<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Наглядное обучение. Система обуздания мысли уже в действии — в так называемой системе наглядного обучения, имеющей превратить гоев в немыслящих, послушных животных, ожидающих наглядности, чтобы сообразить ее. Во Франции один из лучших наших агентов, буржуа, уже провозгласил новую программу наглядного воспитания.

Протокол №17
Адвокатура. Адвокатура создает людей холодных, жестоких, упорных, беспринципных, становящихся во всех случаях на безличную, чисто легальную почву. Они приучили все относить к выгоде защиты, а не к социальному благу ее результатов. Они обыкновенно не отказываются ни от какой защиты, домогаются оправдания во что бы то ни стало, придираясь к мелким загвоздкам юриспруденции. Этим они деморализуют суд. Поэтому мы эту профессию поставим в узкие рамки, которые заключат ее в сферу исполнительного чиновничества. Адвокаты будут лишены наравне с Судьями права общения с тяжущимися, получая дела только от суда, разбирая их по докладным запискам и документам, защищая своих клиентов после допроса на суде по выяснившимся фактам. Они будут получать гонорар невзирая на качество защиты. Это будут простые докладчики дел в пользу правосудия в перевес прокурору, который будет докладчиком в пользу обвинения: это сократит судебный доклад. Таким образом установится честная, беспристрастная защита, введенная не из интереса, а по убеждению. Это, между прочим, устранит практикующиеся ныне подкупы товарищей, их соглашение дать выигрыш делу только того, кто платит...
Влияние священничества гоев. Священничество гоев мы уже озаботились дискредитировать и этим разорить их миссию, которая ныне могла бы очень мешать. С каждым днем его влияние на народы падает.
Свобода совести. Свобода совести провозглашена теперь всюду следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии; с другими же религиями мы справимся еще легче, но об этом говорить преждевременно. Мы поставим клерикализм и клерикалов в такие узкие рамки, чтобы их влияние пошло обратно по своему прежнему движению.
Папский двор. Когда придет время окончательно уничтожить папский двор, то палец от незримой руки укажет народам в сторону этого двора. Когда же народы бросятся туда, мы выступим как бы его защитниками, чтобы не допустить до сильных кровопусканий... Этой диверсией мы проберемся в самые его недра и уже не выйдем оттуда, пока не подточим всю силу этого места.
Царь иудейский как патриах-папа. Царь иудейский будет настоящим папой Вселенной, патриархом интернациональной церкви.
Способы борьбы с существующей церковью. Но, пока мы перевоспитаем юношество в новых переходных верах, а затем в нашей, мы не затронем открыто существующей церкви, будем с ними бороться критикой, возбуждая раскол.
Задачи современной прессы. Вообще же наша современная пресса будет изобличать государственные дела, религии, неспособность гоев — и все это в самых беспринципных выражениях, чтобы всячески унизить их так, как это умеет делать только наше гениальное племя.
Организация полиции. Добровольческая полиция. Наше царство будет апологией божка Вишну, в котором находится олицетворение его: в наших ста руках будет по пружине социальной машины. Мы будем все видеть без помощи официальной полиции, которая в той форме ее прав, которую мы выработаем для гоев, мешает правительствам видеть. По нашей программе треть подданных наших будет наблюдать за остальными из чувства долга, из принципа добровольной государственной службы. Тогда не будет постыдно быть шпионом и доносчиком, а похвально, но необоснованные доносы будут жестоко наказуемы, чтобы не развелось злоупотребления этим правом. Наши агенты будут из числа как высшего, так и низшего общества, из среды веселящегося административного класса, издатели, типографы, книгопродавцы, приказчики, рабочие, кучера, лакеи и т.д. Эта бесправная, не уполномоченная на какое-либо самоуправство, а следовательно, безвластная полиция будет только свидетельствовать и докладывать, а проверка ее показаний и аресты будут производиться жандармским корпусом и городской полицией, завися от ответственной группы контролеров по делам полиции. Не донесший о виденном и слышанном по делам политики тоже будет привлекаться к ответственности за укрывательство, если будет доказано, что он в этом виноват.
Шпионство по образцу кагального шпионажа. Подобно тому как наши братья под собственной ответственностью обязаны доносить кагалу на своих отступников или замеченных в чем-либо противном кагалу, так в нашем всемирном царстве будет обязательно для всех наших подданных соблюдать долг государственной службы в этом направлении.
Злоупотребление властью. Такая организация искоренит злоупотребления властью, силой, подкупом — все, что мы ввели нашими советами, теориями свехчеловеческих прав в привычки гоев.
Но как же нам было иначе добиться увеличения причин к беспорядкам среди их администрации, как не этими путями. В числе этих путей — один из важнейших — это агенты водворения порядка, поставленные в возможность в своей разрушительной деятельности проявлять и развивать свои дурные наклонности: своенравие, своеволие и в первую голову взяточничество.

Протокол №18
Меры охраны. Когда нам нужно будет усилить строгие меры охраны (страшнейший яд для престижа власти), мы устроим симуляцию беспорядков или проявление неудовольствия, выражаемого при содействии хороших ораторов. К этим ораторам примкнут сочувствующие. Это даст нам повод к обыскам и надзору со стороны наших слуг из числа гоевской полиции.
Наблюдение в среде заговорщиков. Открытая охрана — гибель власти. Так как большинство заговорщиков действуют из любви к искусству, говорения ради, то до проявления с их стороны действий мы их не будем тревожить, а лишь введем в их среду наблюдающие элементы. Надо помнить, что престиж власти умаляется, если она находит часто заговоры против себя. В этом заключены признание бессилия или, что еще хуже, неправота. Вам известно, что мы разбили престиж царствующих гоев частыми покушениями на их жизнь через наших агентов, слепых баранов нашего стада, которых легко несколькими либеральными фразами двинуть на преступления, лишь бы они имели политическую окраску. Мы вынудим правителей признать свое бессилие в объявлении открытых мер охраны и этим путем погубим престиж власти.
Охрана иудейского царя. Наш правитель будет охраняться только самой неприметной стражей, потому что мы не допустим и мысли, чтобы против него могла существовать такая крамола, с которой он не в силах бороться и вынужден от нее прятаться. Если мы допустили бы эту мысль, как это делали и делают гои, то тем самым мы подписали бы приговор если не ему самому, то его династии в недалеком будущем. По строго соблюдаемой внешности наш правитель будет пользоваться своей властью только для пользы народа, но отнюдь не для своих или династических выгод. Поэтому при соблюдении этого декорума его власть будет уважаться и охраняться его подданными, ее будут боготворить в сознании, что с ней связано благополучие каждого гражданина государства, ибо от нее будет зависеть порядок общественного строя. Охранять царя открыто — значит признавать слабость организации его силы. Наш правитель всегда будет в народе окружен как бы толпой любопытных мужчин и женщин, которые займут первые ряды около него по виду случайно, а сдерживать будут ряды остальных из уважения якобы к порядку. Это посеет пример сдержанности и в других. Если в народе окажется проситель, старающийся подать прошение, пробираясь через ряды, то первые ряды должны принять это прошение и на глазах просителя передать его правителю, чтобы все знали, что подаваемое доходит по назначению, что, следовательно, существует контроль самого правителя. Ореол власти требует для своего существования, чтобы народ мог сказать: «Когда бы знал об этом царь» или «Царь об этом узнает».
Мистический престиж власти. С учреждением официальной охраны исчезает мистический престиж власти: при наличии известной смелости каждый считает себя хозяином над ней; крамольник сознает свою силу и при случае караулит момент для покушения на власть... Для гоев мы проповедовали иное, но зато же можем и видеть пример, до чего их довели меры открытой охраны.
Арест по первому подозрению. У нас преступники будут арестованы при первом более или менее обоснованном подозрении: нельзя из боязни могущей произойти ошибки предоставить возможность побега подозреваемых в политическом поступке или преступлении, в котором мы будем поистине беспощадны. Если еще можно с известной натяжкой допустить рассмотрение побудительных причин в простых преступлениях, то нет извинения для лиц, занимающихся вопросами, в которых никто, кроме правительства, понять ничего не может. Да и не все те правительства понимают истинную политику.

Протокол №19
Если мы не допустим самостоятельного занятия политикой, но, напротив, будем поощрять всякие доклады или петиции с предложениями на усмотрение правительства всяких проектов для улучшения народного быта, это нам откроет недостатки или же фантазии наших подданных, на которые мы будем отвечать или исполнением, или толковым опровержением, которое доказало бы близорукость рассуждающего.
Крамола. Крамольничество есть не что иное, как лай моськи на слона. Для правительства, хорошо организованного не с полицейской, а с общественной стороны, моська лает на слона, не сознавая его силы и значения. Стоит только на добром примере показать значение того и другого, как моськи перестанут лаять, а станут вилять хвостами, как только завидят слона.
Подсудность политических преступлений. Чтобы снять престиж доблести с политического преступления, мы посадим его на скамью подсудимых наряду с воровством, убийством и всяким отвратительным и грязным преступлением. Тогда общественное мнение сольет в своем представлении этот разряд преступлений с позором всякого другого и заклеймит его одинаковым презрением.
Реклама политических преступлений. Мы старались и, надеюсь, достигли того, что все гои не постигли такого способа борьбы с крамолой. Для этого через прессу и в речах, косвенно в умно составленных учебниках истории мы рекламировали мученичество, якобы принятое крамольниками на себя за идею общего блага. Эта реклама увеличила контингент либералов и поставила тысячи гоев в ряды нашего живого инвентаря.

Протокол №20
Финансовая программа. Сегодня мы коснемся финансовой программы, которую я отложил на конец своего доклада, как труднейший завершительный и решительный пункт наших планов. Приступая к ней, я напоминаю, что говорил раньше намеком, что итог наших действий разрешен вопросом цифр. Когда мы воцаримся, наше самодержавное правительство будет избегать ради принципа самосохранения чувствительно обременять народные массы налогами, не забывая своей роли отца и покровителя. Но так как государственная организация стоит дорого, то все же необходимо получать нужные для этого средства. Поэтому надо выработать особенно тщательно вопрос в этом предмете.
Прогрессивный налог. Наше правление, в котором царь будет иметь легальную фикцию принадлежности ему всего, что находится в его государстве (что легко привести на дело), может прибегнуть к законному изъятию всяких сумм для регулирования их обращения в государстве. Из этого следует, что покрытие расходов лучше всего производить из прогрессивного налога на собственность. Таким образом, подати будут уплачиваться без стеснения или разорения в соразмерном проценте владения. Богатые должны сознать, что их обязанность предоставлять часть своих излишков в общегосударственное пользование, так как государство им гарантирует безопасность владения остальным имуществом и право честной наживы, говорю честной, потому что контроль над имуществом устранит грабежи на законном основании. Эта социальная реформа должна идти сверху, ибо ей наступает время — она необходима как залог мира. Налог на бедняка есть семя революции и служит к ущербу для государства, теряющего крупное в погоне за мелочью. Независимо от этого, налог с капиталистов уменьшит рост богатства в частных руках, в которые мы ныне их стянули для противовеса правительственной силе гоев — государственным финансам.
Налог, увеличивающийся в процентном отношении к капиталу, даст много больший доход, чем нынешний поголовный или цензовый, который для нас теперь полезен только для возбуждения волнений среди гоев. Сила, на которую наш царь будет опираться, состоит в равновесии и гарантии мира, ради которых необходимо, чтобы капиталисты поступились долей своих доходов ради безопасности действия государственной машины. Государственные нужды должны оплачивать те, которым это не в тягость и с которых есть что взять. Такая мера уничтожит ненависть бедняка к богачу, в котором он увидит нужную финансовую поддержку для государства, увидит в нем устроителя мира и благоденствия, так как он будет видеть, что им уплачиваются для их достижения нужные средства.
Чтобы интеллигенты-плательщики не слишком горевали о новых платежах, им будут в назначении этих платежей давать подробные отчеты, за исключением, конечно, таких сумм, которые будут распределены на нужды трона и административных учреждений. Царствующий не будет иметь своего имущества, раз все, что в государстве, представляет его достояние, а то одно противоречило бы другому: факт собственных средств уничтожил бы право собственности на всеобщее владение. Родственники царствующего, кроме его наследников, которые также содержатся на средства государства, должны становиться в ряды государственных служащих или трудиться для того, чтобы получить право собственности: привилегия царской крови не должна служить для хищения казны.
Марочный прогрессивный сбор. Купля, получение денег или наследства будут оплачиваться марочным прогрессивным сбором. Незаявленная этим сбором непременно именная передача собственности, денежной или другой, возложит на прежнего владельца платеж налога за время от передачи этих сумм до обнаружения уклонения о передаче. Передаточные расписки должны еженедельно представляться в местное казначейство с обозначением имени, фамилии и постоянного места жительства бывшего и нового владельца имущества. Эта именная передача должна начинаться с определенной суммы, превышающей обыкновенные расходы по купле и продаже необходимого, которые будут оплачиваться лишь марочным сбором определенного процента с единицы. Рассчитывайте, во сколько раз такие налоги покроют доходы гоевских государств.
Фондовая касса. Фондовая касса государства должна будет содержать определенный комплект запасных сумм, а все то, что будет собрано сверх этого комплекта, должно будет возвращаться в обращение. На эти суммы будут устраиваться общественные работы. Инициатива таких работ, исходящая из государственных источников, крепко привяжет рабочий класс к государственным интересам и к царствующим. Из этих же сумм часть будет выделена на премии изобретательности и производства. Отнюдь не следует из сверх определенных и широко рассчитанных сумм задерживать хотя бы единицу в государственных кассах, ибо деньги существуют для обращения и всякий их застой губительно отзывается на ходе государственного механизма, для которого они служат смазывающим средством: застой может остановить правильный ход этого механизма.
Бумаги и застой денежного обращения. Замена части обменного знака процентными бумагами произвела именно такой застой. Последствия этого обстоятельства теперь уже достаточно заметны.
Отчетность. Отчетный двор также будет нами установлен, и в нем правитель во всякое время найдет полный отчет государственных приходов и расходов, за исключением текущего, еще не составленного месячного отчета и предыдущего, еще не доставленного. Единственное лицо, которое собственник их, — правитель. Вот почему его контроль устранит возможность утраты или растраты.
Отмена представительства. Отнимающее драгоценное время у правителя представительство в приемах ради этикета будет упразднено для того, чтобы правитель имел время на контроль и соображения. Тогда его мощь не будет уже раздроблена на временщиков, окружающих для блеска и пышности престол и заинтересованных только в своих, а не в общегосударственных интересах.
Застой капиталов. Экономические кризисы были нами произведены для гоев не чем иным, как извлечением денег из обращения. Громадные капиталы застаивались, извлекая деньги из государств, которые к ним же и были вынуждены обратиться за займами, Эти займы отяготили финансы государств платежами процентов и закрепостили их названным капиталам. Концентрация промышленности в руках капиталистов из рук кустарей высосала все народные соки, а с ними и государственные.
Денежный выпуск. Нынешний выпуск денег вообще не соответствует поголовной потребности, а потому не может удовлетворить всем рабочим нуждам. Выпуск денег должен согласоваться с приростом населения, причем необходимо считать и детей как их потребителей со дня рождения. Пересмотр выпуска — вот существенный вопрос для всего мира.
Золотая валюта. Вы знаете, что золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, ибо она не могла удовлетворить потребления денег, тем более что мы изъяли из обращения золото, сколь возможно.
Валюта стоимости рабочей силы. У нас должна быть введена валюта стоимости рабочей силы, будь она бумажная или деревянная. Мы произведем выпуск денег по нормальным потребностям каждого подданного, прибавляя его количество с каждым родившимся человеком, убавляя с каждым умершим. Расчетами будет заведовать каждый департамент, каждый округ.
Бюджет. Чтобы не было задержек в выдаче денег на государственные нужды, суммы и срок их выдачи будут определяться указом правителя: этим устранится протекторат министерства над одними учреждениями в ущерб другим. Бюджеты доходов и расходов будут вестись рядом, чтобы они не затемняли друг друга.
Проектированные нами реформы гоевских финансовых учреждений и принципов мы облечем в такие формы, что они никого не встревожат. Мы укажем на необходимость реформ вследствие того беспорядочного сумбура, до которого дошли финансовые беспорядки у гоев. Первый непорядок, укажем мы, состоит в том, что у них начинают с назначения простого бюджета, дотягивают до половины года, затем требуют поправочный бюджет, который рассчитывают через три месяца, после чего просят дополнительный бюджет, и все это оканчивается ликвидационным бюджетом. А так как бюджет следующего года назначается согласно сумме общего подсчета, то ежегодный отход от нормы простирается до 50%, отчего годовой бюджет утраивается через десять лет. Благодаря таким приемам, допущенным беспечностью гоевских государств, опустели их кассы. Наступивший затем период займов добрал остатки и привел все государства гоев к банкротству. Вы отлично понимаете, что такое хозяйство, внушенное нами гоям, не может быть вводимо нами.
Государственные займы. Всякий заем доказывает государственную немощь и непонимание государственных прав. Займы как дамоклов меч висят над головой правителей, которые, вместо того чтобы брать у своих подданных временным налогом, идут с протянутой рукой просить милостыню у наших банкиров. Внешние займы суть пиявки, которых никак нельзя отнять от государственного тела, пока они сами не отпадут или государство само их не сбросит. Но гоевские государства не отрывают их, а все продолжают их присаживать к себе, так что они неизбежно должны погибнуть, истекая от добровольного кровопускания. В сущности, что же иное представляет собой заем, да еще внешний? Заем — это выпуск правительственных векселей, содержащих обязательство соразмерно сумме занятого капитала. Если заем оплачивается 5%, то через двадцать лет государство напрасно выплачивает процентную сумму, равную взятому займу, в сорок лет оно выплачивает двойную сумму, в шестьдесят — тройную, а долг остается все таким же.
Из этого расчета очевидно, что при поголовной форме налога государство черпает последние гроши бедняков — плательщиков податей, чтобы расплачиваться с иностранными богачами, у которых оно взяло деньги взаймы, вместо того чтобы собрать те гроши на свои нужды без процентных приплат. Пока займы были внутренние, той перемещали только деньги из кармана бедняка в карманы богачей, но когда мы подкупили кого следовало, чтобы перевести займы на внешнюю почву, то все государственные богатства потекли в наши кассы и все гои стали нам платить дань подданства. Если легкомыслие царствующих гоев в отношении государственных дел и продажность министров или непонимание в финансовых вопросах правящих лиц задолжали свои страны нашим кассам неоплатными долгами, то надо знать, сколько нам это стоило труда и денег.
Однопроцентная серия. Застой денег нами допущен не будет, а потому не будет государственных процентных бумаг, кроме однопроцентной серии, чтобы платежи процентов не отдавали государственной мощи на высасывание пиявкам. Право выпуска процентных бумаг будет исключительно предоставлено промышленным компаниям, которым нетрудно будет оплачивать проценты с прибылей, которых государство не вырабатывает на занятые деньги, подобно этим компаниям, ибо оно занимает на траты, а не на операции.
Промышленные бумаги. Промышленные бумаги будут покупаться и правительством, которое из нынешнего плательщика дани по займам превратится в заимодавца из расчета. Такая мера прекратит застой денег, тунеядство и лень, которые нам были полезны у самостоятельных гоев, но нежелательны в нашем правлении. Как ясно недомыслие чисто животных мозгов гоев, выразившееся в том, что, когда они брали взаймы у нас под платежи процентов, они не думали, что все равно те же деньги, да еще с приплатой процентов, им придется черпать из своих государственных карманов для расплаты с нами, что было проще прямо взять нужные деньги у своих. Это же доказывает гениальность нашего избранного ума в том, что мы сумели им так представить дело займов, что они в них усмотрели даже для себя выгоду.
Наши расчеты, которые мы представим, когда придет время под освещением вековых опытов, проделанных нами над гоевскими государствами, будут отличаться ясностью и определенностью и воочию покажут всем пользу наших нововведений. Они положат конец тем злоупотреблениям, благодаря которым мы овладели гоями, но которые не могут быть допущены в нашем царстве. Мы так обставим расчетную систему, что ни правитель, ни мельчайший чиновник не будут в состоянии вывести малейшей суммы незаметно от ее назначения или направить ее по другому направлению, кроме того, которое будет значиться раз в определенном плане действий. Без определенного же плана управлять нельзя. Шествуя по определенной дороге и с неопределенным запасом, погибают в пути герои и богатыри.
Правители гоев. Временщики, масонские агенты. Гоевские правители, которых мы когда-то отвлекли от государственных занятий представительными приемами, этикетами, увеселениями, были лишь ширмами нашего правления. Отчеты временщиков, их замещающих на поприще дел, составлялись для них нашими агентами и каждый раз удовлетворяли недальновидные умы обещаниями, что в будущем предвидятся сбережения и улучшения... С чего бы сбережения? С новых налогов?.. Могли спросить и не спросили читающие наши отчеты, проекты... Вы знаете, до чего их довела такая беспечность, до какого финансового расстройства они дошли, несмотря на удивительное трудолюбие их народов.

Протокол №21
Внутренние займы. К доложенному вам на прошлом собрании прибавлю еще подробное объяснение о внутренних займах. О внешнем же я говорить более не буду, потому что они нас питали национальными деньгами гоев, для нашего же государства не будет иностранцев, т.е. чего-либо внешнего. Мы пользовались продажностью администраторов и нерадивостью правителей, чтобы получить двойные, тройные и большие суммы, ссужая гоевскнм правительствам вовсе не нужные государствам деньги. Кто же мог делать это по отношению к нам? Поэтому буду излагать подробности только одних внутренних займов. Объявляя о заключении такого займа, государства открывают подписку на свои векселя, т.е. на процентные бумаги. Для того чтобы они были доступны для всех, им назначают первых подписчиков. При этом делается скидка для первых подписчиков. На другой день искусственно подымаются цены на них якобы потому, что все бросаются их раскупать. Через несколько дней кассы казначейства будут переполнены и денег девать некуда (зачем же их брать). Подписка якобы превышает во много раз выпуск займа — в этом весь эффект: вот-де, какое доверие к векселям правительства.

ВСТАВКА Фото 5
Смысл и направления Протоколов Сионских мудрецов во многих отношениях соответствуют учению и мировоззрению мирового еврейства... Линия поведения соответствующего направления имеется в руководящих кругах мирового еврейства и что, как собственно показала русская революция, действия и устремления еврейства часто вполне соответствуют содержанию так называемых Протоколов Сионских мудрецов.
Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий)

Пассив и налоги. Но когда комедия сыграна, то возникает факт образования пассива, и при том весьма тяжелого. Для уплаты процентов приходится прибегать к новым займам, не поглощающим, а лишь увеличивающим капитальный долг. Когда же кредит истощен, приходится новыми налогами покрывать не заем, а только проценты по нему. Эти налоги — пассив, употребляемый на покрытие пассива.
Конверсии. Далее наступает время конверсии, но они уменьшают платеж процентов, а не покрытие долгов, кроме того, они не могут быть сделаны без согласия заимодавцев: при объявлении о конверсии предлагается возврат денег тем, кто не согласен конвертировать свои бумаги. Если бы все выразили свое согласие и потребовали свои деньги назад, то правительства были бы пойманы на собственную удочку и оказались не в состоянии уплатить предложенные деньги. По счастью, несведущие в финансовых делах подданные гоевских правительств всегда предпочитали потери на курсе и уменьшение процентов риску новых помещений денег, чем дали этим правительствам сбросить с себя не раз пассив в несколько миллионов. Теперь, при внешних долгах, таких штук выкинуть гои уже не могут, зная, что мы потребуем все деньги назад.
Банкротства. Таким образом, признанное банкротство лучше всего служит средством для потери связи между интересами народов и их правлений.
Сберегательные кассы и ренты. Обращаю ваше сугубое внимание на это обстоятельство и на следующее: ныне все внутренние займы были консолидированы так называемыми летучими долгами, т.е. такими, сроки уплаты по которым более или менее близки. Долги эти состоят из денег, положенных в сберегательные и запасные кассы. Находясь долгое время в распоряжении правительства, эти фонды улетучиваются для уплаты процентов по заграничным займам, а вместо них положены на равную сумму вклады ренты. Вот эти-то последние и покрывают все прорухи в государственных кассах гоев.
Таксирование промышленных ценностей. Мы заменим биржи грандиозными казенными кредитными учреждениями, назначение которых будет состоять в таксировании промышленных ценностей согласно правительственным соображениям. Эти учреждения будут в состоянии выбросить на рынок на пятьсот миллионов промышленных бумаг в один день или скупить на столько же. Таким образом все промышленные предприятия станут в зависимость от нас. Вы можете себе представить, какую мощь мы составим через это.
Уничтожение фондовых бирж. Когда мы взойдем на престол мира, то все финансовые извороты, как не соответствующие нашим интересам, будут уничтожены бесследно, как будут уничтожены и все фондовые биржи, так как мы не допустим колебать престиж нашей власти колебанием цен на наши ценности, которые мы объявим законом по цене полной их стоимости, без возможности повышения или понижения. (Повышение дает понижение, с чего мы и начали в отношении ценностей гоев.)

Протокол №22
Тайна грядущего. Во всем, что мною до сих пор было доложено вам, я старался тщательно обрисовать тайну происходящего, бывшего и текущего, стремящегося в поток великих, грядущих уже в близком будущем событий, тайну законов наших отношений к гоям и финансовых операций. На эту тему мне остается еще не много добавить. В наших руках величайшая современная сила — золото, в нужную минуту мы можем достать его из наших хранилищ, в каком угодно количестве.
Многовековое зло как основание будущего блага. Неужели вам еще доказывать, что наше правление предназначено от Бога... Неужели таким богатством мы не докажем, что все то зло, которое столько веков мы были вынуждены творить, в конце концов послужило к истинному благу, приведению всего к порядку... Хотя и через некоторое насилие, но он все же будет установлен. Мы сумеем доказать, что мы благодетели, вернувшие растерзанной земле добро и свободу личности, которой мы дадим пользоваться покоем, миром, достоинством отношений при условии, конечно, соблюдения установленных нами законов. Мы выясним при этом, что свобода не состоит в распущенности и в праве на разнузданность, как равно достоинства и силы человека не состоят в праве каждому провозглашать разрушительные принципы, вроде свободы совести, равенства и им подобным, что свобода личности отнюдь не состоит в праве волновать себя и других, безобразничая ораторством в беспорядочных скопищах, а истинная свобода состоит в неприкосновенности личности, честно и точно соблюдающей все законы общежития, что человеческое достоинство заключено в сознании своих прав и вместе бесправия, а не в одном только фантазировании на тему своего Я.
Ореол власти и мистическое ей поклонение. Наша власть будет славной, потому что она будет могущественна, будет править и руководить, а не плестись за лидерами и ораторами, выкрикивающими безумные слова, которые они называют великими принципами и которые не что иное, говоря по совести, как утопия... Наша власть будет вершителем порядка, в котором и заключается все счастье людей. Ореол этой власти внушит мистическое поклонение ей и благоговение перед ней народов. Истинная сила не поступается никаким правом, даже Божественным: никто не смеет приступить к ней, чтобы отнять у нее хотя бы пядь ее мощи.

Протокол №23
Сокращение производства предметов роскоши. Чтобы народы приучились к послушанию, надо приучить их к скромности, а потому сократить промышленное производство предметов роскоши. Этим мы улучшим нравы, деморализованные соревнованием на почве роскоши.
Кустарное производство. Мы восстановим кустарное производство, которое подорвет частные капиталы фабрикантов. Это необходимо еще и потому, что частные фабриканты часто двигают, хотя и не всегда сознательно, мыслями масс против правительства.
Безработица — самая опасная вещь для правительства. Для нас ее роль будет сыграна, как только власть перейдет в наши руки.
Запрещение пьянства. Пьянство будет тоже запрещено законом и наказуемо, как преступление против человечности людей, превращающихся в животных под влиянием алкоголя. Подданные, повторяю еще раз, повинуются слепо только сильной, вполне независимой от них руке, в которой они чувствуют меч на защиту и поддержку против ударов социальных бичей... На что им нужна ангельская душа в царе, им надо видеть в нем олицетворение силы и мощи.
Убийство старого общества и воскрешение его в новом виде. Владыка, который сменит ныне существующие правления, влачащие свое существование среди деморализованных нами обществ, отрекающихся даже от Божеской власти, из среды которых выступает со всех сторон огонь анархии, прежде всего должен приступить к заливанию этого всепожирающего пламени. Поэтому он обязан убить такие общества, хотя бы залив их собственной кровью, чтобы их воскресить в лице правильно организованного войска, борющегося сознательно со всякой заразой, могущей изъязвить государственное тело.
Избранник Божий. Этот избранник Божий назначен свыше, чтобы сломить безумные силы, движимые инстинктом, а не разумом, животностью, а не человечностью. Эти силы теперь торжествуют в проявлениях грабительства и всякого насилия под личиною принципов свободы и права. Они разрушили все социальные порядки, чтобы на них воздвигнуть трон царя иудейского, но их роль будет окончена в момент воцарения его. Тогда их надо будет смести с его пути, на котором не должно лежать ни сучка, ни задоринки. Тогда-то нам можно будет сказать народам: благодарите Бога и преклонитесь перед носящим на лице своем печать предопределения людей, к которому сам Бог вел его звезду, чтобы никто иной, кроме него, не мог освободить вас от вышеуказанных сил и зол.

Протокол №24
Укрепление корней царя Давида. Теперь перейду к способу укрепления династических корней царя Давида до последних слоев Земли. Это укрепление будет прежде всего заключаться в том, в чем до сего дня заключалась сила сохранения за нашими мудрецами ведения всех мировых дел, направления воспитания мысли всего человечества...
Подготовка царя. Несколько членов из семени Давида будут готовить царей и их наследников, выбирая их не по наследственному праву, а по выдающимся способностям, посвящая их в сокровенные тайны политики, в планы управления, с тем, однако, чтобы никто не ведал этих тайн. Цель такого образа действий — та, чтобы все знали, что правление не может быть поручено непосвященным в тайники его искусств. Только этим лицам будет преподано практическое применение названных планов через сравнение многовековых опытов, все наблюдения над экономическими ходами и социальными науками — словом, весь дух законов, непоколебимо установленных самой природой для установления человеческих отношений.
Устранение прямых наследников. Прямые наследники часто будут устраняемы от восшествия на престол, если в учебное время выкажут легкомыслие, мягкость и другие свойства губителей власти, которые делают неспособными к управлению, а сами по себе вредны для царского назначения. Только безусловно способные к твердому, хотя бы до жестокости, неукоснительному правлению получат его бразды от наших мудрецов. В случае заболевания упадком воли или иным видом неспособности, цари должны будут передать бразды правления в новые способные руки. Царские планы действий текущего момента, а тем более будущего будут неведомы даже тем, которых назовут ближними советниками.
Царь и трое его посвятивших. Царь — судьба. Только царь да посвятившие его трое будут знать грядущее. В лице царя, владеющего с непоколебимой волей собой и человечеством, все узрят как бы судьбу с ее неведомыми путями. Никто не будет ведать, чего царь желает достигнуть своими распоряжениями, а потому никто и не посмеет стать поперек неведомого пути. Понятно, нужно, чтобы умственный резервуар царей соответствовал вмещаемому в нем плану управления. Вот почему он будет восходить на престол не иначе, как по испытании своего ума названными мудрецами. Чтобы народ знал и любил своего царя, необходимо, чтобы он беседовал на площадях со своим народом. Это производит нужное скрепление двух сил, ныне отделенных нами террором друг от друга.
Этот террор необходим был нам до времени для того, чтобы в отдельности обе эти силы подпали под наше влияние.
Безупречность внешней нравственности царя иудейского. Царь иудейский не должен находиться под властью своих страстей, особенно сладострастия: ни одной стороной своего характера он не должен давать животным инстинктам власти над своим умом... Сладострастие хуже всего расстраивает умственные способности и ясность взглядов, отвлекая мысли на худшую и наиболее животную сторону человеческой деятельности.
Опора человечества в лице всемирного владыки от святого семени Давида должна приносить в жертву своему народу все личные влечения.
Владыка наш должен быть примерно безупречен.

Глава 14
Время появления Сионских протоколов. — Свидетельства очевидцев. Из кругов Папюса. — Показания русских эмигрантов. — Сообщения сионистских делегатов С.К. Ефрона и А. Носсига.
В масонской книге «Священная кровь и священный Грааль», 2 [290 Baigent M., Leigh R., Lincoln H. The Holy blood and the Holy Grail. London, 1982. Рус. пер.: Священная загадка. СПб., 1993.]90 вышедшей в Лондоне в 1982 году, приводятся сведения о том, что текст протоколов видели в 1884 году во Франции «в руках одного из членов масонской ложи, к которой принадлежал сам Папюс и великим магистром которой он стал». 2 [291 Священная загадка. С.132.]91 Авторы на называют источник своей информации. Им, по-видимому, являются масонские предания. Вольные каменщики, вероятно, намеренно не указывают ни названия ложи, ни имя масона, в руках которого видели Сионские протоколы.
Французская исследовательница Сионских протоколов Лесли Фрай приводит свидетельства людей, живших в Одессе в 1890 году и видевших уже тогда этот документ. 2 [292 La Vieille France. 1921. N218.]92
Оба вышеприведенные свидетельства весьма неопределенны, не открывают имен и конкретных обстоятельств и поэтому должны учитываться с большой осторожностью.
Более конкретные свидетельства о появлении протоколов мне удалось найти в архивах видных деятелей русского монархического движения Н.Ф. Степанова (Свиткова), графа И.С. Ланского и генерала А. Степанова, хранящихся в Свято-Троицком монастыре (Джорданвилль, США).
Все эти источники указывают, что появление Сионских протоколов в России, скорее всего, относится к середине 90-х годов, место появления — Чернский уезд Тульской губернии.
Места эти мне очень хорошо знакомы — в течение многих лет я жил там на даче возле Черни. Эпические русские просторы, холмы, балки, овраги, перелески, обмелевшие речушки подробнейшим образом описаны великим русским писателем И.С. Тургеневым, чье родовое имение Тургенево находилось тут же, рядом с Чернью. Многие из окрестных сел и деревень (Бежин Луг, Колотовка и др.) ранее принадлежали предкам Тургенева. В десяти верстах отсюда начиналась Орловская губерния. Многочисленные дворянские усадьбы одухотворяли эту землю, их хозяева находились в постоянном общении между собой, а некоторые — и в родственных отношениях.
Душой Чернского уезда в середине 90-х годов был Алексей Николаевич Сухотин (1848-1903), предводитель дворянства Чернского уезда (впоследствии ставропольский вице-губернатор), проживавший в эти годы в своей усадьбе Медведки (Медвежка) в двух верстах от Черни. Именно Сухотин стал первым читателем Сионских протоколов, привезенных из Франции некоей женщиной.
Сухотин передает Сионские протоколы своему другу, военному инженеру Филиппу Петровичу Степанову (1857-1932), начальнику участка Московско-Курской железной дороги, женатому на Надежде Ивановне Ридель. 2 [293 ГАРФ. Ф. 4888, оп.1, д. 30, л. 8.]93 Отец Ф.П. Степанова Петр Александрович (1805-1891) был заслуженным русским генералом, комендантом Царского Села, человеком, близким к Царской семье, имевшим широкий круг знакомств в высших сферах общества. 2 [294 Там же.]94 Служение России и Государю Петр Александрович ставил превыше всего, воспитывая в этом убеждении всех своих детей. Неудивительно, что именно его сын, Ф.П. Степанов, не побоялся взяться за распространение Сионских протоколов. Через его руки они разошлись по всей России. 2 [295 В 3-м издании «Сионских протоколов» (1917) С.А. Нилус пишет, что получил их от «усопшего болярина Алексия», но это, по-видимому, камуфляж, чтобы не поставить под удар своих близких. Скорее всего, протоколы попали к нему через Ф.П. Степанова, издавшего их в 1895 и 1897 годах. Жена С.А. Нилуса Елена Александровна, урожденная Озерова, была племянницей Ф.П. Степанова (архив Гуверовского института, фонд Николаевского, 20-23).]95
Ниже я привожу показания трех свидетелей, два из которых ранее никогда не публиковались.
Показание Филиппа Петровича Степанова, действительного статского советника, камергера Императорского Двора:
<В 1895 году мой сосед по имению Тульской губ. отставной майор Алексей Николаевич Сухотин передал мне рукописный экземпляр «Протоколов Сионских мудрецов». Он мне сказал, что одна его знакомая дама (не назвал мне ее), проживавшая в Париже, нашла их у своего приятеля (кажется, из евреев) и перед тем, чтобы покинуть Париж, тайно от него перевела их, и привезла этот перевод в одном экземпляре в Россию, и передала этот экземпляр ему, Сухотину.
Я сначала отпечатал его в ста экземплярах на хектографе, но это издание оказалось трудно чтимым, и я решил напечатать его в какой-нибудь типографии, без указания времени, города и типографии; сделать это мне помог Аркадий Ипполитович Келлеповский, состоявший тогда чиновником особых поручений при В.К. Сергее Александровиче; он дал их напечатать Губернской Типографии; это было в 1897 году. С.А. Нилус перепечатал эти протоколы полностью в своем сочинении со своими комментариями.
Филипп Петрович Степанов, бывший прокурор Московской Синодальной Конторы, камергер, действ, статск. Советник, а во время этого издания Начальник участка службы пути (в г. Орле) Московско-Курской жел. дор.
Подпись руки члена колонии русских беженцев Старого и Нового Футога (Кор. С. X. С.) сим удостоверяю. Старый Футог 17 Апреля 1927 года.
Председатель Правления
Колонии Князь Владимир Голицын> 2 [296 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова.]96 .
Показание князя Владимира Владимировича Голицына, бывшего предводителя дворянства Московского уезда, камер-юнкера Императорского Двора, женатого на дочери Ф.П. Степанова Вере Филипповне Степановой (по первому мужу Бодиско):
<В 1897 году одна дама, имя которой Алексей Николаевич Сухотин, помещик Тульской губ., уездный предводитель Чернского уезда, впоследствии Ставропольский вице-губернатор, никогда не хотел назвать, передала ему «Протоколы» в виде рукописи, явственно по стилю изложения являвшейся переводом с иностранного языка.
Эта рукопись состояла из отдельных листков. Дама получила эту рукопись за границей.
А.Н. Сухотин непосредственно передал эту рукопись для распространения своему большому другу инженеру Филиппу Петровичу Степанову, в то время начальнику Участка Московско-Курской ж. д., впоследствии начальнику Московского подъездного пути, а затем Камергера Высочайшего Двора, и Прокурору Московской Синодальной конторы и Почетному Опекуну Московского Присутствия Опекунского совета, скончавшемуся в Югославии, в Белграде, в 1932 году, 24 декабря.
Ф.П. Степанов в течение 1897-98 годов (точно неизвестно) при содействии своего друга чиновника особых поручений при Московском генерал-губернаторе В.К. Сергее Александровиче Аркадия Ипполитовича Келеповского (Келлеповского? — О.П.) (впоследствии Уфимского Губернатора), умершего в Югославии в 1922-24 гг., отпечатал эти протоколы в нескольких сотнях экземпляров «на правах рукописи» в типографии Московского Генерал-губернатора. Сама рукопись, как и склад этих брошюр, находились в квартире Ф.П. Степанова и раздавались среди знакомых.
Один из этих экземпляров был передан г. Степановым Сергею Александровичу Нилусу, помещику Орловской губ.
Сергей А. Нилус после обработки «Протоколов», которые (зачеркнуто. — О.П.) _грешили некоторым субъективным толкованием в смысле усиления впечатления_ 2 [297 ДОВЕРИТЕЛЬНО. (Примечание В. Голицына относится к словам, набранным курсивом. — О.П.)]97 , издал их вместе со своим трудом «Великое в малом» в 1905 г.
Записано все это со слов князя Владимира Владимировича Голицына, Камер-юнкера Высочайшего Двора и уездного предводителя Московского уезда, женатого на дочери указанного выше Ф.П. Степанова, в г. Белграде 13 ноября 1934 г.
Записано графом Илларионом Сергеевичем Ланским, проживающим в г. Белграде.
Все изложенное свидетельствует, что в вопросе о появлении «Протоколов», безусловно доставленных из тайного источника, приоткрывшего тайны еврейства, но из боязни мести пожелавшего остаться неизвестным, не может быть и речи об участии Охранного Отделения Императорской Российской полиции, т.к. все участники первого появления печатных «Протоколов» в России действовали исключительно по собственной инициативе, имея все данные для безусловной веры в подлинность основной рукописи «Протоколов».
Примечание: сделанные записки составлены в присутствии дочери Ф.П. Степанова, которая лично видела первую рукопись «Протоколов» и знала лично всех участников напечатания первых «Протоколов», начиная от А.Н. Сухотина и до С.А. Нилуса>. 2 [298 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова; публикуется впервые с сохранением стиля подлинника.]98
Показание графа Иллариона Сергеевича Ланского, записанные им от третьего лица:
<В Югославии, в Бана-Лука, знакомая графа И.С. Ланского Маньковская сообщила ему, что ее кузина Лотина рассказывала ей в Футоге (Югославия) в присутствии графа Ламздорфа-Галагана, что в 1896-м (или 1897-м) она видела в имении Алексея Николаевича Сухотина «Медведки» Тульской губ., как сестра Сухотина, Варвара Николаевна, в беседке в саду переписывала рукопись Сионских протоколов, написанную зелеными чернилами>. 2 [299 АСТМ. Фонд И.С. Ланского; публикуется впервые.]99
Кроме указанных выше, существуют еще несколько свидетельств, что Сионские протоколы зачитывались среди части делегатов первого сионистского съезда в Базеле в 1897 году, но не как документ, а как понравившийся некоторым из участников съезда памфлет, отражавший их мысли и чаяния. Об этом, в частности, в 1996 году мне рассказал древний монах Свято-Троицкого монастыря (Джорданвилль, США), ссылаясь на рассказ издателя Ефрона, услышанный им в 20-х годах. Подробнее об этом свидетельствует Анастасия Шатилова из Нью-Йорка. <Многим из нас, родившимся в Югославии, — пишет она, — было известно о Савелии Константиновиче Ефроне, об одном из издателей самой известной в России «Энциклопедии Брокгауза и Ефрона». Он свидетельствовал, что лично участвовал в заседаниях в Базеле и что «Протоколы» действительно являются запиской сионистов. Ужаснувшись подлости замыслов сионистов, С.К. Ефрон вышел из состава этой организации, принял Православие и жил благочестиво; умер в середине 20-х годов в сербском монастыре Петковицы в 75-летнем возрасте>. 3 [300 Шатилова А. Свидетельство Ефрона //Русский Вестник, 1993. №43.]00
На этот счет существует и еще одно свидетельство участника Базельского конгресса Альфреда Носсига (сионистского делегата от Берлина). В 1901 году он рассказал композитору Падеревскому о том, что в перерывах между 32-м и 33-м заседаниями Совета старейшин Т. Герцль зачитал отрывки из Сионских протоколов.

Глава 15
Французское происхождение Сионских протоколов. — Первоисточник — в масонских ложах. — Розенкрейцеры. — Мемфис-Мицраим. Сионская община.
Анализ текста Сионских протоколов позволяет сделать вывод, что они были составлены во Франции. Все основные реалии, факты, события и даже обороты речи свидетельствуют о том, что документ формировался во французской политической среде. Как справедливо отмечалось, «частые упоминания об аристократии, о католицизме, о либерализме, об образовании (о классическом образовании и пр.), о республиканском режиме и парламентаризме, о положении прессы, вполне совпадают с положением их во Франции и нисколько не похожи на положение их в России и Германии Кайзера. Более того, мне кажется, что автор незнаком с положением в Восточной Европе. Иначе он упомянул бы об упреках, обыкновенно делаемых евреям этих стран: там еврей бывает одновременно кабатчиком и ростовщиком и он убивает, как говорят, водкой и процентами». 3 [301 Bulletin Catholique de Question d'lsroel. Paris, 1933. №43-44.]01 Согласно протоколам, именно во Франции будет находиться центр, откуда иудейский царь и мировое правительство станут управлять человечеством. Формы же управления, хотя бы на первых этапах, тоже предлагались французские. «Государственный совет, — говорится в протоколе №11, — явится как поддерживатель власти правителя: он, как показная часть законодательного корпуса, будет как бы комитетом редакции законов и указов правителя.
Итак, вот программа новой готовящейся конституции. Мы будем творить закон, право и суд: 1) под видом предложений законодательному корпусу; 2) указами президента под видом общих установлении, постановлений сената и решений государственного совета, под видом министерских постановлений; 3) а в случае наступления удобного момента в форме государственного переворота».
Несмотря на то что в Сионских протоколах совершенно отчетливо прослеживаются иудейско-талмудические, расистские, человеконенавистнические принципы отношения к гоям, «неизбранным», документ этот по своей форме скорее масонский, чем чисто иудейский.
Иудейские вожди обязательно бы настаивали на установлении своих исторических форм правления и никогда не согласились бы организовать центр мирового правительства во Франции, а не в Эрец-Исраель, согласно мессианским ожиданиям иудеев.
В Сионских протоколах нет ни одной ссылки ни на Тору, ни на Талмуд или раввинскую литературу, ни разу не упоминаются ни Эрец-Исраель, ни Палестина, ни сионизм.
Тем не менее чисто иудейская идеология и образ мысли в Сионских протоколах прослеживаются всюду.
Протокол №11: «Бог даровал нам, своему избранному народу, рассеяние, и в этой кажущейся для всех слабости нашей и сказалась вся наша сила, которая теперь привела нас к порогу всемирного владычества».
Протокол №14: «Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о едином боге, с которым наша судьба связана нашим избранничеством и которым наша судьба объединена с судьбами мира <...> Никто никогда не станет обсуждать нашу веру с ее истинной точки зрения, так как ее никто основательно не узнает, кроме наших, которые никогда не посмеют выдать ее тайны».
Последняя фраза, по-видимому, объясняет, почему в протоколах не обсуждаются вопросы иудейской веры и талмудические понятия.
Ограниченное использование чисто иудейских терминов, имен и названий при изложении коренных иудейских задач свидетельствует о том, что составители Сионских протоколов рассматривали его как переходный документ, предназначенный для ознакомления преимущественно в масонских ложах. Не раскрывая всех религиозных задач и тайных замыслов иудейских вождей, Сионские протоколы служат популяризацией идей завоевания мирового господства среди духовных союзников иудаизма, т.е. масонов.
Можно с достаточной степенью уверенности говорить о том, что Сионские протоколы созданы во французских масонских ложах.
Работая в течение нескольких лет в Особом Архиве СССР, в котором находилась часть документов масонских орденов Франции, вывезенных Советской Армией в качестве трофея в 1945 году из Германии (туда их переместил Гитлер), я пытался, в частности, найти какое-либо упоминание о Сионских протоколах. Просмотр значительной части документов Великого Востока Франции и Великой ложи не принес мне никаких новых сведений. По-видимому, ни сам Великий Восток Франции, ни Великая ложа Франции не были непосредственно связаны с созданием Сионских протоколов.
Однако, кроме уже названных масонских организаций, большую роль во Франции того времени играли розенкрейцеры и орден Мемфис-Мицраим.
Последний, по сведениям масонского историка Г. Шустера, был перенесен во Францию в начале XIX века иудейским купцом Михаилом Бедаридом и здесь им совместно с братьями Марком и Иосифом преобразован и расширен. В основу идеологии ордена положена смесь иудаизма и язычества, и в частности предания о Мицраиме, сыне Хама, который пришел в Египет, завладел им и дал ему свое имя (Мицраим еврейское название Египта). Мицраим создает тайное мистическое учение, в основу которого легло поклонение Осирису, Изиде и другим языческим богам. Политическая доктрина ордена строилась на началах организации структур тайной власти с целью установления господства «избранных». Система ордена Мицраим состояла из четырех серий: символической, философской, мистической и герметико-каббалистической. Система членства и управления орденом была очень сложной. Серии разделялись на 17 классов и 90 разрядов. Члены 87-90-го разрядов управляли тремя первыми сериями, доходящими до 77-го разряда. Владыка-принц 78-го разряда руководил четвертой серией, 90-й разряд принадлежал некоему неизвестному верховному владыке. 3 [302 Шустер Г. История тайных союзов, обществ и орденов. Баклер, 1996. Переиздание книги 1906 года. Т.2. С.30.]02
С самого начала руководство ордена было связано с революционным движением, и в частности с итальянскими карбонариями. Великими магистрами ордена поочередно являлись Мадзини, Гарибальди и Теодор Ройс.
Подобно А. Вейсгаупту и баварским иллюминатам, орден Мицраим претендовал на руководство всем масонским движением.
В 1843 году за связь с революционным движением орден был закрыт полицией, но во время революции 1848 года снова возродился в Париже. В новом виде его члены распределялись по 90 «разрядам знаний», разделенным поровну на три серии. В высшем, эзотерическом, разряде практиковалось занятие с Талмудом и каббалой.
В 1851 году французские власти снова намеревались закрыть орден. Поэтому его руководители переносят орден в Лондон. Оттуда Мицраим распространяется на Бельгию, Италию, Испанию, Румынию, Швейцарию, США, Австралию и Германию, приобретая всемирный размах. 3 [303 Там же. С.31.]03 В 1875 году Мицраим объединился с родственной ему организацией Мемфис, получив, таким образом, двойное название.
Деятельность Мемфис-Мицраим была связана с личностью одного из главных масонов XIX века — Папюса (1865-1916). Начав с членства в Теософской ассоциации в 1887 году, Папюс в скором времени создает свой «Каббалистический орден Розы и Креста». В 1891 году он становится великим магистром Ордена мартинистов, а в 1895-м — членом ордена Золотой Зари. Позже Папюс получает степень великого магистра Храма восточных тамплиеров системы Мемфис-Мицраим во Франции. 3 [304 Священная загадка. С.329.]04
По-видимому, именно Мемфис-Мицраим имели в виду масонские авторы книги «Священная загадка», когда утверждали, что Сионские протоколы еще в 1884 году видели «в руках одного из членов масонской ложи, к которой принадлежал и сам Папюс и великим магистром которой он стал». Не называя прямо имя ложи, масонские авторы недвусмысленно подсказывают, что в этой же самой ложе в первый раз было провозглашено предание об Ормузе, легендарном египетском мудреце, основателе ордена Розы и Креста. 3 [305 Там же. С.132.]05
Осведомленные в масонских знаниях, авторы «Священной загадки» полагают, что первоисточником Сионских протоколов является идеология так называемой Сионской общины, которая была основана в 1099 году в Палестине, на холме Сион, королем Готфридом Бульонским, руководителем сатанинского Ордена тамплиеров, ритуалы которого включали поклонение Бафомету. В 1188 году Сионская община отделилась от ордена тамплиеров и стала существовать самостоятельно, тем самым сохранив себя от разгрома, которому подверглись тамплиеры в начале XIV века. Дальнейшая деятельность общества осуществлялась в абсолютной тайне. В число тайных членов Сионской общины входили Боттичелли, Леонардо да Винчи, Ньютон, Кокто, Гюго.
Как пишут авторы «Священной загадки», <по всей видимости, Сион мечтает объединить Церковь и Государство, собрать воедино духовное и временное, священное и невежественное, религию и политику. В соответствии с меровингской традицией, согласно Сионской общине, новый царь будет «царствовать, но не править»; он будет действительно Монархом, имеющим в основном символические и представительские функции, а политическое управление в узком смысле будет доверено другим.
Так, в XIX в. община... попыталась создать новую Священную Римскую империю, нечто вроде Соединенных Штатов Европы, теократическое государство, управляемое одновременно Габсбургами и радикально реформированной Церковью. Первая мировая война и крах великих европейских династий провалили этот план...
Не стоит уточнять, что эти цели, конечно, могут подвергнуться серьезным спекуляциям. Но, как бы то ни было, речь могла бы идти о транс- и панъевропейской конфедерации, нечто вроде современной империи, управляемой династией, происходящей от Иисуса, облеченной временной властью... Эта династия будет царствовать над королевствами и княжествами, объединенными между собой союзами, образующими подобие конфедерации, но не увлекаясь злоупотреблениями, неотделимыми от такой системы. Ассамблея, выбираемая народом, возьмет на себя действенное управление, как европейский парламент, обладающий законодательной и исполнительной властью>. 3 [306 Священная загадка. С.296-297.]06
Анализируя Сионские протоколы и связывая их с Сионской общиной, авторы «Священной загадки» делают следующие выводы.
<1. Существует оригинальный текст, который лег в основу официальной версии «Протоколов». Этот текст не апокрифический, но совершенно подлинный. Он не раскрывает ни еврейскую мысль, ни «международный еврейский заговор, но скорее масонскую организацию или подобное ей тайное общество, включающее в свое название слово «Сион».
2. Оригинальный текст, на котором основана официальная версия «Протоколов», в своем выражении не является ни насильственным, ни провокационным. Это программа, в которой упоминается о более обширной власти, экспансии франкмасонства, предполагающей установление общественного, политического и экономического контроля. Эта программа может также прилагаться как к тайным обществам эпохи Возрождения, так и к Обществу Святой Евхаристии или же организациям Андреа или Нодье.
3. Оригинальный текст, на котором основывается официальная версия «Протоколов», попал в руки Сергея Нилуса <...>
4. Официальная версия «Протоколов Сионских мудрецов», не будучи совершенно апокрифичной, скорее всего... является переделанным текстом. Но за этими изменениями, как на палимпсесте или в некоторых отрывках Библии, можно найти следы оригинального текста. Ссылки на некоего царя, на папу, на международную Церковь или на Сион, вероятно, не слишком пригодились Нилусу — следовательно, он не сам их придумал, но раз они там были, а он был настолько несведущ, то у него не было никаких причин их уничтожить. Короче, если эти следы ничего не значили в еврейском контексте, то они возвращают себе смысл в контексте тайных обществ>. 3 [307 Священная загадка. С.132-134.]07
Однако это только одна из нескольких версий происхождения Сионских протоколов, с которыми нам придется познакомиться.

Глава 16
Масонский «Диалог» М. Жоли. — Близость к Ордену розенкрейцеров. — Текстуальное совпадение некоторых страниц Сионских протоколов и «Диалога». — Использование общего первоисточника. Трагическая смерть Жоли.
Тупиковый характер исследованию Сионских протоколов придают попытки рассматривать их как подлинный документ какого-то совещания, съезда или конгресса.
Текстологический анализ протоколов позволяет сделать вывод, что если они даже в своей основе и являлись когда-то официальными документами, то потом были сильно переработаны, беллетризированы, снабжены многочисленными вставками и дополнениями. Об этом свидетельствовали итоги сравнения Сионских протоколов с другими подобными документами, приводимыми в предыдущих главах, а особенно с интересным масонским документом «Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье». 3 [308 Dialogue aux Enters entre Machiavel et Montesquieu, ou la Politique de Machiavel au 19e siecle, par un Contemporian. Geneva, 1864.]08
Малоизвестный французский адвокат еврейского происхождения Морис (Моисей) Жоли (Иоэль) 3 [309 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова.]09 — составил его в форме памфлета против императора Наполеона III. «Диалог» изобиловал грубыми оскорблениями в адрес главы государства, за что его составитель получил 15 месяцев тюрьмы. О книге Жоли, наверное, никогда бы никто не вспомнил, если бы впоследствии не выяснилось текстуальное сходство некоторых ее частей с Сионскими протоколами. Правда, мысли, которые в Сионских протоколах выражались в четких и энергичных формулировках, в «Диалоге» Жоли звучали вяло и расплывчато. Однако в том и другом документе явно чувствовался единый первоисточник.
Секрет появления «Диалога» открывается при изучении политической биографии М. Жоли. Оказывается, этот адвокат являлся видным членом Ордена розенкрейцеров 3 [310 Об этом свидетельствует целый ряд исследователей масонства: Н.Ф. Степанов (автор трехтомного труда о французском масонстве. — АСТМ. Фонд Н.Ф.Степанова), Л. Замойский (За фасадом масонского храма. М., 1990. С.178).]10 , имел обширные связи в масонских ложах, был знаком с высокопоставленным масоном А. Тьером, будущим президентом Франции, и писателем-масоном Гюго.
В конце 60-х годов между масонскими организациями Франции и императором Наполеоном III идет сильнейшее противостояние. Вольные каменщики, в свое время приведшие Наполеона III к власти 3 [311 Первоначально между масонскими организациями и Наполеоном III существовало даже соглашение. Как отмечает историк А. Селянинов, <на другой день после переворота, 2 декабря, Великий Восток Франции провозглашает своим великим мастером принца Люсьена Мюрата, двоюродного брата Наполеона, что одно уже доказывает предварительное соглашение между новым императором и масонами. Но еще более доказывает это адрес, поднесенный Наполеону 15 октября 1852 года масонами, оканчивающийся следующими словами: «...истинный свет масонства озаряет Вас, великий принц! Кто может забыть дивные слова, произнесенные Вами в Бордо! Нас они всегда будут вдохновлять, и под властью такого вождя мы будем гордиться быть солдатами человечества! Франция обязана Вам своим спасением! Не останавливайтесь на столь блестящем пути! Обеспечьте счастье всех, возложив императорскую корону на свою благородную голову! Примите наш почтительный привет и разрешите нам довести до слуха Вашего общий клик наш от чистого сердца: Да здравствует император!»> (Селянинов А. Тайная сила масонства. СПб., 1911. С.82).]11 , в 1861 году убеждаются, что он не собирается следовать их политике, а будет отстаивать собственные династические интересы. Кроме того, как писал историк масонства Копен-Альбанселли, Наполеон III «решительно отказался продолжить дальнейшее выполнение масонских вожделений по отношению к внешней религиозной политике Франции, и с этого времени начинается его падение». 3 [312 Цит. по: Селянинов А. Указ. соч. С.83.]12
Чашу терпения масонов, по-видимому, переполнило намерение императора поставить их под свой контроль. 11 января 1862 года Наполеон назначает великим мастером Великого Востока Франции не масона, а близкого ему человека — маршала Маньона. Новый великий мастер энергично принялся за реформирование масонства. Он восстановил в ложах Великого Востока свободное избирательное право и соединил с Великой ложей орден Мицраим. 3 [313 Шустер Г. Указ. соч. С.30.]13 Однако вскоре Маньон умер и организация масонства вновь вернулась в прежнее состояние. Тем не менее такого посягательства на свою организацию масоны Наполеону не простили.
Против императора начинается целенаправленная кампания в печати, ведется активная интрига за его устранение. Частью этой кампании стал «Диалог» М. Жоли. Учитывая, что Жоли принадлежал к масонским ложам, исповедовал масонскую идеологию и следовал масонской дисциплине, его «Диалог» в контексте того времени, безусловно, являлся исполнением специального заказа, отражая взгляды, позиции и чаяния вольных каменщиков. Можно почти с полной уверенностью говорить о том, что для исполнения этого заказа Жоли использовал документы и материалы, полученные в масонских ложах, а его издание одобрено масонским руководством. Поэтому неудивительно, что идеология составленного Жоли «Диалога» так близко совпадает с расистской и античеловеческой доктриной Сионских протоколов.

