<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

США конца 1950-х — начала 1960-х годов, особенно с уче­том длины морского побережья США.
Система управления ракеты включала в себя автопилот АП-70А с прецизионным автоматом курса и гировертика­лью, счетчик времени полета, а также барометрический вы­сотомер, который ограничивал минимальную высоту по­лета ракеты приблизительно 400 метрами. Правда, уже в 1959 г. начались опыты с ракетой П-5СН, оборудованной радиовысотомером РВ-5М. Но в серию пошли П-5 с баро­метрическим высотомером. Таким образом, после старта ракета не имела связи с подводной лодкой, как сейчас гово­рят: «Выстрелил и забыл».
При стрельбе на полную дальность расчетное круговое вероятное отклонение составляло 3000 м.
Боевая часть весом 800—1000 кг могла быть фугасной или специальной РДС-4 (такой же, как и на баллистической ракете Р-11ФМ). Первоначально тротиловый эквивалент спецзаряда был 200 кт, а затем 650 кт1.
Первый пуск макета П-5 без маршевого двигателя и автомата раскрыва крыла состоялся 12 марта 1957 г. в Фаус-тове на полигоне НИИ-2.
Первый этап летных испытаний П-5 проводился в Ба­лаклаве на плавучем стенде 4А с августа 1957 г. по март 1958 г. Ракеты запускались из контейнера СМ-49. Первый пуск 28 августа 1957 г. был неудачен, второй тоже, третий и четвертый пуски оказались успешными.
Проектирование опытной подводной лодки для испыта­ний П-5 началось по Постановлению Совмина № 1457-809 от 8 августа 1955 г. Для переделки предназначалась лодка С-146 проекта 613. Установка ракетного оружия была проведе­на за счет снятия с лодки запасных торпед, торпедопогру-зочного устройства и артиллерийского вооружения.
Первые два пуска ракет П-5 с подводной лодки С-146 были проведены в Белом море вблизи Северодвинска 22 и 29 ноября 1957 г. Всего с 28 августа 1957 г. до января 1959 г.

Хрущев С.Н. Никита Хрущев: кризисы и ракеты. М., Новости, 1994. С. 441.
был проведен 21 пуск П-5. Постановлением Совмина № 685-313 от 19 июня 1959 г. комплекс П-5 был принят на вооружение ВМФ.
Подводную лодку С-146 в мае-июне 1962 г. испытали на взрывостойкость. Выяснилось, что амортизация контей­нера недостаточна, и ее было рекомендовано усилить. После испытаний Главком ВМФ приказал восстановить лодку С-146 по проекту 613.
Напряженная международная обстановка заставляла спешить, и под комплекс П-5 начатось срочное переобору­дование торпедных подводных лодок проекта 613.
Технический проект 644 переоборудования подводных лодок проекта 613 для вооружения их ракетами П-5 был разработан ЦКБ-18 на основании постановления Совмина от 25 августа 1955 г. Разработкой системы управления стрельбой «Север-А644У» занималось НИИ-303 (главный конструктор С.Ф. Фармаковский).
Контейнеры для хранения и пуска ракет были спарены в одном блоке и устанавливались на палубе надстройки, в корму от ограждения рубки. Проектом было предусмотрено направление стрельбы ракетами не в нос, а в корму. Такое конструктивное решение имело определенные неудобства, поскольку подводная лодка должна была для стрельбы ра­кетами лечь на обратный курс, но оно было вынужденным, так как в условиях проекта 613 невозможно было располо­жить контейнеры с ракетами в нос от ограждения рубки.
При подготовке к старту контейнерный блок поднимал­ся на угол 15° при помощи гидроподъемника, действовав­шего от корабельной системы гидравлики. С обоих торцов каждый контейнер закрывался крышками, имевшими рези­новое уплотнение. Открытие и закрытие крышек осущест­влялось с помощью гидравлических приводов. В стартовом положении контейнеры удерживались гидравлическими стопорами. Крылатые ракеты хранились в контейнерах пол­ностью заправленными, с боевой частью и с пристыкован­ным стартовым агрегатом. От передвижения внутри кон­тейнера они удерживались устройством крепления по-по­ходному, управляемым дистанционно изнутри лодки, и с
. задним раскреплением, которое снималось автоматически при старте.
Использование ракетного комплекса П-5 на подводной лодке проекта 644 предусматривалось при волнении моря до 4—5 баалов, при скорости лодки до 15 узлов и скорости ветра любого направления до 10 м/с. Старт крылатых ракет из контейнеров осуществлялся поочередно. При старте одной ракеты вторая оставалась в контейнере с закрытыми крышками.
В апреле 1957 г. совместным решением Министерств ВМФ и судостроительной промышленности ЦКБ-112 было поручено разработать проект подводной лодки с четырь­мя ракетами П-5 в неподвижных контейнерах, установлен­ных наклонно к палубе, под углом, равным стартовому. ЦКБ-112 разработало проект 665 переделки подводных лодок из проекта 613.
Ракеты П-5 размещались в четырех стационарных кон­тейнерах, установленных симметрично диаметральной плоскости, с постоянным углом возвышения 14°, жестко скрепленным между собой и корпусом подводной лодки, контейнеры размещались в нос от прочной рубки в общем с ней ограждении. Стационарная установка контейнеров, исключавшая необходимость их подъема перед запуском крылатых ракет, по сравнению с подъемными, оказалась более надежной в действии, имела меньший вес, сокращала время подготовки к старту, упрощала устройства для подво­да кабелей и труб, обеспечивала более высокую точность ус­тановки контейнеров относительно корпуса подводной лодки. Ступенчатое взаиморасположение контейнеров, ре­ализованное впервые в практике подводного кораблестрое­ния, сокращало расстояние между ними, упрощало кон­струкцию погрузочных устройств и позволяло разместить контейнеры с меньшим возвышением над прочным корпу­сом.
Стрельба при надводном положении подводной лодки могла производиться одиночными ракетами и залпом по цели двумя или даже четырьмя ракетами при любых комби­нациях последовательности их выхода из контейнеров.
По проекту 665 было переделано шесть подводных лодок (С-61, С-64, С-142, С-152, С-155 и С-164).
Первыми дизельными подводными лодками, созданны­ми специально под крылатые ракеты, стали лодки проекта 651. Проектирование их началось по Постановлениям Со­вмина от 17 и 25 августа 1956 г. Технический проект 651 был утвержден в январе 1959 г.
Подводная лодка проекта 651 вооружалась крылатыми ракетами для стрельбы по площадям П-5 и противокора­бельными ракетами П-6 (речь о которых пойдет позже).
Контейнеры для ракет были сблокированы попарно и расположены один блок в нос и другой в корму от огражде­ния рубки. Для старта контейнеры поднимались на угол 15°. Подъем и стопорение контейнеров, открытие, закрытие и стопорение крышек контейнеров производились гидравли­ческими приводами.
Схема старта предусматривала аварийный сброс неис­правных крылатых ракет за борт с помощью стартовых дви­гателей ракет. Подводная лодка имела возможность погру­зиться на любом этапе подготовки ракет после закрытия крышек всех контейнеров или с открытыми крышками одного контейнера.
Стрельба ракетами могла производиться только в над­водном положении, при поднятых и застопоренных кон­тейнерах и открытых крышках, при скорости хода лодки до 8 узлов и состоянии моря до 4 баллов. В таких же условиях мог производиться сброс аварийной ракеты.
Определение пеленга на цель и дальности до цели для ракет П-6 производилось корабельной аппаратурой систе­мы «Аргумент» по данным, получаемым от средств разведки и от навигационных средств подводной лодки. Антенна системы «Аргумент» представляла собой практически плос­кую конструкцию площадью около 10 кв. м, с выступающей примерно на 1,5—2 м сферой, несущей излучатели. Эта ан­тенна размещалась в носовой части ограждения рубки на поворотной мачте. В нерабочем положении антенна не­сколькими последовательными операциями автоматически заводилась в ограждение рубки, а обтекатель, установлен­ный на той же мачте с задней стороны антенны, в этом слу­чае являлся лобовой частью ограждения рубки. Конструк­ция поворотного устройства антенны работала надежно и в дальнейшем была принята для последующих проектов под­водных лодок.
В контейнере могли помещаться как ракеты П-5, так и ракеты П-6. Но, как у нас всегда бывает, проблему создает мелочевка. П-5 и П-6 имели разные бортразъемы. Смена бортразъемов при переходе от П-6 к П-5 или наоборот за­нимала на лодке от 2 до 3 суток.
В 1966 г. крылатые ракеты П-5 были сняты с вооруже­ния подводных лодок проекта 651 и оставлены только раке­ты П-6. В связи с этим с лодок было снято оборудование, относящееся к ракетам комплекса П-5. (Рис. 39)


Рис. 39. Подводная лодка пр. 651 с поднятыми контейнерами ракет П-6.

По проекту 651 было построено 16 лодок. Головная К-24 была заложена 15 октября 1961 г. и передана флоту 31 ок­тября 1965 г., а последняя К-318, соответственно, 29 марта 1967 г. и 29 сентября 1968 г.
Первая атомная подводная лодка К-45, оснащенная шестью ракетами П-5, вошла в строй 28 июня 1961 г. Кон­тейнеры с ракетами размещались в надстройке по три на каждом борту. Всего таких подводных лодок (проект 659) построили пять. С августа 1965 г. по 1969 г. ракеты были сняты, а лодки переоборудованы в торпедные по проекту 659Т.
Наиболее совершенной подводной лодкой, созданной под ракеты типа П-5, была атомная подводная лодка проек­та 675, технический проект которой был закончен в сентяб­ре 1960 г. Головная подводная лодка К-166 вступила в со­став Северного флота 30 сентября 1963 г. В надстройке лодки было установлено восемь контейнеров, в которых размещались ракеты П-5 или П-6, а позднее эти лодки по­лучили ракеты П-500 «Базальт».
Еще до принятия на вооружение ракеты П-5 в ОКБ-52 начались работы по различным модернизациям этой раке­ты. Так, в 1959 г. был разработан эскизный проект ракеты П-5РГ с радиолокационной головкой самонаведения для стрельбы по надводным кораблям. В 1962 г. проводили лет­ные испытания ракет П-5 с противорадиолокационным по­крытием ХВ-10, некий прообраз «стелс».
Первая лодочная ракета имела и ряд недостатков: над­водный старт ракеты, малая точность стрельбы1 (что при стрельбе по площадям частично компенсировалось наличи­ем спецбоеприпаса), полет ракеты мог происходить только над ровной местностью (без гор и возвышенностей), име­лись также ограничения по направлению и скорости ветра.
Частично эти недостатки были устранены при модерни­зации ракеты П-5, проведенной в ОКБ-52 в 1958—1962 гг. В состав системы управления ракеты «Берег» (автопилот АП-70Д) был введен доплеровский измеритель пути и сноса ракеты в полете, что в значительной мере снизило ее зави­симость от метеорологических условий и позволило в 2—3 раза улучшить точность стрельбы. В состав бортовой аппа­ратуры управления был введен высокоточный радиовысо­томер РВ-5М, что позволило снизить высоту полета ракеты над морем до 250 метров.
Модернизированная ракета получила индекс П-5Д и прошла летные испытания с сентября 1959 г. по июль 1961 г

1 При стрельбе на максимальную дальность 80% ракет должны были попадать в круг радиусом 3 км, а остальные — вне его.
Первый пуск состоялся с наземного контейнера СМ-49 и был неудачен. Интересно, что семь пусков П-5Д было про­ведено с подвижной пусковой установки 2П30 от сухопут­ной ракеты С-5 (аналог П-5).
Постановлением Совмина от 2 марта 1962 г. комплекс П-5Д был принят на вооружение.
Для испытаний комплекса П-5Д подводная лодка С-162 проекта 644 была переоборудована в проект 644-Д. Пере­оборудование началось на заводе «Красное Сормово» в ав­густе 1960 г. и закончилось на достроечной базе в Северо­двинске в январе 1961 г. Государственные совместные ис­пытания комплекса П-5Д на С-162 в объеме 9 пусков проводились в октябре-декабре 1961 г., и по их результатам комплекс П-5Д был рекомендован к принятию на вооруже­ние.
Последней морской крылатой ракетой для стрельбы по площадям была П-7. Ракета предназначалась для пораже­ния «береговых и сосредоточенных морских целей».
Разработку П-7 вело ОКБ-52 согласно Постановлению Совмина от 19 июня 1959 г. Дальность стрельбы ракеты была увеличена до 1000 км, а высота полета снижена до 100 м. Система управления инерционная, помимо автопи­лота АП-71 была установлена доплеровская система изме­рения скорости и угла сноса «Парус». Ракета получила но­вый более экономичный маршевый турбореактивный дви­гатель, вес ракеты увеличился до 6,6 тонны. Пусковая установка П-7 была унифицирована с пусковой установкой для ракет П-5 и П-5Д.
Летно-конструкторские испытания П-7 проводились с апреля по июль 1962 г. в Балаклаве на стенде 4А. Первый пуск состоялся 21 апреля 1961 г. Ракета стартовала из кон­тейнера СМ-49 и, вследствие неисправностей, взорвалась в полете. Всего со стенда 4А было запушено 10 ракет.
Для проведения испытаний комплекса П-7 подводная лодка С-158 проекта 644 была переоборудована по проекту 644-7 таким образом, чтобы из нее можно было стрелять как ракетами П-7, так и ракетами П-5Д. Лодка получила уни­фицированную ПУС «Старт», вырабатывавшую данные для стрельбы П-7 и П-5Д.
Этап совместных летных испытаний ракет П-7 в объеме 11 пусков был проведен с октября 1962 г. по 1963 г. в Белом море на подводной лодке С-158. Испытания в целом про­шли успешно. Еще два успешных пуска были проведены в ходе контрольных испытаний в ноябре 1964 г. Всего до ав­густа 1965 г. на различных этапах испытаний было проведе­но 23 пуска ракет П-7.
Но по Постановлению Совмина от 2 августа 1965 г. все работы над П-7 прекратились. Были свернуты вообще все работы по морским крылатым ракетам, предназначенным для поражения наземных целей. Такое решение обосновы­валось успехами в развитии морских баллистических ракет.
17 августа 1956 г. вышло Постановление Совмина № 1149-592 о начале разработки первых противокорабель­ных крылатых ракет П-6 и П-35. Обе ракеты разрабатыва­лись в ОКБ-52 и мало отличались друг от друга. П-6 предна­значалась для подводных лодок, а П-35 — для надводных кораблей.
Полет обеих ракет проходил в режиме «большая высо­та — малая высота». Большая высота полета требовалась для обеспечения прямого радиолокационного контакта между подводной лодкой и ракетой вплоть до обнаружения целей радиолокационной ГСН ракеты. Далее радиолокационное изображение транслировалось на подводную лодку, где офицер-оператор производил селекцию целей (то есть вы­бирал наиболее важную цель, например авианосец в авиа­носном ордере). После чего с лодки подавалась команда на захват выбранной цели радиолокационным визирам раке­ты. На этом режим телеуправления заканчивался, и ракета снижалась на малую высоту, не теряя радиолокационного контакта с захваченной целью и осуществляя самонаведе­ние на нее по курсу. На конечном участке ракета пикирова­ла на цель, боевая часть при этом не отделялась.
Наряду с этим ракетами П-6 и П-35 можно было стре­лять и в автономном режиме без задействования линий те­леуправления и каналов трансляции изображения целей. В таком случае был возможен залп всех пусковых установок корабля.
Конструктивно ракета П-6 во многом была подобна П-5. Обе ракеты имели одинаковые аэродинамические схемы, стартовые ускорители и пусковые контейнеры. Стартовый вес ракеты был около 6 тонн, а вес боевой части 800—1000 кг. Длина ракеты составляла 10,2 м. Скорость по­лета — немного более скорости звука. Система управления «Антей» для ракет П-6 была разработана НИИ-49 Минсуд-прома. Ракета П-6 оснащалась фугасно-кумулятивной бое­вой частью 4Г-48, разработанной в НИИ-6, и специальной боевой частью.
Первый этап летных испытаний П-6 проходил на пло­щадке 4А под Балаклавой с 23 декабря 1959 г. по июль
1960 г. Всего произведено 5 пусков ракет без радиотехни-
ческой аппаратуры. В целом испытания прошли удачно.
Второй этап летных испытаний П-6 проходил с июля по декабрь 1960 г. на Северном полигоне в районе поселка Не-нокса в 30 км западнее Северодвинска на Двинской губе. Пуски производились из берегового неподвижного, а затем из качающегося контейнера. Всего сделано 6 пусков, ре­зультаты неудовлетворительны из-за отказов системы уп­равления «Антей».
После доработки системы управления до 6 декабря
1961 г. было сделано еще 7 пусков ракет П-6.
Первый этап совместных летных испытаний прошел с мая по декабрь 1962 г. в Неноксе с качающегося стенда. Из 13 пусков только 7 были полностью удачными.
С 22 по 25 июля 1962 г. на Северном флоте в районе Се­веродвинска проводилось мероприятие «Касатка», в ходе которого высшему руководству страны демонстрировались пуски корабельных ракет П-5Д, П-35 и П-6.
22 июля в Неноксе Н.С. Хрущеву показали пуск П-6 со стенда. В тот день стояла жара +30°С. Хрущев заявил В.Н. Челомею: «Погода у вас, как в Сочи, а вы еще жалуе­тесь на климат полигона». Челомею ничего не оставалось, как сказать: «Погода хорошая только ради вашего приезда».
Второй этап совместных летных испытаний П-6 прошел с июля по октябрь 1963 г. на подводной лодке проекта 675У. Всего сделано 5 пусков, из них в двух случаях отмечены прямые попадания в мишень, которая затонула.
Третий этап совместных летных испытаний прошел с октября по декабрь 1963 г. В ходе испытаний произведено 3 успешных пуска с дизельной подводной лодки проекта 651 и 9 пусков с атомной подводной лодки проекта 675, в 7 из которых были прямые попадания.
Постановлением Совмина от 23 июня 1964 г. комплекс П-6 был принят на вооружение подводных лодок проектов 651 и 675. К этому времени провели 46 пусков ракеты.
Ракета П-35 (4К44) имела несколько режимов полета на высотах от 400 м и почти до 7,5 км. В зависимости от режи­ма высоты менялись скорость полета и дальность (прибли­зительно от 100 до 300 км).
Первый пуск ракеты П-35 состоялся 21 октября 1959 г. Всего в ходе первого этапа летных испытаний с наземной пусковой установки с октября 1959 г. по март 1960 г. прове­дено 5 пусков без радиотехнической аппаратуры.
Пусковые установки для П-35 СМ-70, СМ-82 и СМЭ-142 проектировались ЦКБ-34 совместно с ЦНИИ 173 (приводы наведения), а изготавливались на заводе «Большевик». Задание на разработку штатной пусковой ус­тановки для крейсеров проекта 58 было выдано ЦКБ-34 в декабре 1956 г. Четырехконтейнерная ПУ СМ-82 пред­назначалась для наземных испытаний комплекса, а одно-контейнерная ПУ СМЭ-142 — для испытаний на опыто-вом судне ОС-15 (переоборудованный в 1959 г. сухогруз «Илеть»).
Испытания П-35 на ОС-15 проводились на Каспийском море на полигоне в районе Красноводска. Первый пуск со­стоялся 27 июля 1960 г. Первая серия из семи пусков дала неудовлетворительные результаты и потребовала доработки системы управления АПЛИ-1.
Последующие летные испытания с IV квартала 1962 г. на опытовом судне ОС-15 были более успешны. В районе Баку был проведен ряд пусков по мишеням: недостроенно­му лидеру эскадренных миноносцев «Киев» проекта 48 и танкеру «Низами». Одной ракеты, причем с инертной бое­вой частью (без взрывчатого вещества), оказалось достаточ­но для потопления лидера водоизмещением 2500 т. Ракета попала в левую скулу «Киева», вскрыла палубу, как кон­сервную банку, по длине около 50 м, далее ракета разруши­лась, а ее двигатель пробил днище, и через 3 минуты лидер затонул.
Параллельно с испытаниями П-35 шла постройка эс­минцев проекта 58. Первый корабль проекта 58 «Грозный» был заложен 23 февраля 1960 г. и спущен 26 марта 1961 т., в том же году на нем были смонтированы первые две счетве­ренные наводящиеся пусковые установки СМ-70. Угол го­ризонтального наведения установок составлял 120°, угол старта 25°. Боезапас на каждую установку составлял 8 ракет П-35, из которых непосредственно 4 находились в контей­нерах пусковой установки, а еще 4 — в погребе, рядом с ус­тановкой. Обычно одна из четырех ракет П-35 имела специ­альную боевую часть в 20 кт.
Швартовые испытания крейсера «Грозный» были нача­ты 1 марта 1962 г. при технической готовности корабля 87,3 %. 31 мая 1962 г. при технической готовности корабля 90,5 % были начаты заводские ходовые испытания, которые проводились в Финском заливе в районе Кронштадт — ост­ров Голганд.
С 27 июня по 6 июля 1962 г. «Грозный» совершил пере­ход из Балтийского в Белое море, проведя по пути ряд ис­пытаний.
В ходе испытаний в Белом море с крейсера было запу­щено 5 крылатых ракет П-35 на дальность порядка 200 км. Из них — две стрельбы тремя одиночными ракетами и одна стрельба двухракетным залпом, причем из пяти выпущен­ных ракет три имели прямое попадание в цель (по одной ра­кете в каждую стрельбу). Одной из ракет в Кандалакшском заливе был потоплен эсминец «Осмотрительный» проекта 30К (водоизмещение 3000 т), превращенный в мишень.
В ходе учений «Касатка» в июле 1962 г. с борта крейсера проекта 68бис «Адмирал Ушаков» Н.С. Хрущев наблюдал за стрельбами эсминца «Грозный». Воспользовавшись благо­приятным впечатлением, произведенным кораблем на вождя, командующий флотом Касатонов завел разговор о том, что подъем на ступеньку в корабельном табеле о рангах позволит улучшить положение служащих на корабле офи­церов. Каждый из них при этом получит право на присвое­ние очередного звания. Хрущев заулыбался — тут у него возражений не было. Так эсминцы проекта 58 стали крейсе­рами.
Уже на боевой службе 4 мая 1963 г. крейсер «Грозный» потопил ракетой П-35 самоходную мишень СМ-5 — быв­ший лидер эскадренных миноносцев «Ленинград» (водоиз­мещение 2700 т, длина 127,5 м, ширина 11,7 м, осадка 4,2 м).
Всего на заводе им. Жданова в Ленинграде было постро­ено четыре крейсера проекта 58 — «Грозный», «Адмирал Фокин», «Адмирал Головко» и «Варяг». Крейсер «Адмирал Головко» выведен из состава флота в конце 2002 г.
В 1964—1968 гг. на том же заводе было заложено четыре больших противолодочных корабля проекта 1134 («Адмирал Зозуля», «Владивосток», «Вице-адмирал Дрозд» и «Севасто­поль»). Корабли проекта 1134 были вооружены ракетами П-35, установленными в двух спаренных пусковых установ­ках КТ-35. Поворотного механизма пусковые установки не имели, и наведение их производилось поворотом корпуса корабля. По проекту предусматривалось размещение четы­рех запасных ракет в погребах на верхней палубе. Однако в ходе строительства кораблей от перезарядки ракет отказа­лись.
Кроме того, по Постановлению Совмина № 822-351 от 7 августа 1962 г. был проработан вариант установки П-35 на восемь кораблей проекта 57бис, с вооружения которых сни­мались ракеты КСЩ. Однако планировавшаяся замена КСЩ на П-35, зенитные управляемые ракеты (ЗУР) и сред­ства ПЛО оказалась нереальной, и от П-35 отказались в пользу двух последних.
Интересно, что П-35 могла использоваться и для стрель­бы по наземным целям, для чего нужно было только пере­вести бортовую систему управления «Блок» из режима «М» (морской) в режим «Б» (береговой). В этом случае ракета по команде с крейсера пикировала на цель под углом 80°.
Нанесение ударов по надводным кораблям на дистанци­ях, многократно превышающих дальность прямой радиоло­кационной видимости, потребовало создания системы раз­ведки и целеуказания для противокорабельных ракет. Такая система была сделана и состояла из бортового радиолока­ционного комплекса обнаружения надводных целей и аппа­ратуры трансляции радиолокационной информации, раз­мещенных на самолетах Ту-16РЦ, Ту-95РЦ (позднее на вер­толетах Ка-25РЦ) и на приемных пунктах на кораблях. В системе разведки и целеуказания, принятой на вооружение в 1965 г., впервые была осуществлена передача с самолета-разведчика на корабль-носитель противокорабельных ракет радиолокационного изображения района осмотра в реаль­ном масштабе времени.
Большая дальность полета Ту-95РЦ позволила вести разведку кораблей в море и выполнять задачи целеуказания на дальности до 7000 км.
16 августа 1960 г. вышло Постановление Совмина № 903-378 о разработке на базе комплекса П-35 противоко­рабельного комплекса береговой обороны «Редут». Ракета берегового комплекса получила индекс П-35Б. Минималь­ная дальность стрельбы ракеты П-35Б — 25 км, максималь­ная — 270 км. Высота полета маршевая — 400, 4000 или 7000 м. Высота полета на конечном участке — 100 м. Габа­риты и устройства ракеты почти не отличались от П-35.
Для комплекса «Редут» была создана подвижная пуско­вая установка СПУ-35 на четырехосном шасси автомобиля ЗИЛ-135К' (после перенесения производства шасси в Брянск — БАЗ-135МБ). Габариты пусковой установки: длина 13,5 м, ширина 2,86 м, высота 3,53 м. Вес установки с

1 Мощность двигателя 320 л.с. грузоподъемность 9 тонн, макси­мальная скорость 65 км/час, запас хода 1000 км.
ракетой 21 тонна. Скорость движения СПУ-35 по шоссе — до 40 км/час. Запас хода — 500 км. Экипаж СПУ-35 — 5 че­ловек. Время перехода из походного положения в боевое — около 1,5 часа. Пуск ракеты производился под углом 20°. Система управления комплекса — «Скала» (4Р43).
Батарея комплекса «Редут» имела в своем составе 8 пус­ковых установок и 8 транспортно-заряжающих машин. Итого 16 ракет.
Летные испытания ракеты П-35Б начались осенью 1963 г. После двух пусков выявилась неудовлетворительная работа двигателей КР-7-300 и бортовой аппаратуры, и даль­нейшие испытания перенесли на 1964 год. Постановлением Совмина № 631-202 от 11 августа 1966 г. комплекс «Редут» был принят на вооружение.
На Балтике 10-й отдельный береговой ракетный полк перевооружили комплексом «Редут» к 1 декабря 1972 г. и одновременно переименовали в 1216-й отдельный берего­вой ракетный дивизион. Но 1 ноября 1974 г. 1216-й ОБРД был переформирован в 844-й отдельный береговой ракет­ный полк.
На Северном флоте 501-й отдельный береговой ракет­ный полк, дислоцировавшийся на полуострове Рыбачий, был перевооружен ракетами «Редут» в 1971 — 1974 гг.
16 июля 1961 г. вышло Постановление Совмина о пере­вооружении береговых стационарных комплексов «Утес» с ракет «Сопка» на ракеты П-35Б.
В 1974 г. на базе комплекса П-35 началась разработка комплекса ЗМ44 «Прогресс». Основным изменением в ра­кете была новая бортовая система наведения с повышенны­ми помехозащищенностью и избирательностью. Для нее были разработаны новые агрегаты бортового электрообору­дования и стартовый агрегат, обеспечивающие лучшие экс­плуатационные характеристики. Повышена скрытность и неуязвимость ракеты при подходе к цели за счёт увеличения протяженности конечного участка траектории и снижения высоты полета на этом участке.
После государственных испытаний в 1976—1977 гг. ком­плекс «Прогресс» был рекомендован к принятию на воору­жение кораблей проектов 58 и 1134, а также береговых сис­тем «Редут» и «Утес». Официально же «Прогресс» был при­нят на вооружение в 1982 г. Производство ракет для берего­вых комплексов велось с 1982 по 1987 год.


Глава 2
КАК ХРУЩЕВ РЕАЛИЗОВЫВАЛ ИДЕЮ ЖЮЛЬ ВЕРНА

Дело было вечером, делать было нечего. Над красавицей виллой «Ореанда» сгущались сумерки. Никита Сергеевич задумчиво поглядел на лазурное море, а затем повернулся к стоящим полукругом адмиралам и представителям Минсуд-прома: «Товарищи, а почему бы нам не создать ракетоно­сец, который мог бы летать по воздуху, носиться со скорос­тью торпедного катера по волнам, а затем погружаться и становиться подводной лодкой?».
Мы никогда не узнаем, что подумали в этот миг кон­структоры и адмиралы. Наверное, кто-то вспомнил Жюль Верна, а кто-то — маму первого секретаря ЦК. Известно лишь одно, что никто не возражал. На дворе стоял 1961 год, и все помнили, что случилось с адмиралом Кузнецовым и маршалом Жуковым. Ну, а наиболее разумные товари­щи сразу стали напряженно соображать: а что с такой дури поиметь можно? Под сей проект, получивший название «Дельфин», слили в одно два конструкторских бюро — ЦКБ-19 и ЦКБ-5.
«Дельфин» оказался манной небесной для генерального конструктора ОКБ-52 В.Н. Челомея. В 1960 г. на вооруже­ние катеров-ракетоносцев была принята крылатая раке­та П-15, разработанная в КБ «Радуга» под руководством А.Я. Березняка. А Челомей с 1960 г. разрабатывал свою ка­терную ракету П-25.
Челомей пытался убедить судостроителей перевоору­жить катера проекта 205 с П-15 на П-25. Заказ был огромен, через два десятка лет П-15 стала самой распространен­ной противокорабельной ракетой в мире. У обеих ракет была одинаковая дальность — 40 км, но П-15 имела жидкое топливо и жесткое крыло, а П-25 — твердое топливо и скла­дывающееся в контейнере крыло. Тем не менее судострои­телям было невыгодно менять конструкцию строившихся сотнями катеров, и они дружно выступили против челоме-евской ракеты. А конструкторы П-15 начали проектирова­ние ракеты П-15У со складывающимся крылом. Поскольку на ракеты П-25 были затрачены огромные средства, закры­тие темы пахло скандалом. Спасти ситуацию мог только «Дельфин».
Дело упрощалось тем, что под началом у Челомея был молодой инженер Сергей Никитич Хрущев, который, кста­ти, и проживал вместе с отцом. Сергей, естественно, начал лоббировать «Дельфин».
Расчеты показали, что создание системы самолет — над­водный корабль — подводная лодка физически невозмож­но. С большим трудом судостроители убедили Никиту не использовать аппарат в качестве самолета. Хотите, чтоб ле­тал, так пусть летает не в воздухе, а по воде. Приделаем ему подводные крылья да еще и увеличим число ракет с двух до четырех. В конце концов, Хрущев согласился.
Рис. 40. Малый погружающийся ракетный корабль пр. 123!, вооруженный ракетами П-25.
Для чудища придумали даже классификацию — «малый погружающийся ракетный корабль» проекта 1231. (Рис. 40)
Было изобретено три варианта корабля: с двумя крылья­ми водоизмещением 450 т и скоростью надводного хода 42 узла и с одним носовым крылом соответственно 440 т и 38 узлов, а также бескрыльевой вариант (600 т и 33 узла). Наи­более приемлемым оказался вариант с одним носовым кры­лом. Несмотря на меньшую скорость хода, балансировка и управляемость в подводном положении были лучше, чем у более скоростного варианта с двумя крыльями.
В качестве двигателя надводного хода были приняты два агрегата М507, состоящего из двух дизелей М504 общей мощностью 24 тыс. л. с. Для надводного и подводного хода была принята двухвальная установка. Для быстрого всплы­тия корабля предусматривалась возможность продува цис­терн главного балласта выхлопными газами главных двига­телей. Со скоростью 38 уз. корабль мог пройти только 105 миль, а при движении экономическим ходом (сойдя с крыла) 14 уз. — 700 миль. Мореходность корабля была неве­лика — 4 балла.
Под водой корабль мог двигаться в двух положениях. Под шноркелем (РДП) со скоростью до 4 узлов с помощью вспомогательного дизеля М-50 мощностью 700 л. с. В этом случае дальность плавания составляла 200 миль. Под электродвигателем корабль мог двигаться также со скорос­тью 4 узла, дальность под электродвигателем 25 миль. Авто­номность в надводном положении составляла 5 суток, а в подводном — 2 суток.
Экипаж корабля состоял из двенадцати человек: пять офицеров, четыре мичмана и трое главных старшин. В над­стройке в отдельном прочном контейнере находился жилой отсек со спальными местами на 6 человек, камбузом и запа­сами воды и провизии. Жилой отсек предусматривалось также использовать для спасения личного состава из под­водного положения.
В качестве материала для наружного и прочного корпу­сов рассматривались различные алюминиевые сплавы и вы­сокопрочные стали, а для крыльев — титан и стать. Для корпуса окончательно выбрали сплав АМг-61, для кры­льев — титан. Прочный корпус корабля был рассчитан на выдерживание нагрузок при взрыве атомной бомбы поряд­ка 20 килотонн в радиусе около 2 км, а по ряду систем и оборудованию — 4 км.
Вооружение корабля состояло из четырех крылатых ракет П-25, расположенных в одиночных ненаводящихся, неамортизированных пусковых установках контейнерного типа, поставленных под постоянным углом наклона к гори­зонту, с дистанционным управлением с единого пульта, расположенного в центральном посту корабля. Пусковые установки находились вне прочного корпуса и были герме­тизированы на давление максимальной глубины погруже­ния.
Радиотехническое вооружение состояло из радиолока­ционной и гидроакустической станции. РЛС «Рангоут-1231», которая могла обнаруживать надводные корабли класса эсминец на дистанции 25—28 км. Гидроакустическая станция «Хариус» в подводном положении без хода могла обнаруживать противника на дистанции 60—120 км. При работе дизелей эффективность ГАС «Хариус» была равна нулю. Никаких средств самообороны против надводного или воздушного противника «Дельфин» не имел.
В соответствии с тактико-техническим заданием ко­рабль проекта 1231 предназначался для нанесения внезап­ных ракетных ударов по боевым кораблям и транспортам в узкостях, на подходах к военно-морским базам и портам противника. Предполагалось, что группа кораблей проекта 1231 должна была развертываться в заданном районе и дли­тельное время находиться в погруженном положении на по­зиции ожидания или сближаться с противником также в подводном положении.
Но гладко было на бумаге. Под водой «Дельфин» в луч­шем случае мог быть 2 суток, и то без хода. Рабочая глубина его погружения — 70 м (у лодок Первой мировой войны и то было больше). Корпус, сделанный из сплава АМг-61, в мор­ской воде был подвержен коррозии. Для выпуска ракет ко­раблю приходилось всплывать, при пуске густой дым силь­но демаскировал корабль, а после пуска он становился пол­ностью беззащитной дичью для катеров, самолетов и верто­летов противника.
А между тем корабль был весьма дорог: в 1962 г. судо­строители оценили его в 18,7 миллиона рублей. При дора­ботке и доделке его стоимость неизбежно возросла бы в 1,5—2 раза.
Но 16 октября 1964 г. страна была огорошена сообщени­ем ТАСС о снятии Хрущева со всех занимаемых постов. Ра­боты над «Дельфином» были немедленно прекращены. В этот же день Челомей вызвал директора завода В.Н. Бугай-ского: «Что нам делать с Сергеем?» Бугайский ответил: «Пусть работает. Вы многим обязаны Никите Сергеевичу». Но вскоре Сергей Никитич был уволен из ОКБ-52. Накры­лась и ракета П-25. Ущерб от работы по «Дельфину» и П-25 никто не подсчитывал. Больше к таким фантазиям никто не возвращался.
Тем не менее история создания ныряющего корабля будет интересна всем интересующимся историей техники, а также... киносценаристам. Согласитесь, малый ракетный катер на подводных крыльях, превращающийся в подвод­ную лодку, так и просится в «боевик», разумеется, если он будет плавать в архипелагах тропических островов, плюс мускулистые парни и загорелые красотки в «мини-бикини».
А теперь от ненаучной фантастики перейдем к сравни­тельно неплохой ракете П-25. Однако моряки отказались от нее, в общем, правильно — она была ненамного лучше П- 15У, так что перевооружать ракетные катера следовало на более совершенные изделия, что, кстати, и было сделано.
Работы над П-25 начались в ОКБ-52 по Постановлению Совмина № 926-386 от 26 августа 1960 г. Ракета имела твер­дотопливный маршевый двигатель и предназначалась для катеров проекта 205 взамен ракеты П-15. Маршевый двига­тель одношашечный, топливо марки ЛТС-16К, вес топли­ва — 1670 кг. Максимальная дальность стрельбы 40 км.
Ракета оснащалась фугасно-кумулятивной боевой час­тью 4Г-70, разработанной НИИ-6 ГКОТ. Ракета получила несекретный индекс 4К-70.
Производство ракет велось в 1961 — 1962 гг. на заводе
№ 642, но по Постановлению Совмина от 18 декабря 1962 г. было передано заводу им. Лавочкина.
Испытывать ракету П-25 решили на феодосийском полигоне «Песчаная Балка». Автономные испытания П-25 без головки самонаведения были начаты осенью 1962 г. Первоначально пуски производились с береговой пусковой установки контейнерного типа КТ-62Б в поселке Черно-морск.
Для корабельных испытаний П-25 был выделен экспе­риментальный катер проекта 205Э1. Катер имел носовое подводное крыло и управляемую транцевую плиту, с помо­щью которых он развивал скорость 50 уз. на тихой воде и до 36 уз. при волнении 5 баллов.
Пуски ракет П-25 начались с этапа «автономные ис­пытания». Первый пуск состоялся 16 октября 1962 г. Раке­та П-25 была запушена с береговой пусковой установки КТ-62Б. Головка самонаведения на ракете отсутствовала, да и вообще из всей бортовой аппаратуры имелись только автопилот и радиовысотомер. При старте ракеты произошел отказ ампульной батареи, в результате чего не запустился маршевый двигатель. Через 9,9 с после старта ракета упала в море, пролетев всего 1225 м.
Второй пуск 1 ноября 1962 г. произведен при тех же ус­ловиях. По плану ракета должна была пролететь 50 км за время 192—175 с. Задание было выполнено. По команде ог­раничителя курса и дальности (ОКД) ракета на 224-й секун­де перешла в пикирование с маршевой высоты 50 м и при­воднилась, пролетев 61,1 км.
Третий пуск 20 декабря произведен при тех же условиях. Запланированная активная дальность полета — 50 км, время полета — 172—175 с. Программа пуска выполнена. По программе ОКД ракета на 239-й секунде полета перешла в пикирование и приводнилась, пролетев 62,7 км.
Затем наступил перерыв в пусках, связанный с отъез-

1 По данным А.С. Павлова (Военные корабли СССР и России 1945—1995, Якутск, 1994), катер имел название Р-113.
дом специалистов в Москву «по делам» на новогодние ка­никулы.
13 результате четвертый пуск состоялся лишь 21 февраля 1963 г. при тех же условиях. Из-за отказа в работе радиовы­сотомера ракета приводнилась на 72-й секунде, пролетев
19.9 км.
В марте 1963 г. на полигон прибыл катер проекта 205Э с четырьмя пусковыми установками КТ-62К, а также были доставлены ракеты П-25 с радиолокационными ГСН.
28 мая был произведен первый пуск ракеты с катера проекта 205Э по мишени СМ пр. 1784, установленной на две бочки на дистанции 45 км. Ракета упала на 153,5-й се­кунде полета, не долетев до мишени 1350 м.
20 июня был произведен следующий пуск П-25 при тех же условиях. Но при пуске ракета отклонилась на 6° вправо из-за ошибки в угле горизонтального наведения установки, и радиолокационная ГСН не захватила мишень. Ракета пролетела 52,6 км и упала в море на 183,3-й секунде полета.
После этих шести пусков Челомей решил перейти к летно-конструкторским испытаниям. Однако в акте об окончании автономных испытаний разработчику бортовой аппаратуры КБ-1 было рекомендовано в самые краткие сроки доработать ее. По мнению же испытателей, конструк­ция П-25 была неудачной. Внешне она мало отличалась конструкцией фюзеляжа от ракет «Аметист» и «Малахит». Но аэродинамика ракеты была явно плохая, результатом чего стал неустойчивый полет. Угловая скорость рыскания составляла до 80 град./с, тогда как нормальным считалось не более 30 град./с. Радиолокационная головка самонаведе­ния включалась в поиск за 60 кабельтов (около 11 км) до цели и плохо работала по краям сектора поиска. Как писал Ю.С. Кузнецов, при такой аэродинамике ракеты бортовой аппаратуры для изменения курса ракеты хотя бы на 1 градус требовалось несколько километров пути, а в таком случае ракета цель просто проскакивала.
После испытаний П-25 в ОКБ-52 попытались хоть как-то изменить аэродинамику своего детища. В частности, были изменены контуры хвостовой части ракеты, но это не­намного улучшило ее аэродинамику. Таким образом, если на летно-конструкторских испытаниях и были успешные пуски, то это скорей заслуга команды катера, его команди­ра, который, согласно «Заданию на пуск», абсолютно точно знал координаты цели, самым аккуратным способом выво­дил катер в такую точку стрельбы, чтобы пеленг стрельбы был точно направлен на мишень, то есть ракета находилась в центре сектора канала. Если же этого не было и ракете надо было маневрировать для надежного захвата цели, то тут, как правило, был промах. Поэтому и были приостанов­лены эти испытания после завершения летно-конструктор-ских испытаний.
5 июля 1963 г. с катера проекта 205Э был произведен первый пуск П-25 по программе летно-конструкторских испытаний. Мишенью служило опытовое судно «Донец»1, расположенное на расстоянии 25 км от места пуска. Ракета пролетела над мишенью в 3 м выше розы уголкового отра­жателя и в 6 м вправо от центра мишени, но было зачтено прямое попадание.
Второй пуск по «Донцу», проведенный 26 сентября на дистанцию 25 км, был неудачен. Радиолокационная ГСН не захватила цель, и ракета по команде с земли была переведе­на в пике на дистанции 66,6 км.
При третьем пуске, 1 октября, при тех условиях ракета попала в уголковый отражатель «Донца», пролетев 25,6 км.
При четвертом пуске, 16 октября 1963 г., ракета была впервые оснащена тепловой ГСН. Мишень проекта 1784, оборудованная двумя тепловыми имитаторами типа «Цик­лон», была установлена на дистанции 25 км. Но тепловая ГСН дала сбой, и П-25 не долетела до мишени на полкило­метра.
Пятый пуск 18 мая 1964 г. проводился при тех же усло-

1 «Донец» — бывший германский тральщик М-60. построенный в 1917—1918 гг. Водоизмещение полное 880 т, длина 64,8 м, осадка 2,8 м. 27 января 1943 г. переклассифицирован в СКР и назван «Hille». 3 авгус­та 1946 г. прибыл в Севастополь и переименован в плавбазу «Донец». 20 октября 1958 г. исключен из состава ВМФ.
виях. ТГС захватила цель, и ракета попала в борт мишени в 2 м выше ватерлинии.
Шестой пуск был произведен 29 мая при тех же услови­ях, но по катеру пр. 183Ц, двигавшемуся со скоростью 39 уз. на дистанции 25 км от места старта. Ракета была оснащена РГС, которая захватила цель. Ракета пролетела в 3 м выше ватерлинии и в 14 м в сторону кормы от центра мишени, что было зачтено комиссией как прямое попадание в «приве­денную» цель.
Седьмой пуск состоялся 5 июня. Ракета была выпущена с катера проекта 205Э по катеру проекта 183Ц, идущему со скоростью 19,5 уз. на дистанцию 25 км. Ракета имела ТГС, которая захватила цель. Ракета пролетела в 5 м вправо от носового теплового имитатора и в 3 м выше его. Пуск был зачтен комиссией как прямое попадание в «приведенную» цель.
Восьмой пуск был проведен 11 июня. Ракета была выпу­шена с катера проекта 205Э по катеру проекта 183Ц, идуще­му со скоростью 35 уз. на дистанцию 11,8 км. Ракета имела РГС, которая вышла из строя. Ракета приводнилась в 170 м перед целью.
Девятый пуск состоялся 23 июня 1964 г. Ракета была вы­пущена с катера проекта 205Э по катеру проекта 183Ц, иду­щему со скоростью 29,5 уз. на дистанцию 10,2 км. Ракета была оснащена ТГС. Из-за отказа на стартовом участке ру­левой машинки руля высоты ракета приводнилась через 8 с после старта, пролетев 1100 м.
Десятый пуск произведен 31 августа. Стрельба велась с катера проекта 205Э по подвижной мишени проекта 183Ц с тепловым имитатором. Скорость мишени составляла 26 уз., заданная дальность стрельбы — 11,8 км. Ракета была осна­щена ТГС. Из-за отказа через 27 с рулевой машинки танга­жа ракета пролетела всего 7,1 км.
Одиннадцатый пуск проводился 2 ноября. Стрельба ве­лась с катера проекта 205Э по неподвижной мишени СМ пр. 1784 с двумя тепловыми имитаторами типа «Циклон». Заданная дальность стрельбы — 28 км, фактическая —
27,8 км. Ракета с ТГС. Достигнуто прямое попадание в но­совой тепловой имитатор на высоте 6 м от ватерлинии.
Двенадцатый пуск проведен 12 декабря 1964 г. Стрельба велась с катера проекта 205Э по неподвижной мишени СМ пр. 1784. Заданная дальность стрельбы — 11,8 км. Привод­нилась ракета через 33,5 с после старта из-за отказа в РГС на дальности 8,6 км.
Надо ли говорить, что при «царе Никите» в акте об ис­пытаниях было бы сказано: «после устранения следующих недостатков... приступить к государственным испытаниям ракеты П-25». Но уже прошел «ноябрьский» пленум, и на бурном совещании «в верхах» Челомей остался в одиночест­ве. Его никто не поддержал: ни смежники, ни разработчики носителя, ни военные.


