СОДЕРЖАНИЕ

Методические материалы для подготовки к кандидатскому экзамену по историни и философии науки (история медицины). Сост. Сорокина Т.С. - М.: Янус-К, 2003 г. -112 с.

Учебное пособие предназначено для аспирантов и соискателей ученой степени кан­дидата медицинских наук, готовящихся к сдаче кандидатского минимума по предмету «История и философия науки» (раздел «История медицины»).
В первой части пособия приводится полный текст «Программы-минимум кандидатс­кого экзамена по предмету «История и философия науки» (раздел "История медици­ны")». Вторая часть содержит учебные материалы: пять избранных лекций (по истории медицины первобытной эры, древнего мира, средних веков, нового и новейшего времени) и список учебной и дополнительной литературы.
Основная цель данного издания - дать аспирантам и соискателям основную инфор­мацию о содержании экзамена, сориентировать их в обширном потоке учебной и научной литературы, обозначить главные тенденции в развитии врачевания, медицины, медицинс­кой деятельности и научной мысли на ключевых этапах истории человечества. Пособие призвано способствовать дальнейшему развитию истории и философии избранной специ­альности.


СОДЕРЖАНИЕ
Введение
ПРОГРАММА КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА
Введение
1. Врачевание в первобытном обществе
2. Врачевание в странах Древнего Востока (IV тыс. до н.э. — середина V в. н.э.)
3. Медицина цивилизаций античного Средиземноморья (конец III тыс. до н.э. — V в. н.э.)
4. Медицина раннего (V—X вв.) и классического (XI—XV вв.) средневековья
5. Медицина периода позднего средневековья (XV—XVII вв.)
6. Медико-биологическое направление Нового времени
7. Клиническая медицина Нового времени
8. Медицина и здравоохранение XX столетия
Рекомендуемая литература
ИЗБРАННЫЕ ЛЕКЦИИ
Лекция 1. Врачевание в первобытном обществе
История
Становление первобытного общества и первобытного врачевания (свыше 2 млн лет назад — ок. 40 тыс. лет назад)
Становление человека и человеческого общества
Праобщина и зачатки врачевания
Врачевание в период зрелости первобытного общества (ок. 40 тыс. лет назад — X - V тыс. до н.э.)
Общественные отношения и врачевание
Врачевание в период разложения первобытного общества (с X—V тыс. до н.э.)
Врачевание и врачеватели
Медицина народная, традиционная, научная (в современном мире)
Лекция 2. Врачевание и медицина в Древней Греции
История
Мифология и врачевание
Врачевание крито-ахейского периода (конец III — конец II тыс. до н.э.)
Врачевание предполисного периода (XI—IX вв. до н.э.)
Врачевание полисного периода (VIII—VI вв. до н.э.)
Медицина классического периода (V—IV вв. до н.э.)
Философские основы древнегреческой медицины
Врачебные школы
Гиппократ
«Гиппократов сборник»
Врачебная этика в Древней Греции
Медицина эллинистического периода (IV в. до н.э. — I в. до н.э.)
История
Философские основы
Александрийский Мусейон и медицина
Лекция 3. Медицина в Западной Европе в период позднего средневековья — эпоху Возрождения (XV—XV11 вв.)
История
Становление анатомии как науки
Становление физиологии как науки. Ятрофизика
Ятрохимия и медицина
Эпидемии и учение о контагии
Развитие хирургии
Лекция 4. Клиническая медицина Нового Времени (середина XVII — начало XX в.): Хирургия
История
Техника операций. Создание топографической анатомии
Открытие и введение наркоза
Н. И. Пирогов—основоположник военно-полевой хирургии
Эра антисептики
Учение о переливании крови
Лекция 5. Становление международного сотрудничества в области здравоохранения
Международный комитет Красного Креста
Лига Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца
Всемирная организация здравоохранения
Рекомендуемая литература


_____________________________________________________________________________

ВВЕДЕНИЕ
Еще древние греки утверждали, что «ученик — это не сосуд, который нуж­но наполнить, а факел, который нужно зажечь».
Изучение истории науки как нельзя лучше способствует воплощению в жизнь этой благородной идеи.
Как область науки история медицины изучает закономерности развития и историю врачевания, медицинских знаний и медицинской деятельности наро­дов мира на протяжении всей истории человечества (с древнейших времен до современности) в неразрывной связи с историей, философией, достижениями естествознания и культуры.
Медицина — ровесница первого человека на Земле. Ее история начинается вместе с возникновением человека. В связи с этим в основу Программы-мини­мум положена принятая в современной исторической науке периодизация все­мирной истории, согласно которой всемирно-исторический процесс делится на пять основных периодов: первобытная эра, древний мир, средние века, новое время и новейшая (или современная) история (табл. 1.).
Таблица 1. Периодизация и хронология всемирной истории



Периоды всемирной ис­тории
Условные хронологиче­ские рамки
Абсолютный возраст
История первобытного общества
Приблизительно 2 млн лет назад — IV-I тыс. до н.э.
Приблизительно 2 млн лет (20000 веков)
История древнего мира
IV тыс. до н.э. — середи­на I тыс. до н.э.
Около 4 тыс. лет (40 веков)
История средних веков
476 г. — середина XVII в.
Около 1200 лет (12 веков)
История нового времени
Середина XVII в. — на­чало XX в.
Около 300 лет (3 века)
Новейшая (современная) история
С 1918 г. (XX столетие)
Около 100 лет (менее века)
Примечание.
Здесь и далее даты всемирной истории являются весьма условными. Это определяется неравномерностью социально-экономического и культурного развития народов в разных регионах Земного шара.



ПРОГРАММА КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА
Введение
В основу настоящей Программы положены следующие дисциплины: все­общая история, история медицины, основные медико-биологические и клини­ческие дисциплины.
Программа-минимум разработана Российским университетом дружбы на­родов, одобрена экспертным советом Высшей аттестационной комиссии РФ по Медико-профилактическим специальностям и утверждена Министерством образования Российской Федерации (2003).
1. Врачевание в первобытном обществе
Периодизация и хронология всемирной истории медицины. История медицины как часть культуры и истории человечества. Филосо­фия и медицина. Источники изучения истории медицины.
Характеристика первобытной эры. Периодизация и хронология первобыт­ного врачевания. Источники информации о болезнях первобытного человека и врачевании в первобытную эру. Гипотеза «золотого века» и ее опровержение. Апополитейные и синполитейные первобытные общества.
1.1. Становление первобытного общества и первобытного врачевания (свыше 2 млн лет назад — ок. 40 тыс. лет назад)
Современные представления о происхождении человека. Прародина чело­вечества: гипотезы моногенизма и полигенизма. Антропогенез и социогенез.
Эпоха праобщины (первобытное человеческое стадо). Зарождение кол­лективного врачевания и гигиенических навыков. Природные лечебные сред­ства. Развитие абстрактного мышления и речи (поздние палеоантропы). Пер­вые погребения умерших (ок. 65—40 тыс. лет назад) о социогенезе и лекарст­венном врачевании. Зачатки идеологических (религиозных) представлений.
1.2. Врачевание в период зрелости первобытного общества (ок. 40 тыс. лет назад — X—V тыс. до н.э.)
Завершение антропогенеза; формирование человека современного вида — Homo sapiens (неоантроп). Расширение ойкумены. Расогенез. Эпоха первобытной общины. Матрилинейная организация рода. Ранняя родовая община охотников, собирателей и рыболовов (ок. 40 тыс. лет назад — ок. VII тыс. до н.э.). Представления о здоровье, болезнях и их ле­чении как результат рациональных и превратных представлений об окружаю­щем мире. Рациональные приемы врачевания. Зарождение культов, религиозных верований и лечебной магии. Переход от коллективного врачевания к знахарству. Трепанации черепов (с XII—Х тыс. до н.э.).
Поздняя родовая община земледельцев и скотоводов (мезолит, неолит). Коллективное врачевание и знахарство. Становление культовой практики. Антропоморфный тотемизм и представления о болезни. Гигиенические навыки.
1.3. Врачевание в период разложения первобытного общества (с Х—Утыс. до н.э.).
Эпоха классообразования. Зарождение частной собственности, классов и государства. Патриархат и матриархат — формы разложения первобытного общества. Культ предков и представления о здоровье и болезни. Появление профессиональных служителей культа врачевания; сфера их деятельности. Расширение круга лекарственных средств и приемов эмпирического врачевания.
Народное врачевание первобытных синполитейных обществ аборигенов Австралии, Азии, Америки, Африки, Океании. Знахарь, его общая и профес­сиональная подготовка, положение в обществе, лечебные средства и приемы психологического воздействия на больного и общество.
Роль народного врачевания в становлении национальных систем здравоох­ранения в развивающихся странах. Народное врачевание — один из истоков традиционной и научной медицины.
2. Врачевание в странах Древнего Востока (IV тыс. до н.э. — середина V в. н.э.)
Характеристика эпохи. Возникновение первых рабовладельческих циви­лизаций: в Месопотамии и Египте (IV—III тыс. до н.э.), Индии (середина
III тыс. до н.э.), Китае (II тыс. до н.э.). Восточном Средиземноморье (III—II тыс. до н.э.), Америке (I тыс. н.э.).
Общие черты развития врачевания в странах Древнего мира.
2.1. Врачевание в странах Древней Месопотамии (Шумер, Вавилония, Ассирия — III тыс. до н.э. — VI в. до н.э.).
Историческое развитие региона: города-государства шумеров (с конца
IV тыс. до н.э.). Вавилонское царство (XIX—VI вв. до н.э.). Ассирийское царство (XX—VII вв. до н.э.). Источники информации о врачевании.
Врачевание в Шумере (III тыс. до н.э.). Изобретение клинописи. Древней­шие тексты медицинского содержания (начало III тыс. до н.э.); их эмпириче­ский характер. Мифология и врачевание. Достижения шумерской цивилиза­ции — основа и источник вавилоно-ассирийской культуры и врачевания.
Врачевание в Вавилонии и Ассирии (II — середина I тыс. до н.э.) Эмпири­ческие знания. Мифология и врачевание. Божества — покровители врачева­ния. Представления о причинах болезней. Два направления врачевания: асуту и ашипуту. Помещения для больных при храмах. Законы Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) о правовом положении врачевателей. Врачебная этика. Пе­редача врачебных знаний. Гигиенические традиции. Санитарно-технические сооружения.
2.2. Врачевание в Древнем Египте (III—I тыс. до н.э.)
Периодизация и хронология истории и врачевания древнего Египта. Источники информации о врачевании. Медицинские папирусы (папирус Г. Эберса, ок. 1500 г. до н.э. и папирус Э. Смита, ок. 1550 г. до н.э.).
Характерные черты древнеегипетской культуры. Заупокойный культ и ба­льзамирование умерших. Накопление знаний о строении человеческого тела. Естественнонаучные знания древних египтян. Представления о причинах бо­лезней. Врачебная специализация: лекарственное лечение и диететика, опера­тивное врачевание, родовспоможение, лечение женских и детских болезней, зубоврачевание, заразные болезни. Шистозомоз. Гигиенические традиции. Помещения для больных при храмах. «Дома жизни». Врачебная этика.
2.3. Врачевание в древней Индии (III тыс. до н.э. — середина I тыс. н.э.)
Периодизация и хронология истории и врачевания Древней Индии.
Источники информации о врачевании.
Индская цивилизация (XXIII—XVIII вв. до н.э., долина р. Инд). Древ­нейшие (из известных) санитарно-технические сооружения.
Ведийский период (XIII—VI вв. до н.э., долина р. Ганг). Священные кни­ги: «Ригведа», «Самаведа», «Яджурведа», «Атхарваведа» как источник све­дений о болезнях. Философские учения (индуизм, брахманизм, йога, буд­дизм) и их влияние на представления о болезнях и врачевание.
Классическая эпоха (II в. до н.э. — V в. н.э.). Представления о здоровье и болезнях (учения о трех природных субстанциях и пяти стихиях). Аюрведа — учение о долгой жизни. Лекарственное врачевание («Чарака-самхита», дати­руется II в. н.э.). Представления о строении тела человека (вскрытия). Высо­кое развитие оперативных методов лечения («Сушрута-самхита», датируется IV в.) и родовспоможения. Гигиенические традиции. «Предписания Ману». Лечебницы (дхармашалы). Врачебные школы при храмах. Врачебная этика.
2.4. Врачевание в Древнем Китае (середина II тыс. до н.э. — III в. н.э.)
Периодизация и хронология истории и врачевания Древнего Китая. Дости­жения древнекитайской цивилизации. Источники информации о врачевании.
Философские основы китайской традиционной медицины. Учения у син и ынь-ян; их влияние на развитие представлений о здоровье, болезнях и их лече­ние. Методы обследования больного. Учение о пульсе. Традиционное враче­вание чжэнь-цзю («Хуанди Нэй цзин», III в. до н.э.). Лекарственное враче­вание и оперативное лечение. Бянь Цюэ (XI в. до н.э.), Ван Чун (I в.), Хуа То (II в.), Ван Шухэ (III в.).
Предупреждение болезней. Вариоляция. Гигиенические традиции.

3. Медицина цивилизаций античного Средиземноморья (конец III тыс. до н.э. — V в. н.э.)
3.1. Врачевание и медицина в Древней Греции (III тыс. до н.э. — I в. н.э.)
Роль Древней Греции в истории мировой культуры и медицины. Периоди­зация и хронология. Источники информации о врачевании и медицине.
Крито-ахейский период (III—II тыс. до н.э.). Санитарно-технические соо­ружения дворцов на о. Крит (с конца III тыс. до н.э.).
Предполисный период (XI—IX вв. до н.э.). Поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея» о врачевании времен Троянской войны (1240—1230 гг. до н.э.) и последующего периода. Эмпирический характер врачевания.
Полисный период (VIII—VI вв. до н.э.). Греческая мифология о врачева­нии; боги — покровители врачевания. Первые асклепейоны (с VI в. до н.э.). Храмовое врачевание. Греческая натурфилософия (VII в. до н.э.) и врачева­ние. Лечебницы (ятрейи).
Классический период (V—IV вв. до н.э.). Формирование (к V в. до н.э.) древнегреческой материалистической философии; ее влияние на развитие вра­чевания. Демокрит (460—371 гг. до н.э.). Учение о четырех соках организма. Врачебные школы: кротонская, книдская, косская. Их выдающиеся врачева-тели. Академия Платона (428—347 гг. до н.э.). Появление «свободных ис­кусств» в образовании.
Жизнь и деятельность Гиппократа (ок. 460—370 гг. до н.э.).
«Гиппократов сборник» — энциклопедия периода расцвета древнегрече­ского врачевания. История создания (III в. до н.э., Александрия Египетская). Содержание основных работ сборника. «Гиппократов сборник» о врачебной этике. «Клятва».
Эллинистический период (вторая половина IV в. до н.э. — 30 г. до н.э.). Эллинистическая культура. Аристотель (384—322 гг. до н.э.); его влияние на развитие медицины. Медицина в Царстве Птолемеев. Александрийский мусейон. Александрийское хранилище рукописей. Развитие описательной анатомии и хирургии: Герофил (ок. 335—280 гг. до н.э.) и Эразистрат (ок. 300-240 гг. до н.э.).
3.2. Медицина в Древнем Риме (VIII в. до н.э. — 476 г. н.э.)
Периодизация и хронология истории и медицины древнего Рима.
Источники информации о медицине.
Царский период (VIII—VI вв. до н.э.). Народное (эмпирическое) враче­вание. Отсутствие врачей-профессионалов. Появление латинской письменно­сти (VII в. до н.э.). Сооружение клоак в г. Риме (с VI в. до н.э.).
Период республики (509—30 гг. до н.э.). Санитарное дело: «Законы XII таблиц» (ок. 450-х гг. до н.э.), строительство акведуков (с IV в. до н.э.) и терм (с III в. до н.э.). Появление врачей-профессионалов: врачи-рабы, вра­чи-отпущенники, свободные врачи. Элементы государственной регламента­ции врачебной деятельности и медицинского дела. Философские основы медицины Древнего Рима. Развитие материалистического направления. Аскле-пиад из Вифинии (128—56 гг. до н.э.) и его методическая система. Тит Лук­реций Кар (ок. 98—55 гг. до н.э.) о причинах болезней.
Период империи (30 г. до н.э. — 476 г. н.э.). Становление профессиональ­ной армии и военной медицины; валетудинарии. Развитие медицинского дела. Архиатры (с I—IV вв.). Государственные и частные врачебные школы.
Развитие энциклопедического знания: Авл Корнелий Цельс (I в. до н.э. — I в. н.э.) и его труд «О медицине» в 8 книгах, Плиний Старший (I в. н.э.) и его труд «Естественная история» в 37 книгах, Диоскорид Педаний из Киликии (I в. н.э.) и его труд «О лекарственных средствах». Соран из Эфеса (II в. н.э.) — акушер и детский врач.
Гален из Пергама (ок. 129—199). Его труд «О назначении частей челове­ческого тела». Дуализм учения Галена. Галенизм.
Становление христианства и медицина. Христианская благотворитель­ность: первые больницы, странноприимные дома, римские матроны.
4. Медицина раннего (V—X вв.) и классического (XI—XV вв.) средневековья
4.1. Медицина в Византийской империи (395—1453 гг.)
Периодизация и хронология истории средних веков.
Истоки и особенности византийской медицины. Санитарно-технические сооружения. Византийская наука и религия. Сохранение традиций античной медицины. Энциклопедические своды «Врачебное собрание» и «Обозрение» Орибасия из Пергама (325—403); «Медицинский сборник в 7-и книгах» Павла с о. Эгина (625—690). Больничное дело. Образование и медицина.
4.2. Медицина в Древнерусском государстве (1Х—Х1V вв.).
Истоки культуры и медицины Древней (Киевской) Руси. Русская народ­ная медицина до и после принятия христианства. Костоправы, резалники, кровопуски, зубоволоки. Древнерусские лечебники и травники.
Принятие христианства (988 г.). Монастырские лечебницы и лечцы (Ан­тоний, Алимпий, Агапит, XI в.). «Русская правда» (1054). «Шестодневы». «Изборник Святослава» (1073; 1076).
Санитарное дело. Русская баня в лечении и профилактике болезней. Эпи­демии повальных болезней и меры их пресечения.
Татаро-монгольское нашествие (1240—1480). Кирилле-Белозерский мо­настырь — центр русской медицины. «Галиново на Иппократа» (Кирилл Бе­лозерский, 1427).
4.3. Медицина в арабоязычных халифатах (VII—XI вв.)
Возникновение (622 г.) и распространение ислама. Истоки арабоязычной культуры и медицины. Переводы на арабский язык медицинских сочинений. Создание библиотек, аптек (с 754 г.), больниц (ок. 800 г.), медицинских школ при них. «Дома мудрости» (Dar al-Hikmah) и «Общества просвещен­ных» (Maglis al-'ulama). Ислам и медицина. Алхимия и медицина.
Абу Бакр ар-Рази (Rhazes, 850—923, Багдад) и его труды «Всеобъемлю­щая книга» и «Об оспе и кори». Абу-л-Касим аз-Захрави (Abulcasis, ок. 936—1013, Кордова) и его «Трактат о хирургии и инструментах».
Развитие учения о глазных болезнях. Ибнал-Хайсам (965—1039, Каир). Представления о кровообращении: Ибн ан-Нафис (XIII в., Дамаск).
4.4. Медицина народов Средней Азии (X—XII вв.)
Становление независимых национальных государств. Развитие наук. «Дома знаний». Библиотеки. Больницы. Врачебные школы.
Абу Али ибн Сина (Avicenna, 980—1037) и его труд «Канон медицины» в 5 томах («Al Qanun fi t-Tibb», 1020 г.).
4.5. Медицина в государствах Юго-Восточной Азии (IV—XVII вв.)
Средневековый Китай. Развитие традиционного врачевания (чжэнь-цаю, пульсовая диагностика, предупреждение болезней). Создание первых госу­дарственных школ традиционной медицины (с конца VI в.). Первые иллюст­рированные трактаты по традиционной китайской медицине (с VI в.. Сунь Сымяо). Первые бронзовые фигуры для обучения (1027 г., Ван Вейи). Клас­сические трактаты о лекарственных средствах: «Тысяча золотых прописей» Сунь Сымяо (581—682) и «Великий травник» Ли Шичжэня (1518—1593).
Тибетская медицина: становление (VII в.) и развитие. Канон тибетской медицины «Чжуд-ши» (VII в.), комментарии к нему — «Вайдурья-онбо» (1688—1689). «Атлас тибетской медицины» (конец XVII в.).
4.6. Медицина в Западной Европе в периоды раннего (V—X вв.) и классического (XI—XV вв.) средневековья
Истоки западноевропейской медицины.
Схоластика и медицина. Галенизм в средневековой медицине.
Медицинское образование. Медицинская школа в Салерно (IX в.). Ар­нольд из Виллановы (1235—1311) и его труд «Салернский кодекс здоровья».
Светские и католические университеты. Начало ниспровержения схола­стики. Роджер Бэкон (1215—1294). Учебник анатомии Мондино де Луччи (1316, Болонья). «Большая хирургия» Ги де Шолиака (XIV в., Париж).
Низкое санитарное состояние городов. Эпидемии (проказа, чума, оспа). «Черная смерть» 1346—1348 гг. Начала санитарной организации.
5. Медицина периода позднего средневековья (XV—XVII вв.)
5.1. Медицина в Западной Европе в эпоху Возрождения
Характеристика эпохи. Зарождение капитализма.
Гуманизм — идейное содержание культуры эпохи Возрождения. Главные черты естествознания эпохи Возрождения. Опытный метод в науке. Изобретение книгопечатания (середина XV в.). Передовые научные центры. Меди­цинское образование. Падуанский университет (Италия).
Становление анатомии как науки. Леонардо да Винчи (1452—1519). Андреас Везалий (1514—1564) и его труд «О строении человеческого тела». «Зо­лотой век» анатомии: Р. Коломбо, И. Фабриций, Б. Евстахий, Г. Фаллопий.
Становление физиологии как науки. Френсис Бэкон (1561—1626). Пред­посылки создания теории кровообращения. Мигель Сервет (1509—1553). Уильям Гарвей (1578—1657) и его труд «Анатомическое исследование о дви­жении сердца и крови у животных». М. Мальпиги (1661).
Ятрофизика и ятромеханика: С. Санторио (1561—1636), Р. Декарт (1596-1650), Дж. Борелли (1608-1679).
Развитие клинической медицины. Ятрохимия: Парацельс (1493—1541), Г. Агрикола (1494—1555). Аптеки и аптечное дело. Обучение у постели боль­ного. Эпидемии (сифилис, английская потовая горячка, сыпной тиф). Джиро-ламо Фракасторо (1478—1553) и его учение о заразных болезнях (1546).
Развитие хирургии. Раздельное развитие медицины и хирургии. Цеховая организация хирургов-ремесленников. Амбруаз Паре (1510—1590); его вклад в развитие военной хирургии, ортопедии, акушерства, зубоврачевания.
Больничное дело. Первая община сестер милосердия (1617).
5.2. Медицина народов Американского континента до и после конкисты
История открытия (1492 г.) и завоевания Америки европейцами. Источники информации. Достижения великих цивилизаций Америки. Культура майя (с I тыс. до н.э.). Изобретение иероглифической письмен­ности. Лекарственное врачевание. Религиозные воззрения и врачевание. Тра­диционные обряды, связанные с врачеванием. Гигиенические традиции.
Государство ацтеков (XIII—XVI вв.). Религиозные жертвоприноше­ния и врачевание. Лекарственные сады и огороды. Родовспоможение. Ги­гиена. Зачатки государственной организации медицинского дела. Больни­цы, приюты.
Империя инков (1438—1533). Эмпирические и религиозно-мистические начала в медицине. Бальзамирование умерших. Высокое развитие оператив­ного лечения. Трепанация черепа. Организация медицинского дела.
Гибель цивилизаций доколумбовой Америки. Взаимные влияния Старого и Нового Света в области медицины и организации медицинского дела.
5.3. Медицина в Московском государстве (XV—XVII вв.)
Объединение русских земель в Московское государство. Рукописные медицинские памятники XVI—XVII вв.: травники и лечебни­ки. Первые аптеки (1581; 1672) и аптекарские огороды. Аптекарский приказ (ок. 1620) и зарождение элементов государственной медицины. Первая ле­карская школа при Аптекарском приказе (1654). Организация медицинской службы в войсках. Борьба с эпидемиями в Московском государстве. Санитар­ные мероприятия в городах.
Подготовка российских лекарей. Первые доктора медицины из «прирож­денных россиян» (Георгий из Дрогобыча, 1476; Франциск Скорина, 1512;
Петр Посников, 1696).
6. Медико-биологическое направление Нового времени
Характеристика эпохи (1640—1918). Французский материализм XVIII в. Великие естественнонаучные открытия конца XVIII—XIX вв. и их влия­ние на развитие медицины. Интернациональный характер развития наук в Новой истории. Дифференциация медицинских дисциплин.
6.1. Анатомия
Внедрение анатомических вскрытий в преподавание медицины. Учебники анатомии (Г. Бидлоо, С. Бланкардт). Ф. Рюйш (1638—1731, Голландия).
Россия. Начало анатомических вскрытий в России. Основание Кунстка­меры (1717). Первый отечественный атлас анатомии (М. И. Шеин, 1744). П. А. Загорский (1764—1846) и его труд «Сокращенная анатомия» в двух томах. Вклад И. В. Буяльского (1789-1866) и Н. И. Пирогова (1810-1881) в развитие анатомии. Д. Н. Зернов (1834—1917) и изучение анатомии ЦНС. П. Ф. Лесгафт (1838—1909) и становление отечественной науки о физиче­ском воспитании.
Дифференциация анатомии (гистология, эмбриология, антропология).
Становление эмбриологии (К. Ф. Вольф, 1733—1794; К. Бэр, 1792-1876).
6.2. Общая патология
(патологическая анатомия и патологическая физиология)
Макроскопический период. Зарождение патологической анатомии. Дж. Б. Морганьи (1682-1771, Италия) - органопатология. М. Ф. К. Биша (1771—1802, Франция) — классификация тканей и тканевая патология.
Микроскопический период. Гуморализм К. Рокятанского (1804—1876, Австрия). Целлюлярная патология Р. Вирхова (1821—1902, Германия).
Экспериментальная медицина и функциональное направление в патологии.
Россия. А. И. Полунин (1820-1888) — основатель первой в России патолого-анатомической школы. Становление патологической физиологии как науки и предмета преподавания. В. В. Пашутин (1845—1901).
6.3. Микробиология
Эмпирический период (до Л. Пастера).
История микроскопа. Опыты А. ван Левенгука (1632—1723, Голландия). Эмпирические методы борьбы с особо опасными инфекциями. Открытие вакцины против оспы: Э. Дженнер (1796, Англия). Оспопрививание.
Экспериментальный период. Л. Пастер (1822—1895, Франция) — осно­воположник научной микробиологии и иммунологии. Пастеровский институт в Париже (1888). Российские ученые в Пастеровском институте.
Учение о защитных силах организма: клеточная (фагоцитарная) теория им­мунитета (И. И. Мечников, 1883, Россия); гуморальная теория иммунитета (П. Эрлих, 1890, Германия). Нобелевская премия (1908). Дифференциация микробиологии.
Развитие бактериологии: Р. Кох (1843—1910, Германия). Становление вирусологии: Д. И. Ивановский (1864—1920, Россия). Значение успехов микробиологии для развития хирургии, учения об ин­фекционных болезнях и профилактической медицины.
6.4. Физиология и экспериментальная медицина
Экспериментальный период.
Изучение отдельных систем и функций организма: Р. Декарт (1596—1650, Франция), А. Галлер (1708-1777, Швейцария), Л. Гальвани (1737-1798, Италия), Ф. Мажанди (1783-1855. Франция), И. Мюллер (1801-1858, Германия), К. Людвиг (1816—1895, Германия), Э. Дюбуа-Реймон (1818—1896, Германия), К. Бернар (1813—1878, Франция), Г. Гельмгольц (1821-1894, Германия).
Россия (XIX в.). А. М. Филомафитский (1807-1849, Россия) - созда­тель первого отечественного учебника физиологии.
Развитие нервизма и формирование нейрогенной теории в России.
И. М. Сеченов (1829—1905, Россия) и его труд «Рефлексы головного моз­га» (1863). Школа И. М. Сеченова. Н. Е. Введенский (1852-1922, Россия).
Становление экспериментальной медицины. Первые клинико-физиологические лаборатории (Л. Траубе, Германия; С. П. Боткин, Россия).
И. П. Павлов (1849—1936, Россия) — основоположник учения об услов­ных рефлексах и высшей нервной деятельности. Нобелевская премия (1904). Школа И. П. Павлова. «Письмо к молодежи» (1935).
7. Клиническая медицина Нового времени
7.1. Терапия (внутренние болезни)
Передовые медицинские центры Западной Европы. Лейденский универ­ситет. Г. Бурхаве (1668—1738, Голландия) — врач, ботаник, химик.
Утверждение клинического метода.
Первые методы и приборы физического обследования больного.
История термометра (XVI—XVIII вв.). Термометры Д. Фаренгейта (1709), Р. Реомюра (1730), А. Цельсия (1742). Введение термометрии в клиническую практику (XVIII—XIX вв.).
Открытие перкуссии: Л. Ауэнбруггер (1722—1809, Австрия) и его труд «Новый способ...» (1761). Развитие перкуссии: Ж. Н. Корвизар (1755—1821, Франция), его труд «Новый метод» (1808).
Открытие посредственной аускультации: Р. Т. Лаэннек (1781—1826, Франция), его труд «О посредственной аускультации...» (1819), изобрете­ние стетоскопа.
Инструментальные, физические и химические методы лабораторной и функциональной диагностики.
Россия (XVIII в.). Реформы Петра I (1682—1725). Становление меди­цинского дела. Первый российский госпиталь и госпитальная школа при нем (1707). Н. Л. Бидлоо (1670—1735), его рукописный труд «Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре» (1710).
Открытие Академии наук в Санкт-Петербурге (1725), Императорского Московского университета (1755) и медицинского факультета при нем. М. В. Ломоносов (1711—1765) — ученый-энциклопедист и просветитель, первый русский профессор (1745) Петербургской Академии наук. Его влия­ние на становление естествознания и медицинского дела в России.
Первые российские профессора медицины: С. Г. Зыбелин (1735—1802), Н. М. Максимович-Амбодик (1744—1812).
Развитие учения о заразных болезнях. Чума в Москве (1771—1775) и успешная организация борьбы с ней. Вклад ученых России в развитие ме­тодов борьбы с чумой: А. Ф. Шафонский (1740—1811); Д. С. Самойлович (1742—1805) него труды «Научные записки о чуме...» (1783) и «Краткое описание микроскопических исследований о существе яду язвенного» (1792). Открытие оспенных домов в Москве и Санкт-Петербурге (с 1801 г.).
Россия (XIX в). Развитие внутренней медицины. Ведущие центры меди­цинской науки России: Медико-хирургическая академия в Санкт-Петербурге и медицинский факультет Императорского Московского университета. М. Я. Мудров (1776—1831) — основоположник клинической медицины в России. Внедрение методов перкуссии и аускультации в России.
Учение о единстве и целостности организма. Развитие отечественных тера­певтических школ. П. Боткин (1832—1889) — создатель крупнейшей в Рос­сии терапевтической школы. Клинико-экспериментальное направление.
Дифференциация клиники внутренних болезней.
7.2. Хирургия
Четыре проблемы хирургии нового времени: отсутствие обезболивания, раневая инфекция и сепсис, кровопотери, отсутствие научных основ оператив­ной техники.
Наркоз. Предыстория: закись азота (X. Дэви, 1800; М. Фарадей, 1818;
Г. Уэллз, 1844). История открытия наркоза: эфирного (У. Мортон, Ч. Джек­сон, Дж. Уоррен — 1846, США), хлороформного (Дж. Симпсон, 1847, Ве­ликобритания). Экспериментальное изучение действия наркоза (Н. И. Пиро­гов, А, М. Филомафитский, 1847, Россия). Широкое внедрение наркоза на театре военных действий: Н. И. Пирогов (1847,1854—1856).
Антисептика и асептика. Эмпирические методы борьбы с раневой ин­фекцией. Открытие методов антисептики (Дж. Листер, 1867, Великобрита­ния) и асептики (Э. Бергманн, К. Шиммельбуш, 1890, Германия).
Техника оперативных вмешательств: Создание топографической (хи­рургической) анатомии Н. И. Пироговым: его труды «Полный курс при­кладной анатомии человеческого тела...» (1843—1848) и «Иллюстрирован­ная топографическая анатомия распилов...» в 4-хт. (1852—1859).
Становление военно-полевой хирургии. Д. Ларрей (1766—1842, Фран­ция), Н. И. Пирогов (Россия) и его «Начала общей военно-полевой хирур­гии...» (1864;1865).
Н. И. Пирогов — величайший хирург своего времени. Н. И. Пирогов и ста­новление сестринского дела в России (Крымская кампания 1854—1856 гг.). Ф.Найтингейль (1820—1910, Великобритания) в истории сестринского дела.
Переливание крови. Открытие групп крови: К. Ландштейнер (1900, Ав­стрия); Я. Янский, (1907, Чехия). Нобелевская премия 1930 г.
Успехи хирургии в связи с великими научными открытиями XIX столетия. Развитие полостной хирургии. Пересадка тканей и органов.
7.3. Гигиена и общественное здоровье
Зарождение демографической статистики: Дж. Граунт (1620—1674, Англия), У. Петти (1623-1687, Англия).
Начала демографии и санитарной статистики в России: В. Н. Татищев (1686-1750), М. В. Ломоносов, Д. Бернулли (1700-1782), П. П. Пелехин (1794-1871).
Становление профессиональной патологии: Б. Рамаццини (1633—1714, Италия) и его труд «Рассуждения о болезнях ремесленников» (1700).
Идея государственного здравоохранения: И. П. Франк (1745—1821, Австрия, Россия) и его труд «Система всеобщей медицинской полиции» (1779—1819). Развитие общественной гигиены в Англии: Дж. Саймон (1816-1904).
Становление экспериментальной гигиены: М. Петтенкофер (1818—1901, Германия), А. П. Доброславин (1842-1889, Россия), Ф. Ф. Эрисман (1842-1915, Россия).
Развитие общественной медицины в России. Земские реформы (1864) и земская медицина. Передовые земские врачи.
Научные медицинские общества, съезды, медицинская печать.
Медицинская этика. Врачебная «Клятва».
8. Медицина и здравоохранение XX столетия
8.1. Медицина и здравоохранение в России в Новейшей истории
Характеристика периода. Основные этапы развития медицины и здраво­охранения в России в новейшей истории.
Организационные принципы советского здравоохранения:
1. Государственный характер. Народный комиссариат здравоохранения РСФСР (1918). Н. А. Семашко (1874-1949). 3. П. Соловьев (1876-1928). Концепция советского здравоохранения. Плановость. Государственное финан­сирование здравоохранения (бесплатность, общедоступность). Народный ко­миссариат здравоохранения СССР (1936). Г. Н. Каминский (1895—1938).
2. Профилактическое направление. Борьба с эпидемиями. Ликвидация особо опасных инфекций (чума, холера, малярия и др.). Санитарное просве­щение. Оздоровление условий труда и бьгга. Охрана материнства и младенче­ства. Вакцинации. Диспансеризация.
3. Участие населения в здравоохранении. Проблема медицинских кад­ров. Пути ее решения. Развитие высшего медицинского образования.
4. Единство медицинской науки и практики здравоохранения. Созда­ние профильных НИИ. Выдающиеся ученые России: Н. Н. Бурденко, Н. Ф. Гамалея, В. М. Бехтерев, Д. К. Заболотный, А. А. Кисель, М. П. Кончаловский, Т. П. Краснобаев, А. Л. Мясников, Е. Н. Павловский, С. И. Спасокукоцкий, А. Н. Сысин, Л. А. Тарасович. И. П. Павлов. Ста­новление крупнейших научных медицинских школ.
Научные общества, съезды, конгрессы. Медицинская печать.
Медицина и здравоохранение в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Героизм советских медиков.
Создание Академии медицинских наук СССР (1944, ныне РАМН). Ее первый Президент — Н. Н. Бурденко (1876—1946).
Основные направления и успехи развития экспериментальной, клиниче­ской и профилактической медицины и организации здравоохранения в совре­менной России (в соответствии со специализацией соискателя).
8.2. Успехи естествознания и медицины в XX столетии
Нобелевские премии (*) в области медицины, физиологии и смежных с ними наук. Открытие новых лекарственных средств, разработка методов диа­гностики, лечения и профилактики болезней: электрокардиография (В. Эйтховен, 1903); радиоактивность (А. Беккерель*, 1904); изучение радиоактивно­сти (Ж. Кюри* и М. Склодовская-Кюри*, 1904, 1910); физиология пищеварения (И. П. Павлов*); теория иммунитета (И. И. Мечников*, П. Эрлих*, 1908); трансплантация сосудов, тканей и органов (А. Каррель*, 1905—1912); электроэнцефалография (В. В. Правдич-Неминский, 1913;
X. Бергер, 1928); искусственное сердце (Ч. Линдберг, 1928); сульфанилами-ды (Г. Домагк); антибиотики (А. Флеминг*, 1928; Э. Чейн* и X. Флори*. 1940; 3. В. Ермольева, 1942); искусственная почка (1943); пересадка жиз­ненно важных органов (В. П. Демихов, 1946—1952); пересадка сердца чело­веку (К. Барнард, 1967); открытие материального субстрата гена (1953), электронная микроскопия и т.д.
Концепции современного естествознания и медицина: синтетическая те­ория эволюции; генетика и социально-этические проблемы генной инженерии; молекулярная биология; учение В. И. Вернадского о биосфере; модель взаи­модействия организма с окружающей средой; экология человека и социальная экология; психоанализ (3. Фрейд, 1856—1939, Австрия) и аналитическая психология; учение о стрессе (1936), адаптационном синдроме и «болезнях адаптации» (Г. Селье, 1907—1982, Канада); концепция о внутренних защит­ных силах организма (иммунология, аллергология); здоровый образ жизни;
концепция научно-доказательной медицины.
Научно-техническая революция (НТР) и медицина: влияние человека на окружающую среду и техносфера; внедрение новых технологий функциона­льной диагностики и лечения болезней (эндоскопии и ангиокардиография; УЗИ, компьютерная томография, магниторезонансная томография, ра­дио-фармакологические методы); компьютерные технологии в медицине; изу­чение сущности патологических процессов; поиски токсинов и метаболитов; синтетические лекарственные средства и антибиотики (лекарства, пищевые добавки) и т.д.
Системы здравоохранения. Новая концепция здравоохранения.
Дифференциация и интеграция наук в XX столетии. Появление новых специальностей на стыке наук и дисциплин.
Достижения терапии, хирургии, педиатрии, стоматологии, микробиоло­гии, иммунологии, эпидемиологии, гигиены, других медицинских дисциплин в современной истории (в соответствии со специализацией соискателя).
8.3. Международное сотрудничество в области здравоохранения
История становления международных организаций и национальных об­ществ Красного Креста и Красного Полумесяца (А. Дюнан, 1863). Всемирная организация здравоохранения (7 апреля 1948 г.). Движение «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» (1980). Международные научные программы. Международные съезды. Печать. Врачебная этика в современном мире. Врачебная «Клятва».

