СОДЕРЖАНИЕ



Русская армия, которой принадлежит честь победы над наполеоновскими полчищами в Отечественной войне 1812 года, состояла из нескольких видов вооруженных сил и родов войск. К видам вооруженных сил относились сухопутные войска и военно-морской флот. Сухопутные войска включали несколько родов войск: пехоту, кавалерию, артиллерию и пионеров, или инженеров (ныне саперы).
Вторгнувшимся войскам Наполеона на западных границах России противостояли 3 русские армии: 1-я Западная под ко­мандованием генерала от инфантерии М. Б. Барклая де Толли (более 110 000 человек), 2-я — генерала от инфантерии П. И. Багратиона (около 40 000) и 3-я — генерала от кавалерии А. П. Тормасова (менее 46 000). Примерный состав армии представлен на схеме.
Пехота, с которой вас познакомил 1-й выпуск данной серии, включала собственно пехоту (до 1811 года — мушкете­ры), егерей и гренадеров. Егеря — легкая пехота, обученная действиям в рассыпном строю и ведению прицельного огня (вооружена была нарезными ружьями). Гренадеры — тяжелая пехота, предназначенная в начале XVIII века для метания гра­нат (отсюда ее название), поэтому и позднее в гренадеры тра­диционно подбирали физически сильных и высоких солдат. К 1812 году гренадеры по вооружению (гладкоствольные ружья) и способам боевых действий не отличались от остальной пехо­ты. Гвардейская, то есть отборная, пехота включала гренадер­ские и егерские полки трехбатальонного состава. Вместе с су­хопутными войсками действовали морские полки и отдельные батальоны — морская пехота, род войск военно-морского фло­та. В 1812 году саперов представляли минерные, пионерные и понтонные роты, придаваемые армиям и отдельным корпу­сам. Батарейные артиллерийские роты были вооружены круп­нокалиберными орудиями и предназначались для создания батарей, а легкие роты, вооруженные легкими орудиями, должны были непосредственно поддерживать пехоту. Бата­рейные и легкие роты именовались пешими, так как в них артиллерийская прислуга (орудийные расчеты) перемещалась пешком. В конных артиллерийских ротах прислуга ехала на ло­шадях и была обучена кавалерийскому бою, что позволяло конным ротам действовать вместе с кавалерией.
Настоящий выпуск посвящен кавалерии, которая делилась на легкую (гусары и уланы) и тяжелую (кирасиры и драгуны). Гусары и уланы использовались для разведки, боевого охране­ния, рейдов и партизанских действий. Вооружены они были саблями, пистолетами и карабинами (ружье), а уланы еще и пиками с цветными флюгерами. Кирасиры действовали в сомкну­том строю и наносили решающий массированный удар. Их вооружение — палаш, пистолеты, карабин и кираса (отсюда их название). Драгуны предназначались для действий в конном и пешем строю, для чего они кроме сабли или палаша и пары пистолетов вооружались ружьями (мушкетами) со штыками. В гвардейскую входили все перечисленные виды кавалерии, а кирасиров представляли Кавалергардский и Конный полки.
Комплектование армии солдатами осуществлялось на осно­ве рекрутской повинности — обязанности крестьянства постав­лять в армию одного рекрута 17 — 35 лет со 100 — 120 мужчин. От обязательной военной службы было освобождено дворян­ство, а фактически и духовенство, и купечество. В военное вре­мя наборы увеличивались. Так, в 1812 году были проведены 3 набора по 2, 8 и 10 рекрутов с 500 мужчин. Обучение рекру­тов осуществлялось в запасных рекрутских депо. Солдатская служба продолжалась 25 лет.
Унтер-офицеров (сержантов) готовили солдатские школы и учебные подразделения, но основная часть унтер-офицеров пополнялась из числа наиболее опытных и примерных старо­служащих солдат.
Офицерский состав комплектовался из дворян. Срок службы офицеру не устанавливался. Офицерский корпус по­полнялся выпускниками военно-учебных заведений и произво­димыми в обер-офицеры (младшие офицеры) унтер-офицерами из дворян, стажировавшихся в полках. К началу войны русская армия насчитывала около 590 000 солдат и офицеров.
Существовавшая система организации, вооружения, комп­лектования и подготовки сделала русскую армию 1812 года армией с высокими боевыми качествами. Самоотверженность, героизм, патриотический подъем, умелые действия русских войск обеспечили успех всенародной борьбы в Отечественной войне 1812 года.
А. А. Смирнов


РУССКАЯ АРМИЯ 1812 ГОДА
Выпуск 2 32 открытки. Цена 1 р. 02 коп. Художник и автор аннотаций О. К. Пархаев Автор вступительной статьи А. А. Смирнов. Рецензенты А. М. Горшман. В. Н. Куликов Редакторы А. Г. Тюрин, Л. А. Трепцова. Технический редактор В. Ю. Осипов © «Изобразительное искусство». Москва. 1988 4-728. 325 000. 1413 Ордена Трудового Красного Знамени Калининский полиграфический комбинат Союзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, г. Калинин, пр. Ленина, 5.


Штаб-офицер лейб-гвардии Конного полка
Литаврщик Кавалергардского полка
Штандарт-юнкер Его Величества кирасирского полка
Рядовой Астраханского кирасирского полка
Рядовой Глуховского кирасирского полка
Штаб-трубач Екатеринославского
и трубач Орденского кирасирских полков
Рядовой Новгородского кирасирского полка
Рядовой Псковского кирасирского полка
Рядовой лейб-гвардии Драгунского полка

Обер-офицер Иркутского драгунского полка
Рядовой Харьковского драгунского полка
Фанен-юнкер Каргопольского драгунского- полка
Рядовой Оренбургского драгунского полка
Штаб-трубач Московского драгунского полка
Гусарский генерал
Рядовой лейб-гвардии Гусарского полка
Обер-офицер Ахтырского гусарского полка
Унтер-офицер Изюмского гусарского полка
Рядовой Сумского гусарского полка
Рядовой Елизаветградского гусарского полка
Штаб-трубач Мариупольского гусарского полка
Обер-офицер лейб-гвардии Уланского полка
Рядовой Польского уланского полка
Штаб-офицеры Татарского
и Чугуевского уланских полков
Трубач Литовского уланского полка
Рядовой Нежинского конноегерского полка
Кавалерийский генерал
Старший адъютант
Кавалерийские офицеры в вицмундирах
Всадник Дворянского эскадрона
Фейерверкер Гвардейской конной артиллерии
Канонир армейской конной артиллерии


На 1-й стороне обложки: Обер-офицер Кавалергардского полка
Н а 4-й стороне обложки: Обер-офицер Белорусского гусарского полка


Лейб-гвардии Конный полк был сформирован в 1730 году. Во время Отечественной войны 1812 года 4 действующих эскадрона полка состояли в 1-й Западной армии в 1-й кира­сирской дивизии генерал-майора Н. И. Депрерадовича. Коман­довал полком полковник М. А. Арсеньев (после ранения, полу­ченного в Бородинском сражении, был заменен полковником И. С. Леонтьевым). Запасной эскадрон находился в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна в сводно-кирасирском полку. 6 августа под Полоцком вражеская конная бригада «бы­ла остановлена сводным полком гвардейских кирасиров. Этот образец отборного войска выступил за пределы обыкновенной отваги, опрокинул конную бригаду и, преследуя ее, овладел 15 батарейными орудиями». Неприятелем, по свидетельству французского маршала Сен-Сира, участника сражения, «овла­дел панический страх», причем сам маршал во время этой атаки едва не попал в плен. Лейб-гвардии Конный полк отличился в Бородинском сражении во время атаки гвардейской кирасир­ской бригады у батареи Н. Н. Раевского. В апреле 1813 года он был награжден Георгиевскими штандартами с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.», а в августе 1814 года — Георгиевскими труба­ми с надписью «За храбрость против неприятеля при Фер-Шам-пенуазе 13 марта 1814 г.».
Русские кирасиры в 1812 году носили мундир (колет) из бе­лой кирзы (род плотного сукна). При парадной форме надева­ли лосиные штаны и ботфорты, в походе — серые рейтузы, подшитые черными кожаными леями. У нижних чинов на коле­те по шву проймы шла выпушка приборного (полкового) цве­та. Кирасы были черные, с красным кантом, чешуя застежек у нижних чинов черная, у офицеров вызолоченная. Каски кожаные, черные, с медным налобником.