Сравнение Сионских протоколов и «Диалога» Жоли

Сионские протоколы (1860-е г.?)
«Диалог» Жоли (1864 г.)
Надо отметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих (протокол №1).
Дурной инстинкт человека сильнее доброго инстинкта. Человека тянет больше ко злу, чем к добру; страх и сила действуют на него больше, чем разум...
Все люди стремятся к господству, и ни один человек не отказался бы от роли угнетателя, если бы это только было для него возможно; все или почти все готовы пожертвовать правами других людей ради собственных интересов (с.8).
Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми. Что ими руководило до сего времени? Вначале общественного строя они подчинились грубой силе, потом закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества право — в силе (протокол №1).
Что удерживает этих взаимно пожирающих друг друга зверей, которых называют людьми? В начале жизни обществ действует грубая и необузданная сила, а потом закон, т.е. опять-таки сила, регулируемая формами. Вы изучили все источники истории: всюду являются раньше права. (с.8).
Политическая свобода есть идея, а не факт (протокол №1).
Политическая свобода есть только идея относительная. (с.8)
Того, который от либеральной души сказал бы, что рассуждения подобного рода безнравственны, я спрошу: если у каждого государства два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападения, защиты, нападать него ночью или неравным числом людей, то почему же такие же меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными (протокол №1).
Государства, раз они сформировались, имеют против себя двоякого рода врагов — врагов внутренних и врагов внешних. Какое оружие употребят они в войне с внешними врагами? Станут ли генералы двух воюющих государств сообщать друг другу планы компании, чтобы облегчать друг другу самозащиту? Будут ли они воздерживаться от ночных атак, от западней, от засад, от битв с численно неравными силами... И вы не хотите, чтобы все эти военные хитрости, эти засады и ловушки, чтобы вся эта стратегия, необходимая в войне, употреблялась против внутренних врагов, против мятежников? (с.9).
Политика не имеет ничего общего с моралью.Правитель, руководящийся моралью, неполитичен, а поэтому непрочен на своем престоле (протокол №1).
Разве политика имеет что-нибудь общее с моралью? (с.10)
Наше право — в силе. Слово «право» есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль <...> В государстве, в котором плохая организация власти, ослабление законов и правителя, обезличенных размножившимися от либерализма правами, я черпаю новое право — броситься по праву и разнести все существующие порядки и установления (протокол №1).
Да разве вы не видите, что само слово «право» отличается крайней неопределенностью? Где оно начинается, где оно кончается? (с.11)
Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное (протокол №1).
Все хорошо или дурно, смотря по употреблению, которое из него делают, и по пользе, которую из него извлекают; цель оправдывает средства... В государствах принцип права подчиняется принципу интереса. Отсюда вытекает то заключение, что злом может быть порождено добро, что добра можно достигнуть через посредство зла, все равно как лечат ядом или как спасают жизнь операционным ножом. Меня больше занимает то, что полезно и необходимо, чем то, что хорошо или нравственно (с.12).
Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, ее неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, не рассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых, без того чтобы их не довести до пропасти, — следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы, без того чтобы не погубить всей нации (протокол №1).
Если вы меня теперь спросите, почему я, республиканец, отдаю всюду предпочтение абсолютному правительству, то я вам скажу, что, будучи в своем отечестве свидетелем непостоянства и низости черни, ее врожденного влечения к рабству, ее неспособности понимать и ценить условия свободной жизни, я стал на нее смотреть как на слепую силу, которая в конце концов разнуздывается, если она не находится в твердой руке одного человека; я вам скажу, что народ, предоставленный самому себе, осужден на самоуничтожение (с. 12-13).
Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывали рабство и крепостное право. От тех так или иначе могли освободится, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые права народа могут существовать только в идее, на практике никогда не осуществимой. Что для пролетария-труженника, согнутого в дугу под тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права болтать, журналистами права писать всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу наших предписаний ставленников наших, наших агентов? Республиканские права для бедняка — горькая ирония, ибо необходимость чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато отнимает у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей (протокол №3).
Огромные массы прикованы к труду бедностью, как некогда они были прикованы рабством. И я вас спрашиваю, какое значение могут иметь для их счастья все ваши парламентские фикции. Ваше великое политическое движение, в конце концов, привело только к торжеству меньшинства привилегированного по закону случая, когда привилегии прежней аристократии давались рождением. Какое значение может иметь для пролетария, согбенного трудом, подавленного бременем рока, что несколько ораторов могут говорить, что несколько журналистов могут писать. Вы создали права, которые для народных масс всегда останутся в состоянии голой возможности, ибо они никогда не смогут ими пользоваться (с.39-40).
Когда народ видит, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он воображает, что он владыка, и кидается к власти, но, конечно, как и всякий слепец, натыкается на массу препятствий, бросается искать руководителей, не догадывается вернуться к прежнему и слагает покорно свои полномочия у наших ног. Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя «Великой»: тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся — дело рук наших (протокол №3).
Неизбежным последствием хода вещей будет то, что народ когда-нибудь овладеет всей той властью, источник которой, как было признано, существовал именно в народе. Сохранит ли народ власть в своих руках? Нет. Через несколько дней неистовства он в утомлении бросит эту власть первому счастливому солдату, которого он встретит на своем пути(с.43).
В настоящее время мы, как международная сила, неуязвимы, потому что при нападении на нас одних нас поддерживают другие государства. Неистощимая подлость гоевских народов, ползающих перед силой, безжалостных к слабости, беспощадных к проступкам и снисходительных к преступлениям, не желающих выносить противоречий свободного перед насилием смелого деспотизма, — вот что способствует нашей независимости. От современных президентов и премьеров они терпят и выносят такие злоупотребления, за меньшее из которых они обезглавили бы двадцать королей (протокол №3).
Вы не знаете беспредельной низости народов... Они пресмыкаются перед силой; они безжалостны к слабым, беспощадны к ошибкам и снисходительны к преступлениям; они не способны переносить тяготы свободного режима и терпеливо, вплоть до мученичества, готовы выдержать все насилия смелого деспотизма; они опрокидывают в минуты гнева строя, терпеливых до мученичества троны, а потом берут себе властелинов, ¦которым они прощают покушения, за малейшее из которых они обезглавили бы двадцать конституционных королей (с.43)
Слово «свобода» выставляет людские общества на борьбу против всякой власти, даже Божеской и природной. Вот почему при нашем воцарении мы должны будем это слово исключить из человеческого лексикона, как принцип животной силы, превращающей толпы в кровожадных зверей. Правда, звери засыпают всякий раз, как напьются крови, и в это время их легко заковать в цепи... (протокол N3).
Принцип суверенитета народа разрушает всякую устойчивость; он узаконяет во всех случаях право революции. Он повергает общества в открытую войну против всех людских властей и даже против Бога. Он — само воплощение силы. Он делает из народа хищного зверя, который засыпает после того, как насытился кровью, и тогда его заковывают в цепи (с. 45).
Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключается в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево; вторая — в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не законному, открытому, а потому ответственному, а к невидимому и тем не менее чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации, тем бесцеремоннее действующей, потому что она действует прикрыто, за спиной разных агентов, смена которых не только вредит, но _воспособляет_ тайной силе, избавляющейся благодаря этой смене от необходимости тратить свои средства на вознаграждение долгосрочно прослуживших (протокол №4).
Неизменный ход движения обществ, в которых применяется принцип народного суверенитета, таков: суверенитет народа порождает демагогию, демагогия порождает анархию, анархия приводит к деспотизму. Для вас деспотизм — это варварство. Вы, стало быть, видите, что народы возвращаются к варварству через цивилизацию (с. 45).
Народ питает особую любовь и уважение к гениям политической мощи и на все их насильственные действия отвечает: подло-то подло, но ловко... Фокус, но как сыгран, столь величественно, нахально (протокол №10).
Вы знаете, народы чувствуют какую-то любовь к гению, крупному по грубой силе. При каждом акте насилия, отмеченном талантом искусства, вы услышите, как все будут говорить с выражением удивления, в котором совершенно забудется порицание: это, конечно, не похвально, по как это ловко сыграно и великолепно сделано (с. 96).
Уже ныне в формах хотя бы французской журналистики существует масонская солидарность в пароле: все органы печати связаны между собой профессиональной тайной; подобно древним авгурам, ни один член ее не выдаст тайны своих сведений, если не постановлено их оповестить (протокол №12).
Вы должны знать, что журналист — это своего рода франкомасон: те, которые живут от газетной профессии, связаны друг с другом узами профессиональной тайны и, подобно древним авгурам, они не так легко разоблачают тайны своего оракула (с. 45).
Когда мы наконец окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготовленных к одному и тому же дню, после окончательного признания негодности всех существующих правительств (а до этого пройдет еще немало времени, может быть и целый век), мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках. Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, и те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты. Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают; те же, которых мы почему-либо помилуем, будут оставаться в постоянном страхе перед высылкой. Нами будет издан закон, по которому все бывшие участники тайных обществ подлежат изгнанию из Европы, как центра нашего управления (протокол 15).
В виде меры охранения общественной тишины и спокойствия, я вышлю тех, о которых достоверно будет известно, что они принадлежат к тайным обществам(с. 159).
Те, с которыми я не могу сейчас же разделаться, останутся под страхом вечной угрозы (с. 162).

Сходство некоторых положений Сионских протоколов с «Диалогом» Жоли в основном заканчивается на 15-м протоколе. Далее автор (или авторы?) Сионских протоколов привлекают к работе другие источники. И это неудивительно. Если в предыдущих протоколах рассматривались прежде всего общие принципы иудейско-масонской политики завоевания и удержания власти, то начиная с 16-го протокола обсуждаются вопросы конкретного воздействия на различные слои населения и сферы деятельности: образование и университеты, адвокатуру, Церковь и священничество, охрану режима и борьбу с инакомыслящими, финансы, займы, бюджет и валюту, а также мессианские установления о грядущем царе иудейском.
Сопоставление Сионских протоколов с «Диалогом» Жоли позволяет сделать вывод, что они содержат основополагающие принципы тайной иудейско-масонской политики. Если в протоколах эти принципы излагаются «сионскими мудрецами», то в «Диалоге» — от имени Макиавелли и Монтескье, которые всегда являлись кумирами вольных каменщиков, а последний был даже одним из основателей масонской доктрины. 3 [314 <Шарль Луи Монтескье (1689-1755) вступил в масонскую ложу в 1730 году в Лондоне. Обряд инициации состоялся в ложе «Горн» под руководством католика герцога Норфолкского. Сообщения о масонской деятельности Монтескье публиковались неоднократно в 1734-1735 годах> (Морамарко М. Масонство в прошлом и настоящем. М., 1990. С.263).]14
Совершенно очевидно, что такой труд Жоли не мог составить самостоятельно. Более того и скорее всего, «Диалог» был подготовлен не для широкого распространения, а для внутреннего пользования в среде вольных каменщиков. Это, в частности, объясняет крайнюю редкость книги Жоли, несмотря на то что она вышла в двух изданиях — в 1864 и 1868 годах.
Масонские ложи нередко выпускали книги, формулирующие свои цели, под видом исторических и философских научных изданий. Такой книгой в России начала XX века, например, была брошюра «Итальянские угольщики», в которой под видом исторического описания излагались устав, цели, задачи и ритуалы российских масонских лож, входивших в орден Великий Восток народов России.
Судьба Жоли после издания «Диалога» была трагичной. Отсидев в тюрьме, он бежал за границу, где участвовал в масонских интригах по свержению Наполеона III. Падение императора в 1871 году, казалось, открывало для него широкие возможности. Однако по каким-то причинам его стали затирать свои же соратники. В середине июля 1878 года он был найден мертвым в своем доме. Официальная версия гласила: самоубийство 3 [315 Temps, 18.7.1878.]15.

Глава 17
Совпадение человеконенавистнической идеологии тайных иудейских, масонских и революционных организаций. — Сравнение Сионских протоколов с документами иллюминатов, карбонариев и Альянса интернациональных братьев.
Неизвестный нам первоисточник лежит в основе не только Сионских протоколов и «Диалога» Жоли, но и в документах тайных масонских и революционных организаций конца XVIII-XIX века.
Об этом свидетельствует большое количество смысловых и текстуальных совпадений между ними. Первой на эти удивительные совпадения обратила внимание еще в 1921 году английский историк Неста Вебстер. По ее мнению, это «служит подтверждением теории, что Сионские протоколы основаны на более ранних прототипах». 3 [316 Webster Nesta. World revolution. London, 1921. P. 296; при сравнении Сионских протоколов с документами иллюминатских и революционных организаций используются материалы этой книги (с. 297-302).]16
Пожалуй, больше всего совпадений Сионские протоколы имеют с документами тайного Ордена иллюминатов, совместившего в себе черты наиболее изуверских масонских лож и католического Ордена иезуитов.
Иллюминаты ставили перед собой цели уничтожения Христианства, установления всемирной республики «без тронов и алтарей». Для достижения этих целей допускались любые, самые преступные и постыдные методы — убийства, запугивание, обман, шантаж, клевета, подкуп и т.п.
Организатор ордена Адам Вейсгаупт проповедовал иудаистские идеи особых прав избранного меньшинства. Рядовые члены ордена знали только ближайших начальников, но никого из вышестоящих. Секретность и конспирация соблюдались под страхом смерти. Невидимые вышестоящие начальники могли отдать приказ любому члену ордена совершить преступление, и он не имел права ослушаться. Каждый член ордена был обязан постоянно доносить на другого, попытки уклониться от этого жестоко карались.
Внешне декларируя высшие нравственные принципы и самосовершенствование, иллюминаты совершали самые страшные преступления. Согласно плану уничтожения тронов, иллюминаты организовали убийство шведского короля Густава, участвовали в интриге, приведшей к казни короля Людовика XVI и Марии Антуанетты, готовили покушение на Екатерину II. 3 [317 См. мою книгу «Тайная история масонства». М., 1996. Гл. 2.]17

Сравнение Сионских протоколов с документами иллюминатов

Сионские протоколы
Документы иллюминатов
Кто хочет править, должен прибегать и к хитрости, и к лицемерию (протокол №1). Мы не должны останавливаться перед подкупом, обманом и предательством, когда они должны послужить нашим целям (протокол №1).
Научись искусству обмана, скрытности и притворства.
Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное(протокол №1).
Результат освящает средства. Благом Ордена оправдываются клевета, отравления, убийства, клятвопреступление, измена — все, что людской предрассудок считает преступлением.
Вот когда мы должны явиться якобы спасителями рабочего от гнета и предложить ему вступить в ряды нашего войска — социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства (протокол №3).
Мы должны проповедовать заботу о человеке, отвлекая его от других отношений. Мы должны перетягивать на свою сторону простого человека.
На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться сверх-правительственной администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы (протокол N5).
Наше международное сверх-правительство (протокол N9).
Необходимо учредить режим мирового господства в форме правительства, которое распространит свою власть во всем мире.
С прессой мы поступим следующим образом... Мы ее оседлаем и возьмем в крепкие вожжи; то же сделаем и с остальной печатью... (протокол №12).
Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже нами достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем (протокол №12).
Если и найдутся желающие писать против нас, то не найдется охотников печатать их произведения (протокол №1).
Мы должны стремиться к тому, чтобы наши писатели и журналисты получили предпочтение, мы должны переманить на свою сторону, используя все возможные средства, нужных нам журналистов, обозревателей, издателей, чтобы они отстаивали наши интересы. Если какой-то журналист пишет то, что противоречит нашим планам, то он должен либо быть устранен, либо дискредитирован.
В странах, называемых передовыми, мы создадим безумную, грязную, отвратительную литературу (протокол №14).
Мы захватим в свои руки издательства. Для разложения нации мы будем выпускать скандальную и безнравственную литературу.
С целью уничтожения всяких коллективных сил, кроме наших, мы обезвредим первую ступень коллективизма — университеты, перевоспитав их в новом направлении. Их начальство и профессора будут подготовляемы для своего дела подробными тайными программами действий, от которых они безнаказанно не отступят ни на йоту. Они будут поставлены в полную независимость от правительства (протокол №16).
Мы будем определять направление развития образования от начального до университетов и проповеднических кафедр.
По нашей программе треть подданных наших будет наблюдать за остальными из чувства долга, из принципа добровольной государственной службы. Тогда не будет постыдно быть шпионом и доносчиком, а похвально...(протокол №17).
Каждый человек будет следить за другими, а все остальные — за ним.

Значительное число совпадений Сионские протоколы имеют и с документами тайного революционного движения карбонариев, связанных, как я отмечал, с изуверским масонским орденом Мемфис-Мицраим. Во время расцвета карбонариев их руководители одновременно возглавляли и Мемфис-Мицраим. Подобно иллюминатам, руководители карбонариев Мадзини, Гарибальди, Саффи, Бертани разрабатывают ужасающие по своей жестокости планы «освобождения человечества от монархий и священников и построения всемирной республики». Карбонарии становятся настоящими «рыцарями плаща и кинжала», постоянно практикуя жестокие убийства своих политических противников, запугивание и шантаж.
Карбонарии сотрудничали не только с Мемфис-Мицраим, но и другими масонскими орденами, и в частности с Великой ложей Италии и Великой ложей Франции. В 1820 году в Турине под эгидой карбонариев возникло еще одно подрывное масонское объединение — Треугольная ложа, которая использовала в своей борьбе за власть Савойскую династию.
Для того чтобы революционизировать массы, карбонарии, подобно «сионским мудрецам», считали возможным внушать людям самые низменные чувства, потакать их порокам, считая, что после этого они станут более податливыми на их демагогические призывы.
Самым известным деятелем карбонарского движения был Дж. Гарибальди (1807-1882). Он стал масоном в 1844 году в ложе «Приют доблести» (Бразилия). Находясь в США, Гарибальди примкнул к люциферианскому американскому масонству, активно участвовал в работе ложи «Томпкинс N471» (штат Нью-Йорк), находился в дружеских отношениях с «черным папой» масонства А. Пайком.
Вернувшись в Италию, Гарибальди в 1863 году становится главой Верховного масонского совета Палермо, а в 1864-м — великим мастером Великого Востока Италии. В 1881 году Гарибальди избирается главой ордена Мемфис-Мицраим.
В письме Верховному совету масонских лож шотландского ритуала 11 июня 1867 года Гарибальди заявлял, что учение великого архитектора Вселенной означает установление «всемирного братства между народами». Позднее, в письме, адресованном великому мастеру Маццони, Гарибальди сравнивал великого архитектора Вселенной с «Богом, о котором говорит Мадзини». В том же письме, написанном в 1872 году, когда I Интернационал только начинал свою подрывную деятельность против народов мира, Гарибальди заявлял: «Рабочее товарищество — это масонская организация, все эмблемы его тоже масонские. Отчего же рабочие конгрессы проходят вне лона организации-основательницы, их породившей? Разве демократия, т.е. страждущие классы, не обязана своим существованием крупнейшей в мире организации, которая первой провозгласила лозунг о братстве всех трудящихся? 3 [318 Морамарко М. Указ. соч. С.278-279.]18

Сравнение Сионских протоколов с документами карбонариев

Сионские протоколы
Документы карбонариев
Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивает наша агентура: гувернеры, лакеи, гувернантки в богатых домах и наши женщины в местах гоевских увеселений. К числу последних можно причислить и так называемых из общества, добровольных последовательниц их по разврату и роскоши (протокол №1).
Давайте никогда не будем прекращать развращать людей... давайте будем популяризовать порок в массах. Давайте заставим их следовать пороку всеми органами чувств, упиваться им, насыщаться им. Такое разложение масс мы примем.
Кто и что может свергнуть незримую силу?! Внешнее масонство служит слепым прикрытием ее и ее целям, но план действия этой силы, даже само ее место пребывание для народа всегда останется неизвестным (протокол №4).
Масонские ложи удвоят наши ряды. Сами того не зная, они будут служить нам, став, таким образом, подготовительной ступенью нашей организации.
У нас в услужении — люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархий, демагоги, социалисты, коммунары всякие утописты (протокол №9).
Претенденты на престол, не имеющие на него легитимного права, будут хотеть получить его с помощью революции. Герцог Орлеанский — масон. Принц, который не имеет своего царства, но хотел бы иметь, может быть хорошим помощником для нас.
Мы сломаем значение гоевской семьи и ее воспитательную цену (протокол №10).
Чтобы они сами до чего-нибудь не додумались, мы их отвлечем увеселениями, играми, забавами, страстями... (протокол №13)
Главное — отделить человека от его семьи, подорвать его нравственные устои... Человек любит праздность и безделье. Внушай ему, как тяжела его доля и что он достоин лучшего.
Нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума гоев самый принцип Божества и Духа... (протокол №4)
Мы должны разрушить всякие верования (протокол №14).
Наша окончательная цель... полное уничтожение Христианской веры и даже христианской идеи. Во имя разрушения старого мира... мы должны удушить Христианство.
В тайные общества обыкновенно поступают всего охотнее аферисты, карьеристы и вообще люди по большей части легкомысленные, с которыми нам будет нетрудно вести дело и ими заводить механизм проектированной нами машины (протокол N15).
Буржуа тщеславно стремится записаться в масонскую ложу... Это чувство так банально и присуще многим, что я всегда восхищаюсь человеческой тупостью... Масонские банкеты с громогласными проклятиями в адрес властей. Это положительно даже больше того, что мы требуем от своих адептов.
Священничество гоев мы уже озаботились дискредитировать... С каждым дне м его влияние на народы падает. Свобода совести провозглашается теперь всюду — следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии (протокол №17).
Разложение масс, которое мы предпринимаем, означает разложение народа через священство, разложение самого священства, разложение которого приближает день, когда мы окончательно похороним Церковь.

В 1867 году под руководством великого мастера Великой ложи Италии Гарибальди создается международная масонская организация — Лига мира и свободы, провозгласившая идею Соединенных Штатов Европы как первую ступень создания мирового правительства.
В рамках этой масонской лиги возникает тайная организация — Альянс интернациональных братьев, члены которой делились на три степени посвящения. На самом верху стояли действовавшие абсолютно тайно и никем не контролируемые «интернациональные братья». Им подчинялись «национальные братья». Ниже всех стояли члены полулегальной-полутайной организации — Международный альянс социалистической демократии. Масонский альянс, филиалы которого имелись в ряде европейских стран, подобно иллюминатам или карбонариям, соединял в себе черты вольных каменщиков и иезуитов. «Рыцари плаща и кинжала» из Альянса интернациональных братьев возглавлялись М. Бакуниным, сторонником политического бандитизма и террора. «Разбойник... — заявлял Бакунин, — непримиримый враг государства и всего общественного и гражданского строя, установленного государством». 3 [319 Цит. по: Пирумова Н. Бакунин. М., 1970. С.295-296.]19 Восприняв самые преступные традиции иллюминатов и карбонариев, глава Альянса интернациональных братьев обращался к членам своей организации: <Данное поколение должно начать настоящую революцию... должно разрушить все существующее сплеча, без разбора, единым соображением — «скорее и больше»>. Формы бандитизма могут быть различные: «...яд, нож, петля и т.д.... Революция все освящает в этой борьбе... Это назовут терроризмом! Этому дадут громкую кличку! Пусть! Нам все равно». 3 [320 Цит. по: Там же. С.297.]20

Сравнение Сионских протоколов с документами Альянса интернациональных братьев

Сионские протоколы
Документы Альянса интернациональных братьев
Из государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты... Неистощимые говоруны превратили в ораторские состязания парламенты и административные собрания. Смелые журналисты, бесцеремонные памфлетисты ежедневно нападают на административный персонал (протокол №3).
Пятый разряд членов организации состоит из доктринеров, конспираторов, революционеров — всех, кто болтает языком на митингах и пишет статьи в газеты. Мы будем бросать их на самые опасные мероприятия. Большинство из них исчезнут, но некоторые станут настоящими революционерами.
Создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросим на улицы целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они в простоте своего неведения завидуют с детства и чьи имущества им можно будет тогда грабить (протокол №3).
Наша организация использует все возможные средства и всю свою власть, что бы умножить беды и несчастья людей, в результате чего их терпение лопнет и они поднимутся на всеобщее восстание.
Масонство служит слепым прикрытием (незримой силы) (протокол №4).
Почему я придаю такое значение масонству? Потому что оно будет служить нам как ширма и как прикрытие.
Мы... будем поручать (ответственные посты в государствах) лицам, прошлое и характер которых таковы, что между ними и народом легла пропасть, таким людям, которым в случае непослушания нашим предписаниям остается ждать или суда, или ссылки. Это для того, чтобы они защищали наши интересы до последнего своего издыхания (протокол №8).
Мы привлечем к себе людей с запятнанным прошлым и, используя знания этого, будем держать их в своих руках... зная их грязные секреты, мы сделаем их своими рабами. Их власть, связи, влияние и богатства станут для нас неистощимым сокровищем и помогут в наших различных мероприятиях.
Мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках (протокол №15).
Для достижения серьезной цели не следует останавливаться перед средствами и считать число жертв, приносимых ради этой цели (протокол N15).
В первую очередь, мы уничтожим людей, которые представляют опасность для революционных организаций и чья внезапная насильственная смерть запугает правительство.

Глава 18
Появление Сионских протоколов в России. — Множество противоречивых версии. — Намеренная дезинформация. — От Крушевана и Меньшикова до Папюса и Герцля. — Загадочная женщина и версии похищения.
История появления Сионских протоколов в России окутана глубокой тайной и полна противоречивых версий. Это объясняется зловещим характером документа. Русские люди, которым впервые удалось получить его, не без основания опасались не только за свою жизнь, но и за судьбу своих близких и друзей.
Первые издатели документа намеренно окутали источник его появления туманом дезинформации.
Первый публикатор Сионских протоколов — Ф.П. Степанов в 1895-1897 годах не сделал никакого предисловия к изданию и только спустя 30 лет оставил письменное свидетельство, что получил их от чернского уездного предводителя дворянства А.Н. Сухотина. Последний же взял их у одной знакомой дамы (фамилии ее он не назвал), проживавшей в Париже, которая, в свою очередь, нашла их у своего приятеля, кажется из евреев, тайно перевела и привезла в Россию. Из этого следует, что похититель Сионских протоколов и их первый переводчик — одно и то же лицо.
В 1903 году Сионские протоколы выходят в России массовым тиражом в газете «Знамя». Издатель ее П. Крушеван снабдил публикацию предисловием «От переводчика», где писал: «Изложенные протоколы написаны сионскими представителями (не смешивайте с представителями сионистского движения) и выхвачены из целой книги протоколов, все содержание которой переписать не удалось по случаю краткости времени, данного на прочтение их переводчику этих протоколов». 3 [321 Знамя. 1903. СПб. N200.]21 Таким образом, так же как и в свидетельстве Степанова, у Крушевана и похититель Сионских протоколов, и переводчик выступают в одном лице.
Самый авторитетный издатель Сионских протоколов — С.А. Нилус дает две версии появления их в России.
I. В книге «Великое в малом...» Нилус пишет: <В 1901 году мне удалось получить в свое распоряжение от одного близкого мне человека, ныне уже скончавшегося, рукопись, в которой с необыкновенной отчетливостью и ясностью изображены ход и развитие всемирной роковой тайны еврейско-масонского заговора, имеющего привести отступнический мир к неизбежному для него концу. Лицо, передавшее мне эту рукопись, удостоверяет, что она представляет собою копию-перевод с подлинных документов, выкраденных женщиной у одного из влиятельнейших и наиболее посвященных руководителей франкмасонства после одного из тайных заседаний «посвященных» где-то во Франции... Эту-то рукопись под общим заглавием «Протоколы собраний Сионских мудрецов» я и предлагаю желающим видеть, и слышать, и разуметь>. 3 [322 Нилус С.А. Великое в малом и антихрист, как близкая политическая возможность: Записки православного, 2-е изд., испр. и доп. Царское Село, 1905.]22
II. В третьем издании Сионских протоколов — в книге «Близ есть, при дверех...» — Нилус излагает это несколько иначе: <В 1901 году удалось получить в свое распоряжение одну рукопись... Рукопись эта была озаглавлена «Протоколы собраний Сионских мудрецов» и передана мне покойным чернским уездным предводителем дворянства, впоследствии Ставропольским вице-губернатором Алексеем Николаевичем Сухотиным... Попутно Сухотин сообщил мне, что он, в свою очередь, рукопись эту получил от одной дамы, постоянно проживавшей за границей, что дама эта — чернская помещица (он называл, помнится, и фамилию, да я забыл) и что она добыла ее каким-то весьма таинственным путем (едва ли не похищением). Говорил Сухотин и о том, что один экземпляр этой рукописи эта дама передала по возвращении своем из-за границы Сипягину, бывшему в то время министром внутренних дел, и что Сипягина вслед убили...> 3 [323 Нилус С.А. Близ есть, при дверех: О том, чему не желают верить и что так близко. Троице-Сергиева Лавра, 1917.]23
С именем Нилуса связаны еще две версии появления в России Сионских протоколов.
Одна — от имени Нилуса, рассказанная неким Александром дю Шайла, авантюристом и проходимцем, сочинившим ее, видимо, по заказу еврейских организаций в 1921 году. Дю Шайла писал: <Я поинтересовался, неужели через госпожу К. «Протоколы» дошли до С.А. Нилуса? Мне казалось странным, что эта огромная, едва движущаяся, разбитая испытаниями и болезнями женщина могла когда-либо проникнуть в «тайны Кагала Сионских мудрецов». «Да, — сказал Нилус, — госпожа К. долго жила за границей, именно во Франции; там, в Париже, получила она от одного русского генерала эту рукопись и передала мне. Генералу этому прямо удалось вырвать ее из масонского архива». Я спросил, является ли тайной фамилия этого генерала. «Нет, ответил Сергей Александрович, — это генерал Рачковский. Хороший, деятельный человек, много сделавший в свое время, чтобы вырвать жало у врагов Христовых»>. 3 [324 Еврейская трибуна: Еженедельник, посвященный интересам русских евреев. 14.3.1921.]24 Эта версия, как мы увидим дальше, совершенно не подтверждается фактами.
Еще одна версия, высказанная также от имени Нилуса, основывается на народном предании: <О том, как к нему попали «Сионские протоколы», Сергей Александрович рассказывал так: после того как были изданы первые его книги, к нему пришла одна старушка, бывшая небогатой помещицей где-то в Орловской губернии. Она спросила, не решится ли Сергей Александрович поместить в своей книге и напечатать эти протоколы. Они остались у нее после смерти сына, который, в свою очередь, получил их от жены своей, еврейки, когда по каким-то обстоятельствам находился в Париже. Там его полюбила девушка-еврейка, принявшая потом Христианство и вышедшая за него замуж. Она взяла их тайком со стола своего отца, который был одним из «сионских мудрецов», и отдала своему жениху, сказав, что они могут пригодиться в России...>. 3 [325 Смирнова-Орлина. Последние дни Нилуса // Домострой. 14.11.1991.]25 Версия эта также не подтверждается фактами и носит чисто легендарный характер.
Позднее князю Н.Д. Жевахову удалось уточнить некоторые детали личного свидетельства С.А. Нилуса. Князь расспросил дочь Ф.П. Степанова, княгиню В.Ф. Голицыну. Вспоминая слышанное ею от отца, она утверждала, что рукопись Сионских протоколов, полученная ее отцом от А.Н. Сухотина, была на русском языке; что первое издание на правах рукописи без указания типографии, где оно печаталось, было тоже на русском языке; что, вероятно, рукопись, полученная ее отцом, и была той подлинной рукописью, которую А.Н. Сухотин получил от анонимной дамы, причем неизвестно, была ли она предварительно переведена на русский язык с другого языка; что С.А. Нилус получил от ее отца ту же самую русскую рукопись, которую раньше ее отец получил от А.Н. Сухотина. 3 [326 Жевахов Н.Д. Сергей Александрович Нилус. Новый Сад, 1936. С.24.]26
Главными выводами при рассмотрении приведенных версий могут быть следующие:
— Сионские протоколы были похищены из тайного хранилища масонов,
— в Россию рукопись Сионских протоколов попала уже в переведенном виде,
— похитителем и переводчиком рукописи была некая женщина, имя которой почему-то скрывалось еще даже в 30-х годах.
По мнению исследовательницы Сионских протоколов Лесли Фрай, этой женщиной была Юлиания (Юстиниания) Дмитриевна Глинка (1844-1918), дочь бывшего российского посла в Бразилии и Португалии, фрейлина Императрицы Марии Федоровны. Фрай, особо не утруждая себя ссылками на источники, сочиняет настоящую детективную историю с придворной интригой 3 [327 Fry L. Waters flowing eastward. Paris, 1931.]27 .
Согласно этой истории, Глинка была тайным русским агентом в Париже. В 1884 году она сумела получить доступ к секретным хранилищам масонской ложи «Мицраим». Она подкупила ее члена Шорста-Шапиро. И тот за 2500 франков вынес из хранилища Сионские протоколы и дал ей на одну ночь скопировать их. Сделав копию документа, Глинка срочно уехала в Петербург, где передала ее генералам Оржеевскому и Черевину для передачи Александру III. Однако Черевин, опасаясь мести евреев, побоялся вручить протоколы Царю. Масоны узнали о пропаже и начали преследовать Шорста, который вынужден был бежать в Египет. Но вольные каменщики нашли его там и убили. «Так свидетельствует французская полиция».
Даже в этих условиях Глинка не теряет надежды обнародовать страшный документ, об этом она ходатайствует перед первыми персонами империи. Однако сионские мудрецы захотели погубить опасного агента и свидетеля их тайны. Против Глинки затевается интрига. В 1890 году в Париже выходит русофобская книга «Святая Русь: двор, армия, духовенство, буржуазия и народ». На обложке было обозначено и имя автора — Пол Басили. Александру III сообщили, что под этим именем скрывается фрейлина Глинка. Ознакомившись с этой по-настоящему грязной книгой, Царь приказывает сослать ее «автора» в родовое имение в Чернском уезде. В действительности автором русофобской книги была французская писательница Жюльета Адан, пользовавшаяся материалами княгини Демидовой-Сан-Донато, княгини Радзивилл и услугами еврейского писателя Ильи Циона.
Версия Л. Фрай основана на слухах и домыслах и мало соответствует действительности. В ней совершенно верно только то, что относится к выходу антирусской книги Пол Басили, и возмущенная реакция Царя Александа III. Остальные факты, приводимые Фрай, невозможно проверить.
В 1922 году еще одну версию появления протоколов в России выдвигает полковник Ф.В. Винберг. <Русское правительство, — писал Винберг, — уже много веков знало кровавые пути, по которым шло еврейство. Оно знало, кто побуждал к убийству его царей и сановников, знало также, что евреи и масоны последовательно осуществляют план низвержения всех престолов и алтарей, приведенный частично в исполнение еще в 18 веке. Поэтому, когда стало известно, что сионисты осенью 1897 года решили созвать съезд в Базеле, русское правительство, как нам сообщило лицо, много лет занимавшее видное место в одном из министерств в С.-Петербурге, послало туда тайного агента. Последний подкупил еврея, пользовавшегося доверием высшего управления масонов и в конце съезда получившего поручение доставить отчеты тайных заседаний во Франкфурт-на-Майне, откуда основанная 16 августа 1807 года еврейская ложа, со знаменательным названием «К занимающейся заре», в течение столетия поддерживала связь с «Великим Востоком» Франции. Эта поездка представляла великолепный случай для осуществления задуманного предприятия. Гонец по дороге переночевал в маленьком городе, где русский агент ожидал его с группой переписчиков, которые за ночь сняли с документов копии... Спешность такой тайной ночной работы могла, естественно, отразиться на некоторой неполноте списанных отчетов, которые были составлены на французском языке. Весьма вероятно тоже, что лицо, продавшее тайну своих единоплеменников по системе всех «Азефов» всегда играть на два фронта, могло при этом утаить важную часть работы съезда; в тексте «Протоколов» мы не видим никаких прямых резолютивных постановлений о ближайших, практически намеченных действиях; но тем не менее в своей совокупности снятые копии давали весьма полную программу революционных целей и революционной тактики, окрашенную чисто талмудической ненавистью к христианскому вероучению, к Христианскому миру>. 3 [328 Всемирный тайный заговор. Берлин, 1922. С.10.]28
Впоследствии версия Винберга была несколько видоизменена. Сионские протоколы были списаны не за границей, в одном из городов, лежащих по пути из Базеля во Франкфурт, как предполагалось раньше, а в Вержболове при переезде Наумом Соколовым российской границы. В этом варианте переписчицей является также таинственная дама, но все-таки ей помогали агенты Департамента полиции, которые выполнили технические задания по своей специальности, т.е. устроили так, что Н. Соколов вынужден был на сутки задержаться в Вержболове, усыпили его и передали даме экземпляр Сионских протоколов на столько времени, чтобы она успела снять копию с них.
Свой вклад в создание новой версии о путях появления Сионских протоколов в России вносит русский журналист М.О. Меньшиков.
Он рассказывает о своей встрече с некоей светской дамой, у которой оказались Сионские протоколы. Встреча относится к 1902 году. «Протоколы этого заговора и толкования к ним хранились в глубокой тайне... записал он со слов этой дамы. — В последнее время они были спрятаны в Ницце, которая давно избрана негласной столицей еврейства. Но — такой уж наш легкомысленный век — эти протоколы были выкрадены. Они попали в руки одного французского журналиста, а от него каким-то образом к моей элегантной хозяйке. Она, по ее словам, с величайшей поспешностью перевела выдержки из драгоценных документов по-русски и сочла, что всего лучше вручить их мне». 3 [329 Новое время. 1902. Апрель.]29
Значительный элемент неопределенности во всех предыдущих версиях появления Сионских протоколов в России наталкивает на мысль, что этот документ мог быть завезен в Россию кем-то из представителей иудейско-масонских кругов и уже от них каким-то образом попал в руки русских писателей и журналистов. Эта версия ранее не прорабатывалась, но она вполне вероятна.
Если допустить, что Сионские протоколы были созданы в среде масонского Ордена розенкрейцеров или Мемфис-Мицраим, то одним из вероятных путей попадания их в Россию был приезд в Петербург магистра Орденов розенкрейцеров и мартинистов Папюса (1900) и его друга Филиппа (1899).
Оба масона сумели на некоторое время проникнуть к русскому Двору и даже пытались создать там масонскую ложу, что им, конечно, не удалось. Известно, что они пробовали втянуть в свою организацию многих придворных. Следует напомнить, что Сухотин и Степанов, в руки которых впервые попали протоколы, были близки к придворной сфере, а впоследствии стали камергерами Двора. Истории о краже Сионских протоколов во Франции таинственной женщиной, которой, по мнению части исследователей, являлась Ю. Глинка, скорее всего, намеренная дезинформация, для того чтобы не скомпрометировать Царский Двор.
Привезти Сионские протоколы в Россию мог основатель сионистского движения Т. Герцль. В августе 1903 года он приезжал в Петербург с целью заручиться поддержкой сионизма со стороны правительства России. Встречаясь с министром внутренних дел В.К. Плеве, графом С.Ю. Витте и рядом других государственных деятелей России, Герцль пытался обмануть их и представить сионизм как безобидное движение за возвращение евреев в Палестину, а не как всемирную подрывную организацию, объединяющую всех евреев мира в борьбе за достижение целей талмудического иудаизма. Плеве, согласившийся поддержать выезд евреев из России, отказался предоставить им послабления внутри страны в ущерб интересам русского народа. 3 [330 В своем дневнике Т. Герцль высказывал удивление блестящими знаниями и способностями Плеве, даже называл его великим политиком (Герцль Т. Избранное. Иерусалим, 1974. С.218-223). По-видимому, именно это предрешило судьбу русского министра. Вскоре он был убит эсеровским террористом, представителем партии, руководство которой состояло преимущественно из евреев. Очень вероятно, что сработал талмудический принцип: «Лучшего из гоев — убей».]30 После Петербурга Герцль направился в русский город Вильно, где в то время находились идеологический центр талмудического иудаизма (Синедрион) и резиденция виленского гаона, называвшаяся среди евреев Новым Иерусалимом. Здесь же находился центр изуверской иудейской секты хасидов, возглавляемой любавичскими раввинами.
Глава мирового сионизма был принят Синедрионом и гаоном как триумфатор. «Через возбужденные еврейские переулки, — пишет Герцль, — я все же проследовал в управление еврейской общины, где меня ждали представители (Синедриона, гаона, хасидов. — О.П.) и толпы делегаций... Позднее меня посетили в гостинице разные делегации, преподнесшие мне подарки, и снова собирались толпы, разгоняемые полицией». 3 [331 Герцль Т. Избранное. С.232.]31
После приема делегаций в загородном доме одного из членов Синедриона — Бена-Якова был устроен банкет в честь Герцля, перед началом которого в узком кругу обсуждались политические вопросы. На банкете поднимались тосты за скорейшее установление еврейской власти, некоторые из присутствовавших пили за Герцля как за будущего иудейского короля.
Вот как вспоминал об этом сам Герцль: <Мне бросился в глаза молодой рабочий в синей блузе. Его грубые решительные черты лица дали мне повод полагать, что он является одним из революционных «бундистов», но он поразил меня здравицей в честь той поры, когда будет властвовать «король Герцль»> 3 [332 Там же. С.233.]32 .
Не исключено, что именно на этом вечере Герцль поделился со своими соратниками идеями из Сионских протоколов, которые всегда были созвучны его собственным мыслям. Хотя Герцль не был автором этого документа, молва закрепила эту честь за ним. Через 13 лет после его смерти в 1917 году в Москве вышла брошюра <Извлечения из протоколов 1-го сионистского конгресса, бывшего в Базеле, доложенных совету старейшин «князем изгнания» Теодором Герцлем>. Извлечения были составлены на основе 1-12, 14-15, 17 и 23-го протоколов.
Интересное совпадение. Герцль покинул Россию 17 августа 1903 года, а Сионские протоколы стали публиковаться массовым тиражом в газете «Знамя» с 27 августа того же года.
Еще раз анализируя все версии появления Сионских протоколов в России, с полной определенностью можно остановиться только на версии Ф.П. Степанова. Она подтверждается реальными фактами, хотя совершенно очевидно, что и Степанов недоговаривает, не называет настоящий источник получения Сионских протоколов.
Версию Степанова, в частности, подтверждает существование гектографированного издания 1895 года, хранившегося еще в начале 30-х годов в Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина. В 60-х годах при проверке фондов библиотеки этого экземпляра не оказалось, он таинственно исчез. Исследователи, работавшие с этим экземпляром, рассказывали, что заглавие на его обложке было написано славянской вязью, текст переписан от руки двумя или тремя почерками. 3 [333 Экземпляр этот поступил в Государственную библиотеку СССР из конфискованного во время революции собрания Пашуканиса. В 1934 году фотокопия этого экземпляра была отправлена в Швейцарию по запросу Бернского суда. Немецкий перевод текста с этого экземпляра сохранился в библиотеке одного из еврейских организаторов Бернского процесса Винера в Лондоне.]33
Есть твердое свидетельство о существовании издания 1897 года, отпечатанного в Тульской губернской типографии. Это издание использовалось при составлении секретного документа в Государственном Департаменте США. Передано оно туда было, по-видимому, Борисом Бразолем, офицером военной разведки России, а впоследствии писателем.
Изучавший это издание английский исследователь Норман Кон свидетельствовал, что отрывки из тульского издания 1897 года «практически идентичны тексту, позже изданному Нилусом и являющемуся основой для всех последующих изданий во всем мире».
В конце XIX — самом начале XX века по России ходили сотни экземпляров Сионских протоколов, многие из них были отпечатаны на машинке или даже переписаны от руки. Как писал, например, Г.Б. Слиозберг, Сионские протоколы ходили по рукам в Петербурге еще в 1899 году. «Один экземпляр рукописи попал в руки С.Ю. Витте, и он поручил составить записку по этому поводу, которую я ему и предоставил. Текст этой записки остался у меня в архиве в Петербурге». 3 [334 Дела минувших дней: Записки русского еврея. Париж, 1933. Т.1. С.290.]34

Глава 19
Широкое обнародование Сионских протоколов во время русско-японской войны и еврейской революции в России. — П.А. Крушеван. Г.В. Бутми. — С.А. Нилус. — Семнадцать изданий за три года.
Итак, с 1895 года Сионские протоколы в течение девяти лет распространяются в России по методу самиздата. Документ был столь чудовищен, что русским людям не хотелось верить в возможность исполнения его замыслов. Русско-японская война 1904-1905 годов и начавшаяся вместе с ней революция развеяли все сомнения. Русско-японская война была развязана еврейскими кругами США и Англии. Иудейские банкиры Ротшильд, Шифф, Варбург, Мильнер предоставили Японии огромные кредиты на войну с Россией. Только от США японское правительство получило кредитную линию 400 млн. долл. 3 [335 Подробнее — в моих книгах «История Русского народа», т.1, и «Тайна беззакония».]35
На деньги иудейского банкира Якова Шиффа посредством японских спецслужб в Париже собирается совещание «оппозиционных и революционных партий». Под эгидой еврейских деятелей ведется объединение всех подрывных, антирусских сил. Против нашего народа развязывается война. На деньги международных еврейских банкиров в Россию направляется большое количество оружия для боевиков, всю страну захлестывают террор и массовые убийства русских государственных деятелей, служащих госаппарата, в армии и полиции. В спину, из-за угла, из темноты, самыми подлыми методами были убиты тысячи лучших русских людей.
С полной точностью сбывались слова Сионских протоколов об «иудейской системе обуздания гоевских правительств»: «Мы одному из них покажем свою силу покушениями, т.е. террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим американскими, китайскими или японскими пушками» (протокол N7). Напомним, что эти слова в протоколах были записаны задолго до начала русско-японской войны.
Поняв, что планы авторов Сионских протоколов начали осуществляться в самых ужасных формах и процесс наступления антихриста на Россию приобрел необратимый характер, русские люди, имевшие документ в своих руках, решаются его опубликовать.
Первым публикатором Сионских протоколов стал русский писатель и выдающийся общественный деятель Павел (Паволакий) Александрович Крушеван (1860-1909). Еврейские бандиты из тайных организаций неоднократно пытались его убить, однажды даже серьезно ранили из-за угла, но не смогли запугать. Еще за несколько месяцев до начала войны и революции он пытается предупредить правительство о начале «иудейско-масонского наступления». Революционная борьба против России, как известно, началась одновременно с русско-японской войной, в январе 1904 года. Именно в этот месяц деятельность подрывного либерально-масонского «Союза освобождения» (возглавляемого масоном П.Б. Струве) переносится из Швейцарии в Россию.
Крушеван был издателем газеты «Знамя», смело и бескомпромиссно выступавшей против врагов Отечества. С 28 августа по 7 сентября 1903 года в девяти номерах этой газеты публикуется полный текст Сионских протоколов под названием «Программа завоевания мира евреями». Предисловие и послесловие к первой публикации были написаны, по-видимому, самим Крушеваном, а, кроме того, в «Знамени» была напечатана статья от переводчика, принадлежавшая перу С.А. Нилуса. 3 [336 Впоследствии эту статью С.А. Нилус перепечатал в своем издании протоколов 1905 года.]36
Ниже привожу эти статьи с небольшими сокращениями.
Предисловие П.А. Крушевана:
<Нам прислана рукопись, являющаяся переводом протоколов заседаний «Всемирного союза франкмасонов и сионских мудрецов». Таково заглавие, данное рукописи переводчиком. Как, где, каким образом могли быть списаны протоколы этих заседаний во Франции, кто именно списал их, мы не знаем, но, безусловно, убеждены в их подлинности и не сомневаемся, что лица, более или менее разгадавшие план завоевания мира евреями, согласятся с этим: слишком характерен их тон, слишком типичен в них холодный, изверившийся, поражающий своей «логикой цинизма» ум еврея, слишком глубоким скептицизмом и презрением к другим народам проникнуты они, слишком часто прорывается в них mania grandiosa «избранного народа», для того чтобы можно было усомниться в их подлинности.
Тем не менее если бы даже допустить, что «протоколы» апокрифичны, то и в этом случае они представляют исключительный интерес и имеют огромное значение: несмотря на не совсем удачный и местами туманный перевод, они, очевидно, написаны очень умным человеком, не только хорошо знакомым с еврейским вопросом, но и глубоким наблюдателем, сумевшим в современном движении и завоевательной политике евреев уловить основания программы, которую они так неуклонно проводят в жизнь, стремясь завладеть миром и создать «сверхправительство».
И потому, действительны ли помещаемые ниже протоколы или апокрифичны, знакомство с ними может принести пользу хоть бы уж тем, что позволит читателям еще полнее осветить еврейский вопрос и еще яснее увидеть, чем грозит всему Христианскому миру торжество еврейства и осуществление в Европе плутократического «сверхправительства», особенно теперь, когда для достижения этой цели в их распоряжении имеется такое могучее орудие, как сионизм, призванный объединить всех евреев на земле в союз еще более сплоченный и опасный, чем иезуитский орден>.
Послесловие П.А. Крушевана:
<На этом заканчиваются «протоколы заседаний франмасонов и сионских мудрецов».
Вторую половину этих протоколов мы напечатали со значительными сокращениями.
Несмотря, однако, на это и плохой перевод, мы не сомневаемся, что читатели составили достаточно определенное представление о программе завоевания мира евреями и вынесли убеждение, что программа эта действительно выработана евреями и является пламенной мечтой всего еврейства. В этом убеждают не только внешние признаки, как, например, характерные для еврейской речи обороты и гебраизмы, но и тот холод души, и тот скептицизм, и то презрение к христианским народам, которые свойственны только евреям.
Как бы ни старался христианин, он не сумел бы фальсифицировать эти еврейские чувства. Впрочем, не только эти соображения, но и другие данные убеждают, что рукопись является не апокрифической, а что перед нами действительно подлинные протоколы заседаний франмасонов-евреев, что программа завоевания мира евреями не бред душевнобольного, а строго обдуманный жестоким умом евреев план, часть которого, как мы видим, уже осуществлена>.
Текст Сионских протоколов в газете «Знамя», как я покажу ниже, заметно отличался от их публикации С.А. Нилусом. Сами Сионские протоколы были получены Крушеваном, по-видимому, от Нилуса. Однако Крушеван несколько вольно обработал текст, стараясь приспособить его к реалиям России.
В январе-феврале 1905 года вышла еще одна публикация Сионских протоколов в газете «Казанский телеграф» (26-29.1.1905; 1.2.1905). В редакционном предисловии сообщалось, что Сионские протоколы ходили по Казанской губернии в «рукописном виде и были напечатаны в газете по просьбе подписчиков».
Редакция «Казанского телеграфа» непосредственно связывала деятельность еврейских организаций с событиями революции в России, поэтому опубликованные в газете Сионские протоколы были озаглавлены «Роль евреев и еврействующих в русской революции. Ключ к уяснению главного источника и главного двигателя всех смут, волнений и несчастий, охвативших и разоривших Россию в последние годы».
Незадолго до Октябрьского восстания антирусских сил в Москве и первопрестольная вносит свой вклад в издание Сионских протоколов. Они были опубликованы под названием «Древние и новые Протоколы собраний Сионских мудрецов». Рассказывают, что их раздавали сбитым с толку еврейскими агитаторами русским рабочим на баррикадах, после чего многие из них обратили свое оружие против смутьянов. 3 [337 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова.]37
Публикация Крушевана стала основой для целого ряда других изданий, осуществленных известным русским общественным деятелем, экономистом и публицистом Георгием Васильевичем Бутми (1856-1927). Этого мужественного человека еврейские террористы пытались неоднократно убить, засылая к нему шантажистов, одного из них, некоего Димента, угрожавшего ему оружием, Бутми застрелил, и суд его оправдал. 3 [338 Там же.]38 Еще в 1898 году Бутми выпустил книгу «Капиталы и долги», в которой раскрывал сущность паразитического еврейского капитала, создавшего такой мировой хозяйственный порядок, который позволяет кучке еврейских банкиров управлять абсолютным большинством человечества. Бутми доказывал, что финансовые манипуляции с золотом обогащают еврейских банкиров за счет остального человечества. Природные ресурсы стран переходят под власть международных дельцов, промышленность несет большие убытки. Экономические ресурсы России и других стран автоматически перекачиваются в пользу иудейских владык, остановить которых может только твердая власть самодержавного государства.
Получив в свои руки Сионские протоколы, Бутми поразился сходству зловещих замыслов с собственными выводами, которые он сделал, изучая деятельность иудейских банкиров. Бутми отредактировал текст протоколов и внес к него небольшие вставки на русские темы о винной монополии, дворянском банке, финансах.
В конце 1905 года в Петербурге, в типографии штаба войск Императорской гвардии, Бутми печатает свое первое издание Сионских протоколов под названием «Корень наших бедствий» и с заголовком, предшествующим тексту самого документа, — «Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще и в России в частности. Выдержки из древних и современных протоколов Сионских Мудрецов Всемирного общества франмасонов».
Издание было разрешено цензурой 12 декабря 1905 года, в самый разгар подрывной работы сатанинских, иудейских сил против России. В вакханалии революционной преступности и массовых убийств русских людей скромная книжечка Сионских протоколов оказалась убедительным ответом на многие вопросы того времени и в течение двух-трех недель была полностью раскуплена. Менее чем через месяц после выхода первого издания, 11 января 1906 года, там же, в Петербурге, Бутми при поддержке Союза Русского Народа выпускает второе, дополненное издание, но уже под другим названием: «Обличительные речи. Враги рода человеческого» — и с заголовком, предшествующим тексту: «Протоколы, извлеченные из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии (где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще и в России в частности)». Предисловие к этому изданию было подписано самим Бутми. В книгу вошла также написанная им «Справка об иудеях», а в конце «Речь раввина» и послесловие. В этом составе Сионские протоколы были изданы в Петербурге еще пять раз: три в 1906 году и два в 1907-м. Кроме того, публикация Бутми была переиздана в Казани в 1906 году под названием «Выдержки из протоколов франкмасонов».
В 1905 году почти одновременно с первым изданием Бутми вышла еще одна публикация Сионских протоколов, осуществленная выдающимся русским духовным писателем Сергеем Александровичем Нилусом (1862-1929). Сионские протоколы вошли во второе издание его книги «Великое в малом и антихрист, как близкая политическая возможность. Записки православного» (Царское Село: Типография Царскосельского Комитета Красного Креста, 1905. Тираж 2000 экз.). Публикация эта впоследствии стала классической — именно на ее основе были осуществлены все последующие (после 1919 г.) издания Сионских протоколов во многих странах мира. 3 [339 Следующие издания книг С.А. Нилуса, содержащих текст Сионских протоколов и выпущенных при его личном участии, были: «Близ грядущий антихрист и царство дьявола на земле» (Сергиев Посад: Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1911. 10000 экз.), «Близ грядущий антихрист» (М.: Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры), «Близ грядущий антихрист и царство дьявола на земле» (Сергиев Посад: Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1912. 5000 экз.), «Близ есть, при дверех: О том, чему не желают верить, и что так близко» (Сергиев Посад: Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1917. 5000 экз. (большая часть тиража уничтожена по приказу Керенского)).]39
Всего только за три года еврейской революции в России (1904-1907) вышло не менее 17 изданий Сионских протоколов. Их зачитывали на собраниях и в военных частях, обсуждали в семьях, распространяли среди родственников, знакомых и соседей. Многим русским людям они открыли глаза на характер происходящего в России и, безусловно, сыграли свою роль в консолидации их усилий против опасного и тайного врага.
Несмотря на широкое распространение Сионских протоколов, ни одна революционная, еврейская или масонская организация того времени не осмелилась опротестовать их как фальшивку. Соответствие происходящего и замыслов авторов Сионских протоколов, по-видимому, поражало и убеждало не только русских людей, но и иудеев-талмудистов и масонов.