Рекомендуемая основная литература
Сорокина Т.С. История медицины: Учебник / 2-е изд., переработ, и дополн. М.: ПАИМС, 1994.
Учебно-методические пособия
Заблудовский П.Е. История отечественной медицины. Уч. пособие. Ч. 1. Период до 1917 г. М., 1960.
Заблудовский П.Е. История отечественной медицины. Уч. пособие. Ч. 2. Медицина в СССР. М.: Изд. ЦОЛИУВ, 1971.
Микиртичан Г-Л„ Суворова Р.В. История отечественной педиатрии. Лек­ции. СПб.: СПбГПМА, 1998.
Троянский Г.Н„ Белолапоткова А.В. Учебно-методическое пособие к семи­нарским занятиям по истории медицины для студентов и преподавателей стоматологического факультета. М.: ВУНМЦ, 2000.

Дополнительная литература
Кузьмин М.К. Мужество, отвага и героизм медицинских работников в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Лекция. М.: Изд. 1 ММИ, 1965.
Медицина // БМЭ. 3-е изд. М., 1980. Т. 14. Стб. 7-322. Мирским М.Б. Хирургия от древности до современности. Очерки истории. М.: Наука, 2000.
Сточик A.M.. Пальцев МА„ Затравкин С.Н. Разработка и внедрение этапности клинического преподавания в Московском университете. М.: Медицина, 2002.
Троянский Г.Н. История советской стоматологии. Очерки. М.: Медицина, 1983.
Хрестоматия по истории медицины / Сост. Э.Д. Грибанов. М.: Медицина, 1968.


__________________________________________________________________________________

ИЗБРАННЫЕ ЛЕКЦИИ
Лекция 1. ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ
История
История первобытной эры изучает человеческое общество от появления человека (около 2 млн. лет тому назад) до становления первых классовых об­ществ и государств (IV тыс. до н.э.). Все народы нашей планеты без исключе­ния прошли этот этап исторического развития, — первобытнообщинный строй (в отличие от всех последующих формаций) является универсальным. В его недрах формировались истоки всех последующих духовных и материальных достижений человечества: мышление и сознание, орудийная (или трудовая) деятельность, речь и языки, земледелие и скотоводство, общественное разде­ление труда, брак и семья, искусство и религиозные верования, нравствен­ность и этикет, врачевание и гигиенические навыки.
По своей продолжительности первобытная эра охватывает более 99% всей истории человечества. Все последующие периоды истории (древний мир, средние века, новое время и современная история) занимают не более 1% ис­торического пути человечества.
Периодизация и хронология первобытной эры и первобытного врачевания. В истории первобытной эры выделяют три эпохи:
1) становление первобытного общества: эпоха праобщины, или первобыт­ного человеческого стада (свыше 2 млн лет тому назад — ок. 40 тыс. лет тому назад);
2) зрелость первобытного общества: эпоха первобытной общины (ок. 40 тыс. лет тому назад — Х тыс. до н.э.);
3) разложение первобытного общества: эпоха классообразования (с XV тыс. до н.э.). (Приведенные хронологические границы весьма условны, т.к. в различных регионах Земного шара человечество развивалось крайне нерав­номерно).
Соответственно этапам первобытной истории условно определяются три периода в развитии первобытного врачевания:
1) врачевание эпохи праобщины (самый длительный период), когда проис­ходило первоначальное накопление и обобщение эмпирических знаний о прие­мах врачевания и природных лечебных средствах (растительного, животного и минерального происхождения);
2) врачевание эпохи первобытной общины, когда развивалось и утвержда­лось целенаправленное применение эмпирического опыта врачевания в социаль­ной практике;
3) врачевание эпохи классообразования, когда шло становление культовой практики врачевания (зародившейся в период позднепервобытной общины), продолжалось накопление и обобщение эмпирических знаний врачевания как коллективного опыта общины и индивидуальной деятельности врачевателей-профессионалов.
Исторические источники: данные археологии и палеоантропологии, палеопатологии и палеоботаники, палеопсихологии и этнологии (этнографии).
Палеопатология изучает патологические изменения тканей первобытного человека, точнее, останков его скелета. Как наука она сформировалась в конце XIX в., после 1892 г., когда во время археологических раскопок близ селения Триниль на о. Ява голландский врач и анатом Юджин Дюбуа (Dubois, Eugene) обнаружил левую бедренную кость древнейшего человека — питекантропа (лат. Pithecanthropus erectus), жившего около 700 тысяч лет тому назад, под головкой которой имелись значительные костные выросты — экзостоз.
До возникновения палеопатологии бытовало представление о том, что пер­вобытный человек был абсолютно здоров, а болезни возникли позднее как ре­зультат цивилизации (концепция «золотого века»). Это справедливо лишь в отношении ограниченного числа заболеваний (так называемые болезни ци­вилизации).
Палеопатология позволила также определить среднюю продолжитель­ность жизни первобытного человека: она не превышала 30 лет. До 50 лет (и более) доживали в исключительных случаях.
Итак, болезни существовали еще в первобытном обществе и в любую эпо­ху истории человечества представляли собой, с одной стороны, явление биоло­гическое, так как развиваются они на почве человеческого организма в тесной связи с окружающей природой, а с другой — явление соуыольное, так как определяются конкретными условиями общественной жизни и деятельности
человека.
Этнология. Этнографические исследования врачевания в апополитей-ных первобытных обществах (т.е. в первобытных обществах доклассовой эры) весьма затруднены и возможны лишь на основе археологических иссле­дований. В то же время исследование более поздних — синполитейных пер­вобытных обществ (т.е. первобытных обществ письменной эры, современных изучавшим их ученым) дает богатый этнографический материал о первобыт­ном врачевании на соответствующих этапах развития первобытного общества.

СТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА И ПЕРВОБЫТНОГО ВРАЧЕВАНИЯ (свыше 2 млн лет назад — ок. 40 тыс. лет назад)
Становление человека н человеческого общества
Переход от ближайших предков человека (австралопитеков) к подсемей­ству гоминид (т.е. людей) — длительный эволюционный процесс, который протекал в течение миллионов лет и завершился, как показывают исследова­ния, на рубеже третичного и четвертичного периодов (более 2,5 млн лет тому назад). С этого времени начинается период становления первобытного обще­ства — эпоха праобщины.
В установлении критериев человека, т.е. границы между животным ми­ром и человеком существуют два подхода: антропологический и философский.
В основе антропологического подхода лежит биологическое своеобразие человека, его морфологическое отличие от ближайших к нему предковых форм. Это отличие определяет гоминидная триада: 1) прямохождение, или бипедия; 2) свободная кисть с противопоставляющимся большим пальцем, спо­собная к тонким трудовым операциям; 3) относительно крупный высокораз­витый мозг. Признаки гоминидной триады окончательно сформировались не одновременно, а на разных этапах эволюции.
Согласно современным археологическим данным, первый признак гоминид­ной триады — прямохождение — сложился уже у ближайших предков челове­ка — австралопитеков (от 4 до 2,5 млн лет от современности, в конце третичного периода). Прямохождение формировалось у австралопитеков в результате при­способления к жизни в открытой местности. Позднее оно создало предпосылки для развития трудовой деятельности и, таким образом, явилось решающим при­знаком гоминид. Иными словами, в процессе эволюции прямохождение опере­жало становление трудовой деятельности: вначале австралопитеки стали прямоходящими, а затем гоминиды (т.е. люди) начали создавать первые орудия труда (в отличие от точки зрения Л.Моргана, который полагал, что человек встал на ноги для того, чтобы освободить руки для орудийной деятельности). Говоря образным языком: человек вошел в свою историю на двух ногах1.
Второй признак гоминидной триады — развитая кисть — сформировался на рубеже нижнего и среднего палеолита, ко времени возникновения рода Homo (300-200 тыс. лет назад).
Становление третьего признака — высокоразвитого мозга — по времени было еще более продолжительным: масса мозга приблизилась к современной на стадии поздних палеоантропов (ок. 50/40 тыс. лет тому назад), в то время как совершенствование его структуры продолжается на протяжении всей ис­тории рода Homo.
Таким образом, формирование гоминидной триады, а следовательно, и че­ловека современного вида (лат. Homo sapiens) окончательно завершилось около 50/40 тыс. лет назад.
В основе Философского подхода к определению критериев человека и его вы­деления из животного мира лежит социальная сущность человека — его орудий­ная (или трудовая) деятельность, мышление, язык, общественные отношения.
В процессе эволюции социогенез и антропогенез осуществлялись в диалек­тическом взаимодействии социального и биологического — труда и направляе­мого трудом естественного отбора2.
1Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества: Учеб. по спец. «История». - 5-е изд., испр. - М.: Высш. шк., 1999. - С. 90-93.
2 Алексеев В.П. Становление человечества. — М.: Политиздат, 1984. — С. 173.

Прародина человечества. Чарльз Дарвин (Darwin, Charles, 1809—1882), исходя из большого морфологического сходства человека с африканскими ант­ропоидами шимпанзе и гориллой, выдвинул положение о том, что прародиной человечества является Африканский континент. Археологические исследова­ния второй половины XX столетия подтверждают идею об Африканской пра­родине человечества. Тем не менее, в современной исторической науке суще­ствуют две гипотезы: моноцентризма и полицентризма.
Согласно гипотезе моноцентриама, сформулированной в 1947 г. Я.Я.Рогинским, тип современного человека сложился в одном ограниченном очаге Земного шара — по всей вероятности, в высокогорных районах Центральной и Южной Африки (некоторые ученые связывают этот процесс с повышенным фоном радиации в высокогорной Африке в целом). Этой точки зрения придер­живается большинство исследователей.
Гипотеза полицентризма (сформулирована Ф. Ванденрайхом в 1939 г.) допускает существование нескольких центров формирования человека на ма­териках Старого Света — в Центральной и Южной Африке и Центральной Азии.
В эпоху среднего палеолита (неандертальская фаза эволюции человека) первоначальная ойкумена (место обитания человека) значительно расшири­лась: люди неандертальского вида освоили обширные территории Европы (за исключением северных), степные и лесостепные районы Сибири, а воз­можно, и Японские острова.
В эпоху верхнего палеолита (40/12 тыс. лет тому назад) человек совре­менного вида освоил новые, менее благоприятные земли в Европе и Азии, про­ник в Австралию (35/30 тыс. лет тому назад) и Новую Гвинею (ок. 26-12 тыс. лет от современности), заселил Северную и Южную Америку (ок. 20-12 тыс. лет тому назад). Основным путем заселения Америки считается Берин-гийская суша (Берингия), которая в те времена закрывала Берингов пролив.
Общая численность людей на Земле неуклонно увеличивалась. По при­близительным подсчетам специалистов около 1 млн лет назад, в период ранне­го (нижнего) палеолита она не превышала и 125 тысяч человек. Около 300 тыс. лет тому назад общая численность человечества достигла примерно 1 млн. Около 25 тыс. лет тому назад на Земле обитало более 3 млн человек, а на заре классообразования (ок. 8 тыс. лет до н.э.) все население земного шара состав­ляло, как полагают специалисты, около 5 млн человек.
Праобщина и зачатки врачевания
Начальная форма организации человеческого общества определяется как «первобытное человеческое стадо», или «праобщина». Конечным историче­ским рубежом праобщины было появление общинного строя — сформировав­шегося человеческого общества.
Формирующееся человеческое общество прошло в своем развитии две основные стадии: эпоху древнейших людей — архантропов (ок. 2 млн лет тому назад — 300/200 тыс. лет тому назад) и эпоху древних людей — палеоантропов (неандертальцев) (ок. 300/200 тыс лет тому назад — 40/35 тыс лет тому назад).
Древнейшие люди (архантропы) были прямоходящими, вели кочевой и по­лукочевой образ жизни. Представление о том, что они употребляли в пищу (и для лечению недугов) только растения, весьма устарело. Археологические исследования показали, что уже ближайшие предки древнейших людей — ав­стралопитеки — наряду с собирательством, занимались охотой на мелких и крупных животных, т.е. были всеядными. Следовательно, тысячелетний эм­пирический опыт и повседневная трудовая практика древнейших людей позво­ляли им познавать целебные и токсические свойства растений, минералов и ча­стей животных и использовать их в борьбе с недугами. Они заботились о боль­ных сородичах, о чем свидетельствует находка Юджина Дюбуа на о. Ява — бедренная кость питекантропа с выраженными изменениями костной ткани (экзостоз). Без поддержки коллектива сородичей этот тяжелобольной инди­вид неизбежно бы погибнул на ранних стадиях заболевания. Однако он жил долгие годы, будучи явным калекой (становление социальных отношений про­ходило на самых ранних этапах развития человеческого общества).
Начатки гигиенических навыков стали формироваться также у архантропов в процессе обживания пещерных жилищ и применения огня.
Тем не менее, на этом этапе истории погребений еще не было; это свидете­льствует об отсутствии религиозных представлений, культа умерших и магиче­ских действий и объясняется тем, что абстрактное мышление у архантропов было развито еще недостаточно.
Палеопсихология определяет три сферы сознания первобытного человека:
1) эмпирический опыт, 2) обобщение результатов эмпирического опыта и 3) абстрактное мышление. Первая и вторая сферы в своем развитии хроноло­гически опережали третью, которая оформилась лишь на стадии перехода от поздних палеоантропов к неоантропам.
Древние люди (палеоантропы) — предки человека современного вида — жили в пещерах, под открытым небом в постоянных стойбищах и в искусст­венно сооружаемых жилищах. Они стали производить первые захоронения умерших, что свидетельствует о развитии у них начальных абстрактных пред­ставлений о посмертной жизни, появлении культа мертвых и культа небесных светил — т.е. о формировании абстрактного мышления и окончательном вы­делении человека из животного царства как существа социального. Древней­шие захоронения появляются на заключительном этапе существования праобщины и датируются периодом 70/50 тыс. лет тому назад (в пещерах Ле Мустье и Ла Феррасси на территории Франции, в Киик-Коба в Крыму на терри­тории Украины, в пещере Шанидар на территории Ирака).
В пещере Шанидар обнаружено девять скелетов тяжело больных древних людей, живших в период от 70 до 44 тыс. лет тому назад. Кости скелета муж­чины Шанидар—I, жившего примерно 45 тыс. лет назад, свидетельствуют о серьезном повреждении латеральной стенки левой глазничной впадины (в ре­зультате чего этот древний человек был, по всей вероятности, слеп на левый глаз); кости его левой стопы сохранили явные следы перелома с выраженным артритом ее суставов; его правая рука за много лет до смерти была ампутиро­вана выше локтя (в результате травмы или намеренно), что привело к выра­женной дистрофии костной ткани. Стертость наружной части передних зубов говорит о том, что, пережив ампутацию, этот человек многие годы пользовался зубами вместо утраченной правой руки. Будучи полным калекой, он жил в коллективе сородичей, которые оказывали ему повседневную помощь; и умер в возрасте около 40 лет (что значительно выше средней продолжительности жизни первобытных людей).
Исследования в пещере Шанидар, проводимые в 1960 г. под руководст­вом американского археолога Р.С.Солецки (Solecki, R.S.) предоставили и первые достоверные сведения о целенаправленном использовании первобыт­ным человеком лекарственных растений. Мужчина Шанидар—IV (ок. 60 тыс. лет от современности) был погребен на ложе из веток деревьев и лекарст­венных цветов восьми видов. Среди них были тысячелистник (лат. Achillea), золототысячник (лат. Centaurium), крестовник (лат. Senecio), эфедра (лат. Ephedra), алтей (лат. Althaea) из семейства мальвовых (лат. Malyaceae), растение рода Muscary из семейства лилейных (лат. Uliaceae) и др.3 Все они и по сей день произрастают в Северном Ираке. Это открытие является несо­мненным научным доказательством социальных отношений, сложившихся у поздних палеоантропов, по меньшей мере, 60 тыс. лет тому назад, т.е. почти за 20 тыс. лет до выделения человека современного вида — Homo sapiens.
ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРИОД ЗРЕЛОСТИ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА
(ок. 40 тыс. лет назад — X—V тыс. до н.э.)
Расцвет, или зрелость, первобытного общества (эпоха первобытной об­щины) начинается в эпоху верхнего палеолита, около 40 тыс. лет тому назад. К этому времени окончательно завершился процесс антропогенеза и сформи­ровался человек современного вида — неоантроп (Homo sapiens). Значитель­но расширилась ойкумена, — если на ранних этапах становления человечества она занимала только зону тропического пояса Африки и Евразии, то к началу позднего палеолита человек освоил значительные территории Северной Евро­пы и Сибири, Австралии и Америки.
Расширение ойкумены в эпоху позднего палеолита и приспособление чело­века к среде обитания на трех основных материках Старого Света способство­вали формированию трех больших рас человечества, сферы обитания кото­рых совпадали с границами материков: люди негроидной расы населяли Афри­ку, европеоидная раса формировалась в Европе, монголоидная — в Африке. В эпоху мезолита в пределах каждой из трех основных рас выделились круп-
3 Solecki R.S. Shanidai: The first Hovel people. - New York, 1971. - P. 246-249.

ные ветви: северная и южная — внутри европеоидной, азиатская и американ­ская — внутри монголоидной, африканская и австралийская — внутри негро­идной. Дальнейшее выделение расовых вариантов проходило позднее внутри перечисленных локальных рас и на протяжении последних двух-трех тысяче­летий завершилось формированием современных многочисленных расовых типов. Таким образом, процесс расообразования вышел далеко за пределы хронологических рамок первобытной эры4.
Общественные отношения и врачевание
В период верхнего палеолита развитие первобытного коллективизма выра­зилось в возникновении общинно-родового строя — сначала в форме ранней первобытной общины охотников, собирателей и рыболовов, а затем — в форме более развитой поздней родовой общины земледельцев и скотоводов.
Наряду с первобытным коллективизмом одной из ведущих характеристик рода является однолинейный (унилинейный) счет родства. На ранних стадиях социогенеза кровное родство устанавливалось между потомками одной мате­ри, т.е. матрилинейно (матрилинейная организация рода). Это обусловило формирование материнско-родового культа — культа матерей-прародитель­ниц, охранительниц очага. Отсюда однако не следует, что в периоды ранней и развитой родовой общины женщина стояла во главе рода, — главой рода могли быть в равной степени и женщина, и вождь-мужчина, рожденный от женщи­ны данного рода5. Высокое положение женщины, присущее развитой родовой общине, часто неправильно называют «матриархатом». В классической перво­бытности, которой свойственны уравнительные порядки, еще не было господ­ства одной части общества над другой. В научной исторической литературе термин «матриархат» (или «поздний матриархат») применяется для определе­ния особой, весьма редкой формы разложения первобытного общества (ел. ниже).
В эпоху ранней родовой общины врачевание было коллективным заняти­ем широкого круга общинников. Женщины занимались им потому, что этого требовала забота о детях и других членах общины; мужчины оказывали по­мощь сородичам во время охоты или в борьбе с соседними коллективами.
Поздняя первобытная община земледельцев и скотоводов (мезолит, нео­лит) характеризуется прежде всего переходом от присваивающего хозяйства к производящему — земледелию (с IX—III тыс. до н.э.) и разведению домаш­них животных (с VIII—III тыс. до н.э.). Врачевание в этот бурный период ис­тории человечества (известный под названием «неолитическая революция») развивалось в тесном взаимодействии, как с рациональными, так и с фантасти­ческими (иррациональными) представлениями об окружающем мире.

4Алексеев В.П„ Першиц А.И. История первобытного общества: Учеб. по спец. «История». - 5-е изд., испр. - М.: Высш. шк„ 1999. - С. 94,134-138.
5Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества: Учеб. по спец. «История». — 5-е изд., испр. — М.: Высш. шк., 1999. — С. 139—142.

Результатом рационального миросозерцания были положительные знания и приемы врачевания. Богатый материал для их реконструкции дают исследо­вания традиционной медицины синполитейных обществ аборигенов Австра­лии, Америки, Океании, живших в недавнем прошлом, по археологической терминологии, в каменном веке.
Так, аборигены Австралии, широко используя флору и фауну своего кон­тинента, применяли для лечения нарушений пищеварения эвкалиптовую смо­лу, касторовое масло и луковицы орхидеи; останавливали кровотечение при помощи паутины, золы или жира игуаны; при змеиных укусах высасывали кровь и прижигали рану; при заболеваниях кожи делали промывание мочой и прикладывали местные глины, горячие и холодные компрессы, делали мас­саж, промывание кишечника и т.д.
Первобытные врачеватели обрабатывали раны лекарствами, приготовлен­ными из растений, минералов и частей животных; накладывали «шины» при переломах; знали опьяняющее и наркотическое действие некоторых природных средств и использовали их для обезболивания; умели делать кровопускания, применяя изделия из камня, кости, рыбьей чешуи, колючки и шипы растений.
В то же время, бессилие перед природой порождало фантастические пред­ставления об окружающем мире. В период ранней родовой общины начали за­рождаться первые религиозные представления (тотемизм, фетишизм, ани­мизм, магия), которые отразились и на приемах врачевания.
Тотемизм (от алгонкинск. от—отем — его род) — вера человека в сущест­вование тесной родственной связи между его родом и определенным видом животного или растения (например, кенгуру или эвкалипт), которого считали «отцом», «старшим братом», защитником от бед и болезней.
Фетишизм (от португ. fetico — амулет, талисман) — вера в сверхъестест­венные свойства неодушевленных предметов. Фетиши стали изготовляться спе­циально в качестве культовых предметов и получили идеалистическое толкова­ние. Так появились амулеты и талисманы (от болезней, ранения в бою и т.п.).
Анимизм (от лат. anima, animus — душа, дух) — вера в души, духов и все­общее одухотворение природы. Эти представления связаны с ранними форма­ми культа умерших. Ритуалы, посвященные мертвым, и сегодня встречаются на островах Океании, в Австралии, Америке и Африке.
Магия (греч. mageia — колдовство) — вера в способность человека сверхъ­естественным образом воздействовать на других людей, предметы, события или явления природы. Среди многочисленных разновидностей магии была и лечебная магия — врачевание ран и недугов, основанное на культовой практи­ке. Сначала культовая практика не составляла секрета: простые церемонии и ритуалы мог совершать каждый. Со временем круг лиц, способных их усвоить резко сужался, и культовые действия стали совершаться старейшинами рода или наиболее умелыми общинниками.
Окончательно первобытная культовая практика оформилась позднее, в пе­риод развитой родовой общины, когда зооморфный тотемизм предков-живот­ных постепенно трансформировался в антропоморфный тотемизм и культ предков— людей — покровителей рода (предков—мужчин — при переходе к патриархату и предков—женщин — при переходе к матриархату)6.
Культ предков отразился и на представлениях первобытного человека о причинах болезней: возникновение недуга понималось, как результат вселения в тело заболевшего человека духа умершего предка. Стремление изгнать дух болезни из тела больного породило целое направление культовой практики — шаманство, которое сочетало в себе иррациональные ритуалы с применением рациональных средств и приемов врачевания.
К ритуальным обрядам, связанным с изгнанием духа болезни, относится и трепанация черепа, известная по археологическим данным с XII тыс. до н.э. (мезолит), — ее стал производить лишь человек современного вида — Homo sapiens. Анализ многочисленных трепанированных черепов человека на терри­тории Перу показал, что в большинстве случаев (около 70%) трепанации за­канчивались успешно.
Причина трепанации — вопрос дискуссионный. Большинство ученых по­лагает, что чаще она производилась в ритуальных целях.
В то же время существует и другая точка зрения, которая допускает, что трепанации в первобытную ару проводились главным образом после травма­тического повреждения мозгового черепа и связаны с удалением костных осколков. Для истории медицины принципиально важен сам факт успешной (пережитой) трепанации, что свидетельствует о реальности удачных опера­тивных вмешательств на мозговом черепе, которые имели место уже в перио­ды поздней родовой общины и разложения первобытного общества.
Врачевание в эту эпоху продолжало оставаться по преимуществу коллектив­ным. Накопление эмпирических знаний отражало коллективный опыт народа.

ВРАЧЕВАНИЕ В ПЕРИОД РАЗЛОЖЕНИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА
(с X—V тыс. до и.в.)
Разложение первобытно-общинного строя началось в X-V тыс. до н.э. Основным содержанием этого процесса было зарождение частной собствен­ности и частного хозяйства, классов и государств, поэтому этот этап истории первобытности определяется как эпоха классообразования. Разложение пер­вобытного общества протекало в двух основных формах: 1) патриархата и 2) матриархата, которые развивались параллельно7.
Патриархат был наиболее распространен и возникал там, где обществен­ное неравенство формировалось при ведущей экономической и общественной

6 История первобытного общества: Эпоха первобытной родовой общины / Под ред. Ю.В.Бромлея. - М.: Наука, 1986. - С. 236.
7 Першиц А.И„ Монгайт АА„ Алексеев В.П. История первобытного общества: учебник для студ. ист. фак. вузов. — 3-е изд., переработ, и дополи. — М.: Высшая школ». 1982. - С. 171.181.

роли мужчины. Это приводило к постепенной замене матрилинейного счета родства патрилинейным, матрилокального поселения — патрилокальным.
Матриархат был сравнительно редкой формой разложения первобыт­но-общинного строя и развивался, когда общественное неравенство формиро­валось при сохранении ведущей экономической роли женщины и материнско-родового культа. Традиционные признаки матриархата долгое время со­хранялись в крупных рабовладельческих государствах (древний Египет, Хет­тское царство), где на протяжении всей их истории имело место высокое поло­жение женщины, и престол передавался по женской линии (для того, чтобы стать правителем страны, фараон должен был жениться на своей сестре или дочери — женщине своего рода).
В период разложения первобытно-общинного строя отчетливо проявились отличия в темпах исторического прогресса человечества в различных регионах земного шара. В наиболее благоприятных экономических зонах (плодородных аллювиальных долинах крупнейших рек) процесс разложения первобытного общества завершился в III—II тыс. до н.э. (Месопотамия, долина Нила, бас­сейн Инда). В наименее благоприятных для земледелия районах Океании, Австралии, Африки он продолжается до настоящего времени.
Врачевание и врачевателн
Врачевание. В период разложения первобытного общества закреплялись и развивались навыки и приемы лечения недугов, расширялся круг лекарствен­ных средств, совершенствовалось родовспоможение, изготовлялись инстру­менты для врачевания из металла (медь, бронза, железо), развивалась лечеб­ная помощь раненым общинникам во время участившихся войн, стала приме­няться ампутация конечностей (например, у захваченных в плен рабов). В синполитеиных племенах описаны ритуальное обрезание во время инициа­ции, ампутации конечностей, и в редких случаях — кесарево сечение.
Внутриплеменное расслоение обусловило появление профессиональных слу­жителей культа. Сфера их деятельности включала: сохранение и передачу поло­жительных знаний, толкование обычаев и религиозные функции, врачевание, судопроизводство и т.п. Со временем культовые обряды становились все более таинственными и непонятными большинству членов общины. Однако культо­вые обряды врачевания были явлением вторичным, — практика и эмпирический опыт, а не магия были той основой, из которой вырастали зачатки врачевания.
В наши дни в некоторых странах Азии, Америки, Африки, на островах Океании сохранились народные врачеватели — знахари. Называют их по-разному: в Южной Америке — курандеро, в некоторых районах Брази­лии — паже, в странах Западной Африки — нгомбо, бабалаво, в Восточной Африке — мганга, на севере Африки и в странах Востока — хаким, табиб, в Индии — ведья и хаким, в Бангладеш — кобираз и т.д.
Подготовка знахарей велась (и в настоящее время ведется) индивидуально. Знания сохранялись в секрете и передавались от родителя детям или избран­ному для этих целей наиболее способному ребенку в племени.
Врачевание первобытной эры не было примитивным для своего времени, и потому не может называться «примитивной медициной»: «...Седая древ­ность при всех обстоятельствах останется для всех будущих поколении необы­чайно интересной эпохой, потому что она образует основу всего позднейшего более высокого развития, потому что она имеет своим исходным пунктом вы­деление человека из животного царства, а своим содержанием — преодоление таких трудностей, которые никогда уже не встретятся будущим ассоциирован­ным людям» (Ф.Энгельс)8.
Важнейшим событием в области культурного развития человечества в кон­це первобытной эры явилось изобретение в IV тыс. до н.э. иероглифической письменности у шумеров и египтян, а позднее у критян, китайцев, майя и дру­гих народов.
Конец первобытной эры совпадает с началом истории классовых обществ и государств, когда более пяти тысяч лет назад стали зарождаться первые циви­лизации. Однако остатки первобытно-общинного строя сохранялись во все периоды истории человечества. Они продолжают оставаться и сегодня у пле­мен, живущих на постоянно сужающейся периферии классовых обществ. На­учное изучение врачевания в современных (синполитейных) обществах абори­генов Австралии, Азии, Африки и островов Океании имеет важное значение, как для развития современной научной медицины (использование положитель­ного наследия народного врачевания), так и для становления национальных систем здравоохранения в развивающихся странах (привлечение народных врачевателей к государственным программам здравоохранения).
МЕДИЦИНА НАРОДНАЯ, ТРАДИЦИОННАЯ, НАУЧНАЯ (в современном мире)
В современном мире существуют три глобальных направления медицин­ской деятельности: народная медицина (правильно — народное врачевание), традиционная медицина и научная медицина (табл. 2).
Народное врачевание (народная медицина) — понятие достаточно широ­кое и исторически более древнее. Оно включает в себя совокупность средств и приемов народного врачевания, выработанных в результате эмпирического опыта на протяжении всей истории человечества от возникновения человека (более 2 млн лет тому назад) до наших дней.
На заре человечества, в первобытную эру, врачевание было коллективным занятием всех общинников — поистине народным врачеванием.
Народная медицина — ровесница человека на Земле. Об этом писали Л. Морган, Э. Тейлор, R.S. Solecki, В.П. Алексеев и многие другие исследова­тели первобытной культуры. Более того, народная медицина — явление универ­сальное; она существовала во все периоды истории человечества, у всех народов

8 Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. - Соч. 2-е изд. - Т. 20. -С. 118.