Кавалергардский полк был сформирован в 1800 году. В Отечественную войну 4 действующих эскадрона полка состоя­ли в 1-й Западной армии в 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Н. И. Депрерадовича, запасной эскадрон — в сводно-кирасирском полку в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Вит­генштейна. Командовал кавалергардами полковник К. К. Ле-венвольде. Во время одного из самых драматических момен­тов Бородинского сражения — последней атаки неприятелем батареи Н. Н. Раевского — М. Б. Барклай де Толли приказал ввести в бой Кавалергардский и лейб-гвардии Конный полки. По свидетельству очевидца, «услышав повеление к командующе­му этими полками генерал-майору Шевичу приказание идти вперед, отборные латники огласили воздух радостными воскли­цаниями... Барклай де Толли лично вел войска. Он ехал впе­реди их в полном генеральском мундире и шляпе с черным пе­ром. Навстречу шла неприятельская конница, и вскоре начался бой. Одна атака следовала за другой, и поле битвы осталось наконец за нами».
За подвиги в Отечественную войну Кавалергардский полк был награжден Георгиевскими штандартами с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.». За сражение при Фер-Шампенуазе (13 марта 1814 г.) полку были пожалованы Георгиевские трубы.
У кавалергардов (при общей кирасирской форме) воротник и обшлага мундира были красные, с гвардейскими петлицами, для нижних чинов из желтой тесьмы, для офицеров — из сереб­ряной нити. Приборный металл белый. Чепраки и чушки крас­ные, с черной каймой, обложенной у нижних чинов желтой тесьмой, у офицеров серебряным галуном. Литаврщик, как и штаб-трубач в гвардейских полках, имел унтер-офицерские отличия и каску с красной щетиной. Колет был расшит желтой в красную клетку тесьмой.


3. ШТАНДАРТ-ЮНКЕР ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА
КИРАСИРСКОГО ПОЛКА
Полк получил свое наименование в 1796 году. В Отече­ственную войну 1812 года 4 действующих эскадрона полка со­стояли в 1-й Западной армии в 1-й кирасирской дивизии гене­рал-майора Н. И. Депрерадовича, запасной эскадрон — в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна в сводно-кирасирском полку. Командовал полком полковник К. В. Будберг.
В Бородинском сражении полк действовал в районе Се­меновского оврага. Кирасиры бригады генерал-майора Н. М. Бо­роздина «ходили неоднократно в атаку, врезывались в пехоту, причем полк Его Величества отбил 2 орудия».
В начале 1813 года за отличие в Отечественную войну полк был причислен к гвардии, а 13 апреля 1813 года награжден Георгиевскими штандартами с надписью «За отличие при пора­жении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.».
На второй день Кульмского сражения, 18 августа 1813 го­да, генерал-майор К. Б. Кнорринг «с полками Лейб-кирасир­ским Его Величества и Татарским уланским... быстро вынесся на высоту сквозь град пуль и картечь, отбил на ней 3 пушки и разогнал французскую пехоту». 30 августа 1814 года полк был награжден Георгиевскими трубами с надписью «За отличные подвиги, оказанные в достопамятную кампанию, благополуч­но оконченную в 1814 г.».
При общей кирасирской форме полк имел голубой при­борный цвет и белый приборный металл. На касках, лядун­ках, чепраках и чушках помещались восьмиконечные звезды с изображением двуглавого орла. Штандарт-юнкера (эстандарт-юнкера) — знаменосцы — помимо общеармейских унтер-офи­церских отличий носили на погонах продольный галун цвета приборного металла и офицерский темляк на палаше.


Астраханский кирасирский полк был сформирован в 1811 году. Во время Отечественной войны 1812 года 4 дей­ствующих эскадрона полка состояли в 1-й Западной армии в 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Н. И. Депрерадови-ча, запасной эскадрон — в 3-й Западной армии в резервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. В. Сакена в Житомире. Коман­довал полком полковник В. И. Каратаев (Коратеев).
Особенно отличились астраханцы в Бородинском сражении. Во время боя за Семеновский овраг французские кавалеристы корпуса Латур-Мобура (общая численность 30 эскадронов) вступили в бой с остатками русских частей, защищавших Баг-ратионовы флеши. Кирасирам дивизии Лоржа удалось прор­ваться в тыл русских гвардейских полков, построенных в каре. На помощь гвардейцам подоспели кирасиры бригады гене­рал-майора Н. М. Бороздина, а следом — кавалеристы 4-го корпуса генерала К. К. Сиверса. «Неустрашимость их столь была сильна, — рапортовал о действиях кирасир своей бригады Н. М. Бороздин М. Б. Барклаю де Толли, — что и большая убыль людей и лошадей убитыми и ранеными не в состоянии бы­ла расстроить их рядов, смыкающихся каждый раз в порядке». Кровопролитная схватка закончилась полным поражением противника — он был отброшен за овраг Семеновского ручья. Но и Астраханский полк понес большие потери: после Бородин­ского сражения из 400 человек в строю осталось 95.
В августе 1813 года полк был награжден Георгиевскими трубами с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.».
При общей кирасирской форме Астраханский полк имел желтый приборный цвет и белый приборный металл.


Глуховский кирасирский полк был сформирован в 1796 году из одноименного карабинерного полка. В Отечественную войну 1812 года 4 действующих эскадрона полка состояли во 2-й Западной армии во 2-й кирасирской дивизии генерал-майора И. М. Дуки, запасной эскадрон — в резервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. В. Сакена. Командовал полком полковник С. И. Толбузин 1-й.
Во время кавалерийской атаки у Шевардинского редута (24 августа), в которой участвовали и глуховские кирасиры, был полностью уничтожен 111-й линейный французский полк, отби­то 8 орудий, 5 из них доставлены в расположение русских войск. В Бородинском бою Глуховский полк в составе 2-й кирасирской дивизии сражался у Багратионовых флешей и у Семеновского оврага с латниками генерала Нансути.
Во время наступления русской армии и в заграничных по­ходах полк принимал участие во всех крупных сражениях. 13 апреля 1813 года он был награжден Георгиевскими штандар­тами с надписью «За отличие при поражении и изгнании не­приятеля из пределов России 1812 г.».
При общей кирасирской форме Глуховский полк имел приборный цвет — синий, приборный металл — белый. Кира­сирам всех полков в холодное время полагались шинели из некрашеного сукна, которые одевали под кирасу. Воротник был такого же цвета, что и шинель, но с выпушками и петлицами приборного цвета. Погоны на шинели тоже приборного цвета.
Каждый кирасир был вооружен палашом, двумя пистоле­тами образца 1809 года, кавалерийским ружьем образца 1809 года без штыка (калибр 17,7 мм, дальность стрельбы 250 шагов). 16 человек в эскадроне имели кавалерийские шту­цера образца 1803 года (калибр 16,5 мм).