Глава 20
Сопоставление различных изданий Сионских протоколов. — Особенности публикаций Крушевана, Бутми и Нилуса.
Первоначальный вариант Сионских протоколов не был разбит на главы, а представлял собой ряд произвольных отрывков. В газетном варианте Крушевана эта особенность подлинника была сохранена, зато Бутми разбил текст на 27 протоколов, а Нилус — на 24. Впрочем, Нилус начал нумеровать протоколы только с издания 1911 года, в его издании 1905 года протоколы не нумеровались, а только указывалось: «следующий протокол», «еще протокол» и т. и. Все это еще раз свидетельствовало о том, что Крушеван и Нилус имели дело непосредственно с первоисточником, а Бутми использовал и обработал уже подготовленный ими текст. Вместе с тем совершенно очевидно, что идея упорядочить текст Сионских протоколов и пронумеровать их принадлежит Бутми.
Публикуя свой вариант Сионских протоколов, Бутми использовал текст из газеты «Знамя», исключив из него предисловие и послесловие, написанные Крушеваном.
Различия в тексте Сионских протоколов в вариантах Крушевана и Бутми сравнительно невелики. В 17-м протоколе у Бутми (15-й у Нилуса) отсутствует абзац «Мистичность власти», который есть у Нилуса и Крушевана. В 21-м протоколе у Бутми (17-й у Нилуса) отсутствует большой абзац об адвокатуре, который содержится у Крушевана и Нилуса. В 23-м протоколе Бутми сделал ряд добавлений от себя, сформулировав сущность финансовой политики еврейских банкиров.
Несколько вставок от себя Бутми внес и в протокол N27, последние десять строк в этом протоколе отсутствуют у Крушевана и Нилуса, т.е. они дописаны самим Бутми в пояснение идей Сионских протоколов.
Гораздо больше различий в тексте Сионских протоколов между вариантами Крушевана и Бутми, с одной стороны, и вариантом Нилуса с другой. Последний более тщательно и литературно отредактировал имевшийся у него оригинал. Текст Сионских протоколов Нилуса более совершенен по форме и лучше систематизирован. Нилус не только дал свою нумерацию протоколам, но и внес перед каждым из них поясняющие подзаголовки, облегчающие работу с текстом.
От издания к изданию Нилус продолжал совершенствовать текст и пояснения к нему. В публикации 1905 года вслед за Сионскими протоколами шли комментарии Нилуса на 11 страницах, а затем послесловие на 13. В публикации 1911 года послесловие было заменено необходимыми разъяснениями, которые только частично совпадали с изданием 1905 года (заканчиваясь словами «имеющие уши»), а далее следовал новый текст.

Сопоставление первых вариантов Сионских протоколов 3 [340 При составлении таблицы использованы материалы И. Чериковера (архив Гуверовского института. Фонд Б.И. Николаевского).]40

Варианты Крушевана 3 [341 Программа завоевания мира евреями //Знамя. 1903. Спб. 28 авг.-7 сент.]41 и Бутми 3 [342 Бутми Г.В. Враги рода человеческого. Союз Русского Народа. СПб., 1906.]42
Вариант Нилуса 3 [343 Нилус С. Великое в малом и антихрист, как близкая политическая возможность: Записки православного, 2-е изд., испр. и доп. Царское Село, 1905.]43
В данное время заместительницей власти либералов-правителей явилась власть золота, то есть наша (с.22) 3 [344 Здесь и далее в левой колонке страницы проставлены по изданию Бутми.]44 .
В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота (слова _то есть наша_ отсутствуют). _Было время правила вера_ (у Крушевана и Бутми эти слова отсутствуют)(с.326).
Только с детства подготовленные лица могут ведать слова, составленные политическими буквами (с.24).
Только с детства подготовленное к Самодержавию лицо может ведать слова, составленные политическими буквами (с.328).
Соревнование мешает защититься от внешних врагов и даже увидеть их... Только у одного лица планы могут выработаться обширно ясными...(с.24).
Могут ли они (народные массы) защищаться от внешних врагов? Только у Самодержавного лица планы могут выработаться обширно ясными(с.328).
Взгляните на наспиртованных, оживотелых, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано со свободою гоям (наши ведь свободою не пользуются, памятуя херем). Не допускать же нам во время нашего открытого, а потому и ответственного правления что-либо подобное... (с. 24)
Взгляните на наспиртованных животных, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано вместе со свободою. Не допускать же нам и нашим дойти до того же... (с. 329)
...тоже наши женщины...(с.24)
...наши женщины в местах гоевских увеселений (с.329).
...казнями, которыми мы поддерживаем террор, располагающий гоев к слепому послушанию или бездействию (с.25).
...казнями, которыми надобно поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию (с.329).
Гои не узрели, что наша политика выбила их из жизненной колеи на путь, ведущий к нашему правлению... (с.25).
Эти слова отсутствуют (с.330).
...не ознакомленный с нею (политикой), будь он гений, запутается в указываемых нами путях. Почему и было установлено династическое правление наших царей. (с.25).
...а непосвященный, будь он даже и гений, ничего не поймет в политике, все это гоями было упущено из виду; а между тем на этом зиждилось династическое правление (с.330).
Протокол 2 (Нилус) у Бутми разделен на два (2-й и 3-й), причем взяты у Нилуса только начало 2-го и конец третьего; вся середина (полторы страницы) вставка. Та же вставка и у Крушевана.
Такими путями мы приведем наших сынов к тем результатам, которые были теми же путями достигнуты еще в древние времена, что описано в Библии, в книге «Неемии (гл.9, ст.22-25)» (с.26, протокол 2).
Кроме первого абзаца, протокол 2 Бутми отсутствует.
Государственные законы, измененные конституциями, были пущены в самых либеральных формах для того, чтобы народы, привыкли к познанию своей силы, вздумали бы посчитаться с царствующими... вы знаете, чем это кончилось (с. 26, протокол 2).
Этот абзац отсутствует.
Конституция разделила государственную мощь на три части: законодательную, исполнительную, судебную... Царствующее лицо уже не вмещало в себе и не олицетворяло государства (с.26, протокол 2).
Отсутствует
...республики не дадут нам Престол мира. Пока мы только заменили своею властью — золотом влияние либеральных правительств (с. 27, протокол 2).
Отсутствует.
...в случае их (представителей народа) протеста против наших распоряжений — к вечному отдыху (с.27).
Отсутствует.
_Такими путями мы приведем наших сынов..._ — до начала страницы 28, кончая словами _противоевр. лагеря..._ (с.26, вставка).
Отсутствует.
Администраторы... делаются пешками... наших (евр.)... специалистов... (которые) учились в храме Бога нашего... Гои же руководятся теориями и рутиной без всяких наблюдений за результатами их... Они веселятся... (с. 28)
Администраторы... сделаются пешками... наших (евр.)... специалистов, воспитанных с раннего детства для управления делами всего мира. Гои... руководятся... теоретической рутиной... Пусть себе веселятся... (с. 332)
Протокол 4 (с.28).
Протокол 3 (с.333).
...беспорядки, банкротство подорвут все существующие установления (с. 29, протокол 4, конец 3-го абзаца).
...беспорядки, банкротства появятся всюду (протокол 3).
Там же, следующий абзац: _обезумевшей от либерализма толпы_.
Там же, следующий абзац: _...обезумевшей толпы_.
Мы бедностью приковали народы к тяжелому труду сильнее, чем их приковало крепостное право или рабство; от последних они освободились, от нужды они не оторвутся (с.29).
Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывали рабство и крепостное право...
...заработка, зависящего от стачек хозяев или товарищей, возбуждаемых нами по мере надобности, чтобы отвлечь умы от текущих дел и провести незаметно нам потребное (с.30).
...заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей.
Народы и правительства гоев уничтожили под нашим руководством аристократию, которая была их опорой... (с.30)
Народ под нашим руководством уничтожил аристократию, которая была его естественной защитницей...
Мы же заинтересованы в голодности, в слабости своего рабочего...(с.30)
Мы же заинтересованы в обратном — в вырождении гоев...
Когда придет время нашему Всемирному Владыке из дома Давидова короноваться... (с.30)
Без слов _из дома Давидова_.
Наших они не тронут, потому что момент нападения нам будет известен и нами будут приняты меры к ограждению своих, как это было сделано нами во время коммуны в Париже (с.31, конец 1-го абзаца).
Без слов _как это было сделано нами во время коммуны в Париже_.
Когда мы прививали либерализм гоям... (с.31, 2-й абзац)
Этих слов там нет.
От современных премьеров-диктаторов, нами воспитанных, они (народы) терпят... (с.32, 1-я строка сверху)
Без слов _нами воспитанных_.
Протокол 5 (с.32)
Протокол 4
Протокол 5 (после 1-го абзаца не хватает шести строк из текста Нилуса «Внешнее масонство»)(с.32).
«Внешнее масонство» у Крушевана и Бутми отсутствует.
...т.е. в наши кассы, так как все нити от последней будут исходить из нашего клубка (с.33, конец 2-го абзаца).
_..т.е. наши кассы_ (без слов: _так как все нити_ и т.д.
В 5-м протоколе не хватает в конце от слова _Руководитель_ до конца протокола семь строк у Бутми.(с.33).
Последних семи строк 4-го протокола от слова _Руководителем_ до конца протокола нет (у Нилуса с.229, конец 4-го протокола)
Протокол 6 (с.33)
Протокол 5
...послабления и вольности... (с.33, 7-я строка снизу).
Послабления и вольности, которые были допущены гоями...
Д.Ж. говорит, что деспотизм... (с.33, внизу)
У Крушевана _Д.Ж.(?)..._ со знаком вопроса.
Нам скажут, что тот деспотизм...
После слов _...действия и солидарности_ не хватает восьми строк из текста Нилуса от слов _одни иезуиты_ до конца абзаца _не все равно_.
_Одни иезуиты могли бы в этом с нами сравняться, но мы их сумели дискредитировать в глазах бессмысленной толпы как организацию явную, сами со своей тайной организацией оставшись в тени. Впрочем, не все ли равно для мира, кто будет его владыкой — глава ли католичества или наш деспот сионской крови? Нам-то, избранному народу, это далеко не все равно_.
Этого абзаца у Бутми нет.
Господь сказал — через меня царствуют Цари (с.34).
Per Me reges regnant — через меня царствуют Цари
Господь наградил нас гением, чтобы мы могли справляться со своею задачей — покорения мира мирным путем (с.34).
Без слов _покорения мира мирным путем_.
После слов _мирным путем_ (11-я строка снизу) не хватает четырех строк из текста Нилуса от слов _Будь гений_ до _гений их_ (с.34).
_Будь гений у противного лагеря, он бы еще поборолся с нами, но пришелец не стоит старого обывателя: борьба была бы между нами беспощадной, какой не видывал еще свет. Да и опоздал бы гений их._
Этого абзаца у Крушевана и Бутми нет.
Поэтому мы учредили показные учреждения — франмасонские ложи, которые красноречиво доказывают свои благодеяния прогрессу (с.35, 7-я строка сверху).
Поэтому мы установили показные учреждения, которые будут красноречиво доказывать свои благодеяния прогрессу (слов _франмасонские ложи_ нет)
Мы присвоили себе физиономию всех партий либерального направления и снабдили их ораторами, которые столько говорили, что переутомили слушателей, получивших отвращение к ораторам (с. 35).
Мы присвоим себе... снабдим... ораторов, которые бы столько говорили, что привели бы людей... к отвращению от ораторов.
На такой почве вражда гоев заставит их предать друг друга нам (с.35, 13-я строка снизу).
Эти слова отсутствуют.
Как политическая сила аристократия скончалась — с нею нам считаться не чего; но как территориальная владелица она для нас вредна тем, что может быть самостоятельною в источниках своей жизни, может задержать в своих руках земельную собственность, которую нам надо всецело передать в руки нашего народа, который мы теперь станем обучать земледелию, к которому он не способен ныне, потому что нам потребны были все его силы в торговле, посредничестве, т.е. спекуляции, и во всех тех трудах, которые разоряли гоев для того, чтобы превратить их в батраков, когда с помощью земельных банков все дворянские и крестьянские земли перейдут в наши руки. Тогда они будут работать, чтобы мы их кормили, потому что земледельческих продуктов им продавать никто не будет, как это было во времена Соломона. Как животных и рабочий скот, мы будем кормить и беречь их для работы: человеческих прав купли и продажи для гоев дано не будет во дни нашего царства. Для этого — чем скорее, тем лучше — нам надо обезземелить аристократию, а там будет возможно то же действие обратить и на крестьян. Для достижения этого плана лучший способ заключается в увеличении земельных повинностей, в задолженности земли; эти повинности задержат землевладение гоев в состоянии безусловной приниженности... Не умея пользоваться малым, аристократия быстро прогорит и бросится бежать с земли, которую мы с торгов искупим, если не лично, то через подставных лиц пока... (с. 35)
Аристократия гоев как политическая сила скончалась — с нею нам нечего считаться; но как территориальная владелица она для нас вредна тем, что может быть самостоятельна в источниках своей жизни. Нам надо поэтому ее во что бы то ни стало обезземелить. Для этого лучший способ заключается в увеличении земельных повинностей, в задолженности земли. Эти меры задержат землевладение в состоянии безусловной приниженности. Наследственно не умеющие довольствоваться малым, аристократы гоев прогорят быстро.
Протокол 8 (с.37)
Протокол 7
Конец 1-го абзаца 8-го протокола: _...полицейские и солдаты да правительство нашей фабрикации_ (с.37)
Конец 1-го абзаца 7-го протокола без слов _да правительство нашей фабрикации_.
Конец 8-й главы: _американскими, китайскими или японскими пушками, которые всецело в нашем распоряжении_.(с.38).
То же, но без слов _которые всецело в нашем распоряжении_.
Протокол 9 (с.38)
Протокол 8
Протокол 10 (с.39)
Протокол 9
В протоколе 10 конец первого абзаца: _В ряды уже покорившихся нашей идее интернационализма людей..._
В протоколе 9: _...в ряды уже покорившихся нам. _
То, что скажет сам правитель, станет известным во всех концах земли в день, в который оно сказано... (с.41, 1-я строка сверху)
Эти слова отсутствуют.
Но для этого у нас в запасе такой маневр, что от столиц ничего не останется; мы взорвем их со всеми организациями и документами стран (с.41, конец 10-го протокола).
Но для этого у нас в запасе такой терроризирующий маневр, что самые храбрые души дрогнут: метрополитеновые ходы, коридоры будут к тому времени проведены во всех столицах, откуда они будут взорваны со всеми своими организациями и документами стран...
Протокол 11 (с.41)
Протокол 10
...разложения всех существующих порядков и замены их нашим царством и его законами (с.42, 6-я строка).
Эти слова отсутствуют.
...в лице наших деятелей, современных премьеров всех стран (с.42, 9-я строка сверху).
Слов _современных премьеров всех стран_ нет.
Протокол 12 начинается словами _План управления_ (с. 42).
Абзац _План управления..._ является продолжением протокола 10.
Всемирного царя, хотя бы и сионской крови (с.45).
Слов _хотя бы и сионской крови_ нет.
Истребляя терпеливцев (например, русских, индийцев)... болезнями, от которых противоядие известно только нашим ученым (с.45, внизу).
Эти слова отсутствуют.
Протокол 13 (с.46)
Протокол 11
Протокол 14 (с.47)
Протокол 12
Протокол 15 (с.50)
Протокол 13
...Согласно политическому плану, измышленному нашими мудрецами с Соломоном во главе, для мирного завоевания мира нашей короне Дому царя Давида. (с.51, 5-я строка снизу)
Кто заподозрит тогда, что все эти проблемы были подстроены нами по политическому плану, которого никто не раскусил в течение многих веков?
Продолжение 15-го протокола: _Нам желательно..._ (с.51, последняя строка).
С этого же места _Нам желательно..._ начинается протокол 14.
Протокол 16
Продолжение протокола 14
...никто ее тайны (нашей веры) не знает, кроме наших талмудистов и раввинов..._ (с.52, последний абзац)
...нашу веру... никто основательно не узнает, кроме наших...
Слов _талмудистов и раввинов_ нет.
Протокол 17 (с.53)
Протокол 15
Казним всех, кто не встанет с оружием в руках за наше воцарение (с.53).
Казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках.
...сошлем... тех масонов, которые слишком много знают... или совсем сократим их число...(с.53)
Слов _или совсем сократим их число_ нет.
В протоколе 17 не хватает большого абзаца в 22 строки, начиная словами _В гоевских обществах_.
Этот абзац имеется у Крушевана и Нилуса под заголовком «Мистичность власти». _Вспомните, как залитая кровью Италия не коснулась головы Силы 3 [345 Современное написание имени этого римского диктатора — Силла.]45 , который пролил эту кровь, потому что Сила был герой в глазах истерзанного им народа»_.
То же и у Нилуса почти буквально (с.53).
Мистичность власти. В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада и протестантизма, возможно водворить порядок только беспощадными мерами, доказывающими неукоснительную власть: нечего смотреть на падающие жертвы, приносимые для будущего блага. В достижении блага, хотя бы путем жертвоприношения, заключена обязанность всякого правления, которое сознает, что не в привилегиях только, но и в обязанностях состоит его существование. Главное дело для незыблемости правления — укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от мистических причин — от Божия избрания. Таково было до последнего времени русское Самодержавие, единственный в мире серьезный враг наш, если не считать папства. Вспомните пример того, как залитая кровью Италия не коснулась волоса с головы Силлы, который пролил эту кровь: Силла обоготворился своей мощью в глазах народа хотя и истерзанного им, а мужественное его возвращение в Италию ставило его вне прикосновенности... Народ не касается того, кто гипнотизирует его своей храбростью и силой духа.
Этого абзаца у Бутми нет, но имеется у Крушевана.
Когда наши мудрецы составляли программу их действия на десятки веков... (с.55, 11-я строка сверху).
Эти слова отсутствуют.
...где послушание, там порядок, а где порядок, там мир и благоденствие (с.55, в конце 17-й главы).
Эти слова отсутствуют.
Протокол 18 (с.55)
Продолжение протокола 15
...толкованиями, введенными нами в общество гоев. (с.55, 3-я строка 18-го протокола).
В главе «Падение престижа» _...толкованиями, введенными нами в эту среду(либералов)._
Протокол 20, а должен быть протокол 19 (с.56).
Продолжение протокола 15
...милосердие есть попустительство, сеющее расчет преступника на безнаказанность (с.57, конец 1-го абзаца).
Эти слова отсутствуют.
На замечание Д.А., что... (с.57, внизу)
На возможное замечание, что...
В наших руках все мировые деньги, что я докажу при обсуждении финансовых вопросов... в то время будут интернациональные деньги, т.е. воистину обменный знак, облегчающий обмен, а не затрудняющий его, как нынешняя система, созданная нами для окончательного разорения и закабаления гоев нуждою... нам нечего будет бояться дороговизны... (с.58, начало)
...в наших руках будут сосредоточены все мировые деньги, следовательно, не нашему правительству бояться дороговизны.
Опять протокол 20, так как на с.56 ошибочно указан протокол 20 вместо 19-го (с.58)
Здесь это протокол 16
Знание якобы политики толпою сильнее всего замутило этот строй (с.59).
Эти слова отсутствуют.
Протокол 21 (с.60)
Протокол 17
Не хватает 24 строк из текста Крушевана и почти аналогичного места в 16 строк из текста Нилуса (из главы «Адвокатура») (с.61)
У Бутми следующие 16 последних строк из главы «Адвокатура» пропущены:
_Поэтому мы эту профессию поставим в узкие рамки, которые заключат ее в сферу исполнительного чиновничества._
Адвокаты будут лишены наравне с судьями права общения с тяжущимися, получая дела только от суда, разбирая их по докладным запискам и документам, защищая своих клиентов после допроса их на суде по выяснившимся фактам. Они будут получать гонорар невзирая на качество защиты. Это будут простые докладчики дел в пользу правосудия в перевес прокурору, который будет докладчиком в пользу обвинения: это сократит судебный доклад. Таким образом, установится честная беспристрастная защита, веденная не из интереса, а по убеждению. Это, между прочим, устранит практикующиеся ныне подкупы товарищей, их соглашение дать выигрыш делу только того, кто платит...
...какие-нибудь годы нас отделяют от момента полного крушения Христианской веры, самой для нас опасной противницы по теориям о духовном мире и будущей жизни... (с.61)
Глава «Свобода совести»: _...нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии._
Остальное вставлено у Бутми.
Конец протокола 21 (с.62)
Конец 17-го протокола
Тексты не совпадают, но по смыслу
идентичны.
Протокол 22
Протокол 18
_Но если мы не будем допускать..._
(с.63, 3-й абзац)
У Бутми это продолжение протокола 22 (с.63).
_Но если мы не будем допускать..._ Протокол 19.
С этого абзаца у Нилуса начинается протокол 19.
Протокол 23 (с.64)
Протокол 20
_...свою роль Отца и покровителя, иудейского патриарха (с.64, протокол 23, во 2-м абзаце).
Слов _иудейского патриарха_ нет (протокол 20).
Протокол 23
Протокол 20
Этот протокол совершенно переработан и отличается от варианта Нилуса

Протокол 24 (с.69)
Протокол 21
Протокол 25 (с.71)
Протокол 22
Протокол 26
Протокол 23
Протокол 27 (с.73)
Протокол 24
Никто не обратил внимания на то, как велись национальные дела бестерриториального народа (с.75).
...никто не стал присматриваться к деятельности этого самоуправления.

Глава 21
Сионские протоколы как выражение иудейского духа. — Символический змей. — Комментарии С.А. Нилуса.
Как мы видим, несмотря на некоторое расхождение в текстах Сионских протоколов, опубликованных Крушеваном, Бутми и Нилусом, все они являются единым монолитом, воплощающим в себе характерные черты иудейского духа. Как признавался известный еврейский писатель Артур Требич, «если сочинитель этих тайных актов так основательно выражает наши мысли, цели и устремления в хозяйственной, политической и духовной жизни, то можно с полной ответственностью признать, что их выражения — самые подлинные, нефальсифицированные и что вожделение нашей еврейской души о мировом господстве столь действительно, что вообще арийский мозг никогда не способен выдумать и выработать таких способов борьбы, таких планов, такого коварства и такого мошенничества». 3 [346 Цит по: Неизвестный Нилус. М., 1995. Т.2. С.480.]46 К такому же выводу о характере Сионских протоколов приходит представитель другого, противоположного лагеря, русский ученый А.С. Шмаков. По его мнению, «Сионские протоколы являются неподражаемо верной передачей характерных особенностей иудейского духа, чем устраняется всякое сомнение в их подлинности». 3 [347 Бутми Г.В. Указ. соч. С.5.]47
Комментарии первых издателей Сионских протоколов совершенно точно трактуют этот страшный документ как воплощение тысячелетних чаяний иудейско-талмудического духа. Особенно последовательно это чувствуется в комментариях С.А. Нилуса. Комментарии Крушевана и Бутми, хотя и несколько политизируют Сионские протоколы, но тем не менее основываются на православных позициях, рассматривая этот документ прежде всего как план мистической войны иудеев-талмудистов против Христианского мира.
Стремление иудеев-талмудистов представляется в виде змия, символизирующего племя Иуды. Голова змия — образ тайного иудейского правительства, направляющего иудеев-талмудистов к намеченной цели. Образ этот используется самими составителями Сионских протоколов. «Символический змий, каковым мы изображаем наш народ, говорится в 3-м протоколе, — уже готов сомкнуть свой цикл... Когда этот круг замкнется, все европейские государства будут им замкнуты, как крепкими тисками».
Ниже приводятся комментарии к Сионским протоколам, сделанные С.А. Нилусом.
<Подписано сионскими представителями 33-й степени. Эти протоколы тайно извлечены (или похищены) из целой книги протоколов.
Все это добыто моим корреспондентом из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии, находящейся ныне на французской территории.
Франция потребовала у Турции льгот для школ и религиозных учреждений всех вероисповеданий, которые в Малой Азии будут поддерживаемы французской дипломатией.
Конечно, это требование льгот не касается католических учреждений, изгоняемых из Франции несколькими последними составами ее правительства, а доказывает лишь, что дрейфусаровская дипломатия выступает за интересы Сиона и открывает путь для колонизации французскими евреями Малой Азии.
Сион всегда завоевывал себе места и влияние через свой рабочий скот с человеческими лицами, как называет Талмуд все нееврейское человечество.
По данным тайного еврейского сионизма, Соломоном и другими иудейскими мудрецами еще за 929 лет до Рождества Христова был измышлен в теории политический план мирного завоевания для Сиона Вселенной. По мере развития исторических событий план этот был разрабатываем и пополняем посвященными в это дело последователями. 3 [348 Апостол Павел, как один из наиболее даровитых учеников фарисейской школы, не мог не быть посвящен в эту «тайну беззакония, находящуюся в действии» и в его время. Отсюда — особая злоба гонения на него со стороны воинствующего Израиля (Примеч. С.А. Нилуса. — О.П.).]48
Эти мудрецы решили мирно завоевать мир для Сиона хитростью Символического Змия, главу которого должно было составлять посвященное в планы мудрецов правительство евреев (всегда замаскированное даже от своего народа), а туловище — народ иудейский. Проникая в недра встречаемых ими на пути государств, Змий этот подтачивал и пожирал (свергая их) все государственные нееврейские силы по мере их роста. Это же должен он делать и в будущем при точном следовании предначертаниям плана до тех пор, пока цикл пройденного ими пути не сомкнется возвратом главы его на Сион и пока, таким образом, Змий не заключит, не сосредоточит в сфере своего круга всей Европы, а через нее и остальной мир, пользуясь всеми силами — завоеванием и экономическим путем, чтобы подчинить своему влиянию, влиянию своего цикла, и остальные континенты. Возврат главы Змия в Сион мог совершиться только по сглаженным равнинам государственной мощи всех европейских стран, то есть через экономическое расстройство и разорение, всюду вносимое Сионом, через духовный упадок и нравственное растление, главным образом с помощью еврейских женщин под маскою француженок, итальянок, испанок, лучших носительниц распутства, в нравы руководителей народов. Женщины в руках Сиона служат приманкой для тех, которые благодаря им всегда нуждаются в деньгах, а потому торгуют совестью, чтобы добыть денег во что бы то ни стало... Деньги же эти, собственно говоря, только ссужаются им, ибо быстро возвращаются в руки подкупающего Сиона через тех же женщин, а между тем рабы Сиону приобретены.
Естественно, что для успеха предприятия надо было, чтобы ни государства, ни отдельные личности не подозревали, какую роль они играли в руках Сиона. Поэтому сионские правители учредили из своей среды якобы религиозную касту, ревнивую блюстительницу чистоты Моисеевых законов и талмудистских предписаний, и все поверили, что маска Моисеевых законов есть истинное самоуправление евреев, никто не стал присматриваться к деятельности этого самоуправления, тем более что глаза были отведены на золото, доставляемое кастой, которой и была предоставлена полная свобода действий в ее политико-экономических интригах.
По графическому изображению шествия Символического Змия первый его этап в Европе был в 429 году до Рождества Христова в Греции, где во времена Перикла он начал подтачивать величие и мощь этой страны.
Второй этап был в Риме во времена Августа, незадолго до Рождества Христова.
Третий — в Мадриде во времена Карла V, в 1552 году по Рождестве Христовом.
Четвертый — в Париже в 1700 году, во времена Людовика XIV. Пятый — в Лондоне с 1814 года, после падения Наполеона I. Шестой — в Берлине с 1871 года, после франко-прусской войны. Седьмой — в Петербурге, над которым теперь нарисована глава Змия под датой 1881 года.
Все пройденные Змием государства, не исключая Германии с видимой ее мощью, действительно подточены в своем основании конституционным либерализмом и экономическим расстройством. В экономическом отношении пощажены Англия и Германия, но только до времени, пока не совершится бесповоротного завоевания России, на которую устремлены все усилия.
Далее глава Змия еще не двинулась, но на рисунке 3 [349 В книге С.А. Нилуса дается рисунок.]49 стрелками показан путь на Москву, Киев, Одессу.
Нам теперь хорошо известно, в какие гнезда воинствующего еврейства обратились эти города.
Константинополь причислен к восьмому и последнему этапу до Иерусалима.
Немного уже осталось проползти Змию до сомкнутия рокового цикла через сомкнутые головы с хвостом.
Чтобы указанное проползание совершилось беспрепятственно, были проведены следующие меры для воспитания и образования рабочих этого трудного дела с целью получить чистую работу: прежде всего была подстроена обособленность еврейского племени, дабы никто не проник в его среду и не открыл тайны его деяний. Ему было возвещено пророчески, что оно избрано из среды людей Самим Богом, чтобы владеть землей — безраздельным Сионским царством. Ему внушено было, что только евреи — сыны Божии и они одни достойны названия человека, остальные же люди созданы Богом только как рабочий скот и рабы евреев (человеческие же лица им даны только для того, чтобы евреям было не противно принимать от них услуги), роль же евреев заключена в завоевании Сиону престола над всем миром (см.: Санхедрин 91, 21, 1051).
Евреям было внушено, что они высшие существа, что поэтому они не могут сливаться со скотскими племенами других народов.
Принципы этих мер при посредстве воспитания в тайных и явных школах и в иудейских семьях внушили евреям самовозвеличение над остальными людьми — самообоготворение сынов Божиих (см.: Джихал 67, Санхедрин 58, 2).
Обособленности сионского народа служила кагальная система, вынуждавшая каждого еврея поддерживать соотечественника независимо от той поддержки, которую они все получают от местного самоуправления Сиона, носящего различные названия — кагала, консистории, комитета по еврейским делам, канцелярии по сборам податей и пр., и пр., прикрывавшими и прикрывающими сионскую администрацию от врагов других правительств, всегда усердно охраняющих почему-то сионское самоуправление, якобы религиозное.
Вышеприведенные многовековые внушения повлияли и на принципы еврейской материальной жизни. Читая Хопаим параграф 14, стр. 1; Эбен-Гаезар параграф 44, стр. 8s 1/1; XXXIV Иебамоф 98, XXV Кетубот, 3б.; XXXIV Санхедрин, 74 в.; XXX Киддушин, 68-а, созданные для возвеличения Сиона, мы видим, что евреи с нами обращались и обращаются действительно как со скотами. Собственность и даже жизнь народов они считают своим достоянием и расправляются с ними по своему усмотрению, когда, конечно, это можно сделать безнаказанно. Администрация же их санкционирует это отпущением всех злодейств, содеянных евреями против неевреев в день Иом Кипура — еврейского Нового года, давая вместе с тем разрешение на таковые же деяния и в наступающем году.
Помимо всего сказанного, желая возбудить непримиримость и ненависть своего народа против остальных людей, сионская администрация по временам выдавала некоторые правила Талмуда гоям, чем возбуждала антисемитизм. Этот антисемитизм служил Сиону еще и тем, что, кроме ненависти в сердцах евреев, он создавал чувство жалости в сердцах нужных отдельных лиц к якобы несправедливо гонимому племени. И это последнее чувство многих затянуло в число служащих Сиону.
Гоняя и застращивая еврейский плебс (глава Сиона еще никогда не пострадал от этого и ни в своих законах, ни в своей административной ценности), антисемитизм удерживал этот плебс в беспрекословном повиновении у своих пастырей, потому что они всегда вовремя успешно умели защитить свой народ; но и не мудрено, так как сами пастыри эти науськивали гончих собак (гоев-христиан), которые отлично загоняли им стадо и делали его послушным, слепым исполнителем предписаний пастырей, направленных к созданию Всемирного Союза Сиона, ныне уже начавшего сбрасывать с себя маску; он, по его мнению, уже достиг положения сверхправительства, двигающего незаметно для всех неевреев по своему усмотрению канцеляриями всего мира.
Конечно, главное завоевательное средство в руках Сиона всегда полагалось в золоте, а для сего надо было не только его добыть, но и увеличить его ценность.
Вздорожанию золота послужила золотая валюта, а переходу его в сионские кассы — международные и внутренние распри, как это доказывает история Ротшильдов, напечатанная в Париже, в газете «Либр Пароль». Этими-то распрями создалась монопольная сила капитала под флагами либерализма и «научно» разработанных экономических и социальных теорий.
Присвоение титула научности разным «теориям» оказывало и продолжает оказывать Сиону немаловажные услуги. Баллотировочные системы давали возможность проводить в жизнь все, чего только ни желало сионское начальство, действуя всегда подкупом или подговором нужных людей и большинства голосов толпы, лишь только ему удалось дать общественное или политическое значение этому большинству. Нуждающиеся интеллигенты, недальновидные либералы и тому подобный люд тоже хорошо послужили Сиону. Для Сиона же самый удобный и желательный вид государственного управления — республиканский режим, дающий полный простор деятельности армии Сиона — анархистам. Отсюда — его усердная пропаганда либерализма, проводимая преданной Сиону прессой, которая тщательно игнорирует уже достаточно выяснившийся факт, что в республике нет свободы личности, потому что там существует свобода давления толпы большинства над меньшинством, хотя бы и правым. Большинство же всегда следует за агентами капитала Сиона, рекламированными расклейками афиш и газетными статьями, на которые Сион по завету Монтефиоре не скупится в пользу своих агентов.
Пресса игнорирует и то, конечно не без инспирации с известной стороны, что единственно только Самодержавие Царя страны беспристрастно, ибо для Него каждый подданный — сын Его земли, и что одно Самодержавие дает свободу личности, ограждая ее от давления бессмысленной толпы.
Только Самодержавному Правителю невыгодно предоставлять стихийному насилию толпы свободу гнуть своим большинством такие столпы, которые могут выйти из всех слоев Его государства.
Кто хочет добыть или сохранить свободу личности, тот не должен требовать свободы для толпы, которая стирает лучших людей тем, что как стадо баранов гонится в республике не за своими истинными пастырями, а за агентами Сиона, как это ясно показывает теперь республиканский строй несчастной Франции.
Ныне незаметно для себя или добровольно, но все государства мира повинуются распоряжениям воровского сверхправительства, т.е. Сиона, который подстраивает их соглашения, ибо у него, в его руках, — все государственные векселя на неоплатные, все увеличивающиеся суммы... Сион таксирует ценности, имущества, в том числе земельные, аттестует и рекламирует деятелей, отдает неудобных и нежелательных для себя под опеку начальства или общественного мнения, прибегая для того или к тайным доносам и подвохам, или через свою прессу, или, лучше сказать, через всемирную агентуру его прессы, в которую не вошли только единичные издания.
Ныне Сион своей рекламой изобретает так называемые идеи времени, теории науки, дает или не дает ход людям, их произведениям, изобретениям, ибо и биржа, и торговля, и дипломатия — все в его руках.
Всем этим он руководит для перевоспитания людей на материалистической подкладке, которою убиваются душа, принципы, творчество, которой все адепты превращаются в механических деятелей, искателей одних материальных благ, ради наживы делающихся слепыми и нерассуждающими раболепными прислужниками капиталов Сиона.
Таким образом, эти капиталы Сиона, системой государственных долгов поглотившие остальные народные капиталы, это бесчувственное и человеконенавистническое сверхправительство налагает на всех неевреев тяжкие цепи небывалого крепостного состояния.
Настанет конец свободы народной, а следовательно, и личной, которой не может быть там, где денежный рычаг дает царствовать толпе и ее насилию над бесправным, хотя и более достойным и разумным меньшинством.
История Ротшильдов доказывает, что Франция всей своей республиканской эрой обязана Сиону и в ней еще ни один до сих пор ее избранник не исполнил того, что обещал, если требования его избирателей не согласовались с предначертаниями сионского правительства.
Что же сталось с несчастной Францией!..
«Имеющий уши слышати, да слышит!»
Таков документ «Сионской мудрости», таковы глубины сатанинских замыслов масонства талмудистского Израиля.
Надо ли говорить, что опубликование в 1905 году этого документа было встречено молчаливой ненавистью всей преданной Сиону прессы и полным едва ли только легкомысленным невниманием со стороны тех, кто призван был Государем ведать дела управления царства Русского?..
Но семя, брошенное на землю, утучненную кровью, пролитою Сионом, не заглохло и дало свой росток, умножая в людях ведение и заставив «многих очиститься и переплавиться в искушении».
Каков же росток этот?
О! Свидетельства роста его так многочисленны, что их не вместить не только предлежащему нам слову, но, думается, даже и всем словам, которые за год выбрасываются из типографских машин всего мира. Для наших целей достаточно будет двух свидетельств из двух миров — из Москвы и из Нью-Йорка, из глубин Старого и Нового Света, чтобы показать, что не заглохло семя ведения, посеянное в сердцах человеческих...> 3 [350 Нилус С.А. Близ грядущий антихрист и царство дьявола на земле. Сергиев Посад, 1911.]50
Публикация Сионских протоколов Нилусом и его комментарии к ним по культуре изложения и силе логики стали своего рода эталоном для будущих издателей этого страшного документа. Все издатели Сионских протоколов вне России брали за основу вариант Нилуса.

Глава 22
Комментарии Г.В. Бутми. — Духовно-нравственные аспекты. «Великие народы приходят в упадок от прикосновения иудеев».
Комментарии к Сионским протоколам, сделанные Г.В. Бутми, более подробны и конкретны, чем у Нилуса. Они заметно политизированы и публицистичны.
Бутми обращал внимание прежде всего на духовно-нравственное разложение человечества под влиянием иудейской идеологии. Великие народы, писал он, приходят в упадок от прикосновения иудеев. Вред, причиняемый иудеями, как считает Бутми, осуществляется помимо их воли, исключительно «силой разлагающего влияния присущей им духовной злокачественности, которая, подобно проказе, передается всякому обществу, имеющему общение с иудеями... Вред этой злокачественной духовной заразы, распространяемой иудеями совершенно бессознательно, усугубляется еще и сознательными действиями каждого иудея по строго выработанному адскому плану, направленному к порабощению всего человечества». 3 [351 Бутми Г.В. Указ. соч. С.10. (Далее, до конца главы, примечания принадлежат Г.В. Бутми. — О.П.)]51
Привожу комментарии Г.В. Бутми с некоторыми сокращениями.
<Читателю изложен подробно план порабощения всего человечества племенем Иуды, также средства, коими должно быть достигнуто это порабощение, и степень унизительного рабства, уготовляемого человечеству иудейскими мудрецами и их наемниками, ныне лицемерно ратующими за «освободительное движение».
Племя Иуды его мудрецами называется Змием, а его тайное правительство, направляющее его действия к заранее намеченной цели, — главою Змия <...>
Задача выражена ясно — порабощение всего человечества племенем Иуды одновременно с сокрушением Креста и Веры Христианской и с водворением на их место царства Змия. Змий отождествляется и с племенем Иуды, и с денежным капиталом, и с обоготворяемым Золотым тельцом.
Средствами водворения царства Змия нагло выставляются:
тайна;
хитрость, ложь, лицемерие и предательство;
уничтожение Веры Христианской, признаваемой опасною твердынею, могущею защитить верующих против иудейских замыслов, поэтому «необходимо подорвать Веру, вырвать из ума гоев Принцип Божества и Духа». Для успеха в этой борьбе против Церкви Христовой рекомендуется:
унижение священнического сана;
распространение в христианском обществе идей свободомыслия, скептицизма, раскола, содействие образованию новых сект, возбуждение споров и распрей в лоне Церкви Христовой;
распространение тайной, враждебной Церкви и Государству организации франмасонов;
блуд, уничтожение и осквернение семьи как установления Божия, а также как первой ячейки государственности;
превратное образование и печать, распущенная со стороны закона, но связанная международною масонскою круговою порукою, для направления общественной мысли на ложные пути;
искажение смысла законов превратными толкованиями, дабы ослаблением уважения к законам ослабить государство;
искажение и осмеяние самых понятий о чести и добродетели;
замещение государственных должностей опороченными людьми, которых иудеи всегда держат в своих руках под угрозою раскрытия их преступлений;
ложные обещания фиктивных конституционных прав, безработица, пьянство, нищета, голод как условия, способствующие революции;
разорительные и бесполезные войны, невыгодные торговые договоры, закабаление долговыми обязательствами, неоплатными государственными долгами;
разорение земледелия, захват всей торговли, всех богатств и, наконец, всех земель в иудейские руки, дабы превратить всех христиан в послушных иудейских наемников;
поселение недоверия между Царем и народом путем политических убийств;
повсеместное введение международной валюты, вытесняющей национальные бумажные деньги с целью замены всякой земной власти властью золота — предмета поклонения иудеев;
подчинение всех народов иудейскому вселенскому патриарху.
Вот конечный результат, которого в безумном самомнении стремится достигнуть тайная организация иудеев путем хитрости, лицемерия, лжи и преступлений.
Все указанные средства не суть праздные мечты составителей приведенных протоколов, но мысли, настойчиво осуществляемые иудеями на практике:
на тайне иудеев, на их хитрости и лицемерии не станем останавливаться. Они знают все обо всех — от сокровеннейших семейных мелочей до важнейших государственных тайн, в то время как о них все — тайна, от смысла, который они придают в каждом данном случае своей присяге, 3 [352 Брафман. Я. Книга кагала. I. С.99]52 до Бога, которому они поклоняются. В день Иом Кипур, 10-й день иудейского Нового года (Рош Гашана), в синагоге торжественно, старинным напевом трижды повторяется знаменательный «Кол-Нидре» — акт всенародного отречения от обетов, присяг и обещаний, которые каждый иудей дал в году прошедшем и даст в году наступающем;
блуд, пресса, адвокатура, опороченные сановники, герои революции — все это уже в их руках;
закабаление народов непосильным бременем государственных долгов, приобретение права на все культурные земли в виде закладных листов земельных банков и на все промышленные предприятия в виде акций и иных дивидендных бумаг — все это ими настойчиво осуществляется;
превращение всех производительно трудящихся — как чернорабочих, так и предпринимателей — в своих должников и батраков им прекрасно удается в тумане социалистической пропаганды и в угаре «освободительного движения»;
золотая валюта предательски вводится и поддерживается сановниками или парламентами из опороченных людей, связанных с иудеями тайными узами преступления и измены 3 [353 Бутми Г. Золотая валюта. СПб., 1904.]53, разоряя народы, разрушая государства, заменяя власть Царей властью золотого тельца и его служителей — иудеев;
священнейшие чувства и добродетели осмеяны, патриотизм и воинская доблесть поруганы, славные исторические имена древних родов, которыми гордились народы 3 [354 Там же. С.221-226.]54 , запачканы грязными сделками с иудеями. Церковь Христова ослаблена раздорами между сектами и ересями, развращающим учением франмасонства. В простом народе вера еще держится, но уже в тех странах, где иудеи, добившись республики, под видом «свободы» захватили власть в свои руки, как, например, во Франции, на Церковь Христову воздвигаются открытые гонения. Производятся невзирая на сопротивление верующих при помощи вооруженных команд описи церковных имуществ, имеющие целью передать их в распоряжение сельских и городских общин, дабы от последних перейти по арендным договорам в руки иудействующих масонских лож, которые обратят христианские храмы в капища идола Бафомета — золотого тельца, воздвигнутого некогда Аароном в пустыне, а затем Иеровоамом в Вефиле и Дане;
святейший престол верховного патриарха всемирного масонства уже фактически учрежден в г. Чарльстоне в Америке и был занят до 1859 года иудеем Исааком Лонгом, а после него — Альбертом Пайком. Ему подчинена масонская организация на всем Земном шаре, разделенном на 77 триангуляционных провинций. Весь Юг России с Кавказом входят в состав 62-й, «Екатеринославской провинции», а весь наш Западный край с польско-иудейским населением — в состав 46-й, «Берлинской провинции».
Читатель видит из изложенного, что все указанные средства осуществляются на практике людьми, упорно стремящимися к достижению масонами, а через них иудеями власти над миром. Мало того, власть фактически уже перешла или переходит в их руки. Сумеют ли они ее удержать — это другой вопрос. Их средства — средства разрушения, но создать им что-либо прочное никогда не удавалось, как видно из истории Израиля и Иуды.
Внимательное исследование этой истории неизбежно приведет нас к заключению, что перечисленные предательские средства и приемы, которыми иудеи замышляют подчинить себе все человечество, не измышлены «мудрецами» — составителями протоколов, но глубоко коренятся в племенном характере Израиля и Иуды, нашедшем себе выражение в книгах Ветхого Завета.
Так, тайна начинается с того дня, когда Каин, вопрошенный Господом о брате Авеле, отвечает: «Разве я сторож брату моему?» (Быт. 4, 9), и с того времени, когда Ламех, сын Мафусала, прямого потомка Каина-человекоубийцы, произнес зловещие и таинственные слова: «Я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отметится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (там же, 23, 24). Отметим, кстати, что этого Ламеха масоны отождествляют с Ламехом, тоже сыном Мафусала, отцом Ноя (Быт. 5, 25-31).
Забота о золоте так присуща издревле племени Израилеву, что о нем упоминается уже при описании Едема — земного рая, в котором золото, казалось бы, человеку было совершенно излишне (Быт. 2, 10-11).
Ростовщичество преподано законом (Втор. 15, 6).
Блуд, ложь и лицемерие издревле доставляли избранному народу разные выгоды: золото, серебро, крупный и мелкий скот, многочисленное потомство, почести, власть, а иногда и одоление на войне (Быт. 12, 1116; 20, 1-14; 26, 1-14; 30, 4-13; 31, 19, 30-35; 34, 13; 35, 22; 2 Цар. 16, 21-22; Иудифь 11, 8-19; 13, 1-11; Есф. 4, 16; 5-10). От блуда, лжи и лицемерия произошло все колено Иуды (Быт. 33, 13-27).
На уклонение иудеев от исполнения законов указывает приведенное нами в первой части книги письмо царя Артаксеркса (Есф. 3, 13). В извращении смысла законов пророки непрестанно и бесплодно обличают народ Израилев.

ВСТАВКА Фото 6
Вчитываясь в Сионские протоколы нельзя не прийти к заключению, что это действительно не есть работа одного лица, а произведение не одного даже поколения врагов Церкви, хитрых, лукавых, в числе коих были люди незаурядного ума и крепкой воли, люди притом, не имеющие ни одной искры христианских начал нравственности, готовые на все, чтобы достигнуть своей цели. А их цель — основание всемирного царства под главенством своего царя. Все это похоже на заветные мечты иудеев о всемирном своем царе, а по учению Св. Отцов — антихристе. Протоколы сплошь проникнуты иудейским духом, иудейским идеалам.
Архиепископ Никон (Рождественский)