Таблица 2. Медицина народная, традиционная, научная
Медицина Характеристика
Народное врачевание
Традиционная медицина
Научная медицина
Период развития
Более 2 млн лет
Около 3 тыс. лет
Несколько столетий
Философская основа
-
Религиозно-фи­лософское учение
Философская концепция
Истоки развития
Эмпирический опыт народа
Эмпирический опыт, народное врачевание
Народное врачевание, традиционная меди­цина, эксперименталь­ный метод
Характеристика развития
Мобильность
Стабильность
Динамичность
Распространение
Повсеместное
Локальное
Интернациональный характер
Деятели
Коллективное врачевание, знахари
Профессионалы традиционной медицины
Профессионалы-врачи
Обучение
Коллективный опыт, индиви­дуальное обу­чение
Школы традици­онной медицины
Высшие медицинские учебные заведения (университеты, институты)

мира. Ее опыт умножался с тысячелетиями, передавался из поколения в поколе­ние, хранился в кругу посвященных, развивался одними и уничтожался другими. Она не дошла до нас во всем своем великолепии и могуществе, — многое утраче­но, уничтожено, забыто на тернистом пути истории, ведь оценка народной меди­цины на протяжении столетий была неоднозначной: от преклонения до забве­ния. И это понятно. Народное врачевание вобрало в себя как рациональные знания и приемы (лечебные средства растительного, животного, минерального происхождения; психологическое воздействие, рукодействие, гигиенические на­выки), так и фантастические (иррациональные), возникшие как закономерный результат превратного миросозерцания могучей и непонятной природы.
Проверенные временем рациональные приемы и огромный эмпирический опыт народного врачевания стали впоследствии одним из истоков традицион­ной, а затем и научной медицины. В то же время, магические ритуалы и ирра­циональные приемы первобытного врачевания, явились предметом критиче­ской оценки, и в определенных исторических условиях служили поводом для борьбы с народным врачеванием.
Традиционная медицина - понятие более узкое, более конкретное и исто­рически более молодое. В ее основе всегда лежит стройное философское, а точнее религиозно-философское учение, в которое органически вплетается эмпирический опыт народного врачевания данного этноса. Без философской концепции, которая определяет место человека (микрокосмоса) в окру­жающем мире (макрокосмосе), не может быть традиционной медицины. И поскольку традиционная медицина развивается в русле традиции, которая стабильна, она мало меняется с течением веков и даже тысячелетий (классиче­ский пример — традиционная китайская медицина). Иными словами, тради­ционная медицина жизнеспособна там, где есть очаг и носители данной куль­туры — т.е. у себя на родине. Это не исключает возможности ее распростране­ния и в других регионах земного шара, но на родине она всегда будет эффек­тивнее и жизнеспособнее. Вдали от очага этнической традиции она обречена на гибель.
Время формирования систем традиционной медицины в разных странах практически всегда совпадало с периодом становления цивилизаций и госу­дарственности — временем, когда устанавливались их общественные традиции и законы, формировались религиозные представления и философские учения.
Классическими примерами традиционной медицины являются китайская, аюрведическая, тибетская традиционные системы.
И народное врачевание, и традиционная медицина являются истоками на­учной медицины.
Научная медицина теснейшим образом связана с научным эксперимен­том, в ходе которого проверяются эмпирические знания и философские идеи, создаются стройные научно (в смысле экспериментально) обоснованные кон­цепции, гипотезы, теории. Научная медицина и ее методы не являются тради­ционными, т.е. связанными с какой-либо одной культурой и ее традицией. Бо­лее того, научная медицина интернациональна по своей сути, — в наши дни ее достижения быстро становятся достоянием различных народов Земного шара. Цель естественных наук — объективное исследование природы и законов ее развития. На всех континентах земного шара это исследование идет на основе методов, которыми владеет современная наука.
Итак, научная медицина — нетрадиционна в историческом контексте. Сле­довательно, ее современная «альтернатива» (например, применение метода чжэнь-цзю) на может называться «нетрадиционной» медициной. Бытующее в среде непрофессионалов название «нетрадиционная» медицина (в смысле: «отличная от привычной для нас (!) научной медицины») исторически близо­руко и, следовательно, неправомерно, — именно эти так называемые «нетра­диционные методы» чаще всего и оказываются методами традиционной ме­дицины (иглоукалывание, прижигание, массаж, гипноз, фитотерапия и многие другие).
Что же тогда имеет право называться «нетрадиционной» медициной? Прежде всего это — научная медицина; она вне какой-либо одной традиции, т.е. нетрадиционна (можно сказать: космополитична). В Китае по сей день существуют и традиционная, и нетрадиционная медицина: традиционная ки­тайская и нетрадиционная научная (главным образом, европейская) медици­на. Преподаются они в различных медицинских школах и вузах, однако на практике тесно связаны между собой. Таким образом, медицина в Китае стоит сегодня «на двух ногах».
Научное взаимодействие между народной, традиционной и научной меди­циной открывает перед человечеством широкие перспективы лечения и преду­преждения болезней методами, сообразными с природой, не нарушающими взаимодействия человека с окружающим миром.



Лекция 2. ВРАЧЕВАНИЕ И МЕДИЦИНА В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
История
Страны античного мира, располагавшиеся в бассейне Средиземного моря, оказали огромное влияние на весь ход последующего развития человечества. Главными среди них были Греция и Рим.
Периодизация истории и врачевания.
История Древней Греции9 насчитывает по меньшей мере три тысячелетия блистательного развития, в котором выделяют 5 основных периодов: 1) крито-ахейский, или эгейский (конец III — конец II тыс. до н.э.), 2) предполисный (XI—IX вв. до н.э.), 3) полисный (VIII—VI вв. до н.э.), 4) классический (V—IV вв. до н.э.), 5) эллинистический (30-е гг. IV в. до н.э. — 30 г. до н.э.). Их характеристика приведена в соответствующих разделах. В каждый из этих периодов развитие врачевания и медицинских знаний имело свои отличитель­ные черты.
Источники по истории и врачеванию — письменные памятники («Илиа­да» и «Одиссея» Гомера, «История в девяти книгах» Геродота, «Гиппократов сборник», труды философов и историков), данные археологии, этнографии и др.
Мифология и врачевание
Начало греческой мифологии таится в тысячелетней истории народов бас­сейна Эгейского моря. Сконцентрировав в себе легенды, народную мудрость, а порой и подлинные события, греческая языческая религия достигла наивыс­шего расцвета ко II тыс. до н.э.
Боги в Древней Элладе мыслились антропоморфными: их представляли в образе людей и наделяли всеми человеческими качествами и страстями, как хорошими, так и плохими. Почитание богов в Древней Элладе выражалось не скорбью, а удовольствием, не самобичеванием и самоотречением, а шумным общественным весельем, — театральные представления, гимнастические праз­днества и олимпийские игры (с 776 г. до н.э.) первоначально были предназна­чены для прославления богов и являлись религиозными церемониями..
Культ бога-целителя Асклепия появился в Элладе в VII в. до н.э. Прооб­разом этого мифологического героя был реально существовавший легендар­ный врачеватель времен Троянской войны (1240—1230 гг. до н.э.) — царь Фессали и глава семейной врачебной школы — Асклепий. Первое упоминание о нем и его сыновьях Махаоне и Подалирии — героях-военачальниках и искус­ных врачевателях («славные оба врачи, Асклепия мудрые дети») — встречает­ся в «Илиаде».
9 Древнее название Греции - Эллада (греч. Hellas, Hellados). Самоназвание народа Эллады — эллины. Согласно «Илиаде» Гомера, так называли себя жители южной части Фессалии (северные древнегреческие территории). Впоследствии это назва­ние распространилось на всех греков.

Когда Менелай — «многославный царь» Спарты был ранен в бою, его брат — микенский царь Агамемнон повелел разыскать Махаона:
Сколько, Талфибий, возможно,
скорей позови Махаона,
Мужа, родитель которого —
врач безупречный Асклепий,
Чтобы пришел осмотреть Менелая,
любимца Арсса...
Тотчас, бессмертным подобный,
вошел Махаон в середину
И попытался стрелу из атридова пояса вынуть;
Но заостренные зубья обратно ее не пускали.
Пояс узорный тогда расстегнул он,
а после — передник
С медной повязкой, —
немало над ней кузнецы потрудились.
Рану увидел тогда, нанесенную горькой стрелою.
Высосал кровь и со знаньем
лекарствами рану посыпал,
Как дружелюбно родитель его
был обучен Хироном10.
Перевод В.В.Вересаева
Впоследствии Асклепий, прославившийся своим врачебным искусством, был признан полубогом и сыном Аполлона — целителя богов, а к VI в. до н.э. — богом врачевания (в Афинах — в 420 г. до н.э.). Иными словами, Асклепия стали считать богом только после Гомера.
В греческой мифологии Асклепий — сын Аполлона, бога солнечного света, музыки и поэзии, который почитался также как врачеватель богов и покрови­тель врачевателей. Согласно легенде, Асклепий был рожден кесаревым сече­нием, которое произвел его отец Аполлон, вырвавший новорожденного мла­денца из чрева умирающей матери Корониды — дочери огненного титана Флегия. Искусству врачевания Асклепий обучался у мудрого кентавра Хирона, которому Аполлон поручил воспитание сына. Вскоре ученик превзошел своего учителя и умел не только исцелять больных, но и возвращать к жизни умерших, что вызывало гнев Аида — бога подземного мира и царства мертвых.
По преданию, бог Асклепий женился на Эпионе, дочери Меропса, прави­теля о. Кос, который впоследствии стал одним из центров медицинских знаний Древней Греции. Здесь процветал род асклепиадов (т.е. потомков Асклепия), к которому причислял себя и Гиппократ, родившийся на Косе (ок. 460 г. до н.э.)

10 Гомер. Илиада / Пер. с древнегреч. В.В.Вересаева. — М.-Л-г Гос. изд. худож. лит., 1949. - Песнь IV, 192-219. - С. 87-88.

и считавший себя семнадцатым потомком Асклепия. Наиболее почитаемыми детьми бога Асклепия были: Гигиея — богиня здоровья (греч. Hygieia, лат. Hygia — здоровье), всеисцеляющая Панакея — покровительница лекарствен­ного врачевания (от греч. Panacea — средство от всех болезней). Махаон, ставший знаменитым военным хирургом, и Подалирий, прославившийся вра­чеванием внутренних болезней. Согласно легенде, все они обучались искусст­ву врачевания у своего отца.
Среди богов олимпийского пантеона (по преданию, обитали они на горе Олимп в Фессалии) многие имели отношение к врачеванию, сохранению здоро­вья и здорового образа жизни. Так, Гера, супруга верховного бога Зевса, счита­лась богиней брака и земного плодородия. Артемида — сестра-близнец Апол­лона, покровительница охоты и владычица зверей — почиталась также как по­кровительница рожениц, защитница детей и женского целомудрия. Гестия была богиней домашнего очага, охраняла дом от всего дурного и заботилась о со­гласии, любви, счастье и здоровье всех его обитателей. Крылатый Гипнос оли­цетворял сон; ему подчинялись не только люди, но и боги (отсюда понятно про­исхождение слова «гипноз», от греч. Hypnos — сон). Греческая мифология глу­боко проникла не только в древнегреческое искусство и литературу, — и по сей день она остается источником вдохновения. Без знания мифологии трудно пони­мать многие классические произведения, сюжеты картин и скульптурных групп, медицинские термины и истоки приемов народного врачевания.
В античном искусстве неотъемлемым атрибутом Асклепия (в древнем Риме — Эскулап) и его дочери Гигиен (в древнем Риме — Салус, or лат. Salus — здоровье) была змея, которая почиталась в древности как символ мудро­сти, обновления и могущества сил природы. Асклепий изображался с посохом (т.е. палкой для ходьбы), обвитым змеей, а Гигиея — в виде юной красивой женщины в тунике, с диадемой и змеей, которую она держала в руке и поила из чаши. Впоследствии изображение посоха, обвитого змеей, и чаши со змеей стали в некоторых странах основными эмблемами медицины, символизируя, по мнению одних авторов, мудрость и могущество исцеляющих сил природы, по мнению других — страх перед ее неведомыми силами (змеиный яд был ядом и лекарством).
Змеи входили также в символику бога Гермеса (греч. Hermes), который олицетворял прибыль, обмен и торговлю, был покровителем странников и куп­цов. В дорожной шляпе и крылатых сандалиях он сопровождал души умерших в царство мертвых (Гермес — проводник душ, греч. Hermes-Psychopompos). В его руке всегда был кадуцей (лат. caduceus) — жезл, обвитый двумя змея­ми, смотрящими друг на друга (что весьма напоминает эмблему вавилонского бога Нингишзиды). Кадуцей Гермеса считался магическим и служил ему средством усыпления, поэтому Гермес почитался также как бог сновидений. Позднее кадуцей стал в одних случаях эмблемой торговли, в других — эмблемой медицины.
Самым обширным и самым ранним собранием греческих мифов являются эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея», приписываемые Гомеру.

ВРАЧЕВАНИЕ КРИТО-АХЕЙСКОГО ПЕРИОДА (конец III — конец II тыс. до н.э.)
Начала греческой медицины теряются в глубокой древности и, несомнен­но, связаны с медициной древних культур Востока: египетской, вавилонской, индийской и других.
Центром древнейшей греческой цивилизации был о. Крит. Наивысший расцвет его царств (Кносс, Маллия, Феста, Закро) приходится на конец III — начало II тыс. до н.э. и связан с развитием раннего рабовладельческого обще­ства. Во II тыс. до н,э. могущественный Крит имел прекрасно развитые ремес­ла, искусство, поддерживал внешние связи с Троянским царством и материко­вой Грецией, с Кипром, Сирией, Вавилонией и особенно с Египтом, что имело большое значение для обеих стран.
Расцвет Крита по времени совпадает с расцветом хараппской цивилизации (на территории современного Пакистана). Согласно Г. М. Бонгарду-Левину, между Индостаном и Средиземноморьем в то время существовали культур­ные связи, а цивилизации Крита и Хараппы имели ряд общих черт. Так, в ре­зультате археологических раскопок, начатых в 1900 г. под руководством А. Эванса на о. Крит, на территории Кносского дворца были обнаружены са-нитарно-технические сооружения: система труб из обожженной глины для стока загрязненных вод, водоотводные каналы, сточные ямы, великолепные банные помещения, системы вентиляции помещений. По времени своего со­здания (конец III — начало II тыс. до н.э.) они близки к древнейшим из извест­ных сегодня санитарно-техническим сооружениям мира в гг. Мохенджо-Да-ро, Чанху-Даро и Хараппа в долине Инда.
На территории Кносского дворца обнаружены также небольшие женские статуэтки из слоновой кости и золота, изображающие служительницу культа Матери-Земли со змеями в руках.
Однако нет достаточных оснований причислять их к культу врачевания, так как отсутствуют какие-либо письменные свидетельства или достоверные интерпретации.
Расцвет многочисленных царств материковой Греции начался в середине II тыс. до н.э. Особое место среди них занимал город-государство Микены. В середине XV в. до н.э. Микены подчинили себе процветавший ранее Крит. С этого момента ахейская культура материковой Греции11 стала ведущей для всего бассейна Эгейского моря. Глубокий след в памяти потомков оставила де­ятельность царя «златообильных Микен» Агамемнона и его брата — царя Спарты Менелая. Эпизоды Троянской войны, предпринятой ими в XIII в. до н.э. с целью подчинения богатой и процветавшей Трои, впоследствии легли в осно­ву сюжета эпической поэмы «Илиада», которая является практически единст­венным источником о врачевании этого периода.
11 Ахейцы — одно из древнегреческих племен материковой Греции (Фессалия, Пело-поннес). У Гомера все греки называются ахейцами.

К сожалению, письменных источников медицинского содержания от крито-ахейского периода (так же как и хараппского периода) пока не имеется;
возможно, расшифровка крито-микенского линейного письма позволит в бу­дущем восполнить этот пробел в наших знаниях о врачевании самого раннего периода истории Древней Греции.

ВРАЧЕВАНИЕ ПРЕДПОЛИСНОГО ПЕРИОДА (XI—IX вв. до н.э.)
Предполисный период долгое время назывался «гомеровским», так как вплоть до XIX в. (когда на территории Древней Греции начались системати­ческие археологические исследования) основные сведения о нем давали эпиче­ские поэмы «Илиада» и «Одиссея», приписываемые Гомеру (греч. Homeros, лат. Homerus; ок. IX—VIII в. до н.э.). Созданные около IX в. до н.э., они в течение столетий передавались в устной традиции, в VI в. до н.э. впервые были записаны и, таким образом, стали первыми греческими (и европейски­ми) письменными литературными памятниками.
В поэмах Гомера описано 141 повреждение туловища и конечностей (по­верхностные и проникающие ранения, ушибленные раны и нагноения, возни­кающие в результате укусов ядовитых змей, и т.д.). Лечение ран состояло в извлечении стрел и других ранящих предметов, выдавливании крови и приме­нении болеутоляющих и кровоостанавливающих растительных присыпок с по­следующим наложением повязки. Несмотря на то, что вскрытия умерших в Древней Греции не производились (вплоть до эпохи эллинизма), медицинская номенклатура «Илиады» и «Одиссеи» составила основу терминологии грече­ских врачевателей и вошла в состав современного анатомического языка. По мнению отечественного историка медицины XIX столетия С. Г. Ковнера, она «немногим ниже анатомических понятий Гиппократа».
Врачеванием и перевязыванием ран в древнегреческом войске занимались как сами воины (Патрокл лечил Еврипила и Махаона; Ахилл перевязывал раны Патроклу), так и искусные врачеватели, которые знали свойства целеб­ных трав, «какие земля ни рождает» (Илиада. XI, 740). Они пользовались глубоким уважением:
Стоит многих людей один врачеватель искусный:
Вырежет он и стрелу, и рану присыплет лекарством12.
Перевод В.В.Вересаева
В поэмах Гомера упоминается также об эпидемии чумы, о сумасшествии друзей Улисса, о меланхолии Беллерофона, о рождении жизнеспособного младенца в конце седьмого месяца беременности; говорится об употреблении серных окуриваний с целью предупреждения заболеваний и использовании серы как лекарственного средства.

12 Гомер. Илиада / Пер. с древнегреч. — М.-Л.: Гос. изд. худож. лит., 1949. — Песнь XI, 514-515.-С. 241.

Эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея» свидетельствуют об эмпириче­ском характере истоков древнегреческого врачевания, о широком взаимодей­ствии древнегреческой медицины с достижениями других древних цивилиза­ций, например, о заимствовании некоторых знаний о лечебных средствах у древних египтян.
ВРАЧЕВАНИЕ ПОЛИСНОГО ПЕРИОДА (VIII-VI вв. до н.э.)
В VIII-VI вв до н.э. на территории Греции повсеместно формировались го­рода-государства — полисы. Они объединяли свободных граждан, владевших землей и рабами. В высокоразвитых полисах, таких, как Афины и Коринф, рабство широко распространилось уже к концу VI в. до н.э. В других (Спарта, Аргос) в течение длительного времени наряду с рабством сохранялись пере­житки родового строя.
Неплодородность земли материковой Греции, обострение борьбы демоса (греч. demos — народ) и знати привели к эмиграции греков в поисках новых плодородных земель. Так возникли греческие полисные поселения на побере­жье Малой Азии, вдоль берегов Средиземного, Эгейского, а позднее и Чер­ного морей. Среди них особенно выделялись города Милст, Эфес, Книд (в Малой Азии), Пантикапей, Херсонес, Ольвия (в Северном Причерномо­рье). Навкратис (в дельте Нила), Тарент и Кротон (на территории современ­ной Италии). Широкие торговые и культурные связи между многочисленны­ми полисами способствовали экономическому и культурному развитию Древ­ней Греции.
Полисный период истории Древней Эллады отмечен двумя важными для истории медицины явлениями: 1) формирование древнегреческой философии (натурфилософии), которая сложилась к VI в. до н.э., главным образом в Ионии, и окончательно оформилась к IV в. до н.э. (ел. ниже), и 2) становле­ние храмового врачевания, которое связано с укреплением рабовладельческого строя в Древней Элладе, усилением религии и, как следствие, становлением храмов.
Храмовое врачевание в Древней Элладе развивалось на фоне эмпириче­ского врачевания (которое существовало издавна). Как уже отмечалось, культ Асклепия как бога-целителя сформировался в Древней Греции к VII в. до н.э. Несколько позже (с VI в. до н.э.) в Трикке (Фессалия, VI в. до н.э.), Эпидавре (Пелопоннес, V в. до н.э.) и на о. Кос (III в. до н.э.) были воздвигнуты первые святилища в его честь — асклепейоны (греч. asclepieion). В целом ан­тичные авторы сообщают более чем о 300 асклепейонах на территории древней Эллады.
Самым величественным считалось святилище Асклепия в Эпидавре. Его центральным сооружением был храм Асклепия (IV в. до н.э.). На территории святилища располагались также храмы в честь Гигиен, Артемиды, Афродиты, Фемиды и Аполлона, большой жертвенник для приношений и круглый храм Фолос — выдающееся произведение древнего зодчества, воздвигнутый в V в. до н.э. Поликлетом Младшим. Полагают, что его подземелье сообща­лось с минеральным источником.
Минеральный источник, вода которого обладает природным лечебным действием, и кипарисовая роща (воздух которой является целебным) были обязательными ориентирами при выборе в Древней Элладе мест для сооруже­ния храмов. Вода источника использовалась в качестве одного из основных ле­чебных средств, и потому он считался священным.
На территории святилища в Эпидавре были также баня, библиотека, гимнасий и стадион (беговая дорожка), театр, построенный также Поликлетом Младшим и слывший одним из самых больших и замечательных во всей Элла­де. Повсюду возвышались многочисленные статуи, изображавшие богов; па­мятники, воздвигнутые в честь знаменитых врачевателей; стелы, на которых высекались тексты о случаях удачного исцеления. В процессе раскопок в Эпи­давре в большом количестве найдены изображения исцеленных частей тела — вставные приношения (лат. votivus — торжественно обещанный, посвящен­ный богам). Сделанные из мрамора, золота, серебра, они дарились храму в благодарность за услуги. Это мраморные руки и ноги, серебряные сердца, зо­лотые глаза, уши и т.п.
Одного лишь не дозволялось: в святилище нельзя было умереть. Религиоз­ный ритуал исключал из священных мест как в Эпидавре, так и в других асклепейонах все нечистое, в частности, связанное с рождением и смертью. Поэто­му рожениц и неизлечимых больных, пришедших иногда из самых отдаленных мест древней Эллады, изгоняли за пределы священной ограды.
Служители асклепейонов строго следили за чистотой святилища и его по­сетителей. Каждый вошедший мылся в водах священного источника, а затем приносил жертву богам.
Таким образом, святилища Асклепия в Древней Элладе не были больни­цами в нашем понимании. По меткому замечанию профессора В. П. Карпова, они носили «лечебно-санаторный» характер.
В Эпидавре никогда не было врачебной школы, как это было на о. Кос, в Пергаме или Александрии. На службу в асклепейон принимались лишь те, кто давал священную врачебную «Клятву» (см. ниже) и таким образом при­общался к сообществу асклепиадов — последователей Асклепия (этот термин впервые появился в античной литературе в VI в. до н.э.).
Врачевание в асклепейонах сочетало эмпирические и магические приемы. Основными средствами лечения были: лекарственное врачевание, водолече­ние, гимнастические упражнения. Наряду с ними существовал ритуал энкомисис (греч. Enkoimesis) — кульминация обряда храмового врачевания13 (кото­рый неправильно переводится как «инкубация», или «инкубационный сон»).

13 Lecos E.P., Pentogales C.E. Eariy and Late Asclepieia // Ancient and Popular Hea­ling. - Athens-Helsinki, 1989. P. 13-24.

Проводился он в длинных крытых галереях вдоль стены храма — абатоне (греч. abaton), куда никто не мог войти без специального разрешения. Там боль­ные вводились в состояние «искусственного сна» (состояние гипноза или эк­стаза), которое достигалось применением наркотиков или методов психологи­ческого воздействия. Ритуал сопровождался театральными представлениями, явлением бога или его священной змеи и даже представлением несложных хи­рургических манипуляций (в Эпидавре и других асклепейонах найдено множе­ство хирургических инструментов). Очень скоро ритуал Enkoimesis приобрел широкую популярность. Он привлекал множество пациентов и приносил ко­лоссальные доходы асклепейонам.
Однако, в просвещенных кругах Греции к ритуалу Enkoimesis относились весьма критически. Так, в комедии Аристофана «Плугос» (греч. Plutos — бог богатства), написанной в 388 г. до н.э., весьма красноречиво рассказывается о разочарованиях, связанных с этим ритуалом.
После опустошительной чумы 430 г. до н.э., перед которой врачевание того времени оказалось бессильным, внимание к религии и магии усилилось. Священная змея из асклепейона в Эпидавре была торжественно перенесена в Афины, где на склонах Акрополя был заложен новый асклепейон, и культ Асклепия засиял с новой силой.
В Древней Элладе не было резкой грани между светской медициной и вра­чеванием в храмах. Об этом свидетельствуют памятники знаменитым свет­ским врачевателям, воздвигнутые на территории асклепейонов, а также много­численные свидетельства о приглашении известных светских врачевателей в храмы в качестве «консультантов» по поводу трудных случаях заболеваний.
Храмовое врачевание унаследовало многие положительные приемы и гиги­енические традиции эмпирического врачевания, которое возникло несравнен­но раньше религии. Эллинская медицина вышла не из храмов: «В творениях Гомера, Гесиода, Пиндара и многих других поэтов и историков, — отмечал С. Г. Ковнер, — мы находим многочисленные веские доказательства несо­мненного существования с незапамятных времен светской, естественной меди­цины, которую ее могущественная соперница — медицина храмов, не в состоя­нии была ни затмить» ни уничтожить»14.

МЕДИЦИНА КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА (V-IV вв. дo н.э.».)
В классический период истории Древней Греции полисный строй достиг наивысшего экономического, политического и культурного уровня. Этот век высочайшего внутреннего расцвета Эллады тесно связан с государственной деятельностью Перикла (444—429 гг. до н.э.) и возвышением могущества
14 Ковнер С. Г. История медицины: Медицина Востока, медицина в Древней Гре­ции. - Киев, 1878. - С. 145-146.

Афин как гегемона Афинского морского союза. Основой политического устройства Афин было полное равенство рабовладельцев перед законом. Ра­бовладельческая демократия дала возможность всем свободным гражданам участвовать в делах полиса. Появилась потребность в широком образовании, что привело к возникновению многочисленных философских, а затем и про­фессиональных школ.
Таким образом, эпоха Перикла стала временем блистательного расцвета греческой философии и естественнонаучного знания. Перикл собрал в Афинах многих знаменитых ученых и деятелей искусства. Среди них Фидии, Софокл, Геродот, Анаксагор. Их взгляды в значительной степени были свободны от религии, что отличало эллинскую культуру того периода от большинства дру­гих культур Древнего мира.
О медицинских знаниях классического периода истории Греции свидетель­ствует относительно обширная литература: фрагменты сочинений поэтов и ис­ториков (Эсхил, Еврнпид, Геродот, Софокл, Кратес, Аристофан и другие); труды философов, среди которых особое место занимают произведения Демо­крита; «Гиппократов сборник» — древнейший памятник медицинской литера­туры Древней Греции.
Философские основы древнегреческой медицины
В Древней Элладе врачевание долгое время развивалось в русле единого философского знания — натурфилософии (лат. philosophia naturalis, от греч. philosophia — любовь к мудрости, к знанию). Все великие врачеватели были философами, и наоборот, многие великие философы были весьма сведущи в медицине.
Формирование греческой философии (как уже отмечалось) проходило в VII—VI вв. до н.э. главным образом в Ионии — греческих поселениях на Малоазиатском побережье Эгейского моря. Ее передовыми центрами были города Милет, Эфес, Книд и другие.
Первые древнегреческие философы воспринимали мир как единое целое. По их мнению, «ни одна вещь не возникает... и не исчезает, так как всегда со­храняется одна и та же природа» (Аристотель). Каждый из них пытался найти первоначало мира, т.е. определить ту неизменную первооснову всего сущего (первоматерию), из которой все возникает и в которую все вновь возвращается.
Так, основоположник ионийской натурфилософии Фалес из Милета (греч. Thales, 624—546 гг. до н.э.) считал, что все произошло из влаги или воды, на которой покоится Земля.
Последователь Фалеса Анаксимандр из Милета (греч. Anaximandros, ок. 611—546 гг. до н.э.) полагал, что в основе всего сущего лежит некая особая первоматерия — апейрон (греч. apeiron — беспредельный, бесконечный), т.е. вечная и беспредельная материя, находящаяся в постоянном движении. Он первый сделал попытку всеобъемлющего и рационального объяснения жизни и мира, включая естественное толкование происхождения звезд, обла­ков и землетрясений.
Другой последователь Фалеса Анаксимен из Милета (греч. Anaximenes, ок. 585—525 rr. до н.э.) считал первичной субстанцией воздух, из которого при разряжении образуется огонь, а при сгущении — ветер, облака, вода, зем­ля, камни (т.е. количество первоматерии, по его мнению, определяет качество субстанции).
Гераклит из Эфеса (греч. Herakleitos, ок. 554—483 rr. до н.э.) видел сущ­ность бытия в постоянном движении и непрерывном изменении, в единстве и вечной борьбе противоположностей (его философия была неразрывно связана с диалектикой). В отличие от первых ионийских натурфилософов, которые ис­кали устойчивое первовещество, Гераклит считал, что воплощением всех пре­вращений является огонь.
Левкипп из Милета или Абдер (греч. Leukippos, ок. 500—440 rr. до н.э.) объяснял все происходящее в мире движением мельчайших частиц — атомов (греч. atomos — неделимый) в абсолютной пустоте.
Ученик Левкиппа — Демокрит из Абдер (греч. Demokritos, 460—371 гг. до н.э.), взяв за основу атомистическую доктрину своего учителя, создал це­лостную систему античной атомистики.
Будучи человеком энциклопедических знаний, Демокрит оставил после себя множество философских и естественнонаучных сочинений, из которых до нас дошли лишь фрагменты. В них встречаются рассуждения об эмбриологии, диете, лихорадке, прогностике, собачьем бешенстве, лекарствах и т.п. Демо­крит считал, что все жизненные процессы, даже мышление, можно объяснить движением и связями атомов. Философия Демокрита была направлена против национальной религии. Боги для него были лишь воплощением явлений природы:
«Здоровья просят у богов в своих молитвах люди, а того не знают, что они сами имеют в своем распоряжении средства к этому. Невоздержностью своею противодействуя здоровью, они сами становятся предателями своего здоровья благодаря своим страстям»15. Философские воззрения Демокрита представ­ляют собой вершину естественнонаучного учения античности.
Впервые намеренное противопоставление материи сознанию в античной философии сделал Платон из Афин (Plato, 427—347 гг. до н.э.), один из вы­дающихся греческих мыслителей, основоположник объективного идеализма в его первоначальном смысле. Главное философское ядро учения Платона — те­ория идей, согласно которой существующий реальный мир есть отражение, тень идеального мира идей (греч. idea — первообраз, самая суть). Потрясен­ный судом и казнью своего учителя Сократа, Платон направил все усилия на разработку проекта справедливого государственного устройства и в результа­те создал философию объективного идеализма (начала этого учения заложили еще пифагорейцы, которые считали основой всего числа и числовые отноше­ния). Таким образом, основными составляющими учения Платона являются: учение о государстве и теория идей, а также этика и гносеология (греч. gnoseo-logia — учение о познании, от греч. gnosis — познание и logos — учение).
15Маковельский А. О. Демокрит. — Баку, 1926. — С. 22.

В 388 гг. до н.э. Платон основал в Афинах собственную философскую школу «Академию Платона» (грек. Akademia от названия местности в Афи­нах — Академа, где Платон собирал своих учеников). Академия имела право­вой статус культового союза. Ее члены платили ежемесячные членские взно­сы, проживали совместно с учителями и занимались главным образом матема­тикой и построенной на ней своеобразной диалектикой (греч. dialektike — (1) первонач. — искусство вести спор, (2) наука об общих законах развития природы, общества и мышления).
Таким образом, в классический период истории Древней Греции сформи­ровались две основные классические системы античной философии: естест­веннонаучное (материалистическое) атомистическое учение, сформулирован­ное в трудах Демокрита, и объективный идеализм, созданный Платоном. Обе они оказали влияние на формирование медицины, которая в Древнем мире была неотделима от философии.
Ионийская натурфилософия стала инструментом познания основных при­чин заболеваний и самого процесса болезни. Характерная для античных фило­софских систем тенденция к систематизации знаний способствовала развитию системных представлений и в медицине, вела к созданию теорий болезни и за­рождению самостоятельных направлений (анатомия и хирургия периода элли­низма).

Врачебные школы
Врачевание в Древней Элладе долгое время оставалось семейной тради­цией. К началу классического периода рамки семейных школ расширились: в них стали принимать учеников — не членов данного рода. Так сложились пе­редовые врачебные школы, которые в классический период располагались, главным образом, за пределами Балканского полуострова, вне собственно Эл­лады — в ее заморских поселениях. Среди ранних школ наиболее известны родосская (о. Родос в восточной части Эгейского моря) и киренская (г. Кирена в Северной Африке). Обе они рано исчезли, и сведения о них почти не сохра­нились. Появившиеся позднее кротонская (г. Кротон на юге современной Италии), книдская (г. Книд на западном побережье Малой Азии), сицилий­ская (о. Сицнлия) и косская (о. Кос в восточной части Эгейского моря) школы составили славу древнегреческой медицины.
Кротонская врачебная школа достигла своего расцвета уже в VI в. до н.э. Ее основные достижения формулируются в следующих тезисах: 1) организм есть единство противоположностей, 2) здоровый организм есть результат рав­новесия противоположных сил: сухого и влажного, теплого и холодного, сладко­го и горького и т.п., господство же (греч. monarchia — единовластие), одной из них есть причина болезни, 3) противоположное излечивается противоположным (лат. contraria contrariis curantur — тезис, часто приписываемый Гиппократу).
Выдающимся врачевателем кротонской школы был философ-пифагореец Алкмеон из Кротона (греч. Alkmaion, лат. Alcmaeon, VI—V вв. до н.э.) — «муж, искусный в естествознании, первый дерзнувший приступить к разрезыванию тел /животных/» (Халкидий)16. Он открыл перекрест зрительных нервов и слуховой канал (названный позднее евстахиевой трубой), писал о го­ловном мозге как органе познания (после египтян, но до Аристофана) и причи­нах некоторых болезней, связанных с истечением излишней слизи.
Книдская врачебная школа стала предметом гордости своего города и при­несла ему широкую известность. В этой школе развивалось учение о четырех телесных соках (кровь, слизь, светлая желчь, черная желчь): здоровье по­нималось как результат их благоприятного смешения (греч. eucrasia) и, наобо­рот, неблагоприятное смешение соков (греч. dyscrasia) расценивалось как при­чина большинства болезней. (Позднее на основе древнегреческого учения о соках, организма сформировалась гуморальная теория (от лат. humores — жидкости), которая с некоторыми изменениями существовала в медицине вплоть до XIX в. Продолжая традиции вавилонских и египетских врачевате-лей, книдская школа развивала учение о признаках болезней — симптомах (греч. symptoma — совпадение, признак) и диагностике (лат. diagnoetica or греч. diagnostikos — способный распознавать), включая метод выслушивания и открытие плевретического трения (которыми пользовался и Гиппократ). Вы­дающимся врачевателем этой школы был Эврифон из Книда (Eurifon, V в. до н.э.) — современник Гиппократа.
Сицилийская врачебная школа, как сообщает Гален. была основана Эмпедоклом из Акраганта (греч. Empedokles, ок. 495—435 it. до н.э.) вУ в. до н.э. и продолжала существовать во времена Платона и Аристотеля.
Эмпедокл был философом и политиком, поэтом, оратором, врачевателем и жрецом. Сохранились фрагменты его основного труда «О природе», в кото­ром изложена натурфилософская позиция Эмпедокла: он считал, что сутью всех вещей являются огонь, вода, воздух и земля; они вечно неизменны, непо­знаваемы и неразрушаемы; они не могут превращаться один в другой и лишь смешиваются друг с другом механически; многообразие мира есть результат различных пропорций этого смешения. Таким образом, Эмпедокл заложил основы классического учения об элементах. Эмпедокл высоко почитался при­верженцами своего учения. Ему приписывают спасение г. Селинунт от вспыш­ки массового заразного заболевания (моровой язвы или малярии), в ознамено­вание этого события была отлита монета. Врачеватели сицилийской школы признавали сердце главным органом сознания; четыре телесных сока они отождествляли с четырьмя состояниями (горячее, холодное, влажное и сухое).
Косская врачебная школа — главная медицинская школа Древней Греции классического периода. Первые сведения о ней относятся к 584 г. до н.э., когда жрецы Дельфийского храма попросили Неброса с. о. Кос (Nevroe. VI в. до н.э.) и его сына Хрисоса (Cnrieos, VI в. до н.э.) прекратить моровую язву, свиреп­ствовавшую в войске, осаждавшем г. Киррос. Оба врачеватсля без промедле­ния откликнулись на эту просьбу и, как говорит предание, исполнили ее наи­лучшим образом: эпидемия была прекращена.
16 Матвельский А. О. Досократики: В 3 ч. - Казань, 1914-1919. - С. 210.