6. ШТАБ-ТРУБАЧ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОГО И ТРУБАЧ ОРДЕНСКОГО КИРАСИРСКИХ ПОЛКОВ
В 1783 году Новотроицкий кирасирский полк был переиме­нован в Екатеринославский. Орденский (Военного ордена) полк был создан на основе 3-го кирасирского полка в 1774 году.
Во время Отечественной войны 1812 года действующие эскадроны этих полков состояли в 1-й бригаде 2-й кирасир­ской дивизии генерал-майора И. М. Дуки (2-я Западная армия). Командовал бригадой генерал-майор Н. В. Кретов, он же был шефом Екатеринославского полка. Запасные эскад­роны обоих полков состояли в резервном корпусе генерал-лей­тенанта Ф. В. Сакена. В Бородинском бою кирасиры брига­ды генерал-майора Кретова сражались у Семеновского оврага с французской конницей генерала Нансути.
В ноябре во время боев под Красным одна из неприятель­ских колонн была отрезана и «старалась пробраться мимо го­рода». Но ее атаковали Орденский и Екатеринославский кира­сирские полки, «частью изрубили, частью взяли в плен».
В апреле 1813 года Екатеринославский кирасирский полк был награжден Георгиевскими штандартами, Орденский полк — Георгиевскими трубами.
При общей кирасирской форме Екатеринославский полк имел оранжевый приборный цвет и белый приборный металл. У Орденского полка приборный цвет был черный, а приборный металл желтый. Кроме того, у орденских кирасир на касках, лядунках, чепраках и чушках была изображена звезда ордена Святого Георгия. Трубачи и литаврщики в Орденском полку носили колет, расшитый черно-оранжевой Георгиевской лентой. Трубачи в армейских полках носили каски с красной щетиной, а колет был расшит белевой тесьмой с клетчатой выделкой при­борного цвета. Кирас и лядунок трубачи не имели.


Новгородский кирасирский полк был сформирован в 1811 году. Во время Отечественной войны 4 действующих эскадрона полка состояли во 2-й Западной армии во 2-й кирасирской дивизии генерал-майора И. М. Дуки, запасной эскадрон — в резервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. В. Са-кена. Командовал полком полковник Б. С. Соковнин.
Боевой путь Новгородского кирасирского полка неразрыв­но связан с другими полками 2-й кирасирской дивизии: бой у Шевардинского редута, Бородинское сражение, в котором полк дрался у Багратионовых флешей и у Семеновского оврага, за­тем изгнание французов из России, сражения в заграничных походах 1813—1814 годов при Люцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге, Фер-Шампенуазе.
В августе 1813 года полк был награжден Георгиевскими трубами с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.».
При общей кирасирской форме Новгородский полк имел розовый приборный цвет и белый приборный металл. Рабочей формой всех кавалерийских полков русской армии был ки­тель, схожий с офицерским сюртуком, который шили из белого коломенка (плотная полотняная ткань типа парусины). Китель однобортный с обтяжными пуговицами, воротник и обшлага приборного цвета. Фуражки кавалеристов были с околышем приборного цвета и белой тульей. На околыше стояли литеры и цифры, обозначавшие номер эскадрона. По фуражке шли выпушки (в каждом эскадроне свой цвет). Фуражки офицеров были с козырьком и без эскадронных номеров и литер.


8. РЯДОВОЙ ПСКОВСКОГО КИРАСИРСКОГО ПОЛКА
Псковский кирасирский полк был сформирован из одно­именного драгунского полка в 1812 году. Будучи драгунским, он прошел всю Отечественную войну в составе 2-го кавалерий­ского корпуса генерал-майора Ф. К. Корфа, который был ше­фом полка. Командовал полком полковник А. А. Засс. Псков­ские драгуны участвовали во всех крупных сражениях 1812 го­да, особенно прославились в Бородинской битве.
Перевод в кирасиры считался своеобразным отличием, так как кирасирские полки находились на более привилеги­рованном положении по сравнению с другими полками армей­ской кавалерии.
Псковскому полку была присвоена общекирасирская фор­ма, малиновый приборный цвет и желтый приборный металл. Отличительной деталью полка были кирасы из белого и жел­того металла. Интересна история этих кирас. 26 октября пар­тизанские отряды Д. В. Давыдова, А. С. Фигнера, А. Н. Сесла-вина и В. В. Орлова-Денисова окружили в селе Ляхове фран­цузскую кавалерийскую бригаду генерала Ожеро (брат мар­шала Ожеро). Находившиеся в бригаде 5 эскадронов кирасир пробились было из окружения, но в преследование за ними бы­ли пущены 3 сотни казаков и 2 эскадрона гусар и улан, кото­рые прижали кирасир к болоту и частью изрубили и искололи пиками, а частью взяли в плен. «700 кирас, снятых с убитых, доказывали поражение их». Эти трофейные кирасы и были пе­реданы в Псковский полк.
В заграничных походах Псковский кирасирский полк в составе 3-й кирасирской дивизии участвовал в сражениях и завершил боевой путь в Париже.
В декабре 1812 года в кирасирские был переведен также Стародубовский драгунский полк. При общей кирасирской фор­ме он имел голубой приборный цвет и желтый приборный ме­талл, кирасы были черные.


9. РЯДОВОЙ ЛЕЙБ-ГВАРДИИ ДРАГУНСКОГО ПОЛКА
Лейб-гвардии Драгунский полк был сформирован в 1809 го­ду «по образцу драгунов наполеоновской гвардии». В Отече­ственную войну 4 действующих эскадрона полка находились в 1-й Западной армии в 1-м кавалерийском корпусе генерал-лейтенанта Ф. П. Уварова, запасной эскадрон входил в состав сводно-гвардейского кавалерийского полка в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна. Командовал лейб-гвардии Драгунским полком полковник П. А. Чичерин.
В составе 1-го корпуса гвардейские драгуны участвовали в кавалерийском рейде, предпринятом по приказу М. И. Ку­тузова во время Бородинского сражения на крайний левый фланг французской позиции.
Во время Тарутинского маневра М. И. Кутузов «велел ге­нерал-майору Дорохову с 2000 конницы и двумя конными ору­диями идти на Можайскую дорогу». Этот партизанский отряд, в который входил и лейб-гвардии Драгунский полк, в течение недели уничтожил парк из 80 зарядных ящиков и взял в плен до 1500 человек, в том числе 48 офицеров. Наполеон, встревожен­ный этой диверсией, послал на Можайскую дорогу войска, «Дорохов отступил, но так искусно, что, отходя назад, раз­бил наголову посланные за ним для преследования 2 эскадро­на гвардейских драгунов. На них сделали блистательную атаку поставленные в засаде 2 эскадрона нашего Лейб-драгунского полка».
В апреле 1813 года полк был награжден Георгиевскими штандартами, а в августе 1814 года — Георгиевскими трубами с надписью «Фер-Шампенуаз. 13 марта 1814 г».
Лейб-гвардии Драгунский полк имел темно-зеленый мун­дир с красными лацканами уланского типа. Погоны, воротник, обшлага и отвороты фалд красные. На воротнике и обшлагах гвардейские петлицы. Приборный металл желтый.


Иркутский драгунский полк был сформирован в 1784 го­ду. В Отечественную войну 4 действующих эскадрона полка со­стояли в 1-й Западной армии в 3-м кавалерийском корпусе генерал-майора П. П. Палена (затем корпус был подчинен ге­нерал-майору Ф. К. Корфу). Запасной эскадрон находился во 2-м резервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля в го­роде Мозыре. Командовал полком генерал-майор А. А. Ска­лой. После гибели его под Смоленском полк возглавил генерал-майор Ц. А. Крейц. Он же командовал арьергардным отрядом, в который вошел Иркутский полк. 20 августа отряду Крейца бы­ла поставлена задача защищать дорогу из города Белого, по ко­торой двигалась неприятельская колонна в обход правого флан­га русских войск, и «держаться, покуда все прочие войска пе­рейдут через мост, а может быть, и умереть». Выполняя при­каз, отряд упорно оборонялся, но, окруженный со всех сторон, был прижат к реке. Положение казалось безвыходным. Тогда генерал-майор Крейц, «не раздумывая долго, бросился с драгу­нами и казаками в реку Гжать и перешел через нее, частью вплавь, частью вброд, да еще перетащил на лямках по дну реки два бывших при отряде конных орудия». Выйдя таким обра­зом из окружения, отряд с ходу атаковал у деревни Лескино 13 эскадронов баварской кавалерии. «Баварцы были обращены в бегство и потеряли много убитыми и пленными». Во время Бородинской битвы 2-й и 3-й кавалерийские корпуса пришли на помощь 4-му пехотному корпусу А. И. Остермана-Толстого и, опрокинув вражескую кавалерию, гнали ее до реки Огник. При общей драгунской форме Иркутский полк имел белый при­борный цвет и желтый приборный металл. 17 декабря 1812 го­да полк был соединен с гусарским полком графа П. И. Салтыко­ва и получил наименование Иркутский гусарский полк.


