СОДЕРЖАНИЕ

ВСЕСОЮЗНОЕ ОБЩЕСТВО
ПО РАСПРОСТРАНЕНИЮ
ПОЛИТИЧЕСКИХ и НАУЧНЫХ
ЗНАНИЙ
ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК ПРОФЕССОР
Н. Н. РОЗЕНТАЛЬ
ХРИСТИАНСТВО,
ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИЕ
И СУЩНОСТЬ
Серия II № 37
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЗНАНИЕ»
Москва— 1955

ВСЕСОЮЗНОЕ ОБЩЕСТВО ПО РАСПРОСТРАНЕНИЮ ПОЛИТИЧЕСКИХ И НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ
Доктор исторических наук профессор
Н. Н. РОЗЕНТАЛЬ
ХРИСТИАНСТВО,
ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИЕ
И СУЩНОСТЬ
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЗНАНИЕ»

Москва
1955

СОДЕРЖАНИЕ
Что такое христианская религия?
3
Социально-экономические причины и идейные истоки возникновения ·-« \
христианства
4
Происхождение и социальная сущность мифа о Христе
12
Превращение христианства из религии угнетенных в религию угнетателей
20
Марксизм-ленинизм о социальных принципах христианства
34
Что такое христианская религия?
Христианство представляет собой самую мощную и влиятельную из всех существующих в настоящее время форм религии. Современные приверженцы христианства распадаются на белый ряд больших международных религиозных организаций - так называемых церквей, как, например, католическая. православная, лютеранская, кальвинистская и другие церкви, а также на бесчисленное множество всевозможных сект. Все они в одинаковой степени считают себя христианами, т. е. почитателями некоего воображаемого ими божественного существа под именем Иисуса Христа, которому они поклоняются. Ввиду своей широкой распространенности и своего все еще сильного воздействия на умственную жизнь значительной части человечества христианство, как и всякая другая религиозная Система, мешает развитию научной мысли, укрепляет эксплуатацию трудящихся и тем самым сильнейшим образом тормозит общий социальный и культурный прогресс. Поэтому во имя прогресса и неразрывно связанного с ним повышения уровня жизни народных масс нам необходимо последовательно разоблачать несостоятельность и реакционность христианской религии и освобождать человеческие умы от ее упорного влияния. А для успешного решения этой задачи мы должны прежде всего уяснить себе, что такое христианство, каким образом оно возникло и чьи классовые интересы выражает.
Марксистско-ленинская теория учит, что всякая религия приставляет собой неправильное, искаженное отражение действительности. «В начале истории,— говорит Энгельс,— объектами этого отражения являются прежде всего силы природы... Но вскоре, наряду с силами природы, выступают также и общественные силы,— силы, которые противостоят человеку и так же чужды и первоначально так же необъяснимы для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним...»1.
К таким более поздним и развитым формам религии принадлежит и христианская вера в фантастического бога-человека Иисуса Христа. Эта вера складывалась в течение нескольких, столетий в эпоху, когда первобытнообщинный строй жизни лю-
1 Фридрих Энгельс. Анти-Дюринг, стр. 299. Госполитиздат. 1951.
3

дей уже сравнительно давно уступил место рабовладельческому строю с его все более резко углублявшимися противоречиями между антагонистическими классами рабовладельцев и рабов, когда рабовладельцы для сохранения своего классового господства всячески укрепляли созданные ими политические организации. Родиной христианства было самое сильное и обширное из всех тогдашних рабовладельческих государств — Римская империя, которая ко времени возникновения этой религии объединила в своих пределах все страны Европы, Азии и Африки, расположенные вокруг Средиземного моря. В. И. Ленин отмечал, что Римская империя целиком была основана на рабстве1.
Не удивительно, что на всем содержании христианского вероучения лежит яркая печать рабовладельческой эпохи. Христиане постоянно называют себя рабами бога и, совершая свой культ, становятся на колени и делают земные поклоны. Их священные книги учат смирению и покорности, обещая верующим за это блаженную вечную жизнь, которая якобы ждет их после смерти. Отметим, что и все другие религии, возникшие и сложившиеся в классовом обществе, основаны на обязательной вере в так называемую «будущую жизнь», но нигде эта вера не занимает такого центрального места, как в христианстве. Вера в воображаемую, не существующую, жизнь за гробом, где якобы сам господь бог по всей справедливости одних награждает за добродетели, а других наказывает за пороки, была создана фантазией людей, сознающих свое бессилие осуществить справедливое общественное устройство в реальной действительности. Социальные корни религиозной мечты о будто бы ожидающем нас всех посмертном божественном правосудии глубоко вскрыты В. И. Лениным в его замечательной статье «Социализм и религия». Ленин подчеркивал, что «религия есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п.»2.
Социально-экономические причины и идейные истоки возникновения христианства
Христианские богословы совершенно неправильно утверждают, будто бы их религия возникла сразу, в готовом виде, как непосредственное откровение бога, воплотившегося на


1 См. В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 444. Изд. 4-е,.
2 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 65.
земле в образе идеального человека — Иисуса Христа. В действительности христианство складывалось в течение долгого времени и постепенно восприняло в себя многие существенные элементы более древних, языческих религий.
Основной предпосылкой возникновения христианства, как и других религиозных систем классового общества, явилось такое развитие социально-экономических противоречии, при котором угнетенные низшие слои населения, после многих неудачных попыток собственными силами облегчить свою участь, были вынуждены искать утешения в вере, надеяться на сверхъестественную помощь со стороны какого-либо благосклонного к ним божества. В течение II и I веков до нашей эры в Римской империи неоднократно происходили религиозные восстания рабов, которые, однако, каждый раз кончались жестокими поражениями вследствие недостаточной организованности и сознательности восставших. Наиболее серьезным и опасным для римских эксплуататоров-рабовладельцев народно-революционным движением было великое восстание рабов в Италии 73—71 годов до нашей эры под предводительством Спартака, которого В. И. Ленин называет «одним из самых выдающихся героев»1 того времени. Но и это восстание также завершилось кровавым разгромом рабов.
Один из новейших исследователей истории раннего христианства, французский ученый-коммунист Шарль Эншлен, справедливо отмечает закономерную связь между поражением Спартака и резким подъемом среди угнетенных масс мистических, чаяний божественного спасителя. «Можно сказать,— пишет Эншлен,— что Христос победил потому, что потерпел поражение Спартак. На смену земному мстителю пришел мститель небесный, апокалиптический; на смену общей борьбы — покорность судьбе, на место реальных надежд — отказ от всего земного и упования на небесное воздаяние» 2.
Ожидание чудесного спасения от божества или какого-нибудь его представителя было особенно распространено в Иудее, маленькой стране Передней Азии, которая с 1 века до нашей эры находилась под властью Рима. В иудейском (еврейском) народе издавна жили традиционные верования в божественных вождей — пророков, которые, начиная со сказочного Моисея, якобы доставляли своим соплеменникам великие победы над всеми их врагами. И теперь, томясь под жестоким игом римских императоров, иудеи страстно ожидали нового освободителя и верили, что сам бог пошлет им своего «помазанника», или, по-еврейски, Мессию. Поскольку иудейское общество того времени было классовым, рабовладельческим, то


1 В. И. Ленин. Соч., т. 2И, стр. 444.
2 Шарль Эншлен. Происхождение религии, стр. 118. Изд-во иностранной литературы. 1954.
различные слои этого общества, разумеется, представляли себе грядущего Мессию по-разному. Для господствующего класса населения Иудеи Мессия был прежде всего вождем иудейской рабовладельческой знати, которому предстояло не только освободить свою страну от иноземного захватчика, но даже подчинить ей чужие страны. Напротив, в глазах рабов и примыкавших к ним по своему положению беднейших свободных элементов Мессия являлся преимущественно избавителем народных низов от тяготевшего над ними социального гнета. Разнородные представления о Мессии-спасителе стали складываться и за пределами Иудеи, в многочисленных общинах, организованных иудейскими, эмигрантами в Египте, Малой Азии и других областях Ближнего Востока. В этих общинах иудеи постепенно сближались со своими иноплеменными соседями, знакомились с их языком, образом мыслей и культурой. Насколько мы можем судить по дошедшим до нас источникам, именно в восточных эллинизированных городах Римской империи и зарождалась древнейшая форма христианства, представлявшая собой своеобразную, качественно новую разновидность иудейского мессианизма.
Ни точного времени возникновения христианства, ни каких-либо биографий его первых деятелей мы совершенно не знаем. Однако, несомненно, что лицо, именуемое Иисусом Христом, которое Официально считается основателем христианства, в действительности никогда не существовало,— ни в качестве воплощенного божества, которому поклоняются верующие, ни даже в качестве определенной исторической личности, которую сторонники христианской морали признают образцом всех человеческих добродетелей. Это лицо всецело является продуктом фантазии, чистейшим мифом, вымыслом.
Скудость наших сведений о наиболее раннем периоде истории христианства, естественно, объясняется тем, что первоначально оно распространялось среди самых бедных Ю обездоленных слоев населения, которые не имели фактической возможности оставлять по себе записи. «...Христианство при своем зарождении,— указывает Ф. Энгельс,— было движением угнетенных: оно выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенных, бедняков «бесправных, покоренных или рассеянных Римом народов»2.
Таким образом социально-экономические причины возникновения христианства, как и некоторых других аналогичных течений внутри восточного мессианизма, коренились в придавленности эксплуатируемых масс рабовладельческой Римской империи, в невыносимом классовом гнете, тяготевшем над ними.
1 Города Малой Азии и Ближнего Востока, в которых широко была распространена древнегреческая культура.
2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI, ч. II, стр. 409.
Не веря в собственные силы, они надеялись, уничтожить этот гнет с чудесной помощью ожидаемого свыше божественного спасителя.
Как о демократическом составе участников ранних христианских общин, так и об их резко отрицательном отношении к Эксплуататорскому режиму Римской империй, о питаемых ими Мистических надеждах на небесную защиту, достаточно красочно свидетельствует единственное дошедшее до нас произведение древней христианской литературы, так называемое «Откровение Иоанна», убедительно относимое Ф. Энгельсом к 68 или 69 году позднейшего христианского летосчисления. По словам неизвестного автора этого произведения,— который сам именует себя Иоанном,— его единомышленники в подавляющем большинстве бедны и бесправны а чувствуют непримиримую ненависть к ненасытному мировому эксплуататору — Риму,— «великой блуднице», «зверю в багряной одежде», и ко всем порядкам и учреждениям, установленным Римской империей.
В своей статье «К истории раннего христианства», основанной на критическом анализе «Откровения Иоанна», Энгельс подчеркивает, что в этом наиболее древнем христианском литературном памятнике «нет ни догматики, ни этики позднейшего христианства; зато здесь есть сознание того, что борьба идет со всем миром и что эта борьба увенчается победой; есть радость борьбы и уверенность в победе, совершенно утерянные современными христианами... здесь еще нет ни слова о «религии любви»... здесь проповедуется неприкрытая месть, здоровая, честная месть гонителям христиан. И так это во всей книге»1.
Однако, несмотря на угнетенное положение первых христиан и вею ту злобу, которую возбуждал в них тяготевший над ними режим, христианство, даже на самом раннем этапе своего существования, отнюдь не являлось идеологией революционной народной борьбы. Понятия религии и революции принципиально противоречат друг другу. Всякая религия сама по, себе, всегда реакционна; отрицать это — значит искажать действительность, удаляться от науки. Именно так поступил извратитель и предатель марксизма К. Каутский, который в своей книге «Происхождение христианства» поставил знак равенства между Идеологией первых христиан и мировоззрением революционного рабочего класса. Реакционность раннего христианства резко проявилась том, что оно призывало своих последователей рассчитывать не на самих себя, а на сверхъестественное божественное вмешательство. Тот, кто обнадеживает людей помощью свыше, объективно убивает в них инициативу и активность — необходимые условия революционной деятельности. Характерно, что автор «Откровения Иоанна», страстно; проклиная Рим и его властителей, предсказывая пред-
1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI. ч. П. стр. 419, 424.