Следуя натурфилософским воззрениям, врачеватели косской школы вос­принимали человека, его здоровье и болезни в тесной связи с окружающим ми­ром, стремились поддерживать имеющиеся в организме его природные цели­тельные силы (греч. physis — природа). Болезнь в их понимании — не наказа­ние богов, а результат влияний всего окружающего и нарушений питания. Так, об эпилепсии, которую называли «священной» болезнью, в «Гиппократовом сборнике» сказано: «первые, признавшие эту болезнь священною, были такие же люди, какими и теперь оказываются маги, шарлатаны и обманщики... ни­сколько не божественное, а нечто человеческое видится мне во всем этом деле: причина этой болезни... есть мозг»17.
Врачеватели косской школы активно развивали учение о четырех телесных соках и типах телосложения; утверждали основы врачебной этики; разрабаты­вали принципы наблюдения и лечения у постели больного (греч. klinike — уход за лежачим больным, от греч. kline — ложе). Впоследствии эти идеи легли в основу клинического направления в медицине.
Расцвет косской врачебной школы связан с именем Гиппократа II Велико­го (ок. 460 — ок. 370 гг. до н.э.), который вошел в историю как Гиппократ (греч. Hippokrates, лат. Hippocrates). Его легендарное имя стало символом врачебного искусства в Древней Элладе. Через несколько десятилетий после того, как Гиппократ покинул о. Кос, на самой высокой возвышенности остро­ва, где раньше располагалось скромное святилище, был воздвигнут грандиоз­ный асклепейон, который неоднократно расширялся.
Видным врачевателем косской школы был также Праксагор (Praxagoras, IV в. до н.э.) — учитель Герофила, одного из основоположников александрий­ской врачебной школы (период эллинизма).
Наши знания о врачевателях Древней Греции классического периода до­статочно ограничены. Тем не менее, анализ дошедших до нас сведений пока­зывает, что достижения этого периода не сводятся только к имени Гиппократа (как это чаще всего делается), — формирование многочисленных, различных по направлениям врачебных школ, равновеликих по своим достижениям, есте­ственнонаучное понимание единства человека и окружающего мира и связан­ный с ними естественный взгляд на причины болезней, становление учения о телесных соках, развитие методов диагностики, прогностики и лечения у по­стели больного, — все это было результатом деятельности многих поколений врачевателей различных полисов Древней Греции.
Гиппократ
Почти две с половиной тысячи лет отделяют нас от эпохи, когда жил леген­дарный врачеватель Древней Греции Гиппократ (V—IV вв. до н.э.). Это был период высочайшего расцвета Древней Греции и эллинской культуры, когда каждая отрасль человеческой деятельности имела своих выдающихся представи­телей. В политике это был век Перикла (ок. 444—429 гг. до н.э.), в истории —
17 Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. — М.: Биомедгиз, 1936. — С. 495—500.

век Геродота и Фукидида, в философии — век Левкиппа, Демокрита, Эмпе-докла, Анаксагора, Горгия, Сократа и Платона, в поэзии — век Пиндара, Эс­хила, Софокла, Еврипида и Аристофана, в области ваяния и зодчества — век Поликлета, Праксителя и Фидия, в области медицины — век Гиппократа, Эв-рифона, Праксагора...
Дошедшие до нас достоверные сведения о жизни Гиппократа весьма огра­ничены. Первые биографии Гиппократа (греч. Hippokrates — укротитель ко­ней) были составлены несколько столетий спустя после его смерти. Их авто­ры — врач Соран с о. Кос (ок. II в.); знаменитый лексикограф Х в. Свида и филолог, прозаик и поэт XII в. И. Цеце. Все они не были его современниками, и потому их повествование носит отпечаток той легендарности, которой было окружено имя этого великого врачевателя. Так, Свида в своем «Лексиконе» («Suida Lexikon») представляет Гиппократа следующими словами:
Гиппократ — косский врач, сын Гераклида... стал звездой и светом полезнейшего для жизни врачебного искусства... Он был учеником прежде всего отца, затем Геро-дика из Селимбрии и Горгия из Леонтины, ритора и философа, по утверждению неко­торых — также Демокрита из Абдер, ибо он следовал за ним, старцем, и Продика. Проживал он в Македонии, будучи большим другом царя Пердикки. Имея двух сы­новей Фессала и Дракона, он скончался 104 лет от роду и похоронен в Лариссе Фессалийской18.
Таким образом, известно, что Гиппократ родился на о. Кос. По отцу он принадлежал к знатному роду асклепиадов и вел свою родословную от сьма Асклепия — Подалирия. Будучи странствующим врачевателем (греч. periodeutes), Гиппократ много путешествовал. Слава о его врачебном искусстве рас­пространилась во многих государствах. Последние годы жизни он провел в Лариссе (Фессалия), где и умер около 370 г. до н.э. в один год с Демокритом, по одним источникам на 83-м, а по другим — на 104-м году жизни. Местные жители долгое время чтили его могилу и еще во II в. н.э. показывали ее путеше­ственникам:
Здесь погребен Гиппократ, фессалиец,
рожденным на Косе,
Феба19 он был самого, корня бессмертного ветвь.
Много болезни врачуя, трофеев воздвиг Гигиее,
Много похвал заслужил — знаньем не случаем он20.
Неизвестный поэт. Перевод Ю.Ф.Шульца
Этим и ограничиваются достоверные биографические сведения о жизни Гиппократа.

18 Карпов В.П. Вступительная статья / Гиппократ. Избранные книги. — М.: Сварог,
1994. - С. 14.
19 Феб — прозвище бога Аполлона.
20Медицина в поэзии греков и римлян / Сост., вступ. статья, примеч. Ю.Ф. Шульца. - М.: Медицина, 1987. - С. 24.

Однако в дошедших до нас трудах его выдающихся современников несколь­ко раз встречается упоминание имени Гиппократа: дважды в диалогах Платона (427—347 гг. до н.э.), однажды у Диокла из Каристы (IV в. до н.э.) и однажды у Аристотеля (384—322 гг. до н.э.), причем всегда с неизменным пиететом.
Так, в диалоге Платона «Протагор» Сократ спрашивает юношу, пришед­шего в Афины для того, чтобы за плату обучаться искусству софистики у зна­менитого Протагора:
... ты намерен теперь идти к Протагору и заплатить ему за себя деньги; но знаешь ли ты, к какому человеку идешь и чем желаешь сделаться? Вот если бы вздумал ты, например, идти к... Гиппократу с о. Кос из фамилии Асклепиадов, с намерением пла­тить ему за себя, и кто-нибудь спросил бы тебя: какому человеку в лице Гиппократа хочешь ты платить деньги, Что отвечал бы ты? — Врачу, сказал бы я. — А чем дума­ешь сделаться сам? — Врачом. — Если бы равным образом ты пошел к Поликлету из Аргоса или Фидию из Афин, желая платить им за себя, и кто-нибудь спросил бы тебя: каким людям в лице Поликлета и Фидия намерен ты платить деньги. Как следовало бы отвечать тебе? — Ваятелям, сказал бы я («Протагор», 311,13. Перевод В.П.Карпова)21.
Сравнение Гиппократа с великими скульпторами Древней Эллады Поликлетом и Фидием ставит знаменитого врачевателя в один ряд с величайшими людьми той блистательной эпохи.
Интересно и другое сравнение, которое Аристотель привел в своем труде «Политика». Рассуждая о величии государства, он, желая привести веский аргумент, говорит о Гиппократе:
По численному количеству жителей считают (государство) великим, а следует об­ращать внимание не на количество, а на силу. Ведь существует дело, свойственное го­сударству, так что то государство, которое в наибольшей степени способно его выпол­нить, и следует считать величайшим, подобно тому, как о Гиппократе скажут, что он не как человек, а как врач более велик, чем тот, который превосходит его величиной тела (Перевод В.П.Карпова)22 .
Анализ биографий Гиппократа и древнегреческих источников классиче­ского периода, в которых есть упоминания о предках или потомках Гиппокра­та, позволяет восстановить генеалогическое дерево его рода от 1-го до 17-го колена: Асклепий, Подалирий, Гипполох, Сострат, Дардан, Хризамис, Клеомиттад, Феодор, Сострат II, Хризамис II, Феодор II, Сострат III, Небр, Гносидик, Гиппократ I, Гераклид, Гиппократ II (Великий).
В роду потомков Асклепия все были врачевателями. Среди них известно семь Гиппократов. Первым был дед великого Гиппократа — Гиппократ I. Его внук Гиппократ II Великий Косский (вошедший в историю как Гиппократ) «превзошел своего деда, так как стал звездой и светом полезнейшего для жиз-
21Карпов В.П. Гиппократ и Гиппократов сборник // Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В.И.Руднева. Ред., вступ. статья и примеч. В.П.Карпова. — М.: Сварог,1994.-С.18.
22 Там же.- С. 21.

ни врачебного искусства». По матери, которую звали Фенарета, Гиппократ II принадлежал к знатному роду Гераклидов (т.е. потомков Геракла) и находил­ся в родственных связях с могучими властителями Фессалии и македонским двором. У него было двое сыновей — Фессал и Дракон (известные врачи) и дочь, муж которой Полибий также был врачом. Один из внуков Гиппокра­та II — Гиппократ IV, сын Дракона, лечил Роксану, жену Александра Маке­донского. И все семь Гиппократов писали о врачебном искусстве.
«Гиппократов сборник»
Вопрос о том, какие труды оставил после себя Гиппократ II Великий, до сих пор остается неясным, ибо все дошедшие до нас сочинения древнегрече­ских врачей классического периода анонимны. История не сохранила ни одно­го текста, где бы значилось авторство Гиппократа.
Дело в том, что в глубокой древности медицинские знания в Элладе сохра­нялись и передавались в семейных врачебных школах, т.е. от родителей — де­тям и единичным ученикам, пожелавшим за плату изучать искусство врачева­ния. В результате, это искусство сохранялось внутри узкого круга посвящен­ных. Об этом свидетельствует и «Клятва» древнегреческих врачевателей:
... наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыно­вьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обявательством и клят­вою по закону медицинскому, но никому другому.
Первоначально знания передавались устно. Устная традиция сохранялась в Древней Элладе вплоть до VI в. до н.э., — именно в VI в. до н.э. была впер­вые записана «Илиада» Гомера — первый дошедший до нас памятник древне­греческой (и европейской) письменности (см. выше).
Анонимность первых древнегреческих медицинских текстов можно объяс­нить тем обстоятельством, что вначале они составлялись как бы «для домаш­него пользования», и автора просто «знали в лицо».
Первый сборник древнегреческих медицинских сочинений был составлен много лет спустя после смерти Гиппократа — в III в. до н.э. в знаменитом Александрийском хранилище рукописей (г. Александрия, Царство Птолеме-ев), основанном Птолемеем I Сотером (323—282 гг. до н.э.) — диадохом (греч. diadochos — последователь) и преемником Александра Македонского, первым правителем эллинистического Египта.
По велению Птолемеев со всего света свозились в Александрию рукописи ученых, которые систематизировались в каталоги, изучались, переводились и переписывались. Со временем число рукописей превысило 700 тысяч папирус­ных свитков. Были среди них и 72 медицинских сочинения, записанные по-гре­чески, на ионийском диалекте в V—IV вв. до н.э. Все они были безымянными: история не сохранила ни одного подлинника, в котором было бы указано ав­торство Гиппократа или других врачей Древней Греции классического пери­ода. Более того, все они различались по стилю изложения, манере письма, глу­бине изложения, по философской и врачебной позиции, вплоть до полемики и прямо противоположных мнений, т.е. были написаны различными авторами. Около 280 г. до н.э., т.е. много десятилетий спустя после смерти Гиппократа, все эти безымянные (т.е. анонимные) медицинские тексты были объединены в один каталог и составили единое собрание. В честь легендарного врача Древней Греции его назвали «Гиппократов сборник» (позднее, в латинском переводе — «Corpus Hippocraticum»). Таким образом, александрийские ученые сохранили для потомков сочинения древнегреческих врачей, живших в V—III вв. до н.э.
В течение 18 столетий текст Сборника переписывался от руки на грече­ском, латинском, арабском и других языках. И только в 1525 г. (после изобре­тения книгопечатания) он впервые был издан в Риме на латинском языке, че­рез год — в Венеции на греческом и стал одним из самых издаваемых произве­дений в Европе. Глубокий научный анализ древнегреческих медицинских тек­стов начался лишь в XIX в., когда французский энциклопедист, филолог и врач Эмиль Литтре (E.Littre, 1801—1881) опубликовал свое грандиозное ис­следование «Гиппократова сборника» в 10 томах (1839—1861).
Какие труды этого сборника могут принадлежать Гиппократу, до сих пор не­ясно. «Едва ли найдется два-три сочинения, на которых можно было бы с абсо­лютной уверенностью выставить имя Гиппократа, ибо этим именем собствен­но не обозначено ни одно из них», — отмечал С. Г. Ковнер еще в 1883 г.23 Тем не менее, большинство исследователей предполагает, что Гиппократу принад­лежат самые выдающиеся работы «Гиппократова сборника». Прежде всего это «Афоризмы» и сходные с ними «Прогностика», «Эпидемии», «О воздухах, водах, местностях», а возможно, и некоторые другие.
«Афоризмы» (лат. «Aphorismi» от греч. aphorismos — законченная мысль) во все времена пользовались наибольшей известностью. Они состоят из восьми разделов, в которых собраны диетические и врачебные наставления по лечению внутренних болезней, хирургии и родовспоможению. Это, пожалуй, единственное произведение «Гиппократова сборника», которое большинством исследователей (Диокл из Каристы, Э. Литтре, Ч. Дарамбер) признается как подлинное сочинение Гиппократа. Начинается оно следующими словами:
Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт об­манчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело все, что необходимо, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности24.
«Чтобы изложить так кратко, — писал автор русского перевода (1840) врач С. Ф. Вольский, — потребны были чрезвычайный ум, многолетняя опытность и обширная ученость, тонкое внимание, редкая любовь к науке и человечеству... Если бы Иппократ во всю свою жизнь не написал ничего более, как один этот афоризм, — и тогда врачи должны были бы признать его великим»25.

23Ковнер С. Г. Очерки истории медицины. Вып. 2: Гиппократ. — Киев, 1883. — С. 209.
24Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В. И. Руднева. Ред., вступ. Статья и примеч. В. П. Карпова. - М.: Сварог, 1994. - С. 695.
25 Вольский С. Ф. Об Иппократе и его учении. - СПб., 1840. - С. 166.

«Прогностика» (греч. prognostike, от греч. pro — перед, gnosis — знание; лат. «Prognosticum») представляет собой выдающееся сочинение по древне­греческой терапии. В нем подробно описаны элементы, составляющие прогноз заболеваний в то время (наблюдение, осмотр и опрос больного) и изложены основы наблюдения и лечения у постели больного. Многие изречения, приве­денные в «Прогностике», стали классическими, например, описание лица умирающего больного: «нос острый, глаза впалые, виски вдавленные, кожа на лбу твердая, натянутая и сухая, и цвет всего лица зеленый, черный, или блед­ный, или свинцовый»26.
«Эпидемии в семи частях» (лат. «Epidenuorum Libri VII»)no своему духу близки к «Прогностике». Под словом «эпидемии» в Древней Греции понима­ли не эпидемические (т.е. не инфекционные или заразные), а широко распро­страненные среди народа заболевания (от греч. epi — над и demos — народ). Это эндемические (от греч. endemos — местный) болотные лихорадки, чахот­ки, параличи, простудные, кожные, глазные и другие заболевания. В I и III ча­стях приведены 42 наиболее интересные и поучительные истории болезней. Они дают конкретное представление об истоках клинического подхода в меди­цине Древней Эллады, когда врачеватель ежедневно наблюдал больного и описывал его состояние и лечение.
«О воздухах. водах, местностях» (лот. «De aere, aquis, locis») - первое дошедшее до нас сочинение, в котором различные формы воздействия окру­жающей природы на человека, обобщены с позиций натурфилософии.
Значительное место в этом сочинении уделено описанию различных типов людей, живущих в разных местностях; их болезни связываются, главным об­разом, с местом проживания человека (на юге, на востоке, высоко в горах, в плодородных долинах), т.е. с условиями окружающей их природы, временем года и т.п. По мнению древних греков, люди каждого типа имеют свои особен­ности, которые и определяют предрасположение к конкретным болезням, влия­ют на их течение и, следовательно, требуют различного подхода в лечении.
Впоследствии (в периоды поздней античности и средневековья) на основе древ­негреческих представлений о четырех телесных соках и различных характерах людей сформировалось учение о четырех темпераментах, каждый из которых связывался с преобладанием в организме одного из четырех телесных соков: крови (лат. sanguis) — сангвинический тип, слизи (греч. phlegma) — флегматический, желтой желчи (греч. chole) — холерический, черной желчи (греч. melains сЬо1з) — меланхолический (назва­ния этих типов в сочинении «О воздухах, водах, местностях» не содержатся, так как появились они несколько столетий спустя; более того, sanguis — слово латинское и в Древней Греции употребляться еще не могло).
В наши дни учение о четырех типах телосложения и темперамента у людей, разра­ботанное И. П. Павловым, базируется на соотношении процессов возбуждения и тор­можения в центральной нервной системе и имеет экспериментальное научное обосно­вание.
26 Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В. И. Руднева. Ред., вступ. статья и примеч. В. П. Карпова. — М.: Сварог, 1994. — С. 310.

Причины воаникновения болезней древние греки подразделяли на две группы: 1) общие для всех людей данной местности, зависящие от конкретных условий окружающей природы, и 2) индивидуальные причины, определяемые образом жизни каждого:
Когда много людей в одно и то же время поражаются одною болезнью, то причину этого должно возлагать на то, что является наиболее общим всем и чем все мы пользу­емся. А это есть то, что мы вовлекаем в себя дыханием.
.. .Когда же в одно и то же время рождаются болезни всякого рода, тогда, без со­мнения, причиной каждой служит образ жизни у каждого...27
Образу жизни в Древней Элладе придавалось особое значение. В одном ряду с обязательным обучением грамоте и музыке стояли физическое воспита­ние, закаливание и личная гигиена. Каждый мужчина воспитывался выносли­вым и смелым, чтобы в минуту опасности с оружием в руках встать на защиту своего полиса (постоянной армии в полисах Древней Греции не было).
Сочинения по хирургии (греч. cheirurgia от cheir — рука и ergon — дело, ра­бота; лат. chirurgia) «О переломах», «О ранах головы», «О вправлении сус­тавов» и т.д. дают стройное представление о высоком развитии в Древней Греции учения о повязках, хирургических аппаратах, лечении ран, переломов, вывихов, повреждений головы, в том числе и лицевого черепа. В сочинении «О вправлении суставов» описана «скамья (Гиппократа)» — рычаговое устройство для вправления вывихов. Сложная хирургическая повязка, извест­ная как «шапка Гиппократа», до сих пор применяется в хирургии.
В классический период древние греки не имели специальных знаний по анатомии, так как не вскрывали тела умерших. Их представления о строении человеческого тела были эмпирическими. Вот почему в то время хирургия древней Индии превосходила хирургию древних греков. Древнегреческие врачеватели занимались в основном той областью хирургии, которая сегодня включает в себя травмотологию и десмургию (греч. desmurgia — учение о по­вязках, от desmos — перевязка и ergon — дело, работа).
В «Гиппократовом сборнике» приведены описания некоторых заболеваний зубов и десен (от пульпита до альвеолярного абсцесса и некроза кости), а так­же полости рта (гингивит, стоматит, скорбут, болезни языка), даны рекомен­дации по устранению дурного запаха изо рта. При зубных болях применяли как общие (кровопускания, слабительные и рвотные, строгую диету), так и местные средства (наркотики, полоскания настоями трав, припарки из чече­вичного отвара, вяжущие средства и т.д.). К удалению прибегали только тог­да, когда зуб был расшатан (возможно, из-за несовершенства экстракцион­ных щипцов; их образец хранится в святилище Аполлона в Дельфах). В то же время при лечении вывиха и перелома челюсти древние греки достигли боль­шого совершенства: они устанавливали кость на место и связывали зубы золо­той проволокой.
27 Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В. И. Руднева. Ред., вступ. статья и примеч. В. П. Карпова. — М.: Биомедгиз, 1936. — С. 204.

В небольшом сочинении «О прорезывании зубов» описаны состояния де­тей грудного возраста, связанные с прорезыванием зубов (лихорадка, поносы, судороги, кашель).
Зубоврачевание нашло свое отражение и в античном искусстве. Одним из свиде­тельств тому является чеканное изображение на ритуальном сосуде, обнаруженном в 1830 г. в богатом скифском захоронении IV в. до н.э. — кургане Куль-Оба, располо­женном в шести километрах от г. Керчь (в прошлом Пантикапей). В классический пе­риод истории Древней Греции Пантикапей был столицей Боспорского царства, кото­рое возникло в V в. до н.э. после объединения греческих городов-колоний, распола­гавшихся по обе стороны Керченского пролива. В результате взаимного проникнове­ния культур там сформировалась оригинальная греко-скифо-меотская культура.
На сосуде изображены четыре сцены, которые, как полагают ученые, иллюстриру­ют древний скифский миф о прародителе скифского народа Таргитае и трех его сыно­вьях: один из них выдержал испытание и натянул тетиву на отцовский лук; двое других потерпели неудачу, в результате чего сорвавшееся древко лука причинило одному из них повреждение в области левой части нижней челюсти, а другому — травму левой го­лени. Утверждать, что на куль-обском сосуде изображено удаление зуба (как предпо­лагал в 1896 г. профессор Л. Ф. Змеев), в настоящее время, в связи с последними ис­торическими исследованиями, не представляется возможным.
В целом, «Гиппократов сборник», объединивший труды различных вра­чебных школ, представляет собой энциклопедию древнегреческой медицины классического периода. В нем перечислено более 250 лекарственных средств растительного и около 50 средств животного происхождения. Собранные в нем работы отразили естественнонаучные представления древнегреческих врачей о неразрывном единстве человека с окружающей природой, о причин­ной связи болезней с условиями жизни и о целительных силах природы; донес­ли до наших дней их передовые взгляды и достижения в области терапии, травматологии, врачебной этики.
Врачебная этика в Древней Греции
«Гиппократов сборник» содержит пять сочинений, посвященных врачебной этике (лат. ethica от греч. ethos — обычай) и правилам врачебного быта в Древ­ней Греции. Это «Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприличном поведе­нии» и «Наставления». По единодушному мнению исследователей ни одно из этих произведений не принадлежит Гиппократу. Вместе с другими работами Сборника они дают цельное представление об обучении и моральном воспита­нии врачевателей и тех требованиях, которые предъявлялись к ним в обществе.
В процессе обучения будущий врачеватель должен был воспитывать в себе и постоянно совершенствовать «презрение к деньгам, совестливость, скром­ность, ...решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что полезно и необходимо для жизни, отвращение к пороку, отрицание суеверного страха пред богами, божественное превосходство... Ведь врач-философ равен богу» («О благоприличном поведении»)28.

28 Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В. И. Руднева. Ред., вступ. статья и примеч. В. П. Карпова. - М.: Сварог, 1994. - С. 111.

Врачеватель должен научиться держать в памяти лекарства, способы их составления и правильного применения, не теряться у постели больного, часто посещать его и тщательно наблюдать обманчивые признаки перемен. «Все это должно делать спокойно и умело, скрывая от больного многое в своих распоря­жениях, приказывая с веселым и ясным взором то, что следует делать, и отвра­щая больного от его пожеланий с настойчивостью и строгостью» («О благо­приличном поведении»)29.
Врачуя больного, необходимо помнить о первейшей заповеди: «прежде всего не вредить». (Позднее этот тезис появится в латинской литературе: «Primum поп посеге».)
Беспокоясь о здоровье больного, врачеватель не должен начинать с заботы о своем вознаграждении, так как «обращать на это внимание вредно для больно­го». Более того, иногда подобает лечить «даром, считая благодарную память выше минутной славы. Если же случай представится оказать помощь чужест­ранцу или бедняку, то таким в особенности должно ее доставить... Лучше упре­кать спасенных, чем обрить находящихся в опасности» («Наставления»)30.
Наряду с высокими профессиональными требованиями большое значение придавалось внешнему виду врачевателя и его поведению в обществе, «ибо те, кто сами не имеют хорошего вида в своем теле, у толпы считаются не могущи­ми иметь правильную заботу о других». Поэтому врачевателю подобает «дер­жать себя чисто, иметь хорошую одежду и натираться благоухающими мазя­ми, ибо все это обыкновенно приятно для больных... Он должен быть справед­ливым при всех обстоятельствах, ибо во многих делах нужна бывает помощь справедливости» («О враче»)31.
Оканчивая обучение, будущий врачеватель давал «Клятву», которой неру­шимо следовал в течение всей жизни, ибо «кто успевает в науках и отстает в нравственности, тот более вреден, нежели полезен».
Клятва
Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и бо­гинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими до­статками и в случае надобности помогать в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвою по закону медицинскому, но никому другому.
Я направляю режим больных к их выгода сообразно с моими силами и моим разу­мением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам
29 Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В. И. Руднева. Ред., вступ. статья и примеч. В. П. Карпова. - М.: Сварог, 1994. - С. 111.
30 Там же.-С. 121.
31 Там же.-С. 96.

никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного за­мысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.
Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это лю­дям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, несправедливого и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Чтобы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал каса­тельно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому32.
«Клятва» занимает особое место в Сборнике. Время ее создания не извест­но. В устной форме врачебная «Клятва» переходила из рода в род, от одного поколения к другому и в основных своих чертах была создана до Гиппократа.
В III в. до н.э. в Александрийской библиотеке «Клятва» была впервые ли­тературно оформлена и вошла в «Гиппократов сборник», позднее в широких кругах ее стали называть в честь Гиппократа (его именем).
Наряду с врачебной «Клйтвой» в Древней Греции существовали и другие профессиональные клятвы (ваятелей, купцов, свидетелей и т.п.). Все они предполагали помощь и поддержку богов, которые освящали «Клятву», равно как и наказание клятвопреступников (в случае врачебной «Клятвы» это были боги Аполлон, Асклепий, Гигиея и Панакея). Таким образом, «Клятва», дан­ная врачевателем по окончании обучения, с одной стороны, защищала пациен­тов, являясь гарантией высокой врачебной нравственности, а с другой — обес­печивала врачевателю полное доверие общества.
Нормы и правила врачебной этики в Древней Греции исполнялись неукос­нительно и были неписаными законами общества, ибо, как говорится в «На­ставлениях», «где любовь к людям, там и любовь к своему искусству»33.
Сегодня в каждой стране существует своя «Клятва» или «Присяга» врача. Сохраняя общий дух древнегреческой «Клятвы», каждая из них соответствует современному уровню развития медицинской науки и практики, отражает наци­ональные и религиозные особенности и общие тенденции мирового развития.
Итак, «Гиппократов сборник» не является собранием сочинений Гиппок­рата, а «Клятва» древнегреческих врачей не принадлежит его перу.
Тем не менее, сегодня мы очень часто говорим «Клятва Гиппократа», «гнппократова медицина», «Гиппократов сборник». Эти термины пришли к нам из зарубежной научной литературы, и их истинное научное содержание отличается от буквального русского перевода. Так, «Клятва Гиппократа» (the Hippocratic «Oath») означает «Клятва имени Гиппократа», «Гиппократов сборник» (the Hippocratic Corpus) — «Сборник имени Гиппократа», «гиппократова медицина» (Hippocratic Medicine) —
32 Гиппократ. Избранные книги / Пер. с греч. В. И. Руднева. Ред., вступ. Статья и примеч. В. П. Карпова. - М.: Сварог, 1994. - С. 87-88.
33 Там же. — С.

«медицина эпохи Гиппократа», а «гиппократовы врачеватели» (the Hippocratic hea­lers) — врачеватели эпохи Гиппократа. В научной литературе есть и другой замечате­льный термин — «гиппократовы авторы» (the Hippocratic writere), т.е. авторы «Гиппократова сборника», ибо имена их неизвестны. Вообще, слово «гиппократов(ы)» ис­пользуется в научной литературе применительно к содержанию всего «Гиппократова сборника», а не по отношению к самому Гиппократу (о котором наши знания ограни­чены). Так, полсловами «гиппократовы теории» (the Hippocratic theories) подразуме­вают научные положения, изложенные различными авторами «Гиппократова сборни­ка». Профессионалы в области истории медицины хорошо знают эту терминоло-гию.Тем не менее, в 1936 г. русский перевод «Гиппократова сборника» вопреки науч­ной логике, вышел в свет под названием «Гиппократ. Избранные книги».
Как это ни грустно, но Гиппократ — это в значительной степени легенда, прекрасная и благородная легенда Древней Эллады.
Более ста лет тому назад профессор С. Г. Ковнер, выдающийся россий­ский историк медицины, автор самого блистательного в отечественной литера­туре исследования эпохи Гиппократа, писал по этому поводу:
«...Как ни драгоценно наследие, завещанное нам Гиппократом, но крае­угольные камни и основы сооруженного им здания... заложены гораздо рань­ше его, быть может, за десятки веков до его появления. Вспомним только, что первые проблески и зачатки медицины совпадают чуть ли не с началом челове­ческого рода... Вспомним далее поразительное сходство во многих отношени­ях между индийской и греческой медициной, значительный запас медицин­ских познаний, встречаемых нами в творениях Гомера и других греческих поэ­тов и историков, влияние древней натуральной философии на развитие меди­цины, наконец, и в особенности, существование медицинских школ и меди­цинской литературы задолго до Гиппократа, — и нетрудно убедиться, что он далеко не был "отцом медицины", и что последняя, выражаясь словами Ch. Daramberg'a, "не вышла целиком из его головы точно Минерва, рожден­ная во всеоружии из мозга Юпитера"»34.
«... Многое преувеличено, но одно верно, это — черты идеально прекрас­ного нравственного характера Гиппократа как врача и человека, высокое поня­тие о медицине вообще, о ее пределах, трудностях и целя; постоянная забота о достоинстве врача и обязанностях его профессии, глубокое отвращение к тем, которые компрометируют искусство, как своим шарлатанством, так и дурны­ми примерами в практике, наконец, постоянная заботливость и стремление к излечению или, по крайней мере, к облегчению больных»35.
Итак, Гиппократ не был «отцом медицины», которая в течение тысячеле­тий существовала до него, но в свое великое время он был главой выдающейся врачебной школы, олицетворявшей лучшие достижения древнегреческой ме­дицины классического периода.
34 Ковнер С. Г. История медицины. Ч. 1. Вып. 1: Медицина Востока. Медицина в Древней Греции. — Киев, 1878. — С. 183.
35 Там же.-С. 203.


МЕДИЦИНА ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОГО ПЕРИОДА (IV в. до н.э. — I в. до н.э.)
История
Эллинистический период является заключительным этапом развития древ­негреческой цивилизации36 — ее высочайшим внешним расцветом (К. Маркс). Он охватывает три столетия истории Восточного Средиземномо­рья, Ближнего и Среднего Востока и связан с царствованием Александра Ма­кедонского.
К середине IV в. до н.э. греческие полисы, ослабевшие в результате дли­тельной междоусобной борьбы, утратили политическую независимость и в 337 г. до н.э. оказались под властью Македонии. После убийства македон­ского царя Филиппа II (336 г. до н.э.) на престол взошел его двадцатилетний сын Александр Македонский (356—323 гг. до н.э.). Ученик Аристотеля, он уже в семнадцатилетнем возрасте замещал на престоле отца на период его по­ходов, а в 18 лет командовал македонской конницей во время военных дейст­вий. Весной 335 г. до н.э., возобновив союз эллинских государств и Македо­нии, Александр начал свои завоевания на Востоке, одержимый идей объеди­нения в одном государстве всех народов Европы и Азии.
После смерти Александра его огромная держава, которая простиралась от Сицилии до Гималаев, от Черного моря до Индии и включала в себя значитель­ные территории Европы, Азии и Африки, раскололась на несколько эллини­стических государств, которые существовали еще почти три столетия. Самым процветающим среди них было греко-египетское Царство Птолемеев (элли­нистические Египет и Ливия) со столичным городом Александрией — круп­ным центром мировой торговли и культуры Средиземноморья, основанным Александром в дельте Нила в 331 г. до н.э.
Заканчивается эпоха эллинизма в 30 г. до н.э., когда последнее эллинисти­ческое государство — Египет, завоеванное римлянами, вошло в состав Вели­кой Римской империи.
Беспрецедентная по своим масштабам колонизация и «эллинизация» Вос­тока способствовали распространению достижений греческой полисной куль­туры, философии и искусства далеко за пределами Эллады. В результате по­ходов Александра осуществилось плодотворное взаимодействие культур Древней Греции и стран Востока (Египта, Сирии, Парфии, Палестины, Ар-
36 В некоторых старых учебниках эллинистический период излагается отдельно от ис­тории Древней Греции. В современной исторической науке эпоха эллинизма рас­сматривается как неотъемлемая часть истории Древней Греции (см. «История Древней Греции: Учеб. /Под ред. В. И. Кузищина. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Высш. шк„ 2001. — С. 273—371). По словам К.Маркса, это был «высочай­ший внешний расцвет Греции». Греческая философия, греческий язык и греческая культура распространились далеко за ее пределами. В Александрийском Мусейоне трудились греческие ученые (Архимед, Птолемей, Зенон, Герофил, Эразистрат).