11. РЯДОВОЙ ХАРЬКОВСКОГО
ДРАГУНСКОГО ПОЛКА
Харьковский драгунский полк был сформирован в 1801 го­ду из одноименного кирасирского полка. В Отечественную вой­ну 4 действующих эскадрона полка состояли во 2-й Западной армии в 4-м кавалерийском корпусе генерал-майора К. К. Си-верса, запасной эскадрон — в резервном корпусе генерал-лей­тенанта Ф. В. Сакена. Командовал полком полковник Д. М. Юзе-фович.
При отступлении русской армии от Смоленска Харьковский драгунский полк сражался в арьергарде, сначала в отряде К. К. Сиверса, затем был откомандирован в помощь отряду ге­нерал-лейтенанта П. П. Коновницына. В бою у Шевардинско-го редута харьковцы вместе с драгунами Черниговского полка отбивали атаки пехотинцев дивизии генерала Фриана. На Боро­динском поле Харьковский полк в составе 4-го кавалерийского корпуса сражался у Багратионовых флешей и у Семеновского оврага.
В сражении под Вязьмой итальянские стрелки, подкреп­ленные колоннами тяжелой пехоты, прорвались вперед и отре­зали харьковским драгунам сообщение с нашей кавалерией, «однако полк проскакал во весь опор мимо неприятельских ко­лонн. Изумленные этим смелым движением, они не сделали ни выстрела, и харьковцы не потеряли ни одного человека».
Полк принимал участие в заграничных походах 1813— 1814 годов. В сентябре 1813 года он был награжден Георгиев­скими штандартами с надписью «За отличие против неприяте­ля в сражении у Кацбаха 14 августа 1813 года».
При общей драгунской форме Харьковский полк имел оранжевый приборный цвет и желтый приборный металл.


12. ФАНЕН-ЮНКЕР КАРГОПОЛЬСКОГО ДРАГУНСКОГО ПОЛКА
Каргопольский драгунский полк был сформирован в 1707 году. В Отечественную войну действующие эскадроны полка находились в 1-й Западной армии во 2-м кавалерийском корпусе генерал-майора Ф. К. Корфа, запасной эскадрон входил в состав сводно-драгунского полка запасного корпуса генерал-лейтенанта П. И. Меллер-Закомельского. Командовал Карго-польским полком полковник И. Л. Поль.
При отступлении 1-й Западной армии к Смоленску карго-польские драгуны сражались в арьергардных боях. Затем полк нес службу в конвое Главной квартиры. Во время заграничных походов 1813—1814 годов он входил в состав Силезской ар­мии, сражался у Кацбаха, при Лейпциге, под Бриеном.
При общей драгунской форме Каргопольский полк имел приборный цвет «огневой» (розово-оранжевый), приборный металл белый. Фанен-юнкера — знаменосцы (нем. «Fahne» — знамя) — помимо унтер-офицерских отличий, принятых в дра­гунских полках (галунная обкладка на воротнике и обшлагах), имели на погонах продольную выкладку из галуна приборно­го металла, а на палашах — офицерские темляки. Через ле­вое плечо носили белую лосиную перевязь (панталер) с метал­лическим крюком для фиксирования древка штандарта. На пра­вом стремени крепилось кожаное гнездо — бушмат, куда вставлялась «пятка» древка штандарта.
Драгуны армейских полков носили такие же каски и ля­дунки, как армейские кирасиры. Мундир был темно-зеленый, двубортный, с красными отворотами фалд. На параде носили бе­лые панталоны и черные сапоги, в походе — общеармейские серые рейтузы с обтяжными пуговицами (у офицеров пуговицы металлические). Погоны, воротник, обшлага, обкладка на чеп­раках и царские вензеля приборного цвета.


13. РЯДОВОЙ ОРЕНБУРГСКОГО ДРАГУНСКОГО ПОЛКА
Оренбургский драгунский полк был сформирован в 1784 го­ду из Оренбургского и Черноярского полевых батальонов. В 1812 году действующие эскадроны полка находились в 1-й За­падной армии в 3-м кавалерийском корпусе, сначала под ко­мандованием генерал-майора П. П. Палена, затем — генерал-майора Ф. К. Корфа. Запасной эскадрон входил в состав 2-го резервного корпуса генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля в горо­де Мозыре. Командовал полком генерал-майор С. В. Дятков. Полк сражался в арьергардном отряде генерал-майора П. П. Палена, потом — в отрядах генерал-майора Ц. А. Крейца. 16 августа отряд Крейца прикрывал отступление 2-го пехотно­го корпуса генерала К. Ф. Багговута к Вязьме. Атакованный неприятельской кавалерией и стрелками, отряд оборонялся спешенными драгунами и огнем двух конных орудий. Атаман М. И. Платов, командовавший арьергардом, приказал отря­ду «держаться до ночи в своей позиции». Драгуны выполнили приказ. После десятичасового непрерывного боя отряд Крейца, отбиваясь от наседавших со всех сторон французов, двинулся к Вязьме и, пройдя пылавший город, присоединился к армии. На Бородинском поле Оренбургский полк сражался в районе батареи Раевского.
В декабре полк был переформирован в уланский с сохра­нением прежнего наименования и уже в этом качестве принял участие в заграничных походах.
При общей драгунской форме Оренбургский полк имел черный приборный цвет и желтый приборный металл. В холод­ное время драгуны носили шинели из некрашеного сукна, во­ротник и погоны, как на мундире. Вооружены они были палашом, пистолетами образца 1809 года, ружьем со штыком (калибр 17,7 мм, дальность стрельбы 250 м) или кавалерийским шту­цером (16 штук на эскадрон).


Московский драгунский полк — один из старейших в рус­ской армии — был сформирован в 1700 году и до 1706 года на­зывался Преображенским. В Отечественную войну 4 действу­ющих эскадрона полка состояли в 1-й Западной армии во 2-м кавалерийском корпусе генерал-майора Ф. К. Корфа, запас­ной эскадрон — в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витген­штейна. Командовал полком полковник Н. В. Давыдов.
В Бородинском сражении полк действовал в составе 2-го корпуса в районе батареи Раевского и принимал участие в зна­менитой кавалерийской атаке, возглавленной лично М. Б. Бар­клаем де Толли. После вступления французов в Москву мно­гие драгунские полки прикомандировывались к «летучим» пар­тизанским отрядам. Когда русская армия перешла в наступле­ние, Московский драгунский полк состоял в авангардном отря­де генерала А. А. Юрковского и участвовал в освобождении Дорогобужа. 27 октября отряд Юрковского выступил из Доро-гобужа по дороге, «покрытой мерзлыми французами», на соеди­нение с армией. Для преследования неприятеля был выделен специальный отряд полковника М. И. Карпенкова, куда вошел и Московский драгунский полк. Отряд выбил французов из предмостных укреплений у Соловьевой переправы на Днепре, форсировал реку и, соединившись с отрядом Грекова, двинул­ся к Валутиной горе. Затем полк сражался у Красного, при Бе­резине, принимал участие в заграничных походах.
При общей драгунской форме Московский полк имел розо­вый приборный цвет и белый приборный металл. Трубачи но­сили каски с красной щетиной и мундир, расшитый тесьмой, в армейских полках — белевой, в лейб-гвардии Драгунском — желтой.