Колебание всех религий и унижение священников (жрецов) чужих народов были постоянными способами возвеличения израильских и иудейских советников при могущественных иноземных властелинах (Иосиф, Моисей, Даниил). Правда, что обличали они ложь и обман языческих жрецов и разрушали бездушные кумиры во славу Бога Истинного. Но народ избранный обращался к своему Богу лишь в годину бедствия; освободившись же, он сам впадал в язычество — служение бесам и Молоху, которым он приносит в жертву детей своих (Лев. 20, 2; Втор. 18, 10-11; 4 Цар. 21, 6; 23, 10; Пс. 105, 37; Иер. 19, 5; 32, 35). При таких условиях заслуга пророков, обличавших иноземных жрецов, сохраняя свое политическое значение колебания чужих верований, отнюдь не прибавляла святости избранному народу.
Политическими смутами, междоусобицами, изменою, предательством, цареубийством, нарушением вассальной верности переполнены 2-я, 3-я и 4-я книги Царств. Наконец это надоело владыкам тогдашнего мира, и в 720 году до Р. X. Салманассар уничтожил царство Израильское, а в 580 году Навуходоносор разгромил царство Иудейское. Истощили иудеи и долготерпение Самого Бога. Невзирая на беспримерное благочестие царя Иосии, Господь сказал: «И Иуду отрину от лица Моего, как отринул Я Израиля, и отвергну город сей, Иерусалим, который Я избрал, и дом, о котором Я сказал: будет имя Мое там» (4 Цар. 23, 24-27).
Однако, достигнув перечисленными средствами лишь разрушения своего царства и отвержения от Бога, иудейские мудрецы не оставляют надежды, теми же средствами угождая диаволу, добиться при его помощи владычества над миром.
Вполне сознавая, что указанные средства суть зло, они все же надеются по достижении власти «доказать, что преходящее зло... послужило к хорошему результату».
Конечно, и эта мысль есть ложь и лицемерие, ибо «не может дерево худое приносить плоды добрые» (Мф. 7, 17-18; 12, 33; Лк. 6, 43), а также преступные средства не могут привести к хорошему результату. И действительно, «хороший результат», к которому надеются привести человечество иудейские мудрецы, нагло объявлен в протоколе 26: «Тогда они (гои) будут работать как рабочий скот, чтобы мы их кормили. Как животных и рабочий скот, мы их будем кормить и беречь для работы; человеческих прав купли и продажи для гоев дано не будет во дни нашего царства».
Если для кого-либо еще остается сомнение, о каком таком грядущем царстве мечтают иудеи, то приуготовляемая всем христианам (гоям) участь в этом царстве Змия устраняет всякое сомнение, ибо сказано в Откровении Святого Иоанна о царстве Зверя, «который есть диавол и сатана».
«И он сделает то, что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет (на правой руке) это начертание или имя зверя, или число имени его» (Откр. 13, 16, 17). Далее Св. Иоанн продолжает: «Здесь мудрость. Кто имеет ум...» (Откр. 13, 18) и т.д.
Мы же спрашиваем, имеют ли ум те неиудеи, у власти стоящие, совесть которых куплена иудейским золотом или посулами, или франкмасонскою ересью, повинующиеся слепо указаниям масонских и иудейских мудрецов, на гибель народов, судьбы которых им вверены или самовластно ими захвачены?
Имеют ли ум те неиудеи-революционеры, хозяева, крестьяне и рабочие, которые в ослеплении своем жертвуют хлебом насущным, а иные и жизнью для скорейшего водворения царства, в котором им приуготовляется участь бесправного «рабочего скота», не имеющего даже права купли и продажи, но получающего лишь ежедневную дачу корма для поддержания рабочей их силы?
Имеют ли ум те священники Христианской Церкви, которые советуют покоряться иудеям и не ополчаться против их преступной деятельности, толкуя, что все так и быть должно, ибо царство земное обещано «избранному народу», а племя Иуды есть этот избранный народ? Неужели эти духовные пастыри не разумеют, что, искажая таким образом весь смысл Писания, они служат не Христу, а приближению царства сатаны?
Нам, мирянам, не приличествует печатно толковать Писание, но все же позволительно будет указать на главы 4 и 5 книги Бытия, на пророчества Иеремии (гл. 11, ст. 9, 10; гл. 12, ст. 14-16; гл. 32, ст. 32-35), на Евангелие от Иоанна (гл. 8, ст. 21, 23, 24, 42-44), на послание Апостола Павла к римлянам (гл. 4, ст. 13, 14), а также на весь Апокалипсис Св. Иоанна, чтобы было ясно, что Господь всеми путями и мерами направлял племя Израилево на служение добру и истине, но народ сей постоянно отпадал от Бога, чтобы служить духу зла и лжи. Когда Сын Божий принес Себя в жертву для спасения всего человечества, то часть иудеев приняла Его учение и тем спаслась, но, получив спасение, слилась с остальными народами, принявшими Христово Учение.
Те же, что отвергли Христа в тот последний час, когда Он страдал на Кресте, отвергли последнюю милость Божию. Они распяли Бога и тем самым из народа избранного стали народом отверженным, ибо Спаситель сказал им: «Я отхожу, но будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, туда вы не можете прийти» (Ин. 8, 21).
Они же отвергли Его с клятвою: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27, 25), понимая, что с того дня они народ, отверженный Богом, ибо еще Давид пел: «Возлюбил проклятие — оно и придет на него; не восхотел благословения — оно и удалится от него» (Пс. 108, 17), а Ездра в мрачном предчувствии прорицал еще определеннее: «Что сделаю тебе Иаков? Не хотел ты повиноваться, Иуда. Переселюсь к другим народам и дам им имя Мое, чтобы соблюдали законы Мои. Так как вы Меня оставили, то и Я оставлю вас... Я послал к вам рабов Моих, пророков; вы, схватив их, умертвили и растерзали тела их. Кровь их Я взыщу, говорит Господь... Завещаю благодать людям грядущим, дети которых, не видев Меня очами плотскими, но духом веруя тому, что Я сказал, торжествуют с веселием» (3 Езд. 1, 24, 25, 32, 37).
Зная все это, иудеи распяли Христа в безумной надменности своей за то, что Он отверз врата Царства Своего всем народам, а не одним лишь иудеям. За это и теперь иудеи ненавидят Христа и стремятся сокрушить Его Церковь, чтобы всюду заменить ее своею верою, ибо понимают, что «только по их вере они — избранное Богом племя».
Этим признанием иудейские мудрецы сами обличают в жидовстве тех, кто продолжает считать их «избранным народом».
Понимали и понимают они, что, по учению их собственных пророков, они — народ, отверженный Богом, и с того времени, потеряв надежду на Царствие Небесное для себя, стали стремиться к царствию земному, которого ждали уже не от Бога, но от Змия. Его-то и стали они почитать отцом Каина и своим отцом, как это видно из только что изложенных Протоколов, а также из учения франкмасонов, почитающих себя сынами Каина-человекоубийцы (последние даже подают друг другу правою рукою «знак Зверя», о котором говорит Св. Иоанн в Апокалипсисе). Понимая, что открытою проповедью такой ереси благочестивым христианам нельзя достигнуть какого-либо успеха, иудеи прибегают к организации тайного общества. Тайну здесь следует разуметь не в том смысле, что общество скрывается от возможных преследований со стороны посторонних, как приходилось скрываться, например, первым христианам, а в том смысле, что тайна составляет самую сущность организации, являясь средством слепого подчинения членов непосвященных или лишь отчасти посвященных скрытым от них целям, известным лишь немногим руководителям, посвященным во все тайны. Таким образом, члены общества могут не знать даже того, кому они поклоняются и служат. Такими тайными обществами были во все времена и во всех странах коллегии языческих жрецов, ибо, хорошо зная, что служат бездушным идолам, они вынуждены были скрывать свое знание как тайну от мирян, дабы не рассеялся обман, доставлявший им доход.
В Христианстве никакой тайны в этом смысле нет и быть не может: Христианство основано на Вере в Бога Истинного, и каждый верующий во
Христа, будь то простой мирянин или иерей наивысшей степени, стремится всю полноту своей Веры передать всем остальным верующим и даже неверующим, ибо Христос повелел открыто исповедовать Свое учение.
Справедливость требует сказать, что ни в браманизме, ни в буддизме, ни в мусульманстве нет ничего скрытого от верующих. Коран, священная книга мусульман, открыта для всех одинаково, и нет двух законов, из которых один — для высших степеней, другой — для низших.
В Израиле же тайные коллегии жрецов неизбежно должны были процветать во времена отпадения сынов Израиля и Иуды в язычество. Первое же основание тайны, скрытой от верующих собственно в законе иудеев, положено при восстановлении закона по возвращении из плена Вавилонского: Ездра с пятью мужами написал в 40 дней 94 книги; первые 24 книги «могли читать и достойные и недостойные», но последние 70 книг были предназначены только «мудрым из народа; потому что в них проводник разума, источник мудрости и река знания» (3 Езд. 14, 38-48).
То, что было написано в этих 70 книгах, вероятно, осталось скрытым для нас до сего времени хотя бы отчасти и послужило основанием тайному учению каббалы — источнику всякого колдовства, вызывания духов, мрачных суеверий, связанных с так называемыми каббалистическими числами и т.п. Первые сведения об иудейской каббале доходят до нас из II века до Р. X. В I же веке по Р. X. это мрачное учение сделало новый шаг в книге «Иезира», составленной Раби Бен-Акибою, а во II веке — в книге «Зогар», заключающей уже зачатки учения гностиков. Многое из учения иудейской Мишны, а также из символов и обрядов Рыцарей Храма и масонов не может быть понято без ознакомления с этою каббалою.
Во время Христа эти 70 книг составляли преимущественное достояние книжников и фарисеев, и в этой тайне, по-видимому, обличал их Господь словами: «Горе вам, книжники и фарисеи! что вы — как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того» (Лк. 8, 17).
С первых же веков Христианства иудеи начинают тайную работу, направленную на извращение Веры Христовой. Под их влиянием возникают уже во II веке ереси гностиков, среди которых выделяются особенно манихеи (осн. в 242 г.), обличенные в поклонении сатане и рассеянные императором Иустинианом. У них же наблюдаются, как у иудеев, начала организации, выражающейся в разделении на высшую степень «гностиков», т.е. «знающих», и на низшую — «психиков», т. е. «верующих». Окончательно уничтожена ересь манихеев лишь в 1022 году сожжением на костре так называемых каноников.
Однако вскоре то же иудейское влияние возобновляется в ереси Рыцарей Храма (осн. в 1118 г.), духовных преемников уничтоженного
гностицизма. Здесь впервые орден христианских рыцарей задается целью восстановления храма Соломона. Орден этот достигает громадного влияния и баснословных богатств через ростовщические и земельные операции с соучастием иудеев, но вместе с тем доходит до такой степени иудейского изуверства, что в тайных своих мессах (литургиях) вводит обряд оплевывания Креста. В 14 веке французский король Филипп Красивый, обличив Рыцарей Храма в поклонении сатане, разрушил их орден, а великого мастера Якова Моле сжег живым на костре (1314 г.).
Но в том же XIV веке возникает под теми же влияниями ересь Яна Гуса, легшая в основу Реформации, проведенной в жизнь Лютером, Кальвином и английским королем Генрихом VIII в XVI веке. Ян Гус и его военный сподвижник Ян Жишка приветствовали приходивших к ним словами: «Да приветствует тебя тот, с кем так несправедливо поступили», разумея при этом сатану.
Впрочем, следов поклонения сатане нельзя усмотреть ни в лютеранстве, ни в кальвинизме, и влияние иудейства в этих ересях ограничивалось, по-видимому, тем, что в них Ветхий Завет выдвинут на первый план, из храмов Божиих удалены иконы, а из перевода Ветхого Завета устранены некоторые места, являющиеся невыгодными для иудеев свидетельствами.
Зато в Англии реформация послужила косвенно к возрождению ереси Рыцарей Храма под новым названием — франкмасонства, служащей одновременно политике Англии и козням иудейства.
Подробнее мы останавливаемся на сущности и обрядах франкмасонства, а также на его политическом значении в наших брошюрах «Франкмасонство и государственная измена» и «Россия на распутье». Здесь же нам было важно установить иудейское происхождение франкмасонства — величайшей тайной организации, стремящейся к ниспровержению всех религий, всех государств и к водворению на земле царства сатаны.
Напрасно масоны, их писатели и философы похваляются «свободомыслием», т.е. отречением от всякой Веры. Безверие, по-видимому, противно человеческой природе, а эти «сильные умы», как они себя величают, оказываются слабее тех смиренных, которые веруют в Бога Всемогущего и Всеблагого и в этой Вере находят опору слабому уму человеческому. «Отец философов», подвижник масонства, составивший большое состояние исполнением английской программы умственного развращения Франции, безбожник и богохулитель Вольтер умер среди своих неправедно нажитых богатств, то восклицая: «Я покинут Богом и людьми!», то безнадежно призывая Христа, то, преследуемый видением диавола, в ужасе восклицая: «Я вижу его, я вижу ад; скройте меня от него!»
Нет, эти «сильные умы» тоже веруют, и веруют с фанатизмом, но вместо Бога, Которого они отвергли в гордыне своей, поклоняются сатане, который в час смерти, когда они познают ложь свой жизни и слабость своей «силы разума», вместо утешения и укрепления причиняет им малодушный страх перед открывающеюся Вечностью.
Да, отрекшись от Бога, они ищут опоры в ином предмете поклонения. Достаточно указать на знаменитого «свободомыслящего» философа-экономиста Прудона, стяжавшего славу отрицанием права собственности, признанного масонами «святым», который сочинил молитву, до сего времени торжественно повторяемую в ложах. Мы отказываемся привести здесь полный текст этой молитвы, дабы не оскорбить религиозное чувство наших читателей, но указываем лишь на то, что в молитве этой с красноречивым жаром и силою, достойными лучшего назначения, отвергается Бог, как отживший свое время, и призывается ко власти над миром Люцифер (сатана). В своих тайных собраниях масоны совершают кощунственное подражание Тайной Вечере, чем они, конечно, не стали бы заниматься, если бы справедливо было их утверждение, будто их разум стоит выше «предрассудков», как они называют религию.
На низших степенях масонства проповедуется поклонение «Великому Строителю Вселенной», который затем оказывается не кем иным, как сатаною. Масонам высших степеней дозволяется лицезреть его и воздавать ему поклонение в образе золотого тельца с получеловеческим лицом и женскою грудью, якобы подобного тем, которых воздвигнул Иеровоам в Вефиле и Дане при отделении Израиля от Иуды (3 Цар. 12, 28-30). В высших степенях масонства открыто проповедуется поклонение диавольской силе, которая выставляется благожелательною людям, стремящеюся облагодетельствовать их высшим познанием добра и зла, будто бы желая сделать людей счастливыми. Бог, по толкованию масонов, из зависти хочет лишить людей высшего знания; таким образом, Бог является врагом человечества, а сатана — его благодетелем и другом. По масонскому толкованию, Каин — сын диавола и Евы, а Хирам, строитель Храма, — потомок Каина; отсюда — почитание Хирама. Отличительным признаком одной из высших степеней масонства является, между прочим, некий знак, делаемый рукою, и тень которого на стене дает изображение головы сатаны, которого масоны почитают своим отцом. Поклоняясь ему, они угрожают обнаженным кинжалом по направлению к небу и восклицают: «Некам Адонай!», что по-еврейски означает: «Месть Богу!»
Понятно, что человек, решившийся поклониться сатане и объявить войну Богу, считается «надежным» членом тайного общества, готовым на всякое преступление, какое только потребуется совершить в угоду золотому тельцу как земному олицетворению сатаны. Таким образом, преступления, ложь и лицемерие являются в масонстве не только дозволенными средствами, но суть сами по себе деяния, угодные предмету их поклонения — сатане, человекоубийце и отцу лжи.
Хотя иудейская ложа «Мицраим» является лишь одним и даже на вид незначительным звеном грандиозной масонской организации, охватывающей весь мир, но из всего изложенного очевидно, что в действительности вся организация, от самых глубоких своих корней, вытекает из иудейства. Мы даже думаем, хотя, конечно, на этот счет лучше нас могут судить ученые лица духовного звания, что именно эти мерзости разумел Христос, когда обличал иудеев словами: «Вы от нижних, Я от вышних» (Ин. 8, 23), и далее: «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня» (там же, 42). «Ваш отец — диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (там же, 44).
Именно только имея в виду изуверский фанатизм поклонников сатаны, возможно понять стихийное единодушие иудеев всего мира, жидовствующих элементов «интеллигентного» общества, населения Европы вообще и России в частности в диком деле ниспровержения власти Церкви Христианской и связанных с нею властей, в поругании семейных начал, в осмеянии всех добродетелей, до воинской доблести включительно, в увенчании преступлений, хотя бы дело шло о государственной измене, каким-то ореолом изуверской святости, а также в принесении величайших жертв для повсеместной замены национальных денег золотою валютою, наглядно доставляющею золотому тельцу торжество над драгоценнейшими святынями лучших народов. В частности, это характерное для иудеев слепое поклонение золоту обличено словами Спасителя: «Горе вам, вожди слепые, которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен» (Мф. 23, 16).
Но Вера ослабела. Многочисленные ереси отдают первое место Ветхому Завету, и лишь немногие, которые пытаются не только по названию быть христианами, пытаются уразуметь Св. Евангелие. И вот, когда иудействующие теоретики финансовой науки стали утверждать явную нелепость, будто все громадное государственное достояние является недостаточным обеспечением национальных бумажных денег, а ничтожное сравнительно количество золота, — притом не своего, а взятого за разорительные проценты напрокат у иудеев под обеспечение того же государственного достояния, — есть достаточное обеспечение, и никто не вспомнил предостерегающее слово Божественного Учителя: «Безумные и слепые! что больше: золото или храм, освящающий золото?»
Да, никто не вспомнил это предостережение Спасителя, ибо ученые люди надеялись на свой «свободный» разум, который и подчинился свободно явной нелепости, навязанной служителями сатаны.
И вот на месте Храма Божия, на подножии из государственных долгов, под бременем которых изнемогают народы, преступными руками воздвигается в сиянии славы величественное капище золотого тельца, которому все жертвы угодны, перед которым все пало ниц. И народы, не уразумевшие ясное предостережение Спасителя, дождались исполнения мрачного пророчества: «Вот, на земле будет дешевизна во всем, и подумают, что настал мир; но тогда-то и постигнут землю бедствия — меч, голод и великое смятение» (3 Езд. 16, 22). Люди соблазнились «дешевизною», которую дает золото, забывая, что дешевизна обозначает обесценение их труда и произведений труда народного, обозначает нищету производительно трудящихся классов населения, и прежде всего разорение земледелия и обнищание земледельца, а отсюда — обессиление и закабаление земледельческого государства, каким является Россия.
Нищета материальная порождает нищету духовную. Голос «неподкупной» печати, авторитет науки, гражданский долг, совесть — все становится предметом торга.
За деньги печать отрицает народные бедствия, закрывает глаза на их истинную причину; ученые проповедуют заведомо ложные теории, субсидированные агенты морочат оголтелую толпу несбыточными утопиями социализма и политической «свободы» — этого рекламированного мишурного наряда, под складками которого таится цепь позорной иудейской кабалы.
А к чему ведет такая кабала, на то указывает нам пример Франции, где изуверский масонский фанатизм довел ожидовелое правительство «свободной» страны до открытой религиозной войны с Христианскою Церковью. Но там же и возникла реакция в виде Противомасонского Общества (Association Antimaconnique de France), издающего журнал, озаглавленный «Обличение франкмасонства» (La Franc-Maconnerie demasqee). Журнал этот и сочинения, на которые сделаны ссылки в настоящей книге, а также в нашей книге «Франкмасонство и государственная измена», позволяют с некоторою уверенностью утверждать, что масонство в виде продолжения деятельности Рыцарей Храма есть одно из проявлений опьяненного каббалою мрачного иудаизма, воинствующего против света Учения Христова.
Напрасно в своем примечании переводчик просит не смешивать учения сионских мудрецов масонства с представителями сионистского движения, т.е. сионизма, основанного доктором Герцлем в 1896 году. Именно в России сионисты-масоны в своей деятельности, направленной против Церкви и Государства, нашли себе естественного союзника в иудействе, в особенности же в «сионизме». Для уразумения совершающихся событий необходимо иметь в виду, что так называемый сионизм,
столь распространенный среди иудейской интеллигенции в России, имеет лишь внешним предлогом план переселения иудеев в Палестину, в сущности же является революционною организациею, тайно руководящею иудейским же «Бундом». Англия через своих агентов — русских масонов — содействует внутреннему порабощению России иудеями; иудейские сионисты путем возбуждения внутренней смуты парализуют возможное сопротивление России козням английской внешней политики. Соглашение по этому предмету между сионистами и масонами состоялось, по-видимому, в 1900 году по инициативе д-ра Герцля, основателя современного сионизма. Таким образом, иудейский сионизм, действуя в России под покровительством русских масонов и по соглашению с английским масонством, является хорошо организованною, распространенною по всей России предательскою агентурою всегда враждебной России, но дружественной иудеям английской внешней политики.
На тесную органическую связь между масонством, сионизмом Герцля и дохристианским иудейством указывает, между прочим, кроме израильского идола, которому поклоняются, и еврейского календаря, которым продолжают руководствоваться масоны, еще и повторение некоторых чисел, имеющих, по-видимому, сокровенное значение в суевериях каббалы: в Ветхом Завете числа 8 и 17 довольно часто связываются со знаменательными событиями. Так, в главе 1 книги Бытия повествование прерывается неоднократно словами: «И был вечер, и было утро», которыми отмечается смена дней творения; вторая же глава и последующие, вплоть до главы 7, ст. 4, ни разу не упоминают о смене дня; начинается же глава вторая сообщением о седьмом дне, в который Бог почил от дел своих (Быт. 2, 3), а затем (там же, 7): «И создал Господь Бог человека из праха земного»; далее продолжается без упоминания о смене времен дня повествование об искушении Евы змием, об изгнании из Едема, об убиении Авеля Каином — вплоть до Потопа; так что получается впечатление, будто все эти события происходят в один день, и именно в день осьмой. Быть может, отсюда — значение, которое имеет день осьмой в учении об антихристе. Такое же значение получает число 17, сумма знаков которого, 1+7, дает 8.
Отсюда же мистическое значение месяца октября, т.к. октябрь по старинному исчислению был 8-и месяцем в году, начинавшемся 1 марта; по иудейскому же календарю, октябрь совпадает со 2-м месяцем в году, начинающимся в сентябре, и с этим месяцем, как и с 17-м числом, связаны многие знаменательные события Ветхого Завета. Потоп начинается в октябре: «Во вторый месяц, в семнадцатый день» (Быт. 7, 11), а остановился ковчег на горах Араратских уже в седьмом месяце, но тоже в семнадцатый день (Быт. 8, 4); Соломон положил основание храму во втором месяце, октябре (3 Цар. 6, 1, 37), а окончил его построение через семь лет по основании, т.е. на 8-м году, в месяце Буле — это месяц осьмой (там же, 38). Иеровоам, воздвигнув золотых идолов в Вефиле и Дане, установил праздник в 8-й месяц и приносил жертвы (3 Цар. 12, 32, 33). По возвращении из плена Вавилонского положено основание работ по возобновлению храма во втором месяце, т.е. в октябре (1 Езд. 3, 8; 2 Езд. 5, 54, 55). Это месяц октябрь, числа 8 и 17 в Ветхом Завете.
В масонстве и истории революций и предательств эти числа странным образом навязчиво повторяются.
Первая масонская ложа основана официально в 1717 году. Французская революция приурочивается к 1789 году (первые два знака 17, вторые — 8+9=17).
В более близкое к нам время в рабочем движении, руководимом, как пояснено в протоколах, иудеями и масонами, замечается нелепое, не зависимое от трудности работы, фанатическое требование трех осьмерок, т.е. 8 часов работы, 8 — развлечений, 8 — сна.
В России в последнее время обращают на себя внимание те же числа.
17 октября 1886 года — покушение на священную жизнь Императора Александра III и всей Царственной семьи в Борках.
17 октября 1900 года — циркулярное распоряжение Департамента таможенных сборов Министерства финансов за N21.921, разрешающее акции сионского «Еврейского Колониального Банка» к обращению в России. Благодаря этому распоряжению в России был собран необходимый капитал в 2,5 миллиона рублей для основания сионского банка, давшего средства на распространение революционного движения в России.
17 октября 1905 года создано в России положение общего недоумения, повергшего нашу Родину в неописуемую смуту, положившего начало кровопролитиям междоусобной войны.
Начало всех современных бедствий России положено введением золотой валюты, чем создана зависимость финансовая, а следовательно, и политическая русского народа и Российской державы от международной организации иудеев и от их бога — золотого тельца. И в этой денежной реформе бросаются в глаза странные числа: введена золотая валюта Монетным Уставом 1899 года, который был годом осьмьш со дня вступления в управление русскими финансами г-на Витте (тогда еще не графа); в 1906 году, который есть год осьмой со времени воцарения в России золотого тельца, готовится в Петербурге созыв Государственной Думы, в которой происками служителей золотого тельца будут преобладать представители политических групп, руководимых иудеями и масонами, поклоняющимися золотому тельцу. Предполагается же созыв Думы в месяце апреле, который есть месяц осьмой. Новый золотой рубль установлен весом в 17 долей и 424 сотых чистого золота. Число 17, сумма знаков которого равна 8, уже налицо. Число же 424, разделенное на 8, дает число 53, сумма знаков которого — 5+3 — равна 8.
При этом новый золотой рубль исчислен в 666 сотых. Все это невольно напоминает загадочные слова Писания о звере: «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть» (Апок. 13, 18) и далее: «И зверь, который был и которого нет, есть осьмой, и из числа семи и пойдет в погибель» (там же, 17, 11).
«Кто имеет ум...»
Однако если все беды происходят от тайного союза, имеющего своею целью служение лжи и отцу лжи, то очевидно, что спастись от этих злых козней мы можем лишь явным объединением вокруг Истины и Источника Истины, в дружном единении всех христиан, дабы «низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий вселенную, низвержен на землю, и все ангелы его низвержены с ним» (там же, 12, 9).
Здесь ясно указано, с чего надо начать: низвергнуть золотого тельца, порабощающего народы, упразднить золотую валюту, причинившую нам столько нищеты, горя и позора; освободить Россию и русский народ от власти иудеев, служителей золотого кумира. Этого не исполнит никакое представительное собрание, состоящее из людей, избранных силою подкупа, заранее продавших совесть золоту и слугам его. Задачу эту может исполнить только и единственно Самодержавный Царь, не зависящий ни от кого, кроме Бога Единого. Когда это совершится, тогда не только русский народ, но все трудящееся человечество всего мира может радостно воскликнуть: «Ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братии наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь» (там же, 12, 10).
Освободив себя и братии наших от ига диавола — врага рода человеческого, и символа его — золотого кумира, и от служителей его — иудеев, надо подумать о созыве Вселенского Собора для объединения всех христиан в видах совместного пресечения возможности дальнейших козней иудейства и масонства на будущее время.
Этой цели нельзя достигнуть насильственным истреблением, а тем менее — беспорядочными погромами.
История показывает нам, что даже серьезные разгромы не достигают цели. Так, например, в 70 году по Р. X., при взятии и разрушении Иерусалима Титом, истреблено около миллиона иудеев; в 135 году по Р. X., во время карательной экспедиции против иудеев, их пало 580 тысяч только от меча легионов; в 1290 году, при очищении Англии от иудеев Эдуардом I, их погибло около 400 тысяч. Конечно, такие крупные истребления временно несколько регулировали чрезмерное размножение иудеев и отчасти, вероятно, делали их менее наглыми и более осторожными. Но все же это паллиативы, которые, принося лишь временное облегчение, вгоняют внутрь болезнь, но не могут излечить от нее человечество, пока сохраняются условия, при которых ложь, хитрость, лицемерие, ростовщичество, свойственные племени Иуды, продолжают господствовать над правдою и честным, производительным трудом.
Еще менее достигают цели жалкие погромы нашего времени, в которых обыкновенно погибает больше христиан, чем иудеев. Последним вдобавок дается лишняя возможность свое гнусное отношение к приютившему их народу оправдывать «гонениями», которым они будто бы подвергаются; создается повод для иудейской прессы всего мира поднимать дипломатические переговоры и создавать международные осложнения, от которых иудеи остаются в конце концов в чистом выигрыше.
Еще менее осуществимо освобождение человечества от зол, причиняемых ему племенем Иуды, путем дарования всяких льгот иудеям, согласным лицемерно принять Св. Крещение и слиться с коренным населением страны, с применением к непримиримым иудеям суровых мер выдворения из пределов государства. Такие меры предлагаются иногда в виде обстоятельных записок иудеями же, принимающими личину праведников, сурово порицающих заблуждения и гнусные качества своих единоплеменников. Этого рода проекты ловко рассчитаны на благоприятное впечатление: слова раскаяния и откровенное осуждение вредных свойств своего родного племени производят впечатление искренности; кроткие меры по отношению к кающимся привлекают симпатии сентиментальных гуманистов; с другой стороны, крутые меры, предлагаемые по отношению к непримиримым, кажутся заманчивыми для людей, любящих говорить о твердой власти. В сущности же, такие проекты, лицемерные, как их авторы, составляются иудеями-франкистами — самою опасною разновидностью иудеев — в видах насильственного при содействии государственной власти массового совращения иудеев в зогаризм, еще более опасный для государства, чем обыкновенный иудаизм...
Но необходимы меры совершенно иного рода:
по упразднении золотой валюты установление правильного и достаточного бумажно-денежного обращения, основанного на взаимном доверии правительства и народа;
открытие повсеместно государственных кредитных учреждений для снабжения населения доступным кредитом;
изъятие всех операций по земельному кредиту из ведения акционерных обществ и установление государственной монополии залоговых кредитных операций;
преимущественное поощрение промышленной и торговой предприимчивости в лице представителей верных элементов населения;
значительное улучшение материального положения офицеров и нижних чинов армии и флота при усилении военной дисциплины и расширении программы школьных занятий для нижних чинов;
создание целой системы поощрительных преимуществ по праву приобретения земли, пользования кредитов, занятия государственных и общественных должностей, помещения детей на вакансии в учебных заведениях для полноправных граждан, отбывших воинскую повинность;
улучшение материального положения духовенства, судебного и учительского персонала для привлечения лучших сил к духовному наставлению паствы, к насаждению здравого правосознания в населении, к умственному и нравственному воспитанию юношества;
безусловное освобождение иудеев от отбывания воинской повинности и от присяги;
безусловное запрещение иудеям, как развращающему элементу, иметь какую-либо прикосновенность к армии и флоту;
безусловное устранение иудеев от всех государственных и общественных должностей, от всякой прикосновенности к делу отправления правосудия, будь то в качестве судей, адвокатов, ходатаев по делам, свидетелей или присяжных заседателей;
безусловное их устранение от всякого участия в русской периодической печати, от дела преподавания и воспитания в общих учебных заведениях и в христианских семьях;
безусловное запрещение иудеям иметь в доме христианскую прислугу под страхом уголовной ответственности;
безусловное воспрещение приобретения недвижимости и аренды земли.
Это — меры государственные.
Но и государственная власть ничего не достигнет в этом отношении, если сами мы будем из временных выгод продолжать, как это уже не раз бывало, помогать иудею обходить закон, становясь его попустителями и соучастниками, сочетоваясь лукавому.
Если же мы искренне хотим стать свободными и Родину свою видеть могущественною и свободною, то нелепо ждать свободы от подчинения иудейской каббале, ибо не напрасно сказано: «Всякий делающий грех есть раб греха» (Ин. 8, 34). Свободы надлежит искать в евангельской Истине, ибо сказал Спаситель, пришедший спасти мир от греха и рабства: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными» (там же, 32). Пора нам вспомнить слова молитвы: «Избави нас от лукавого» — и добавить мысленно: «...и от служителей его».
Вспомним также поучение Второго Соборного Послания Св. Апостола Иоанна Богослова (10, II): «Кто приходит к вам и не приносит сего (Христова) учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его, ибо приветствующий его участвует в злых делах его».
Если бы мы действительно хотели, всею душою хотели бы спасти себя и свое Отечество от позора готовящейся и отчасти уже осуществляемой кабалы в «царстве змия», то, учредив повсеместно организации торговой и деловой взаимопомощи русских людей, прекратили бы всякое общение с иудеем, всякую торговлю, всякое дело с ним — и он сгинул бы с лица Земли Русской.
Хотя на первых порах трудно было бы отказаться от иудейских услуг и их бога — золота, но все же возможно при условии твердой Веры и несокрушимого мужества.
Но есть ли еще, сохранились ли еще твердая Вера и несокрушимое мужество в сердцах русских?
Этого мы, конечно, не знаем. Однако надеемся. В противном случае и писать-то было бы излишним трудом>.

Глава 23
Святые и подвижники Русской Церкви о Сионских протоколах. — Благословение Святого Иоанна Кронштадтского. — Слово о Сионских протоколах Священномученика митрополита Владимира. — Православная оценка протоколов архиепископом Никоном Рождественским. — Духовное покровительство Оптиной пустыни. — Благословение Святого старца Варсонофия. — Дело Московского цензурного комитета.
Широкое распространение Сионских протоколов в России в 1905 1907 годах объяснялось не только трагическими событиями войны и революции, но прежде всего тем, что многие русские люди, обладая православным сознанием, сразу же увидели в них не просто политический документ, а религиозное предостережение о приближающемся «торжестве Израиля, или грядущем в мире антихристе». Публикация Сионских протоколов в России носила не политический, а религиозный характер и была направлена не на противостояние какому-либо народу, а на борьбу с грядущим антихристом, силами зла и сатанизма. Именно так понимали значение Сионских протоколов русские Святые и подвижники XX века, благословившие их публикование и распространение в России.
Публикация Сионских протоколов в книге С.А. Нилуса «Великое в малом» была благословлена великим русским Святым и прозорливцем Иоанном Кронштадтским. Без духовной поддержки Иоанна Кронштадтского книги Нилуса могли бы и не увидеть свет. Как отмечает современник, <сам Нилус не верил в возможность интереса читателей к его книгам. Под влиянием такого своего уныния и пессимизма он мог и не написать своего знаменитого труда. Но именно для устранения этого препятствия дивный прозорливец о. Иоанн уверенно предсказывает ему успех: «...Пиши, твои книги будут покупаться и читаться». Эти слова сказаны в феврале 1906 года, когда революционный мрак и буря покрывали всю Россию... Вот это благодатное и могущественное слово о. Иоанна есть пример той соборности в труде Нилуса... без которой и самого труда, несомненно, не появилось бы...>. 3 [355 Пламенная любовь. С.8.]55
Св. Иоанн Кронштадтский с душевной теплотой относился к Нилусу и его верной помощнице и жене. «Передай (им. — О.П.), — говорил он своей духовной дочери Г. Лобовиковой, — что я их крепко люблю. Хорошо Нилус пишет: я с великим удовольствием прочитал его сочинения. Его сочинения — чистый алмаз». «Передай ему (Нилусу. О.П.), — говорил Святой той же Лобовиковой, — что я глубоко, глубоко уважаю его и люблю его любовью брата о Христе». 3 [356 Там же. С.13-14.]56
<Батюшка, — рассказывала о Нилусах Иоанну Кронштадтскому Г. Лобовикова, — ведь они оба очень хорошие, религиозные и гостеприимные. А Батюшка (Иоанн Кронштадтский. — О.П.) говорит: «От хорошего дерева — хорошие и плоды». Батюшка, говорю, благословите их! Он снял шляпу, перекрестился и говорит: «Бог их благословит». Да я еще ему говорю, что С.А. Нилус еще три тетради написал и будет издавать. «Скажи — скорее бы издавал да мне прислал прочитать»>. 3 [357 Там же.]57
Священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Московский и Коломенский, в тяжелые для России времена октября 1905 года распорядился прочитать во всех московских церквах составленное им слово «Что нам делать в эти тревожные наши дни?». 3 [358 В составлении слова также участвовал архиепископ Никон (Рождественский).]58 В этом слове Священномученик рассказал православным людям Москвы о преступных антихристианских замыслах составителей Сионских протоколов. «Главное гнездо их за границей, — сообщал пастве Московский митрополит, они мечтают весь мир поработить себе; в своих тайных секретных протоколах они называют нас, христиан, прямо скотами, которым Бог дал, говорят они, образ человеческий, только для того чтобы им, якобы избранникам, не противно было пользоваться нашими услугами... С сатанинской хитростью они ловят в свои сети людей легкомысленных, обещают им рай земной, но тщательно укрывают от них свои затаенный цели, свои преступные мечты. Обманув несчастного, они толкают его на самые ужасные преступления якобы ради общего блага и действительно обращают его в послушного раба. Они всячески стараются вытравить из души или по крайней мере извратить святое Учение Христово». 3 [359 Московские ведомости. 16.10.1905.]59
Слово митрополита Владимира, зачитанное в московских церквах и содержавшее оценку Сионских протоколов, произвело сильнейшее впечатление на православных людей. Сам владыка выступил с этим словом в Успенском соборе Московского Кремля. Закончил он свою проповедь такими словами: «Братья возлюбленные! Чада Русской земли! В те дни, когда мы вспоминаем, как Матерь Божия по молитвам предков наших спасла землю Русскую в тяжелую годину между царствия, как освободила Она нашу первопрестольную Москву Своею иконою Казанскою от нашествия поляков и литовцев, — сегодня прольем пред нею и Ее Божественным Сыном пламенные мольбы о спасении Родной Земли нашей от крамольников. Поплачем пред Нею о грехах наших. Помолимся Ей о несчастных братьях наших, смутой увлеченных на погибельный путь». Давая оценку Сионским протоколам, владыка прямо связывал чудовищные планы их составителей с революционными событиями в России, рассматривал возникшую смуту не с политических, а с религиозных позиций, призывал православных людей выполнить свой долг перед Богом и стать «на брань с антихристом». 3 [360 Там же.]60
С этих же позиций рассматривает Сионские протоколы и другой выдающийся православный иерарх того времени, архиепископ Никон Рождественский. Как следует из его дневников, Сионские протоколы стоят в прямой связи с тайной беззакония, делом антихриста и суть плоды работы «сонмища сатаны», о котором говорится в Апокалипсисе (2, 9). Вчитываясь в этот документ, писал Никон Рождественский, «нельзя не прийти к заключению, что это действительно не есть работа одного лица, а произведение не одного даже поколения врагов Церкви, хитрых, лукавых, в числе коих были люди незаурядного ума и крепкой воли, — люди, притом не имеющие ни одной искры христианских начал нравственности, готовые на все, чтобы достигнуть своей цели. А их цель — основание всемирного царства под главенством своего царя. Все это очень похоже на заветные мечты иудеев о всемирном своем царе, а по учению Св. Отцов — антихристе. Протоколы сплошь проникнуты иудейским духом, иудейским идеалом. С другой стороны, в то же русло вливается темная струя буддийских бредней, дабы еще больше замутить течение жизни всего человечества, и странное дело: идеалы буддистов каким-то образом сплетаются с идеалами иудеев. Казалось бы, что общего между иудеем и буддистом? Но они идут рука об руку к общей цели. Ясно, что у них общий вождь — враг Бога и людей. Это он подготовляет путь своему ставленнику — антихристу». 3 [361 Архиепископ Никон (Рождественский). Мой дневник //Троицкое Слово. 1917. N374. С.381.]61
Самоотверженный труд С.А. Нилуса благословлял и поддерживал Святой оптинский старец Варсонофий. В течение 1907-1912 годов оптинский Святой был духовником Нилуса, разделяя с ним его позицию, высказанную в комментариях к Сионским протоколам. За свою приверженность к делу борьбы с иудейской идеологией старец подвергался гонениям и в конце концов вынужден был покинуть Оптину пустынь. Незадолго до смерти Святой старец Варсонофий «передал земной поклон Нилусам, говоря, что они вместе с ним пострадали за одно и то же». 3 [362 Нилус Сергей Александрович. Жизнеописание, М., 1995. С.176.]62
В течение пяти лет жизни в Оптиной пустыни, вплоть до вынужденного отъезда из нее в 1912 году, С.А. Нилус пользовался полной духовной поддержкой братии монастыря, считавшей его великим духовным писателем и провидцем. В то время еще был жив и Святой старец Иосиф, к которому Нилусы ходили на благословение. Многие часы С.А. Нилус провел в беседах с будущим старцем отцом Нектарием и другими известными оптинскими подвижниками.
Однако то, что сразу осознали, заглянув в глубину будущего, русские Святые и подвижники, не захотели понять церковные чиновники, для которых Православие было только ведомством и местом службы. Как справедливо отмечалось, «высшая церковная власть в России, Св. Синод прошли мимо книги Нилуса, даже отстранились от нее, как от чего-то зачумленного н опасного». 3 [363 Пламенная любовь. С.5.]63 Когда на книжном рынке появились издания С.А. Нилуса, большинство высших церковных чиновников отнеслись к ним отрицательно. Например, когда князь Н.Д. Жевахов обратился к архиепископу Новгородскому Арсению поддержать книги Нилуса и помочь их распространению в его епархии, в пределах которой тогда проживал Сергей Александрович, владыка не только отказался исполнить его просьбу, но и объяснил, почему, сказав, что «Нилус вмешивается не в свое дело». 3 [364 Жевахов Н.Д. Сергей Александрович Нилус. Новый Сад, 1936. С.47-48.]64
Синод, хотя и отстранился от книги, содержавшей Сионские протоколы, не смея их одобрить, но «побоялся и запретить, и в этом направлении не было сделано никаких попыток», «поведение Синода в этом деле (было) просто нейтральное». 3 [365 Пламенная любовь. С.5-6.]65 Синодальные чиновники не осмелились противостоять таким великим деятелям Русской Церкви, как Иоанн Кронштадтский, митрополит Владимир, архиепископ Никон.
Так же осторожно, не с православной, а больше с политической точки зрения, давали оценку Сионским протоколам чиновники Московского цензурного комитета по делам печати. В их осторожности предчувствуется то духовное бессилие чиновничьего аппарата России в борьбе с беспощадным мистическим врагом Святой Руси, ставшее одной из главных причин революции 1917 года.
Привожу примечательный документ той эпохи, найденный мной в архиве Гуверовского института.

Выписка из журнала заседания Московского Цензурного Комитета от 28 сентября 1905 года.
СЛУШАЛИ:
Доклад цензора статского советника Соколова следующего содержания:
<Данные мне на прочтение в подцензурном порядке сочинения Сергея Нилуса: 1) «Великое в малом. Впечатления от событий своей и чужой жизни»; 2) «Служка Божией Матери и Серафимов»; 3) «Дух Божий, явно почивший на отце Серафиме Саровском»; 4) «Что ждет Россию» и 5) «Небесные обители» ничего предосудительного не заключают в себе в цензурном отношении и потому могут быть дозволены к напечатанию общей цензурой, за исключением мест на стр. 45-46 сочинения «Великое в малом», подлежащих по силе ст. 73-ей Уст. о ценз. и печ. просмотру Г. Министра Императорского Двора.
Что же касается сочинений, видимо предназначаемых к изданию отдельною книгой и озаглавленной «Торжество Израиля, или Грядущий в мире антихрист как близкая политическая возможность (Протоколы заседаний сионских мудрецов), 1902- 1904 гг.», то я затрудняюсь дозволить его к напечатанию по нижеследующим соображениям.
В сочинении этом идет речь о близости времени пришествия антихриста. А потому оно предварительно представлено было на просмотр Московского Духовного Цензурного Комитета, который в «Отзыве» своем о нем, не находя ничего противного в «отделах» его богословского содержания, «главную» и самую большую часть его признал не подлежащей своему просмотру, как трактующую о политических, а не о духовных вопросах. Часть же эта состоит из «26 протоколов заседаний сионских мудрецов», добытых или, как говорится в рукописи С. Нилуса, кем-то «выкраденных» у какого-то франкмасона и по содержанию своему составляющих подробный план «Сионистских мудрецов» низвержения всех христианских государств, и главным образом России, с их государями и правительствами и водворения на их месте единого самодержца еврея, который не только подчинит, но и поработит все народы будущим господам и обладателям Вселенной — евреям с их самодержцем, которого. г. Нилус называет антихристом.
План состоит в том, что евреи должны мутить всевозможными способами христианские народы и возбуждать их как против их государей и правительств, так и друг против друга, с тем чтобы этим ослабить их и подчинить своей власти. Агентам сионистов предлагается повсюду внушать простому народу (в особенности рабочим) мысль, что он несправедливо порабощен и эксплуатируется как знатными, так и богатыми и что правительства и сами государи есть только поверенные народов и подлежат контролю их, что поэтому каждый народ должен пользоваться одинаковыми с ними правами на их достояние. Смуту в христианских государствах евреи должны делать через самих же гоев, т.е. христиан, и главным образом чрез социалистов, коммунистов, анархистов, интеллигентов, и главным образом чрез лиц, состоящих в правительстве, поощряя их к тому подкупами и мнимою славою, и продажными женщинами, и, словом, всем, чем только можно. Для того чтобы ослабить христиан во что бы то ни стало, сионисты-франкмасоны будут всячески разорять их и на их счет приумножать еврейские капиталы, благодаря которым эти последние и теперь уже стали чувствовать себя господами христианских государств и народов и признают себя настолько всевластными, что стоит им только чего-нибудь захотеть, то все будет исполнено по их желанию. Для этой же цели они и золотую валюту ввели в России. Создавая и поощряя главным образом чрез подкупы и печать всякую рознь между христианами, евреи-масоны-сионисты по рассматриваемому плану своему имеют в виду главным образом рекомендовать христианским народам народоправство и домогательство свободы во всех проявлениях общественной жизни. Этим они намереваются вернее всего достигнуть своих целей, и это уже в глазах их испытанный способ захвата ими власти в свои руки во Франции, в которой не кто другой, как они, устроили и так называемую «великую революцию» и потом все последующие и в которой вполне являются теперь господами положения. На Россию они в наши дни потому направляют свои дьявольские злоухищрения, что она представляет собою единственную христианскую державу, сильную своим самодержавным образом правления и своею православною верою.
Проводя теперь всюду и всеми способами так называемый правовой порядок и домогаясь всевозможных свобод, сионисты, как видно из их плана, быстро изменят свои взгляды на управление народами. Лишь только им удастся поставить надо всеми странами единого самодержавного царя из евреев, они прежде всего обезличат или истребят франкмасонов из христиан, как людей, некоторым образом посвященных в их тайны, а затем всех тех, кто из «гоев» помогал им в деле создания еврейского самодержца — как-то: разных социалистов, коммунистов, а тем более анархистов и вообще так называемых интеллигентов-конституционалистов не только как людей вредных для их самодержца, но и глупых утопистов. Самодержавие их самодержца будет самым деспотическим, в особенности для «гоев», которых будущие обладатели вселенной не будут считать даже людьми, а просто скотами, предназначенными самим Богом в будущем их царстве только на службу евреев, как народа избранного.
Но, впрочем, чтобы не быть голословным, приведу несколько мест из упомянутых протоколов сионистского франкмасонского общества или, вернее, из дьявольского плана сионистов поработить еврейству во что бы то ни стало всю Вселенную.
«Политическая свобода, — говорится в их плане, — есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять, когда является нужным идейной приманкой привлечь народные силы к своей партии, если таковая задумает сломить другую, у власти находящуюся. Задача эта облегчается, если противник сам заразится идеей свободы, так называемым либерализмом, и ради идеи поступится своею мощью. Тут-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тотчас же по закону бытия подхватываются и подбираются новой рукой, потому что слепая сила народа дня не может пробыть без руководителя и новая власть лишь заступает место старой, ослабевшей от либерализма. В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота... Идея свободы неосуществима... Стоит только народ на некоторое время предоставить самоуправлению, как оно превращается в распущенность. С этого момента возникают междоусобицы, скоро переходящие в социальные бунты, в которых государства горят, и значение их превращается в пепел» (с. 17 об.); «Наша власть при современном шатании всех властей будет необоримее всякой другой, потому что она будет незримой до тех пор, пока не укрепится настолько, что ее уже никакая хитрость не подточит. Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства... Пред нами — план, в котором стратегически изложена линия, от которой нам отступать нельзя без риска видеть разрушение многовековых работ» (с. 19); «Только у самодержавного лица планы могут выработаться обширно ясными, в порядке»; «Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивала наша агентура — гувернеры, лакеи, гувернантки — в богатых домах, приказчики и проч., наши женщины в местах гоевских увеселений... Наш пароль — сила и лицемерие»; «Наше государство, шествуя путем мирового завоевания, имеет право заменить ужасы войны менее заметными и более целесообразными казнями, которыми надобно поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию... Но... нам надо держаться программы насилия и лицемерия... Еще в древние времена мы среди народа впервые крикнули слова: свобода, равенство, братство, — слова, столь много раз повторенные с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти приманки»; «Якобы умные и интеллигентные гои не разобрались в отвлеченности этих слов. Поэтому во всех концах мира эти слова становили в наши ряды чрез своих слепых агентов целые легионы, которые с восторгом несли наши знамена. Между тем эти слова были червяками, которые подтачивали благосостояние гоев, уничтожая всюду мир и спокойствие, солидарность и разрушая все основы их государств... А это послужило нашему торжеству... дало возможность между прочим добиться важнейшего козыря — уничтожения привилегий, иначе говоря, самой сущности — аристократии гоев, которая была единственной против нас защитой народов стран»; «На развалинах родовой аристократии мы поставили интеллигенцию. Ценз этой новой аристократии мы установили в богатстве, от нас зависимом, и в науке, двигаемой нашими мудрецами. Наше торжество облегчилось еще тем, что в сношениях с нужными нам людьми мы всегда действовали на самые чувствительные струны человеческого ума — на расчет, на алчность... А абстракция свободы дала возможность убедить толпы, что правительство не что иное, как управляющий собственника страны — народа, и что его можно сменять как изношенные перчатки» (с. 20-22); «Администраторы, выбираемые нами из публики, в зависимости от их рабских способностей легко сделаются пешками в нашей игре...», ибо «гои руководятся не практикой беспристрастных исторических наблюдений, а теоретической рутиной»; «Пусть для них играет главнейшую роль то, что мы внушили им признавать за веление (теории). Для этой цели мы постоянно путем нашей прессы возбуждаем слепое доверие к ним. Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и без логической их проверки проведут в действие все почерпнутые из науки сведения, скомбинированные нашими агентами, с целью воспитания умов в нужном для нас направлении... Обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма, ницшеизма» (с. 23); «В руках современных государств имеется великая сила — это пресса... Но государства не умели воспользоваться этой силой, и она очутилась в наших руках. Через нее мы добились влияния, сами оставаясь в тени, благодаря ей мы собрали в свои руки золото, невзирая на то, что нам приходилось его брать из потоков крови и слез» (с. 23 об.); «Наша цель (т.е. всемирное еврейское царство) уже в нескольких шагах от нас. Из государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты... Народы прикованы к труду... Поэтому все эти так называемые права народа могут существовать только в идее»; «С уничтожением аристократии народ подпал под гнет кулачества» (с. 25). Поэтому «мы явимся спасителями рабочего, когда предложим ему вступить в ряды нашего войска — социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства. Аристократия была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки. Мы же заинтересованы в вырождении гоев... Нуждою и происходящею от нее ненавистью мы двигаем толпами и их руками стираем тех, кто нам мешает на пути нашем. Когда придет время нашему всемирному владыке короноваться, то те же руки (т.е. руки толпы) сметут все, могущее быть тому препятствием... (с. 25 об.) Создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросим на улицу целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тем, кому они... завидуют с детства и чье имущество им можно будет тогда грабить. Наших они не тронут, потому что момент нападения нам будет известен и нами будут приняты меры к ограждению своих» (с. 26); «Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя великой: тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся — дело рук наших» (с. 27); «С тех пор мы водим народ от одного разочарования к другому, для того чтобы он и от нас отказался в пользу того царя Деспота Сионской крови, которого мы готовим для мира...»; «В настоящее время мы, как интернациональная сила, неуязвимы...»; «Чтобы умы гоев не успевали думать и замечать, надо их отвлечь на промышленность и торговлю. Таким образом, все нации будут искать свою выгоду и в борьбе за нее не заметят своего общего врага (с. 28). Временно с нами еще могла бы справиться всемирная коалиция гоев, но мы обеспечены теми глубокими корнями разлада между ними, которые уже вырвать нельзя» (с. 30); «Главная задача нашего правления (в настоящее время) состоит в том, чтобы ослабить общественный ум критикой, отучить от размышлений, вызывающих отпор, отвлечь силы ума на перестрелку пустого красноречия... Мы присвоим себе либеральную физиономию всех партий, всех направлений»; «Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в недоумение... Это первая тайна. Вторая тайна для успеха (теперь) управления заключается в том, чтобы настолько размножить народными недостатками привычки, страсти, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться... Всем этим мы так утомим гоев, что вынудим их предложить нам интернациональную власть и образовать сверхправительство. На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться сверхправительственной администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы» (с. 31-32); «Скоро мы начнем учреждать громадные монополии, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств» (там же). «Всеми путями нам надо (теперь) развить значение нашего сверхправительства, представляя его покровителем и вознаградителем всех нам добровольно покоряющихся... Аристократия гоев как политическая сила скончалась — с ней нам нечего считаться, но как территориальная владелица она для нас вредна тем, что может быть самостоятельна в источниках своей жизни. Нам надо поэтому ее во что бы то ни стало обезземелить... В то же самое время нам, т.е. сионистам, надо усиленно покровительствовать торговле, промышленности, а главное — спекуляции... (с. 32 об.) Для разорения гоевской промышленности мы пустим в подмогу сильную потребность к роскоши — поднимем заработную плату, которая, однако, не принесет никакой пользы рабочим, ибо одновременно мы произведем вздорожание предметов первой необходимости... Кроме того, мы искусно и глубоко подкопаем источники производства, приучив рабочих к анархии и спиртным напиткам»; «Чтобы истинная подкладка вещей не стала заметна гоям раньше времени, мы ее прикроем якобы стремлением послужить рабочим классам и великим экономическим принципам, о которых ведут деятельную пропаганду наши экономические теории» (с. 33); «Мы должны создать брожение, раздор и вражду... Интригами мы запутаем все нити, протянутые нами во все государственные кабинеты политикой, экономическими договорами или долговыми обязательствами... Таким образом, народы и правительства гоев примут нас еще за благодетелей и спасителей (с. 33 об.). На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той страны, которая осмелится противодействовать... Чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских правительств, мы одному из них покажем силу покушениями, т.е. террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим американскими или китайскими, или японскими пушками» (с. 34).
«От нас исходит все охвативший террор» (с. 36); «Если повредим одну часть государственной машины, государство заболеет, как человеческое тело, и умрет... Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его политическая комплекция изменилась: государства заболели смертельной болезнью — разложением крови. Остается ожидать конца их агонии» (с. 39); «От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев самодержавие, а конституция есть не что иное, как школа раздоров... Трибуна не хуже прессы приговорила правителей к бездействию и сделала их ненужными... Тогда мы заменили правителя карикатурой правительства, президентом из наших рабов. В близком будущем мы учредим ответственность президента (с. 40). Наконец, правительства гоев доведут народ своим бездействием до того, что, будучи нами подстроен, заявит: Уберите их и дайте нам одного всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздора, границы национальностей, религии, государственные расчеты, который дал бы нам мир и покой, которых мы не можем найти с нашими правителями и представителями» (с. 42). Словом, «роль либеральных утопистов будет окончательно сыграна, когда наше правление будет признано» (с. 49 об.); «Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о Едином Боге... Поэтому мы должны разрушить всякие верования (с. 50). Мы постараемся, чтобы против нас не было никаких заговоров. Для этого мы немилосердно (по воцарении) казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках. Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, а те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты. Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают»; «В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада... возможно водворить порядок только беспощадными мерами» (с. 51 об.); «Главное дело для незыблемости правления — укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти... Таково было до последнего времени русское самодержавие — единственный в мире серьезный враг наш, если не считать папства... До нашего воцарения мы создадим и размножим франкмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех могущих быть и существующих выдающихся людей, потому что в этих ложах будет главное справочное место... Все эти ложи мы централизуем и завяжем (в них) узел всех революционных и либеральных элементов... В числе членов этих лож будут почти все агенты международной и национальной полиции, так как ее служба для нас незаменима» (с. 52 об.); «Если этот мир затуманится, то это будет означать, что нам нужно было его замутить... Если же среди него возникнет заговор, то во главе его станет не кто иной, как один из вернейших слуг наших» (с. 53); «Масонов (по воцарении еврейского самодержца) мы казним так, что никто, кроме братии, об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни» (с. 54); «Когда наступит время нашего открытого правления... мы переделаем все законодательства, наши шаги будут кратки, ясны, незыблемы, без всяких толкований. Главная черта, которая будет в них проведена, — это послушание начальству, доведенное до грандиозной степени» (с. 55); «Экономические кризисы были нами произведены для гоев не чем иным, как извлечением денег из обращения» (с. 67); «Золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, у нас (т.е. при еврейском самодержце) должна быть введена валюта стоимости рабочей силы» (там же, оборот); «Владыка, который сменит ныне существующие правления, влачащие свое существование среди деморализованных нами обществ... прежде всего должен приступить к заливанию этого всепожирающего пламени. Поэтому он обязан убить такие общества, хотя бы залив их собственной кровью»; «Избранник Божий назначен свыше, чтобы сломить безумные силы», которые «теперь торжествуют в проявлениях грабительства и всякого насилия... Они разрушили все социальные порядки, чтобы воздвигнуть трон царя иудейского, но их роль будет сыграна в момент воцарения его» (с. 74).
Вот некоторые из мест адского плана сионистских мудрецов-масонов разрушить все христианские государства, с тем чтобы на развалинах их утвердить трон еврейского самодержца Вселенной. План этот, по свидетельству г. Нилуса, подписан «сионскими представителями 33-й степени» и извлечен из целой книги протоколов, хранящихся в Сионской главной канцелярии, находящейся ныне на французской территории, о чем, «конечно, — говорит Нилус, — глава русского тайного агентства, еврей Ефрон и его агенты, евреи же, не сообщили русскому правительству» (с. 76). «Ныне в числе агентов Сиона считаются между прочими: Отеро, Сахарот, Сара Бернар и другие. Эти женщины в руках сионистов служат приманкой для тех из гоев, которые благодаря им всегда нуждаются в деньгах, а потому торгуют совестью» (с. 77), т.е. помогают сионистам проводить свой план в исполнение.
Я опасаюсь дозволить этот план разрушения христианских государств к напечатанию потому, что опубликование его может, мне кажется, повести к истреблению повсеместно всех без исключения евреев, масса которых, несомненно, чужда замыслов сионистских и служит только в руках сионистов таким же слепым орудием, как и те из христиан, которых употребляют теперь как орудие в достижении своих дьявольских Целей. Но вместе с тем, как верноподданный моего Государя, я полагаю со своей стороны, что об этом адском плане разрушения следует довести до сведения тех властей, которые в силах в нем разобраться и должны помешать его выполнению во что бы то ни стало в нашем Отечестве. Запретить рассматриваемую рукопись я полагаю на основании статьи 96 уст. о ценз. и печати>.
Обсудив приведенный доклад, Московский Цензурный Комитет не нашел возможным применить к рассматриваемой рукописи ст. 96 ценз. Устава и постановил дозволить ее к печати, руководствуясь тем соображением, что она заключает в себе разоблачения крайних и безумных учений не целой еврейской нации, а одной только сионистской секты, мечтающей о всемирном господстве во главе с царем из рода Давидова. Разрешая это сочинение к печати, Комитет высказался против того, чтобы ему был придан характер народного издания.
В прениях, предшествовавших вышеизложенному постановлению, гг. Членами Комитета было выражено сомнение в подлинности протоколов сионских мудрецов и высказано мнение о необходимости исключить из рукописи встречающиеся в ней указания на отдельные лица.
С подлинным верно: Секретарь Московского Цензурного
Комитета АКРЕНИЦЫН

1905 года Сентября 28 дня в присутствие Московского Цензурного Комитета прибыли:
Председательствующий Действительный Статский Советник
В.В. Назаровский.
Цензоры: Статские Советники С.И. Соколов и Е.В. Залетов и Надворные Советники Ю.Н. Бартенев и А.А. Венкстерн.
Причисленный к Министерству Внутренних Дел и откомандированный для занятий в Московский Цензурный Комитет Действительный Статский Советник В.А. Истомин.

СЛУШАЛИ:
...6. Приложенный к настоящему протоколу доклад цензора С.И. Соколова о сочинениях Сергея Нилуса одному, которое под заглавием: «Торжество Израиля, или Грядущий в мире антихрист как близкая политическая возможность (протоколы заседаний сионских мудрецов) 1902-1904 гг.», по мнению докладчика, не может быть дозволено к печати на основании ст. 96 устава о ценз. и печ.
Обсудив этот доклад, Московский Цензурный Комитет не нашел возможным применить к рассмотренной рукописи ст. 96 Цензурного Устава и постановил дозволить ее к печати, руководствуясь тем соображением, что она заключает в себе разоблачения крайних и безумных учений не целой еврейской нации, а одной только сионистской секты, мечтающей о всемирном господстве во главе с царем из рода Давидова.
Разрешая это сочинение к печати, Комитет высказался против того, чтобы ему был придан характер народного издания.
В прениях, предшествовавших вышеизложенному постановлению, гг. Членами Комитета было выражено сомнение в подлинности протоколов сионистских мудрецов и высказано мнение о необходимости исключить из рукописи встречающиеся в ней указания на отдельные лица>. 3 [366 Дело III отделения Канцелярии Главного Управления по делам печати N22; Выписки из журнала заседания Московского цензурного комитета от 28 сентября 1905 года. Печатается по копии, хранящейся в архиве Гуверовского института (далее — АГИ). Фонд Б.И. Николаевского.]66

Глава 24
Преодоление скептицизма в отношении Сионских протоколов. — «Господь явил чудо, но русские люди его не поняли и не оценили». — Мнение Л.А. Тихомирова. — Признание «убийственной правды документа».
Следует отметить, что первоначально даже в монархических кругах отношение к Сионским протоколам было неоднозначно. Хотя большинство русских патриотов сразу же поняли значение этого документа, некоторая часть из них отнеслась к нему скептически, считая апокрифом, преувеличением опасности, утопией.
С. Нилуса этот факт чрезвычайно угнетал. Сам он никогда не сомневался в подлинности Сионских протоколов и получение их объяснял чудом милости Божией к русским людям, не замечавшим нависшей над ними опасности со стороны еврейства. «В этом он, — писал князь Н.Д. Жевахов, — не ошибался. Господь действительно явил это чудо, но русские люди его не поняли и не оценили». 3 [367 Жевахов Н.Д. Указ. соч. С.36.]67
После публикации Сионских протоколов Нилусом князь Жевахов неоднократно встречался и беседовал с ним. Князь видел, как мучается и переживает Нилус. Позднее он делает запись своей беседы с ним. <«Это творение не человеческого, а дьявольского ума, — говорил Жевахову Нилус, — Сионские протоколы сосредоточивают в себе всю силу еврейской злобы против христиан и являются гениальною программою разрушения всего Христианского мира; пред их натиском не устоит никакая твердыня. Протоколы идут на верный успех, и с их помощью мировое еврейство разрушит весь мир и овладеет им. Это только вопрос времени. Только Господь может преградить это победоносное шествие евреев, овладевающих не только сокровищами и богатствами разоряемых ими христиан, но и их душами...
Разве при этих условиях можно считать случайностью получение мною этих Протоколов, раскрывающих интриги мирового еврейства и разоблачающих его вековую преступную работу?!
Разве не обязаны были бы все христиане, весь Христианский мир видеть в самом факте вручения мне Протоколов предостережение Божие о надвигающейся катастрофе, орудие для борьбы с нею и призыв сплотиться между собою для защиты Христианской цивилизации и культуры для спасения достояния Христова, оставленного в наследие людям и так небрежно ими хранимого?!
А между тем прошло уже около 8 лет (разговор шел в 1911 году. О.П.) с момента их появления в печати, а я не могу добиться того, чтобы к Протоколам отнеслись серьезно, с тем вниманием, какого они заслуживают. Их читают, их критикуют, часто высмеивают, но весьма мало тех, кто придает им значение и принимает их как реальную угрозу Христианству, как программу разрушения Христианской государственности и овладения всем миром евреями. Этому никто не верит, считая подобные цели утопическими, а Протоколы несерьезной книгою», — закончил С.А. Нилус>.
В связи с этим весьма уместно привести мнение о Сионских протоколах одного из великих русских мыслителей, публициста, создателя выдающейся книги «Монархическая государственность» Л.А. Тихомирова. Первоначально Лев Александрович относился к Сионским протоколам очень скептически. Но, как он впоследствии признавался, «сама жизнь подталкивала его к правильному прочтению этого документа». Ниже приводится рассказ Тихомирова о первом знакомстве с Сионскими протоколами и его эволюции от полного их неприятия до признания, что «в документе есть верная основа»: <На днях мы дали место статье г. Демченко, который призывает внимание русских здравомыслящих и любящих Отечество людей к изучению так называемых Протоколов сионских мудрецов, где излагаются планы и тактика масонской организации, подготовляющей всемирное господство евреев.
Вопрос о подлинности этих «Протоколов» нам не кажется столь ясным, как нашему сотруднику. Самый документ известен давно. Он появился в качестве перевода с французского лет десять тому назад, сначала просто рукописью, затем был издан литографски, затем имел два, если не ошибаемся, печатных издания. Теперь его можно находить, кажется, только у С.А. Нилуса. Этот документ выдавался за подлинные протоколы, списанные каким-то искусником, умевшим вкрасться в доверие к «сионским мудрецам». В документе много сомнительного с точки зрения чисто протокольной, но нельзя отвергнуть возможности и того, что сомнительные места введены нарочно для того, чтобы замаскировать личность изменника», выдающего масонские тайны, а еще для того, чтобы разъяснить непосвященным смысл речей. Но в общем многое производит впечатление достоверности.
Редакции «Московских ведомостей» (это было при В.А. Грингмуте) документ был доставлен еще в рукописи около 1901 года, и сомнительные его места сами бросались в глаза человека, несколько способного к критике документов. Но с тех пор произошло нечто, подтверждающее, что если это и не «протоколы» в подлинном смысле, то изложение чего-то действительно подслушанного в тайном обществе, именуемом «Сионскими мудрецами».
Один из протоколов начинался словами: «Сегодня могу сообщить, что наша цель уже в нескольких шагах от нас. Вот рисунок, на котором изображен весь пройденный нами путь и намечено небольшое пространство, которое осталось нам пройти, чтобы сомкнуть цикл символического змия, каковым мы изображаем наш народ. Когда этот цикл окончательно сомкнется, то им будут замкнуты все европейские государства крепкими тисками».
Символический рисунок, который при сем прилагался (в нынешних изданиях его почему-то не оказывается), изображал, что предназначалось овладение сначала Петербургом, а затем Константинополем.
Тогда мы не придали никакого особого значения этим похвальбам. Но не прошло и нескольких лет, как сообщение протокола оправдалось фактами. Переворот потряс как Россию, так и Турцию, причем младотурки сами откровенно заявляли, что достигли успеха благодаря масонам.
Это, конечно, показывает, что в документе есть верная основа, если даже по форме он и составляет подделку. Но сведения о существовании ордена сионских мудрецов, или великих магов, находятся сверх того далеко не в одних этих «протоколах». Теософические сочинения, хотя и в формах весьма фантастических, утверждают существование некоторого ордена великих магов. Он будто бы существовал еще во время построения Соломонова храма, а с разрушением Израильского царства разделился на три союзные ветви, из коих одна имеет резиденцию в Египте, другая — в Индии, третья — в Англии. Этот орден кощунственно называет Господа Иисуса Христа своим воспитанником, но Церковь Христианскую ненавидит и считает нужным уничтожить. Орден приписывает себе особые таинственные знаки, дающие ему власть над природой, и готовится к тому, чтобы после великого социального переворота, им предусматриваемого, облагодетельствовать народы под властью и руководством его великих мудрецов>. 3 [368 Московские ведомости. 1911. N20.]68
Эта статья была написана Тихомировым в 1911 году, а 1918 году в связи со страшными событиями, охватившими Россию, он сам признал «убийственную правду этого документа». 3 [369 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова.]69

Глава 25
Новые варианты Сионских протоколов. — «Тайны политики. Способы ее действий и результаты, достигнутые ею при помощи науки и либерализма».
События начала XIX века не только подтвердили многие предсказания Сионских протоколов, но и дали толчок к возникновению и распространению новых тайных иудейско-масонских документов. Эти документы продолжали и развивали идеи Сионских протоколов и других подобных произведений иудейско-талмудического мировоззрения. Большинство из них почти текстуально повторяли положения Сионских протоколов и были в значительной степени их новыми вариантами. Об одном из них я хочу рассказать подробнее.
Работая в Государственном архиве РФ, я нашел упоминание об очень интересном документе под названием «Тайны политики. Способы ее действий и результаты, достигнутые ею при помощи науки и либерализма. Выдержки из речей, произнесенных в собраниях заправил сионизма».
О существовании этого документа 25 июня 1904 года сообщал в письме за №2247 в Петербург начальник Киевского охранного отделения. В письме, в частности, сообщалось, что документ этот представляет «добытый негласным путем экземпляр рукописной брошюры», «перевод с французской секретной рукописи 1902 года из речей одного из руководителей и администраторов иудейского народа». 3 [370 ГАРФ.Ф. 4888, оп. 1, д. 30, л. 14-15.]70 Судя по косвенным данным, «Тайны политики» были размножены на машинке и разосланы для ознакомления некоторым высокопоставленным лицам.
Мои попытки найти хотя бы один экземпляр этого документа в ГАРФе успехом не увенчались. По-видимому, все его экземпляры были изъяты из архива еще во времена Временного правительства и еврейских большевиков, которые, как известно, очень сильно «почистили» все, что относилось к еврейскому и масонскому вопросам.
Я уже потерял всякую надежду изучить этот документ, как совершенно случайно (?) получил его от лица, близкого потомкам одного из высокопоставленных деятелей Российской империи, фамилию которого по его просьбе не упоминаю. Документ представляет собой машинописную копию, подписанную упомянутым государственным деятелем. Привожу этот уникальный документ полностью.