стоящую погибель «зверя» — Нерона, вместе с тем и не думал говорить о необходимости активных насильственных действий. Он лишь убеждал своих единомышленников надеяться на пришествие небесного спасителя, которое должно было наступить в самом недалеком будущем. Как видим, христианство уже нa заре своей история отвлекало народные массы от реальной освободительной борьбы.
Именно это обстоятельство и сделало возможным в дальнейшем превращение христианства из религии угнетенных в религию угнетателей, из движения, выражавшего субъективный протест народных масс против эксплуататорского строя в идеологическую опору рабовладельческого экономического базиса.
Возникнув, подобно иудейскому мессианизму, в результате крайнего обострения социально-экономического неравенства и политического гнета, христианство существенно отличалось от националистических сект Иудеи не только своим полнейшим отказом от активных методов сопротивления, но и тем, что оно очень рано отвергло всякую племенную замкнутость. Хотя автор «Откровения Иоанна» еще называет своих единоверцев иудеями, однако эти «иудеи», уже в силу новых условий жизни на чужбине, в греческих городах Малой Азии, должны были все более отступать от отечественных традиций. Даже самый текст «Откровения» написан не по-еврейски, а по-гречески, так что иудейское понятие Мессия, божественный «помазанник», переведено здесь однозначащим греческим словом «Христос». Если иудейские мессианисты,— за немногими исключениями, — были заинтересованы лишь в судьбе своего «богоизбранного» народа, то «Откровение Иоанна» обещает спасение решительно всем людям, не зависимо от их этнической принадлежности,— стоит им только уверовать во Христа. Отрицание племенной исключительности чрезвычайно характерно для христианства как новой религии, зародившейся в ту позднюю историческую эпоху, когда на смену прежнему обособленному существованию отдельных народностей пришло постепенное объединение их под всеобщей и сглаживающей все местные особенности властью миродержавного Рима.
В отличие от всех древних языческих, племенных религий христианство не видело никакой принципиальной, разницы между какими бы то нибыло племенами и готово было каждого принять в свои ряды, заявляя, что для него «нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (послание так называемого «апостола Павла» к Колоссянам, глава 3, стих 11). Если основной догмат христианства — вера в божественного спасителя, посредством которого «все страждущие и обремененные» обретут лучшую жизнь,— сложился на почве тяжелого социального гнета и неспособности его жертв достигнуть спасения собственными силами, то универсально-космополитический ха-
8
paктep христианской религии мог возникнуть лишь в результате такой необходимой объективной предпосылки, как существование универсальной Римской империи. Успешному распространению христианства, по словам Ф. Энгельса, способствовал тот факт, что оно было свободно от многих древних обрядов, неразрывно связанных с историческим развитием местных племенных культов: «...освобождение от обрядностей, которые затруднили или делали невозможными сношения с иноверцами, было первым условием мировой религии»1.
Быстрому распространению христианства немало содействовало и то обстоятельство, что его идеи были достаточно хорошо знакомы также другим, более древним, религиозным системам и уже нередко высказывались в литературе, так, идей божественного спасителя, порожденная бедствиями и отчаянием угнетенных масс, распространяется еще задолго до создания первых христианских легенд о нем чуть ли не среди всех народов языческого мира. У греков систематически перерабатывались в соответствующем направлении старинные мифы о богах и героях — благодетелях человечества: Прометее, Дионисе, Геракле и Асклепии (Эскулапе) — чудесном исцелителе. В Египте, Малой Азии, Сирии и Месопотамии развивались преобразованные, а частично и вновь учрежденные культы "страдающих и воскресающих божеств, очень близкие к зарождавшемуся культу Христа и, несомненно, оказавшие на него влияние: Осириса, ставшего судьей в загробном мире; Аттиса и Таммуза, провозглашенных «спасителями»; Митры, посредника между верховным богом и людьми и др. Все эти фантастические образы были так похожи друг на друга, что легко смешивались между <собой и в таком синкретическом, смешанном виде переходили из страны в страну, повсюду находя себе верующих почитателей.
Как отметил Ф. Энгельс в статье «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», христианство возникло из «обобщенной восточной, в особенности еврейской, теологии » вульгаризированной греческой, в особенности стоической, философии»2. В другой своей статье «Бруно Бауэр и раннее христианство» Энгельс даже называет еврейского богослова Филона из Александрии (конец I века до н. э.— первая половина 1 века н. э.) «отцом христианства», а известного философа-стоика Сенеку (род. около 4 года до н. э.— ум. в 65 году н. э.) — «дядей его» 3.
«Это примирение западных и восточных воззрений,— говорит Энгельс,— содержит уже по существу все христианские представления: прирожденную греховность человека; логос,—
1 К. Маркс в Ф. Энгельс. Соч., т. XVI, ч. II, стр. 418. .
2 К. Маркс. Ф. Энгельс. Избранные произведения в двух томах, т. И, стр. 378. Госполитиздат. 1952.
3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XV, стр. 603.
9

слово,— которое есть у бога и само есть бог, которое становится посредником между богом и человеком; покаяние не путем приношения в жертву животных, а путем принесения, своего собственного сердца богу...» 1.
Характерно, что христианство, по мере своего формирования как элемента идеологической надстройки рабовладельческого общества, заимствовало у своих религиозных и философских предшественников главным образом такие положения, которые сложились уже в эпоху развитого рабовладения и выражали интересы господствовавших классов. Учение о прирожденной греховности человека оправдывало существование в мире зла, усматривая причину последнего не в социальных порядках, а в несовершенстве человеческой природы. Постепенно развивавшаяся во многих дохристианских религиях идея единого верховного божества освящала принцип монархической централизации древних рабовладельческих государств. Вера в божественных «спасителей» — посредников между верховным богом и людьми, с одной стороны, устраняла противоречие в представлении о недосягаемом величии божества и его деятельном вмешательстве в человеческую жизнь, а с другой стороны побуждала людей к пассивной покорности воле божьей. Равным образом и занявшая важное место в христианстве идея «непорочного зачатия» не только постоянно встречалась в языческих мифах (например, о рождении Геракла, Диониса, Персея и др.), но даже вошла в официальный культ римских императоров, которые, начиная с Августа, торжественно провозглашали себя «божественными», сыновьями не простых смертных, а богов. Понятно, что эти идеи выражали интересы рабовладельцев, стремившихся еще более возвысить в глазах народных масс престиж императорской власти, созданной ими для укрепления своего классового господства.
В интересах того же правящего класса развивались и моральные воззрения древнего мира. Характерно, что в стоической философии,— в частности, у «дяди христианства» Сенеки, — высказываются чрезвычайно близкие к христианским мысля о необходимости сохранять нравственную чистоту, презирать богатство, умерщвлять «грешную» плоть и вести аскетический образ жизни. Заметим, кстати, что сам Сенека менее всего заботился о личном соблюдении своих моральных правил: он предназначал их для других,— прежде всего, разумеется, для неимущих,— а сам преспокойно наживал огромные богатства.
Господствующему классу было выгодно внушать массам презрение к материальным благам. Это облегчало эксплуататорам сосредоточение богатств в своих руках. Поэтому все идеологи эксплуататоров, особенно те, кто выступал в эпохи резкого обострения социальных конфликтов, в том числе стоики


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XV, стр. 603.

10
и христиане, постоянно обращались к угнетенным классам с призывами безропотно покоряться воле божьей и смиренно выполнять возложенный на них «свыше» обязательный нравственный долг. Чтобы примирить народные массы с их тяжелым положением, им демагогически внушалось, что они не имеют оснований жаловаться на свою судьбу, так как перед богом (но только перед богом!) все равны — и угнетатели, и угнетенные. Сенека, как и позднейшие духовные руководители христиан, не стеснялся даже проповедовать любовь между рабами и рабовладельцами, понимая, что раб по убеждению надежнее раба по принуждению. Мы знаем, что Сенека буквально одними и теми же словами с его христианским единомышленником, мифическим апостолом Павлом, доказывал рабовладельцам, что «слугам лучше почитать своих господ, чем бояться их» (Письмо: 47, «К Луцилию»).
Исторически вполне закономерно, что два крупнейших события античной истории — смена республиканского режима в Римском государстве императорским и возникновение христианства, впоследствии вытеснившего в этом государстве все более древние, языческие религии,— произошли приблизительно в одно время. И то и другое событие было обусловлено крайним обострением классовых противоречий в античном рабовладельческом обществе. Мощные восстания pa6oв II и I веков до н. э. еще не привели к уничтожению рабовладельческого экономического базиса, но в борьбе за своё сохранение он был вынужден соответствующим образом реорганизовать обслуживающую его надстройку. В политической области возникает военно-бюрократическая диктатура рабовладельцев в виде монархически управляемой империи, а в идеологической области — христианская религия, несравненно более приспособленная к поддержке рабовладельческого строя, чем все древние религии, возникшие еще в доклассовую эпоху и поэтому проникнутые различными пережитками первобытно-общинных отношений.
Но новую массовую религию нельзя было создать путем императорских декретов или кабинетных богословских трактатов. По справедливому замечанию Энгельса в статье «Бруно Бауэр и раннее христианство», «религии создаются людьми, которые сами ощущают религиозную потребность и понимают религиозные потребности масс, а этого как раз у людей с философским образованием обычно не бывает»Л Необходимым для господствующих классов влиянием на народные массы может обладать только та религия, которая зародилась в самих массах, как ответ на их насущные жизненные потребности. Именно Атакой религией и явилось христианство, выражавшее в своих первоначальных формах и гневный протест угнетенных и обез-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XV, стр. 604

