<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Размер "К УБИШКИ", видимо, не имел значения, и если туда было нечего положить, – просто писали на её гранях несколько слов К УБИТОМУ.
Для "этрусковедов" – это всего лишь "игральные кости с первыми шестью этрускими цифрами – прописью". Но одна из этих "цифр", на передней грани нижнего кубика, совершенно определенно читается С АН – С НИМ!

О СЛОВАХ, УТРАТИВШИХ СМЫСЛ,
НО СОХРАНИВШИХ НАЗВАНИЕ


ОСЁТР – Н(ОСЕ) Т(Е)Р – НОСОМ ТРЁТ.
БЕЛУГА – БЕЛАЯ.
ЩУКА – ЩУКАЮЩАЯ – РЫСКАЮЩАЯ.
СИГ – С(Е) ИГ(Л) – КОЛЮЧИЙ.
СТЕРЛЯДЬ – С(Е) ТЁРЛ ЯДЬ – ЭТА ПЕРЕТИРАЕТ ЕДУ.
СЕЛЬДЬ – СЕЛ ЯДЬ – СОЛЁНОЙ ЕСТЬ (К ПОСОЛУ).
ПЛОТВА (эта рыбка делает плавучее гнездо) – ПЛОТ ВА(Е) – ПЛОТ ДЕЛАЕТ.
УКЛЕЙКА – эта КЛЕИТ гнездо.
КОРЮШКА – КОР ВЬЮШКА – КОРОБ ВЬЮЩАЯ.
КАРАСЬ – КРАСНЫЙ.
ОКУНЬ – КУН (куница) СЕРЕБРИСТЫЙ, ПЕРЕЛИВЧАТЫЙ.
МИНОГА – МИНЁЖА – МЕНЯЮЩАЯСЯ.
САЗАН – СЪЯЗ АН – СЪЕДОБНЫЙ.
СОМ – С(Е) ОМ И – в древности сомы были умными. И Финляндия – СУОМИ – "страна умных".
НАЛИМ – живущий НА ЛИМЕ (ЛИМАНЕ). Все города с названием ЛИМА расположены у морских или речных заливов. СОЛНЦЕ – СОЛ НЕСЕ – НЕСУЩЕЕ СИЛУ. СЛОН – С(О)Л ОН – СИЛЬНЫЙ ОН. МУРАВЕЙ – МУДРА В ЕЙ – МУДРОСТЬ В НЁМ. УЛИТКА – УЛИТЩА – УЛИ (УЛЕЙ) ТАЩА – ДОМ НЕСУЩАЯ.
ЛЯГУШКА – ЛЯГ ВЫШКО – ВЫСОКО ПРЫГАЮЩАЯ (отсюда и ЛЯГавая собака).
ЧЕРЕПАХА – "аха " – переосмысленное ХАЖА – ЧЕРЕП ХАЖА –ХОДЯЩИЙ ЧЕРЕП. В ближайшем родстве ПАПАХА – ПОП ХАЖЕ. Близко по конструкции и слово РУБАХА – РУБ ХАЖЕ – РУБАКА ХОДИТ. РУБАХА, видимо, защищала в бою.
КУКУШКА – СКОКО ВЕЩА – СКОЛЬКО ВЕЩАЕТ.
АИСТ – ЯИ ИСТ – ЯЙЦА ЕСТ. О каких "яйцах" идёт речь? О лягушачьей икре на болотах. Город АЗОВ – A3 ОВ – ЭТО–ЯЙЦА В
НЁМ (ИКРА).
ВОРОБЕЙ – ВОРА БЕИ – ВОРОБЬИ, определенно, БЬЮТ воров, залетевших в их гнёзда.
ВОРОН – ВОР ОН – хорошо известно, что вороны любят воровать блестящие предметы.
ГЛУХАРЬ – ГЛУХОЙ – на току он ничего не слышит, чем и пользуются охотники.
ВЫДРА – живёт В ДИРА – В ДЫРАХ.
ПЕТУХ – ПЕТ ВЕХ – ПОЁТ ВЕХИ.
КУРИЦА – КОВЫРИЦА.
КУЗНЕЧИК – К(о)ВЗ НЕСЕ – НАКОВАЛЕНКУ НЕСЁТ – стрекот кузнечика это удары молоточка по наковальне.
ПАУК – ПА(ВИС) – ВИСЯЩИЙ.
ПИЯВКА – ПИЯ ВИСЯ – ПЬЁТ, ВИСЯ.
ЧЕРВЯК – ЧЕР ВЯЖЕ – ЗЕМЛЮ СВЯЗЫВАЕТ.
СУРОК – С(е) ЮРОК – ЮРКИЙ.
СУСЛИК – С(е) УСЛИШ – ХОРОШО СЛЫШАЩИЙ.
КРОТ, КРИТ, САНСКРИТ, СКРЫТЫЙ.
СКОРЛУПА – С(е) КОР ЛЕПА – КОР – КОРА, ЗАЩИТА; сравните "корюшка" – "кор вьюшка".
КРАПИВА – К(о)РА ПИВА – КОРЕНЬ ПЬЮТ.
ЩАВЕЛЬ – ЩАВ ЕЛЬ – ВО ЩАХ ЕДЯТ.
БЕРЁЗА – БЕР(е) ЕЗА – БЕРУТ ЕСТЬ – из березовых почек в "тощие" годы варили кашу.
ЕЛЬ – и эта СЪЕДОБНАЯ, настой еловых иголок богат витамином "С"; зимой в нём могла ощущаться острая нехватка.
ОСИНА – ОСИ НА (е) – из осины делали ОСИ для телег.
ЛИПА–ЛИПКАЯ, КЛЕЙКАЯ.
СЕКВОЙЯ – СЕК ВАЯ – СОК ДАЮЩАЯ.
РЯБИНА – ТЕ РЯВКАЯ – ТЕРПКАЯ.
ИВА– искажённое– К(ИВА)е–СКЛОНЁННАЯ –"дремлют плакучие ивы, низко склонясь над водой".
ЧЕРТОПОЛОХ – ЧЁРТОМ ПОЛОЖЕН.
СТРЕКОЗА – СТРЕК КАЖА – СТРЕКОЧУЩАЯ.
ЛАНДЫШ – ЛАНЬ ДЫШИТ.
МОРОШКА – МОРОЗКА – её собирают после первых заморозков.
ЕЖЕВИКА – ЕЖЕ ВИСЯ – ежи катаются на упавших ягодах и вешают их на иглы.
ВИНОГРАД – ВИНО ГРЯДЕ – ВИНО ГРЯДУЩЕЕ. БРЮКВА – БРЮХ ВАЕ – БРЮХО ОБРАЗУЕТ. ТЫКВА – ТУК ВАЕ – ТУЧНЫМ ДЕЛАЕТ. БЕРКУТ – БЕР(е) КУТ – охотится по ЗАКУТАМ. ЧИБИС, вероятно, СИ БИЖЕ – ЭТОТ БЕГАЮЩИЙ. ЗЯБЛИК–ЗЯБКИЙ.
ШАФРАН – СИЯ СЫП РАН – ЭТОТ СЫПЛЮТ НА РАНЫ. МАЙОРАН – ПРОМЫВАЮТ РАНЫ. КЛЁН – КЛЕИ ОН – загустевший кленовый сок – прочный клей. РЕДИСКА – РЯД ЕЗКА – ЧАСТО ЕДЯТ.
БАЯРЫШНИК – ягоды шли на украшение или брались на венок БАЯРЫШЕН отсюда – БАРЫШНЯ.
ЯСЕНЬ – Е СЕНЬ – ТЕНИСТОЕ УКРЫТИЕ.
РАКИТА – РАКИ ТА(е) – растёт по берегам рек, в излюбленных местах обитания РАКОВ.
КЛЮКВА – КЛЮК ВАЕ – КЛЮК ДЕЛАЕТ Что такое "клюк"? Вряд ли он в родстве с "киселем". Из клюквы помимо киселя готовили МОРС. "Клюк" – сродни морсу, но это не одно и то же. Мы говорим "клюк­нуть, наклюкаться", понимая – "напиться" (не морса, конечно).