мении, Аравии, Индии). «Эллинистическая культура стала синтезом грече­ской полисной и древневосточной культуры, но в этом синтезе структурообра­зующую роль играла греческая культура, именно она определяла облик элли­нистической культуры, — отмечает В. И. Кузищин, ведущий в нашей стране специалист по истории Древнего мира, — Греческий облик эллинистической культуры определялся также и тем, что решающий вклад в создание большин­ства культурных ценностей внесли именно греки (представителей местных на­родов нам известно мало)»37.
Философские основы
Большое значение для развития естественнонаучного знания того времени имело учение крупнейшего древнегреческого философа и мыслителя Аристо­теля из Стагира (лат. Aristoteles, 384—322 гг. до н.э.) — «эпоха Александра была эпохой Аристотеля» (К. Маркс). Отец Аристотеля был придворным врачевателем македонского царя и считал себя потомком Махаона. В возрасте 17 лет Аристотель вступил в Академию Платона, где в течение 20 лет был слушателем, преподавателем и равноправным членом содружества филосо­фов-платоников. После смерти Платона Аристотель оставил Академию и много путешествовал, затем в течение трех лет был учителем Александра Ма­кедонского. В 335 г. до н.э. Аристотель основал свою, самую знаменитую в то время школу перипатетиков (от греч. peripatos — место для прогулок, т.е. место, где учились, прогуливаясь).
В своих натурфилософских воззрениях Аристотель как бы соединил поло­жения учения Демокрита с философией Платона. Он принял платоновскую «идею» (и вместе с тем пытался преодолеть ее), так же как принял и механи­стический материализм Демокрита, атомистика которого не могла объяснить целесообразной организованности живых существ (т.е. телеологию самого Аристотеля). По представлениям Аристотеля, Земля покоится в центре Все­ленной, которая вечна. В земной природе существует иерархия различных форм субстанций (от минералов до человека); все они состоят из огня, возду­ха, воды и земли и являются вечными и неизменными.
Труды Аристотеля по логике, политике, риторике, психологии, этике, физике, математике, астрономии, зоологии, естественной истории, сравни­тельной анатомии животных и медицине представляют собой энциклопедию античной науки конца классического периода. Они оказали огромное влия­ние на философские направления эпохи эллинизма, средневековья и нового времени.
С одной стороны, натурфилософские воззрения Аристотеля получили дальнейшее развитие в школе перипатетиков, которые утверждали каузаль­ные (лат. causalis; от causa — причина), т.е причинно—следственные прин­ципы вместо телеологических (от греч. telos — цель) и выдвинули представ-
37 История Древней Греции: Учеб. / Под ред. В. И. Кузищина. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Высш. шк., 2001. — С. 355.

ления о природе, нарушающие сложившиеся представления о боге; воплоти­лись они и в средневековой арабской философии. С другой стороны, учение Аристотеля о бессмертии души было использовано средневековой схоласти­кой, которая на многие столетия затормозила развитие естественнонаучного знания в Европе.
Александрийский Мусейон и медицина
Эпоха эллинизма явилась периодом систематизации знаний, накопленных в течение предшествовавших тысячелетий, и временем новых достижений и открытий. «Эпоха эта, — писал С. Г. Ковнер, — знаменательна не столько ге­ниальным полетом человеческого духа, свойственным юношескому возрасту человечества, сколько тщательным собиранием и сортировкой добытых до сих пор данных и упорядочением, сравнением и осмыслением накопленного до сих пор материала»38.
В этот период центры греческой науки переместились на Восток — в Алек­сандрию, Пергам, Антиохию, Селевкию, Тир. К царским дворам стали при­глашать крупных ученых. Их содержали за счет государственной казны. В ре­зультате в различных центрах эллинистического мира, на Западе и на Востоке (в Афинах и Пергаме, в Сиракузах и Антиохии) сложились мощные коллек­тивы ученых. Среди них крупнейшим культурным и научным центром стала Александрия — столица эллинистического Египта. Еще при Александре Ма­кедонском во главе Египта был поставлен Птолемей сын Лага, полководец и политик, ставший основателем новой династии, которая правила в Египте поч­ти три столетия.
Учитывая экономические и политические запросы государства, Птоле­мей покровительствовали развитию знаний и приглашали в свою столицу греческих ученых, писателей и поэтов из всех стран эллинистического мира. В эпоху эллинизма на 7 млн коренных жителей Египта приходилось около 1 млн греков (греческий язык был официальным языком эллинистического Египта).
При царском дворе Птолемеев были основаны Александрийский Мусейон (греч. museion — храм муз; отсюда термин «музей»), посвященный девяти му­зам, и знаменитое Александрийское хранилище рукописей — Александрий­ская библиотека — самая большая в древности.
Александрийский Мусейон был одним из величайших научных и культур­ных центров античного мира. Он объединял в себе и исследовательскую акаде­мию и высшую школу. В Мусейоне были помещения для чтения лекций и науч­ных занятий, спальни и столовые, комнаты для отдыха и прогулок. Ученые со всего эллинистического мира жили там на полном царском обеспечении и зани­мались исследованиями в области философии, астрономии, математики, ботани­ки, зоологии, медицины, филологии. Каждая область знания имела в Александ-

38 Кошер С. Г. История древней медицины. Ч. 1. Вып. 3. Медицина от смерти Гип­пократа до Галена включительно. — Киев, 1888. — С. 682.

рийском Мусейоне своих выдающихся представителей. Так, в III в. до н.э. в Александрии работали математик Евклид, механик и математик Архимед из Сиракуз, астрономы Аристарх с о. Самое и Птолемей родом из Птолемнады в Египте, грамматик Зенодот из Эфеса, первым возглавивший Александрий­ское хранилище рукописей, и врачеватели Герофил из Халкидона в Малой Азии и Эразистрат из Кеоса.
При Александрийском Мусейоне имелись ботанический и зоологический сады, обсерватории и анатомическая школа. Но главным его сокровищем была богатейшая Александрийская библиотека. Хранитель библиотеки яв­лялся главой всего Мусейона и был воспитателем наследника престола. Как уже отмечалось, в начале I в. до н.э. в Александрийской библиотеке насчи­тывалось около 700 тысяч папирусных свитков. Хранились рукописи в Се-рапейоне (греч. Sarapeion) — храме Сараписа, нового греко-египетского бога, культ которого был установлен при Птолемее I, дабы объединить в нем черты главных богов греков и египтян. Храм неоднократно подвергался по­жарам. В 47 г. до н.э., когда Юлий Цезарь сжигал свой флот, огонь переки­нулся на портовые сооружения города и Александрийская библиотека сгоре­ла. По распоряжению Антония (в дар царице Клеопатре) была привезена Пергамская библиотека, насчитывавшая около 200 тысяч свитков. Но и она пострадала: частично от пожара 391 г. н.э., частично от рук христиан-фана­тиков, которые, уничтожая центры античной культуры, подожгли храм Се-раписа. Последние остатки библиотеки погибли в VII—VIII вв. н.э. во время арабских завоеваний.
В эпоху эллинизма потребности более глубокого и точного знания привели к специализации ученых и выделению из философии отдельных отраслей нау­ки. Одной из первых среди них была медицина.
Медицина эпохи эллинизма достигла значительного развития. Она вобра­ла в себя, с одной стороны, греческую философию и врачебное искусство эллинов, а с другой — тысячелетний эмпирический опыт врачевания и теоретиче­ские познания народов Египта, Месопотамии, Индии и других стран Востока.
На этой плодотворной почве бурное развитие получили анатомия и хирур­гия. Многие выдающиеся достижения в этих областях теснейшим образом связаны с александрийской врачебной школой.
Анатомия (от греч. anatome — рассечение) стала в эпоху эллинизма само­стоятельной отраслью медицины. По мнению С. Г. Ковнера, ее развитию в Александрии в немалой степени способствовал древнеегипетский обычай бальзамирования, а также разрешение Птолемеев анатомировать тела умер­ших и производить живосечения на приговоренных к смертной казни пре­ступниках. По описанию Авла Корнелия Цельса, Птолемей II Филадельф (285—246 гг. до н.э.) разрешил отдавать ученым для вивисекции пригово­ренных к смертной казни преступников: сначала им вскрывали брюшную по­лость, потом рассекали диафрагму (после чего сразу же наступала смерть), затем открывали грудную клетку и исследовали расположение и строение органов.
Основателем описательной анатомии в александрийской школе (и в Древ­ней Греции в целом) считается Герофил из Халкидона в Малой Азии (греч. Heiyphilos, ок. 335—280 гт. до н.э.), живший при Птолемее I (323—282 гг. до н.э.). Он признается первым греком, начавшим вскрывать человеческие трупы. Бу­дучи учеником Праксагора с о. Кос, Герофил был сторонником гуморального учения и развивал традиции косской врачебной школы.
В труде «Анатомия» он подробно описал твердую и мягкую мозговые обо­лочки, части головного мозга, и особенно его желудочки (четвертый из кото­рых он считал местом пребывания души), проследил ход некоторых нервных стволов и определил их связь с головным мозгом. Им описаны некоторые внутренние органы: печень, двенадцатиперстная кишка (греч. duodenum), ко­торой он впервые дал это название, и др. Многие анатомические структуры до сих пор носят данные Герофилом названия: duodenum, Calamus Scriptorius, Torcular Herophili, Plexus chorioidei. Sinus Venosi и т.д.
По его мнению, четырем важнейшим органам (печени, кишечнику, серд­цу и легким) соответствуют четыре силы: питающая, согревающая, мысля­щая и чувствующая. Многие из этих положений впоследствии получили раз­витие в трудах Галена, который несколько столетий спустя также работал в Александрии.
В сочинении «О глазах» Герофил описал стекловидное тело, оболочки и сетчатку, а в трактате «О пульсе» изложил свои представления об анатомии сосудов (описал легочную артерию, дал названия легочным венам) и свое уче­ние об артериальном пульсе, который считал следствием деятельности сердца. Это важное открытие (намеченное еще Аристотелем) впоследствии было за­быто на долгие века. (Заметим, что в древнем Китае самое раннее упоминание о пульсе содержится в трактате «Нэй цзин», который датируется приблизите­льно тем же временем — III в. до н.э.)
Преемником Герофила был Эрасистрат (греч. Erasistratos, ок. 300 — ок. 240 гг. до н.э.). Согласно Плинию» родился он на о. Кеос, медицине обучал­ся у Хрисиппа и Метрадора — известных врачевателей книдской врачебной школы, а затем на о. Кос у последователей Праксагора. Долгое время Эрасист-рагг был придворным врачевателем Селевка I Никатора (323—281 гг. до н.э.), первого правителя царства Селевкидов, а во времена Птолемея II Филадельфа жил и работал в Александрии.
Эрасистрат хорошо изучил строение мозга, описал его желудочки и мозго­вые оболочки, впервые разделил нервы на чувствительные и двигательные (полагая, что по ним движется душевная пневма, которая обитает в мозге) и показал, что все они исходят из мозга. Мозговые желудочки и мозжечок он определил как вместилище души, а сердце — как центр жизненной пневмы. Впоследствии эти представления закрепились в трудах Галена. Эрасистрат впервые описал лимфатические сосуды брыжейки (повторно открытые Г. Азелли (G. Aselli) в 1622 г.) и так тщательно исследовал строение сердца и его клапанов, которым дал названия, что Гален практически уже ничего не до­бавил к его описанию.
Эрасистрат считал, что все части организма связаны между собой системой нервов, вен и артерий; причем полагал, что в венах течет кровь (питательная субстанция), которая формируется из пищи, а в артериях — жизненная пневма, которая в легких контактирует с кровью. Заключив, что артерии и вены со­единены между собой мелкими сосудами — синанастомозами (греч. synanastymosis — соустье; от syn — вместе, stoma — рот), он весьма близко подошел к идее циркуляции крови. (Ее логическому завершению, по всей вероятности, мешало убеждение Эрасистрата о том, что артерии заполнены воздухом; эта точка зрения, которой придерживался и Гален, существовала в медицине в те­чение почти 20 столетий).
Эрасистрат частично отошел от широко распространенного в то время уче­ния о преобладании роли соков в организме (гуморальных представлений) и отдал предпочтение твердым частицам. Он считал, что организм состоит из множества твердых неделимых частиц (атомов), которые движутся по кана­лам тела: нарушение этого движения в связи с несварением пищи, закупорка просвета сосудов и их переполнение — плетора (греч. plethorra — наполнение) являются причиной болезни. По его мнению, воспаление легких есть результат захождения крови в артерии и воспламенения находящейся там пневмы, ины­ми словами — влаги вызывают болезни не в силу их изменений, а из-за засоре­ния просвета каналов, в которые кровь попадает через синанастомоэы при на­рушениях.
Исходя из этих представлений, Эрасистрат направлял лечение на устране­ние причин застоя: строгая диета, рвотные и потогонные средства, упражне­ния, массаж, обливания; таким образом, была подготовлена почва для методи­ческой системы Асклепиада.
Согласно А. К. Цельсу, Эрасистрат производил вскрытия умерших боль­ных. Он установил, что в результате смерти от водянки печень становится твердой, как камень, а отравление, вызванное укусом ядовитой змеи, приво­дит к порче печени и толстого кишечника. Таким образом, Эрасистрат сделал первые шаги по пути к будущей патологической анатомии.
Последователей Эрасистрата называли эразистраторами; их учениками были видные врачи древнего Рима — Асклепиад, Диоскорид, Соран, Гален.
Хирургия эпохи эллинизма объединила в себе два мощных источника: гре­ческую хирургию, связанную в основном с бескровными методами лечения вывихов, переломов, ран, и индийскую хирургию, которой были известны сложные операции. Среди важнейших достижений хирургии александрийско­го периода — введение перевязки сосудов, использование корня мандрагоры в качестве обезболивающего средства, изобретение катетера (приписывается Эразистрату), проведение сложных операций на почке, печени и селезенке, ампутация конечностей, лапаротомия (чревосечение) при завороте кишок и асците. Так, Эрасистрат делал дренирование при эмпиеме, при заболевании печени накладывал лекарства прямо на печень после лапаротомии, спускал ас­циты и т.п. Таким образом, в области хирургии александрийская школа сдела­ла значительный шаг вперед, по сравнению с хирургией классического периода истории Древней Греции (когда не производились вскрытия трупов и не дела­лись полостные операции, а оперативные вмешательства практически своди­лись к лечению ран и травм).
Эллинистический период явился временем самого плодотворного развития медицины в Древней Греции.
Римские завоевания (I в. до н.э. — 30 г. до н.э.) положили конец самостояте­льности эллинистических государств. Политическим, экономическим и куль­турным центром Средиземноморья стал Рим. Но эллинистическая культура пережила эллинистические государства. Она сохраняла свое влияние в тече­ние нескольких столетий и составила существенную часть той основы, на кото­рой в течение тысячелетий успешно развивались европейская, а вместе с ней мировая культура и медицина.


Лекция 3.
МЕДИЦИНА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В ПЕРИОД ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ -ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ (XV-XVII вв.)
История
В XIV—XV вв. в общественной и культурной жизни Западной Европы, и прежде всего Италии, произошли большие перемены. В недрах феодализма формировались новые рыночные, или буржуазные, отношения. Более про­грессивные формы хозяйственного и общественного развития требовали по­стоянного притока знаний, и ученые обратились к исследованию природы. В противовес схоластическому мировоззрению с его опорой на авторитеты стал утверждаться опытный метод в науке. Предпочтение отдавалось на­блюдению и точному счету. Царицей наук стала математика, и смежные с ней области знания.
В этот период изобретались и совершенствовались измерительные прибо­ры и инструменты. Галилео Галилей конструировал телескоп и создавал пер­вый термоскоп (прототип термометра). Николай Коперник разрабатывал ге­лиоцентрическую теорию. Поэты и художники стремились отразить в своем творчестве окружающий их мир и человека такими, какими видели их в дейст­вительности. Они искали опору в реалистическом искусстве античных авто­ров, особенно греков. Вот почему этот период позднего средневековья в За­падной Европе получил название «Возрождение» (фр. Renaissance) в смысле — «возрождение античности». Зародилась оно в Италии в XIII—XIV вв.; в XVI столетии получило распространение в Германии, Швейцарии, Нидер­ландах, Англии, Испании, Франции; коснулось Чехии и Польши.
Идейным содержанием раннебуржуазной культуры Возрождения стала философия гуманизма (от лат. humanos — человеческий, человечный). В центре мировоззрения гуманистов был человек и реальный земной мир. Они не выступали против религии и не оспаривали основных положений христиан­ства, они по-прежнему отводили Богу роль творца, приведшего мир в движе­ние, но не вмешивающегося в жизнь людей. Таким образом, культура и науки постепенно приобретали светский характер и становились более самостоятель­ными и независимыми от церкви. В человеке стали ценить ум, знание и уме­ние, творческую энергию и упорство в достижении цели, волю и чувство соб­ственного достоинства. Идеальный человек — энциклопедист и созидатель, творец самого себя и своей судьбы. «Гуманисты нашли в античности то, что хотели найти: опору своему стремлению построить светскую антропоцентри­ческую культуру, которая и составляет подлинную сущность Ренессанса»39.

39 История мировой культуры: Наследие Запада: Античность, Средневековье. Воз­рождение: Курс лекций / Под ред. С. Д. Серебряного. — М.: Россинск. Гос. Гу-манит. Ун-т, 1998. - С. 332.

Однако определяющим моментом в развитии новой раннебуржуазной куль­туры в Западной Европе было «не возрождение античной литературы и искус­ства само по себе, а факты более глубокого и общего порядка: эмансипация личности от сословно-корпоративной связанности средневекового общества, освобождение человеческой мысли от богословского догматизма, гуманисти­ческое миросозерцание, делающее человека мерилом всех вещей, открытие и опытное познание мира — природы и человека, развитие светской гуманистической культуры, науки и искусства»40.
«Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая поро­дила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и уче­ности. Люди, основавшие современное господство буржуазии, были... овеяны характерным для того времени духом смелых искателей приключений. Тогда не было почти ни одного крупного человека, который не совершил бы далеких путешествий, не говорил бы на четырех или пяти языках, не блистал бы в не­скольких областях творчества»41, — писал Ф. Энгельс о выдающихся пред­ставителях этой могучей эпохи.
Среди них — виднейшие деятели Раннего итальянского Возрождения: Данте Алигьери (1265—1321) — автор «Божественной комедии», и философ Франческо Петрарка (1304—1374), автор «Декамерона» Джованни Боккач­чо (1313—1375) и основоположник нового направления в европейском изобра­зительном искусстве Джотто ди Бондоне (1266—1337); титаны Высокого Возрождения Рафаэль Санти (1483—1520) и Микеланджело Буонароти (1475—1564), Тициан Вечеллио (1487—1576) и Леонардо да Винчи (см. ниже); великие писатели Позднего Возрождения Эразм Роттердамский (1496-1536), Уильям Шекспир (1564-1616), Мигель де Сервантес (1547—1616) и Лопе де Вега (1562—1635), и великие врачи Андреас Веза-лий, Парацельс, Джироламо Фракасторо (см. ниже) и многие другие.
Поиски новых земель и широкое развитие мореплавания сделали конец XV — начало XVI столетия временем Великих географических открытий. В 1492 г. Христофор Колумб (1451—1506) открыл для европейцев Амери­канский континент. В 1498 г. Васко да Гама (1460—1524), обогнув Африку, впервые прошел морским путем из Европы в Индию. В 1519—1521 гг. Фернан Магеллан (1480—1521) организовал первое кругосветное путешествие. С от­крытием новых земель мир сделался в несколько раз больше, нарушились рам­ки национальной обособленности, а вместе с ними и средневековая замкну­тость в экономике, культуре, мышлении. Так начиналось формирование об­щеевропейской культуры и общеевропейской цивилизации42.

40Жирмунский В. М. Сравнительное литературоведение: Восток и Запад. — Л., 1979. - С. 175.
41Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. — Соч. — 2-е изд. — Т. 20. - С. 336.
42Культурология; Учеб. пособие для вузов / Под ред. А. Н. Марковой. — 3-е изд. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. - С. 143.

Культура Возрождения, локальная по своим масштабам (охватившая лишь Западную Европу), явилась глобальным явлением мировой культуры по силе своего воздействия на все последующее социальное и экономическое развитие человечества43.
Основные черты естествознания в эпоху Возрождения следующие: утвер­ждение опытного метода в науке, развитие математики и механики, метафизи­ческое мышление (которое явилось шагом вперед по сравнению со схоластиче­ским мышлением классического средневековья).
Становление анатомии как науки
Внимание к человеку, столь характерное для эпохи Возрождения, породи­ло живой интерес к человеческому телу и его строению. Анатомия увлекала не только врачей, но и великих живописцев и скульпторов. Сохранившиеся до на­ших дней анатомические зарисовки Микеланджело и Рафаэля, свидетельст­вуют о том, как прилежно занимались они анатомическими исследованиями строения мышц и скелета, столь необходимыми им для реалистического изоб­ражения тела человека.
После изобретения книгопечатания (И. Гуттенберг, 1440) в Венеции был издан учебник анатомии Мондино де Луцци (1478). В 1521 г. Беренгарио да Капри опубликовал свои комментарии к этому учебнику, снабженные рисун­ками, они стали первым анатомическим пособием для художников в Европе.
Все это не могло не отразиться на деятельности естествоиспытателей и врачей и становлении анатомии как науки.
Одним из ее основоположников был гениальный итальянский ученый и ху­дожник Леонардо да Винчи (Leonardo da Vinci, 1452—1519). Ему принадле­жат ценные технические изобретения в области военно-инженерного дела и гидротехники, своими открытиями он обогатил физику, геометрию, механику, архитектуру, астрономию, геологию, ботанику, анатомию.
Утверждая опытный метод в науке, Леонардо да Винчи одним из первых в Европе стал вскрывать человеческие трупы и систематически изучать строе­ние человеческого тела. Он внедрил новые методы анатомического исследова­ния: промывание органов проточной водой, инъецирование воском желудоч­ков мозга и сосудов, распилы костей и органов.
Леонардо описал и зарисовал многие мышцы, кости, нервы и внутренние органы. Его анатомические зарисовки по своей точности и мастерству превос­ходят не только современные ему работы, но и многие последующие. Приме­ром может служить зарисовка положения плода в матке при ягодичном предлежании. «Мои знания, — писал он, — более чем из чужих слов почерпнуты опытом, который был наставником тех, кто хорошо писал; так и я беру его себе в наставники и во всех случаях буду на него ссылаться»44.

43 История мировой культуры: Наследие Запада: Античность, Средневековье. Воз­рождение: Курс лекции. — М., 1998. — С. 406.
44 Терновский В. Н. Медицина эпохи Возрождения и ее изучение в Советском Сою­зе. - М.: Медгиз. 1954. - С. 4.

Работы Леонардо да Винчи на полвека опередили исследования основопо­ложника современной научной анатомии Андреаса Везалия, но остались неиз­вестными современникам. После его смерти все зашифрованные записные книжки и рукописи объемом около 7 тысяч листов унаследовал его ученик, друг и компаньон Франческо Мельци, который систематизировал только то, что имело отношение к искусству. Остальное различными путями попало в ча­стные коллекции и библиотеки Италии и других стран Западной Европы и долгое время не публиковалось. Со временем рукописи Леонардо стали соби­рать, исследовать и систематизировать, и во второй половине XVIII в. из его записей и рисунков было составлено 13 томов. Среди них: «Книга о живот­ных», «О полете птиц», «Анатомические тетради» («Quademi d'Anatomia») и др. Таким образом, труды Леонардо да Винчи по анатомии получили извест­ность только в XVIII в. (уже после выхода в свет основополагающего труда А. Везалия), а изданы еще позднее (Турин, 1901).
Андреас Веяалий (Vesalius, Andreas, 1514—1564) учился в трех универси­тетах — в Ловене (Фландрия) по курсу гуманитарных наук, в Монпелье и Па­риже, где изучал медицину. В 1537 г. в возрасте 23 лет в Падуе он получил степень доктора медицины и вскоре по приглашению Венецианской Респуб­лики стал профессором Падуанского университета — передового научного центра того времени.
Везалий жил в эпоху, когда важнейшим авторитетом в области анатомии был Гален. Его труды Везалий хорошо знал, относился к нему с большим ува­жением, переводил его книги и даже подготовил их к изданию. Однако, анато­мируя человеческие трупы, Везалий убедился, что взгляды Галена на строение тела человека во многом ошибочны, так как они основаны на изучении анато­мии обезьяны и других животных.
Везалий исправил более 200 ошибок Галена, правильно описал скелет че­ловека, его мышцы и многие внутренние органы, установил отсутствие в сер­дечной перегородке отверстия, через которое, согласно учению Галена, кровь должна была проникать из правого желудочка в левый и там контактировать с пневмой, описал клапаны сердца и таким образом создал предпосылки для по­следующего обоснования кругового движения крови.
Свои наблюдения Везалий изложил в анатомических таблицах («Tabulae sex», 1538), включавших 6 гравюр, выполненных талантливым учеником Ти­циана Йоганом Стефаном еан Калькаром, который иллюстрировал все кни­ги Везалия. Совершенствуя преподавание анатомии, Везалий издал краткий учебник анатомии «Извлечение» («Epitome», 1543) — сокращенную анато­мию для обучающихся в анатомическом театре.
В этом же году в Базеле в издании Иоанна Опорина вышел в свет осново­полагающий труд Везалия «О строении человеческого тела» в семи книгах («De humani corporis fabrica», 1543). В нем не только обобщались достижения в области анатомии за предшествовавшие столетия, — Везалий обогатил науку собственными достоверными данными, полученными в результате многочис­ленных вскрытий человеческого тела, исправил большое количество ошибок своих предшественников и, главное — впервые привел все эти знания в систе­му, то есть сделал из анатомии науку.
Первый том его труда посвящен исследованию костей и суставов, второй — анатомии мышц, третий — кровеносным сосудам, четвертый — перифериче­ской нервной системе, пятый — органам брюшной полости, шестой — строе­нию сердца и легких, седьмой — головного мозга и органов чувств. Текст со­провождают 250 рисунков, блистательно исполненных И. С. ван Калькаром. Фронтиспис (фр. frontispice — иллюстрация титульного листа) изображает момент анатомирования: в центре группы — А. Везалий, вокруг — выдающие­ся ученые и общественные деятели того времени, многочисленные ученики, единомышленники и противники45.
Экспериментально обоснованные выводы А. Везалия нанесли мощный удар по средневековой схоластике. Учитель Везалия по Парижскому универ­ситету, схоласт и галенист Якоб Сильвий (Sylvius, Jacobus, 1478—1555) на­звал своего ученика «безумным» (лат. veasanus). По произношению это сло­во весьма созвучно с именем Везалия — Vesalius. Пользуясь этим, Сильвий позволил себе заявить: «Это не Vesalius, a "veasanus"» и публично выступил против своего ученика, опубликовав работу «Опровержение клевет некоего безумца на анатомию Гиппократа и Галена...» («Veasani cuiusdam calumniarum in Hippocratis Galenique rem anatomicam ...», 1555). Перед лицом неопро­вержимых фактов он был готов скорее допустить, что за 14 столетий измени­лась (!) анатомия человеческого тела, чем признать, что великий Гален мог ошибаться. В 1546 г. Везалий был изгнан из прогрессивного Падуанского университета. Кафедру анатомии возглавил его преемник Реальдо Коломбо (Colombo, Realdo, 1516—1559), один из творцов «золотого века» анатомии.
В то время, когда в Европе полыхали костры инквизиции, и церковь физи­чески расправлялась с инакомыслящими, Везалий был обвинен в посягатель­стве на авторитет канонизированного церковью Галена и осужден на смерть. Впоследствии этот приговор был заменен паломничеством в Иерусалим, где, согласно преданию, находится гроб основателя христианской религии (гроб Господний). На обратном пути в результате кораблекрушения Везалий ока­зался на острове Занте, где и умер в расцвете сил и таланта.
Трудами Везалия открывается «золотой век» в истории анатомии. Так, уже в 1545 г. Шарль Этьен (Etienne, Charles, 1503—1564) опубликовал пре­красно оформленный учебник анатомии «О рассечении частей тела человека» («De dissectione partium corporis humani») с многочисленными рисунками ор­ганов брюшной полости, грудной клетки, головы и конечностей.
В 1553 г. испанский философ-богослов и врач Мигель Сереет (Servet, Michael, 1509—1553) впервые в Европе описал малый круг кровообращения в своей книге «Восстановление христианства...» («Christianiemi restitutio...», 1553). Многие философские и естественно-научные положения этого труда
45Гончаров Н. И. Зримые фрагменты истории. -Волгоград: Нижне-Волжское книжн. изд-во, 1988.- С.21-38.
входили в противоречие с догматами церкви. Для подтверждения своих фило­софских воззрений Сервет использовал современные ему достижения естест­вознания. Книга была объявлена еретической. По настоянию Ж. Кальвина ее автор был предан жестокой смерти — сожжению живым на костре вместе со своей книгой. Ф. Энгельс писал по этому поводу: «...Исследование природы совершалось тогда в обстановке всеобщей революции ...оно дало своих муче­ников для костров и темниц инквизиции. ...Кальвин сжег Сервета, когда тот вплотную подошел к открытию кровообращения, и при атом заставил жарить его живым два часа...»46.
Инквизиция (от лоте. inquieitio — расследование) существовала в Европе с 1232 г. (булла папы Григория IX) до начала XIX в. Число ее жертв (по ар­хивам «Священного трибунала») исчислялось сотнями тысяч, среди них — де­сятки тысяч женщин, признанных инквизиторами «ведьмами»47. В средние века «звание ученого, — как заметил А. И. Герцен, — скорее вело на костер, нежели в Академию. И они шли вдохновленные истиной».
К великому сожалению, в системе инквизиции важное место занимали и врачи. Врач-инквизитор по существу был помощником палача. От его ис­кусства пытать подсудимого, зависели результаты следствия. Одновременно он следил затем, чтобы обвиняемый не скончался до суда. После пыток вра­чи залечивали раны — ведь еретика надлежало возводить на костер невреди­мым48. Здесь нельзя не привести слова выдающегося врача эпохи Возрож­дения Парацельса: «Врач не смеет быть ни мучителем, ни палачом, ни слугой палача»49.
После Сервета исследования движения крови неустанно продолжались. Р. Коломбо изучил движение крови в легких и описал свои наблюдения в тру­де «Об анатомии в 15 книгах» («dе re anatomica Libri XV», 1559). Иероним Фабрицнй (Fabricius, Hicronymua, 1533—1619) — ученик Фаллопия н учи­тель Гарвея — первым продемонстрировал в эксперименте (1603) и описал ве­нозные клапаны, доказав тем самым одностороннее движение крови по ве­нам — в направлении к сердцу.
Анатомические исследования в эпоху Возрождения не ограничивались то­лько изучением кровообращения, — они затронули многие системы организма. Так. Бартомолей Евстахий (Eurtachio, Bartoloroeo, 1510-1574) в 1563 г. впервые дал подробное описание органа слуха у человека, включая слуховую трубу, названную его именем, а Габриэль Фаллопий (Fallopio, Gabriele, 1523—1562) изучал строение репродуктивных органов, развитие человеческо-
46 Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К.. Энгельс Ф. Ст. — 2-е изд. — Т. 20.-С. 347.
47 Григулевич И. Р. Инквизиция. -2-е над.. испрввл. и дополи..-М.; Политиадт, 1976. -С.113,133.365.421-437.
48 Там же.-С. 144-145.
49 Циг по; Сорокина Т. С. Атлас истории медицины: Средние века (476—1640). — М.: Иад-во УДН. 1983. - С. 130.
го зародыша и его сосудистой системы, впервые описал строение и функции маточных (фаллопиевых) труб.
Таким образом, усилиями многих ученых — титанов эпохи Возрождения — был заложен фундамент научной анатомии. На ее основе получили свое разви­тие физиология, терапия, хирургия.
Становление физиологии как науки. Ятрофизика
Рождение физиологии как науки, как правило, связывают с именем выда­ющегося английского врача, физиолога и эмбриолога Уильяма Гарвея (Har­vey, William, 1578—1657), которому принадлежит заслуга создания стройной теории кровообращения.
В возрасте 21 года У. Гарвей окончил Кембриджский университет. В 24 года в Падуе стал доктором медицины. Вернувшись на родину, Гарвей стал про­фессором кафедры анатомии, физиологии и хирургии в Лондоне.
Основываясь на достижениях своих предшественников -- Галена, Веза-лия, Коломбо, Фабриция — Гарвей математически рассчитал и экспери­ментально обосновал теорию кровообращения, согласно которой кровь воз­вращается к сердцу по малому и большому кругам. По мнению Гарвея, на пе­риферии кровь переходила из артерий в вены по анастомозам и через поры тканей, — при жизни Гарвея в физиологии еще не применяли микроскопиче­ской техники, и он не мог увидеть капилляров. Их открыл Марчелло Мальпиги (Malpighi, Marcello, 1628—1694) через четыре года после смерти Гарвея.
После многолетней проверки в эксперименте У. Гарвей изложил свою тео­рию в фундаментальном сочинении «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных» («Exerdtatio anatomica de motu cordis et sangvinis in animalibus», 1628) и сразу же подвергся ожесточенным нападкам со сторо­ны церкви и многих ученых. Первым теорию Гарвея признал Р. Декарт, затем Г. Галилей, С. Санторио, А. Борелли и другие ученые. И. П. Павлов видел в ней не только «редкой ценности плод» научной мысли, но отмечал и «подвиг смелости и самоотвержения» ее автора.
Большое влияние на развитие естествознания (и физиологии) в этот пери­од истории оказала деятельность английского философа и политического дея­теля Френсиса Бэкона (Bacon, Francis, 1561—1626). Не будучи врачом, Бэ­кон во многом определил пути дальнейшего развития медицины. Его основной философский трактат «Великое восстановление наук», посвященный вопро­сам формирования науки и научного познания, не был закончен. Однако вто­рая его часть — «Новый Органон» («Novum organum scientianim») был опуб­ликован в 1620 г. В этом сочинении Ф. Бэкон, в частности, сформулировал три основные цели медицины: первая — сохранение здоровья, вторая — изле­чение болезней, третья — продление жизни. Наука представлялась ему основ­ным средством решения социальных проблем общества, — вот почему он был убежденным сторонником союза науки и власти.
Основными орудиями познания Ф. Бэкон считал чувства, опыт, экспери­мент и то, что из них вытекает. Гегель писал о нем: «Бэкон полностью отверг схоластический способ рассуждения на основе совсем отвлеченных абстрак­ций, слепоту по отношению ко всему, что мы имеем перед глазами»50. Прогно­зируя развитие науки, Ф. Бэкон заглядывал вперед на многие столетия. Так, в области медицины он выдвинул ряд идей. реализацией которых занимались многие последующие поколения ученых. К ним откосятся: изучение анатомии не только здорового, но и больного организма; изобретение методов обезболи­вания; широкое использование при лечении болезней прежде всего природных факторов и развитие бальнеологии. Таким образом, Ф. Бэкон во многом опре­делил пути формирования философского мышления и развитие наук грядуще­го Нового времени.
Современник Френсиса Бэкона выдающийся французский ученый Рене Декарт (Deecartes, Rene, 1596—1650) также знаменует переход к философ­скому мышлению и естествознанию нового времени. По словам Гегеля, «Де­карт направил философию в совершенно новое направление... Он исходил из требования, что мысль должна начинать с самой себя. Все предшествующее философствование, в частности то, которое исходило из авторитета церкви, было начиная с этого времени отвергнуто»51.
Р. Декарт явился одним из творцов ятрофизики (греч. iatrophysike; от iatros — врач и physi» — природа) — направления в естествознании и медицине, которое рассматривало жизнедеятельность всего живого с позиций физики. Ятрофизика изучала явления природы в состоянии покоя и отражала метафи­зическое направление в философии XVII—XVIII в. По сравнению со средне­вековой схоластикой метафизическое мышление XVII в. было явлением про­грессивным. Его корни восходят к философским сочинениям Аристотеля, по­мещенным в конце его трактата «Наука о природе» т.е. после науки о природе (после «физики»: греч. «Meta ta physike»), откуда и произошло название ме­тода мышления и целого философского направления — метафизики.
Механистические взгляды Декарта оказали положительное влияние на да­льнейшее развитие философии и естествознания. Так, Декарт считал, что жизненные действия подчиняются механическим законам и имеют природу отражения (названную позднее «рефлекторной»). Все нервы он разделил на те, по которым сигналы поступают в мозг (позднее «центростремительные»), и те, по которым из мозга сигналы движутся к органам (позднее «центробеж­ные»), и, таким образом, в простейшем виде разработал схему рефлекторной дуги. Он изучал анатомию человеческого глаза и разрабатывал основы новой теории света.
Однако наряду с естественнонаучным пониманием мира Декарт в ряде во­просов придерживался идеалистических воззрений. Так, например, он считал, что мышление является способностью души, а не тела.
50 Гегель. Соч. - Т. XI. - М., 1932. - С. 215.
51 Там же.-С. 257.

