
Всемирно-историческая теория
(Либеральное направление)
 
Периоды временной модернизации (прогресса):
1.        Традиционное аграрное общество ( до конца XIX века)
2.        Индустриальное общество (конец XIX - конец XX века)
3.        Постиндустриальное общество ( с конца XX века)
 
С.Нефедов
(наш
современник)
Всемирно-историческая теория
(Технологическое направление)
1.        Норманнское завоевание Восточной Европы и становление Киевской Руси (IX в.).
2.        Модернизация по византийскому образцу и принятие христианства (X–XII вв.).
3.        Монгольское завоевание и становление Великого княжества Московского ( XIII – XV вв. ).
4.        Модернизация по османскому образцу (XVI в.).
5.        Модернизация по шведско-голландскому образцу (XVIII–XX вв.).
6.        С XIX века на территории Восточной Европы распространяется общемировое явление – переход, модернизация общества традиционного в индустриальное. Переход датируется XIX–XX вв. Этот период хронологически совпал с периодом вестернизации, начавшейся раньше, в XVIII веке.
 
№ 2. Природно-климатический фактор влияет
 
на
границы государства

хозяйственную деятельность

политическую систему

культуру, ментальность1, психологию народа
 
Примечания
 1 Культура — в широком смысле — результат общественной деятельности людей: в мате­риаль­ной, политической, идеологической и др. сферах; в узком смысле — результат духов­ной деятельности людей.
2 Этнография — народоописание.
 3 Биосфера — область активной жизни, охватывающая нижнюю часть атмосферы, гидросферу и верхнюю часть литосферы. В биосфере живые организмы (живые вещества) и среда их обитания органически связаны и взаимодействуют друг с другом, образуя целостную динамичную систему.
4 Этнос — природное сообщество: коллектив людей, естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения и противопоставляющий себя всем другим таким же коллективам (Л.Н. Гумилев).
5 Пассионарность — эффект избытка биохимической энергии живого вещества.
6 В то же время жизненный цикл «стареющего» этноса может силой (путем завоевания) прервать другой, рядом развивающийся «более молодой» этнос.
7 Ионов И.Н. считает: «Ключевым понятием, в котором воплощается либеральный идеал... является понятие модернизация, т. е. обновление, означающее в широком смысле переход от корпоративно-общинного общества средневековья к буржуазному обществу нового времени, а в более узком и точном смысле — двуединый прогресс создания машинной промышленности и либеральных преобразований в обществе».
 8 Объясняют поведение зрелого человека несколько теорий: а) всемирно-историческая теория считает, что только воспитание и разум определяют поведение и жизненный путь человека; б) локально-историческая теория считает, что не только воспитание и разум, но и наследственность (гены) влияют на становление и поведение зрелого человека.
 







Переход на главную страницу
Глава 1

Древние государства
и движение народов
(до х века)1 
 
История России корнями уходит в историю многих государств и народов, когда-либо прожи­вав­ших на территории от Балтики до Тихого океана. Каждый россиянин может считать себя потомком любого древнего жителя Евразии, которая представляла собой в веках «гигантский котел этнической переплавки» бесчисленных больших и малых народов.
 
Киммерийцы. С глубокой древности юг Русской равнины был областью расселения многочисленных народов. Первыми обитателями Север­ного Причерноморья, имя которых сохранила письменная история, были киммерийцы, жившие здесь в VIII—VII веках до н. э.
Древнегреческий историк Геродот сообщает, что киммерийцы жили в Северном Причерноморье до прихода скифов. Пребывание киммерийцев здесь принято относить к концу II — началу I тысячелетия до н. э. Киммерийцы представляли собой сильное государство. О киммерийцах упоминается в ассирийских клинописных текстах VIII века до н. э. Особенно сильно беспокоили киммерийцы Ассирию при царе Асаргадоне. В анналах другого ассирийского царя, Ашурбанипала, отмечается победа над «народом гиммера» (название киммерийцев в античных источниках). В тех же анналах говорится о борьбе с киммерийцами египетского фараона Псамметиха.
Греческие авторы считали, что исходным пунктом всех походов киммерийцев в страны Древнего Востока было Северное Причерноморье, а пути их набегов шли через Кавказ и Балканский полуостров.
По данным топонимики, киммерийцы жили в Приазовье. Геродот приводит несколько географических названий, сохранившихся здесь до его времени (V век до н.э.). Это Боспор Киммерийский, Киммерийские переправы, Киммерийские укрепления и область Киммерия. На Днестре были могилы киммерийских царей, погибших во время столкновения со скифами. Геродот считает, что часть киммерийцев ушла в Малую Азию (Каппадокию), а другая часть была ассимилирована2  скифами.
 
Греческие колонии. С VIII века до н.э. Северное и Восточное Причерноморье привлекало выходцев из Греции, основавших там немало колоний, Ольвию, Херсонес (Корсунь в русской летописи, расположенную близ нынешнего Севастополя), Феодосию, Пантикапей, Фанагорию, Танаис. Эти города были значительными торговыми факториями. Торговля процветала на базе развитого земледелия, ремесел, рыболовства. Политическим центром региона был Пантикапей, находившийся на берегу Керченского пролива (греки называли его Боспором Киммерийским) и являвшийся долгое время столицей Боспорского царства — единственного в Северном Причерноморье крупного государства в то время. Отличительной чертой жизни в причерноморских городах был высокий уровень материальной и духовной культуры. Благодаря археологии до нашего времени дошли шедевры античных ремесел, скульптуры, мозаики, литературы.
 
Скифы. Главные сведения о скифах дают археология и труды Геро­дота. Пришедший с востока, этот народ в VII веке до н. э. обосновался на северном побережье Черного моря. Он представлял собой большое пле­менное (государственное) объединение и занимал в VII—V веках до н. э. среднее и южное Поднепровье, Нижний Дон, Кубань и Тамань. Могу­щественная Скифская держава сумела противостоять военно-политиче­ским претензиям персов и македонян. Территорию Скифии населяли неодно­род­ные народы, различавшиеся по хозяйственному укладу и образу жизни: скифы-пахари, скифы-кочевники. С V века до н. э. по III век н. э. скифы возглавляют государственное объединение в Северном При­черно­морье — Скифское царство со столицей на Днепре (Каменное городище).
У скифов было развитое хозяйство в виде земледелия, скотоводства и ремесел. Они активно торговали с греческими колониями. Скифы имели довольно развитые социальные отношения. Знаменитые скифские курганы донесли до нас свидетельства яркой и своеобразной культуры.
Известный поэтический образ скифов как «азиатов с раскосыми и жадными очами», созданный А. Блоком, не соответствует действительности: антропологические материалы доказывают, что никаких монголоидных черт у скифов не было. Они являлись типичными европеоидами, а по языку принадлежали к североиранской группе. Из ныне существующих народов ближе всех к ним по языку находятся осетины — потомки сарматов, ближайших родственников скифов.
 
Сарматы. Перейдя в южно-русские степи из Западной Азии во II веке до н. э., сарматы разбили скифов и заняли земли Причерноморья и При­каспия. В руках скифов остается степной Крым, где и возникло новое царство со столицей в Неаполе Скифском.
В течение нескольких последующих столетий остатки скифов растворились в среде новых пришельцев — сарматов, аланов, готов. Часть скифов была ассимилирована славянами.
 
Готы. Из Прибалтики в причерноморские степи во II веке до н. э. пришли германские племена готов. Готы воевали с сарматами и аланами, но им удалось одержать победу лишь через несколько веков. В IV веке н. э. их вождь Германарих образовал царство, раскинувшееся на территории почти всей Восточной Европы. С конца 360-х годов в Готии стала активно распространяться христианская религия. Государство готов просуществовало недолго, пав под ударами гуннов.
 
Гунны, оттеснившие в IV веке н. э. готов на запад, были выходцами из монгольских степей, откуда они откочевали сначала в Среднюю Азию и на Южный Урал, где вошли в военно-дипломатический союз с вогулами (манси), а затем — в Причерноморье. Л. Н. Гуми­лев пишет, что на Южном Урале был создан новый этнос — западные гунны, «также мало похожи на старых азиатских хунов, как техасские ковбои на английских фермеров». Мощный гуннский союз под главенством их вождя Аттилы в конце IV века ворвался в Европу, производя опустошения. После 70 лет войн и походов, в середине V века, гуннский союз распался. Часть гуннов, оставшись на Дунае и в Причерноморье, постепенно была ассимилирована их соседями; другая часть ушла на восток.
 
Тюркский каганат сложился в середине VI века на Алтае и в Монго­лии, а затем расширил свою территорию до Китая, Аму-Дарьи и Нижнего Дона. При распаде каганата образовалось несколько союзов — авар­ский, хазарский и булгарский.
 
Авары в VI веке повторили путь гуннов из Азии в Европу; они обосновались на теперешней Венгерской равнине и основали мощное государство, просуществовавшее до начала IХ века. Движение авар через восточно-европейские степи сопровождалось ожесточенными столкновениями со славянами. «Повесть временн‹х лет» рассказывает, что авары («обры») поработили часть славян и подвергали их жестокому угнетению. Воинственные авары постоянно совершали набеги на Византию и на Западную Европу, их орды достигали берегов Северного моря. В конце концов, после долгих войн, авары были разгромлены франками и исчезли со страниц истории. Их гибель нашла на Руси отражение в поговорке: «Погибоша аки обри».
 
Хазарское государство возникло около VII века в прикаспийской части Северного Кавказа и на Нижней Волге. В течение двух веков власть хазар распространилась на Крым, Приазовье и Среднюю Волгу.
В Хазарии были крупные города: Беленджер на реке Сулак, Семендер (возле совре­менного Дербента), Итиль на Волге (столица, население которой отличалось этнической пестротой и достигало 100 тысяч человек), Таматарха и Фанагория на Тамани, Саркел и др. Развитие городов отражало характер хазарской экономики, которая держалась не столько на традиционном для тюрок скотоводстве, сколько на использовании географических выгод и контроле торговых путей Азии и Европы. Носители религии арабы. Дело в том, что в VII—VIII веках арабы завоевали Средиземное море (Восточное и Южное), прекратив этим торговлю между Востоком и Западом. «Великий шелковый путь» сменил вектор движения. Торговые пути пошли через Волгу (Итиль — хазарская река) — серебряный путь и Днепр (Борисфен) — парчовый путь. Взимание больших таможенных пошлин составляло важную статью доходов государства.
И кагану, и купеческой верхушке Хазарии крупные барыши приносила работорговля, заставлявшая охотиться за «живым товаром».
Тесно связана была с принципами экономики Хазарии ее внешняя политика. Но этими принципами ущемлялись соседи хазар, что неизбежно вело к обострению отношений. Некоторое время Хазарский каганат владел политической гегемонией на Восточно-Европейской равнине. В вассальной зависимости от него находилась Волжская Булгария. Хазарские войска под руководством Песаха в 940 г. дошли до Киева и обложили русское княжество данью. Хазария в IX—X вв. была одной из самых богатых и сильных стран Евразии. Орудиями хазарской политики были наемное войско и дипломатические интриги, направленные в числе прочего на сталкивание печенегов и византийцев с Русью. Напряженными были отношения Хазарии с Арабским Халифатом, нанесшим ей ряд военных ударов. Обострялись споры и с Византией по поводу смежных районов в Крыму.
Враждебные отношения с христианскими и мусульманскими соседями привели хазарское правительство в начале IX века к серьезному полити­ческому шагу — официальному принятию иудаизма — религии, в одинаковой мере холодно воспринимаемой и в Византии, и в Халифате. Каган Обадия, обращаясь в иудейство, надеялся на укрепление своих позиций за счет поддержки влиятельной иудейской торгово-ростовщической верхушки Халифата.
Надежды кагана, однако, не оправдались. До принятия иудаизма в Хазарии наблюдалась религиозно-этническая пестрота, но и новая религия с ее догматом избранности не могла объединить все народы, входившие в состав каганата. Иудаизм оторвал кагана и его окружение от провинциальной знати и еще более отдалил от народа. Против правительства образовался своеобразный христианско-мусульманско-языческий союз. Междоусобицы сильно ослабили государство, что усугубилось проникнове­нием в его пределы кочевых орд мадьяров и печенегов. Часть Хазарии отошла к арабам. Началась война с заметно окрепшей Киевской Русью.
В 965 году киевский князь Святослав нанес мощный удар по Хазарии, от которого она уже не смогла оправиться. Сын Святослава Владимир пода­вил остатки хазарской государственности. Распалась и этническая система Хазарии. Потомки тюрко-хазар смешались с другими тюркскими народами, стали составной частью возникшего позднее русского народа. Иудео-хазары эмигрировали в Западную Европу, а частью рассеялись по окраинам каганата. Их потомки в виде небольших этнических групп сохранились в Дагестане (горские евреи) и в Крыму (караимы).
 
Булгарские союзы около VII века делились на четыре группы. Две из них кочевали в Приазовье и Северном Кавказе, приняв позже участие в формировании балкарцев и некоторых других народов. Третья группа отправи­лась на Балканы, где слилась с дунайскими славянами, передав им свой этноним3. Четвертая перекочевала в Среднее Поволжье, где подчинила ряд местных финно-угорских племен.
 
Государство Волжская Булгария было основано булгарами, пришед­шими в Среднее Поволжье около VII века. Столица — город Булгар — являлась крупным торговым пунктом, связанным с Русью, северными племенами, южными и восточными кочевниками. Прочные связи у булгар установились со Средней Азией, которые укрепились после принятия ими в 922 году ислама.
Волжская Булгария была многонациональным государством. Булгары и финно-угры чересполосно занимали одни и те же районы, частично ассими­лируясь, причем взаимно. Современное чересполосное сосуществование марийцев, мордвы, чувашей, татар уходит корнями в то далекое время. Численно булгары преобладали. Это государство шло в рост до тех пор, пока в 1236 году не подверглось разгрому со стороны монголо-татар. После этого название «булгары» в Поволжье стало постепенно исчезать в условиях ассимиляции. Но не исчез народ, когда-то носивший это имя; потомками волжских булгар являются чуваши и казан­ские татары. Булгарский элемент заметен в процессе формирования башкир, марийцев, удмуртов.
 
Печенеги появились в Днепровско-Донском междуречье в IX веке. Они воевали с мадьярами, хазарами и Русью. Первое столкновение русских с печенегами было в 915 году, после чего был заключен мир. В 944 году князь Игорь привлек печенегов к совместному походу на Византию. Воевать с печенегами было трудно: они были необычайно подвижны и практически неуловимы. Со своей стороны, печенеги легко поднимались в походы против любой страны. Чаще всего их использовали византийцы, хотя и им печенеги нередко досаждали. По некоторым данным, печенеги участвовали в походе Святослава на Хазарию. Но уже через 3 года после этого византийцам удалось стравить печенегов с русскими. Затяжной конфликт привел к окружению печенегами отряда Святослава на днепровских порогах в 971 году. Святослав был убит.
После этого наступление печенегов на Русь усилилось, началась изнурительная борьба. Печенеги вмешивались в княжеские междоусобицы. Это длилось до 1019 года, когда Ярослав Мудрый нанес им серьезное поражение. Напор печенегов после этого ослабел. В 1036 году Ярослав повторил успех у стен Киева, фактически уничтожив печенежскую опасность. Вместе с тюрками и берендеями печенеги стали вассалами Руси. В середине XII века эти три этноса объединились в союз, получивший в русской летописи имя Черных Клобуков. Монголо-татарское нашествие привело к полной потере их самостоятельного значения и поглощению другими народами. Гагаузы (современная народность) являются потомками печенегов.
 
Половцы в XI веке пришли из степей Прииртышья и Восточного Казахстана к берегам Среднего и Нижнего Донца. Весь XI век половцы осваивали степь, за­хватывая новые земли и переходя с места на место, узнавая наиболее удобные стойбища, рыбные и охотничьи промыслы, водные и сухопутные пути торговых караванов, от которых получали немалые пошлины.
Свое имя половцы получили от русских, которые называли их так за светлые волосы и голубые глаза (от слова «полова» — солома). Это не соответствует сегодняшним нашим представлениям о половцах как о людях низкого роста, с черными волосами и с большими скулами. У половцев существовал выраженный культ рода. Умершим родичам на могилы они ставили стелообразные каменные скульптуры. Десятки тысяч статуй стояли на курганах и майданах, на перекрестках дорог и берегах рек.
К середине XII века ареал (среда обитания) половецких кочевий простирался от Днепра до Волги. Половцы представляли собой к тому времени военно-политиче­скую силу, с которой считались и Русь, и Византия. Русским приходилось много воевать с ними. В начале XII века сокрушительное поражение им нанес Владимир Мономах. Разрозненные половцы отступили за Волгу и за Урал, часть их ушла в Закавказье, где поступила на военную службу к грузинскому царю Давиду Строителю, еще одна часть откочевала в Приднестровье. Два половецких хана — Боняк и Тукорган — объединили приднепровские орды, продолжая набеги на Русь. Эти ханы вошли в русский фольклор как заклятые враги, получив в сказаниях и былинах имена Буняки Шелудивого и Тугарина Змеевича.
Первыми в Европе, испытавшими силу удара монголо-татар, были донские половцы, возглавляемые Юрием Кончаковичем. В битве на Калке в 1223 году они потерпели разгромное поражение. Не помогла и помощь русских дружин. Уцелевшие роды ушли на Дунай под покровительство Венгерского королевства и в Египет для службы в гвардии султана. Оставшиеся половцы были переселены завоевателями в Поволжье и включены в Золотую Орду, где смешивались с монголами и родственными тюркскими племенами. Имя половцев исчезло, но их потомки живы в составе казахского, башкирского и других народов.
Финно-угорские народы. «Повесть временн‹х лет» перечисляла народы, которые отдавали дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, норова, либь. Никоновская летопись прибавляла к числу данников Руси мещеру. Все эти народы поддерживали активные хозяйственные связи со славянами, часто вступали в военно-политические союзы. Шли процессы культурно-бытового заимствования, заключались смешанные браки. Некоторые фин­ские (меря, мещера, мурома) и балтские (голядь) народы полностью растворились в славянском этническом массиве. М.Н. Покровский считал: «В жилах великороссов течет 80% фин­ской крови». Шел процесс образования нового этноса, впоследствии получившего название «русский». В.О. Ключевский утверждает, что ассимиляция шла мирно. Волны славян -переселенцев перекатывались через финно-угорские поселения, оставляя рядом с ними славянские деревни, села, хутора. Смешанные браки сопровождались переходом целых родов у мерян, мещеры, муромы на единый язык. Большинство финно-угров крестились по православному обряду, брали русские имена и фамилии. В карельских рунах русские назывались братьями. Финно-угры участвовали в русских военных походах в Византию, в Швецию, в битвах против тевтонских и ливонских рыцарей. Немало финнов находилось
в ближайшем окружении киевского князя и местных князей.
Финно-угорское влияние отчетливо просматривается в российской географической топонимике (Москва, Ока, Сылва, Протва, Сосьва, Лозьва, Муром, Весьегонск и т.п.), в великорусском антропологическом типе, в говоре великороссов, в русской мифологии (водяные, лешие, русалки — калька с финских представлений), в характере хозяйственных промыслов русских, их быту (парная баня, печи-каменки и т.д.).
 
 
История славян уходит в глубину времен, и первые сведения о них зафиксированы в древнейших письменных источниках. Все они с привязкой к определенной территории фиксируют славян лишь с середины I тысячелетия н. э. (чаще всего с VI века), то есть тогда, когда они выступают на исторической арене Европы как многочисленная этническая общность.
Античные авторы знали славян под различными именами: венеды, анты, склавины; но, прежде всего, под именем венедов. Впервые это название встречается в Естественной истории Плиния (середина I века н. э.). Плиний называет венедов в числе народов, соседствующих с группой германских племен — ингевонами: «земли до реки Вистулы обитаемы сарматами, венедами, скифами, гиррами». Скорее всего, это были области в бассейне реки Вислы и, может быть, более восточные земли.
К концу I века н. э. относятся сообщения о венедах Корнелия Тацита. Тацит указывает, что венеды жили между народами певкинов (северная часть Нижнего Подунавья) и феннов, занимавших территорию лесной полосы Восточной Европы от Прибалтики до Урала. Точное место локализации венедов указать невозможно. Трудно сказать к тому же, были ли венеды времен Тацита славянами. Существует предположение, что венеды в то время ассимилировались славянами и получили их имя. И если о венедах Тацита можно спорить, то венеды уже более поздних авторов — это несомненно славяне.
Более точны сведения о славянах середины I тысячелетия н. э. Теперь славяне называются своим именем — словены. Византийские авторы описывают в основном славян Подунавья и Балканского полуострова. Византийскими авторами сообщаются сведения о разных сторонах жизни и быта славян.
Более существенные сведения имеются в труде готского епископа Иордана. По Иордану, венеды — суть славяне. Из его труда видно, что в VI ве­ке славяне заселяли широкую полосу, простиравшуюся от Среднего Придунавья до Нижнего Днепра.
Информацию о восточных славянах дают нам не только византийские авторы, содержится она и в описаниях крупнейших арабских географов 2-й половины IX—X вв. О славянах имеются и полулегендар­ные сведения в скандинавских сагах, во франкском эпосе, германских сказаниях.
Места проживания древних славян, получившие название «прароди­ны», определяются неоднозначно.
Первым, кто попытался ответить на вопросы: откуда, как и когда появились славяне, был летописец Нестор — автор «Повести временн‹х лет». Он определил территорию славян по нижнему течению Дуная и Паннонию. С Дуная начался процесс расселения славян, то есть речь идет об их миграции. Киевский летописец явился родоначальником миграционной теории происхождения славян, известной как «дунайская», или «балкан­ская». Дунайскую «прародину» славян признавали С.М. Соловьев, В.О. Ключевский и др. По мнению В.О. Ключевского, славяне переселились с Дуная в Прикарпатье. Именно здесь, по мнению историка, образовался обширный военный союз во главе с дулебо-волынянами. Отсюда восточные славяне расселились на восток и северо-восток до Ильмень-озера в VII—VIII вв.
К эпохе средневековья восходит зарождение еще одной миграционной теории происхождения славян — «скифо-сарматской». Впервые она зафикси­ро­вана Бавар­ской хроникой XIII века, а позднее воспринята многими западно-европейскими авторами. Согласно их представлениям, предки славян продвинулись из Передней Азии вдоль Черноморского побережья на север и осели под этнонимами «скифы», «сарматы», «аланы» и «роксоланы». Постепенно славяне из Северного Причерноморья рассеялись на запад и юго-запад.
Третий вариант, близкий к скифо-сарматской теории, предложил академик А.И. Соболевский. По его мнению, названия рек, озер, гор в пределах расположения древних поселений славян якобы показывают, что они получили эти названия от другого народа, который был здесь ранее. Такой предшественницей славян, по предположению Соболевского, была группа племен иранского происхождения (скифского корня). Позже эта группа ассимилировалась (растворилась) с жившими далее к северу предками славяно-балтийцев и дала начало славянам где-то на берегах Балтийского моря, откуда славяне и расселились.
Четвертый вариант миграционной теории дал академик А.А. Шах­ма­тов. По его мнению, первой прародиной славян был бассейн Западной Двины и Нижнего Немана в Прибалтике. Отсюда славяне, приняв имя венедов (от кельтов), продвинулись на Нижнюю Вислу, откуда только что перед ними ушли в Причерноморье готы (рубеж II—III вв.). Следовательно, здесь (Нижняя Висла), по мнению А.А. Шах­матова, была вторая прародина славян. Когда готы ушли из Причерноморья, то часть славян, а именно восточная и южная их ветви, двинулась на восток и на юг в Причерноморье и образовала здесь племена южных и восточных славян. А значит, следуя этой «прибалтийской» теории, славяне явились пришлыми на землю, на которой они затем создали свои государства.
Существует ряд других теорий миграционного происхождения славян и их «прародины» — это и «азиатская», выводившая славян с территории Средней Азии, где предполагалась общая для всех индоевропейцев «прародина», это и «среднеевропейская», по которой славяне и их предки оказывались пришельцами из Германии (Ютландии и Скандинавии), расселяясь отсюда по Европе и Азии, вплоть до Индии, — и ряд других теорий.
В противоположность миграционным теориям признается автохтонное — местное происхождение славян. Согласно автохтонной теории, славянство образовалось на обширной территории, в состав которой вошла не только территория современной Польши, но также значительная часть современной Украины и Белоруссии.
Автохтонная теория отмечает сложность процесса образования славян. Первоначально складывались мелкие отдельные разрозненные древнейшие народы на определенной обширной территории, которые затем образовались в более крупные и, наконец, в исторически известные народы. Выделяются протославянский, пра­славянский и собственно славянский периоды.
Предки протославян в результате своего культурного сближения дали славянство. Этот процесс археологами прослежи­вается до н. э. с III тысячелетия до I.
Праславянский период начинается с конца I тысячелетия до н.э. Устанавливается культурная, а также и языковая общность. Значительная часть праславян была включена в орбиту скифского влияния. В VI—VII вв. завершается период праславянской истории. Расселе­ние славян на обширнейших пространствах, их активное взаимо­действие с иными народами привели к культурной дифференциации славянского мира и членению единого языка на отдельные славянские языки.
В VIII—IX вв. наступает период собственно славянской истории, формирование союзов, образование государств. Происходит скла­ды­ва­ние современных славянских народов.
Таким образом, важнейшим историческим фактом является наличие в I тысячелетии н.э. на территории Восточной Европы славян.
 