На Руси из ягод умели готовить кое–что покрепче морса, и "клюк" был чем–то вроде шампанского, так что "наклюкаться" можно было в самом прямом смысле.
АМАЗОНКИ – A3 ЖОНКИ – ЭТО ЖЕНЩИНЫ.
БАЛАЛАЙКА – плачет, поёт о БЫЛОМ – БАЛА ЛАЙКА,
БАЛЛАДА – БАЛ ЛАДА – БЫЛОЙ УКЛАД.
ЮКАГИРЫ – УХА ГИРИ – ГИРИ В УШАХ (ТЯЖЁЛЫЕ СЕРЬГИ).
БОЛВАН – БОЛЬ В АН –точка концентрации психической энергии племени, средоточие "боли": ту же функцию выполняет ТОТЕМ –ТО ТЕМЯ.
БИВЕНЬ–БЬЮЩИЙ.
БРОНЗА – Б(е)Р(о)Н(о)ЖА – БЕРУТ НА НОЖИ (Бронзовый Век).
БУМЕРАНГ– БВМ РАНИ еге – БИВНЯМИ РАНИТ
ЙОГА – обыкновенная ЁЖА – СЪЁЖИВАНИЕ.
ЕВНУХ – что же ему остается – ЕВ НЮХ; ГАРЕМ – ГОРЕ
ГОРЕМЫКИ.
КАНВА – КАНИ ВАЕ – КОНЦЫ ОБРАЗУЕТ
ВОРОЖЕЯ – ВОРО ЖИЯ – ВОРУЕТ ЖИЗНЬ.
КОЛДОВАТЬ – КОЛ ДАВИТЬ – не связано ли это с магическим приёмом нанесения "уколов" восковой фигурке, изготовленной в образе врага, которого хотят уничтожить, что особенно жестоко преследовалось в средние века потому, видимо, что приём этот был весьма эффективен.
ЛИХОРАДКА – ЛИХО РЯДКА – ЛИХО ПОДРЯД.
МАГНИТ – МАГИ НИТИ – МАГИЧЕСКИЕ НИТИ.
НИРВАНА – НЕПРЕРЫВНАЯ.
ПРАНА – ПРОНИКАЮЩАЯ.
УЛЫБКА – УЛЕЙ БОЖИ – ОБИТЕЛЬ БОЖЬЯ.
ТАРЕЛКА – казалось бы, "тарелка" и всё, но и она ТАР ЕЛКА –НЕСУЩАЯ ЕДУ.
АРБА, АРБАТ, АРБУЗ, АРБАЛЕТ – общая основа "АРБ" – КРИВАЯ.
АРБА, АРБАТ, АРБУЗ были кривыми, изогнутыми. Стрела, пущенная^ из арбалета, обладая значительным весом, летела по КРИВОЙ. Это был АРБА ЛЁТ. На Востоке известны сорта "кривых" арбузов.
АРКЕБУЗА также била по кривой, но её траектория была значительно круче, чем у АРБАЛЕТА. АРКЕ БЬЮЖА –АРКОЙ БЬЮЩАЯ. Здесь же добавлю, что современный КУРОК в прямом родстве с ОКУРКОМ: когда–то он был просто КУРЯЩИМСЯ фитилем; лишь много позже появился спусковой механизм, название, однако, сохранилось, хотя и утратило первоначальный смысл.
РУБЛЬ – интереснейшее слово – РУБ БЕЛИ – РУБЛЕНАЯ БЕЛКА; и здесь можно увидеть путь от меновой торговли к бумажным деньгам.
Вначале это были ЦЕЛЫЕ БЕЛИЧЬИ ШКУРКИ, имевшие твёрдую цену при обмене на другие товары, но товарообмен возрастал, а
количество белок сокращалось, и тогда на самом высоком уровне было решено делить беличьи шкурки НА ЧАСТИ.
На Княжеском подворье в Новгороде археологи обнаружили множество СВИНЦОВЫХ ПЛОМБ. Полагают, что этими пломбами скреплялись "Княжеские грамоты", но это неверно! Этими пломбами скреплялись БЕЛИЧЬИ ШКУРКИ.
Изношенная беличьи шкурка, переходящая из рук в руки, к тому же, поделенная на части, разумеется, ничего не стоила, но, будучи скрепленной Княжеской пломбой, она уже переставала быть шкуркой, становясь ДЕНЕЖНЫМ ЗНАКОМ: шкурки истлели, пломбы – остались. Мои выводы с самой неожиданной стороны подтверждает русская пословица. "За морем телушка – ПОЛУШКА, да РУБЛЬ – перевоз". "ПОЛУШКА" – это – ПОЛ УШКА (беличьего!).
Намного позже появилась монетка, сохранившая это трогательное имя.
БУР, БУРЯК – сахарная свекла, из неё готовили БУР –САМОГОН. Тогда: БУРНУС – БУР НЕСЕ – БУР(в) нём НОСЯТ БУРЛАК – БУР ЛАКАЕ.
БУРСА – БУР САСЕ. БУРЯТ – БУРЫЙ. БУРЖУА – БУР ЖУЯ –ЖУЮЩИЙ СВЁКЛУ. АБИССИНИЯ – АБИС СИНИЯ – ОБИТЕЛЬ СИНИХ: жители Абиссинии имеют синеватый оттенок кожи.
АНГОЛА – АН ГОЛА – ГОЛАЯ ЗЕМЛЯ, возможно также – ГОЛЬ (БЕДНОТА).
ЕГИПЕТ– ЕГИ ПИТА–ОН ПИТАЕТ–ЖИТНИЦА. ПАЛЕСТИНА – ПА ЛЕС ТИНА – В ТЕНИ ЛЕСОВ. ТУНИС – ТУ(я) НЕСЕ – ТУЮ НЕСЁТ
ЭФИОПИЯ – ЕТА ПИЯ ОПИЯ. В своё время опий не только КУРИЛИ, но и ПИЛИ. Кстати, римская КУРИЯ это всего лишь "КУРИЛКА", а философ ЭПИКУР – переосмысленное ОПИЙ КУРЕ.
НИЛ – (а)Н ИЛ – оставляемый рекой во время разлива ИЛ служит прекрасным удобрением.
САХАРА – САХАР – СУХАРЬ – СУХАЯ.
СУР – С(е) УР
СИДОН–С(е)ДОНИ.
ТИР–Т(и)ИР(а).
НАБЛУС – НА БЛЮС – блюсти, наблюдать – НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ
ПУНКТ.
ГАЗЫ (полоса) – выделения ГАЗА, целебные грязи, ГАЖА (сероводород).
ЕВФРАТ – Е СПР(я)Т – древнеславянское СП перешло в НОВОгреческий как "Ф". Это позволяет восстановить пер­воначальное значение многих
ДРЕВНЕСЛАВЯНСКИХ слов. Основное русло р. ЕВФРАТ скрыто под землей. СФИНКС – С(е) СПИ Н(е) К(а)ЖЕ – СЕ СПИ НЕ КАЖЕ –ЭТОТ СПИТ МОЛЧА.