Генералы, числившиеся по кавалерии и бывшие шефами гусарских полков, носили, как правило, форму своего гусарско­го полка. Так, генерал-майор И. С. Дорохов носил форму Изюм-ского гусарского полка, генерал-майор К. О. Ламберт — Алек­сандрийского полка, генерал-лейтенант И. В. Васильчиков — Ахтырского, генерал-майор С. Н. Ланской — Белорусского, генерал-лейтенант Е. И. Меллер-Закомельский — Мариуполь­ского. Есть изображения генерал-лейтенанта П. X. Витгенштей­на в форме лейб-гвардии Гусарского полка, шефом которого он являлся. Шефом Павлоградского гусарского полка был ге­нерал-майор Е. И. Чаплиц, Сумского — генерал-майор П. П. Па­лен, Елизаветградского — генерал-майор А. М. Всеволожский, Лубенского — генерал-майор А. П. Мелиссино. (Шефом Ольвиопольского полка был штаб-офицер.)
Генеральская гусарская форма отличалась от офицер­ской более сложным и тонким шитьем. Поверх доломана оде­вались генеральские орденские ленты.
Шефом Гродненского гусарского полка был генерал-май­ор Я. П. Кульнев. Свое боевое крещение Яков Петрович полу­чил во время русско-турецкой войны (1787 — 1791). Участвовал в кампаниях 1805—1807 годов и в войне со шведами (1808— 1809). «Он воинов своих ко славе торопил...», — писал Денис Давыдов.
В Отечественную войну герой командовал авангардом кор­пуса генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна. 16 июля со сво­ими гродненскими гусарами Кульнев отличился в бою при Вилькомире, а 18—19 июля — при Клястицах. На следующий день в бою у деревни Боярщина он был смертельно ранен. Узнав о его смерти, Наполеон писал во Францию: «Генерал Кульнев, один из лучших офицеров русской кавалерии, убит».


16. РЯДОВОЙ ЛЕЙБ-ГВАРДИИ
ГУСАРСКОГО ПОЛКА
Лейб-гвардии Гусарский полк был сформирован в 1796 году. В Отечественную войну 4 действующих эскадрона полка состоя­ли в 1-й Западной армии в 1-м кавалерийском корпусе гене­рал-лейтенанта Ф. П. Уварова, запасной эскадрон находился в сводно-гвардейском кавалерийском полку в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна. Командовал гвардейскими гу­сарами полковник Н. Я. Мандрыка, а после ранения его под Витебском полк возглавил полковник князь Д. С. Абомелик. 13 июля генерал-лейтенанту А. И. Остерману-Толстому было приказано идти с корпусом на Островно «и оттуда разъездами узнавать о силах неприятеля». Шедшие в авангарде полки лейб-гвардии Гусарский и Нежинский драгунский «...увидели неожи­данно французский конный пикет, бросились на него и, в пре­следовании опрокинув встретившиеся им дорогою разъезды, вместе с ними мчались до Островны, прямо на Мюрата, стоявше­го там с двумя кавалерийскими корпусами и пехотными ко­лоннами». В Бородинском сражении гвардейские гусары уча­ствовали в рейде кавалерии Ф. П. Уварова и М. И. Платова. Полк принимал участие в операциях партизанских отрядов, а после изгнания Наполеона из России — в заграничных похо­дах. В апреле 1813 года лейб-гвардии Гусарский полк был на­гражден Георгиевскими штандартами.
Русские гусары в 1812 году носили доломан (куртка, рас­шитая шнурами), ментик (куртка, носимая на левом плече и отделанная мехом, в армейских полках белым, в гвардейском — черным), чакчиры (в походе — серые рейтузы) и короткие са­поги с черными шерстяными кисточками. Кивер был общеар­мейский, но с белым султаном, с репейком и этишкетом прибор­ного металла. Чепраки были с острыми задними углами и с зуб­чатой выкладкой, отделанной шнуром. На левом боку гусара висела сумка — ташка.


Ахтырский гусарский полк был сформирован в 1765 году из казаков бывших Слободских полков. В Отечественную вой­ну 8 действующих эскадронов полка были выделены в 7-й пехот­ный корпус генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского (2-я Запад­ная армия), 2 запасных эскадрона состояли во 2-м резервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля. Командовал пол­ком полковник Д. В. Васильчиков. «Ахтырские гусары, О храб­рые друзья!» — писал Денис Васильевич Давыдов, который в 1812 году был подполковником Ахтырского полка. Накануне Бородинского сражения «Давыдов испросил у фельдмаршала отряд для налетов в тылу французов и получил под свое началь­ство 50 гусаров и 80 казаков». С этим отрядом он действовал в районе Вязьмы. В Бородинской битве полк сражался в составе 4-го кавалерийского корпуса у Багратионовых флешей и у Се­меновского оврага.
В апреле 1813 года Ахтырский гусарский полк был награж­ден серебряными трубами с надписью «За отличие при пора­жении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.». За участие в сражении при Кацбахе ему были присвоены знаки на кивера с надписью «За отличие 14 августа 1813 г.». В мае 1814 года полк был награжден Георгиевскими штандартами с надписью «За отличные подвиги, оказанные в достопамятную кампанию, благополучно оконченную в 1814 г.».
При общей гусарской форме полк носил коричневые доло­маны, ментики и ташки. Чакчиры и чепраки темно-синие. Во­ротник, обшлага, обкладка чепраков и ташек желтые. Прибор­ный металл тоже желтый.


Изюмский гусарский полк был сформирован в 1765 году из казаков бывших Слободских полков. В Отечественную вой­ну 1812 года 8 действующих эскадронов полка состояли в 1-й Западной армии в 4-м пехотном корпусе генерала П. А. Шува­лова (в самом начале войны командиром этого корпуса был на­значен генерал-лейтенант А. И. Остерман-Толстой), 2 запас­ных эскадрона находились в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна в сводно-гусарском полку в Динабурге. Командовал изюмскими гусарами полковник О. Ф. Долон.
В сражении у Лубина 7 августа участвовали 2 эскадрона полка. Затем изюмские гусары отличились в бою у Колоцкого монастыря. Генерал-лейтенант П. П. Коновницын в рапорте М. И. Кутузову писал: «В атаке, произведенной вторым бата-лионом Изюмского гусарского полка и казаками поутру 24-го августа... три французские эскадрона были совершенно уничто­жены». В Бородинском бою полк в составе 2-го кавалерийского корпуса генерал-майора Ф. К. Корфа сражался у батареи Раев­ского.
В сентябре 1814 года Изюмский гусарский полк был на­гражден Георгиевскими штандартами с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.». В ноябре ему были присвоены знаки на кивера с надписью «За отличие».
При общей гусарской форме Изюмский полк носил крас­ные доломаны и ташки. Чакчиры, ментик, чепрак, воротник и обшлага доломана синие. Походные рейтузы серые. Прибор­ный металл был желтый, но шнуры у нижних чинов белые, у офицеров золотые.
Унтер-офицеры гусарских полков помимо общеармейских унтер-офицерских отличий носили на ментике черный мех, верх султана был черный, разделенный пополам вертикальной оранжевой полосой.


Сумской гусарский полк был сформирован в 1796 году из одноименного легкоконного полка, который вел свою историю от Слободских казачьих полков. В 1812 году 8 действующих эскадронов Сумского гусарского полка находились в 1-й Запад­ной армии в 6-м пехотном корпусе генерала от инфантерии Д. С. Дохтурова, 2 запасных эскадрона состояли во 2-м резерв­ном корпусе генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля в городе Мозы-ре. Командовал полком полковник Д. А. Делянов. Сумские гусары участвовали в боях под Островно и у Лубина. В Боро­динском бою в составе бригады генерал-майора И. С. Дорохо­ва (3-й кавалерийский корпус) они сражались у Багратионо-вых флешей и у батареи Раевского. В апреле 1813 года Сум­ской гусарский полк был награжден Георгиевскими трубами с надписью названия полка. В заграничных походах русской ар­мии он отличился во многих сражениях. 2 октября 1813 года произошел бой под Либертвольквицем, «Мюрат, построив ко­лонны, состоявшие из старой конницы, приведенной Ожеро из Испании, двинул их вперед. Граф Пален предупредил напа­дение, встретив французов Сумским полком». 2 часа длился ка­валерийский бой, «неоднократно враждующие полки в полном налете одни на других останавливались в нескольких шагах и потом бросались в рубку...». Численное превосходство не­приятельской конницы, ее опыт боев в Испании не принесли французам победы. Мюрат вынужден был отвести свои войска назад. А на следующий день сумские гусары приняли участие в Лейпцигской битве, за что 30 мая 1814 года полку были при­своены знаки на кивера с надписью «За отличие».
Сумской полк имел серые ментики, доломаны и чепраки. Ташки, чакчиры, чепраки, воротник и обшлага на доломане красные. Приборный металл белый. В гусарских полках 30 че­ловек в эскадроне были вооружены пиками.