Первые века нашей эры стали временем массовых миграций на территории Европы и Азии, получивших название Великого переселения народов. Для обозначения этого явления порой пользуются термином «этническая революция». Он призван подчеркнуть масштаб миграционных процессов в I тысячелетии и их роль в изменении этнополитической карты Европы и Азии. В ходе глобальных перемещений людей стирались и изменялись границы традиционного расселения, смешивались разные этнические компоненты, создавались новые народы.
Первая волна Великого переселения была связана с германцами. Во II—III вв. через Восточно-Европейскую равнину, с севера на юг — из районов Сканди­навии и Прибалтики в Крым, на Балканы и оттуда в Южную Азию — двинулись германские племена готов. У Иордана есть упоминание о мордве, мери, веси, эстах и об онежской чуди, которые вошли в состав готского царства, созданного вождем готов Германарихом.
Под напором гуннов и славян в V веке готы были вытеснены из Причерноморья на запад, приведя в движение другие германские племена, граничившие с Римской империей.
В VI—VIII веках политическими лидерами на Евразийском континенте ста­ли тюркские племена — авары, хазары, булгары. Тюрки выделялись в азиат­­ских миграциях — особенно при заселении Сибири: кыргызы, уйгуры и др.
К последним миграционным волнам Великого переселения относятся арабские завоевания, начавшиеся в VII веке и охватившие Аравию, Западную и Среднюю Азию, Закавказье, Северную Африку. С эпохой Великого переселения совпало несколько этапов еврейской миграции с Ближнего Востока. Рассеивание евреев началось еще до новой эры в связи с вавилонскими, македонскими, римскими завоеваниями. Походы арабов вызвали еще несколько волн исхода евреев с их прародины.
К концу VIII века относятся первые экспедиции норманнов как в Западную, так и в Восточную Европу.
В IX веке в южно-русские степи ворвались печенеги, а в XI веке — половцы. В это же время (в конце IX века) далекий переход мадьяр (угро-финское племя, родственное ханты-манси) с Южного Урала в Европу завершился заселением ими Паннонии, где они ассимилировали местных славян.
Таким образом, Великое переселение народов в I тысячелетии н.э. изме­нило этнополитическую панораму Европы и Азии, положило начало современным народам и государствам.
 
 
Теории изучения
 
 
Из правил многотеоретического изучения
 
1. Осмысление объективных исторических фактов субъективно.
2. Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая.
3. Каждая теория предлагает свое понимание истории: имеет свою периодизацию, свой понятийный аппарат, свою литературу, свои объяснения исторических фактов.
 
 
литература различных теорий
 
Богданов А.П. История России до Петровских вре­мен. 10-11 кл.: Проб. учеб. для об­ще­­образо­­ват. учеб. заведений. М., 1997 (либеральная). Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки по русской истории. 8-11 кл.: Пособие для общеобра­зоват. учеб. за­ве­дений / Под. ред. акад. А.М. Панченко. М., 1996 (локальная). История СССР с древнейших времен до конца XVIII века/ Под. ред.Б. А. Рыбакова. М., 1975; Мунчаев Ш. М., Устинов В. В. История России. М., 2000; Маркова А. Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А. История России. М., 2001 (материалистическая). Сахаров А.Н., Буганов В.И. История с древнейших времен до конца XVII ве­ка: Учебн. для 10 кл. об­щеобразоват. учреждений / Под ред. А.Н. Са­харова. 3-е изд. М., 1997 (универсальная – синтез теорий).
 
 
ПЕриодизация различных теорий
 
Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая. Каждая теория изучения имеет свою периодизацию.
Религиозно-историческая (христианская) делит историю на периоды: 1) От сотворения Мира до рождения Иисуса Христа; 2) От рождения Иисуса Христа до конца Мира.
 
Всемирно-историческая теория:
— материалистическое направление всемирно-исторической теории делит историческое развитие (прогресс) на формации: первобытное общество, феодальное общество, капиталистическое общество, коммунистическое общество (первая фаза — социализм);
— либеральное и технологическое направления всемирно-исторической теории делят историческое развитие (прогресс): на аграрное (традиционное) общество, индустриальное общество, постиндустриальное (информационное) общество.
 
Локально-историческая теория свою периодизацию строит исходя из циклов, вытекающих из взаимосвязи Космоса — Солнца — Земли (совокупность отдельных территорий) — Человека. Теория этногенеза, представленная Л.Н. Гуми­левым, историю этноса делит на фазы: пассионарная, акматическая, надлома, инерционная, обскурации, мемориальная.
 
 
Понятийный аппарат различных теорий
 
Государство:
1) Французские просветители XVIII века: Вольтер, Ж.-Ж. Руссо и др. считали, что в основе образования государства лежит общественный договор. Либеральное направление всемирно-исторической теории, основываясь на идеях великих гуманистов XVIII века, считает все образования народов, в том числе и древние, государствами. (Либеральное направление всемирно-исторической теории.)
 
2) Государство — это политическая система, направлен­ная на подавление одного класса другим. Отсюда, первым государством на территории Восточной Европы является Ки­евская Русь, а до нее тогда были только племена и племенные союзы. (Материалистическое направление всемирно-исторической теории.)
 
Нация:
1) Исторически сложившаяся устойчивая общность людей, характеризующаяся четырьмя признаками: общно­стью территории, экономики, языка, культуры. (Материали­стическое направление всемирно-исторической теории.)
 
2) Союз одинаково мыслящих и одинаково говорящих людей. (Либеральное направление всемирно-исторической теории.)
 
3) Союз людей, объединенных психологическим складом характера на почве общности судьбы. (Либеральное направление всемирно-исторической теории.)
 
4) Схожее понятие этнос. Этнос — природное сообщество: коллектив людей, естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения и противопоставляющий себя всем другим таким же коллективам. (Локально-историческая теория.)

 
ОБЪЯСНЕНИЯ исторических фактов
В различных ТЕОРИЯХ иЗУЧЕНИЯ


Каждая теория выбирает из множества историче­ских фактов свои факты, выстраивает свою причинно-следственную связь, имеет свои объяснения в литературе, историографии, изучает свой исторический опыт, делает свои выводы и прогнозы на будущее.
 
истоки Российского государства
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
В кни­гах православных авторов история России трактовалась как история народа, наделенного Божественным призванием, имеющая корни в далеких библей­ских временах. Точкой отсчета Российского государства является Киевская Русь, ее крещение.
 
Всемирно-историческая теория. Исходя из предмета изучения (общемирового развития, прогресса человечества).
Историки “выстроили” народы по иерархической лестнице с “передовыми” (славяне) и “отсталыми” (угро-финны, половцы) народами. История России рассматривается как история славян.
 
Локально-историческая теория изучает единство человека и территории, составляющее понятие локальная цивили­зация. На территории России такой цивилизацией является Евразия.
Евра­зий­цы (нач. и сер. XX века) рассматривали Россию как целый историко-географи­ческий континент с особой судьбой. На территории междуречья Днепра и Волги, существовавшей во времени I т.н.э., было много государственных объединений (скифское, сарматское, гуннское, хазарское, булгарское, половецкое и др.) с этнически “смешанным” составом населения. Евразийцы считали, что российские истоки – не только в Европе, но и в Азии — пристально изучали роль Востока в истории России. Они впервые обратили внимание на Восточно-Европейскую равнину как на некий “котел” для этнических “переплавок”, выдвинув тезис “Россия — это соборность наций”.
Наследие евразийцев отразилось в творчестве историка и этнолога4  Л.Н. Гумилева (1912—1992)5 , написавшего большое количество работ, посвя­щенных истории древних народов. Особое внимание он уделял проблеме межэтнических контактов, в том числе и в российской истории, утверждая, что россияне — это этнос, сложившийся из трех компонентов: славян, финно-угров и татар.
 
 
ПРИЧИНЫ великоГО переселениЯ народов
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
Историки религиозной теории причину Великого переселения народов связывают с рождением Иисуса Христа. По логике христианских богословов, в смене этнической картины в Европе после Великого переселения с наглядностью проявилось Божественное Провидение: “старые” народы сошли с исто­рической арены вместе с завершением ветхозаветных времен. На исто­рическую арену пришли “новые” народы, составляющие основу сегодняшних государств. Новая христианская эра стала временем торжества евангелической проповеди и жизнеутверждения народов, обратившихся к христи­анству. В Евангелии от Луки, глава 1, стихи 26—35, записано: “Бог послал в этот греховодный, развращенный мир Своего Сына Иисуса Христа, чтобы спасти человечество от грехов и вечной гибели. Со дня Его рождения на земле наступило новое время. Даже наше летосчисление начинается с рождения Иисуса Христа”.
 
Историки всемирно-исторической теории главным двигателем перемещений народов считают “потребность в больших пространствах земли, необходимых при тогдашнем примитивном ведении хозяйства”.
В материалистическом направлении выделяются такие причины, как разложение перво­бытно­общинного строя и появление частной собственности, формирование крупных племенных союзов, возглавляемых военной аристократией, стремившейся к обогащению и упрочению власти.
В технологическом направлении причина Великого переселения народов видится в серии фундаментальных открытий — в изобретении стремени, седла и сабли. Эти изобретения обеспечили военное превосходство кавалерии азиатских кочевых народов и породили волну военной экспансии кочевников, распространявшуюся с востока на запад.
 
Локально-историческая теория изучает единство человека и территории, составляющее понятие локальная цивили­зация.
Теория наиболее ярко пред­ставлена учебным пособием Л.Н. Гумилева (1912—1992)6, согласно которому резкая активизация этносов связывается с “пассионарным взрывом”, то есть всплеском жизненной энергии “молодых” народов на фоне определенной инерционности исторически “старших” этносов.
Локально-историческая теория предполагает признание своеобразия и оригинальности каждого этноса из когда-либо существовавших на планете. По этой теории, каждый народ занимает свою природно-экологическую и историческую “нишу”.
 
формирование восточных славян
в технологическом направлении
всемирно-исторической теории
 
Историки направления обращают внимание, что в процессе формирования восточно-славянского этноса, помимо славян, принимали участие и другие народы. В культуре восточных славян отмечены следы скифо-сарматского влияния, имена некоторых славянских богов — Хорс, Симаргл, Вий — имеют скифо-сарматское (индоиранское) происхождение. К иранским языкам восходят слова готского происхождения (“хлеб”, “изба”, “князь”), имеются отдельные финно-угорские заимствования (например, слово “витязь”). Смешение с финно-угорскими народами сказалось на расовом типе восточных славян. Сильными были и хазарские влияния; как известно, славяне долгое время платили дань хазарам, а киевского князя именовали “каганом”.
 
Сравнительно-теоретические схемы
 
предмет изучения + исторический факт = теоретическая интерпретация
№ 1. Причины Великого преселение народов
(II–IV вв. или I–IX вв.)
 
 
Название теории
Предмет
Изучения
Интерпретации факта
Религиозно-историческая
(Христианская)
Движение человечества к Богу
С рождением Иисуса Христа «старые» народы сошли с исторической арены вместе с завершением ветхозавет­ных времен. На смену им пришли «новые», современ­ные народы
Всемирно-историческая:
Общемировое развитие, прогресс человечества
Развитие народов и освоение ими новых территорий. Изменение климата
Материалистическое
направление
Развитие общества, общественных отношений, связанных с формами собственности. Классовая борьба
Прогресс в орудиях труда. Разложение первобытного общества и зарождение частной собственности привели к миграции народов
Технологическое направление
Развитие технологическое, научные открытия
Фундаментальные открытия, обеспечивающие превосходство одного народа над другими и расширение им территории обитания. Распространение оружия и изделий из железа, стремени, седла, сабли и др.
Локально-историческая
Единство человечества и террито­рии
В результате пассионарного толчка произошел всплеск жиз­ненной энергии «молодых» народов (Л.Н. Гумилев)
 
№ 2. Теории происхождения славян
 
Миграционная
Славяне локализовались на небольшой территории, а затем расселились по Восточной Европе. Мнения о прародине славян: Дунайская, Прибалтийская, скифо-сарматская, азиатская, среднеевропейская, североевропейская (арктическая).
Автохтонная (местная)
Славяне исконно проживали на территории Восточной Европы. В связи с этим в истории славян выделяют периоды:
1)      протославянский (III т.до н.э. – I т.до н.э.);
2) праславянский (конец I в. н.э. – VII в.);
3) собственно славянский (VIII–IX вв.).
 
№ 3. Государства и народы на территории
Восточной Европы и Сибири до XII в.
 
1)       Киммерийцы (?– VII в.
до н. э.);
2)       Скифы (VII в до н. э. –
III в. н. э.);
3)       Сарматы ( II в. до н. э. –
IV в. н. э.);
4)       Готы ( II – IV в. н. э.);
5)       Гунны (I – V в. н. э.);
6)       Авары ( VI – IX в. н. э.);
7)       Хазары ( VI – X в. н. э.);
8)       Волжская Булгария
( VII в.н.э. – 1236 г.);
9)       Печенеги ( IX – XI в. н. э.);
10)           Половцы (XI – XIII в. н. э.);
11)    Киевская Русь (882 –
1132 гг.);
12)    Балты и финно-угры (Северо-восточная Европа);
13)    Самодийские народы (север Азии).
 
Примечания
 
 1 Глава написана с позиции локально-исторической теории.
 2Ассимиляция — слияние одного народа с другим с утратой одним из них своего языка и культуры. Бытует мнение, что завоеватели порой полностью уничтожали своих противников. Мнение ошибочно: при всей первобытной жестокости завоеватели, как правило, оставляли в живых молодых женщин и детей.
 3 Этноним (от греч. ethnos — племя, народ и onima — имя)— название племени, народа и др. этнической общности.
4 Этнология — народоведение.
 5 Для «погружения» читателя в эпоху историка приведены даты его жизни. Теоретические воззрения историка во многом определяются эпохой, в которой он жил.
6 Учебное пособие Гумилева Л.Н. “От Руси до России” рекомендовано Министерством образования РФ учащимся 10—11-х классов. В связи с этим в последующих теоретических материалах локально-историческая теория в основном будет представлена теорией этногенеза Л.Н. Гумилева. По усмотрению преподавателя может быть использована локально-историческая теория в изложении евразийцев (Г.В. Вернадский, П.Н. Савицкий, Н.С. Трубецкой и др.).
 
 











Переход на главную страницу
Глава 2

Киевская Русь (xi—xii вв.)
и Удельная Русь
(xii—xiii вв.)1 
 
На территории Восточной Европы более двух веков существовало сильное государство Киевская Русь. Начальный период образования государства нашел отражение только в летописях. Они писались, переписывались и дописывались в разное время, так что некоторые сюжеты истории выглядят как легенды.
 

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), создание мощного русского государства на территории Восточной Европы началось с севера. За 859 г. в летописи есть сообщение, что племена славян на юге платили дань хазарам, а на севере славяне и угро-финны платили дань варягам.
Достоверность описываемого подтверждает сравнительный материал Западной Европы. В первой половине IX века норманны, или викинги («варяги»), совершали опустошительные набеги на территории приморских стран. «Послал бог толпы свирепых язычников, — говорит английская хроника, — датчан, норвежцев, готов и шведов. Они опустошали грешную Англию от одного берега до другого, убивали народ и скот, не щадили ни женщин, ни детей». В 845 г. норманны разграбили селения по берегам Сены до Парижа; французский король Карл был вынужден уплатить 7 тысяч фунтов серебра, чтобы спасти Париж от разрушения. По-видимому, набегам норманнов подвергались и народы Восточной Европы. Летопись сообщает, что в 862 году новгородцы изгнали варягов за море, но среди разноязыких племен, да и в самом Новгороде — мира не было и пришлось пригласить князя, «...который бы владел и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси и пригласили трех братьев Рюрика, Синеуса и Трувора. Рюрик стал княжить в Новгороде, Синеус — на Белоозере, а Трувор — в Изборске.
После смерти братьев Рюрик стал княжить один, а своим дружинникам раздал Полоцк, Ростов, Белоозеро. Когда умер Рюрик (879 г.), воевода Олег вместе с малолетним сыном Рюрика Игорем подняли народы по торговому пути «из варяг в греки» на большой поход к югу. В походе участвовали скандинавы, северные славяне и угро-финны; в 882 году они захватили Киев. Так произошло объединение северных и южных земель, образовалось государство с центром в Киеве.


Исходя из текста летописи «Повесть временных лет», историю Киевского государства обычно делят на два периода. Первый — это время длительного «собирания» земель. Он продолжался с 80-х гг. IX века до конца Х века. Киевский князь Олег (882—912) согласно «Повести временных лет» «примучивает» (покоряет) уличей, тиверцев, древлян. Сын Игоря и Ольги князь Святослав (964—972) покоряет вятичей. Наконец, при Владимире I (980—1015) были окончательно покорены радимичи и вятичи. Второй период — это время существования единого Киевского государства, со времени Владимира I до конца 20-х годов XII века, когда оно распалось на неза­ви­симые княжества.
Во главе Киевского государства стоял князь, который именовался Великим князем; на местах управляли зависимые от него князья. Великий князь не был самодержцем; скорее всего, он был первым среди равных. Великий князь управлял от имени своих ближайших родственников и ближайшего окружения — крупного боярства, сформировавшегося из верхушки княжеской дружины и знати Киева. Титул Великого князя передавался по наследству в роду Рюриковичей. Традиционно власть передавалась не только прямым наследникам, но и членам рода. Так, князь Олег, по преданию, был не сыном, а племянником Рюрика. Однако первоочередными наследниками и претендентами на роль князей в местных княжествах были сыновья Великого князя Киевского. После кончины Великого князя киевский престол занимал старший сын, а после его смерти по очереди остальные сыновья. Это горизонтальный принцип наследования власти. Когда после смерти князя Владимира дружина советовала его сыну Борису занять киевский престол помимо старшего брата Святополка, Борис ответил: «Не подниму руки на брата своего старшего; отец мой умер, и брат будет мне вместо отца». Однако киевский престол из братьев по очереди могли занять только три старших. Младшие братья приравнивались по правам к детям старших. Наследование являлось не семейным, а родовым. Количество княжений соответствовало количеству членов рода. При увеличении их числа выделялись новые княжества за счет дробления прежних.
В государственной структуре Киевской Руси наряду с монархической ветвью власти имелась также и демократическая, «парламентская» ветвь — вече. На вече принимало участие все население, кроме рабов; бывали случаи, когда вече заключало с князем договор, «ряд». Иногда князей заставляли присягать вече, особенно в Новгороде. Основной силой, на которую опиралась власть, было войско (вои). Оно состояло из двух частей: из княжеской дружины и народного ополчения.
Дружина составляла основу войска. По варяжскому обычаю, дружинники сражались пешими и были вооружены мечами и секирами. С Х века дружина садится на коней, а секиры заменяются позаимство­ванными от кочевников саблями. У дружинников были также луки, копья и круглые щиты. Щит изготавливался из ивовых прутьев, обшивался кожей. В центре он был укреплен металлическим выступом. В XI веке появляется каплевидный щит скандинавского происхождения. Он приме­нялся для защиты всадника. Русские воины для защиты надевали перед боем доспехи (с XV века — кольчуги), для защиты головы использовался шлем («шелом»).
Народное ополчение созывалось в случае больших военных походов или для отражения нападения неприятеля. Часть ополчения выступала пешим строем, часть садилась на коней. Народным ополчением командовал тысяч­ник, назначаемый князем.
Кроме дружины и народного ополчения для ведения военных действий иногда привлекались войска соседей-кочевников («черных клобуков»).
С момента возникновения Киевской Руси появляется и система обычного права. Сущность законоположений обычного права составляют: кровь за кровь, или плата за убийство; плата в случае побоев; право наследства и распоряжения собственностью; законы о воровстве и обыске и т. д.
Издавали свои законы княгиня Ольга и князь Владимир. При Ольге было упорядочено взимание дани, приняты законы для руководства административной деятельностью; князь Владимир, видимо с целью пополнения государственной казны, попытался ввести штрафы за убийства. Однако обычай кровной мести был древней традицией, и попытка Владимира окончилась неудачей. Первый письменный свод законов, «Русскую Правду», создал Ярослав Мудрый. «Русская Правда» регулировала общественные отношения. Она включала 18 статей и целиком была посвящена уголовному праву.
«Правда» Ярослава Мудрого во второй половине XI века была дополнена преемниками князя. К XII веку относится появление «Пространной Правды».
«Русская Правда» предусматривала наказания за побои, нанесение увечий, укрывательство беглого раба, порчу оружия и одежды. Смертная казнь как мера наказания за преступление не предусматривалась. За тяжелые преступления конфисковали все имущество виновного, изгоняли из общины или лишали свободы.
«Русская Правда» говорит о различных общественных сословиях того времени. Большую часть населения составляли свободные общинники — «людины», или просто «люди». Они объединялись в сельскую общину — «вервь». Вервь обладала определенной территорией, в ней выделя­лись отдельные экономически самостоятельные семьи. Вторая большая группа населения — смерды; это было несвобод­ное или полусвободное население княже­ского владения. Третья группа населения — рабы. Они известны под разными названи­ями: челядь, холопы. Челядь — раннее название, холопы — позднее. «Русская Правда» показывает рабов полностью бесправными. Раб не имел права быть свидетелем на суде; за его убийство хозяин не нес ответственности. Наказанию за побег подвергался не только раб, но и все, кто ему помогал.
Рабство было двух видов — полное и неполное. Источники полного рабства: плен, самопродажа в рабство, женитьба на рабыне или выход замуж за раба и т. д. Неполные рабы, «закупы», появи­лись в XII веке. Закуп — это разорившийся общинник, пошедший в долговую кабалу за определенную ссуду (купу). Он работал слугой или в поле. Закуп был лишен личной свободы, но у него сохранялось свое хозяйство, и он мог выкупиться, вернув долг.
Довольно большой группой населения Руси были ремесленники и купцы. Растущие города становились центрами развития ремесла и торговли. К XII веку насчитывалось свыше 60 ремесленных специаль­ностей; русские ремесленники производили более 150 видов железных изделий.
Имелись и такие группы населения, как «мужи» (дружинники) и «изгои» (люди, лишившиеся своего социального статуса).
Важнейшим условием функционирования государства являются нало­ги. В Киевской Руси они выступали в форме сбора дани (продуктами сельского хозяйства, промыслов и деньгами). Дань раскладывалась по погостам и взыскивалась с «дыма» — двора, «рала» — плуга, то есть с отдель­ных крестьянских хозяйств. В связи
с этим погосты, как поселения соседских общин, приобретают новое значение — административно-фискальных округов. С именем княгини Ольги летопись связывает проведение в 946—947 гг. ряда мероприятий, направленных на укрепление княжеской власти в пределах сельских территорий: нормирование повинностей, получавших регулярный характер, устройство погостов как постоянных центров сбора дани.
Присоединенные территории начинали рассматриваться верховными правителями как государственная собственность. Право на сбор дани с определенных территорий получали дружинники князя. Так, «мужу» Игоря Свенельду была пожалована для этих целей земля древлян. Первоначально взыскание дани производилось посредством «полюдья», то есть поездок княжеских дружинников в подвластные земли, где они кормились за счет местного населения до тех пор, пока не соберут дани. Термин «полюдье» имел два значения: форма взыскания дани и кормление дружинников. Система «полюдья» постепенно сменяется системой «своза» — доставки дани в погост.
 