СИВАШ – гнилое море, СИ ВЯЖ – ЭТО ВЯЗКОЕ. ПЕРЕКОП – перешеек, соединяющий Крым с материком, был в древности ПЕРЕКОПАН широким рвом, служившим надёжной защитой с севера.
МЕГАНОН – на этом черноморском мысу в древности был МАЯК –МИГАН ОН.
ТУАПСЕ, вне всякого сомнения, ТУЯ ПСЕ – СОБАЧЬЯ КОЖА; скорее всего, жители Туапсе были хорошими мастерами по выделке собачьей кожи. Другим известным местом по обработке кожи была ТУВА – ТУ (я) ВА(е). Слово ТАТУИРОВКА в действительности ТА ТУЯ ИРА–ТА КОЖА ИРА, ИРА, видимо, имели особое пристрастие к татуировке.
Индейцы ТУАРЕГИ – ТУЯ РЕЖИ – делали надрезы на коже. ЗАНЗИБАР, БАРСЕЛОНА, БАРНАУЛ, БАРИН, БАРОН, СИБАРИТ, БАРАН, БАРС, БАРКАС, БАРКА, БАРЖА, БАРХАТ, БАРРАКУДА, БАРМЫ. Здесь основа БАР.
БАРМЫ – тяжелые украшения. БАР в общем значении – "грузный, весомый, солидный". Отсюда БАРИН, БАРОН, БАРАН, БАРКАС, БАРКА, БАРЖА, БАРС. Тогда ЗАНЗИБАР – С АН ЖИЯ БАРЕ, БАРСЕЛОНА – БАР СЕ ЛОНО, БАРНАУЛ – БАР НА УЛ (АУЛ), СИБАРИТ – СИ БАР ИТА, БАРХАТ – БАР ХАЖЕ и наконец БАРРАКУДА – БАРА К УДА, то есть "солидная к ужению". На этом следует остановиться подробнее.
Мы представляем. УДОЧКУ с крючком и поплавком, но УДА это по существу, – УДАВКА. В те времена рыбы было много, и ловили её, надевая на голову петлю; отсюда и УДА, но есть здесь и другие связи. УДМУРТ – УД МЕР ТИ, УДЭГЕ – УД ЕГЕ. У этих племен существовал обычай УДУШЕНИЯ престарелых, что заложено уже в самих названиях; впрочем, не менее жестокие (с нашей точки зрения) обычаи были и у других народов.
"И бросив серебренники в храме, он вышел, пошел и удавился" (от Матфея 27, 5). Здесь речь идёт об ИУДЕ, но само имя ИУДА значит Е УДА– УДАВИЛСЯ; сравните глагольные формы – Е РЕИ –ПОЛЕТЕЛ (надпись на кресте).
АНДАЛУЗИЯ – АН ДОЛ УЗИЯ – СТРАНА УЗКИХ ДОЛИН.
КАТАЛОНИЯ – КА ТА ЛЕ Н ИЯ – КАТАЮТ ЛЁН В НЕЙ.
ВАЛЕНСИЯ – ВАЛЕ НЕСЕ – ВАЛЫ НЕСЁТ: в этой испанской провинции есть древние оборонительные ВАЛЫ. С ними связана и ВАЛЛОНИЯ и ВАЛЕ (Франция). Есть такие ВАЛЫ и на Украине –они тянутся на многие километры. Их называют "богатырскими".
МАРСЕЛЬ – MAP СЕЛЬ – СЕЛЕНИЕ МОРЯКОВ.
БРЮССЕЛЬ – БРУС СЕЛЬ – УКРЕПЛЁННОЕ СЕЛЕНИЕ.
БРУС – УКРЕПЛЕНИЕ, отсюда и БРУСТВЕР, и БРУСНИКА – БРУС НИСЕ – "УКРЕПЛЯЮЩЕЕ".
ОКОНЧАНИЕ "НИК" (НИКА) В РУССКИХ СЛОВАХ –ПЕРЕОСМЫСЛЕННОЕ "НИСЕ" – НЕСЁТ
ПАЛЕРМО (Италия) – ПАЛЕ ЯРМО.
Мы понимаем ЯРМО как "угнетение, рабство" (быть под ярмом). В переносном смысле это верно, но в действительности ЯРМО – было знаком, который выжигали, "палили" на коже рабов в отличие от КЛЕЙМА – его КЛЕИЛИ на тюки с товарами. У животных выжигали ТАВРО, отсюда, вероятно, и ТАВРИДА.
ТЕВТОНЫ – были разбиты Александром Невским в битве на Чудском озере.
Согласно легенде, тяжело снаряженные всадники провалились под лёд, вместе с лошадьми. Странно одно: ТЕВТОНЫ называли себя "УТОНУВШИМИ" задолго до того, как они утонули. ТЕВТОНЫ –ТЕВИ ТОНЕ – ТЕ, ЧТО УТОНУЛИ.
БРИТАНИЯ, БРИТТЫ – они и были "БРИТЫ".
ВАТИКАН – ВА ТИ КАНИ – В ТЕБЕ – КОНЦЫ; "все дороги ведут в Рим".
БОМБЕЙ – БОМ БЕИ – В БОМЫ БЬЮТ. БОМЫ – БАРАБАНЫ или ЛИТАВРЫ.
ПЕШАВАР (индийский штат) – ПЕША В АРИ – ПЕШЕХОДНАЯ
ТРОПА В АРИ.
КИОТО (Япония) – здесь мог находиться древний КИОТ. НАГОЙ (Япония)– НАГИЕ, БЕДНЫЕ. НАГАСАКИ (Япония) – НАГА С ЯКИ – БЕДНЯКИ С ЯКАМИ. СЕРБИЯ – здесь добывали БИЯ – СЕРУ или СЕРЕБРО: "СЕРБИЯ".
ХОРВАТИЯ – здесь "О" явно "вклинилось" позже; это ХРВАТИЯ, а вернее ХР В ЯТИ – ХОРОНЯТ В ЭТОЙ, возможно также: ХРАНЯТ, если речь идет о каких–то кладах.
ХИРОСИМА – определенно ХИРО С ИМА – ХОРОНЯТ В НЕЙ. Здесь, видимо, было место погребения знатных особ. В обижайшем родстве ХРАМ – ХР ЯМ – ХОРОНЯТ В НЁМ и ГЕРКУЛАНУМ –искажённое – ХР КИЛЕ НА ЯМ – ХОРОНЯТ УМЕРШИХ В НЁМ –эти гробницы можно видеть и сегодня. В этом же гнезде ХРЕН –ОХРАНЯЕТ ОН; ХРОНОС – бог времени – ОХРАНУ НЕСЁТ и ХРЕБЕТ По поводу "хребта" могу сказать лишь, что древние медики были намного образованнее современных. И ещё хочу добавить, что на берегах подмосковной речки ПАХРЫ должны быть древние захоронения: ПА ХРА.