Елизаветградский гусарский полк произошел от одноимен­ного пикенерского полка, сформированного в 1764 году. Гусар­ским стал называться с 29 ноября 1796 года. В начале Отечест­венной войны 8 действующих эскадронов полка находились в 1-й Западной армии во 2-м пехотном корпусе генерал-лейтенан­та К. Ф. Багговута, 2 запасных эскадрона состояли в корпусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна в сводно-гусарском полку и вошли в гарнизон крепости Динабург. Командовал ели-заветградскими гусарами генерал-майор А. М. Всеволожский. Полк принимал участие в боях 7 августа. В этот день 1-я Запад­ная армия, отступавшая от Смоленска, сражалась с неприяте­лем у Гедеонова, у деревни Валутиной, при Лубине. Потеряв 5000 человек, она пробилась сквозь корпуса Нея, Мюрата, Даву, Жюно и вышла на Московскую дорогу вослед 2-й армии П. И. Багратиона. В Бородинском бою елизаветградские гуса­ры сражались в составе 1-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Ф. П. Уварова. В первом часу дня кавалеристы этого корпуса внезапно появились у деревни Беззубово. Находившие­ся там неприятельские части — кавалерийская дивизия генера­ла Орнано и 84-й линейный полк — были оттеснены за реку Войну. Наполеон, встревоженный событиями на левом фланге, вынужден был снять с центрального участка сражения свыше 20 тысяч солдат и перевести их влево по фронту.
В 1813 году Елизаветградский гусарский полк был награж­ден Георгиевскими трубами и знаками на кивера «За отличие». Полк имел серые ментики и доломаны. Ташки, чакчиры, чеп­раки, воротник и обшлага на доломане темно-зеленые. Прибор­ный металл — желтый. В холодное время гусары носили плащ с таким же воротником, как на доломане.


21. ШТАБ-ТРУБАЧ МАРИУПОЛЬСКОГО
ГУСАРСКОГО ПОЛКА
Мариупольский гусарский полк произошел от одноименно­го легкоконного полка, сформированного в июне 1783 года. Гу­сарским стал называться с 29 ноября 1796 года. В Отечествен­ную войну 8 действующих эскадронов полка состояли в 1-й За­падной армии в 3-м кавалерийском корпусе генерал-майора П. П. Палена (в дальнейшем корпус был подчинен генерал-май­ору Ф. К. Корфу), 2 запасных эскадрона находились во 2-м ре­зервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля в городе Мозыре. Командовал мариупольскими гусарами полковник И. М. Вадбольский.
При отступлении 1-й Западной армии от Смоленска полк отличился 7 августа в бою у Лубина: «... первая атака Мари­упольским гусарским полком и казаками была произведена с полным успехом, и французская пехота изрублена на месте». В Бородинском бою мариупольские гусары в составе бригады генерал-майора И. С. Дорохова сражались у Багратионовых флешей, где неоднократно ходили в атаку против французских кирасир.
В апреле 1813 года полк был награжден Георгиевскими трубами.
Во время заграничных походов русской армии мариуполь­ские гусары отличились в сражении у Кацбаха: «Вдруг они по­неслись на неприятельскую конницу, имея позади конную артил­лерию и пехоту,- опрокинули французскую кавалерию и обрати­ли ее в бегство». За этот подвиг полк получил почетный знак на кивера с надписью «За отличие 14 августа 1813 г.».
При общей гусарской форме Мариупольский полк имел темно-синие ментики, доломаны, чакчиры, чепраки и ташки. Во­ротник и обшлага доломана, обкладка чепраков и ташек, а так­же приборный металл желтые.


Полк был сформирован в 1809 году. В Отечественную войну 1812 года 4 действующих эскадрона гвардейских ула­нов находились в 1-й Западной армии в 1-м кавалерийском корпусе генерал-лейтенанта Ф. П. Уварова, запасной эскадрон входил в состав сводно-гвардейского полка в корпусе ге­нерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна. Командовал лейб-гвардии Уланским полком генерал-майор А. С. Чаликов. В день Бородинского сражения Главнокомандующий русской армией М. И. Кутузов приказал командиру корпуса Ф. П. Ува­рову и атаману М. И. Платову произвести маневр в тыл против­ника. Гвардейские кавалеристы, в числе которых был и лейб-гвардии Уланский полк, совершили этот дерзкий рейд в момент упорных боев у Багратионовых флешей и в преддверии новой массированной атаки неприятеля на батарею Раевского. «Тем, кто находился в Бородинском сражении, конечно, памятна та минута, когда по всей линии неприятеля уменьшилось упорство атак, огонь видимо стал слабее, и нам, как тогда кто-то справед­ливо заметил, „можно было свободнее вздохнуть"», — так описывает очевидец сражения историк А. И. Михайловский-Данилевский период битвы, когда начался рейд.
В апреле 1813 года лейб-гвардии Уланскому полку были пожалованы Георгиевские штандарты с надписью «За взятие при Красном неприятельского знамени и за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.». В августе 1814 года за участие в сражении при Фер-Шампенуазе полк по­лучил Георгиевские трубы.
Русские уланы в 1812 году носили темно-синий мундир: лацканы, обшлага и выпушки по швам спины приборного цве­та; гарусные (шерстяные) эполеты приборного металла; рей­тузы темно-синие, с двурядными лампасами; шапка с четырех­угольным верхом и белым султаном.


23. РЯДОВОЙ ПОЛЬСКОГО УЛАНСКОГО ПОЛКА
Польский уланский полк был сформирован в 1797 году. В Отечественную войну 8 эскадронов полка находились в 1-й Западной армии во 2-м кавалерийском корпусе генерал-майора Ф. К. Корфа, 2 запасных эскадрона поступили в гарнизон Риги. Командовал полком полковник А. И. Гурьев. В Бородинском бою польские уланы сражались у батареи Раевского и у Семеновско­го оврага.
После занятия французами Москвы начали интенсивно соз­даваться «летучие» партизанские отряды. Добровольцы-уланы Польского полка под командой поручика К. А. Бискупского вступили в партизанский отряд А. С. Фигнера. Храбрый парти­зан при первой встрече с поручиком задал вопрос:
Смелы ли, преданны ваши уланы?
У нас ненадежных, трусов нет, — ответил тот.

Вот, видите ли, — пояснил Фигнер, — от этого будет за­висеть жизнь целого отряда.
Ого! Да мы от Вильны забыли и думать о жизни — был ответ.
В одном из боев партизаны с трех сторон были окружены неприятельской кавалерией. Тогда польские уланы, форма кото­рых была схожа с французской, по приказу А. С. Фигнера вы­скочили из леса и «напали» на партизан, при этом была инсцени­рована перестрелка и даже рукопашная схватка. Французы ре­шили, что отряд Фигнера разбит, и ослабили контроль за парти­занами, а когда поняли, в чем дело, отряд уже исчез.
При общей уланской форме полк имел малиновый прибор­ный цвет и белый приборный металл. Воротник и шапка мали­новые. Вооружение улан составляли сабли и пистолеты. Уланы первых шеренг были вооружены пиками, задних шеренг (луч­шие стрелки) — кавалерийскими штуцерами (16 на эскадрон).