 
Составной частью государственного устройства является идеология. У древних народов идеология воплощалась в религии, вере.
В сохранившихся древних памятниках во времена, предшествовавшие христианизации, можно выделить несколько религиозных культов. Один из них — это семейно-родовой культ предков. Центральное место в этом культе отводилось почитанию Рода и Рожаниц — охранительниц семьи. Семейно-родовой культ предполагает почитание умерших предков. Покойники делились на чистых и нечистых.
«Чистые» покойники — это умершие люди от болезней или по старости. Они назывались «родителями» и почитались. На «родителей» смотрели как на покровителей семьи. Покойника достойно провожали в мир иной. Население Восточной Европы знало кремацию и захоронение, верило в загробную жизнь. Язычники считали, что как человек жил в этом мире, так он должен жить и в мире потустороннем. Покойника сопровождала жена или наложница, которых убивали; убивали лошадей, иногда рабов. В могильных курганах находят оружие, посуду, украшения. Два раза в году славяне отмечали праздник Дедов с обильной трапезой.
Другое отношение было к покойникам «нечистым» — самоубийцам, умершим колдунам. Их называли «навьи» и «упыри». Хоронили их подальше от селений. Считалось, что они могут вызвать голод, мор, засуху.
Защитой от злых сил служили нательные обереги, вышивка на рубахах по вороту и подолу, заговоры.
К семейно-родовому культу относится почитание Домового (Домо­жи­ла, Дедушки, Хозяина, Суседко и пр.). Он считался невидимым покровителем семьи, заботящимся о благополучии хозяйства.
Покровителем рода, семьи, охранником границ родовой территории был Чур. То, что этот покровитель относился к родителям, предкам, видно из слова «пращур».
Другой порядок верований — это почитание видимой природы — общинные и аграрные культы. У славян во главе богов стоял Сварог — бог неба. Его сыновья Сварожичи — солнце и огонь — были источниками света и тепла. Богом солнца был Даждьбог, ветра — Стрибог, покровитель скотоводов, купцов и дружинников — Велес, покровительницей женского труда была богиня Макош.
Постепенно с усилением власти князей на первое место выдвигается бог молнии и грома Перун, который потом сливается со Сварогом. К IX веку Перун стал самым грозным богом, только ему приносились человеческие жертвы.
Покровителями земледельческого труда были бог плодородия — Ярила, бог летнего травоцветения — Купала, зимнее божество — Коляда, Авсень — символ начала весны.
К низшей мифологии относятся разные слои нечистой силы: лешие, водяные, русалки, кикиморы, полевики и др.
Языческие боги были известны всем славянским племенам. Но у каждого племени был свой главный бог-покровитель. Известно, что у полян главным богом был Перун, у новгородских словен — Велес.
 
 
После объединения восточных славян под своей властью киевские князья попытались сделать своего бога Перуна главным богом славян. Если в договоре Олега с греками (907 г.) упоминаются несколько богов, то в договоре Игоря с Византией (944 г.) назван только Перун. Однако против возвеличивания Перуна выступили покоренные племена, ведь у каждого из них был свой главный бог-покровитель. Присоеди­нен­ные народы согласны были платить дань, но подчинить своего бога чужому — Перуну — было выше их сил. После убийства древлянами князя Игоря киевским властям в вопросе религии пришлось отступить. В договоре с Византией (971 г.) наряду с Перуном упоминается и другой языческий бог — Велес.
В 980 году князь Владимир предпринял новую попытку перейти к единобожию на основе язычества — «Поставление кумиров». Она тоже оказалась неудачной. Выход был возможен в принятии одной из мировых религий.
«Повесть временных лет» рассказывает, как князь Владимир I вы­би­рал веру. Выслушав представителей различных религий — иудейской, мусульманской и христианской, Владимир остановил свой выбор на христианской вере православного толка (988).
Еще задолго до княжения Владимира I началось крещение русов, о чем свидетельствует «Окружное послание» Константинопольского патриарха Фотия. По его сведениям, в 866—867 гг. была крещена дружина князей Дир­а и Аскольда. Однако это еще не означало, что христианство стало государственной религией на Руси. Можно говорить лишь о появлении на Руси христиан­ской общины, центром которой стал Киев. В 882 г. Киев был подчинен языческими князьями Новгорода, Олегом и Игорем, но христианская община сохранилась и, по-видимому, даже увеличилась. Известно, что при Игоре в Киеве была уже соборная церковь святого Ильи. Известно также, что вдова Игоря — княгиня Ольга — крестилась в Царьграде в 957 г.
Княгиня Ольга пыталась крестить и своего сына Святослава, но из этого ничего не вышло.
После смерти Святослава князем Киевским стал его старший сын Ярополк, по своим убеждениям — христианин, однако позднее он был вынужден уступить власть Владимиру. Как бы то ни было, к моменту принятия христианства на Руси были уже достаточно хорошо знакомы с основами православия. По летописи, крещение киевлян произошло летом 988 года. Принятие христианства имело важные последствия: князья получили идейную основу для утверждения государственной централизации.
Новую веру, ставшую государственной, необходимо было распространить на всю территорию страны. Это оказалось не так-то просто, хотя кроме византийских священников в крещении активное участие принимала княжеская власть. Судя по летописям, редко где крещение народа обходилось без насилия. Новгородцев в 991 г. крестили при помощи дружины из Киева. Первые два епископа, Федор и Илларион (XI в.), ничего не могли сделать с ростовчанами-язычниками. Жителей Мурома не смогли приобщить к православию ни сын Владимира Глеб, ни его преемник. И так было по всей Руси. Даже обращенные в христианство люди часто сохраняли веру в древних богов.
Формирование церковной структуры Киевской Руси происходило в Х—XII вв. Была создана Киевская митрополия Константинопольской патри­архии.
Первым митрополитом был Михаил (988—992 гг.). Местом пребыва­ния митрополичьей кафедры стал собор Святой Софии. В важнейших центрах государства — в Чернигове, Полоцке, Новгороде, Смоленске — были созданы епископии, подчиненные киевскому митрополиту.
В первое время русская православная церковь существовала на средства государства. На ее содержание выделялась 1/10 часть от всех даней, от княжеского суда и от торговых пошлин. С середины XI века упоминаются первые монастыри, в том числе знаменитая Киево-Печерская лавра. Для обеспечения монастырей князья даровали им села с крестьянами.
Крещение Руси содействовало укреплению международного положения Киевской Руси. Русь вошла в семью европейских христианских народов, получила широкий доступ к знаниям, накопленным человечеством, так как Византия была самой образованной страной того времени. И, наконец, сама церковь в лице митрополита, епископов, паломников стала влиятельным элементом внешней политики и самой дипломатической службы.
 
Византийское религиозное и граждан­ское влияние на русскую духовность очевидно. Однако религия, пришедшая из Византии, была не в состоянии полностью искоренить древнеславянские верования и культы. Заимствованные Русью культурные достижения подвергались глубокой трансформации под воздействием местных традиций.
Принятие христианства повлияло на быстрое развитие письменности. Вместе с богослужебными книгами и богословской литературой на Русь проникла и славянская письменность, созданная греческими монахами Кириллом и Мефодием. Старославянский язык, на котором были написаны богослужебные книги, стал языком культа и религиозной литературы. Позже на местной восточнославянской основе сформировался древнерусский литературный язык. Это язык деловой письменности, исторической и повествовательной литературы. На нем написаны «Русская Правда», «Слово о полку Игореве», русские летописи, «Поучение» Владимира Мономаха. О распространении письменности среди городского населения свидетельствуют берестяные грамоты, найденные при раскопках в Новгороде и других городах. Ко времени княжения Аскольда (867—875) относится начало русского летописания и первые фрагментарные записи киевских летописцев. Обнаружена также языческая летопись, описывающая княжение Игоря и Ольги, ее последний раздел киевской языческой летописи охватывает 946—980 гг. и, в основном, относится к княжению Свято­слава и Ярополка Святославича. В летописях отмечались основные события того времени: приезд посольств, отношения с печенегами, необычные природные явления и пр.
При Ярославе Мудром создается летописный свод. Содержание этого свода постепенно разрасталось и к началу XII века составило обширное систематическое повествование. «Повесть временных лет» правомерно рассматривается как введение в русскую историю, как энциклопедия древнерусской жизни IX—XI вв.
Получило развитие в Киевской Руси и школьное образование. Школы для детей бояр создавались при Владимире I. Ярослав Мудрый создал школу в Новгороде для детей старост и духовных лиц. Имелись школы и для подготовки к государственной и церковной деятельности. В них наряду с богословием изучались философия, риторика, грамматика, географические и естественные науки.
Центрами культуры были многочисленные города. В городах жили и трудились ремесленники разных специальностей. Большие успехи были достигнуты в вы­плавке и обработке металлов. Железо выплавлялось из болотных руд в сыродутных «домницах». Было налажено массовое производство железных орудий: топоров, серпов, лопат и др. Своим мастерством славились русские оружейники: в Европе высоко ценились кольчуги и прямые русские мечи. Древнерусские ювелиры изготовляли разнообразные украшения; археологи обнаружили в Киеве целую мастерскую по изготовлению стеклянных браслетов. Многочисленные ремесленники занимались обработкой кожи и дерева, изготовлением тканей, одежды и обуви.
После принятия христианства на Руси появилось монументальное каменное зодчество. Принципы строительства каменных храмов были заимствованы из Византии. Вершиной русского зодчества XI века является Софийский собор в Киеве, построенный греческими и русскими мастерами. Вслед за Киевской Софией были построены Софийские соборы в Новгороде и Полоцке. Эти соборы отличаются от византийских сохранением традиций деревянного зодчества дохристианской эпохи, многокуполь­ностью и шлемовидными куполами.
Из Византии на Русь пришли новые для нее виды монументальной живописи — мозаика, фреска и иконопись. Самые ранние из сохранившихся произведений русской живописи были созданы в Киеве. Суровой красотой и монументальностью отличаются мозаики и фре­ски Софийского собора. Среди фресок Софии два групповых портрета семьи Ярослава Мудрого, на стенах двух башен изображены сцены княжеской охоты, цирковых состязаний.
Быт населения различных районов Киевской Руси был различным. Крестьяне жили в небольших домах. На юге это были полуземлянки, у которых даже крыши были земляные. На севере по лесам строились срубные наземные постройки с деревянными полами. Печи везде были глинобитные или каменные, но топились по черному. Окна были маленькие.
Горожане имели иные жилища. В городах почти не встречались полуземлянки. Бывали и двухэтажные дома, состоящие из нескольких комнат. Усадьбы бояр, дружинников и священнослужителей намного превосходили жилища простолюдинов размерами и богатством; они включали целый комплекс строений: помещения для слуг, ремесленников, хозяйственные постройки. Княжеские хоромы представляли собой настоящие дворцы, некоторые из них строились из камня.
И одевались разные слои общества по-разному. Крестьяне и ремесленники — и мужчины, и женщины — носили рубахи из домотканого полотна. Мужчины кроме рубахи надевали штаны, а женщины юбки. Верхней одеждой и у мужчин, и у женщин была свитка. Носили также разные плащи. Зимой носили обыкновенные шубы. Одежда знати по форме походила на крестьянскую, но качество, конечно, было иным: плащи часто были из дорогих восточных материй, парчовые, вышивались золотом. Плащи застегивались на одном плече золотыми застежками; зимние шубы шились из дорогих мехов. Обувь у горожан, крестьян и знати также была разной. Крестьянские лапти не отличались от тех, которые носили в ХIХ веке, горожане чаще носили сапоги или поршни (туфли); князья носили сапоги, часто украшенные инкрустацией.
Развлечением знати были охота и пиры, на которых решались многие государственные дела. Всенародно и пышно праздновались победы в походах. На эти пиры съезжались посадники и старейшины со всех городов и бесчисленное множество народа. Князь с боярами и дружиной пировал «на сенях» (на высокой галерее дворца), а на дворе ставились столы для народа. Столы для знати были уставлены богатой посудой — золотой и серебряной. Летописец Нестор сообщает об эпизоде, когда дружинники потребовали у князя заменить деревянные ложки серебряными. Более простыми были общинные пиры (братчины). На пирах обязательно выступали гусляры или скоморохи. Знаменитые пиры князя Влади­мира воспеты в былинах и литературных произведениях.
 
Киевская Русь являлась сильным европейским государством. Высокий авторитет Киевской Руси в Европе и Византии (а Византия считается европейским государством) под­твер­ж­да­ется династическими браками. Дочери Ярослава Мудрого были замужем за королями Франции, Венгрии, Норвегии, Дании; сыновья были женаты на принцессах из германских, польских земель, из Византии. Европейской известностью пользовался Владимир Мономах. Он был внуком Ярослава Мудрого и шведской принцессы, сыном византийской принцессы, мужем английской принцессы, деверем германского императора, племян­ником венгерской и датской королев — дочерей Яро­слава Мудрого.
Широко известны торговые связи Руси со странами Балтии, Византии, Польши, Германии и т. д. Товары на Русь поступали из Сигтуны (Швеция), Любека, Регенсбурга (Германия), Праги (Чехия), Кракова (Польша) и др.
Народам Европы была хорошо известна Киевская Русь. О ней упоминается в древнефранцузском эпосе «Повесть о Роланде», в древне­германском эпосе «Песнь о Нибелунгах».
Культура Руси была подчинена единому европейскому стилю, отдаленным аналогом которого являлся романский стиль на Западе, а более близким — стиль, господствовавший в Византии.

Со смертью Владимира Мономаха в 1125г. начался упадок Киевской Руси, который сопровождался ее распадом на отдельные государства-княжества. Еще ранее Любечский съезд князей в 1097 г. установил: «...каждый да держит отчину свою» — это значило, что каждый князь становится полноправным владетелем своего наследственного княжества.
Распад Киевской державы на небольшие княжества-вотчины, по мнению В.О. Ключевского, был вызван существовавшим порядком престолонаследия. Княжеский престол передавался не от отца к сыну, а от старшего брата к среднему и младшему. Это порождало распри в роду и борьбу за раздел вотчин. Определенную роль сыграли внешние факторы: набеги кочевников разорили южнорусские земли и прервали торговый путь по Днепру.
В результате упадка Киева в южной и юго-западной Руси возвысилось Галицко-Волынское княжество, в северо-восточной части Руси — Ростово-Суздальское (впоследствии Владимиро-Суздальское) княжество, а в северо-западной Руси — Новгородская боярская республика, из которой в ХIII веке выделилась Псковская земля.
Все эти княжества, за исключением Новгорода и Пскова, унаследовали политический строй Киевской Руси. Во главе их стояли князья, опиравшиеся на свои дружины. Большим политическим влиянием в княжествах обладало православное духовенство.
По-особому сложился политический строй в Новгороде и Пскове. Высшая власть там принадлежала не князю, а вече, состоявшему из городской аристократии, крупных землевладельцев, богатых купцов и духовенства. Вече по своему усмотрению приглашало князя, функции которого сводились лишь к руководству городским ополчением — и то под контролем совета господ и посадника (высшего должностного лица, фактического главы боярской республики). Постоянными противниками новгородцев были шведы и ливонские немцы, неоднократно пытавшиеся подчинить себе Новгород. Но в 1240 и 1242 гг. они потерпели сокрушительное поражение от князя Александра Ярославича, получившего прозвище Невский за победу над шведами на реке Неве.
Галицко-Волынское княжество вело изнурительные войны с Венгрией, Польшей и Литвой. В ХV веке оно распалось и было поглощено Великим княжеством Литовско-Русским и Польшей.
Наиболее жизнеспособным оказалось Владимиро-Суздальское княжество (оно и стало в XV веке ядром нового российского государства). На Суздальщине постепенно сконцентрировалась большая часть переселенцев из южной и юго-западной Руси. Они смешались с проживавшими на этой территории угро-финскими народами. Владимиро-Суздальская земля cстановилась все более обжитой, по берегам рек возникали новые города — центры ремесла и торговли. Княжество постепенно становилось процветающим, а Великий князь Владимирский стал самым могущественным из русских князей.
Удельные века были временем ожесточенных междоусобных войн князей. С конца ХI века усилился натиск половцев на русские земли. А в 30-х годах ХIII века русские княжества не выдержали мощного удара монголо-татар.
 
 
Теории изучения
 
Из правил многотеоретического ИЗУчения
 
1. Осмысление объективных исторических фактов субъективно.
2. Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая.
3. Каждая теория предлагает свое понимание истории: имеет свою периодизацию, свой понятийный аппарат, свою литературу, свои объяснения исторических фактов.
 
 
литература различных теорий
 
Учебная
Вернадский Г.В. Русская история: Учебник. М., 1997; Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки по русской истории. 8—11 кл.: Пособие для общеобразоват. учебн. заведений / Под ред. А.М. Панченко. М., 1996 (локальная). Ионов И.Н. Рос­сий­ская цивилизация, IX — начало ХХ в.: Учебн. кн. для 10—11 кл. общеобразоват. уч­реж­дений. М., 1995 (либеральная). История СССР с древнейших времен до конца XVIII века/ Под. ред.Б. А. Рыбакова. М., 1975; Павленко Н. И., Кобрин В. Б., Федоров В. А. История СССР с древнейших времен до 1861 года. Учебное пособие для вузов. М., 1989; Мунчаев Ш. М., Устинов В. В. История России. М., 2000; Маркова А. Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А. История России. М., 2001 (материалистическое). Сахаров А.Н., Буганов В.И. История с древнейших времен до конца XVII ве­ка: Учебн. для 10 кл. об­щеобразоват. учреждений / Под ред. А.Н. Са­харова. 3-е изд. М., 1997 (универсальная – синтез теорий). Нефедов С. А. История средних веков. М., 1996 - http://hist1.narod.ru (технологическая).
Научная
1. Монографии: Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999 (либеральная). Карташов А.В. История русской церкви: В 2 т. М., 1992—1993 (религиозная). Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX—XII вв.). М., 1999 (локальная). Ловмянь­ский Х. Русь и норманны. М., 1985 (материалистиче­ская). Как была крещена Русь. Ред. Л.И. Волкова. М.,1988 (материалистическая). Кожинов В.В. История Руси и русского слова. М., 1999 (локальная). Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993 (либеральная). Рыбаков Б.А. Мир истории: начальные века русской истории. М., 1987 (материалистическая). Русь и варяги: новый взгляд на историю Европы и Руси. М., 1999 (либеральная). Фроянов И.Я. Киевская Русь: очерки социально-поли­ти­ческой истории Л., 1975 (материалистическая).
2. Статьи: Горский А.А. Русь в конце X — начале XI вв. Территориально-политическая структура // Отечественная история, 1992, № 4 (либеральная). Думин С.В., Турилов А.А. “Откуда есть — пошла Русская земля?” // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки по истории России IX — начала XX вв./ Сост. С.В. Мироненко. М., 1991 (либеральная). Иванов К. Где расположена Родина русов?// Родина, 1995, № 11. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Легенда о “призвании варягов” и становление древнерусской историографии // Вопросы истории. 1995, № 2 (либеральная). Новосильцев А.П. Образование Древнерусского государства и его первый правитель// Вопросы истории, 1991, № 2-3 (либеральная). Скрынников Р.Г. Войны Древней Руси// Вопросы истории, 1995, № 11-12 (либеральная). Алексеев В. В., Нефедов С. А., Побережников И. В. Модернизация до модернизации: средневековая история России в контексте теории диффузии//Уральский исторический вестник, 2000, № 5-6; Нефедов С. А. Новая интерпретация истории Киевской Руси - http://hist1.narod.ru/Science/Part2.html. (технологическая).
 
 
 
ПЕриодизация различных теорий
 
Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая. Каждая теория изучения имеет свою периодизацию.
 
Религиозно-историческая (христианская) делит историю на периоды: 1) От сотворения Мира до рождения Иисуса Христа; 2) От рождения Иисуса Христа до конца Мира.
 
 
Всемирно-историческая теория:
— материалистическое направление всемирно-исторической теории делит историю на первобытное общество, феодальное общество, капиталистическое общество, коммунистическое общество (первая фаза — социализм).
— либеральное и технологическое направления всемирно-исторической теории делят историю на аграрное (традиционное) общество, индустриальное общество, постиндустриальное (информационное) общество.
 
Локально-историческая теория свою периодизацию строит исходя из циклов, вытекающих из взаимосвязи Космоса — Солнца — Земли (совокупность отдельных территорий) — Человека. Теория этногенеза, представленная Л.Н. Гуми­левым, историю этноса делит на фазы: пассионарная, акматическая, надлома, инерционная, обскурации, мемориальная.
 
 
Понятийный аппарат различных теорий
 
Государство:
1) Французские просветители XVIII века: Вольтер, Ж.-Ж. Руссо и др. считали, что в основе образования государства лежит общественный договор. Историко-либеральное направление всемирно-исторической теории, основываясь на идеях великих гуманистов XVIII века, считает все образования народов, в том числе и древние, государствами. (Либеральное направление всемирно-исторической теории.)
2) Государство — это политическая система, направлен­ная на подавление одного класса другим. Отсюда, первым государством на территории Восточной Европы является Ки­евская Русь, а до нее тогда были только племена и племенные союзы. (Материалистиче­ское направление всемирно-исторической теории.)
 
ОБЪЯСНЕНИЯ исторических фактов
В различных ТЕОРИЯХ иЗУЧЕНИЯ
Каждая теория выбирает из множества историче­ских фактов свои факты, выстраивает свою причинно-следственную связь, имеет свои объяснения в литературе, историографии, изучает свой исторический опыт, делает свои выводы и прогнозы на будущее.
 
 
причины ВОЗНИКНОВЕНИя ГОСУДАРСТВА КИЕВСКАЯ РУСЬ
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
В христианской историографии начало истории государства Киевская Русь связано с принятием им истинной веры — хри­сти­ан­ства православного толка. Тысячелетняя история Русской православной церкви (988) — это одновременно начало и история русского, Российского госу­дарства. Российское государство постоянно расширяло сферы влияния, территорию за счет приобщения к истинной вере иноверцев (басурман), проживающих на территории Восточной Европы и Северной Азии.
Христианская теория связывает возникновение Киева с про­ро­чест­вом апостола Андрея Первозванного. После вознесения на небо Иисуса Христа его ученики (апостолы) разошлись по свету проповедовать новую веру. Апостол Андрей Первозванный (его первого позвал Христос в ученики) в I веке был в Восточной Европе. Поднимаясь в верховья Днепра, Андрей сделал остановку в районе сегодняшнего Киева, благословил окрестные хол­мы и сказал: “На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей”.
Великие киевские князья, Ольга, а затем ее внук Владимир I приняли христианство. В 988 году князь Владимир I начал крещение Руси. Согласно религиозному подходу, это событие начинает отсчет исторического времени православного государства: Киевского – Московского — Российского.
 
Всемирно-историческая теория. В стенах Российской академии наук в XVIII веке родилась “норманнская теория”, согласно которой Киевское государство было создано норманнами-варягами2 . Родоначальниками этой теории выступали З. Байер, кенигсбергский ученый-лингвист, а вслед за ним другой немецкий ученый И. Миллер.
Против этого утверждения сразу же выступили русские ученые и, в частности, М. Ломоносов, который положил начало полемике между “нор­ман­нистами” и “антинорманнистами”. М. Ломоносов подверг сомнению выводы Г. Миллера о создании государства варягами. Особое внимание Ло­мо­носов уделил происхождению термина “русь”. Если Миллер связывал термин с северными племенами русь = варяги = скандинавы = норманны, то Ломоносов возводил происхождение термина к наименованию южно-славянского племени “роксоланов”, широко используя при этом данные топонимики. Он считал, что роксоланы вместе с готами (по Ломоносову, тоже славянами) пришли с берегов Черного моря к побережью Балтийского моря, получив там название “варяги”.
Полемика между “норманнистами” и “антинорманнистами” обозна­чилась по ряду вопросов: 1) Являлись ли варяжские князья основателями государства Киевская Русь? 2) Термин “русь” является словом скандинав­ского или иного происхождения?
Наибольшей остроты дискуссия достигла в середине XIX века, когда в защиту “норманнской” теории выступили датский историк, профессор Ко­пен­гагенского университета В. Томсен и русский историк, академик
А. Ку­ник. В работе В. Томсена “Начало русского государства” (1891 г.) были сформулированы основные аргументы в пользу норманнской теории. После выхода в свет этой работы многие ученые пришли к выводу, что норманнское происхождение Русского государства можно считать доказанным.
 
Вместе с тем ряд историков XIX века стояли на позициях воинствующего “антинорманнизма”. В частности, Гедеонов в своем двухтомном труде “Варяги и Русь” (1876) подверг критике взгляды норманнистов и привел ряд доказательств местного проис­хож­дения термина “русь” и присутствия его в Восточной Европе с очень давних времен.
 