Глава 3
«АМЕТИСТ» СТАРТУЕТ ИЗ-ПОД ВОДЫ

Подводная лодка, всплывшая для пуска крылатых ракет, практически мгновенно обнаруживалась РЛС и станови­лась легкой добычей авиации и надводных кораблей про­тивника. Кроме того, противник получал от 6 до 15 минут (время от начала всплытия подводной лодки до первого старта ПКР) для подготовки к перехвату ракеты. Поэтому пуск ракет из-под воды был давней мечтой подводников.
Первые серьезные опыты по пуску ракет из-под воды были проведены немцами в 1942—1944 гг. После войны на­работки германских ученых попали в НИИ-88 (деревня Подлипки, ныне г. Королев). На базе немецких материалов в 1947 г. там начались работы по подводному пуску ракет.
В середине 1949 г. работы по исследованию различ­ных способов старта с математическим моделированием и экспериментальными пусками моделей ракет различно­го масштаба были начаты в НИИ-4 ВМФ в Ленинграде. Эн­тузиастами этих работ стали сотрудники этого института
Н.П. Проконенко, Д.Д. Ткаченко, А.Г, Вызольмирский, А.С. Аводнин. Они не только на макетах прорабатывали различные аспекты создания и применения ракет с подвод­ным стартом, но старались и формулировать требования к этому новому виду оружия.
В 1949 г. к этим исследованиям с макетами ракет был подключен и Феодосийский ракетный полигон. Из НИИ-88 на полигон было доставлено около тысячи образцов так называемых подводных реактивных снарядов калибра 132 и 540 мм. Каждый такой снаряд был снабжен пороховым ра­кетным двигателем, обладал положительной плавучестью и имел внутри себя специальную камеру, куда перед пуском устанавливался специальный самописец, который во время пуска фиксировал параметры движения снаряда (курс, тан­гаж, крен) в водной и воздушной средах. Снаряды друг от друга отличались не только длиной и калибром, но и кон­фигурацией носовой части — от тупой до самой острой.
Для пусков ракет командование Черноморского флота выделило две подводные лодки: Б-32 (командир капитан 2 ранга Мельников) и С-73 (командир капитан 3 ранга На-уменко). На обеих лодках были демонтированы артилле­рийские орудия, а взамен установлены пусковые установки. С лодки С-73 проводились пуски ракет калибра 540 мм, а с Б-32 — калибра 132 мм. На всякий случай (дабы легче под­нять лодку) все стрельбы проводились в Судакской бухте ближе к мысу Меганом.
Результаты, полученные в ходе подводных пусков в Су-дакской бухте, были использованы при проектировании баллистических и крылатых ракет подводного старта.
1 апреля 1959 г. вышло Постановление Совмина .№ 363-170 о разработке первой в мире противокорабельной ракеты «Аметист» с подводным стартом. Головным разра­ботчиком назначили ОКБ-52 в поселке Реутово под Мос­квой.
Ракета «Аметист» проектировалась для двух режимов дальности стрельбы: 40—60 км при высоте полета 60 м и 80 км на больших высотах. Длина ракеты 8,2 м, диаметр корпуса 650 мм, стартовый вес 3,7 т.
«Аметист» была первой твердотопливной ракетой, раз­работанной в ОКБ-52. Замечу, что там ни до «Аметиста», ни после особых симпатий к твердотопливным крылатым ра­кетам не питали, предпочитая ракеты на жидком топливе.
Изюминкой «Аметиста» была уникальная двигательная установка, разработанная КБ-2 ГКАТ. Твердое топливо и обычная боевая часть были разработаны в НИИ-6 ГКОТ.
Полная длина ракеты составляла 8200 мм, диаметр кор­пуса 650 мм, вес 3,7 т. Под корпусом имелся гаргрот, благо­даря которому происходило соединение передних отсеков Ф-1 и Ф-2 с кормовым отсеком Ф-4. Дело в том, что отсек Ф-3, где располагался маршевый двигатель 293-П, был пол­ностью герметизирован. Через гаргрот подавался сжижен­ный воздух для охлаждения бортовой аппаратуры в ходе предстартовой подготовки ракеты.
Общий вес смесевого топлива марки ЛТС-2КМ состав­лял 1040 кг. Горючим в топливе был каучук, составлявший 77%, а окислителем — перхлорат аммония (23%).
Топливо помещалось в двух шашках, расположенных спереди и сзади от камеры горения. Обе шашки имели «бро­нирование», которое позволяло им гореть только с торца. Бронирование делалось из асбеста, пропитанного специ­альным клейким негорящим веществом. Время работы мар­шевого двигателя при дальности 40—60 км составляло около 3 минут. Длина маршевого двигателя 2500 мм. Двига­тель имел три сопла, расположенных под углом 120° по от­ношению друг к другу, высота их над корпусом составляла около 80 мм.
Стартовый агрегат состоял из четырех труб, собранных попарно в две отдельные конструкции (спарки) — левую и правую. Каждая труба была двухступенчатая и имела два двигателя — подводного и надводного хода. Кроме того, каждая спарка была снабжена так называемыми двигателя ми отброса. Вес каждой спарки составлял 550 кг.
Старт «Аметиста» производился с подводной лодки с глубины до 30 метров под углом 32° к горизонту из предва­рительно затопленного забортной водой контейнера, так называемый «мокрый старт». При этом скорость подводной лодки не должна была превышать 5,5 уз., а волнение моря — 5 баллов. Крылья ракеты автоматически раскрывались под водой сразу же после выхода из контейнера под действием пружинного автомата раскрыва крыла АРК-7 и напора воды.
Старт ракеты происходил под действием четырех двига­телей малой тяги подводной ступени (около 4,5 т). После выхода носа ракеты из воды на дистанции 1300 м срабаты­вали 4 двигателя воздушной ступени с общей тягой около 80 т, а еще через 0,15—0,2 с запускался маршевый двигатель. Время работы воздушной ступени составляло 1,5—2,1 с, в зависимости от температуры пороха, а далее, после падения давления газов, в трубах срабатывали пиропатроны двигате­ля отброса, и спарки отбрасывались в стороны и вниз. К этому времени включался маршевый двигатель.
Боевая часть 4Т-66 имелась двух типов: фугасно-куму-лятивного действия 4Г-66 весом около 500 кг и со специаль­ной боевой частью ТК-22.
На Феодосийском полигоне прошли первые три-четыре пуска «Аметистов» с аппаратурой специальной боевой части для проверки надежности и последовательности срабатыва­ния блокировок боевой части.
Система управления «Тор» была разработана НИИ-49 Минсудпрома, главный конструктор Н.Н. Свиридов. «Аме­тист» имел автономную бортовую систему управления, реа­лизованную по принципу «выстрелил и забыл». В состав системы управления входили автопилот, радиовысотомер, аналоговая вычислительная машина и радиолокационная головка самонаведения. Вычислительное устройство само выбирало цель из нескольких обнаруженных, основываясь на анализе энергетических характеристик отраженных от целей сигналов радиолокационной головки и геометричес­ких признаков расположения целей в полученной радиоло­кационной картине, например, место авианосца в авианос­ном ордере.
Пусковые установки для «Аметиста» были спроектиро­ваны ЦКБ-34.
В состав комплекса «Аметист» входила и гидроакусти­ческая станция, предназначенная для обнаружения целей. Станция работала в режиме эхопеленгования и шумопелен-гования. Первоначально в состав комплекса входила ГАС МГК-100 «Керчь», разработанная в ОКБ завода «Водтранс-прибор» под руководством М.М. Магида и принятая на во­оружение в 1967 г. Существенным недостатком ее была малая дальность обнаружения целей — от 1 до 20 км. Позже МГК-100 заменили на МГК-300 «Рубин», разработанную в ЦНИИ «Морфизприбор» под руководством Н.Н. Свиридо­ва. Новая ГАС была принята на вооружение в 1968 г. Она имела не только большую дальность обнаружения целей (от 1 до 60 км), но могла одновременно автоматически сопро­вождать не одну, а две цели.
Первый этап испытаний ракет «Аметист» состоял в от­работке подводного старта ракет, в ходе которой произво­дились так называемые бросковые пуски. Для таких пусков в ЦКБ-16 в 1959 г. спроектировали специальный погружае­мый стенд ПСА (погружаемый стенд «Аметист»), на кото­ром пусковые контейнеры ракет СМ-10 располагались под углом 32,5°. В 1960 г. стенд ПСА был изготовлен заводом № 444 в Николаеве. В июне 1961 г. ПСА был сдан судоремонт­ному полигону. Стенд базировался на Балаклаве, а пуски с него производились в бухте Мраморной у мыса Фиолент. Стрельбы обеспечивались кабельным судном КС-4, на ко­тором находился пост дистанционного управления стен­дом.
Первый пуск в Мраморной бухте состоялся 24 июня 1961 г. Фактически вместо ракеты «Аметист» (ее несекрет­ный индекс 4К-66) стреляли габаритно-весовым макетом (ГВМ). На нем из штатного оборудования имелся только стартовый агрегат. Испытания прошли успешно — ГВМ прошел по расчетной подводной траектории и нормально вышел из воды. Через два дня провели повторный пуск ГВМ и снова удачно.
После этого было решено перейти к пускам ракет, пол­ностью укомплектованных бортовой аппаратурой, за ис­
Рис. 41. Старт крылатой ракеты «Аметист» с погружающегося стенда ПСА.
ключением ГСН. Кроме того, маршевый двигатель был снабжен одной шашкой смесевого топлива вместо двух. Длительность горения этой шашки составляла всего 25 с. В апреле-мае 1962 г. со стенда ПСА было запущено 6 таких ракет, из них 4 пуска прошли успешно, а 2 — нет. (Рис. 41) Для испытания ракет «Аметист» в ЦКБ-16 в июле 1960 г. закончили технический проект 61 ЗА, по которому долж­ны были переделать штатные подводные лодки проекта 613. На лодки устанавливались две пусковые установки типа
СМ-107.
К переоборудованию лодки С-72 (командир — капи­тан 2 ранга Н.Б. Столяров) по проекту 613А приступили в 1961 г. на заводе № 444. Закончить переоборудование пла­нировалось в конце того же года, но из-за многочисленных изменений, вносимых ОКБ-52 и НИИ-49, заводские и хо­довые испытания были закончены в июне 1962 г. Во время ходовых испытаний подводная лодка перешла в Балаклаву.
(Рис. 42)
На проведение первого пуска «Аметиста» с подводной лодки в Мраморную бухту прибыло все начальство Черно­морского флота во главе с командующим СЕ. Чурсиным. Начался отсчет оперативного времени. До пуска оставалось 2 часа. С-72 маневрировала по Мраморной бухте в подвод­ном положении. Вдруг раздался телефонный звонок из штаба флота: «Пуску с лодки пока «дробь». Оказывается, вскоре должен был подъехать Сергей Никитич Хрущев.
Рис. 42. Подводная лодка С-72 пр. 613-А, оснащенная «сундучком» для подводных пусков ракет «Аметист».
Рассказывая это мне, Кузнецов считал его замом Чело-мея, а на самом деле Сергей никогда не занимал должности выше заместителя начальника отдела в ОКБ-52. Но держал­ся он как минимум первым замом главного конструктора. Вообще-то, работы по «Аметисту» курировал А.И. Эйдис — один из дюжины замов Челомея. Но он на пуск не приехал. Поэтому среди собравшихся в Мраморной бухте пошел слух, что Эйдиса сняли и заменили Сергеем.
Отсчет предстартового времени был прекращен, а все флотское начальство ринулось на КПП Балаклавского полигона встречать высокого гостя. КПП располагался на бугорке. И вот, не доезжая метров 70—80 до бугорка, в ни­зине, останавливаются две обкомовские «Волги». В первой машине открывается дверь, оттуда выскакивает амбал в штатском и услужливо открывает заднюю дверь, из которой вылезает молодой человек. На нем тенниска салатного цвета с короткими рукавами (их тогда называли «бобочка»), брюки кофейного цвета (тогда тоже были модные, китай­ские) и босоножки коричневого цвета на босу ногу. Как вспоминает Ю.С. Кузнецов: «Не знаю, откуда он прибыл на м. Фиолент, видимо, где-то отдыхал в санатории, но видок у него был весьма импозантный, больше он походил на рядо­вого работягу, выйдя из машины, Сергей сладко потянул­ся». Все начальство во главе с адмиралом Чурсиным рину­лось под горку пожать руку Сергею Никитичу.
Потом С.Н. Хрущев с сопровождавшим его руководст­вом из Крымского обкома проследовал на смотровую пло­щадку в Мраморную бухту. Оглядев бухту, Сергей изрек: «Ну что, сей полудрагоценный камень втиснется в нашу драгоценную корону?» Полудрагоценный камень — это, понятно, «Аметист», а корона — это крылатые ракеты П-5, П-6 и П-35, испытывавшиеся на Севере, в Неноксе, где дела шли в целом неважно.
Пуск «Аметиста» с С-72 прошел нормально. Не побла­годарив руководство полигона за отлично проведенную ра­боту, Сергеи важно сказал: «Разрешаю делать второй пуск» — и убыл в неизвестном направлении. Между тем программа пусков была рассчитана до мелочей заранее, и время второю пуска никак не зависело от результатов пер­вого.
Второй пуск в том же июле 1962 г. прошел удачно. В обоих пусках ракеты 4К-66 имели ту же комплектацию, что и в предыдущие 6 пусков со стенда ПСА. На этом экспери­ментальные испытания закончились, и дальнейшие работы по «Аметистам» были перенесены на полигон «Песчаная Балка».
Летно-конструкторские испытания ракет «Аметист» проводились на «Песчаной Балке» с декабря 1962 г. по де­кабрь 1964 г. в объеме 15 пусков (с 12 декабря 1962 г. по 15 декабря 1964 г.). Из них три пуска было по подвижной мишени КЦ-183Ц, шедшей со скоростью около 30 уз., и 4 пуска по групповой цели. Группу целей составляли ми­шень пр. 1784, БКЩ пр. 436бис и тот же катер-цель КП-1831Д. Дальность стрельбы — до 70 км.
Первые стрельбы, произведенные подводной лодкой С-72, оказались неудачными. 23 марта 1963 г. комиссия Со­вмина по военно-промышленным вопросам решила про­вести переоборудование лодки С-72 из проекта 61 ЗА в про­ект 61 ЗАД. В результате в декабре 1963 г. лодка была отозва­на из «Песчаной Балки» в Николаев на завод № 444.
Основные отличия проекта 61 ЗАД от проекта 61 ЗА за­ключались в изменении приборной части и систем ком­плекса «Аметист» как в самой ракете, так и на подводной лодке. Например, на лодке проекта 61 ЗАД впервые устано­вили комплекс электроразъема «Амур» многоразового дей ствия, обеспечивавший дистанционную стыковку, провер­ки и подводный старт ракеты «Аметист», находившейся в пусковом контейнере. На проекте 61 ЗА все эти операции производились вручную. Внесенные изменения позволяли проводить пуски «Аметистов» на предельную дальность с необходимой точностью попадания в цель.
В течение шести месяцев завод выполнил работы по проекту 61 ЗАД, провел швартовые и ходовые испытания до­оборудованной подводной лодки и сдал ее ВМФ 9 июля
1964 г.
А пока С-72 стояла в Николаеве, пуски шли с береговой установки КТ-64Б в поселке Черноморск. Так, девятый пуск состоялся 11 марта 1964 г. с КТ-64Б. Из-за выхода из строя автопилота ракета пролетела всего 12 с и упала в воду с работающим двигателем на расстоянии 1800 м от пуско­вой установки. Найти ракету, уплывшую в море с работаю­щим двигателем, весьма проблематично. Но на всякий слу­чай послали водолазный бот для поисков совершенно сек­ретного изделия. Понятно, что водолазы так ничего и не нашли.
Эта история имела продолжение через 19 (!) лет. Осенью 1983 г. на полигон позвонили керченские рыбаки и заявили, что поймали «очень большую рыбу». Через несколько часов в Керчь с полигона приехали грузовик и подъемный кран. «Рыба» оказалась той самой ракетой «Аметист» № 03.05, ко­торая из-за сбоя автопилота утонула 11 марта 1964 г. А вы­ловили ее рыбаки в 16—17 км от места падения.
Осмотр ракеты показал, что у нее был разбит только го­ловной кок и залит водой головной отсек Ф-1. Остальные отсеки сохранили абсолютную герметичность, даже смазка сохранилась. Выгорело все топливо маршевого двигателя и разрядилась аккумуляторная батарея. Ракета была разобра­на и отправлена в Реутово. Руководство ОКБ-52 могло лиш­ний раз похвастаться своим изделием.
Из-за неудачи испытания были прерваны до июля 1964 г. Последующие 6 пусков прошли с переоборудован­ной подводной лодки С-72. В качестве примера рассмотрим следующие пуски ракет «Аметист».
12-й пуск проведен 1 сентября 1964 г. по мишени СМ пр. 1784 на дальность 60 км. Радиолокационная ГСН «Конус» не сумела захватить цель, и ракета взорвалась на 243-й секунде полета, пролетев 68,2 км. Скорость лодки в момент пуска составляла 3,24 уз., а глубина — 27 м.
13-й пуск прошел 16 октября 1964 г. Условия пуска те же: дальность 60 км, мишень пр. 1784. Ракета попала в сеть мишени на высоте 6,5 м от палубы у мачты № 4 и проделала дыру в сети размером 3,75 м в ширину и 2,25 м в высоту. Приводнение ракеты произошло в 260 м за мишенью на 226-й секунде полета. В момент пуска лодка двигалась со скоростью 4,68 уз. на глубине 27,5 м.
С марта 1965 г. по сентябрь 1966 г. проходил третий этап испытаний «Аметиста», в ходе которого было выполнено 13 пусков, из них 4 — неудачных. Стрельбы С-72 обеспечива­ло спасательное судно СС-13 (командир капитан 3 ранга
О.Н. Крот).
Результаты стрельб в марте 1963 г. — сентябре 1966 г.

№ № Дата Ми- Ско- Глу- Факти- Высота в
п/п ракеты пуска шень рость бина ческая дыры корму
ПЛ,уз. старта, м даль­ность стрель­бы, км в сети над палу­бой, м ( + )в нос (-)
1 2 3 4 5 6 7 8 9
1 0410 23.03.65 СМ пр.
1784 3,1 29,5 62 10,5 -2,5
2 0411 23.04.65 СМ, БКЩ, 183Ц 4,95 32,2 19,6
3 0413 15.06.65 СМ. БКЩ, 183Ц 4,83 30,0 3,6
4 0412 14.07.65 СМ пр. 1784 5,1 30,0 12,2 4.7 +4,5
5 0409 24.07.65 СМ,
БКЩ,
183Ц 5,1 30,0 60,8 7,0 + 15,5
6 0415 6.08.65 СМ, 5,2 30,2 61,3 7,5 +2,5

БКЩ, 183Ц
7 0414 10.09.65 183Ц
(30уз.) 5,1 30,0 61,9 —
8 0416 17.09.65 183Ц
(30уз.) 3,6 30,0 52,0 1,5 +2,0
9 0419 20.10.65 18311
(30уз.) 3,3 30,0 11,0 9,5 в угол­ковый отража­тель
10 0418 19.11.65 СМ пр. 1784 5,3 32,0 37,3 —
11 505 20.08.66 СМ пр. 1784 4,5 28,3 70,5 4.0 в угол­ковый отража­тель
Таблица 4


1 2 3 4 5 6 7 8 9
12 504 19.09.66 СМ пр. 1784 4,3 27,0 22,2 Попа­дание в буй С-4 и его потоп­ление
13 0417 23.09.66 CM пр.
1784 4,2 27,5 70,0 7,0 +3

2-й, 3-й, 7-й и 10-й пуски оказались неудачными. При­чинами этого были: 2-й пуск — выход из строя бортовой системы управления (преобразователей); 3-й пуск — выход из строя ампульной батареи; 7-й и 10-й пуски — отказала РГС «Конус».
При стрельбе по групповой цели ракеты попадали в самую большую мишень — СМ пр. 1784 (пуски № 5 и № 6). В пуске № 9 проводилась стрельба на минимальную даль­ность. Максимальная дальность, достигнутая при стрельбах на полигоне «Песчаная Балка», составляла 70,5 км. Даль­ность стрельбы 80 км была достигнута при последующих стрельбах на Севере.
В 1965—1966 гг. РГС «Конус» подверглась серьезной до­работке по повышению помехозащищенности. Для провер­ки модернизированных РГС проводились облеты головок на самолете-лаборатории Ил-18 в Феодосийском заливе. Всего сделали 40 облетов кораблей разных классов, которые ставили помехи.
19 сентября 1966 г. в ходе пуска № 12 должна была ис-пытываться доработанная РГС «Конус» стрельбой по ми­шени СМ пр. 1784 при дальности 60 км. Пуск был намечен на раннее утро, поэтому корабли охраны района испытаний вышли накануне в ночь, чтобы занять свои места и не до­пустить в район посторонние суда. Но не повезло с самого начала. Часов в 8 утра в район ворвался болгарский сухо­груз, шедший из Болгарии в Новороссийск. Из практики известно, что капитаны болгарских судов самые наглые и ни в какую никогда не хотят уступить. Так случилось и на этот раз. Сухогруз следовал по директрисе стрельбы и никак не реагировал на сигналы, подаваемые с кораблей охраны с требованием выйти за границы района.
В результате пуск № 12 был задержан, и надолго. Узнав о задержке, командир С-72 Н.Б. Столяров и командир обес­печивавшего пуск судна СС-13 О.Н. Крот решили заняться своими корабельными делами. Они маневрировали. Лодка несколько раз делала погружения. Во второй половине дня болгарин, наконец, вышел за пределы запретного района. С-73 и СС-13 заняли свои места для пуска. Но перед этим командиры столько маневрировали, что командир спасате­ля совершенно забыл, работы по какой теме он обеспечива­ет. Кончилось все это тем, что, когда настал момент пуска, лодка оказалась не на 250—300 м от спасателя, как было за­ранее предусмотрено, а всего в 5—6 м от правого борта.
Десятки специалистов и просто любопытных располо­жились по правому борту спасателя, чтобы наблюдать выход ракеты из воды. И вот ракета взлетела из-под самого борта СС-13, оглушив всех ревом двигателя и обдав публику водой и горячим дымом. Люди со страху бросились на палу­бу. Позже многим, особенно женскому персоналу., при­шлось оказывать медицинскую помощь. Командир спасате­ля часа два нес какую-то чепуху и не мог объяснить, как это он так доманеврировался.
Но приключения на этом не кончились. РГС «Конус» захватила какую-то цель, и ракета поразила ее, пролетев, не как положено, 60 км, а всего 22,2 км. Начальство ударилось в панику: «Кого утопили? Рыбаков? А не дай бог какой-ни­будь экскурсионный теплоход?» Но в последующие дни ни одна организация не жаловалась на потопление судов. На месте падения ракеты не было найдено никаких обломков и других следов гибели какого-либо плавсредства. Ровно не­делю начальство полигона находилось в «подвешенном» со­стоянии.
Но вот на восьмые сутки офицеры с радиолокационно-гидроакустического полигона стали неофициально наво­дить справки у приятелей с «Песчаной Балки»: «Вы ходили последними в море, не видели ли там мощный гидроакусти­ческий буй С-4?» Слово за слово, и все выяснилось. Некий капитан 2 ранга Кельбельханов, готовясь к написанию кан­дидатской диссертации по проблемам гидроакустики, полу­подпольным путем изготовил на Феодосийском судоре­монтном заводе 6 мощных гидроакустических буев и уста­новил их в море в надводном положении. Один из буев и оказался на трассе стрельбы. Тут-то и утопил его «Аметист».
Понятно, что «фитилей» руководство «Песчаной Балки» за этот эпизод не получило. Мало того, в ходе недельной нервотрепки забыли про «маневры», и СС-13, и его коман­дир тоже остались без взысканий.
Последний пуск в ходе летно-конструкторских испыта­ний состоялся 23 сентября 1966 г., после чего испытания «Аметиста» были перенесены с Черноморского флота на Север.
Ракеты «Аметист» получили подводные лодки проектов 661 и 670. Проектирование лодок проекта 661 началось раньше, чем проекта 670, но первые лодки «Аметистов» проводились с проекта 670. Поэтому именно с этого проек­та я начну рассказ об испытаниях 4К-66 на атомных подвод­ных лодках.
Проектирование атомной подводной лодки проекта 670 началось в 1958 г. в ЦКБ-112 (впоследствии ЦКБ «Лазу­рит»). Основным вооружением лодки должен был стать один огромный 1550-мм торпедный аппарат. 1550-мм тор­педа должна была оснащаться термоядерным зарядом. Вес ее боевой части должен быть 3,5—4,0 т, а вес всей торпеды 40 т. Длина торпеды около 24 м. Большая часть ее веса при­ходилась на аккумуляторную батарею, обеспечивавшую торпеде скорость хода 29 узлов и дальность до 30 км.
Проект неоднократно менялся, и лишь 9 мая 1960 г. ми­нистр обороны Р.Я. Малиновский подписал тактико-техни­ческое задание на проектирование лодки проекта 670 (шифр «Скат») с ракетным комплексом «Аметист». (Рис.
43)
Это была первая в мире серийная подводная лодка, во­оруженная противокорабельными ракетами подводного
Рис. 43. Подводная лодка пр. 670 — носитель ПКР «Аметист».
старта. Надводное водоизмещение лодки составляло 3574 г, а подводное — 4560 т. Максимальная скорость надводного хода 12 уз., а подводного — 26 уз. «Скаты» были единствен­ными атомными лодками 2-го поколения, имевшими пре­дельную глубину погружения 300 м.
Все наружные поверхности корпуса, надстройка и ог­раждение рубки, а также наружная поверхность прочного корпуса имели резиновое противогидролокационное по­крытие. Прочный корпус был разделен водонепроницаемы ми перегородками на 7 отсеков. На большей части длины он имел круговые или близкие к круговым поперечные сече­ния, а в носовой части, на длине 21 м, был выполнен в виде двойной вертикальной восьмерки, что позволяло компакт­но расположить в межбортном пространстве под углом 32,5° к основной плоскости 8 пусковых установок СМ-97А для ракет «Аметист». (Рис. 44)
Кроме «Аметистов», подводная лодка проекта 670 была вооружена четырьмя 533-мм торпедными аппаратами с за­пасом в 14 торпед. Целеуказание для «Аметиста» выдавал
гидроакустический комплекс (ГАК) «Керчь-670»1. Позже на части лодок в ходе модернизации «Керчь-670» заменили на ГАК «Рубикон».
Головная лодка проекта 670 К-43 (заводской № 701) была заложена 9 мая 1964 г. в г. Горьком на заводе «Красное Сормово» и спущена на воду 2 августа 1966 г. Затем К-43 в специальном доке по внутренним водным путям (по Волге, Мариинской водной системе и Беломорско-Балтийскому каналу) была доставлена в Северодвинск для достройки.
В октябре-ноябре 1967 г. с К-43 (командир капитан 1 ранга В. Савицкий) в Белом море провели 10 пусков ракет «Аметист», из которых 2 одиночных, 2 двухракетных залпа и один четырехракетный залп. В одном залпе лодка могла за­пускать не более четырех ракет, следующий залп мог после­довать не ранее чем через 3 минуты.
1 «Керчь-670» — комплекс «Керчь», предназначенный для под­водных лодок пр. 670.
Рис. 44. Пусковые установки ПКР «Аметист» на подводной лодке пр. 670.
6 ноября 1967 г. одновременно были подписаны два акта — акт о приемке комплекса «Аметист» на вооружение и акт о вводе в строй головной атомной подводной лодки проекта 670 К-43. Вслед за головной лодкой в строй вошли еще 10 атомоходов проекта 670 с ракетными комплексами «Аметист».
Формально комплекс «Аметист» был принят на воору­жение ВМФ Постановлением Совмина от 3 июня 1968 г. В ВМФ ракета «Аметист» получила секретный индекс П-70 и несекретный — 4К66. Ко времени принятия на вооружение было произведено 50 пусков ракет «Аметист». (Рис. 45)
А теперь мы перейдем к уникальной подводной лодке проекта 661, которая должна была первой получить ком­плекс «Аметист». 28 августа 1956 г. вышло Постановление Совмина «О создании новой скоростной подводной лодки, энергетических установок новых типов и развитии научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок». Согласно этому Постановле­нию в ближайшие 5—6 лет требовалось выполнить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, на­правленные на решение следующих задач:
— увеличение вдвое скорости атомных подводных лодок;
увеличение глубины погружения подводных лодок в 1,5 раза;
создание атомных энергетических установок новых типов небольших размеров с уменьшенной в 1,5—2 раза суммарной удельной массой реакторной и турбинной уста­новок;
создание тепловыделяющих элементов новых типов с удлиненным сроком службы при работе реактора с полной нагрузкой;
создание новых комплексов оружия — малогабарит­ного и дальнобойного — для скоростных подводных лодок, вооруженных баллистическими и крылатыми ракетами, с возможным стартом из-под воды;
создание дальноходных скоростных двухплоскостных самонаводящихся торпед с возможным использованием их на увеличенной вдвое глубине;

ЪсгаШ отсекав'Orcee&S ОтскНа ; ОтсекФг Отсе*#е Отсек41» Кок
<р Отсек ti ® ©
Pjud спереди
Рис. 45. ПКР (П-70) комплекса «Аметист»
/$00 /»»
9'cj' о Sua ie обозначения-ф Датчик бы хода ракемы ui фЛыт пеаВои верхней нопройлрющейпч
(г СоллоВме блоки маршевого д&игогчелп фМм&ы.' imtoi нишнеи нотк&ляющейЛ}
s Центроплан фХонсо*.! крыла
И> tJStrZweM ombpoco л,
hfat-jtmpc- & icm -05м
спврки cihnpmoBoio агрегата ?).',€§0Я I: npOoOfi CftQptw стартового 0гре2$*с '
@- элехтраЕортрапеч @ -ХхоЬнои иА/ходн*ь гнН'морсте-i
G$LkL/u 0$hOL> 'r/pOoOi
ijl Споро* Стартового
агрегате, ,щ Cf^jne^-: сA
" Л
— создание гидроакустической и навигационной аппа­ратуры, приборов и автоматики, обеспечивающих управля­емость и боевое использование подводных лодок новых типов на полных скоростях.

Для комплексного решения этих задач руководство по­требовало начать в 1958 г. проектирование опытной подвод­ной лодки проекта 661, способной развивать скорость под­водного хода более 30 уз. и погружаться в 1,5 раза глубже. Головным исполнителем по созданию (проектированию, постройке и отработке) этой лодки назначили ЦКБ-16 и судостроительный завод № 402 (главный конструктор Н.Н. Исанин). (Рис. 46)
Рис. 46. Схема стрельбы крылатыми ракетами «Аметист» с подводной лодки пр. 661 по авианосному соединению вероятного противника..
Атомная подводная лодка проекта 661 была заложена 28 декабря 1963 г. на заводе № 402 (Севмашпредприятие) в Северодвинске. При закладке лодка получила название К-18 и стапельный № 501, но 27 января 1965 г. ее переимено­вали в К-162, а 15 января 1978 г. — в К-222.
Надводное водоизмещение лодки составляло 5197 т, а подводное — 6960 т. Длина лодки 106,9 м, ширина наружно­го корпуса 11,5 м, осадка 8 м. По проекту скорость надвод­ного хода 23 уз., а подводного — 38 уз. Автономность 70 суток. Предельная глубина погружения 400 м.
В районе 1-го, 2-го и 3-го отсеков между легким проч­ным корпусом размещалось по 5 пусковых установок СМ-97. Длина контейнера СМ-97 9400 мм, наружный диаметр 1500 мм, внутренний — 1300 мм. Контейнеры наклонены к горизонту под углом 32,5°. Обнаружение целей для крыла­тых ракет производилось с помощью ГАК «Рубин». (Рис.
47)


Рис. 47. Размещение ракетного комплекса «Аметист» на подводной лодке пр. 661.

В 1-м отсеке размещались четыре 533-мм торпедных ап­парата (боезапас 12 торпед), позволявших производить бес­пузырную стрельбу с глубины погружения до 200 м, устрой­ство быстрого заряжания со стеллажами для запасных тор­пед.
21 декабря 1968 г. подводная лодка К-162 была спущена на воду (выведена из дока). 13 декабря 1969 г. на лодке был поднят флаг, и она вышла в Белое море на заводские и госу­дарственные испытания. 17 декабря лодка дала 42-узловой подводный ход, а через два дня ее предъявили на Государст­венные испытания.
Один из участников испытаний, контр-адмирал Н.Г. Мормуль, позднее вспоминал: «Испытание, тем более под водой, как поведет себя на глубине стометровый снаряд весом в 6000 т, несущийся со скоростью 77 км в час. Тем более что глубина нашего полигона не превышала 200 м. Наверху — лед, внизу — грунт. Малейшая ошибка в управ­лении горизонтальными рулями или отказ авторулевого — и через 21 секунду нос атомохода врезается либо в лед, либо в ил. Погрузились. Выбрали, разумеется, среднюю глубину — 100 м. Дали ход. По мере увеличения оборотов все ощутили, что лодка движется с ускорением. Это было очень непривы­чно. Ведь обычно движение под водой замечаешь разве что по показаниям лага. А тут, как в электричке, — всех назад повело. Дальше, как говорится, больше. Мы услышали шум обтекающей лодку воды. Он нарастал вместе со скоростью корабля, и, когда мы перевалили за 35 узлов, в ушах уже стоял гул самолета. Наконец вышли на рекордную ско­рость — сорокадвухузловую скорость! Еще ни один обитае­мый подводный корабль не разрезал морскую толщу столь стремительно. В центральном посту стоял уже не гул само­лета, а грохот дизельного отсека. Мы не сводили глаз с двух приборов — лага и глубиномера. Автомат, слава богу, дер­жал «златосрединную» стометровую глубину. Но вот подо­шли к первой поворотной точке. Авторулевой переложил вертикальный руль всего на три градуса, а палуба под нога­ми накренилась так, что мы чуть не посыпались на правый борт. Схватились кто за что, лишь бы удержаться на ногах. Это был не крен поворота, это был самый настоящий авиа­ционный вираж. Наверное, только летчики могут предста­вить всю опасность слепого полета на сверхмалой высоте. В случае крайней необходимости на него отваживались на считаные минуты. Мы же шли в таком режиме двенадцать часов! А ведь запас безопасности нашей глубины не превы­шал длины самой лодки»1.

