стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>



УДК 623.4 ББК 68.8
С77
Подписано в печать 03 02 06 Формат 84x108/32 Усл. печ. л, 13,14. Тираж 5000 зв. Заказ Ns 5264








Старинное оружие и доспехи : новый век / авт.-сост. С77 Т.М. Ткачук. — М.: ACT: Донецк Сталкер, 2005. — 250, [6] с: ип.
ISBN 5-17-029834-Х (ООО «Издательство АСТ») ISBN 966-696-824-Х («Сталкер»)
Дан краткий экскурс е историю оружия, поэтапно изложена технология изготовления кольчуг, мечей, шлемов, забрал, щитов, арбалетов и др., приведены подробные сведения об инструментах и приспособлениях, необходимых в работе. С помощью этой книги можно самостоятельно изготовить рыцарскую экипировку.
УДК 623.4 ББК 68.8

© Авт сост. Т.М. Ткачук, 2005 © ИКФ -ТББ», 2005 © Серийное оформление. «Издательство Сталкер», 2005
ПРЕДИСЛОВИЕ
Легко или сложно сделать своими руками образец древне­го оружия, доспехов или создать уникальную машину прошло­го? В книге раскрыты хитрости и секреты работы в кузнице. Ка­ким образом оборудовать кузницу, где должны находиться основные инструменты и приспособления — ответы на все эти вопросы можно найти на страницах книги.
Топоры, булава, сабли, палаши и душа самурая — японс­кий меч... Чем они отличаются? На страницах книги предпри­нят краткий экскурс в прошлое и дана поэтапная технологии процесса производства. Большое внимание уделяется имен­но технологическим схемам ковки металла, основным опера­циям, известным с глубокой древности и сохранившимся до наших дней. Некоторые технологии доступны любому. Было бы желание!
Из подсобных материалов, которые найдутся в каждом доме, легко соорудить булаву Вполне возможно, следуя под­робному описанию, самому сделать и кольчугу. Мастера со­временности создают даже катапульту, применив особенно­сти, описанные в древних технических текстах, общепринятые методы плотницких работ, а также собственные проекты и идеи.
С чего начинать работу над эксклюзивным луком, как на­тянуть тетиву и стрелы, с какими наконечниками они полетят дальше? Каким будет последний штрих, чтобы потом и са­мому полюбоваться, и другим не стыдно было показать? Обо всем этом и многом другом можно прочитать в книге.
4 Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу 5

Многим читателям, которые впервые котят создать но­вое, эти руководства помогут практическими советами, умельцам, уже знакомым с производством и создавшим свои образцы, откроют секреты английские, американские или другие иностранные мастера. Интересно будет узнать о технологии изготовления холодного оружия, применяемой в производстве знаменитых высококачественных златоустов скихсталей-
В книге затрагивается тема создания средств защиты че­ловеческого тела: начиная от примитивной брони из дубле­ной кожи и заканчивая созданными на высоком техническом уровне современными бронежилетами. Кроме того, можно, следуя описанной технологии, сделать деревянный щит. Ин­тересна информация, из каких частей состоит арбалет, о чем в первую очередь следует позаботиться при его создании и какие основные материалы можно использовать для его изготовления. Описаны также рекомендации и правила по безопасной стрельбе, выработанные годами, которые никог­да и никому не следует нарушать.