24. ШТАБ-ОФИЦЕРЫ ТАТАРСКОГО
И ЧУГУЕВСКОГО УЛАНСКИХ ПОЛКОВ
Татарский уланский полк был сформирован в 1803 году. В Отечественную войну 8 действующих эскадронов полка со­стояли в 3-й Западной армии в кавалерийском корпусе генерал-майора К. О. Ламберта, 2 запасных — в резервном корпусе гене­рал-лейтенанта Ф. В. Сакена. Командовал полком генерал-май­ор К. Б. Кнорринг. 8 октября неприятельский кавалерийский от­ряд делал разведку в районе Чарукова. Генерал Ламберт «воз­намерился захватить австрийцев врасплох». Для этой цели «на 15 охотников Татарского уланского полка, знавших по-немец­ки, велели надеть австрийские каски и плащи и пустили их впе­ред. На окрик польского пикета наши охотники объявили себя за австрийский патруль и захватили пикет до последнего чело­века». Эта операция дала возможность отряду Ламберта прове­сти блистательную ночную атаку, в которой участвовал и Татар­ский уланский полк. В результате боя были пленены 150 австрий­цев и захвачено 3 неприятельских штандарта. В 1814 году полк был награжден Георгиевскими трубами с надписью «За отличие против неприятеля в сражении у Кульма 18 августа 1813 г.». При общей уланской форме полк имел малиновый приборный цвет и белый приборный металл, синий воротник с малиновой выпушкой и малиновые шапки.
Чугуевский уланский полк был сформирован в 1808 году. В Отечественную войну 8 действующих эскадронов полка со­стояли в Дунайской армии в 4-м корпусе генерал-лейтенанта А. А. Засса, 2 запасных — в 12-й кавалерийской дивизии. Коман­довал полком генерал-майор Г. И. Лисаневич. В 1814 году Чу­гуевский уланский полк был награжден Георгиевскими трубами с надписью «За отличие в войну против французских войск 1813 г.». При общей уланской форме полк имел красный при­борный цвет и белый приборный металл.


25. ТРУБАЧ ЛИТОВСКОГО УЛАНСКОГО ПОЛКА
Литовский уланский полк был сформирован в 1803 году. В Отечественную войну 8 действующих эскадронов полка со­стояли во 2-й Западной армии в 4-м кавалерийском корпусе ге­нерал-майора К. К. Сиверса, 2 запасных эскадрона — во 2-м ре­зервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля в городе Мо-зыре. Командовал полком полковник Д. Ф. Тутолмин.
Во время отступления русской армии от Смоленска гене­рал-майор К. К. Сивере был «приглашен», по его словам, атама­ном М. И. Платовым, который командовал арьергардом, к со­действию «прикрытия его левого фланга». 15 августа один из своих отрядов генерал Сивере «перепоручил храброму полков­нику Эмануэлю». В этот отряд входили Киевский драгунский полк и 2 эскадрона Литовского уланского полка. Под селом Лужки арьергард Сиверса был атакован, но решительными дей­ствиями полковника Эмануэля с его отрядом «место было удер­жано до наступления ночи».
В Бородинской битве литовские уланы сражались у Багра-тионовых флешей и у Семеновского оврага. Полк участвовал в изгнании неприятеля из России, затем — в заграничных похо­дах 1813—1814 годов.
При общей уланской форме Литовский полк имел малино­вый приборный цвет и белый приборный металл, синие воротни­ки с малиновой выпушкой и белые шапки. Унтер-офицерам пик не полагалось. Мундир уланских трубачей был расшит по рука­вам и крыльцам тесьмой, в армейских полках — белевой, в лейб-гвардии Уланском — желтой. Султаны красные. Штаб-трубачи имели общеармейские унтер-офицерские отличия, выкладку тесьмой на спине, фалдах мундира и красные султаны с черным верхом, разделенным пополам вертикальной оранжевой поло­сой.


26. РЯДОВОЙ НЕЖИНСКОГО
КОННОЕГЕРСКОГО ПОЛКА
После изгнания Наполеона из России в русской армии бы­ла проведена реорганизация. Большое число драгунских полков (их было 36) не оправдывало себя. Использование драгун в пе­шем строю было более характерно для войн XVIII века. В ходе Отечественной войны, когда большая часть боев велась на мар­ше и получили распространение рейдовые операции, сказыва­лась нехватка легкой кавалерии (гусарских и уланских полков было недостаточно и предназначались они для выполнения слишком специфических задач). Требовался совсем особый, оптимальный род кавалерии, тем более что подобная конница — конные егеря — была у Наполеона.
17 декабря 1812 года ряд драгунских полков был переведен в другие рода кавалерии: 2 — в кирасирские полки, 1 — в гусар­ский, 8 — в уланские. Кроме того, «составили новый род кава­лерийских полков» — конных егерей. В конноегерский был пере­веден и Нежинский драгунский полк. В Отечественную войну он в составе 1-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Ф. П. Уварова сражался при Островно и под Витебском. В Боро­динском бою участвовал в кавалерийском рейде корпуса Уваро­ва на левый фланг неприятеля.
Конноегерские полки получили темно-зеленый двубортный мундир и такого же цвета рейтузы с двойными лампасами. Выпушка на лампасах и на темно-зеленом воротнике, а также погоны, отвороты фалд и остроконечные уланского типа обшла­га были приборного цвета (в Нежинском полку бирюзовые). Кивер у конных егерей был гусарского типа, но со светло-зелены­ми этишкетом и репейком. Приборный металл во всех полках бе­лый. Чепраки остались драгунские.


Россия в 1812 году имела славную плеяду кавалерийских генералов, достойно противостоявших первоклассной француз­ской кавалерии. В рапорте Главнокомандующего русской арми­ей М. И. Кутузова с представлением списка генералов, отличив­шихся в Бородинском сражении, читаем:
Генерал-майор И. С. Дорохов. «Командовал лично в сей зна­менательный день своею бригадою легкой кавалерии, атаковал и преследовал неприятельских кирасир... и после того в тот же день много поражал неприятеля».
Генерал-майор К. К. Сивере «Командовал корпусом с от­личною храбростию и благоразумием 24 и 26 чисел августа в на­падениях и атаках неприятельских».
Генерал-майор Ф. К. Корф. «Командуя 2-м и 3-м кава­лерийскими корпусами, с отменною храбростию, присутствием духа и благоразумием часто опрокидывал неприятельскую кон­ницу... и много способствовал последней кавалерийской атаке, которая положила конец сражению».
Генерал-майор Н. М. Бороздин, «...опрокинул неприятель­скую кавалерию, обще с полками 2-го и 3-го кавалерийских корпусов... и после жестокого кавалерийского боя неприятель­ская конница была сбита и принуждена удалиться».
Генерал-лейтенант Ф. П. Уваров, «...неприятельская пехота покусилась было перейти через реку Колочу, дабы напасть на пе­хоту нашу, на правом фланге находящуюся, но генерал-адъ­ютант Уваров, атаками на оную произведенными, предупредил ее намерение и воспрепятствовал исполнению оного». И так далее.
Кавалерийские генералы носили общегенеральский мундир. Плюмаж на шляпе белый, с черными и оранжевыми перьями. Генералам, состоявшим в тяжелой кавалерии, полагались шпаги, в легкой — сабли.