1 Дергачев Ф.Н. «Первая в мире титановая высокоскоростная подводная лодка проекта 661». «Гангут», выпуск 14. С. 73—74.
За время 12-часового хода лодки со скоростью 42 уз. во время циркуляции сорвало входную дверь, обтекатели вход­ных люков и аварийно-сигнального буя в надстройке и не­сколько планок из решеток на входных трассах главных тур-боциркуляционных насосов. Несколько этих планок, по­павших в насосы, были перемолоты на отдельные куски, что создавало дополнительный вибрационный шум.
31 декабря 1969 г. был подписан акт о передаче подвод­ной лодки К-162 в опытную эксплуатацию. Опытная экс­плуатация велась с января 1970 г. по декабрь 1971 г. За это время лодка находилась в море 179 суток, прошла 39 083 мили, из них в подводном положении 31 410 миль, совер­шила 655 погружений на глубины до 300 м включительно. Было произведено несколько пусков ракет «Аметист». Лодка установила мировой рекорд скорости в подводном положении — 44,7 уз., не перекрытый до настоящего вре­мени.
С 25 сентября по 4 декабря 1971 г. подводная лодка К-162 совершила полностью автономный поход в тропичес­кие широты Атлантического океана. Командир дивизиона К-162 капитан 2 ранга К.И. Поляков вспоминал об этом по­ходе: «Осенью 1971 года ударный авианосец США «Сарато-га» следовал в свою базу после боевой службы в Средизем­ном море. И следовал не один — «на хвосте» у него неот­ступно висела неведомая подводная лодка. И как авианосец ни выжимал максимум мощности из своих машин, давая скорость хода около 30 узлов, неизвестная лодка не только не отставала, но даже время от времени, как бы играючи, опережала быстроходный авианосец. Ситуация казалась по­просту невероятной и даже мистической, ибо ни одна под­водная лодка всех известных флотов не могла развить такую большую скорость»1.
Большим недостатком подводной лодки К-162 был шум, недаром американцы назвали такие лодки «ревущими коровами». Понятно, что при скорости 38—44 уз. лодка

1 Дергачев Ф.Н. «Первая в мире титановая высокоскоростная подводная лодка проекта 661». «Гангут», выпуск 14. С. 74—75.
была слепа и глуха, и, чтобы оценить ее возможности, надо было хотя бы знать, при какой скорости лодки ГАК «Рубин» начинает нормально функционировать. А это, естественно, военные сообщать не хотят, хотя проект 661 — «дела давно минувших дней». К-162 так и осталась единственной лод­кой проекта 661. Хотя в ЦКБ-16 и был разработан проект 661А с крылатыми ракетами «Малахит». Были и другие про­екты серийных лодок на базе проекта 661, но все они оста­лись на бумаге.
В заключение попробую, несмотря на скудность инфор­мации, оценить боевые возможности комплекса «Аметист» и его носителей. Лодки проектов 661 и 670 американцы на­зывали «убийцами авианосцев».
О комплексе «Аметист» наши авторы пишут одно и то же, почти под копирку. Вот, к примеру, И.Н. Дроговоз пишет: «В этой ракете советским конструкторам впервые удалось реализовать принцип «выстрелил и забыл» — ра­диолокационная головка самонаведения самостоятельно выбирала цель, имеющую наибольшую отражающую по-верхность»1. И далее: «Выяснилось, что на такой скорости подводного хода колоссально возрастает уровень шума, производимого лодкой (более 100 децибелл!), что позволяет противнику легко обнаружить ее на большой дальности и, естественно, предпринять необходимые меры самооборо­ны. В такой ситуации шансов на успешную атаку авианос­ного соединения практически не оставалось — охотник сам превращался в жертву.
И вот этой лодке, уже обнаруженной противником, надо было приблизиться к авианосцу хотя бы на 60 км и произвести пуск ракет, тем самым окончательно демаски­ровав себя. К тому же для использования всего боекомплек­та (десяти крылатых ракет «Аметист») требовалось произ­вести два раздельных залпа (все варианты атаки авианосных соединений предусматривали только массированное при-

1 Дроговоз И.Н. Большой флот Страны Советов. Минск, Хар-вест, 2003. С. 381.
менение ракетного оружия, об одиночных пусках речь во­обще не шла) с интервалом в три минуты, что также умень­шало шансы на успех и выживание»1.
Приблизительно также написано и в статье Ф.Н. Дерга-чева «Первая в мире титановая высокоскоростная подвод­ная лодка проекта 661» («Гангут», выпуск 14).
Но, во-первых, при стрельбе на дистанцию 60—100 км принцип «выстрелил и забыл» легко реализуется в противо­корабельных ракетах П-6 и П-35, так что в этом плане «Аметист» не был первым.
Спору нет, у «Аметиста» много недостатков, но считать его неэффективным оружием попросту несерьезно. Даль­ность стрельбы действительно по сегодняшним меркам не­велика. Но давайте вспомним, как в Средиземном море в 1,960 — 1980-х годах советские и американские надводные корабли следовали друг за другом так близко, что были го­товы использовать не то что ракеты, а артиллерийские ору­дия и даже торпедные аппараты. А в Фолклендской войне в 1982 г. аргентинские штурмовики А-4 на сравнительно малых скоростях летали буквально над мачтами британских кораблей. Если бы взрыватели на их бомбах срабатывали, то неизвестно, чем бы еще дело кончилось.
В том же Средиземном море в 1970—1980-х годах был важен сам фактор того, что на хвосте авианосца висела под­водная лодка, имевшая на борту ракеты со специальной боевой частью, и уже дело десятое — скорость ракеты, ее дальность, помехоустойчивость ее РГС и т. д. Командир американского авианосца знал, что если он попытается вмешаться в локальный конфликт на Ближнем Востоке и поднимет самолеты для удара по Сирии или Египту, то не­медленно последует удар по авианосцу со всеми вытекаю­щими последствиями.
Понятно, что куда лучше нанести удар по авианосному соединению восемью-десятью ракетами «Аметист» в одном залпе, чем двумя залпами с интервалом в 3 минуты. Но это

Дроговоз И.Н. Большой флот Страны Советов. Минск, Хар-
вест. 2003. С. 382-383.
принципиально важно лишь для фугасно-кумулятивных боевых частей. А если по АУГ будет нанесен удар четырьмя боевыми частями мощностью по 20 килотонн, то даже при отсутствии прямых попаданий это соединение попросту перестанет существовать.
Стоит рассмотреть два основных варианта применения ракет «Аметист»: первый и внезапный удар по АУГ и удар уже в ходе начавшейся ядерной войны, когда уже взорваны тысячи ядерных боеприпасов. В первом случае дальность не играет особой роли, а во втором случае вообще неизвестно, что будет. По крайней мере, устойчивой радиосвязи не будет. В случае тотальной ядерной войны в 1970—1980-х годах очень многое бы решал толстовский «дух войска», а он, как известно, куда выше у русских и китайцев, чем, ска­жем, у янки и англичан.
И, наконец, насколько корректно моделировать поеди­нок одинокой подводной лодки, вооруженной «Аметиста­ми», с большим авианосным соединением? Ведь наши ад­миралы обычно планировали совместный удар по АУГ не только «Аметистами», но и П-6 с подводных лодок, удален­ных на 250—350 км, и П-35 с надводных кораблей, а также удар крылатыми ракетами морской авиации.
Так, в мае 1972 г. на Средиземном море в районе Алек­сандрии было проведено учение, в ходе которого по двум мишеням запустили одновременно ракету П-35 с ракетного крейсера «Грозный» проекта 58 (Черноморский флот) и «Аметист» с подводной лодки К-313 проекта 670 (Северный флот). В обоих случаях было достигнуто прямое попадание в мишени.
Несколько слов скажу о судьбе подводных лодок, воору­женных ракетами «Аметист». Головная подводная лодка проекта 670 К-43 с 8 июля 1983 г. по 27 декабря 1984 г. на су­доремонтном заводе № 49 в деревне Сельдевая (г. Вилю-чинск) прошла средний ремонт и модернизацию по проекту 06709. На лодке установили систему кондиционирования воздуха, сняли секретную аппаратуру связи и управления, оборудовали новые каюты для офицеров и кубрики для лич­ного состава.
27 декабря 1984 г. К-43 была исключена из списков ВМФ СССР и 5 января 1988 г. во Владивостоке передана в аренду правительству Индии. До 5 января 1991 г. она под названием S-71 «Chakra» входила в состав ВМС Индии.
Индусам лодка очень понравилась, и они с удовольстви­ем купили бы еще несколько атомоходов. Однако по распо­ряжению правительства США М.С. Горбачев потребовал у Индии возвращения лодки, и 1 марта 1991 г. лодка была передана индийским экипажем морякам Тихоокеанского флота. 28 апреля 1992 г. лодку переименовали в Б-43, но через 3 месяца (30 июля) исключили из боевого состава и поставили на прикол в бухте Крашенинникова.
Подводная лодка К-429 23 июня 1983 г. затонула в ходе учебного погружения на глубине 39 м, при этом погибло 19 человек, остальные сумели выйти на поверхность. 6 августа того же года лодка была поднята спасательным судном и от­буксирована на судоремонтный завод № 49 на ремонт. Там она 19 мая 1985 г. опять затонула, и опять из-за разгильдяй­ства. Ее вторично подняли и переоборудовали в учебно-тре­нировочную станцию УТС-130.
Остальные 9 подводных лодок были исключены из бое­вого состава флота с апреля 1990 г. по конец 1998 г.
Единственная подводная лодка проекта 661 К-222 (К-162) в декабре 1984 г. была поставлена на прикол в Севе­родвинске, а 14 марта 1989 г. исключена из состава ВМФ в связи со сдачей в ОФИ.


Глава 4

ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНАЯ РАКЕТА «МАЛАХИТ»

Разработка крылатой ракеты «Малахит» велась ОКБ-52 по Постановлению Совмина № 250-89 от 28 февраля 1963 г. (по одному Постановлению с «Базальтом»). Головным раз­работчиком ее было все то же ОКБ-52.
Ракета «Малахит», имевшая индексы секретный П-120 и несекретный 4К-85, предназначалась на замену ПКР «Аме­тист». В отличие от «Аметиста» новая ракета могла запус каться как с подводных лодок, так с надводных кораблей.
(Рис. 48)
П-120 внешне повторяла обводы П-70, но существенно отличалась конструкцией стартовых агрегатов. Как мы уже знаем, стартовый агрегат П-70 состоял из двух с парок, а стартовик П-120 повторял конструкцию стартовиков се­мейства П-5, то есть имел двухтрубную конструкцию с двумя двигателями отброса. В такой комплектации П-120 запускатась и с надводных кораблей. А для пуска с подвод­ных лодок на каждую из труб насаживалось еще по одной (малой) трубе. В этих трубах находились двигатели подвод­ного хода.
Ракета П-120 имела тот же диаметр (0,65 м), что и П-70, но была на 600 мм длиннее (8,2 м и 8,8 м соответственно).
Фугасно-кумулятивная боевая часть ракеты «Малахит» была одинакова с «Аметистом» и весила 500 кг.
Существенно отличалась бортовая система управления АПЛИ-5, созданная в НИИ-10 (в настоящее время НПО «Альтаир», г. Москва). Выбор нового разработчика системы управления в значительной мере был предопределен много­численными склоками между ОКБ-52 и НИИ-49 (в настоя­щее время НПО «Гранит», г. Санкт-Петербург). Но, по вос­поминаниям Ю.С. Кузнецова, и в НИИ-10 было много конфликтов. Особенно часто главный конструктор борто­вой системы управления (БСУ) М.Е. Краснов скандалил с инженер-полковником Л.Б. Нерубаем — представителем НИИ вооружения ВМФ (в/ч 31303, Ленинград).
БСУ ракет П-120 имела улучшенные характеристики по сравнению с П-70, особенно по помехозащищенности и из­бирательной способности. Она лучше обеспечивала наве­дение ракеты на главную цель в корабельном ордере. Для повышения помехозащищенности на конечном этапе наве­дения ракеты на выбранную цель в состав БСУ был допол­нительно введен тепловой канал. Таким образом, ракета
Рис. 48. Противокорабельная ракета 4К-85 (П-120) комплекса «Малахит».

«Малахит» имела две головки самонаведения — радиолока­ционную и тепловую.
Двигатели ракеты П-120 были разработаны в КБ-2. Дальность стрельбы увеличилась до 110—115 км. Видимо, ошибкой стала замена топлива ЛТС-2КМ (на «Аметисте») на топливо ЛТС-2КФ, которое давало за ракетой длинный черный шлейф, четко указывавший на место старта ракеты.
Маршевый двигатель 4Д-85, установленный на «Мала­хите», в неснаряженном состоянии имел вес 627+-15 кг, а в снаряженном 2776+-25 кг. Тяга на разгонном режиме со­ставляла от 1200 до 1600 кг, а на маршевом участке 600— 950 кг. Полное время работы маршевого двигателя состав­ляло 385 с при температуре окружающей среды —2 °С и 360 с при температуре +32 °С.
В подводном положении «Малахит» может запускаться с глубины до 50 метров. Старт «мокрый».
Первые ракеты П-70, на ранней стадии испытаний «Аметиста», изготавливало само ОКБ-52, а затем их произ­водство освоил Оренбургский завод. Первые П-120 также изготавливал Оренбургский завод. Но позже, когда Чело­мей «съел» фирму Лавочкина, ракеты П-120 начали изго­тавливать на заводе № 301 в Москве.
Аванпроект «Малахита» был закончен в сентябре 1963 г., а эскизный проект — в феврале 1964 г.
Первый этап летно-конструкторских испытаний прохо­дил с береговой пусковой установки в автономном вариан­те, то есть ракета «Малахит» имела только автопилот и ра­диовысотомер. Испытания начали в сентябре 1968 г. на полигоне «Песчаная Балка». Пусковая установка была смонтирована на боевом поле полигона в поселке Черно-морск.
Первый пуск состоялся 20 сентября. Запланированная дальность стрельбы составляла 100—120 м. Однако из-за от­каза прибора гидровертикали в автопилоте ракета сразу после старта начата вращаться вокруг своей оси и, сделав 17 оборотов, упала в море на 15-й секунде полета. Место паде­ния было в 1850 м от пусковой установки на глубине 9 м, поэтому ее подняли на следующий день.
Второй пуск состоялся 13 декабря 1968 г. Ракета проле­тела около 85 км за 415 с. Программа пуска в целом была выполнена, но скорость оказалась мала — всего 770 км/час вместо расчетной в 1200 км/час.
Третий пуск произведен 26 февраля 1969 г. На сей раз ракета пролетела 106 км за 411 с, то есть скорость достигла около 1000 км/час. Программа пуска была выполнена, но на 70-й секунде полета вышла из строя бортовая телеметричес­кая станция.
Второй этап летно-конструкторских испытаний прово­дился как на полигоне «Песчаная Балка», так и с погружен­ного стенда в Балаклаве.
С 23 июня по 10 октября 1969 г. с наземной пусковой ус­тановки в поселке Черноморск запустили 4 ракеты в пол­ной комплектации. Ракеты запускались по мишени СМ пр. 1784.
Первый пуск состоялся 23 июня. Ракета не имела тепло­вой головки самонаведения. Заданная дальность стрельбы составляла 40 км. Из-за сбоя в работе РГС ракета не долете­ла до цели около 200 м и упала в море. Время полета — .131 с.
Следующий пуск производился 8 августа. Ракета по-прежнему без ТГС, заданная дальность та же. Из-за выхода из строя магнетрона РГС цель не обнаружила. Поэтому ра­кета была взорвана после того, как пролетела 65,8 км за 217с.
Ракета, запущенная 10 сентября, уже имела на борту ТГС, но она не была включена. Заданная дальность состав­ляла 40 км. Ракета попала в сеть мишени на высоте 6 м от ватерлинии и в 25 м вправо от центра мишени. Время поле­та составило 137,6 с.
8 октября 1969 г. состоялся пуск ракеты с включенной ТГС. Стреляли по той же мишени СМ пр. 1784, но на ней был включен тепловой имитатор «Балансир». Заданная дальность — 40 км. Ракета попала в мишень на высоте 11 м от ватерлинии и в 13 м вправо от центра мишени. (Рис. 49)
Рис. 49. Общая картина распределения попаданий ракет 4К-85 (П-120) в мишень пр. 1784 с ТИ «Балансир» во время испытаний комплекса «Малахит» на полигоне «Песчаная Балка»: 7 — уголковые отражатели различных размеров; 2 — тепловой имитатор типа «Балансир»; 3 — верхняя часть контейнера, в котором смонтирована автоматика системы поджига, управление горением и выключения ТИ, а также система управления работой кинофотоаппаратуры; 4— топливо для работы теплового имитатора (газ пропан-бутан, 25 баллонов).
Но все эти пуски производились с наземной ПУ, а для подводных пусков в ЦКБ-16 разработали проект переделки погружающегося стенда ПСА, который ранее использовал­ся для пусков «Аметиста», в стенд ПСП-120. То же ЦКБ-16 получило задание на переоборудование подводной лодки проекта 613АД в проект 613П-120 для подводного пуска ракет «Малахит». Однако проработки ЦКБ-16 показали, что из-за малого водоизмещения подводная лодка проекта 613П-120 в момент старта будет малоуправляемой. Поэтому разработчики предложили использовать для опытных пус­ков «Малахита» лодки проекта 611 с большим водоизмеще­нием. ВМФ согласился с заключением Бюро по проектной проработке и дал согласие выделить для переоборудования подводную лодку проекта АВ611. Однако переоборудование выполнено не было. ГКС и ВМФ приняли решение прово­дить летно-конструкторские испытания с боевой подвод­ной лодки проекта 670М.
Переоборудование стенда ПСА по проекту ПСП-120 на заводе № 444 продвигалось медленно из-за задержки основ­ными разработчиками и изготовителями поставок частей
комплекса: пусковой установки, аппаратуры корабельной системы управления ракетой, аппаратуры корабельных сис­тем предстартовой подготовки и старта и контрольно-изме­рительной аппаратуры.
Только в августе 1968 г. закончились основные монтаж­ные работы и стенд перевели на техническую позицию в/ч 99375 в Балаклаву, где продолжалось его дооборудование. После швартовых испытаний и пробных погружений 28 де­кабря 1968 г. был подписан акт о готовности погружающе­гося стенда проекта ПСП-120.
С 17 июля по 20 октября 1969 г. в районе Балаклавы с погружающегося стенда ПСП-120 было запушено 3 ракеты «Малахит». Обеспечивало пуск все то же кабельное судно КС-4. Три пуска подтвердили устойчивое и стабильное про­хождение ракетами всех участков траектории: контейнера стенда, подводной траектории, перехода с водной на воз­душную траекторию и воздушной траектории.
А пока шли испытания ракет «Малахит», в Ленингра­де уже строили серию их носителей — малых ракетных ко­раблей проекта 1234. Тактико-техническое задание на про­ектирование ракетного катера, вооруженного ракетами «Малахит», было выдано ЦКБ-5 (позже ЦМКБ «Алмаз») в 1965 г. Главным конструктором проекта 1234 «Овод» стал И.П. Пегов. Стандартное водоизмещение корабля проекта 1234 составило 580 т, а полное — около 670 т. Такое водоиз­мещение никак не соответствовало классу катеров, и для «Овода» наши адмиралы придумали новый класс корабля -малый ракетный корабль (МРК). (Рис. 50)
Скорость полного хода «Овода» составляла 35—36 уз., а дальность плавания при 18-узловой скорости — 1600 миль. «Овод» был оснащен двумя строенными пусковыми уста­новками комплекса «Малахит» с новым радиолокационным комплексом выдачи целеуказания УРО «Титанит», который был принят на вооружение в 1970 г. Комплекс «Титанит» имел два способа обнаружения целей: первый — с помощью РЛС на расстоянии до 40 км, второй — загоризонтный пас­сивный по излучению радиотехнических средств против­ника.
Согласно проекту, пуск ракеты П-120 с МРК мог произ­водиться при волнении моря до 5 баллов включительно и при скорости корабля до 24 уз.
Для самообороны «Овод» был оснащен ЗРК «Оса-М» и одной спаренной 57-мм артустановкой АК-725, управляе­мой РЛС «Барс».
Рис. 50. МРК. пр. 1234.
Головной корабль проекта 1234 МРК-3 (заводской № 51, 24 апреля 1970 г. получил имя «Буря») был заложен 13 января 1967 г. на стапели ленинградского Приморского завода. 18 октября 1968 г. он был спущен на воду. С началом навигации 1969 г. корабль перевели по внутренним водным путям на Черное море. В Феодосию он прибыл в ноябре 1969 г. Корабль (командир капитан 3 ранга Д.Д. Пруцков) имел множество недоделок и к стрельбе оказался готов лишь в марте 1970 г.
Первый пуск с МРК-3 был произведен 27 марта 1970 г. по мишени СМ пр. 1784, оснащенной тепловым имитато­ром «Балансир», на дистанцию 40 км. Скорость МРК в мо­мент пуска составляла 24 уз. Из-за отказа аппаратуры РГС цель не была захвачена, ракета пролетела мимо и на 198-й секунде самоликвидировалась, пролетев 58,6 км.
Следующий пуск состоялся 28 мая. Стрельба велась без тепловой головки самонаведения, так как к тому времени появилась необходимость в проведении ее специальных ис­пытаний. Заданная дальность — 40 км. Мишень — СМ пр. 1784. Скорость МРК — 24 уз. Достигнуто прямое попадание в сеть мишени на высоте 6,5 м от ватерлинии и на 8,8 м вправо от центра мишени. Ракета приводнилась за мише­нью в 105 м. Время полета 135,4 с.
Этим пуском был закончен этап летно-конструкторских испытаний. Далее начались совместные испытания. Пуски проводились с МРК «Буря» по той же мишени СМ пр. 1784.
Первый пуск по программе совместных испытаний со­стоялся 10 июня 1970 г. ТГС на ракете была отключена. За­данная дальность составляла 40 км, скорость МРК 24 уз. Ра­кета попала в сеть мишени на высоте 6,2 м от ватерлинии и правее центра мишени на 31,5 м. Время полета составило
136 с.
Следующий пуск состоялся 26 июня. На сей раз задан­ная дальность стрельбы увеличилась вдвое — до 80 км. Ско­рость МРК по-прежнему была 24 уз. Из-за «непромеса» топлива в маршевом двигателе произошло резкое увели­чение давления в камере сгорания: ракета взорвалась на 41,4-й секунде полета, пролетев всего 9,2 км.
31 июля ракета стартовала при тех же условиях и с тем же заданием. Из-за неправильного функционирования ТГС в полете ракета в мишень не попала и приводнилась в 300 м за мишенью на 252,3-й секунде полета.
19 августа «Буря» впервые стреляла по групповой цели. На расстоянии 80 км от МРК находились две мишени — СМ пр. 1784 и КЦ-61. МРК шел со скоростью 24 уз. Достиг­нуто прямое попадание в СМ пр. 1784 — прямо в стойку теплового имитатора «Балансир». Ракета сбила стойку и приводнилась в 80 м от мишени. Время полета составило 252,8 с.
Здесь стоит сделать маленькое замечание. РГС «Мала­хита» не могла обнаружить цели на дистанции 80 км, а ТГС обнаруживала тепловое излучение, дай бог, на дистанции 10—12 км. Так как же ракеты попадали в цели? Дело в том, что командиры кораблей-носителей на испытаниях доско­нально знали расположение мишеней и очень точно выдер­живали пеленг стрельбы, так что ракеты не могли не прийти в район цели. А в реальной обстановке целеуказание долж­но было производиться с самолетов-разведчиков Ту-95РЦ, а также с других самолетов, вертолетов и кораблей. Ю.С. Кузнецов рассказывал, что в начале 1980-х годов он присут­ствовал при стрельбах МРК из 155-й бригады ракетных ка­теров Северного флота. Один из МРК дал залп двумя раке­тами 4К-85 на дальность 100 км. Оба пуска получили оценку «отлично», но целеуказание выдавалось с большого проти­володочного корабля проекта 61, находившегося вблизи цели.
10 сентября 1970 г. впервые состоялась залповая стрель­ба. «Буря» выпустила сразу две ракеты (№ 0411 и № 504) по двум целям — СМ пр. 1784 и КЦ-3 — на дальность 80 км. Скорость МРК была 24 уз., интервал между пусками 5 с. Ра­кета № 0411 из-за сбоя в системе управления приводнилась в 160 м перед СМ пр. 1784 и поразила мишень многочислен­ными осколками. Время полета — 255,6 с. Со второй раке­той (№ 504) произошло то же самое, и она приводнилась на 253,6-й секунде полета, не долетев 130 м до той же мишени СМ пр. 1784 и обдала мишень кучей осколков.
10 октября был произведен пуск с МРК «Буря» по ми­шени СМ пр. 1784, отстоявшей всего на 15 км. Скорость МРК была та же. Из-за выхода из строя ТГС ракета упала в 10 км от места пуска на 40,9-й секунде полета.
24 ноября 1970 г. МРК «Буря» был включен в состав Черноморского флота.
14 декабря 1970 г. произведен пуск с тем же заданием и при тех же условиях. Из-за выхода из строя РГС произо­шел недолет до мишени на 4,8 км. Ракета приводнилась на 42,5-й секунде полета.
Весной 1970 г. из Ленинграда по внутренним водным системам в Феодосию был переведен и второй корабль про­екта 1234 МРК-7, 24 апреля 1970 г. получивший название «Бриз». С декабря 1970 г. «Малахит» испытывался уже на «Бризе» (командир капитан 3 ранга А.И. Бондаренко). При­чем одновременно проходили и сдаточные испытания ко­рабля.
Первый пуск П-120 с «Бриза» состоялся 29 декабря 1970 г. Стрельба велась по мишени СМ пр. 1784 на дистан­цию 100 км при скорости МРК 22 уз. Достигнуто прямое попадание в мишень на высоте 9 м от ватерлинии и в 1,5 м вправо от центра мишени. Время полета — 321,4 с.
Пуск 23 января 1971 г. был произведен при скорости ко­рабля 24 уз. на дальность 30 км. Достигнуто прямое попада­ние в борт мишени СМ пр. 1784 в 3 м выше ватерлинии на 105,8-й секунде полета.
После этого пуска в связи с непогодой наступил пере­рыв в испытаниях. Дело в том, что Феодосию посетили сильные морозы. Долго-долго такого не было, и вдруг тер­мометр остановился на отметке — 27 °С. Была тихая безвет­ренная погода, и море у берегов Феодосии замерзло: замерз Феодосийский залив, замерзла и внутренняя акватория фе­одосийского военного порта. Толщина льда в порту дости­гала 60—70 мм. МРК «Буря» вмерз в одном месте1, плавка-зарма — в другом, мишень — в третьем. И так продолжалось почти месяц.
После схода льда первый пуск состоялся 5 марта 1971 г. с «Бури» по мишени СМ пр. 1784 на дальность 100 км. МРК шел со скоростью 12 уз., больше командир боялся разви­вать, поскольку в море еще плавали большие глыбы льда. Ракета попала в сеть мишени на высоте 5 м от ватерлинии и в 25,5 м вправо от центра мишени. При этом работала одна

МРК «Бриз» успел уйти в Севастополь.
РГС, так как ТГС вышла из строя. Время полета составило
336 с.
10 марта «Буря» вновь стреляла по СМ пр. 1784 при тех же условиях. Ракета попала в сеть на высоте 13,5 м от ватер­линии и в 2,5 м вправо от центра мишени. Время полета — 331,8с.
10 апреля «Буря» стреляла по подвижной мишени пр. 183-11 с тепловым имитатором «Циклон» на дистанцию 20 км. Скорость корабля составляла 17,5 уз., а мишени — 25 уз. Ракета, в отличие от предшествующих пусков, была не с инертной, а с боевой боевой частью. По невыясненной причине ракета взорвалась в 80—100 м от мишени и порази­ла ее большим количеством осколков.
16 апреля 1971 г. «Буря» стреляла по мишени СМ пр. 1784 на дистанцию 15 км. Скорость МРК была 17 уз. Из-за нештатного отделения стартового двигателя ракета привод­нилась в 1,8 км от МРК на 13,1-й секунде полета.
2 июня «Буря» стреляла по мишени СМ пр. 1784 на дис­танцию 15 км. Скорость корабля составляла 22 уз. Из-за сбоя работы ТГС ракета упала в воду, не долетев до мишени 35 м, мишень была поражена осколками.
39 июня «Буря» дала трехракетный залп (ракеты № 0301, № 507 и № 1101) по двум мишеням — СМ пр. 1784 с тепло­вым имитатором «Балансир» и пр. 183-Ц без теплового имитатора «Циклон» — на дистанцию 100 км. Мишени на­ходились в 600 м друг от друга. Интервал между пусками ракет составил 5 с. МРК шел со скоростью 23 уз. Ракета № 0301 попала в СМ пр. 1784 в основание левой стойки теп­лового имитатора выше палубы на 1,5 м. Время полета — 315 с. Вторая ракета (№ 507) попала в «розу» уголковых от­ражателей мишени пр. 183-Ц на 311,2-й секунде полета, то есть ракета № 507 не стала «разбираться» и предпочла авиа­носцу корабль охранения. Зато третья ракета (№ 1101) по­пала куда надо, то есть в СМ пр. 1784 в 4 м выше ватерлинии и в 15 м вправо от центра мишени. Время полета составило
315,9 с.
На этом испытания комплекса «Малахит» для вооруже­ния малых ракетных кораблей проекта 1234 были закон­чены.
Постановлением Совмина от 17 марта 1972 года ком­плекс «Малахит» был принят на вооружение малых ракет­ных кораблей проекта 1234.
А теперь я забегу вперед, чтобы не возвращаться более к катерам. А о подводных лодках с комплексом «Малахит» я расскажу позже.
В феврале 1972 г. на полигоне «Песчаная Балка» прохо­дили сдаточные испытания третьего МРК проекта 1234 «Вихрь», в ходе которых 10 февраля было произведено два пуска ракет П-120. В обоих случаях скорость МРК состав­ляла 25 уз., а стрельба велась по мишени СМ пр. 1784. Бое­вые части обеих ракет были инертными. Первая ракета по­пала в носовую стойку теплового имитатора «Балансир» на высоте 4,5 м от палубы. Дальность стрельбы составляла 100 км, а время полета — 346,5 с. Вторая ракета была выпу­шена с дистанции 30 км и попала в борт мишени на высо­те 1,5 м от ватерлинии в 28 м в сторону носа от центра ми­шени. В результате детонации оставшегося топлива марше­вого двигателя произошел взрыв, который разрушил оба борта мишени и снес часть палубы. Время полета составило
106 с.
В апреле 1972 г. состоялись летные испытания двух ракет П-120 (4К-85), прошедших транспортные испытания. Испытания сии заключались в том, что эту пару «Малахи­тов» провезли 10 тыс. км по железной дороге, затем 1500 км по грунтовой дороге и 500 км по асфальту на грузовиках. Испытания этих ракет решили совместить с испытаниями по повышению способности ТГС производить селекцию целей в ордере, как выражались на полигоне: «по допоиску целей».
В Феодосийском заливе были поставлены две цели -СМ пр. 1784 с тепловым имитатором «Балансир», которая имитировала американский крейсер «Чикаго», и БКЩ пр. 436, также с «Балансиром», он имитировал американский крейсер «Кливленд». Цели были поставлены на 300 м впра­во и на 300 м влево от направления стрельбы, но боль­шая цель СМ пр. 1784 находилась на 1500 м дальше, чем БКЩ.
По этим мишеням МРК «Буря» сделал два пуска с дис­танции 60 км. В первой ракете, выпущенной 11 апреля 1972 г., на 12-й секунде полета вышла из строя ТГС, и экс­перимент сорвался. РГС навела ракету на БКЩ. На 190,8-й секунде ракета вошла в борт мишени на высоте 1,5 м от ва­терлинии и в 7 м вправо от центра мишени.
А вот в ходе пуска 14 апреля РГС поначалу захватила БКЩ как более близкую цель и направила на нее ракету, но тут вмешалась ТГС и переопределила ракету на более «мощ­ную» цель СМ пр. 1784. Ракета попала в центр теплового имитатора мишени СМ на высоте 7,5 м от палубы и снесла его в море. Время полета составило 207,2 с.
Хотя, как уже говорилось, комплекс «Малахит» 17 марта 1972 г. был принят на вооружение МРК проекта 1234, один пункт программы совместных испытаний так и не выпол­нили. Совместные испытания должны были закончиться не трехракетным, а шестиракетным залпом, то есть МРК дол­жен был одним залпом выстрелить все П-120, имевшиеся на его борту.
Главной причиной невыполнения шестиракетного залпа стало отсутствие самолетов разведки и целеуказания, предусмотренных программой совместных испытаний. На­чальство своевременно не подало ни Ту-16РЦ, ни Ту-95РЦ с системой МРСУ-1.
Вторая же причина просто анекдотична. За несколько лет персонал полигона «Песчаная Балка» не мог подгото­вить шесть одновременно действующих ракет П-120. Про­верочная аппаратура полигона несколько отличалась от бортовой аппаратуры МРК, причем прежде всего чувстви­тельностью. И вот подготовленные на берегу ракеты при проверке бортовой ЭВМ по программе предстартовой под­готовки оказались негодными к пуску. Рекордсменкой ста­ла ракета № 507 — она была допущена к пуску только с 7-й попытки!
Наконец в середине августа 1973 г. с Северного флота прилетел долгожданный Ту-95РЦ. Он базировался в посел­ке Кировское на аэродроме «Северный» в 18 км от Феодо­сии. А на полигоне за неделю почти круглосуточных работ наладили 6 ракет.
Для начата 31 августа 1973 г. провели одиночный пуск с МРК «Буря» по обычной цели БКЩ пр. 436бис с тепловым имитатором «Балансир» на дальность 110 км. МРК шел со скоростью 24 уз. Было достигнуто прямое попадание в ос­нование левой стойки теплового имитатора. Время полета составило 374 с.
Залповая шестиракетная стрельба, в соответствии с за­данием, проводилась по групповой мишени, состоявшей из трех целей: СМ пр. 1784 с тепловым имитатором «Балан­сир» (мишень № 2) , БУЩ пр. 436бис с тепловым имитато­ром «Балансир» (мишень № 3) и БКЩ пр. 436бис без тепло­вого имитатора (мишень № 1). В момент пуска МРК «Буря» шел со скоростью 18 уз. Интервал между пусками составлял 5 с. Мишени были размещены следующим образом. (Рис.
Рис. 51. Расположение мишеней при залповой стрельбе ПКР «Малахит» 31 августа 1973 г.
51)
18 сентября 1973 г. была проведена залповая стрельба. По данным от самолета Ту-95РЦ цели на МРК были рас­пределены следующим образом:
ракета № 0105 (контейнер № 1) и ракета № 0804 (кон­тейнер № 2) были нацелены на мишени № 1 и № 2;
ракета № 1504 (контейнер № 3) была нацелена также на мишени № 1 и № 2;
ракета № 1204 (контейнер № 4), ракета № 1604 (кон­тейнер № 5) и ракета № 0205 (контейнер № 6) были нацеле­ны на мишени № 1 и № 3.
Заданная дальность стрельбы составляла 100—105 км. Скорость МРК — 18 уз.
Результаты залпа получились следующие:
Ракета № 0105 (с бортовой телеметрией) поразила ми­шень № 2, попав в тепловой имитатор на 345,5-й секунде полета. Фактическая дальность стрельбы — 100 км.
Ракета № 0804 (без бортовой телеметрии) поразила ми­шень № 2, попав в тепловой имитатор. Фактическая даль­ность стрельбы — 100 км.
Ракета № 1504 (без бортовой телеметрии) навелась на мишень № 2 и приводнилась в 70—80 м от мишени, поразив мишень осколками и частями ракеты. Основные части ра­кеты поразили мишень в левый борт между 2-й и 3-й мачта­ми на уровне 1,5 м от ватерлинии.
Ракета № 1204 (с бортовой телеметрией) при выходе из контейнера ударилась о переднюю крышку контейнера, ко­торая открылась, но не застопорилась. От удара ракеты о крышку произошло заклинивание антенны РГС. Ракета, нацеленная на мишень № 3, пролетела над мишенной пози­цией и ликвидировалась на 386-й секунде полета.
Ракета № 1604 (без бортовой телеметрии) попала в ми­шень № 3 (БКЩ с тепловым имитатором) в стык между па­лубой и бортом в 26 м от центра мишени в сторону кормы.
Ракета № 0205 (с бортовой телеметрией) попала в сеть мишени БКЩ пр. 436бис на высоте 4,5 м от палубы и в 5 м в сторону кормы. Фактическая дальность стрельбы — 100,6 км, время полета — 349,1 с.
Ю.С. Кузнецов так описывает впечатление от шестира-кетного залпа: «Сидишь в этой тонкостенной боевой рубке, изготовленной из легкого алюминиевого сплава, а с обеих сторон попеременно через 5 секунд стартуют ракеты под действием стартовых двигателей с тягой по 95—100 т каж­дый. Трещат стенки рубки, на голову сыплется различный крепеж в виде винтов, заклепок, болтов и т. д. После этих пусков от покрашенных поверхностей осталась самая малость, только в носовой части, остальная покраска вся стряслась. На самих пусковых установках практически не осталось никакой теплоизоляции. Создалось впечатление, что корабль побывал в каком-то жарком сражении типа Си-нопского. Даже удивительно, что корабль после такой стрельбы остался цел и своим ходом вернулся в базу. Впро­чем, и неудивительно. Правильно тогда говорили, что все создаваемое на юхнинской фирме1 называть следует ко­раблями и катерами одного боя. После такой стрельбы МРК «Буря» полтора месяца приводили в исходное состоя­ние».
После шестиракетного залпа техническая позиция для наземной подготовки ракет 4К-85 на полигоне «Песчаная Балка» была свернута. В дальнейшем работы над «Малахи­том» велись в одном из черноморских ракетных арсеналов. Вся модернизация тех или иных узлов производилась сила­ми промышленности, а на полигоне «Песчаная Балка» про­водили только пуски с максимальным использованием всех измерительных средств.
Модернизация ракеты П-120 началась с конца 1975 г. и продолжалась до середины 1980 г. После этого ракетный комплекс стал именоваться «Малахитом». Впрочем, модер­низация коснулась не только ракеты (повышение надеж­ности работы бортовой системы управления, повышение помехозащищенности, избирательности целей, чувстви­тельности работы головок самонаведения), но и самого

1 Юхнин Е.И. (1912—1999), главный конструктор ЦМКБ «Алмаз» в 1952-1981 гг.
комплекса. Расширился диапазон работы РЛС «Дубрава»1, и сократилось время выработки в корабельной системе уп­равления «Дунай-1234» и ввод данных в БСУ ракет, надеж­нее стала работа трехконтейнерных пусковых установок КТ-120-1234 (вспомним случай с передней крышкой одного из контейнеров в шестиракетном залпе), надежнее стало ра­ботать и загрузочное устройство ЗУ-84.
Пуски П-120 по-прежнему продолжались. Например, пуски по повышению избирательности захвата целей со сменой расстояний между кораблями в ордере. Для этою провели два пуска ракет № 1513 и № 1613с МРК «Зарница» по групповой цели: СМ пр. 1784 с тепловым имитатором «Балансир» и БКЩ пр. 436бис, также с «Балансиром» на дальность 100.6 км. Пуски проводились 30 декабря 1975 г. и 18 февраля 1976 г.
При пуске 30 декабря мишени располагались так: (Рис.
52)
А при следующем пуске было следующее расположение мишеней. (Рис. 53)

Рис. 52. Расположение мишеней при первом спуске ПКР «Малахит» 30 декабря 1975 г.

РЛС «Дубрава» принята на вооружение надводных кораблей в 1978 г. Дальность обнаружения надводных целей — 40 км, возможно об­наружение и загоризонтных целей.
Рис. 53. Расположение мишеней при втором спуске ПКР «Малахит» 30 декабря 1975 г.
МРК в обоих случаях развивал скорость 18 уз.
При пуске 30 декабря 1975 г. (ракета № 1513) было до­стигнуто прямое попадание в мишень СМ пр. 1784 прямо в печи теплового имитатора.
При пуске 18 февраля 1976 г. (ракета № 1613) достигну­то прямое попадание в мишень СМ пр. 1784 в кормовую стойку теплового имитатора на высоте 5,5 м от палубы.
В 1977 г. было произведено три пуска по проверке эф­фективности установки «ластов» на стартовый двигатель и определению максимальной дальности стрельбы после не­которых изменений в процентовке некоторых компонентов смесевого топлива. Дело в том, что внизу к стартовым дви­гателям прикрепили нечто типа стабилизатора, которые мо­ряки называли «ластами». «Ласты» способствовали более плавному отрыву стартовых двигателей от ракеты, и ракета перестала получать дополнительное возмущение на старто­вом участке.
В 1970—1981 гг. ленинградское ПО «Алмаз» (бывший завод № 5) и Владивостокский судостроительный завод (бывший завод № 602) построили 16 малых ракетных кораб­лей проекта 1234, вооруженных противокорабельными ра­кетами «Малахит».
В 1974 г. в ЦМКБ «Алмаз» разработали проект 1234.1 улучшенного МРК. Он отличался от проекта 1234 усилен­ным артиллерийским (76-мм артустановка АК-176 и 30-мм автомат АК-630) и более совершенным радиоэлектронным вооружением. Водоизмещение корабля при этом возросло, но скорость немного снизилась. В 1977—1991 гг. ПО «Алмаз» и Владивостокский судостроительный завод по­строили около двадцати МРК проекта 1234.1, головным из которых был «Бурун».
ЦМКБ «Алмаз» разработало и экспортный вариант — проект 1234Э. По этому проекту в 1976—1984 гг. ПО «Алмаз» построило 11 малых ракетных кораблей для флотов Индии, Ливии и Алжира. Однако экспортные МРК вмес­то 6 пусковых установок «Малахит» имели по 4 пусковые установки ПКР П-20 (экспортная модификация комплекса П-15М).
Таким образом, комплекс «Малахит» не имел боевого применения в локальных конфликтах, если не считать одного трагического случая.
На 26—27 марта 1987 г. командование Тихоокеанского флота запланировало стрельбы ракетами «Малахит». Эти ракеты предполагалось использовать в качестве мишеней для ЗУР «Оса-М», которыми были вооружены МРК проек­та 1234. Однако сроки пусков были сорваны из-за неготов­ности ЗРК «Оса-М» на МРК «Вихрь»1 и «Бриз».
В первые дни апреля пуски не состоялись, потому что в районе боевой подготовки находились американские фре­гаты ВМС США «Хэммонд» и «Некс». 7 апреля не прибыл самолет обеспечения. 8 апреля помешали малая видимость и нахождение в районе рыболовецких судов. 11 апреля перед выходом в море обнаружились неисправности на МРК «Вихрь». Стрельба была перенесена на 16 апреля.
По команде руководителя учений контр-адмирала Лео­нида Головко МРК «Вихрь» произвел пуск ракеты П-120,

1 МРК «Вихрь» летом 1977 г. был переведен на буксире из Севасто­поля через Гибралтарский пролив и вокруг Африки во Владивосток и 31 августа 1977 г. перечислен в состав Тихоокеанского флота.
используемой как мишень. Но, судя по всему, головки самонаведения или, по крайней мере, одна из них не были выключены. В результате ракета навелась на МРК «Мус­сон», находившийся в 21 км от места-пуска. По одним дан­ным, «Муссон» имел ход в 9 уз., по другим — он вообще за­стопорил ход для удобства зенитной стрельбы. «Муссон» успел выпустить по П-120 две зенитные ракеты «Оса-М» и дать очередь из АК-725. Обе ракеты разорвались в зоне по­ражения П-120, но она продолжала лететь и попала прямо в главный командный пункт МРК. Погибли 39 человек из 76, находившихся на борту. Ракета, видимо, имела инертную боевую часть, но ее двигатель продолжал работать.
Несколько часов «Муссон» горел и в 23 ч. 30 мин. зато­нул на глубине 2900 м в 33 милях от острова Аскольд (широ­та 42°11', долгота 132°27').
Хотя вскоре и наступила «эра гласности», никаких офи­циальных сообщений о деталях гибели «Муссона» и причи­нах, вызвавших ее, до сих пор не последовало. Подробности трагедии были описаны лишь капитаном 2 ранга Григорием Пасько в газете «Приморье» за 8 июля 1997 г. и других мест­ных изданиях. Вскоре Г. Пасько был объявлен ФСБ япон­ским шпионом.
Кроме МРК проекта 1234 противокорабельными раке­тами «Малахит» был вооружен и опытный МРК на подвод­ных крыльях проекта 1240. Проектирование корабля на глу-бокопогруженных автоматически управляемых крыльях на­чалось в ЦКБ-5 (с 1966 г. ЦМКБ «Алмаз») в 1964 г. (Рис. 54)
МРК-5 проекта 1240 был спущен на воду в 1973 г. на ле­нинградском Приморском заводе. Его стандартное водоиз­мещение 342 т, а полное 432 т. На испытаниях корабль раз­вил скорость 50—55 уз. при волнении до 5 баллов. МРК-5 был вооружен двумя одиночными пусковыми установками «Малахит», одной пусковой ЗРК «Оса-М» и одним 30-мм автоматом АК-630. В строй он был введен 30 декабря 1977 г. на Балтике.
После завершения испытаний корабль по внутренним водным путям перевели на Черное море. 24 ноября 1979 г.