После 1917 года в зарубежной литературе, как и в российской до­ре­во­лю­ционной, продолжало преобладать либеральное направление всемирно-исторической теории образования государства Киевская Русь. В основе ее лежала идея фран­цуз­ских просветителей XVIII века Ж.-Ж. Руссо, Вольтера и др. об общест­вен­ном договоре как основе образования государства.
В то же время у части зарубежных историков норманнская теория под­верг­лась политизации. Неприятие западным обществом советского госу­дар­ст­ва переносится и на историю. В 30-е годы норманнизм приобретает анти­славянскую направленность, доказывающую неспособность народов Вос­точ­ной Европы самостоятельно создать свое государство, свою культуру. “Расцве­тает” расистская теория неполноценности народов.
Материалистическое направление становится официаль­ным в советский период. В соответствии с историко-материалистической заданностью опре­де­ле­ние государства наполняется следующей трактовкой: “государство никаким образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу, а является продуктом его длительного развития” (Ф. Энгельс).
Выстраивается следующая схема: пле­мен­ные княжения (союзы племен), формирование Северного и Южного образований, Русское госу­дарство (Киевская Русь). Схема постоянно уточняется и детализируется. Так, государство возникает на восточно­-сла­вян­ской основе, но со значи­тельным участием чудских племен и сканди­нав­ских наемных дружин. Норманны явились сюда после того, как социально-экономические, политиче­ские и духовные предпосылки создания государства в Вос­точ­ной Европе уже сложились. В этой трактовке роль варягов-норманнов в обра­зо­ва­нии государства становится несущественной.
Советские историки (Б. А. Рыбаков, И. Я. Фроянов и др.), признав, что государственность — процесс не од­но­моментный, а итог длительного эволюционного3  развития, ра­зошлись в определении места первоначального возникновения государства. Одни исследователи считали, что процесс становления Русского государства сначала развернулся на Юге, и лишь позднее — на Северо-Западе4 , другие — на первое место среди этапов формирования государственности ставят образование северного суперсоюза и только после этого — “грандиозного суперсоюза” с центром в Киеве. Однако все истори­ки признают, что процесс объединения завершился походом северной части русских на Юг, победой северян и под­чи­не­нием Южной Руси. Столицей объединенного государства стал Киев.
Марксистская теория происхождения государства сняла остроту обсуждения термина “русь”. Термин “русь” варяжского происхождения, но ставший этнонимом собирательного характера, стали связывать с проблемой эт­но­нимии. Утвердилось мнение, что используемые применительно к самым различным, чаще неродственным, народам этнонимы “скифы”, “киммерийцы”, “гунны”, “франки” и другие носят собирательный характер. Жители государства Киевская Русь по названию государства назывались русскими.
В локально-исторической литературе Восточная Европа и Северная Азия рассмат­риваются как единое пространство (“месторазвитие”), заполненное сменяющими друг друга локальными цивилизациями, государствами. Так на протяжении тысячелетий на едином “место­развитии” сменилось много государств: Скифское, Готское, Хазар­ское, Киевское, Золотоордынское и другие. Все государства Восточной Европы и Северной Азии были многонациональные, а политическое лицо государства, его название определял народ, становившийся во главе его.
 

причины принятия православия в киевской руси
(выбор веры)
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
Христианские историки (А. В. Карташов и др.) считают, что принятие Влади­миром I христиан­ства, а не ислама и иудейства в качестве государственной религии было обуслов­ле­но давним проникнове­нием христианства на территорию Восточной Европы. Владимир I из всех вер вы­брал самую правильную веру — христианскую православ­ного толка.
Церковная традиция относит начало христианизации к I веку н. э. В летописях упоминается хождение апостола Андрея Первозванного на Русь. Знакомство народов Восточной Европы с христианством состоялось во времена готского государства (IV в.). Однако процесс проникновения христианства был прерван вторжением гуннов. Следующим этапом распространения христиан­ст­ва в Восточной Европе считается IX век.
 
Материалистическое направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества.
Историки-материалисты (Б. А. Рыбаков, И. Я. Фроянов и др.) считают, что при выборе государственной религии князь Владимир I руководствовался только полити­ческими мотивами.
Соседние государства — исламская Волжская Булгария и иудейская Хазария — в этот период были слабее Киевской Руси. Авторитет этих государств у князя и киевлян был невелик.
Сложнее обстояло дело с христианской верой. Христианская религия не едина. В середине первого тысячелетия она разделилась на две ветви: западно-рим­скую — католическую­­­ — и восточно-римскую — православную. В 1054 году ­­­­дело дошло до обоюдного предания анафеме (отречения от церкви). Обе ветви веры претендовали на влияние в Восточной Европе. Но между ними в политическом отношении имелась существенная разница.
Римский папа требовал полного подчинения королей и импера­то­ров и тем самым возвышался над ними как в религиозном, так и в полити­ческом отношении. К тому же католическая церковь считала богослужебным языком только латынь.
Патриарх Константинопольский признавал определенную зависимость от императора и ставил церковь на службу государству. Православная церковь допускала возможность использования любых языков. Киевский князь выбрал, естественно, то, что ему было выгоднее — православие.
Либеральное направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем развитию личности.
Либеральные историки (И. Н. Ионов, Р. Пайпс и др.) утверждают, что Владимир I сделал роковую ошибку при выборе христианской веры. Владимир, приняв православие, а не католичество, обрек народы Восточной Европы на “вечное” отставание от западных стран. Народы Восточной Европы выпали из русла мировой цивилизации и бредут по замкнутому кругу. Удел России — в деспотии власти и рабстве народов. В развитии народов католичество отдает примат духовной власти (культуре, индивиду), а православие — светской (госу­дар­ству, монарху). Принятие православия привело к изоляции России от цивилизованного мира Европы.
 
 
влияние норманнских и византийских культур
(вестернизации) на развитие народов и государств
на территории Восточной Европы
 
Технологическое направление всемирно-историче­ской теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем технологическому развитию и сопутствующим изменениям в обществе.
Сторонники технологическогонаправления (С. А. Нефедов и др.) считают, что распространение каждого культурно-технологиче­ского круга связано с тем или иным фундаментальным открытием, которое дает его обладателям преимущества перед другими народами. Обладая этими преимуществами, народ-первооткрыватель расселяется из мест своего обитания, покоряя или подчиняя своему влиянию другие народы.
Фундаментальным открытием, породившим волну завоеваний норманнов, был дракар — мореходное судно с 40–70 гребцами и прямо­уголь­ным парусом. Отличительным качеством дракара было то, что он мог с оди­на­ковой легкостью преодолевать моря и подниматься по рекам, его можно было даже перетаскивать волоком через водоразделы. Благодаря дракару норманны могли внезапно появляться едва ли не в любом месте — там, где хотели; флотилия из 50-100 кораблей высаживала несколько тысяч воинов, которые грабили города и села и уходили, как только противник собирал крупные силы. Дракар позволил норманнам разграбить большую часть Западной Европы, но, не обладая преимуществом перед рыцарской конницей, они смогли закрепиться лишь в немногих областях — в Нормандии, в Сицилии, в Англии.
На востоке Европы сложилась иная ситуация: здесь не было рыцарской конницы, и благодаря своим мечам и кольчугам норманны-варяги обладали военным превосходством над местным населением. В угро-славянском мире шведских норманнов именовали “русью”, финское ruotsi до сих пор означает “швед, Швеция”. Основной целью варягов было приобретение баз для набегов на Константинополь по только что открытому волхово-днепровскому пути. Продвигаясь по этой дороге, они основали базы в Холмгарде (Holmgard — Новгород) и Каенугарде (Koenugard — Киев), которые стали центрами варяжского владычества в земле славян. Из Киева-Каенугарда “русь” совершала непрерывные набеги на Византию и по Дону и Волге — на Северный Иран. Еще одна база была основана норманнами в Таматархе (Тмутаракани) в Крыму; этот город некоторое время соперничал с Киевом.
К чему, в конечном счете, привело распространение модернизации на Восточную Европу норманнского культурно-технологического круга? Славяне и угро-финны были покорены завоевателями, которые жили в укрепленных “градах”, собирали с местного населения дань, захватывали рабов и продавали их в Константинополе и Булгаре.
Со временем, ассимилировавшись, варяги превратились в русских бояр, они обосновались в бревенчатых замках, имели села с рабами, собственные дружины и постоянно воевали друг с другом. Варяги не принесли
в Восточную Европу ни высокой культуры, ни сколько-нибудь прочной государственной организации — по той причине, что сами ее не имели. Сохранился лишь десяток скандинавских слов: “стяг”, “броня”, “багор”, “удел”, “город”, “торг”, “тиун” (судья); слово “конунг” превратилось в “князь”, “викинг” — в “витязь”. Скандинавский бог грозы и войны Тор превратился в славянского Перуна, идол которого стоял на холме над Киевом и которому приносили человеческие жертвы. В культурном отношении варяжское наследие в основном ограничивалось военной техникой: ладьи-дракары, прямые “франкские” мечи, секиры, боевые ножи скрамасаксы. Из военных традиций сохранился обычай совершать походы на стругах-“дракарах” – запорожские и донские казаки, подобно варягам, ходили на стругах к берегам Турции и Персии.
Скандинавское происхождение имеет также система погостов, опорных пунктов, куда местное население было обязано привозить дань. “Вотчина” боярина — это был скандинавский “одаль”, “удел”, наследственное владение главы рода. Обычай князей пировать с боярами и обсуждать дела в боярской думе восходит к скандинавским дружинным традициям. Городское вече ведет свое начало от скандинавского тинга.
Культурные достижения России сторонники технологической теории связывают, в основном, с византийским влиянием и принятием христианства. Византия принадлежала к римскому культурно-технологическому кругу, и могущество этой державы вызывало попытки подражания со стороны русских князей. Византийское влияние привело к принятию христианства, появлению на Руси письменности, строительству каменных храмов и заимствованию отдельных элементов греко-римской культуры. Распространение на Русь рим­ского культурно-технологического круга имело мирный характер и не оказало существенного влияния на социальные отношения.
 
 
причины раздробленности Киевской Руси
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
Русские летописцы, отражающие пози­ции религиозной теории истории, обозначили причины распада государства как “наказание за грехи”, как “Божий гнев на гордость и высокомерие кня­зей”, искупление через страдание.
 
Представители всемирно-исторической теории (XIX — нач. XX вв.) Н.М. Карамзин (1766—1826), С.М. Соловьев (1820—1879) характеризовали этот период временем “темным, молчаливым”, “скудным делами славы и богатым ничтожными распрями”.
Позднее либеральный историк В.О. Ключевский (1841—1911) стал говорить не о раздробленности, а об “удельном строе”, называя период “удельными веками”. Терминология Ключев­ского подразумевала децентрализацию вследствие осущест­вле­ния принципа, множившего деление земель и власти внутри княжеского рода. Наследство переходило не от отца к сыну, а от старшего брата — среднему — младшему.
Материалистическое направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества.
В материалистической историографии государст­вен­ная раздроб­лен­ность рассматривается как “феодальная раздробленность”. Б. А. Рыбаков, И. Я. Фроянов, Н. И. Павленко, В. А. Федоров и др. рассматривают феодальную раздробленность как закономерный этап в поступательном развитии производительных сил. Согласно форма­ци­он­ной схеме характерной чертой феодализма является замкнутость хозяйственно-политических структур. Раздробленность при этом трактуется как новая форма госу­дар­ст­венной организации, а главной причиной раздробленности является господство замкнутого натурального хозяйства. Считалось, что натуральная замкнутость отдельных земель давала возможность полнее использовать хозяйственный местный потенциал. В пе­риод феодальной раздробленности Русь трансформировалась в свое­образную федерацию княжеств и земель, среди которых выделялись Вла­ди­ми­ро-Суздальское и Галицко-Волынское княжества, Новгородская и Псковская феодальные республики. Выделение экономических причин из сложного причинно-след­ст­венного комплекса было связано с унификацией российской истории с западно-европейской (западно­-евро­пейский феодализм представлялся наиболее типичной формой этой общественной формации). Соглас­но данной логике раздробленность в период “среднего” феодализма — про­грес­сивное явление для всех стран мира.
Локально-историческая теория изучает единство человека и его окружающей среды, составляющее понятие локальная цивили­зация.
Л.Н. Гумилев (1912—1992) причиной гибели государства Киевская Русь считает спад пассионарной энергии в системе этноса. Одновременно в конце XII века усилился натиск половцев, который для ранее моно­литной в военно-политическом отношении Руси не вызывал бы особых труд­нос­тей. Половцы и внутренние усобицы разорили Киев, привели его к упадку. Население Южной Руси переселялось в северные и северо-западные районы страны.
По мнению Л.Н. Гумилева, “к середине XIII века идея объеди­не­ния Руси уже стала полностью иллюзорной. Русь окончательно распа­лась на Юго-Западную, Северо-Восточную и Новгородскую земли”. Если следовать логике Гумилева, то на территории Восточной Европы, не помешай мон­гольское нашествие, через несколько веков возникли бы мощ­ные независимые государства.
 
 
Сравнительно-теоретические схемы
предмет изучения + исторический факт = теоретическая интерпретация
 
№ 1. Всемирно-историческая теория о возникновении
государства Киевская Русь
 
 
Норманнская
(Либеральное
направление)
Государство создано варягами-норманнами. Термин «Русь» – варяжского происхождения. Интерпретация исходит из того, что в основе образования государства лежит общественный договор
Антинорманнская
(Либеральное
направление)
Государство создано славянами. Термин «Русь» славянского происхождения. Интерпретация исходит из того, что в основе образования государства лежит общественный договор
 
Умеренно-норманнская
(Материалистическое направление)
Признает наличие многочисленных варягов-норманнов в Восточной Европе, но отрицает их роль в создании государственности. Государство – продукт длительного эволюционного развития и не может быть привнесено «извне». Оно является орудием политического господства одного класса над другими. Термин «Русь» – норманнского происхождения, но ставший этнонимом собирательного характера
 
 
Норманнская
(Технологическое
направление)
Изобретение нового типа военного корабля, «дракара», обусловило военную экспансию норманнов в Европе и, в частности, завоевание норманнами Восточноевропейской равнины. Благодаря своему военному превосходству, норманны-варяги подчинили славян и в процессе социального синтеза стали военным сословием нового государства – Киевской Руси.
 
№ 2. Причины гибели государства Киевская Русь
 
Название
теории
Предмет
изучения
Интерпретации факта
Религиозная
(Христианская)
Движение человечества к Богу
«Божий гнев» на гордость и высокомерие князей
Всемирно-историческая:


 
Общемировое развитие, прогресс человечества.
1)      Раздел Киевской державы на уделы между сыновьями Великого князя.
2)      Горизонтальный принцип наследо­вания власти (от старшего брата к следую­щему брату по старшин­ству)
3)      Княжеские усобицы
Материалисти­ческое направление
Развитие общества, обще­ст­­­вен­­ных отно­ше­ний, свя­зан­ных с форма­ми собст­вен­ности. Классо­вая борьба.
Переход от раннего феодализма к сред­нему. Феодальная раздроблен­ность – за­ко­номерный и неизбежный этап в разви­тии феодального обще­ства. Это не рег­ресс, не движение вспять, а в целом – движение по пути прогресса
Локально-историческая
Единство человечества и терри­тории
Гибель государства – это результат спада пассионарной энергии в системе древне­русского этноса. (Л.Н. Гумилев)
 
Примечания
 
 1 Глава написана с позиции либерального направления всемирно-исторической теории.
2 Западные хроники свидетельствуют, что с 830 года до конца века в Европе не было ни одного года без норманнского (северные люди) нашествия. Они завоевали целый ряд стран: Шотландию (847 г.), Англию (1066 г.), основали Королевство Неаполитанское (911 г.) и др.
3 Эволюция (от лат. evolutio) — развертывание.
4 В связи с тем, что в 30-е годы на Западе распространяется расистская теория неполно­ценности славянских народов, советское руководство отдает предпочтение теории первоначального происхождения государства на Юге страны.
 















Переход на главную страницу
Глава 3

Государство Золотая Орда
(сер. Xiii — сер. Xv вв.)
и государство
Литовско-русское
(сер. XIII—сер. XVI вв.)1 
 
На территории Евразии более двух веков существовало одно из сильнейших государств мира — Золотая Орда. Потомки многочисленных народов Орды сегодня являются гражданами Российского государства и наследуют духовные традиции прошлого.
 
В начале XIII века в Центральной Азии возникло Монгольское государство.
В 1206 году ее главой был провозглашен Чингисхан. Монголы начали великие завоевательные походы в Азии и Европе. Первая встреча объединенных сил южно-русских князей и половцев с передовым монгольским войском произошла 31 мая 1223 г. на р. Калке. Русско-половецкая рать потерпела жестокое поражение. Монголы после победы отошли в Азию.
В 1235 г. на курултае (съезде) монгольских князей было принято решение о походе на Запад. Поход возглавил внук Чингисхана Батый. Разгромив в 1236 г. камских болгар, монголы зимой 1237 г. вторглись на территорию Северо-Восточной Руси. За короткий срок были взяты и разорены Рязань, Коломна, Москва, Владимир, Суздаль, Ярославль, Тверь, Кострома и другие города. Северо-Восточная Русь оказалась под властью монголов. Не дойдя до Новгорода всего 100 км, монголы отошли в половецкие степи для восполнения потерь и подготовки нового похода. В 1239 г. Батый двинул свои войска на завоевание Южной Руси. Овладев в 1240 г. Киевом, монголы прошли через Галицко-Волынское княжество и вторглись в Европу. Здесь они потерпели поражение от объединенных сил Чехии и Венгрии при Оломоуце (1242) и вернулись в половецкие степи.
В результате завоевательных походов под предводительством Чингисхана и его потомков была создана громадная империя монголов, занимавшая огромную территорию Азии и Европы. Империя делилась на улусы (владения), среди которых одним из самых больших был улус потомков Джучи (старшего сына Чингисхана). Улус Джучи включал в себя Западную Сибирь, Северный Хорезм в Средней Азии, Приуралье, Русскую равнину, Среднее и Нижнее Поволжье, Северный Кавказ, Крым, донские и придунайские степи. Улус разделился на два юрта (на две части). Территория западнее Иртыша стала юртом внука Чингисхана — Батыя. В русских летописях она получила название Золотой Орды.
 
 
История Золотой Орды началась в 1243 году. Ее основатель хан Батый, так же как чингизиды в других улусах, относился к подвластной территории как к родовому владению, не рассматривая ее в роли абсолютно независимого государства. Все монгольские улусы юридически составляли единую империю с центральным правительством в Каракоруме и должны были отчислять в его пользу определенную долю доходов. Все стратегические вопросы решались в столице империи. Сила центральной власти — учитывая ее отдаленность от западных улусов — держалась только на авторитете, но этот авторитет Батыем неукоснительно признавался. Однако в 60-е годы XIII века ситуация изменилась. Правивший в Золотой Орде Менгу­ Тимур, воспользовавшись внутридинастическими спорами в центре империи, отказался подчиняться ее верховному правителю. Золотая Орда обрела самостоятельность.
Внутригосударственная структура Орды копировала систему, введенную в Монголии еще Чингисханом. Управляемая территория делилась сначала на две большие административные единицы, а с конца XIII века — на четыре (Сарай, Дешт-и-Кыпчак, Крым, Хорезм). Их возглавляли наместники хана — улусбеки. Юридической базой внутреннего деления крупных территориальных подразделений являлось право кочевых собственников на получение пастбищных угодий от наместников или самого хана. Эти угодья также носили названия улусов. Улусная система и определяла административно-территориальное деление Орды. Владельцы улусов обязывались выставлять в случае военных действий определенное количество конных воинов, выполнять налоговые и хозяйственные повинности. Улусная система копировала устройство монгольской армии: все государство делилось (как и все войско) в соответствии с рангами — темник, тысячник, сотник, десятник — на определенные по величине владения, с которых вы­став­лялось в войско по десять, сто, тысяче или по десять тысяч вооруженных воинов. В XIV веке в войске Орды насчитывалось примерно 70 темников, этому числу соответствовало и количество областей, контролируемых ими. Улусы не были наследственными владениями — право верховной собст­вен­ности со стороны хана никто не решался оспаривать. Историк В.А. Кучкин в книге «Русь под игом: как это было?» пишет: «повинностью, наложенной победителями на население русских княжеств, была обязанность поставлять воинов в монголо-татарские войска, принимать участие в их военных походах» и еще «...Москва в союзе с золотоордынцами расправляется с Тверью, в то время, когда русские полки сражаются на Яве и в Японии, охраняют ханскую ставку».
Аппарат управления государством формировался при ханах Батые и Берке (40—50-е годы XIII века). Была основана столица как администра­тивный центр, организована ямская связь между столицей и областями, распределены налоги и повинности. Появился аппарат чиновников, строго подчиненный верховной власти, которая была абсолютной. Источники отмечали, что ханы имели «изумительную власть над всеми». Многочислен­ное чиновничество помогало ханам осуществлять эту власть результативно. Верх чиновничьего аппарата замыкали две высшие государственные должности: беклярибек и везир. В руках беклярибека находилось руко­водство армией, дипломатической службой, судебными делами. Везир сосредоточивал высшую исполнительную власть.
Главный исполнительный орган назывался диван, состоявший из нескольких палат, ведающих финансовой, налоговой, торговой, внутриполитической и другими сферами государственной жизни. Курилтаи — традиционные представительные съезды — в Орде быстро потеряли ту роль, которую они играли в Монголии. Хан­ская власть в Орде снизу никем не ограничивалась.
Своеобразно развивались политические и дипломатические отношения между Русью и Ордой. Русские князья получали право на княжение в ханской ставке. Имели место карательные походы на Русь и грабительские набеги бесконтрольных кочевых отрядов. Но в то же время и Русь обладала каналами политического и духовно-идеологического влияния на Орду. Особую роль играла русская православная церковь через открывшуюся в 1261 году в Сарае епархию.
 
 
В государстве Золотая Орда преобладали степи, что непосредственно связывалось с основой ее экономики — кочевым скотоводством. Северные и северо-восточные районы страны представляли собой лесостепную зону, где пастбищное скотоводство сочеталось с пушной охотой. На северо-западе Орды находились мордовские и чувашские леса, служившие охотничьими промыслами местному населению.
При хане Берке побережье Волги и Ахтубы почти сплошь застраивалось городами, поселками, деревнями. Значительный по территории оседлый район возник также в месте наибольшего сближения Волги и Дона. В столице Орды, городах Азаке, Маджаре, Тюмени и других шла торговля поступившими с Востока пряностями, тканями, парфюмерией, из русских земель — пушниной, медом, воском. Активно торговали скотом. Местные ремесленники добивались высокого качества изделий из кожи и шерсти. Продовольственный рынок был насыщен молочной и мясной продукцией, продавались также рыба и икра.
В результате тесного союза степи и городов, бурного развития и ремесла, и караванной торговли образовался специфический экономический потенциал, длительное время способствовавший сохранению мощи Орды. Оба компонента — кочевая степь и оседлые зоны — дополняли и взаимно под­дер­живали друг друга, тем самым обеспечивая государству важные для его существования условия.
Орда была одним из крупнейших государств средневековья. Ее военная мощь в течение долгого времени не имела равных, что позволяло ханам диктовать свои условия внешнему миру — в том числе и странам Европы, многие из которых на собственном опыте познали силу монгольских ударов во время Батыева похода. Дружбы с ордынцами искали правители даже отдаленных стран. По территории Золотой Орды проходили важнейшие торговые маршруты, связывающие Восток и Запад. В сферу политических, экономических, военных, культурных связей и интересов монгольских правителей оказались вовлечены многочисленные народы всего Азиатского континента и значи­тельной части Европы.
 

В Орде, возникшей в результате монгольских завоеваний, политическая гегемония находилась в руках выходцев из Монголии и их потомков. Но численно монголы составляли меньшинство в составе населения. С этнической точки зрения Орда представляла собой очень пеструю смесь самых разных народов. Завоевателям были подчинены русские, волжские болгары, буртасы, башкиры, мордва, ясы, черкесы.
Населяли Орду также персы, армяне, греки, грузины, азербайджанцы, остатки печенежских берендеев­ских племен. Но основную массу населения составляли жившие в степях Орды половцы (кипчаки). Явный перевес половецкого компонента над всеми остальными создал своеобразную ситуацию: уже в XIV веке завоеватели стали раство­ряться в половецкой среде, забывая свою культуру, язык, письменность. Этому способствовало принятие в начале XIV века ислама в качестве официальной религии, но главным условием этого процесса стала схожесть кочевого уклада жизни половцев и монголов. Ассимиляционные процессы заставляли монголов сливаться с волжскими болгарами, буртасами, другими народностями. Не прекращались взаимные контакты монголов с финно-угорскими народами, так же как взаимовлияния, доходившие до полной ассимиляции, между различными тюркскими народностями, между тюрками и угро-финнами. Интенсивность этнических взаимодействий на территории Орды привела к значительным последствиям, изменившим этническую карту этого обширного региона. Исчезли этнонимы «булгары», «половцы», «буртасы», «гузы», но не исчезла генетическая связь с ними многих современных этносов — казанских, сибирских, крымских татар, казахов, башкир, чувашей, балкарцев, каракалпаков и других, этногенез2  которых берет начало в XIII — XIV веках на территории Золотоордынского государства.
Со временем достижения покоренных народов органически вошли в монгольскую культуру, что проявилось в строительстве городов, домострои­тельстве, целом ряде ремесленных производств. Монголы в Орде обитали не в противостоящей культурной среде, как это произошло с их соплеменниками в Китае и Иране. Самостоятельная, но не враждебная половецкая культура взаимодействовала с монгольской, обогащала ее. И монголы, и половцы были кочевниками, и это предопределило сближение их культур. И у тех, и у других был развит фольклор героико-былинного и песенного характера. Ордынская культура оказала влияние на духовное развитие Руси. Это нашло отражение в перенимании русскими некоторых элементов золотоордынской государ­ст­венной традиции, материально-бытовой сферы, в заимствовании слов тюркского и монгольского происхождения.
В многонациональной Орде материальная и духовная культура раз­ви­валась как результат синтеза многочисленных частей, привнесенных раз­ными народами. Этот синтез не был механическим сме­ше­­ни­ем совершенно разных культур, он проходил под влиянием творческого начала, которое не угасло даже у тех людей, кто был оторван от родины, будучи невольником в Орде.
 