ГРУМАНТ (о. Шпицберген) – ГРЮМА НА ТЕ – УГРЮМО НА ТЕБЕ.
ПЕЛОПОННЕС – ПЕЛО ПО (о)Н НЕЖЕ – ПОЮТ НА НЁМ НЕЖНО. Не здесь ли истоки легенды о "сиренах"? СИРЕНА –СИ(я) РЬЯНА.
ПЕЛЛАЗГИ – "древние мореплаватели" – ПЕЛ ЛАСКИ –ПОЮТ ЛАСКОВО.
ОДИССЕЙ–ОДЫ СЕЙ.
ПЕНЕЛОПА – ПЕНЕ ЛОПА – ПЕНА ЛОПАЕТСЯ.
ОРФЕЙ – он и есть "песнопевец" с той лишь разницей, что не было "Орфея", а было древнеславянское ОР(е)С ПЕЙ – ПЕСНИ ПОЁТ, и здесь – непонятое "СП", ставшее "Ф" – та же ошибка в словах "Евфрат" и "Сфинкс".
КАДМОС – на одной из амфор этот древнегреческий "герой" изображен с кувшином в руках рядом с огромной змеей. Следует научный комментарий: "КАДМОС УБИВАЕТ ЗМЕЮ'".
Надеть кувшин на голову анаконде способны лишь "специалисты" по древней Греции – кувшин здесь играет совершенно иную роль: он наполнен горючей смесью, образующей ядовитый дым, потому что КАДМОС – древнеславянское – КАД МОЖЕ – КАДИТЬ МОЖЕТ
ЭДИП – ЯДИ ПИЯ – ЯД ПЬЁТ.
ЭРОС – ЯРОСТЬ.
ЭРИНИЯ, богиня зла – ЯРИНИЯ, ЯРОСТНАЯ.
МИСТЕРИЯ – ЖИС ТЕРИЯ –ЖИЗНЬ ТЕРЯЮТ (буквы "3" – "Ж" здесь очень близки).
ФАРИСЕИ – и здесь СП, но не Ф – СПАРИСЕИ – СПАРИ СЕИ –СПОРЫ СЕЮТ
КОПТЫ – религиозная община в Египте, родственная нашим СКОПЦАМ – СЕ КОПТ.
МОЛОХ – МЕЛЬНИЦА, ЖЕРНОВА – ЗЕРНО ВАЕ – ЗЕРНО ОБРАБАТЫВАЕТ.
СЕНЕКА–СЕ НЕЖА. ,
"ЭВРИКА" – ЭВА РИЧЕ – "Архимед" в ванне воскликнул "ЭВАГ; для сравнения наше "ЭКО!".
ЭЗОП – Е ЗОП – поворачиваться задом к собеседнику и было "е зоповским языком".
ИСТУКАН – ИС ТУК АН – ОН ТОЛСТЫЙ.
МЕНГИР – искажённое – С ЕН ХИР(е) – С НИМ ХОРОНЯТ
МЕГАЛИТ – МАГА ЛИТ – МАГАМИ ОТЛИТЫЙ.
СТРИБОГ – славянам была знакома "святая троица" –С(е) ТРИ БОГ
"И ТЫ, БРУТ!" – последние слова Цезаря были обращены к брату: "И ТЫ, БРАТ!".
МУЦИЙ СЦЕВОЛА– римский аристократ, спавший на гвоздях для укрепления силы воли. Вот так и пишется "история"! "МУЦИЙ СЦЕВОЛА" – древнеславянское МУЧИ СЦЕ ВОЛЯ – КОТОРЫЙ ВОЛЮ МУЧАЕТ
СКАНДИНАВИЯ – Скандинавский полуостров имеет очертания "зверя". Это искажённое СКЛАДИНАВИЯ – С(е) КЛАДИ НА ВИЯ – У ЭТОГО КЛАДЫ НА ШЕЕ. Возможно речь идет о каких–то СКЛАДАХ. Вряд ли древние географы имели в виду складчатые горы – они встречаются во многих местах.
СЕВЕР – СЕ ВЕРА – С ЭТИМ СВЕРЯТЬ. ЮГ– ВЬЮГА, ВЬЮЖНЫЙ (?). ВОСТОК – ВОССТАВ – ВОСХОДИТ.
ЗАПАД – ЗАПАДАЕ – ЗАХОДИТ
ТРОПИК – ТОРОПИСЕ – солнце "торопится" на экваторе.
МЕРИДИАН – МЕРИ ДИ(а) АН – МЕРИЛИ БОГИ ЕГО.
ЕССЕНТУКИ, БОРЖОМИ, НАРЗАН – о целебных свойствах этих минеральных вод было известно уже в глубокой древности; сами названия говорят об этом.
ЕССЕНТУКИ – мы говорим "полный, ТУЧНЫЙ человек" (отсюда и бараний ТУК, и ТУЧА). ЕССЕНТУКИ – ЕЗ ЕН ТУКИ – СЪЕДАЕТ ТУЧНОСТЬ.
БОРЖОМИ – БОР(е) ЖОМИ. ЖОМИ – это СЖАТИЕ, СПАЗМЫ, "Боржоми" и БОРЕТСЯ с ними.
НАРЗАН – относится к группе "железистых" вод. Об этом было известно задолго до "рождества Христова". НА РЖА АН – ОН НА РЖАВЧИНЕ.
ТОПЛИЦ – об этом австрийском озере написаны десятки интригующих статей. На дне его, как полагают, лежат сокровища "Третьего Рейха". Аквалангисты, занятые их поисками, с изумлением обнаружили, что озеро имеет "двойное дно": на глубине около ста метров узкое ущелье оказалось перегороженным затонувшими деревьями. Но об этом знали давно: ТОПЛИЦ – ТОПЬ ЛЕС – ЗА­ТОНУВШИЙ ЛЕС.
ЛИТВА – ЛИТ ВА(е) – ЛИТЬЁ ДЕЛАЕТ. ЛАТВИЯ – ЛАТ ВИЯ – ЛАТЫ ВЫГИБАЕТ (ВЬЁТ). ПОЛЬША–ПОЛЕСЬЕ. ПОЛОВЦЫ – ПО ЛОВЦЫ – ЛОВЦЫ (зверя). ПЕЧЕНЕГИ – очень симпатичные люди: ПЕЧЕ НЕЖИ – НА ПЕЧИ
НЕЖАТСЯ (следует иметь в виду, что старинная русская печь могла
служить и "парилкой").
ТУЛА издревле известна своим оружием и самоварами. В России это, кажется, единственный город с таким названием,
однако на другом полушарии есть, по крайней мере, еще ДВЕ ТУЛЫ:
одна – в Мексиканской провинции ХИДАЛЬГО, другая – в двухстах
милях севернее. Их ещё и сегодня можно отыскать на карте. В свое
время обе ТУЛЫ являлись крупными религиозными центрами, о чём
свидетельствуют развалины многочисленных храмов и дворцов. Но
откуда это совпадение в названиях и что означает ТУЛА?