он прибыл в Севастополь и был включен в состав 41-й от­дельной бригады ракетных кораблей. В 1990 г. МРК-5 ис­ключен из состава ВМФ.
Любопытно, что ПКР «Малахит» собирались вооружить даже первые советские атомные крейсера проекта 1144, но позже предпочли более новый комплекс «Гранит».
Закончив с надводными кораблями — носителями ПКР «Малахит», — перейдем к подводным лодкам.
Еще во время строительства головной атомной подвод­
ной лодки проекта 670 выявилась необходимость ее модер­низации, и 22 ноября 1964 г. Главное управление корабле­строения выдало ЦКБ-112 заказ на выполнение прорабо­ток по размещению на лодке проекта 670 комплекса «Мала­хит». Вскоре выяснилось, что в существующем прочном корпусе невозможно разместить пусковые установки ракет П-120, поэтому были определены оптимальные размеры врезок в прочный корпус для различных вариантов модер­низации.
В 1968 г. в ЦКБ «Лазурит» был разработан новый от­корректированный проект подводной лодки под комплекс П-120, получивший индекс 670М-1, а проектом 670М его стали именовать уже в процессе эксплуатации. Водоизме­щение лодки проекта 670М составляло: подводное 4300 т, надводное 5350 т. Скорость хода: надводного 12 уз., подвод­ного 24 уз. Лодка была вооружена восемью ракетами П-120. Расположение стартовых устройств нового ракетного ком­плекса на лодке проекта 670М было аналогично комплексу «Аметист» на проекте 670. В отличие от проекта 670 замеще­ние отрицательной плавучести ракет производилось авто­матически приемом забортной воды в специальные цистер­ны с управлением специальной системой «Куб». Целеуказа­ние комплекс «Малахит» получал с гидроакустических комплексов «Рубикон» МГК-400 на головной подводной лодке К-452 и «Скат-М» МГК-500 на остальных лодках.
Кроме того, лодки имели четыре 533-мм торпедных ап­парата с боекомплектом 14 ракет или ракето-торпед (торпед САЭТ-60, СЭТ-53М или противолодочных ракет 81Р и «Вьюга-53»).
Автоматизированная предстартовая подготовка обеспе­чивалась корабельной системой управления (КСУ) «Дунай-670М», построенной на основе цифровой ЭВМ. КСУ про­веряла все 8 ракет одновременно и обеспечивала их старт. Время предстартовой подготовки, по сравнению с комплек­сом «Аметист», сократилось в 1,3 раза.
Из-за установки нового ракетного комплекса, противо-гидролокационного покрытия легкого корпуса и ГАК «Ру­бикон» водоизмещение подводной лодки проекта 670М возросло по сравнению с проектом 670 на 700 т, а длина уве­личилась до 104,5 м. Незначительно изменилась форма лег­кого корпуса в носовой оконечности и ограждения выдвиж­ных устройств.
Прочный корпус проекта 670М был разделен водоне­проницаемыми переборками на 8 отсеков. Перед огражде­нием выдвижных устройств и боевой рубки был установлен гидродинамический стабилизатор (плоскость с отрицатель­ным углом атаки, компенсирующая излишнюю положи­тельную плавучесть «раздутой» носовой оконечности).
Головная лодка К-452 с 1986 по 1992 г. прошла капи­тальный ремонт и модернизацию по проекту 06704. В част­ности, на ней демонтировали контейнеры комплекса «Ма­лахит» и вместо них установили транспортно-пусковые контейнеры СМ-315 для крылатых ракет «Оникс». На лодке также разместили соответствующие корабельные системы повседневного предстартового обслуживания, а ГАК «Руби­кон» заменили на ГАК «Скат-М».
Шесть подводных лодок проекта 670М были постро­ены на заводе «Красное Сормово» в г. Горьком. Первая лод­ка К-452 была заложена 30 декабря 1972 г., спущена в июне 1973 г. и введена в строй 30 декабря 1973 г.
В апреле — декабре 1974 г. сделано 8 пусков (из них 3 полностью удачные) с подводной лодки К-452, причем ис­пытания ракеты были совмещены с государственными ис­пытаниями лодки.
Постановлением Совмина от 21 ноября 1977 г. комплекс «Малахит» был принят на вооружение подводных лодок проекта 670М.
Шестая, последняя, лодка проекта 670М К-209 была введена в строй 30 декабря 1980 г.
В 1965 г. в СКВ-143 был разработан проект атомной подводной лодки проекта 686 в титановом или стальном корпусе, подводным водоизмещением соответственно 4085 или 5160 т с шестнадцатью ракетами П-120, расположенны­ми в наклонных контейнерах в междубортном пространст­ве. Реализован проект не был.
В 1990-х годах все подводные лодки проекта 670М были поставлены на прикол.

Глава 5
КРЫЛАТАЯ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНАЯ РАКЕТА П-500 «БАЗАЛЬТ»

Разработка крылатой противокорабельной ракеты П-500 «Базальт» была начата ОКБ-52 по Постановлению Совмина № 250-89 от 28 февраля 1963 г.
Ракета «Базальт» предназначалась для замены ракеты П-6 и имела приблизительно те же весогабаритные характе­ристики. По аэродинамической и конструктивно-компоно­вочной схеме П-500 также была подобна П-6, но имела большую скорость полета (до 2,5 М), увеличенную даль­ность стрельбы (до 500 км) и более мощную фугасно-куму-лятивную боевую часть, спроектированную в ГСКБ-47. На ракете П-500 была установлена более современная система управления повышенной помехозащищенности, позволяю­щая осуществлять целераспределение ракет в залпе и изби­рательное поражение головных целей из состава атакуемого корабельного соединения.
Специально для П-500 был создан маршевый турборе­активный двигатель повышенной тяги и экономичности КР-17-300, разработанный в ОКБ-300 ГКАТ.
Как и П-6, ракета «Базальт» имела профиль полета «большая высота — малая высота», но в отличие от П-6 длина конечного участка («малая высота») была увеличена, а высота полета на этом участке уменьшена.
Для ракеты П-500 ЦНИИ «Гранит» разработал систему управления «Аргон», в которую впервые была включена бортовая цифровая вычислительная машина (БЦВМ).
Эскизный проект П-500 был закончен в декабре 1963 г.
Первый этап летно-конструкторских испытаний про­ходил с октября 1969 г. по октябрь 1970 г. в Неноксе. Раке­та без радиоаппаратуры запускалась с наземного стенда СМ-49.
В 1975 г. ракета «Базальт» принимается на вооружение атомных подводных лодок проекта 675, которые были ранее вооружены комплексом П-6. Для этого 9 лодок проекта 675 были переоборудованы по проекту 675МК. (Рис. 55)


Рис. 55. Подводная лодка пр. 675МК, вооруженная ПКР «Базальт»,

А в 1977 г. «Базальт» принимается на вооружение авиа­несущих крейсеров типа «Киев» проекта 1143. Первые три корабля этого проекта имели по четыре спаренные пуско­вые установки с восемью ракетами П-500 в контейнерах и восемью запасными в погребе, а четвертый крейсер «Баку» имел шесть спаренных установок.
В присутствии В.Н. Челомея 29 ноября 1982 г. был про­изведен пуск П-500 с крейсера «Слава» проекта 1164. По этому проекту строилось 6 крейсеров полным водоизмеще­нием 12 500 т каждый. Ракеты П-500 располагались в шест­надцати ненаводящихся контейнерах, без перезарядки.
(Рис. 56)
Однако из-за распада СССР в строй вошли с декаб­ря 1982 г. по февраль 1990 г. только три крейсера: «Слава» (с 15 мая 1995 г. «Москва»), «Адмирал флота Лобов» (с 5 нояб­
Рис. 56. Ракеты «Базальт» на крейсере «Слава» пр. 1164.
ря 1986 г. «Маршал Устинов») и «Червона Украина» (с 21 декабря 1995 г. «Варяг»).
Обнаружение целей и наведение комплекса «Базальт», как и последующих комплексов «Вулкан» и «Гранит», осу­ществлялось с помощью системы морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ). Полномасштабная раз­работка системы МКРЦ была начата в 1962 г. В состав сис­темы вошли: радиолокационный разведывательный ком­плекс для обнаружения надводных морских целей из кос­моса; радиотехнический разведывательный комплекс для обнаружения из космоса излучений корабельных радиотех­нических средств, а также ядерная энергетическая установ­ка, обеспечивающая электропитанием космические аппа­раты. Работы по созданию системы МКРЦ «Легенда» и передача ее на вооружение Министерству обороны СССР с космическими аппаратами радиолокационной разведки
были завершены в 1975 г., а с космическими аппаратами ра­диотехнической разведки — в 1978 г.
К 2003 г. ракетный комплекс «Базальт» фактически снят с вооружения. Все подводные лодки проекта 675М К и тяже­лые авианесущие крейсера типа «Киев» проекта 1143 выве­дены из боевого состава. А крейсера проекта 1164 предполо­жительно перевооружены ракетами «Вулкан».


Глава 6

ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНАЯ РАКЕТА «ВУЛКАН»

Разработка комплекса «Вулкан» была начата ОКБ-52 согласно Постановлению Совмина от 15 мая 1979 г. Ракета «Вулкан» стала дальнейшим развитием ракеты «Базальт». Ракета предназначена для вооружения подводных лодок, имевших ракеты П-6 с надводным стартом. Таким образом, «Вулкан» стал последней лодочной ракетой с надводным стартом.
Ракета «Вулкан» имеет такой же турбореактивный дви­гатель, как и «Базальт», но с более мощным стартовиком с временем работы до 12 с.
Дальность стрельбы «Вулкана», по разным источникам, от 600 до 700 м. Стартовый вес 9,3 т. Вес ракеты без ускори­теля 5070 кг. Максимальная скорость 2600—2700 км/час. Режим полета и обнаружения цели близок к ракете «Ба­зальт».
Летно-конструкторские испытания «Вулкана» начались в июле 1982 г. на Северном полигоне с береговой пусковой установки СМ-49. После первого пуска ракета упала неда­леко от места старта. До конца 1982 г. проведено 7 пусков.
Ракетами «Вулкан» были вооружены четыре подвод­ные лодки проекта 675, переоборудованные по проекту 675МВК. На них 8 пусковых установок ракет П-6 были за­менены на 8 пусковых установок ракет «Вулкан». При этом увеличились длина и внешний диаметр контейнера. Систе­ма управления и наведения на цель «Аргумент» была заме­нена на систему «Аргон-KB». (Рис. 57)


Рис. 57. Подводная лодка пр. 675МКВ с поднятыми контейнерами ПКР «Вулкан».

Переоборудование по проекту 675МKB первой подвод­ной лодки К-1 (с 3 июня 1992 г. переименована в Б-1) нача­лось на заводе «Звездочка» в Северодвинске 15 декабря
1981 г.
Первый пуск с лодки проекта 675МКВ состоялся 22 де­кабря 1983 г. С июля 1984 г. по июнь 1985 г. с подводной лодки в Белом море произведено 18 одиночных и залповых пусков, из которых полностью удачными было 10.
18 октября 1987 г. вышло Постановление Совмина о принятии на вооружение ракет «Вулкан». Кроме названия ракета имела индексы П-1000 и ЗМ-70.
Кроме К-1 были переоборудованы подводные лодки К-22 (Б-22), К-134 (Б-134) и К-35 (Б-35). Все четыре лодки проекта 675МКВ были исключены из состава ВМФ с июля
1992 г. по июль 1994 г.
Ракетами «Вулкан» вместо «Базальта» перевооружен, по крайней мере, один крейсер проекта 1164 («Москва»). Вес­ной — в начале лета 2003 г. (во время войны с Ираком) — крейсер «Москва» вместе с двумя БПК, двумя СКР, одним десантным кораблем, двумя танкерами и морским букси­ром находился в северо-восточной части Аравийского моря. 16 мая крейсер «Москва» произвел пуски ракет «Вулкан», стрелять которыми в Черном море не позволяет правитель­ство «незалежной» Украины. В качестве мишеней служили связки из надувных уголковых отражателей, которые сами корабли и поставили. Стрельбы прошли успешно.
Несколько слов здесь стоит сказать о самой таинствен­ной ПКР Челомея «Болид», разработка которой началась по Постановлению Совмина от 25 декабря 1984 г. Дальность ее оценивалась в 800 км, скорость полета 830 км/час. (Цифры эти могут быть неточными.) Ракета якобы может летать как на больших высотах — до 21 км, так и на малых — до высо­ты гребней волн.

Глава 7

ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНАЯ РАКЕТА «ГРАНИТ»

В 1969 г. в ОКБ-52 была начата разработка противокора­бельной ракеты дальнего действия «Гранит». В 1970 г. был закончен эскизный проект.
Максимальная дальность стрельбы комплекса составля­ет от 500 до 600 м (по разным источникам), а максимальная скорость — 800 м/с. Высота полета от 30 м до 14 км. Старто­вый вес свыше 7 тонн. Длина корпуса около 10 м, диаметр корпуса 0,85 м, размах крыльев 2,6 м. Вес боевой части
750 кг.
Ракета имеет сверхзвуковой маршевый турбореактив­ный двигатель КР-93 и кольцевой твердотопливный уско­ритель в хвостовой части, начинающий работу под водой. Ракета «Гранит» может запускаться как с подводной лодки, так и с надводного корабля.
В случае подводного пуска после выхода ракеты из воды сбрасывается передний обтекатель и запускается маршевый двигатель.
Первый пуск «Гранита» со стенда был произведен в но­ябре 1975 г. Совместные испытания комплекса «Гранит» проводились с середины 1979 г. до конца 1980 г. Проведено 9 пусков со стенда БСГ-2, с надводного корабля и с подвод­ной лодки, в том числе один пуск 8 декабря 1980 г. с подвод­ной лодки проекта 949.
Четыре пуска проведено в августе 1982 г. Всего с 1975 г. по август 1982 г. проведено 45 пусков.
Постановлением Совмина от 12 марта 1983 г. комплекс «Гранит» был принят на вооружение. Как и другие совет­ские ракеты, «Гранит» имеет два индекса: П-700 и ЗМ-45.
На атомных крейсерах проекта 1144 типа «Петр Вели­кий» размещено 20 ракет «Гранит» в индивидуальных под-палубных пусковых установках СМ-233. Двенадцатью раке­тами оснащен авианесущий корабль проекта 1143.5 «Адми­рал Кузнецов».
Кроме того, ракетами «Гранит» вооружены атомные подводные лодки проектов 949 и 949А. Их водоизмещение столь велико — надводное 12 500/14 700 (пр. 949/пр. 949А), а подводное 16 500/19 400, что в Российской федерации их называют атомными подводными крейсерами. Их макси­мальная скорость надводным ходом 15 уз., а подводным 32 уз. Предельная глубина погружения 600 м.
Лодки проектов 949 и 949А вооружены 24 ракетами «Гранит», а также двумя 650-мм и четырьмя 533-мм торпед­ными аппаратами. (Рис. 58)
Использование комплекса «Гранит» на полную даль­ность затруднено из-за отсутствия эффективной системы целеуказания. Оно может быть получено от МКРЦ «Ленин­град» или самолетов наведения Ту-95РЦ. Использования бортовых средств обнаружения, включая ГАК «Скат-КС», для стрельбы на полную дальность недостаточно.
Первая подводная лодка проекта 949 К-525 (с 6 апреля 1993 г. «Архангельск») была заложена 25 июля 1975 г., спу­щена 3 мая 1980 г. и вступила в строй 30 декабря 1980 г. Всего по проекту 949 было построено две подводные лод­ки (К-525 и К-206), а по проекту 949А — одиннадцать ло­док. Строительство еще двух подводных крейсеров (К-139 и К-135), заложенных в 1992—1993 гг., было прекращено из-за отсутствия финансирования.
Подводная лодка К-141 (с 6 апреля 1993 г. «Курск») по­
Рис. 58. Атомная подводная лодка пр. 949А, вооруженная ПКР «Гранит».
гибла 12 августа 2000 г. в Баренцевом море. А обе подводные лодки проекта 949 в 1996 г. сданы на металл. Подводные лодки К-148, К-173, К-132 и К-442 в 1995-1999 гг. постав­лены на прикол.
С конца 90-х годов КБМ пытается модернизировать ракету «Гранит». Новый вариант получил название «Гра-нит-2».

Глава 8

КРЫЛАТАЯ РАКЕТА ЗМ-35 «МЕТЕОРИТ»

К идее высотной крылатой стратегической ракеты вер­нулись в 1976 году. 9 декабря 1976 г. вышло Постановление Совмина о разработке универсальной стратегической кры­латой ракеты ЗМ-25 «Метеорит» в КБ В.Н. Челомея. Ракета должна была запускаться с наземных пусковых установок,
атомных подводных лодок проекта 667 и стратегических бомбардировщиков Ту-95.
Конструктивно ракета была выполнена по схеме «утка». Маршевая ступень имела стреловидное складывающееся крыло и двухкилевое складывающееся оперение. Воздухоза­борник маршевого двигателя помещен внизу фюзеляжа.
Стартовая ступень имела два жидкостных реактивных двигателя с суммарной тягой 24 т с управляемыми поворот­ными соплами. Время работы двигателей составляло 32 се­кунды. Стартовая ступень была создана на базе первой сту­пени межконтинентальной баллистической ракеты 15А20.
Система управления ракетой была полностью автоном­ной и корректировалась устройством радиолокационного считывания местности.
Стартовый вес наземного и морского варианта составил 12 650 кг, а вес второй ступени — 6380 кг.
Длина фюзеляжа ракеты 12,8 м, внешний диаметр 900 мм, размах крыла 5,1 м. Ракета была предназначена для стрельбы по наземным целям при дальности не менее 5000 км.
В 1983 г. произведена доработка бомбардировщика Ту-95 в носитель ракет «Метеорит-А» (А — авиационная, без стартовой ступени). На месте была установлена система управления «Лира». Переоборудование происходило на аэродроме ЛИИ.
Первый пуск «Метеорита-А» с самолета-носителя Ту-95МА 11 января 1984 г. был неудачен. Ракета полетела со­всем «не в ту степь» и на 61-й секунде была самоликвидиро­вана. Следующий воздушный пуск с Ту-95МА состоялся 24 мая 1984 г. и с тем же результатом. Ракету опять при­шлось самоликвидировать.
26 августа 1983 г. при пуске в Неноксе со стенда НС-2 дальность составила 1910 км, но высота 20 км достигнута не была.
Первоначально носителем морского варианта «Метео­рита» ЗМ-25 планировали сделать атомную подводную лодку проекта 949, модернизированную в проект 949М. Но проектные разработки, проведенные в ЦКБ «Рубин», пока­зали, что для размещения крылатых ракет ЗМ-25 на пуско­вой установке комплекса «Гранит» требуется коренное из­менение конструкции последней. А для размещения ком­плекта аппаратуры управления корабельными системами предстартового и повседневного обслуживания (КСППО) комплекса «Метеорит» потребуется увеличить длину под­водной лодки на 5тг7 м. Создать же унифицированную ап­паратуру управления КСППО для комплексов «Гранит» и «Метеорит» оказалось невозможно.
Поэтому решили переоборудовать в носитель «Метео-рита-М» одну из атомных подводных лодок проекта 667А, в соответствии с договором ОСВ-1 выведенную из состава морских стратегических ядерных сил. Для переоборудова­ния выбрали лодку К-420. Два отсека с шахтами для баллис­тических ракет вырезали, а вместо него вставили блок из трех отсеков, в результате чего длина лодки увеличилась на 20 м. В первых двух отсеках (четвертом и пятом) блока раз­местили аппаратуру управления КСППО «Коршун-44», пневмогидросистемы КСППО и другую аппаратуру управ­ления комплексом, а также провизионные камеры. В тре­тьем отсеке блока находились жилые и общественно-быто­вые помещения для экипажа. 12 контейнеров с пусковыми установками СМ-290 для ракет «Метеорит-М» были поме­щены вне прочного корпуса лодки, в междубортном про­странстве под углом 45° к основной плоскости лодки. В районе размещения контейнеров ширина легкого корпуса была увеличена до 15 м. Диаметр же прочного корпуса, на­оборот, был уменьшен по сравнению с диаметром прочного корпуса демонтированных отсеков.
Также на К-420 были заменены гидроакустический и навигационный комплексы и комплекс средств связи. Для удержания лодки в стартовом коридоре при залповой стрельбе установили систему стабилизации по глубине «Бор».
В контейнерах ракеты «Метеорит» хранились на старто­вом агрегате со сложенными консолями крыльев и с загер­метизированным маршевым двигателем. Пуск мог произво­диться с глубины 40 м при скорости лодки 10 уз.
Перед стартом контейнер заполнялся водой кольцевого зазора, и для открывания крышки давление воды в нем сравнивалось с забортным. Одновременно шел наддув самой ракеты для избежания ее деформации. Первые два двигателя стартового агрегата выводили ракету на поверх­ность. После схода с направляющих пусковой установки раскрывались консоли крыльев и запускался маршевый двигатель. На поверхности запускались остальные два стар­товых двигателя, которые отделялись от ракеты после до­стижения заданной скорости полета.
На подводной лодке К-320 отсеки с баллистическими ракетами были вырезаны лишь в ноябре-декабре 1978 г. А с 25 сентября 1979 г. по 15 октября 1982 г. ее переоборудовали по проекту 667М на «Севмашпредприятии» в Северодвин­ске. С 1 ноября 1982 г. по 4 августа 1983 г. лодка прошла швартовые и заводские испытания.
26 декабря 1983 г. в Беринговом море состоялся первый пуск ракеты ЗМ-25 с борта подводной лодки К-420. Сле­дующий пуск с К-420 произвели лишь 6 ноября 1984 г. Это был 22-й пуск «Метеорита» с начала испытаний и 6-й пуск за 1984 г. (В 1984 г. было запущено две ракеты с Ту-95, три со стенда КС-2 и 1 с одна с подводной лодки.)
Государственные (совместные) испытания ракетного комплекса «Метеорит» начались только в 1988 г. В этом году с подводной лодки было произведено три пуска ракет.
Сложность и громоздкость комплекса, а также необхо­димость постройки специальных носителей стали причи­ной того, что в 1989 г. все работы над «Метеоритом-М» были свернуты.
Испытания «Метеорита» на К-420 были завершены 15 декабря 1989 г. В 1990 г. оборудование комплекса сняли (полностью или частично?), и К-420 в торпедном варианте в декабре того же года включили в состав Северного флота. 5 июля 1994 г. подводную лодку К-420 исключили из боево­го состава флота, передали ОРВИ на долговременное хране­ние и в бухте Сайда (г. Гаджиева) поставили на прикол.
Глава 9
«ОНИКС» - ПОСЛЕДНЕЕ ДЕТИЩЕ ЧЕЛОМЕЯ

5 июля 1981 г. вышло Постановление Совмина о начале работ над сверхзвуковой противокорабельной ракетой «Оникс». 10 марта 1982 г. в ОКБ-52 прошла защита эскиз­ного проекта ракеты «Оникс». Несколько забегая вперед, скажу, что «бдительные товарищи» придумали ей псевдо­ним «Яхонт», а также два индекса — П-800 и ЗМ-55.
Ракета «Оникс» выполнена по нормальной аэродина­мической схеме с трапециевидным складным крылом и оперением. Аэродинамика планера в сочетании с высокой тяговооруженностью обеспечивает «Ониксу» высокую ма­невренность (максимальный угол атаки — до 15°), позво­ляющую ракете выполнять эффективные маневры уклоне­ния от средств ПРО противника.
Силовая установка «Оникса» состоит из маршевого пря­моточного воздушно-реактивного двигателя (ПВРД), рабо­тающего на жидком топливе, и твердотопливного ускорите­ля, установленного по принципу «матрешка» в камере сго­рания маршевого двигателя. Несколько секунд его работы разгоняют ракету до скорости 2 М. Затем стартовик выклю­чается, его выбрасывает из маршевого двигателя набегаю­щим потоком воздуха, и «Оникс» продолжает полет на ско­рости в 2,5 М, обеспечиваемой прямоточным жидкостным воздушно-реактивным двигателем. Двигатель разработан филиалом № 2 НПО «Машиностроение» под руководством Левакова. Эскизный проект выполнен в 1983 г.
В принципе, вся ракета — от лобового воздухозаборника до среза сопла — представляет собой органично совмещен­ную с планером силовую установку. За исключением цент­рального конуса воздухозаборника, в котором размещены блоки системы управления, антенна радиолокационной станции самонаведения и боевая часть, все внутренние объемы ракеты, включая воздушный тракт прямоточного двигателя, использованы под маршевое топливо и встроен­ную твердотопливную стартово-разгонную ступень.
Полетное задание формируется по данным от автоном­ного источника целеуказания. РЛС головки самонаведения может захватывать надводную цель класса «крейсер» на дальности до 75 км. После первоначального захвата цели ракета выключает РЛС и выполняет снижение на предельно малые высоты (порядка 5—10 м). В результате на среднем участке полет осуществляется под нижней границей зоны ПВО. В дальнейшем, после выхода ПКР из-за радиогори­зонта, РЛС включается повторно, захватывает и сопровож­дает цель, на которую наводится ракета. На этом относи­тельно коротком участке полета сверхзвуковая скорость «Оникса» затрудняет его поражение средствами ПВО малой дальности, а также постановку помех его головке самонаве­дения.
Благодаря малому полетному времени и большой даль­ности действия головки самонаведения ПКР «Оникс» не предъявляет жестких требований к точности информации целеуказания.
Обзор всей зоны положения целей с большой высоты создает условия предварительного целераспределения ракет по кораблям группы и селекции ложных целей. Главное до­стоинство ракеты «Оникс» — программа наведения на цель, позволяющая действовать против одиночного корабля по принципу «одна ракета — один корабль» или несколькими ракетами против ордера кораблей. Именно в залпе раскры­ваются все тактические возможности комплекса. Ракеты сами распределяют и классифицируют по важности цели, выбирают тактику атаки и план ее проведения. В автоном­ную систему управления заложены данные не только по противодействию РЭБ противника, но и приемы уклонения от огня средств ПВО. Уничтожив главную цель в корабель­ной группе, оставшиеся ракеты атакуют другие корабли ор­дера, исключив возможность поражения двумя ракетами одной и той же цели. Для исключения ошибки при выборе маневра и поражения именно заданной цели в бортовую вычислительную машину ракеты заложены электронные портреты всех современных классов кораблей. К тому же в бортовой вычислительной машине есть и чисто тактические сведения, к примеру, о типе кораблей, что позволяет опре­делить, кто перед ней — конвой, авианосец или десантная группа, и атаковать главные цели.
Ракета «Оникс» стала первой ракетой ОКБ-52, разме­щенной в транспортно-пусковом контейнере (ТПК) с «глу­хим» задним днищем.
Транспортно-пусковой контейнер — неотъемлемая часть ракеты. В ТПК, будучи полностью готовой к боевому применению, ракета покидает завод-изготовитель, транс­портируется, хранится и выдается на носитель. Без извлече­ния из контейнера через специальный бортразъем контро­лируется техническое состояние ракеты и ее систем.
ТПК с ракетой крайне неприхотлив в эксплуатации, не требует подвода жидкости и газа и не предъявляет дополни­тельных требований по микроклимату в местах хранения и на носителях.
Как видим, открытой информации по ПКР «Оникс», мягко выражаясь, не густо. Оценки специалистов по ней довольно противоречивы. Так, В.П. Кузин и В. И. Николь­ский пишут: «Противокорабельная ракета создавалась уни­версальной по носителям и способам старта (в том числе и подводным). За счет снижения массы боевой части по срав­нению с противокорабельной ракетой «Москит» удалось снизить массогабаритные характеристики. Двигатель и сис­тема управления были идентичны противокорабельной ра­кете «Москит». Дальность и скорость полета оставались практически идентичными ракете «Москит» (на малой вы­соте менее 150 км, а на большой более 250 км). По большо­му счету, единственным преимуществом ракеты «Оникс» по сравнению с ракетой «Москит» были несколько меньшие габариты при более слабой боевой части и использование транспортно-пускового контейнера. Однако ракета «Мос­кит» в середине 80-х годов уже была принята на вооруже­ние, а ракета «Оникс» была фактически только на «бумаге».
Кроме того, вскоре выяснилось, что и компоновочная схе­ма оказалась хуже, чем у ракеты «Москит», и резко ограни­чивала возможности по размещению не только боевой час­ти, но и системы управления.
В этой обстановке, почувствовав угрозу закрытия работ, В.Н. Челомей употребил весь свой авторитет для доказа­тельства руководству ВМФ, что ракета «Москит» уже «уста­ревшая» модель и в условиях ограничения финансирования всех работ целесообразно сконцентрировать все усилия на новейших разработках, одной из которых и является «Оникс». По этой причине развитие ракеты «Москит» было брошено на произвол судьбы (например, испытания высо­тного профиля полета ракеты «Москит» были проведены с большим трудом и не вызвали значительного интереса у ру­ководства ВМФ, а работы по созданию авиационного вари­анта этой ракеты вообще велись практически вне ВМФ), а сама она была предложена на продажу, и ее основные так­тико-технические данные были раскрыты. Кроме того, раз­работчики ракеты «Оникс» постоянно кормили руководст­во ВМФ обещаниями об окончании работ и проведении ис­пытаний, начиная с 1987 года.
Можно утверждать, что вместо финансирования этого «долгостроя» — противокорабельной ракеты «Оникс», — очевидно, целесообразнее было вложить средства в созда­ние новых вариантов ракеты «Москит», в том числе и уменьшенного варианта для размещения в транспортно-пусковом контейнере»1.
В свою очередь, специалисты НПО «Машиностроение» (бывшего ОКБ-52) дают высокие оценки своему изделию и весьма оптимистично оценивают экспортные перспективы. Так, генеральный конструктор НПО «Машиностроение» Герберт Ефремов заметил, что России сегодня важно занять место на международном рынке крылатой техники, потреб-

1 Кузин В.П., Никольский В.И. «Военно-морской флот СССР, 1945—1991», СПБ. Историческое Морское Общество, 1996, С.
332.
ности которого оцениваются специалистами в 7 тысяч ра­кет, а объемы продаж могут превысить 14 миллиардов дол­ларов. Согласитесь, деньги серьезные. А конкурировать с западными «Экзосетами», «Гарпунами», «Отоматами» и «Томагавками» нашим конструкторам вполне по плечу: Россия — лидер в этой области и западные ракетоносители пока далеки от наших достижений.
Несмотря на такой прогноз, доводка «Оникса» затяну­лась, и он очень медленно внедряется во флот. Так, в пери­од с 1986 г. по 1992 г. атомная подводная лодка проекта 670М К-4521 на судоремонтном заводе № 10 в Полярном прошла капитальный ремонт и модернизацию по проекту 06704. В ходе модернизации демонтировали пусковые кон­тейнеры ракет «Малахит» и вместо них установили ТПК СМ-315 для ПКР «Оникс». Установка СМ-315 имеет три ПУ в одном цилиндре-контейнере. Итого боекомплект со­ставляет 24 ракеты. Все ПУ для ракет «Оникс» были разра­ботаны в ПО Специального машиностроения (бывшее ЦКБ-34). Кроме того, ГАК «Рубикон» был заменен на ГАК «Скат-М».
Лодка Б-452 (К-452) несколько раз выходила в море для испытаний ракет «Оникс». 30 мая 1998 г. Б-452 исключена из боевого состава флота, передана ОРВИ на долговремен­ное хранение и в бухте Ара (поселок Видяево) поставлена на прикол.
Кроме того, 8 пусковых установок СМ-315 предполага­ется установить на атомные подводные лодки проекта 885. Эти лодки имеют водоизмещение 8600 т, скорость 33 уз., боекомплект 32 ракеты, кроме того, предполагается устано­вить по восемь 533-мм торпедных аппарата. Первая подвод­ная лодка проекта 885 (заводской № 160) 21 декабря 1993 г. заложена в эллинге ПО «Севмашпредприятие» в Северо­двинске, а вторая — в 1996 г. Ввод лодок в боевой состав

К-452 с 3 сентября 1992 г. — Б-452, а с 22 декабря 1997 г. — «Нов­город Великий».
Российского флота намечен на 2004 г. и 2006 г. соответст­венно.
В середине 1990-х годов МРК «Накат» проекта 1234 был модернизирован по проекту 1234.7 с установкой двух пуско­вых установок СМ-403 (наклонной ферменной конструк­ции с шестью направляющими) для ПКР «Оникс». После проведения государственных испытаний на МРК «Накат» проекта 1234.7 в 1996 г. комплекс «Оникс» был принят в опытную эксплуатацию.
Шестью строенными вертикальными пусковыми уста­новками ракет «Оникс» предполагалось вооружить сторо­жевой корабль «Новик» проекта 1244.1 (водоизмещение полное 2900 т). «Новик» стал единственным относительно крупным надводным кораблем, заложенным после распада СССР. 26 июля 1997 г. «Новик» был заложен на стапеле за­вода «Янтарь» в Калининграде. Однако, по мнению автора, он вряд ли будет достроен.
На базе ракетного комплекса «Оникс» в НПО «Маши­ностроение» разработан подвижный береговой ракетный комплекс «Бастион». На базе автомобиля типа МАЗ-543 ус­тановлены три контейнера с ракетами. В состав комплекса «Бастион» входят: самоходные пусковые установки (до восьми), машина боевого управления, вертолетный ком­плекс целеуказания, оборудование для головного команд­ного пункта.
Кроме того, согласно рекламе НПО «Машинострое­ние», им спроектирован и стационарный береговой ракет­ный комплекс «Бастион». В стационарном комплексе раке­ты «Оникс» размещены в ординарных вертикальных пуско­вых установках шахтного типа. В составе комплекса может быть до 36 таких установок. Командные пункты, по жела­нию заказчика, могут быть как защищенные стационарные, так и мобильные — на автомобилях, вертолетах и т. д.
Боеготовность комплекса к пуску из выключенного со­стояния аппаратуры — не более 4 минут.
Площадь контролируемой комплексом зоны — свыше 280 тыс. км2.
От>гт, создания шахтных пусковых установок и команд­ных пунктов позволяет считать их непоражаемыми совре­менными средствами огневого воздействия. Кроме того, до­стоинством стационарного комплекса «Бастион» является низкая стоимость обслуживания и недоступность к систе­мам ракеты и пусковой установки со стороны диверсион­ных и террористических групп.
Данные ракеты «Оникс»
Дальность стрельбы, км:
с комбинированной (низковысотной) траекторией до 300
с низкой траекторией до 120
Высота полета, м:
максимальная 14000
минимальная 10—15
Максимальная скорость, м/с:
на высокой траектории 750
на низкой траектории 680
Вес ракеты, кг:
стартовый около 3000
в ТПК, около 3900
Вес боеголовки, кг около 200
Габариты ТПК, мм:
длина 8900
диаметр 720
Интервал между пусками, с 2—5
Угол возвышения ПУ, град от 15 до 90
Дальность обнаружения цели РЛС, км 1 до 77
Раздел III


Современные ПКР Российского флота

Глава 1
ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЕ РАКЕТЫ ГНПЦ «ЗВЕЗДА-СТРЕЛА» ВОЗДУШНОГО БАЗИРОВАНИЯ