 
Политическая история Орды связана с именами ее верховных правителей — ханов Батыя (Бату), пра­вив­шего в 1243—1256 годах; брата Батыя — Берке (1257— 1280), родственников Берке — Менгу-Тимура (1266—1280), Тудаменгу (1280—1287), Тулабуги (1287—1290). В 1290 году верхов­ную власть в Золотой Орде захватил беклярибек Ногай и правил до 1300 года, когда его сверг потомок Батыя хан Тохта. 1312—1342 годы — период правле­ния хана Узбека, время высшего политического и экономического могущества Золотой Орды. При Узбеке вооруженные силы государства насчитывали примерно 300 тысяч человек. Узбеку наследовали его сын Джанибек и внук Бердибек. Бердибек приказал убить двенадцать своих братьев. После его смерти в 1359 году в государстве не осталось ни одного представителя династии Бату. Орда вступила в полосу политического кризиса, когда за 20 лет на престоле сменилось более 20 ханов. В период этого кризиса активностью и претензиями на престол выделился беклярибек из Крыма Мамай. Последним ханом единой нераздробленной Золотой Орды стал Тохтамыш. После разгрома его войск армией Тимура в 1396 году началась «агония распада» Золотой Орды, длившаяся до второй половины XV века, когда на месте единого государства возникли Астраханское, Казанское, Крымское, Сибирское ханства, Большая и Ногайская Орда, а русские княжества стали самостоятельными. В последующие века они вошли в состав Российского государства.

* * *

На территории Восточной Европы в течение более трех столетий существовало сильное Литовско-Русское государство. Великое княжество Литовское и Русское3  возникло на землях бывшей Киевской державы, куда не «пришли» монголы. Объединение западно-рус­ских земель началось во второй трети XIII века при Великом князе Литовском Миндовге. В период правления Гедимина и его сына Ольгерда тер­риториальное расширение Литвы продолжалось. В ее состав вошли По­лоц­кое, Витебское, Минское, Друцкое княжества, Турово-Пинское Полесье, Берестейщина, Волынь, Подолье, Чернигов­ская земля и часть Смоленщины. В 1362 году князь Ольгерд разбил татар в битве при Синей Воде и овладел Подолией и Киевом. Коренная Литва окружалась поясом русских земель, ко­то­рые составили 9/10 всей территории образовавшегося государства, прости­рав­шегося от Балтийского до Черного моря. Сегодня это Прибалтийские го­су­дарства, Белоруссия, Украина.
Русское культурное влияние в новом государстве преобладало, подчиняя господствующую в политиче­ском плане народность — литовцев. Гедимин и его сыновья были женаты на русских княж­нах, при дворе и официальном делопроизводстве господствовал русский язык. Литовской письменности в то время не существовало вовсе.
Вплоть до конца XIV века русские области в составе государства не испытывали национально-религиозного гнета. Строй и характер местной жиз­ни сохранялся, потомки Рюрика оставались на своих экономических позици­ях, мало потеряв и в политическом плане, поскольку строй Литовского и Русского государства носил федеративный характер. Великое кня­жест­во являлось скорее конгломератом земель и владений, чем единым поли­ти­ческим целым. До некоторых пор русское культурное влияние в государстве Литовском и Русском усиливалось по нарастающей. Гедиминовичи обру­се­ва­ли, многие из них принимали православие. Налицо были тенденции, ведущие в сторону складывания нового варианта русской государствен­нос­ти на южных и западных землях бывшей Киевской державы.
Эти тенденции были сломлены, когда Великим князем стал Ягайло. В 1386 году он принял католичество и оформил унию Литовско-Русского кня­жества с Польшей. Стремления польской шляхты проникнуть на обширные западно-русские земли были удовлетворены. Ее права и привилегии быстро превысили права русской аристократии. Началась католическая экспансия на западные земли Руси. Упразднялись крупные областные княжения в Полоцке, Витебске, Киеве и других местах, самоуправление заменялось наместничеством. Литов­ская аристократия сменила культурную ориентацию с русской на поль­скую. Полонизация и окатоличивание захватили часть и западно-русской знати. Однако большинство русских сохраняло верность православию и древ­ним традициям. Началась национально-религиозная вражда, которой
не было до 80-х годов XIV века. Эта вражда перерастала в жесткую политическую борьбу, в ходе которой у части западно-русского населения неизбежно крепли настроения в пользу Московского государства. Начался «отъезд» право­слав­ных князей в Московию. В 1569 году по Люблинской унии два государства — Польское и Литовско-Русское — объединились в одно — Речь Посполитую. Позднее, в конце XVIII века, Речь Посполитая перестала существовать, а ее территория была разделена между тремя государствами: Россией, Пруссией и Австро-Венгрией.
 
ТЕОРИИ ИЗУЧЕНИЯ
 
Из правил многотеоретическоГО изучения
 
1. Осмысление объективных исторических фактов субъективно.
2. Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая.
3. Каждая теория предлагает свое понимание истории: имеет свою периодизацию, свой понятийный аппарат, свою литературу, свои объяснения исторических фактов.
 
 
литература различных теорий
 
Учебная
Вернадский Г.В. Русская история: Учебник. М., 1997; Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки по русской истории. 8—11 кл.: Пособие для общеобразоват. учебн. заведений / Под ред. А.М. Панченко. М., 1996 (локальная). Ионов И.Н. Рос­сий­ская цивилизация, IX — начало ХХ в.: Учебн. кн. для 10—11 кл. общеобразоват. уч­реж­дений. М., 1995 (либераль­ная). История СССР с древнейших времен до конца XVIII века/ Под. ред.Б. А. Рыбакова. М., 1975;. Павленко Н. И., Кобрин В. Б., Федоров В. А. История СССР с древнейших времен до 1861 года. Учебное пособие для вузов. М., 1989; ; Мунчаев Ш. М., Устинов В. В. История России. М., 2000; Маркова А. Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А. История России. М., 2001 (материалистическое). Сахаров А.Н., Буганов В.И. История с древнейших времен до конца XVII ве­ка: Учебн. для 10 кл. об­щеобразоват. учреждений / Под ред. А.Н. Са­харова. 3-е изд. М., 1997 (универсальная – синтез теорий). Нефедов С. А. История нового времени. Эпоха Возрождения. М., 1996 - http://hist1.narod.ru (технологическая).
Научная
1.         Монографии: Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989 (локальная). Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. М., 1985 (материалистическая). Карташов А.В. История русской церкви: В 2 т. М., 1992–1993 (религиозная). Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1987. Т.1; 1988. Т.2 (либеральная). Кучкин В.А. Русь под игом: как это было. М., 1991 (локальная). Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993 (либеральная);
2. Статьи: Полубояринова М. Русские в Золотой Орде // Родина, 1997, № 3-4 (либеральная); Нефедов С. А. Новая интерпретация истории Монгольской Руси - http://hist1.narod.ru/Science/Part2.html (технологическая).
 
 
ОБЪЯСНЕНИЯ исторических фактов
В различных ТЕОРИЯХ иЗУЧЕНИЯ


Каждая теория выбирает из множества историче­ских фактов свои факты, выстраивает свою причинно-следственную связь, имеет свои объяснения в литературе, историографии, изучает свой исторический опыт, делает свои выводы и прогнозы на будущее.
 
 
русско-ордынские отношения
 
Всемирно-историческая теория, исходя из идеи мирового прогресса, с европоцентристских позиций выстраивает народы по иерархической лестнице: на “передовые” и “отсталые”. “Передовые” народы несут цивилизаторскую миссию “отсталым”. Отсюда, победа “передового” народа над “отсталым” оправдывается, так как оказывается благом для последнего. А победа “отсталого” над “передовым” рассматривается как катастрофа, задержка мирового прогресса. Всемирно-историческая теория негативно оценивает Золотую Орду, интерпре­тируя ее как “государство-угнетателя”, как явление непрогрессив­ное, несовместимое с нормами и представлениями европейской цивилизации (иго).
Представители всемирно-исторической теории (Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, М. Н. Покровский и др) укоренили в сознании народа тезис, что “монголо-татарское иго отбросило Русь в ее развитии на двести лет назад”.
Либеральное направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем развитию личности.
Либеральные историки (И. Н. Ионов, Р. Пайпс и др.) обращают внимание на то, что в XIII веке на Руси возникла альтернатива исторического развития. И. Ионов считает: “… перед Русью в крайне острой форме встал вопрос, на кого опереться в борьбе за выживание — на католическую Европу в войне против татар или на татар в борьбе против крестового похода Европы?… Выбор был сделан не в пользу католической Европы, а в пользу монголо-татар, которые были мощной военной силой… Но эта помощь дорого стоила Руси”.
Технологическое направление всемирно-историче­ской теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем технологическому развитию и сопутствующим изменениям в обществе.
Историки технологического направления (С. А. Нефедов и др.) видят причину монгольских завоеваний в создании самого мощного лука тех времен, так называемого “саадака”. “Саадак” был фундаментальным открытием, а порожденная им волна завоеваний — распространением на Евразию нового культурно-техно­ло­ги­ческого круга. Компонентами этого круга были не только военные нововведения монголов, но и воспринятые ими традиции культурных государств Азии. Не имея навыков в искусстве управления, монгольские ханы правили с помощью китайских и мусульманских чиновников; это привело к распространению на Русь восточных государственных традиций.
 
Локально-историческая теория изучает единство человека и территории, составляющее понятие локальная цивили­зация. На территории России такой цивилизацией является Евразия.
Евразийские историки (Г. В. Вернадский, Л. Н. Гумилев, В. А. Кучкин и др.) во влиянии Орды на Русь видят сильный заряд свое­образия, внесенный в ход российской истории. Золотая Орда находилась на территории, занимаемой сегодня Россией, Г.В. Вернад­­ский (1887—1973), Л.Н. Гумилев (1912—1992) на­звали Россию геополитической4  наследницей Золотой Орды. Л.Н. Гумилев отвергал понятие “монголо-татарское иго”, утверждал, что Великое княжество Владимирское в лице Алек­сандра Невского добилось выгодного союза с Золотой Ордой.
Представители евразийской исторической школы считают, что своеобра­зие русско-ордынских отношений можно понять только в русле того исто­ри­ческого времени, когда удельная Русь подверглась двойной агрессии — с востока и с запада. При этом западная экспансия несла более тяжелые последствия для Руси: целью крестоносцев были территориальные захваты и уничтожение православия, в то время как ордынцы после первоначального уда­ра отошли назад в степь, а в отношении православия проявили не только терпимость, но даже гарантировали неприкосновенность православной веры, храмов и церковного имущества. Выбор внешнеполитической стратегии, осу­щест­вленный Александром Невским, был связан с защитой “исторического смысла своеобразия русской культуры — Православия”. “...Союз с Ордой — не иго Орды, а Военный союз с нею — предопределил особый путь Руси”.
Ряд представителей локальной теории считают, что Русь была составной частью государства Золо­тая Орда и, раздавая князьям ярлыки на княжение, ханы превращали их в своих “служебников”.
Монголы, осуществив огромные завоевания в Евразии, создали на этой территории государство Золотая Орда. Русские княжества являлись составной частью этого государства. Ранее на территории Евразии подобными государствами были готское, гуннское, а позднее Московское царство, Российская империя, Советский Союз.
 
ГОСУДАРСТВО ЛИТОВСКОЕ И РУССКОЕ


В исторических исследованиях о Великом княжестве Литовском и Русском прослеживается тенденция рассматривать историю Великого кня­жества Литовского и Русского в сравнении и сопоставлении с историей Ве­ли­кого княжества Московского.
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
В христианской историографии отмечается, что тенденции складывания нового варианта русской государственности на южных и западных землях бывшей Киевской державы были сломлены с офици­аль­ным признанием католичества в Литве.
 
Материалистическое направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества.
Историки-материалисты в литературе при сравнении средневековых Литвы и Москвы делают упор на формационном развитии общества (первобытное, рабо­владельческое, феодальное, капиталистическое, коммунистическое). Феодальные отношения в Московском государстве отставали в развитии от феодальных отношений в Литве. Рус­ские земли литовские князья завоевали.
Либеральное направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем развитию личности.
Выдвигается идея добровольного союза Литвы и западно-русских зе­мель. Сторонники теории полагают, что Великое кня­жество Московское (а до этого — Владимирско-Суздальское) и Вели­кое княжество Литовское и Русское выступали с одинаковой программой — про­граммой объеди­нения всей русской земли. Высказывается сожаление по поводу лидерства Москвы, а не Литвы в центра­ли­за­тор­ских процессах, усматривается демокра­тический потенциал в государ­ст­венном устройстве Литовского княжества, а в политике московских князей, напротив,— истоки тоталитаризма.
 
Локально-историческая теория изучает единство человека и территории, составляющее понятие локальная цивили­зация.
Л.Н. Гумилев (1912—1992) создание Литовско-Русского госу­дар­ства связывает с пассионар­ным толчком XIII века, одновременно затро­нувшим Северо-Восточную Русь. Положение Литвы по сравнению с Владимирским княжеством было весьма выигрышным, но ее преиму­щест­ва в соперничестве с Владимиром и Москвой за лидерство в объеди­ни­тель­ном процессе не были реализованы прежде всего потому, что руководство русской православной церкви “предпочло иметь дело с Москвой, которая показала себя опорой митрополичьего престола”.
 
 
Сравнительно-теоретические схемы
предмет изучения + исторический факт = теоретическая интерпретация
 
Монгольское завоевание Руси
 
Название
интерпретации
Предмет
изучения
Интерпретации факта
Религиозная
(Христианская)
Движение человечества к Богу
История Русской православной церкви (988 г.) – это одновременно и история Российского госу­дарства, делящая народы на православных и «иноверцев». Татаро-монголы угнетали православных. На Руси 240 лет было татаро-монгольское иго
Всемирно-историческая:
Общемировое развитие, прогресс человечества
Татаро-монгольское господство в Восточной Европе явилось причиной отставания России от Запада. На Руси 240 лет было татаро-монгольское иго
 
Локально-историческая
Единство человечества и территории.
 
На Руси не было татаро-монгольского ига, а было:
1)       союз русских княжеств с Золотой Ордой против католического Запада;
или
2)       Русь являлась составной частью государства Золотая Орда. Ранее на территории Восточной Европы подобными объединениями были готы и гунны, а в Северной Азии – Тюркский каганат
 
Примечания
 
 1 Глава написана с позиции локально-исторической теории.
 2 Этногенез — происхождение, развитие этноса.
 3 Название Великое княжество Литовско-Русское взято из летописей XIV века. В российской исторической литературе XIX—XX вв. оно называлось Великое княжество Литовское, а в сегодняшней исторической литературе государства Украины (1999 г.) — Литовско-Украинская держава.
4 Геополитика — сфера социально-политического регулирования, основывающаяся на учете географических факторов: территория, положение страны и др.
 
 
 














Переход на главную страницу
Глава 1

Образование
Российского государства
(xiv— нач. Xvi вв.)1 
 
На территории Евразии в настоящее время находится одно из самых сильных государств мира — Российское, история которого насчитывает более пяти веков.
 
В истории образования Российского государства выделяется три этапа.
На первом этапе (1301—1389) происходит возвышение Москвы, борьба между княжествами (Московским, Тверским, Рязанским, Суздальско-Нижегородским) за владимир­ский великокняжеский престол. В этой борьбе победило Москов­ское княжество. Под знаменами московского князя Русь победила татаро-монголов на Куликовом поле.
На втором этапе (1389—1462) идут внутренние распри между потом­ками московского князя Дмитрия Донского (война второй четверти XV века). Происходит усиление власти Великого князя.
На третьем этапе (1462—1533) завершилось политико-террито­риаль­ное формирование Российского государства при московских князьях Иване III и его сыне Василии III.
 
1301 год — начало возвышения Москвы; в этом году младший сын Александра Невского Даниил отвоевал у Рязани важную крепость Коломну. В 1302 г. Даниилу был завещан Переяславский удел, который был окончательно присоединен к Москве его сыном Юрием Даниловичем (1303—1325). В 1303 г. к Москве был присоединен Можайск, входивший до этого в состав Смоленского княжества. При Юрии Даниловиче Московское княжество стало одним из сильнейших в Северо-Восточной Руси. Юрий вступил в борьбу за великое княжение Владимирское.
Главными соперниками московских князей в этой борьбе были тверские князья, которые как представители старшей ветви имели больше прав на великокняжеский престол. В 1304 г. ярлык на великое княжение получил князь Михаил Ярославович Тверской (1304—1319). Этот князь стре­мил­ся к полновластному правлению во всей Руси, несколько раз пытался силой подчинить себе Новгород.
В 1315 г. в Орду был вызван московский князь Юрий. Женитьба на сестре хана Узбека укрепила его положение. Князь Юрий добился также и ярлыка на великое княжение. Для поддержки московского князя с ним было направлено ордынское войско.
Стремясь избежать открытого столкновения с Ордой, Михаил Тверской отказался от великого княжения в пользу московского князя. Однако Юрий Московский вместе с ордынцами напал на Тверь, тверичи мужественно сражались и разгромили врагов, брат князя Юрия и его жена попали в плен. Загадочная смерть московской княгини в тверском плену породила слухи об ее отравлении.
В 1318 г. тверской и московский князья были вызваны в ханскую ставку. Михаил Ярославович был обвинен в непослушании хану и казнен. Князь Юрий вновь получил ярлык на великое княжение.
В 1325 г. в ханской ставке Юрий Данилович был убит старшим сыном Михаила Тверского Дмитрием. Дмитрий был казнен, но ярлык на великое княжение был отдан его брату Александру. Хан Узбек послал в Тверь вместе с Александром своего племянника Чолхана (на Руси его называли Щелканом). Чолхан должен был также осуществлять постоянный контроль над Великим князем и собирать дань. В 1327 году произвол и насилия, которые творили ордынцы Чолхана, вызвали мощное восстание; ордынский отряд был полностью истреблен восставшими тверичами. Московский князь Иван Калита (1325—1340) воспользовался этими событиями и присоединился к карательной экспедиции, организованной ордынцами. Тверская земля подверглась такому погрому, что уже не могла соперничать с Москвой. С 1328 г. ярлык на великое княжение вновь оказался в руках московского князя. Кроме ярлыка, Иван Калита получил право сбора ордынской дани, система баскачества была окончательно отменена. Право сбора дани давало москов­скому князю значительные преимущества.
До недавних пор Калитой было принято если не восхищаться, то гордиться (с некоторыми оговорками на иногда не вполне приглядные действия Ивана). Калита сумел сделать Московское княжество, безусловно, самым сильным среди прочих. А так как впоследствии Москва стала началом славы и государственности России, то подлежали оправданию и все действия Ивана Даниловича, которые «объективно содействовали процессу централизации». Калита оказался на редкость верным слугой Орды. Это сочеталось у него с жестокостью и немилосердием по отношению к другим князьям. Своей готовностью служить хану (что особенно зримо проявилось в 1327 г.) он не только добыл себе ярлык на великое княжение, но и приобрел право сбора ханской дани. Утаивая часть «выхода», Калита значительно разбогател. Умея ладить с Ордой и обогащаться за чужой счет, Иван I установил свою власть над Угличем, Галичем Костромским и Белоозером, запускал руку во владения ростовских князей. Но особенно отметим, что Иван Калита первым из московских князей начал практику переселений, так успешно использовавшуюся его потомками, Иваном III и Иваном IV. Эта практика заключалась в том, что землевладельцы присоединенных к Москве княжеств переселялись в Москву, а на их место вселялись москвичи, становившиеся опорой князя на новых землях. Переселения вели к разрушению административных и юридических связей, существовавших в разных княжествах до подчинения их Москве. Получавшие пожалования московские бояре становились основой создаваемой Калитой новой военно-административной системы.
Политика Калиты была продолжена его сыновьями, Симеоном Гордым (1340—1353) и Иваном Красным (1353—1359). Эта политика, построенная на раболепстве перед ханами, в конечном счете привела к парадоксу: внук Калиты, Дмитрий Иванович, осмелился на такие действия, за которые при его деде казнили. Дмитрий решился на открытое противоборство с Ордой — и в этом ему помогла та власть, которая ценой потерь и унижений была получена его предшественниками.
 
 
Во второй половине XIV века Золотая Орда была охвачена внутренними смутами; за двадцать лет у власти сменилось 14 ханов. В этих условиях один из ордынских эмиров, Мамай, предпринял попытку захватить ханский престол. Мамай был полководцем хана Бердибека, после смерти хана, в 1362 году, он закрепился в Крыму и вступил в борьбу с другими эмирами. Мамай не был Чингизидом, поэтому и в Орде, и на Руси его воспринимали как самозванца.
Мамай стремился распространить свою власть и на русские княжества. В 1378 году он организовал поход на Русь, но татарское войско было разбито на реке Воже и отступило в степь. Мамай стал готовить новый поход, но и на Руси не теряли бдительности. Московский князь Дмитрий Иванович, внук Ивана Калиты, подготовился к отпору врагу и собрал невиданную до тех пор на Руси рать (летопись говорит, что она насчитывала 150 тысяч воинов).
Войско Мамая, по некоторым данным, достигало 200 тысяч. Исход противостояния разрешился Куликовской битвой, происшед­шей в день праздника Рождества Богородицы, 8 сентября 1380 года, на правом берегу Дона, при впадении в него Непрядвы. Кровопролитное побоище закончилось бегством мамаевой конницы. Русские ратники одержали победу, а Дмитрий получил в народе почетное прозвище Донской, с которым и вошел в историю.
Куликовская битва стала важной вехой отечественной истории — это признается абсолютным большинством историков. Однако значение этой битвы до сих пор оценивается по-разному.
Всемирно-историческая теория, характери­зуя значение Куликов­ской битвы, исходит из европоцентристской позиции, трактуя ее как отпор «страшной угрозе — повторению Батыева погрома». Говоря о значении победы русских, сторонники теории подчерки­вают, что «был нанесен решающий удар по монголо-татарскому владычеству над народами нашей страны». При этом добавлялось, что этот удар ускорил последующий распад Золотой Орды.
Представители локально-исторической теории вы­ступают против европоцентристской позиции. Они полагают, что на Куликовом поле Русь сражалась не против Золотой Орды. Хотя в 1237—1240 годах ей пришлось воевать против монгольских войск, «затем она так или иначе вошла в состав Золотой Орды и никогда не преследовала цель выйти из нее посредством войны». Сторонник этой интерпретации Л.Н. Гумилев акцентирует внимание на том, что войска Мамая состояли из разноплеменных наемников, «мобилизованных на генуэзские деньги». К тому же Мамай ждал помощи от литовского князя Ягайло, с которым вступил в союз. В противовес Мамаю Дмитрий Донской видел своим союзником хана Золотой Орды Тохтамыша (конфликт их в 1382 году был спровоцирован извне)2,  то есть русские бились не против Золотой Орды, а против Мамаевой Орды. Если же ставить проблему шире, указывает Л.Н. Гумилев, то они бились против «всемирной силы, в которой соединились католический Запад и часть азиатского воинства».
В XIV веке в Крыму большую силу набрали генуэзцы, тесно связанные с папской курией. В то время они владели фактически всем южным берегом Крыма, имели колоссальные доходы от торговли (и работорговли), хотели утвердиться на русских торговых путях. Их политическая роль в событиях 1380 года была определяющей. Мамай выполнял волю генуэзцев — в том числе и при заключении союза с Ягайло, которого римский папа Урбан IV склонил к принятию католичества. Вся эта коалиция координировалась из Рима, что означало католическую окраску Мамаева похода на Русь.
Союз Мамая с Западом нес угрозу государственной и идеологической самостоятельности Руси. Это хорошо понимал Сергий Радонежский, обратившийся к князю Дмитрию: «Пойди против безбожных и с Божью помощью победишь». Школа преподобного Сергия приобрела сильное влияние на Руси — и, прежде всего, в Москве. Православная солидарность становилась всеобщим убеждением, сопровожда­лась готовностью к самопожертвованию и подвигу за веру. На Куликовом поле русские сумели наглядно и ярко проявить эти качества.
Характерно, что перед битвой Сергий освятил меч Дмитрия Ивано­вича и благословил на участие в бою иноков Ослябю и Пересвета. В русском православии взяться за оружие не было грехом, когда речь шла о защите святынь, о выполнении нравственного долга. Христианство на Руси не осознавалось только как смирение: еще в Евангелии от Луки сказано устами Иисуса Христа: «Продай одежды свои и купи меч».
 