Древнеславянский язык был значительно ИНФОРМАТИВНЕЕ современного, он не терпел "балласта", каким является "просто" ТУЛА – он был сжат, точен, ПРЕДМЕТЕН, и следовательно в названии ТУЛА вложен какой–то смысл. В русском языке есть ныне почти забытое слово ПРИТОЛОКА – это верхняя перекладина двери, нижняя – ПОРОГ (ПО РОГУ – слову этому не менее ста тысяч лет!). ПРИТОЛОКА в то время была ПРИТУЛОКА – она заставляла человека ПРИТУЛИТЬСЯ, то есть согнуться, наклониться при входе в "дверь", образованную двумя рогами, да и потолок в первобытном жилище был невысоким – ПОТУЛОК.
Мы говорим СУТУЛЫЙ, то есть СОГНУТЫЙ, человек, ПРИТУЛИВШИЙСЯ (в пещере), опять имея в виду нечто СОГНУТОЕ, ПРИЖАВШЕЕСЯ. Отсюда и ТУЛА, где люди были обязаны ходить СУТУЛЫМИ, СОГНУТЫМИ, СКЛОНЕННЫМИ, потому что это были МЕСТА ПОКЛОНЕНИЯ Богам, которых мы забыли...
МОСКВА. Учёные до сих пор не могут объяснить происхождение этого имени, хотя оно достаточно красноречиво говорит о себе.
Ещё совсем недавно, лет десять назад, в Москве были МО­СКАТЕЛЬНЫЕ ЛАВКИ, где продавали краски, клей, штукатурку и горячо любимую москвичами "политуру № 13", но вряд ли кто обратил внимание, что профиль товаров этой лавки не соответствует её названию, потому что МОСКАТЕЛЬНЫЕ, это –МОСКА ТЕЛЬНЫЕ, или, точнее – МАЗКА ТЕЛЬНЫЕ товары, предназначенные для МАЗКИ ТЕЛА – всякого рода кремы, ароматические масла, эссенции и пр., те, что сегодня относят к ПАРФЮМЕРИИ. В русском языке ВСЕ слова с окончанием "ВА" обозначают НАЗВАНИЕ предмета и ДЕЙСТВИЕ. "ВА" – это глагол "ВАЯТЬ" в третьем лице, единственного числе ВА(е) – "делает, создает".
МОСКВА это – МАЗКА ВА(е) – МАЗКИ ДЕЛАЕТ Здесь могли изготовлять МАЗИ – всякого рода кремы и масла, в принципе, те же МАЗИ – или КРАСКИ. Быть может, "во времена оны" парижские красавицы приезжали в Москву за флаконом духов, а художники –за красками?
Кстати, и ДАМАСК – лишь слегка искаженное – ДАЕ МАЗКИ. В заключение этой главы, еще несколько древнеславянских слов:
МАЙЯ – МАЮЩИЕСЯ – МУЧЕНИКИ –жертвы садистской религии, они и были мученики.
ПАЛЕНКЕ, священный город Майя, был местом, где ПАЛИЛИ (СЖИГАЛИ), это был КРЕМАТОРИЙ. В прямом родстве наши ПОЛЕНО, ПОЛЕННИЦА, а также ЗАПАЛИНКИ (спички).
ТИТИКАКА–согласно легенде, на берегах этого озера скрывались "жрицы солнца", бежавшие от испанцев; само название косвенно подтверждает это – ТИ ТИКАКА –ТЕ СБЕЖАЛИ (тикать – бежать).
ИНКА– стоит близко к слову ИНАКИЙ, ИНОЙ, здесь же, вероятно, ИНОК.
КИПУ – узелковое письмо индейцев. Я убеждён в том, что с помощью "кипу" можно было передать любой текст. Можно утверждать, что в основе узелкового письма лежит принцип азбуки Морзе – "один узелок – точка, два узелка – тире"; каждой букве соответствовала определенная комбинация узелков.
Слово КИПУ находится в прямой связи с нашим КИПА (связка бумаг, например).
УРУГВАЙ – лишь слегка искажённое во времени "УРА ЕГ ВАИ" –УРА ЕГО ОСНОВАЛИ. Я говорил, что глагол "ваять" в древности понимался шире – "делать, создавать", но здесь он дан в значении "основывать" – тому есть веское доказательство: древнеславянское СВАЯ – С(е) ВАЯ – ЭТО ОСНОВА, но СВАЯ и служит основой постройки: ещё и сегодня многие дворцы и храмы опираются на СВАИ.
СУРИНАМ (Гвиана) также выдает присутствие УРА – С(е) УРА НА ЯМ. t
Рядом с УРУГВАЕМ расположен ПАРАГВАЙ, в названии та же грамматическая конструкция – ПАРА ЕГ ВАИ, вероятно, что здесь речь идет о другом народе – АРА ЕГО ОСНОВАЛИ.
НИКАРАГУА – НИЗА АРА ЖИЯ – ВНИЗУ (НА ЮГЕ) ЖИЛИ АРА.
ПАНАМА – ПА АН ЯМА – ПО НЕЙ – ЯМА, вполне вероятно, что ЯМА эта была древнейшим ПАНАМСКИМ КАНАЛОМ, следы которого сохранились и поныне.
КЛОНДАЙК – КУЛУНДА – "случайное" совпадение?
БРАЗИЛИЯ – БРЕЗ ИЛИЯ – ИЛИСТЫЕ БЕРЕГА.
КОЛЫМА – город и провинция КОЛИМА есть на западном побережье Мексики, замечу кстати, что в латинском алфавите нет буквы "Ы".
ПЕНИНСУЛА– два полуострова на западном побережье Костарики