КАК ПРАВИЛЬНО ОБОРУДОВАТЬ КУЗНИЦУ
В древнегреческой мифологии Гефест — бог огня и куз­нечного ремесла, сын Зевса и Геры. Он изготовил волшеб­ный трон, с которого невозможно было подняться, построил богам великолепные чертоги. Среди чудесных изделий Гефе­ста — скипетр и эгида Зевса, тирс Диониса, колесница Ге-лиоса, доспехи Ахилла. Хотя бог был некрасив и хром.
Этот образ распространен и перенесен на мастеров, ко­торые занимались древним ремеслом, и подсказан быто­выми условиями, когда ремесло кузнеца еще не имело ши­рокого распространения и потому его окружали суеверные представления о том, что металл добывают из недр гор, то есть из дьявольского логова. Мечи и другое оружие рож­дались в кузнице и потому наследовали таинство огня.
Объявить себя атеистом или реалистом в кузнице не уда­валось никому — стихия огня и металлов делала свое дело, проникая в подсознание и оказывая на него воздействие. Это и становилось платой за мастерство, разумеется, для тех, кто выдерживал. Железо получалось из руды, а руда — в земле, поэтому таинство земли тоже частично перехо­дило на меч.
Чувствовать мистику меча дано далеко не каждому мужчи­не. Культ железа и кузнечного дела особенно хорошо сохра­нился у абхазцев, адыгейцев и отчасти у мегрелов. Объясня­лось это тем, что железоделательное ремесло играло у них важную роль в хозяйстве. Кузнецы пользовались большим почетом в обществе, и само ремесло имело для абхазца свя­щенное значение. Даже в настоящее время существуют пре­имущественно два типа кузни. Функциями одного являются хозяйственно-производственные; другой тип почти не связан с производством и лишь играет роль святыни отдельной се­мьи или группы родственных семей. Древние мастера с бла­гоговением относились к металлу и верили, что железо — не­бесный дар богов.

Важнейшие инструменты
Кузница — это не только мастерская, в которой изготав­ливают орудия труда. Ее почитают как священное место, где присягают, приносят жертвы божеству, дают обеты и молят­ся. Ее строили у ограды двора или в саду под большими де­ревьями, или же подальше, среди подлеска, вдали от жилищ. Многие кузнецы либо видели в мастерской чертей, либо ощу­щали их присутствие, поэтому православные кресты в кузнях и на груди самих мастеров — вещь почти обязательная.
Священными считались и важнейшие инструменты, ис­пользуемые в кузне,— наковальня (рис.1), клещи и молот.
Они назывались «три руки» и были неприкосновенны для посторонних лиц. Их передавали понаследствуототцаксыну. При создании новой кузни в действующей совершали жерт­венный обряд, освящая «три руки», и передавали их новому
6
Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
7