<ТАЙНЫ ПОЛИТИКИ.
СПОСОБЫ ЕЕ ДЕЙСТВИЙ И РЕЗУЛЬТАТЫ,
ДОСТИГНУТЫЕ ЕЮ ПРИ ПОМОЩИ НАУКИ И ЛИБЕРАЛИЗМА
Выдержки из речей, произнесенных в собраниях заправил сионизма.
...Итак, политика — это область нашего правления, потому что все нити, которыми она соткана, исходят из клубка, находящегося в наших руках.
Наши мудрецы задумали и провели в мир политические цепи, которыми ныне оковано все человечество...
В течение многих веков мы изучали и прививали гоям удобные для нас обычаи, правила общежития, пороки, верования и потребности, и ныне мы достигли того, что нет вопроса, который они не толковали бы разнородно, благодаря тому что наша реклама воспитала их в духе противоречия. Этими рекламами мы проводили идеи, которые нам нужно было бросить в среду гоев. Мы облекали проводителей нужных нам идей в ореол знаменитостей, и одновременно наша реклама затирала тех, которые заговаривали не в тон нашего пароля.
Различие во взглядах и столкновения в мнениях создают недоразумения и вражду — следовательно, это мы посеяли разлад во всех гоевских обществах, и тем самым мы разнесли все их коллективные силы. Через своих агентов мы проникли во все их партии, снабдили их преданными нам ораторами и руководителями, которые, действуя якобы враждебно от одной партии к другой, в сущности, действуют солидарно в пользу наших предписаний, заводя все политические партии гоев в дебри, из которых они не выберутся. Они попеременно попадают под удары временно сильнейшей партии, которая часто разбивает их собственными же их орудиями, известными ей от пробравшихся в те партии агентов наших... Политическая свобода, которая мерещится гоям благодаря нашим наущениям, есть идея неосуществимая: она служит приманкой для привлечения к нашей партии народных сил. Увлекаясь этой идеей, гои двинулись против своих правителей, тоже заразившихся либерализмом, а потому делающих уступки своим подданным, этим распустив бразды правления, которые мы подхватили и подменили финансовыми цепями, ибо народы и одного дня не могут прожить без натянутых вожжей. Эта слепая сила сама ищет руководителей, опоры... Предводителем гоевских и наших классов явились мы через деньги, целиком собранные в наших кассах займами, биржевыми операциями, банками, агентурой, монополиями и стачками представителей миллиардов нашего кагала.
Идея свободы вообще неосуществима, потому что нет человека, который бы сумел ею пользоваться в меру, а тем более общества... Как только в государственную машину введено хотя бы самое малое частичное самоуправление, оно немедля производит распущенность народа или собрания, потому что всякий интригует, пробираясь в руководители; чем мы ловко пользуемся, — так это тем что наши агенты ведут избранных нами честолюбцев на путь борьбы за преобладание и подстраивают торжество ф. м. (франкмасонов. — О.П.), послушников наших. ...социальные споры подстраиваются нами провозглашением той или другой теории, на которую послушно опираются честолюбцы, чтобы пробраться в ряды коллективистов наших слепых агентов — гоев. Государства как бы червями подтачиваются ими со всех сторон, погибая в собственных конвульсиях или под ударами внешних врагов. В том и другом случае их можно считать погибшими, потому что, ослепленные страхом возникших неурядиц, они хватаются за соломинку, которую им протягивает деспотизм нашего капитала, каковая соломинка легко ломается... И вот значение одного государства за другим падает в пропасть; например, где египетская, эллинская, римская, испанская, французская мощь? Да, наконец, возьмем для примера последние сроки: что сделали мы с Англией, которую нам пришлось временно унизить в угоду Германии, сила которой нам теперь особенно нужна?
Значение ее будет, однако, вновь восстановлено, ибо, пользуясь сознанием ее слабости и желанием скрыть свое бессилие в глазах других государств, которых следует держать в страхе, Германия предложит ей союз. Придет, конечно, время, когда и Германия закончит свою роль и, в свою очередь, свалится под ударами своих врагов... Наша сила — в капитале, в его престиже, в подкупности гоев.
Руководствуясь мелкими страстями, обычаями, поверьями, сентиментальными теориями и рутиной, гои легко поддаются партийному расколу, а потому капиталу легко подстроить большинство голосов и силу какой-либо партии (или народного союза), а следовательно, положить зародыш злоупотреблениям — иначе сказать, анархическому способу управления, который скорее всего выведет массы из терпения и набросит гоев на гоев, а мы останемся, как всегда, в стороне...
В государствах с плохой организацией общественной власти, в которых закон бессилен, неисполняем или применяем не по смыслу, а по букве (противоречиво применяемый по желанию судьи), с помощью нашей рекламы само собой перестраивались установления, в которые вводился обычай анархического отношения к ним со стороны либералов-администраторов, а примером такого отношения создавалась разнузданность народа.
Как вам известно, мы действуем согласно планам, издавна выработанным царем нашим Соломоном Премудрым для завоевания мира мирным путем, для иудейской державы, поэтому мы не можем отступить от этих планов без риска разрушить плоды многовековых работ нашей нации. Вырабатывая свои планы, наши мудрецы принимали во внимание свойства человеческого ума во всех их тонкостях. Они знали и то, что люди в толпе не в состоянии понимать и ценить условия государственной жизни; что толпа неустойчива во мнениях, с которых ее легко сбить рекламой, сделанной в пользу идеи или носителей ее... Толпа слепа и нерассудительна, она прислушивается всегда направо и налево; мы ее водим через слепых же выскочек из толпы или по протекции пробравшихся бездарностей, которые под нашим влиянием заводят народы в дебри республиканского правления (самоуправление сословий есть уже род республиканского правления), которым руководим исключительно мы, с детства приученные ведать слова, составляемые политическими буквами (эти буквы составляют нашу национальную азбуку). Мы одни можем составлять настоящее большинство голосов, благодаря не только нашему колоссальному богатству, но и нашей идеальной интернационально расположенной организации.
Народы, дошедшие до самоуправления, тотчас же начинают саморазрушаться партийными раздорами, возбуждаемыми погоней за властью и почестями, ибо нельзя безнаказанно смешивать вопросы благоденствия страны с личными интересами руководителей или пробивающихся во власть.
Вы можете усмотреть результаты наших действий, глядя на разоренные государства, вошедшие по отношению наших кагальных касс в неоплатные долги, превратившие их в наших вечных данников. Взгляните на наспиртованных, оживотелых, одурманенных паркетами (так в документе. — О.П.), классицизмом и гипнозом гоев. Они развращаются чуть не с детства нашими агентами; из всего этого вы можете усмотреть, что вырождение гоев подвигается гигантскими шагами... наш пароль — лицемерие и сила. Только они побеждают в политике, особенно, если они замаскированы...
Чтобы покорить правительства, а тем самым и народы, нашему Сверхправительству надо было прежде всего забрать в руки их достояние; внешние займы сослужили нам службу для этой цели.
Нам необходимо было довести положение вещей до того, чтобы благосостояние страны зависело не от работоспособности ее народов, а от грошей, находящихся в ее кассах, чтобы от этого породилась безработица и чтобы социально потребные работы не могли производиться без затрат, разорительных для собственников... Это положение должно привести к полной деморализации народов и гоевских обществ.
Вы хорошо понимаете, к чему это должно привести?
Шествуя мирным путем к завоеванию мира, мы должны были вести войну с неевреями так, чтобы валились только наши противники... Преобладание нашего Сверхправительства развивается еще потому, что оно играет роль покровителя, проводителя на посты и вознаградителя либералов.
Наше влияние тем более усиливается, что политическая сила не сдавшегося нам барства, купечества, мещанства с каждым днем падает: мы ее приучили быть молчальницей... С этой силой нам приходится считаться только как с территориальной владелицей. Вот на этой почве она для нас помеха, ибо она может быть самостоятельна в источниках своего существования, т.е. она может прокармливать гоев помимо наших рук... а между тем нам необходимо, чтобы одни крестьяне остались при земле, потому что их легче закрепостить деньгами и беспрепятственно скупать у них за бесценок во время их осенних нужд и платежей все то, что мы в десять раз дороже продаем гоям в городах, куда нам нужно всех их стянуть всякими приманками, из которых сильнейшая — в угождении их разврату, роскоши и проч.
Для окончательного торжества над гоями нам надо скупить до последней пяди земли, не принадлежащие крестьянам, которых мы свяжем нуждой.
В достижении этой цели нам уже очень помогли Земельные банки, которые давали такие большие ссуды, что не могли оплачивать процентами с доходов имений; таким образом заложенные земли пошли или пойдут в продажу с торгов по вынужденной цене, чему еще будет способствовать отсутствие рабочих рук, занятых купленными землями через Крестьянский банк или стянутых нами на фабрики и в города.
Продаваемые земли мы скупаем через подставных лиц, которым это дает ценз, а нам дешевые аренды этой земли и... послушников. Эти сделки мы совершаем, пока нам еще не дано право скупать землю лично в некоторых, еще не вполне подчинившихся нам странах.
Когда таким образом вся земля мира перейдет в наше владение, то гои сами собой превратятся в наш рабочий скот (как сказано в Талмуде), ибо тогда им придется довольствоваться одним прокормлением за труды, т.е. за право на существование они будут нам (так в документе. — О.П.) работать как рабы, потому что в то время мы отнимем у них право купли и продажи.
Чтобы ускорить обезземелие гоев, учреждено увеличение земельных повинностей в виде задолженности земли и косвенных налогов на ее производства. Прикрывающие наше владение якобы собственники от этого не разорятся... ибо, во-первых, эта мера продлится до перехода всей земли в наши руки, а, во-вторых, для нас ничего не стоит их поддержание, ибо этот расход пополняется доходами от дешево скупленных имений и от перепродажи скупаемых продуктов, которые гои вынуждены продавать по той цене, какую мы дадим.
Кроме того, жизнь в усадьбах сделается для них нестерпимой потому, что наш покорный слуга — департаментная (уездная) полиция деморализует и натравит сама же на помещиков крестьян, объявляя последним, что если они откажутся работать на помещиков, гоев, то это вынудит их продавать им земли через Крестьянский банк. Эта самая полиция будет покрывать проступки рабочих против хозяев и примером безнаказанности деморализует народ, оставляя все жалобы помещиков без последствий, якобы по бездоказанности... Для сего она будет подтасовывать показания в пользу рабочих и против собственников, научая свидетелей лгать и отрекаться от виденного и слышанного.
Вы понимаете, что такие действия со стороны блюстителей порядка приучат народ к самоуверенной разнузданности, к самоуправству, к неисполнению закона, пренебрегаемого ими вследствие сознания бессилия последнего. Это окончательно разрознит интересы рабочих и собственников (что отразится на финансах страны) и создаст между ними ту ненависть и борьбу, на почве которой и разыграется последний акт водворение республики...
Стачки для вздорожания предметов, в которых будут участвовать сами гои из жадности к наживе, тоже послужат делу разорения гоев, ибо сегодняшние наши участники в стачках завтра сами попадут в яму, вырытую ими же самими для собратьев своих, ибо крышка от нее — в наших руках... Подстроив учреждение Земельных банков, чтобы подбить землевладельцев закладывать свои земли, мы тем же временем произвели якобы расцвет промышленности, о котором кричала наша реклама, описывавшая барыши десятками процентов...
Вслед за первыми шагами промышленности мы ввели спекуляцию, роль которой заключается в противовесе промышленности и торговле, потому что без спекуляции та и другая могли бы умножить гоевские капиталы и поднять земледелие, выкупив заложенные земли, а нам нужно, чтобы спекуляция высосала соки промышленности и торговли, после того как последние высосали соки у земледелия, отобрав у него рабочие руки.
Таким образом, спекуляция передаст в наши руки деньги гоев, не попавшие в потоки займов.
Благодаря приведенным мерам, по нашему расчету, все гои должны попасть в ряды пролетариата и поклониться нам для получения средств к пропитанию, т.е. сделаться нашими рабами. В подмогу спекуляции мы вводим обычай к роскоши, а одновременно поднимаем для вида только заработную плату землепашцев и фабричных, которым от этого пользы нет, потому что наша комиссионная агентура производит вздорожание припасов и предметов первой необходимости, подбивает их забирать деньги вперед и пропивать их до последнего гроша... Как видите, все предусмотрено... Чтобы раньше времени гои не заметили нашей работы, мы ее прикрываем рекламой, усердными заверениями, что мы служим на пользу народа и тем якобы великим экономическим принципам, о которых проповедуют наши научные... экономические теории, по которым давно уже действуют правители. Заметьте, что ныне правители суть не царствующие, а премьеры-диктаторы, которым терроризованные венценосцы поклоняются потому, что мы их приучили бояться искать лучшего в страхе попасть на худшее. Мы должны достигнуть в конце концов с помощью наших докторов, аптек и вообще полной неурядицы в делах гоев того, чтобы, кроме нашей братин евреев (из коих масса крестилась, чтобы лучше укрыть свою деятельность, т.к. отщепенцев среди наших быть не может), были бы пролетарии-гои, несколько преданных нашей программе миллионеров, полиция, солдаты да находящиеся под влиянием наших гипнотизеров-агентов правители...
Агенты эти не могут нам изменить, потому что они знают, что если среди их появляется ослушник или предатель, то мы его стираем с лица земли с помощью тех же фанатиков-либералов...
Мы уже достигли того, что, например, Англия, стоявшая на краю гибели, благодаря исключительно поддержке наших банкиров и их давлению на дипломатический мир останется могущественной, ибо никто не посмел против нашей воли поднять на нее руку и, несмотря на то что она враг всего мира, все еще поклонятся ей...
Ведь и Франция снизошла до фашоды, а после того за якобы ее богатство многие поклонились ей... но скоро она будет опять принижена, потому что этого требует ход нашей политики.
Государственные люди почти все признали наше давление и подчинились ему, потому что мы запутали все нити, протянутые в государственные кабинеты; всемирная политика двигается в том направлении, в котором ее двигают эти нити, концы которых находятся в руках наших правителей.
Ныне фактически ясно, что наше Сверхправительство обезличило все правления; оно стало на положение диктатора и правит всеми администрациями гоев, как гражданское право направляет отношения государственных подданных между собой.
Теперь, если какие правители и поднимают голос против нас, то лишь для того, чтобы скрыть свою солидарность с нами или по нашему наущению (конечно, есть нежелательные исключения), потому что и антисемитизм нужен нашему правительству для застращивания своих плебеев, которые лучше повинуются после того, как потрепали гои, а мы явно защитили их, и лучше ненавидят их... Гои часто играют роль собак, загоняющих наше стадо. Ведь это антисемитизм раскидал наш народ во все концы мира, туда, куда нам бы его не загнать без этой помощи: происшедшее от сего разветвление нашего дерева послужило организацией той паутины, в которой мы запутали все нееврейские народы...
Заметьте, что антисемитизм никогда не нанес ущерба, даже не затронул наши учреждения, администраторов и высших агентов, он всегда обрушивался на пролетариат наш, т.е. на рядовых солдат — на пушечное мясо.
Как выше сказано, наше правительство находится в таких экстралегальных условиях, которые принято называть энергичным словом «диктатура», поэтому мы уже в силах править сильной рукой, которая держит не только современные двигатели, но и осколки когда-то сильных партий, разбитых нашими незримыми ударами. В этой руке — неудержимые честолюбия, беспощадные ненависти, злобные мести и... всеохватывающий террор... Среди наших сознательных и бессознательных агентов находятся люди всех доктрин: реставраторы монархии, демагоги, социалисты, анархисты, коммунары, коллективисты, консерваторы и пр. и пр. Всех их мы незаметно для них впрягли в нашу колесницу, каждый из них со своей стороны подскребывает, подтачивает все установленные порядки, стараясь их свергнуть, чтобы попасть в первые ряды... Вся эта подтачивающая работа замучила все государства: они стали взывать хотя бы к временному покою. Ради поддержания мира они готовы жертвовать интересами момента, не рассуждая о том, как их жертвы на них же отзовутся в будущем. Но мы им не дадим покоя, пока не истребим большинство их войнами и другими средствами, пока остающиеся не поклонятся нашему интернациональному Сверхправительству, открыто признавая себя подданными и данниками его. Все перечисленные партии находятся под нашим непосредственным влиянием, потому что для борьбы с правительствами им нужны деньги, а деньги все в наших руках.
Государственные учреждения важны не сами по себе, а по исполняемым ими функциям. Эти функции распределяются на административные, законодательные, исполнительные, регулирующие и контрольные, которые действуют в государственном корпусе как органы в человеческом теле.
Если повредить орган в человеческом теле, то оно заболеет и может умереть — следовательно, поврежденная функция государственного корпуса может ему принести те же последствия. Ввиду этого мы заразили эти функции смертельным ядом либерализма, следствием чего все государственные корпуса находятся в агонии...
Либерализм заменил Самодержавные правительства конституционными, а вы знаете теперь, что конституции — это школы споров, раздоров, бесплодных агитаций, партийных расколов — одним словом, всего того, что обессиливает деятельность государств, а тем более республику с ее подтасовкой большинством голосов.
Трибуна убила власть правителей, а республика заменила власть представителя нации его карикатурой... президентом, взятым из толпы...
Либерализм противопоставил друг другу расчеты, страсти и интриги, развив стремления к авторитетству (так в источнике. — О.П.). Благодаря ему мы смогли проявить полную предприимчивость, вооружить партии и народ друг на друга, несмотря на общность их племенных, территориальных и религиозных связей... Мы поставили власть мишенью для всяких амбиций, из гоевских государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты всякого рода... еще немного — и банкротства, анархия подорвут окончательно гоевские царства.
Неистощимые говоруны превратили заседания административных собраний в ораторские состязания, отвлекающие умы от дел...
Все наши агенты, и в особенности члены администрации, стараются дискредитировать власть гоев и ее поддержку — аристократию и расплодить злоупотребления властью в пользу деморализации низших классов. Злоупотребления временщиков должны окончательно подорвать престиж гоев-правителей, и тогда все должно полететь вверх ногами под ударами обезумевшей от либерализма толпы, руководимой нашими агентами. Мы уже приковали гоев к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывало рабство и крепостное право, ибо прежде были закованы только рабочие классы, а ныне все их классы попали в наши денежные оковы. Это потому, что благодаря науке политико-экономии мы поставили социальные отношения на такие основы, при существовании которых значение личности, труда, работоспособности, даже гениальности пропадает под гнетом золота. Нет заработка — нет денег, ибо нет применения ума и труда...
В конституции мы провели такие права, которые для масс суть фикция, ибо они выражают на практике неосуществимую идею. Республиканские права для труженика суть горькая ирония, ибо необходимость чуть ли не поденного труда не дает ему настоящего пользования ими, но зато дает нам возможность подтасовывать большинство голосов и производит стачки, и рабочих, и хозяев, которые отнимают у труженика гарантию постоянного и верного заработка.
Под нашим руководством сами правители уничтожили силу настоящей аристократии, ее земельную собственность, которая заменена силой кулачества и нашего кредита. Эти последние крепким ярмом насели на народы и бывших их кормильцев, разоренных аристократов. Потому мы являемся для них спасителями, когда предлагаем вступить им в ряды наших полков анархистов, для которых мы всегда оказываем поддержку из якобы братской солидарности.
Прежде аристократия, пользуясь по праву трудом рабочих, была заинтересована, чтобы они были сыты, здоровы, крепки; ныне наши агенты и наученные их примером новые хозяева заинтересованы, чтобы рабочие нуждались и голодали, ибо в недостатке они закрепощаются деньгами, т.е. переходят в наше незримое руководство и работают без разбора ради куска хлеба.
Голод и нужда создают господство капитала вернее всякого законодательства... Вот почему мы подстроили и то и другое, оторвав рабочие руки от земли, т.е. от производства питательных веществ — самого необходимого, для производства на фабриках ненужного (побрякушек и тряпок для роскоши), и это мы назвали прогрессом производства...
Нам нужно вырождение гоев, а этого мы всего лучше достигнем непосильным трудом народа через наши аптеки и докторов: почти во всем мире аптечное и докторское дело находится уже в наших руках.
Нуждой и происходящей от нее завистливой ненавистью мы двигаем толпами и стираем их руками все мешающие нам учреждения гоев...
Гои привыкли думать под руководством наших реклам или якобы научных советов, почему мы их увлекли идеей об уравнении прав. От сего нам две выгоды: 1-я — что если рабочие полезут в ученые, то некому будет работать на прокормление гоев (для наших всегда делается запас по крайней мере на два года съестных припасов), а, во-вторых, когда гои лезут из своих мест в ученые, они редко долезают, но зато они прикрывают прохождение наших братьев иудеев в руководительные, служащие и правящие сферы, доступ в которые определяется по программе цензовых знаний и для крещеных, т.е. полноправных, иудеев...
Когда наши проповеди ввели либерализм в само воспитание гоев, когда на основании его теорий администраторы стали делать уступки массам, то последние вообразили себя сильными и ринулись во власть, которую мы им помогли захватить, зная отлично, что, как слепцы, люди толпы недолго погуляют... В республике так и вышло, они разбились на партии, бросились за руководителями и незаметно для себя сложили свои орудия мощи к ногам нашим руками наших же агентов, за которыми они побежали...
Наша организация так идеально распределила роли и работу каждого участника в нашем деле, что, кто раз попал в наши руки, под наше руководство, тому уже не выбраться... С тех пор как мы владеем правительственной силой, т.е. большинством голосов в административных собраниях, мы водим гоев из одного разочарования в другое с целью доказать им, что только наша поддержка может дать успех во всех предприятиях, что без нашей помощи правительство и народ так же бессильны, как туловище без головы, а еще что никто не может затронуть не только наше начальство, но и главный штаб наш, а рядовых мы, да и всякое правительство, не желаем терять ради цели своей победы над врагом.
Неистощимая низость гоев, их недальновидность заставляют их ползать перед силой нашего золота, зато они безжалостны к слабостям своих собратьев-гоев, беспощадны к мелким проступкам и снисходительны к преступлениям, которые они оправдывают в своих судах чуть не ежедневно, создавая примеры безнаказанности... Вот в чем еще залог нашей победы... При нападении на нас со стороны одних другие поддерживают нас в надежде снискать нашу помощь против соседей, гоев же... Они не думают о том, что этим они усиливают нас и что, в свою очередь, будут раздавлены нами, когда нужда в их службе для нас минует.
Гои до того мало умны (признак их скотского назначения), что они не умеют ценить либерализм своих правителей, от которых они не хотят терпеть противоречия, но зато они все выносят от насилия смелого деспотизма.
Чего только они ныне не переносят от насаженных нами подкупом и протекцией премьеров-диктаторов, преклоняясь перед ними... За меньшее из злоупотреблений, производимых последними, гои убили бы коронованное лицо, и они терпят потому, что наши агенты нашептывают им, что все удары, которые они нанесут впоследствии правительствам, должны послужить интернациональному благу всего человечества, к братанию национальностей, к равноправию и другим идейным утопиям, которыми мы заманиваем гоев в слепые сотрудники нашему делу. Конечно, гоям не говорится, что объединение всех народов состоится под нашей державой, сила которой неуязвима и могущественна потому, что ее управление организовано при помощи сети из своего народа, которая обтянула собой весь мир.
Образовывая партии, гои разбивают свой строй отсутствием устойчивости, ведя соревнование за власть своих предводителей партий. Этим они создают те беспорядки в социальных отношениях, которыми мы пользуемся, чтобы руками одних гоев побеждать других...
Слово «свобода» выставило гоевские общества на борьбу против всех и всего, даже против законов природы, установившей различие классов для разделения труда и различие положений для руководства этим трудом.
Слово «свобода» нарисовало в глазах людей призрак равноправия, которое не существует в природе: и лошади бывают и водовозками и рысаками, тяжеловозами и скаковыми, и, как нельзя водовозку превратить в рысака без ущерба хозяйственному строю, так и рабочего нельзя превращать в барина и обратно без ущерба разделения труда.
Если все будут образованны, то они предпочтут науку хлебопашеству и черной работе, необходимой для существования человечества, ибо черная работа кормит людей...
Республика проходит несколько стадий: 1) в днях безумствования толпы слепцов, мечущихся направо и налево; 2) в демагогии; 3) в анархии, которая сменяется тотчас же деспотизмом большинства голосов. Ныне наступила последняя стадия, которою правим мы легально, не открыто, но зато чувствительно...
Наша власть тем бесцеремоннее действует, что она прикрыта представительством гоев, агентов наших, тоже мало ответственных, ибо их сменяют с повышением и окладом, и лишь в редких случаях они удаляются от службы на отдых с пенсией... между тем их сменяемость отдает их в нашу власть, которая в случае ослушания ее предначертаниям своей рукой удаляет их со службы так, как были удалены С. Карно ножом, Гамбетта и Феликс Фор — ядом, Мак Кинлей и Б. — пулей и как Гр. М. отравленный кофеем...
Нам необходимо было подорвать веру, вырвать из ума гоев принцип Божества и Духа, т.е. мысль о загробной жизни, и все это заменить арифметическими расчетами, материальными потребностями, интересами наживы, прикрываемыми флагом прогресса, потому что иначе гои могли бы основать свои социальные отношения на братстве вне мысли о равенстве (ибо братство имеет старшинство), т.е. на все терпящей любви к ближнему, в уважении неравенства положения людей, исходящего от Бога, как относимся мы друг к другу, работая сообща талантами отдельных лиц.
Итак, чтобы гоям не было ни времени, ни охоты думать о духовном, мы их заразили алчностью к добыче, желанием торговать всем, даже совестью... Пример таких тенденций дается нашими рядовыми, столь же бессознательными пешками нашей игры, как и гои.
Благодаря этому отдельные лица и нации бросились в погоню за своей выгодой и в борьбе за нее не заметили своего общего врага — наши интересы и их торжество.
Напряженная борьба за превосходство, экономические толчки создадут разочарованные, холодные общества, получившие отвращение к религии и морали. Ими будет руководить только расчет при полном отсутствии идеализма. Они будут иметь культ только к золоту. Далее мы так сумеем возбудить их аппетиты, представим их глазам такие миражи, ради которых они полезут друг на друга и сами срубят все ненужные нам верхние ветки их дерева. Искусство управлять массами и лицами посредством теорий, фразеологии, этики, правил общежития, моды и всякими уловками, в которых гои так мало смыслят, что не могут разобраться в цели их установления, принадлежит к специальностям нашего административного ума, уразумевшего, насколько все эти мелочи скуют высшие сферы гоев, их деятельность, а главное, насколько они сузят их кругозор...
Ведь административный ум наших правителей воспитывается по особому плану преподавания в таких тонкостях наблюдения, комбинаций, соображений, в которых им нет соперников, как нет и в составлении нашей национальной, якобы только религиозной, солидарности, цель которой — разрознить все остальные, чем покорить их себе.
Мы посадили такие глубокие корни разлада в сердцах гоевских национальностей, обострив их отношения союзами одних против других, мы настолько взрастили их племенную и религиозную ненависть в течение многих веков, что теперь наша победа над ними в смысле их вырождения обеспечена.
В данное время даже небольшое соглашение держав не составляется без того, чтобы к тому не были причастны и мы... потому что ныне все колеса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, находящегося в наших руках, — золота и организованного с его помощью мирового движения.
Измышленная нашими мудрецами наука политико-экономия давно указывает царский престиж за капиталом, а мировой капитал — в наших руках благодаря займам и нашему руководству биржевыми сделками.
Скоро начнут властвовать стачки (тресты) и монополии, потому что ныне нам важнее обезоружить государства нуждой, чем набрасывать их друг на друга войной, хотя в случае надобности не будем брезговать и этим средством расправы с ними, если они не смирятся от простого бряцания оружием.
Ныне важнее пользоваться разгоревшимися страстями, чем заливать их, важнее захватить чужие мысли и толковать их по-своему или подтасовать их, чем открыто бороться с ними, потому что это их лишь рекламировало бы вместо того, чтобы затушить. Вот почему мы стараемся или затушить, или ослабить действие на публику вредных для нас мыслей критикой или стараемся направить умы на перестрелку пустого красноречия, увлечение которым отвлекает самолюбцев от их главной идеи и разбивает их литературную карьеру тем, что с первых же шагов на этом поприще они надоедают публике отстреливанием от нашей критики. Затем они гибнут от неблагоприятной для них рекламы с нашей стороны.
Ведь мы так воспитали общественный ум, что он разбирает не суть написанного, а кто писал, с каким характером, с какой целью и т.д., поэтому достаточно высказать мнение о тенденциозности, бездарности, самомнении автора, чтобы весь его гений пропал бесполезно, заглушенный распущенной нами молвой, заранее осудившей все его труды, раньше, чем их начали читать, поэтому их уже и не читают...
Последняя стадия республиканской эры, на которой мы остановимся как на главном факторе нашей власти, — это всеобщее голосование без различия ценза и классов; этим мы установим абсолютизм слепого большинства, какового нам не добиться от интеллигентных классов. Между тем этой мерой мы окончательно устраним всякое нежелательное проявление индивидуального гения гоев. Немедленно по знаку оно будет затерто руководимым нами большинством, которое не даст им высказаться, и печать не примет их статей...
Слепая мощь всеобщего голосования (подстроенного нами большинства) будет таким орудием в наших руках, что мы одолеем все... Если же наше мщение за ослушание принадлежащих к нашим франкмасонам беспощадно, то и награды щедры...
Промышленность и торговля суть результаты человеческой бытовой деятельности, политика есть плод фантазии, задумавшей заковать человеческую деятельность в измышленные ею рамки.
Пока мы не ввели политические теории, деятельность людей согласовывалась с потребностями жизни и люди были все счастливы, но со времени, как нам была дана мысль о завоевании мира, мы затормозили социальные отношения, придавили гоев (с целью передать все блага жизни в исключительное обладание нашего народа) политическими теориями, которые помогали нам провести в мир все нужные нам мероприятия.
Обмен положений горсточки иудеев и остального мира совершился незаметно: из рабов иудеи стали владыками, из владык гои стали данниками и рабами, т.е. прислужниками первых... Мы собираем с гоев прямые налоги в виде процентов на займы и косвенные — в виде вздорожания зимой и весной самых необходимых для жизни продуктов, причем и остальные продукты дорожают постепенно. Осенью пищевые продукты дешевеют, ибо в это время мы их скупаем у гоев. Это положение гои считают нормальным, как следствие той борьбы за существование, о которой столько прокричала наша печать, чтобы приучить гоевские умы ко многому... И опять-таки гои не поняли, что идея этой борьбы за существование есть утопия, измышленная для нарушения прав большинства человечества... Экономические кризисы подстроены извлечением денег из обращения, т.е. изъятием смазочных веществ из механизма государственных машин, которые поэтому останавливаются...
Этим извлечением занялись представители нашего кагала, которые спрятали неисчислимые богатства в наши хранилища и банки. Чем менее денег у гоев, тем более они вынуждены прибегать к новым внешним займам, поэтому же и совершилась концентрация промышленных бумаг, из коих главнейшие гоевские предприятия находятся в наших руках, почему мы двигаем правлениями этих предприятий по нашему усмотрению.
Когда нам нужно было пополнять наши кассы названными бумагами, мы подстраивали на бирже понижение цен на них, продавая через наших агентов агентам же, понижая цену; а когда нам нужно продавать наши бумаги, мы таким же образом повышаем цену на них. Мы собрали золото из обращения еще для того, чтобы затруднить платежи процентов по займам, которые растут вследствие того, что нечем платить проценты, об уплате же долгов не может быть и речи; вследствие этого, когда нам понадобится закрыть кредит гоям, они обанкротятся...
Как видите, сумбур, введенный советами политико-экономии в финансовые программы гоев, сослужил нам великую службу, потому что теории изменили практические мероприятия гоев. Ныне гоевские бюджеты растут из года в год потому, что к началу года определяется бюджет, который дотягивается до 7-го месяца, тогда выступает поправочный бюджет, дотягивающийся до 10-го месяца, за которым следуют дополнительный и ликвидационный бюджеты, а так как расчет для следующего года производится согласно общему подсчету сумм за истекший год, то образуется громадный отход от прошлогоднего бюджета — следовательно, расходы увеличиваются несоразмерно доходам; понятно, что кассы гоев пустеют, займы растут, убивая их кредит, ибо всякий новый заем доказывает несостоятельность государства к расплате по прежним займам, а между тем последние как дамоклов меч угрожают правительствам гоев, которым уже недолго ожидать упрека за то, что вместо того, чтобы брать деньги на особые нужды у своих капиталистов (когда они еще были), пошли с протянутой рукой к нашим банкирам... потому что то время неизбежно, когда мы закроем гоям кредит и сами поясним им, что внешние займы суть пиявки, которые нельзя оторвать от своего корпуса без посторонней помощи, а посеянная между гоями рознь не даст возможность им найти поддержки друг у друга...
Чтобы вам лучше усвоить механику той мышеловки, в которую мы заманили гоев наукой политико-экономией, разберем, что такое внутренний и внешний займы. Это не что иное, как выпуск правительственных векселей, содержащих процентное обязательство, соразмерное сумме заемного капитала. Если заем оплачивается 5 процентами, то через каждые
20 лет государство напрасно уплачивает по займам процентную сумму, равную этому самому займу, долг же все остается непокрытым. Следовательно, оплата процентов нашим кассам есть вечная дань подданства, наложенная ослепленными вышеназванной наукой правителями на народы и царствующих.
Внутренние займы перемещали деньги из кармана богатых подданных в государственные кассы, откуда возвращались в их же карманы процентами и погашением, а из этих карманов попадали в виде заработков в карманы бедняков, каковой переход образовывал смазку государственной машины.
Внешние займы уже не возвращают деньги в страну и, оставляя долг непокрытым, требуют от государства ежегодного вывоза их в наши кассы, вот почему государственный механизм должен лопнуть и остановиться...
Сначала наука советовала внутренние займы, чтобы приучить и втянуть в займы, а затем она посоветовала внешние — таким образом, наложенная на гоев дань прошла незаметно...
Сколько труда и денег нам стоило, чтобы поставить на научную почву все те мероприятия, которые привели к указанным результатам. Зато теперь мы вознаграждаемся сторицей, незаметно покоряя гоев...
Из одного последнего моего доклада не ясно ли вам, что действительно мы получили от самого Бога печать гения, способного осуществить программу, сочиненную умнейшим царем в мире Соломоном, на проведение которой потребовалось более двадцати пяти веков... Не ясно ли, что гои созданы быть нашим рабочим скотом, над которым мы опытом учили наш народ всем ошибкам жизни, которых им следует избегать, когда выродившиеся гои уступят нам всю землю...
Если бы нам не удалось воспитать гоевские умы, они могли бы понять наши деяния, сплотиться и стереть нас с лица земли, поэтому мы отвлекали их умы, неспособные к комбинациям, и лишили их самообороны... Теперь и пушки против нас бессильны... змею сколько ни режь, если голова жива, то и змея жива... Насколько гои привыкли думать только нашими внушениями, видно из того, что ни один из гоев-правителей не сообразил, что государства занимают деньги не на операции, а на траты следовательно, выпуск процентных бумаг для них лишь разорение, раз они не выручают барышей на занятые деньги.
Для государств на экстренные расходы проще собрать экстренные же доходы с временных налогов, чем собирать те же налоги по частям, с процентами, удесятеряющими взятую сумму...
Выпуск процентных бумаг, когда наступит время нашего открытого правления, будет предоставлен исключительно промышленным компаниям, которым выгодно за ссуды оплачивать проценты, составляющие часть их барышей. Бумаги этих компаний будут покупаться нашим правлением, чтобы получать доходы (не обременяя плательщиков). Кроме возможности сократить налоги, такая операция прекратит тунеядство и лень, которые, как и сокращение обращения денег, были нам полезны в гоевском строе, но нежелательны будут в нашем строе.
В то время когда займы были внутренними, государства прибегали к конверсиям, которые уменьшали размер процентов, уплачиваемых по займам. По внешним займам этого сделать нельзя, потому что, объявляя конверсию, правительство предлагает владельцам бумаг получить обратно свои деньги, если они не согласны получить меньший доход со своих бумаг; неопытные в финансовых делах подданные предпочитали потерять на процентах и на курсе риску нового помещения денег, но мы не согласимся на конверсии и потребуем возврата денег... И операция эта будет невозможна для правительства...
Мы откажем в конверсии уже для того, чтобы доказать гоям, насколько мало связи между интересами народов и их правителей-временщиков неответственных, коим они вверяли и свою участь, и участь своих династий... правителей, которые без разбора принимали советы всяких теорий, сведущих людей, лишь бы эти советы шли под флагом науки... Этот флаг был нами высоко поднят и широко рекламирован именно для того, чтобы под его прикрытием проводить все нужные мероприятия без борьбы через якобы сведущих людей... Предлагаемое же наукой не обсуждалось несведущими людьми и принималось ими на веру...
Во всем, что я вам доложил, я старался тщательно изобразить перед вами тайну всех непонятных для вас фактов социального строя нынешнего времени, потому что вам уже пора знать, что этот поток течет с нашей высоты, что все направление, данное умам, обычаям, привычкам гоев, не случайное явление, а намеренно подстроенное течение, собравшееся из капель рекламы в поток, который должен снести гоев с лица земли...>

Глава 26
Преследование Сионских протоколов Временным правительством. Сожжение «реакционного документа» революционными, солдатами. Попытки обвинить русскую полицию. — Сокращенное издание Сионских протоколов в Москве. — Русское Самодержавие — главный враг иудаизма.
Революция 1917 года в России стала поворотным пунктом в истории человечества. Именно с нее началось практическое строительство всемирного иудейского царства и иудейско-талмудического миропорядка. То, что многим при чтении Сионских протоколов еще недавно казалось утопией и бредовым замыслом фанатиков-талмудистов, в 1917 году стало свершившимся фактом. Впрочем, иудейский характер революции в России не отрицали и сами евреи. «Революция в России, — писал видный сионист Якоб де Хаас, — еврейская революция, ибо это есть поворотный пункт в еврейской истории. Положение это вытекает из того обстоятельства, что Россия является отечеством (home) приблизительно половины общего числа евреев, населяющих мир, и потому свержение деспотического правительства должно оказать огромное влияние на судьбы миллионов евреев, как живущих в России, так и тех многих тысяч, которые эмигрировали недавно в другие страны. Кроме того, революция в России является еврейской еще и потому, что евреи — самые активные революционеры Царской Империи» 3 [371 The Maccabean. 1905. November.]71 .
Последнее издание книги Нилуса «Близ есть, при дверех: о том, чему не желают верить и что так близко», содержащее тексты Сионских протоколов, было выпущено в свет за месяц до отречения Государя Николая II тиражом в 5 тыс. экземпляров. Захватившее власть масонское Временное правительство в числе первых своих актов издает приказ, подписанный А.Ф. Керенским, об уничтожении всего тиража «реакционной книги». Команда революционных солдат приезжает на книжный склад, вытаскивает книги на двор и сжигает их. От всего тиража сохранилось немногим более десятой части — примерно 600 экз., уже распроданных к этому времени. 3 [372 В результате этой «революционной акции» книга Нилуса, содержащая Сионские протоколы и стоившая до отречения Николая II 30-40 руб., при Временном правительстве продавалась из-под полы за 500-600 руб. (Луч света. Берлин. 1920. N3. С.104).]72
<Книга моя о грядущем антихристе, — писал в конце 1917 года С.А. Нилус, — вышла из печати в январе 1917 г., а уже 2 марта того же года состоялось отречение от Всероссийского Престола за себя и за сына Царя Николая II. Дом Романовых как династия Самодержцев прекратил свое существование, и временное русское правительство не замедлило объявить Россию республикой. Что книгой моей предвиделось как возможность, стало уже совершившимся фактом, достоянием прошлого.
Удерживающий взят от православной русской среды. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать отъятие его в ближайшем будущем и от всех других Монархических государств, не исключая и «победоносной» Германии с ее союзниками. Этому не миновать быть не позже того мирного и всемирного конгресса, которым должна закончиться все еще продолжающаяся, но уже близкая к своему заключительному моменту мировая человеческая катастрофа.
По слову Св. Ап. Павла и по святоотеческому преданию, это отъятие Удерживающего представляет собою ближайший и самый главный признак, знамение наступления того времени, когда откроется беззаконник, пришествие которого, по действию сатаны, будет со всякою силою, и знамениями, и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения (2 Сол. 2, 7-10)>. 3 [373 Пламенная любовь. С.17.]73
Временное правительство не только стремилось уничтожить Сионские протоколы, но и поручило одному из своих комиссаров, видному масонскому деятелю С.Г. Сватикову, выяснить их происхождение. Летом 1917 года Сватиков отправляется в Париж для ликвидации русской разведки за рубежом и попутно пытается расследовать «дело Сионских протоколов». Уже тогда этот масонский конспиратор бездоказательно выдвигает версию о том, что они сфабрикованы сотрудниками русской полиции во главе с начальником русской агентуры за границей П.И. Рачковским (?-1909). Выдвигая свою версию, Сватиков не сумел привести в доказательство ни одного факта, кроме голословных утверждений некоего Бинта, мелкого российского агента в Париже, французского гражданина, по происхождению еврея. Этот Бинт после расформирования российской внешней разведки крайне нуждался в деньгах и долгое время обещал Сватикову продать бумаги, относящиеся к его работе в российской зарубежной агентуре, и среди них некий «Сионский документ». Стремясь выманить у Сватикова побольше денег, он регулярно «кормил его обещаниями», так и не выполнив их. «Сионский документ» на поверку оказался блефом — списком нескольких книг на еврейскую тему. Впоследствии Сватиков продолжал настаивать на своей несостоятельной версии. В 1934 году он по просьбе еврейских организаторов Бернского процесса подготовил для них за деньги записку <«Создание Сионских протоколов» по данным официального следствия 1917 года>, в которой, грубо фальсифицируя факты, снова пытался приписать создание Сионских протоколов русской полиции. Подробнее об этой записке я расскажу дальше.
Несмотря на преследование Сионских протоколов, Временное правительство не могло остановить их распространение. События в стране постоянно подтверждали «убийственную правду» этого документа.
В 1917 году в Москве, на Большой Садовой улице, в типографии «Русская печатня», вышел сокращенный вариант Сионских протоколов. Его неизвестные составители считали, что протоколы были написаны вождем сионизма Теодором Герцлем, занимавшим, по их мнению, ранг «князя изгнания». Название на обложке брошюры гласило: <Извлечения из протоколов I Сионистского конгресса, бывшего в Базеле в августе 1897 года, доложенных Совету старейшин «князем изгнания» Теодором Герцлем>. Составители использовали 1-5, 7-12, 14-15, 17 и 23-й Сионские протоколы. Издание было предпринято явно с агитационной целью, чтобы показать, насколько программные установки Сионских протоколов соответствуют катастрофическим событиям революции 1917 года. Привожу эти извлечения полностью.
<Еще в древние времена мы среди народа впервые крикнули слова «Свобода», «равенство», «братство». Якобы умные, интеллигентные той не разобрались в отвлеченности произнесенных слов, не увидели, что в природе нет равенства, не может быть свободы, что сама природа установила неравенство умов, характеров и способностей; не рассудили, что толпа — сила слепая, что выскочки, избранные из нее для управления, в отношении политики так же слепцы, как и она сама, что посвященный, хотя бы и дурак, да может править, а непосвященный, будь он даже гений, ничего не поймет в политике. Все это гоями было упущено из виду. А между тем на этом зиждилось династическое управление: отец передавал сыну знание хода политических дел так, чтобы никто его не ведал, кроме членов династии, и не мог бы выдать его тайны управляемому народу. Только с детства подготовляемое к самодержавию лицо может ведать слова, составленные политическими буквами. Без абсолютного деспотизма не может существовать цивилизация, проводимая не массами, а руководителем их: толпа — варвар. Всякое решение толпы зависит от случайного или подстроенного большинства, которое по неведению политических тайн произносит абсурдное решение, кладущее зародыш анархии в управление. Стоит только народу на некоторое время представить самоуправление, как оно превращается в распущенность. С этого момента возникают междоусобицы, скоро переходящие в социальные битвы, в которых государства горят и значение их превращается в пепел.
В те времена, когда народы [смотрели] на царствовавших как на чистое проявление Божией воли, они безропотно покорялись Самодержавию царей; но с того дня, как мы им внушили мысль о собственных правах, помазание Божественным избранием ниспало с головы царей в глазах народа; а когда мы у него отняли веру в Бога, то мощь власти была выброшена на улицу вместо публичной собственности и захвачена ими.
Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключена в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево, вторая — в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не к законному, открытому, а потому ответственному, а к невидимому и неведомому и тем не менее чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации... Кто и что может свергнуть незримую силу?! А сила наша именно такова. Внешнее масонство служит слепым прикрытием ее и ее целям, но план действий этой силы, даже само ее место пребывания для народа всегда остается неизвестным.
Народ под нашим руководством уничтожил аристократию, которая была его собственной защитой и кормилицей ради собственных выгод, неразрывно связанных с народным благосостоянием. Теперь же, с уничтожением аристократии, он попал под гнет кулачества разжившихся пройдох, насевших на рабочих безжалостным ярмом. Мы явимся якобы спасителями рабочего от этого гнета, когда предложим ему вступить в ряды нашего войска — социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства. Мы поднимем заработную плату, которая, однако, не принесет никакой пользы рабочим, ибо одновременно мы произведем вздорожание предметов первой необходимости якобы от падения землевладения и скотоводства; да кроме того, мы искусно и глубоко подкопаем источники производства, приучив рабочих к анархии и спиртным напиткам и приняв с этим все меры к изгнанию с земли всех интеллигентных сил гоев. Чтобы истинная подкладка вещей не стала заметна гоям раньше времени, мы ее прикроем стремлением послужить рабочим классам и великим экономическим принципам, о которых ведут деятельную пропаганду наши экономические теории. Аристократия, пользовавшаяся по праву трудом рабочих, была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки. Мы же заинтересованы в обратном — в вырождении гоев. Наша власть — в хроническом недоедании и слабости рабочего, потому что всем этим он закрепощается нашей воле, а в своих властях он не найдет ни сил, ни энергии для противодействия ей. Голод создает право капитала на рабочего вернее, чем аристократии давала это право законная царская власть. Нуждой и происходящей от нее завистливой ненавистью мы двигаем толпами и их руками стираем тех, кто нам мешает на пути нашем; когда придет время нашему всемирному владыке короноваться, то те же руки сметут все, могущее этому быть препятствием. Указанная вражда еще более увеличится на почве экономического кризиса, который остановит биржевые сделки и ход промышленности. Создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое в наших руках, общеэкономический кризис, мы бросим на улицу целые толпы одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они в простоте своего неведения завидуют с детства и чьи имущества им должно будет тогда грабить. Наших они не тронут, потому что момент нападения нам будет известен и нами будут приняты меры к ограждению своих.
В настоящее время мы, как международная сила, неуязвимы, потому что при нападении на нас одних нас поддерживают другие государства. Мы слишком сильны, с нами приходится считаться. Державы даже небольшого частного соглашения не могут составить без того, чтобы к нему не были причастны тайно мы. «Per Me reges regnal» «Через Меня царствуют цари». А Пророками нам сказано, что мы избраны самим Богом на царство над всей землей. Бог нас наградил гением, чтобы могли справиться со своей задачей. Наша цель уже в нескольких шагах от нас. Остается небольшое пространство, и весь пройденный нами путь готов уже сомкнуть свой цикл Символического Змия, каковым мы изображаем наш народ. Когда этот круг сомкнется, все европейские государства будут им замкнуты, как крепкими тисками.
Все колеса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель — это золото. Измышленная нашими мудрецами наука политической экономии давно указывает царский престиж за капиталом. Капитал для действия без стеснения должен добиться свободы для монополии промышленности и торговли, что уже и проводится в исполнение незримой рукой во всех частях света. Такая свобода даст политическую силу промышленникам, а это послужит к стеснению народа. Скоро мы начнем учреждать громадные монополии — резервуары колоссальных богатств, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств на другой день политической катастрофы... В то же самое время надо усиленно покровительствовать спекуляции, роль которой заключается в противовесе промышленности: без спекуляции промышленность умножит частные капиталы и послужит к поднятию земледелия, освободив землю от задолженности, установленной ссудами Земельных банков. Надо, чтобы промышленность высосала из земли и руки, и капиталы и через спекуляцию продала бы в наши руки мировые деньги и тем самым выбросила бы всех гоев в ряды пролетариев. Тогда гои преклонятся перед нами, чтобы только получить право на существование.
Главная задача нашего правления состоит в том, чтобы ослабить общественный ум критикой, отучив от размышлений, вызывающих отпор, отвлечь силы ума на перестрелку пустого красноречия. Мы присвоим себе либеральную физиономию всех партий, всех направлений и снабдим ею же ораторов, которые бы столько говорили, что привели бы людей к переутомлению от речей, к отвращению от ораторов. Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в недоумение, высказывая с разных сторон столько противоречивых мнений и до тех пор, пока гои не затеряются в лабиринте их и не поймут, что лучше всего не иметь никакого мнения в вопросах политики, которых обществу не дано ведать, потому что ведает их лишь тот, кто руководит обществом. Нет ничего опаснее личной инициативы: если она гениальна, она может сделать более того, что могут сделать миллионы людей, среди которых мы посеяли раздор. Нам надо направить воспитание гоевских обществ так, чтобы перед каждым делом, где нужна инициатива, у них опускались бы в безнадежном бессилии руки. Напряжение, происходящее от свободы действий, расслабляет силы, встречаясь с чужой свободой. От этого происходят тяжелые нравственные толчки, разочарования, неудачи. Всем этим мы так утомим гоев, что вынудим их предложить нам международную власть, по расположению своему могущую без ломки всосать в себя все государственные силы мира и образовать Сверхправительство. На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться Сверхправительственной Администрацией. Руки его протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы.
Напряжение вооружений, увеличение полицейского штата — это все суть необходимые пополнения вышеуказанных планов. Необходимо достичь того, чтобы, кроме нас, во всех государствах были только массы пролетариата, несколько преданных нам миллионеров, полицейские и солдаты. На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той страны, которая осмелится нам противодействовать, но если и соседи эти задумают стать против нас, то мы должны дать отпор всеобщей войной. Одним словом, чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских правительств в Европе, мы одному из них покажем свою силу покушениями, т.е. террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим американскими, китайскими или японскими пушками.
Мы окружим свое правительство целым миром экономистов. Вот отчего экономические науки составляют главный предмет преподавания евреям. Нас будет окружать целая плеяда банкиров, промышленников, капиталистов, а главное, миллионеров, потому что, в сущности, все будет разрешено вопросом цифр. На время, пока еще будет опасно вручить ответственные посты в государствах нашим братьям-евреям, мы их будем поручать лицам, прошлое и характер которых таковы, что между ними и народом легла пропасть, таким людям, которым в случае непослушания нашим предписаниям остается ждать или суда, или ссылки, — сие для того, чтобы они защищали наши интересы до последнего издыхания. De facto мы уже стерли всякое правление, хотя de jure таких еще много. Ныне, если какие-либо государства поднимают протест против нас, то это для формы и по нашему усмотрению и распоряжению, ибо их антисемитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями... От нас исходит все охвативший террор. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархии, демагоги, социалисты, коммунары и всякие утописты. Мы всех запрягли в работу: каждый из них со своей стороны подтачивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все государства замучены: они взывают к покою, готовы ради мира принять все наши условия. Так будет, пока они не признают наше интернациональное Сверхправительство открыто, с покорностью. Народ завопил о необходимости разрешить социальный вопрос путем международного соглашения. Раздробление на партии предоставило их всех в наше распоряжение, так как для того, чтобы вести соревновательную борьбу, надо иметь деньги, а они все у нас. Нам надо привести всех к голосованию, без различия классов и ценза, чтобы установить абсолютизм большинства, которого нельзя добиться от интеллигентных цензовых классов. Таким порядком приучив всех к мысли о самоназначении, мы сломаем значение гоевской семьи и ее воспитательную цену, устраним выделение индивидуальных умов, которым толпа, руководимая нами, не даст ни выдвинуться, ни даже высказаться: она привыкла слушать только нас, платящих ей за послушание и внимание.
От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев самодержавие, а конституция, как вам хорошо известно, есть не что иное, как школа раздоров, разлада, споров, несогласий, бесплодных партийных тенденций, — школа всего того, что обезличивает деятельность государства. Трибуна не хуже прессы приговорила правителей к бездействию и к бессилию и тем сделала их ненужными, лишними, отчего они и были во многих странах свергнуты. Тогда стало возможным возникновение республиканской эры, и тогда мы заменили правителя карикатурой правительства — президентом, взятым из толпы, из среды наших креатур, наших рабов. В близком будущем мы учредим ответственность президентов. Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое томное дело, какая-нибудь «панама», — тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собой привилегии, преимущества и почет, связанные со званием президента.
Признание нашего самодержца наступит, когда народы, измученные неурядицами и несостоятельностью правителей, нами подстроенными, воскликнут: «Уберите их и дайте нам одного, всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздоров: границы, национальности, религии, государственные расчеты, который дал бы нам и мир и покой, которых мы не можем найти с правителями и представителями». Но для возможности всенародного выражения подобных желаний необходимо беспрестанно мутить во всех странах народные отношения и правительства, чтобы переутомить всех разладом, враждой, борьбой, ненавистью и даже мученичеством, голодом, прививкой болезней, нуждой, чтобы гои не видели другого исхода, как прибегнуть к нашему денежному и полному владычеству... Когда мы воцаримся, мы будем при каждом случае публиковать статьи, в которых будем сравнивать наше благое правление с прошлым. Ошибки гоевских администраций будут описываться нами в самых ярких красках. Мы посеем такое к ним отвращение, что народы предпочтут покой в крепостном состоянии правам пресловутой свободы. Гои — баранье стадо, а мы для них — волки. Бог даровал нам, своему избранному народу, рассеяние, и в этой кажущейся для всех слабости нашей и сказалась вся наша сила, которая теперь привела нас к порогу всемирного владычества.
С прессой мы поступим следующим образом. Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже нами достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем. Все наши газеты будут всевозможных направлений — аристократического, республиканского, революционного, даже анархического — пока, конечно, будет жить конституция. Те дураки, которые будут думать, что повторяют мнение газеты своего лагеря, будут повторять наше мнение или то, которое нам желательно. Мы будем по мере надобности возбуждать и успокаивать умы в политических вопросах, убеждать или сбивать с толку, печатая то правду, то ложь, данные или их опровержения — смотря по тому, хорошо или дурно они приняты, всегда осторожно ощупывая почву, прежде чем на нее ступить... Мы будем побеждать наших противников наверняка, так как у них не будет в распоряжении органов печати, в которых они могли бы высказаться до конца. Когда мы будем в периоде нового режима, переходного к нашему воцарению, нам нельзя будет допускать разоблачения прессой общественной бесчестности: надо, чтобы думали, что новый режим так всех удовлетворил, что даже преступность иссякла...
Свобода могла бы быть безвредной и просуществовать в государственном обиходе без ущерба для благоденствия народов, если бы она держалась на принципах веры в Бога, на братстве человечества, вне мысли о равенстве, которому противоречат сами законы творения, установившие подвластность. При такой вере народ был бы управляемым опекой приходов и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божию распределению на земле. Вот почему нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума гоев самый принцип Божества и Духа и заменить все арифметическими расчетами и материальными потребностями. Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о едином Боге. Поэтому мы должны разрушить всякие верования. Наши философы будут обсуждать все недостатки гоевских верований, но никто никогда не станет обсуждать нашу веру с ее истинной точки зрения, так как ее никто основательно не узнает, кроме наших, которые никогда не посмеют выдать ее тайны. Священничество гоев мы уже озаботились дискредитировать и этим разорить их миссию, которая ныне могла бы очень мешать. С каждым днем его влияние на народы падает. Свобода совести провозглашена теперь повсюду — следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии; с другими же религиями мы справимся легче. Царь иудейский будет настоящим папой вселенной, патриархом интернациональной церкви. Главное дело для незыблемости правления — укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от Божия избрания. Таково было до последнего времени Русское самодержавие — единственный в мире серьезный враг наш, если не считать папства. Пока же до нашего воцарения мы, напротив, создадим и размножим франкмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех могущих быть и существующих выдающихся деятелей, потому что в этих ложах будет главное справочное место и влияющее средство. Все эти ложи мы централизуем под одно, одним нам известное, всем же остальным неведомое управление, которое состоит из наших мудрецов. В этих ложах мы завяжем узел всех революционных и либеральных элементов. Состав их будет состоять из всех слоев общества. Самые тайные политические замыслы будут нам известны и попадут под наше руководство в самый их день возникновения.
Мы вырвали из среды масонства самый корень протеста против наших распоряжений. Проповедуя гоям либерализм, мы в то же время держим свой народ и наших агентов в неукоснительном послушании. Мы казним масонов так, что никто, кроме братии, об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни; все они умирают, когда это нужно, как бы от нормального заболевания.
Владыка, который сменит ныне существующие правления, влачащие свое существование среди деморализованных нами обществ, отрекающихся даже от Божеской власти, из среды которых выступает со всех сторон огонь анархии, обязан убить такие общества, хотя бы залив их собственной кровью, чтобы вновь их воскресить в лице правильно организованного войска, борющегося сознательно со всякой заразой, могущей изъязвить государственное тело. Тогда-то нам можно будет сказать народам: «Благодарите Бога и преклонитесь перед носящим на лице своем печать предопределения людей, к которому сам Бог вел его звезду, чтобы никто иной, кроме него, не мог освободить вас от вышеуказанных сил и зол»>.