Другими прогрессивными направлениями в естествознании того времени были ятроматематика (греч. iatromathematike от mathematike — наука о ко­личественных отношениях) и ятромеханика (греч. iatromechanikeoTniechane — орудие, машина).
С позиции ятромехаников живой организм подобен машине, в которой все процессы можно объяснить при помощи математики и механики. Основные положения ятромеханики изложены в сочинении «О движении животных» итальянского анатома и физиолога Джованни Альфонса Борелли (Borelli, Giovanni Alfonso, 1608—1679), одного из основоположников биомеханики.
Среди выдающихся достижении эпохи Возрождения, имевших отношение как к физике, так и к медицине — изобретение в конце XVI в. термометра (точнее, воздушного термоскопа). Его автор один из титанав эпохи Возрож­дения итальянский ученый Гйлилео Галияей (Galilei, Galileo, 1564—1642), подтвердивший и развивший гелиоцентрическую теорию Н. Коперника (1543). Множество его драгоценных рукописей было сожжено инквизицией. Но в тех, что сохранились, обнаружены рисунки первого термоскопа: он пред­ставлял собой небольшой стеклянный шар, к которому припаивалась тонкая стеклянная трубочка; ее свободный конец погружался в сосуд с подкрашенной водой или вином. В отличие от современного термометра, в термоскопе Галилея расширялся воздух, а не ртуть: как только шар остывал, вода поднималась вверх по капилляру.
Почти одновременно с Галилеем профессор Падуанского университета С. Санторио (Santorio, S.. 1561—1636), врач, анатом и физиолог, создал свой прибор, с помощью которого он измерял теплоту человеческого тела. Прибор Санторио также состоял из шара и длинной извилистой трубки с произвольно нанесенными на все делениями; свободный конец трубки заполнялся подкра­шенной жидкостью. Испытуемый брал шарик в рот или согревал его руками. Теплота человеческого тела определялась в течение десяти пульсовых ударов по изменению уровня жидкости в трубке. Прибор Санторио был достаточно громоздким; его установили во дворе его дома для всеобщего обоарения и ис­пытания.
Санторио сконструировал также экспериментальную камеру-весы для изучения количественный оценки усвояемости пищи (обмена веществ) путем систематических взвешиваний себя, пищи и выделений организма. Результа­ты его наблюдений обобщены в труде «О медицине равновесия» («De statica medicina», 1614).
В начале XVII в. в Европе было сделано множество оригинальных термо­метров. Первый термометр, показания которого не зависели от перепадов атмосферного давления, был создан в 1641 г. при дворе Фердинанда П. импера­тора Священной Римской империи, который был не только покровителем ис­кусств, но и сам принимал участие в создании ряда физических приборов. При его дворе были выполнены забавные по своей форме термометры, похожие на маленьких лягушат. Они предназначались для измерения теплоты тела чело­века и легко прикреплялись к коже пластырем. Полость «лягушат» заполнялась жидкостью, в которой плавали цветные шарики различной плотности. Когда жидкость согревалась, объем ее увеличивался, а плотность уменьша­лась, и некоторые шарики погружались на дно прибора. Теплота тела испыту­емого определялась по количеству разноцветных шариков, оставшихся на по­верхности: чем их меньше, тем выше теплота тела испытуемого.
Несмотря на большое количество оригинальных термометрических прибо­ров, проникновение термометрии в клинику стало возможным только в начале XVIII столетия.
Ятрохимияи медицина
Наряду с ятрофизикой и ятромеханикой в эпоху Возрождения широкое развитие получила ятрохимия (греч. iatrochimeia, от iatros врач и chimeia — химия) — направление в медицине, связанное с развитием химии (врачебная химия). Ятрохимикн считали, что процессы, совершающиеся в организме, яв­ляются химическими, поэтому с химией должно быть связано как изучение этих процессов, так и лечение болезней.
Одним из основоположников ятрохимии является выдающийся естество­испытатель, врач и химик Раннего Возрождения Филипп Аурсол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (Hogenheim, Philippus Aureolus Theophrastus von, 1493—1541), известный в истории под латинизированным именем Парацельс (Paracelsus, от лат. Para-Celsue — «Подобный Цельсу»), которое он принял уже в расцвете сил и научной зрелости (после 1529 г.)52.
Швейцарец по происхождению, Теофраст фон Гогенгейм получил врачеб­ное образование, в университете в Ферраре (Италия). Затем в течение 8 лет (1516—1524) он много путешествовал, объехал почти всю Европу (включая земли современной Литвы, Белоруссии и Западной Украины), наблюдая и врачуя болезни людей различных народов и профессий. «Врач много путеше­ствовать должен, — писал он. — Что ни страна, то страница. Ногами своими ты должен ее пройти, и так должно страницы ее перелистывать». Он посмеи­вался над «учеными докторами, которые всю жизнь сидят за печкой, книгами себя окружив, и плавают на одном корабле — корабле дураков».
В Страсбурге он был принят в местный цех хирургов (1526) и завоевал большую популярнсть не только во всем Эльзасе, но и в близлежащем швей­царском городе Базеле, где служил городским врачом. Его пациентами были писатель Эразм Роттердамский (Erasmus von Rotterdam) и видный издатель эпохи Возрождения Иоханн Фробен (Froben, Johannes).
Впоследствии Парацельс (в то время еще — Теофраст фон Гогенгейм) чи­тал лекции в Базельском университете (1527-1529), сначала на латинском, а затем — на своем родном немецком языке, «чтобы быть понятым возможно большим числом слушателей». Перед вступлением в должность профессора,
52 В лекции испольэованы материалы о Парацельсе, любезно предоставленные профес­сором П. Е. Заблудовским, а также книга: Kastner, Ingrid. Theophraetue Bombastu» von Hohenhenn, genannt Paracelsus. - 2. Aufl. - Leipzig: B-G-Teubiier. 1989. - 92 S.

он опубликовал меморандум, в котором утверждал: «Не заученное повторение произведений Гиппократа, Галена и Авиценны в красноречивых выступлени­ях требуется от врачей, а накопление собственных наблюдений, поиски и на­хождение действительных средств помощи больным».
Парацельс явился одним из основоположников опытного метода в науке. Он учил студентов не только на лекциях, но и у постели больных или во время прогулок за минералами и лекарственными растениями53. Он был одновре­менно и теоретиком, и практиком: «Теория врача есть опыт. Никто не может стать врачом без науки и опыта», — утверждал он и порицал тех врачей, кото­рые собственных знаний (особенно химических) не имели и прописывали ле­карства «по книгам».
С Парацельса начинается кардинальная перестройка химии (т.е. алхимии того времени) в ее приложении к медицине: от поисков путей получения золо­та—к приготовлению лекарств. «Правы не те, кто говорят, что алхимия дела­ет золото и серебро, но те, кто говорят, что она создает лекарства и направляет их против болезней», — считал Парацельс54. Его система врачевания основывалась на трех элементах (или «принципах»): сере, ртути, сурьме (и их соеди­нениях); болезнь понималась как нарушение их правильных соотношений. Вот почему врачи и аптекари эпохи Возрождения придавали столь важное значе­ние лекарственным препаратам, содержащим серу, ртуть, сурьму и различные соли, и часто сами получали их из природных руд. Парацельс с гордостью пи­сал, что он и его ученики «отдых в лаборатории имеют, пальцы в угли и отбро­сы и всякую грязь суют, а не в кольца золотые, и подобны кузнецам и уголь­щикам закопченным».
Широкое использование минералов при лечении болезней было новатор­ским для медицины эпохи Возрождения, ведь в древности и в период класси­ческого средневековья в Европе для лечения больных применяли почти исклю­чительно средства, приготовленные из растений и частей животных. Пара­цельс успешно применял втирания ртути при лечении сифилиса и рекомендо­вал препараты, содержащие сурьму, как эффективные лекарственные средст­ва. Неудивительно, что Парацельса, широко применявшего минералы, часто обвиняли в отравлении больных ядами. «А знаете ли вы, что есть яд? — возра­жал он. — Все есть яд, и все есть лекарство. Одна лишь доза делает вещество или ядом, или лекарством».
Он критиковал учение древних греков о «четырех соках» организма, осуж­дал злоупотребления кровопусканием и слабительными «очищениями», столь популярные в средневековой Европе, и разработал свою классификацию фак­торов, влияющих на здоровье человека (лат. ens, entia), подразделив их на 5 видов:
1) естественные факторы, свойственные конституции каждого человека (лат. ens naturale);
53 Мирскчй М. Б. Хирургия от древности до современности. Очерки истории. М.: Наука, 2000. - С. 92.
54 Штрубе В. Пути развития химии: В 2 т. Т. 1. - М.: Мир, 1984. - С. 2Q4.

2) яды и факторы, привносящие заражение (лат. ens veneni, в современ­ном понимании — возбудители инфекций и отравляющие вещества);
3) факторы психологического характера (лат. spirituale) (важно отметить, что Парацельс не верил в ведьм и исключал возможность их воздействия на здоровье человека);
4) астральные воздействия (лат. ens astrorum — космические, атмосфер­ные и климатические факторы) — «камни являются звездами Земли, звез­ды — камнями неба», — считал Парацельс;
5) божественное влияние, связанное с верой и могущее давать исцеление (лат. ens deale); к нему обращались, когда действие первых четырех влияний казалось уже исчерпанным.
Как и все великие мыслители переломной эпохи Возрождения, Парацельс не мог избавиться от противоречивого двойственного восприятия мира: с од­ной стороны, утверждение нового опытного метода познания природы, с дру­гой — стремление к магии и к познанию воздействия небесных тел на судьбы людей и их здоровье. Отсюда понятно, почему Иоганн Вольфганг Гете (1749—1832) избрал реальную фигуру Парацельса как прообраз для своего доктора Фауста, «стремящегося от тьмы к свету»:
Вот почему я магии решил предаться,
Жду от духа слов и сил,
Чтоб мне открылись таинства природы,
Чтоб не болтать, трудясь по пустякам,
О том, чего не ведаю я сам,
Чтоб я постиг все действия, все тайны,
Всю мира внутреннюю связь;
Из уст моих чтоб истина лилась,
Не слов пустых набор случайный55.
Гете. «Фауст».
Формально Парацельс оставался католиком и считал врача «наместником бога»; в то же время, предъявляя высокие этические требования к врачу, он решительно отвергал участие врачей в казнях и пытках инквизиции: «Врач не смеет быть ни мучителем, ни палачом, ни слугой палача», — заявлял он.
Новаторство Парацельса проявилось и в его отношении к хирургии, кото­рая в те времена в Европе не считалась областью медицины и в университетах не преподавалась (ею занимались ремесленники, см. ниже), — Парацельс на­стаивал на объединении хирургии и медицины (т.е. внутренней медицины) в одну науку, потому что обе они имеют один корень. Сам он с гордостью на­зывал себя «доктором обеих медицин» (нем. «Doktor beider Arzneyen»). Его книга «Большой лечебник (ранений)» (нем. «Die grossenWundarzney», 1536) и другие сочинения пользовались большой популярностью в течение многих столетий.
В своих сочинениях он писал также о болезнях рудокопов и литейщиков,

55 Гете И. В. Фауст / Пер. Н. Холодковского. — М.: Гос изд. дет. литер., 1956. — С. 54.

связанных с (Правлениями серой, свинцом, ртутью, сурьмой, — таким образом, Парацельс заложил основы будущей науки о профессиональных болезнях.
О болезнях рудокопов и их предупреждении писал также в сочинении «О горном деле и металлургии» («De re metallica, 1556) современник Парацельса — Георг Бауэр, известный под псевдонимом Агрикола (Agricola, Georg, 1494-1555).
Развитие медицинской химии в эпоху Возрождения привело к расширению аптекарского дела.
Аптека как самостоятельное учреждение возникла во второй половине VIII в. на арабоязычном Востоке. (Первая аптека на Ближнем и Среднем Востоке была открыта в 754 г. в столице Халифата г. Багдаде). В Европе пер­вые аптеки появились в XI в. в испанских городах Толедо и Кордова. К XV в. они широко распространились по всему континенту.
В эпоху Возрождения размеры аптекарских лавок значительно увеличи­лись: из простых лавок периода развитого средневековья, когда вся аптека размешалась в одной комнате, они превратились в большие фармацевтические лаборатории, которые включали в себя помещение для приема посетителей, кладовые, где размельчались и хранились лекарства и сырье, и собственно ла­боратории с печью и дистилляционным аппаратом.
Начиная с XV в., с особым старанием культивировались аптекарские бо­танические сады. Их называли садами здоровья (лат. Hortus sanitatis). С этим латинским названием созвучно русское слово — вертоград (т.е. сад, цветник лечебных растений). В XVI—XVII вв. вертограды широко распро­странились на Руси.
В качестве лекарственного сырья аптекари применяли также минеральные вещества и части животных. Большой популярностью в Европе пользовались заморские лекарственные средства, которые привозились, главным образом, из стран Востока.
Представления о лечебном действии многих лекарств в то время часто были далеки от истины. Так, в течение почти двух тысячелетий (с I по XX вв.) существовало мнение о том, что териак является универсальным средством против всех болезней. Его составляли сами врачи при большом скоплении на­рода более чем из 70 компонентов, затем териак выдерживали в течении полу­года, причем особой славой пользовался териак, приготовленный в г. Венеции.
Аптекари эпохи Возрождения, как и другие профессионалы, внесли боль­шой вклад в формирование культуры своего времени. Они занимали высокое положение в обществе. В то же время их деятельность регламентировалась го­сударством. В середине XVI в. начали появляться первые фармакопеи, в кото­рых перечислялись используемые в данном городе или государстве лекарства, их состав, применение и стоимость. Так было положено начало официальному регулированию цен на медикаменты в Европе.
Одним из современников Парацельса и Агриколы был выдающийся по­льский астроном, математик и врач Николай Коперник (Copernicus, Nicola-us, 1473—1543). Высшее образование он получил в Кракове (1491—1495), где изучал астрономию и математику, затем в Болонье (Италия, с 1496 г. — юридические науки) и Падуе (1501-1504), где изучал медицину, слушал лекции Джироламо Фракасторо (см. ниже) и начинал свою врачебную практику.
Будучи еще студентом Краковского университета, Коперник обнаружил противоречия в системе Птолемея. Свои исследования он продолжил в Италии, а затем у себя на родине в Польше. Обсерватория Коперника в г. Фром­борке, в которой он работал более 30 лет, сохранилась до наших дней и в на­стоящее время является музеем. Результаты своих многолетних астрономиче­ских исследований Н. Коперник изложил в трактате «Об обращении небес­ных сфер» («De Revolutionibue orbium ooelectium», 1543). Вышедший в свет за несколько дней до смерти Н. Коперника, этот труд в 1616 г. декретом инк­визиции был внесен в «Индекс запрещенных книг» и оставался под запретом до 1828 г.
Как врач Коперник пользовался широкой известностью. Его пациентами были и знатные горожане (епископы, каноники), и бедные люда, которым он не отказывал в помощи и бесплатно раздавал лекарства. В одной из книг биб­лиотеки Коперника сохранился написанный его рукой весьма сложный рецепт, включающий 21 компонент растительного, животного и минерального проис­хождения. В него входили растертые в порошок кораллы, драгоценные камни (изумруд и сапфир) и металлы (золото и серебро). Трудно определит!» эффект действия такого лекарства, но еще сложнее определить его стоимость.
Реально осознавая значение предупредительной медицины, Коперник был инициатором и руководителем строительства водопроводов и гидротехниче­ских комплексов в Вармии. Фромборке, Торуни, Олыитыве и других городах Польши. На одной из башен собора в г. Фромборке сохранилась надпись:
Здесь покоренные воды течь принуждены на гору, Чтоб обильным ключом утолить жителей жажду. В чем отказала людям природа
искусством преодолел Коперник.
Это творенье, в ряду других
свидетель его славной жизни56.
Эпидемии я учение о контагии
История эпидемий в эпоху Возрождения характеризуется двумя фактора­ми: с одной стороны, намечается некоторое ослабление «старых» болезней — проказы и чумы, а с другой появляются «новые» болезни (сифилис, англий­ская потовая горячка, сыпной тиф).
В конце XV — начале XVI вв. всю Европу охватила эпидемия сифилиса. В начале XVT столетия о нем писали Дж. Фракасторо, А. Паре, Парацельс, Г. Фалопнй и другие ученые. По морским и сухопутным торговым путям си­филис распространился за пределами Европейского континента. Публичные
56 Гребеников Е.А. Николай Коперник. —М.: Наука, 1982. - С. 29.

бани, которые широко рекомендовались в то время в гигиенических и лечеб­ных целях, в связи с эпидемией сифилиса были закрыты.
Причины этой мощной эпидемии еще недостаточно изучены. Одни ученые полагают, что сифилис был завезен в Европу после открытия Америки. В ка­честве доказательства приводится описание (1537) испанского врача Диаса де Ислы, который лечил людей из экипажа Колумба, прибывших с о. Гаити. По мнению большинства других ученых, сифилис существовал у народов Ев­ропы с древнейших времен. Доказательством этой версии служат описания античных авторов, средневековых врачей и результаты археологических рас­копок могильников в различных районах Европы и Азии. По всей вероятно­сти, сифилис издавна существовал в Европе, Азии и Америке, а внезапная эпидемия конца XV в. в Европе была обусловлена длительными войнами, массовыми передвижениями людей, а возможно, и появлением нового штамма возбудителя, завезенного с Американского континента.
В то же время в Америку в процессе конкисты были завезены новые, неиз­вестные там ранее болезни. Среди них — оспа. Эта печальная страница исто­рии континента становится еще более трагической в связи с тем, что конкиста­доры использовали инфицированную оспой одежду в целях истребления непо­корных аборигенов. В этой жестокой бактериологической войне погибли мил­лионы коренных жителей, многие районы Америки совершенно обезлюдели.
Смертность от оспы в то время была чрезвычайно высокой. До введения оспопрививания по методу Э. Дженнера (1796) только в Европе ежегодно оспой заболевало около 10 млн. человек, из которых умирало от 25 до 40%.
Причины эпидемий в средние века были непонятны. Огромные размеры приносимых ими бедствий и беспомощность человека вызывали величайшее смятение и суеверный ужас.
«Порой приходится видеть, как почва внезапно колеблется под мирными городами и здания рушатся на головы жителей, — писал французский историк медицины Э. Литтре. — Так же внезапно и смертельная зараза выходит из не­известной глубины и своим губительным дуновением срезает человеческие по­коления, как жнец срезает колосья. Причины неизвестны, действие ужасно, распространение неизмеримо: ничто не может вызвать более сильной тревоги. Чудится, что смертность будет безгранична, опустошение будет бесконечно и что пожар, раз вспыхнув, прекратится только за недостатком пищи...»57.
Одни ученые связывали эпидемии с землетрясениями, которые, как утвер­ждал немецкий историк медицины Г. Гезер, «во все времена совпадали с опус­тошениями от повальных болезней». По мнению других (их было большинст­во), эпидемии вызываются «миазмами» — «заразными испарениями», кото­рые «порождаются тем гниением, которое совершается под землей», и выно­сятся на поверхность при извержении вулканов58. Третьи думали, что разви­тие эпидемий направляется особым положением звезд, поэтому иногда в поис­ках астрологически более благоприятного места люди покидали пораженные
57 Литтре Э. Великие эпидемии // Медицина и медики. СПб., 1873. — С. 1—2.

города, что в любом случае уменьшало опасность их заражения.
Первая научно обоснованная концепция распространения заразных болез­ней была выдвинута Джироламо Фракдсторо (Fracastoro, Girolamo, 1478—1553) — итальянским ученым — врачом, физиком, астрономом и поэ­том, одним из выдающихся деятелей эпохи Возрождения. Медицинское обра­зование Фракасторо получил в передовом Падуанском университете — «Патавинской академии» (Gimnasium Patavinum), с которой связаны судьбы Галился и Санторио, Везалия и Фаллопия, Коперника и Гарвея. В этом универ­ситете получили свои дипломы первые российские доктора медицины Фран­циск Георгий Скорина из Полоцка (1512) — современник Фракасторо и Ко­перника, и П. В. Посников из Москвы (1695) — сподвижник Петра I.
Будучи уже профессором Падуанского университета, Дж. Фракасторо написал свой основополагающий труд «О контагии, контагяозных болезнях и лечении» («De contagione et contagiosis morbis et curatione Ubri tres», 1546) в трех книгах. Первая содержит общие теоретические положения и системати­ческое обобщение взглядов предшественников Фракасторо — Гиппократа и Фукидида, Аристотеля и Тита Лукреция Кара, Плиния Старшего и Галена, Ар-Рази и Ибн Сины. Вторая посвящена описанию заразных болезней (оспы, кори, чумы, малярии, бешенства, английского пота, проказы). Третья — извест­ным в то время методам их лечения.
В своем труде Дж. Фракасторо изложил основы разработанного им уче­ния о «контагии» — живом размножающемся заразном начале, выделяемом больным организмом, и тем самым значительно поколебал бытовавшие ранее представления о «миазмах». Уже тогда Фракасторо был убежден в специфич­ности «семян» заразы (т.е. возбудителя).
Согласно его учению, существует три способа передачи инфекционного начала: при непосредственном соприкосновении с больным человеком, через зараженные предметы и по воздуху на расстоянии. Притом Фракасторо пола­гал, что на расстоянии передаются не все болезни, а через соприкосновение — все. Введенный им термин «инфекция» (лат. infectio, от inficere — внедряться, отравлять) означал «внедрение», «проникновение», «порчу». От него прои­зошло название «инфекционные блезни», введенное впоследствии немецким врачом К. Гуфеландом (Hufeland, К., 1762—1836). Термин «дезинфекция» также предложен Дж. Фракасторо.
В 1954 г. вышел в свет русский перевод труда Дж. Фракасторо с обшир­ными комментариями профессора П. Е. Заблудовского и его статьей, посвя­щенной научному анализу развития учения о заразных болезнях59.
Деятельность врачей великой эпохи Возрождения отражена в талантливых
58 Заблудовский П. Е. Развитие учения о заразных болезнях и книга Фракасторо // Фракасторо Дж. О контагии, контагиозных болезнях и лечении. — М.: Изд-во АН СССР. 1954. - С. 204-205.
59Фракасторо Дж. О контагии, контагиозных болезнях и лечении. — М.: Изд-во АН СССР, 1954.-323 с.

произведениях искусства, которые сегодня принадлежат к бесценным сокро­вищам мировой культуры. Знакомство с ними лишний раз подтверждает, что во времена Фракасторо еще не было и не могло быть действенных, научно обоснованных методов изучения причин заболеваний, — главными средствами обследования больного в Западной Европе оставались осмотр, опрос и уриноскопия (лат. urinoecopia; or греч. uron — моча и skopeo — смотреть). Не было и научно обоснованных методов борьбы с повальными болезнями, ведь их воз­будители оставались тогда невидимыми и неизвестными, а наука о них еще то­лько зарождалась. Достойными представителями этого научного направления стали впоследствии Д. С. Самойлович и Э. Дженнер, Л. Пастери И. И. Меч­ников.
Открытие возбудителей инфекционных заболеваний, начавшееся в конус прошлого века, и их научное изучение привели в наши дни к ликвидации мно­гих инфекционных болезней в масштабах государств, регионов, континентов, а порой и всего земного шара. Ярким примером тому является ликвидация оспы на нашей планете по программе, предложенной делегацией СССР на XI Ас­самблее Всемирной организации здравоохранения в 1958 г. и осуществленной в 1980-х гг. совместными усилиями народов всех стран мира.
Развитие хирургии
Как уже отмечалось, в средние века в Западной Европе существовало раз­граничение между врачами (или докторами), которые получали медицинское образование в университетах и занимались только лечением внутренних бо­лезней, и хирургами, которые научного образования не имели, врачами не счи­тались и в сословие врачей не допускались.
Согласно цеховой организации средневекового города, хирурги считались ремесленниками и объединялись в свои профессиональные корпорации. Так, например, в Париже, где антагонизм между врачами и хирургами выразился наиболее ярко, хирурги объединились в «Братство св. Косимы», в то время как врачи входили в медицинскую корпорацию при Парижском университете и очень ревностно оберегали свои права и интересы.
Между врачами и хирургами шла неустанная борьба. Врачи представляли официальную медицину того времени, которая все еще продолжала следовать слепому заучиванию текстов и за словесными диспутами была еще далека от клинических наблюдений и понимания процессов» происходящих в здоровом или больном организме.
Ремесленники-хирурги, напротив, имели богатый практический опыт. Их профессия требовала конкретных знаний и энергичных действий при лече­нии переломов и вывихов, извлечении инородных тел или лечении раненых на полях сражений во время многочисленных войн и походов.
Среди хирургов существовала профессиональная градация. Более высо­кое положение занимали так называемые «длиннополые» хирурги, которые отличались своей длинной одеждой. Они имели право выполнять наиболее сложные операции, например, камнесечение или грыжесечение. Хирурги второй категории «короткополые» были в основном цирюльниками и зани­мались «малой» хирургией: кровопусканием, удалением зубов и т.п. Самое низкое положение занимали представители третьей категории хирургов бан­щики, которые выполняли простейшие манипуляции, например, снятие мо­золей. Между различными категориями хирургов также велась постоянная борьба.
Официальная медицина упорно сопротивлялась признанию равноправия хирургов: им запрещалось переступать границы своего ремесла, выполнять врачебные манипуляции (например, делать клизмы) и выписывать рецепты.
В университеты хирурги не допускались. Обучение хирургии происходило внутри цеха (корпорации) сначала на принципах ученичества. Затем стали от­крываться хирургические школы. Репутация их росла, и в 1731 г. (т.е. в период уже Новой истории) в Париже, несмотря на отчаянное сопротивление меди­цинского факультета Парижского университета, решением короля была от­крыта первая Хирургическая академия. В 1743 г. она была приравнена к меди­цинскому факультету. В конце XVIII в., когда в результате французской бур­жуазной революции был закрыт реакционный Парижский университет, имен­но хирургические школы стали той основой, на которой создавались высшие медицинские школы нового типа.
Так завершилась в Западной Европе многовековая борьба между схола­стической медициной и новаторской хирургией, выросшей из практического опыта. (Заметим, что медицина народов Востока и античная медицина не зна­ли подобного разделения.)
Хирургия Западной Европы не имела научных методов обезболивания до середины XIX в. Все операции в средние века причиняли жесточайшие муче­ния пациентам. Не было еще и правильных представлений о раневой инфекции и методах обеззараживания ран. Поэтому большинство операций в средневе­ковой Европе (до 90%) заканчивалось гибелью больного в результате сепсиса (природа которого еще не была известна).
С появлением огнестрельного оружия в Европе в XV в. характер ранений сильно изменился: увеличилась открытая раневая поверхность (особенно при артиллерийских ранениях), усилилось нагноение ран, участились общие осложнения. Все это стали связывать с проникновением в организм раненого «порохового яда». Об этом писал итальянский хирург Йоханнес де Виго (Vigo, Johannes de, 1450—1545) в своей книге «Искусство хирургии» («Arte Chirurgica», 1514), которая выдержала более 50 изданий на различных языках мира. Де Виго полагал, что наилучшим способом лечения огнестрельных ран является уничтожение остатков пороха в ране путем прижигания раневой по­верхности раскаленным железом или кипящим составом смолистых веществ (во избежание распространения «порохового яда» по всему организму). При отсутствии обезболивания такой жестокий способ обработки ран причинял го­раздо больше мучений, чем само ранение.
Переворот этих и многих других устоявшихся представлений в хирургии связан с именем французского хирурга и акушера Амбру аза Паре (Pare» Ambroise, 1510—1590). Врачебного образования он не имел. Хирургии обучался в парижской больнице Hotel—Dieu, где был подмастерьем-цирюльником.
В 1536 г. А. Паре начал службу в армии в качестве цирюльника—хирурга и участвовал во многих военных походах. Во время одного из них — в Северной Италии молодому тогда армейскому цирюльнику Амбруазу Паре (ему было 26 лет) не хватило горячих смолистых веществ, которыми надлежало заливать раны. Не имея ничего другого под рукой, он приложил к ранам дигестив из яичного желтка, розового и терпентинного масел и прикрыл их чистыми повяз­ками. «Всю ночь я не мог уснуть, — записал Паре в своем дневнике, — я опа­сался застать своих раненых, которых я не прижег, умершими от отравления. К своему изумлению, рано утром я застал этих раненных бодрыми, хорошо выспавшимися, с ранами невоспаленными и неприпухшими. В то же время других, раны которых были залиты кипящим маслом, я нашел лихорадящими, с сильными болями и с припухшими краями ран. Тогда я решил никогда боль­ше так жестоко не прижигать несчастных раненных»60. Так было положено начало новому, гуманному методу лечения ран. Учение о лечении огнестрель­ных ранений стало выдающейся заслугой Паре.
Первый труд А. Паре по военной хирургии «Способ лечить огнестрельные раны, а также раны, нанесенные стрелами, копьями и др.» вышел в свет в 1545 г. на разговорном французском языке (латинского языка он не знал) и уже в 1552 г. был переиздан.
В 1549 г. Паре опубликовал «Руководство по извлечению младенцев, как живых, так и мертвых, из чрева матери». Являясь одним из известнейших хи­рургов своего времени, Амбруаз Паре был первым хирургом и акушером при дворе королей Генриха II, Франциска II, Карла IX, Генриха III и главным хи­рургом Hotel—Dieu, где он некогда учился хирургическому ремеслу.
Амбруаз Паре значительно усовершенствовал технику многих хирургиче­ских операций, заново описал поворот плода на ножку (древний индийский метод, забытый в средневековой Европе), применил перевязку сосудов вместо их перекручивания и прижигания, усовершенствовал технику трепанации че­репа, сконструировал ряд новых хирургических инструментов и ортопедиче­ских аппаратов, включая искусственные конечности и суставы. Многие из них были созданы уже после смерти Амбруаза Паре по оставленным им деталь­ным чертежам и сыграли важную роль в дальнейшем развитии ортопедии.
В то же время, наряду с блестящими трудами по ортопедии, хирургии, аку­шерству Паре написал сочинение «Об уродах и чудовищах», в котором привел множество средневековых легенд о существовании людей-зверей, людей-рыб, морских дьяволов и т.п. Крупные деятели сложнейшей переходной эпохи Воз­рождения жили на стыке средневековья и Нового времени. Они были не толь­ко участниками борьбы окружающего их мира — борьба проходила в них са­мих. Ломка традиционных средневековых взглядов проходила на фоне проти-
60 Цит. по: Заблудовский П. Е. История медицины (Материалы к курсу истории ме­дицины). - Т. I. - М.: Медрнз, 1954, С. 142.

воречивого сочетания старого и нового. Таким был Парацельс — новатор в хи­рургии и медицине, не изживший средневековой мистики. Таким был и нова­тор в учении о заразных болезнях Джироламо Фракасторо. Таким был и Амб­руаз Паре.
Деятельность Амбруаза Паре во многом определила становление хирургии как науки и способствовала превращению ремесленника-хирурга в полноправ­ного врача-специалиста.
Хирургия эпохи Возрождения достигла значительного прогресса. Карди­нально изменилось лечение огнестрельных ран и кровотечений. При отсутст­вии обезболивания и средств антисептики средневековые хирурги отважно производили трепанацию черепа и камнесечение, прибегали к радикальному лечению грыж, возрождали операции глазной и пластической хирургии, кото­рые требовали ювелирного мастерства61.
Преобразование хирургии, связанное с именем Амбруаза Паре, было про­должено его многочисленными последователями и продолжателями.
Изучение исторического и культурного наследия Средневековья позволя­ет увидеть, как в эпоху Возрождения начали расширяться культурные гори­зонты мира, как ученые с риском для жизни низвергали схоластические авто­ритеты и ломали рамки национальной ограниченности. Исследуя природу, они служили прежде всего истине и гуманизму, а следовательно — науке в единст­венно возможном смысле этого слова.
61 Мирский М. Б. Хирургия от древности до современности. Очерки истории. М.: Наука, 2000.- С. 110.


Лекция 4.
КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА НОВОГО ВРЕМЕНИ (середина XVII — начало XX в.)