Прежде чем начать рассказ о ракетах ГНПЦ «Звезда-Стрела», стоит сказать несколько слов об истории этой ор­ганизации. Жила была деревенька Костино недалеко от села Болшево Московской губернии. Известна она только тем, что в 1921 г. ВЧК прятала там В.И. Ленина от предпо­лагаемых террористов. Причем официально вождь прожи­вал в Горках, туда и приходила корреспонденция и т. п. После смерти Ленина в Костино была создана трудовая коммуна ОГПУ по перевоспитанию правонарушителей и беспризорников. В 1939 г. «коммуну» прикрыли, и на ее базе создали спорткомбинат по выпуску спортивного ин­вентаря. В следующем году спорткомбинат передали в рас­поряжение Наркомата авиационной промышленности.
Приказом Наркомата авиационной промышленности № 220 от 9 марта 1941 г. на базе спорткомбината был создан завод № 472 по выпуску авиационных радиаторов водяного и масляного охлаждения и лент-расчалок для оснащения самолетов фронтовой авиации. С началом войны завод № 472 был эвакуирован в г. Кузнецк Пензенской области. После разгрома немцев под Москвой на площадях эвакуи­рованного завода № 472 создается филиал Куйбышевского завода № 145 по выпуску выливных авиаприборов и другого оборудования. В 1942 г. на базе филиала завода № 145 со­здается завод № 455 союзного значения по выпуску авиа­приборов. Вот с этой даты (3 июня 1942 г.) и ведет свой от­счет Государственный научно-производственный центр (ГНПЦ) «Звезда-Стрела». Со временем завод № 455 стал главным заводом СССР по производству различного воору­жения для авиации.
В 1955 г. завод перепрофилируется на изготовление ра­кетных систем класса «воздух — воздух» тактического на­значения. 17 мая 1957 г. при заводе было образовано кон­структорское бюро, которое со временем стало именоваться ОКБ «Звезда» (приказ № 100 от 12 марта 1966 г. по Минави-апрому).
В 1974 г. создается производственное объединение «Стрела», в которое вошли завод № 455, ОКБ «Звезда», Ко­стромской механический завод и Бендерский машиностро­ительный завод. Завод № 455 со временем стал именоваться Калининградским (им. Королева) машиностроительным заводом «Стрела». Сейчас (с 1995 г.) все эти предприятия вместе называются ГНПЦ «Звезда-Стрела».
В середине 1960-х годов в ОКБ «Звезда» началось проек­тирование первой отечественной тактической управляемой ракеты класса «воздух — земля» Х-66. Летно-конструктор-ские испытания ракеты прошли в 1967—1968 гг., и прика­зом Министерства обороны СССР за № 0075 от 20 июня 1968 г. Х-66 была принята на вооружение.
Ракета предназначалась для поражения наземных и морских целей. Наведение радиокомандное. В полете раке­та удерживалась в узком радиолокационном луче.
Ракета создана по аэродинамической схеме «утка». Длина ракеты 3,63 м, максимальный диаметр фюзеляжа 270 мм. Стартовый вес 278 кг. Вес осколочно-фугасной бое­вой части 103 кг. Ракета оснащена твердотопливным двига­телем ПРД-25СМ. Максимальная скорость, развиваемая ракетой, около 1М. Дальность стрельбы 8—10 км.
Затем в ОКБ «Звезда» была создана более совершенная ракета класса «воздух — земля» Х-23. Ее летно-конструк-
•горские испытания на самолетах МиГ-23 и МиГ-23Б прово­дились с 20 марта 1970 г. по 3 октября 1973 г.
Ракетами Х-23 вооружены истребители типа МиГ-23, МиГ-27, Су-17 и другие.
Ракета предназначена для поражения наземных целей и небольших кораблей. Система управления — радиокоманд­ная. Наведение — визуальное по трассеру методом «трех точек». Аппаратура наведения «Дельта» размещена под левым крыльевым пилоном самолета-носителя. Время теле­управления 27 секунд. Согласно наставлению, круговое ве­роятное отклонение 6 м. Дальность прицельной стрельбы от 2 до 10 км.
Пуск ракеты производился с истребителя-бомбардиров­щика, летящего со скоростью от 600 до 1000 км/час на вы­соте от 80 до 500 м. Угол пуска по отношению к цели от 2 до 40°.
Ракета Х-23 имела аэродинамическую схему «утка». Длина ракеты 3591 мм, максимальный диаметр корпуса 275 мм, размах крыла 785 мм, размах рулей 424 мм. Старто­вый вес ракеты 289 кг, вес ракеты в конце активного участка
225 кг.
Двигатель твердотопливный с импульсом тяги 110 кН/с. Скорость ракеты 600—750 м/с.
Боевая часть ракеты кумулятивно-осколочно-фугасная. Вес боевой части 111+-3 кг. Боевая часть снаряжена мощ­ным взрывчатым веществом типа ТГ-40. В двух бортовых сегментах боевой части помещено 1488 готовых поражаю­щих элементов — стальных кубиков с ребром 10 мм. Взры­ватель неконтактный.
В 1970 г. вышло Постановление Совмина о создании комплекса вооружения в составе лазерной станции подсве­та цели «Прожектор-1», размещенной в контейнере самоле­та-носителя, и ракеты Х-25 с полуактивной лазерной голов­кой самонаведения 24Н1 для одноместного штурмовика. Работы над Х-25 начались в 1971 г. в ОКБ «Звезда». Зимой 1973 г. начались параллельные испытания Х-25 (изделие 69)
на Су-7БМ иСУ-17М.
Летно-конструкторские испытания ракет Х-25 проводи­лись в августе-ноябре 1974 г. на самолетах Су-17МЗ и МиГ-27. В этот период выполнено 69 полетов, из них 30 с пуска­ми ракет.
Комплекс вооружения Су-17КГ с лазерной станцией подсветки цели «Прожектор-1» и с ракетой Х-25 был при­нят на вооружение в 1976 г. Это был первый в мире авто­номный комплекс вооружения: штурмовик с лазерной станцией подсветки целей и ракетой с лазерной полуактив­ной головкой самонаведения.
В 1978 г. вышло Постановление Совмина о создании модульного ряда тактических ракет «воздух — земля» с еди­ным двигателем, боевой частью, системой стабилизации, но с различными системами наведения. Разработку такого комплекса ракет поручили КБ «Звезда», создателю Х-25. В состав модульного ряда вошли ракеты:
Х-25 МЛ с лазерной головкой самонаведения 24Н1;
Х-25МР с радиокомандной системой самонаведения;
Х-25МП с радиолокационной пассивной головкой самонаведения для поражения работающих РЛС.
Все ракеты типа Х-25 имеют аэродинамическую схему «утка». Максимальный диаметр фюзеляжа 275 мм. Размах крыла 820 мм. Боевая часть фугасная весом 90 кг. Двигатель твердотопливный ПРД-228.
Ракета Х-25МЛ с лазерной системой наведения предна­значена для поражения широкого класса малоразмерных целей. Подсветка атакуемой цели может осуществляться бортовой и наземной станциями целеуказания. Ракета X-25МЛ имеет дальность пуска (в зависимости от высоты по­лета самолета-носителя) 10—20 км и максимальную ско­рость 850 м/с.
Был разработан вариант управляемой ракеты с теплови-зионной головкой самонаведения для использования в ноч­ное время. Максимальная дальность пуска 10—20 км.
Длина ракеты 4255 мм, стартовый вес 300 кг. Макси­мальная скорость ракеты 850 м/с.
Ракета Х-25МР с радиокомандной системой наведения предназначена для поражения малоразмерных наземных и одиночных надводных целей. Основным достоинством ра­кеты являются высокая помехоустойчивость в условиях ин­тенсивного радиоэлектронного противодействия и относи­тельно низкая стоимость.
Длина ракеты Х-25МР 4353 мм, стартовый вес 300 кг. максимальная скорость 850 м/с. Дальность прицельная максимальная 8—10 км.
Ракета Х-25МП с пассивной радиолокационной систе­мой наведения предназначена для высокоточного пораже­ния РЛС наиболее раслространенного американского ЗРК типа «Хок» и «Усовершенствованный Хок».
Максимальная дальность стрельбы 40—60 км. Макси­мальная скорость 900 м/с. Длина ракеты 3830 мм. Старто­вый вес 320 кг.
Для поражения ЗРК типа «Роланд» и «Кроталь» ракета Х-25МП была модернизирована и получила индекс X-25МПУ. Модернизация заключалась в расширении диапа­зона частот пассивной радиолокационной головки самона­ведения и применения инерциальной системы наведения, обеспечивающей возможность пролонгации наведения и повторного захвата цели при временном выключении излу­чения РЛС цели. Резко увеличилась дальность стрельбы (до 340 км). Остальные тактико-технические характеристики близки к Х-25МП: стартовый вес 320 кг, максимальная ско­рость 850 м/с и т. д.
Ракетами типа Х-25 оснащаются самолеты МиГ-21, МиГ-23, МиГ-27, МиГ-29, Су-17М, Су-24, Су-25, Як-38 и вертолеты.
Ракеты семейства Х-25 не уступают по своим характе­ристикам лучшим зарубежным образцам. Все они с 1992 г. предлагаются на экспорт.
На основе Х-25 в ОКБ «Звезда» была создана противо-радиолокационная ракета с пассивной РГС — Х-27. Для увеличения дальности полета ракеты по сравнению с Х-23, Х-25 и Х-25М был разработан двухрежимный двигатель ПРД-276 на смесевом топливе с суммарным импульсом в полтора раза выше, чем у ПРД-228 при тех же весогабарит-ных характеристиках. Кроме того, для ракет Х-27 была со­здана уникальная система управления СУР-73, которая по­зволяла в дальнейшем создать на ее базе целое новое семей­ство управляемых ракет.
Государственные испытания ракеты Х-27 проходили на самолете МиГ-27 с 8 августа 1975 г. по 12 октября 1976 г. С 19 июня 1977 г. испытания ракеты Х-27 были продолжены, но уже с пассивной РГС другого типа, предназначенной для захвата РЛС-целей с импульсным режимом работы. Закон­чились эти испытания 13 октября 1977 г.
Постановлением Совмина от 2 сентября 1980 г. ракета Х-27 была принята на вооружение.
Дальность стрельбы Х-27 составляет 320 км, вес боевой части 90 кг.
Еще в 1950-х годах в ОКБ «Звезда» была создана летаю­щая мишень ИЦ-59 «Олень». Ее стартовый вес составлял 540 кг. Ракета была оснащена жидкостным реактивным двигателем конструкции ОБК-2 A.M. Исаева. Мишень за­пускалась с бомбардировщика Ту-16НКРМ и выполняла программный полет на высоте свыше 15 км. Для повторно­го использования мишени была разработана парашютная система спасения.
В январе 1980 г. закончилась наземная отработка и нача­лись летные испытания мишени ИЦ-59В «Магнит», кото­рая являлась дальнейшим развитием мишени «Олень». В связи с возросшими требованиями к летно-техническим ха­рактеристикам мишени по высоте и дальности полета стар­товый вес мишени увеличился до 1052 кг.
Ракета-мишень оснащалась двумя ЖРД «140», разрабо­танными в ОКБ ВТ. Степанова. Разгон мишени на старто­вом участке осуществлялся связкой из двух твердотоплив­ных двигателей. После сброса стартовых двигателей начи­нали работу два ЖРД. После выхода на стартовую высоту полет происходил с ЖРД, работавшими в пунктирном ре­жиме. Работы над мишенью стали переходным этапом к более сложным ракетам Х-31 и Х-35.
В 1972 г. в ОКБ «Звезда» началась разработка нового по­коления ракет класса «воздух — земля». Первой из них была высокоскоростная ракета Х-31, предназначенная для реше­ния задач, возлагаемых на противорадиолокационную раке­ту Х-27, но с гораздо большей эффективностью. Использо­вание принципиально нового типа двигателя (комбиниро­ванного прямоточного воздушно-реактивного двигателя на жидком топливе, интегрированного с твердотопливным стартовым ускорителем) существенно увеличило энергети­ческие возможности ракеты. Это позволяло выигрывать дуэль с зенитным ракетным комплексом противника. Рас­четы показали, что высокая сверхзвуковая скорость ракеты позволяет ей обеспечить поражение ЗРК типа «Хок» (США) раньше, чем выпушенная им зенитная ракета достигнет самолета-носителя. В то время в мире не существовало ни одной авиационной ракеты с такими летно-техническими характеристиками.
Ракета Х-31 создавалась специально для поражения американского ЗРК «Пэтриот». От противорадиолокацион-ных ракет предыдущего поколения она отличается большей дальностью стрельбы, высокой маршевой скоростью, ус­тойчивым наведением на цель в условиях интенсивных помех и временного выключения радиоизлучающих целей.
Пассивная головка самонаведения была изготовлена в НПО «Автоматика».
Комбинированная двигательная установка ракеты со­стоит из маршевого прямоточного воздушно-реактивного твердотопливного двигателя и стартового порохового дви­гателя, установленного в камере сгорания маршевого двига­теля. После завершения работы стартовик выталкивается из камеры набегающим потоком воздуха. Камера сгорания прямоточного воздушно-реактивного двигателя имеет воз-душно-завесную систему охлаждения, что значительно уве­личивает допустимое время работы и открывает практичес­ки неограниченные возможности по модифицированию ракет с данным типом двигательной установки.
Ракета Х-31 выполнена по нормальной аэродинамичес­кой схеме с крылом малого удлинения. По бокам корпуса расположены четыре воздухозаборника круглого сечения, закрываемые сбрасываемыми в полете заглушками кони­ческой формы.
Длина ракеты Х-31 составляет 4,7 м, максимальный диаметр фюзеляжа 360 мм, размах крыла 780 мм. Стартовый вес ракеты Х-31П — 600 кг, а Х-31 А — 610 кг.
Ракета Х-31П оснащена осколочно-фугасной боевой частью весом 87 кг, а ракета Х-31 А оснащена кумулятивно-фугасной боевой частью весом 95 кг.
Максимальная скорость ракеты 1000 м/с. Дальность стрельбы ракетой Х-31П — 15—110 км, а Х-31А — 10— 70 км.
11 января 1978 г. выводит решение Военно-промышлен­ной комиссии при Совмине СССР № 17, а 15 февраля — приказ № 60 по Минавиапрому о создании на базе ракеты Х-31 противокорабельного варианта, получившего обозна­чение Х-31 А и предназначенного для поражения надвод­ных кораблей водоизмещением до 4500 т. Для этого ракета Х-31А комплектовалась активной радиолокационной сис­темой наведения вместо пассивной с проникающей боевой частью вместо осколочно-фугасной.
Испытания противокорабельных ракет Х-31 А велись с мая 1982 т. по 1988 г. Причем серийное производство Х-31 А начапось уже в 1987 г.
В 1989 г. закончились государственные испытания мо­дернизированной ПКРХ-31П. Испытания проводились на самолете Су-24М. В одиннадцати зачетных пусках получено 4 прямых попадания в малоразмерную надводную цель.
С 1990 г. в НПО «Стрела» началось серийное производ­ство ракет Х-31 и их модификаций Х-31 А и Х-31 П.
Носителями ракет типа Х-31 могут быть самолеты ти­па МиГ-21, МиГ-23БН, МиГ-27М, МиГ-29М, МиГ-29К,
Су-24М, Су-27М, Су-27ИБ и другие.
На базе ракеты Х-31 А была создана ракета-мишень МА-31. Мишень МА-31 в 1994 г. выиграла объявленный ВМС США всемирный конкурс и успешно прошла летные испы­тания на американском полигоне Пойнт Мугу. Тут возни­кает интересный моральный аспект. По мнению автора, большие партии даже сверхсовременного оружия допусти­мо продавать любой стране, поскольку на большие средст­ва, вырученные от продажи, можно создать новое, более со­вершенное оружие. А вот как назвать продажу лучших об­разцов ракет Х-31 и «Москит» нашему потенциальному противнику для отработки его ПВО?
На выставке МАКС-99 научно-производственный центр «Звезда-Стрела» представил модернизированный ва­риант ракеты типа Х-31 — противорадиолокационную ра­кету Х-31ПД и противокорабельную ракету Х-31АД. Кон­структивным отличием модернизированных ракет является более рациональное заполнение внутренних объемов керо­сином. Габаритные размеры ракеты остались без измене­ний. Стартовый вес обеих модернизированных ракет около 900 кг, вес боевых частей доведен до НО кг. Дальность стрельбы ракетой Х-31ПД — до 150 км, а ракетой Х-31 АД — до 100 км.


Глава 2
ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС ЗМ-80 «МОСКИТ»

Разработка противокорабельной ракеты «Москит» ЗМ-80 началась в МКБ «Радуга» (г. Дубна) в 1973 г. под руковод­ством главного конструктора И.С. Селезнева. Комплексу по традиции были присвоены индексы П-270 и ЗМ-80.
Бортовая и корабельная системы управления разрабаты­вались в ГНПО «Альтаир» (г. Москва) под руководством ге­нерального конструктора С.А. Климова.
Проектирование прямоточного воздушно-реактивного маршевого двигателя ЗД83 ракеты было начато в ОКБ-670 (г. Москва) под руководством главного конструктора М.М.
Бондарюка, а закончено в МКБ «Союз» (г. Тураев Москов­ской области), главный конструктор В.Г. Степанов.
Стартовые двигатели были созданы в КБ-2 завода № 81 Минавиапрома (г. Москва), главный конструктор И.И. Картуков.
Пусковая установка разрабатывалась в КБ Машино­строения (г. Москва), главный конструктор Н.К. Цикунов.
Серийное производство ракет ЗМ-80 велось в ПО «Про­гресс» в г. Арсеньев Приморского края.
Ракета ЗМ-80 построена по нормальной аэродинами­ческой схеме. Двигательная установка комбинированная, состоит из маршевого прямоточного воздушно-реактивного твердотопливного двигателя, работающего на керосине, и стартового порохового двигателя. Причем стартовик встав­ляется в сопло маршевого двигателя. Через 3—4 секунды после старта пороховой двигатель сгорает и выталкивается из сопла набегающим потоком воздуха. (Рис. 59)
Рис. 59. Противокорабельная ракета ЗМ-80 комплекса «Москит».
Комбинированная система управления в составе инер-циальной навигационной системы и активно-пассивной радиолокационной головки самонаведения обеспечивает высокую вероятность попадания в цель даже в условиях ра­диопротиводействия противника. Для целей типа группы катеров или корабельной ударной группа эта вероятность равна 0,99; для конвоев и десантных соединений — 0,94.
После старта ракета делает «горку», а затем снижается до маршевой высоты полета около 20 метров, при подходе к цели происходит снижение до 7 метров (над гребнем волн). Ракета может совершать интенсивные противозенитные маневры с перегрузками, превышающими 10 g (полет «змейкой» и т. д.).
Испытания комплекса «Москит» начались в июне 1978 г. на полигоне «Песчаная Балка». Первоначально пус­ки проводились в районе поселка Черноморск из пускового контейнера КТ-152Б.
Летно-конструкторские испытания начались с двух бросковых пусков 9 июня и 10 октября 1978 г. Макет ракеты был оборудован только стартовым двигателем. Оба пуска прошли нормально.
Далее наступил длительный перерыв, в основном из-за неготовности материальной части ракеты, в частности, мар­шевого двигателя, который с трудом доводился на предпри­ятии-изготовителе.
29 декабря 1979 г. состоялся пуск макета, оборудованно­го маршевым двигателем. Пуск был неудачным, так как маршевый двигатель не запустился, и стартовик после отра­ботки остался в сопловом блоке маршевого двигателя. После пуска опять был взят «тайм-аут» на доработку марше­вого двигателя.
Следующий пуск состоялся лишь 3 июля 1980 г. Задачей пуска ставилось получить надежный старт ракеты и совер­шить полет на маршевой высоте порядка 20 м. Ракета не имела комбинированной головки самонаведения. Пуск за­считали удачным, но маршевый двигатель так и не вышел на расчетный режим.
Пуск 22 октября 1980 г. прошел практически так же, как и предыдущий.
27 января 1981 г. ракета «Москит» впервые была запуше­на в полной комплектации, но без включения активного ка­нала комбинированной ГСН. Ракета должна была поразить мишень СМ пр. 1784 на дистанции 38 км. Пуск был неуда­чен из-за нестабильности работы бортовой системы управ­ления.
При пуске 28 апреля 1981 г. была поставлена задача, аналогичная предыдущему пуску. Достигнуто прямое попа­дание в борт мишени.
2 июня велась стрельба по двум мишеням — СМ пр. 1784 и БКЩ № 436бис на дистанцию 38 км без включения активного канала комбинированной ГСН. Пуск был успеш­ный, достигнуто прямое попадание в более крупную ми­шень— СМ пр. 1784.
К началу июня 1981 г. для обеспечения летных испыта­ний ракет ЗМ-80 прибыла новая модернизированная ми­шень СМ пр. 1784М, изготовленная в Николаеве. На этой мишени, как и на старой СМ пр. 1784, была оставлена вся система радиолокационных отражателей в количестве око­ло 50 штук разных видов (К-0,7, К-1,25 и т. д.) и тепловой имитатор «Балансир», работающий на бытовом газе про­пан-бутан, только вместо одной горелки стало две (счита­лось, что на большом корабле — линкоре, крейсере или авианосце — есть минимум два центра излучения).
На мишени СМ пр. 1784М принципиально улучшили систему внешних траекторных измерений. Ранее кинокаме­ра и фотоаппаратура, снимавшие подлет ракеты к мишени, устанавливались «на глазок», а теперь кинофотоаппаратура была привязана с большой степенью точности к самой ми­шени. Углы обзора камер были выбраны так, что в них кроме ракеты обязательно попадал какой-либо элемент конструкции мишени.
Для проведения испытаний работы активного канала комбинированной РГС на ракете ЗМ-80 на мишени СМ пр. 1784М смонтировали специальную систему под назва­нием «Минарет». Система включала в себя РЛС «Дон» с до­работанной антенной системой, дистанционную систему управления телесигнализации и телекоммуникации, аппа­ратуру документирования режимов работы и т. д. Кроме того, были установлены две системы — «Шайба» и «Рында», — определявшие величину промаха ракеты. Сис­тема «Шайба» определяла величину промаха относительно своей антенны, а «Рында» — величину промаха относитель­но так называемой «приведенной цели». На мишени имелся и хорошо оборудованный кубрик для размещения команды.
26 июня 1981 г. велась стрельба по двум мишеням — СМ пр. 1784М, установленной от точки старта на дистанции 40 км, и по БКЩ пр. 436бис, установленной от точки старта на дистанции 10 км. Ракеты стартовали с подключенными активным и пассивным каналами ГСН. Пуск признан ус­пешным. Ракета поразила мишень СМ пр. 1784М (прошила сетку мишени на высоте 1,0 м от палубы) и приводнилась на дальность 80 км от точки старта.
Этим пуском закончилась программа летно-конструк-торских испытаний комплекса «Москит».
Пуски по программе совместных (государственных) ис­пытаний начались в августе 1981 г. На этом этапе испыта­ний пуски ракет производились как с береговой пусковой установки, так и с большого ракетного катера проекта 1241.1 (заводской № 402) и эсминцев проекта 956 «Совре­менный» (заводской № 861).и «Отчаянный» (заводской
№ 862).
Первый пуск по программе совместных испытаний со­стоялся 21 августа с береговой пусковой установки по ми­шени СМ пр. 1784М на дальность 102 км. Задачей пуска яв­лялась проверка работы всех узлов и агрегатов, связанных с использованием специальной боевой части. Пуск сочтен успешным. Достигнуто прямое попадание в борт мишени.
30 сентября произведен пуск с катера проекта 1241.1. Макет ракеты был оснащен только стартовым двигателем. Макет нормально стартовал с катера, шедшего со скорос­тью 24 уз. при волнении моря 2—3 балла. После этого катер с заводским № 402 был допущен к участию в совместных испытаниях комплекса «Москит».
2 октября 1981 г. произведен пуск с задачей, аналогич­ной пуску 21 августа, но на сей раз мишень не выставлялась. Пуск сочтен успешным.
24 ноября произведен пуск с катера проекта 1241.1 по мишени СМ пр. 1784М на дальность 100 км. Пуск закон­чился неудачей из-за неисправности в районе бортовой сис­темы управления. Ракета упала в море на 10-й секунде после старта.
27 декабря проводилась залповая стрельба ракетами № 205 и № 305 с катера пр. 1241.1 по двум мишеням — БКЩ пр. 436бис и СМ пр. 1784М. Дистанция до мишени БКЩ составляла 10 км. На эту мишень была нацелена раке­та № 205. Пуск признан успешным — достигнуто прямое попадание в мишень. Дальность до мишени СМ составляла 33 км. На нее должна была быть нацелена ракета № 305. Пуск оказался неудачным — крышки воздухозаборников маршевого двигателя не раскрылись, и ракета приводнилась на 23,7-й секунде полета. Интервал между пусками состав­лял 5 с.
14 апреля 1982 г. произведен пуск с береговой установки по мишени СМ пр. 1784М на дистанцию 100 км. Пуск не­удачный. Ракета упала на 24-м километре дистанции из-за неполадок в работе бортовой системы управления.
29 апреля произведен первый пуск с эсминца проекта 956 «Современный» на Северном флоте по мишени ОС-111 (тральщик проекта 265К) на дистанцию 141 км. Пуск ус­пешный — достигнуто прямое попадание в надстройку ми­шени.
26 мая 1982 г. проведена залповая стрельба ракетами №106 и № 505 с эсминца «Современный» по мишени ОС-111 на дистанцию 35,5 4м. Обе ракеты с аппаратурой для боевой части ТК-22 одновременно стартовали с обоих бортов эсминца. Ракета № 505 поразила мишень, попав в ее надстройку. Ракета № 106 не произвела снижение высоты полета перед мишенью, пролетела над ней на высоте 17 м от ватерлинии и приводнилась, пролетев 47,5 км. Стрельба признана частично успешной. Но ракета № 106 могла про­лететь и не на 17 м выше ватерлинии, а на 170 м, все равно при наличии ТК-22 кораблю янки мало бы не показалось.
31 августа 1982 г. произведен пуск с катера проекта 1241.1 на дистанцию 100 км с послестартовым доворотом в 50 по мишенной позиции из двух мишеней ОС-111 и СМ пр. 1784М. Пуск оказался неудачным — не запустился мар­шевый двигатель, и ракета упала в море на дистанции 12,8 км от катера.
15 сентября было повторение предыщущего пуска. Раке­та навелась на мишень СМ пр. 1784М и поразила ее. Факти­ческая дистанция стрельбы составила 107,7 км.
29 сентября произведен пуск с катера проекта 1241.1 на дальность 27 км по мишени ОС-111. Достигнуто прямое по­падание, мишень затонула.
28 ноября произведена залповая стрельба ракетами № 306 и № 506 с эсминца проекта 956 «Отчаянный» в Ба­ренцевом море на Северном флоте. (Стрельбы проводились параллельно со сдаточными испытаниями корабля.) Задан­ная дальность стрельбы по мишени СМ пр. 1784 составляла 27 км. Скорость корабля во время пуска — 20 уз. Стрельба производилась с пусковой установки правого борта, интер­вал между пусками 5 с. Мишень была поражена обеими ра­кетами.
На этом совместные испытания комплекса «Москит» завершились. В ходе этих испытаний провели 15 пусков (14 ракет и 1 макет ракеты). Согласно решению Государствен­ной комиссии по испытаниям, полностью успешных пус­ков было 8, частично успешных — 5, неуспешных — 2.
Замечу, что на этих испытаниях впервые в СССР были введены термины «полностью успешный пуск» и «частично успешный пуск», до этого пуски были либо «успешными», либо «неуспешными».
В начале 1983 г. ракетный комплекс «Москит» (П-270, ЗМ-80) был принят на вооружение эсминцев проекта 956 и больших ракетный катеров проекта 1241.1.
Разработка ракетного катера нового поколения проекта 1241Р для замены катера проекта 205У началась в ЦМКБ
«Алмаз» в 1969 г. Предусматривалось создать семейство бое­вых катеров различного назначения с максимально возмож­ной унификацией корпусов и оборудования.
Однако сделать этого не удалось. Проект 1241.1 (ракет­ный) и проект 1241.2 (противолодочный) получились не только с различным вооружением, но и с разной энергети­кой и корпусами. Причем один назывался «катер», а вто­рой — «корабль». А пограничный вариант фактически не состоялся — он попросту повторял противолодочный.
Ракетный катер проекта 1241.1 делался под ракету «Москит». Но ракету вовремя сдать не удалось, и «Алмазу» пришлось разработать промежуточный проект катеров 1241. IT с четырьмя контейнерами ракет «Термит». Полное водоизмещение этих катеров составляло 465 т, скорость хода 42 уз. Артиллерийское вооружение: одна 76-мм артус-тановка АК-176 и одна 30-мм установка АК-630.
В экспортном варианте (проекта 1241РЭ) катера воору­жены противокорабельными ракетами П-20 (экспортная модификация П-15М) и имеют газотурбинную энергети­ческую установку. С 1980 г. ПО «Вымпел» в Рыбинске и Ярославский судостроительный завод (бывший № 345) для Польши, ГДР, Румынии, Болгарии, Индии и Йемена по­строили 22 катера проекта 1241РЭ, которые получили высо­кую оценку иностранных специалистов. Кроме того, катера проекта 1241РЭ по лицензии и с технической помощью СССР строились в Индии.
В 1981 г. ПО «Алмаз» сдало флоту первый ракетный катер проекта 1241.1 с двумя двухконтейнерными пусковы­ми установками КТ-152М комплекса «Москит». Полное во­доизмещение катера 493 т, артиллерийское вооружение: одна 76-мм артустановка АК-176 и одна 30-мм установка АК-630. Затем в ПО «Алмаз», на Средне-Невском и Хаба­ровском заводах построили более 20 таких катеров.
Ракетами «Москит» были вооружены уникальные малые ракетные корабли пр. 1239 на воздушной подушке. Корабль пр. 1239 полным водоизмещением 1050 т имеет корпус из алюминиево-магниевого сплава. Энергетическая установка комбинированная, состоящая из двух газовых турбин мощ­ностью по 20 тыс. л. с, двух дизелей мощностью по 10 тыс. л. с. и двух дизелей по 3300 л. с. Под газотурбинными двига­телями скорость хода достигает 50 уз., а под дизелями ко­рабль идет экономическим ходом со скоростью 12 уз.
Корабль имеет две счетверенные пусковые установки «Москит», одну пусковую установку ЗРК «Оса-М», одну 76­мм артустановку АК-176 и две 30-мм артустановки АК-
630М.
Головной корабль «Бора» построен в г. Зеленодольске в 1987 г. и принят в опытную эксплуатацию 30 декабря 1989 г. Второй корабль «Самум» этого типа построен там же в 1991-1992 гг. (Рис. 60)
Рис. 60. Малыш ракетный корабль на воздушной подушке «Самум»
пр. 1239, вооруженный ПКР «Москит»: 1 — 76-мм артустановка АК-176; 2 — 30-мм артустановка АК-630; 3 — РЛС системы MP-123; 10— ПУ ЗРК «Оса-М»; 13 — ПУ ракет «Москит».
В 1971 г. Северному ПКБ было выдано тактико-тех­ническое задание на разработку ракетно-артиллерийско­го корабля (эсминца) проекта 956 «Сарыч», вооруженного 130-мм универсальной артиллерией и предназначенного в первую очередь для поражения малоразмерных береговых целей и огневой поддержки морских десантов. В состав во­оружения корабля предполагалось включить комплекс «Термит» и ЗРК «Оса».
Проектирование такого корабля оказалось очень слож­ным, так как в процессе работы над проектом начало ме­няться целевое назначение корабля. Значительное воздей­ствие оказала программа создания в США нового поколе­ния эсминцев типа «Спрюэнс» — первых многоцелевых кораблей ВМС США. Так, кроме артиллерийского воору­жения (две 130-мм установки АК-130) была значительно усилена ПВО: «Осу» заменили на комплекс 30К «Ураган», а «Термит» — на «Москит» (две счетверенные пусковые уста­новки КГ-190).
Первый эсминец проекта 956 «Современный» (завод­ской № 861) был заложен на заводе им. Жданова (ныне «Се­верная верфь») в Ленинграде 3 марта 1976 г. Спущен на воду «Современный» был 18 ноября 1978 г., а 24 января 1981 г. включен в состав Северного флота. Второй эсминец «Отча­янный» заложен 4 марта 1977 г., спущен 29 марта 1980 г., введен в состав Северного флота 24 ноября 1982 г.
Всего до конца 1993 г. на «Северной верфи» было по­строено 17 кораблей проекта 956 и еще несколько осталось недостроенными в связи с распадом СССР.
Два из недостроенных эсминцев проекта 956 — «Важ­ный» и «Вдумчивый», которых наши «демократы» поспе­шили переименовать в «Екатеринбург»1 и «Александр Не­вский», — были из-за недостатка финансирования проданы КНР вместе с комплексом «Москит».

1 Замечу, что и город, и корабль были названы не в честь Екатерины Великой, а в честь чухонской проститутки Марты Скавронской, «цари­цы из солдатских портомой», по выражению поэта Волошина. После смерти Петра I от ее имени 2 года правил ее очередной любовник Алек­сандр Меншиков.
В период с 1983 г. по 1988 г. прошли три вида испытаний комплекса «Москит».
Во-первых, проводились испытания по улучшению так­тико-технических характеристик ракеты ЗМ-80. Всего про­вели три пуска: 11 марта 1983 г., 29 июня 1983 г. (макет раке­ты) и 7 декабря 1984 г. На этом этапе была достигнута даль­ность полета 125 км.
С начала 1980-х годов рассматривалась возможность ус­тановки комплекса «Москит» на экраноплан «Лунь» проек­та 9631. Для этого на полигоне «Песчаная Балка» в поселке Черноморск был установлен макет экраноплана проекта 903. Носовая часть экраноплана, макет крыла и двигателей, а также хвостовая часть с килем были изготовлены в г. Горь­ком и водным путем на барже доставлены в порт Керчь, а оттуда на специальных тележках их отправили в Черно-морск. Средние части экраноплана длиной 22 м и диамет­ром 6 м были изготовлены в Феодосии, а точнее, в ее приго­роде в поселке Приморский на судостроительном заводе «Море». Средние части были изготовлены с посадочны­ми местами под установку шести пусковых контейнеров КТ-152.
Все части экраноплана собрали на объекте 05 в Черно-морске с помощью двух 16-тонных автокранов. Экраноплан установили на специальном железобетонном фундаменте. После этого из Москвы прибыли два контейнера с КТ-152. Собранная конструкция выглядела весьма внушительно: киль экраноплана возвышался над землей почти на 15 м.

1 Экраноплан строился на заводе «Красное Сормово». Полетный вес его составлял 380 т. Длина экраноплана 73,8 м, ширина 19,2 м. Ско­рость экраноплана 350—500 км/час, дальность полета до 2000 км. Высо­та полета на экране 1—5 м при волнении моря до 5—6 баллов. Экипаж 13 чел. Любопытно, что военные долго не могли решить, чем считать экраноплан — летательным аппаратом или кораблем. И лишь приказ министра обороны от 12 ноября 1986 г. положил конец этим спорам. Экранопланы отнесли к морской авиации как к роду сил ВМФ, и они подлежали включению в состав ВВС флотов.
Экраноплан был серебристого цвета, и это еще более усили­вало его эффектный вид.
Затем приехали специалисты из Москвы и начали об­клеивать киль и верхнюю часть экраноплана, там, где нахо­дились пусковые установки, специальными термостойкими плитками, видимо, теми же, какими обклеивали советский «Буран». Ведь основной целью испытаний была проверка способности конструкции экраноплана выдерживать силь­ный удар стартового двигателя и воздействие раскаленных газов.
5 октября и 21 декабря 1984 г. было проведено два пуска макетов «Москита», оснащенных только стартовыми двига­телями. Первый пуск произвели из правого контейнера но­совой пары пусковых установок, а второй пуск — из левого контейнера хвостовой пары пусковых установок.
Так как контейнеров было всего два, то при первом пуске носовая пара стояла на своем месте, а затем ее пере­несли в хвост.
Во время проведения этих испытаний было отработано два варианта загрузки ракет на экраноплан: в первом вари­анте ракета загружалась в контейнер, уже установленный на экраноплан, с помощью загрузочного устройства; во втором варианте ракета загружалась в контейнер, находящийся на земле, а потом вся конструкция устанавливалась на экра-ноплане.
Все пуски прошли нормально. После первого пуска ока­зались поврежденными 9 плиток, после второго — 2.
После этих пусков несколько специалистов полигона «Песчаная Балка» были командированы в Баку. На Каспии провели два пуска ракет ЗМ-80. Мишенью служил БКЩ пр. 436бис.
Первый пуск был неудачный из-за ошибок экипажа. В ходе второго пуска произвели двухракетный залп (с интер­валом 5 с). Пуск был засчитан как успешный.
С наступлением «перестройки» «Лунь» был законсерви­рован. И лишь в 2002 г. появились сведения о том, что его собираются расконсервировать и ввести в боевой состав Каспийской флотилии.
4 января 1981 г. вышло Постановление Совмина № 17-5 о модернизации комплекса «Москит». Условием модерни­зации было увеличение дальности стрельбы. Для этого про­вели модернизацию маршевого двигателя. Он получил новое сопло с регулируемым критическим сечением. Двига­тель стал работать на новом типе керосина, более энергоем­ком, но зато ядовитом.
В ходе испытаний на полигоне «Песчаная Бачка» было запущено 10 модернизированных ракет «Москит-М». Пер­вый пуск состоялся 6 августа 1987 г., а последний — 7 июля 1989 г. Пуски проводились с катера проекта 1241.1. Даль­ность в ходе пусков была нестабильная, причем максималь­ная составила 153 км. В ходе испытаний возникли большие проблемы с экологами, которые дознались, что в акватории южного курортного города ведутся опыты с ядовитым ве­ществом.
Помимо корабельного варианта в МКБ «Радуга» созда­ли и авиационный вариант «Москита». На авиасалоне в г. Жуковском был продемонстрирован палубный самолет Су-27МК, вооруженный ПКР «Москит».
Данные противокорабельного комплекса ЗМ-80 «Москит»
Длина ракеты, мм 9385
Диаметр корпуса, мм 760
Диаметр ракеты со сложенными крыльями, мм 1300
Размах крыльев, мм 2100
Вес ракеты, кг. 3950
Вес боевой части, кг. 300
Вес взрывчатого вещества, кг. 150
Дальность стрельбы: максимальная, км до 120
минимальная, км 10
Высота полета на маршевом участке траектории, м около 20
Скорость полета, М свыше 2
Время работы маршевого двигателя, с 250
Время пуска 4 ракет в залпе, с 15
Глава 3
ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС «УРАН»

Начиная с 1970-х годов параллельно с Х-31 ОКБ «Звез­да» работало над совершенно новой для этого предприятия ракетой для поражения кораблей в открытом море. Причем ракета должна была запускаться с различных носителей — не только с самолетов и вертолетов, но и с кораблей и бере­говых пусковых установок. При этом с самого начала про­работок предполагалось, что на разрабатываемой раке­те будет использоваться малогабаритный турбореактив­ный двигатель разработки ТМКБ «Союз», обеспечивавший большую дальность полета на высокой дозвуковой ско­рости.
К концу 1977 г. в ОКБ «Звезда» разработали технические предложения по созданию ракетного комплекса «Уран» с противокорабельной ракетой Х-35, предназначенного для использования в составе корабельных, вертолетных и само­летных систем вооружения.
Полномасштабные работы по комплексу «Уран» ве­лись на основании Постановлений Совмина № 635-188 от 5 июля 1981 г. и № 222-90 от 16 марта 1983 г.
Испытания комплекса «Уран» начались в 1983 г. на полигоне «Песчаная Балка». Предварительные испытания состояли из трех этапов. В ходе первого этапа проводились пуски макетов ракет Х-35 (ЗМ-24) — заводской (морской) индекс. Кроме того, ракеты имели еще одно название — из­делие 78. Макеты были снабжены только автопилотом, мар­шевым и стартовым двигателями.
Пуски проводились как с береговой пусковой установ­ки, размещенной на объекте 05 в поселке Черноморск (бое­вое поле полигона), так и с морского носителя — ракетного катера Р-44 проекта 206МР. Всего в ходе первого этапа ис­пытаний в 1983—1984 гг. было запушено 6 макетов с берего­вой установки и 1 макет — с катера.
На втором этапе предварительных испытаний также производился пуск макетов ракет Х-35, но на сей раз они были в полной комплектации, а также с телеметрией. От­сутствовали лишь активные радиолокационные головки самонаведения. Второй этап затянулся на целых 5 лет — с 1585 г. по 1990 г. (что поделаешь, началась «перестройка»). За эти годы было произведено в обшей сложности 26 пус­ков, из который 18 — с береговой пусковой установки и 8 — с катера Р-44 проекта 206МР. Успешными были признаны около 50% пусков.
На третьем этапе предварительных испытаний запуска­лись макеты (так их именовали в документации), но на самом деле это были ракеты Х-35 в полной комплектации, в том числе и с активной РГС и выставлением мишени СМ пр. 1784. Любопытно, что в одних документах эти испыта­ния именовались третьим этапом предварительных испыта­ний, а в других — летно-конструкторскими испытаниями.
Третий этап длился также более 5 лет, с 1992 г. по 1997 г. В ходе него провели четыре пуска, из которых один с бере­говой пусковой установки и три с катера проекта 206МР, Дистанция стрельбы составляла 40 км. Зафиксировано два попадания в мишень, оба при пуске с катера.
Следует отметить, что испытания ракет в 1992—1997 гг. на полигоне «Песчаная Балка» проходили в невероятно сложных условиях. Несколько раз «самостийники» пыта­лись захватить полигон, а когда им это не удалось, занялись систематическим саботажем — то отключали электроэнер­гию, то запрещали доставку ракет на полигон, то закрывали водный район для стрельбы и т. д.
Параллельно с испытаниями ПКР Х-35 на ее базе созда­вали и ракету-мишень НЦ-35-01. Разработка мишени нача­лась по решению Государственной комиссии по военно-промышленным вопросам при Совмине СССР № 397 от 31 октября 1986 г.
С 10 сентября по 25 ноября 1992 г. на полигоне «Песча­ная Бачка» были произведены два пуска мишеней НЦ-35-01 с береговой пусковой установки. Оба пуска оказались ус­пешными, и ракета-мишень была рекомендована для про­ведения государственных испытаний.
В 1994 г. в ходе государственных испытаний на полигоне «Песчаная Балка» было сделано два пуска мишени: один с береговой пусковой установки и один с катера Р-44. Пуск с береговой ПУ оказался успешным, а с катера — частично успешным: ракета-мишень не выполнила маневр «под­скок». Но все равно в 1995 г. был подписан «Акт государст­венных испытаний» по ракете-мишени НЦ-35-01 с предло­жением о принятии ракеты-мишени на вооружение ВМФ.
Государственные (совместные) испытания всего ком­плекса «Уран» начались в конце июня 1999 г. на полигоне «Песчаная Балка». Всего в ходе испытаний провели 4 пуска ракет Х-35 с катера Р-44 проекта 206МР.
Первый пуск был произведен 10 сентября 1999 г. по ми­шени СМ-148 (пр. 1784) на дальность 40 км. Пуск был не­удачным из-за отказа рулевого привода ракеты на участке стабилизации.
Второй пуск произведен 14 февраля 2000 г. при тех же условиях. Пуск засчитан успешным.
22 марта 2000 г. произведен пуск по мишени СМ-148 на дальность 120 км, засчитан успешным.
Последний пуск произошел 30 марта 2000 г. Стреляла пусковая установка левого борта катера, далее предполагал­ся разворот ракеты на 90°. Пуск закончился неудачей из-за неотделения стартового двигателя.
На следующий день, 31 марта, состоялось заседание Го­сударственной комиссии, на котором было принято реше­ние в проведении государственных испытаний сделать перерыв для анализа причин и устранения недостатков, имевших место в первых четырех пусках госиспытаний. Главнокомандующий ВМФ России это решение утвердил 24 мая 2001 г. Главкомом в этом решении была поставлена задача ОАО «Радар-ММС» провести межведомственные ис­пытания активной РГС по отдельной программе.
После того как Вооруженные Силы Украины сбили над Черным морем российский самолет Ту-154, летевший из
Израиля, президент Кучма запретил вообще какие-либо ра­кетные стрельбы в районе Феодосии. (Как будто Х-35 может сбить авиалайнер?!)
С большим трудом на полигоне «Песчаная Балка» в XXI веке удалось провести один пуск ракеты Х-35. 6 марта 2001 г. с береговой позиции в поселке Черноморск с боевой машины БРК «Бал-Э» (ЗК-60) была запущена ракета Х-35. Стрельба велась по мишени МКЩ на минимальную даль­ность 7 км с доворотом на 90°. Пуск был неудачным из-за отказа бортовой системы управления.
Повторный пуск ракеты в тех же условиях решили про­вести с катера проекта 206МР. Однако из-за саботажа укра­инских властей осуществить это не удалось. И лишь в нача­ле июня 2003 г. состоялся первый пуск ракеты Х-35 второго этапа государственных испытаний, впервые у берегов Анапы, а не Феодосии. Стреляли с катера на дальность 7 км. Мишень была поражена прямым попаданием.
Всего в июне произведено 9 пусков ракет Х-35, из кото­рых полностью успешных было 5. Все пуски проводились в районе Анапы с катера проекта 206МР по мишени СМ пр. 1784М.
Испытателям комплекса, да и самому «Урану» очень по­везло, так как при окончании пусков в нужном месте и в нужное время оказалось большое начальство — в Севасто­поль как раз прибыли министр обороны России и Главком ВМФ. Им, естественно, было очень приятно принять на во­оружение первый российский (а не советский) ракетный комплекс, который был представлен к сдаче за последние 12 лет. Поэтому итоговый акт о государственных испытаниях «Урана» был отправлен в Москву 28 июля 2003 г. Вскоре ко­рабельный комплекс «Уран» официально приняли на во­оружение.
Данными по испытаниям авиационного варианта раке­ты Х-35 автор не располагает. Но следует предположить, что принятие на вооружение этого варианта маловероятно.
А теперь перейдем к устройству ракет Х-35. (Рис. 61)
3
1 активная радиолокационная ГСН;
2 передний бугель;
3 инерциальная система управления
4 крыло;
5 бак топливный:
6 средний бугель;
7 ТРДД;
8 руль;
9 стартовый двигатель;
10 стабилизатор;
11 привод рулевой;
12 боевая часть;
13 система контактных датчиков

Рис. 61. Противокорабельная ракета Х-35. 1— активная радиолокационная ГСН; 2— передний бугель; — инерциальная система управления; 4 — крышо; 5 — топливный бак; 6 — средний бугель; 7— ТРДД; 8— руль; 9— стартовый двигатель; 10 — стабилизатор; 11 — рулевой привод; 12 — боевая часть; 13— система контактных датчиков.