кузнецу. Затем жертвенный обряд про­водили и во вновь созданной кузне. Жертвенный обряд с передачей трех инструментов кузни осуществлялся и в том случае, когда ученик кузнеца завер­шал обучение ремеслу. Первоначаль­но «три руки" не только освящались в кузне, но и изготавливались в ней.
Рис.1. Наковальня
Среди трех инструментов кузни осо­бенно важное значение имела наковаль­ня (вначале, вероятно, каменная), сама по себе выступающая в роли святыни, которой клялись и проклинали. Именно у наковальни — алтаря кузни — прино­сили жертвы, посвященные божеству кузни. Буквально каждое действие, свя­занное с кузней: рубка дерева для плав­ки, возвращение после нее в деревню, начало работ в новой кузне сопровож­далось специальными церемониями. Особые требования предъявляются к орудиям производ­ства. Раньше верили, что кузнечные меха будут иметь силу, если шкура снята с живой козы; к глине, из которой сделана печь, нужно подмешать специальную смесь, чтобы она хоро­шо работала.
Следы восприятия кузни как некоего существа прослежи­ваются в абхазской традиции. Их можно видеть, в частности, в обозначении кузнечного шлака как «помета» кузни. Куски шлака кузнецы использовали в качестве надежного оберега скота, плодовых деревьев.
Кузнецы пользовались почетом и уважением, но их и па­нически боялись. Это отношение можно проследить и у дру­гих народностей. Вспомните, как относились к кочевым цы­ганам, в своих передвижных кузницах чинивших домашнюю утварь и готовивших оружие для битв. Та же опаска, то же уважение и боязнь. Кузнец в фольклоре — чужак. До сих пор на юге России и в Украине сохранилсяобраз кузнеца-цыгана, запечатленный в былинах и пословицах. Так же, как и придо­рожное расположение кузниц, которые стояли, как правило, на отшибе или за пределами деревни. Ведь ковка лошадей проезжающим и мелкий ремонт сломавшихся в дороге по­возок составляли заветный, а в некоторые сезоны и главный заработок кузнецов. Таким образом, кузница четко связана с миром дорог. В. былинах часто кузнец подковывает лошадь у проезжих, которые оказываются чертями, а их лошадь — человеком, покончившим с собой, и кузнец будто бы узнает недавно погибшего односельчанина по какой-нибудь малой примете.
Кузнечное ремесло северной и южной Руси развивалось в разных производственных традициях. Для южнорусских зе­мель характерно применение простых технологий, выражаю­щееся в использовании значительной доли цельножелеэных и цельностальных предметов. Здесь сохраняется традиция применения и других архаичных способов обработки, таких, как цементация, пакетирование и использование вторично­го металла. Технологическое своеобразие северорусских зе­мель выражается в предпочтительном использовании свар­ных конструкций, основанных на сочетании железа и стали с выходом последней на рабочую часть. В качестве основных технологических схем выделяются трехслойный пакет и на­варка. Причем первая является доминантой для X-XI веков, вторая — для последующих столетий.
Вот некоторые особенности местного кузнечного произ­водства. К ним относится, прежде всего, преобладание в об­щей массе поковок цельнометаллических конструкций (из железа и стали) и значительная доля цементации.
Наварная технология также имеет место. Термообработ -ка фиксируется во всех случаях, где сталь способна ее вос­принять.
Художественная ковка черных (железных) сплавов — один из древнейших способов обработки металлов. Его истоки на Руси связаны с производством орудий труда славянскими племенами, населявшими нашу страну в VI -VIII вв. КIX в.н.э. (возникновение Древнерусского государства), когда кузнеч-
8
Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
9
ное ремесло достигло высокого уровня. Из черного металла изготовляли самые разнообразные изделия: орудия труда, бытовую утварь, оружие, ювелирные изделия. Древнерусские кузнецы владели всеми приемами свободной ковки, сварки, термической обработки, горновой пайки медью При том уровне техники все это требовало от мастера большого опы­та и навыка, так как различить, например, сорта стали (мало-и высокоуглеродистой) можно только по цвету и характеру искры или излому, а степень нагрева при ковке, закалке и сварке — по цвету каления (на глаз); о температуре отпуска стали кузнец судил по цветам побежалости и т.п.
Кузнец-ремесленник был не просто исполнителем, со­здающим изделия и владеющим всем комплексом техно­логических и производственных знаний и навыков, но и творцом, изобретателем конструкций и форм изделий, включая и их художественно-декоративные качества. Важ­но отметить, что изделия древнерусских кузнецов, не толь­ко те, что служили украшением костюма (перстни, пряжки, застежки, браслеты, цепочки, подвески) или украшением конской сбруи, но и оковки, петли на ларцы и сундуки, двер­ные замки, мечи, путы, шлемы, боевые топоры, всевозмож­ная бытовая утварь и множество других железных кованых изделий по их высоким художественным качествам совре­менные искусствоведы относят к прикладному искусству и рассматривают как художественные произведения. С раз­витием древнерусского кузнечного ремесла расширялось разнообразие изделий, совершенствовались техника и специализация.
Выделялось до 16 специальностей мастеров по металлу: оружейники, замочники, ножовщики, колечники, бронники, шлемники и др., получившие свое название от предметов, ими изготовляемых. Кузнецы узких специальностей продол­жали совершенствовать технологию каждый в своей облас­ти. Появились специальные инструменты: напильники, тис­ки, зубила.
Однако основные приемы свободной ковки, известные с глубокой древности, сохранились до наших дней. Это такие простые операции, как вытяжка, осадка, рубка, пробивка от­верстий, изгибание, скручивание, сварка, насекание рисунка. Все эти операции выполняли ручником на наковальне, исполь­зуя ее отдельные участки (рог, лицо), или с применением вспо­могательных инструментов: зубила, подбойки и т.д. При этом каждый кузнец знал особенности обработки различных сор­тов стали, многие хитрости и секреты, известные иногда толь­ко ему.
Рис. 2. Устройство современной кузницы
1 — скобадля инструментов; 2 — резервуар для угля; 3 — наковаль­ня; 4 — колода; 5 — бочка с водой; 6 — слесарные тиски; 7 — рабо­чий стол
Помещение для кузницы (рис. 2) должно быть достаточно просторным и светлым. Полезная площадь — около 40 мг при высоте 3-4 м. Стены кузницы — кирпичные или деревянные. При постройке кузницы из дерева стены следует оштукату­рить с внутренней стороны. Пол гладкий, легко убирающий­ся. Важнейшим оборудованием является горн — на один или два огня под одним дымоходом. От горна на расстоянии 1,5-2 м устанавливают наковальню, на некотором расстоянии от нее — стуловые тиски.
10
Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
и