доленных социальных низов против тяготевшего над ними классового гнета и вместе с тем трагическое сознание своего, бессилия завоевать себе лучшую участь. Безысходный страх и горькое разочарование закономерно влекли за собой исступленную мечту найти себе хотя бы призрачное утешение в религиозной фантазии. «Всеобщему бесправию и утере надежды на возможность лучших порядков, — пишет Ф. Энгельс,— соответствовала всеобщая апатия и деморализация»1.
В этой социальной обстановке, приводящей к усиленному росту мистических настроений, христианство должно было мало-помалу завоевать себе признание на всем протяжений римского мира и даже, частично, за его границами. Численный рост христиан, разумеется, сопровождался также определенными качественными изменениями в их религиозной идеологии. Примитивные представления раннего христианства, дополняясь всякого рода заимствованиями и вновь выработанными догматами, нередко искажались до неузнаваемости. И прежде всего изменился образ спасителя Христа, который из смутно оформленного орудия божественного правосудия, обещанного людям в будущем, превратился в конкретное человеческое воплощение всевышнего бога. Оказалось также, что очеловеченный бог жил на земле под видом якобы определенной | исторической личности, иудея Иисуса, который будто бы умер искупительной смертью за грехи людей и затем воскрес. И, на конец, все эти события будто бы произошли уже за несколько десятков лет до того, как в «Откровении Иоанна» было предсказано еще лишь предстоящее пришествие божественного спасителя.
Происхождение и социальная сущность мифа о Христе
0 том, что предполагаемый основатель христианства Иисус Христос не был в действительности реальной личностью, но является вымышленным, мифическим образом, достаточно ясно свидетельствует, между прочим, само его имя. Греческое слово «Христос», как мы знаем, означает то же, что еврейское слово «Мессия» — божественный избранник, «помазанник». Что касается имени Иисус — по-еврейски Иошуа, Иешуа, Осия,— то так назывался один из древнейших еврейских племенных богов, и это название сохранилось у евреев для обозначения понятия божества вообще. Трудно допустить, чтобы какой-нибудь реально существовавший человек носил имя бога и божественного помазанника, как хотят уверить нас христианские священные книги.
Но мифичность Иисуса Христа становится совершенно очевидной, если мы обратимся к развитию его образа в литератур-

1 К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. XV, стр. 606.
12
ных источниках. Наиболее раннее из христианских сочинений, «Откровение Иоанна», написанное, как известно, в 60-х годах I века, вообще не знает подобной личности. И сам Иоанн и его сподвижники,— которые, кстати сказать, называли себя еще нехристианами, а иудеями,— верили отнюдь не в воплощение божества, якобы уже имевшее место в прошлом но лишь в будущее пришествие небесного спасителя и притом твердо надеялись на то, что оно должно совершиться буквально со дня надень. «Се, гряду скоро, и возмездие мое со мною, чтобы воздать каждому по делам его, — читаем мы в «Откровении» (глава 22, стих 12). Таким образом, Христос, по указанию древнейшего литературного памятника самих христиан, во всяком случае, не появлялся среди людей раньше конца 60-х годов I века, а в эти годы, они его еще только ожидали. И вот возникает вопрос: если Иисус Христос действительно существовал, то когда же и где именно?
Поскольку иоанновы пророчества, разумеется, не сбылись и ожидавшееся пришествие божественного спасителя не состоялось, но, тем не менее, число верующих в него непрерывно увеличивалось, постольку перед руководителями христианских общин возникла чрезвычайно острая проблема примирить мечты и обещания с объективными фактами. К тому же, по мере распространения христианства, состав его последователей все более пополнялся новыми, чужеродными элементами, причем не только в смысле этнической' принадлежности, но и общественного положения. Если первыми христианами были представители низших классов, главным образом рабы, то постепенно, во всяком случае начиная уже со II века, к ним стали присоединяться и более высокостоящие лица.
Многих привлекали к себе организационные формы жизни христиан, внутренняя сплоченность их общин или церквей (от греческого слова чхсйбчьн — божье достояние), применяемые ими меры взаимопомощи и т. д. Торговцы были заинтересованы в использовании крепких связей, существовавших между христианскими общинами, независимо от места их нахождения. Даже то обстоятельство, что христианские общинники были обязаны,— по крайней мере, на первых порах,— материально поддерживать друг друга и что каждый новый член общины должен был отдавать ей известную часть своего состояния, по существу, вовсе не являлось для имущих последователей Христа Особенно тяжелым бременем. Согласно рано установившемуся обычаю, тот, кто делал больше пожертвований в пользу своих единоверцев, избирался ими на пост руководителя общины — епископа (старинное греческое слово ерЯукпрпт — означало «надзиратель», «надсмотрщик») или, по крайней мере, становился одним из членов общинной администрации, которая, по
1 Этнический — связанный с принадлежностью к какому-либо народу.
13

мере умножения ее функций, стала строиться по иерархическому 1 принципу.
Возникшая таким образом христианская церковная иерархия, получившая название «духовенства», или «клира» (от греческого слова клЮспт — «жребий», так как первоначальна руководители христианских общин выбирались по жребию), уже в течение II—III веков почти целиком оказалась в руках представителей новой, экономически сильной, христианской верхушки. С другой стороны занятие высших должностей в христианском духовенстве немало способствовало приобретению занимавшими их лицами как материального могущества, так и определенного общественного веса. Неудивительно, что эти должности привлекали к себе, между прочим, и разного рода авантюристов и карьеристов, о чем чрезвычайно ярко свидетельствует замечательный греческий писатель II века Лукиан Самосатский (род. около 120 — ум. около 180 года). В его рассказе «Смерть Перегрина» изображен некий честолюбец, который не только проник в среду христиан, но даже принял активное участие в составлении их священных книг.
Указанные перемены в социальном составе последователей христианства, естественно, наложили соответствующую печать и на их религиозные представления. Во II—III веках ведущую роль в большинстве христианских общин стали играть люди имущие, владевшие рабами и отнюдь не заинтересованные в потрясении основ рабовладельческого общественного строя. Они не только трепетали перед народными восстаниями, но совсем не желали и прихода небесного спасителя, призванного установить справедливость и сокрушить существующие эксплуататорские порядки. Они были кровно заинтересованы в том, чтобы рабы безропотно трудились на них, на своих господ, и чтобы вообще все, стоящие ниже на социальной лестнице, смиренно повиновались тем, кто стоит выше. Вот почему уже в средних десятилетиях II века появляется ряд новых христианских сочинений, ни по содержанию, ни по настроениям совершенно не похожих на их литературного предшественника — «Откровение Иоанна». Это прежде всего — четырнадцать пастырских посланий, адресованных различным общинам и лицам, авторство которых приписывается некоему, апостолу (странствующему проповеднику) Павлу, и в особенности так называемые «евангелия» (греческое слово ехбггЭлйпн значит «добрая весть»).
«Послания Павла» представляют собой, по преимуществу, сборник наставлений морального характера. Основное, что сразу бросается здесь в глаза читателю,— это резко выраженный социальный консерватизм. Именно из «Посланий Павла»
1 Иерархия — «служебная лестница», ряд должностей, званий и т. д. в порядке подчинения ж перехода от низшей к высшей.
14
христиане узнают о том, что каждый должен оставаться в своем звании («I послание Коринфской общине», глава 7, стих 20), что рабам следует «повиноваться своим господам, угождать им во всем, не прекословить, не красть, но оказывать всю добрую верность» («Послание к Титу», глава 2, стихи 9—10). Наряду с этим апостол неоднократно советует своим единоверцам не волновать себя чересчур напряженным ожиданием предсказанного им прихода спасителя и наступления торжественного божьего суда над угнетателями. Обещанное, конечно, исполнится, но когда это будет,— никому неизвестно! Поэтому все люди должны, во всяком случае, спокойно и добросовестно выполнять возложенные на них повседневные обязанности.
Легко заметить, что наиболее часто и настойчиво Павел обращался к рабам с призывом хранить покорность и смирение. Рабы в Римской империи являлись основными производителями, их положение было особенно тяжелым, ввиду чего именно их спокойствие вернее всего обеспечивало социальный мир. И вот, почти в каждом из Павловых посланий слышится один и тот же постоянно повторяющийся мотив: «Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести» («I послание к Тимофею», глава 6, стих 1); «Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом» («Послание к Ефесянам», глава 6, стих 5) и т. д. Характерно, что такую же безусловную покорность Павел считал обязательной вообще для всех жителей Римской империи в отношении верховной государственной власти. Впоследствии христианские священники в своих верноподданнических монархических проповедях всегда ссылались на следующее изречение Павла: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от бога; существующие же власти от бога установлены» («Послание к Римлянам», глава 13, стих 1).
Чтобы повысить авторитетность своих слов, Павел прямо называет себя апостолом, проповедующим учение Христа. Во времена Павла стали все упорнее распространяться слухи, будто бы давно обещанный небесный спаситель уже однажды являлся на землю и лично оставил людям пример величайшего смирения. Никаких фактов о земной сообщает,— очевидно эти «факты» тогда еще не были придуманы. Но, конечно, не случайно, что спаситель у Павла принимает на земле образ раба и тем самым как бы свыше утверждает необходимость рабства. Вот что мы читаем в послании Павла Филиппинской общине, глава 2, стих 6—8: «Он, будучи образом божьим, не почитал хищением быть равным богу; но уничижил себя самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной».