Ракета Х-35 оснащена турбореактивным двуконтурным двигателем и имеет околозвуковую скорость (285 м/с).
Х-35 выполнена по нормальной аэродинамической самолетной схеме и имеет складное крыло и оперение. В нижней части корпуса расположен воздухозаборник трапе­циевидного сечения.
Длина ракеты корабельного, берегового и вертолетного базирования — 4,4 м, а самолетного базирования — 3,85 м из-за отсутствия стартового двигателя. Максимальный диа­метр фюзеляжа 420 мм. Размах крыльев 1330 мм. Вес боевой части 145 кг. Стартовый вес ракеты Х-35: корабельного и берегового базирования — около 620 кг, вертолетного бази­рования — около 610 кг, самолетного базирования — около
520 кг.
Дальность стрельбы максимальная — 130 км, мини­мальная — 7 км.
Система управления комбинированная, включает инер-циальную систему и активную радиолокационную головку самонаведения для конечного участка, способную работать в условиях радиопротиводействия.
Согласно рекламе АО «Радар ММС» (Санкт-Петербург) радиолокационная головка самонаведения АРГС-35Э на ракете «Уран» обеспечивает наведение ракету на цель по го­ризонтали —45 , вниз —20 и вверх +20 . Максимальная дальность обнаружения целей 20 км. Цель обнаруживается при волнении моря до 6 баллов. Вес РГС без обтекателя около 40 кг, максимальный диаметр 420 мм, длина 700 мм.
Боевая эффективность ракеты Х-35 повышается за счет полета на предельно малых высотах (3—5 м в зависимости от высоты волн), что значительно усложняет ее перехват ко­рабельными средствами ПВО.
Носителем самолетного варианта ракеты (без стартово­го ускорителя) после соответствующего дооборудования могут быть практически все типы тактических самолетов, в том числе и МиГ-21, способный нести одну ракеты Х-35 на подфюзеляжном узле подвески, а также противолодочный самолет Ту-142М (восемь ракет на двух подкрыльевых узлах), вертолеты Ка-27 и Ка-28.
А теперь перейдем к ракетам морского базирования. Как уже говорилось, первым кораблем, оснащенным ком­плексом «Уран», стал ракетный катер Р-44 проекта 206МР.
К лету 2000 г. с Р-44 сняты обе пусковые установки ком­плекса «Уран». Их установили на ВПК (эсминец) «Сметли­вый». Однако в 2002 г. их сняли с эсминца и вновь устано­вили на катер.
Для экспорта был разработан проект многоцелевого ка­тера «Вихрь» (проекта 02065). Один из его вариантов воору­жен комплексом «Уран-Э». В кормовой части катера уста­новлены две спаренные пусковые установки КТ-184 для ракет Х-35.
Корабельный комплекс «Уран» был поставлен в Индию. Там было решено вооружить «Ураном» фрегаты типа «Года­вари» («Godavari») проекта 16 полным водоизмещением 3850 т, причем первые три фрегата F-20, F-21 и F-22 были вооружены четырьмя одиночными пусковыми установками П-20М (экспортный вариант «Термита»), а следующие че­тыре фрегата, начиная с F-31, вооружаются четырьмя сче­тверенными пусковыми установками «Уран-Э».
В декабре 1999 г. фрегат ВМС Индии проекта 16 «Дели» произвел учебные ракетные стрельбы четырьмя ракетами ЗМ-24Э в Индийском океане. Стрельба производилась по данным собственных средств целеуказания в режиме ручно­го ввода на дальность 47 км (две ракеты), на дальность 80 км (одна ракета), на дальность 100 км (одна ракета) по позиции из двух морских мишеней типа морской траулер. Все четыре ракеты поразили мишени.
Кроме того, индусы решили установить «Уран-Э» на корветы типа «Кукри» («Khukri») водоизмещением 1350 т. Причем первые 4 корвета строились по проекту 25 (Р-44, Р-46, Р-47 и Р-49) и вооружались двумя спаренными пусковы­ми установками ракет П-20М. А последующие 4 корвета (Р-61 и Р-64) строились по проекту 25А и оснащались четырьмя счетверенными пусковыми установками «Уран-Э».
Для Индии должен был быть построен и сторожевой ко­рабль проекта 11660 (проект «Гепард») полным водоизме­щением 1930 т; скорость хода 28 уз.; вооружение — 8 пуско­вых установок ракет «Уран», одна спаренная пусковая уста­новка ЗРК «Оса-М», одна 100-мм артустановка АК-100 и две 30-мм артустановки АК-630М.
Однако Индия расторгла контракт, и головной СКР, строившийся в Зеленодольске (заводской № 951) 15 сентяб­ря 1992 г. был передан Российскому флоту. Первоначально корабль назывался СКР-200, а с 3 октября 1986 г. «Татар­стан». К лету 2003 г. он находился на Каспийском море. Комплекс «Уран» на корабле установлен, но еще не отстре­лян (на 1 августа 2003 г.). Дело в том, что судоходная обста­новка на Каспии не позволяет запускать ПКР на полную или даже среднюю дальность. Представители Зеленодоль­ского завода предлагали запустить «Уран» с Волги в направ­лении полигона «Капустин Яр». Однако Х-35 не проектиро­валась для полета над сушей, и это вызывает некоторые проблемы.
Были заключены контракты на поставку комплекса «Уран» в Алжир и Вьетнам.
В Российском флоте место для комплекса «Уран» заре­зервировано на фрегате «Неустрашимый» проекта 1154, по­строенном в г. Калининграде на заводе «Янтарь» в 1991 г. Полное водоизмещение фрегата 4250 т. Правда, не исклю­чено, что вместо «Урана» будет поставлен «Оникс».
В 2001 г. на «Северной верфи» в Петербурге заложен корвет «Стерегущий» проекта 20380. Сдача его предполага­ется в 2005 г. Полное водоизмещение корвета 1700 т. Воору­жение: 4 счетверенные пусковые установки комплекса «Уран» или 2 счетверенные ПУ «Оникса». Система управле­ния огнем ЗР60УМ. Кроме того, «Стерегущий» вооружен одной 100-мм артустановкой А-190, комплексом «Кортик-М» и двумя счетверенными 330-мм торпедными аппарата­ми «Пакет».
На базе корабельного комплекса «Уран» был создан бе­реговой ракетный комплекс «Бал-Э» (ЗК-60)1. Ракеты ком­плекса одинаковы с корабельными ракетами Х-35, и поэто­му я сразу перехожу к описанию устройства наземной части комплекса.
В состав берегового комплекса «Бал-Э», кроме ракеты, входят два самоходных командных пункта управления и связи, четыре самоходные пусковые установки, четыре транспортно-перегрузочные машины и наземное оборудо-

1 В литературе упоминается индекс ЗМ-60.
вание для технического обслуживания всех машин и подго­товки берегового ракетного комплекса к боевому использо­ванию. (Рис. 62)
Все машины комплекса «Бал-Э» смонтированы на оди­наковых автомобильных шасси повышенной проходимости типа МАЗ-7930. Наличие приборов ночного видения, аппа­ратуры навигации и топографического ориентирования по­зволяет машинам быстро менять после выполнения боевой задачи стартовые позиции и позиции перезаряжания и рас­средоточение перемешаться в новый район в любое время суток при любых погодных условиях.
Энергоснабжение систем всех машин как на боевой по­зиции, так и в походе обеспечивается автономным источни­ком переменного и постоянного тока с газотурбинным при­водом. Кроме того, на каждой из них имеется резервный ис­точник питания с приводом от вала отбора мощности автомобильного шасси. Такое конструктивное решение энергоснабжения наряду с другими мерами не только обес­печивает высокую живучесть комплекса, но и дает возмож­ность автономного использования всех машин.
Самоходная пусковая установка выполнена в виде уста­новленной на штатные опорные точки автомобильного шасси сварной рамы. На раме помещен блок из восьми транспортно-пусковых контейнеров с ракетами Х-35. При переходе из походного положения в боевое гидросистема поднимает блок на стартовый угол +35°.

Данные комплекса «Бал-Э»
Максимальное количество ракет на самоходной ПУ 8
Время развертывания из походного положения в боевое. . не более 1 мин.
Максимальная скорость движения, км/час: по шоссе 60
по бездорожью 20
Запас хода по топливу, км 850
Основные характеристики самоходного командного пункта управления и связи (2 шт.)
Вес снаряженного изделия, кг. 38 200
Вес монтируемого оборудования, кг. 16 500


Транспортно-перегруэочная машина



Рис. 62. Береговой ракетный комплекс «Бал-Э» (рис. в проспекте).
Длина, мм - 14 650
Ширина, мм 3100
Высота, мм 4050
Расход топлива на 100 км пути, л 80
Емкость топливный баков, л 700
Экипаж, чел 7
Основные характеристики самоходной пусковой установки (СПУ)
Вес снаряженного изделия, кг. 40 000
Вес монтируемого оборудования, кг. 18 300
Длина, мм 13 500
Ширина, мм 3100
Высота, мм 4000
Экипаж, чел 6
Основные характеристики транспортно-перегрузочной машины (ТПМ)
Вес без блока ТПК, кг. 33500
Вес полностью снаряженной машины, кг 42 500
Распределение веса по осям, кг:
на две передние оси 21 170
на две задние оси 22 330
Длина, мм 13 825
Высота, мм 3950
Ширина без блока ТПК, мм 3200
Ширина с блоком ТПК, мм 3620
Вес грузоподъемный кранов-манипуляторов, кг. 9000
Максимальная высота стрелы крана-манипулятора, мм 5800
Продолжительность цикла перегрузки блока ТПК .... не более 30 мин
Экипаж, чел 2

С начала XXI века в ОКБ «Звезда-Стрела» ведутся рабо­ты по модернизации ракеты Х-35, главной целью которой является увеличение дальности стрельбы. В частности, раз­рабатывается маршевый двигатель с меньшими весогаба-ритными характеристиками.
В заключение позволю высказать и авторское мнение о комплексе «Уран». В 1980-х годах он мог быть достаточно эффективным противокорабельным комплексом, но спустя
30 лет в значительной степени устарел, и принятие на во­оружение его для Российского флота нецелесообразно. Дру­гой вопрос, что он может широко экспортироваться в так называемые «третьи страны».

Глава 4
РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС «ГРАНАТ»

Ракетный комплекс «Гранат» предназначен для пуска с подводных лодок по береговым целям и является аналогом знаменитых американских ракет «Tomahawk» («Томагавк»). Но вот кто у кого «содрал» конструкцию ракеты — вопрос спорный.
Ю.С. Кузнецов в письме к автору этой книги рассказал о своих встречах с Львом Люльевым, конструктором «Гра­ната». «ЗМ-10 и «Томагавк», — пишет Юрий Сергеевич, — похожи друг на друга до мелочей, даже внешними размера­ми. К примеру, обе ракеты имеют одинаковую длину — 6,2 м. У них один и тот же диаметр — 514 мм, а в капсуле (при старте с подводной лодки) — 533 мм.
Я лично разговаривал по этому поводу с Л.В. Люльевым. Он мне рассказал такую историю: где-то в конце 60-х — на­чале 70-х годов его КБ факультативно, на свой страх и риск, разработало принципиально новую конструкцию крылатой ракеты (это правильно, конструкция этой ракеты ну ничем не напоминает конструкцию крылатых ракет Челомея, Бе­резняка, Селезнева). Люльев и Устинов — однокашники по учебе в Ленинградском военмехе и большие друзья. Усти­нов ознакомился с проектом и сказал, что наше сознание, наша промышленность, наше общество не готовы еще к таким проектам. И Люльев сказал, что положил проект под сукно до лучших времен. А потом появился «Томагавк» с его удивительными техническими характеристиками. И Ус­тинов позвонил Люльеву: «Лев, где там твой проект? Начи­най им заниматься, и как можно быстрее». Вот он и начал заниматься.
Я спросил Люльева: «А как же с ключевыми размерами? Кто у кого крал, кто у кого подсматривал? Особенно размер 514 мм». Он пожал плечами и сказал, что так иногда у кон­структоров бывает.
Несколько позже свердловские ребята мне сказали, что во время испытаний американского «Томагавка» один из испытываемых объектов залетел на Кубу и потом оказался каким-то образом на люльевской фирме. И к Люльеву при­езжали многие, кто работал в ракетной технике, чтобы по­смотреть на американское изобретение, в частности, двига-телисты — уж очень хорош был этот турбореактивный двух-контурный двигатель, очень миниатюрный на вид, но очень эффектный в работе.
В общем, получилась достаточно темная, запутанная ис­тория, кто что сделал первым».
Решением Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам от 19 ноября 1975 г. за № 282 КБ «Новатор» (бывшее ОКБ-9) была пору­чена разработка ракетного комплекса дальнего действия с крылатыми ракетами ЗМ-10 «Гранат», выстреливаемыми из торпедных аппаратов калибра 533 мм. Главный конструктор ракет Л.В. Люльев.
В развитие этого решения приказ министра судострои­тельной промышленности от 9 декабря 1975 года определил КБ «Малахит» как базовую организацию по разработке тор-педно-ракетных комплексов подводных лодок (главный конструктор Л.А. Подвязников), головным по размещению комплекса на атомных подводных лодках проектов 671, 671РТ, 671РТМ, 667А, 670 и 760М.
Ракета имела подводный старт, производимый с помо­щью твердотопливного стартового ускорителя. В воздухе включатся маршевый двухконтурный твердотопливный двигатель. Маршевая скорость дозвуковая — 0,7—0,9 М. Высота полета от 15 до 200 м, максимальная Дальность по­лета около 3000 км.
Длина ракеты со стартовым ускорителем 8,09 м, диаметр корпуса 0,51 м, размах крыла 3,3 м. Стартовый вес 1700 кг. (Рис. 63)


Рис. 63. Крышатая ракета 3М-10 «Гранат».

Старт ракеты «мокрый». Система управления ракеты инерциальная с коррекцией по рельефу местности с помо­щью топографических карт, находящихся в памяти борто­вого компьютера.
Любопытно, что испытания «Граната» было поручено вести сразу двум полигонам — «Песчаная Балка» и Глубоко­водному полигону. При этом полигоны подчинялись раз­ным организациям: начальство «Песчаной Балки» находи­лось в УРАВе, а начальство Глубоководного полигона — в Управлении противолодочного вооружения (УПВ) ВМФ.
Тут я вновь предоставлю слово историку Кузнецову: «Тут вся причина в самом Л.В. Люльеве. Глубоководный полигон он создал по сути дела сам. На территории полиго­на был построен объект с его громадным монтажным залом, построенным на деньги люльевского КБ. Таким же образом при полигоне была построена отличная гостиница, в про­стонародье феодосийцами называемая «котовской» (по фа­милии начальника полигона контр-адмирала, Героя Совет­ского Союза С.Н. Котова). В этой гостинице был отличный люкс, построенный специально для Люльева и его семьи и в котором он проводил время, особенно летом. И Люльев, привыкший жить с удобствами, чтобы работа, жилье, еда — все было под рукой, ни в какую не хотел монтировать новую технику на какой-то «Песчаной Балке» и каждый день куда-то ездить за 25 км из такой любимой им Феодосии. Дол­го решался этот вопрос в Феодосии: как быть? Начальство 31-го научно-испытательного центра ничего не решило. Ре­шили все в Москве на совместном заседании руководителей УРАВ и УПВ ВМФ. Решили: пусть будет так, как желает Л.В. Люльев.
А он решил так:
подготовку ракет к пуску осуществить совместными усилиями промышленности и специалистов обоих полиго­нов на объекте на Глубоководном полигоне;
производство пусков с береговой установки и с само­летов осуществить в зоне полигона «Песчаная Балка» спе­циалистами полигона «Песчаная Балка»;
производство пусков с подводной лодки производить подводникам феодосийского 475-го дивизиона подводных лодок, специально предназначенного для обеспечения ис­пытаний ракетного и ракетно-торпедного оружия. Пуски производить под совместным контролем специалистов полигонов «Песчаная Балка» и Глубоководного. При этом на трассе полета ракеты задействовать все измерительные посты обоих полигонов (от Ялты до Керченского пролива). Обработку материалов измерений производить на полигоне «Песчаная Балка».
Первый этап испытаний ракет «Гранат» имел название: «Экспериментальные испытания изделия КС-122РС1 с бе-

КС — заводской индекс, расшифровывается: Калинина, Свер­дловск. Дело в том, что завод № 8 им. Калинина, изделия которою имели индекс К, в 1941 г. был эвакуирован в Свердловск, и в дальней­шем его изделия получали индекс КС.
реговой подвижной пусковой установки КС-93ВЗ, установ­ленной на танке Т-70».
Первые два пуска состоялись 5 августа и 12 августа 1976 г. Задачей пусков была отработка процесса сброса кап­сулы с внутренним диаметром 518 мм с изделия КС-122РС с наружным диаметром 514 мм под действием газов от рабо­тающего стартового двигателя. Систем управления ракеты не имели. Старт производили на полигоне «Песчаная Балка» в поселке Черноморск под углом 50° на дальность примерно 3,6 км.
В первом пуске капсулой была просто труба (без голов­ного обтекателя), на втором пуске капсула была штатной, с головным обтекателем. Процесс отделения капсулы напо­минал процесс снятия чулка. Головной обтекатель с помо­щью специального заряда (время действия 0,001—0,003 с) отсекался от капсулы на две половины — поперек обтекате­ля и вдоль.
Второй этап испытаний имел название: «Эксперимен­тальные испытания изделия КС-122РТ с подводной лодки». Для испытаний была использована подводная лодка проек­та 633РВ С-49 из 475-го дивизиона подводных лодок (ко­мандир капитан 2 ранга Н.Н. Синичкин).
Первый пуск с лодки С-49 состоялся 28 июля 1977 г. Ра­кета впервые была оснащена аппаратурой управления АБ-11, но еще не имела маршевого двигателя. Пуск произведен с глубины 40 м. Изделие прошло подводный участок траек­тории, вышло из воды, произошел сброс капсулы, раскрыв стабилизаторов и консолей крыла и отстрел стартового дви­гателя.
Аналогично прошел и второй пуск 10 августа 1977 г.
Пуск 27 сентября впервые прошел с включенным мар­шевым двигателем ТРДД-50. Время движения в воде на глу­бине 40 м составило 4,88 с. Полет в воздухе длился 39,5 с. Дальность составила 2129 м с отклонением от директрисы стрельбы влево.
Вес изделия с капсулой составлял 2385 кг, без капсу­лы — 1485 кг, без стартового двигателя — 1103 кг.
Еще один пуск с маршевым двигателем состоялся 20 ок­тября 1977 г. При всех стартах подводная лодка находилась на глубине 40 м.
Кроме того, 1 ноября 1977 г. был произведен один старт с береговой пусковой установки КС-93ВЗ на танке Т-70. Угол стрельбы составлял 50°.
Третий этап испытаний назывался: «Испытания изде­лий КС-122РП пусками с самолета Ту-16КСР-2 по провер­ке аэродинамических характеристик». Самолет Ту- 16КСР-2 был выделен из состава морской авиации Балтийского флота и во время испытаний базировался на аэродроме морской авиации Черноморского флота в поселке Гвардей­ское, расположенном между Симферополем и Джанкоем. На третьем этапе испытаний было произведено только два пуска.
24 декабря 1977 г. самолет сбросил изделие (без капсу­лы) с высоты 2150 м. На 35-й секунде изделие вышло на за­данную высоту полета — 1000 м. Согласно заданию, ракета должна была лететь по кругу радиусом около 100 км в райо­не между мысом Магеном и мысом Опук. Однако из-за не­исправности маршевого двигателя ТРДД-50 ракета пролете­ла только 57 км, а затем упала в море.
27 января 1978 г. самолет сбросил изделие с высоты 2250 м. Ракета выполнила полет по кругу с выполнением ряда маневров (5 по тангажу, 2 по крену и 3 по курсу). Полет продолжался 376 с, изделие пролетело 82,5 км вместо запла­нированных 90 км.
Четвертый этап испытаний назывался: «Летно-кон-структорские испытания ракет ЗМ-10 в разных модифи­кациях изготовления бортовой аппаратуры управления». Испытаниям подлежали варианты бортовой аппаратуры АБ-12,АБ-13 и АБ-51.
Однако четвертый этап начался не с пусков ракет ЗМ-10, а с двух пусков изделий КС-122РТ (оба пуска произ­водились в один день — 28 марта 1978 г.) для доработки мар­шевого двигателя.
4 июля 1978 г. произведен пуск ракеты ЗМ-10В1А с ап­паратурой АБ-12. Старт осуществлен с подводной лодки С-49 с глубины 40 м, скорость лодки 5,1 уз. Пуск успеш­ный — достигнута заданная дальность 130 км.
10 августа произведен пуск с той же лодки и с тем же за­данием. Однако из-за отрыва лопасти турбины ротора про­изошло выключение маршевого двигателя. Ракета упала в море на дистанции 27,6 км вместо запланированных 130 км.
После этого пуска наступил длительный перерыв в ис­пытаниях, пока шел «разбор полетов» в верхах. Результатом разборок стала замена маршевого двигателя ТРДД-50 кон­струкции Пащенко на двигатель Р95А-300 конструкции О.Н. Фаворского1.
26 декабря 1978 г. произведен пуск ракеты ЗМ-10В1 с бе­реговой пусковой установки под углом 70°. Ракета была впе­рвые оснащена маршевым двигателем Р95А-300. Вместо за­планированной дальности 120 км ракета упала на 24,7 км из-за отказа аппаратуры управления АБ-13.
23 апреля 1979 г. произведен пуск при тех же условиях. Из-за неполадок аппаратуры АБ-51 ракета упала на 8,8-й секунде полета.
5 июня 1979 г. произведен пуск с береговой пусковой ус­тановки. Заданная дальность стрельбы составляла 120 км, а фактически ракета пролетела 125 км. Время полета состави­ло 506 с, средняя скорость ракеты на марше 240 м/с.
19 июля 1979 г. ракета упала на расстоянии 921 м от бе­реговой пусковой установки из-за отказа аппаратуры АБ-51.
23 сентября 1979 г. произведен пуск ракеты ЗМ-10В1 с подводной лодки С-49. Из-за неисправности аппаратуры АБ-51 ракета упала в 1490 м от места старта.
30 мая 1980 г. произведен пуск с подводной лодки С-128,
причем командовал ею все тот же капитан 2 ранга Синич-
кин. Ракета пролетела 141,7 с и приводнилась на дальности
23,1 км от точки старта. Остановился маршевый двигатель
из-за отказа системы подачи топлива.
31 июля 1980 г. произведен пуск ракеты ЗМ-10 с подвод-

1 Фаворский Олег Николаевич, род. в 1929 г. С 1973 г. главный конструктор и генеральный директор МПО «Союз».
ной лодки С-128 (в последующем до конца этапа испыта­ний стреляли только с этой лодки). На 144-й секунде полета на маршевом двигателе Р95А-300 произошел помпаж, и полет вместо запланированных 125 км оборвался на 21 км.
18 сентября 1980 г. произведен пуск с глубины 40 м при волнении моря 2—3 балла. Ракета пролетела 206 км за 1103 с (16,7 мин.).
4 ноября произведен пуск с глубины 40 м при волнении моря 4 балла. Ракета пролетела 220 км за 1119 с (18,6 мин.).
23 декабря произведен пуск с глубины 40 м при волне­нии моря около 4 баллов. При выходе из воды ракета поте­ряла устойчивость и приводнилась на 20-й секунде полета.
После этого пуска испытания ракет ЗМ-10 в районе Фе­одосии были прекращены.
Пару слов надо сказать о судьбе подводных лодок, уча­ствовавших в испытаниях ракет. Лодка С-49 была переобо­рудована в плавучую зарядовую станцию ПЗС-50, а С-128 в 1994 г. сдана на лом.
Совместные испытания были начаты уже на Северном полигоне (21 ГЦМП ВМФ СССР) в районе поселка Не-нокса.
Для проведения летно-конструкторских испытаний по программе главного конструктора комплекса и по полной программе госиспытаний предназначалась атомная подвод­ная лодка К-254 (с 3 июня 1992 г. — Б-254) проекта 671РТМ1.

1 К-254 — головная подводная лодка пр. 671РТМ из заложенных в Ленинграде. Головная же лодка всей серии К-247 была заложена на 2 месяца раньше (!5 июля 1977 г.) на заводе им. Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре. Водоизмещение 4877/7889 т (надводное/под­водное). Длина 107,1 м, ширина 10,8 м, осадка 7,7 м. Скорость подвод­ная 29,7 уз., надводная 10,7 уз. Глубина погружения 400 м. Вооружение: 2 носовых 650-мм торпедных аппарата и 4 носовых 533-мм торпедных аппарата. Боекомплект 24 торпеды или ракеты. Подводная лодка К-254 (Б-254) в июле 1993 г. поставлена на ремонт на судоремонтном заводе «Шквал» в г. Полярный, но денег на ремонт не оказалось, и 30 мая 1998 г. лодку исключили из состава ВМФ и бросили там же. где она и стояла, — в губе Пала (г. Полярный).
В октябре 1979 г. лодка с подготовленными помещения­ми и фундаментами для установки оборудования комплекса перешла из Ленинграда по Беломорско-Балтийскому кана­лу в Северодвинск, на сдаточную базу «Дубрава». 30 декабря 1979 г. были закончены ее сдаточные испытания, и лодка ушла в место постоянного базирования, где продолжились работы по ее дооборудованию. В летнее время лодка пере­водилась в Северодвинск, в базу «Дубрава», для выполне­ния основных монтажных работ. К лету 1981 г. работы по дооборудованию завершились. На лодке установили кора­бельную систему управления стрельбой (КСУС) «Акация». Акт готовности подводной лодки К-254 к первому пуску ракет 3М-10В2 был утвержден 29 июля 1981 г.
Первые пуски с наземного стенда по программе госу­дарственных испытаний были выполнены 23 апреля 1982 г., а с атомной подводной лодки К-254 — 21 июля того же года.
8 и 15 апреля 1983 г. в Баренцевом море с подводной лодки проекта 671РТМ были проведены первые пуски по программе завершающего этапа испытаний.
Государственные испытания продолжались в Северо­двинске и завершились пусками из Белого моря 23 августа 1983 г. Ракетный комплекс был принят на вооружение в ап­реле 1984 г. Дабы обмануть супостатов, комплекс «Гранат» получил псевдоним РК-55.
В конце 1980-х годов в ЦКБ «Рубин» разработали проект по переоборудованию подводной лодки проекта 667АУ1 в проект 667АТ (шифр «Груша»). Дело в том, что подводные лодки проекта 667АУ с баллистическими ракетами выводи­лись из боевого состава флота по договору ОСВ-1, которым предусматривалось сокращение числа МБР морского бази­рования. А вот подводные лодки, прослужившие всего около 10 лет, вполне можно было перевооружить и другим оружием.
По проекту 667АТ у лодок проекта 667АУ вырезались

1 Подводные ядерные ракетоносцы. Каждая подводная лодка пр. 667АУ несла по 16 баллистических ракет Р-27.
ракетные отсеки с шахтами для баллистических ракет, а вза­мен вставлялся новый отсек с восемью бортовыми 533-мм торпедными аппаратами (по 4 на борт, расположенными под углом к диаметральной плоскости корабля), стеллажа­ми на 24 крылатые ракеты комплекса «Гранит» (общий бое­запас 32 ракеты, 8 из которых находились в торпедных ап­паратах) и устройствами быстрого перезаряжания торпед ных аппаратов.
Компоновка механизмов и оборудования в других отсе­ках лодки оставалась без изменений, только в носовом тор педном отсеке 400-мм торпедные аппараты были заменены на 533-мм (6 торпедных аппаратов).
Длина нового отсека оказалась больше вырезанного, в результате чего длина лодки увеличилась с 128 м до 141,7 м. а подводное водоизмещение возросло с 10 100 т до 11 400 т.
Первоначально планировалось переделать по проекту 667АТ шесть атомных ракетоносцев проекта 667АУ — три на судоремонтном заводе «Звезда» во Владивостоке и три на заводе «Звездочка» в Северодвинске. Новые отсеки должны были изготавливаться, соответственно, на судостроитель­ном заводе им. Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре и на Северном машиностроительном предприятии в Северодвинске.
Головной атомной подводной лодкой проекта 667АТ должна была стать К-236 (заводской № 153), сдача ее пла­нировалась на 1985 г.
Подводная лодка К-395 (заводской № 415) с 24 июня 1988 г. по 30 декабря 1991 г. была переделана на заводе «Звездочка» по проекту 667АТ. В 1996 г. и 1997 г. К-395 со­вершила два автономных похода в Атлантику.
Подводная лодка К-253 (заводской № 414) с 17 мая 1984 г. по 20 декабря 1988 г. была переделана на заводе «Звездочка» по проекту 667АТ, но 30 июня 1993 г. исключе­на из состава ВМФ, а в 2000 г. отправлена на лом.
Подводная лодка К-423 (заводской № 440) с 16 октября 1978 г. по 27 декабря 1987 г. переоборудовалась по проекту
667АТ на заводе «Звездочка». 5 июля 1994 г. она исключена из состава ВМФ и поставлена на прикол в губе Сайда.
Подводная лодка К-236 (заводской № 153) 23 ноября 1979 г. была поставлена на переоборудование на заводе «Звезда». Отсек для ракет «Гранат» был вставлен, но в марте 1990 г. работы свернули. 5 лет лодка простояла на приколе и в 1994—1995 гг. была разделана на металл.
Подводная лодка К-399 (заводской № 151) 18 января 1982 г. была поставлена на переделку по проекту 667АТ на заводе «Звезда», но в марте 1990 г. все работы были прекра­щены, а лодка поставлена на прикол. В 1997—1998 гг. К-399 была разделана на металл.
Третья тихоокеанская подводная лодка К-408, предна­значенная для переделки в проект 667АТ, с 8 июля 1983 г. по 10 мая 1984 г. пробыла на заводе «Звезда». По некоторым данным, к модернизации ее даже не приступали. 17 июля 1988 г. лодка была исключена из состава ВМФ, а в 1994— 1995 гг. разделана на металл.
Согласно Постановлению Совмина от 26 мая 1978 г. ра­кетами «Гранат» предполагалось вооружить атомные под­водные лодки типа «Щука» проекта 971. Головная подвод­ная лодка этого проекта К-284 (заводской № 501)1. 27 июля 1984 г. была выведена из дока судостроительного завода им. Ленинского комсомола в г. Комсомольске-на-Амуре. На­чальство объявило о введении ее в строй 30 декабря 1984 г. и с легким сердцем отправилось пьянствовать. Но первые пуски ракеты «Гранат» с нее состоялись в январе 1987 г. А в состояние боеготовности комплекс «Гранат» на подводной лодке К-284 был приведен в 1988 г., после приема на воору­жение гидроакустического комплекса «Скат-3».
Примерно в 1986 г. в ОКБ «Новатор» приступили к глу­бокой модернизации комплекса «Гранат». Главным элемен­том модернизации было введение твердотопливной сверх­звуковой ступени. Новый комплекс получил название «Би­рюза».

1 13 апреля 1993 г. подводная лодка К-284 получила наименование «Акула».
Глава 5
ЭКСПОРТНЫЕ РАКЕТЫ ОКБ «НОВАТОР»

В 1990-х годах екатеринбургским ОКБ «Новатор» созда­но три крылатые ракеты и две баллистические противоло­дочные ракеты в экспортном исполнении. Они были разра­ботаны на базе противокорабельных ракет ЗМ-54 «Бирюза» и ЗМ-14 «Калибр». Само ОКБ «Новатор» представляет эти ракеты как ракетную систему «Club». Поэтому автор решил поместить все эти различные по своему назначению ракеты в одну главу.
Крылатые противокорабельные ракеты ЗМ-54Э и ЗМ-54Э1 имеют близкую базовую конфигурацию. Они вы -полнены по нормальной крылатой аэродинамической схеме с раскрывающимся трапециевидным крылом.
Основное различие этих ракет заключается в количестве ступеней. Ракета ЗМ-54Э имеет три ступени: твердотоплив­ную стартовую ступень, маршевую ступень с жидкостным реактивным двигателем и третью твердотопливную ступень.
Пуск ракеты ЗМ-54Э может производиться из универ сальной вертикальной или наклонных пусковых установок ЗС-14НЭ надводного корабля или штатного торпедного ап­парата калибра 533 мм подводной лодки. Старт обеспечива­ется первой твердотопливной ступенью. После набора вы­соты и скорости первая ступень отделяется, выдвигается подфюзеляжный воздухозаборник, запускается маршевый турбореактивный двигатель второй ступени и раскрывается крыло. Высота полета ракеты снижается до 20 м над уров­нем моря, и ракета летит к цели по данным целеуказания, введенным в память ее бортовой системы управления до пуска. На маршевом участке ракета имеет дозвуковую ско­рость полета 180—240 м/с и, соответственно, большую даль­ность. Наведение на цель обеспечивает бортовая инерци-альная навигационная система.
На удалении 30—40 км от цели ракета делает «горку» с включением активной радиолокационной головки самона­ведения АРГС-54Э, созданной санкт-петербургской фир­мой «Радар-ММС».
АРГС-54Э производит обнаружение и селекцию над­водных целей (выбирает наиболее важные) на дистанции до 65 км. Наведение ракеты производится в секторе углов по азимуту —45°, а в вертикальной плоскости в секторе от —20° до +10°. Вес АРГС-54Э без корпуса и обтекателя не более 40 кг, а длина 700 мм.
После обнаружения и захвата цели головкой самонаве­дения у ракеты ЗМ-54Э происходит отделение второй до­звуковой ступени и начинает работать третья твердотоплив­ная ступень, развивающая сверхзвуковую скорость до 1000 м/с. На конечном участке полета протяженностью 20 км ракета снижается на высоту до 10 м над водой.
При сверхзвуковой скорости полета ракеты над гребня­ми волн на конечном участке вероятность перехвата ракеты мала. Тем не менее для полного исключения вероятности перехвата ракеты ЗМ-54Э средствами ПВО цели бортовая система управления ракетой может выбирать оптимальный маршрут выхода на атакуемый корабль. Кроме того, при атаке крупных надводных целей может осуществляться зал­повый пуск нескольких ракет, которые будут выходить к цели с разных направлений.
Дозвуковая маршевая скорость ракеты позволяет иметь минимальный расход топлива на один километр пути, а сверхзвуковая скорость должна обеспечить малую уязви­мость от зенитных средств ближней самообороны корабля противника. Видимо, разработчики полагают, что на мар­шевом участке полета ракета ЗМ-54Э будет «невидима» для противника и не будет поражаться палубными истребителя­ми и зенитными ракетами большой и средней дальности. Теоретически это возможно с применением технологий типа «стелс» или еще чего-нибудь в этом роде. Однако о по­добных технологиях в рекламных статьях, инспирирован­ных ОКБ «Новатор», нет ни единого слова.
В 2000 г. на Балтийском море проведено несколько пус­ков ракет ЗМ-54Э с подводной лодки проекта 877ЭКМ ВМС Индии после окончания ее модернизации.
Главное отличие крылатой ракеты ЗМ-54Э1 от ракеты ЗМ-54Э — отсутствие третьей твердотопливной ступени. Таким образом, ракета ЗМ-54Э1 имеет только дозвуковой режим полета. Ракета ЗМ-54Э1 короче почти на 2 метра, чем ЗМ-54Э. Это сделано для того, чтобы иметь возмож­ность размешать ее на кораблях малого водоизмещения и на подводных лодках, имеющих укороченные торпедные аппараты, изготавливающиеся в странах НАТО. Зато ракета ЗМ-54Э1 имеет почти в два раза большую боевую часть, чем ЗМ-54Э. Полет ракеты ЗМ-54Э1 происходит так же, как и у ЗМ-54Э, но без разгона на конечном участке.
Ракетами ЗМ-54ТЭ вооружены три фрегата проекта 1135.6, строившиеся в СССР для Индии. Головной фрегат «Talwar» F-40 («Дозорный») был уже заложен в 2002 г., «Trishul» («Ударный») и «Jacob» строятся.
Полное водоизмещение корабля 4035 т. Длина 124,8 м. ширина 15,2 м, осадка 4,2 м. Максимальная скорость хода 30 уз., дальность плавания экономическим ходом 4850 миль.
Главным ударным оружием фрегатов являются ракеты ЗМ-54ТЭ. Восемь таких ракет находятся в пусковых уста­новках вертикального старта ЗС-14Э. Размер каждой ячей­ки около 10 м в высоту и в сечении метр на метр.
Модульную подпалубную пусковую установку изготав­ливает Балтийский завод. Разработчик установки — КБ специального машиностроения (Петербург). Кроме ракет, входящих в состав комплекса Club-N, данная пусковая ус­тановка может обеспечивать хранение и старт еще трех типов противокорабельных ракет. Для стрельбы по воздуш­ным и морским целям на фрегате установлен универсаль­ный артиллерийский комплекс, состоящий из одноорудий-ной артустановки А-190Э и системы управления стрельбой 5П-10Э«Пума».
Кроме того, фрегат имеет ЗРК М-22 «Ураган» с боеком­плектом 24 ракеты, два комплекса ближней самообороны
ЗМ87 «Кортик» (под псевдонимом «Каштан»), два 533-мм торпедных аппарата, одну РБУ-6000, четыре пусковые уста­новки КТ-216, комплекс постановки помех РК-10, а также вертолет.
Крылатая ракета ЗМ-14Э по своему устройству и так­тико-техническим данным почти не отличается от ракеты ЗМ-54Э1. Разница заключается в том, что ракета ЗМ-14Э предназначена для поражения наземных целей и имеет не­сколько иную систему управления. В частности, в ее систе­му управления входит баровысотомер, обеспечивающий большую скрытность полета над сушей за счет точного вы­держивания высоты в режиме огибания рельефа местности, а также спутниковая навигационная система, способствую­щая высокой точности наведения.
В систему «Club» входят также две баллистические про­тиволодочные ракеты 91РЭ1 и 91РЭ2. Ракета 91РЭ1 предна­значается для пуска из советских 533-мм торпедных аппара­тов или специальных пусковых установок, а ракета 91РЭ2 — из укороченных западных 533-мм торпедных аппаратов длиной 8 м или специальных пусковых установок. Основ­ное различие 91РЭ1 и 91РЭ2 в длине ракеты и в конструк­ции стартового двигателя.
Обе ракеты предназначены для запуска с подводных лодок. Пуск ракет производился с глубины от 0 до 150 м при скорости хода лодки до 15 узлов. При стрельбе с глубины 20—50 м дальность составляла 5—50 км, а с глубины 150 м — от 5 до 35 км. Время предстартовой подготовки — 10 секунд. На воздушном отрезке маршрута ракеты управляются инер-циальной системой управления с помощью решетчатых рулей. При подлете к месту приводнения двигательный отсек отделяется от боевой части, которая на парашюте медленно снижается. Боевую часть ракеты 91РЭ1 составля­ет торпеда АПР-ЗМЭ или торпеда МПТ-1УМЭ.

Данные торпеды: АПР-ЗМЭ МПТ-1УМЭ
Калибр, мм 350 324
Длина, мм 3200 3000
Вес торпеды, кг. 450—500 300
Вес БЧ, кг. 76 80
Радиус захвата цели системой самонаведения, м. . до 2000 до 2000
Глубина поражения цели, м до 800 до 800
Скорость хода, уз. 35/58* 42
Дальность хода, км 3,5/2,8* 8

— 1-й ракеты/2-й ракеты
Основные тактико-технические данные экспортных ракет

Данные Ракета

ЗМ-54Э ЗМ-54Э1 ЗМ-14Э 91РЭ1 91РЭ2
1 2 3 4 5 6
Длина, м 8,22 6,2 6,2 7,65 6,5
Диаметр, мм 533 533 533 533 533
Стартовый вес, кг 2300 1780 1780 2050 1300
Вес боевой части, кг 220 400 (450) 400 76 76
Дальность стрельбы, км от 10 до
220 до 300 250 до 50 5-40
Скорость полета, М 0,6-0,8 (до 3 на конечном участке) 0,6-0,8 0,6-0,8 до 2,5 до 2,0
Таблица 5

По заявлению генерального директора ОКБ «Новатор» Павла Камнева, ракетная система «Club» находится в высо­кой степени готовности к экспорту. Поставки ракет будут производиться в составе комплексов, включающих, помимо собственно ракеты, систему управления стрельбой, пуско­вую установку, систему наземного обслуживания и трена­жер.

1 2 3 4 5 6
Тип инер- инер- инер- инер- инер-
системы циальная циальная циальная циальная циальная
управления + + + навига-
активная активная ционная
головка головка аппаратура
самонаве- самонаве- привязки
дения дения
Тип низко- низко- низко- баллисти- баллисти-
траектории летящая летящая летящая ческая ческая
Раздел IV


Обзор развития ПКР за рубежом

Глава 1

КАК ЯНКИ ОБМИШУРИЛИСЬ С «РЕГУЛУСОМ»

После окончания войны в Европе американцы вывезли из Германии десятки ракет ФАУ-1 и ФАУ-2, а также назем­ное оборудование для их пусков, контрольно-измеритель­ную аппаратуру и т. д. В США также были вывезены руко­водители разработки этих ракет.
На базе германского самолета-снаряда V-1 (ФАУ-1) в США в 1945—1948 гг. быгл создан самолет-снаряд «Лун» с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем. «Лун» имел три модификации: наземную KUW-1, авиационную JB-2 (носитель — бомбардировщик Б-29) и морскую LTV-N-2.
Всего было произведено около трехсот самолетов-сна­рядов «Лун», стоимость одного составляла 65 тыс. долларов.
Система управления самолета-снаряда инерциальная, соответственно стрельба им могла вестись только по пло­щадным объектам на берегу. Старт производился с помо­щью четырех твердотопливных ускорителей.
В конце 1949 г. в носители самолетов-снарядов «Лун» были переоборудованы две торпедные подводные лодки типа «Балао» («Balao») — «Карбонеро» («Carbonero») SS-337 и «Каск» («Cusk») SS-348, вошедшие в строй в 1945 г. и 1946 г. соответственно. При переоборудовании с подводных лодок сняли запасные торпеды и демонтировали артилле­рийское вооружение. Для размещения самолета-снаряда на подводной лодке на палубе надстройки, за ограждением рубки, установили ангар, представлявший собой прочный контейнер цилиндрической формы со сферической пере­боркой в носовой части и с крышкой — в кормовой.
Для старта самолет-снаряд выводился на палубу, где производилась его предстартовая подготовка, включавшая пристыковку консолей крыла и др. Затем самолет-снаряд подавался на стартовую дорожку, представлявшую собой ферменную конструкцию, снабженную подъемным меха­низмом.
Переоборудованные лодки получили обозначение SSG-337 и SSG-348. Буква G означала, что корабль оснащен уп­равляемыми ракетами. Каждая лодка несла только по одной ракете.
Корабельный комплекс «Лун» LTV-N-2 был ненадежен и неэффективен, поэтому другие корабли им не вооружали. В 1951 г. комплекс вообще сняли с вооружения, а обе лодки в 1952—1954 гг. вновь модернизировали в обычные торпед­ные.
В 1947 г. фирма «Чанс-Боут» начала работы по созданию нового корабельного самолета-снаряда «Регулус-1», имев­шего в разное время индексы RGM-6 и SSM-N-8. Впервые в мире самолет-снаряд оснастили турбореактивным двига­телем. Маршевый двигатель J33-A-18A был создан фирмой «Аллисон». В качестве топлива использовался авиационный керосин. Старт производился с помощью двух пороховых ускорителей, закрепленных с боков фюзеляжа за крылом.
Схема «Регулус-1» обычная самолетная, но без горизон­тального хвостового оперения. Рули высоты, обеспечивав­шие управление самолета-снаряда по углу тангажа (в верти­кальной плоскости), располагались на внутренней части крыльев между элеронами и фюзеляжем. (Рис. 64)
Система управления «Регулуса-1» инерциальная с ра­диокоррекцией. Радиокоррекция применялась во всех раке­тах на начальном этапе полета и в некоторых модификаци­ях — на конечном. Причем на первых образцах самолетов­
Рис. 64. Самолет-снаряд «Регулус-1».
снарядов в первые секунды полета управление производи­лось не по радио, а по проводу. Однако вскоре американцы отказались от управления по проводам.
Несовершенная инерциальная система управления да­вала КВО около 4,2 км, что исключало действие по кораб­лям и точечным защищенным целям. Поэтому на ряде мо­дификаций была введена радиокоррекция на конечном этапе полета. Для этого обычная торпедная подводная лодка оборудовалась системой наведения и наводила само­лет-снаряд на цель, видимую визуально или на радиолока­торе.
В американской печати утверждалось, что самолеты-снаряды «Регулус-1» и «Регулус-2» могут оснащаться под­весными (под крыльями) топливными баками, что увеличи­вало их дальность стрельбы в полтора-два раза. По мнению автора, это всего лишь дезинформация, так как стартовики рассчитаны на строго фиксированный вес ракеты, и это косвенно подтверждается отсутствием подвесных топлив­ных баков на всех известных снимках «Регулусов-1» и «Ре-гулусов-2».
Боевая часть «Регулуса» была фугасная или ядерная. В 1954—1963 гг. на вооружении состояла боевая часть МК-5 весом 1202 кг, снаряженная ядерным зарядным устройст­вом (ЯЗУ) W-5 мощностью 81 кт. Позже была принята на вооружение более эффективная боевая часть МК-27 весом 1270 кг, с ЯЗУ W-27 мощностью 3,5 мт.
Всего американцы выпустили 514 самолетов-снарядов «Регулус-1», включая 96 учебных. Производство было пре­кращено в декабре 1958 г.
Первой подводной лодкой, вооруженной ракетами «Ре-гулус-1», стала «Танни» SS-282, сданная флоту 1 февраля 1942 г. После окончания войны ее перевели в резерв, но в 1952 г. поставили на переоборудование, и лодка получила номер SSG-282. С «Танни» демонтировали кормовые тор­педные аппараты и запасные торпеды и артиллерийское во­оружение, частично заменили ограждение рубки, сняли два из четырех дизель-генераторов. Для размещения на лодке самолетов-снарядов на палубе надстройки за ограждением рубки установили ангар, где помещались два «Регулуса-1». Ангар этот имел довольно внушительные размеры: длину около Ими диаметр 4,2 м. Несмотря на его обтекаемую форму, снизилась скорость и маневренность лодки при дви­жении в подводном положении, а в надводном положении ухудшилась остойчивость. (Рис. 65)
Самолет-снаряд «Регулус-1» в ангаре хранился без кры­льев и стартовых двигателей, и их устанавливали после вы­вода снаряда из ангара. По американским данным, для за­пуска ракет с подводной лодки требовалось около 10 минут. Но для «Танни» это время явно превышало 30 минут.
Подводную лодку «Танни» можно считать опытной, на ней и проходили корабельные испытания самолетов-снаря­дов «Регулус-1».
В 1955 г. по типу «Танни» в носитель самолетов-снаря­дов «Регулус-1» переоборудовали подводную лодку «Барбе-ро» SS-317, вступившую в строй в апреле 1944 г.