 
Территориальный рост Московского княжества в конце XIV — начале XV веков был важным этапом на пути к созданию единого русского государства. При Дмитрии Донском к Москве были присоединены Дмитров, Стародуб, Углич, Кострома. Важными приобретениями московских князей стали обширные территории в Заволжье, а в 1393 году сын Дмитрия, Василий I, добился от хана Золотой Орды подчи­нения Москве Муромского и Нижегородского княжеств. При Василии заметно усилилось русское продвижение на восток; благодаря миссионерской деятельности Стефана Пермского были обращены в христианскую веру коми-пермяки.
По завещанию Василия I великокняжескую власть получил его 10-летний сын Василий II; это вызвало недовольство брата Василия I, Юрия Галицкого, вступив­шего в борьбу за престол. Столкнулись две разные традиции наследования — одна была представлена прин­ципом родового старшинства дядьев перед племянниками, другая выражала взгляд на великокняжескую вотчину как неделимое государственное целое; централизаторские тенденции столкнулись с удельными. На практике это столкновение вылилось в затяжную войну, длившуюся более 20 лет. Борьбу с Василием Васильевичем после смерти Юрия Галицкого продолжали его сыновья Василий Косой и Дмитрий Шемяка. В материалистическом направлении эта война получила название «феодальной».
Феодальную войну отличала крайняя жестокость. Так, попавший в плен к москвичам Василий Косой был ослеплен. Подобным образом был изувечен и Василий II, когда в 1446 году он был схвачен Дмитрием Шемякой в Троицком монастыре; после ослепления Василий получил прозвище Темный.
Василий Темный, как фигура русской истории, оправдывает свое прозвище: имена его деда — Дмитрия Донского, его сына — Ивана III, правнука — Ивана Грозного известны гораздо шире, чем его имя.
В начале правления малолетний Василий не мог самостоятельно влиять на государственную политику — ее определяла московская служилая аристо­кратия. Но и взрослея, он постоянно отставал от хода событий, не умея ни предугадать их, ни обратить в свою пользу. Его положение отягощалось тем, что, ведя борьбу за престол с братьями, он одновременно должен был отражать губительные набеги ордынцев. В 1445 году раненный в бою Василий был захвачен татарами в плен; он был освобожден лишь ценой огромного выкупа, собранного москвичами.
После освобождения Василия ждало еще более жестокое испытание. Расправа над ним произошла после того, как его схватили в церкви, что в глазах православных само по себе являлось преступлением. Но трагический эпизод стал пере­ломным для московского князя. Ослепленный, лишенный, казалось бы, всего, он не впал в отчаяние, не сложил оружия, как на то рассчитывали его соперники. Василий проявил удивительную силу характера, сумев не только выйти победителем в неравной борьбе, но и править затем государством в течение полутора десятилетий.
Победе Василия Темного в междоусобной войне способствовал ряд факторов. Во-первых, он сумел использовать самую мощную силу, которую не оценили его противники — силу народного сочувствия. Бес­чело­веч­ная расправа, устроенная Шемякой и поправшая христианские понятия, принесла Темному ореол мученика. Кроме того, большинству населения — боярам, духовенству и простому народу — позиция Великого кня­зя была ближе потому, что они видели преимущества прямого наследования, ведущего страну к объединению и стабильности.
Во-вторых, Великому князю удалось нейтрализовать сепаратистские наклонности боярства. Он верно определил слабое место боярства — владение вотчинами, составлявшее основу его экономического и политиче­ского влияния. Василий Васильевич, пользуясь правом верховного собственника земли, конфисковал («записал на себя») все земли бояр-мятежников, поддержавших Шемяку. Эта акция послужила надежным уроком для всего боярства.
В-третьих, немаловажную роль для победы централизаторской линии Василия Темного сыграли события на внешней арене. В 1439 году константинопольский патриарх, стремясь спасти погибающую под ударами османов Византийскую империю, пошел на подписание унии с католической церковью. Эта уния была с негодованием отвергнута на Руси, действия константинопольского патриарха были оценены русскими как измена истинному православию. Следствием этого конфликта стал отказ русской церкви подчиняться Константинополю, с этого времени митрополитов стали избирать на соборе русских архиереев. Постепенно формировалось представление о Москве как о Третьем Риме, как о новом центре вселенского православия. Русь стала осознаваться носительницей особой нравственно-религиозной миссии, связанной с охранением и защитой «неповрежденной» веры. Эти представления стали быстро складываться в стройную идеологическую систему, в центр которой ставилась идея Православной Державы, Православного Царства. И церковь, и верующие видели в великокняжеской власти проводника этой идеи, поддерживали ее действия по созданию единого христианского государства.
 

Княжение сына Василия Темного, Ивана III (1462—1505 гг.), было важнейшим этапом в процессе создания Российского государства. Это было время образования основной терри­то­рии России, формирования ее политических основ. Иван III был крупнейшим государственным дея­­те­лем, человеком больших полити­ческих замыслов и решительных начина­ний. Умный, дальновидный, расчетливый и настойчивый, он был достойным продолжателем дела своего отца.
Высшей целью Ивана III было объединение под властью Москвы всех русских земель. В 1463 году присоединено к Москве Ярославское княжество, затем покорен обширный Пермский край, перешло под руку Великого князя Ростовское княжество. В 1471 г. настал черед «господина Великого Новгорода»: рать Великого князя выступила из Москвы, и побежденный в битве на реке Шелони Новгород был приведен к повиновению.
В 1478 г. Новгородская республика была ликвиди­рована, а сам Новгород и его земли вошли в состав Москов­ско­го княжества. Для упрочения своей власти в Новгороде Иван III выселил в Москву 1000 новгородских бояр и купцов; на их место были переселены московские служилые люди. В 1485 г. была покорена ста­рая соперница Москвы — Тверь, а через четыре года к Москве при­соединилась Вятская область. Иван III стал называться Великим князем всея Руси.
Объединив большую часть русских земель, Иван III начал вести себя как независимый государь и перестал платить дань татарам. Ахмат, хан Большой Орды3, решил восстановить господство над Русью. Честолюбивый, но осторожный, он несколько лет готовился к походу против русской земли. Победами в Средней Азии и на Кавказе он укрепил свою власть и снова поднял могущество ханства.
В 1480 г. Ахмат, заключив союз с литовским королем Казимиром, поднял Большую Орду в поход. Над Русью нависла опасность. Войска Ахмата подошли к реке Угре (притоку Оки), которая протекала по границе Московского княжества и Литвы. Попытки татар форсировать реку не имели успеха. Началось «стояние на Угре» войск противников, которое закончилось в пользу русских: 11 ноября 1480 г. Ахмат повернул прочь. Неудача похода вызвала новую вспышку усобиц в Орде, и Ахмат был убит своим врагом, сибирским ханом Иваком. Ивак отрубил Ахмату голову и отправил ее Великому князю; Иван III приветливо встретил послов Ивака и одарил их и хана.
При Иване III сложились основные принципы внешней политики Московского государства, принципы, определившие эту политику на столетия вперед. Иван III выдвинул положение о том, что московские князья являются наследниками князей Киевской Руси, а, следовательно, все земли Киевской Руси — вотчина московских государей. Великий князь начал войну с Литовско-Русским государством и завоевал 19 городов и 70 волостей.
После того, как Золотая Орда окончательно распалась на Казанское, Астраханское и Крымское ханства, Иван III объявил Московскую Русь наследницей Золотой Орды и предъявил претензии на ее бывшие земли. Преемники Ивана III продолжили его политику.
На рубеже XV—XVI веков вокруг Московского княжества сложилась мощная держава, ставшая самой крупной в Европе: «Изумленная Европа, — писал К. Маркс, — в начале царствования Ивана даже не подозревавшая о Московии, затиснутой между Литвой и татарами, была ошеломлена внезапным появлением огромной империи на ее восточных границах, и сам султан Баязет, перед которым она трепетала, услышал впервые от московитов надменные речи».
По мере сосредоточения земель под властью Великого князя московского менялся сам характер власти, ее организация и идеология. В дипломатической переписке Иван III с 1485 г. именовал себя так: «Иоанн, божьей милостью государь всея Руси».
Удельными князьями оставались, главным образом, братья и племян­ники Великого князя, но они уже не имели права чеканить свою монету, устанавливать дипломатические отношения с иностранными государствами и править суд по важным делам.
В целях повышения престижа своей власти Иван III после смерти первой жены (тверской княгини Марии Борисовны) сочетался бра­­­ком с Софьей Палеолог, племянницей последнего византийского императора Кон­стан­­ти­на XI4 . Своим замужеством царевна делала московских государей как бы преемниками византийских императоров. Вслед за царевной из Италии, где она получила воспитание при папском дворе, были выписаны мастера, которые построили новый Успенский собор, Грановитую палату и новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором. В Кремле при дворе стал вводиться сложный и строгий церемониал. В дипломатических бумагах появился новый, более торжественный язык, складывалась пышная терминология. Во время приемов иностранных послов Иван III сидел на троне, подаренном ему Палеологами. Послы должны были низко кланяться государю, одетому в расшитые золотом и серебром одежды. Составной частью их стали византийские «бармы» (оплечья) и так называемая «шапка Мономаха», якобы подаренная византий­ским императором еще Владимиру Мономаху.
При Иване III появился новый герб Российского государства5.  Старый московский герб, изображавший всадника, поражающего копьем змея, был объединен с византийским двуглавым орлом. На печати с гербом Русского государства был воспроизведен полный титул Ивана III: «Божьей милостью государь всея Руси Великий князь Иоанн, Великий князь Владимирский и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Югорский, и Пермский, и Болгарский и иных».
По мере централизации изменялась и организация управ­ления государством. Сократилось число удельных княжеств, бывшие удельные князья пополняли ряды московского боярства. Самые знатные бояре входили
в состав Боярской думы — высшего совещательного органа; в Боярской думе решались все важнейшие государственные вопросы и вопросы дворцового хозяйства. Постепенно выросла целая система дворцовых учреждений, ведавших великокняжеским хозяйством, дворцовыми землями (Новгород­­ский, Тверской и другие «дворцы»). Наряду с системой дворцов в конце XV века стали зарождаться центральные правительственные учреждения, которые ведали отдельными отраслями управления на всех землях государства. Они получили название изб, а позднее — приказов. Во главе изб обычно стояли бояре, но основную работу выполняли дьяки, из числа служилых дворян — управляющие канцелярией и их помощники.
В административном отношении основная территория государства делилась на уезды, а последние — на волости и станы. Общее управление на местах было сосредоточено у наместников и волостелей. Они являлись судьями, сборщиками доходов князей. Наместники были также военными начальниками городов и уездов; по старому обычаю они содержались («кормились») за счет населения. Первоначально «кормления» — поборы — ничем не ограничивались; позже были установлены нормы «кормления».
К правлению Ивана III относится становление поместной системы. После присоединения Новгорода Великий князь конфисковал земли новгородских бояр, разделил их на поместья в 100-300 десятин и раздал их своим воинам-всадникам («помесчикам»). Помещики не имели власти над крестьянами своих поместий, они лишь собирали с них подати, размеры которых были зафиксированы в переписных листах. Владение поместьем было обусловлено службой; помещики регулярно вызывались на смотры, и если воин вызывал недовольство командиров, то поместье могло быть отнято; если помещик проявил себя в бою, то «поместную дачу» увеличивали. Поместья могли наследоваться, но сыну, поступающему в службу вместо отца, давали не весь отцовский надел, а лишь то, что полагалось молодому воину, «новику».
Поместная система положила начало выделению военно-служилого сословия — дворянства. Главным юридическим признаком этого сословия стало право владения землей при условии несения государственной службы.
Юридически централизация выразилась в появлении первого обще­русского «Судебника» (1497) с едиными юридическими нормами. Ст. 57 Судебника, законодательно оформляя поместную систему, ограничивала крестьянам сроки ухода от помещика неделей до и неделей после Юрьева дня (26 ноября); крестьянин должен был платить пожилое.
Иван III умер в 1505 г. на 67-м году жизни после 44 лет правления. Уходя из жизни, он четко наметил новый порядок наследования престола. В своем завещании Великий князь оставил уделы для всех своих сыновей, но наследнику Василию, сыну Софьи Палеолог, он отдал две трети государства и всю полноту власти. При Василии III (1505—1530) границы государства продолжали расширяться — были оконча­тель­но присоединены Псков, Рязанская и Смоленская земли.
Образование Российского государства стало фактом большого международного значения. В Москве находили убежище многие христиане, южно-славянские патриоты и греки, подвергшиеся у себя на родине гонениям со стороны турецких завоевателей. Российское государство установило постоянные дипломатические связи со многими странами Европы и Азии.
 
 
Решающее влияние на духовность народа оказывали церковь и религия. Православие сыграло положитель­ную роль в преодолении суровых нравов, невежества и архаичных обычаев древнерусского общества. В частности, нормы православной морали оказывали огромное влияние на семейную жизнь, брак, воспитание детей.
У российских народов долгое время бытовала большая семья, объединявшая родственников по прямой и боковым линиям. Отличительными чертами большой крестьянской семьи являлись коллектив­ное хозяйство и потребление, общее владение имуществом двумя и более самостоятельными брачными парами. У городского (посадского) населения семьи были меньше и состояли обычно из двух поколений — родителей и детей. Семьи служилых людей были, как правило, малыми, так как сын, достигнув 15 лет, должен был служить государеву службу и мог получить как свой отдельный поместный оклад, так и пожалованную вотчину. Это способствовало ранним бракам и выделению самостоятельных малых семей.
С введением православия браки стали оформляться через обряд церковного венчания. Но традиционный свадебный обряд («веселие») сохранился на Руси еще примерно в течение шести-семи веков.
Расторжение брака было весьма затруднительным. Уже в раннем средневековье развод («распуст») разрешался лишь в исключительных случаях. При этом права супругов были неравны. Муж мог развестись с женой в случае ее измены, причем к измене приравнивалось общение с чужими людьми вне дома без разрешения супруга. В позднем средневековье (с XVI века) развод разрешался с условием пострижения в монахи одного из супругов.
Православная церковь разрешала одному лицу вступать в брак не более трех раз. Торжественный обряд венчания совершался обычно лишь при первом браке. Четвертый брак категорически запрещался.
Новорожденного ребенка надлежало крестить в церкви на восьмой день после рождения именем святого этого дня. Обряд крещения считался церковью основным, жизненно важным обрядом. Некрещеный не имел никаких прав, даже права на погребение. Ребенка, умершего некрещеным, церковь запрещала хоронить на кладбище. Следующий обряд после крещения — «постриги» — производился год спустя после крещения. В этот день кум или кума (крестные родители) выстригали у ребенка прядь волос и дарили рубль. После пострижек каждый год праздновали именины, то есть день того святого, в честь которого человек был назван (позже стал называться «день ангела»), а не день рождения. Царские именины считались официальным государственным праздником.
Все источники свидетельствуют, что в эпоху средневековья в семье была чрезвычайно велика роль ее главы. Он представлял семью в целом во всех ее внешних функциях. Только он имел право голоса на сходках жителей, в городском вече, позже — в собраниях кончанских и слободских органи­заций. Внутри семьи власть главы была практически неограниченной. Он распоряжался имуществом и судьбами каждого из ее членов. Это касалось даже личной жизни детей, которых отец мог женить или выдать замуж против их воли. Церковь порицала его только в том случае, если он при этом доводил их до самоубийства. Распоряжения главы семьи должны были выполняться беспрекословно. Он мог применять любые наказания, вплоть до физических. «Домострой» — энциклопедия русского быта XVI века — прямо указывал, что хозяину следует бить в воспитательных целях жену и детей. За неповиновение родителям церковь грозила отлучением.
Внутриусадебный семейный быт долгое время был сравнительно замкнутым. Однако простые женщины — крестьянки, посадские — вовсе не вели затворниче­ский образ жизни. Свидетельства иностранцев о тюремном затворничестве русских женщин относятся, как правило, к быту феодальной знати и именитого купечества. Их редко выпускали даже в церковь.
О распорядке дня людей средневековья сведений сохранилось немного. Трудовой день в семье начинался рано. Обязательных трапез у простых людей было две — обед и ужин. В полдень производственная деятельность прерывалась. После обеда по старой русской привычке следо­вал длительный отдых, сон (что весьма удивляло ино­странцев). Затем вновь работа до ужина. Вместе с окончанием светового дня все отходили ко сну.
С принятием христианства официальными праздниками стали особо чтимые дни церковного календаря: Рождество, Пасха, Благовещение и другие, а также седьмой день недели — воскресенье. По церковным правилам праздничные дни следовало посвящать благочестивым делам и религиозным обрядам. Работать в праздничные дни считалось грехом. Однако бедные работали и в праздники.
Относительная замкнутость домашнего быта разнообразилась приемами гостей, а также праздничными церемониями, которые устраива­лись преимущественно во время церковных праздников. Один из главных крестных ходов устраивался на Крещение. В этот день митрополит освящал воду Москвы-реки, а население города совершало обряд Иордани (омывания святой водой). По праздникам устраивались и другие уличные представления. Бродячие артисты, скоморохи известны еще в Киевской Руси. Кроме игры на гуслях, дудках, исполнения песен, представления скоморохов включали акробатические номера, состязания с хищными животными. В скоморошью труппу входили обычно шарманщик, гаер (акробат), кукольник.
Праздники, как правило, сопровождались общественными пирами — братчинами. Однако представления о якобы беспробудном пьянстве русских явно преувеличены. Только во время 5—6 наиболее крупных церковных праздников населению разрешалось варить пиво, а кабаки являлись госу­дарственной монополией.
Общественный быт включал также проведение игр и забав — как военных, так и мирных, например взятие снежного городка, борьба и кулачный бой, городки, чехарда, жмурки, бабки. Из азартных игр получили распространение игра в кости, а с XVI века — в карты, привезенные с Запада. Любимым развлечением царей и бояр была охота.
Таким образом, жизнь человека в эпоху средневековья хотя и была сравнительно однообразной, но далеко не исчерпывалась производственной и социально-политической сферами, включала многие аспекты повсе­дневного бытия, на которые историки далеко не всегда обращают должное внимание.
Тема борьбы за независимость была центральной как в устном народном творчестве, так и в памятниках письменной литературы. Наиболее крупными патриотиче­скими произведениями были «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище», прославлявшие победу объединен­ных русских войск в Куликовском сражении. Наиболее значительным памятником исторической мысли являлись летописные своды. Центром общерусского летописания стала Москва, где в начале XV века был составлен первый летописный свод общерусского характера — Троицкая летопись, — в котором проводилась мысль о преемствен­ности власти московских государей от киевских и владимирских князей.
В исторической литературе рубежа XV—XVI вв. усиливаются ра­ционалистические6  взгляды на историче­ские события. Авторы исторических произведений (например, «Сказания о князях владимирских», конец XV века) стремились утвердить мысль об исклю­чи­тель­­ности самодержавной власти русских государей как преемников Киевской Руси и Византии. Такие же идеи высказывались в хронографах, ­сводных обзорах всеобщей истории, в которых Россия рассматривалась как последнее звено в цепи всемирно-исторических монархий.
Расширялись не только исторические, но и географические знания людей. В связи с усложнением административного управления выросшей территорией государства стали составляться первые географические карты («чертежи»). Этому же способствовало развитие торговых и дипломатических связей России. В конце XV века начинается освоение морского пути из Белого моря в западно-европейские страны. Русские мореплаватели внесли большой вклад в географические открытия на Севере. К началу XVI века ими были обследованы Белое, Студеное (Баренцево) и Карское моря, открыто много северных земель — острова Медвежий, Новая Земля, Колгуев, Вайгач и другие. Русские поморы первыми проникли в Ледовитый океан, создали первые рукописные карты обследованных северных морей и островов. Они одними из первых освоили Северный морской путь вокруг Скандинавского полуострова.
Русские мастера научились производить довольно сложные математические расчеты при строительстве зданий, были знакомы со свойствами основных строительных материалов. При постройке зданий использовались блоки и другие механизмы. Для добычи соляных растворов применялись глубокое бурение и прокладка труб, по которым жидкость перегонялась при помощи поршневого насоса. В военном деле было освоено литье медных пушек, получили распространение стенобитные и метательные орудия.
В XIV веке были восстановлены каменные соборы во Владимире, Ростове, Суздале и других городах. В Москве были возведены белокаменные стены и башни Кремля, целый ряд соборов и монастырей. В процессе образования государства с центром в Москве стал создаваться новый общерусский стиль монументального зодчества. Для этого стиля было характерно творческое использование архитектурных традиций старых русских городов и вместе с тем их обогащение достижениями европейского зодчества эпохи Возрождения.
Формирование национальной архитектуры сопровождалось подъемом русского изобразительного искусства. Этот подъем связан с именем великого русского живописца Андрея Рублева. В первой чет­верти XV века он вместе с иконописцем Даниилом Черным украсил фрес­ка­ми и иконами ряд московских соборов. Вершиной творчества А. Рублева стала икона «Троица», написанная в Троице-Сергиевом монастыре под Москвой. Творчество Андрея Рублева оказало большое влияние на дальней­шее развитие русской живописи. По своей художественной ценности и высокому мастерству оно стоит на уровне самых выдающихся достижений современной ему итальянской живописи эпохи Возрождения.
Таким образом, формирование духовности народа XIV — начала XVI вв. проходило в значительной мере под влиянием идей создания государства и растущего осознания единства ее народов.
 
ТЕОРИИ ИЗУЧЕНИЯ
 
из правил многотеоретического изучения
 
1. Осмысление объективных исторических фактов субъективно.
2. Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая.
3. Каждая теория предлагает свое понимание исторического процесса: имеет свою периодизацию, свой понятийный аппарат, свою литературу, свои объяснения исторических фактов.
 
 
литература различных теорий
 
Учебная
Вернадский Г.В. Русская история: Учебник. М., 1997; Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки по русской истории. 8—11 кл.: Пособие для общеобразоват. учебн. заведений / Под ред. А.М. Панченко. М., 1996 (локальная). Ионов И.Н. Российская цивилизация, IX — начало ХХ в.: Учебн. кн. для 10—11 кл. общеобразоват. учреждений. М., 1995 (либеральная). История СССР с древнейших времен до конца XVIII века/ Под. ред. Б. А. Рыбакова. М., 1975; Павленко Н. И., Кобрин В. Б., Федоров В. А. История СССР с древнейших времен до 1861 года. Учебное пособие для вузов. М., 1989; Мунчаев Ш. М., Устинов В. В. История России. М., 2000; Маркова А. Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А. История России. М., 2001 (материалистическая). Сахаров А.Н., Буганов В.И. История с древнейших времен до конца XVII ве­ка: Учебн. для 10 кл. об­щеобразоват. учреждений / Под ред. А.Н. Са­харова. 3-е изд. М., 1997 (универсальная – синтез теорий). Нефедов С. А. История нового времени. Эпоха Возрождения. М., 1996 - http://hist1.narod.ru (технологическая).
Научная
1. Монографии: Алексеев Ю.Г. Государь всея Руси. Новосибирск, 1991 (либеральная). Алексеев Ю.Г. Освобождение Руси от ордынского ига. М., 1990 (либеральная). Зезина М.Р. История русской культуры. М., 1990 (либеральная). Зимин А. А. Витязь на распутье. Феодальная война в России XV века. М.; 1991 (материалистическая). Карташов А.В. История русской церкви: В 2 т. М., 1992—1993 (религиозная). Кожинов В.В. История Руси и русского слова. Современный взгляд. Московский учебник—2000. М., 1997 (локальная). Кучкин С.А. Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы. М., 1990 (локальная). Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993 (либеральная).
2. Статьи: Алексеев Ю. Г. Меня государь мой послал к султану // Родина, 1997, № 2 (либеральная). Горский А. К вопросу о причинах возвышения Москвы // Отечественная история, 1997, № 1 (либеральная). Кожинов В. Монгольская эпоха в истории Руси и истинный смысл и значение Куликовской битвы // Наш современник, 1997, № 3 (локальная). Юрганов А.Л. У истоков деспотизма // История Отечества: люди, идеи, решения. М.,1991 (либеральная). Нефедов С. А. Реформы Ивана III и Ивана IV: османское влияние// Вопросы истории, 2002, № 11 - http://hist1.narod.ru/Science/Russia/Osman.htm (технологическая).
 
 
ОБЪЯСНЕНИЯ исторических фактов
В различных ТЕОРИЯХ иЗУЧЕНИЯ


Каждая теория выбирает из множества историче­ских фактов свои факты, выстраивает свою причинно-следственную связь, имеет свои объяснения в литературе, историографии, изучает свой исторический опыт, делает свои выводы и прогнозы на будущее.
 
ПРИЧИНЫ ВОЗВЫШЕНИЯ МОСКВЫ
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
Христианские историки (А. В. Карташов и др.) считают, что главной причиной возвы­ше­ния Москвы стал союз московских князей с митро­по­ли­чьей кафедрой. Именно превращение Москвы в центр русского православия определило ее истори­ческую судьбу.
Церковный фактор стал решающим в борьбе Москвы и Твери за политическое лидерство на Руси: мо­сковские князья оказывали подчеркнутое уважение к митрополиту Петру — главе русской церкви — в пику тверским князьям, поссорившимся с ним, что и стало роковым моментом для Твери.
 