Емкости для воды монтируют вместе с конструкцией гор­на или возле нее. В старых русских кузницах использовали деревянную бочку, на две трети зарывая ее в землю. Это по­зволяло держать воду холодной, что необходимо при закал­ке или охлаждении инструмента. Очень важно найти удобное место для кузнечного инструмента. Его можно вешать на сте­не, на колпаке дымохода или специальной стойке, что и практиковали русские мастера.
Современный кузнец должен придерживаться особых правил, которые вырабатывались веками древними масте­рами и передавались от деда-прадеда. Ящики для песка, пе­редвижные козлы из стали, сверлильные станки, пневмати­ческий молот, рычажные ножницы, автогенный сварной аппарат в качестве передвижного горна — вот те инструмен­ты, помогающие кузнецу более полно и качественно вопло­щать свои идеи в материале. Нужно помнить, что все инстру­менты и приспособления должны всегда находиться на определенном месте, в строгом порядке. Это незыблемое правило. Его нарушение приводит к увечьям, а порой и смер­ти мастерового. То, что требуется чаще, надо положить бли­же. Инструмент, который берут правой рукой, должен быть справа; тот, что берут левой — слева. Под рукой нужно иметь только инструмент, необходимый для данной технологичес­кой операции.
Технология ковки
Технологическая обработка металла ковкой включает в се­бя все возможные приемы, методы, продиктованные характе­ром материала и задачами, стоящими перед художником-куз­нецом. В процессе ковки мастер применяет разнообразные приемы, используя разные инструменты, чередуя их в различ­ных комбинациях и последовательности.
Осадка
Эта операция применяется для увеличения поперечного сечения какой-то части заготовки за счет ее длины (высоты) и может быть полной и местной. При полной осадке дефор­мируется весь металл, при местной — только его часть. Со­ответственно этому делают полный или местный нагрев. Осадка применяется в следующих случаях:
Для получения отдельных утолщений на поковке (осад­кой концов или середины) при ковке декоративных элемен­тов, имеющих переменное сечение. Например, растительные орнаментальные мотивы (утолщенные узлы на стебле, плоды, ягоды и т.д.). После осадки поковку дополнительно обраба­тывают обжимками, подбойками.
Как предварительная операция перед загибанием для восполнения недостающего металла для образования угла.
При осадке поковку нагревают, ставят вертикально на на­ковальню и бьют ручником или кувалдой по верхнему концу. Длина поковки не должна превышать диаметр больше чем в 2-2,5 раза, иначе произойдет изгибание. Если длина за­готовки не позволяет наносить удары молотком, то осадку производят ударами самого предмета о наковальню. При осадке важно, чтобы заготовка была прямой, а ее концы срублены под углом 90*. Если требуется осадить заготовку на малом участке с большой разницей в сечении, нагретую заготовку опускают в холодную воду, исключая участок, под­лежащий осадке. Эту операцию нужно производить быстро и не передерживать заготовку в воде, необходимо также следить за нагретым концом. Такой прием применяют при изготовлении головок болтов или больших строительных гвоздей.
Некоторые кузнецы осадку концов заготовки производят так: нагретый конец загибают под углом 90* и, перевернув, ударяют по загнутому торцу металла.
Трудность данного приема заключается в том, чтобы при осадке не сделать складку загнутого конца. Этот прием хоро­шо использовать при горновой сварке. Осадку концов заго­товок можно производить в тисках: нагретую заготовку за­крепляют так, чтобы над губками возвышалась та часть металла, которую требуется осадить. Высота осаживаемой части должна быть в 2,5 раза больше сечения заготовки. Эту
12
Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
13