15

Ничего не зная о жизни Христа, Павел, тем не менее говорит о его смерти на кресте и о его воскресении из мертвых. Крест являлся в ту эпоху обычным орудием казни, применявшимся именно к рабам, а что касается воскресения, то оно сообщало спасителю ореол непререкаемой божественности, уподобляя его наиболее популярным языческим богам: греческому Дионису, египетскому Осирису, фригийскому Аттису и др. Вера в воскресение особенно импонировала униженным, отчаявшимся людям того времени, когда господствовали «всеобщая апатия и деморализация» (Ф. Энгельс). Образ умершего и воскресшего бога символизировал отрицание смерти и вечную жизнь за гробом, которая так привлекала к себе тех, кто был неудовлетворен реальной действительностью. Но вместе с тем идея загробного блаженства чрезвычайно устраивала идеологов эксплуататорского класса, считавших это блаженство вполне достаточным вознаграждением для трудящихся. Поэтому древнеязыческий сюжет о смерти и воскресении бога последовательно развивается в новую, христианскую сказку об искупительной божественной жертве за людские грехи и о даровании искупленным людям небесного рая.
Таким образом, если в «Откровении Иоанна» Христос должен был в грозе и буре сойти с неба, чтобы установить лучшую Жизнь на земле, то в «Посланиях Павла» Христос в смиренном обличий раба умирает на кресте, искупает своей смертью грехи человечества и восходит с земли на небо, открывая за собой дорогу всем, искупленным его жертвой. Как видим» ранний миф о Христе-освободителе в дальнейшем сменился качественно иным мифом о Христе-искупителе.
Следующий и крупнейший шаг в процессе христианского мифотворчества был сделан неизвестными авторами евангелий, написанных с целью заполнить зияющий пробел в «Посланиях Павла», который, по остроумному замечанию одного исследователя, «лучше знал деятельность Христа на небе, чем на земле». В евангелиях Христос впервые получает черты реальной исторической личности и имеются попытки даже определить время и место его земной жизни. Евангелий, появилось довольно много, примерно до пятидесяти, но впоследствии руководители христианской церкви признали из них каноническими, т. е. законными, только четыре, а все остальные были объявлены еретическими и подлежащими уничтожению. Понятно, что такая решительная мера была вызвана желанием церковных руководителей, по возможности, скрыть вопиющие противоречия между евангелистами (авторами евангелий); но даже и в тех произведениях, которые вошли в христианский канон, имеются достаточно существенные разногласия.
Евангелия создавались в середине второго века, по всей вероятности, в период, наступивший после неудачного восстания иудеев в 132— 135 годах под предводительством Симона Бар-
16Кохбы, провозглашенного Мессией. Христиане не только не принимали никакого участия в этом восстании, но, напротив, относились к нему отрицательно. Вообще между проповедью смирения, которая становилась все более характерной для христиан, и мечтами иудейских мессианистов, желавших освободить свою родину от иноземного ига, давно уже легла непроходимая пропасть. Поэтому напуганные восстанием Бар-Кохбы духовные вожди христианства были особенно заинтересованы в том, чтобы как можно резче отмежевать себя и свою новую религию от политически скомпрометированного иудаизма. И вот составляются евангелия, где Христос изображен не только божественным искупителем грехов человечества, но и реальной исторической личностью, к тому же еще пострадавшей от злобных происков иудейского народа. Именно иудеи, начиная с царя Ирода кончая Первосвященниками Анной и Каиафой с их презренным агентом, Иудой-предателем, выводятся здесь в качестве злейших гонителей и палачей праведника Иисуса.
Однако ни история, ни география, служащие в евангелиях необходимым фоном для придания правдоподобия кардане, не выдерживают решительно никакой критики. Приурочив события своего повествования ко времени первых римских императоров Августа и Тиберия, евангелисты не могли дать сколько-нибудь точных сведений об этой эпохе, так как слишком плохо знали ее. Их главной задачей было связать вымышленную ими историю Иисуса Христа с формальными данными некоторых «пророчеств» о будущем Мессии, имевшихся в иудейских священных книгах. Таким способом они надеялись доказать, что только Иисус — единый истинный Мессия, а все остальные, выдававшие себя за Мессию, как Бар-Кохба или те, кто назовется им позднее, — самозванцы и лжецы. И вот евангелисты заставили своего, Христа, по возможности, буквально говорить и делать то, что соответствовало известным мессианским пророчествам. Но, разумеется, в результате этого сближения было достигнуто лишь относительное внешнее сходство, так как в евангельском Христе не осталось никаких существенных черт, характерных для непримиримого к врагам образа иудейского Мессии.
О грубых фактических ошибках, допущенных во всех евангелиях, существует большая специальная литература. Типичным примером таких ошибок могут служить хотя бы явные хронологические несообразности даже в наиболее тщательно отредактированном, так называемом «третьем евангелии», авторство которого приписывается некоему Луке. Здесь, в частности, говорится что Иисус родился во времена царя Ирода и что в год рождения Иисуса была произведена перепись населения Иудеи, предпринятая римским наместником Квиринием. Но римляне стали непосредственно управлять Иудеей через своих наместников лишь после смерти Ирода и изгнания его сына Архелая,

17

и, между прочим, Квириний был назначен наместником только спустя 10 лет после того, как умер Ирод. По евангельскому сообщению, Иисус провел детство в Назарете, но такого места в те времена вообще не существовало. Столь же наивное невежество обнаруживается в известном рассказе об огромном стаде свиней, в которых по слову Иисуса якобы вселились бесы. Однако в Палестине свиньи никак не могли разводиться, потому что их мясо было запрещено для еды религиозными правилами.
Помимо желания приписать Христу исполнение древних «пророчеств», для всех евангелий характерно также систематическое перенесение на их героя различных заимствований из языческих мифов. Например, евангельский Христос превращает воду в вино; совершение этого чуда значительно раньше связывалось с греческим богом Дионисом. Христос идет по воде; так же точно ходил, согласно мифу, другой греческий бог — Посейдон. Христос исцеляет больных и возвращает жизнь умершим; это — явное заимствование из мифов о боге-целителе Асклепии, или Эскулапе. Христос рождается в хлеву,— почти как иранский бог Митра, родившийся в пещере. Наконец, все рассказы о смерти и воскресении Христа, вплоть до отдельных подробностей, воспроизводят различные мифы об умирающих и воскресающих языческих божествах.
Не мало места в евангелиях отводится пресловутым моральным наставлениям и поучениям сошедшего к людям спасителя. Но по своим идейным установкам евангельские проповеди Иисуса содержат мало нового сравнительно с апостольскими посланиями Павла. Правда, в некоторых местах евангелий порою слышатся отголоски демократического осуждения ранними христианами богатства и знатности, но это — осуждение пассивное, не имеющее ничего общего с. призывом к революционной борьбе. Напротив, всем «страждущим и обремененным», всем рабам и беднякам настойчиво внушается необходимость покорного терпения, за которое их якобы ждет небесная награда* «Блаженны нищие духом!» («Евангелие от Матфея», глава 5, стих 3); «Не заботьтесь о завтрашнем дне!» (там же, глава 6, стих 34); «Не ищите, что вам есть или что пить... Наипаче ищите царствия божия!» («Евангелие от Луки», глава 12, стихи 29, 31); «Кто унижает себя, тот возвысится!» («Евангелие от Матфея», глава 23, стих 12),—таковы характерные правила христианского поведения, очень выгодные эксплуататорским классам. Последние были готовы даже формально признать за бедняками все права на первое место в небесном раю, лишь бы сохранить за собой монополию на земной рай. Отсюда известное евангельское изречение: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в царство божие» («Евангелие от Матфея», глава 19, стих 24),
Так, наряду с оформлением христианства, как ярко выра-
18
женной идеологии эксплуататорского рабовладельческого класса, сформировался и мифический образ Иисуса Христа, вера в которого обрекала народные массы на полнейшую пассивность и безграничное самоотречение. Им предоставлялось ожидать для себя спасения не на земле, а на мистическом, нереальном небе: «Ибо один у вас отец, который на небесах» («Евангелие от Матфея», глава 23, стих 9).
Последним творческим штрихом в создании мифа о Христе явилось установление «точной» даты его рождения. Это было впервые сделано лишь в VI веке. По инициативе монаха Дионисия христианское духовенство решило считать годом «рождества Христова» тридцатый год единовластия первого римского императора Августа. Днем этого вымышленного события было выбрано 25 декабря. В этот день в старину торжественно праздновалось рождение иранского бога Митры, и он приходился на время зимнего солнцестояния (этот праздник был связан с древним земледельческим культом солнца).
Так возникла новая, христианская, эра летосчисления, которая, очевидно, в силу уже достаточно долгой традиции именуется у нас «нашей эрой» (сокращенно — н. э.).
О том, что новозаветного Иисуса Христа как реальной личности никогда не существовало, свидетельствует и отсутствие каких-либо конкретных данных о нем в современных ему источниках. До нас дошло много сочинений, написанных в 1 веке н.э., когда, по утверждению евангелий, якобы жил Христос, проповедовал, страдал, был казнен и оставил после себя своих учеников. Однако об этих событиях, связанных с личностью Христа, не знает ни один ив живших тогда писателей. Впрочем, позднейшие христианские переписчики позволили себе при переписывании сочинений еврейского историка Иосифа Флавия (37—104 годы н. э.) внести в текст одного из них, под названием «Древности» (книга XVIII, глава 3), специальную вставку (интерполяцию), содержащую краткое сообщение о Христе. Новейшие научные данные доказывают, что это сообщение никак не могло принадлежать самому Иосифу Флавию: оно не только резко отличается от всего остального текста его произведения по содержанию и стилю, но и решительно не соответствует мировоззрению автора, который, будучи убежденным приверженцем иудаизма, ни в каком случае не стал бы называть Иисуса Христом (божественным помазанником) и говорить о его воскресении.
Что касается сочинения знаменитого римского историка Тацита «Летописи», где в 44-й главе 15-й книги внезапно упоминается о казни Христа в правление императора Тиберия, то это упоминание настолько не связано со всем предыдущим и последующим изложением, что явно принадлежит совсем другому лицу. Таким образом, о реальном существовании Христа впервые заговорили лишь его номинальные последователи и
19


то не ранее, чем через 100 лет после его предполагаемого рождения.
Как убедительно показал в своем последнем исследований «Рим и раннее христианство» крупнейший советский историк академик Р. Ю. Виппер, в течение II века, помимо вставок в сочинения различных древних авторов, были составлены даже вымышленные документы, имевшие целью засвидетельствовать историчность существования Христа, а также — связанное с этим обстоятельством — раннее возникновение христианской религии. Самой древней из такого рода фальсификаций являются не дошедшие до нас, но использованные всеми каноническими евангелиями «Акты Пилата», представляющие собой подделку протокольной записи судебного процесса, которому якобы был подвергнут Иисус Христос.

Превращение христианства из религии угнетенных в религию угнетателей
К концу III — началу IV веков христианство настолько изменило свое социальное лицо и приняло в себя столько новых догматических и моральных положений, что, по признанию Ф. Энгельса, было как небо от земли далеко от примитивной религии «Откровения Иоанна»1.
Как отмечает Энгельс, для христианской морали «была бесцеремонно использована... стоическая философия, в особенности Сенека», а христианская догматика развивалась «с одной стороны, в связи со складывавшейся евангельской легендой об Иисусе, с другой стороны — в борьбе между христианами из евреев и христианами из язычников» 2.
Если в первые времена существования христианства римское императорское правительство нередко подвергало репрессиям членов новой религиозной организации ввиду их демократического состава и отрицательного отношения к официальным государственным порядкам, то мало-помалу, такие, репрессии явно потеряли всякий политический смысл. Руководители христианских общин не только перестали считать римскую, императорскую власть «венчанным зверем» и «великой блудницей», но начали горячо призывать своих единоверцев к самому ревностному выполнению государственных повинностей. «Существующие же власти от бога установлены!»,— внушал апостол Павел Римской общине («Послание к Римлянам», глава 13, стих 1). «Отдавайте кесарево кесарю, а божие — богу!»,— учило евангелие («Евангелие от Марка», глава 12, стих 17; «Евангелие от Луки», глава 20, стих 25).
Уже во II веке руководители христиан стали непосредст-