ХИРУРГИЯ
История
Хирургия (лат. chirurgia — ручная работа, или «рукодействие», от греч. cheir — рука и ergon — действие) — древняя область медицины, занимающаяся лечением болезней посредством ручных приемов, хирургических инструмен­тов и приборов (т.е. посредством оперативных вмешательств),
Древнейшие хирургические приемы, по всей вероятности, были направлены на остановку кровотечений и лечение ран. Об атом свидетельствуют данные палеопатологии. исследующей ископаемые скелеты древнего человека (кости которых свидетель­ствуют о сращении костей, ампутациях конечностей, трепанации черепов).
Первые письменные свидетельства о хирургических операциях содержатся в иероглифических текстах древнего Египта (II—I тысячелетия до н.э.), законах Хаммурапи (XVIII в. до н.э.), индийских самхигах (первые века н.э.). Развитию хирур­гии посвящены работы «Гиппократова сборника», сочинения выдающихся врачей древнего Рима (Авл Корнелий Цельс, Гален из Пергама, Соран из Эфеса), Визан­тийской империи (Павел с о. Эгнна), средневекового Востока (Абу ль-Касим аа-За-храви, Ибн Сина) и др.
В средневековой Западной Европе христианская религия запрещала вскрытие трупов и «пролитие крови». Хирургия не считалась областью медицины. Большинст­во хирургов университетского образования не имели и в сословие врачей не допуска­лись. Они были ремесленниками и, согласно цеховой организации средневекового го­рода, объединялись в корпорации по профессиям (банщики, цирюльники, хирурги), где мастер-хирург передавал свои знания ученикам-подмастерьям.
Выдающимися хирургами средневековой Европы были Ги де Шолиак (XIV в.), Парацельс (1493-1541), Амбруаз Паре (1517-1590).
Бурное развитие естествознания в эпоху Возрождения и последующий пе­риод создало предпосылки для развития хирургии как научной дисциплины. Это связано с поисками решений четырех сложнейших проблем, которые ты­сячелетиями тормозили ее развитие: кровотечение и кровопотери, «заражение крови» (т.е. инфицирование ран и сепсис), отсутствие обезболивания и, как следствие, недостаточный уровень научных основ оперативной техники. Рас­смотрим их в обратном порядке, ибо хронологически именно в такой последо­вательности они были решены в течение одного столетия.
Техника операций. Создание топографической анатомии
До открытия обезболивания внимание хирургов было устремлено на совер­шенствование техники оперативных вмешательств. Это диктовалось необхо­димостью производить сложнейшие операции в минимально короткие сроки. Многие из них описаны в трехтомном руководстве «Хирургия» Лаврентия Гейстера (Heister, Lorcnz, 1683—1758) — выдающегося немецкого хирурга XVIII в., одного из основоположников научной хирургии в Германии. Этот труд был переведен почти на все европейские языки (в том числе русский) и служил руководством для многих поколений хирургов. Первый его том со­стоит из 5 книг: «О ранах», «О переломах», «О вывихах», «Об опухолях», «О язвах»; второй посвящен хирургическим операциям, третий — повязкам. Л. Гейстер подробно описал операцию ампутации голени, которая в то время наиболее часто производилась в полевых условиях на театре военных дейст­вий. Ее техника была разработана настолько четко, что вся операция длилась считанные минуты. При отсутствии обезболивания это имело первостепенное значение и для больного и для хирурга.
Так, например, Н. И. Пирогов (он оперировал и до открытия наркоза) вместе с двумя ассистентами и двумя солдатами, которые держали оперируе­мого, производил ампутацию голени за 8 минут. «Можно окончить 10 боль­ших ампутаций, даже с помощью не очень опытных рук, в 1 час и 45 минут, — писал он с севастопольского театра военных действий своему коллеге по Ме­дико-хирургической академии известному хирургу К. К. Зейдлицу. — Если же одновременно оперировать на трех столах и с 15 врачами, то в 6 часов 15 минут можно сделать 90дмпутаций, и поэтому — 100 ампутаций с неболь­шим в 7 часов времени»62.
Прогресс хирургии в разных странах Европы отражал особенности их эко­номического и политического развития. Напомним, что до конца XVIII в. хи­рургия в Европе считалась ремеслом, а не наукой.
Первой страной, где хирурги были признаны наравне с врачами, явилась Франция. В 1731 г. в Париже была открыта первая Хирургическая академия. Ее директором стал Жан Луи Пти (Petit, Jean Louis, 1674—1750) — самый знаменитый хирург Франции того времени. Он вышел из сословия цирюльни­ков, участвовал в военных походах и был известен своими трудами по хирур­гии костей и суставов, ранений и ампутаций; им разработан кровоостанавлива­ющий винтовой турникет.
В 1743 г. Хирургическая академия была приравнена к медицинскому фа­культету. В конце XVIII в., когда в результате французской буржуазной ре­волюции был закрыт реакционный Парижский университет, Хирургическая академия явилась той основой, на которой развивались высшие медицинские школы нового типа «школы здоровья» (фр. ecoles de seme).
Одним из основоположников французской хирургии является Доминик Жан Ларрей (Larrey, DominiqueJean, 1766—1842). В качестве врача-хирурга он участвовал в экспедиции французского флота в Северную Америку, был главным хирургом французской армии во всех походах Наполеона. Ларрей явился основоположником военно-полевой хирургии во Франции. Он впер­вые создал подвижное медицинское подразделение для вывоза раненых с поля боя и оказания им медицинской помощи — «летучий санитарный отряд»
62 Севастопольские письма Н. И. Пирогова. 1854-1855. СПб.: Тип. М. Меркушева, 1907. -С. 184.

(фр. ambulance volante — летучий полевой госпиталь). Летучие амбулатории Ларрея состояли из 12 малых двухколесных и 4 больших четырехколесных по­возок на ремнях и рессорах, с веревочными переплетами и матрацами. Каж­дый отряд обслуживали 3 хирурга и 12 помощников хирурга63.
Д. Ж. Ларрей ввел в практику военно-полевой хирургии ряд новых опе­раций, повязок и манипуляций. Его богатый практический опыт обобщен в фундаментальных трудах «Научные записки о военно-полевой хирургии и во­енных кампаниях» («Memoires de chirurgie militaire et campagnes, t. 1—4», 1812—1817) и «Клиническая хирургия с преимущественным ее применением в сражениях и военных госпиталях в период с 1792 по 1836 г.» («Clinique chirur-gicale, exercee particulierement dans les camps et les hopUaux militaires, depuis 1792jusquen 1836,1.1-5», 1829-1836).
В Англии основоположником научной хирургии был Джон Хантер (Hun­ter, John, 1728—1793) — выдающийся анатом и хирург, член научного Коро­левского общества (1767), известный своими открытиями в области анатомии человека и сравнительной анатомии, эмбриологии и ботаники, физиологии и патологии, дерматологии и хирургии. В 1783—1785 гг. он организовал в Лон­доне анатомический музей, который носит его имя (Hunter's Museum); к нояб­рю 1799 г. коллекция музея состояла из 14 тыс. уникальных экспонатов, боль­шинство из которых были выполнены самим Дж. Хантером. Период промыш­ленного переворота в Англии был временем научно-технического прогресса. Именно в этот период были сделаны и важнейшие открытия в области хирур­гии. Среди них введение хлороформного наркоза (Дж.Симпсон, 1847) и от­крытие метода антисептики (Дж.Листер, 1867), речь о которых пойдет ниже.
Хирургия в Германии вплоть до последней четверти XIX в. была значитель­но слабее английской и французской. Это соответствовало экономическому и политическому отставанию немецких государств до первой половины XIX столетия. Но уже к концу XIX в., когда в Германии развилось мощное производство, стимулирующее научный поиск в различных областях, именно немецкая хирургия заняла ведущее место в Европе.
Создателем одной из крупнейших хирургических школ Германии и Евро­пы того времени был Бернхард фон Лангенбек (Langenbeck, Bernhard von, 1810—1887). Он разработал значительное число новых операций, 20 из кото­рых носят его имя. Учениками Лангенбека были Т. Бильрот, Ф. Эсмарх, А. Черни и другие видные хирурги.
Развитие хирургии в России в силу сложившихся исторических традиций до середины XIX в. было тесно связано с немецкой хирургией. На русский язык переводились многие немецкие руководства и учебники хирургии.
В первой половине XIX в. ведущим центром развития хирургии в России являлась Петербургская Медико-хирургическая академия. Преподавание в Академии было практическим: студенты производили анатомические вскры­тия, наблюдали большое количество операций и сами участвовали в некоторых
63 Лахтин М. Ю. Этюды по истории хирургии. — М., 1901. — С. 151.

из них под руководством опытных хирургов. В числе профессоров Академии были П. А. Загорский, И. Ф. Буш — автор первого русского «Руководства к преподаванию хирургии» в трех частях (1807), И. В. Буяльский — ученик И. Ф. Буша и выдающийся предшественник Н. И. Пирогова.
В Москве развитие хирургии тесно связано с деятельностью Ефрема Оси­повича Мухина (1766—1859) — видного русского анатома и физиолога, хи­рурга, гигиениста и судебного медика.
Будучи профессором Московской Медико-хирургической академии (1795—1816) и медицинского факультета Московского университета (1813—1835), Е. О. Мухин издал «для пользы соотчичей, учащихся меди­ко-хирургической науке, и молодых лекарей, занимающихся производством хирургических операций», свои труды «Описание хирургических операций» (1807), «Первые начала костоправной науки» (1806) и «Курс анатомии» в восьми частях (1818). Он внес существенный вклад в развитие русской ана­томической номенклатуры. По его инициативе в Московском университете и Медико-хирургической академии были созданы анатомические кабинеты, введено преподавание анатомии на трупах и изготовление анатомических пре­паратов из замороженных трупов (метод, впоследствии развитый его ученика­ми И. В. Буяльским и Н. И. Пироговым). Развивая идеи нервизма, Е. О. Мухин признавал ведущую роль нервной системы в жизнедеятельности организма и возникновении многих заболеваний.
Будучи врачом и другом семьи Пироговых, Е. О. Мухин оказал большое влияние на формирование взглядов молодого Н. И. Пирогова, который с дет­ства искренне любил известного московского доктора. Когда же юноше ис­полнилось 14 лет, он по рекомендации профессора Мухина поступил на меди­цинский факультет Московского университета.
Николай Иванович Пирогов (1810—1881) — выдающийся деятель рос­сийской и мировой медицины, хирург, педагог и общественный деятель, созда­тель топографической анатомии и экспериментального направления в хирур­гии, один из основоположников военно-полевой хирургии.
Годы его учебы в Московском университете совпали с периодом револю­ционного движения декабристов и последовавшей за ним политической реак­цией в России. Именно тогда в Казанском университете по приказу попечите­ля М. Л. Магницкого были захоронены по церковному обряду все препараты анатомического театра. В Московском университете в то время также преоб­ладало книжное преподавание. «Об упражнениях в операциях над трупами не было и помину, — писал впоследствии Николай Иванович, — ...хорош я был лекарь с моим дипломом, давшим мне право на жизнь и на смерть, не видав ни однажды тифозного больного, не имея ни разу ланцета в руках!»64.
В 1828 г. после окончания Московского университета 17-летний «лекарь 1-го отделения» Н. И. Пирогов по рекомендации профессора Е. О. Мухина
64 Пирогов Н. И. Вопросы жизни (Дневник старого врача) // Пирогов Н. И. Собр. соч.: В 8 т. - Т. 8. - М.: Медгиз, 1962. - С. 228.
был направлен в Профессорский институт, только что учрежденный в Дерпте (Юрьев, ныне Тарту) для подготовки профессоров из «прирожденных росси­ян». В первом наборе слушателей этого института были также Г. И. Соколь­ский, Ф. И. Иноземцев, А. М. Филомафитский и другие молодые ученые, со­ставившие славу российской науки. В качестве своей будущей специальности Николай Иванович избрал хирургию, которую изучал под руководством про­фессора И. Ф. Мойера (1786-1858).
В 1832 г. в возрасте 22 лет Н. И. Пирогов защитил докторскую диссерта­цию «Является ли перевязка брюшной аорты при аневризме паховой области легко выполнимым и безопасным вмешательством?» (лат. «Nun» vmctura аогtae abdominalis in aneurysmate inguinali adhibita facile ac tutum sit remedium?»). Ее выводы основаны на экспериментально-физиологических исследованиях на собаках, баранах, телятах. Н. И. Пирогов всегда тесно сочетал клиниче­скую деятельность с анатомо-фиэиологическими исследованиями. Вот почему во время своей научной поездки в Германию (1833—1835) он был удивлен, что «застал еще в Берлине практическую медицину, почти совершенно изоли­рованную от главных реальных основ ее: анатомии и физиологии. Было так, что анатомия и физиология сами по себе, а медицина сама по себе. И сама хи­рургия не имела ничего общего с анатомией. Ни Руст, ни Грефе, ни Диффен-бах не знали анатомии. Больше того, Диффенбах просто игнорировал анато­мию и подшучивал над положением различных артерий»65. В Берлине Н. И. Пирогов работал в клиниках И. Н. Руста. И> Ф. Диффенбаха, К. Ф. фон Грефе, Ф. Шлемма, И. X. Юнгкена; в Геттингене — у Б. Ланген-бека, которого высоко ценил и в клинике которого совершенствовал свои зна­ния по анатомии и хирургии, следуя принципу Лангенбека: «Нож должен быть смычком в руке настоящего хирурга»66.
По возвращении в Дерпт (уже в качестве профессора Дерптского универ­ситета) Н. И. Пирогов написал несколько крупных работ по хирургии. Глав­ной из них является «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фас­ций» (1837), удостоенная в 1840 г. Демидовской премии Петербургской ака­демии наук — самой высокой награды за научные достижения в России того времени. Этот труд положил начало новому хирургическому подходу к изуче­нию анатомии. Таким образом, Н. И. Пирогов явился основоположником но­вой отрасли анатомии — хирургической (топографической) анатомии, изу­чающей взаимное расположение тканей, органов и частей тела.
В 1841 г. Н. И. Пирогов был направлен в Петербургскую Медико-хирур­гическую академию. Годы работы в Академии (1841—1846) стали самым плодотворным периодом его научно-практической деятельности.
По настоянию Н. И. Пнрогова при Академии впервые была организована кафедра госпитальной хирургии (1841). Вместе с профессорами К. М. Бэром
65 Пирогов Н. И. Вопросы жизни (Дневник старого врача...) / Пирогов Н. И. Собр. соч.: В 8 т. - Т. 8. - М.: Медгиз, 1962. - С. 280.
66 Хазонов А. Н. Естественно-научные взгляды Н. И. Пнрогова. - Рига: Зинатне, 1986.-С.40.

и К. К. Зейдлицем он разработал проект Института практической анатомии, который был создан при Академии в 1846 г.
Одновременно заведуя и кафедрой, и анатомическим инсппутом, Н. И. Пи­рогов руководил большой хирургической клиникой и консультировал в неско­льких петербургских больницах. После рабочего дня он производил вскрытия трупов и готовил материал для атласов в морге Обуховской больницы, где ра­ботал при свечах в душном, плохо проветриваемом подвале. За 15 лет работы в Петербурге он произвел почти 12 тыс. вскрытий.
В создании топографической анатомии важное место занимает метод «ле­дяной анатомии». Впервые замораживание трупов 9 целях анатомических ис­следований произвели Е. О. Мухин и его ученик И. В. Буяльскии, который в 1836 г. приготовил мышечный препарат «лежащее тело», впоследствии отли­тый в бронзе. В 1851 г. развивая метод «ледяной анатомии», Н. И. Пирогов впервые осуществил тотальное распиливание замороженных трупов на тонкие пластины (толщиной 5—10 мм) в трех плоскостях. Результатом его титаниче­ского многолетнего труда в Петербурге явились две классические работы: «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела с рисунками (анато­мия описательно-физиологическая и хирургическая)» (1843—1848) и «Ил­люстрированная топографическая анатомия распилов, проведенных в трех на­правлениях через замороженное человеческое тело» в четырех томах (1852—1859). Обе они удостоены Демидовских премий Петербургской Ака­демии наук 1844 и 1860 гг.
Еще одна (четвертая) Демидовская премия была присуждена Н. И. Пирогову в 1851 г. за книгу «Патологическая анатомия азиатской холеры», в борьбе с эпидемиями которой он неоднократно принимал участие в Дерпте и Петербурге.
Велика роль Н. И. Пирогова и в решении одной из важнейших проблем хирургии — обезболивания.
Открытие и введение наркоза
Обезболивание при помощи природных одурманивающих средств расти­тельного происхождения (мандрагоры, белладонны» опия, индийской коноп­ли, некоторых разновидностей кактусов и др.) издавна применялось в странах древнего мира: Египте, Индии, Китае, Греции, Риме, у аборигенов Америки и Океании.
С развитием ятрохимии в Западной Европе (XIV—XVI вв.) стали накап­ливаться сведения об обезболивающем эффекте некоторых химических ве­ществ, получаемых в результате экспериментов. Однако долгое время случай­ные наблюдения ученых за их усыпляющим или обезболивающим действием не связывались с возможностью применения этих веществ в хирургии. Так, остались без должного внимания открытие опьяняющего действия закиси азо­та (или «веселящего газа?»), котороесделал английский химик и физик Хамфри Дави (Davy, Humphrey) в 1800 f., а также первая работа об усыпляющем действии серного эфира, опубликованная его учеником Майклом Фарадеем (Faraday, Michael) в 1818 г.
Первым врачом, который обратил внимание на обезболивающее действие закиси азота, был американский дантист Гораций Уэллз (Wells, Horace, 1815—1848). В 1844 г. он попросил своего коллегу Джона Риггса удалить ему зуб под действием этого газа. Операция прошла успешно, но ее повторная официаль­ная демонстрация в клинике известного боотонского хирурга Джона Уоррена (Warren, John Collins, 1778—1856) не удалась, и о закиси азота на время забыли.
Эра наркоза началась с эфира. Первые опыты по его применению во время операций произвел американский врач К. Лонг (Long, Crawford W., 1815—1878) в 1842—1846 гг., но они остались незамеченными, поскольку Лонг не сообщил в печати о своем открытии, и оно повторилось снова.
В 1846 г. американский дантист Уильям Мортон (Morton, William Tho­mas Green, 1819—1868), испытавший на себе усыпляющее и обезболивающее действие паров эфира, предложил Дж. Уоррену проверить на этот раз дейст­вие эфира во время операции. Дж. Уоррен согласился и 16 октября 1846 г. впервые успешно осуществил удаление опухоли в области шеи под эфирным наркозом, который давал У. Мортон. Здесь необходимо отметить, что сведе­ния о действии эфира на организм У. Мортон получил от своего учителя — хи­мика и врача Чарлза Джексона (Jackson, Charles Thomas, 1805—1880), кото­рый по праву должен разделить приоритет этого открытия.
Россия была одной из первых стран, где эфирный наркоз нашел самое ши­рокое применение. Первые в России операции под эфирным наркозом были произведены: в Риге (Б. Ф. Беренс, январь 1847 г.), Москве (Ф. И. Инозем­цев, 7 февраля 1847 г.), Петербурге (Н. И. Пирогов, 14 февраля 1847 г.). Эк­спериментальной проверкой действия эфира на животных (в Москве) руково­дил физиолог А. М. Филомафитский.
Научное обоснование применения эфирного наркоза дал Н.И. Пирогов. В опытах на животных он провел широкое экспериментальное исследование свойств эфира при различных способах введения (ингаляционный, внутрисосудистый, ректальный и др.) с последующей клинической проверкой отдель­ных методов (в том числе и на себе). После чего 14 февраля 1847 г. он осуще­ствил свою первую операцию под эфирным наркозом, удалив опухоль молоч­ной железы за 2,5 минуты,
Летом 1847 г. Н. И. Пирогов впервые в мире применил эфирный наркоз в массовом порядке на театре военных действий в Дагестане (при осаде аула Салты). Результаты этого грандиозного эксперимента поразили Пирогова:
впервые операции проходили без стонов и криков раненых. «Возможность эфирования на поле сражения неоспоримо доказана, — писал он в "Отчете о путе­шествии по Кавказу", — ...Самый утешительный результат эфирования был тот, что операции, производимые нами в присутствии других раненых, нисколь­ко не устрашали, а, напротив того, успокаивали их в собственной участи»67.
Так возникла анестезиология (лат. anaesthesiologia; от греч. а — частица отрицания и aisthesis — чувство, ощущение), бурное развитие которой было
67 Пирогов Н. И. Отчет о путешествии по Кавказу. — М.: Медгиз, 1952. — С. 90.
связано с внедрением новых обезболивающих средств и методов их введения. Так, в 1847 г. шотландский акушер и хирург Джеймс Симпсон (Simpson, Sir James Young, 1811—1870) впервые применил хлороформ в качестве обезболи­вающего средства в акушерской практике и хирургии. В 1904 г. С. П. Федо­ров и Н. П. Кравков положили начало разработке методов неингаляционного (внутривенного) наркоза.
С открытием наркоза и развитием его методов началась новая эпоха в хи­рургии: 1846 год разделяет ее историю на две эры «до» и «после» открытия наркоза.

Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии
Россия не является родиной военно-полевой хирургии — достаточно вспомнить ambulance volante Доминика Ларрея, основоположника француз­ской военно-полевой хирургии, и его труд «Научные записки о военно-поле­вой хирургии и военных кампаниях» (1812—1817). Однако никто не сделал так много для становления этой науки, как Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии в России.
В научно-практической деятельности Н. И. Пирогова многое было совер­шено впервые: от создания целых наук (топографическая анатомия и воен­но-полевая хирургия), первой операции под ректальным наркозом (1847) до первой гипсовой повязки в полевых условиях (1854) и первой идеи о костной пластике (1854).
В Севастополе во время Крымской кампании 1854—1856 гг., когда ране­ные поступали на перевязочный пункт сотнями, он впервые обосновал и осу­ществил на практике сортировку раненых на четыре группы. Первую группу составляли безнадежно больные и смертельно раненые. Они поручались забо­там сестер милосердия и священникам. Ко второй группе относились тяжело раненые, требующие срочной операции, которая производилась прямо на пе­ревязочном пункте в Доме Дворянского собрания. Иногда оперировали одно­временно на трех столах, по 80—100 больных в сутки. В третью группу опре­делялись раненые средней тяжести, которых можно было оперировать на сле­дующий день. Четвертую группу составляли легко раненые. После оказания необходимой помощи они отправлялись в полк.
Послеоперационные больные впервые были разделены Н. И. Пироговым на две группы: чистые и гнойные. Больные второй группы помещались в спе­циальных гангренозных отделениях — «memento mori» (лат. «помни о смер­ти»), как называл их Пирогов.
Оценивая войну, как «травматическую эпидемию», Н. И. Пирогов был убежден, что «не медицина, а администрация играет главную роль в деле по­мощи раненым и больным на театре войны». И он со всей страстью боролся с «тупоумием официального медицинского персонала», «ненасытным хищниче­ством госпитальной администрации»60 и всеми силами пытался наладить чет-
60 Пирогов Н. И. Письмо к К. К. Зейдлицу // Севастопольские письма Н. И. Пи­рогова. - М., 1907. - С. 192.

кую организацию медицинской помощи раненым на театре военных действий, что в тех условиях можно было сделать только за счет энтузиазма одержимых. Такими были сестры милосердия.
С именем Н. И. Пирогова связана первая в мире государственная орга­низация женского ухода за ранеными на театре военных действий.
В 1854 г., как только началась Крымская война, Н. И. Пирогов — «пер­вый хирург во всей стране и европейская знаменитость» тотчас же заявил о своей готовности «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле». По прошествии некоторого времени совершенно неожиданно для себя он получил приглашение явиться к великой княгине Елене Павловне (жене брата императора Николая I — Великого князя Михаила Павловича Романова), которая «взяла на себя решить его просьбу» и предложила знаме­нитому хирургу «свой гигантский план организовать женский уход за ранены­ми и больными на поле битвы» 69.
В то время женский уход в больницах уже существовал и в Европе (диакониссы), и в нашей стране (сердобольные вдовы в Мариинской больнице, Свя­то-Троицкая община и др.). Однако никто не помышлял о женском уходе в полевых лазаретах и перевязочных пунктах на самом театре военных действий. «Честь введения этого учреждения в наших военных госпиталях, — писал Н. И. Пирогов, — принадлежала Великой княгине Елене Павловне»70.
В октябре 1854 г. Великая княгиня Елена Павловна обратилась к патрио­тическим чувствам русских женщин и для желающих «принять на себя высо­кие и трудные обязанности сестер милосердия» основала на свои средства «Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных во­инах», Община объединила российских женщин из самых разных слоев обще­ства, от весьма образованных (среди них были жены, вдовы и дочери титуляр­ных и коллежских советников, дворян, помещиков, купцов, офицеров Россий­ской армии и флота) до простых малограмотных женщин. До отправления в Крым они проходили краткосрочную (несколько недель) подготовку в Пе­тербургской Медико-хирургической академии. Руководство их деятельно­стью в Крыму было поручено академику Н. И. Пирогову.
Принимая это предложение. Пирогов «принужден был признаться, что он только раз в жизни, и то лишь поверхностно, в свое пребывание в Париже, по­сещая госпитали, увидел там женскую службу»71. Но он был убежден, что женский такт, чувствительность и нравственный контроль сестер милосердия будут более действенны против злоупотреблений госпитальной администра­ции, чем разного рода официальные комиссии.
12 ноября 1854 г. Н. И. Пирогов (вместе с докторами Л. Обермиллером, В. С. Сохраничевым и фельдшером И. Калашниковым) прибыл в Севасто-
69 Севастопольские письма Н. И. Пирогова. 1854—1855. СПб.: Тип. М. Меркушева, 1907. - С. 4.
70 Там же.-С. 191.
71 Там же.-С. 6.
поль и сразу же начал работу в госпитале: «...С 8 часов утра до 6 часов вечера (пока не стемнеет) остаюсь в госпитале, где кровь течет реками, с лишком 4000 раненых», — писал он своей жене. В госпитале Пирогов встретил мест­ных севастопольских женщин: «При перевязке можно видеть ежедневно трех или четырех женщин; из них одна знаменитая Дарья; одна дочь какого-то чиновника, лет 17 девочка, и одна жена солдата. Кроме того, я встречаю еще одну даму средних лет... Это — жена какого-то моряка, кажется, приходит раздавать свой или другими пожертвованный чай. Дарья является теперь с ме­далью на груди, полученною ею от Государя, который велел ее поцеловать Ве­ликим Князьям, подарил ей 500 рублей и еще 1000, когда выйдет замуж... Под Альмою она приносила белье, отданное ей для стирки, и здесь в первый раз обнаружилась ее благородная наклонность помогать раненым. Она асси­стирует и при операциях»72.
Так писал Н. И. Пирогов о Дарье (Александровне) — дочери матроса черноморского флота, которая известна в истории под именем Даша Сева­стопольская; она была одной из первых русских женщин, помогавших ухажи­вать за ранеными на поле боя. К началу войны ей исполнилось 15 лег, она оста­лась круглой сиротой, и когда союзные войска высадились в Евпатории, Да­рья отправилась вслед за русскими войсками. Во время сражения при р. Альме (т.е. уже 8 сентября 1854 г.) под неприятельским огнем она, как могла, пере­вязывала раненых, — ее повозка стала «первым перевязочным пунктом». С тех пор до конца марта 1855 г. она ухаживала за ранеными и больными вои­нами на перевязочных пунктах, в госпиталях и лазаретах осажденного Сева­стополя, за что и получила от императора медаль и золотой крест с надписью «Севастополь».
Помимо местных женщин в Крыму была еще одна группа женщин — сер­добольные вдовы — обитательницы Петербургского и Московского Вдовьих домов, находившихся под покровительством императрицы Александры Фе­доровны. В Симферополь они прибыли в конце 1854 г. Обученные уходу за больными, они «с материнской почтительностью» ухаживали за «защитника­ми тамошних твердынь». «... Лучшим свидетельством их самоотвержения служит-то, что 12 вдов кончили свое существование» в Симферополе среди на­пряженных госпитальных трудов, «вследствие истощения сил и заразы»73.
Первый отряд сестер Крестовоздвиженской общины (с главной началь­ницей А. П. Стахович) прибыл в Крым вслед за Н. И. Пироговым 1 декабря 1854 г., а 6 декабря Н. И. Пирогов уже писал жене в Петербург. «Дней 5 тому назад приехала сюда Крестовоздвиженская Община Елены Павловны, числом до 30-и, и принялась ревностно за дело; если оне так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы. Оне день и ночь попсре-
72 Севастопольские письма Н. И. Пирогова. 1854—1855. СПб.: Тип. М- Меркушева,1907.-С.59,77.
73 Пирмоа Н. И. О работе сердобольных вдов в Крымских военных госпиталях в 1855 г. // Пирогов Н. И. Собр. соч.: В 8-и т. - Т. V. - М.. 1961. - С. 532-533,

менно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операци­ях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями и за смотрите­лями и даже врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием по­могающей, оживляет плачевную доль страданий и бедствий»74.
В Севастополе Н. И. Пирогов сразу же разделил сестер милосердия на не­сколько групп. Первая занималась сортировкой раненых по роду и степени болезни, принимала от них деньги и вещи. Сестры второй группы принимали раненых от первой группы, переносили их в смежную залу перевязочного пун­кта для немедленной операции и не только перевязывали больных, но и помо­гали врачам во время операций и при обработке ран. Третья группа сестер за­нималась уходом за ранеными, которых должны были оперировать на следую­щий день. Четвертая группа состояла из сестер и одного священника, они за­нималась безнадежно больными и умирающими, доставляя им последний уход и предсмертные утешения. Были сестры-аптекарши, которые готовили, хра­нили, распределяли и раздавали лекарства, и сестры-хозяйки, которые следи­ли за чистотой и сменой белья, содержанием больных и хозяйственными служ­бами, и раздавали провизию. Позднее появился, особый транспортный отряд сестер, которые сопровождали раненых при дальних перевозках.
Особенно высоко Н. И. Пирогов ценил Екатерину Михайловну Баку­нину — «идеальный тип сестры милосердия», которая наравне с хирургами ра­ботала в операционной и последней покидала госпиталь при эвакуации ране­ных, находясь на посту и днем и ночью, а 27 августа 1855 г. она была послед­ней сестрой, ушедшей из Севастополя через понтонный мост на Северную сторону.
Всего на театре военных действий под руководством Н. И. Пирогова было более 160 сестер милосердия, 17 из них умерли при исполнении своих обязан­ностей, верные своему долгу. Они страдали от тифозной горячки, некоторые из них были ранены или контужены. Но все они, «перенося безропотно все труды и опасности и бескорыстно жертвуя собою для достижения предприня­той цели, ...служили на пользу раненых и больных»".
«Горжусь тем, что руководил их благословенной деятельностью», — писал Н. И. Пирогов в марте 1855 г.76.
В то же время по другую линию фронта в расположении английских войск начала свою благородную деятельность британская сестра милосердия Фло­ренс Найтингейл (Nightingale, Florence, 1820—1910). Покинув Лондон в
74 Севастопольские письма Н. И. Пирогова. 1854—1855. СПб.; Тип. М. Меркушева, 1907.-С. 81.
75Исторический обзор действий Крестовоздвиженской Общины сестер попечения о раненых и больных в военных госпиталях в Крыму и в Херсонской губернии с 1 де­кабря 1854 г. по 1 декабря 1855 г. // Севастопольские письма Н. И. Пирогова. — СПб.; Тип. М. Меркушева. 1907. - С. 33.
76Севастопольские письма Н. И. Пирогова. — СПб.: Тип. М. Меркушева, 1907. — С. 192.

конце октября 1854 г., она вместе в 38 сестрами милосердия прибыла в турец­кий город Скутари (недалеко от Стамбула) 4 ноября 1854 г. для оказания по­мощи раненым и больным воинам, которых доставляли из Крыма морем на ан­глийских судах. «Леди с лампой» (англ. «The Lady of the Lamp») — так назы­вали ее солдаты, такой помнят ее и сегодня в современной Великобритании.
Удивительно и прекрасно то, что почти в одно и то же время женщины различных стран, двух противоборствующих армий Крымской войны были едины в своем благо­родном стремлении — помочь раненым и больным воинам в тылу и на театре военных действий. В этой войне еще не было красно-крестного флага, но уже воплощались в жизнь его гуманные идеалы. Именно в этой войне были заложены идеи будущего красно-крестного движения, вдохновившие впоследствии Анри Дюнана после битвы при Сольферино (1859) (см с. 99), Предвидя это, участник Крымской кампании из­вестный российский хирург Христиан фон Гюббенет писал: «Сюда, на перевязочный пункт, следует пригласить виновников войны, чтобы сердца их наполнились мирным духом согласия»77.
От сестер милосердия Крестовоздвиженской общины ведет свою историю Российское общество Красного Креста, которое было создано в Петербурге в 1867 г. (первоначальное название «Российское общество попечения о ране­ных и больных воинах»). В наши дни Российский Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца играет важную роль в развитии отечественно­го здравоохранения и деятельности Международного Красного Креста (см. ниже).
Через год после Крымской войны Н. И. Пирогов был вынужден оставить службу в Академии и отошел от преподавания хирургии и анатомии (ему было 46 лет).
Возлагая большие надежды на улучшение народного образования, он при­нял пост попечителя Одесского, а с 1858 г. — Киевского учебного округа, од­нако многочисленные столкновения неугомонного академика с местными влас­тями и бюрократией заставили его в 1861 г. опять уйти в отставку.
«Я имею некоторое право на благодарность России, если не теперь, то, быть может, когда-нибудь позже, когда мои кости будут гнить в земле, най­дутся беспристрастные люди, которые, разглядев мои труды, поймут, что я трудился не без цели и не без внутреннего достоинства», — писал тогда Нико­лай Иванович.
В марте 1862 г. Н. И. Пирогов был назначен руководителем русских про­фессорских стипендиатов за границей (с резиденцией в Гейдельберге). Это был последний официальный пост Пирогова, на котором он снискал глубокое уважение своих подопечных; многие из них (И. И. Мечников, А. Н. Веселовский и др.) впоследствии составили славу российской и мировой науки.
В Гейдельберге Н. И. Пирогов подготовил к печати свой классический труд «Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений воен-
77 Гюббенет X. Я. фон. Слово об участии народов в попечении о раненых воинах и несколько воспоминаний из Крымской кампании. — Киев, 1868. — С. 16.

но-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции», который вышел в свет сначала на немецком (1864), а затем и на русском языке (1865—1866). Пребывание Пирогова в Германии было весьма плодотворным. «Мы никогда не забудем, — писал основатель асептики, вид­ный немецкий хирург Э. Бергманн (Е. von Bergmann), — что наша немецкая хирургия построена на фундаменте, заложенном великими хирургами Фран­цузской Академии, что она покоится на работах русского Николая Ивановича Пирогова и на антисептическом способе англичанина Дж. Листера»78.
В 1866 г. после отстранения от должности Н. И. Пирогов окончательно поселился в селе Вишня неподалеку от г. Винницы (ныне Музей-усадьба Н. И. Пирогова).
Николай Иванович постоянно оказывал медицинскую помощь местному населению и многочисленным больным, которые шли к нему в село Вишня из разных городов и деревень России. Для приема посетителей он устроил неболь­шую больницу, где почти ежедневно оперировал и делал перевязки.
Для приготовления лекарств на территории усадьбы был выстроен неболь­шой одноэтажный домик — аптека. Он сам занимался выращиванием расте­ний, необходимых для приготовления лекарств. Многие лекарства отпуска­лись бесплатно: pro pauper (лат. — для бедного) — значилось в рецепте.
Как и всегда, Н. И. Пирогов придавал большое значение гигиеническим мероприятиям и распространению гигиенических знаний среди населения. «...Я верю в гигиену, — утверждал он. — Вот где заключается истинный про­гресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной. Эта наука, идя рука об руку с государственною, принесет несомненную пользу че­ловечеству»79. Он видел тесную связь между ликвидацией болезней и борьбой с голодом, нищетой и невежеством.
В своем имении в селе Вишня Н. И. Пирогов прожил почти 16 лет. Он много работал и редко выезжал (в 1870 г. — на театр франко-прусской войны и в 1877—1878 гг. — на Балканский фронт). Результатом этих поездок яви­лись его работы «Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Гер­мании, Лотарингии и Эльзасе в 1870 году» (1871) и труд по военно-полевой хирургии «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре военных дейст­вий в Болгарин и в тылу действующей армийв1877— 1878гг.». Вэтнх рабо­тах, а также в своем труде «Начала общей военно-полевой хирургии...» Н. И. Пирогов заложил основы организационных, тактических и методиче­ских принципов военной медицины.
Последней работой Н. И. Пирогова был незаконченный «Дневник старо­го врача».