Сторонники всемирно-исторической теории XIX— нач. XX вв., относящиеся к “государственной” школе, позитив­но оце­­­­ни­­ва­ют роль Москвы в создании общерусской государственности. С.Ф. Пла­­тонов (1860—1933) связывал усиление Москвы, преж­де всего, с прекращением удельного порядка владения, то есть с пересмотром прежнего, оставшегося от Киевской Руси, регламента престо­ло­наследия по первородству (от брата
к брату по старшинству). Затем он выделял выгодное географическое положение Москвы на пересечении транспортных путей, означавшее быстрое заселение Москов­ско­го края и получение московскими князьями немалых торговых пошлин.
Материалистическое направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества.
В материалистической историографии (А. А. Зимин, Б. А. Рабаков, В. А. Федоров и др.) роль Москвы объясняют в основном ее “географически выгодным цен­тральным положением по отношению к другим русским землям и при­да­вав­шим ей значение важнейшего узла торговых путей”. В целом, процесс образования Русского централизованного государства они трактуют как “за­кономерность в рамках феодального строя”. Этот про­цесс связывается, главным образом, с социально-экономиче­скими факторами — “ростом феодального землевладе­ния и хозяйства, развитием крепост­ни­чест­ва, обострением классовой борьбы”. Сложившееся в конце XV века объеди­нен­ное государство характеризуется как “феодально-крепост­ни­ческая монархия”.
Либеральное направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем развитию личности.
Либеральный историк американец Р. Пайпс (наш современник) одну из причин возвышения Москвы видит в “назначении Калиты генеральным откупщиком по сбору дани во всей Руси”. Другую причину американский историк усматривает в копировании Москвой организации власти у Золотой Орды. “Воз­можно, самым важным, чему научились русские у монголов,— пишет Пайпс,— была поли­ти­ческая философия, сво­дившая функции государства к взиманию дани (или налогов) и начисто лишенная сознания ответственности за общественное благосостояние”.
В российской исторической литературе точка зрения сторонников либеральной теории на процесс собирания земель вокруг Москвы наиболее резко выражена в ра­бо­тах Г. П. Федотова (1886—1951). Он считал, что Москва своим возвышением была обя­зана татарофильским, предательским действиям своих первых князей, на­сильст­венным захватам территорий, вероломным аре­стам князей-соперников. Собирание земель — по Федотову — совершалось восточными методами: мест­ная элита уводилась в Москву, заменяясь пришлыми, при этом вы­кор­че­вы­ва­лись местные обычаи.
 
Локально-историческая теория изучает единство человека и территории, составляющее понятие локальная цивили­зация. На территории России такой цивилизацией является Евразия.
Историки, представляющие теорию (Г. В.Вернадский, Л. Н. Гумилев), вы­деляют в возвышении Москвы этнический фактор, считая, что Тверь ориен­ти­ровалась на Литву, а Москва заключила прочный союз с татарами. При этом московские князья исповедовали принцип этнической терпимости, под­би­рая на службу людей исключительно по их деловым качествам. Москов­ский двор пополнялся выходцами из Орды, не принявшими религиозной по­ли­тики хана Узбека, в 1313 году провозгласившего ислам официальной ре­ли­гией Золотой Орды.
 
 
Евразийцы о возникновении Московского
государства
 
“Европейская цивилизация не есть общечеловече­ская культура,— писал Н.С. Трубецкой (1890—1938),— а лишь культура определен­ной этно­гра­фической особи, романогерманцев, для которой она и яв­ля­ется обязательной”. Европейская культура приходит в упадок, раз­ла­га­ет­ся, ведет человечество в тупик. Русская культура была создана в результате синтеза славянского и восточного элементов (“наследия Чингисхана”). Именно монголы положили начало единству Евразии и основам ее поли­ти­че­ско­го строя. “Без татарщины не было бы России” — трудно отличить чисто татарское от подлинно русского. По мнению евразийцев, татаро-монгольское иго было нейтральной культурной средой, принимавшей всяких богов и терпевшей любые культуры. “Велико счастье Руси, что в момент, когда в силу внутреннего разложения она должна была пасть, она досталась татарам и никому другому”,— писал П.Н. Савицкий (1895—1968). Основателями госу­дар­ства были не киевские князья, а московские цари, воспреемники монгольских ханов. Московское княжество было улусом Золотой Орды. После распада Орды столица была перенесена из Сарая в Москву, а после присоединения к Московскому царству Казани, Астрахани и Сибири Орда возродилась в обличье Московского государства.
 
 
 
ВЛИЯНИе МОНГОЛЬСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ НА РАЗВИТИЕ НАРОДОВ И ГОСУДАРСТВ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
 
Технологическое направление всемирно-историче­ской теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем технологическому развитию и сопутствующим изменениям в обществе. (Мировоззрение — счастье человека, обеспеченное прогрессом техники).
Историки этого направления (С. А. Нефедов и др.) считают, что монгольское завоевание повлекло за собой распространение на Русь монгольского культурно-технологического круга (модернизацию по восточному образцу). Москов­ское княжество унаследовало от татарских ханов сильную княжескую власть, крепкую административную организацию, четкую систему сбора налогов, дисциплинированный и сменяемый бюрократический аппарат. Все это было следствием внедрения на русскую почву китайских и мусульманских управленческих традиций — это было наследие восточных цивилизаций, имевших тысячелетний исторический опыт. Средневековая Европа не могла сравниться с Востоком по части совершенства и силы государственной организации.
Русь долгое время была частью могущественной восточной империи — и обычаи, культура, образ жизни русских людей неизбежно должны были подвергнуться модернизации по восточному образцу. Сражаясь вместе с непобедимой степной конницей, русские полки заимствовали ее вооружение и тактику; русские воины сели на быстрых степных коней и научились стрелять из монгольского лука, “саадака”; они носили татарские стеганые доспехи, “тигиляи”, и рубились кривыми татарскими саблями. “Их сабли, луки и стрелы похожи на турецкие,— пишет Флетчер (1549—1611). — Убегая или отступая, они стреляют так же, как татары, и вперед и назад”. Идя в атаку под пение зурны, русские вместе с татарами кричали “ура!” — “бей!”; они на­зы­вали друг друга на татарский манер “богатырями”, “казаками”, “уланами”; в русский язык незаметно вошло множество тюркских слов: караул, колчан, есаул, бунчук, облава, булат, охота, нагайка... Как всегда, сначала перенималось то, что связано с войной и без чего нельзя было выжить, потом — то, что связано с государственным управлением: казна, ямская служба, книги, служебные чины — слова “книга” и “чин” пришли в русский язык из китайского. На русских монетах ставили печать хана, “тамгу”,— отсюда про­изошли слова “деньги” и “таможня”. На печати-тамге были арабские надписи, поэтому русские деньги по виду мало отличались от восточных монет. Заимствовалась и одежда: восточные “кафтаны”, “шубы”, “ферязи”, “сарафаны”, “армяки”, “башлыки”. Русские князья и бояре подолгу жили в Орде; постепенно они стали подражать ханам и бекам: они носили парчовые халаты, атласные шаровары и сафьяновые сапоги, украшали своих лошадей парчовыми седлами и охотились с прирученными соколами. Так же, как мусульмане, они не позволяли своим женам выходить к гостям и запирали их в “терем”; они запрещали своим подданным пить вино и строили церкви с куполами-луковками, похожими на купола мечетей.
 
Сравнительно-теоретические схемы
 
предмет изучения + исторический факт = теоретическая интерпретация
 
№ 1. Причины возвышения Москвы
 
Название
интерпретации
Предмет
изучения
Интерпретации факта
Религиозная
(Христианская)
Движение человечества к Богу.
Союз московских князей с митрополичьей Кафедрой.
В 1326 году митрополит Феогност переехал из Владимира в Москву
Всемирно-историческая:
 
Общемировое развитие, прогресс человечества
Выгодное природно-геогра-фическое месторасположение
Материалистическое направление
Развитие общества, общест­вен­ных отноше­ний, свя­занных с формами собст­венности. Классовая борьба
Выгодное экономико-геогра-фическое положение
Либеральное направление
Развитие личности и обе­с­пе­­че­­ние ее индиви­дуаль­ных свобод
Назначение Золотой Ордой Калиты генеральным откупщиком по сбору дани со всей Руси. При ослаблении центральной власти в Орде насильственный захват Москвой соседних территорий
Технологическое направление
Развитие технологическое, научные открытия
Перенимание Москвой государственных традиции могущественных восточных империй
Локально-историческая
Единство человечества и территории
«Пассионарный потенциал Москвы возобладал над бо­гатством Новгорода, силой Твери, династическими претензиями Суздаля...». Тверь ориентировалась на Литву, а Москва заключила прочный союз с татарами. (Л.Н. Гумилев)
 
№ 2. Итог Куликовской битвы (1380 г.)
 
Название
интерпретации
Предмет
изучения
Интерпретации факта
Религиозная
(Христианская)
Движение человечества к Богу
Защита православия. «Пойди против безбожных и с Божей помощью победим» (С. Радонежский)
Всемирно-историческая:
Общемировое развитие, прогресс человечества
«Куликовская победа... была знаком торжества Европы над Азией» (С.М. Соловьев).
В 1380 г. удар был нанесен по всей Золотой Орде
Материалистическое
направление
Развитие общества, общественных отношений, связанных с формами собственности. Классовая борьба
Был нанесен решающий удар по монголо-татарскому владычеству над народами нашей страны, который ускорил распад Золотой Орды
Локально-историческая
 
Единство человечества и территории
Русские бились не против Золотой Орды, а против Мамаевой Орды. Мамай, отчужденный от монгольского общества, выполнял волю генуэзцев. Русские бились против «всемирной силы, в которой соединились католический Запад и часть азиатского воинства». Русь не ставила целью выход из Золотой Орды посредством войны. Выход состоялся только после распада Золотой Орды
 
Примечания
 
 1 Глава написана с позиции локально-исторической теории.
 2 Клан суздальских князей представил Тохтамышу ложный донос о том, что Москва хочет перейти на сторону Литовско-Русского государства — главного противника татар. Поверив доносу, Тохтамыш в 1382 году сжег Москву.
 3 Большая Орда — государство в 1433 — 1502 гг. в Северном Причерноморье и Нижнем Поволжье. Выделилась из Золотой Орды. Разгромлена крымским ханом в 1502 г.
 4 В 1453 г. под ударами турок пал Константинополь. Византийская империя прекратила свое существование. 
5 Ряд историков считают, что герб и название «Россия» пришло из Византии.
 6 Рационализм (от лат. ratio — разум) — направление, признающее разум.
 
 










Переход на главную страницу
Глава 2

Царь Иван Грозный
и кризис государства1 
 
Кто он, первый российский царь?2  Иван IV был сыном Василия III3  и Елены Глинской, дочери выходца из Литвы князя Василия Глинского. Великий князь Василий III умер, когда сыну было три года. После смерти матери, Великой княгини Елены (по одной из версий — ее отравили), Иван, которому исполнилось тогда 8 лет, остался круглым сиротой. Страной управляла Боярская дума. Наступила эпоха боярского правления, эпоха беззакония, насилия, вражды и борьбы за власть — преимущественно между двумя наиболее знатными боярскими фамилиями — князьями Шуйскими и Бельскими. То одна, то другая партия захватывала власть и преследовала побежденных противников. В результате многолетних кровавых распрей верх одержали родственники покойной Великой княгини Елены — Глинские.
Мальчик-государь, от природы умный, живой, впечатлительный и наблюдательный, рос в обстановке заброшенности и пренебрежения. Родственники-бояре не только не заботились о его образовании и воспитании, но даже плохо одевали и кормили его и его младшего брата Юрия, а иногда и прямо обижали и оскорбляли Ивана. Безобразные сцены боярского своеволия, его собственные беспомощность и бессилие развили в нем робость, подозрительность, недоверие к людям, а с другой стороны — пренебрежение к человеческой личности и человеческому достоинству.
Имея в своем распоряжении много свободного времени, Иван предавался чтению и перечитал все книги, которые мог найти во дворце. Единственным его искренним другом и духовным наставником был митрополит Макарий, знаменитый составитель Четьих Миней, огромного сборника всей церковной литературы.
Юному Великому князю не было еще и полных 17 лет, когда его дядя Михаил Глинский и его бабушка княгиня Анна сумели подготовить политический акт большой государственной важности. 16 января 1547 г. Иван IV был торжественно коронован как царь всея Руси. Во время торжественной службы митрополит возложил на Ивана крест, венец и бармы, по преданию, некогда присланные на Русь византийским цесарем Константином для венчания князя Владимира Мономаха. Устами митрополита была начертана программа деятельности царя: в союзе с церковью, которая отныне объявлялась «матерью» царской власти, царь должен был укрепить «суд и правду» внутри страны, вести борьбу за расширение государства. По завершении чина венчания Великий князь стал «боговенчанным царем». Дополнение короткого слова «царь» к и без того уже пышному титулу Великого князя — «Государь и великий князь Москов­ский, Владимирский и прочих земель» — делало его носителя равным по чину императору «Священной Римской империи», ставило выше европейских королей — датского, английского, французского и многих иных, уравнивало с восточными соседями — казанским и астраханским ханами, наследниками Золотой Орды, недавними повелителями Руси.
 
Источники не позволяют восстановить подробности политических обстоятельств, при которых в конце 40-х годов сложилось правительство, перенявшее руководство страной у Боярской думы, но мы знаем ту политическую фигуру, которая сыграла ключевую роль в формировании новой правящей группы. Этой фигурой был митрополит Макарий, мудрый и спокойный политик, находившийся в окружении царя до и после бурных событий 1547 г., глава церкви — могущественного политического механизма, издавна поддержи­вавшего объединение княжеств вокруг Москвы.
При участии Макария в окружении молодого царя оказались те лица, которым суждено было в глазах современников символизировать новое правительство — «Избранную раду». «Избранная рада» была органом, кото­рый осуществлял непосредственную исполнительную власть, формировал новый приказный аппарат и руководил им. Наиболее авторитетными политиками нового правительства стали Адашев и Сильвестр.
Бесспорно, что своим высоким положением Адашев и Сильвестр были обязаны доверию и поддержке со стороны царя и митрополита. Но надо иметь в виду, что авторитет царя еще только складывался. Иначе говоря, авторитет как царского титула, так и самой личности царя еще предстояло создать. Это стало одной из важнейших политических задач времени.
Компромисс, на котором было основано новое правление, имел не две стороны (родовая аристократия — с одной, служилое дворянство — с другой), а три: царь также был участником компромисса. На этом этапе царь вынужден был отказаться от претензий на неограниченную власть и довольствоваться «честью председателя». Выражая общие настроения, царь и митрополит Макарий собирали соборы примирения. 27 февраля 1549 г. было созвано совещание, на котором присутствовала Боярская дума в полном составе, фактически это был первый Земский собор4 . Иван IV выступил с широкой программой консолидации и проведения внутренних реформ. Царь и бояре каялись в своих прежних «преступках». Цель всех этих усилий царь сформулировал в таком словосочетании: «смирить всех в любовь».
«Избранная рада» начала создание центральных органов государствен­ного управления — приказов (до середины 60-х годов их называли «избами»). Одним из первых приказов была Челобитная изба, которую возглавил Адашев. Задачей этого учреждения было принимать челобитные (жалобы) на имя государя и проводить по ним расследование. Тем самым Челобитная изба становилась как бы высшим контрольным органом. Руководство этим приказом давало Адашеву огромную власть и авторитет. Главой Посольского приказа (ведомства иностранных дел) стал дьяк Иван Михайлович Висковатый, который около 20 лет руководил русской внешней политикой, пока не был казнен в годы опричнины. Поместный приказ занимался распределением поместий и вотчин между служилыми людьми. Разрядный приказ стал своего рода штабом вооруженных сил: определял, сколько служилых людей и из каких уездов должно выйти в полки. Разбойный приказ вел борьбу против «разбоев» и «лихих людей». Земский приказ ведал порядком в Москве.
Укрепление нового государства (монархии) требовало решительной замены хищнического аппарата власти на местах, сложившегося при боярском правлении. В порядок дня встало создание аппарата чиновников. Наиболее эффективной формой создания исполнительного аппарата явилось избрание на местах самими подданными чиновников для несения государственных функций. Выбранные в городах и волостях целовальники (целовали крест на верность царю) и старосты становились «чиноначальными людьми» государства. Выборность и сменяемость этих лиц ставила их деятельность (в пользу государства и контролируемую государством) также и под контроль подданных.
Реформы коснулись и организации верхнего эшелона управления. Было несколько ограничено местничество. Суть его состояла в том, что при назначении служилых людей на те или иные должности учитывалась, прежде всего, их «порода» — происхождение, а не личные заслуги. Потомки должны были находиться друг с другом в тех же служебных отношениях — начальствования, равенства, подчинения — что и предки.
Указ 1550 г. ввел два ограничения местничества. Первое касалось молодых аристократов. Их нельзя было в 15—18 лет (а с 15 лет начинали службу) назначать воеводами, а дать низкое назначение тоже было невозможно: «поруха» чести. Было решено, что служба молодых людей на невысоких должностях не считается прецедентом. Произошло явное «огосу­дарствление» местничества.
В 1555—1556 гг. было принято Уложение о службе. Определялось, с какого количества земли должен выходить вооруженный воин на коне; если вотчины или поместья феодалов были большими, то владелец должен выводить с собой вооруженных холопов.
Как уже отмечалось, власть на местах издавна принадлежала наместникам (в уездах) и волостелям (в волостях). Они получали эти территории в «кормление». В пользу кормленщика шли судебные пошлины. Таким образом, кормления были системой вознаграждения за службу: должности наместника и волостелей на определенный срок получали в вознаграждение за участие в военных действиях. Эта система не была эффективной. Теперь кормления отменялись, деньги, которые шли кормлен­щикам, отныне взимало государство в качестве налога. Из этого централизо­ванного фонда можно было платить «помогу» служилым людям.
В 1550 г. был принят новый судебник. Судебник за­креплял создание в Московском государстве «праведного» (справедливого) суда, контролируемого «лучшими людьми» из данного сословия на местах. Однако до создания постоянных верховных сословно-представительных учреждений дело не дошло.
Целям укрепления государственной власти должна была служить реформа церкви. Царь хотел получить санкцию церкви на государственные преобразования и в то же время принять меры к подчинению церкви и ограничению ее привилегий и земель.
Общерусская церковная реформа была проведена на Стоглавом соборе, названном так по сборнику его постановлений, состоявшему из ста глав («Стоглав»). Собор открылся 23 февраля 1551 г. в царских палатах
в торжественной обстановке. На нем присутствовали помимо высших духов­ных чинов сам царь, князья, бояре и думные дьяки.
Собору предстояло заняться самыми различными сторонами церковной жизни — обсудить меры по укреплению дисциплины среди духо­венства, унификацию обрядов, моральное состояние служителей церкви, проблему церковного землевладения и привилегий церкви.
Собор унифицировал церковные обряды. Так, он официально узаконил под страхом анафемы двуперстное сложение при совершении крест­ного знамения и «сугубую аллилуйю». Между прочим, на эти решения позднее ссылались старообрядцы в оправдание своей приверженности старине.
Продажа церковных должностей, взяточничество, ложные доносы, вымогательства стали столь распространенными в церковных кругах, что Стоглавый собор вынужден был принять ряд постановлений, несколько ограничивающих произвол как высших иерархов по отношению к рядовому духовенству, так и последнего по отношению к мирянам. Пошлина с церквей отныне должна была собираться не десятниками, злоупотреблявшими своим положением, а земскими старостами и десятскими священниками, назначаемыми в сельских местностях.
Таким образом, система реформ, предпринятых фактическим правительством в конце 40—50-х гг. XVI века, по самой своей сути была изна­чально связана с идеей ограничения царской власти «мудрым советом», то есть той или иной формой представительства, выражающей, в отличие от кастовой Боярской думы, интересы служилой массы и верхов посада.
Реформы «Избранной рады» привели к крупным военным и внешне­политическим успехам. В чем же они выразились? Первым успехом стало завоевание (или присоединение) Казанского ханства. Несколько лет понадобилось потом для того, чтобы были покорены подвластные Казани народы (черемисы, мордва, чуваши, башкиры). В 1556 г. была присоединена Астрахань; таким образом, все среднее и нижнее Поволжье (как и вся область на реке Каме) вошло в состав Московского государства. Этими военными успехами были открыты для колонизации огромные пространства плодородных и малонаселенных земель. В 80-е гг. XVI века здесь возникают новые города — Самара, Саратов, Царицын, Уфа.
Достигнув блестящих успехов на востоке, Иван IV обратил свое внимание на запад. Здесь он поставил цель: пробиться к побережью Балтийского моря для установления непосредственного сообщения России со странами Средней и Западной Европы. Препятствием на этом пути лежали владения Ливонского ордена. В 1558 г. царь послал свои рати на Ливонию. Война сначала была удачной (взяли Нарву, Юрьев и около 20 ливонских городов), но потом повела к тяжелым военно-политическим осложнениям и неудачам. Не желая подчиниться московскому царю, магистр Ливонского ордена Кетлер отдался под покровительство и защиту Великого князя Литовского, а Ревель с Эстляндией признали над собой власть Швеции. Таким образом, Ливонская война повлекла за собой войну с Литвой и Швецией. Царь Иван, однако, решил продолжить борьбу, и в 1563 г. его войска опустошили литовские владения и взяли древний город Полоцк.
В 1560 г. произошел разрыв между царем и его советниками Адашевым и Сильвестром. Иван IV обвинил Адашева и Сильвестра в сговоре с целью утвердить в государстве ограниченную монархию, где царь «почтен» лишь «председателем», обладает лишь номинальной властью, в то время как власть реальная находится в руках его советников. Правительство «Избранной рады» пало, началось время самодержавного царского правления.
 