ВОТ УЖЕ МНОГО СТОЛЕТИЙ
ИДУТ ОНИ, РЯДОМ С НАМИ.

ОДИН – В НАКИДКЕ
ИЗ ПЁСТРЫХ ЛОСКУТКОВ –
С РАЗВЕСИСТЫМИ РУКАВАМИ,
НАПОДОБИЕ ПТИЧЬИХ КРЫЛЬЕВ.

ДРУГОЙ – В БЕЛОМ НАРЯДЕ,
ГУСТО НАМАЛЁВАННЫЙ БЕЛИЛАМИ.

КАЖДЫЙ ИТАЛЬЯНЕЦ
ЗНАЕТ ИХ "В ЛИЦО".

НО КТО ЗНАЕТ О ТОМ,
ЧТО СКРЫВАЮТ ИХ ИМЕНА
"АРЛЕКИН", "ПЬЕРО"?

АРЛЕ КИНЕ ПЕРО –
ОРЛИНЫЕ ПЕРЬЯ,
БРОШЕННЫЕ КОГДА–ТО,

ЕЩЁ И ПОНЫНЕ РЕЮТ
НАД РАЗВАЛИНАМИ
"ВАВИЛОНСКОЙ БАШНИ".







"ЗРЮ ПОТАЁННУЮ СУТЬ..."
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Памяти Петра Петровича Орешкина


"Тайна жизни кроется в тайне нашего происхождения".
Пифагор
Два года назад я послала в газету "За Русское Дело" фотокопию книги Петра Петровича Орешкина "Вавилонский Феномен", изданную небольшим тиражом в Риме в 1984 г., которую я хранила где–то с 1985 г. Книга эта представляет собой 184 страницы дешифрованных текстов древних языков через звуко–знаки и их сведение к общему древнеславянскому русскому языку как к первоначальному знаменателю.
Не замедлила обрушиться на эту публикацию... нет, даже не критика, а просто словесная расправа разногорода "специалистов" и неспециалистов, единственной целью которых было утопить книгу Орешкина и самого Орешкина, поскольку он объявлялся М.Рыжовым (Ант Росс), В.Безверхим и А.Бойковым мифическим, никогда не существовавшим, сфабрикованным редакторами газеты "За Русское Дело". Тогда–то Роман Перин (учредитель и редактор газеты «Потпённое». – Ред.) попросил меня разыскать П.Орешкина, что я и предприняла. Ниже я описываю, как и что мне удалось узнать об этом нашем замечательном современнике, русском человеке, но прежде хотелось бы поставить на место Рыжовых–Россов, Безверхих, стоящих на страже, видимо, любого проникновения в тайну тысячелетий нашей русской истории.
Вот Рыжов утверждает в "Родных просторах" (2/26,1995), что "в университетских кругах Европы, Америки и России, и других крупнейших государств уже давно существует система взаимных сообщений о научных работах" (ниже я поговорю о запретах именно в этих "кругах"). Рыжов продолжает: "Запросы в научные архивы РАН, МГУ не дали никаких сведений о статьях Орешкина. Видимо, такого просто никогда не существовало в природе...". Только осуждение может вызвать подобного рода заявления людей, даже не удосужившихся посмотреть московские научно–популярные журналы такие, как "Наука и жизнь" за 1970–80–е гг., где печатался П.П.ррешкин, о чём он сам сообщает в своей краткой биографии на обложке книги.
В.Безверхий добавляет вместе с А.Бойковым (в этих же "Родных просторах"), что они "руководствовались намерением решительно пресекать псевдонаучные подделки культуры Древней Руси, которая в таких услугах не нуждается". Так, так, так... Как всё это перекликается с такими же западными резолюциями и явлениями, с которыми столкнулся Орешкин и которые наблюдаю и я, да и любой беспристрастный человек, интересующийся подобными вопросами!
Так, в январе 1995 г. в центре Парижа, в музее истории человека на площади Трокадеро, известный итальянский лингвист Эманюэль Анати, профессор из университета города Лече на юге Италии и директор центра по изучению доисторических цивилизаций, прочитал три доклада на темы, выбранные из своей недавно опубликованной книги "Корни культуры". На одном из докладов, а именно о происхождении языков, он заявил, что "французское общество лингвистов запретило говорить и писать о происхождении языков, потому что этот сюжет открыт всем спекуляциям без предела", а также, что "современные лингвистические общества скованы табу в области происхождения языков вообще, и что у этих обществ напрочь отсутствуют какие–либо идеи и воображения творческого плана".
Так что теперь вы понимаете, дорогие соотечественники, что из университетов Запада, куда безнадежно обращался Орешкин, как он сам об этом пишет, не могли прийти ответы на запросы о нём, о которых говорит Рыжов.
На обложке книги приводится отрывок из ответного письма Солженицына Орешкину, где, кстати, Солженицын очень сочувственно относится к Орешкину и резко осуждает западных славистов (письмо от 17 октября 1980 г.). Мне понятно обращение Орешкина к Солженицыну. В те годы Солженицын пользовался непререкаемым авторитетом в среде эмигрантов. Но чаще, в отличие от Запада, мы не ценим своих.
На Западе ещё изредка (очень редко) встречаются люди, мыслящие более или менее оригинально. Как правило, они не имеют связей с официальной наукой и находятся в маргинальном положении. Одного из таких учёных я лично знала. Это Пьер–Валентин Маршессо, французский гигиенист и натуропат, создатель французской ветви параллельной медицины. Одновременно он писал и о древнейших цивилизациях, происхождении человека, расах и их смешениях, оперируя тысячами и даже миллионами лет. Маршессо. прямо предлагал не обращать больше никакого внимания на так называемых "специалистов" буквально во всех областях, видя в них тех, кто перекрывает путь к правде.
Я здесь провожу имя Маршессо как оригинального мыслителя, но сразу же оговорюсь. Для него, как практически для
всех западных учёных, ни России, ни славян не существует ни раньше, ни теперь. Теперь – как постоянная угроза западному благополучию, как пугало, короче. Когда с ними заговариваешь о России, они отводят взгляд, уходят от вопросов. Почему? Ответ на это кроется не в нашем столетии, не только. Они пребывают в своего рода расовой ловушке. Сам Маршессо писал о постоянной расовой борьбе в истории цивилизации. Никто пока не оспаривал её. Кое–что становится также понятным из истории этой расовой борьбы в древности и по прочтении работ Петра Орешкина и особенно другого глубокого русского исследователя, физиолога и лингвиста Григория Николаевича Бренёва, давшего в своей "Доисторической цветной цивилизации", выстроив буква за буквой, древнее Знание нашего прошлого.
Возвращаясь к Маршессо, хочу сказать, чторн проводил свои идеи, ничуть не заботясь о ежеминутных фактических доказательствах, считая вполне достаточным того, что было открыто археологическими экспедициями, и опираясь на старые тексты. А также в большей степени полагаясь на интуицию и знания, передаваемые устно в кругах "посвященных". При таком подходе претензии Маршессо на правдивость подчас несостоятельны, хотя и на этом пути можно выйти на интересные открытия. Так, он пишет о едином языке на всей земле во времена цивилизации "My", одной из самых процветавших в древности и бывшей прародительницей Атлантиды. Мельком, в одной фразе, он добавляет, что, видимо, из "My" вышли славяне.
Всё это я подробно описываю, чтобы под конец сказать, что никому не приходит в голову на Западе взять, да и объявить Маршессо несуществующим персонажем. Это только от нас, русских, требуют буквально вульгарно–материалистических доказательств каждой буквы. Такое создается впечатление, что эти бывшие марксисты типа В.Безверхого, перекрасившиеся в ведистов, опять нас контролируют. Причём этот контроль надо понимать не только в прямом, так сказать, в социальном плане, но и как глубокий устоявшийся пласт в сознании некоторых людей, не славян по своему происхождению. И таких людей на Западе, родине этих явлений, в сто крат больше, чем в России.
Кроме того, тех, кто требует постоянных вещественных доказательств для вещей не всегда "вещественных" и жонглирует разными точками зрения, я отсылаю к словам Воланда – чёрта в образе иностранного консультанта по вопросам чёрной магии из известного романа М.Булгакова "Мастер и Маргарита", сказавшего,
что не требуется никаких точек зрения и доказательств бытия Божия (сначала Воланд иронизирует над этими доказательствами), поскольку Он существует, и больше ничего.
Просто всё дело в памяти, возможно, украденной у нас. Пифагор говорил: "Тайна жизни кроется в тайне нашего происхождения. Можно приподнять завесу, погружаясь в себя, чтобы вспомнить, или поднимаясь в небо, чтобы увидеть". Пётр Орешкин тоже указывает на память: "...греки, проснувшись однажды поутру – вдруг забыли, кто они, откуда пришли, на каком языке говорили ещё вчера. Забыли всё, испытав какой–то психический удар (а, может, не только психический. – Т. П.) – нечто вроде "тотальной амнезии"".
ГН.Бренёв тоже об этом: "...ум человека всё забыл, потерял, с умом на путях жизни... это с плохим, заведомо плохим инструментом в стихии Вечности!". И далее: "...но если ум – дурак, то рефлекс всегда стихиен, бессознателен, гениален, целесообразен и точен. Он в нужных деталях всё запомнил, отложил в крови ...и в языке. Язык оказался самой лучшей историей; сама редакция языка всё рассказывает точно, рисует картины наивных глубин детства человечества, говорит о великом и героическом прошлом; древние письмена (знаки) иллюстрируют события, а рефлекс гениально всё запомнил в тысячелетиях цветной цивилизации и демонстрирует биопроцессы. Всё тайное становится явным в деталях точной науки".
Бренёв связал, дав нам нить b прошлое, звук, знак письмен, безусловный рефлекс крови и условный рефлекс–сигнализатор. Расшифровывая эти письмена, Бренёв показывает, что "русские совсем не нация изначально, а белый вождь всех цивилизаций, всех территорий..., создавший "энергетическую" мужскую религию Бога Отца, мировой язык и мировую власть".
На истинном научном принципе в дешифровке древних текстов настаивает и Орешкин. "Легко убедиться, – пишет он, – что одни и те же знаки я неизменно читаю одинаково. При таких строго ограниченных условиях полностью исключается возможность произвольной подстановки букв". И далее: "Данный принцип дешифровки (по звуку и значению), легко поддающийся математическому анализу, положен в основу всей моей работы. Ошибки в дешифровке любого древнего текста легко обнаружить методом "перекрестного контроля" по принципу "если – то"". И он, не зная книги Бренёва, изданной в Финляндии в 1934 г. и выплывшей из глубин забытья уже после опубликования его