Рис. 65. Подводная лодка «Танни», вооруженная ракетами «Регулус-1.

Кроме того, «Регулусами» было вооружено несколько надводных кораблей. В 1954—1955 гг. в носители самоле­тов-снарядов переоборудовали четыре тяжелых крейсера типа «Балтимор» с полным водоизмещением 17 070 т. Среди них были СА-75 «Хелена» (введен в строй 4 сентября 1945 г.), СА--132 «Майкон» (26 августа 1945 г.), СА-135 «Лос-Анд­желес» (22 июля 1945 г.).
По первоначальному проекту эти крейсера имели по две катапульты и по четыре гидросамолета. (В начале 1950-х годов гидросамолеты заменили вертолетами.) И те и другие помещались в подпалубном ангаре на корме корабля. Суть переделки крейсеров заключалась в замене самолетов (вер­толетов) «Регулусами». Таким образом, каждый крейсер стал носителем четырех самолетов-снарядов и одной пуско­вой установки. (По некоторым данным, «Майкон» имел две ПУ.) При этом все артиллерийское вооружение крейсеров остаюсь без изменений.
После сборки самолета-снаряда в подпалубном поме­щении он поднимался на грузовой платформе системы вер­тикальной подачи, которая автоматически останавливалась в тот момент, когда достигала требуемого положения. Транспортировка самолета-снаряда в районе верхней палу­бы с платформы на пусковую установку, то есть заряжание, производилось с помощью электрического крана. Понятно, что подобное устройство было мало пригодно при свежем ветре или более-менее сильном волнении моря.
Испытательные пуски самолетов-снарядов «Регулус-1» были проведены и с авианосцев «Хэнкок» (типа «Ориска-ни») и «Принстон» (типа «Эссекс»). На авианосцах при этом переделок не производилось. «Регулусы-1» транспор­тировались штатными электрокарами, как обычные само­леты. Старт самолетов-снарядов с борта авианосца осу­ществлялся с помощью передвижной стартовой установки, смонтированной на автоприцепе, или с помощью паровой катапульты, «Регулус» ставился на стартовую установку обычно при помощи штатного бортового поворотного крана корабля. (Рис. 66)
Тем не менее самолет-снаряд «Регулус-1» так и не стал штатным оружием авианосцев. Командование ВМФ США считало, что ракеты «Регулус-1» обладают малой дальнос­тью полета, а дозвуковая скорость делает их слишком уязви­мыми для средств ПВО вероятного противника. Поэтому в 1954 г. фирма «Чанс-Боут» приступила к проектированию сверхзвукового самолета-снаряда «Регулус-2». (Рис. 67)
«Регулус-2» был создан по аэродинамической схеме «утка». Горизонтальное оперение, как и на «Регулусе-1», от­сутствовало. Для управления самолетом-снарядом по углам тангажа и крена служили элевоны, то есть комбинирован­ные рули управления, выполнявшие одновременно функ­ции элеронов и рулей высоты.
«Регулус-2» был оснащен турбореактивным двигателем
Рис. 66. Схема пуска снаряда «Регулус-1» с авианосца с помощью штатной паровой катапульты: 1 — самолет-снаряд; 2 — стартовая тележка; 3 — хвостовой задержник с разрывным устройством; 4— уздечка; 5— челнок катапульты с гаком; о — рабочий цилиндр; 7— поршень; 8— обтюрирующая лента; 9— прижимное устройство; 10— тормозной плунжер; 11 — тормозной цилиндр; 12 — помпы тормозного цилиндра; 13 — коридор катапульты; 14— тепловой аккумулятор; 15— клапаны управления; 16— паропровод; 17— трубопровод системы возврата поршня в исходное положение; 18— пост управления катапультой.
J79 фирмы «Дженерал Электрик». Система наведения инер-циальная с радиокоррекцией на начальном участке полета. Боевая часть ядерная — та же. что у «Регулуса-1», с ЯЗУ W-27 мощностью 3,5 мт. (Рис. 68)
Ракетами «Регулус-2» планировалось оснастить дизель-аккумуляторные подводные лодки типа «Грейбэк», атомные подводные лодки типа «Хэлибат» и атомный крейсер «Лонг Бич». Однако ряд конструктивных недостатков «Регулуса-2», в том числе большая длина, а главное, успехи в создании баллистических ракет «Поларис» сделали его доработку не­целесообразной.
Всего было проведено 48 пусков самолетов-снарядов «Регулус-2» с наземной пусковой установки, с переоборудо-
Рис. 67. Самолет-снаряд «Регулус-2».
Рис. 68. Схема компоновки ракеты «Регулус-2»: 1 — фюзеляж; 2 — крышо; 3 — маршевый двигатель; 4 — киль; 5— руль направления; 6— стартовый двигатель; 7— радиопрозрачный обтекатель; 8— антенна координатора ГСН; 9— аппаратура системы самонаведения; 10— отсек аппаратуры управления; 11 — боевая часть; 12— взрытатель; /5 — топливный отсек; 14 — воздухозаборник; 15 — вспомогательные механизмы маршевого двигателя; 16 — реактивное сопло.

ванного танко-десантного корабля «Кинг-Каунти» и с под­водной лодки «Грейбэк». В декабре 1958 г. все работы над «Регулусом-2» были прекращены.
Стоит заметить, что в середине 1950-х годов в США ве­лись проработки и других самолетов-снарядов для подвод­ных лодок. Так, фирма «Мак Донел» разработала проект «Тритон». Подобно обоим «Регулусам», ракета «Тритон» имела инерциальную систему наведения и предназначалась для поражения наземных целей. Два прямоточных двигате­ля обеспечивали скорость до 4000 км/час на высоте 24— 25 км. Дальность стрельбы составляла 2400 км, а стартовый вес — около 9 т.
Фирма «Гудьир» разработала проект самолета-снаряда «Вэгмайт», оснащенного двумя твердотопливными двигате­лями, обеспечивавшими маршевую скорость 800 км/час при дальности 2400 км. Изюминкой проекта были надувные крылья и корпус снаряда, что позволяло существенно уменьшить размеры контейнера.
Однако к концу 1958 г. все работы по созданию кора­бельных самолетов-снарядов в США были прекращены. Атомный крейсер «Лонг Бич» достраивался без ракет «вода — земля», а подводные лодки типа «Грейбэк» и «Хэ-либат» были вооружены ракетами «Регулус-1». (Рис. 69)
Дизель-аккумуляторные подводные лодки «Грейбэк» SSG-574 и «Гроулер» SSG-557, введенные в строй в 1958 г., были первыми американскими подводными лодками-раке­тоносцами специальной постройки. Самолеты-снаряды размещались на них в ангарах (по два на каждой лодке), ко­торые представляли собой прочные контейнеры и распола­гались на них поверх прочного корпуса в увеличенной по высоте носовой оконечности. Поэтому оконечность имела форму полубака надводного корабля. Ракетные контейнеры «Грейбэк» и «Гроулер» имели большую длину, чему у под­водных лодок «Танни» и «Барберо», они были сконструиро­ваны с учетом возможности размещения в каждом из них по одному самолету-снаряду «Регулус-2» или по два «Регу-луса-1»,
Водоизмещение подводной лодки «Грейбэк» составляло 2670/3560 т. (надводное/подводное). Два дизеля мощностью по 1500 л. с. обеспечивали надводную скорость 12 уз. Даль­ность плавания составляла 11 тыс. миль при 10-узловом ходе. А два электродвигателя мощностью по 2700 л. с. дава­ли максимальную подводную скорость 15 уз. и дальность плавания 300 миль при 3-узловом ходе. Помимо четырех ракет «Регулус-1» лодка была вооружена восемью 533-мм торпедными аппаратами с боекомплектом в 22 торпеды.
Строительство атомных ракетных подводных лодок типа «Хэлибат» из-за прекращения работ по «Регулусу-2» было ограничено головным кораблем. Подводная лодка SSG-587 «Хэлибат» вошла в строй в 1960 г.
Рис. 69. Подводная лодка «Грейбэк», вооруженная ракетами «Регулус-1».
Разработка атомной ракетной подводной лодки велась с использованием энергетического и другого оборудования, а также конструктивно-компоновочных решений торпедных атомных лодок типа «Скейт», и это в значительной мере предопределило архитектурно-конструктивный облик «Хэ-либата». Со стороны носа к основному прочному корпусу, подобному прочному корпусу «Скейта», был пристыкован прочный модуль значительного объема (около 900 м3), в ко­тором размещался отсек ракетного и торпедного оружия. В кормовой части этого отсека находились самолеты-снаря­ды, а в носовой — торпедные аппараты и запасные торпеды.
Отсек оружия проектировался из расчета размещения в нем трех-четырех «Регулусов-2» или шести-восьми «Регулу-сов-1». В верхней кормовой части отсека имелась прочная крышка, через которую производилась погрузка на лодку и подача на стартовое устройство самолетов-снарядов. Вы­ступающая на линию палубы надстройки часть крышки ра-кетно-торпедного отсека была закрыта характерной для этой лодки обтекаемой наделкой. Стартовое устройство представляло собой поворотную платформу и размещалось в развитой надстройке лодки перед ограждением, рубки.
Водоизмещение подводной лодки «Хэлибат» составляло 3854/4894 т. Общая мощность двигателей 12 тыс. л. с. Ско­рость хода: надводного — 15 уз., подводного — 14 уз. Поми­мо 6—8 самолетов-снарядов «Регулус-1» лодка была воору­жена шестью 533-мм торпедными аппаратами с боеком­плектом 12 торпед.
Американское командование отдавало отчет в большой уязвимости как ракет «Регулус-1», так и их носителей от воздействия противника. Поэтому все подводные лодки и крейсера с «Регулусами» базировались в Тихом океане, где, по их мнению, оборона СССР была более слабой. Главной целью носителей «Регулусов» были военные базы на Кам­чатке и в Приамурье.
В 1950—1960-х годах на боевое патрулирование в север­ной части Тихого океана выходили подводные лодки: «Танни» — 9 раз, «Барберо» — 8 раз, «Грейбэк» — 8 раз, «Гроулер» — 8 раз и «Хэлибат» — 7 раз.
В 1963 г. ракеты «Регулус-1» сняли с вооружения. Под­водная лодка «Танни» была обращена в торпедную, «Бар­бер» — в корабль-цель, «Гроулер» в 1964 г. была выведена из боевого состава флота, «Грейбэк» обращена в подводный транспорт для подводных диверсантов, и, наконец, «Хэли-бат» в 1965—1966 гг. переоборудовали в носитель глубоко­водных аппаратов.

Данные Лун Регулус-1 Регулус-2
Длина, м 7,65 10,1 17,4
Размах крыла, м:
раскрытого
сложенного 5,74 6,4 4,0 6,1
3,8
Диаметр корпуса, м 0,86 1,42 1,27
Стартовый вес, кг 1920 5733 около 10,3 т
Скорость
максимальная,
км/час 720 950-970 1850-2000
Высота полета, км 1,2 до 10-12 до 14-15
Дальность максимальная, км 320 400/800* 1050/1600*
Тяга двигателей, т:
маршевого
стартовых 4x1,8 2,1 2x15 6,8
1x45
Вес боевой части, кг 850 — -
Данные американских морских самолетов-снарядов
Без подвесных баков/с подвесными баками.
Таблица 6
После снятия с вооружения «Регулусов-1» флот США до начала 1980-х годов не имел управляемых ракет для стрель­бы ни по кораблям, ни по сухопутным объектам. Лишь в 1980 г. американцы приняли на вооружение противокора­бельную ракету «Гарпун» RGM-84, а еще через 4 года -крылатую ракету «Томагавк» в противокорабельном вари­анте (BGM-109B) и для стрельбы по. наземным целям (BGM-109A).
Глава 2
«РОБОТЫ» ФИРМЫ «СЛАБ»

Первой специально спроектированной противокора­бельной ракетой на Западе стала шведская крылатая ракета «Робот-315».
Проектирование первой ПКР началось в 1946 г., перво­начально она называлась «Робот-310». Работы вела швед­ская фирма «Сааб». Летные испытания ракеты «Робот-315» (Rb.315) начались в 1954 г. с наземной пусковой установки.
Ракета была создана по аэродинамической схеме «утка» и имела четыре крестообразных крыла с размахом 2,5 м. Ра­кета была снабжена маршевым пульсирующим воздушно-реактивным двигателем и четырьмя твердотопливными ус­корителями, крепившимися к задней части ракеты.
Система наведения комбинированная с радиолокаци­онной головкой самонаведения, но, скорей всего, шведы врали, и это была обычная радиокомандная система наведе­ния. Тем более что максимальная дальность стрельбы со­ставляла 18,5 км. Опять же, шведы врали, что дальность 40-50 км.
Длина ракеты 10,7 м, диаметр корпуса 500 мм. Старто­вый вес ракеты 1350 кг, вес боевой части около 400 кг. Мак­симальная скорость, развиваемая маршевым двигателем, 258—268 м/с, то есть около 960 км/час.
Понятно, что такая ракета хороша только для стрельбы в шведских шхерах с закрытых позиций. В открытом море эс­минец будет гарантированно уничтожен 152-мм орудиями крейсеров или 130-мм орудиями эсминцев. Дальность стрельбы 152-мм артустановки МК-5 составляет 30 км, а у 130-мм установок Б-13 и Б-2ЛМ — 25 км.
Ракетами «Робот-315» были оснащены лишь два швед­ских эсминца — J18 «Халланд» и J19 «Смоланд», введенные в строй в 1955—1956 гг. Полное водоизмещение эсминцев составляло 3450 т. Даже по внешнему виду этих кораблей






Рис. 70. Схема пусковой установки комплекса «Робот-310» на торпедном аппарате: 1 — крылатая ракета; 2— ПУ; 3— торпедный аппарат; 4— торпеда;
5— площадка предстартового осмотра; 6— механизм поворота торпедного аппарата; 7— посты предстартового контроля и старта.

ясно, что ракетное вооружение было «наляпано» в самый последний момент. J18 и J19 строились как обычные эсмин­цы времен Второй мировой войны, и их главным вооруже­нием были две двухорудийные 120-мм артустановки и два счетверенных 533-мм торпедных аппарата. (Рис. 70)
Ставить пусковую установку ракет было просто негде, и ее смонтировали на кормовом торпедном аппарате.
Пусковая установка представляла собой сравнительно легкую ферму с двумя направляющими, смонтированную на кормовом торпедном аппарате, что позволяло для гори­зонтального наведения установки использовать привод тор­педного аппарата. Но такое расположение пусковой уста­новки обеспечивало запуск ракет только в небольшом сек­торе траверзных углов обстрела каждого борта. Пусковая установка была направлена под углом +15° к горизонту.
Целеуказание для Rb.315 выдавалось корабельной РЛС.
Ракеты «Робот-315» следует считать скорее опытными, чем боевыми. Об этом свидетельствует и отказ от использо­вания ПКР на следующей серии шведских эсминцев. Четы­ре эсминца типа «Эстергётланд» были введены в строй в 1957—1958 гг. только с торпедно-артиллерийским вооруже­нием. И даже в 1962—1963 гг. в ходе модернизации их ос­настили зенитными управляемыми ракетами «Си Кэт», но противокорабельные ракеты так и не поставили.
В 1959 г. шведская фирма «Сааб» и французская фирма «Норд Авиасьон» совместно начали проектирование ракет Saab Rb.08/Nord M20. Летные испытания ракеты Rb.08 были начаты в 1961 г., а в 1962 г. начались старты с эсминца «Халланд». Пусковая установка была также установлена над торпедным аппаратом. На вооружение ракета Rb.08 была принята в 1967 г. Нести ее могли все те же эсминцы «Хал-ланд» и «Смоланд». Кроме того, Rb.08 получили береговые части.
Длина ракеты Rb.08 составляла 5,8 м, диаметр корпу­са 630 мм, размах крыльев 3,42 м. Стартовый вес ракеты 1215 кг, вес боевой части 250 кг.
Пуск производился с помощью двух пороховых ускори­телей с тягой 4,5 т каждый. Далее включался турбореактив­ный маршевый двигатель с тягой 400 кг. Маршевая ско­рость полета 890 км/час (то есть около 250 м/с). Дальность стрельбы до 150 км. Опять же, шведы поначалу наврали, что дальность — 300 км. Наведение радиокомандное с вынос ­ных пунктов, а на конечном участке включалась радиолока­ционная ГСН.
Эффективность Rb.08 была очень низка, и распростра­нения эта ракета не получила ни в Швеции, ни во Франции, ни в других странах.

Глава 3

ФРАНЦУЗСКИЕ «ЛЕТАЮЩИЕ РЫБЫ»

В середине 1960-х годов конструкторы фирмы «Норд Авиасьон», не мудрствуя лукаво, создали первую француз­скую противокорабельную ракету на базе противотанковой управляемой ракеты SS-12, принятой на вооружение в 1959 г. Управлялась ракета просто, «дешево и сердито» — по проводам. Особых переделок не потребовалось, и ПКР по­лучила индекс SS-12M.
Вес ракеты SS-12M около 75 кг, длина 1870 мм, диаметр корпуса 210 мм. На вооружение ракета SS-12M была приня­та в 1968 г.
Ракета имела кумулятивную боевую часть весом 26,6 кг. Двигательная установка ракеты состояла из стартового и маршевого реактивных твердотопливных двигателей (РДТТ). Стартовый РДТТ развивал тягу около 700 кг, время его работы составляло 1,8 с. По окончании работы старто­вик от ракеты не отделялся. Маршевый двигатель начинал работать через 1,2 с после окончания работы стартового двигателя, развивая тягу около 460 кг. Максимальная даль­ность полета ракеты SS-12M — 6км.
Бортовые приборы управления включали приемник, де­шифратор, соединительную коробку, аппаратуру управле­ния, рули и катушку с двухжильным проводом, по которому команды управления передавались на ракету.
Пусковая установка состояла из рамы и четырех смен­ных направляющих, имеющих постоянный угол возвыше­ния 12° и развернутых по горизонтали на угол 10° относи­тельно диаметральной плоскости корабля. Механизмов на­ведения установка не имела.
Первоначальная наводка ракеты на цель осуществля­лась поворотом на соответствующий курс корабля-носите­ля. После запуска наведение на цель выполнял оператор путем посылки команд на ракету по двухжильному кабелю с помощью стабилизированного визира и прибора управле­ния полетом.
Ракетой SS-12M в 1960—1980-х годах вооружались малые корабли и катера Франции, Ливии, Туниса, Берега Слоновой Кости и Малайзии, а также французские палуб­ные самолеты «Ализе» и вертолеты «Супер Фрелон».
Понятно, что противокорабельной ракету SS-12M можно считать лишь с большой натяжкой.
Первой эффективной французской ПКР, к тому же за­служившей боевую славу, стала «Экзосет» («Exocet»), что в переводе означает «Летающая рыба». ПКР была создана в четырех вариантах: ММ-38 для вооружения надводных ко­раблей, SM-39 для подводных лодок, АМ-39 для самолетов и ММ-40 для береговой обороны.
Решение о разработке ПКР «Экзосет» было принято французским правительством в октябре 1968 г. Первый пуск ракеты произведен в июле 1970 г., а во второй полови­не 1971 г. началось серийное производство.
Все варианты ракеты «Экзосет» имеют нормальную аэродинамическую схему с крестообразным крылом в сред­ней части корпуса и такими же рулями управления на по­верхности хвостового отсека.
Авиационная ракета АМ-39 имеет полную длину 4,7 м, диаметр корпуса 350 мм и размах крыла 1,1м. Стартовый вес ракеты 660 кг. Вес осколочно-фугасной боевой части
150 кг.
Все варианты ракеты «Экзосет» оснащены активной ра­диолокационной импульсной головкой самонаведения с го­ризонтальной стабилизацией диаграммы направленности. Вес головки самонаведения 30 кг. Она работает на частоте
8 — 10 ГГц и способна обнаруживать корабль типа фрегат с эффективной поверхностью рассеяния около 100 м2 на дальности до 24 км. Антенна осуществляет поиск цели в секторе 16° по азимуту и 10° по углу места.
Осколочно-фугасная боевая часть с большим количест­вом осколков, унифицированная для всех вариантов ракеты «Экзосет», имеет контактный и неконтактный взрыватели. Наибольшая эффективность боевой части достигается при углах встречи с целью около 70°.
Маршевый твердотопливный двигатель выполнен из алюминиевого сплава. Он имеет внутреннее теплозащитное покрытие. Время работы двигателя — около ПО секунд. Шашка звездообразная, торцевого горения. Запуск двигате­ля производится с помощью пирозарядов. Стартовый дви­гатель тоже твердотопливный, отличается от маршевого меньшим весом. Время работы стартового двигателя 2 с.
Максимальная скорость ракеты около 1100 км/час (то есть ракета дозвуковая). Дальность стрельбы максимальная 50 км при пуске с высоты 300 м и 70 км при пуске с высоты 10 км. Минимальная высота пуска 50 м.
Горизонтальный полет на маршевом участке осущест­вляется по командам автономной инерциальной системы и радиовысотомера. На дистанции 12—15 км от расчетного места цели ракета снижается до 7 м. После включения го­ловки самонаведения в течение двух секунд выполняются обнаружение, захват цели и переход на ее автоматическое сопровождение. Если противник применяет средства ра­диоэлектронной борьбы, то головка самонаведения может переключаться на режим самонаведения на помеху. В слу­чае пролета над малоразмерной целью боевая часть подры­вается от неконтактного взрывателя.
Вариант ракеты «Экзосет» SM-39 рассчитан на пуск с подводной лодки в погруженном состоянии. SM-39 осна­щена новой бортовой ЭВМ, складывающимся крылом и стабилизатором. Она размешена в герметичной капсуле длиной 5,8 м, по форме и размерам напоминающей торпе­ду. Вес капсулы вместе с ракетой составляет 1350 кг.
Капсула с ракетой выстреливается из штатного 533-мм торпедного аппарата и движется под водой с включенной инерциальной системой наведения. При удалении от под­водной лодки на безопасное расстояние на капсуле начина­ет работать твердотопливный двигатель, в выхлопном сопле которого установлены газовые рули, управляющие движе­нием. После выхода капсулы на поверхность сбрасывается обтекатель, включается стартовый ускоритель, и ракета поднимается на высоту около 50 м. Затем включается мар­шевый двигатель, ракета снижается и летит по маршевому участку траектории.
Корабельный вариант ракеты «Экзосет» ММ-38 был принят на вооружение в 1971 г., а авиационный AM-39 — в 1979 г. Ракетой АМ-39 вооружались патрульные самолеты «Атлантик», «Нимрод», вертолеты «Супер Фрелон», «Си Кинг» и другие машины.
Данные п|мп ишжорабе.льных ракет «Экзосет»

Данные Вариант ракеты
ММ-38 ММ-40
1 2 3
Длина со стартовым РДТТ, м 5,2 5,65
Диаметр корпуса, м 0,348 0,348
Размах крыла, м 1,4 1,0
Стартовый вес, кг 735 825
Вес боевой части, кг 165 165
Таблица 7
К 1988 г. ракета «Экзосет» состояла на вооружении ко­раблей и катеров более чем 23 стран, включая Францию. Англию, Германию, Аргентину, Бразилию и др.

1 2 3
Дальность стрельбы, км 45 70
Маршевая высота полета, м 15-10 15-10
Высота полета на участке атаки, м 5—2 5-2
Крейсерская скорость, число М 0,95 0,96

Глава 4

ИЗРАИЛЬСКАЯ РАКЕТА «ГАБРИЭЛЬ»

Разработка первой противокорабельной ракеты «Луз» («Loose») была начата в Израиле еще в 1955 г. Ракета имела радиокомандную систему наведения и предназначалась для вооружения эсминцев. Но довести ее в качестве противоко­рабельной ракеты израильтяне не сумели. В результате она была принята на вооружение сухопутных войск и предна­значалась для стрельбы по наземным целям. Однако опыт по разработке «Луза» пригодился при создании противоко­рабельной ракеты «Габриэль», разработка которой началась около 1960 г.
Летные испытания ракеты «Габриэль» были начаты в 1965 г. и закончены эффектным пуском 7 апреля 1969 г., когда этими ракетами был потоплен в качестве мишени вы­веденный из состава израильского флота эсминец «Яффа» («систер шип» печальной памяти «Эйлата»). Таким обра­зом, Израиль стал третьей в мире страной после СССР и Швеции, получившей на вооружение противокорабельный ракетный комплекс национальной разработки. Для наве­дения ПКР «Габриэль» Mk.l, имевшей полуактивную ра­диолокационную систему наведения, использовалась уста­навливаемая на всех катерах итальянская РЛС «Орион» RTN-10X (она же служила для управления артиллерийским огнем), а также имелась резервная радиокомандная система наведения посредством электронно-оптического канала.
Длина ракеты «Габриэль» 3,2 м, диаметр 0,3 м. Ракета построена по обычной аэродинамической схеме. Она имеет корпус цилиндрической формы, крестообразное прямо­угольное (в плане) крыло и крестообразно расположенные рули. Стартовый вес ракеты 420 кг. Боевая часть обычная, фугасного действия, весом около 150 кг. Двигательная уста­новка состоит из стартового и маршевого РДТТ и обеспечи­вает полет ракеты на дальность до 20 км. Время работы стартовика 3,6 с. Маршевый двигатель работает 90 с.
На цель ракета наводится по радиокомандам и по лучу РЛС. На конечном участке полета в действие вступает го­ловка самонаведения. Бортовая аппаратура включает авто­пилот, полуактивную инфракрасную ГСН, радиотехничес­кие приборы и радиовысотомер.
К корабельной аппаратуре управления и наведения от­носятся РЛС обнаружения, РЛС управления, оптический визирный пост, счетно-решаюшее устройство, различные радиотехнические приборы и пульт управления.
Пусковая установка ракетного катера трехконтейнер-ная, наводящаяся в горизонтальной плоскости. Контей­неры съемные, они устанавливаются на установку вместе с ракетами. Каждый контейнер имеет направляющую с по­стоянным углом возвышения 25°. Применяется также и одноконтейнерная установка, отличающаяся от трехкон-тейнерной тем, что у нее нет механизма горизонтального наведения.
Сразу после принятия на вооружение ракеты «Габри­эль» начались работы по ее модернизации. Модернизиро­ванный образец получил название «Габриэль» Мк.2. Летные испытания его начались в 1974 г., а на вооружение он посту­пил около 1979 г. Стартовый вес Мк.2 был доведен до 600 кг, а диаметр составил 3,5 м. Максимальная скорость полета — 225 м/с, дальность — до 36 км. Боевая часть полубронебой­ная весом 180 кг.
Одновременно с разработкой противокорабельных ра­кет в Израиле озаботились и созданием средств противо­действия им. С середины 1960-х годов велись работы по со­зданию комплексов выстреливаемых пассивных помех двух типов: в больших однозарядных и малых многозарядных пусковых установках. К началу 1970-х годов фирма «Элта» разработала также малогабаритный комплекс радиоэлек­тронного противодействия, включающий станцию радио­технической разведки и систему постановки активных по­мех. К 1973 г. всеми этими системами помех, как активны­ми, так и пассивными, были оснащены все ракетные катера ВМС Израиля. Ничего подобного ВМС арабских госу­дарств тогда не имели.
Кроме Израиля ракеты «Габриэль» получили ВМС ЮАР, Сингапура, Тайваня, Аргентины и Малайзии.


Глава 5

НОРВЕЖСКАЯ ПКР «ПИНГВИН»

В начале 1970-х годов в Норвегии была разработана про­тивокорабельная ракета ближнего действия «Пингвин». Ра­кета создавалась для действия в прибрежных шхерных райо­нах.
Ракета «Пингвин» имеет три модификации. Модифика­ции Mk.l и Мк.2 предназначаются для вооружения надвод­ных кораблей и частей береговой обороны. Они были при­няты на вооружение, соответственно, в 1972 г. и в 1975 г.
Модификация Мк.З предназначается для вооружения самолетов и вертолетов. Мк.З была принята на вооружение в 1987 г.
Ракета «Пингвин» Мк.З имеет аэродинамическую схему «утка» и модульную конструкцию. В носовом отсеке распо­ложены автономная помехозащищенная инфракрасная го­ловка самонаведения, радиовысотомер, автопилот и сер­воприводы навигационной системы управления, платфор­
Рис. 71. Компоновка ракеты «Пингвин»: 1 — предохранительно-исполнительный механизм, 2— РДТТ; 3 — электроны; 4— крестообразное крыло; 5— взрыватель; 6 — боевая часть; 7— источник электропитания; 8— инерциальная навигационная система; 9— автопилот; 10—радиовысотомер; 11 — крестообразные носовые рули; 12 — ГСН.
ма инерциальной навигационной системы в карданном подвесе с одной степенью свободы — по крену, бортовой компьютер и источник питания. В центральном отсеке раз­мещаются боевая часть и контактный взрыватель замедлен­ного действия. В хвостовом отсеке находятся однокамер­ный твердотопливный двигатель и предохранительно-ис­полнительный механизм. На поверхности отсека крепится крестообразное крыло с элеронами. (Рис. 71)
Полная длина ракеты Мк.З составляет 3,2 м. диаметр корпуса 280 мм, размах крыльев 1,0 м. Стартовый вес раке­ты 350 кг. Вес кумулятивно-фугасной боевой части 120 кг. Дальность стрельбы от 5 до 40 км. Максимальная скорость полета 290 м/с.
Диапазон высот пуска ракеты «Пингвин» Мк.З состав­ляет 45 м — 9000 м, скорость полета 0,7М. Допустимая перс грузка при маневрировании 10 g. Если самолет-носитель F-16 имеет четыре ракеты, его потолок ограничен высотой 12 км, а скорость полета не должна превышать 1,2М. В зависи­мости от расположения цели противокорабельная ракета
Мк.З может по заданной программе изменять направление полета до 90°. После пуска ракета снижается до заранее вы­бранной и контролируемой высоты маршевого полета, в те­чение которого наведение на цель осуществляется с помо­щью инерциальной навигационной системы. По достиже­нии запрограммированной дальности до цели ракета переходит на малую или предельно малую высоту. Затем после включения головки самонаведения для улучшения поиска и захвата цели высота полета снова увеличивается.
В ВМС Норвегии ракетами «Пингвин» вооружены 5 фрегатов типа «Осло» (шесть ординарных пусковых устано­вок), а также около 40 ракетных катеров. Кроме того, раке­ты «Пингвин» были на вооружении флотов США, Греции, Турции и Швеции.


Глава 6
АНГЛИЙСКАЯ ПКР «СИ СКЬЮА»

В 1981 году на вооружение английских морских палуб­ных вертолетов «Линкс» была принята противокорабельная ракета «Си Скьюа». Таким образом англичане решили су­щественно увеличить огневую мощь своих кораблей от вер-толетоносцев до фрегатов.
Ракета «Си Скьюа» выполнена по аэродинамической схеме «поворотное крыло». Ее аэродинамика рассчитана на полет при небольших сверхзвуковых и высоких дозвуковых скоростях. Корпус состоит из двух отсеков различного диа­метра, соединенных переходным конусом. На переднем от­секе установлены крестообразные носовые рули треуголь­ной формы. В хвостовой части расположен неподвижный крестообразный стабилизатор.
Полная длина ракеты — 2,85 м. Диаметр корпуса — 220 мм (по другим источникам — 270 мм). Размах кры­льев — 0,6 м.
Силовая установка состоит из маршевого и стартового твердотопливных двигателей, запускаемых одновременно через несколько секунд после сброса ракеты.
По одним источникам, ракета не может достичь скорос­ти звука, и ее максимальная скорость 0,8—0,95М, по дру­гим — достигает 330 м/с. Дальность стрельбы ракеты от 3 до 15 км (по другим источникам — до 20 км).
Противорадиолокационная головка самонаведения ра­кеты действует в комплексе с вертолетной РЛС «Сиспрэй» (диапазон частот 8—10 ГГц), которая имеет большую мощ­ность излучения и частотное сканирование. Высокая раз­решающая способность РЛС обеспечивается схемой умень­шения флуктуации отраженного сигнала при подсвете над­водной цели. Это создает условия для поражения малораз­мерных надводных целей в любых метеоусловиях даже при наличии интенсивных активных помех и помех от морской поверхности.
После обнаружения цели РЛС переключается на режим сопровождения и подсвета.
Пуск ракет выполняется одиночно или залпом. Перед пуском летчик может ввести в бортовую аппаратуру одну из возможных высот полета (в зависимости от состояния моря). Раскрутка гироскопов, включение термобатарей и настройка головки самонаведения осуществляются в тече­ние двух секунд между нажатием кнопки пуска и сходом ра­кеты с пусковой установки. Высота полета контролируется радиовысотомером.
После пуска ракета снижается до предельно малой вы­соты 2—5 м и переходит на маршевый участок полета. Го­ловка самонаведения захватывает отраженные от цели сиг­налы РЛС подсвета и производит самонаведение.
На случай, если головка самонаведения не захватит цель на маршевом участке полета, предусмотрен маневр по тан­гажу на конечном участке траектории. В ходе маневра, ко­торый запрограммирован или выполняется по команде, вы­сота полета увеличивается, что обеспечивает лучшие усло­вия для захвата отраженных от цели сигналов, и начинается самонаведение на объект удара.
При попадании в борт атакуемого корабля срабатывает контактный взрыватель замедленного действия. Для разру­шения палубных надстроек служит взрыватель неконтакт­ного типа, действующий по команде радиовысотомера.

Глава 7

ИТАЛЬЯНСКИЕ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЕ РАКЕТЫ

Противокорабельная ракета «Си Киллер» («Морской убийца») была разработана итальянской фирмой «Вулкан».
Ракета «Си Киллер» Мк. 1 оснащена радиокомандной системой наведения. Ракета имеет цилиндрический корпус с конической головной частью, крестообразное крыло с по­ворачивающимися консолями и четыре воздушных стаби­лизатора. Длина ее 3,73 м, диаметр 0,2 м, стартовый вес
170 кг.
Боевая часть ракеты обычная, осколочно-фугасного действия, весом 34 кг.
Ракета оснащена однокамерным РДТТ, обеспечиваю­щим полет до 10 км.
Бортовая аппаратура ракеты включала радиотехничес­кие приборы и автопилот с радиовысотомером. На кораб­ле-носителе размещались радиолокационные станции об­наружения и управления огнем, передатчик команд, теле­визионная камера, пульт управления и счетно-решающее устройство. Бортовая и корабельная аппаратура обеспечи­вали наведение ракеты на цель: по направлению — по лучу РЛС управления огнем или радиокомандами, по высоте — радиовысотомером.
Пусковая установка ракеты контейнерного типа кон­структивно выполнена в двух вариантах — наводящейся или ненаводящейся. Наводящаяся ПУ состояла из непо­движного основания, поворотной части и пяти контей­неров, в каждом из которых имеется направляющая. Нена-водящаяся ПУ состояла из четырех контейнеров, распо­ложенных по два на каждом борту с постоянным углом воз­вышения около 20° и развернутых на 10° относительно диаметральной плоскости корабля.
Последующая модификация ракеты «Си Киллер» Мк.2 была более совершенной. Вес ее довели до 240 кг, вес бое­вой части 50 кг. Длина ракеты 4,51 м, диаметр корпуса 0,2 м. Ракета оснащалась более мощными стартовым и маршевым двигателями РДТТ, и дальность полета ее достигала 20— 25 км. Стартовик после окончания работы отделялся от ра­кеты.
«Морские убийцы» из-за несовершенной радиокоманд­ной системы наведения и малой дальности стрельбы широ­кого распространения не получили. Ими были вооружены только один итальянский экспериментальный катер и че­тыре иранских фрегата типа «Алванд», построенных в 1971 — 1972 гг. в Англии. Водоизмещение фрегатов 1400 т, они оснащены одной ПУ «Си Киллер» с пятью направляю­щими.
Куда более совершенной противокорабельной ракетой стала «Отомат», разработанная совместно итальянской фирмой «ОТО Мелара» и французской фирмой «Матра». Названия обеих фирм и вошли в название ракеты.
ПКР «Отомат» выполнена по нормальной аэродинами­ческой схеме. Ее стартовый вес около 550 кг, длина 4780 мм, диаметр 735 мм, размах крыла 1143 мм. Корпус ракеты ци­линдрический с оживальной головной частью. На корпусе установлены крестообразное крыло и четыре хвостовых руля управления, расположенных в плоскостях консолей крыла.
Боевая часть обычная, полубронебойного действия, весом 150—170 кг.
Двигательная установка состоит из двух сбрасываемых после окончания стартовых РДТТ и одного турбореактив­ного воздушно-реактивного двигателя. Дальность полета ракеты 65—80 км.
Бортовая аппаратура состоит из инерциальной системы управления, активной РГС и радиовысотомера. Корабель­ная аппаратура управления включает РЛС обнаружения, счетно-решающее устройство, пульт предстартовой подго­товки ракет и пульт управления пуском. Бортовая и кора­бельная аппаратура обеспечивают автономное управление и активное радиолокационное самонаведение ракеты на цель.
Пусковая установка ракеты «Отомат» ненаводящаяся, контейнерного типа. Она устанавливается на корабле непо­движно под углом возвышения 15° и развернута на 10—20° относительно диаметральной плоскости корабля.
Вариант ракеты «Отомат» Мк. 1 был принят на вооруже­ние в 1973 г., а вариант Мк.2 — в 1975 г.
Во Франции ракетами «Отомат» вооружены самоле­ты «Бреге-1150 Атлантик», вертолеты SH-3D «Си Кинг» и SA-321 «Супер Фрелон».
В Италии ракеты «Отомат» Мк.2 вошли в состав проти­вокорабельного комплекса «Тезей» («Teseo»). Ракетами «Отомат» вооружены большинство кораблей итальянского флота, начиная с крейсера-вертолетоносца «Витторно Ве-кето» полным водоизмещением 8870 т, и до катеров на под­водных крыльях типа «Спарвиеро» («Sparviero»). Ракетами «Отомат» вооружен и береговой итальянский комплекс.
«Отоматы» закуплены ВМС Венесуэлы, Египта, Ниге­рии, Перу и других стран.