1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI. ч. Н, стр. 419.
2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XV, стр. 605.
20
венно обращаться к императорам с настоятельными просьбами узаконить их религию. Характерно, что в качестве наиболее убедительного аргумента они ссылались на ту помощь, которую христиане фактически оказывали государственной власти в охране существующего рабовладельческого строя. «В отношении общественного спокойствия,— писал христианский философ середины II века Юстин, — мы вам особенно полезны... Из страха перед вашими законами и карами люди стараются скрывать свои преступления, но они делают их, так как знают, что вы тоже люди и вас можно обмануть. А если бы они были уверены в том, что от бога ничего нельзя скрыть, не только никакого поступка, но даже намерения, то, по крайней мере, из страха наказаний старались бы жить добродетельно,— с этим и вы должны согласиться» (Юстин-Мученик. «Первая апология», глава 12).
Нельзя не прийти к выводу, что защитник христианства II века с большой точностью определил основные функции светской и духовной власти во всяком эксплуататорском обществе. Одна власть принуждает, а другая уговаривает, ссылаясь на всевышнюю божественную волю. Ведь именно о таком классовом союзе светской и духовной властей говорил В. И. Ленин, разоблачая врагов пролетарской революции. «Все и всякие угнетающие классы,— говорил Ленин,— нуждаются для охраны' своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа. Палач должен подавлять протест и возмущение угнетенных. Поп должен утешать угнетенных, рисовать им перспективы... смягчения бедствий и жертв при сохранении классового господства, а тем самым примирять их с этим господством...»1.
Захватив руководящие посты в большинстве христианских общин, идеологи рабовладельцев немедленно повели ожесточенную борьбу против всех враждебных им течений среди христиан. Демократические тенденции первоначального христианства и его отрицательное отношение к общественно-политическому строю Римской империи, как и вообще всякое отступление от ведущей линии церковного руководства, были объявлены заблуждением, «ересью» (по-гречески бсеуйт). Многие древние христианские сочинения были уничтожены как еретические, а единственно уцелевшее — «Откровение Иоанна» — подверглось специальной редакционной обработке. В его текст были внесены различные поправки и дополнения (интерполяции). Так, указывалось, что будто бы Иоанн предсказывал не первое, а второе пришествие спасителя, который, мол, уже приходил к людям раньше, чтобы оставить им свое учение. В конце концов, из всех произведений, писавшихся христианами, только сравнительно
1 В. И. Лепи в. Сед,, т. 21, стр. 206.
21


небольшая часть получила надлежащую церковную санкцию и вошла в официальный новозаветный канон («новым заветом» стали называть христианство, в отличие от «ветхого завета» — иудаизма).
Выработка единого и обязательного для каждого ортодоксального христианина вероучения оказалась возможной только благодаря новой централизованной организации христианских общин. В течение III века эта организация окончательно оформилась по территориальному принципу, соответственно административному устройству Римской империи. Духовенство во всех муниципальных округах было подчинено епископам, которые, в свою очередь, подчинились митрополитам, как стали называть епископов главных городов каждой административной области. — провинции (от греческого слова мзфсьрплйт' — главный город, метрополия). Для решения общих вопросов и соблюдения религиозного единства епископы собирались на областные или общие съезды — синоды (по-гречески уэнпдпт — собрание). Таким образом, уже в III веке все христианские общины Римской империи объединились в единую «великую церковь», которая в начале следующего столетия, на общем съезде 325 года, торжественно приняла название «вселенской» или «католической» (от греческого слова кбиплйкьт — всеобщий).
В борьбе за свое идеологическое и организационное единство католическая церковь беспощадно расправлялась со всеми «еретиками», т. е. с теми христианами, которые не разделяли взглядов церковного руководства. С особенной ненавистью вожди «великой церкви», разумеется, относились к хранителям демократических традиций прошлого, упорно не желавшим примиряться с «царством дьявола», как они продолжали называть существующие имперские порядки. «Ни с кем из них мы не общаемся, зная, что они безбожны, нечестивы, неправедны и беззаконны»,— с горячностью заявляет блюститель христианской ортодоксии Юстин («Разговор с Трифоном-иудеем», глава 35).
Однако при всей своей преданности интересам эксплуататорского класса церковь стремилась также, по возможности, привлекать к себе и народные низы. Она демагогически спекулировала как материальной нуждой народных масс, так и их разочарованием в попытках собственными силами улучшить свое положение. Хотя церковные соборы и предписывали духовенству употреблять не менее трети своих ежегодных доходов на благотворительные цели, но, конечно, в качестве основного · средства воздействия на массы христианские пастыри искусно применяли утешительные сказки о загробном воздаянии за все земные дела. «Того, кто всю жизнь работает и нуждается,— указывал Ленин,— религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет
22
чужим трудом, религия учит благотворительности»1. Никакая, другая религиозная система не могла сравниться с христианством в умении одурманивать психику эксплуатируемых масс, находящихся под влиянием религии.
Если уже во II веке, когда Римская империя переживала период относительного внутреннего спокойствия, руководители христианской церкви могли рекомендовать императорскому правительству свою новую религию в качестве незаменимого орудия защиты общественного порядка, то неудивительно, что в следующем столетии, когда античный рабовладельческий мир был вновь потрясен массовыми революционными движениями, более грозными, чем все прежние (восстание в северной Африке 238 года, «рабская война» в Сицилии 60-х годов III века, движение багаудов в Галлии 80-х годов и др.), интерес к христианству стал возрастать в правящих кругах империи с особенной силой. Характерно, что именно в течение второй половины III века, как свидетельствуют исторические источники, в ряды христиан вступило множество представителей высшего слоя общества, вплоть до членов императорских фамилий.
При таких обстоятельствах и сама верховная власть оказалась вынужденной отказаться, от своего недоверия по отношению к христианской церкви, которое шло от традиционного недоверия ко всякого рода независимым от государства общественным организациям, особенно к тем, которые пользовались сколько-нибудь широкой популярностью. Упорная непримиримость императора Диоклетиана к христианам возбудила против него недовольство не только со стороны последних, но и со стороны многих богатых и влиятельных лиц, остававшихся еще формально язычниками. По признанию епископа Афанасия Александрийского, «язычники скрывали у себя отыскиваемых братии наших, христиан, и часто, они тратили деньги, терпели заключение в темницах, только бы не стать предателями бежавших» («История ариан», глава 64). Можно предположить, что слишком позднее осознание ошибочности проводившейся им религиозной политики заставило Диоклетиана в 305 году добровольно сложить с себя императорскую власть. Для преемников его вопрос о необходимости заключения тесного союза с христианством в целях укрепления существующего режима стоял уже Достаточно отчетливо.
Обоюдную выгоду этого союза, впервые со всей ясностью оценил дальновидный император Константин I (306—337 годы), который признал христианство сперва полноправной, а затем и господствующей религией Римской империи. Христианское духовенство, разумеется, не осталось в долгу перед Константином, торжественно провозгласив его великим, святым и даже равноапостольным. Но следует заметить, что этот ловкий поли-
1 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 65.
23

тик отнюдь не отличался благочестием или вообще, какими-нибудь христианскими добродетелями. Напротив, он был, пожалуй, самым жестоким и порочным из всех римских императоров, до Нерона включительно. Чтобы обеспечить себе неограниченную власть, Константин не остановился перед поголовным истреблением чуть ли не всех своих родных. В течение нескольких лет он последовательно убил своего тестя Макеимиана, своего сына Криспа, свою жену Фаусту, своего зятя Лициния и племянника Лициниана. Этот совершенно аморальный и беспринципный эгоист имел перед собой только одну цель — стать единоличным владыкой империй, и поэтому он, естественно, не мог не задуматься над теми огромными политическими услугами, которые сулило оказать ему христианство. По правильному замечанию Ф. Энгельса, «честолюбивый Константин убедился, что принять эту бессмысленную религию — лучшее средство для того, чтобы возвыситься до положения самодержца римского мира» 1.
Так был основан союз между государственной властью и. христианской церковью, который до настоящего времени продолжает оставаться сильнейшим орудием господствующих классов эксплуататорского общества в порабощении ими трудового народа.
В качестве официальной религии Римской империи христианство сделалось важнейшим союзником императорского правительства и постоянно поддерживало своим авторитетом все его мероприятия, направленные против эксплуатируемых масс. Характерно, что в этих условиях церковь благословила даже военную, службу, которую раньше принципиально осуждала. Уже в 314 году, непосредственно после легализации христианства, церковный собор в Арле дополнил существующие уголовные наказания за дезертирство еще специальными религиозными карами. Церковь стала проклинать всех участниковнародных восстаний; освятила жестокие расправы правительственных войск с агонистиками в Африке и с багаудами в Галлии; объявила великими таких императоров, как Феодосии Г(379—395 годы), который безжалостно подавил голодный бунт в Антиохии и приказал перебить 7 тысяч жителей в Фессалониках.
Классовая роль официального христианства как элемента идеологической надстройки рабовладельческого общества с особенной яркостью раскрывается в той борьбе, которую эта религия вела со всеми враждебными ей воззрениями. Соперниками христианства были, с одной стороны, древние языческие верования, а с другой— всевозможные «ереси». Отметим, что наибольшим гонениям со стороны государственной церкви подверглись те религиозные течения, которые были проникнуты демо-
1 К. Маркс и Ф. Энгельс Соч., т; XV, стр. 603.
24
кратическим духом раннего христианства. И характерно, что именно подобного рода демократические «ереси», выражавшие собой стихийный протест народных масс против эксплуататоров, отличались наибольшей живучестью и несокрушимостью. Будучи неоднократно подавляемы, они неизменно возрождались вновь, — хотя бы и под другим названием,— что было закономерным следствием однородности порождавших их социально-экономических предпосылок. Среди таких демократических «ересей» наиболее известны манихеи (зародившиеся в-III веке), донатисты (IV—V века), павликиане (VI и следующие века) и др. Против всех этих социально-религиозных движений официальная христианская церковь и неразрывно связанная с ней государственная власть выступали во всеоружии средств самого беспощадного террора.
Но в отношении язычников, а также еретиков, далеких от народных масс, официальное христианство готово было,— разумеется, лишь до известных пределов, — действовать и путем убеждения. Как правило, представители высших рабовладельческих слоев общества не обнаруживали никакой сколько-нибудь глубокой привязанности к древнему язычеству и охотно принимали христианскую веру, поскольку последняя несравненно лучше, чем какая-либо другая доступная им религия, защищала их классовые интересы.
Действительно, из всех религиозных систем, существовавших в то время на территории средиземноморского мира, только Христианство впервые сделало своей центральной проблемой утверждение и освящение рабства. Как иудаизм, так и все главнейшие языческие религии, на определенном этапе своего развития санкционировали правомерность рабства и сурово осудили стремление рабов к свободе. Но каждая из этих религий ориентировалась исключительно на свободных людей и целиком оставляла рабов в ведении их господ и государственной власти. В отличие от всех прежних религиозных систем, христианство стало обращаться не только к свободным,, но и к рабам. Оно внушало рабам сознание личной ответственности за свое поведение и убеждало их, что в глазах бога они ничуть не хуже свободных, что на них, как и на всех людей, возложен свыше определенный долг и что в ожидающей их за гробом вечной жизни им уготовано даже более высокое место, чем их господам. «Ибо то угодно богу, если кто, помышляя о боге, переносит скорби, страдая несправедливо» («I послание апостола Петра», глава 2, стих 19).
Сам образ Христа, созданный идеологами новой религии,— Неимущего, бездомного, униженного страдальца,— открывал неограниченные возможности для оправдания рабства — а также всяких других эксплуататорских порядков, — ссылками на личный пример божественного спасителя. Не случайно литературный основатель официального христианства, именуемый
25