собственной работы, приходит к тому же выводу: "Славянский язык сохранил память тысячелетий, и становится вполне реальным восстановить утерянный смысл многих древних названий...". И, более того: "Все алфавитные системы, где использованы иероглифы имеют в своей основе единый язык. По своей грамматической структуре и коренному словарному составу – язык этот – древнеславянский".
Орешкин дает в своей книге и древний алфавит. Вообще, и Бренёв, и Орешкин, не зная работ друг друга, расшифровывают одинаково как многие слова, так и древние фрески (например, египетские). Правда, Орешкин как о базовом древнем языке говорит почти всегда о древнеславянском, за исключением этрусского, который он прямо связывает с русским. Бренёв же исходит из другого языка как изначального, видя в славянском продолжение этого древнего русского языка. Речь идёт, само собой разумеется, в обоих случаях об очень древних временах. В начале статьи я писала о том, что и Маршессо говорил в своей книге "Неизвестная история человечества" о едином языке по всей земле.
Пагубность утаивания подобных трудов – очевидна, но трудность для самого учёного ещё в том, что каждый раз ему приходится работать в одиночку, начиная всё на ровном месте, без доброжелательного корректирующего взгляда такого же искателя, как он сам.
Забавно, что все, навалившиеся на Орешкина после публикации его книги газетой "Страницы Российской Истории", выдают себя за верных защитников Русского народа (как мне удалось выяснить, в основном, они не русского происхождения, а инородческого). Они пишут, что русский народ не нуждается в услугах Орешкина (В.Безверхий), что Орешкин отказывает русскому народу в самостоятельности (хоть стой, хоть падай!), отдавая все знания жрецам (Ант Росс). Вот так, дорогие соотечественники, манипулируют нами! Воздающему законную славу древнерусскому языку и русскому слову учёному приписывают понижение русской культуры. Поистине такое возможно только в условиях угнетения русского духа в сегодняшней России. И как ведь ловко оперируют! Чтобы влезть, так сказать, в доверие, Рыжов, например, кроет на чём свет стоит иудеев.
Но, отругав иудеев, Рыжов пишет: "Необходимо отметить, что забыть буквенное письмо из 20–30 знаков невозможно". К сожалению, ещё как возможно. В условиях тотальной войны, уже не раз происходившей в тысячелетиях истории, забывались и
утрачивались не только языковые знаки, но и крались, и присваивались знания и тайны полностью разбитых цивилизаций. Бренёв пишет по этому поводу, что "...мы говорим "красно", потому что каждая буква нашей речи полита океаном человеческой крови и слёз в соревновании идей цивилизаций". Также и Орешкин говорит в "Вавилонском Феномене", что именно "в момент преднамеренной катастрофы был разбит и раздроблен на части единый язык...". Да и сегодня при происходящем погроме русской культуры мы вовсе не ограждены от исчезновения.
Продолжается и навязывание по всему миру искусственного языка "эсперанто". Тоже ведь единый язык. По иронии судьбы впервые манифест эсперанто вышел в Варшаве (тогда входившей в состав России) на русском языке ровно сто лет назад. В то время этот манифест, написанный Людвигом Лазаревичем Заменковым, был резко отвергнут Л.Н.Толстым и запрещён царской цензурой. Не думайте, что это шуточки – эсперанто. Коверкаются в нём не только языки, коверкаются мозги и сам образ мышления.
Разыскать следы П.П.Орешкина на Западе оказалось не таким простым делом, как мне представлялось поначалу. Сегодня вообще отыскать человека, которого никто не рекламирует, почти невозможно, учитывая, что в сегодняшнем мире ценность человека и интерес к нему измеряется мерой денежного мешка, которым он обладает или не обладает. Эмиграция, к тому же, не место, обязательно обеспечивающее сохранность памяти о людях и их трудах, книгах. Эмиграция это аренэ борьбы: для одних – за хлеб, для других – за славу и сладкую жизнь.
Книга Орешкина попала ко мне почти случайно, Десять лет назад один мой парижский приятель, зная о моём интересе к древним цивилизациям, рассказал мне, что видел у знакомой ему эмигрантки книгу как раз на эту тему. Девица эта поносила книгу, говоря о ней как о сущей галиматье. Я попросила приятеля выкупить книгу, предложив за неё хорошую цену. Та отказалась. Тогда я попросила знакомого поговорить с хозяйкой книги об одолжении её ему на 2–3 дня. Мне она бы не дала ни за какие коврижки. Как бы там ни было, книга попала на несколько дней в мои руки, а, значит, и фотокопия с неё, которую я и переслала затем в газету "За Русское Дело".
Я подробно описала "добывание" нужной книги, чтобы показать, как подчас трудно даже подступиться к близкому себе автору. В магазинах в то время книга не продавалась. Да и позже, когда я смогла приобрести её для себя, на книжных прилавках было всего лишь несколько экземпляров. Куда же девался весь, хотя и небольшой тираж? Если бы её быстро раскупили, то о ней бы говорили. Но такого не было. Правда, как я отмечала выше, эмиграцию сегодня трудно чем–либо взволновать. И вообще–то, что Орешкин смог издать свой труд, уже почти невероятно. Последние годы на Западе в прессе не пропускается ни одной интересной или положительной информации из России или о России.
Так вот, П.П.Орешкин выехал из Москвы где–то в конце 70–х годов вместе со своей матерью Татьяной Орешкиной и женой Урсулой, австрийкой по происхождению. В Москве он закончил Литературный институт им. Горького в 1962 г., работал журналистом, печатался в научно–популярных журналах. До своей смерти в 1987 г. Пётр Петрович жил со своей женой на ул. Рубикон, 27 в Риме. Мне не удалось узнать нового адреса жены ОреШкина. Она, видимо, вернулась в Австрию.
Вы думаете, что всё это можно было узнать по эмигрантским газетам, радио? В том–то и дело, что нет. В основном, еврейско–русская эмигрантская пресса о русских, каковым был Орешкин, ничего не сообщает. Немногие же малотиражные русские газеты на Западе – разорены и практически не обмениваются информацией. Кроме того, будучи строго православными, русские газеты мало интересуются подобными проблемами.
И всё же живущий в Риме со своей семьёй Е.А.Вагин, теперешний редактор журнала "Вече", ранее издававшийся в Мюнхене, рассказал мне, что не раз принимал Петра Петровича вместе с его женой у себя в гостях. По его словам, Пётр Петрович был приветливым, отзывчивым человеком. Вагин вспомнил, что в эмиграции Орешкин болел, страдая от последствий какой–то автомобильной аварии, произошедшей с ним ещё в Москве. Вагины сообщили мне и место захоронения Орешкина на кладбище для бедных в Риме на Prima Porta.
Разыскивая Орешкина по Западу, я наконец попала на человека, довольно хорошо знавшего Петра Петровича и его мать. Им оказался редактор русского журнала в США Михаил Ильич Туряница. В первые годы эмиграции Орешкины приживали в Джертм–Сити, недалеко от Нью–Йорка, и Туряница часто принимал их в своём журнале "Свободное слово Руси". Там Пётр Петрович дал объявление о своей книге, где напечатал и своё стихотворение о славянах:

За враном – вран,
За враном – вран.
Летят они из дальних стран.
Простерли чёрные крыла
И на земле настала мгла.
За враном – вран,
За враном – вран,
Но им не погубить славян!
Трепещут жалкие тела
В когтях Двуглавого Орла!
(Свободное слово Руси, 5/6, 1986.США)

На мои расспросы об Орешкине Туряница заметил, что Пётр Петрович и его мать избегали на Западе подозрительных знакомств. Не следы ли это, оставшиеся в сознании после аварии в России? Да и журнал Туряницы был, конечно, под пристальным вниманием. Туряница сегодня уже 84–летний старик, прибыл на Запад в конце Второй Мировой войны. Сам – воин, бесконечно любящий Россию, он оставался в течение 30 лет редактором и издателем своего боевого журнала. Он был одним из тех, кто первым, в частности, в эмиграции "раскусил" Солженицына. Туряница поведал мне, что и мать Орешкина без всякого доверия относилась к Западу. Сердце её начало сдавать, но, тем не менее, она отказалась лечиться в больнице Джерси–Сити, сомневаясь в добрых намерениях тамошних врачей.
Пересказываю очень старательно все эти крохи и обрывки из жизни необыкновенного человека, чтобы показать всю внутреннюю напряженность его жизни, дабы не исчезли следы его полностью. Не попадись мне случайно книга Орешкина, кто знает, на сколько времени оттянулось бы её переиздание в России, и вообще, как долго бы она оставалась на дне забытья. Но иногда, видимо, не следует сбрасывать со счетов силу провидения.
Со временем думаю посетить могилу Орешкина в Риме. Мать его, Татьяна (отчества её старик Туряница не вспомнил, но обещал мне разыскать его в своём архиве), всё же умерла в Америке; хоронил её сын, Пётр Петрович. Затем он без промедления вернулся в Рим, где и сам неожиданно скончался на 55–ом году в 1987–ом^
Я надеюсь, что найдётся и откликнется жена Орешкина –Урсула – и многое прояснится в его биографии. Найдутся и бывшие коллеги Петра Петровича по журналам в Москве.
...В эмиграции П.П. Орешкин остался непонятным странным человеком.
Спустя два года после опубликования моей статьи о поисках П.П. Орешкина по Западу в газете "За Русское Дело" (N11/43,1996), у М.И. Туряницы появился господин С, которому некогда П.П. Орешкин дал отрицательную характеристику и которого неспроста опасался. Так, приехав последний раз из Рима в США, Пётр Петрович не смог, как обычно, остановиться у Туряницы. Последний отказал ему из–за присутствия у него гостей, но предложил пожить у господина С, давно искавшего контакта с Орешкиным. Пётр Петрович, уже, видимо, зная этого человека, нехотя позвонил ему. После разговора, резко сказав хозяину дома, что это – церэушник, он ушёл от Туряницы, и теперь уже навсегда. Остаётся только удивляться тому, какой растяпой является подчас русская эмиграция и как добродушна она к недоброжелателям и врагам России. Правда, попав каким–то образом под моё влияние, Туряница незамедлительно сообщил мне, что названный господин С. объявился снова теперь уже с распросами об умершем Орешкине. Человек этот якобы стал специалистом по Влесовой Книге. Я поинтересовалась о нём у сведущих людей в России. Никто его не знал. Проживал он в последнее время в Финляндии, уж не охотясь ли за рукописями другого великого русского лингвиста Г.Н. Бренёва, умершего в 1940–х гг. в Финляндии? За Бренёвым гонялся в своё время НКВД, о чём он подробно пишет в своей книге. Длинен же список гениальных русских людей, спасающихся бегством от угрозы физического уничтожения!
В.Н. Безверхий незадолго до своей смерти в 2000 г. позвонил мне в Париж и извинился за П.П. Орешкина...
В странах Запада, в частности во Франции, Италии, прошли по телевидению специальные передачи по истолкованию древних цивилизаций. Надо полагать, что они были своеобразной реакцией Запада на информационный исследовательский всплеск в России, определяющий Русских как создателей Мирового языка и Мировой культуры в древности. Передачи эти были скорее дискредитирующими реальную историю, абсолютно не научными, бездоказательными и просто высосанными из пальца. То же самое относится и к публикациям в научных журналах. Так, всплыл без особых объяснений Фестский Диск в научном французском журнале "Sciences Humaines" (N24, 1999). Цель этих передач и публикаций, где, конечно, никогда и нигде не упоминается Россия, увести западного обывателя в никуда... Париж, 1996–2001 гг.
Татьяна ПАНШИНА, искусствовед



Русскую историю настолько оплевали и испаскудили официаль­ные историки и философы, что даже достижения русского ума и духа кажутся недоразумениями или случайностями. Учёных, отста­ивающих подлинную историю Руси–России, – единицы. Это огром­ное счастье, что мы теперь имеем возможность познакомиться с книгой П.П.Орешкина "Вавилонский Феномен" в полном объёме и дать хорошую оплеуху русофобам, запихивающим историю и куль­туру великой нации в прокрустово ложе одной тысячи лет с мозаи­кой надуманных заимствований и тупых подражаний "цивилизован­ным народам".
Сегодняшее катастрофическое положение России объясняется прежде всего тем, что мы проиграли самую главную войну – войну за свою подлинно великую историю и культуру.
ПЕРИН Р.Л., профессор Международной Славянской академии



Когда я в 1994 году впервые прочитал ксерокопию книги П.П. Орешкина, то, может быть, впервые по–настоящему понял, какое огромное преступление совершено в отношении русской истории. Если бы подобная книга была написана англичанином или евреем, отстаивающими запятнанное прошлое своих народов, то можно не сомневаться, что она сразу же получила бы мировое признание, миллионные тиражи и всевозможные гранты. Орешкин же оказал­ся в полной изоляции; и он был не первым историком и, к сожале­нию, не последним, которые будут подвергнуты сильнейшей крити­ки или полному забвению только за одно то, что попытаюся сказать о русском народе как о народе древнейшей культуры и великой истории.
Пример нравственного мужества, продемонстрированный Ореш­киным, надеюсь, станет примером для современных русских исто­риков, лингвистов, политологов и писателей...
ГУСЕВ О.М., профессор Международной Славянской академии


<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