Глава 8
ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНАЯ РАКЕТА «ГАРПУН»

Разработка противокорабельной ракеты «Гарпун» ве­лась фирмой «Макдоннел Дуглас» с начала 1970-х годов. Было создано три основных варианта ракеты «Гарпун»: RGM-84 для надводных кораблей, VGM-84 для подводных кораблей и AGM-84 для самолетов. Принципиальным от­личием самолетного варианта AGM-84 от прочих было от­сутствие стартового ускорителя.
Проектно-конструкторские работы и летные испытания новой системы продолжались до лета 1978 г. По официаль­ным данным ВМФ США, из 36 пусков 31 был признан ус­пешным. Во время морских испытаний по оценке эффек­тивности 17 ракет из 22 поразили цель, причем успешными оказались 100% пусков с надводных кораблей, 75% — с атомных многоцелевых подводных лодок и 63% — с самоле­тов. В результате работ по повышению надежности и совер­шенствованию комплекса из последующих 350 пусков ока­зались успешными 93%.
Ракета «Гарпун» имеет нормальную аэродинамическую схему, унифицированный фюзеляж, складывающееся крес­тообразное крыло и такие же рули. Крыло трапециевидное в плане с большой стреловидностью по передней кромке и малым удлинением для размещения в контейнере.
Конструктивно ракета состоит из четырех частей: при­борного (головного) и хвостового отсеков, боевой части и маршевого двигателя.
В приборном отсеке носовая часть закрыта пластико­вым обтекателем. Здесь помещается активная радиолокаци­онная головка самонаведения PR-53/DSQ-28. За ней распо­ложен блок инерциального наведения, а за ним радиовысо­томер AN/APN-194, передающая антенна высотомера и преобразователь электропитания.
Планер изготовлен из алюминиевого сплава и разделен на четыре отсека: головной, боевой части, маршевого дви­гателя и хвостовой.
Длина ракеты AGM-84 составляет 3,8 м, диаметр корпу­са 340 мм, размах крыла 0,9 м. Стартовый вес 520 кг. Вес фу­гасной боевой части 227 кг. Максимальная скорость полета 300 м/с. Дальность стрельбы от 13 до 120 км.
Активная радиолокационная головка самонаведения, обладающая высокой разрешающей способностью, работа­ет в диапазоне частот 15,3—17,2 ГГц. Вес головки самонаве­дения 34 кг, мощность в импульсе 35 кВт. Помехозащищен­ность ее от средств радиоэлектронного подавления обеспе­чивается быстрой сменой частоты по случайному закону в широком диапазоне. В режиме поиска и слежения плоская фазированная антенная решетка с электромеханическим управлением может сканировать в вертикальной и горизон­тальной плоскости в пределах +-45°. Ширина полосы обзо­ра 34 км. Включение головки самонаведения производится на дальности 10 км от цели.
Дальность обнаружения с вероятностью 0,95 при полете ракеты на малой высоте и волнении моря 5 баллов состав­ляет: для пели типа эскадренный миноносец в ясную пого­ду — 40 км, в дождливую — 23 км, для цели типа ракетный катер в ясную погоду — 18 км, в дождливую — 10 км.
Программный поиск по пеленгу и дальности осущест­вляется по командам устройства программного сканирова­ния, управляемого, в свою очередь, цифровым вычисли­тельным устройством блока наведения на маршевом участ­ке траектории. Головка самонаведения работает в одном из режимов непрерывного поиска: ближнем, среднем или дальнем.
В том случае, когда известен пеленг на цель, а дистан­ция не определена, головка самонаведения работает с изме­няемой диаграммой направленности. Для работы в этом ре­жиме оператор перед пуском вводит в систему самонаведе­ния значения максимальной и минимальной дальностей поражения. После включения головки самонаведения по мере приближения ракеты к цели диаграмма поиска увели­чивается по ширине и глубине, а строб дальности усилива­ется с увеличением продолжительности полета. Если ока­жется, что цель не обнаружена, по сигналу программного блока взрыватель подрывает боевую часть, и ракета уничто­жается.
Если цель обнаружена на участке самонаведения, сигна­лы от головки самонаведения и инерциальной системы по­ступают в автопилот, где происходит их непрерывное срав­нение. По величине рассогласования сигналов производит­ся коррекция траектории и компенсируется накопленная ошибка.
В случае постановки противником эффективных помех головка самонаведения выключается, и наведение ракеты по последним данным, поступившим от головки самонаве­дения, выполняет инерциальная навигационная система.
Блок инерциального наведения на начальном и марше­вом участках траектории полета весит 11 кг и состоит и; двух основных частей: бескарданного инерциального уст­ройства и цифровой ЭВМ. Бескарданное устройство вклю­чает три гироскопа и три акселерометра, а также другие приборы управления и наведения, измеряющие изменения пространственной ориентации ракеты. ЭВМ общего назна­чения IBM-4PSP-OA c объемом постоянного запоминаю­щего устройства 7680 16-разрядных слов и оперативным устройством с произвольной выборкой (емкость 512 слов) выполняет функции автопилота, осуществляя управление полетом ракеты на начальном и маршевом участках в соот­ветствии с заданной оператором программой, сигналами инерциального устройства и радиовысотомера. Она обеспе­чивает также управление ракетой по сигналам ГСН на ко­нечном участке траектории полета после захвата цели.
Короткоимпульсный радиовысотомер производит заме­ры высоты полета ракеты над уровнем моря, при этом дан­ные поступают в автопилот, который контролирует уста­новленную высоту полета. Передающая антенна радиовы­сотомера расположена на нижней поверхности фюзеляжа под приборным отсеком, а приемная — под секцией боевой части.
В отсеке боевой части (вес 230 кг, длина 0,9 м) размеща­ется обычный фугасный заряд в бронированном корпусе, предотвращающем его разрушение при встрече с брониро­ванной преградой. Боевая часть снабжена исполнительно-предохранительным механизмом, взрывателем ударного действия и неконтактным взрывателем.
В отсеке маршевого двигателя установлены топливный бак и маршевый турбореактивный двигатель. Топливный бак содержит около 50 кг жидкого горючего JP-5, использу­емого для работы двигателя. Для вытеснения топлива при­меняется пружинный сильфон. В передней части отсека на­ходятся две серебряно-цинковые батареи весом 9 кг, кото­рые обеспечивают электропитанием бортовые приборы и активируются перед пуском ракеты. Маршевый двигатель J402-CA-400 (вес 44 кг, длина 76,2 см, тяга 273 кг) имеет одноступенчатую турбину и центробежный компрессор, а также кольцеобразную камеру сгорания. Запуск двигателя производится с помощью пиростартера, при этом менее чем через 7 с частота вращения ротора достигает 41 тыс. об./мин. Двигатель обеспечивает полет с крейсерской ско­ростью 270—290 м/с (0,8—0,85 М), хотя возможен полет с предельной скоростью 374 м/с (1,1 М). Маршевый двига­тель надежно работает на высотах до 12 200 м. С наружной стороны отсека расположены воздухозаборник и консоли крыла.
Хвостовой отсек включает механизмы и приводы четы­рех рулей управления, а также опорное кольцо, к которому с помощью четырех разрывных болтов крепится стартовый ускоритель. По сигналам автопилота механизмы через при­воды обеспечивают поворот рулей на 30°.
Стрельбу ракетами «Гарпун» можно вести с различных пусковых установок. Для надводных кораблей и катеров была создана специальная легкая ПУ контейнерного типа Мк. 141 Она представляет собой алюминиевую раму, на ко­торой под углом 35° могут размещаться до четырех транс-портно-пусковых контейнеров из стеклопластика, рассчи­танных на 15 пусков. Контейнеры герметичные, в них под­держивается стабильная температура. При хранении в них ракеты не нуждаются в дополнительных работах по техоб­служиванию и всегда готовы к боевому применению.
Пуск ракеты «Гарпун» предполагалось осуществлять также с пусковых установок Мк. 112 (АСРОК), Mk.ll и Мк.13 («Тартар»). Основные тактико-технические характе­ристики пусковых установок надводных кораблей приведе­ны в таблице 8.

Данные Mk.112 Mk.11 Мк.13 Мк.141
Количество ПКР в боекомплекте на одну ПУ: максимальное стандартное 88 . 186 40 4 88
Количество
направляющих
(контейнеров) 42 2 1 42
Время
перезарядки, с 1200-1800 20 20 -
Возможный вариант пуска ПКР Одиночный Одиночный или залповый Одиночный Одиночный или залповый
Интервал между пусками ракет, с 15 3 20 3
Таблица 8
Основные данные пусковых установок комплекса «Гарпун» надводных кораблей
При пуске из торпедного аппарата подводной лодки ра­кета помещается в герметическую капсулу из стекловолокна и алюминиевого сплава. В ее хвостовой части размещены вертикальный киль и два складывающихся стабилизатора, обеспечивающих движение на подводном участке под углом около 45° к поверхности. После всплытия за счет положи­тельной плавучести носовой обтекатель и хвостовой конус отстреливаются, и производится запуск стартового двигате­ля ракеты. Пуск ПКР с подводной лодки может осущест­вляться с глубин около 60 м при любом состоянии моря.
Типовой вариант загрузки американских атомных под-Водных лодок — до шести ракет «Гарпун», хотя их количест­во может варьироваться в зависимости от характера выпол­няемой задачи. На них применяются разные системы уп­равления ракетной стрельбой (обычно Мк.117, на некото­рых лодках Мк. 113 мод. 10).
Авиационный вариант ракет «Гарпун» совместим с большинством боевых самолетов НАТО. Пуск может про­изводиться на различных скоростях и высотах полета. После отделения от носителя обеспечивается стабилизация ракеты по крену и тангажу. ПКР снижается с углом пикиро­вания около 33° до тех пор, пока не поступил сигнал от ра­диовысотомера о достижении заданной высоты. Затем авто­матически запускается маршевый двигатель. При пуске ракет с самолетов Р-3 «Орион» и S-3 «Викинг», совершаю­щих полеты на небольших высотах с малыми скоростями, запуск маршевого двигателя ПКР «Гарпун» осуществляется еще на пилоне. На самолетах используются специальные пусковые установки: AER065A1 (Р-3 «Орион»), MAU-9A/1 (S-3 «Викинг» и А-7Е «Корсар-2»), AER07A1 (А-6Е «Ин-трудер») и другие.
Несколько слов стоит сказать и об аппаратуре, находя­щейся на носителях ракет «Гарпун».
Приборы управления, находящиеся на носителе, со­гласно полученным данным о цели, рассчитывают углы ориентации гироскопических приборов блока инерциаль-ного наведения и время включения головки самонаведения. Кроме того, они обеспечивают подачу электропитания до момента активации батареи, вырабатывают боевой курс но­сителя, осуществляют предстартовую проверку и контроль, подают электрический сигнал для пуска ракеты.
При создании подсистемы обеспечения запуска учиты­валось, что комплекс может быть установлен на различных носителях, а приборы управления должны обеспечивать взаимодействие между новыми модификациями ПКР и су­ществующим пусковым оборудованием.
Для обеспечения целеуказания используются данные в аналоговой или цифровой форме, поступающие от воздуш­но-космических разведывательных систем, средств радио­разведки, РЛС, гидроакустических станций и др. Важная роль отводится вертолетам SH-60B, оснащенным обзорной РЛС и системой передачи данных. Они могут скрытно под­лететь к цели на малой высоте и, совершив кратковремен­ный набор высоты, произвести радиолокационное обнару­жение. Аналогичные задачи способны выполнять беспилот­ные летательные аппараты, дирижабли и другие перспек­тивные летательные аппараты.
Пуск ПКР «Гарпун» оператор может осуществлять по пеленгу и дальности либо только по пеленгу на цель, если дальность неизвестна. В первом случае включение ГСН ра­кеты производится в момент, назначенный оператором перед пуском, в непосредственной близости от цели, что позволяет уменьшить вероятность обнаружения ПКР и время для возможного создания помех. В этом случае для поиска цели можно использовать малый, средний или боль­шой сектор сканирования радиолокационной ГСН.
Малый сектор сканирования применяется при стрельбе по группе целей на малой дальности, однако в данном слу­чае с увеличением дистанции эффективность действия ГСН снижается. При стрельбе на максимальную дальность при­меняется большой сектор сканирования. Для повышения эффективности стрельбы при поиске цели могут задейство-ваться несколько режимов сканирования, начиная с малого сектора. Если цель не обнаружена, то производится переход на больший сектор сканирования, и так головка самонаве­дения работает до того момента, пока не произойдет обна­ружение и захват цели.
ГСН не обладает селективными свойствами, поэтому ПКР поражает первую захваченную цель. При стрельбе по пеленгу ГСН включается на установленном расстоянии с таким расчетом, чтобы не поразить какой-либо другой ко­рабль. Когда производится атака групповой цели, предус­мотрено разновременное включение головок самонаведе­ния разных ракет, что позволяет миновать одни корабли и атаковать другие.
В составе системы наведения существует индикатор движущейся цели, что делает маловероятным наведение на облако пассивных помех.
После выполнения стартовой «горки» ракета снижается до высоты 15 м над уровнем моря и далее совершает марше­вый полет. Ракеты первой модификации (RGM-84A и др.) при подходе к цели совершали «горку», захватывали цель и пикировали на нее под углом примерно 30°. ПКР последую­щих модификаций такой маневр не выполняют, поскольку он не заложен в полетную программу, а атакуют цель, сни­жаясь до сверхмалых высот (2—5 м).
Эффективность ракет была продемонстрирована во время испытательных пусков и в боевых условиях. По оцен­кам американских специалистов, для выведения из строя авианесущего корабля (легкого авианосца) потребуется по­падание в него пяти ПКР «Гарпун», для поражения крейсе­ра — четырех, эсминца — двух. Одна ракета способна про­извести серьезные разрушения при попадании в небольшой корабль или катер.
На вооружение надводных кораблей первые ракеты «Гарпун» RGM-84 начали поступать в 1976 г. Авиационные ракеты AGM-84 первыми получили патрульные самолеты
Р-ЗС«Орион»в 1978 г.
На середину 1990 г. в ВМС США ракетами «Гарпун» было оснащено более 210 надводных кораблей основных классов (линкоры, крейсера, эсминцы, фрегаты), около 65% атомных подводных лодок, свыше 800 самолетов (Р-ЗС «Орион», А-6 «Интрудер», А-7 «Корсар», F/A-18 «Хорнет», S-3 «Викинг»).
Кроме того, в составе ВВС США две эскадрильи бом­бардировщиков B-52G переоборудованы под носители про­тивокорабельных ракет.
С 1985 г. появилась очередная модель ракеты «Гар­пун» — RGM-840. Первоначально она была создана для противокорабельного комплекса берегового базирования. Увеличение объема запоминающего устройства в 2 раза и усовершенствование программного обеспечения позволили ввести три опорные точки на траектории, в которых ПКР меняет направление полета, проходящего на малых высо­тах. Благодаря этому можно использовать ракету в закрытых акваториях и среди островов, скрывая истинное направле­ние, с которого нанесен ракетный удар, что не только повы­шает скрытность носителей, но и обеспечивает проведение атаки на цель с разных направлений. На данной модели ПКР установлена более совершенная ГСН, имеющая более высокую помехозащищенность.
Одновременно продолжались работы по созданию ра­диолокационной ГСН, использующей цифровые методы обработки сигналов, что способствует улучшению помехо­устойчивости. Выпуск таких головок самонаведения начат в
1986 г.
В последних моделях ПКР «Гарпун» (С и D) использу­ется горючее повышенной энергоемкости (JP-10 вместо JP-5). При переходе на новое горючее не потребовалось внесения существенных изменений в конструкцию марше­вой двигательной установки. Дальность полета увеличилась примерно на 20% (до 150 км). В последующих модификаци­ях ракет предполагается применять это горючее, а выпу­щенные ранее ПКР будут переводиться на него в ходе спе­циальных регламентных работ на фирме.
В результате изучения опыта боевых действий на Ближ­нем Востоке командование ВМС США пришло к выводу о необходимости создания недорогой высокоточной те­леуправляемой авиационной ракеты большой дальности действия с обычной боевой частью. Такая ракета (AGM-84Е) разработана на основе ПКР «Гарпун» и совместима со всеми ее носителями, но предназначается главным образом для поражения кораблей в базах и портах и важных стацио­нарных целей (заводов, электростанций, мостов).
Эта модель отличается от предшествующих модулем го­ловного отсека, в котором помещается аппаратура систе­мы наведения. В ее состав входят тепловизионная голов­ка самонаведения (от авиационной ракеты «Мейверик» AGM-65). подсистема передачи данных от управляемой авиационной бомбы «Уоллай» AGM-62A, одноканальный приемник спутниковой навигационной системы НАВСТАР с коррекцией инерциального блока наведения.
Данные о местонахождении цели вводятся в ЭВМ раке­ты перед ее пуском. Полет на маршевом участке траектории осуществляется по данным от инерциального блока наведе­
Летно-технические характеристики основных моделей ракет «Гарпун»

Характеристики A/U/RGM-84А и В A/U/RGM-84С и D A/U/RGM-84D2 A/U/RGM-84Е
1 2 3 4 5
Длина ракеты, м: с ускорителем без ускорителя 4,57
3,84 4,57
3,84 5,18
4,44 5,23 4,49
Диаметр ракеты, м 0,34 0,34 0,34 0,34
Размах крыла, м 0,91 0,91 0,91 0,91
Стартовый вес, кг 667 667 742 765
Вес боевой части, кг 225 225 235 225
Таблица 9
ния с коррекцией от спутниковой навигационной системы НАВСТАР, что обеспечивает высокую точность выхода в заданный район. Включение тепловизионной ГСН произ­водится аналогично предшествующим моделям ПКР. При этом происходит автоматическое включение подсистемы передачи данных с изображением зоны обзора головки самонаведения. Эти данные транслируются на носитель, где на видеотерминале оператор выбирает цель или точку прицеливания. Сопровождение ракеты заканчивается после передачи этих данных в систему самонаведения ракеты, а затем тепловизионная ГСН работает автономно, захватыва­ет и сопровождает цель, обеспечивая ее поражение. Мини­мальная дальность стрельбы снижается за счет захвата цели еще до пуска ракеты. Существующая подсистема передачи данных (от управляемой авиабомбы «Уоллай») не отличает­ся высокой помехоустойчивостью, поэтому специалисты ВВС США предполагают использовать аналогичную аппа­ратуру от управляемой авиабомбы AGM-130.

1 2 3 4 5
Дальность полета, км максимальная ! минимальная 120 13 150
13 280 150
Скорость полета на маршевом участке, число М 0,85 0,85 0,85 0,85
Система наведения: на маршевом участке полета Инер­циальная Инер-циальная Инер-циальная Инер-циальная с коррекцией
от СНС НАВСТАР
на конечном участке полета Активная радиолока­ционная Активная радиолока­ционная Активная радиолока­ционная Теплови-зионная, с телеуправ­лением
Раздел V


Ракеты в локальных войнах

Глава 1
ПКР П-15 ПРОИЗВОДИТ РЕВОЛЮЦИЮ В МОРСКОЙ ВОЙНЕ 1961-1970 ГГ.

Первое боевое применение корабельных управляемых ракет состоялось в Средиземном море 21 октября 1967 г. не­далеко от Порт-Саида.
После «шестидневной войны» 1967 г. между Израилем и арабами не был заключен мир, а установилось шаткое пере­мирие, периодически нарушаемое обеими сторонами.
21 октября израильский эсминец «Эйлат» под командо­ванием капитана 3 ранга Итцхака выполнял боевое патру­лирование у берегов Синайского полуострова.
Несколько слов об эсминце. Он был построен в 1942— 1944 гг. в Англии и передан Израилю 15 июля 1956 г. К ок­тябрю 1967 г. его полное водоизмещение составляло 2255 т, максимальная скорость хода 31 узел, экономическая — 20 узлов. Вооружение: четыре 114-мм универсальных орудия, шесть 40-мм зенитных автоматов.
«Эйлат» вел разведку радиоэлектронных средств Египта. Для этого он, двигаясь зигзагами, то заходил, то выходил из его территориальных вод. В конце концов, он довольно глу­боко зашел в глубь территориальных вод, и тогда с главного командного пункта египетских ВМС в Порт-Саиде посту­пил приказ атаковать нарушителя государственной гра­ницы.
В 17 час. по местному времени на двух египетских ракет­ных катерах пр. 183Р, стоявших у пирса Порт-Саида, была сыграна боевая тревога. Началась предварительная подго­товка к старту ракет П-15 с радиолокационной головкой на­ведения. На обоих катерах были включены РЛС «Рангоут». Через 5 минут оператор РЛС одного из катеров обнаружил эсминец «Эйлат» на дистанции около 130 кабельтовых (23,8 км). В 17 ч. 10 мин. на катерах была подана команда «Ракетная атака». РЛС «Рангоут» обоих катеров взяли мор­скую цель на сопровождение. Включена бортовая аппарату­ра ракет. Оба катера отошли от пирса и легли на боевой курс.
17 ч. 19 мин. — старт первой ракеты. И через 5 секунд уходит вторая П-15. Секунд через 20 сигнальщик эсминца доложил командиру о ярких вспышках и дымовых шлейфах. Итцхак приказал сыграть боевую тревогу, дать кораблю полный ход и идти зигзагами. Все шесть 40-мм зенитных автоматов открыли ураганный огонь по двум приближаю­щимся шлейфам дыма (поскольку самих ракет с эсминца не видели). Но все было напрасно. Через 60 секунд после стар­та первая ракета поразила машинное отделение корабля. Спустя несколько секунд вторая ракета взорвалась в котель­ном отделении.
Эсминец сразу же лишился хода и обесточился. Аварий­ные партии вступили в борьбу с огнем. С помощью запас­ной радиостанции командир эсминца связался с израиль­ским командованием и доложил о случившемся. Несмотря на все усилия экипажа в борьбе за живучесть, эсминец на­чал тонуть.
В 17 ч. 23 мин. был произведен старт двух ракет со вто­рого катера. На этом катере запоздали с пуском ракет из-за того, что командир зазевался и слишком поздно покинул ходовой мостик. При стрельбе он должен был укрываться в ходовой рубке. Третья ракета поразила тонущий эсминец, а четвертая — обломки корабля в воде и, естественно, плавав­ших членов экипажа эсминца.
Обломки «Эйлата» до сих пор лежат на дне залива Эт-Тина. Из 199 человек экипажа эсминца погибло 47, а ос­тальным удалось спастись, но 81 человек получил ранения различной степени тяжести.
После пусков оба катера произвели штатное послезал-повое маневрирование — легли на курс отхода от поражен­ной цели. Первый катер пошел вправо от боевого курса, второй — влево. Они развили максимальную скорость и двинулись в Порт-Саид. Первый катер благополучно подо­шел к пирсу. А второй из-за бестолковости командира не вписался в требуемый поворот, определенный створными знаками, выскочил на прибрежные камни и пропорол себе днище. Катер был снят с камней через трое суток и постав­лен на ремонт в док. Но, как говорится, победителей не судят.
Президент Объединенной Арабской Республики Египет Гамаль Насер наградил участников первого в истории войн на море успешного применения ракетного оружия капитана 2 ранга Али-Дами, старших лейтенантов Ахмеда Хакера и Абдель Вахеда и лейтенанта Хасана Хозми Амина орденами Египта.
А теперь я бы хотел вспомнить поэму «Граф Нулин» не­забвенного Александра Сергеевича.
Но кто же более всего
С Натальей Павловной смеялся?
Не угадать вам. Почему ж?
Муж? — Как не так. Совсем не муж.

* * *

Смеялся Лидин, их сосед, Помещик двадцати трех лет.
А кто ж расстроен больше всех? Не угадать вам. Капи­тан, въехавший на камни? Так он стал героем. Расстроен больше всех был военный советник капитан 2 ранга
В.А. Гончаров, которому за первое в мире применение ПКР даже спасибо не сказали.
Потопление «Эйлата» стало мировой сенсацией. Запад­ная пресса писала, что этот бой провозгласил новую эру в войне на море. Замечу, что к октябрю 1967 г. противокора­бельные ракеты находились на вооружении только СССР и его союзников.
В октябре 1970 г. египетские катера (проекта 205) раке­тами П-15 потопили израильский военно-транспортный корабль водоизмещением 10 тыс. т, осуществлявший радио­локационный дозор и радиотехническую разведку у берегов Египта1.
В следующий раз противокорабельные ракеты были применены в ходе индо-пакистанской войны в июне-нояб­ре 1971 г. ВМС Индии имели существенное превосходство над пакистанским флотом. У индусов к 1 июня 1971 г. име­лось: один авианосец, два крейсера, шесть эсминцев (фре­гатов) и четыре подводные лодки. Однако главной ударной силой были полученные от СССР в январе-апреле 1971 г. семь ракетных катеров проекта 205. Катера полным водо­измещением 200 т имели на вооружении по четыре ракеты
П-15.
В составе пакистанского флота были: один крейсер, пять эсминцев, два фрегата и ряд мелких судов.
В декабре 1971 г. катера проекта 205 ВМС Индии, во­оруженные П-15, дважды наносили удары по кораблям и береговым объектам Пакистана.
Ракетные катера ВМФ Индии базировались в Бомбее, находящемся примерно в 950 км от военно-морской базы Карачи. Для обеспечения запаса своего хода тактическая группа из четырех ракетных катеров большую часть пути до Карачи следовала на буксире за двумя фрегатами. Эти же

История эта достаточно загадочна. Единственное упоминание о ней содержится в «Истории развития морских вооружений». Книга 2. «История развития оружия советского военно-морского флота в период 1946—1986 гг.». М., Воениздат, 1989. Книга выпуoена под грифом «Со­вершенно секретно», который снят совсем недавно.
фрегаты должны были прикрывать отход тактической груп­пы после выполнения боевой задачи, авиационного при­крытия не предусматривалось.
В ночь на 5 декабря 1971 г. два индийских фрегата «Кил-тон» и «Катгалл»1 взяли на буксир три ракетных катера «Нипат» К 86, «Ниргхат» К 89 и «Вир» К 82 (все проекта 205). При подходе к Карачи катера пошли своим ходом. На дистанции около 20 миль от Карачи фрегаты легли в дрейф, а катера малым ходом, маскируясь под рыболовецкие суда, пошли к берегу. Приближающиеся цели были обнаружены пакистанской береговой РЛС на удалении около 40 миль от побережья. В ту ночь дозор у Карачи несли пакистанские эсминец «Хайбер» (водоизмещением 3361 т, построен в 1946 г. в Англии) и тральщик «Мухафиз» (водоизмещением 375 т). Пакистанцы приняли индийские катера за рыболо­вецкие суда, но на всякий случай «Хайбер» получил приказ подойти к ним поближе.
Примерно в 23 ч. 25 мин. головной индийский катер вы­пустил по «Хайберу» две ракеты П-15. Обе ракеты попали в цель — эсминец разломился пополам и затонул. Командир лишь успел донести по радио о попадании в корабль авиа­бомбы.
Другой катер поразил одной ракетой тральщик «Муха-физ», который загорелся и через несколько часов затонул. К тонущему тральщику успели подойти спасательные ко­рабли, и лишь тогда от командира тральщика пакистанское командование узнало, что корабль был поражен ракетой.
В воздух немедленно поднялись истребители F-86 «Сейбр», но они не нашли индийскую эскадру, поскольку она двинулась не на юго-восток к Бомбею, а на запад.
Те же индийские корабли и катера в ночь на 9 декабря нанесли удар по порту Карачи. В ходе атаки было выпущено

Советские сторожевые корабли проекта 159Э (Э — экспортный вариант). Водоизмещение полное 1100 т, скорость хода до 35 уз., воору­жение: 2-двухорудийные 76-мм установки АК-726. Переданы Индии накануне войны.
не менее девяти ракет П-15, большинство из которых попа­ло в торговые суда, стоявшие на рейде. Ракетами были по­топлены панамское судно «Галф Стар», либерийское «Вене­ра Челленджер» («Venus Challenges), английское «Харма-тан», сгорело греческое судно «Зоя» («Zoe»), был тяжело поврежден танкер пакистанского ВМФ «Дакка».
Три ракеты П-15 поразили огромные резервуары на нефтеперегонном заводе Коамари. За день резервуары при­лично нагреваются, а ночью интенсивно излучают тепло. Поэтому тепловые головки наведения «Снегирь» легко за­хватывали эти цели. Однако, по другой версии, тепловые ГСН «Кондор» и «Снегирь» не поставлялись на экспорт, и стрельба ракетами велась по площадям.


Глава 2
ОКТЯБРЬСКАЯ ВОЙНА 1973 ГОДА

К октябрю 1973 г. в составе египетского флота имелось 19 ракетных катеров советского производства — 8 проекта 205 с четырьмя противокорабельными ракетами П-15 и 11 проекта 183Р с двумя П-15. При этом 4 катера проекта 183Р находились на Красном море.
Береговые ракетно-артиллерийские части ВМС Египта имели довольно большое количество стационарных и бук­сируемых артиллерийских орудий и несколько дивизионов советских береговых противокорабельных ракетных ком­плексов «Сопка» с противокорабельными ракетами С-2 (4К87). В составе ВВС Египта к октябрю 1973 г. насчитыва­лось примерно 30 дальних бомбардировщиков и разведчи­ков Ту-16, из которых около 20 принадлежали к ракетонос­ным модификациям Ту-16КСР-2А, вооруженным ПКР КСР-2, и Ту-16КСР-2-11, вооруженным ПКР КСР-2, кроме того, последние могли нести противорадиолокаци-онные ракеты КСР-11.
ВМФ Сирии имели три ракетных катера проекта 205 и шесть катеров проекта 183Р. Береговая оборона располагала 100-мм и 130-мм стационарными артиллерийскими бата­реями, а также береговыми противокорабельными ракет­ными комплексами «Сопка».
К октябрю 1973 г. Израиль располагал 12 ракетными ка­терами типа «Saar» («Шторм»), вооруженными от 5 до 8 противокорабельными ракетами «Габриэль-1». По водоиз­мещению (240 т), артиллерийскому вооружению (один-два 50-мм автомата «Бофорс» или один 76-мм автомат «ОТО Мелара»), по скорости хода (до 45 уз.) и по наличию средств РЭБ катера типа «Саар» («Saar») превосходили катера про­екта 205, не говоря уж о катерах проекта 183Р.
Все израильские ракетные катера были сосредоточены на Средиземном море.
В Израиле ВМС оказались наиболее боеготовым видом вооруженных сил еврейского государства, во всеоружии встретившим арабское нападение 6 октября. Располагая данными разведки о подготовке Египта и Сирии к актив­ным действиям, командование израильского флота отмени­ло все праздничные увольнения в Йом-Киппур и привело корабли в состояние повышенной готовности.
Накануне 6 октября было проведено оперативно-такти­ческое учение флота, а с утра этого дня началось разверты­вание ракетных катеров в море. К берегам Синайского полуострова в район северного фланга «Линии Бар-Лева» был выдвинут дозор в составе ракетных катеров «Соуфа» («Soufa») и «Херев» («Herev»), к которым позже присоеди­нился новейший «Кешет» («Keshet»).
В 14 часов 6 октября израильский флот получил опове­щение о начале боевых действий, а уже через три часа, к 17 часам, отмобилизация ВМС и приведение их в полную боевую готовность были закончены и начался выход всех остальных катеров в море.
Три катера были отправлены к Синайскому полуострову на подкрепление уже находящейся там дозорной тройки, два катера развернуты в дозоре у Хайфы с целью обеспече­ния непосредственного прикрытия нефтеперерабатываю­щего завода, а ударная группа в составе четырех ракетных и одного артиллерийского катеров под флагом самого коман­дующего флотилией Баркаи вышла из Хайфы по направле­нию к сирийскому побережью, готовясь нанести удар по главной базе ВМС Сирии — Латакии. Еще один израиль­ский катер находился в ремонте в доке завода «Кишон» в Хайфе.
Другим мотивом было то, что Хайфа находилась вблизи от ливанской границы, что позволяло ракетным катерам противника достаточно скрытно подойти с северного на­правления на дистанцию пуска ракет по нефтеперерабаты­вающему комплексу Хайфы — в отличие от южного направ­ления, побережьем которого Израиль владел на большую глубину, занимая территории сектора Газы и Синайского полуострова. Поэтому было решено в первую очередь устра­нить потенциальную угрозу с севера.
Израильские ракетные катера, выделенные для удара по Латакии, покинули Хайфу ровно в 17 часов 6 октября 1973 г. и направились на северо-запад, держась далеко западнее территориальных вод Ливана. Катера шли двумя кильватер­ными колоннами: в левой, представлявшей собой непо­средственно ударную группу, были «Мицнаг» («Miznag») (командир группы М. Баркаи), «ГААШ» («GAASH») и «Ха­нш» («Hanit»); в правой, шедшей с некоторым «отступом» в несколько миль, — «Решеф» («Reshef») и артиллерийский катер «Мивтах» («Mivtah»). Переход осуществлялся на боль­шой скорости — до 30 узлов.
Поскольку целью операции было выманивание сил про­тивника из базы с целью их уничтожения, то ограничения на работу радиоэлектронных средств не соблюдались, и все катера шли с работающими РЛС. Сам Баркаи был настроен крайне решительно и перед выходом заявил личному соста­ву, что он намерен в случае отсутствия противника в море атаковать его непосредственно в Латакии, «а если будет надо, мы подойдем так близко, что сами сможем пришвар­товаться там».
В 22 ч. 28 мин., когда катера находились в 35 милях мо­ристее Латакии, РЛС катера «Мицнаг» обнаружила мало­размерную цель в 4 милях к северу от ударной группы. Почти одновременно эта же цель была обнаружена и РЛС катера «Решеф». Для ее классификации «Мицнаг» по при­казу Баркаи сделал несколько предупредительных выстре­лов из 40-мм артустановки по курсу неопознанной цели, которая в ответ резко увеличила скорость и открыла пуле­метный огонь. Это был сирийский торпедный катер проек­та 123К под командованием капитан-лейтенанта А. Йехия, который возвращался из дозора у побережья Кипра.
Находящийся на правом фланге израильских сил «Решеф» (капитан 3 ранга Миха) увеличил ход до полного, устремившись на пересечение курса отхода вражеского ка­тера, и в 22 ч. 40 мин. открыл по нему огонь из обеих 76-мм артустановок по данным РЛС с дистанции около 10 км. Хотя вследствие темноты израильтяне визуально результа­тов не наблюдали, сирийский торпедный катер потерял ход.
Тем не менее Йехия успел передать радиосообщение о том, что он атакован «тремя вражескими кораблями». Полу­чив это сообщение, штаб ВМС Сирии приказал морскому тральщику «Ярмук» («Yarmouk») проекта 2541, несшему ближний дозор в 10 милях от Латакии, полным ходом отхо­дить под прикрытие береговых батарей, а маневрировавшей южнее Латакии сирийской корабельной ударной группе в составе одного ракетного катера проекта 205 и двух катеров проекта 183Р нанести удар по обнаруженному противнику. (По другим данным, эта группа изначально вышла из Лата-кии с целью перехода в Тартус.)
Около 22 ч. 50 мин. Баркаи приказал своим силам по­вернуть на восток и в прежнем строю полным ходом идти к Латакии, оставив «Ханит» добивать артиллерией повреж­денный сирийский катер, что «Ханит» успешно и выполнил

1 Тральщик «Ярмук» — советский тральщик пр. 254, передан Сирии. Полное водоизмещение 569 т, длина 59 м, ширина 8,75 м, осад­ка 2,5 м. Вооружен двумя спаренными 37-мм автоматами В-11М.
к 23 ч.10 мин. (Позднее это решение Баркаи подвергалось критике, поскольку тем самым перед решающим столкно­вением был выведен из состава израильских сил один из че­тырех ракетных катеров ради сомнительной задачи уничто­жения цели, потерявшей ход и не представлявшей никакой угрозы.)
Тем временем с дистанции 25 км «Решеф» своими сред­ствами радиотехнической разведки (РТР) обнаружил работу береговой РЛС Латакии, а катера левой колонны (ставшей после поворота северной) обнаружили радиолокацией отхо­дящий к берегу тральщик «Ярмук».
С предельной дистанции 20 км «ГААШ» выпустил по нему ракету «Габриэль», которая, однако, в цель не попала, вероятнее всего, просто не долетев до нее и упав в воду после выработки топлива в двигателе.
«Решеф» сблизился с тральщиком на 18 км и также про­извел пуск одной ПКР, которая через 2 минуты попала в цель, озарив ночь яркой вспышкой. Вслед «Решеф» выпус­тил еще одну ракету по «Ярмуку», которая также поразила корабль противника. Тральщик окончательно потерял ход и загорелся, хотя и остался на плаву. Однако почти сразу же после пуска второй ПКР на «Решеф» засекли подходящие с юга три малоразмерные быстроходные цели. Это были си­рийские ракетные катера.
В 23 ч.30 мин. — 23 ч.32 мин. с дистанции примерно 13 миль сирийские катера произвели по израильтянам залп шестью ракетами П-15, немедленно после пуска в полном соответствии с положенными тактическими установками ложась на обратный курс и отходя на юг со скоростью 24 уз. Обнаружив пуск ракет, израильские катера начали отчаян­но маневрировать, производя отстрел пассивных помех и включив станции активного радиопротиводействия. При­менение средств РЭБ увенчалось полным успехом — актив­ные радиолокационные головки самонаведения всех шести ракет П-15 были дезориентированы, и ПКР упали в море за кормой израильских катеров, не причинив им никакого вреда.
Сами же сирийцы были введены в заблуждение боль­шим количеством ложных целей, видимых на индикаторах РЛС, и не могли разобраться в обстановке, считая, что имеют дело с крупным соединением противника. Берего­вые РЛС обнаружили три быстроходные цели, маневрирую­щие якобы к северу от Латакии, и не менее десятка целей в двух кильватерных колоннах к югу от нее.
После промаха сирийских ракет израильтяне устреми­лись в контратаку, за счет превосходства в скорости катеров быстро сокращая дистанцию (по советским данным, боль­шинство арабских ракетных катеров в 1973 г. не могли раз­вивать ход более 24 уз. из-за плохого состояния материаль­ной части). Но когда «Решеф» вышел на дистанцию ракет­ного залпа, на нем вследствие короткого замыкания вышла из строя система пуска ракет. Это поставило Баркаи в слож­ное положение, поскольку шедший за «Решефом» катер «Мивтах» был артиллерийским и не имел противокорабель­ных ракет, а в колонне самого Баркаи вследствие отделения «Ханит» оставались только два ракетных катера, и они нахо­дились дальше от противника, чем «Решеф».
По приказу Баркаи «Решеф» и «Мивтах» отвернули вле­во, а более быстроходные «Мицнаг» и «ГААШ» — вправо, пересекая курс предыдущей группы. Таким образом, сирий­цы были практически взяты «в клещи».
Командир «Решеф» Миха, несмотря на неполадку, про­должал сближаться с противником, надеясь пустить в ход мощное артиллерийское вооружение своего катера, но ко­лонна Баркаи опередила его, раньше выйдя на дистанцию пуска. В этот момент сирийский катер проекта 205 развер­нулся и произвел по колонне Баркаи пуск двух оставшихся ракет П-15. Однако вследствие применения средств РЭБ эти ракеты постигла судьба предыдущих шести — они также взорвались за кормой израильских катеров. Еще до того, как эти две ракеты упали в море, «ГААШ» (капитан 3-го ранга Арие Шефлер) выпустил по катеру проекта 205 две ПКР «Габриэль», а «Мицнаг» — одну ПКР по катеру проек­та 183Р. Оба сирийских катера были поражены примерно в 23 ч. 50 мин. и быстро затонули.
Второй сирийский катер проекта 183Р, видя, что уйти ему не удастся, круто взял к берегу и в полночь выбросился на прибрежную отмель южнее Латакии, после чего, видимо, был оставлен экипажем. В это время по израильским кате­рам открыла огонь сирийская 130-мм четырехорудийная. стационарная береговая батарея, но попаданий ей так и не удалось достичь, хотя, по израильскому свидетельству, сна­ряды «ложились неприятно близко».
Приказав остальным своим катерам держаться вне даль­ности действительного огня сирийской береговой батареи, Баркаи на своем флагманском катере «Мицнаг» подошел, несмотря на артиллерийский огонь с берега, на дистанцию примерно 1 км к сидящему на мели катеру проекта 183Р и расстреливал его из 40-мм автоматов, пока «сириец» не взорвался (по советским данным, это произошло в 0 ч. 25 мин.). Израильтяне не решились применить для уничто­жения этого катера ПКР, поскольку высокий берег в этом месте отражал радиолокационные сигналы, что могло со­здать помехи полуактивной радиолокационной головке самонаведения ракеты «Габриэль».
В момент гибели сирийских ракетных катеров на связь с группой Баркаи вышел отставший «Ханит», который после уничтожения торпедного катера в течение примерно полу­часа не мог донести о себе вследствие отказов радиостан­ции. Баркаи приказал «Ханит» добить тральщик «Ярмук». Подойдя к «Ярмук», израильский катер сперва всадил в тральщик еще одну ракету «Габриэль», а затем обстреливал его из 76-мм артустановки, пока «Ярмук» не опрокинулся и не затонул. После этого «Ханит» соединился с остальными катерами израильского соединения, которое затем благопо­лучно пришло в Хайфу.
Любопытно, что советским советникам и их сирийским подопечным в бою у Латакии померещились израильские вертолеты, которые якобы базировались на малых десант-пых кораблях.
Вот как это интерпретируется в совершенно секретной (гриф снят совсем недавно) «Истории развития морских во­оружений». Там говорится: «Наряду с рейдами к арабскому побережью израильтяне для борьбы с надводными корабля­ми АРЕ и САР организовывали также морские засады из смешанных корабельно-вертолетных групп. В этих случаях катера патрулировали в 40—50 милях от побережья, за зоной возможного их обнаружения береговыми РЛС, а вер­толеты барражировали вблизи побережья. При обнаруже­нии противника последние снижались до 100—200 м и, про­изводя галсирование на скорости 45—60 км/час, имитиро­вали надводные корабли.
При подходе наведенных береговыми постами катеров АРЕ (САР) вертолеты отходили от побережья.
Сблизившись на дальность ракетного залпа, арабские катера производили пуски крылатых ракет П-15 по «над­водным» целям. Вертолеты, уклонившиеся от удара резким подъемом до 400—500 м, вместе со своими взаимодействую­щими катерами приступали к преследованию отходивших после залпа арабских ракетных катеров. В ходе преследова­ния катера подвергались огневому воздействию корабель-но-вертолетной группировки израильтян»1.
Почти то же самое пишет В. Доценко: «Тактической группе из 5 ракетных катеров была поставлена задача нане­сти удар по порту и военно-морской базе Латакия: 2 катера должны были нанести удар с северо-запада, остатьные — с юго-запада. Действия катеров обеспечивались 4 вертолета­ми, размешавшимися на 2 малых десантных кораблях. На вертолеты возлагались задачи: поиск кораблей противника, наведение на обнаруженного противника ударных сил и вы­дача целеуказания, нанесение вспомогательных ударов, со­здание помех средствами радиолокационного наблюдения противника.

История развития морских вооружений. Книга 2. История разви­тия оружия советского военно-морского флота в период 1946—1986 гг.
М., Воениздат, 1989. С. 120.
Через несколько минут [израильские. — А.Ш.] вертоле­ты обнаружили 3 сирийских катера, следовавших в порт Тартус. Сирийские ракетные катера с помощью РЛС также обнаружили вертолеты, но приняли их за надводные кораб­ли. Один сирийский катер был выслан для доразведки.
Однако, не дождавшись результатов разведки, командир тактической группы принял решение атаковать противни­ка. С дистанции 13—19 миль были выпущены в одном залпе все боеготовые ракеты. Израильские вертолеты, обнаружив пуск ракет, резко набрали высоту и вышли из зоны наблю­дения РЛС. Операторы классифицировали исчезновение отметок на экранах РЛС как потопление целей. Сирийские катера стали отходить со скоростью 24 узла под прикрытие береговой артиллерии. Израильские катера начали пресле­дование со скоростью более 30 узлов. После сближения на дистанцию стрельбы ракетами «Габриэль» по разрядив­шимся сирийским катерам был нанесен удар: 2 катера были уничтожены прямым попаданием ракет, а 3-й, уклоняясь от ракет и артиллерийского огня, выбросился на берег, где был уничтожен вертолетами»1.
Надо признать, и я сам купился на эту официальную «липу» и упомянул об израильских вертолетах в книге «Ору­жие отечественного флота»2.
Израильские официальные источники утверждают, что вертолеты не взаимодействовали с ракетными катерами ни в этой, ни в других операциях октябрьской войны, а все ис­правные десантные корабли израильского флота находи­лись в период войны 1973 г. на Красном море.
Да и как десантные суда с максимальной скоростью 10 уз. могли взаимодействовать с катерами типа «Саар», имевшими скорость до 45 уз.? Да и зачем? Из-за малой дальности стрельбы ракет «Габриэль» вопрос о загоризонт-

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>