апостолом Павлом, осмелился даже прямо заявить, что Христос, явившись на землю, «уничижил себя самого, приняв образ раба... смирил себя, быв послушным даже до смерти и смерти крестной» («Послание к Филиппинцам», глава 2, стих 7—8).
Христиане, разумеется, прекрасно понимали, что именно в этой их концепции спасителя и заключается прежде всего то новое, что отличает их религию от всех остальных: «Мы проповедуем. Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие*- («I послание апостола Павла к Коринфянам», глава I, стих 23).
Сознательное стремление примирить идею Христа — человека, могущего служить образцом для всех людей, с принципом формального единобожия привело руководителей христианской церкви к признанию на общецерковном («вселенском») соборе 325 года догмата о боге-отце и боге-сыне, едином по существу, но выступающем в двух лицах. В 381 году это учение было дополнено догматом о третьем лице единого божества-¦-святом духе, что привело к возникновению нового понятия — христианской святой троицы. Это понятие может служить важным свидетельством постепенно происходившего проникновения в христианство различных элементов из наиболее влиятельных старинных языческих религий. Культ божественной троицы издавна существовал и в древней Вавилонии (Ану, Энлиль и Эа), и в древнем Египте (Осирис, Исида и Гор), и в древней Индии (Брахма, Вишну и Шива). Характерно, что вообще, начиная с III—IV веков, в христианских верованиях стали занимать все более и более видное место разного рода заимствования из язычества. К ним должно быть прежде всего отнесено быстро распространившееся религиозное почитание матери Иисуса Христа — сказочной девы Марии, которая в евангелиях представлена еще простым человеческим существом. В скором времени образ христианской богородицы, провозглашенной «милосердной заступницей за грешников», получил ярко выраженные черты наиболее популярных богинь языческой древности — египетской Исиды и малоазийской Кибелы, широко известной в Римской империи под именем «Великой матери богов».
Наряду со старинными религиозными понятиями и мифологическими представлениями христианство присвоило себе также -многие языческие обряды и празднества. Все эти заимствования, надлежащим образом приспособленные к новым официальным религиозным воззрениям и очищенные от «языческой скверны», былине успехом использованы христианством для усиления его воздействия на психику народных масс.
Однако, несмотря на усердную поддержку со стороны христианской церкви, Римская империя, раздираемая острыми внутренними противоречиями, неотвратимо клонилась к упадку. В V веке все ее западные области были, одна за другой, захвачены соседними племенами Центральной Европы, которые по-
всюду находили себе многочисленных союзников среди угнетенных низших слоев имперского населения. Уцелела лишь восточная половина империи с центром в Византии, или Константинополе — городе Константина, которая с тех пор сделалась особым государством, обычно называемым нами Восточно-Римской, Греческой (по преобладающему там языку), или Византийской империей.
Если в Византии христианская церковь сохранила, в основном, такое же положение, какое она со времен Константина I занимала в прежней единой Римской империи, то на Западе, где под властью иноплеменных завоевателей возник целый ряд новых самостоятельных государств, церковь была вынуждена приспособиться к существенно изменившейся социально-политической обстановке. Падение Западной Римской империи явилось закономерным следствием происходившего там революционного процесса разложения рабовладельческого строя, да недрах которого постепенно зарождались элементы новой общественной формации — феодализма, или крепостничества. Вторгшиеся в империю иноземные племена с их примитивным «варварским» бытом, еще не знавшим развитых форм рабства, со своей стороны нанесли сильный удар разлагающимся в западно-римских провинциях рабовладельческим отношениям и тем самым объективно ускорили там переход к феодализму. Племенные вожди и их ближайшие соратники вместе с уцелевшими представителями имперской земельной знати, в состав которой входили и руководящие кадры христианского духовенства, вскоре образовали социально-однородное ядро нового, господствующего во всех западноевропейских странах класса феодалов-крепостников.
Для раннего периода феодализма в Западной Европе характерно преобладание замкнутого натурального хозяйства, а также обусловленного им раздробления общества между более или менее самодовлеющими экономическими и политическими единицами — феодальными поместьями. Эксплуатируемую массу населения в этих поместьях составили закрепощенные крестьяне и ремесленники, а господствующий класс феодалов разделился на два сословия: духовное и светское. Такая общественная структура делала невозможным существование сильной центральной власти. Каждый феодал управлял крепостными при помощи своих военных слуг — вассалов.
Отсутствие на Западе крепкого государственного административного аппарата немало способствовало дальнейшему подъему авторитета христианской церкви, сохранившей и в новых условиях свою прежнюю централизованную иерархию. В течение ряда столетий, до тех пор пока развитие производства и обмена не привело к образованию в Западной Европе новых, сильных светских государств, высшее католическое духовенство оставалось здесь первым правящим сословием.
27

Могущество западнохристианской церкви, которая в XI веке формально отделилась от восточнохристианской, или «православной», было основано прежде всего на ее огромных материальных средствах. В течение всего периода феодализма ей принадлежало не менее трети общей площади земель в Западной . Европе. Кроме того, авторитет римско-католической церкви,— как она стала обычно называть себя,— в значительной мере обусловливался ее сплоченной внутренней организацией. В то время как западноевропейское светское общество надолго распалось на множество мелких замкнутых феодальных мирков, католическое духовенство не только продолжало собираться на свои соборы, но и объединилось вокруг единого верховного главы — римского архиепископа, присвоившего себе звание всеобщего отца, или папы. Наконец, благодаря своей экономической силе и своим организационным связям, церковь прочно захватила на Западе монопольное господство в духовной жизни общества. «В руках попов,— говорит Ф. Энгельс,— политика и юриспруденция, как и все остальные науки, превратились в простые отрасли богословия... Это верховное господство богословия во всех областях умственной деятельности было... необходимым следствием того положения, которое занимала церковь в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя» V
Действительно, основная задача католической церкви в эпоху феодализма заключалась в том, чтобы навсегда увековечить этот строй ив корне подавить всякие попытки борьбы с ним. Идеологи католичества торжественно провозгласили, что сам бог навеки разделил человеческий род на три неизменных сословия, поручив им следующие обязанности: первому сословию — духовенству — молиться (огаге), второму -— светским феодалам, или дворянам — воевать (bellicare) и, наконец, третьему сословию — народу — работать (laborare). Поистине, выгодное разделение труда для правящих классов!
. Католическая церковь, возглавляемая римским папой, выработала чрезвычайно сильные средства идеологического воздействия на общество. Не довольствуясь традиционными положениями христианской религии и морали, она добавила к ним сложившееся в средние века учение о мистической «благодати», которой якббы обладают лишь посвященные в сан члены духовного сословия. Ссылаясь на дарованную ему свыше «благодать», духовенство присвоило себе монопольное право совершать особые магические обряды, так называемые «таинства» (крещение, причащение, исповедь и др., всего семь), которые были объявлены обязательными по отношению ко всем христианам. Если священнослужитель отказывал какому-нибудь чело-
1 Ф. Энгельс. Крестьянская война в Германии, стр. 33, 34. Госполитиздат. 1952.
28
веку в совершении для него таинства, то этот человек считался отлученным от церкви; его душа подвергалась проклятию и, если последнее не было снято, обрекалась послe смерти на вечные муки, а сам грешник автоматически лишался покровительства всех светских законов.
Представители высшего духовенства — епископы — могли запрещать совершение таинств и вообще всякого рода церковных служб в пределах всей подведомственной им области (это называлось — наложить интердикт на данную область), а верховный глава католической церкви — папа — распространял для себя соответствующее право на целые государства. Чтобы . избавиться от папского проклятия, могущественный германский император Генрих IV должен был униженно просить помилования у папы Григория VII (1073—1085 годы) в замке Каносса, а король Англии Джон Плантагенет согласился даже официально признать себя вассалом папы Иннокентия III (1198—1216 годы).
Церковь благословляла кровопролитные захватнические войны европейских феодалов против «иноверцев», под которыми подразумевались все некатолики, и называла эти войны крестовыми походами. В XIII веке, когда в Западной Европе, в связи с общим ростом производства и культуры, стала усиливаться критика реакционного католицизма, папство создало специальный террористический орган — инквизицию (по-латыни — «розыск»), который присудил к смертной казни путем сожжения на костре множество лучших людей того времени.
Основное обвинение, которое предъявлялось привлекавшимся к суду инквизиции, состояло в том, что они якобы находились в сношениях с враждебным богу фантастическим существом — дьяволом. Христианская. церковь утверждала, что дьявол постоянно подстрекает людей совершать запрещаемые богом поступки и, в частности, противиться богоустановленным общественным порядкам. Поэтому всякое революционное выступление всякое восстание против эксплуататорского строя обычно рассматривалось церковью как «дьявольское наущение». Неудивительно, что услугами инквизиции охотно пользовались также светские государи, которым она оказала немалую помощь в подавлении угрожавших им _ политических движений. Особенно мрачную, кровавую известность получила королевская инквизиция в Испании, организованная в 1478 году. По свидетельству секретаря мадридского отдела испанской Инквизиции Льоренте, общее число жертв последней достигло к концу XVIII столетия 350 тысяч, из которых 31 912 человек были сожжены живыми на кострах. К. Маркс специально указывал, что в Испании «благодаря инквизиции церковь превратилась в самое страшное орудие абсолютизма» 1.
1 К, Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т, X, стр. 720.