78 BuchholtzA. wn. Е. von Bergmann. - Berlin, 1913. S. 147.
79 Пирогов Н. И. Собр. соч.: В 8 т. - Т. 5. - М-; Медгиз, 1961. - С. 20.
Эра антисептики
До середины XIX в. от гнойных, гнилостных и гангренозных осложнений операционных ран умирало более 80% оперированных. На выявление причин этих осложнений были направлены усилия нескольких поколений врачей мно­гих стран мира. И тем не менее только достижения микробиологии после от­крытий Л. Пастера позволили научно подойти к решению этой проблемы хи­рургии.
Антисептический метод хирургической работы был предложен в 1867 г. английским хирургом Дж. Листером. Он первым сформулировал тезис: «Ничто не должно касаться раны, не будучи обеспложенным» и ввел химиче­ские методы борьбы с раневой инфекцией.
У Дж. Листера было много предшественников. Так, Н. И. Пирогов при­менял для дезинфекции ран спирт, ляпис и йодную настойку, а венгерский аку­шер И. Ф. Земмельвейс доказал эффективность мытья рук раствором хлор­ной извести перед акушерскими операциями.
Метод Листера был основан на применении растворов карболовой кисло­ты. Их распыляли в воздухе операционной перед началом и во время опера­ции. В 2—3 % растворе карболовой кислоты обрабатывали руки (хирургов) и дезинфицировали инструменты, перевязочный и шовный материал, а также операционное поле.
Особое значение Дж. Листер придавал воздушной инфекции. Поэтому по­сле операции рану закрывали многослойной воздухонепроницаемой повязкой. Ее первый слой состоял из тонкого шелка, пропитанного 5% раствором карбо­ловой кислоты в смолистом веществе. Поверх шелка накладывали 8 слоев марли, обработанной карболовой кислотой с канифолью и парафином. Все это накрывали клеенкой и перевязывали бинтом, пропитанным карболовой кисло­той80.
Благодаря методу Листера послеоперационные осложнения и смертность снизились в несколько раз. Но карболовая повязка защищала рану не только от микроорганизмов, — она не пропускала воздуха, что приводило к обшир­ным некрозам тканей. С другой стороны, пары карболовой кислоты нередко вызывали отравления медицинского персонала и больных, а мытье рук и опе­рационного поля приводило к раздражению кожи.
Последующее развитие науки позволило выявить многочисленные хими­ческие соединения, которые в настоящее время применяются в качестве анти­септических средств.
В конце 80-х гг. XIX в. в дополнение к методу антисептики был разрабо­тан метод асептики, направленный на предупреждение попадания микроорга­низмов в рану. Асептика основана на действии физических факторов и вклю­чает в себя стерилизацию в кипящей воде или паром инструментов, перевязоч­ного и шовного материала, специальную систему мытья рук хирурга, а также
80 Тауберг А. С. Современные школы хирургии в главнейших государствах Европы: В 2 кн. - Кн. 1.-СПб., 1889.
целый комплекс санитарно-гигиенических и организационных мероприятий в хирургическом отделении.
Позднее в целях обеспечения асептики стали применять радиоактивное из­лучение, ультрафиолетовые лучи, ультразвук и т.д.
Основоположниками асептики явились немецкие хирурги Эрнст Бергманн (Bergmann, Ernst von, 1836—1907) — создатель крупной хирургической школы и его ученик Курт Шиммельбуш (Schimmelbusch, Kurt, 1860-1895). В 1890 г. они впервые доложили о методе асептики на Х Международном конгрессе вра­чей в Берлине. В России основоположниками асептики были П. П. Пелехин, М. С. Субботин и П. И. Дьяконов, а широкое внедрение принципов антисепти­ки и асептики связано с деятельностью Н. В. Склифософского, К. К. Рейера, Г. А. Рейна, Н. А. Вельяминова, В. А. Ратимова, М. Я. Преображенского и многих других ученых.
Учение о переливании крови
Первые сведения об опытах по переливанию крови относятся к 1638 г., когда 10 лет спустя после выхода в свет труда У. Гарвея (1628), утвердив­шего законы кровообращения, английский естествоиспытатель К. Поттер (Potter, К.) успешно осуществил переливание крови в эксперименте на жи­вотных.
В 1667 г. французские ученые Ж. Денн (Denis, J.-B.) и Эммерец (Emmerez) впервые успешно произвели переливание крови животного (ягненка) че­ловеку. Однако после того, как последующая трансфузия очередному больно­му завершилась его смертью, опыты по переливанию крови человеку прекра­тились почти на целое столетие.
Неудачи наводили на мысль о том, что человеку можно переливать только кровь человека. Впервые это осуществил английский акушер Дж. Бланделл (Blundell,J.) в l819 году.
В России первое переливание крови от человека человеку произвел Г. Вольф (1832) — он спас женщину, умиравшую после родов от маточного кровотечения.
Однако научно обоснованное переливание крови стало возможным лишь после создания учения об иммунитете (И. И. Мечников, П. Эрлих, 1908) и открытия групп крови системы АВО австрийским ученым Карлом Ландштейнером (Landsteiner, Karl, 1900), за что в 1930 г. он был удостоен Нобе­левской премии.
Смешивая эритроциты одних людей с сывороткой крови других, К. Ландштейнер обнаружил, что при одних сочетаниях эритроцитов и сывороток про­исходит гемагглютинация, а при других ее нет. Показав таким образом неод­нородность крови различных пациентов, он условно выделил три группы кро­ви: А, В и С (группа С переименована в группу О).
Позднее А. Декастелло и А. Штурли (Decastello, A.; Sturii, A., 1902), об­наружили еще одну группу крови, которая, по их мнению, не укладывалась в схему Ландштейнера.
В 1907 г. чешский врач Ям Янский (Jansky, Jan, 1873—1921), изучавший в психоневрологической клинике Карлова Университета (Прага) влияние сыво­ротки крови психически больных на кровь экспериментальных животных, описал все возможные варианты гемагглютинации, подтвердил наличие четы­рех групп крови у человека и создал их первую полную классификацию, обо­значив римскими цифрами от I до IV. Наряду с цифровой существует также и буквенная номенклатура групп крови, утвержденная в 1928 г. Лигой Наций.
После открытия наркоза (1846), разработки методов антисептики и асеп­тики (1867) и открытия групп крови (1900) хирургия за несколько десятиле­тий достигла таких больших практических результатов, каких не знала за всю свою предыдущую многовековую историю. Неизмеримо расширились воз­можности оперативных вмешательств. Широкое развитие получила полост­ная хирургия.
Большой вклад в развитие техники операций на органах брюшной полости внес французский хирург Жюль Эмиль Пеан (Pean, Jules Emile, 1830—1898). Одним из первых он успешно осуществил овариэктомию (1864), разработал методику удаления кист яичника, впервые в мире удалил часть желудка, по­раженную злокачественной опухолью (1879). Исход этой операции был ле­тальным.
Первую успешную резекцию желудка (1881) выполнил немецкий хирург Теодор Бильрот (Billroth, Theodor, 1829—1894) — основоположник хирур­гии желудочно-кишечного тракта. Он разработал различные способы резек­ции желудка, названные его именем (Бильрот-1 и Бильрот-П), впервые осу­ществил резекцию пищевода (1892), гортани (1893), обширное иссечение языка при раке и т.д. Т. Бильрот писал о большом влиянии Н. И. Пирогова на его деятельность. Их симпатии были взаимными — именно к Т. Бильроту в Вену отправился Н. И. Пирогов во время своей последней болезни. В кли­нике Бильрота работали многие зарубежные (в том числе российские) ученые, которые оказали существенное влияние на развитие хирургии. Среди них Тео­дор Кохер (Kocher, Theodor, 1841—1917) — ученик Т. Бильрота и Б. Лангенбека. В 1909 г. он был удостоен Нобелевской премии за работы по физиоло­гии, патологии и хирургии щитовидной железы. Т. Кохер внес большой вклад в развитие абдоминальной хирургии, травматологии и военно-полевой хирур­гии, в разработку проблем антисептики и асептики.
В России целая эпоха в истории хирургии связана с деятельностью Нико­лая Васильевича Склифософского (1836—1904). В 1863 г. он защитил док­торскую диссертацию «О кровяной околоматочной опухоли». Развивая поло­стную хирургию (желудочно-кишечного тракта и мочеполовой системы), Н. В. Склифософский разработал ряд операций, многие из которых носят его имя. В травматологии он предложил оригинальный метод остеопластики — со­единения костей («русский замок», или замок Склифософского). Участвуя в качестве врача в русско-прусской (1866), франко-прусской (1870—1871) и русско-турецкой (1877—1878) войнах, он внес существенный вклад в развитие военно-полевой хирургии. Именем Н. В. Склифософского назван НИИ скорой помощи в Москве.
Эра наркоза, антисептики и асептики открыла широкие перспективы и для неотложной хирургии. Стали возможными операции ушивания прободной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, оперативное лечение кишечной непроходимости и огнестрельных ранений брюшной полости. В 1884 г. были сделаны первые операции аппевдэктомии в Германии и Англии. До этого можно было лишь вскрывать аппендикулярные гнойники или проводить кон­сервативное лечение.
В хирургической практике стали широко применяться инструментальные методы обследования и лечения. Хирургия вышла на принципиально новые научные рубежи. Широкое увеличение объема хирургических знаний во вто­рой половине XIX в. обусловило выделение из хирургии самостоятельных на­учных дисциплин: офтальмологии, гинекологии, оториноларингологии, уроло­гии, ортопедии, а позднее — онкологии, нейрохирургии и многих других.


Лекция 5.
СТАНОВЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Общность задач в области здравоохранения, необходимость единства дей­ствий для их осуществления привели медиков различных стран мира к объеди­нению в международные медицинские организации и международные движе­ния. В наши дни ведущее место среди них занимают: Международный Коми­тет Красного Креста, Лига Обществ Красного Креста и Красного Полумеся­ца, Всемирная организация здравоохранения и движение «Врачи мира за предотвращение ядерной войны».
Международный комитет Красного Креста
Идея международного сотрудничества различных стран по оказанию помо­щи больным и раненым воинам впервые организационно оформилась в 1862 г. после выхода в свет книги Анри Дюнана «Воспоминания о Сольферино» («Un souvenir de Solferino»),
Во время франко-итало-австрийской войны швейцарец Анри Дюнан (Dunant, Jean Henri, 1828—1910), движимый желанием взять интервью у им­ператора Франции Наполеона III, неотлучно находившегося в расположении своих войск, прибыл на театр военных действий в Ломбарда». Это был день кровопролитной битвы при Сольферино — 24 июня 1859 г. Десятки тысяч убитых и раненых лежали на поле боя под палящим солнцем, лишенные воды и какой бы то ни было медицинской помощи. Их ужасные мучения потрясли А. Дюнана, и он (не будучи врачом) немедленно занялся организацией первой помощи раненым. Его первый пункт был организован в ближайшей церкви, где лежали вместе французы, арабы, немцы. Сначала Дюнану помогали четы­ре французских доктора, один немец и два итальянских студента, затем он привлек местных женщин и туристов — англичан, французов, итальянцев. Не­сколько недель они трудились, не покладая рук.
Вернувшись в Женеву, потрясенный Дюнан счел своим долгом поведать миру об увиденном и пережитом. Так родилась его книга, в которой он при­звал к созданию в каждой стране обществ помощи жертвам войны — больным и раненым воинам, и оказанию содействия органам военно-медицинской службы. Он направил свою книгу всем правящим монархам и военным мини­страм и получил от многих из них горячую поддержку.
Мысли об организации международной, частной добровольной помощи пострадавшим на войне, без различия их званий и национальностей, возникли у А. Дюнана, с одной стороны, под влиянием поразившей его деятельности ан­глийской сестры милосердия Флоренс Найтингейл и ее соотечественниц, ко­торые с ноября 1854 г, занимались уходом за больными и ранеными воинами в турецком городе Скутари во время Крымской войны, а с другой стороны, в связи с участием в этой же войне Н, И. Пирогова и руководимых им сестер Крестоводвиженской общины, которые в декабре 1854 г. начали свою благо­родную деятельность в расположении российских войск на театре военных действий в Севастополе.
В 1863 г. Женевское общество народной пользы, заинтересовавшееся предложениями А. Дюнана, создало Постоянный международный коми­тет помощи раненым, в который вошли пять швейцарских граждан, в том числе и А. Дюнан. По инициативе этого Комитета в октябре 1863 г. была организвана встреча неофициальных делегатов из 16 стран (в том числе и вра­чей), которые одобрили направления деятельности Комитета и приняли в ка­честве эмблемы движения красный крест на белом фоне; его изображение должно было служить знаком защиты людей, оказывающих помощь раненым. (Позднее, в 1876 г. Турция, следуя традициям ислама, приняла в качестве эм­блемы этого движения красный полумесяц).
Уже в феврале 1864 г. эмблема красного креста, как знака защиты, была использована во время войны между Пруссией и Данией.
Однако, возникнув в результате общественной инициативы, красно-кре­стное движение нуждалось в официальном признании и определенных обяза­тельствах со стороны правительств государств. С этой целью в августе 1864 г. шведское правительство созвало в Женеве Дипломатическую конференцию, в работе которой приняли участие 12 государств. 22 августа 1864 г. представи­тели этих государств подписали первую межгосударственную Женевскую конвенцию об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. В соответствии с условиями Конвенции больные и раненые воины должны были получать помощь независимо от того, к какому лагерю они относятся, а медицинский персонал, его оборудование и учреждения — пользоваться пра­вом неприкосновенности. Знаком их защиты официально была признана эмб­лема Красного Креста.
Таким образом, впервые в истории была предпринята попытка выработать международно-правовые принципы защиты жертв войны. Женевская Кон­венция от 22 августа 1864 г. стала первым документом международного гуманитарного права. В течение короткого времени к ней присоединилось более пятидесяти стран мира.
Россия была в числе первых государств, поддержавших Конвенцию, и в дальнейшем принимала активное участие в разработке международного гу­манитарного права. По инициативе России в октябре 1868 г. в Петербурге была созвана Международная конференция, принявшая Декларацию, за­прещавшую употребление в армии разрывных пуль. По предложению Рос­сии созывались конференции в Брюсселе (1874) и Гааге (1899), на кото­рых была выработана Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны и приняты решения о применении положений Женевской Конвенции 1864 г. о защите раненых в морской войне. В Проекте, представленном Россией на Брюссельскую конференцию 1874 г., предлагалось запретить употребле­ние оружия, снарядов и веществ, причиняющих особо тяжелые страдания раненым.
В 1876 г. Постоянный международный комитет помощи раненым в Жене­ве (комитет пяти) был переименован в Международный комитет Красного Креста (МККК). Предложения по развитию красно-крестного движения стали обсуждаться на Международных конференциях Красного Креста, в ко­торых принимали участие МККК, национальные Общества Красного Креста и Красного Полумесяца и представители государств участников Женевской Конвенции. Первая из этих конференций состоялась в Париже (1869), после­дующие — в Берлине (1869), Женеве (1884), Карлсруэ (1887), Риме (1892), Вене (1897), Санкт-Петербурге (1902), Лондоне (1907), Вашинг­тоне (1908) и т.д.
Однако, развивая международное гуманитарное право, человечество в те годы еще не поставило под сомнение саму правомерность ведения войн — утверждалось лишь стремление к ее «гуманизации», к уменьшению страданий, которые несет война людям.
В наши дни Международный комитет Красного Креста — независимый и нейтральный орган. Состоит он исключительно из швейцарских граждан. Его бюджет слагается из добровольных взносов международных организаций, правительств и национальных Обществ Красного Креста. В соответствии с Женевскими конвенциями о защите жертв войны, МККК может действовать в качестве нейтрального посредника в вооруженных конфликтах, оказывая со­действие раненым, больным, военнопленным и мирному населению. МККК облечен правом признания вновь созданных национальных Обществ.
Лига Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца
В 1919 г. национальные Общества Красного Креста и Красного Полуме­сяца объединились в международную федерацию — Лигу Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (ЛОКК и КП). Ее цель — способствовать развитию национальных Обществ — членов федерации, координировать их деятельность на международном уровне и содействовать созданию новых на­циональных Обществ.
Союз Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца нашей страны вступил в число членов ЛОКК и КП в 1934 г. и с тех пор принимает активное участие в деятельности Лиги и созданных ею органов.
В настоящее время ЛОКК и КП объединяет более 150 национальных Об­ществ с общим числом членов — более 250 млн. человек.
Основная цель ЛОКК и КП, закрепленная в его Уставе — вдохновлять, поддерживать, развивать гуманитарную деятельность национальных Об­ществ с целью предотвращения и облегчения человеческих страданий и, таким образом, вносить вклад в дело поддержания и укрепления мира во всем мире.
Международные организации Красного Креста — Международный Ко­митет Красного Креста и Лига Обществ Красного Креста и Красного По­лумесяца различны по своему характеру, их деятельность дополняет друг дру­га. Обе они имеют штаб-квартиру в Женеве и объединяются понятием Меж­дународный Красный Крест.
Высшим руководящим органом Международного Красного Креста явля­ется Международная конференция Красного Креста, которая собирается один раз в четыре года. В конференции участвуют представители правительств — участников Женевских конвенций, признанные национальные Об­щества, МККК, ЛОКК и КП.
Все национальные и международные красно-крестные организации по своему характеру являются неправительственными.
Международный Красный Крест осуждает использование атомной энер­гии в военных целях; осуждает средства массового уничтожения; призывает всемерно способствовать достижению всеобщего разоружения; осуждает ра­сизм и расовую дискриминацию — источники международной напряженности, создающие угрозу возникновения войн; призывает исключить войну из жизни народов.
Наша страна, принимая участие в деятельности Международного Красно­го Креста, всемерно поддерживает активные действия Красного Креста, на­правленные на решение важнейших задач современности: укрепление мира во всем мире, создание наиболее благоприятных условий для сохранения здоро­вья всех людей планеты.
Российский Красный Крест оказывает практическую помощь здравоохра­нению различных стран мира; организует в зарубежных странах больницы Красного Креста; посылает свои медицинские отряды и гуманитарную по' мощь населению стран, пострадавших от стихийных бедствий, несчастных случаев, а также от военных действий; проводит работу по розыску своих и иностранных граждан и восстановлению связи с ними; участвует в разработке и совершенствовании норм международного гуманитарного права.
Всемирная организация здравоохранения
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) — одно из крупнейших специализированных учреждений Организации Объединенных Наций (ООН). Днем официального учреждения ВОЗ считается 7 апреля 1948 г. — день ратификации Устава Организации 26 государствами — членами ООН. В качестве главной цели Организации Устав ВОЗ провозгласил служение гу­манной идее — «достижению всеми народами возможно высшего уровня здо­ровья»81.
Стремление к сотрудничеству разных стран в области здравоохранения обусловлено необходимостью международного согласования мер по санитар­ной охране территорий государств в связи с периодически возникающими эпи­демиями и пандемиями. Впервые это отчетливо проявилось в период классиче­ского средневековья, когда в период пандемии чумы 1346—1348 гг. в Европе стали применяться конкретные меры против эпидемии (карантины, организа­ция лазаретов и т.д.).
81 Всемирная организация здравоохранения (История, проблемы, перспективы) / Под ред. Д. Д. Бенедиктова. — М.: Медицина, 1975. — С. 5.

Малая эффективность санитарных и противоэпидемических мероприятий, проводимых на национальном уровне, заставляла искать решение проблемы на межгосударственной основе. В этих целях стали создавать международные са­нитарные советы: в Танжере (1792—1914), Константинополе (1839—1914), Тегеране (1867-1914), Александрии (1843-1938).
В 1851 г. в Париже состоялась первая Международная санитарная кон­ференция, на которой врачи и дипломаты 12 государтв (Австрии, Англии, Ва­тикана, Греции, Испании, Португалии, России, Сардинии, Сицилии, Тоска­ны, Турции, Франции) разработали и приняли Международную санитарную конвенцию и Международный карантинный устав. В них устанавливались максимальный и минимальный карантинные периоды для оспы, чумы и холе­ры, уточнялись портовые санитарные правила и функции карантинных стан­ций, определялась важность эпидемиологической информации в международ­ном сотрудничестве по предотвращению распространения инфекций. В после­дующем такие конференции стали важной и плодотворной формой междуна­родного сотрудничества европейских стран.
Первая Панамериканская санитарная конференция состоялась в декабре 1902 г. в Вашингтоне. Конференция создала постоянно действующий орган — Международное (панамериканское) санитарное бюро, которое с 1958 г. изве­стно как Панамериканская организация здравоохранения — ПАОЗ (Pan-American Health Organization - РАНО).
Другим важным шагом на пути становления международного здравоохра­нения явилось создание в 1907 г. в Париже Международного бюро обще­ственной гигиены (МБОГ) — постоянной международной организации, в задачи которой входило: сбор и доведение до сведения стран-участниц фак­тов и документов общего характера, относящихся к общественному здравоох­ранению, особенно к таким инфекционным заболеваниям, как холера, чума и желтая лихорадка, а также сбор и распространение информации о мерах борь­бы с этими заболеваниями. МБОГ занималось также разработкой междуна­родных конвенций и соглашений в области здравоохранения, контролем за их выполнением, вопросами гигиены судов, водоснабжения, гигиены питания, решением международных карантинных споров и изучением национальных санитарно-карантинных законодательств. Россия участвовала в учреждении МБОГ и имела в нем своего постоянного представителя (в 1926 г. постоян­ным представителем нашей страны в МБОГ был назначен А. Н. Сысин).
МБОГ издавало еженедельный бюллетень на французском языке, в кото­ром публиковались сведения о распространении в мире оспы, холеры, желтой лихорадки и других наиболее распространенных заболеваний. При непосред­ственном участии МБОГ в 1922 г. был создан первый международный стандарт — стандарт дифтерийного анатоксина, а в 1930 г. при Государст­венном институте сывороток в Копенгагене организован международный от­дел. ответственный за сохранение соответствующего международного стан­дарта антидифтерийной сыворотки. МБОГ существовало до конца 1950 г. Опыт его работы и информационно-издательской деятельности впоследствии был использован при создании Организации здравоохранения Лиги Наций и ВОЗ.
Организация здравоохранения Лиги Наций (ОЗЛН) была создана по­сле первой мировой войны в 1923 г. в связи с резким ухудшением эпидемиче­ской ситуации в Европе и широким распространением эпидемий и пандемий тифов, холеры, оспы и других инфекционных заболеваний. Сфера ее деятель­ности была значительно шире, чем круг вопросов, которыми занималось МБОГ. Цель Организации здравоохранения Лиги Наций состояла в том, «чтобы принять все меры международного масштаба для предупреждения и борьбы с болезнями».
Основными направлениями работы ОЗЛН были: координация и стимули­рование научных исследований по наиболее актуальным проблемам обще­ственного здравоохранения, создание международных стандартов биологиче­ских и лекарственных препаратов, разработка международной классификации болезней и причин смерти, унификация национальных фармакопеи, борьба с наиболее опасными и распространенными болезнями, а также создание и разработка организационных основ разветвленной системы глобальной эпиде­миологической информации.
Придавая важное значение научным исследованиям, ОЗЛН учредила ряд Комитетов экспертов и комиссий по важнейшим направлениям своей деятель­ности (по вопросам биологической стандартизации, по санитарной статистике, по малярии, раку, лепре, чуме, по унификации национальных фармакопеи, по контролю за опиумом и другими наркотиками, по питанию и др.). В комиссиях работали наиболее видные ученые различных национальностей. Группы экс­пертов и научные миссии направлялись в различные страны Азии, Восточной Европы и Латинской Америки, с целью оказания помощи местным органам здравоохранения в организации карантинных служб, подготовке медицинско­го персонала и организации кампаний по борьбе с холерой и оспой.
Организация здравоохранения Лиги Наций издавала «Еженедельный бюллетень» и «Ежегодник эпидемических заболеваний», в которых публи­ковались статистические данные о рождении, смерти и эпидемических болез­нях населения мира. К концу 1930-х гг. система эпидемиологической инфор­мации ОЗЛН (и ее региональных организаций в Вашингтоне, Александрии и Сиднее, включая МБОГ) охватывала около 90% населения земного шара. Однако в 1946 г. Лига Наций, а вместе с ней и ее Организация здравоохране­ния прекратили свое существование.
После второй мировой войны ведущей организацией международного со­общества стала Организация Объединенных Наций (ООН), учрежденная в 1945 г. по инициативе стран-победительниц. В феврале 1946 г. конферен­ция ООН приняла решение о необходимости создания специализированного учреждения ООН по вопросам здравоохранения. После соответствующей подготовительной работы в июне 1946 г, в Нью-Йорке была созвана Меж­дународная конференция по здравоохранению, которая разработала и при­няла Устав новой международной организации здравоохранения — Всемирной организации здравоохранения — ВОЗ (World Health Organization — WHO).
Устав ВОЗ провозгласил основные принципы сотрудничества государств — членов Организации, необходимые «для счастья, гармоничных отношений между всеми народами и для их безопасности». Важное место среди них зани­мает определение здоровья:
Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов.
Обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья является одним из основ­ных прав всякого человека без различия расы, религии, политических убеждений, эко­номического или социального положения.
Здоровье всех народов является основным фактором в достижении мира и безо­пасности и зависит от самого полного сотрудничества отдельных лиц и государств...
Правительства несут ответственность за здоровье своих народов, и эта ответст­венность требует принятия соответствующих мероприятий социального характера и в области здравоохранения82.
К 7 апреля 1948 г. 26 государств — членов ООН прислали свои уведомле­ния о принятии ими устава ВОЗ и его ратификации. Этот день — 7 апреля — считается датой окончательного оформления Всемирной организации здравоохранения и ежегодно отмечается ВОЗ как День здоровья.
Первая Всемирная ассамблея здравоохранения — высший орган Всемир­ной организации здравоохранения — собралась во Дворце Наций в Женеве 24 июня 1948 г. К концу ее работы число государств — членов ВОЗ достигло 55. Первым Генеральным директором ВОЗ был избран д-р Брок Чишолм (Chisholm, Brock; Канада). Местом штаб-квартиры ВОЗ стала Женева.
Согласно Уставу, ВОЗ имеет децентрализованную региональную струк­туру и объединяет в себе шесть регионов: Африканский (штаб-квартира в г. Браззавиль), Американский (Вашингтон), Восточного Средиземноморья (Александрия), Европейский (Копенгаген), Западной части Тихого Океана (Манила), Юго-Восточной Азии (Нью-Дели).
Ежегодно по линии ВОЗ осуществляется более 1500 различных проектов в области здравоохранения. Они направлены на решение актуальных задач: развитие национальных служб здравоохранения, борьба с инфекционными и неинфекционными заболеваниями, подготовка и усовершенствование меди­цинского персонала, оздоровление окружающей среды, охрана материнства и детства, развитие санитарной статистики, фармакологии и токсикологии, международного контроля за наркотиками и др.
Важное место в работе ВОЗ занимают и социально-политические вопро­сы, такие как защита человечества от опасности атомной радиации, роль врача в укреплении мира, всеобщее разоружение, запрещение в кратчайшие сроки химического и бактериологического оружия и др.
82Всемирная организация здравоохранения (История, проблемы, перспективы) / Под ред. Д. Д. Бенедиктова. — М.: Медицина, 1975. — С. 222.

Наша страна была в числе государств — учредителей ВОЗ и с тех пор ак­тивно участвует в создании и осуществлении подавляющего большинства про­грамм ВОЗ, направляет специалистов (экспертов и консультантов) и сотруд­ников штаб-квартиры ВОЗ и ее региональных бюро. По инициативе нашей страны проводятся многие важные программы ВОЗ. Так, в 1958 г. по предло­жению советской делегации XI Всемирная ассамблея здравоохранения приня­ла программу ликвидации оспы на земном шаре (в 1980 г. она была успешно завершена).
На базе научно-исследовательских учреждений нашей страны работают научные и справочные центры и лаборатории ВОЗ, разрабатываются между­народные научные программы и проекты. Так, сотрудничество Института ви­русологии им. Д. И. Ивановского РАМН с ВОЗ в области эпидемиологиче­ской информации позволяет еженедельно получать опережающую информа­цию об эпидемической ситуации и циркулирующих штаммах вируса гриппа в мире и оперативно выделять штаммы вирусов гриппа по мере их выявления в других странах.
В наши дни цивилизация Земли находится на таком уровне развития, когда ни одно, даже самое процветающее государство не может развиваться изоли­рованно, без экономического и социально-политического взаимодействия с другими странами.
Формированию нового политического мышления в мире в значительной степени способствовало новое определение здоровья, сформулированное в Уставе ВОЗ: оно ставит здоровье нынешнего и будущих поколений в прямую зависимость от мира, безопасности, сотрудничества между народами, благо­приятных условий окружающей среды.
Но от постановки задачи до ее реализации — дистанция огромного разме­ра. Наступит время, когда человечество преодолеет ее и, оглянувшись назад, увидит и с благодарностью оценит тот вклад, который сделали на этом долгом и трудном пути Истории врачи, ученые-медики, сестры милосердия — деятели Медицины всех времен и народов.


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. Аронов Г.Е„ Грандо АА„ Мирский М.Б.. Сорокина Т.С., Шилинис Ю-А, Жуковский Л.И„ Коган В.Я. Выдающиеся имена в мировой медицине — Great Names in the World History / Под ред. проф. А.А.Гракдо. — Киев: РИА «Три­умф», 2002. — 495 с. (на русск. и англ. языках).
2. Бидлоо H.Л. Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре. — М.: Медицина, 1979. - 592 с.
3. Бородулин В.И. Очерки по истории отечественной кардиологии. — М., 1988.
4. Вересаев В.В. Собрание соч. в 5-и т. — М„ 1961.
5. Власов П.В. Обитель милосердия. — М.: Моск. рабочий, 1991. — 303 с.
6. Грандо А.А., Грандо С.А. Врачебная этика / Medical Ethics. — Киев: РИА «Триумф», 1994. - 255 с.
7. ГрибановЭ.Д. Медицинавсимволахи эмблемах.—М.: Медицина, 1990.— 206с.
8. Грибанов Э,Д. Советские медали (медицина, здравоохранение. Красный Крест и другие). — М.: Легпромбытиздат, 1991. — 224 с.
9. Григорьян Н.А. Иван Петрович Павлов. 1849—1936. Ученый. Гражданин. Гу­манист. К 150-летию со дня рождения. — М.: Наука, 1999. — 312 с.
10. Грязер,. Гуго. Драматическая медицина. — М.: Молодая гвардия, 1962. —208 с.
11. Заблудовский П.Е. История отечественной медицины: Уч. пособие.— Ч. 1: Пе­риод до 1917 г. - М., 1960. - 400 с.
12. Заблудовский П.Е. История отечественной медицины: Уч. пособие. — Ч. 2: Ме­дицина в СССР. - М.; Изд. ЦОЛИУВ, 1971. - 90 с.
13. Каневский Л.0„ Лотова Е.И., Идельчик Х.И. Основные черты развития ме­дицины в России в период капитализма. — М., 1956.
14. Крюи, Поль де. Охотники за микробами. Борьба за жизнь. — М., Наука, 1987.-432с.
15. Конюс Э.М. Истоки русской педиатрии. — М., 1946.
16. Кузьмин М.К. Медицина России в Отечественную войну 1812 года: Лекции 4 и 5. - М.: Изд. 1 ММИ, 1964. - 74 с.
17. Кузьмин М.К. Мужество, отвага и героизм медицинских работников в годы Ве­ликой Отечественной войны 1941-1945 гг.; Лекция. - М.; Изд. 1 ММИ, 1965.-61с.
18. Лисицын Ю.П„ Изуткин A.M.. Матюшин И.Ф. Медицина и гуманизм. — М.: Медицина, 1984. - 279 с.
19. Медицина // БМЭ. - 2-е изд. М.. 1960. - Т. 17. - Стб. 47-512.
20. Медицина // БМЭ. - 3-е изд. М., 1980. - Т. 14. -Стб. 1-947.
21. Микиртичан Г-Д., Суворова Р.В. История отечественной педиатрии: Лекции.
- СПб.: СПбГПМА, 1998. -156 с.
22. Миронов C.П.. Перов Ю-Л„ Цветков В.М„ Ястребов В.М. Кремлевская ме­дицина (от истоков до наших дней). — М.: ППО «(Известия», 1997. — 294 с.
23. Мирский М.Б. Медицина России XVI—XIX веков. — М.: «Российская полити­ческая энциклопедия» (РОСПЭН), 1996. - 400 с.
24. Мирский М.Б. Хирургия от древности до современности: Очерки истории. — М.: Наука, 2000. - 798 с.
25. Найдыш В.М. Концепции современного естествознания: Учеб. пособие. — М.: Гардарики, 1999. - 476 с.
26. Ноздрачев А.Д., МарьяновичА.Т., Поляков EJ\... Сибаров ДА., Хавинсон В.Х. Нобелевские премии по физиологии и медицине за 100 лет. — СПб.: Гуманисти-ка, 2002. - 688 с.
27. Пастернак А.В. Очерки по истории общин сестер милосердия. — М.: Изд-во «Свято-Димитриевское училище сестер милосердия», 2002. — 304 с.
28. Российский Д.М. История отечественной медицины (Библиография). — М.: Медгаз, 1954. - 948 с.
29. Сорокина Т.С. Медицина в рабовладельческих государствах Средиземноморья.
- М.; Изд-во УДН, 1979. - 96 с.
30. Сорокина Т.С. Атлас истории медицины: Первобытное общество. Древний мир.
— 2-е изд., переработ, и дополн. — М.: Изд-во УДН, 1987. — 170 с.
31. Сорокина Т.С. Атлас истории медицины: Новое время (1640—1917). — М.: Изд-во УДН, 1987. - 160 с.
32. Сорокина Т.С. История медицины: Учебник для студ. мед. вузов РФ / 2-е изд., переработ, и дополн. — М.: ПАИМС, 1994. — 384 с.
33. Сточик A.M. Избранные лекции по курсу истории медицины и культурологии: Вып. 1. Становление человека и человеческого общества. Возникновение медици­ны. - М.: МГП «Эрус», 1992. - 29 с.
34. Сточик A.M. Избранные лекции по курсу истории медицины и культурологии: Вып. 2. - М.: МГП «Эрус», 1992. - 88 с.
35. Сточик А.М.. Затравкин С.Н. Медицинский факультет Московского универ­ситета в XVIII веке. 2-е изд., доп. — М.: Шико, 2000. — 464 с.
36. СточикА.М.. Пальцев МА.. Затравкин С.Н. Медицинский факультет Мос­ковского университета в реформах просвещения первой трети XIX века. 2-е изд., доп. - М.: Шико, 2001. - 338 с.
37. Сточик A.M., Пальцев МА.. Затравкин С.Н. Разработка и внедрение этапности клинического преподавания в Московском университете.— М.; Медицина, 2002. -175 с.
38. Троянский Г.Н. История советской стоматологии (Очерки). — М.: Медицина, 1983.-144 с.
39. Троянский Г.Н. Галерея отечественных ученых в области стоматологии. — М., 1988.-69 с.
40. Троянский Г.Н., БелолапотковаА.В. Учебно-методическое пособие к семинар­ским занятиям по истории медицины для студентов и преподавателей стоматоло­гического факультета. - М.: ВУНМЦ, 2000. - 176 с.
41. Ульянкина Т.И. Зарождение иммунологии. — М.: Наука, 1994. — 319 с.
42. Хрестоматия по истории медицины / Сост. Э.Д. Грибанов; под ред. и примеч. П.Е. Заблудовского. — М.; Медицина, 1968. — 359 с.



СОДЕРЖАНИЕ