Глава 27
Популярность Сионских протоколов в гражданскую войну. — Новые издания документа от Крыма до Владивостока. — Борьба против них масонских белых правительств. — Смертная казнь за хранение протоколов в Советской России. — Большевизм как воплощение программы Сионских протоколов. — Секретный документ Зундера.
В годы гражданской войны, когда сбылись многие прогнозы Сионских протоколов, их популярность среди русских людей резко возросла. Протоколы передавались из рук в руки, переписывались, перепечатывались, зачитывались до дыр. За любое издание книг Нилуса и Бутми, содержащих Сионские протоколы, платились баснословные деньги.
Появляются и новые типографские издания этого документа. Летом 1918 года Сионские протоколы издаются в Москве и вместе с офицерами, отправлявшимися в Добровольческую армию, переправляются на юг. В том же году в Новочеркасске массовым тиражом, в десятки тысяч экземпляров, вышла брошюра «Сионистские протоколы, план завоевания мира иудео-масонами», издатель И.А. Радионов. В Симферополе таким же массовым тиражом издается книжка, отпечатанная на папиросной бумаге розового цвета под названием «13 Сионских протоколов, или Чего хочет еврейство, чего оно добивается» (26 с., издатель «Овод», с небольшими предисловием и послесловием). В основе этой публикации лежало издание Г.В. Бутми. Книжечка эта позднее была выпущена вторым изданием в Алуште. 3 [374 АГИ. Фонд Б.И. Николаевского. И. Чериковер. Протоколы, их источники и распространители. Машинопись с подписью автора. С.11.]74
Один за другим в 1918-1920 годах выходят новые издания протоколов во Владивостоке, Иркутске, Омске, Ростове-на-Дону, Таганроге, Хабаровске, Харькове. Специальное издание Сионских протоколов было отпечатано в Японии на русском языке и переправлено для распространения на русский Дальний Восток.
В Белой армии протоколы распространялись среди офицеров и наиболее сознательной части солдат. Однако либерально-масонское руководство Белой армии, правительства Колчака и особенно Врангеля старательно препятствовали этому. Как сообщает еврейский исследователь И. Чериковер, «по некоторым сведениям, в начале 1919-го группа монархистов в Омске во главе с капитаном Крашенинниковым пыталась распространить протоколы среди войск адмирала Колчака и населения Сибири, но Колчак как будто принял решительные меры, так как опасался общественного мнения Америки, на которую он ориентировался. В октябре 1919 года тот же Крашенинников, будучи во Владивостоке, снова пытался распространять протоколы с погромными целями, но вмешались иностранные миссии, и протоколы были как будто полицией конфискованы». 3 [375 АГИ. Фонд Б.И. Николаевского. И. Чериковер. Протоколы, их источники и распространители. Машинопись с подписью автора. С.12. Следует напомнить, что главой правительства Колчака был масон П. Вологодский, а министром финансов — масон П.А. Бурышкин.]75
Еще более активная борьба с распространением Сионских протоколов велась правительством генерала Врангеля, ключевую роль в котором играли видные деятели иудаизма (М.М. Винавер) и масонства (П.Б. Струве, Н. С.Таганцев, М.В. Бернацкий). Вот что вспоминал об этом один из врангелевских офицеров — полковник А. Доронин: <В 1920 году я был нач. Симферопольского отделения политической части штаба главнокомандующего.
В одно из воскресений летом (месяца и числа я не помню) этого года ген. Врангель, проезжая через Симферополь, вызвал меня экстренно на вокзал в свой поезд. Я явился и был введен адъютантом главнокомандующего в его салон-вагон.
Врангель предложил мне сесть и сказал:
— Разрешите мне, полковник, в вашем присутствии побриться, а то у меня не будет другой остановки в пути, а бриться мне нужно. Пока же я буду бриться, мы с вами поговорим.
Я сел на предложенный мне стул, а главнокомандующий, готовя принадлежности для бритья, спросил:
— Вам знакома эта брошюра, полковник?
При этом он рукой указал на маленький круглый столик, стоявший в углу салона, на котором лежала какая-то непереплетенная книжка.
Я посмотрел по направлению руки и сразу же узнал по обложке «Протоколы», которые я видел накануне в руках продавца газет, предлагавшего их публике, выходившей после лекции из гостиницы «Метрополь».
На вопрос генерала П.Н. Врангеля я ответил утвердительно.
— А кто же их распространяет в городе? — спросил главнокомандующий.
— Кто их распространяет в городе, я не знаю, — ответил я, — но вчера на лекции в «Метрополе» я видел, как их продавал газетчик, фамилии которого я не знаю, но в лицо его знаю и фамилию узнать могу.
— А что же делает губернатор? — продолжал ген. Врангель.
— Губернатор бездействует, а вице-губернатор поощряет продажу, чему я был вчера свидетелем.
— Вы сообщили об этом в штаб?
— Так точно, сегодня я послал срочно об этом доклад. Дальше генерал перешел на другие темы, а минут через пять я покинул вагон главнокомандующего.
Вернувшись в свое управление, я буквально не успел сесть за рабочий стол, как зазвонил телефон. Звонил вице-губернатор.
— Правда ли, полковник, что главнокомандующий расспрашивал вас о «Протоколах», — спросил он меня.
Я подтвердил, что это действительно так, и в ответ на подтверждение я услышал в телефон какой-то удивленно-недоуменный вопрос вице-губернатора:
— А почему бы их и не продавать? — и телефон дал отбой.
Скоро я узнал, что вице-губернатор уволен, а «Протоколов» в открытой продаже в городе больше не видел>. 3 [376 Возрождение. 6.11.1934.]76
В Советской России, согласно декрету Совнаркома 1918 года и разъяснению Наркомюста, за хранение и распространение Сионских протоколов полагалась смертная казнь без суда и следствия. Хранители этого документа приравнивались к бандитам и погромщикам и немедленно расстреливались у ближайшей стенки. Такая реакция советского правительства на Сионские протоколы объяснялась прежде всего его национальным составом (на 90% оно состояло из евреев) и крайней антихристианской и антирусской направленностью. В распространении Сионских протоколов еврейские большевики видели угрозу раскрытия тайных пружин их. Террор и голод, как главные методы управления враждебным русским народом, были раскрыты в Сионских протоколах задолго до захвата власти еврейскими большевиками. Многие выдающиеся умы того времени прямо связывали большевистскую политику с программой Сионских протоколов. «Большевизм, — писал, например, выдающийся американский предприниматель Генри Форд, — есть международная программа протоколов... русское действие является лишь интернациональной репетицией». Большевистскую идею мировой революции Форд рассматривал как одну из форм строительства всемирного иудейского царства.
Ряд издателей Сионских протоколов на титул выносят название, в котором прямо связывается большевизм с иудейской программой Сионских протоколов.
В 1919 году в Иокогаме издатель Д. Уралец (издательство «Эврика») выпускает брошюру на русском языке под названием «Большевизм и евреи. 24 протокола сионитского (так в источнике. — О.П.) конгресса в Базеле в 1897 году. По изданию С. Нилуса». В послесловии к брошюре, в частности, отмечалось: «Три года революционного угара прошли над нашей Родиной. Сметена и разрушена работа веков, интеллигенция перебита, народ одичал и вымирает. Богатейшая страна обращена в пустыню, где бродят банды озверелых людей. В самом же сердце великой некогда страны, куда свету и проникнуть трудно, гнездятся те же агенты Сиона, о которых так много сказано в протоколах сионистов.
Теперь уже можно категорически утверждать, что люди, стоящие во главе большевизма, вдохновители его не кто иной, как именно эти агенты».
В том же 1919 году в Хабаровске выходит брошюра под названием «Документальные данные, доказывающие происхождение большевизма, и к чему стремится большевизм в действительности». В предисловии к этому изданию говорилось, что <предлагаемые вниманию русских читателей записи (протоколы) 24 заседаний главарей сионистско-масонской организации были похищены у них в Париже одной француженкой в 1902 году.
В России их удалось издать в печати лишь в 1909 г. г. Нилусу (откуда они и взяты для настоящего издания). Но это сочинение быстро исчезло из продажи и не сделалось достоянием широкой публики, а между тем в настоящий момент оно особенно интересно тем, что всякому, прочитывающему программу сионисто-масонов, вполне становится ясным: отечество большевизма и те разрушительные свойства, которые большевизм выявил в короткий промежуток своего господства в России (в частности, и в Восточной Сибири), разрушив буквально всю государственность (так в источнике. — О.П.).
Несмотря на то что большевики, хотя и производили, видимо, разрушительную программу сионисто-масонов, но не смогли или не успели провести ее полностью, но все же разорили и залили потоками крови чуть не треть земного шара.
Что содержание этих документов не есть итог деятельности большевиков, во-первых, явствует уже из даты их появления — 1902 год, т.е., что не большевизм предшествовал им, а, наоборот, документы были опубликованы ранее и большевики разыгрывали по ним как по нотам. Если же вдуматься во всю стройность и последовательность настойчивой подготовки и проведения в жизнь программы, то для всякого станет ясным, что таковая окажется не по силам какому-то единоличному гению зла, а могла быть осуществима только долговековой, и упорно осуществляемой, и стройно организованной ориентацией.
А обратив внимание на происхождение группы лиц, которые проводили идеи сионистов в жизнь, как-то: Троцкий, Тобельсон (Краснощеков), Калманович, Иоффе, Кац, Леон, Губельман, Бронштейн, Розенфельд, Минор, Дан, Гоц, Гольдштейн, Блейхман, Прошьян, Цейтлин, Штернберг, Шпицберг, Апфельбаум, Либер, Абрамович, Коган, Шредер, Цедербаум, Карахан, Залкинд и еще сколько хотите подобных, выявляется со всею отчетливостью то страшное для всего мира месторождение, а также цель и средства, при помощи коих сионисты хотят достичь порабощения всех народов.
Глубоко и тяжко нужно подумать миру, как уберечь себя от дальнейших попыток сионистского зла и господства; выявить такую энергию и выработать такое сопротивление, о которое могли бы разбиться все усилия сионистов, благо в помощь этому много посодействует то счастливое обстоятельство, что цели и средства их так неожиданно для них открыты.
Конечно, бороться нужно не с еврейским народом: он, как всякий другой народ, ни при чем; борьбу, и борьбу самую энергичную, надо вести с еврейской сионистской организацией, и средствами борьбы должны быть, конечно, не только насилия, а главным образом твердая, честная, вполне государственная организация у всех народов (в частности, у русского), не допускающая никакой партийной борьбы и не опирающаяся на эфемерные, не существующие в природе абсолютную свободу и равенство, а лишь слова, брошенные в мир, как кость раздора, и послужившие, как то мы видим из пережитого, к полному разгрому государства Российского, а в дальнейшем представляющего угрозу и другим народам.
Все вышеизложенное и натолкнуло на мысль о необходимости распространения этих документов, хотя бы и в довольно ограниченном количестве настоящего издания.
Дальнейшее распространение этих протоколов даже на иностранных языках нужно желать и приветствовать.
<...> Большевизм со всеми отвратительными его сторонами — «плоть от плоти и кровь от крови» этой (еврейской) организации. Он является одним из средств и этапом к еврейскому торжеству над гоями, как они презрительно обзывают все нееврейское население мира.
Мы не должны дать им право на это презрение, поддаваясь влиянию еврейства и их организаций.
Мы обязаны встряхнуться, посмотреть истине в глаза прямо и приняться за живой спасительный труд, а к Молитве Господней после «от лукавого» прибавить: «От Сиона и чада его — большевизма»>.
Идеи Сионских протоколов были очень популярны среди еврейских большевиков и в высшем руководстве Красной армии, тогда состоявшем преимущественно из евреев. В декабре 1919 года во время боев на эстонской границе погиб батальонный комиссар 11-го стрелкового полка Красной армии Зундер. В его вещах был найден подозрительный документ с грифом «секретно» на еврейском языке. Местные власти перевели этот документ и опубликовали в двух эстонских газетах — «Постимеес» в Юрьеве (Дерпте) и «Теетежа» в Ревеле. В марте 20-го этот документ появился на страницах английской газеты «Морнинг пост», а впоследствии и в ряде других изданий.
В найденном секретном документе говорилось следующее.
«СЕКРЕТНО.
Представителям отделов Международного еврейского союза.
Сыны Израиля! Час нашей конечной победы близок. Мы стоим накануне мирового господства. То, о чем мы могли только мечтать, теперь превращается в действительность. Еще недавно слабые и беспомощные, теперь мы благодаря общему мировому крушению гордо подымаем голову.
Однако мы должны быть осторожными, так как с уверенностью можно предсказать, что, перешагнув через разгромленные алтари и троны, мы должны еще далее двигаться по намеченному пути.
Авторитет и верования чуждой нам религии мы подвергли беспощадной критике и насмешкам при помощи удачной пропаганды и разоблачении. Мы ниспровергли чужие святыни, мы поколебали в народах и государствах их культуру и традиции. Мы совершили все, чтобы подчинить русский народ еврейскому могуществу и заставить его наконец стать перед нами на колени. Мы почти достигли всего этого. Однако... мы должны быть осторожными, потому что наш исконный враг порабощенная Россия. Победа над нею, достигнутая нашим гением, может когда-нибудь, в новых поколениях, обратиться против нас.
Россия повергнута в прах. Она находится под нашим владычеством. Но ни на минуту не забывайте, что мы должны быть осторожными!
Священная забота о нашей безопасности не допускает в нас ни сострадания, ни милосердия. Наконец-то мы увидели нищету и слезы русского народа! Отняв его имущество и золото, мы превратим этот народ в жалкого раба.
Будьте осторожны и молчаливы. Мы не должны иметь жалости к нашему врагу. Нужно устранить от них лучшие, ведущие элементы, чтобы у покоренной России не было вождя. Этим мы уничтожим всякую возможность сопротивления нашей власти. Надо возбудить партийную ненависть и развить междоусобицу среди крестьян и рабочих. Война и классовая борьба уничтожат культурные сокровища, созданные христианскими народами. Но будьте осторожны, сыны Израиля! Наша победа близка, ибо политическое и экономическое могущество и наше влияние на народные массы усиливаются. Мы скупаем государственные займы и золото и тем господствуем на биржах мира. Мощь в наших руках. Но будьте осторожны!
Бронштейн, Апфельбаум, Розенфельд, Штернберг... все они, как и многие другие, являются верными сынами Израиля. Наше могущество в России неограниченно. В городах, в комиссариатах, продовольственных комиссиях, домовых комитетах — всюду теперь представители нашего народа играют первенствующую роль. Но не опьяняйтесь победою! Будьте осторожны! Никто не может защитить нас, кроме нас самих! Помните, что на Красную армию положиться нельзя, ибо она может повернуть оружие против нас.
Сыны Израиля! Близок час, когда мы достигнем долгожданной победы над Россией. Тесно сомкните ряды. Проповедуйте громко национальную политику нашего народа! Бейтесь за наши вечные идеалы!
Центральный Комитет Петроградского Отдела Международного еврейского союза».
После наступления частей Добровольческой армии в Крыму в мае 1920 года была взята в плен 9-я пехотная дивизия большевиков. Белые офицеры составили полевой суд из семи человек. Из толпы пленных красноармейцев были вызваны несколько свидетелей. Судили коммунистов и политруков. Комиссар красной дивизии — ярко выраженный еврей с бородкой, как у Троцкого, видя, что ему не миновать расстрела, бросил с презрением следующие слова:
«Я умру с сознанием того, что вы, ненавистные христиане, уже сидите у нас в мешке. Нам остается только завязать этот мешок. Мы имеем в наших руках уже весь мир и все его богатства. Наше могущество никем и ничем не ограничено». 3 [377 Нива. Нью-Йорк. 1981. Октябрь.]77

Глава 28
Попытки приписать идеи Сионских протоколов русскому народу. «Красная библия» Г. Аккермана. — «Русские вожди мечтают о мировом господстве».
В 1919 году американские еврейские организации пытаются сбить с толку мировое общественное мнение, приписав страшные преступления, совершаемые в России еврейскими большевиками, самому русскому народу и «русским вождям». Сначала в США, а затем в Японии распространяется лжеинформация о существовании у русских людей некоей «Красной библии», в которой содержатся планы завоевания Россией мирового господства.
Для обоснования этого используется нехитрый прием. Еврейский журналист Г. Аккерман перелицовывает Сионские протоколы на свой лад. Аккерман открыто обвиняет «русских вождей» в «заговоре против человечества». Используя известный текст Сионских протоколов, Аккерман жульнически заменяет в нем слово «еврейский» на слово «русский». Вкладывая в уста русских людей кровожадные идеи «сионских мудрецов», Аккерман объявляет выдуманную им «Красную библию» главной книгой, которой ныне руководствуется русский народ.
Привожу основные тезисы мистифицированной «Красной библии» в изложении самого Г. Аккермана.
Цель всемирной революции, которую руководители русских большевиков пытаются вызвать в наши дни, заключается в установлении «сверхправительства» под «диктатурой» «Царя Вселенной». Секретные протоколы «Красной библии», привезенные в Америку из Москвы одним интеллигентным американским офицером, выписки из которых сделаны были только вчера, не оставляют никакого сомнения в некоторых условных пределах большевизма, но протоколы 8 и 9 открыто признают, что «от нас исходит всеобъемлющий терроризм».
Документ, который я цитирую, представляет собой перевод двадцати четырех протоколов, написанных одним из членов секретного кабинета советского правительства. Он дан мне несколько дней тому назад одним американским дипломатом, много лет подвизавшимся на этом поприще в Европе и свидетельствующим его достоверность, и я знаю имя человека, доставившего эти протоколы сюда, но по понятным причинам не могу его назвать.
Исследования, которые сделаны мною в Нью-Йорке и Вашингтоне, не дали мне никаких поводов сомневаться в существовании такой книги или точности выписок. Я делаю эту предпосылку, потому что слишком удивительна откровенность писателя, поражают тонкое понимание психологии масс и хладнокровие проекта ниспровержения существующих правительств.
В протоколе 8 русский автор заявляет: «Мы должны обеспечить себя тем же оружием, какое наши враги употребляют против нас. Мы должны находить деликатнейшие выражения и выверты легальных оборотов речи, когда нам приходится объявлять решения явно ненеобходимые, смелые и несправедливые, так как совершенно необходимо, чтобы по форме решения эти походили на высшие моральные правила вполне легального характера. Наше правительство должно быть окружено наивысшими формами цивилизации, в сфере которых и должны протекать его функции. Оно должно приблизить к себе публицистов, практиков, юристов, администраторов, дипломатов. Эти люди должны быть знакомы со всеми секретами существующих социальных органов, они должны знать истинный, скрытый смысл политических писем и работ, им должна быть отлично известна подкладка человеческой натуры со всеми чувствительными струнами, на которых они должны уметь играть».
В протоколе 9 даются советы тем, кто работает в чужих странах и в качестве большевистского агента, такого рода: <В приложении наших принципов обращайте внимание на характер народа, населяющего страну, дабы вполне и скорее обучить этот народ сообразно нашим планам. При внимательном изучении вы можете заметить, что упрямейшие характеры не поддаются и в 10 лет, и мы тогда можем рассчитывать на другую нацию среди уже покоренных нами. В действительности перед нами немного препятствии. Наше сверхправительство находится в столь особых условиях, что его следует называть энергичным и сильным словом «диктатура». Я должен с честью сказать, что в настоящее время мы творцы законов. Мы творим суд и юриспруденцию, мы караем и прощаем. Мы, как главы всех наших армий, сидим на коне предводителя. Мы правим силой воли, так как держим в наших руках остатки одной сильной партии, ныне порабощенной нами. В наших руках находятся неукротимое честолюбие, пылкая жадность, беспощадная мстительность и горькая ненависть. От нас исходит всеобъемлющий терроризм, народ всяких мнений и учений — к нашим услугам: реставраторы, монархисты, демагоги-социалисты, коммунисты и утописты, мы всех их пускаем в работу. Всякий из них подрывает последние остатки власти и силится свергнуть существующий порядок. Все правительства терзаемы этой работой. Они просят мира, но мы не дадим им мира, пока не признают нашего «сверхправительства» открыто и смиренно. Массы требуют разрешения социальных проблем посредством интернациональных соглашений, разделение же их на партии отдает их в наши руки. Необходимо проводить соревновательную борьбу денег, и мы это имеем>.

ВСТАВКА Фото 7
Эти творения не человеческого, а дьявольского ума. Сионские протоколы сосредотачивают в себе всю силу еврейской злобы против Христианского мира.
С.А. Нилус

Предвидя возможность восстания против большевиков, автор пишет: «Мы знаем, что возможны вооруженные восстания против нас в случае обнаружения времени идеи всемирной революции, но против этого мы имеем парализующий маневр на Западе (предполагая Америку), от которого содрогнется мужественнейшая душа. Подземные коридоры будут к тому времени установлены во многих городах, и все правительственные учреждения со всеми документами будут взорваны».
В протоколе 10, обсуждая беспорядки во всем мире, русский автор пишет: «Мы уже сделали многие правительства ареной бунтов, случившихся там, беспорядки и банкротство должны вскоре объявиться везде. Подрыв власти, безусловно, действует во всех учреждениях. Все будет низвержено разъяренной чернью. Все так называемые права народа могут существовать только как абстракция и никогда не могут быть проведены в жизнь. Какая разница для трудового пролетариата, согбенного под тяжелым трудом, раздавленного судьбой, что болтуны получат право говорить, журналисты — смешивать дело с бессмыслицами, если от всех конституций пролетариату остаются только крошки, падающие со столов. Мы представляем собой личину спасителей от угнетения, когда предлагаем пролетариям вступить в нашу армию социалистов, коммунистов, которым мы всегда протягиваем руку помощи под видом братства. Аристократия, получающая свое благополучие от трудов народа по правам, была заинтересована, чтобы рабочие хорошо питались, были здоровы и сильны. Мы же, напротив, заинтересованы в их вырождении. Наша сила заключается в хроническом недоедании и слабости рабочих, так посредством этого они подпадают под нашу власть и неспособны противостоять и бороться с нами. Через нужду и вытекающую из нее ненависть мы обрабатываем массы и удаляем тех, кто стоит на нашем пути».
Может ли быть что-либо более ужасное, чем эта беззаботная исповедь об источнике большевистской силы. <Слово «свобода», — говорит автор, — толкает все человеческое общество на борьбу с его властью, будь эта власть от Бога или природы. Поэтому-то слово это должно быть удалено из лексикона, как возбудитель грубой силы, обращающей массы в кровожадных животных. Верно, что животные, упившись кровью, впадают в сон и в этом периоде их легко поработить. Но, если не давать им крови, они не будут спать, а будут воевать>.
Тем, кто ратует за революцию в Соединенных Штатах, русский вождь дает такое поучение: <Когда мы выполним нашу правительственную революцию, — пишется в 10-м протоколе, — мы скажем народу, что все идет плохо. Все страдают, но мы не должны удалять причины страдания: национализм, границы, различие рас. Конечно, вы можете судить нас, но будете ли вы справедливы, пока не дождетесь результатов нашего опыта. Тогда они будут нас прославлять и возносить в общем восхищении, надеясь на все лучшее. Признание нашей автократии может пройти открыто даже ранее удаления правительства: момент для такого признания может наступить, когда мучимый бедствиями и бессилием своего правительства народ, побуждаемый с другой стороны нами, скажет: «Уберите их прочь и дайте нам всеобщего царя, который объединит нас и уничтожит причины вражды, границы наций, разницы религий, правительств и финансов, который даст нам мир и спокойствие, которое не может существовать без власти и представителей ее>.
В протоколе 11 русский автор говорит о плане установления в чужих странах советской власти. Революции за границей должны быть совершены через правительственные перевороты. «Необходимо, — замечает автор, — чтобы с первого момента, когда народ оглушен совершившейся революцией и находится в состоянии террора и удивления, он понял, что мы настолько сильны, что с нами борьба невозможна, что мы не будем считаться с ними ни в каком случае, что мы не только будем игнорировать их мнения и желания, но готовы и можем задавить их проявления и манифестации безусловной властью во всякий момент и во всяком месте. Мы захватим все в любой момент и не будем делить нашу власть с ними ни при каких обстоятельствах. Они должны будут закрыть глаза на все и ждать, что случится. Народ — это стадо баранов; мы волки. Вам известно, что бывает, когда волк попадает в клеть».
Цитируемый мною протокол оперирует с мировой всеобщей революцией и показывает дьявольскую хитрость русских вожаков, агенты которых теперь работают во всех частях света. Советское правительство имеет своих официальных посланников в Нью-Йорке. Вильям Хайвуд, секретарь независимых рабочих мира, сказал мне в Чикаго, что он состоит в прямых непосредственных сношениях с Россией. Интересно будет знать, каково будет отношение этих людей к этой откровенной исповеди их вождей.
Едва ли нужно давать детали о предполагаемых действиях этой «Новой Всемирной Диктатуры», но методы «обработки печати» после международной революции типичны для изучения этих методов в других отношениях, именно деловых и денежных.
«Мы обработаем печать следующим порядком, — сказано в протоколе 12. — Какова роль печати... Она служит для возбуждения страстей и антагонизма, она ничтожна и неверна, и большинство народа не имеет понятия, какие конечные цели преследуются ею. Мы будем держать ее в зажиме. Так же поступим и с прочим печатным материалом, так как только этим избежим критики путем памфлетов и прочих книг. Мы сделаем и теперь дорогую и недоступную печать еще более дорогой путем надзора за ней, и это будет источником доходов нашего правительства. Мы применим специальный налог. Когда организуется какое-либо печатное заведение, мы потребуем внесения залога, гарантирующего наше правительство от нападения со стороны прессы. Все нападения мы приостановим беспощадно. Налог и пеня дадут большие доходы правительству. Партийные органы могут и не бояться денежных потерь, поэтому мы будем закрывать их после одного предостережения. Никто не может затронуть наше правительство и остаться безнаказанным. Предлогом для закрытия газет будет служить то, что она возбуждает воображение без достаточных оснований. Безнаказанно могут нападать на нас только наши же органы, но в тех случаях, когда сами мы пожелаем изменить то, на что нападают. Ни одна заметка не может появиться без нашего контроля».
Таковы-то планы для грядущих тысячелетий под диктатурой сверхправительства большевиков, возглавляемого Всемирным Царем. 3 [378 Japan gazette. 29.11.1919.]78

Глава 29
«Доклад товарища Раппопорта». — Большевики и национальные интересы еврейства. — Программа эксплуатации ресурсов Юга России.
Осенью 1919 года во время боев на Украине в руки представителей Белой армии попала копия документа, впоследствии получившего название «Доклад товарища Раппопорта». В этом докладе, несмотря на его вполне конкретный характер, явно прослеживались мотивы Сионских протоколов, особенно при обсуждении задач и целей экономической политики, проводимой еврейскими большевиками на Юге России. Раппопорт, судя по всему американский эмигрант, доводил до сведения своих соплеменников — еврейских большевиков — соображения международных еврейских кругов о том, как большевикам следует вести дела в России.
Как отмечал первый публикатор и комментатор «Доклада товарища Раппопорта» В. Дибич, «цель евреев при всей их принадлежности к большевикам остается, несомненно, прежде всего еврейскою целью, а вся русская революционная масса, что видно из нижеприводимого документа, рассматривается евреями как жалкое быдло, имеющее назначение служить прежде всего и больше всего непонятным для нее еврейским задачам». 3 [379 В Москву (газета). 4.11.1919; впоследствии документ был перепечатан в книге Г. Бостунича «Правда о Сионских протоколах» (Митровицы, 1921. С.41-46) и ряде других изданий.]79
В докладе приводится ряд фамилий видных иудейских активистов, которые, по другим известным нам источникам, проявили себя как деятельные масоны (Маргулиес, Эттингер, Вайнштейн).
<Приходится констатировать, что большинство товарищей не нашли в себе достаточно мужества, чтобы со всей решительностью порвать со старыми социалистическими суевериями и гуманистическими предрассудками. В речах предыдущих ораторов звучат также нотки национально-территориальной ограниченности в выяснении коммунистических интересов. Эти пережитки тесно переплетаются с вполне трезвыми взглядами на жизнь.
Нашей главной задачей, это сознают все товарищи, было втянуть Украину (с Крымом, Югом и Западом Белоруссии, Бессарабией и западной частью Донецкого бассейна) в орбиту нашего экономического строительства в целях пауперизации ее населения и в целях создания достаточных кадров на борьбу за наши идеалы. Схема очередных заданий, уже проведенная в жизнь, была такова: 1) трестификация и захват всей крупной промышленности при помощи ажиотажа на заграничных биржах; 2) захват крупной торговли при помощи учета; 3) синдицирование мелкой торговли (кооперативы «Жизнь» и «Труженик» и др. синдикаты мелких торговцев); 4) захват транспортирования кладей при помощи власти над всеми путями сообщения.
Достижение этих задач натолкнулось на два препятствия, преодоление которых не составило нам особого труда, имея в виду: 1) вялую и пассивную оппозицию всей христианской буржуазии и 2) такие же революционные конвульсии национально-украинских, кооперативных организаций Украинбанка, Союзбанка, Днепросоюза и др.
С первым врагом расправа была коротка, хотя товарищем Цвибаком еще и до сих пор не закончена. Со вторым легко справились комитеты служащих, избранные под нашим ближайшим влиянием, хотя и невидимо для тех, кто не знает и знать не должен наших основных задач и целей. Партийные и фракционные споры и конкуренция ослабили противника настолько, что, например, назначение тов. Маргулиеса главн. комиссаром Украинбанка было встречено служащими с полным удовлетворением. Невысокая интеллигентность, страсть к дискуссиям, упрямство и мелкочиновничья психология были той патологической опорой, которая еще ни разу не обманула нас. Послабление украинской кооперации имело еще и то значение, что украинский национализм лишился своего экономического фундамента.
Главную роль в этой борьбе сыграли Учетный и Ссудный банк и его деятели товарищи Мозер, Глосс, Фишер, Клаус, Спинглер. Работники коммунистической революции должны именно им засвидетельствовать свою полную благодарность.
Из отдельных отраслей хозяйства украинской территории мы обратили внимание прежде всего на сахарную промышленность. Сделано это отчасти в целях успокоения тов. Пятакова. Главным деятелем в этой отрасли был Международный банк и его управляющий «наш» собрат Рудольф Столленверк, с точки зрения финансовой безусловно талантливый человек и вполне наш. Его помощники, Грубер и Велленрот, были авторами памятного товарищам доклада об увеличении нормировочных цен на сахар и сахарные продукты. Товарищи Розенблат и Ратгауз настаивали тогда на учете сахара и массовых реквизициях, а затем на продаже этого продукта по произвольным ценам. Победила точка зрения товарища Грубера, как наиболее тактичная и целесообразная.
Русский для Внешней Торговли банк (контрагентура Дейчбанка), значительно ослабленный при Петлюре и процветавший при Суозифе, по той же преданности оказал нашей работе колоссальные услуги. Члены Совета товарищи Якобсон, Барац, Кайс, Гаммерман и Кадиш, имея значительные связи с Венгрией, настаивают на более близкой связи новой сахарной политики на Украине с нашей сахарной политикой в Будапеште, причем интенсивный экспорт должен быть предоставлен, а также и прочие венгерские операции Русскому для Внешней Торговли банку. Товарищ Зедерн уже командирован для основательного прозондирования почвы.
Само собою разумеется, что возобновления сахарного производства мы не предполагаем, так как это требует значительных затрат, и, кроме того, при фабричном контроле нормальное производство положительно невозможно. Сокращение сахара на рынке будет заметно только сначала, во всяком случае едва ли вызовет сильную реакцию. Создавать сахарную промышленность на территории, которую мы должны пролетаризировать и пауперизировать, было бы более чем нерационально. Пока что мы сконструировали следующую комиссию, которой, конечно, незаметно будет подчинен Центросахар: от Международного банка товарищ Вернер, от Русского для Внешней Торговли банка товарищ Барац, от Соединенного банка товарищи Эттингер и Шульман, от Русского Торгово-Промышленного банка тов. Вайнштейн.
Следующим нашим шагом, еще недовершенным, было синдицирование торговли; этому способствовал рост общественного антисемитизма.
Антисемитизм украинцев и поляков использован нами при организации кооперативов «Жизнь» и «Труженик» и других. Пролетарская бутафория, которой обставлены эти кооперативы, служащие христиане и известная импозантность прекрасно замаскировали нашу задачу: обеспечить еврейского потребителя сравнительно дешевыми и доброкачественными продуктами, а нас солидною прибылью в продукте же.
Разрушение предприятий наших противников производится нашими промышленниками путем вхождения их в виде торговых товарищей в христианские кооперативные предприятия.
Сломить оппозицию христианской буржуазии было более чем легко путем национализации, реквизиций, выселении и прочих средств из арсенала товарища Цвибака, а затем путем синдицирования мелких предприятий под нашим ближайшим руководством. Прежде всего мы отдали весь мясной рынок нашему синдикату, существующему под названием «Согорюз». Правильно сказал тогда тов. Струсберг, что не наше дело — заботиться о твердости моральных принципов у христиан и об их национальной солидарности. Ведь предательство и жадность самих же христиан облегчили наше дело при национализации фабрик Бульона, Полака, Полещука и проч. Изготовление некоторых сортов чайной колбасы из конской падали было, правда, причиной в нескольких случаях заболевания сапом. Распространение этой болезни боялся тов. Хайкис, но в общем прибыль средств нашей молодежи при придержании количества выбрасываемого на рынок продукта не оставляет пожелать ничего лучшего.
Что касается нормального функционирования транспорта, то транспорт налаживается только тогда, когда приходится эвакуировать людей из мест, захлестнутых погромной волной. Значительной помехой в этом отношении является преступная агитация некоторых украинских кругов, особенно так называемых незалежников, этих настоящих искренних коммунистов, но чуждых для нас и не знающих наших сокровенных целей. В последнее время в среде украинских националистов мы произвели несколько расколов, чем окончательно дезорганизовали и ослабили упрямого и непокорного противника. В Умань мы предполагаем на днях послать своего агента, некоего тов. Чибаря, которого знает тов. Израиль Куляк, чтобы завести связи с так называемыми повстанцами и взять руководство ими в свои руки. При известной солидарности украинцы могли бы иметь колоссальное влияние не только на крестьян, но и на рабочих, особенно же теперь, но нами приняты все меры, чтобы не допустить интегрирования безусловно враждебных самост. украинских национальных сил.
Ошибки Протофиса по отношению к Украинскому национальному союзу мы не повторим. Наконец, украинская интеллигенция нами основательно терроризирована при помощи русских националистов, чтобы не мешать нам при неуклонном проведении наших экономических планов.
Если наши собратья называют французскую революцию вторым Синаем, то нынешнее наше финансово-экономическое положение на Украине дает нам право текущие события называть третьим Синаем, так как всеми фибрами нашей народной коллективной души мы живо ощущаем свое экономическое содержание. К несчастью, книги Буссенеля, кажется при посредстве галицийских изменников-собратий, попали в руки наших врагов и еще, правда, немногих украинских негодяев, так что наши тайные задачи им известны, как известны и основные цели нашей всемирной организации.
Но, товарищи и собратья, мы можем быть спокойны: ни энергии, ни силы при многопартийности и близорукости народных масс в борьбе с нами проявлено не будет, по крайней мере в некоторых областях экономической деятельности. В крайнем случае в нашем распоряжении имеются меры пресечения. Социальная борьба на Украине замаскирована нами (т.е. нашей прессой) борьбою национальных принципов, и наоборот. Это и создает ту безграничную неразбериху, которую мы видели недавно при слушании отчета товарищей Юделевича и Моргунова о деятельности Губпродукта. При абсолютной распыленности, бесконечной алчности, эгоизме, беспринципности русской интеллигенции нам бояться решительно нечего. Легкомысленная и глупая русская обывательщина, раззадоренная нашими газетами, пойдет, как бараны на зарез, за тем, кто даст корм.
Я, как представитель «Поалей-Цион», с полным удовлетворением констатирую, что сионистские и бундовские организации явились тем ядром, которое сконцетрировало вокруг себя широкие массы нашего народа, а эти последние провели за собой миллионы баранов. Поэтому, укрепляя базу отступления, мы выдвинули очередную задачу: создание единой, мощной, внушительной, разветвленной по партиям и государствам, в идейном отношении цельной и стройной экономической лженародной организации, которая явится опорой для действия и единственным залогом его дальнейшего нормального прогрессирования. Лишь тогда вся повседневная самодеятельность нашего народа будет развиваться в направлении достижения конечного исторического идеала, а все проявления общественной энергии будут вести к укреплению того, что сохраняло нас в двухтысячелетний период скитаний>.

Глава 30
Триумфальное шествие Сионских протоколов по миру. — Перевод на все основные языки. — Многочисленные издания. — Массовые тиражи. — Решающая роль русских монархистов. — Всемирный тайный заговор становится достоянием гласности. — «Заветы спасения России от ига иудейского». — «Обращение к антихристам» великого князя Александра Михайловича.
Летом 1919 года Сионские протоколы перешагнули границу России и стали быстро распространяться в Западной Европе и Америке. Первое иностранное издание протоколов появилось в Германии. Оно было осуществлено видным общественным деятелем Готфридом Цур-Беком 3 [380 Настоящая фамилия — Мюллер фон Ганзен, капитан в отставке.]80 , редактором журнала «Ауф Форпостен». Цур-Бек снабдил свое издание протоколов (перевод из книги Нилуса 1911 г.) обширными предисловием и комментариями. Книга имела потрясающий успех и была мгновенно раскуплена. В том же 1919 году издатель выпускает еще два тиража этой книги, и они тоже быстро расходятся. В 1920 году Цур-Бек осуществляет три издания Сионских протоколов и снова с успехом продает их. В 20-х-начале 30-х годов Цур-Бек выпускает еще 12 изданий протоколов, и все они также быстро расходятся. Сионские протоколы становятся известны многим государственным деятелям Германии. В рейхстаге их открыто пропагандирует граф Ревентлов. В 1920 году издателем Сионских протоколов на немецком языке становится глава издательства «Гаммер» (Лейпциг) доктор Теодор Фрич. Он публикует протоколы в несколько сокращенном виде, сделав их по-настоящему массовым изданием.
Через несколько месяцев после первого немецкого издания Сионских протоколов Цур-Беком выходит их издание на польском языке. Переводчиком и издателем их стал католический священник Эрвард. Вслед за этой публикацией последовало новое польское издание в «огромном количестве экземпляров».
С 1920 года Сионские протоколы выходят во многих изданиях на английском, французском и итальянском языках.
В Англии в 1920-1924 годах выходят сразу три перевода Сионских протоколов, каждый из которых имел по нескольку издании. Один из них сделал бывший петроградский корреспондент английской газеты «Морнинг пост» Виктор Марсден, чудом сумевший избежать смерти в застенках Чека и на своем опыте познавший характер иудейского миропорядка, устанавливаемого в России. На многих англичан чтение Сионских протоколов произвело огромное впечатление. Английские газеты «Морнинг пост» и «Таймс» поместили ряд статей с требованием провести расследования «мирового еврейского заговора». «Неужели мы ценой крайнего напряжения всего государственного организма избежали Pax Germanica только для того, чтобы подпасть под Pax Judaica?» — с тревогой спрашивала газета «Таймс». 3 [381 The Times. 8.5.1920.]81 В «Морнинг пост» была помещена серия статей о Сионских протоколах (включая почти полный их текст), которые впоследствии были выпущены в виде отдельной книги («The cause of words unrest»). В статьях убедительно доказывалось, что большевизм в России должен рассматриваться как «результат еврейского заговора». Даже У. Черчилль предостерегал человечество об «опасности захвата его евреями».
«Что сильнее всего поражает читателя в Сионских протоколах? — писал в 1921 году лорд Сайденгем. — Ответ гласит: редкое знание особого рода, охватывающее самые широкие области. Для разгадки этой тайны, если она действительно является таковой, нужно выяснить, откуда пришло это таинственное знание, лежащее в основе предсказаний, которые теперь сбываются точно по писанному». 3 [382 Spectator. 27.8.1921.]82
В США Сионские протоколы впервые стали распространяться в Бостоне под названием «Протоколы мировой революции». Издание этой книги взял под свой патронат Генри Форд. В принадлежащей ему газете «Дирборн индепендент» (тираж 300 тыс. экз.) Сионские протоколы были не только опубликованы, но и подробно прокомментированы. Эти комментарии впоследствии издаются в виде книги в 4 томах под названием «Международное еврейство». Тираж книги составил около полумиллиона экземпляров. Книга, переведенная на многие европейские языки, быстро распространилась по всему миру. В подготовке этой выдающейся книги, кроме самого Г. Форда, участвовали такие видные специалисты, как доктор Август Мюллер, доктор Румли, Ф. Либольд (секретарь Г. Форда), русский писатель Б. Бразоль и граф А. Череп-Спиридовнч.
Как писал в своей книге Г. Форд, «даже в условиях гласности в США присутствует настоящий страх перед евреями, — страх, который явно чувствуется и причину которого необходимо выяснить».
«Программа Сионских протоколов, — считал Форд, — уже находится на пути успешного завершения. Во многих главных своих чертах она уже претворилась в действительность. Но это не должно внушать ни беспокойства, ни страха, ибо живым орудием против нее как в частях уже завершенных, так и в незавершенных является широкая гласность.
Народы должны знать. Методы изложенного в Сионских протоколах плана сводятся к тому, чтобы поддержать в народах волнения, сеять в них тревогу и будить страсти. Противоядие заключается в просвещении народов. Просвещение же изгоняет предубеждение. Достигнуть этого полезно как для евреев, так и для неевреев. Еврейские писатели часто злоупотребляют тем, что представляют дело так, как будто предрассудки имеются лишь с одной стороны. Протоколы должны теперь найти самое широкое распространение среди самого еврейского народа, дабы он сам мог предпринять меры против таких подозрений, которые заставляют другие народы относиться к нему с подозрением».
С не меньшей быстротой Сионские протоколы распространились во Франции. Только в 1920 году в этой стране вышло несколько их переводов на французский язык. Первый перевод печатался из номера в номер почти месяц газетой «Либр Пароль». Почти одновременно, но уже в другом переводе Сионские протоколы появились в журнале «Ла Вьей Франс» под названием «Заговор евреев против человечества. Протоколы израильских мудрецов». На страницах этого же журнала впервые стали печататься работы известной исследовательницы Сионских протоколов Л. Фрай. Большую роль и работе «Ла Вьей Франс» сыграл крупный общественный деятель Юрбан Гойе.
Главным центром изучения Сионских протоколов во Франции стал коллектив авторов, группировавшихся вокруг журнала «Международное обозрение тайных обществ», издаваемого католическим священником церкви Св. Августина в Париже Жуэном (? -1922). С 1920 года Жуэн подготавливает серию исследований под общим названием «Иудейско-масонская опасность». Четыре книги этой серии были посвящены вопросам о Сионских протоколах, иудейском империализме и связи иудейства с масонством. Жуэн опубликовал разные варианты Сионских протоколов (в том числе и издание Г.В. Бутми) и дал пространные комментарии к ним. Его преждевременная загадочная смерть не позволила ему выполнить все задуманное.
Первый том трудов Жуэна с переводом текста Нилуса 1911 года, кроме серийного издания, был выпущен и отдельно. Только в 1920 году он выдержал 5 изданий.
Классическим французским изданием Сионских протоколов стал перевод Р. Ламбелена, опубликованный в 1921 году крупнейшим французским издательством Бернара Грассе. Книга была снабжена хорошим предисловием. Успех ее превзошел все ожидания. Только в 1921 году появилось 16 изданий этого перевода, а за 1922-1925 годы — еще 19.
В 20-х годах Сионские протоколы переводятся на все основные языки мира. Кроме перечисленных выше, появляются переводы на шведский, датский, финский, венгерский, литовский, болгарский, испанский, румынский, сербский, новогреческий, японский, китайский, арабский (в нескольких изданиях).
Наблюдая триумфальное шествие Сионских протоколов по многим странам мира, неизбежно отмечаешь его прямую связь с географией русской эмиграции. Тысячи высокообразованных русских людей, на себе испытавших все тяготы преступного режима еврейских большевиков и вынужденных под угрозой смерти покинуть Родину, стали главными специалистами по теории и практике Сионских протоколов. Многие из них, еще недавно скептически и иронически относившиеся к этому документу, выступили его активными пропагандистами и распространителями.
В Берлине в 1919-1920 годах создается неформальный русский монархический центр по пропаганде Сионских протоколов. В его работе, в частности, участвовали видные русские общественные деятели и писатели: сенатор А. Рогович, полковник Ф. Винберг, Г. Бостунич, П. Шабельский-Борк. Эти люди стали главными советниками и помощниками немецких издателей протоколов, и прежде всего Г. Цур-Бека.
Винберг и Шабельский-Борк в 1919 году основали монархический журнал «Луч света», в первом номере которого была напечатана программная статья об иудейском заговоре против Христианского мира, обильно цитировались Сионские протоколы. В третьем номере этого журнала были целиком помещены Сионские протоколы в издании Нилуса. Вариант Сионских протоколов, опубликованный в третьем номере «Луча света», стал своего рода эталоном для многих зарубежных изданий.
Сенатор Рогович в 1922 году переиздает Сионские протоколы под названием «Тайный мировой заговор» (издательство «Стяг», Берлин). Книга была снабжена большим предисловием, в котором Рогович дал обстоятельный анализ иудейской программы борьбы с Христианским миром, раскрыл основные этапы ее претворения в жизнь. Обращаясь ко всем политикам мира, Рогович предостерегал их об опасности установления иудейского миропорядка, советуя каждому из них познакомиться с Сионскими протоколами, которые «призваны быть настольной книгой всякого государственного деятеля, желающего не на словах только, а на деле служить своему государству и своему народу».
В США главными советниками американских издателей Сионских протоколов были писатель Борис Бразоль и граф Артемий Иванович Череп-Спиридович. В 1921 году общество «Русская самооборона» в Нью-Йорке выпускает американское издание протоколов на русском языке под названием, как и у Роговича, «Всемирный тайный заговор». Череп-Спиридович редактирует журнал «Спасем Россию. Орган всех искренне любящих Россию», в котором постоянно цитировались Сионские протоколы.
Английские издатели н пропагандисты Сионских протоколов, и прежде всего В. Марсден, поддерживали постоянную связь с русскими монархистами. Еще с осени 1919 года русские монархисты вступили в полемику с либерально-масонскими кругами в Великобритании по вопросу о характере большевистской власти. В 1920 году в крупной английской газете «Тайме» появляются публикации под псевдонимами «За Деникина», «Иван Иванович», «Веракс», в которых проводилась мысль о том, что большевизм является всемирным заговором еврейского интернационала против всего Христианского мира. В подтверждение приводились факты чудовищных преступлений еврейских большевиков в нашей стране, цитировались Сионские протоколы.
Во Франции многочисленные издания Сионских протоколов, выходившие огромными тиражами, тоже были в значительной степени обязаны русским монархистам. Самыми активными пропагандистами протоколов здесь были генералы А. Нечволодов и А. Степанов, Н.Ф. Степанов (Свитков), а позднее князь М.К. Горчаков.
Генерал А. Нечволодов сотрудничал с газетой «Либр пароль», первой опубликовавшей французский перевод Сионских протоколов. По-видимому, этот перевод был осуществлен при непосредственном участии генерала. В 1924 году Нечволодов выпустил на французском языке книгу «Николай II и евреи. Очерк о русской революции и ее связях со всемирной деятельностью современного иудаизма», в которой подробнейшим образом исследовались Сионские протоколы.
Князь М.К. Горчаков создал в Париже монархическое издательство «Долой зло», в котором в 1927 году были изданы Сионские протоколы (с книги Нилуса 1911 г.). В предисловии издателя отмечалось, что «программа захвата государств и народов была осуществлена той самой еврейской силою, от имени которой программа Сионских протоколов была оглашена. Вид этой правительствующей, сплошь еврейской клики террористов говорит сам за себя. Эта злодейская шайка евреев добилась в 1917 году деспотической власти над 150-миллионным русским народом только потому, что у еврейства всегда была своя сионская программа и эту свою человеконенавистническую программу еврейство выполняло и выполняет с железной, ни перед чем не отступающей настойчивостью».
На обложке своего издания Сионских протоколов князь Горчаков поместил подлинную фотографию советского правительства, с которой на читателя смотрели ярко выраженные иудейские типы во главе с Троцким и Свердловым.
Даже в Японии образуется монархический центр, поставивший перед собой задачу «противостоять страшной иудейской угрозе». Один из русских монархистов, выступавший под псевдонимом Уралец, издал Сионские протоколы и стал выпускать в Иокогаме журнал «Жиды и революция». Статьи этого журнала переводились и распространялись во многих странах мира.
В первом номере журнала Уралец объясняет своим читателям: <Это первый журнал, который открыто, честно и смело вступает в борьбу с мировыми авантюристами, работниками Сиона. Читатели журнала «Жиды и революция» будут подробно ознакомлены с адским планом сионистов, стремящихся к мировому захвату власти и порабощению народов. Журнал «Жиды и революция» даст потрясающие сообщения о мировых паразитах, стремящихся везде и всюду устраивать революции для своего обогащения>.
Монархические группы по распространению и пропаганде Сионских протоколов существовали также в китайских городах Харбине и Шанхае.
В целом русские монархисты в Европе, Америке и Азии сумели разбудить общественное мнение и сделать достоянием гласности зловещие античеловеческие замыслы составителей Сионских протоколов. За первую половину 20-х годов с содержанием этого документа ознакомились десятки миллионов людей во многих странах мира.
Русские монархисты в эмиграции не ограничиваются изданием и распространением Сионских протоколов и литературы о них за рубежом. Делаются также попытки провоза документа и в Советскую Россию. Одновременно на Родину переправляются монархические листовки и обращения. В начале 20-х годов в Москве, Киеве, Петрограде и некоторых других городах распространяется следующая листовка:
«Заветы спасения России от ига иудейского
Евреи совратили наш ум и растлили наши нравы, а как только получили равноправие, немедленно же нагло захватили государственную власть, убили Царя, погубили нашу Родину, осквернили наши храмы и воздвигли гонение на Веру Православную.
Оздороветь Россия может только тогда, когда всякий из нас осознает в самом себе гнойник заразы и очистится от него. Каждый взрыв народного гнева, выражающийся в погромах, только вызывает бесцельные жертвы и создает евреям рекламу мученического ореола. Лишь наше внутреннее возрождение одно способно спасти нас от злых сил Иуды, самым опасным врагом которого является прежде всего здоровое, сильное национальное чувство, горящее в сердце каждого хозяина своей страны.
Долг русских — помочь своей Родине побороть иго иудейское, для чего каждый из нас обязан строго блюсти десять следующих заветов:
Береги чистоту крови своей семьи и никогда не сближайся, а тем более не вступай в брак с евреями или родившейся от них помесью, какую бы религию они ни исповедовали. Еврей, принявший Христианство, еще более опасный враг, нежели некрещеный.
Избегай всякого общения с евреями и только в случае самой крайней неизбежности допускай себе вступать с ними в деловые отношения на короткий срок, постоянно при этом помня, что тем самым ты служишь врагам своей Родины. Еврей-врач, еврей-аптекарь и еврей-адвокат много сделали зла русским людям.
Никогда ничего не покупай в еврейских магазинах. Не пользуйся еврейскими банками, ресторанами и отелями, и вообще не давай евреям заработка. Не разрешай делать этого твоим жене и детям.
Тот, кто продает свою землю евреям, продает свою родную мать фактору публичного дома.
Не читай газет и журналов, в составе редакций или сотрудниками которых являются евреи. Помни, что 95% современных изданий на русском языке написаны иудеями или по их заказу и напечатаны на еврейские же деньги с целью пропаганды среди благодушных россиян идей, выгодных только одному Иуде. Не ходи также слушать еврейских лекторов.
Не посещай театра или кинематографа, содержимых евреями, или когда там даются пьесы еврейских авторов или играют артисты-евреи.
Никогда на выборах не подавай своего голоса за евреев, а также никогда не поддерживай кандидатов партии, в составе которой есть евреи. Каждый русский обязан выбирать только русских.
Открыто держись далеко от всяких союзов, обществ, предприятий, членами которых хотя бы в незначительном числе состоят евреи.
Разоблачай громко псевдонимы и ложные имена, нагло присвоенные себе врагами нашей Родины, чтобы обманывать наше доверие. Помни, что еврей иностранный еще вреднее еврея своего, также любящего величаться, особенно за границей, русским. Нет французов, англичан, американцев, немцев иудейского рождения, а есть только евреи — злые враги всего нееврейского. С волка должно срывать украденную им овечью шкуру.
Во всех событиях, делах и случаях, в которых ты не отдаешь себе ясного отчета и вообще не разбираешься, всегда задавай себе вопрос: как к этому относятся евреи? Помни, что все то, что они отрицают и опорочивают, полезно нам, русским. И, чем больше они негодуют, тем это выгоднее для России. Евреи хвалят и рекламируют усердно только то, что служит лишь их интересам.
Борись открыто со злом еврейства и не упускай случая указать своим соотечественникам на всю гибельность для России и для каждого из нас иудейского рабства. Подымай дух слабовольных и смело обличай еврейских прислужников, предающих свою Родину ради соблазнов Иуды». 3 [383 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова. Листовку следует датировать 1921-1923 годами.]83
В сентябре 1922 года с обращением к еврейским большевикам выступил один из представителей Дома Романовых, великий князь Александр Михайлович.
<АНТИХРИСТАМ
(большевикам и жидовствующим русским)
Враги Бога, Христа и рода человеческого, представители всего преступного и нечистого, вы все, стоящие во главе злодейского советского правительства, так и все ваши прислужники, знайте, что конец ваш близок, что никакая нечисть, которой вы души свои продали, помогать вам больше не в силах.
Знайте и помните, что молитвы тех русских, которые, быв в заблуждении, покаялись, услышаны Богом и Христос опять с нами; уже виден многим Его Святой Крест, сияние чистое которого вы выдержать не сможете.
Знайте, что проклятия массы замученных и убиенных вами людей Русских с вами и на вас навеки; радуйтесь: имена ваши крепко начертаны в мире мрака, мерзости и нечистоты.
Знайте и помните, что все вы, представители племени жидовского и русские, продавшие свои души антихристам, умрете в мучениях великих, но не от рук человеческих: мы, Русские, сохранившие свои души и Христу следующие, уже простили вам и молим Бога об упокоении душ ваших, но наши молитвы бессильны и душ ваших спасти не могут. Главарь ваш уже наказан Богом, и вы все за ним последуете; уже недолго ждать.
Вы, жиды, России изменившие, приспешники сатаны, гордитесь и великою радостью веселитесь: победа ваша над народом христианским была полная. Вы, как птицы поганые, тело Русского Народа раздираете, но помните ваши же слова, когда вы, распяв Христа, Который от Бога пришел вас спасти, со злобою и ненавистью кричали: «Кровь его на нас и детях наших». Русский Народ вы распяли и тем повторили ваше злодеяние Христу.
Эта победа ваша была последняя; отныне не будете больше над нами властвовать; нет вам места среди нас; уйдите, не заражайте Земли Русской вашим дыханием дьявольским.
Красноармейцы и матросы, носящие печать жидовскую, врагам Христа продавшиеся, опомнитесь, подумайте, кому и во имя чего вы служите?
Не России и не Народу Русскому вы служите, а ее и его врагам; поймите, что вы суть слепое оружие ваших же врагов.
Неужели в вас не живет и не горит душа русская, христианская, православная?
На глазах ваших Церковь Святую, вековую гонят, и вы молчите. Рабами вы стали врагов Бога и Христа.
Покайтесь, Бога просите души ваши просветить, туман, в котором вы живете, разогнать.
Знайте, что все, кто против Бога и Христа, суть враги ваши; по долгу души и совести вашей служить вы им не должны; помните, что, служа им, вы сатане служите и после смерти навеки к дьяволу перейдете. Знайте, что, кому вы здесь, на земле, служите, тому и после смерти служить будете. Не видать вам света, не видать вам Христа; Святой Крест вы забыли и печатью дьявольской Его заменили.
Царя Православного, Помазанника Божия, Избранника Народа Русского, Того, который вас любил как детей родных, дорогих, вы Христовым врагам предали, и они Его и семью Его невинную измучили и убили.
Кровь их на вас лежит; великим покаянием, смирением и службою Родине своей во имя Бога и Христа смыть ее вы сможете.
Из мира Света, из Царства Божия, Он душою на Вас смотрит, Вас любит и молит Христа на путь истины Вас направить.
В душе Своей чистой Он Вас давно простил и невыразимо страдает за вас, детей Своих заблудших, видя, куда вы Россию ведете и какую темноту для душ своих готовите.
Опомнитесь, встаньте как один человек на защиту Креста Святого. Скажите, что нет на нашей Родине Русской места для врагов Бога и Христа и исчезнут они как дым. Убивать их не надо: нечисть сумеет у нечисти убежище найти.
Силою духа, силою душ ваших покаявшихся, неся Христа в душах своих и Крест Его Святой на себе, вы всех врагов России уничтожите.
Верьте и не сомневайтесь. «С нами Бог и да исчезнут враги Его яко дым».
Найдутся люди крепкие, в Бога и Христа верующие, которые вас объединят и поведут, в том не сомневайтесь — Господь Бог укажет.
Представители иностранных государств, имеющие какие-либо сношения с советским правительством в целях политических, коммерческих или личных, должны помнить, что они суть враги России, как люди, своими сношениями укрепляющие власть врагов Бога и Христа в ущерб Русскому Народу. Только помощь непосредственная голодающему и болеющему Русскому Народу в целях христианского человеколюбия допустима и крайне необходима. Совесть подскажет будущей России, кто враг ей и кто друг>.