В 1487 году монахи-инквизиторы нашли нужным опубликовать для своих собратьев подробное руководство (в 200 страниц), как «обличить» лиц, связанных с дьяволом. Это руководство получило название «Молот ведьм», так как оно было направлено главным образом против женщин, будто бы получивших от дьявола волшебную силу для совершения различных вредоносных действий,— насылать болезни, засуху, голод, вызывать выкидыши у беременных, губить скот и посевы и т. п. По объяснениям инквизиторов, ведьмой может оказаться женщина даже самого добродетельного и благочестивого образа жизни, который она ведет для того, чтобы отвлечь от себя подозрения в связи с дьяволом. Но с наибольшим упорством инквизиторы усматривали дьявольские козни во всех попытках пробуждавшейся человеческой мысли освободиться от сковывавших ее средневековых религиозных суеверий. Католическая церковь прилагала все усилия, чтобы помешать развитию науки, в которой она постоянно имела непримиримого врага своему господству. В 1600 году папские инквизиторы сожгли в Риме великого мыслителя Джордано Бруно за его передовое учение об устройстве вселенной, направленное против церковных вымыслов. В страхе перед такой же участью был вынужден официально отречься от своих научных взглядов на вращение земли другой знаменитый ученый того времени Галилео Галилей.
Засилью духовенства в политической и культурной жизни западноевропейского общества был нанесен сокрушительный удар в XVI—XVIII веках, в эпоху разложения феодализма и первых победоносных буржуазных революций. Поднимавшийся на Западе новый класс — буржуазия — стремился захватить в свои руки огромные церковные богатства и был недоволен теми препятствиями, которые духовенство упорно ставило развитию всякой научной мысли. Даже многие из светских феодалов хотели также отобрать у церкви ее земли. Поэтому уже в первой половине XVI века от католицизма отпал целый ряд западных стран, в которых были организованы новые официальные христианские церкви, более приспособленные к буржуазным отношениям,— лютеранская, кальвинистская и англиканская.
Главным нововведением, общим для всех трех указанных церквей, явилось освобождение их от антинационального, космополитического верховенства римских пап. Само название, которое приняла реформированная церковь в Англии — «англиканская», что по-латыни означает «английская»,— говорит о том, что она должна была стать теперь национальной церковью. Ее главой был признан английский король; богослужение стало проводиться в ней, как и в других реформированных церквах, на национальном языке. В Англии были закрыты монастыри, земли и другие богатства которых перешли в королевскую казну, а затем большей частью достались близким к королю
30
дворянам и постепенно поднимавшейся буржуазии. Но вплоть до английской буржуазной революции XVII века церковь в Англии сохранила почти все католические догматы и обряды. Были сохранены также привилегии и земельные владения епископов,— только назначать их стал уже не папа, а король,— в связи с чем англиканская церковь иначе называется епископальной.
В результате реформ в XVI веке несколько глубже изменилась церковь в Германии, по образцу которой впоследствии произошла реформация религии также и в скандинавских государствах. В Германии религиозные преобразования первоначально сопровождались массовым революционным движением крестьян и горожан. Однако распыленность и недостаточная организованность привели к разгрому этого движения и торжеству владетельных князей, которые в то время управляли политически разобщенными областями германской территории. К интересам князей должен был, в конечном итоге, приспособить и свою реформированную христианскую религию идеолог немецкого мещанства (бюргерства) Мартин Лютер. Чтобы увеличить свои сравнительно небольшие доходы, немецкие князья захватили земли не только монастырей, но и епископов, и сильно сократили издержки на богослужение и содержание духовенства, для чего, в частности, признали из семи католических «таинств» лишь два самых главных — крещение и причащение. Лютеранство ослабило и общественный авторитет духовенства, объявив, что важнейшим условием спасения человеческих душ является не совершение обрядов, а индивидуальная вера в Иисуса Христа. Таким образом в лютеранстве до известной степени выразилось отрицательное отношение зарождавшейся буржуазии к аристократическому и поглощавшему огромные средства феодально-церковному строю.
Но наиболее резко выраженный буржуазный характер был придан христианству швейцарскими реформаторами XVI века — Цвингли и особенно Кальвином, учение которого полностью отразило интересы молодой, но уже начинавшей сознавать свои силы буржуазии эпохи первоначального накопления капитала. Кальвинизм решительно отвергал феодально-сословный строй, утверждая, что единственным основанием для высокого или низкого положения людей является божественное предопределение. Кого бог определил к вечному блаженству после смерти, того же он определил и к соответствующему процветанию при жизни. Поэтому всякий успевающий в делах, независимо от своего социального происхождения, может быть уверен в ожидающем его счастливом будущем и твердо добиваться поставленной цели. Даже при неудачах такой человек не должен падать духом, так как, по учению Кальвина, сама способность к борьбе служит доказательством предопределенности к спасению,— хотя бы в загробном мире. Разумеется, последний аргумент предназначался кальвинистами главным образом для бед-
31


няков, которым было трудно рассчитывать на достижение желательного земного благополучия!
Кальвинистская церковь была организована по буржуазно-республиканскому принципу и не имела особого духовного сословия. Во главе ее стояли светские лица — «пресвитеры» (старшины), которые избирались по территориальным округам из наиболее состоятельного местного населения. Для морально-религиозного руководства своими согражданами они назначали специально подготовлявшихся под их наблюдением проповедников.
Как видим, даже и в своих новейших радикально реформированных формах христианство осталось, как и прежде, Орудием эксплуататорского общественного меньшинства, служащим целям подавления эксплуатируемых народных масс.
Образование в различных странах Западной Европы независимых от римского папства, реформированных христианских церквей, значительно ограничившее сферу влияния католицизма, естественно, не могло не повлечь за собой также соответствующих изменений в программе и тактике последнего. И католическая церковь стала по необходимости приспособляться к развивавшимся капиталистическим отношениям. Несмотря на тяготеющие над ней традиции прошлого, она сумела сохранить пред всеми своими младшими религиозными соперницами такое существенное преимущество, как испытанный веками, опытный и дисциплинированный церковный аппарат, который она целиком предоставила теперь к услугам нынешнего господствующего класса эксплуататоров — капиталистов.
В эпоху империализма все христианские церкви, во главе со своей католической прародительницей, оказали и оказывают немалые услуги правящей буржуазии как в борьбе с социалистическим рабочим движением, так и в организации и поддержке колониальных грабежей. Наконец, на наших глазах руководители всех направлений христианства, за очень немногими исключениями, выступали в качестве злейших врагов Великой Октябрьской социалистической революции и начатого ею всемирно-исторического дела — построения социализма.
Оформившись в древнем мире как идеология рабовладельцев, христианство, благодаря выработанным им искусным методам воздействия на народные низы, могло путем соответствующей эволюции легко приспособиться к обслуживанию интересов всех исторически складывавшихся эксплуататорских классов. Поскольку наиболее глубоким корнем всех существующих в настоящее время религий,— а христианство— самая организованная и влиятельная среди них,—является социальная придавленность трудящихся масс, постольку окончательная ликвидация религиозных предрассудков совершится лишь вместе с окончательным крушением эксплуататорских общественных порядков. Как указывали еще Маркс и Энгельс в «Манифесте
Коммунистической партии», «эксплуатация одной части общества другою является фактом, общим всем минувшим столетиям. Неудивительно поэтому, что общественное сознание всех веков, несмотря на все разнообразие и все различия, движется в определенных общих формах, в таких формах,— формах сознания,·— которые вполне исчезнут лишь с окончательным исчезновением противоположности классов»1.
Реакционная, эксплуататорская сущность христианства на всех предшествовавших этапах его многовековой истории с исчерпывающей четкостью раскрывается в следующих словах К. Маркса: «Социальные принципы христианства оправдали античное рабство, превозносили средневековое крепостничество умеют также... защитить... современное угнетение пролетариата» 2.
И в нашей стране христианство до Великой Октябрьской Социалистической революции являлось орудием господствующих эксплуататорских классов, помогавшим им держать в покорности народные массы.
До X века у восточных славян, в частности, на территории Киевской Руси, преобладали старинные языческие верования, представлявшие собой, — как и везде, — характерное для доклассового общества обожествление стихийных сил природы. Но с разложением древнего первобытно-общинного строя и с ростом связей между Русью и соседними феодальным, государствами, в особенности с Византийской империей, и в нашей стране, в свою очередь, стали складываться феодальные отношения с присущими им классовыми противоречиями.
Возвышавшийся в тот период класс феодалов, во главе с великим князем Киевским, не мог удовольствоваться древними языческими формами религии, которые не были приспособлены к новым общественным условиям. Поэтому после неудачной попытки централизовать различные местные языческие Культы, придав им официальный государственный характер, Киевский князь Владимир (978—1015 годы), под давлением окружавшей его военно-придворной верхушки, среди которой уже было не мало христиан, торжественно признал христианство господствующей религией своей страны. Все языческие верования и их приверженцы начали подвергаться суровым преследованиям.
Чтобы ускорить процесс христианизации Руси, правители ее широко использовали опыт и содействие церковной организации Византийской империи. Главою русского духовенства стал Киевский митрополит, непосредственно подчиненный. Константинопольскому патриарху. В отдельных церковных областях появились епископы и зависимое от них низшее духовенство. Та-
1 К. Маркс, Ц Энгельс. Избранные произведения в двух томах, т. I, стр. 27.
2К. Маркс и Ф. Энгельс. Coч., т. V, стр. 173.
33

ким образом русская церковь получила такое же иерархическое устройство, как и церкви других христианских государств. Однако религия и церковные организации на Руси получили несколько иные формы, чем на римско-католическом Западе. Русская православная церковь была независима от власти римских пап и поэтому имела возможность совершать богослужение и вести письменность не на том языке, который был официально принят в Риме, т. е. на латинском, а на понятном населению церковно-славянском диалекте. Отметим, что наряду с другими причинами этот факт способствовал развитию на Руси грамотности и раннему появлению выдающихся литературных произведений.
Христианство в России стало усердно помогать правящим классам, — сперва феодалам, а затем и буржуазии,— жестоко эксплуатировать трудящихся, безжалостно подавлять народные восстания и обманывать трудящихся вымыслами о загробной жизни.
Марксизм-ленинизм о социальных принципах христианства
Великая теория марксизма-ленинизма вынесла беспощадный приговор христианству, как идеологии господствующих классов, постоянно угнетающих трудящиеся массы. Явившись закономерным продуктом развития классовых противоречий, христианство органически враждебно бесклассовому коммунистическому строю, ибо оно охраняет эксплуататорские общественные порядки.
«Социальные принципы христианства,— писал К. Маркс,— проповедуют необходимость существования классов — господствующего и порабощаемого,— и для последнего у них находится лишь благочестивое пожелание, чтобы первый ему благодетельствовал» 1.
Христианство оказывает неоценимую услугу эксплуататорам тем, что оно одурманивает сознание народных масс, внушая им вредную мысль о бесполезности попыток улучшить свою реальную земную жизнь, ибо эта жизнь имеет лишь кратковременный характер, и за ней' якобы следует вечная жизнь за гробом. Поэтому по христианскому учению отнюдь не следует заботиться о своем земном существовании, но необходимо смиренно переносить всякие потери и бедствия, дабы оказаться достойными загробного блаженства. «Социальные принципы, христианства, — отмечает Маркс, — переносят на небо... вознаграждение за все перенесенные на земле мерзости и тем самым оправдывают продолжение этих мерзостей на земле.
Социальные принципы христианства провозглашают все гнусности угнетателей против угнетаемых либо справедливым
1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. V, стр. 173.
84
наказанием за... грехи, либо испытанием, которое господь в своей премудрости ниспосылает... людям»1.
Христианская религия не только убивает революционную активность людей, но и деморализует их в нравственном отношении. Готовность во всем полагаться на бога и отказываться от всякого рода личных интересов делает человека робким, приниженным, глубоко пассивным существом. Проповедь христианского смирения запрещает сопротивляться злу, учит любить врагов, подставлять левую щеку после того, как будет побита правая, и т. п. Все это выгодно насильникам и угнетателям, но отнимает у угнетенных последние следы человеческого достоинства. И, обращаясь к революционному пролетариату, К. Маркс с удовлетворением отмечает, что его мораль не имеет ничего общего с христианской: «Социальные принципы христианства превозносят трусость, презрение к самому себе, самоунижение, подчинение, смирение, словом — все качества черни, но для пролетариата, который не желает, чтобы с ним обращались, как с отребьем человечества, для пролетариата смелость, самосознание, чувство гордости и независимости — важнее хлеба.
На социальных принципах христианства лежит печать пронырливости и ханжества, пролетариат же — революционен»2. Такую же глубокую критику христианской религии с позиций самого передового общественного класса — революционного пролетариата — дает и В. И. Ленин. Великий вождь нашей партии систематически вскрывал эксплуататорскую сущность христианства. В статье, написанной еще в 1902 году, «Политическая агитация и «классовая точка зрения» В. И. Ленин твердо заявляет: «Вот в чем суть-то! Святыня православия тем дорога, что учит «безропотно» переносить горе! Какая же это выгодная, в самом деле, для господствующих классов святыня! Когда общество устроено так, что ничтожное меньшинство пользуется богатством и властью, а масса постоянно терпит «лишения» и несет «тяжелые обязанности», то вполне естественно сочувствие эксплуататоров к религии, учащей «безропотно» переносить земной ад ради небесного, будто бы, рая» 3.
Поэтому В. И. Ленин с замечательной принципиальностью отвергал всякие попытки примирения с религией: «Приукрасив идею бога, — писал он А. М. Горькому по поводу так называемого «богостроительства», — Вы приукрасили цепи, коими они (эксплуататоры народа.— Н. Р.) сковывают темных рабочих и мужиков... Бог есть (исторически и житейски) прежде всего комплекс идей, порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом,— идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу... всякая,
1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Cоч., т, V, стр. 173.
2 Там же, стр. 173—174.
3 В. И. Ленин. Соч., т. 5, стр. 311.
35