Адъютанты русской армии — офицеры, состоящие при ко­мандире для выполнения служебных поручений или несущие штабные обязанности, — в начале XIX века подразделялись на батальонных, полковых, старших, или генеральских. Отличи­тельной деталью старших, или генеральских адъютантов был ви­той полуэполет на правом плече, переходящий в аксельбант. По­луэполет и аксельбант изготавливались из шнуров золотой или серебряной нити, в зависимости от приборного металла полка, где адъютант числился. Аксельбант являлся необходимой при­надлежностью адъютантов не только как элемент отличия, но и как подручный инструмент для записей, ибо в его наконечники были вставлены свинцовые карандаши.
Старшие адъютанты имели, как правило, штаб-офицерские чины (майор, подполковник, полковник). Мундиры и чепраки адъютантов в 1812 году были без особых отличий (кроме полу­эполетов и аксельбантов) и соответствовали форме того или ино­го кавалерийского полка. Так, например, адъютанты генерал-майора И. М. Дуки могли носить форму Малороссийского кира­сирского полка, в котором этот генерал был шефом. При общей кирасирской форме полк имел темно-зеленый приборный цвет и желтый приборный металл. Сформированный в 1796 году из конногренадерского Военного ордена полка Малороссийский кирасирский полк в Отечественную войну состоял во 2-й Запад­ной армии во 2-й кирасирской дивизии, запасной эскадрон нахо­дился в резервном корпусе генерал-лейтенанта Ф. В. Сакена. Полк отличился в сражениях у Бородина и под Красным, под Дрезденом и Кульмом, под Лейпцигом и Фер-Шампенуазом. Был награжден Георгиевскими штандартами с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России
1812 г.».


29. КАВАЛЕРИЙСКИЕ ОФИЦЕРЫ В ВИЦМУНДИРАХ
(Кавалергардского, лейб-кирасирского Ее Величества и Павлоградского гусарского полков)
Вне строя кирасирские и гусарские офицеры помимо обще­армейских сюртуков носили вицмундир, являвшийся парадно-выходной формой. Кирасирские офицеры имели белый, пехотно­го покроя вицмундир с воротником и обшлагами, как на колете. У гусар вицмундир был темно-зеленый, а воротник и обшлага — такие же, как на доломане. К вицмундиру гусары надевали темно-зеленые, без расшивки чакчиры с короткими сапогами-ботиками.
В Кавалергардском и лейб-гвардии Конном полках виц­мундир был красный. В лейб-гвардии Конном полку воротник и обшлага темно-синие, с золотыми петлицами, а в Кавалергард­ском — черного бархата, с серебряными петлицами; причем петлицы были вышиты еще на рукавах и фалдах. Помимо крас­ного в этих полках существовал второй вицмундир — темно-зеле­ного цвета: в Кавалергардском полку — с черными воротником и обшлагами и серебряными петлицами, в лейб-гвардии Конном воротник и обшлага были темно-зеленые, с красными выпушками и золотыми петлицами.
Бальной одеждой кавалерийских офицеров при вицмундире (в драгунских и уланских полках при строевом мундире) были белые панталоны, белые чулки и башмаки с серебряными пряж­ками. Офицерам полагались также вицчепраки. Они были таки­ми же, что и строевые чепраки, только вместо император­ского вензеля или Андреевских звезд помещалась выкладка в ви­де банта из шнура приборного металла.


Офицерские кадры в России начала XIX века пополнялись преимущественно выпускниками кадетских корпусов. Но дать армии достаточное количество офицеров эти корпуса не могли, тем более что постоянные войны, в которых участвовала в то вре­мя Россия, вели к большой убыли офицерского состава.
Различные проекты по расширению военного образования среди молодых дворян так и остались неосуществленными за не­имением у государства достаточных средств. Военные училища создавались на добровольные пожертвования отдельных лиц и считались заведениями частными. В свою очередь, было поста­новлено, что дворяне не моложе 16 лет прикомандировывались к корпусам и по прохождении соответствующего курса обучения производились в офицеры. Кроме того, дворяне и лица других сословий, окончившие университет или соответствующее ему учебное заведение, могли поступать в полки юнкерами и через полтора-два года службы производились в офицеры.
В 1807 году «в виду нахождения многих частей войск за границей» для облегчения поступления дворянству на воинскую службу были сформированы в Петербурге Дворянский полк, а при нем в 1811 году — эскадрон. Это были привилегирован­ные воинские части и одновременно учебные заведения, где дворяне, пройдя курс общих наук и фрунтовых занятий, произ­водились в офицеры. В полку готовили офицеров для пехоты, в эскадроне — для кавалерии.
Всадники Дворянского эскадрона при общей драгунской форме имели красные погоны, отвороты фалд, обшлага и об­шлажные клапаны, обкладку и императорские вензеля на чепра­ках. По воротнику и обшлажным клапанам шла темно-зеленая выпушка. Приборный металл был желтый.


31. ФЕЙЕРВЕРКЕР ГВАРДЕЙСКОЙ
КОННОЙ АРТИЛЛЕРИИ
Гвардейская конная артиллерия в 1812 году состояла из двух конных батарей. В каждой из них было по 4 четвертьпудо-вых «единорога» и по 4 шестифунтовых пушки. Конные батареи были приданы 1-й кирасирской дивизии. Командовал ими полковник П. А. Козен. Гвардейская конная артиллерия вводилась в дело лишь в решающие минуты сражения. Так было и в Бородинской битве. М. И. Кутузов направил в бой 1-ю конную батарею капитана Захарова к Багратионовым флешам в тот мо­мент, когда французы, не сумев прорвать оборону центра, пред­приняли обход флешей. Но «выходившие из леса войска маршала Жюно были встречены в тылу батареей Захарова». 2-я конная ба­тарея капитана Рааля была направлена к батарее Раевского. В наградном списке 23-й пехотной дивизии, подписанном гене­рал-лейтенантом А. И. Остерманом-Толстым, говорится: «Лейб-гвардии конной артиллерии поручик Гельмерсен до прибытия моей артиллерии более получаса удерживал шестью орудиями конной гвардейской артиллерии пространство для целей бата­реи... чем спас честь моей пехоты и позволил батарейной артил­лерии занять свое место». В сражении при Малоярославце пол­ковник П. А. Козен «приказал для скорейшего действия заря­дить на месте 4 орудия картечью, подскакал с ними к Калужской заставе, где едва мог выстроиться среди лежащих на земле мертвых и раненых, и так удачно стрелял, что до конца сражения не дозволял неприятелю показаться из-за заставы».
Гвардейские конные артиллеристы носили темно-зеленый мундир с красными погонами и лампасами на рейтузах. Ворот­ник, обшлага, отвороты фалд — черные, с красной выпушкой. На воротнике и обшлагах желтые гвардейские петлицы. Кивер, как в гвардейской пешей артиллерии, но с белым султаном.


32. КАНОНИР АРМЕЙСКОЙ КОННОЙ АРТИЛЛЕРИИ
В 1812 году в русской армии состояло 22 роты конной артил­лерии. В каждой роте было по 12 орудий: 6 шестифунтовых пу­шек и 6 — четвертьпудовых «единорогов» с прицельной дальностью стрельбы 800—900 м.
Среди героев Отечественной войны по праву названо имя полковника А. П. Никитина. «Его деятельность, храбрость и ис­кусство превышали всякую похвалу» — таков отзыв современ­ников об этом человеке. А. П. Никитин командовал 7-й конно-артиллерийской ротой, состоявшей при 3-м кавалерийском кор­пусе. В Бородинском бою, командуя 7-й и 10-й конными ротами, он сражался у батареи Раевского. В. И. Левенштерн, адъютант М. Б. Барклая де Толли, так описывает результат действия этих батарей: «...значительная часть наших легких кавалеристов, ободренная успехом, бросилась с такой стремительностью на не­приятеля, что отбила у него захваченную было уже конную ба­тарею подполковника Семанжа».
В сражении под Красным полковник А. П. Никитин со своей 7-й ротой «не давал неприятелю останавливаться, но следуя по пятам его, поражал отступающих картечами». Отступление противника превратилось в бегство. Тогда А. П. Никитин посадил канониров на лошадей и атаковал бегущих, при этом отбил 3 орудия.
Армейские конные артиллеристы носили общедрагунскую форму. Воротник, обшлага, отвороты фалд были черные, с крас­ной выпушкой. Погоны красные, с номером роты. Обкладка чепраков желтая. Вооружены артиллеристы были пистолетами и укороченными палашами драгунского типа.




СОДЕРЖАНИЕ