 
Центральное событие истории XVI века — оприч­нина. В течение 7 лет, с 1565 по 1572 г., в Московском государстве разгорелся и пылал, по образному выражению современника этих событий князя Андрея Курбского, «пожар лютости», унесший десятки тысяч человеческих жизней. Так что в памяти людей XVI века опричнина осталась таким же символом людской мясорубки, как в нашей — 1937 год. И все же не случайно символом террора стала именно опричнина: количество казней и садистских расправ было в это семилетие особенно велико.
Итак, наступил 1564 г., последний доопричный год. Ситуация в стране была тревожной. В апреле из Юрьева Ливонского (ныне г. Тарту) бежал в Великое княжество Литовское опытный и видный воевода князь Андрей Михайлович Курбский. Беглый боярин прислал из-за рубежа краткое послание своему бывшему монарху, в котором гневно обвинил царя в тирании, казнях невинных людей. Таков был канун опричнины.
3 декабря 1564 г. началось стремительное развитие событий: в этот день царь с семьей и приближенными выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Царь к концу декабря добрался до Александровской слободы (ныне г. Александров Владимирской области) — села, где не раз отдыхал отец Ивана IV. Оттуда 3 января 1565 г. в Москву приехал гонец, который привез две грамоты.
В первой, адресованной митрополиту Афанасию, сообщалось, что «государь положил свой гнев на всех епископов и настоятелей монастырей, а опалу — на всех служилых людей, от бояр до рядовых дворян, поскольку слу­жилые люди плохо служат, а церковные иерархи их покрывают». Поэтому он, «от великие жалости сердца, не хотя их изменных дел терпети, оставил свое государство и поехал, где вселится, иде же его государя, бог настовит».
Вторая грамота была адресована всему посадскому населению Москвы, в ней царь заверял простой московский люд, чтобы «они никакого сомнения не имели, гнева и опалы у царя на них нет».
Возникает вопрос: а как же в данной ситуации быть? Ведь государство тем и государство, что во главе его стоит государь. Именно так, по словам официальной летописи, толковали московские люди, выслушав царские грамоты. И они решительно потребовали, чтобы бояре упросили вернуться царя на государство. Уже через два дня депутация духовенства и бояр была в Александровской слободе. Царь смилостивился и согласился возвратиться, но при двух условиях: «изменников ... на тех опала5  своя класти, а иных казнити», а во-вторых, «учинить ему на своем государстве себе опричнину».
Слово «опричнина» употреблялось лет за сто до Ивана IV. Происходит оно от слова «опричь», являвшегося в древнерусском языке синонимом слова «кроме». После смерти или гибели воина на поле боя поместье, пожалованное ему за службу Великим князем, забиралось в казну, опричь (кроме) небольшого участка земли — своеобразного пенсионного фонда, который отдавали его вдове и детям. Этот остаток поместья и назывался «опричниной». Таким образом, Иван Грозный назвал опричниной небольшой «пенсионный» удел, в который он «удалялся от царствования». Вся страна — «земщина» — оставалась, согласно его уверениям, в управлении Боярской думы.
Опричнина являлась кровавой эпопеей бессмысленных убийств, совершав­шихся по велению царя. Исполнителями его приказаний являлись люди без стыда и совести. Со своими страшными эмблемами — собачьей голо­вой и мет­лой (символы уничтожения крамолы) у луки седла — они скачут по большим дорогам, грабят и убивают, облекшись в черные рясы.
Царский указ одинаково сгонял с земли и удельного князя, владельца наследственной территории, и мелкого служилого человека. Власть, по мнению царя, должна внушать всем страх. Иван IV был убежден в христианском долге его подданных (включая его родственников) — служить царю. Государь и считал-то их не подданными, а рабами, холопами, которых волен казнить или жаловать: «А жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнити вольны же». В этих словах Ивана IV выражена сама суть его правления.
Царь всячески старается обеспечить всенародную, всесословную поддержку его политики. Видимо, с этой целью указ о введении опричнины был представлен на утверждение Земского собора в феврале 1565 г.
Долгое время в литературе было распространено мнение: опричнина — дело исторически необходимое, поскольку России, чтобы выжить, нужна была централизация, а бояре вроде бы были ее противниками, поэтому и приходилось их уничтожать. Ныне состав жертв опричного террора изучен. На каждого боярина или дворянина приходилось, по меньшей мере, 3—4 рядовых служилых земледельца, а на каждого последнего приходилось по десятку лиц из низших слоев населения.
Осенью 1572 г. государь опричнину «отставил», и сразу же она стала одиозной. Наказанию кнутом подлежал тот, кто только осмеливался произнести это слово. Отмена опричнины, однако, не прекратила террора. Он продолжался, но в меньших масштабах.
Каковы же ближайшие и отдаленные результаты опричнины? Начнем с ближайших. После опричнины в стране разразился тяжелейший экономический кризис — деревни и села Центра и Северо-Запада (Новгород­ские земли) запустели. По прочтении писцовых книг конца XVI века возникает впечатление, будто страна пережила вражеское нашествие. Необработан­ными оказались до 90 % земли. К тому же в 1570—71 гг. в дополнение ко всем бедам на Россию обрушилась эпидемия чумы.
Общий результат опричнины историк-либерал В.О. Клю­чевский формулирует так: «Современники поняли, что опричнина, выводя крамолу, вводила анархию, оберегая государя, колебала самые основы государства. Направленная против воображаемой крамолы, она подготовляла действительную».
Внешняя политика в последний период царствования Грозного представляет ряд неудач. Силы страны, истомленной долгой войной и опричным террором, слабели и истощались. В 1571 г. крымский хан Девлет-Гирей со своей конницей прорвался до самой Москвы, взял город, сжег и разграбил его (только Кремль уцелел) и, забрав огромное количество пленных, ушел в Крым.
Затянувшаяся Ливонская война продолжалась, но уже без успеха для российского оружия. В 1576 г. на польско-литовский престол был избран Стефан Баторий — энергичный, смелый, талантливый полководец. Перейдя в наступление, он в 1579 г. взял обратно Полоцк; все завоевания Ивана Грозного в Лифляндии также были потеряны. В 1582 г. было наконец заключено перемирие на 10 лет, по которому Грозный отказался от всех своих завоеваний в Литве и Лифляндии. Война, продолжавшаяся четверть века, Россией была проиграна.
Шведы также перешли в наступление на севере и взяли города Ивангород, Ям и Копорье, расположенные на южном побережье Финского залива. В 1583 г. со шведами было заключено перемирие, по которому они удержали за собой последние завоевания, а Грозный потерял даже тот кусочек Балтийского побережья, которым владел в старину Новгород Великий.
Во время сплошных неудач на западе на востоке случилось событие, которое явилось началом покорения Сибири. В 1581—1582 гг. атаман донских казаков Ермак Тимофеевич с небольшим отрядом (около 800 человек) перешел Уральские горы и завоевал «Сибирское царство» — область сибир­ско­го хана Кучума, расположенную по рекам Иртышу и Оби.
Иван Грозный умер в марте 1584 г. Наследником престола стал его второй сын Федор, слабый, болезненный, запуганный отцовским террором человек. Как всегда в подобных случаях, между приближенными к престолу началась борьба за власть и за влияние на слабого царя. После смерти (в 1586 г.) царского дяди по материнской линии боярина Никиты Романовича Захарьина на первое место выдвигается царский шурин Борис Федорович Годунов — умный, способный, энергичный и честолюбивый боярин. При Грозном он упрочил свое положение женитьбой на дочери любимого цар­ского опричника Малюты Скуратова-Бельского, а потом царевич Федор женился на его сестре Ирине, и Борис стал, таким образом, близким к царской семье человеком. Преодолев сопротивление старой знати, Годунов становится при царе Федоре правителем государства.
В царствование Федора последняя жена царя Ивана Мария со своим малолетним сыном Дмитрием (род. в 1582 г.) и со своими братьями была удалена из Москвы в Углич, который дан был «в удел» Дмитрию. 15 мая 1591 г. царевич Дмитрий был найден зарезанным во дворе угличского дворца. В январе 1598 г. царь Федор умер, а с ним прекратилась династия потомков Ивана Калиты.
 
 
Царствование Федора Иоанновича, сына Грозного, было временем политической осторожности и успокоения народа после опричнины. За спиной несамостоятельного Федора его шурин Борис Годунов, выполняя регентские функции, сумел стать фактическим правителем государства. В январе 1598 года после смерти Федора не осталось законных наследников престола. Земский собор избрал на царство Годунова, однако положение нового царя было непрочным, бояре плели против него закулисные интриги. Являясь первым в русской истории выборным монархом, Годунов зарекомендовал себя не столько самодержцем, сколько популистом-временщиком, не уверенным в себе и боящимся открытых действий. Годунов добивался расположения дворянства, раздаривая незаслуженные привилегии и давая самые громкие обещания, в то же время упорно укрепляясь у власти за счет тайного надзора и доносительства, а также неафишируемых репрессий, то есть за счет тех же беззаконий, что были присущи опричнине.
Начало царствования Бориса несло людям немало благих надежд. Он выступил защитником прочной морали, запретив частную торговлю водкой. Внутренняя политика направлялась на социальную стабилизацию в стране. Поощрялись колонизация новых земель и строительство городов в Поволжье и на Урале. Были некоторые достижения и во внешней политике.
В правление Бориса Годунова происходит постепенное прикрепление крестьян к земле, запрет крестьянского выхода. Одной из причин этого запрета было стремление предотвратить запустение центральных уездов страны вследствие расширяющейся колонизации и оттока населения на окраины. С другой стороны, запрет был проявлением сословной политики, охранявшей интересы помещиков и не считавшейся с интересами крестьян. В целом, введение крепостного права, безусловно, усилило социальное напряжение в стране. Вместе с династическими проблемами, боярским своеволием, иностранным вмешательством в русские дела оно спо­соб­ст­вовало назреванию того социально-политического кризиса, который впоследствии назвали Смутой.
Смута проявилась, прежде всего, в умах и душах людей. Страшный голод начала XVII века поколебал привычные моральные ценности, скреплявшие людей в единый коллектив. Историк А.П. Щапов писал: «...люди, терзаемые голодом, валялись на улицах, подобно скотине, летом щипали траву, а зимой ели сено. Отцы и матери душили, резали и варили своих детей, дети — своих родителей, хозяева — гостей, мясо человеческое продавалось на рынках за говяжье; путешественники страшились останавливаться в гостиницах...».
Народ бедствовал, а в это же время знать делила богатства и привилегии. Запасов зерна, припрятанных многими боярами, хватило бы всему населению на несколько лет. Доходило до людоедства, а спекулянты удерживали хлеб, предвкушая повышение цен на него.
Суть происходящего хорошо осознавалась в народе и определялась словом «воровство», но быстрых и простых путей выхода из кризиса не мог предложить никто. Чувство сопричастности к общественным проблемам у каждого отдельного человека оказывалось недостаточно развитым. К тому же немалые массы простых людей заражались цинизмом, корыстью, забвением традиций и святынь. Разложение шло сверху — от потерявшей всякий авто­ритет боярской верхушки, но грозило захлестнуть и низы. Безвластие и потеря централизующих начал вели к оживлению местного сепаратизма. Если до Смуты Москва была координирующим центром, связывающим все области страны, то с утратой доверия к московским властям утрачивались и связи между отдельными областями. Государство превращалось в бесформенный конгломерат земель и городов. Пренебрежение к государственным интересам и мелочная корысть боярства породили такое явление, как самозванство. Как писал Н.М. Карамзин, «...оцепенение умов предавало Москву в мирную добычу злодейству... Расстрига со своими ляхами уже господствовал в наших пределах, а воины Отечества уклонялись от службы. Так нелюбовь к государю рождает нечувствительность и к государственной чести!». Ни один из самозванцев не посмел бы посягнуть на престол без открытой или тайной поддержки бояр­ских группировок. Лжедмитрий I был нужен боярам для свержения Годунова, чтобы подготовить почву для воцарения одного из представителей боярской знати. Когда самозванец сделал свое дело, он стал не нужен и был убит. На престол вступил князь Василий Шуйский.
Выполняя волю бояр, Шуйский принес присягу и обязался править по закону, а не по царской прихоти. Независимо от личных качеств нового правителя, это был первый в России договор царя и общества. Однако новые политические идеи не успели одержать верх в условиях разгулявшейся народной стихии. Шуйский вступил на престол в результате закулисных интриг, «без воли всея земли», народное сознание отказалось признать его царем. Необычный характер происходивших на вершинах власти перемен подогревал сомнения и недоверие среди народа. Трудно было поверить в искренность бояр, недавно присягавших «царевичу Дмитрию», а теперь объявивших его лгуном и изменником. Брожение нарастало. В социальных низах антибояр­ские настроения переросли в открытые выступления, вылившиеся в восстание. Вставший во главе его Болотников призывал истребить бояр и овладеть «...женами их, и вотчинами, и поместьями». Масла в огонь подливала и Польша, посылавшая в Московию шляхтичей-авантюристов, готовых воспользоваться любой смутой ради грабежа и наживы.
Смута захлестнула страну. Грабежами занимались бродившие от города к городу польские, дворянские, казачьи отряды, различные ватаги и банды. От имени «тушинского вора» и польского наместника Гонсевского шла раздача поместий, хотя хозяева этих поместий были в полном здравии. Помутнение в умах раскалывало семьи, брат шел на брата, отец — на сына. В Москве у кремлевского дворца беспрестанно волновались толпы народа, предписывая Шуйскому, а затем и Боярской думе, что нужно делать и какие указы принимать.
После свержения Шуйского и нескольких месяцев «семибоярщины» поляки предъявили открытые претензии на московский престол. В августе 1610 года одна из боярских группировок «организовала» присягу польскому королевичу Владиславу, который после этого еще 24 года считал себя «законным Московским государем», хотя не выполнил главного условия бояр — не принял православия.
К концу 1611 года Московское государство выглядело полностью разрушенным. Правительство, управляющее страной от имени «государя, царя Владислава Жигимонтовича всея Руси», было парализовано. В центре страны хозяйничали поляки, захватившие Смоленск и Москву. Новгород оказался у шведов. Каждый русский город действовал особняком. Однако в сознании людей все настойчивее крепла тяга к порядку. В отдельных землях регулярно собирались местные земские советы, где люди сообща обсуждали свои интересы. Постепенно становилось все яснее, что решение проблем невозможно только в местных рамках — зрело пони­ма­ние необходимости общерусского движения. Отражением этого стали народные ополчения, собираемые в русских провинциальных городах. Несмотря на распад государственных связей, осознание национального единства не исчезло — напротив, Смута придала ему особую силу. Непре­рыв­ную проповедь в пользу единства всех православных вела церковь.
Проводя идею государственной консолидации, лидеры ополчения Минин и Пожарский четко сформулировали главные задачи: изгнать интервентов и подготовить условия для создания русского правительства, пользующегося доверием населения. В августе 1612 года произошли решающие бои, поляки были разбиты.
Смута преподала важный урок русскому народу. Призыв Козьмы Минина — не искать личных выгод, а отдавать все на общее дело — имел отклик у большинства простых людей, символизируя поворот общества к нравственному гражданскому началу. Народ, настрадавшись от беспорядков, на свои последние деньги собрал ополчение для восстановления спокойствия в стране, взял в свои руки судьбу государства. Произошло то, что С.М. Со­ловьев назвал «подвигом очищения», когда «народ, не видя никакой внешней помощи, углубился во внутренний, духовный мир свой, чтобы оттуда извлечь средства спасения». Во время Смуты обанкротилась правящая верхушка, а народ, спасая государство, обнаружил «такое богатство нравственных сил и такую прочность своих исторических и гражданских устоев, какие в нем и предполагать было невозможно».
Русские люди, перед лицом катастрофы собравшись с силами, воссоздали разрушенное государство, наглядно показав, что оно — не «царская вотчина», а предмет общей заботы и общего дела «всех городов и всяких чинов людей всего великого Российского Царствия».
21 февраля 1613 года государственная власть в стране была восстановлена: Земский собор избрал царем Михаила Романова. Эта кандидатура устраивала всех, поскольку новый царь и его окружение были способны настойчиво и спокойно вести восстановительную работу.
 
ТЕОРИИ ИЗУЧЕНИЯ
 
Из правил многотеоретическоГО изучения
 
1. Осмысление объективных исторических фактов субъективно.
2. Субъективно выделяются три теории изучения: религиозная, всемирно-историческая (направления: материалисти­ческое, либеральное, технологиче­ское), локально-историческая.
3. Каждая теория предлагает свое понимание истории: имеет свою периодизацию, свой понятийный аппарат, свою литературу, свои объяснения исторических фактов.
 
 
литература различных теорий
 
Учебная
Вернадский Г.В. Русская история: Учебник. М., 1997; Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очер­ки по русской истории. 8—11 кл.: Пособие для общеобразоват. учебн. заведений / Под ред. А. М. Панченко. М., 1996 (локальная). Ионов И.Н. Российская цивилизация, IX — начало ХХ вв.: Учебн. кн. для 10—11 кл. общеобразоват. уч­­реж­де­ний. М., 1995 (либеральная). История СССР с древнейших времен до конца XVIII века/ Под. ред.Б. А. Рыбакова. М., 1975; Павленко Н. И., Кобрин В. Б., Федоров В. А. История СССР с древнейших времен до 1861 года. Учебное пособие для вузов. М., 1989; Мунчаев Ш. М., Устинов В. В. История России. М., 2000; Маркова А. Н., Скворцова Е. М., Андреева И. А. История России. М., 2001 (материалистическая). Сахаров А.Н., Буганов В.И. История с древнейших времен до конца XVII ве­ка: Учебн. для 10 кл. об­щеобразоват. учреждений / Под ред. А.Н. Са­харова. 3-е изд. М., 1997 (универсальная – синтез теорий). Нефедов С. А. История нового времени. Эпоха Возрождения. М., 1996 - http://hist1.narod.ru (технологическая).
Научная
1. Монографии: Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России: государство Ивана Грозного. Л., 1989 (либеральная). Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960 (материалистическая). Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. (материалистическая). Карташов А.В. История русской церкви: В 2 т. М., 1992—1993 (религиозная). Кобрин В.Б. Иван Грозный. М., 1989. Скрынников Р.Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Новосибирск, 1990 (либеральная). Скрынников Р.Г. Царство террора. Новосибирск, 1992 (либеральная). Станиславский А.Л. Гражданская война в России. XVII в. М., 1990 (либеральная). Шмидт С.О. Россия Ивана Грозного. М., 1999 (либеральная). Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993 (либеральная). Шапиро А. Л. Русское крестьянство перед закрепощением. (XIV-XVI вв.). Л., 1987 . (материалистическая).
2. Статьи: Морозова Л.Е. Федор Иоаннович// Вопросы истории, 1997, № 2 (либеральная). Морозова Л.Е. Борис Федорович Годунов// Вопросы истории, 1998, № 1 (либеральная). Кобрин В.Б. Смутное время — утраченные возможности // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IХ — начало ХХ вв./ Сост. С.В.Мироненко. М., 1991 (либеральная). Кобрин В.Б. Иван Грозный. Избранная Рада или опричнина?// История Отечества: люди, идеи, решения. М., 1991 (либеральная). Филюшкин А. Избранная Рада — историче­ский миф?// Родина, 1995, № 7 (либеральная). Нефедов С. А. Реформы Ивана III и Ивана IV: османское влияние// Вопросы истории, 2002, № 11 - http://hist1.narod.ru/Science/Russia/Osman.htm (технологическая).
 
Объяснения исторических фактов
в различных теориях изучения


Каждая теория выбирает из множества историче­ских фактов свои факты, выстраивает свою причинно-следственную связь, имеет свои объяснения в литературе, историографии, изучает свой исторический опыт, делает свои выводы и прогнозы на будущее.
 
 
ПРИЧИНЫ ВВЕДЕНИЯ ОПРИЧНИНЫ ЦАРЕМ ИВАНОМ IV
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
Христианские историки (А. В. Карташов и др.), признавая всю суро­вость Ивана IV, от­но­сят­ся к нему с уважением. Царь — помазанник Божий. Отсюда оценка дея­тель­ности Ивана IV — грозный, но справедливый6.
 
Представитель всемирно-исторической теории Н.М. Ка­рам­зин (1766—1826) ввел в историографию идею “двух Иванов”, со­зданную политическим противником, а сначала верным воеводой царя Ивана — князем Андреем Курбским. По ней, Иван Грозный — добродетельный герой и мудрый государственный муж в первую половину своего царствования и тиран-деспот — во вторую. Многие историки связывали резкую перемену в политике государя с его психическим заболеванием, подготовленным тяжелым детством и вызванным смертью первой жены Анастасии Романовны7.
Историки “государственной школы” и, прежде всего, С.М. Соловьев (1820—1879) рас­сматривали историю России XV—XVI веков как процесс постепенного вы­теснения старых “родовых” начал “государственными”. Деятельность Ива­на Грозного, по мысли Соловьева, была при всех жестокостях шагом вперед, к победе государственных начал.
Историк конца XIX — первой половины ХХ века С.Ф. Плато­нов (1860—1933) создал ту концепцию деятельности Ивана IV, которая с небольшими изме­нениями стала базовой у советских историков. По мнению Платонова, Иван Грозный вел борьбу против боярства как главного тормоза на пути центра­лизации страны.
Материалистическое направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества.
Материалистическая историография (А. А. Зимин, Б. А. Рыбаков) рассматривает оприч­ни­ну как необходимость изменения методов управ­ления государством. Боярство, борясь против централизации, вынудило Ивана IV перейти от отношения к нему лояльного (реформ) к отношению жесткому, силовому. Примененные Иваном IV методы форсированной централизации государства весьма импо­нировали И. В. Сталину. Уже в конце 30-х годов было дано указание оп­рав­ды­вать террор Грозного как госу­дарственную необходимость.
С начала 40-х годов Грозного рассматри­вали уже как выдающегося государственного мужа и патриота.
Либеральное направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем развитию личности.
Либеральные историки (Б. В. Кобрин, И. Н. Ионов, Р. Пайпс, Р. Г. Скрынников и др.) основное внимание уделяют людским судь­бам, цене преобразований Ивана IV. В.Б. Кобрин (1930—1990) считал, что Иван IV осуществлял геноцид народа с целью установления личной диктатуры. А опричнина не только не укрепила государство, наоборот, привела его к кризису. Исследуя по­ли­ти­ку “добродетельного героя и мудрого государственного мужа в первую по­ло­ви­ну царствования”, он приходит к мнению, что без введения опричнины госу­дар­ство “на пути либеральных преобразований” продвинулось бы вперед в XVI веке и получило ровное, поступательное движение в последующие века.
Технологическое направление всемирно-историче­ской теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем технологическому развитию и сопутствующим изменениям в обществе.
Историки технологического направления (С. А. Нефедов и др.) видят первопричину событий времен Ивана Грозного в модернизации России по османскому образцу. Главным явлением мировой истории XV—XVI веков было распространение нового фундаментального открытия — артиллерии. Это открытие стало основой могущества османских султанов, которые первыми создали регу­лярную армию, вооруженную огнестрельным оружием. В первую очередь Россия заимствовала это оружие; был создан регулярный корпус стрельцов и “пушечный наряд”; была заимствована тактика полевых сражений, когда стрельцы и пушки занимали укрепления “гуляй-города”, а конница заманивала врага под огонь артиллерии и пехоты. Конница также была организована по турецкому образцу и комплектовалась из дворян-помещиков, которые получали поместья на условии службы, регулярно вызывались на смотры и могли взять с крестьянина только то, что указывалось в переписных листах. Крестьяне — также по турецкому образцу — во избежание уклонения от повинностей были прикреплены к земле. Постоянно проводились переписи, были созданы канцелярии-приказы, в том числе и Челобитный приказ, призванный принимать жалобы и охранять справедливость — потому что идеологической основой Османской империи была исламская справедливость, “адалет”, идея о справедливом распределении обязанностей между сословиями.
В политической сфере модернизация по османскому образцу завершилась оформлением абсолютной монархии восточного типа – с самодержавной властью монарха, безусловной покор­ностью знати и простонародья,
с царским двором, дворцовыми землями и дворцовой гвардией — знаменитая “опричнина” была учреждена по образцу дво­ра османских султанов. Характерно также отделение судебной власти от административного управления и поручение ее выборным зем­ским старостам.
Распространение на Россию османского культурно-технологического круга привело к конфликту со старинными “норманнскими” традициями, этот конфликт нашел свое выражение в столкновении между боярами и Иваном Грозным. Столкновение привело к разгрому боярского сословия, ликвидации большей части вотчин, роспуску боярских дружин; уцелевшие бояре были вынуждены подчиниться самодержавной власти царей.
 
 
причины Смуты
 
Религиозно-историческая теория изучает движение человека к Богу.
Христианские историки (А. В. Карташов и др.) причину Смуты видят в духовной сфере, грехе гордыни, который явился искушением самовластья. Смута — это одно­вре­мен­но кара за безбожную жизнь и дар, мученический венец, чтобы дать на­роду явить свою силу.
 
Всемирно-историческая теория ХIХ—нач. ХХ вв. в объяснении причин, вы­зы­вав­ших Смуту, неоднозначна.
Н.М. Карамзин (1766—1826) считал, что Смута вызвана вмешательством инозем­ных врагов России.
Н.И. Костомаров (1817—1885) сводил кризис к политическому вмеша­тельству Польши, а самозванцам отводил роль проводников като­ли­чес­кого влияния.
С.М. Соловьев (1820—1879) связывал причины Смуты с внутренними факторами — “династическим кризисом”, то есть пресечением Московской династии Рюри­ко­вичей — Калиты, а также “с дурным состоянием нравст­вен­ности в обществе”.
В.О. Ключевский (1841—1911) выстроил концепцию “смутного времени” как по­рож­дения сложного социального кризиса. Согласно данной концепции, поводом к Смуте по­служило пресечение правящей династии Рюриковичей, представителей ко­то­рой народное сознание признавало в качестве “природных государей”. При­чи­ны самой Смуты В.О. Ключевский видел в строе государственных повин­нос­тей, породившем социальную рознь. Нарушилась связь сословий: служилых и тягловых. Они отказались выполнять свои обязанности перед государством. Согласно схеме Ключевского, начали Смуту бояре, затем настала очередь дворян, позже поднялись низы.
Материалистическое направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества, общественных отноше­ний.
Историки-материалисты (Б. А. Рыбаков, Н. И. Павленко, В. А. Федоров и др.) трактуют события Смут­но­го вре­ме­ни исключи­тельно как “крестьянскую революцию”; историки-материалисты отвергли сам термин “Смута”. Понятие “Смута” в советский период бы­­ло заменено формулировкой “восстание”. В материалистической теории на первый план выдвигается противостояние “эксплуататоров и эксплуатируемых”, фактор классовой борьбы. Отсюда, Смута началась не сверху, как считал В.О. Клю­чевский, а снизу. Закрепощение крестьян в конце XVI века вылилось в вос­ста­ния начала XVII века.
Либеральное направление всемирно-исторической теории, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем развитию личности.
Либеральные историки (В. Б. Кобрин, Р. Г. Скрынников и др.) термин “крестьянская война” заменяют “граж­дан­ской войной”. В.Б. Кобрин (1930—1990) в своих трудах определил Смутное время как “сложнейшее переплетение разнообразных противоречий – сословных и на­цио­нальных, внутриклассовых и межклассовых”. Он один из первых российских историков по­ста­вил под сомнение историко-материалистиче­ское утверждение о Смуте как о крестьянской войне и задал вопрос: “Вправе ли мы бушевавшую в России начала XVII века граж­дан­скую войну свести к крестьянской?”. Отказавшись от негативных стерео­ти­пов в оценках государственных деятелей, Кобрин показывает и Бориса Году­но­ва, и Лжедмитрия I как мудрых лично­стей-реформаторов.
 

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>