даже самая утонченная, самая благонамеренная защита или оправдание идеи бога есть оправдание реакции» 1.
По словам В. И. Ленина, любая религия воздействует на людей подобно отравлению алкоголем. «Религия есть опиум народа. Религия·— род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь»2.
Последовательно борясь с религией, В. И. Ленин никогда не отделял этой борьбы от общего дела революционного освобождения человечества. Он подчеркивал, что только уничтожение социально-экономических основ эксплуатации человека человеком нанесет окончательный удар всем религиозным верованиям. «Почему держится религия в отсталых слоях городского пролетариата, в широких слоях полупролетариата, а также в массе крестьянства?» — ставит вопрос В. И. Ленин о наиболее глубоких корнях религии и дает на него подлинно-материалистический, научный ответ: «В современных капиталистических странах это — корни, главным образом, социальные. Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощность их перед слепыми силами капитализма... вот в чем самый глубокий современный корень религии»3. Но, совершенно правильно связывая конец всяких религиозных представлений с торжеством мирового коммунизма, В. И. Ленин никогда не отрицал постоянной необходимости просветительной атеистической пропаганды. В. И. Ленин подчеркивал, что «атеистическая пропаганда социал-демократии должна быть подчинена ее основной задаче: развитию классовой борьбы эксплуатируемых масс против эксплуататоров»4.
* * *
В настоящее время все христианские церкви в капиталистических странах, за исключением немногих входящих в них" лиц, всячески стремятся поддержать шатающиеся устои эксплуататорского общественного порядка. Но, несомненно, наиболее реакционную позицию среди христианских церквей занимает самая старая и самая влиятельная из них — католическая церковь.
Нынешние римские папы — преемники прежних владетельных государей Средней Италии — сохранили в своих руках верховную правительственную власть только в небольшом ватиканском округе на территории города Рима (размерами в 45 гектаров и с населением около тысячи человек); но, щупальца Ватикана тянутся буквально во все уголки света; И те-
1 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 93.
2 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 66.
3 В. И. Ленин. Соч., т. 15, стр. 374—375.
4 Там же, стр.375.
36
перь, как сотни лет тому назад, папы остаются упорнейшими врагами прогресса и культуры. Со времени возникновения Советской власти в СССР основной целью всей папской политики является ликвидация этого очага свободы, и счастья народов ценой каких угодно средств. Костры инквизиции и кровавые расправы со всеми инакомыслящими давно уже приучили христианских первосвященников не считаться с христовыми заповедями любви и милосердия!
На наших глазах католические церковные организации помогли фашистским преступникам захватить власть в 1922 году в Италии и в 1933 году в Германии. В 1929—1930 годах папа Пий XI официально провозгласил «крестовый поход» против СССР. В 1936—1939 годах католики активно содействовали порабощению фашистами республиканской Испании. Во время второй мировой войны Ватикан открыто поддерживал гитлеровскую агрессию. После ниспровержения фашистских режимов в Италии и Германии теперешний глава католической церкви — папа Пий XII верно служит современной реакционной империалистической буржуазии. Папские агенты систематически участвовали во всех главных заговорах последнего времени против СССР и стран народной демократии: в Венгрии, Чехословакии, а также в западных областях УССР, где в 1949 году был убит смелый обличитель Ватикана, выдающийся украинский советский писатель Ярослав Галан.
Возрождая худшие традиции средневекового мракобесия, папа Пий XII издал в июле 1949 года декрет об отлучении от церкви не только всех коммунистов и сочувствующих им, но и всех тех, кто читает марксистскую литературу. В 1950 году он официально осудил новейшие достижения естественных наук и потребовал от ученых, чтобы они безоговорочно следовали указаниям библии. «Христианская вера обязывает нас,— писал папа в своем циркулярном послании,— веровать в непосредственное создание живых существ богом». Отвергая учение о закономерном развитии всего существующего, верховный глава современного католицизма открыто признал принципиальную несовместимость религии с наукой и с прогрессивным историческим движением человечества.
Воинствующие защитники религиозной идеологии всячески стремятся опровергнуть марксизм как высшее достижение научной мысли человечества. Еще совсем недавно, в 1952 году» в Нью-Йорке был издан большой сборник статей руководящих сотрудников богословской академии в Риме, специально направленных против «философии коммунизма». Марксистской материалистической диалектике римские богословы пытаются противопоставить религиозную веру в божественное провидение. Если марксизм на основе научного анализа законов общественного развития доказывает неизбежность смены классового, эксплуататорского строя бесклассовым, коммунистическим, то
37


идейные руководители современной католической церкви провозглашают «святость частной собственности» и считают «богатство в руках христианина орудием любви». Всякий социальный протест со стороны эксплуатируемых объявляется новейшими апологетами христианской религии «грехом против бога». Авторы антикоммунистического сборника откровенно ссылаются на новозаветные «священные писания» и прежде всего на пресловутые сочинения апостола Павла, где говорится о необходимости существования классового общественного устройства на основе взаимной братской любви между эксплуататорами и эксплуатируемыми.
Как видим, служители христианской церкви продолжают и теперь, в своей идеологической борьбе с коммунизмом, пользоваться тем же самым орудием, каким пользовались в прошлом рабовладельцы для удержания в покорности своих рабов. Поэтому мы, со своей стороны, должны неустанно разоблачать реакционную и антинаучную сущность религии вообще и христианства в частности.
В Советском Союзе, где победа социализма ликвидировала эксплуатацию человека человеком, никакая религия, в том числе и христианская, не имеет более для себя питательной·социальной почвы. Поэтому в нашей стране религиозные верования сохраняются лишь как пережиток прошлого в сознании некоторой части населения.
В нашем социалистическом обществе религиозные организации не имеют возможности ни непосредственно эксплуатировать трудящихся, ни защищать интересы эксплуататорских классов, поскольку таких классов у нас вообще не существует. Но всякая религия реакционна и задерживает общественный прогресс. Поэтому и в нашей стране все виды религиозной идеологии, от иерархически организованного, православного христианства до любой, самой незначительной секты, в равной степени являются пережитками прошлого и мешают нашему движению к коммунизму.
Для успешного построения коммунистического общества мы должны быть свободны от всех остатков разрушенного нами капиталистического строя, и прежде всего от такого устойчивого и вредного пережитка его, как религия.
Строитель коммунизма должен активно стремиться к реальному счастью человечества, к разрушению всего мешающего этой цели, а религия внушает людям, что истинное счастье ждет их только за гробом и что всякая деятельность на земле не имеет никакого самостоятельного значения.
Строитель коммунизма должен с непримиримой ненавистью относиться ко всём пережиткам эксплуататорской морали, ко всем проявлениям бесчеловечия и равнодушия, а религия убеждает людей смиренно переносить зло и даже любить заведомых врагов.
38
Строитель коммунизма должен настойчиво, упорно учиться и овладевать знанием законов развития природы и общества, а религия требует, чтобы мы во всем видели божью волю и беспрекословно подчинялись ей. Последовательно религиозные люди находят неправильным даже лечение больных, которых бог якобы хочет призвать к себе. С точки зрения религии, всякое стихийное бедствие представляет собой либо божье наказание за грехи, либо испытание, которое бог посылает людям, чтобы проверить их терпение.
Наконец, к тяжелому наследству религии относятся и грубейшие первобытные верования во всякого рода магические обряды, шарлатанские снадобья, в различные, якобы чудодейственные святыни, в гадания, хорошие и плохие приметы и прочие нелепости, от которых, к сожалению, еще слишком часто страдают здоровье, психика и благополучие некоторых советских людей.
Борясь за повышение сознательности трудящихся масс и за постепенное освобождение их от религиозных предрассудков, мы должны,— как постоянно учила и учит нас партия,— избегать всякого оскорбления чувств верующих.
Всякая религия является реакционной, антинаучной идеологией, и поэтому ее существование мешает общественному прогрессу. Наша задача — помочь людям, еще находящимся под влиянием религиозных пережитков, скорее освободиться от всех темных пережитков прошлого и овладеть единственно научным, диалектико-материалистическим мировоззрением.
Наша партия и правительство, следуя великим заветам основоположников марксизма-ленинизма, зовут нас к самой активной борьбе против религиозных пережитков путем массовой атеистической пропаганды. Разоблачая антинаучный характер всякого рода религиозных учений, мы должны нести в массы наше научное, проверенное опытом всего человечества, марксистско-ленинское мировоззрение.

К ЧИТАТЕЛЯМ
Издательство «Знание» Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний просит присылать отзывы об этой брошюре по адресу: Москва, Новая площадь, д. 3/4.

Автор Николай Николаевич Розекталь.
Редактор — профессор С. И. Ковалев.
Редактор издательства Л. М. Ашеко.
Техн. редактор Р. В. Дмитриева.

А 05516. Подписано к печати 30/IX 1955 г. Тираж 155 000 экз. Изд. № 162. Бумага 60 X 92716—1,25 бум.л. = 2,5 печ. л. Учетно-изд. 2,47. Заказ № 728.
3-я типография «Красный пролетарий·* Главполиграфпрома Министерства культуры СССР. Москва, Краснопролетарская, 16.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»
Ежемесячный научно-политический
журнал выходит на русском
и английском языках.
Журнал «Международная жизнь», издаваемый Всесоюзным обществом по распространению политических и научных знаний, освещает вопросы внешней политики Советского Союза и иностранных государств, международные политические и экономические проблемы, положение в отдельных странах и другие вопросы международной жизни.
' ПОДПИСНАЯ ЦЕНА
на год — 60 руб. » полгода 30 руб. » квартал 15 руб.
Подписка принимается городскими и районными отделами «Союзпечати», конторами, отделениями и агентствами связи, почтальонами, а также общественными уполномоченными по подписке на фабриках и заводах, в совхозах и колхозах, в учебных заведениях и учреждениях.
Издательство «ЗНАНИЕ*



СОДЕРЖАНИЕ