Глава 31
Попытки еврейских кругов объявить Сионские протоколы подлогом. Международная кампания по их дискредитации. — Лжесвидетели. Неосведомленность еврейских фальсификаторов.
В 1920 году иудейские организации Европы и Америки начинают широкую кампанию по дискредитации Сионских протоколов. В эту кампанию были вовлечены сотни политических и общественных деятелей, писателей и журналистов, которые по сигналу невидимого дирижера стали твердить о подложности и недостоверности Сионских протоколов, совершенно бездоказательно утверждая, что они были «составлены русской полицией для оправдания репрессий против евреев». Кампанию начал известный еврейский деятель Люсьен Вольф, на деньги Ротшильдов выпустивший две тоненькие агитационные брошюрки, которые не смогли никого убедить и прошли фактически незамеченными. 3 [384 Wolf L. The Jewish bogey and the forged protocols of Zion. London, 1920; Wolf L. The Myth of Jewish menace. London, 1920.]84 В декабре 1920 года иудейские организации проводят конференцию в Нью-Йорке и выпускают специальную декларацию против Сионских протоколов, в которой утверждалось, что этот документ является подделкой. Декларацию подписали руководители крупнейших иудейских организаций мира. С воззванием «против антисемитизма и обвинения евреев в мировом заговоре» выступили представители масонских лож и видные политические деятели США — масоны В. Вильсон, Т. Рузвельт, Тафт, Брайян.
По поручению еврейских организаций еврейский журналист-масон Герман Бернштейн в сотрудничестве с неким Шапиро начал судебный процесс против Г. Форда, требуя от него отречения от своих убеждений. На том этапе еврейским организациям не удалось запугать Форда, и процесс провалился.
Начиная с 1921 года на деньги международных еврейских банкиров подготавливается и издается целый ряд сомнительных книжонок, авторы которых не брезговали самой грубой ложью и откровенной фальсификацией для того, чтобы доказать, что Сионские протоколы не имеют ничего общего с еврейством, а являются подделкой антисемитов.
Первой появляется книга уже упомянутого Г. Бернштейна, в которой он безосновательно приписывал авторство Сионских протоколов чуть ли не Лютостанскому. Беспомощная, псевдонаучная брошюрка не могла никого убедить и, как предшествовавшие ей труды Л. Вольфа, канула в Лету. Такой же характер носило сочинение Г. Штрака, профессора геологии Берлинского университета. Из 40 страниц брошюрки 11 были посвящены Сионским протоколам, которые без всяких объяснений объявлялись подлогом. 3 [385 Bernstein H. The History of a lie. N. Y., 1921.]85
Поставив своей целью дискредитацию Сионских протоколов, платные представители еврейских организаций совершают настоящий подлог. Они нанимают лжесвидетелей, которые за большие деньги соглашаются дать ложные показания о том, что Сионские протоколы были «сфабрикованы в недрах русской полиции под руководством генерала Рачковского». Его руководители еврейских организаций не любили за принципиальность в еврейском вопросе и неподкупность.
В качестве лжесвидетелей были найдены три сомнительные личности, авантюристы и проходимцы: отставной подъесаул Войска Донского, француз по происхождению А. дю Шайла, княгиня Радзивилл и Г. Херблет. О первых двух известный либерально-масонский историк Б. Николаевский, изучавший происхождение Сионских протоколов, высказался так: «Дю Шайла — проходимец, но разбирать его роль, равно как и роль кн. Радзивилл, я не стану: сначала они были в лагере антисемитов (Радзивилл, по-видимому, шпионка немецкая, возлюбленная Бюлова)...» 3 [386 АГИ. Фонд Б.И. Николаевского, 20-24.]86
Для этих лжесвидетелей сочиняется сценарий, согласно которому все они утверждали, что Сионские протоколы были составлены агентами русской полиции и С. Нилус получил их в 1904-1905 годах от генерала полиции Рачковского. Во всех трех «показаниях» приводится масса выдуманных подробностей, которые легко опровергаются при сопоставлении их с другими источниками.
Сочиняя свой сценарий, руководители подлога проявили удивительное невежество. Фальсификаторы не знали, что Сионские протоколы стали распространяться в России не с 1905 года 3 [387 Фальсификаторы не знали, что первое издание книги Нилуса «Великое в малом» (1902) еще не включало Сионские протоколы, они вошли только во второе издание 1905 года.]87 , а на 10 лет раньше. До появления их в книге Нилуса они публиковались не менее пяти раз. Подгоняя факты появления Сионских протоколов под Нилуса, неосведомленные фальсификаторы сразу же попали впросак. Раз Нилус не был первым издателем Сионских протоколов, то повисали в воздухе и все прочие выдумки лжесвидетелей — о генерале Рачковском, передавшем Нилусу в 1904-1905 годах некую тетрадь с текстами Сионских протоколов, и о полицейском агенте, якобы составителе этого документа, М. Головинском. Совершенно нелепыми выглядят и попытки еврейских лжесвидетелей приписать Нилусу роль дворцового интригана.
Кампания лжесвидетельств началась в крупнейших еврейских изданиях — «Американском еврее» («American Hebrew», США) и «Еврейской трибуне, еженедельнике, посвященном интересам русских евреев» (Париж), — а затем подхвачена рядом либерально-масонских газет вроде «Последних новостей» П. Милюкова, которые перепечатали все лжесвидетельства, опубликованные ранее в еврейских газетах.

Лжесвидетельство княгини Радзивилл
(American Hebrew. 1921. N15; Еврейская трибуна, 1.4.1921)
Теперь впервые стало, наконец, возможным заявить и доказать, — пишет американский журнал, — что «Протоколы мудрецов Сиона» представляют подлог от начала до конца.
«American Hebrew» дано 21 февраля доказательство этого факта.
Начиная с 1905 года, когда «Протоколы» впервые появились за таинственной подписью Нилуса, евреи и беспристрастные неевреи всюду силились установить, что «Протоколы» эти представляют сплошной вымысел, но прямых доказательств этого факта не было налицо.
В настоящее время такое доказательство дано журналу «American Hebrew» княгиней Радзивилл, много писавшей по русским и иностранным вопросам и принадлежащей к старой русской аристократии.
Благодаря счастливой случайности нам удалось узнать, что княгиня одно из двух лиц, видевших рукопись «Протоколов» до распространения их в России и во всем мире. Мы просили ее дать нам интервью, на что она согласилась с большой готовностью и любезностью. Княгиня говорила с уверенностью и решительностью, понимая значение и важность своих заявлений. Кн. Радзивилл видела рукопись тогда, когда она сочинялась в Париже тайными агентами царя. Ей известно, кто был инициатором этого подлога и какого результата желали добиться путем опубликования его.
Русский народ, для которого «Протоколы» эти были предназначены, всегда считал их не чем иным, как подлогом, в то время как по странной случайности остальная Европа и Америка были введены в заблуждение.
Происхождение «Протоколов мудрецов Сиона» следует отнести к 1884 г., т.е. к эпохе, значительно предшествовавшей моменту их опубликования Нилусом. Они предназначались для определенной политической цели после убийства Александра II и были вновь использованы для такой же цели в 1904 г.
Приводим крайне интересное прямое свидетельство кн. Радзивилл, устанавливающее, что «Протоколы» представляют собой беззастенчивую ложь.
<После убийства Александра II сын и наследник его — Александр III был крайне огорчен тем, что убийство отца всецело было подготовлено и осуществлено русскими, принадлежащими к высшему классу общества. Среди этих русских были такие видные лица, как Софья Перовская и Желябов.
Вожди консервативной партии всячески старались убедить Александра III в том, что убийство его отца вызвано еврейскими интригами, направленными на уничтожение всех монархий. Задачу убедить государя путем обмана и подлога взял на себя генерал Оржеевский, стоявший тогда во главе департамента политической полиции.
Много лет спустя эти подлоги послужили основой для «Протоколов мудрецов Сиона», сочиненных для ограниченного и слабохарактерного Николая II.
Для осуществления своего смело задуманного плана Оржеевский послал агентов в Париж, поручив им изготовление подложных документов. Агенты эти выполнили работу тщательно и ловко. Они перерыли старые книги, использовали выдержки из сочинений еврейских философов и искали в летописях французской революции темы для зажигательных речей.
Целью их было — доказать, что еврейский народ представляет собою лишь шайку убийц, стремящихся к уничтожению в России социального строя, возглавляемого Александром III.
Не имея прямого доступа к царю, генерал Оржеевский пытался добраться до него через начальника конвоя, ген. Черевина, одной из функций которого была личная охрана государя.
Черевин отказался участвовать в интриге, и это, по всей вероятности, послужило причиной отставки Оржеевского.
Парижский доклад, т.е. рукопись подложного документа, осталась в архиве III Отделения.
Мне известно, что ген. Черевин сохранил копию этой рукописи и включил ее в свои мемуары. Он завещал оригинал рукописи Николаю II и дал мне копию, ибо я была одним из ближайших его друзей.
После японской войны и первой русской революции агенты русской тайной полиции во главе с вел. кн. Сергеем Александровичем снова задались целью парализовать страх Николая II. Требовалось найти доказательство того, что русские довольны режимом.
Кто-то вспомнил о документе Оржеевского, хранившемся в архиве III Отделения. Документ этот разыскали и подвергли рассмотрению. Его признали годным для использования. В Париж послали агентов, поручив дополнить и переработать рукопись с целью придать ей более современный характер.
Лица, на которых возложено было поручение, были прежде всего знаменитый начальник русской тайной полиции в Париже Рачковский. Затем любимец будущего премьер-министра Штюрмера Манасевич-Мануйлов; последний был, между прочим, одним из тех, который впоследствии пользовался Распутиным для своих личных целей. И наконец, Матвей Головинский, мать которого была крупной помещицей в Уфимской губернии, где у меня было имение.
Речь идет о периоде 1904-5 гг. Я жила тогда в Париже. Головинский явился ко мне с визитом. Я приняла его как человека, с матерью которого я была хорошо знакома, но мне не было тогда известно, что он служит в тайной полиции.
Однажды он показал мне и нескольким приятелям сочинение, над которым он работал с Рачковским и Мануйловым. Он сказал, что книга эта имеет целью установить существование обширного еврейского заговора против общего мира. Единственным средством бороться с этим заговором было, по его мнению, выселение всех евреев из России.
Мы посмеялись над этим проектом, но Головинский, по-видимому, очень гордился своей работой.
Мне неоднократно пришлось видеть эту рукопись; видели ее и некоторые мои друзья, среди которых была одна американка, находящаяся сейчас в Нью-Йорке.
Рукопись эта была составлена на французском языке и писана рукой, но разными почерками на желтоватой бумаге. Помню отчетливо, что на первой странице было огромное синее чернильное пятно.
Позднее я узнала, что рукопись эта целиком включена Сергеем Нилусом в знаменитую книгу, напечатанную в типографии Красного Креста в Царском селе.
Как это ни покажется странным, после шума, наделанного этой книгой в Англии и Америке, в России она прошла почти незамеченной и скоро была забыта>.
На наш вопрос, что ей известно о Нилусе, княгиня ответила, что она не знает, кто он такой, но что некоторые полагают, что он был судьей и председателем Московского суда.
Относительно трех главных авторов подлога она заявила, что Рачковский исчез после революции 1917 г., 3 [388 На самом деле Рачковский умер задолго до революции 1917 года. — О.П.]88 что Мануйлов, приговоренный к нескольким годам каторжных работ за измену; выпущен был на свободу большевиками и состоит у них на службе в Петрограде. Головинский находился в 1910 г. в Париже. Он был арестован в России, обвинен в растрате и приговорен к тюремному заключению. Несколько времени спустя он был выпущен на свободу благодаря ходатайству секретной полиции. Он сделался шпионом, следившим за русскими эмигрантами в Париже.
<Я крайне удивилась, когда встретила его у Ковалевского, быв. тов. министра финансов при Витте. Когда я высказала последнему свое изумление, я получила характерный ответ: «Лучше, чтобы этот человек был с нами, чем против нас, ибо он служит в III Отделении».
Что касается утверждения, будто Протоколы независимо от их достоверности находятся в какой-то связи с революцией, то это бессмыслица. Всякий, кто знал положение дел в России, мог предсказать неизбежность революции. Я сама указала на это в своей книге «За завесой русского двора», появившейся под моим псевдонимом Comte Paul Wasili.
Революция не дело рук евреев. Она вызвана была рядом исторических причин и была неизбежна, подобно всем революциям.
Не будь мировой войны, русская полиция справилась бы с нею, вероятно, на некоторое время, как ей то удалось сделать в 1905 году.
Для меня непонятно, каким образом произошло распространение «Протоколов» в Англии и Америке. Не подлежит сомнению, однако, что те, кто пустил эти подложные документы в обращение здесь и в Англии, принадлежат к той же категории людей, если это не те же лица, которые в России были шпионами и охранниками, готовыми на всякое преступление для достижения своей цели>.

Лжесвидетельство А. дю Шайла
(Еврейская трибуна. 14.5.1921)
<В конце января 1909 г., движимый религиозным искательством, я по совету покойного Петербургского митрополита Антония поселился вблизи Оптиной Пустыни.
Монастырь, находящийся в 6 верстах от города Козельска (Калужской губ.), расположен между опушкой густого соснового леса и левым берегом р. Жиздры. Около монастыря имеется несколько дач, на которых жили миряне, пожелавшие в той или иной степени приобщиться к монастырской жизни.
В эпоху, к которой относятся мои воспоминания, братия состояла из 400 монахов, занимавшихся земледельческим трудом и созерцательной жизнью под руководством трех старцев — отцов Варсонофия, Иосифа и Анатолия.
В свое время Оптина Пустынь была источником заметного духовного влияния на одно из крупных течений русской мысли. Оптинское старчество в лице отцов Макария и Амвросия возымело учительское значение для ранних славянофилов. На братском кладбище, рядом с упомянутыми старцами, покоятся их ученики — оба брата Киреевских. А.С. Хомяков и Аксаков часто бывали в монастыре, Константин Леонтьев провел в нем почти все последние годы своей жизни, приняв даже тайно постриг.
В монастырской библиотеке хранилась весьма ценная переписка старцев с этими лицами, а равно с Гоголем и Достоевским. Последний в художественном образе старца Зосимы обессмертил отца Амвросия и его мистическое учение.
Л.Н. Толстой тоже часто посещал Оптину, и, конечно, всем памятно, что там был предпоследний этап его земного пути.
Нелишне будет подчеркнуть здесь, что оптинские старцы решительно ничего общего не имели с проходимцами, именовавшимися старцами, окружавшими царя. Оптинские старцы были люди просвещенные, проникнутые духом любви и терпимости, всегда чувствовавшие себя свободными по отношению к власть имущим и внимательные только к человеческому горю; близкие к народу и понимающие безграничную печаль, они отдавали буквально все свое время на утешение стекающихся к ним тысячами несчастных и обиженных.
Наличие старчества, а равно сохранившиеся там традиции церковной культуры привлекали в Оптину Пустынь тех представителей русской интеллигенции, кто увлекался религиозным исканием.
На следующий день после моего приезда настоятель монастыря архимандрит Ксенофонтий предложил познакомить меня с живущим при монастыре «церковным писателем С.А. Нилусом». О последнем я еще раньше в Петербурге слышал от В.А. Тернавцева, чиновника особых поручении при Синодальном обер-прокуроре и члена Религиозно-философского общества как о человеке безусловно интересном, но с большими странностями.
После обеда в покоях настоятеля я познакомился с С.А. Нилусом. То был человек 45 лет, типичный русак, высокий, коренастый, с седой бородой и глубокими голубыми глазами, слегка покрытыми мутью; он был в сапогах, и на нем была русская косоворотка, подпоясанная тесемкой с вышитой молитвою.
С.А. Нилус прекрасно владел французским языком, что было очень ценно тогда для меня. Оба мы были рады знакомству, и я не преминул воспользоваться его приглашением.
С.А. Нилус жил на одной большой, из 8-10 комнат, даче, где раньше поселялись уволенные на покой архиереи. Вокруг дома был большой фруктовый сад. С.А. занимал сам с семьей из трех лиц только 4 комнаты; в остальных же помещалась содержащаяся за счет получаемой его женой из придворного ведомства пенсии богадельня для всякого рода калек, юродивых и бесноватых, чаящих исцеления, — одним словом, та часть дома представляла собой cour des miracles.
Квартира Нилуса была убрана в старом помещичьем вкусе с множеством царских и великокняжеских портретов, снабженных автографами и подаренных его жене, а также несколькими хорошими картинами. Была большая библиотека по многим отраслям знаний и особая молельня для домашнего богослужения, которое совершалось по мирскому чину самим С.А. Впоследствии воспоминания об этой обстановке всегда сочетались у меня с образами раскольничьих скитов, описанных Лесковым.
Род Нилуса происходил от одного шведа-выходца, переселившегося в Россию при Петре Первом. С.А. уверял, что по женской линии текла в его жилах кровь Малюты Скуратова. Быть может, поэтому, будучи при этом большим почитателем крепостного права и крепкой старины, он любил защищать память Грозного.
Сам С.А. Нилус был разорившийся орловский помещик, притом, если память мне не изменяет, сосед по имению с М.А. Стаховичем, которого он поминал часто, хотя и не добром, за вольнодумство. Родной брат С.А. — Дмитрий Александрович Нилус — был председателем Московского окружного суда. Братья враждовали между собою; С.А. считал Д.А. атеистом, а тот смотрел на брата как на сумасшедшего.
Нилус был, несомненно, человек образованный. Весьма успешно окончивший Московский университет по юридическому факультету, он владел в совершенстве французским, немецким и английским языками и знал основательно современную иностранную литературу.
Как я потом узнал, С.А. почти ни с кем не уживался, у него был бурный, крутой и капризный характер, вынудивший его бросить службу по судебному ведомству, в которое он кратковременно определился на должность следователя в Закавказье, на русско-персидской границе. Пытался он заниматься хозяйством в имении, но для такого рода занятий он был тогда человеком со слишком большими умственными запросами. Стал он увлекаться ницшеанством, теоретическим анархизмом и коренным отрицанием современной культуры.
При таких настроениях жизнь в России была не по духу С.А. Уехал он за границу с одной дамой, госпожой К., жил подолгу во Франции, главным образом в Биаррице, пока управляющий его орловским имением не сообщил ему, что он вконец разорен.
Тогда, около 1900 года, под влиянием материальных невзгод и тяжких моральных испытаний он пережил сильный духовный перелом, приведший его к мистицизму. О дальнейшем развитии этого религиозного процесса речь будет ниже.
С.А. представил меня жене, Елене Александровне, урожденной Озеровой, бывшей фрейлине Императрицы Александры Федоровны: она была дочь гофмейстера Озерова, бывшего российского посланника в
Афинах, и сестра ген.-майора Давида Александровича Озерова, управлявшего тогда Аничковским Дворцом.
Елена Александровна Нилус была женщиной в высшей степени доброй и безответной, совершенно подвластной мужу, до полного отречения от самой себя. Это уже видно из того, что она великолепно относилась к бывшей подруге жизни С.А., госпоже К., которая, также разорившись, нашла приют у них и жила с ними.
Сложившееся, таким образом, знакомство с С.А. Нилусом длилось беспрерывно все девять месяцев моего пребывания при Оптиной Пустыни, т.е. с последних чисел января по 10 ноября 1909 г. Впоследствии, при посещениях мною обители, я также навещал С.А., пока ввиду полного отсутствия терпимости с его стороны по отношению к инакомыслящим не пришлось отказаться от личного общения с ним.
Мне известно, что в 1917 и 1918 гг. он жил в гостинице при Покровском женском монастыре в гор. Киеве. У меня имеются также данные о том, что зимой 1918-19 гг., после падения гетманства, С.А. Нилус уехал в Германию, где поселился в Берлине. Последние сведения получили частичное подтверждение еще в Крыму со стороны старшей сестры лазарета N10 Белого Креста, бывшей фрейлины Карцевой, когда я лежал в этом лазарете. ...С самого начала знакомство и общение с С.А. Нилусом ознаменовались бесконечными спорами. Ведь повстречались в нашем лице самые ярые противники — люди, подходящие к одной и той же идее с различных сторон, рассматривающие ее с противоположных точек зрения и одинаково притязающие на обладание этой идеей и верность ей.
Из прежнего своего анархического мышления С.А. удержал отрицание современной культуры, перенося это отрицание в область религиозного мышления и отвергая возможность применения научных методов к религиозному познанию. Восставал он против Духовных академий, тяготел к «мужицкой вере» и выказывал большие симпатии к старообрядчеству, отождествляя его с верою без примеси науки и культуры. Отвергал он все это вместе с современной культурой, видя в ее выявлениях «мерзость запустения на месте святом», подготовку к пришествию антихриста, воцарение которого, по его мнению, совпадет с расцветом «псевдохристианской цивилизации».
Напротив того, к кораблю Православия принесли меня те либеральные течения Западного христианства, которые смывают с церквей исторические наслоения искусственного и чуждого Христу происхождения. Модернизм и старокатолическая критика, как независимые методы научно-религиозного познания, восстановили в моем сознании образ истинной Христианской Церкви, дальнейшее раскрытие которой совершилось под влиянием А.С. Хомякова, В.С. Соловьева и более современных представителей русской религиозной мысли.
Однако, несмотря на ожесточенные споры, С.А. Нилус прощал мне много «заблуждений». Причиной тому было мое пребывание при монастыре и хорошее отношение ко мне со стороны старцев, а потому он пока что не подвергал меня отлучению, а наоборот, прилагал много усилий к моему «обращению».
На третий или четвертый день нашего знакомства, во время обычного спора о взаимоотношениях между Христианством и культурой, С.А. Нилус спросил, известно ли мне об изданных им «Протоколах Сионских мудрецов». Получив отрицательный ответ, С.А. подошел к библиотеке, взял свою книгу и стал переводить мне на французский язык наиболее яркие места из «Протоколов» и толкования к ним. Следя за выражением моего лица, он полагал, что я буду ошеломлен откровением, а сам был немало смущен, когда я ему заявил, что тут нет ничего нового и что, по-видимому, данный документ является родственным памфлетам Эдуарда Дрюмона и обширной мистификации Лео Таксиля, несколько лет тому назад одурачившего весь католический мир, включая и его главу, папу Льва XIII.
С.А. заволновался и возразил, что я так сужу потому, что мое знакомство с «Протоколами» носит поверхностный и отрывочный характер, а, кроме того, устный перевод понижает впечатление. Необходимо цельное впечатление; а впрочем, для меня легко было познакомиться с «Протоколами», так как подлинник составлен на французском языке.
С.А. Нилус рукописи «Протоколов» у себя не хранил, боясь возможности похищения со стороны «жидов». Помню, как он меня позабавил из-за того, что был переполох у него, когда еврей-аптекарь, пришедший из Козельска с домочадцами гулять в монастырском лесу, в поисках кратчайшего прохода через монастырь к парому как-то попал в какую-то усадьбу. Бедный С.А. долго был убежден, что аптекарь пришел на разведку. Я узнал потом, что тетрадь, содержащая «Протоколы», хранилась до января 1909 г. у иеромонаха Даниила Болотова (довольно известного в свое время в Петербурге художника-портретиста), а после его кончины — в Оптиной, в Предтеченском скиту, в полверсте от монастырского монаха о. Алексия (бывшего инженера).
Несколько времени спустя после нашего первого разговора о «Сионских протоколах», часа в 4 пополудни, пришла ко мне одна из калек, содержащихся в богадельне на даче Нилуса, и принесла мне записку: С.А. просил пожаловать по срочному делу.
Я застал С.А. в своем рабочем кабинете; он был один, жена и госпожа К. пошли к вечерне. Наступали сумерки, но было еще светло, так
как на дворе был снег. Я заметил на письменном столе большой черный конверт, сделанный из материи; на нем был нарисован белый восьмиконечный крест с надписью «Сим победише». Помню, еще была также наклеена бумажная иконочка Архангела Михаила...
С.А. трижды перекрестился перед большой иконой Смоленской Божией Матери, копией знаменитого образа, перед которым накануне Бородинской битвы молилась русская армия; он открыл конверт и вынул прочно переплетенную кожей тетрадь.
Как я узнал, конверт и переплет тетради были изготовлены в монастырской переплетной мастерской под непосредственным наблюдением С.А., который сам приносил и уносил тетрадь, боясь ее исчезновения. Крест и надпись на конверте были сделаны краской по указанию С.А. Еленой Александровной.
«Вот она, — сказал С.А., — Хартия царствия антихристова».
Он раскрыл тетрадь.
На первой странице замечалось большое пятно бледно-фиолетовое или голубое. У меня получилось впечатление, что на ней была когда-то опрокинута чернильница, но тотчас же чернила были смыты. Бумага была плотного качества и желтоватой окраски. Текст был написан пофранцузски разными почерками, как будто бы даже разными чернилами.
«Вот, — сказал Нилус, — во время заседания этого Кагала секретарствовали, по-видимому, в разное время разные лица, оттого и разные почерки».
По-видимому, С.А. видел в этой особенности доказательство того, что данная рукопись была подлинником. Впрочем, он не имел на этот счет вполне устойчивого взгляда, ибо я в другой раз слышал от него, что рукопись является только копией.
Показав мне рукопись, С.А. положил ее на стол, раскрыл на первой странице и, подвинув мне кресло, сказал: «Ну, теперь читайте».
При чтении рукописи меня поразил ее язык. Были орфографические ошибки, но, мало того, обороты были далеко не чисто французскими... Когда я кончил, С.А. взял тетрадь, водворил ее в конверт и запер в ящик письменного стола.
Пока я читал, Елена Александровна Нилус и госпожа К. пришли из церкви, так что к моменту окончания моего чтения чай был подан. Не зная, насколько госпожа К. была посвящена в тайну рукописи, я молчал. Между тем С.А. хотелось знать мое мнение, и, видя, что я стесняюсь, он правильно разгадал причину моего молчания.
«Ну, — сказал он шутя, — Фома неверующий, уверовали вы теперь, после того что трогали, видели и читали эти самые Протоколы. Ну, скажите свое мнение, не бойтесь; здесь ведь нет посторонних: жена все зна-
ет, а что касается госпожи К., то ведь благодаря ей раскрылись козни врагов Христовых, да вообще тут нет тайны».
Я поинтересовался, неужели через госпожу К. «Протоколы» дошли до С.А. Нилуса? Мне казалось странным, что эта огромная, еле движущаяся, разбитая испытаниями и болезнями женщина могла когда-нибудь проникнуть в тайны «кагала Сионских мудрецов». «Да, — сказал Нилус, госпожа К. долго жила за границей, именно во Франции; там, в Париже, получила она от одного русского general'a эту рукопись и передала мне. General'у этому прямо удалось вырвать ее из масонского архива».
Я спросил, является ли тайной фамилия этого генерала.
«Нет, — ответил С.А., — c'est le general Ratchkovsky. Хороший, деятельный человек, много сделавший в свое время, чтобы вырвать жало у врагов Христовых».
Тогда вдруг вспомнилось, что, когда еще во Франции я брал уроки русского языка и русской литературы у одного эмигранта, студента-филолога Езопова, последний говорил, что русская политическая полиция не дает покоя русским эмигрантам во Франции и что во главе этой полиции был некий Рачковский.
Я спросил С.А., не являлся ли «генерал Рачковский начальником русской тайной полиции во Франции».
С.А. был удивлен и даже как будто бы несколько недоволен заданным мною вопросом; он ответил неопределенно, но сильно подчеркнул, что Рачковский самоотверженно боролся с масонством и дьявольскими сектами.
Однако Нилусу захотелось знать, какое впечатление получилось у меня от чтения.
Я открыто сказал ему, что остаюсь при прежнем мнении: ни в каких мудрецов сионских я не верю, и все это взято из той же фантастической области, что «Satan demasque», «Le diable au XIX siecle» и прочая мистификация.
Лицо С.А. омрачилось.
«Вы находитесь прямо под дьявольским наваждением, — сказал он. — Ведь самая большая хитрость сатаны заключается в том, чтобы заставить людей не только отрицать его влияние на дела мира сего, но и его существование. Что же вы скажете, если покажу вам, как везде появляется таинственный знак грядущего антихриста, как везде ощущается близкое пришествие царствия его».
С.А. встал, и все за ним перешли в кабинет.
Нилус взял свою книгу и папку бумаг; притащил он из спальной небольшой сундук, названный потом мною «Музеем антихриста», и стал читать то из своей книги, то из материалов, приготовленных к будущему изданию. Читал он все, что могло выразить эсхатологическое ожидание современного христианства; тут были и сновидения митрополита Филарета, предсказания Пр. Серафима Саровского и каких-то католических святых, цитаты из энциклики папы Пия Х и отрывки из сочинений Ибсена, В.С. Соловьева, Д.С. Мережковского и пр. Читал он очень долго, затем перешел к вещественным доказательствам, открыв сундук. В неописуемом беспорядке перемешались в нем воротнички, галоши, домашняя утварь, значки различных технических школ, даже вензель императрицы Александры Федоровны и орден Почетного легиона. На всех этих предметах ему мерещилась «печать антихриста» в виде либо одного треугольника, либо двух скрещенных.
Не говоря про галоши фирмы «Треугольник», но соединение стилизованных начальных букв «Аз» и «Фита», образующих вензель царствовавшей императрицы, как и пятиконечный Крест Почетного легиона, отражались в его воспаленном воображении как два скрещенных треугольника, являющихся, по его убеждению, знаком антихриста и печатью сионских мудрецов. Достаточно было, чтобы какая-нибудь вещь носила фабричное клеймо, вызывающее даже отдаленное представление о треугольнике, чтобы она попала в его «музей».
С возрастающим волнением и беспокойством под влиянием мистического страха С.А. Нилус объяснил, что знак «грядущего сына беззакония» уже осквернил все, сияя в рисунках церковных облачений и даже в орнаментике на Запрестольном образе новой церкви в скиту.
Мне самому стало жутко.
Было около полуночи. Взгляд, голос, сходные с рефлексами движения С.А. — все это создавало ощущение, что ходим мы на краю какой-то бездны, что еще немного, и разум его растворится в безумии.
Произошло чрезвычайно любопытное явление.
Я стал успокаивать Нилуса, доказывать, что ведь в «Протоколах» ничего не сказано о зловещем знаке, а потому нет между ними никакой связи; я убеждал С.А., что ничего нового он даже не открыл, ибо знак этот отмечен во всех оккультических сочинениях, начиная с Гермеса Трисмегиста и Парацельса, которых во всяком случае нельзя причислить к «Сионским Мудрецам», и кончая современниками: Папюсом, Станиславом де Гюэта и пр., которые евреями не были. Мало того, помянутый знак ничего противохристианского не знаменует, выражая мысли о нисхождении божества к человечеству и восхождении к божеству.
С.А. лихорадочно записывал справки, и я вскоре я убедился, что попытка образумить его не только не привела к цели, а, наоборот, обострила до крайних пределов его болезненные переживания.
Несколько дней спустя С.А. отправил в московский книжный магазин Готье большой заказ на книги по тайным наукам, а в 1911 году вы-
шло его третье издание «Протоколов», обогащенное новыми данными в области оккультизма и картинами, позаимствованными у цитированных мною авторов. На обложке, под новым заглавием «Близ грядущего антихриста и царство дьявола на земле» красовалось изображение короля из игры карт «Таро» с надписью: «Вот он — антихрист».
Таким образом, и портрет антихриста нашел.
Я заканчиваю эту главу двумя штрихами, довольно четко рисующими физиономию С.А. Нилуса.
В 1909 году, в бытность мою в Оптиной Пустыни, происходило как раз в Петрограде разбирательство дела о бывшем директоре департамента полиции, д. ст. сов. Лопухине. Полицейское подполье старого режима поневоле раскрывало свои недра. Я спросил С.А., напоминая ему о Рачковском: «Не думаете ли вы, что какой-нибудь Азеф надул женераль Рачковского и что, того не зная, вы оперируете подлогом».
«Вам известно, — ответил С.А., — мое излюбленное изречение апостола Павла: Сила Божия в немощи человеческой совершается. Положим, что Протоколы подложны. Не может ли Бог и через них раскрыть готовящееся беззаконие? Ведь пророчествовала же Валаамова ослица. Веры нашей ради Бог может превращать собачьи кости в чудотворные мощи; может Он и лжеца заставить возвещать Правду».
Летом того же года происходила вторая младотурецкая революция. Салоникская армия Махмуд-Шефхет-паши подходила к Константинополю. Раз прихожу к С.А. и застаю его в большом возбуждении. Перед ним была развернута бывшая в приложении к «Русскому знамени» карта Европы, о которой идет речь на странице 128 французского издания «Протоколов». На этой карте изображен ползущий змий и обозначен датами его исторический путь через завоеванные им европейские государства, причем Константинополь является последним этапом на его пути к Иерусалиму.
Видя С.А. страшно расстроенным, спрашиваю: «Что же случилось?»
— Голова змеиная приближается к Царьграду, — ответил он.
Потом пошел С.А. служить молебен о даровании победы султану над младотурками. Очередной иеромонах не счел возможным помянуть Абдула Хамида. Стоило много усилий покойному старцу о. Варсонофию доказать С.А., что Абдул Хамид понес заслуженную кару за массовые избиения христиан и гонения на наших единоверцев. Впрочем, С.А. не успокоился и вернулся в великом гневе и негодовании па старца. ...Приступая к изложению своих воспоминаний о С.А. Нилусе и «Сионских протоколах», я сознавал, что имеющиеся в моем распоряжении данные являются только материалами для тех, кто на основании всестороннего его освещения решит вопрос о происхождении «Протоколов».
Поэтому я твердо решил не вступать в полемику ни с французскими издателями, ни с органами печати, трактовавшими данный вопрос.
Считаю все же совершенно необходимым, прежде чем изложить стечение обстоятельств, сделавших С.А. Нилуса владельцем и издателем рукописи, обратить внимание на одну особенность издания 1917 г., отмеченную M-gr Jouin'ом. Я имею в виду заявление С.А. о том, что рукопись передана ему в 1901 г. предводителем дворянства Алексеем Николаевичем Сухотиным. Эта версия противоречит сделанному мне С.А. Нилусом сообщению, что рукопись была им получена от Рачковского через госпожу К.
Мне, знающему подоплеку семейных отношений С.А. Нилуса, совершенно понятно, что он не мог открыть читателям госпожу К., ту таинственную «даму», про которую говорится во всех изданиях. Я далек от мысли, чтобы считать А.Н. Сухотина мифом, но я уверен, что он был не более как посредником или курьером, передавшим лично С.А. Нилусу полученную в Париже от госпожи К. драгоценную рукопись. В книге Нилуса по вышеизложенным соображениям личного характера Сухотин стал ширмой, скрывавшей от читателя саму госпожу К.
Что касается передачи рукописи в распоряжение С.А. Нилуса, то она произошла при следующих обстоятельствах.
В 1900 г. разорившийся С.А. Нилус возвратился в Россию, обратившись к Богу, стал путешествовать, вернее, даже странствовать по монастырям, питаясь иногда одними просфорами. В это время он написал свои «Записки православного и великое в малом», которые при содействии заведующего типографией Троицко-Сергиевской лавры, архимандрита, впоследствии архиепископа и члена Государственного Совета Никона были напечатаны в «Троицком листке», выходившем в Сергиевом Посаде. Эти записки тогда же были выпущены отдельными оттисками.
Книжка, описывающая обращение интеллигента-атеиста и процесс его мистического перерождения, приобрела известность благодаря рецензиям Л.А. Тихомирова в «Московских ведомостях» и архимандрита Никона в «Московских епархиальных ведомостях». Дошла она до великой княгини Елизаветы Федоровны, которая заинтересовалась автором ее.
Великая княгиня Елизавета Федоровна всегда боролась против мистиков-проходимцев, окружавших Николая Второго. Боролась она, между прочим, с влиянием лионского магнетизера Филиппа и сильно недолюбливала царского духовника, престарелого отца Янышева, за неумение оградить царя от нездоровых мистических влияний. Великая княгиня считала тогда, что С.А. Нилус, как русский человек и ортодоксальный мистик, сможет благотворно повлиять на царя.
При великой княгине Елизавете Федоровне состоял ген.-майор Михаил Петрович Степанов, брат прокурора Московской синодальной конторы Филиппа Петровича Степанова и дальний родственник Озеровых. Он пользовался полным доверием княгини и продолжал состоять при ней даже тогда, когда она стала настоятельницей Марфо-Мариинской общины. Через него именно С.А. Нилус был направлен в Царское Село к фрейлине Елене Александровне Озеровой. То было в 1901 году.
Между тем, уезжая из Франции, С.А. Нилус оставил в Париже весьма близкое ему лицо, а именно госпожу К.
Потерявшая также почти все состояние, сильно подавленная разлукой, она тоже склонилась к мистицизму и стала интересоваться оккультистскими кружками Парижа. При этих условиях она получила от Рачковского, тоже вращавшегося в этих кружках, рукопись «Протоколов Сионских мудрецов», которую она и переслала С.А. Нилусу.
Можно полагать, что Рачковский, стремившийся в свое время к уничтожению влияния Филиппа на царя, узнав о предстоящей роли С.А. Нилуса, пожелал использовать сложившуюся обстановку с целью одновременно вытеснить Филиппа и заручиться расположением нового временщика. Как бы то ни было, когда С.А. Нилус явился в 19011902 гг. в Царское Село, он уже имел в руках «Протоколы».
С.А. Нилус произвел большое впечатление на фрейлину Озерову и на придворный кружок, враждебный Филиппу. При содействии этих лиц он в 1902 г. выпустил первое издание «Протоколов» в качестве приложения к переработанному тексту книжки о собственных мистических опытах. Книга вышла под заглавием «Великое в малом и антихрист как близкая политическая возможность».
Книга была представлена царице и царю.
Одновременно в связи с кампанией против Филиппа выдвигалась следующая комбинация: брак С.А. Нилуса с Е. А. Озеровой и по рукоположении приближение его к царю, дабы он занял впоследствии место духовника. Дело шло так успешно, что С.А. Нилус уже заказал священническую одежду. Помню, как весной 1909 года вывешивали в саду всякую одежду, среди которой были сшитые еще в 1902 г. рясы С.А. Нилуса.
Партии Филиппа удалось, однако, парировать удар, сообщив духовному начальству о наличии известного мне канонического препятствия к принятию духовного сана С.А. Нилусом.
После этого С.А. впал в немилость и должен был покинуть Царское Село. Вновь на скудные средства, вырученные от сотрудничества в «Троицком листке», начались для него дни скитания по монастырям. Женитьба была невозможна, так как у Е.А. Озеровой, кроме пенсии по должности отца, ничего не было, а в случае выхода замуж она должна была лишиться и этих средств.
В 1905 году не стало больше враждебного Нилусу влияния Филиппа. Придворные друзья Е.А. Озеровой исходатайствовали у Николая Второго высочайшее соизволение на предоставление ей права на дальнейшее получение пенсии в случае выхода замуж. Тогда же заботами Е.А. Озеровой вышло второе издание «Протоколов» с новыми материалами, касающимися Серафима Саровского. Помнится мне, что это издание носило несколько измененное заглавие; вышло оно в Царском Селе, и, мне кажется, как издание местной общины Красного Креста, к которой имела отношение Е.А. Озерова.
Вслед за всем этим С.А. и Е.А. повенчались, но каноническое препятствие не отпало, и нельзя было думать ни о священстве, ни о духовном влиянии на царя. Впрочем, зная С.А. как человека простого и крутого нрава, я полагаю, что его влияние не оказалось бы продолжительным и что он сам, пожалуй, весьма мало об этом мечтал.
После женитьбы С.А. и Е.А. Нилусы покинули навсегда Царское Село и Петербург; поселились они сперва при Валдайском монастыре, а потом, в 1907 г., при Оптиной Пустыни, где я застал их в 1909 г.
Жили они, как я сказал, скромно, и большая часть шеститысячной пенсии Е.А. шла на содержание странников, юродивых и калек, приютившихся у них. В их доме нашла приют и разоренная вконец больная госпожа К., благодаря которой увидели свет и наделали немало шума и беды «Протоколы Сионских мудрецов», замечательное открытие «женераля Рачковского»...>
После публикации в «Еврейской трибуне» лжесвидетельства дю Шайла в следующем номере той же газеты на первой полосе выходит статья еврейского журналиста, масона С. Полякова (Литовцева), в которой предыдущие лжесвидетельства — дю Шайла, Радзивилл, Херблет — обобщаются в один материал и на долгий срок становятся официальной версией еврейских организаций. Через несколько дней статья Полякова была перепечатана в «Последних новостях» и ряде других газет.
Статья Полякова являлась заключительным актом этой части еврейской кампании по дискредитации Сионских протоколов. Невидимый режиссер подводил итоги, давая подлогу путевку в жизнь.

Обобщение лжесвидетельств дю Шайла, Радзивилл, Херблет Поляковым (Литовцевым)
(Еврейская трибуна. 20.5.1921; Последние новости. 1921. N331)
<Напечатанные в предыдущем номере «Еврейской трибуны» воспоминания А.М. дю Шайла о Нилусе должны по справедливости быть признаны во всех отношениях замечательными. Следует прежде всего отметить правдивую искренность и непосредственную простоту, с которыми они написаны. Тон воспоминаний г. дю Шайла вполне гармонирует с нашими сведениями об их авторе. В Оптину Пустынь его привели идейные побуждения и религиозная пытливость души. Уже одно это обстоятельство возбуждает внимание читателя, которое по мере чтения незаметно, но решительно переходит в инстинктивное доверие к рассказу г. дю Шайла. Без помощи искусственных литературных приемов, одною силою правдивого повествования автор воспоминаний сумел ввести нас в своеобразную обстановку жизни Оптиной Пустыни и заставить нас почувствовать странную, почти фантастическую, во вкусе Достоевского, атмосферу дома Нилуса.
В статье г. дю Шайла впервые освещается личность автора книги о Сионских протоколах, о котором мы до настоящего времени имели смутное представление. Само социальное положение Нилуса являлось предметом разноречий. Его называли то синодским чиновником, то судебным деятелем, то монахом. Теперь мы узнали точно, кто такой этот не вполне нормальный (вернее, вполне ненормальный) человек, сумбурная книга которого в паталогической обстановке нашего времени получила такое широкое распространение и такую фатальную славу.
Г. дю Шайла рисует портрет Нилуса с беспристрастием, которое делает ему честь. Европейскому читателю, перед которым Нилус предстает в смутных очертаниях чуждой обстановки, Нилус, пожалуй, даже понравится. Его, быть может, подкупят блеск религиозного мистицизма и внешнее отсутствие видимой корысти в действиях Нилуса. В нас, очень хорошо знакомых с социальной средой Нилуса, портрет, беспристрастно набросанный г. дю Шайла, вызывает более реалистические ассоциации. Помещик, ударившийся в православную экзальтацию, после того как пошло прахом весело прожитое состояние; мистик, очень трезво нащупывающий как раз ту мистическую стезю, что в России того времени прямо вела в великокняжеские и царские хоромы; кандидат в придворные духовники, весьма по-мирски, по-грешному затыкающий дыры своей канонической погрешимости, лишь бы преуспеть; бескорыстный отшельник, загодя в чаянии успеха заказывающий себе рясу; правдолюбец и святой разоблачитель интриг, пользующийся документом, исходящим от охранника Рачковского, известного мастера провокаций и подвохов, — все это подкрашивает для нас мистицизм Нилуса плутовством, а благочестие его мелкопоместной пронырливостью и угодничеством. Подальше от таких святых!..
Фактическая ценность сообщений г. дю Шайла весьма многообразна.
Происхождение Протоколов от Рачковского подтверждено самим Нилусом и г-жей К., приятельницей Нилуса, которой Рачковский передал эти Протоколы в Париже.
Выяснены мотивы, почему Рачковский предпочел провести эти документы именно через Нилуса, а не через какого-нибудь другого «мистика», в которых господа охранники никогда недостатка не ощущали. Нилус выдвигался великой княгиней Елизаветой Федоровной на пост придворного чародея в противовес знаменитому шарлатану Филиппу, против которого вел также кампанию Рачковский. Снабжение Нилуса сенсационными документами во вкусе Петербургского Двора, с одной стороны, увеличивало шансы Нилуса на победу в состязании с Филиппом, а с другой — создавало Рачковскому признательного друга в лице вероятного властителя дум русского царя.
Доказано, что парижская тетрадь желтоватого цвета с большим пятном голубых чернил на первой странице, о которой в Америке сообщали княгиня Радзивилл и г-жа Херблет, не миф, а подлинная реальность. Подтверждено, что именно эта тетрадь заключала в себе текст протоколов, написанных на французском языке различными почерками, и что она рассматривалась Нилусом как тот подлинник, который похищен у «масонов» в Париже. Именно об этой тетради говорил Нилус как о неопровержимом доказательстве существования еврейского заговора; именно эта тетрадь передана была Нилусу через г-жу К. Рачковским.
Последнее показание возвращает нас к роли Головинского, обрисованного княгиней Радзивилл и повторенной г-жей Херблет. Головинский по поручению Рачковского в Парижской Национальной библиотеке компилятивно сочинял Протоколы, которые, по его заявлению, «должны со временем революционировать мир», и однажды, закончив свой «превосходный» труд, гордо показывал в салоне кн. Радзивилл оригинал своей работы — желтоватую тетрадь с большим голубым пятном на первой странице. Головинский, по-видимому, писал по-французски хуже Боссюэта: г. дю Шайла рассказывает, что французский текст Протоколов произвел на него, природного француза, впечатление работы иностранца — текст изобиловал нефранцузскими оборотами.
Итак, путь тетради с голубым пятном теперь вполне освещен: Головинский-Рачковский-К.-Нилус. Цепь замкнулась, и каждое звено на своем месте. Рассказ княгини Радзивилл получил неожиданное подкрепление со стороны живого очевидца и собеседника Нилуса в Оптиной Пустыни. Протоколы, как мы всегда это утверждали априорно, оказываются детищем охранников, фальсификаторов, погромщиков, карьеристов, невежд и умопомраченных...>
Многие современники, следившие за публикациями, касающимися Сионских протоколов, сразу же почувствовали подлог. Николай Дикий, познакомившись со статьей Полякова по ее изданию в «Последних новостях», направляет П. Милюкову недоуменное письмо-отклик.
<Еще о «Сионских протоколах»
В номере 331 «Последних новостей» появилась статья С. Полякова (Литовцева) «Воспоминания А.М. дю Шайла». Она как будто вносит некоторую определенность в вопрос о протоколах. Автор ссылается на воспоминания княгини Радзивилл (место появления, название издания, время не указаны, сказано глухо: в «американском журнале») и г-жи Херблет — американки, посетительницы парижского салона княгини Радзивилл (снова никаких указаний на место и время появления этих воспоминаний).
Считая вопрос о протоколах вопросом очень важным, я полагаю, что указания, отсутствующие в статье С. Полякова, крайне необходимы <...> для вдумчивого читателя представляется целый ряд недоумении:
Удивительное совпадение показаний о внешности «тетради» у трех авторов, из которых два видели эту тетрадь почти двадцать лет тому назад, а один — двенадцать лет. Они отлично помнят, что рукопись была на желтоватой бумаге, даже не желтой, а только желтоватой, помнят голубое пятно на первой странице, один автор даже настолько точно помнит через двенадцать лет оттенок пятна, что поясняет: бледно-фиолетовое или голубое. Он помнит такое мимолетное впечатление, как мысль о том, что на рукопись, вероятно, была опрокинута чернильница, но тотчас чернила были смыты. Автор помнит плотность бумаги, переплет, оттенок цвета бумаги, почерки, какими написана тетрадь, и даже чернила.
Люди, устраивающие подлог, которому приписывается огромное значение, приходят и хвастают этим подлогом перед третьими лицами.
В протоколах нет ни одной ссылки на источники, между тем подделыватели их работают в Национальной библиотеке в Париже. Для чего им библиотека?
Я повторяю, что я совершенно не знаю, подлинны «протоколы» или поддельны. Но удивительные совпадения в статьях С. Полякова и дю Шайля на меня производят впечатление того, что кому-то нужно доказать, что протоколы поддельные. Для большего вида достоверности эти доказательства пущены через трех разных авторов, а четвертый сводит их воедино...> 3 [389 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова.]89

Глава 32
Продолжение дискредитации. — Обвинения в плагиате. — «Таинственная» история с нахождением «Диалога» Жоли. — Участие П. Милюкова и С. Сватикова, — Фабрикация сомнительной литературы. Покушение на Генри Форда. — Его публичное отречение от своих взглядов. — Сожжение книги «Международное еврейство». — Изъятие Сионских протоколов из библиотек США.
Осенью 1921 года еврейские организации начали новый акт дискредитации Сионских протоколов. На этот раз сигналом к наступлению стала публикация в газете «Таймс» статьи 3 [390 Times, 16-18.8.1921.]90 ее константинопольского корреспондента, фамилия которого почему-то сохранялась в секрете. 3 [391 Имя этого инкогнито мне удалось установить только по материалам Гуверовского архива. Его звали Филипп Грейвс. Позднее он стал заведующим иностранным отделом этой газеты. Почему в печати тех лет не сообщили его имя, мне неизвестно.]91
Этот безымянный корреспондент сообщал, что к нему явился таинственный X., русский подданный, и рассказал, что недавно приобрел у неизвестного офицера русского Охранного отделения, бежавшего из России, собрание старых книг, среди которых оказалась книга М. Жоли «Диалог». X. сличил найденную книгу с Сионскими протоколами и нашел в них множество текстуальных совпадений. На основании этого делался вывод, что Сионские протоколы являются плагиатом «Диалога» Жоли. Как я уже показал выше, и Сионские протоколы, и «Диалог» Жоли имели общий первоисточник, который к тому же лежал в основе и других иудейско-масонских документов, таких, как секретные бумаги А. Вейсгаупта, карбонариев, Альянса международных братьев и других подобных организаций и лож.
То, что в «Таймс» не было названо ни одной конкретной фамилии, а на всех причастных к этой истории был наброшен покров таинственности, наводило на мысль о том, что находка «Диалога» Жоли не была случайной. Можно ли поверить тому, что некий полицейский, бежавший из России, повезет с собой ненужные ему книги, и среди них «Диалог», содержание которого офицер не знал и языком, на котором они были написаны, не владел?
По-видимому, дело обстояло иначе. Не было ни безымянного корреспондента, ни таинственного X., ни неизвестного офицера полиции, а «Диалог» Жоли, безусловно известный вождям иудейско-масонской конспирации, был поднят ими из небытия для дискредитации Сионских протоколов. Обвинение в плагиате подрывало доверие к этому серьезному документу и давало основания относиться к нему как к чему-то не заслуживающему внимания. А о том, что «Диалог» был таким же продуктом иудейско-талмудической мысли, как и Сионские протоколы, еврейские вожди, конечно, молчали.
Сразу же за публикацией в газете «Таймс» «Еврейская трибуна» поместила статью «Конец Сионских протоколов».
Автор, скрывавшийся под инициалами Е.Т., безапелляционно заявлял: <
Сионские протоколы являются плагиатом «Диалога» Жоли.
Они были сфабрикованы в русских придворных реакционных кругах для борьбы с либералами и для давления на Царя.
Плагиат сделан поспешно и небрежно.
Некоторая часть Сионских протоколов не взята из «Диалога», вероятно, дополнена заботами охранной полиции>. 3 [392 Еврейская трибуна. 1921. №88.]92
Статью из «Таймс» перепечатывают «Последние новости». Более того, П. Милюков выпускает эту статью в виде брошюры «Правда о Сионских протоколах. Литературный подлог», дав в начале свое довольно путаное предисловие. 3 [393 Правда о Сионских протоколах. Литературный подлог. С предисловием П.Н. Милюкова. Париж, 1922.]93 Свой вклад в дискредитацию Сионских протоколов вносит и другой бывший деятель Временного правительства, комиссар С. Сватиков. Заявляя во всеуслышание о том, что Сионские протоколы были якобы сфабрикованы Рачковским, он не сумел привести в подтверждение ни одного факта. 3 [394 Еврейская трибуна. 1921. №87.]94 Более того, он вступил на путь прямой фальсификации, заявив, что у <П.Е. Щеголева, который по поручению Временного правительства в 1917 году разбирал делопроизводство и архив департамента полиции, были уже в 1917 году данные о том, что «Протоколы» — подделка, совершенная в Париже>. 3 [395 Там же.]95 На самом деле ни П. Щеголев, ни какой-либо другой исследователь вплоть до настоящего времени никогда не находили в архиве департамента полиции каких-либо документов, относящихся к созданию Сионских протоколов.
Практически все специалисты, которых еврейские организации нанимали для дискредитации Сионских протоколов, проявляли при изучении их истории и оценках содержания удивительную поверхностность и легкомыслие. Многие исполнители специального заказа даже не удосужились как следует прочитать Сионские протоколы и проследить их историю по первоисточникам. Ярким примером такого «труда» стала книга «Протоколы сионских мудрецов: история одного обмана» (Берлин, 1923). Написанная на заказ, книга была откровенно лживой и путаной.
Ее автор, Я.Л. Юделевский, побоялся поставить свою настоящую фамилию и издал под псевдонимом Ю. Делевский.
Первая глава книги начиналась с грубейшей ошибки. Автор утверждал, что «первое издание Сионских протоколов было выпущено Сергеем Нилусом в 1902 году». 3 [396 Делевский Ю. Протоколы Сионских мудрецов: история одного обмана. Берлин, 1923. С.13.]96 Через несколько строк автор допустил еще одну, не менее серьезную ошибку, утверждая, что первое издание Сионских протоколов, осуществленное Бутми, появилось в 1907 году. Совершенно очевидно, что автор не владел проблемой, по которой решил написать книгу. Фактически сочинение Юделевского было полемическим памфлетом, в котором он пытался убедить читателя, что евреи любят другие народы и не стремятся к мировому господству. Автор почти дословно пересказал содержание статьи «Таймс», а также лжесвидетельств Радзивилл, дю Шайла, Херблет, и объявил Сионские протоколы плагиатом и подлогом Рачковского.
Почти одновременно с «сочинением» Юделевского появилась и другая подобная книга, некоего Б. Сегеля «Протоколы Сионских мудрецов», в которой совершенно удивительным образом были перемешаны путаные сведения о Сионских протоколах с данными об иудаизме, сионистском и революционном движениях. 3 [397 Segel В. Die Protokolle der Weisen von Ziou. Berlin, 1924.]97
Изучая подобные книги, удивляешься, почему еврейские организации не сумели найти серьезных авторов для исследования и оценки Сионских протоколов, а финансировали издание откровенной халтуры?
Еврейские организации объявляют настоящую войну самому крупному пропагандисту и распространителю Сионских протоколов Г. Форду. Не сумев победить его в суде, иудейские активисты организуют кампанию травли и запугивания. Крупнейшие еврейские банкиры устраивают экономическую блокаду его предприятий, в результате которой Форд несет огромные убытки. На имя «автомобильного короля» идут тысячи угрожающих писем. В 1925 году на Форда организуется покушение: по дороге в Дирборн, где находилась редакция газеты «Дирборн индепендент» и размещался склад его книги «Международное еврейство», на машину налетел грузовик. Только чудом Форд сумел избежать гибели. Уже вечером он получил анонимную записку, в которой сообщалось, что следующее покушение будет более успешным.
В страхе за свою жизнь и капиталы Форд выкидывает белый флаг. 30 июня 1927 года он направил письмо президенту Американо-еврейского комитета Луи Маршаллу, в котором отрекался от своих взглядов и приносил извинение евреям. На следующий день в редакцию «Дирборн индепендент» и на книжный склад подъехали грузовики, нанятые еврейскими организациями. Все книги, выпущенные Фордом, были вывезены на пустырь и сожжены. Более того, такая же участь постигла и книги Форда, разосланные им по библиотекам США. 3 [398 Кулибина О. Путь змия. Нью-Йорк, 1962. С.25.]98 Министерство юстиции рассылает по всем библиотекам и учебным заведениям США циркулярное письмо с рекомендацией изъять из их фондов Сионские протоколы.
По настоянию иудеев Форд делает распоряжение об уничтожении книги «Международное еврейство» и в Европе.
Сохранилась переписка по этому поводу между Г. Фордом и известным борцом с иудейским засильем профессором Теодором Фрич, в которой последний дает справедливую оценку малодушному поступку американского миллионера.

<Дирборн, Мич[иган],
1 ноября 1927 г.
Г-ну Теодору Фричу в Лейпциге.
Милостивый Государь,
30 июня 1927 г. я опубликовал заявление относительно тех статей по поводу евреев, которые появились в журнале «Дирборн индепендент» и часть которых была отпечатана впоследствии в виде книги «Международное еврейство». Убедившись в том, что эти произведения неосновательны и что на мне в силу этого лежит долг чести изъять все эти печатные обвинения против евреев из продажи, я предал гласности сделанное мной заявление. При этом я считал, что мое желание в этом отношении будет всеми по совести выполняться. Я прилагаю при сем точную копию этого заявления за собственноручной подписью. Все экземпляры «Международного еврейства», которые находились в моем издательстве в Дирборне, были уничтожены на моих глазах.
Из газет я осведомился о том, что Вы до сих пор издаете в различных странах на разных языках это произведение и пускаете его в продажу, причем Вы пользуетесь в связи с этим моим именем под тем предлогом, что издательские права мною еще не были аннулированы.
Дабы устранить какие бы то ни было сомнения относительно моих намерений в этой области, довожу до Вашего сведения, что все права, которые Вам принадлежат или на которые Вы претендуете, издавая книгу «Международное еврейство» где бы то ни было или же и на каком бы то ни было языке, настоящим отменяются и почитаются уничтоженными и что издание, продажа или какого-либо иного характера распространение «Международного еврейства», а также употребление имени Г. Форда или же Дирборн пабл. камп. в связи с ним как Вам, так и каждому третьему лицу или обществу, в котором Вы участвуете или же от имени которого у Вас имеется доверенность, концессии или иные права, настоящим воспрещаются.
Прошу Вас в подтверждение этого письма дать мне заверения, что Вы во всех отношениях согласны с моими требованиями.
Генри Форд.
Лейпциг, 1 декабря 1927 г.>

<Г-ну Генри Форду в Дирборне.
Милостивый Государь,
Ваше решение, которым Вы воспрещаете мне дальнейшее распространение книги «Международное еврейство», достойно глубочайшего сожаления. Менее в силу того, что им уничтожается значительное книжное богатство (ибо будет обесценено 9400 экземпляров книги немецкого и испанского издания), но главным образом потому, что таким образом погибнет неоценимое духовное богатство человечества. Это неверно, что изданная под Вашим именем книга по содержанию своему неосновательна. Наоборот, она содержит гораздо более фактов и доказательств, которые в борьбе честных людей против тирании отвратительной силы денег и лжи представляют собою страшное оружие.
То, что Вы при содействии гениальных и до мозга костей честных сотрудников в этой книге изложили относительно влияния евреев в экономической, литературной, социальной и политической областях Соединенных Штатов, все это доказательства исключительной силы даже в том случае, если Вы в частностях не избегли тех незначительных недостатков, которые свойственны каждому человеческому убеждению. В общем книга Ваша является мужественным делом и оружием правды против лжи и обмана бесстыдного и жестокого общества заговорщиков.
Издание этой книги останется наиболее значительным делом Вашей жизни. Она оставит о Вас память потомству даже тогда, когда ваши гигантские достижения в области промышленности уже давным-давно будут преданы забвению.
И вот появляются те торгашеские душонки, которым ненавистно все великое и возвышенное, ибо оно обнаруживает их собственное ничтожество, и хотят превратить этот яркий луч в дымную лучину — они стремятся уничтожить эту книгу.
Нет, великий Генри Форд, в этом Иудином деле Вы не должны принимать участия.
Я и мои друзья убеждены, что Вы и Ваши сотрудники выразили лишь Ваши сокровеннейшие убеждения, чтобы предостеречь равнодушный мир от страшной опасности. И мы ставим себе вопрос: какие коварные силы приложили руку к тому, чтобы заставить человека Вашей духовной силы и Ваших экономических средств пожертвовать самым лучшим и назвать самого себя лжецом? Если еще требуется доказательство, что Ваша книга говорит о закабалении честного человечества еврейством истинную правду, то мы уже его получили в этом случае в виде капитуляции Генри Форда перед еврейским денежным могуществом.
Этот случай способен привести некоторые слабые души в отчаяние относительно будущего рода людского, ибо, если самые лучшие и самые сильные слагают оружие пред мошенничеством, кто же будет защищать дело справедливости и права?
Однако мне представляется совершенно ясным, почему Ваша борьба должна была остаться без успеха. При всей основательности и честности, с которой Вы с Вашими сотрудниками собрали факты из повседневной жизни и изобразили их удачно и правдиво, Вы все же не добрались до истинного корня спорного вопроса.
Германские мыслители сорвали покровы с тайны еврейства более ста лет тому назад; к сожалению, эти открытия еще не нашли должного внимания в других странах. Даже для большинства образованных немцев они до сих пор остались скрытыми. Роковое ослепление было достигнуто тем, что секта, основывающаяся всецело на материальной и политической выгоде, прячется под религиозной личиной. Еврейская религия не имеет ничего общего в действительности с вероучением, т.е. возвышающим нравственным законом, ибо она стремится лишь к достижению экономической и политической выгоды и к экспроприации и порабощению неевреев.
Еще 130 лет тому назад философ Фихте предостерегал от еврейства как «от могущественного, распространившегося по всем государствам Европы, враждебно настроенного государства, стоящего в непрерывной борьбе со всеми остальными странами и угнетающего в некоторых из них граждан с ужасной силой».
Это бьет в самую точку. Еврейское вероучение не нравственный закон, но на самом деле конституция, которая объединяет евреев в одно государственное образование и этим препятствует евреям честно служить какому-либо другому государству.
Вы нигде не упомянули в Вашей книге об особенностях учения раввинов в Талмуде или Шулхан-арухе. А между тем только путем изучения этих книг делается понятным весь ужас еврейского существа.
Трудно ожидать, чтобы человек Вашей сверхчеловеческой экономической деятельности нашел бы досуг и силы, чтобы заняться научными изысканиями в области философии или истории религий. И тем не менее я уверен, что, если бы незначительная часть вышеупомянутых чудовищных вещей сделалась бы Вам известной, Вы не нашли бы ни днем, ни ночью покоя до тех пор, пока не сорвали бы маску с опаснейшего врага человечества, и самые позорные цепи — цепи духовного рабства — не были бы сорваны с наших душ.
Вы, г. Форд, Вы были тем именно человеком, который это мог бы сделать. Во всех Ваших словах и делах говорит дух неудержимого стремления к самоусовершенствованию, к поднятию и освобождению человечества, подлинный идеализм, полный силы к осуществлению. Непостижимо, как такой человек, как Вы, мог сделаться орудием в руках опаснейших поработителей человечества.
Было время, когда все мыслящее и честное на свете взирало с надеждой на Вас, г. Форд, как на освободителя. Форд — гениальный, могучий дух предприимчивости, денежно непобедимый, он сломает цепи, чтобы дать всем свободу. Таково было всеобщее ожидание. И вот результат.
Мыслящий мир стоит пред чем-то непостижимым, пред зрелищем, как один из наиболее энергичных и вдохновенных склоняется пред силою лжи и просит прощения. Только дьявольское коварство могло вызвать это непостижимое.
Мы — маленькая кучка борцов за правду без средств и влияния, мы не сдадимся. Сколь бы ни было сильно ныне еврейское могущество, мы смеемся ему в лицо. Мы знаем его слабые стороны, ибо все, что основывается на лжи, пусто и гнило. Мы знаем, что на нашей стороне непоколебимые силы жизни, которым не могут долго противостоять лесть, ложь и тирания мамоны, — разум, истина, справедливость. Пред ними разлетится вдребезги все капище лжи, когда тому настанет время.
Мы знаем, что близится день, когда еврейская паутина лжи сама себя задушит.
Пока же мы имеем преимущество пред всеми духовно слепыми — более глубокое понимание. Только оно может вести людей к более счастливой будущности. Только из жизненного оздоровления и создания нового нравственного закона способен возродиться мир к новой жизни мира и справедливости.
Мы ничего не боимся. Все мы слишком горды, чтобы приспособиться к жизни, в которой господствует порок, — жизни, которая построена на трусости и обмане. Мы лучше уйдем в небытие, чем подчинимся господству подонков человечества.
Относительно вашего первого заявления я позволю сказать себе следующее.
Мы не сочиняем «старых сказок» и в борьбе с еврейством не обличаем грехов тех или других козлищ. Мы не ведем борьбы против единиц: то, на что мы нападаем, — это все еврейство во всей его совокупности, в том виде, в каком оно себя выставляет в течение столетий в еврейских источниках и в поступках совершенно бесспорно.
Сделанное Вами 30 июня 1927 года заявление на имя Луи Маршалла я оставил тогда без внимания, ибо я о нем узнал лишь из еврейских газет, которые не являются для меня достоверным источником. Если Вы, г. Форд, полагаете, что я должен был принять в соображение это заявление, то я вправе был бы ожидать, чтобы оно было бы мне сообщено за собственноручной Вашей подписью.
Хотя прилагаемое при сем заключение юрисконсульта и оспаривает правильность сделанного Вами запрещения дальнейшей продажи Ваших переведенных на другие языки произведений, все же я изъявляю свою готовность пойти навстречу пожеланию автора и предоставить в его распоряжение имеющиеся у меня экземпляры книги «Международное еврейство» на условиях, которые Вы найдете в прилагаемом письме
Теодор Фрич>. 3 [399 АСТМ. Фонд Н.Ф. Степанова, БП.]99

Глава 33
Рост тиражей Сионских протоколов в ответ на фальсификации еврейских организаций. — Версия Лесли Фрай. — Предположения об авторстве Сионских протоколов. — Разоблачение сионизма. — Ахад Гаам снимает иск в суде.
Фальсифицированные версии происхождения Сионских протоколов, выдвигаемые еврейскими организациями, не вызывали доверия почти ни у кого. Большая часть читателей этого документа скептически относились к сочинениям иудейских авторов. Содержание Сионских протоколов, подтверждаемое событиями мировой истории, не укладывалось в убогие объяснения заказных еврейских брошюрок. Более того, подавляющее число людей воспринимали эти объяснения как еще одну попытку иудейских кругов обмануть общественное мнение.
Потуги еврейских организаций фальсифицировать происхождение Сионских протоколов вызвали во многих странах противоположную реакцию. Интерес к Сионским протоколам возрастал, количество их изданий увеличивалось, тиражи превышали миллионные отметки.
Загадка происхождения Сионских протоколов продолжала волновать умы многих людей. Непредубежденные и неподкупные историки упорно ищут ответ на вопрос, кто конкретно был составителем Сионских протоколов. В первой половине 20-х годов, пожалуй, самым популярным ответом на этот вопрос стала версия Лесли Фрай.
Жизнь Лесли Фрай окутана орелом таинственности. Никто не ведает ее настоящего происхождения. По тому, что она хорошо знала русский язык, можно предположить, что она жила в России. Есть сведения, что она «принимала деятельное участие в литературной кампании против большевиков в Европе и Америке, после революции скрыла свое настоящее имя под псевдонимом». 4 [400 АГИ. Фонд Б.И. Николаевского, записка И. Чериковера. С.27.]00 До 1921 года Фрай жила во Франции, а затем переехала в США, где сотрудничала с Г. Фордом. В США Фрай вышла замуж за русского эмигранта Шишмарева. В 1925-1926 годах она в связи с процессом Форда по поводу Сионских протоколов ездила в Россию, чтобы тайно повидаться с Нилусом и привезти доказательства подлинности этого документа. С Нилусом ей не удалось свидеться, а говорила она только с его женой и никаких новых сведений не получила. 4 [401 Там же.]01
В 1921 году Фрай опубликовала в журнале «Ла Вьей Франс» статью о происхождении Сионских протоколов, утверждая, что автором их являлся Ахад Гаам (Гинцберг) и что оригинал их был написан по-древнееврейски. Точка зрения Фрай на долгое время была принята многими пропагандистами и распространителями Сионских протоколов.
После многих лет работы Фрай выпускает обобщающий труд по проблемам Сионских протоколов, который становится своего рода справочником для всех интересующихся этим документом. 4 [402 Fry L. Le Juif, natre maitre. Riss, Paris, 1931.]02 В книге впервые были опубликованы показания первого публикатора Сионских протоколов Ф.П. Степанова и приложен портрет Нилуса.
В 1922 году вся Германия была взбудоражена сенсационным обвинением известного германского монархиста графа Ревентлова в адрес еврейского писателя О.И. Гинцберга, выступавшего под псевдонимом Ахад Гаам. Ревентлов объявил Гинцберга участником тайных совещаний еврейских заговорщиков и назвал его в качестве соавтора Сионских протоколов. По сообщению немецких газет, Гинцберг грозился привлечь графа к суду за клевету. Готовился грандиозный процесс. Как писала газета «Еврейская трибуна» (1922. N112), «лучшие представители немецкого еврейства окажутся на этом процессе рядом с Ахад Гаамом». Однако в самый последний момент еврейский писатель забрал свой иск. Оказалось, что в своих обвинениях Ревентлов опирался на материалы статьи французской исследовательницы Л. Фрай «Автор протоколов Ахад Гаам и сионизм». 4 [403 Fry L. L'auteur des Protocols Achad ha-Am et le Sionime // La Vieille Fraiice. 1921. №218.]03
Что же вынудило Гинцберга отказаться от своего иска?
Обширная статья Л. Фрай, которая приводится мною ниже, дает ответ на этот вопрос и заслуживает самого внимательного изучения.
<С тех пор как появилась знаменитая книга, известная под названием «Протоколы сионских мудрецов», быстро распространяющаяся по всем странам, были сделаны не только намеки, но категорические утверждения, будто бы создателем сатанинского плана, описанного в этой книге, был Теодор Герцль. Его же, стоявшего в течение нескольких лет во главе сионистского движения, называли и основателем всего «сионизма».
Появление «Протоколов» вызвало большой шум среди вожаков еврейства, называвших их ложным, поддельным документом. Особенно громко вопили Люсьен Вольф и раввин Стефен Уайз. Уже тогда для некоторых казалось странным, почему среди общего крика ни одного голоса не поднялось в защиту Герцля против возведенного на него обвинения в составлении «Протоколов». Особенно приходится удивляться, что молчали такие ближайшие друзья Герцля, как Макс Нордау и профессор Рихард Готхейль.
Из последующего читатель увидит, что, хотя «Протоколы» и действительно еврейского происхождения, но никак не могут быть приписаны авторству Герцля.
I
Каждый, кто внимательно изучил содержание «Протоколов», не может не отдать себе ясного отчета в том, что он имеет перед своими глазами определенную программу действий, тщательно и систематически выработанную во всех подробностях. Кроме того, изучение «Протоколов» приводит нас к следующим заключениям:
Книга «Протоколов» есть перевод с древнееврейского языка. Такое мнение подтверждается экспертами, исследовавшими книгу. Еще более веским доказательством являются свидетельства людей, живших в Одессе в 1890 году и видевших этот документ, написанный на древнееврейском языке, в руках евреев жителей Одессы и даже державших его в своих руках.
«Протоколы» должны были быть произведением человека, фанатически увлеченного идеей еврейского национализма или, точнее говоря, иудаизма в его националистическом понимании.
Автор выказывает исключительные дарования и совершенно выдающийся ум, его труд должен быть назван дьявольски гениальным.
Ненависть против «гоимов», т.е. против всех неевреев, в той форме, как она проявляется в «Протоколах», указывает на то, что автор их был последователь националистической школы, которая в идее иудаизма еще со времен Моисея проповедовала ненависть и презрение к неевреям и развивала теорию об избранничестве еврейского народа и его предопределенном владычестве над всем миром.
Если эти четыре характерные черты применять к личности Герцля, то сразу чувствуется фальшь предположения о том, будто бы он мог быть автором « Протоколов».
Герцль не знал древнееврейского языка, а следовательно, он не мог написать «Протоколы» в оригинале. Тот факт, что документ, доставшийся в руки Нилуса, был написан по-французски и что на этом же языке он был прочитан несколькими членами Конгресса 1897 года, очень просто объясняется тем, что некоторые сионистские главари, в числе которых были Герцль и Макс Нордау, не знали древнееврейского языка.
Герцль никогда не был последователем того еврейского национализма, который в течение веков проповедовался раввинами и мудрецами Израиля, каковыми, например, были Шаммай, Акиба, С. Бен-Иохай, Абарбанель, Маймонид, Мендельсон, Мозес Гесс.
Несмотря на блестящие свои умственные дарования, Герцль все же никогда не достигал гениальности.
Большую часть своей жизни он был евреем западным, «ассимилированным», и никогда не исповедовал беспощадной ненависти к неевреям.
Главой сионистского движения Герцль был провозглашен не раньше как на Конгрессе 1897 года, а между тем по всем признакам автор «Протоколов» чувствовал себя признанным вождем уже в то время, когда писал свой труд.
Как бы старательно этот человек ни проповедовал и ни применял на практике в своей жизни начало безличности, с какой бы скромностью (или осторожностью) ни укрывался еще и сегодня за тенью Герцля, его необходимо вывести на сцену и показать при полном свете.
В частной жизни этот человек называется Ашер Гинцберг, а среди своего избранного народа он известен под названием Ахад Гаам. Это древнееврейское слово означает «единый среди народа» (см. «La Vieille France». №205).
Было бы, однако, большим заблуждением вывести из всего сказанного заключение, будто бы Ашер Гинцберг есть единоличный творец мыслей, выраженных в «Протоколах Сионских мудрецов». Этой заслуги за ним не числится. Вот как по этому поводу говорит один из его последователей:
«Ахад Гаам есть наследник всех времен, всех предшествовавших столетий. Он внимательно изучил длинную цепь еврейской философии; он воспринял многочисленные учения иудаизма, выработанные его предшественниками, и из различных разрешений этой темы, ими данных, он выбрал все казавшееся ему нужным сохранить и составил из этого выбора основу собственного учения. Из этих различных источников почерпнув свою, если можно так выразиться, базу, он ее синтезировал и выразил в форме своих «Протоколов».
В дальнейшем изложении мы должны ознакомиться с самой личностью этого Ахад Гаама, затем изучить эволюцию учения (или умственного движения), известного у евреев под названием ахад гаамизма, и, наконец, сделать общий вывод из достигнутых результатов нашего исследования.

II
Он родился в Сквире Киевской губернии 5 августа 1856 года. Его родители принадлежали к еврейской секте хасидов и воспитывали его согласно правилам и обрядам этой секты.
Из Еврейской энциклопедии и других источников мы узнаем, что Гинцберг изучил Талмуд в местном хедере (еврейской школе). Восьми лет втайне от родителей вместе с несколькими сверстниками он научился читать по-русски и по-немецки. В 1868 году семья Гинцберг переехала в Гописгицу, где отец его получил место таксировщика, все семейство прожило в этой деревне до 1886 года. Ашер Гинцберг продолжал учиться, причем, кроме Талмуда, он изучил и важнейшие отрасли общих знаний, а также литературу. Он стал настолько силен и компетентен в специальных знаниях раввинской «учености», что окрестные раввины приезжали с ним советоваться.
Семнадцати лет он женился на внучке Менахема Менделя, знаменитого раввина из Любавичей.
В 1878 году он побывал в Одессе, где все виденное произвело на него очень большое впечатление. Он решил посвятить несколько лет путешествиям и изучению различных наук. Он занялся особенно усидчиво латинским языком, математикой, историей и географией. За время от 1882 до 1884 года он посетил Вену, Берлин, Бреславль; изучил французских, немецких, английских, русских философов и специально, с особенным усердием великих мыслителей-евреев.
В Вене он познакомился с Карлом Неттером, основателем Всемирного Израильского Союза (Aliance Israelite Universelle). Здесь он в высшей степени заинтересовался планами Союза еврейской колонизации.
В это же время он официально вступил в число членов кагала, в состав которого тогда входили следующие организации: Всемирный Израильский Союз, Англо-Еврейская ассоциация, «Бнай-Брит» американский и немецкий, и «Ховевей-Сион». Последняя организация была еще в то время очень слаба.
Ничто не давало повода предполагать, что молодой «посвященный», приблизившийся к высшему центру еврейской власти, станет впоследствии главой и вершителем судеб этого страшного кагала, по указаниям которого по всему миру будут распространяться ужаснейшие бедствия и который подчинит своей воле все силы, все орудия действия, имеющиеся в распоряжении еврейского заговора.
В 1884 году Гинцберг вернулся в Россию и снова приехал в Одессу. Этот город был тогда центром союза «Ховевей-Сион», что значит «Друзья Сиона». Во главе организации стоял ее председатель Лео Пинскер. Очень заинтересованный ею, Гинцберг вступил в члены союза и вскоре сделался правой рукой Пинскера и одним из самых деятельных вождей движения.
В 1886 году он окончательно поселился в Одессе и с той поры посвятил всю свою энергию разрешению еврейского вопроса. Он писал подревнееврейски. Письмо, посланное им известному еврейскому ученому Финну по случаю семидесятой годовщины его рождения, обратило на него общее внимание.
Хотя Гинцберг и был другом Лео Пинскера, главы «Ховевей-Сиона», но не одобрял методов и способов, которыми пользовалось общество в своих заботах об улучшении положения евреев. Его раздражение все более возрастало, и «скоро Гинцберг стал известен как апостол Божия гнева» — так говорит о нем Цольд. Тактика, применявшаяся «Ховевей-Сионом», представлялась ему недостаточно решительной и действенной и оскорбляла его националистические порывы. Поэтому, как только он приобрел себе некоторое количество последователей среди интеллигентных, но бедных евреев, он стал внушать им свои агрессивные, бунтовщические чувства.
В 1889 году в Одессу приехал основатель еврейской газеты «Хамелиц» Александр Цедербаум. Он познакомился с Гинцбергом, оценил его и понял, что он может быть выдающимся писателем, пишущим на древнееврейском языке, поэтому он предложил ему сотрудничать в его издании. Сначала Гинцберг отказался, но затем взял свой отказ обратно, после того как его приверженцы в течение целой ночи (зимой 1889 года) уговаривали его согласиться на предложение выступить на арену публицистики. Они доказывали ему, что все его труды останутся тщетными усилиями, пока он широко не распространит повсюду свое недовольство, призывая к активной борьбе, ибо по самой сущности своей его мысли должны стать широко популярными и понятными массам, для того чтобы стать реальными двигателями этих масс. Склонившись на доводы своих друзей, Ашер Гинцберг на следующий же день передал Цедербауму свою статью, озаглавленную «Ло Зо Хадерех» («Это неправильный путь»); статья была немедленно напечатана в «Хамелиц» и произвела среди евреев сенсацию. Она была подписана именем «Ахад Гаам».
Гинцберг в своей статье доказывал неудачность методов, применявшихся «Ховевей-Сионом» и другими организациями для разрешения еврейской проблемы. По его мнению, главный их недостаток заключался в отсутствии коммунистического духа и в предпочтении, которое оказывалось идее индивидуализма. Как средство противодействия страданиям угнетенных евреев эти организации выдвинули основание еврейских колоний в Палестине, но Гинцберг утверждал, что это средство не может способствовать возрождению и укреплению еврейского национализма, без которого идея иудаизма не может существовать.
Вскоре после того Ашер Гинцберг основал тайное общество «Бне Мойше» («Сыны Моисея»). Большая часть его теории получила выражение в статутах этого общества.
В 1890 году Ашер Гинцберг сделался директором древнееврейской газеты «Кеверет».
Сионисты придают большое значение поездкам Гинцберга в Палестину и считают, что в хронологии сионизма они определяют отдельные этапы всего движения: 1891-1893-1900-1912 годы. После каждого такого путешествия следовали критические статьи Гинцберга, посвященные впечатлениям, вынесенным от таких поездок. Общее собрание его трудов было издано в 1895 году под заглавием «На перепутье».
В 1896 году Гинцберг стал одним из директоров Еврейского общества издания «Ахиазафа» в Варшаве. В течение того же года он получил крупную субсидию от К. Высоцкого из Москвы и основал ежемесячный журнал «Ха Шилоа», который просуществовал до самого начала войны.
В ответ на призыв Герцля Гинцберг и его последователи приняли участие в 1897 году в первом Сионистском конгрессе, состоявшемся в Базеле. Когда на конгрессе выяснились намерения и планы вожаков западноевропейского сионизма, Гинцберг совершенно разошелся с их идеологией и тактикой и с той поры сделался определенным их противником. Существовавший в то время официальный сионизм он прозвал «политическим сионизмом», или «герцлизмом», свой же сионизм он назвал «духовным», или «практическим», или «культурным», и поставил его на позицию, явно и совершенно оппозиционную к Герцлизму. Этот сионизм известен под названием «Ахад Гаамизм».
Оба эти друг другу противных лагеря представляли два различных понимания той тактики, которой следовало держаться, чтобы добиться обладания Палестиной и утверждения владычества над миром, что, как известно, было всегда заветной еврейской мечтой. Разность понимания своих ближайших задач вызвала в обеих партиях яростную враждебность друг другу.
«Политический сионизм» Герцля был исполнительным органом независимого ордена «Бнай-Брит» и группировал вокруг себя всех евреев Западной Европы и Америки.
«Практический сионизм» Ахад Гаама собрал под свое знамя евреев Восточной Европы и орден «Ховевей-Сион». Партия Герцля стремилась получить Палестину или в крайнем случае другую какую-либо территорию, которая принадлежала бы исключительно евреям как убежище и устой по выезде их из тех стран, где, по их мнению, они подвергались угнетению.
Герцль делал попытки приобрести Палестину или путем покупки ее у турецкого султана, или с помощью воздействия одной из великих европейских держав, которая использовала бы свой авторитет, чтобы склонить султана к уступке Палестины евреям.
Сравнительно не представляет большого труда проследить всю деятельность злосчастного Герцля сквозь длинный ряд его дипломатических авантюр, когда он вел переговоры то с турецким султаном или германским императором Вильгельмом II, то с Великобританским правительством, то с хедивом Египетским, постоянно стремясь к осуществлению своей мечты об овладении Палестиной — той обетованной страной, которую еще в 1860 году Моисей Гесс мечтал получить в еврейское обладание, пользуясь поддержкой Франции.
Не менее, чем Герцль, желал Палестины и Гинцберг, но его не могла удовлетворить никакая другая территория, ибо только в Палестине он считал возможным утвердить еврейский центр. Но прежде даже, чем приобретение для евреев самостоятельной территории, он желал, чтобы среди евреев, живущих «в изгнании», появились в их национальном духе признаки возрождения иудаизма. Он согласен отсрочить на некоторое время возвращение евреев в Палестину, только бы народ воспитался в нужном смысле, чтоб он восчувствовал душой и сердцем желание создать свое собственное, самостоятельное государство, а такое душевное состояние народа станет возможным только тогда, когда каждый еврей проникновенно осознает свою принадлежность к отдельной нации.
В 1884 году «Независимым орденом Бнай-Брит» была сделана первая попытка объединения западных и восточных евреев. Это произошло в Катовице, где состоялись общие совещания. Соглашения между обеими группами не состоялось: восточные евреи «Ховевей-Сиона», возглавлявшиеся Лео Пинскером, Лилиенблюмом и другими, все время держались обособленно. То же самое повторилось и на Базельском конгрессе 1897 года. Под водительством Гинцберга восточные евреи всегда составляли отдельный лагерь, оппозиционно относившийся как к теориям, так и к образу Герцля, и совершенно независимо от него проводили свои собственные планы еврейской колонизации в Палестине.
Между вождями обеих партий возникла ожесточенная полемика. Гинцберг выказывал особую непримиримость и проявлял страстную враждебность по отношению к своему партийному противнику. Он не пропускал ни одного подходящего случая, чтоб не критиковать не только действия, но и публицистические статьи и литературные произведения Герцля. Его враждебность проявилась особенно резко в 1902 году, после появления романа Герцля «Altneuland».
Гинцберг никак не мог простить Герцлю то обстоятельство, что последний не согласился с его взглядами и не утвердил предложенный им план действий, изложенный в «Протоколах Сионских мудрецов». Поэтому он воспользовался появлением в печати романа «Altneuland» и жестоко осмеял его в своем журнале «Ха Шилоа», в январском номере 1903 года.
Гинцбергу возражал Макс Нордау. Часть статьи Нордау мы считаем нужным здесь поместить, именно ту часть, в которой автор делает намек на «Протоколы», т.е. на тот документ, вокруг которого нынче поднято столько горячих споров и разногласий.
Назвав Гинцберга «рабом нетерпимости», Нордау продолжает следующим образом: «Ахад Гаам упрекает Герцля в желании подражать Европе. 4 [404 Судя по этим словам, следует заключить, что евреи не считают себя (и вполне правильно) европейцами, даже когда живут среди них в течение длинного ряда поколении. (Примеч. пер.).]04 Он не может допустить и мысли, чтобы мы перенимали у Европы ее академии, ее оперы, ее белые перчатки. Единственное, что он хотел бы перенести из Европы в Altneuland, это принципы инквизиций, приемы и способы действий антисемитов, ограничительные законы Румынии в той форме, в какой они нынче принимаются против евреев. Такие чувства и мысли, им высказанные, могли бы вызывать ужас и негодование против человека, неспособного подняться выше уровня гетто, если б не поднималось в душе глубокое чувство жалости к нему.
Идея свободы выше его понимания.
Он представляет свободу в виде гетто, но только с переменой ролей; так, например, по его мнению, преследования и угнетение должны существовать по-прежнему, но с тою разницей, что уже не евреи будут их жертвами, а христиане.
Великую ошибку совершают те евреи, которые доверяют Ахад Гааму! Он ведет их к пропасти. Ахад Гаам является одним из злейших врагов сионизма.
Мы считаем своим правом и своим долгом громко протестовать против названия сиониста, которым облекает себя Ахад Гаам. Он не сионист! Он представляет собой полную противоположность сионизму, и он ставит нам западню, когда упоминает о сионизме, который в концепции нашего понимания он называет политическим и противопоставляет своему собственному, тайному сионизму».
Так говорил Макс Нордау в 1903 году, и таковы были разные точки зрения, с одной стороны, западных евреев, группировавшихся вокруг союза «Бнай-Брит», а с другой — евреев восточных, которых вел за собой Гинцберг.
Начиная с 1897 года интриги и вообще вся деятельность Ахад Гаама принимают очень активный и решительный характер.
Прожив некоторое время в Варшаве, он переехал в Англию, где и поселился под видом якобы представителя торгового дома Высоцкого, еврея, крупного московского чайного торговца.
В 1911 году Гинцберг вторично участвовал на сионистском конгрессе, причем на этот раз он остался вполне удовлетворенным результатами его заседаний. Ничего удивительного в том нет, ибо теория сионизма одержала верх над всеми другими мнениями: она проникла во всю сионистскую организацию «Бнай-Брит» и доставила своему автору полное торжество; всякое сопротивление его противников было парализовано преобладающим большинством голосов его приверженцев.
Смерть Герцля, происшедшая еще в 1904 году, открыла Гинцбергу широкое поприще воздействия на умы своих соплеменников. Была ли эта смерть случайной или главный противник Гинцберга был пожертвован во имя торжества идей «тайного сионизма»? На этот вопрос определенного ответа дать нельзя: пока смерть Герцля остается загадкой. В 1911 году Вольфсон сделал последнее усилие, чтобы спасти идеи политического сионизма, но был побежден: в 1913 году восточный практический сионизм и с ним его творец — Ашер Гинцберг торжествовали победу по всему фронту.
С этого момента дело Гинцберга стало быстро подвигаться вперед, с исключительной энергией и решимостью приступили к осуществлению его программы в том виде, как он ее изложил на двадцать лет раньше в «Протоколах Сионских мудрецов».

III
Как было уже указано в предыдущей главе, план, разработанный в «Протоколах», вовсе не является творением единоличной мысли Гинцберга. Само заглавие, данное им своему труду, — «Протоколы мудрецов Сиона» — указывает на правильность этого утверждения, ибо евреи дают наименование мудрецов исключительно только уже умершим выдающимся раввинам, мыслителям и философам своей расы. Поэтому нам будет чрезвычайно интересно проследить весь список этих «еврейских мудрецов», чтобы выбрать из них тех, теориями и учениями которых воспользовался Гинцберг для составления своих «Протоколов».
От Моисея, Шаммая, Акибы и Бен-Иохая он заимствовал ненависть ко всем людям, не принадлежащим к еврейскому народу. Он не только преисполнился этой ненавистью и развил ее в себе, но ее же сумел внушить и последователям своим. Как Гинцберг относится к этому вопросу, ясно выражено в одном месте его «Протоколов», где он говорит о «гойской скотине» — так еврейский «пророк» называет всех «неверных», всех неевреев. Что же касается его последователей, то достаточно будет упомянуть об одном из его приближеннейших учеников и ревностном поклоннике Леоне Симоне, который в одной из своих статей, посвященной своему учителю («Менора», 1917), делает сравнение между Христианским Идеалом и идеалом еврейским. Само собой разумеется, что все его «сравнения» направлены к вящему поношению Христианства. Между прочим, он обмолвился следующей фразой: «Иудаизм никогда не мог бы удовлетвориться теми идеалами, которые ублажают домашнюю, прирученную скотину».
Главным источником вдохновения Гинцберга служит Моисей: ему он поклоняется, как высшему своему идеалу. Недаром он и сам, этот Гинцберг, признан «пророком», и не только своими ближайшими приверженцами и учениками, но и широкими массами еврейского народа.
Ввиду сего не лишено интереса ознакомиться с тем представлением, которое составил себе сам Гинцберг о понятии «пророк». Когда читаешь его статью «Моисей», выносишь впечатление, как будто бы прочитана исповедь самого автора. Эта статья, написанная в 1904 году, была отравленной стрелой, направленной по адресу Герцля, которого евреи часто величали «пророком». Некоторые выдержки из этого труда помогут нам уяснить себе характер Гинцберга. Приводим эти выдержки.
«Когда я задумываюсь о Моисее и мысленно наблюдаю его духовный облик, я спрашиваю себя: был ли он военным героем? Нет! Ибо в нем никогда не проявляется применение физической силы. Мы никогда не видим Моисея во главе армии, выполняющего подвиги храбрости в бою против врага. Всего один раз мы видим его на поле битвы, в сражении с Амалехом, но и здесь он просто стоит на месте, наблюдая за ходом сражения, духовною мощью своей помогая воинству Израиля, но не принимая никакого активного участия в бою.
Был ли Моисей государственным человеком? Нет!
Был ли он законодателем? Нет!
Чем же был в конце концов Моисей? Он был пророком».
«Пророк — это есть человек, который свои мысли, образы и представления развивает в себе до их крайних пределов. В уме и сердце он сосредоточивает во всей полноте весь свой идеал, который представляется ему целью его жизни; им заранее намечается, что к служению этому идеалу должен быть приведен весь мир, без малейших исключений. Он носит в душе полный образ своего идеального мира, и этот внутренний, духовный образ служит для него образцом, по которому он строит весь свой план преобразовательной деятельности; он направляет все труды, которые он хочет выполнить во внешнем проявлении реальной жизни. Он имеет абсолютное убеждение, что все должно быть так, как он это понимает и хочет; это убеждение дает ему вполне достаточное основание требовать, чтобы все действительно так и было. Он не принимает в соображение никаких извинений, никаких доводов, никаких компромиссов, и его страстный, порицающий голос неумолчно раздается даже и тогда, когда весь мир восстает против него».
Эта статья была написана в то время, когда полемика между Герцлем и Гинцбергом разгорелась до крайней степени и когда приверженцы Герцля были гораздо более многочисленны, нежели приверженцы Гинцберга.
Это есть крик фанатика, который бросает вызов всему миру и который готов совершить любое преступление, готов пожертвовать бесчисленным количеством человеческих жизней, только бы исполнить свою волю.
В одном сочинении Леона Симона есть место, где он как бы хочет дополнить мысль своего учителя; он говорит так: «Пророк хочет увидеть осуществление своей мечты, какие бы последствия ни произошли от этого».
Кроме Моисея, Гинцберг очень много занимался подробным и проникновенным изучением трудов Маймонида, автора «Руководства для колеблющихся», этого «второго Моисея», если можно его так назвать, приняв во внимание степень почитания, какой он пользуется у евреев. Мысли этого «мудреца» собраны в статье Гинцберга, названной им «Главенство Разума».
Что касается некоторых фраз и выражений, очень часто повторяющихся в сочинениях Гинцберга, как «еврейская душа», «еврейский национализм», «израильская нация» и т.д., то эти выражения совершенно подобны тем, которые употреблял Манассей-Бен-Израэль (16061657), еврей, покоривший Англию.
Разбираясь в различных звеньях цепи творческих исканий, созданной еврейскими мыслителями, Гинцберг надолго остановился перед Спинозой (1632-1677). Со всей присущей ему энергией он постарался вытянуть из этого рудника философии все мысли, могущие быть использованными в желательном смысле его фанатизмом.
Спиноза высказал мысль, выведенную из его наблюдений над жизнью, что право и сила кажутся ему взаимодействующими факторами и что поэтому область индивидуального права совпадает с областью соответствующей силы. Гинцберг ухватился за это построение и сделал из него догмат. «Сила создает право», — говорит он в первом своем «Протоколе».
Точно так же он взял у Спинозы свою теорию о «естественном праве силы», которое не признает разницы между добром и злом.
Из того же источника почерпнул он свою концепцию о будущем еврейском государстве, в котором основным законом будет слепое послушание даже в тех случаях, когда будет приказано лишать жизни себе подобных или отнимать у них имущество. Мысль о верховных правах государства, контролирующего не только гражданскую деятельность народа, но и всю его духовную и религиозную жизнь, иначе говоря, мысль о гражданском и религиозном деспотизме, намеченном «Протоколами» как линия поведения будущего явного еврейского правительства, — эта мысль взята Гинцбергом из теологически-политического трактата Спинозы.
Можно утверждать вполне достоверно, что Гинцбергом заимствовано у Спинозы все то, что было ему нужно для обоснования своего учения. То же происхождение имеет и его пантеизм, о котором он сплошь и рядом упоминает.
Широко использовав Спинозу, Гинцберг обратился к изучению своих предшественников — влиятельных евреев XVIII века. Первенствующее место между ними занимают Весли (1725-1805) и Моисей Мендельсон (1728-1786), «Третий Моисей»: оба они вместе с банкирами Итцигом, Фридландером и Мейером были вдохновителями и организаторами иллюминизма.
Здесь будет чрезвычайно кстати провести параллель между Весли и Ашер Гинцбергом. И того и другого современные им евреи назвали пророками. И тот и другой как нельзя лучше поняли психологию «человеческих групп различных партий и народов» (см. протокол N2) и сумели использовать слабости и недостатки «неверных», которых они приспосабливали для своих целей как орудия или как ширмы.
Подобно тому как Весли и Мендельсон пользовались Адамом Вейсгауптом, Реймарусом, Лессингом, Николаи, Карлом Дом, Мирабо и другими, точно так же в наши дни Гинцберг имеет в своих руках, в полной своей власти Ллойд Джорджа, Клемансо, Вильсона, Леона Буржуа, Ратенау и еще многих, очень многих других.
Весли и Гинцберг сходятся и в одинаковых их воззрениях на общий план действий. Самым верным путем для выполнения своего дела они считают тот, который приводит к полному осуществлению высшего контроля и наблюдения за франкмасонством и всеми его разветвлениями. Оба они этой цели достигли.
Пользуясь одинаковыми методами в разные эпохи истории, эти два еврея питали революцию и руководили ею: Весли подготовил «великую французскую революцию» и видел воочию, как она развивалась и действовала. Гинцберг составил планы обеих революций, бывших в России, — 1905 и 1917 годов — и также имел возможность до пресыщения насладиться подготовленной им драмой.
Чтобы иметь точное представление о количестве мыслей, заимствованных Гинцбергом у Весли, читатель должен бы читать параллельно «Протоколы» Гинцберга и сочинения обоих авторов. Особенно нужным был бы такой метод при изучении приказов и инструкций Вейсгаупта, рассылавшихся его приверженцам и непосредственно представлявшихся Весли на просмотр.
Гинцберг подражал и Мендельсону в том, что касается еврейского движения «Хаскалах», но в дальнейшем развитии понимания еврейского вопроса между ним и Мендельсоном устанавливается громадная разница. Роль Мендельсона в решении национального вопроса заключалась в том, что он всеми мерами содействовал и способствовал тому, чтобы еврей был вытянут из своего гетто на путь широкой жизни и чтобы, приобретши образование, нужное для проникновения в интеллигентные круги немецкого общества, еврей мог бы добиваться правительственных и профессиональных должностей и достигнуть равноправного общественного положения. С такой точкой зрения Гинцберг не соглашается, такой паллиатив, по его мнению, удовлетворить его не может. Он поставил своей задачей применить результаты движения XVIII века как факторы возрождения и укрепления еврейского национализма, причем делу своему придал чисто творческий характер, ибо заветная цель его заключалась в возрождении еврейского народа на обновленных началах.
Весли и Ашер Гинцберг почитаются у евреев как наиболее передовые вожди (maskilim) своего времени (см. Евр. энцикл. «Хаскалах»). Если из сионизма Гинцберга исключить национальную тенденцию, о которой в XVIII веке евреи не посмели бы и заикнуться, то все учение Гинцберга, в сущности, является сколком с программы Весли и Берлинской школы Хаскалах, основанной Мендельсоном.
Среди других «мудрецов Сиона», многими мыслями которых пользовался Гинцберг при построении своей теории, следует назвать Авраама Гейгера, Эйнхорна, Бернеса, Зинца, Франкеля, Закса и Моисея Гесса.
От Авраама Гейгера (1810-1874) он взял его теорию постепенной эволюции, которую противопоставил методам сионистов «политических» (см. тезу Л. Барона; профессор Колумбийского университета
Адлер, прямой ученик Гейгера, вместе с тем является восторженным поклонником Ахад Гаама).
Фантастическая уверенность Гинцберга в том, что евреи составляют «избранный народ», находится в полном соответствии с убеждениями Эйнхорна, резко им выраженными (см. протокол N5).
Исаак Бернес (1792-1849) дал Гинцбергу теорию, много раз этим последним выражавшуюся, о «Систематизации иудаизма в соответствии с общей культурой». Гинцберг следовал за Бернесом, когда расписывал своим последователям первенствующее значение иудаизма в мировой истории. В «Библейском Востоке» Бернеса, так же как и в «Протоколах» Гинцберга, громко провозглашалась мысль о том, что только еврейский народ может и должен служить прототипом и образцом для всего человеческого рода.
Франкель (1801-1875) и Закс (1808-1864) передали Ахад Гааму свою страстную приверженность к древнееврейскому языку.
Что же касается Моисея Гесса (1812-1875), то, чтобы судить о степени его влияния на Гинцберга и других сионистов, надо внимательно прочитать его книгу «Рим и Иерусалим». Это произведение послужило первой основой создания еврейского националистического движения, было первой смелой попыткой его открытого провозглашения.
Для обогащения своих знаний при создании своего миросозерцания Ахад Гаам не пренебрегал и некоторыми нееврейскими мыслителями, из которых на первое место надо поставить Дарвина и Ницше. Хотя в протоколе N2 Гинцберг и говорит, что теории Дарвина и Ницше были евреями намеренно истолкованы в таком духе, чтобы внести среди христиан разложение нравов и смуту умов, но сам он признавал себя последователем Дарвина и высказывался по этому поводу следующим образом: «Я могу даже присоединиться к этой научной ереси, известной под названием дарвинизм, без того, чтобы это могло нанести ущерб моему иудаизму» («Избранные отрывки сочинений Ахад Гаама, собранные Леоном Симоном»).
В своем труде, озаглавленном «The Transvaluation of values» («Переоценка ценностей»), по мысли и стилю представляющем точное подобие «Протоколов», Ахад Гаам учение Ницше о «сверхчеловеке» применяет к еврейскому народу, который он называет Алионом (Alion), или Сверхнацией.
Изучив и систематизировав все различные теории, нами перечисленные, Ашер Гинцберг приступил к составлению своей программы, ставшей нам известной через его «Протоколы», и искал практические способы для приведения ее в действие и осуществления в жизни.
В предыдущей главе было сказано о крайнем недовольстве Гинцберга методами, применявшимися Лео Пинскером и «Ховевей-Сионом» для разрешения еврейской проблемы. Было сказано и о том, как он объединил вокруг себя небольшую группу евреев, с которыми основал тайное общество «Бне Мойше», или «Сыны Моисея».
«Бне Мойше». Ограниченные размеры нашего краткого очерка не позволяют входить в подробности образования и развития этого тайного общества, которое вначале состояло из нескольких восторженных еврейских националистов, связанных клятвой, обязывавшей их слепо исполнять приказания Ашера Гинцберга, своего фанатического вождя.
Название «Бне Мойше», по всей вероятности, появилось неспроста. Его выбор, с одной стороны, можно объяснить тем поклонением, которое всегда воздавал Гинцберг пророку Моисею. С другой стороны, можно также приписать его и другому побуждению. В течение целого ряда веков евреи верили, что существует где-то в неведомом месте еврейская колония, ответвление еврейского племени, совершенно отделенное от прочих своих соплеменников и состоящее из прямых потомков, по прямой линии, Моисея. Эти «сыны Моисея» будто бы знают тайну, открывавшую способы и средства, с помощью которых евреям суждено добиться покорения всего мира своему владычеству.
Проходили столетия, и очень часто многие евреи попадали в ловушки, становясь жертвами обмана разных проходимцев их собственной расы, являвшихся к ним якобы с поручениями от «сынов Моисея». В конце концов в существование таинственного племени перестали верить, и название «сыны Моисея» стало синонимом «утопистов». Конечно, каждый уравновешенный ум назвал бы утопистами и тех семерых евреев, которые в 1889 году сделались членами общества «Бне Мойше».
Их главная квартира была в Одессе, в доме Гинцберга, на Ямской улице. Принимались в новые члены общества только те, которые вполне успешно прошли через целый ряд очень трудных испытаний. Эти испытания имели целью проверить кандидата, готов ли он и способен ли пожертвовать всем, что имеет, и всеми личными интересами, чтобы беззаветно и самоотверженно посвятить себя тому делу, к служению которому он выражал желание приобщиться.
Этой-то маленькой группе «избранных» Гинцберг сообщил свой план действий во имя возрождения еврейского национализма, являющегося в его программе отправным пунктом, от которого следовало идти к осуществлению еврейского идеала, т.е. к достижению мирового владычества евреев.
Статуты общества были напечатаны в 1890 году, но при этом само название общества было благоразумно опущено. Однако с 1905 года подробности организации стали известны более широким кругам ввиду расширения набора новых членов. Среди первоначальных членов общества
фигурируют следующие имена: Бен-Авигдор, Зальман Эпштейн, Левин Эпштейн, Яков Эйзенштадт. Последнему была поручена одна из самых трудных и деликатных задач. Он был обязан набирать новых членов среди русских евреев; он выбирал кандидатов, которых считал способными войти в виды общества и честно выполнять его требования. Качества, которыми должны были обладать кандидаты как условием принятия их в общество, были следующие: выдающиеся умственные способности, знание древнееврейского языка и восприятие древнееврейской культуры, безупречная репутация, энергия и мужество, ни перед чем не останавливающиеся. Кроме того, преданность делу еврейского национализма должна была руководить всеми действиями кандидата. В этом заключалась черта восточного иудаизма, которой определялась его резкая оппозиция по отношению к иудаизму западному, допускавшему хотя бы видимость внешней ассимиляции и даже склонность евреев к той стране, в которой они родились.
Для членов общества «Бне Мойше» Гинцберг и написал конспект своих теорий, ставший ныне известным под названием «Протоколов». Это же самое слово — «Протоколы» — употреблялось и Вейсгауптом, главой иллюминизма.
Будучи тесно связанным с Парижским центром «Всемирного Еврейского Союза» — «Aliance Israelite Universelle» (мы выше говорили о том, что он в молодости находился под сильным влиянием Карла Неттера, одного из основателей Союза), Гинцберг рассчитывал, что найдет поддержку среди некоторых его членов. Потому для этого союза был сделан французский перевод «Протоколов» и послан в Париж. Именно этот-то перевод и был прочитан некоторой группе сионистов на первом Базельском конгрессе 1897 года. Приходилось читать по-французски, ибо среди тех, которые признаны были достойными ознакомиться с документом, большинство, в том числе даже Герцль и Нордау, не знали древнееврейского языка. Этот-то документ и попал в руки друзей Нилуса.
Целый ряд свидетельств устанавливают достоверность этого капитального труда. Во время самого Базельского конгресса еврей Альфред Носсиг, отъявленный сионист, работавший в то время над либретто для оперы Падеревского «Maurus», представленной в 1901 году, рассказал о «Протоколах» своему сотруднику. И Падеревский немедленно же сообщил эту историю многим полякам, которые, разумеется, сочли ее неправдоподобной. Альфред Носсиг живет в настоящее время в Берлине; Падеревский и хотя бы часть его друзей 1897 года находятся еще в живых.
Скрытно, без шума, но быстро общество «Бне Мойше» стало развиваться. Когда начинаешь следить за ходом его эволюции, невольно припоминаются времена далекой старины, когда для целей своей тайной пропаганды предпринимал постоянные путешествия раввин Акиба: он также в течение своих странствий закладывал зародыши и основывал организацию возмущения евреев против Рима, вспыхнувшего в царствование императора Адриана.
В большом количестве городов России, Румынии, Галиции и Польши общество «Бне Мойше» основало ложи, называвшиеся «Лишкот» («Lishkot»). Их разветвления были распространены и дальше, доходили до Парижа, Берлина, Англии, Варшавы и Палестины.
В 1897, после Базельского конгресса, общество «Бне Мойше» было якобы распущено и закрыто, уступив место другой организации, известной под названием «Бне Сион» и получившей от русского правительства легальное право существования (!). Эта новая организация была основана в Москве г. Усышкиным, учеником Ашера Гинцберга.
Организация «Бне Сион» сгруппировала в своем центре все различные ложи «Ховевей-Сиона» и «Бне Мойше» и сделалась могучим лагерем, стоявшим всегда в оппозиции по отношению к «политическому» сионизму «Бнай-Брит» Европы и Америки.
«Бне Мойше» и «Бне Сион» основали в Палестине несколько колоний, из которых самая значительная была «Рехебот».
Через посредство своих статей, появлявшихся в журнале «Хашилоах» («Hashiloah») и в других изданиях на древнееврейском языке, Ашер Гинцберг находился в постоянном соприкосновении со своим народом. Позже благодаря капиталу, предоставленному К. Высоцким, он основал издательское общество «Achiasseff». Были приняты все меры, чтобы в душе каждого еврея разбудить ясное сознание принадлежности его не к народу той страны, в которой он обитал, но к еврейской нации, составляющей отдельный народ, единственный, которому все евреи обязаны служить.
«Не может быть национализма без нации и не может быть нации без национального самосознания» — так говорит Ашер Гинцберг в своем «Пути Жизни».
К этому основному положению, утверждавшему, что реально существует еврейская нация, привилось учение о том, что еврейская нация есть сверхнация, народ, избранный Богом, вознесенный чрезвычайно высоко «над всеми другими нациями не политическим могуществом, но духовною силою своей».
«Народ, представляющий собой наиболее совершенный тип человечества, должен всегда оставаться в меньшинстве и никоим образом не может разделить свои предначертания с каким-либо другим народом.
Эта нация будет владычествовать над другими.
И эта нация есть Израиль, который среди других народов есть действительно высший тип человечества.
Израиль вернет идее Добра то значение, которое она имела раньше.
Добро применяется к сверхчеловеку или к сверхнации, которая имеет силу, чтобы распространить и дополнить свою жизнь и которая имеет волю стать господином Вселенной, не считаясь с тем, что это может стоить массам низших существ и низших народов, ни с бедствиями, которым они могут вследствие этого подвергнуться. Ибо один только сверхчеловек и одна только сверхнация есть цвет и цель человеческого рода; остальные были созданы только для того, чтобы служить этой цели, чтобы служить лестницей, по которой можно было бы подняться на заветную вершину» (Ашер Гинцберг. «Переоценка ценностей»).
Таковы мысли и теории, которыми с 1889 года вскармливались умы восточного иудейства и которые пропагандировались восточными сионистскими ложами.
Они заключают в себе учение ахад гаамизма>.
Блестяще раскрыв преступный, античеловеческий характер иудаизма и сионизма, Л. Фрай тем не менее не сумела найти убедительных доказательств авторства Сионских протоколов Ахад Гаама.
Появление многих новых исследований и материалов по вопросу о Сионских протоколах не позволяет сегодня говорить о том, что они были написаны на древнееврейском языке. Не подтверждаются другими данными и сведения Фрай о том, что Сионские протоколы были известны в Одессе еще в 1890 году. Скорее всего, речь идет о каком-то другом сходном с ними документе, например о знаменитой «Речи раввина».
Масонская ложа «Бней Моше» (Фрай называет ее «Бне-Мойше») имела отношение к созданию Сионских протоколов не больше, чем любая другая еврейская масонская ложа, существовавшая в рамках общей идеологии, которую проповедовали Сионские протоколы.
Тем не менее исследования Л. Фрай сыграли большую роль в правильной оценке значения Сионских протоколов и понимании человеконенавистнической идеологии их составителей. Недаром Гинцберг не осмелился подать на Фрай в суд, понимая, что громкое публичное разбирательство этого дела приведет к нежелательной огласке тайных планов вождей иудейско-талмудического миропорядка.

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>