операцию необходимо производить быстро, потому что при зажатии в тиски нагретый металл моментально остывает от соприкосновения с губками. Быстро закрепив заготовку, ее осаживают ручником.
При осаживании концов заготовок большого сечения обычно бывает, что сила губок недостаточна и при ударе за­готовка скользит в тисках. В этом случае, если позволяет за­готовка, на ней делаются плечики.
При работе с поковками большой длины бывает, что надо произвести осадку в середине заготовки. Все перечислен­ные приемы в таком случае неприемлемы (в частности, нельзя производить осадку ударами самого предмета о наковаль­ню). Тогда в зоне осадки заготовку выгибают в форме цифры 2 и сверху по изгибу ударяют ручником; после осадки заго­товку выправляют.
Кроме перечисленных приемов существуют и другие с использованием различных приспособлений.
Вытяжка
Эту операцию применяют для увеличения длины заготов­ки за счет уменьшения ее поперечного сечения. Нагретую заготовку кладут на наковальню и ударами молота вытягива­ют. Боек молотка имеет не гладкую поверхность, а выпуклую, и когда происходит удар, металл как бы выдавливается во все стороны и по длине, и по ширине заготовки.
Повернув заготовку на 90", ударяют по выпуклости, кото­рая получилась в результате первого удара. Так, периодичес­ки поворачивая и передвигая заготовку, ее вытягивают.
Главное состоит в том, чтобы в процессе вытяжки в сече­нии всегда получался квадрат. Для ускорения вытяжки ковку можно вести на роге наковальни; в этом случае металл будет тянуться (течь) между двух выпуклостей, что способствует бо­лее быстрому увеличению длины заготовки.
Другой вариант вытяжки — с раскаткой, или разгонкой. Форма раскатки чаще всего полукруглая. От расположения раскатки на поковке (вдоль или поперек) зависит направле­ние вытяжки.
Вытяжку на конце применяют при изготовлении гвоздей, светцов, пробоев, жиковин и других изделий. Нагретую за­готовку начинают вытягивать, немного отступая от конца, и в процессе вытяжки подают на себя. Во время работы нужно следить, чтобы квадрат, который получился в процессе ков­ки, сходил на конец поковки. Это достигается силой и харак­тером ударов. Заканчивать вытяжку нужно легкими ударами.
Рубка
Посредством рубки поковку разделяют на части. Для это­го заготовку нагревают до темно-красного каления, кладут на наковальню и, наставив кузнечное зубило, прорубают на три четверти ее толщины; перевернув заготовку, вновь наставля­ют зубило и отрубают сильными ударами. При работе куз­нечными зубилами по горячему при рубке толстых заготовок необходимо периодически охлаждать зубило, так как при долгом соприкосновении с нагретым металлом его лезвие отпускается. Перед тем как вновь наставить зубило на заго­товку, нужно легким постукиванием о стул наковальни сбить капли воды.
При работе на лице наковальни зубилами и другими ре­жущими инструментами без подкладки нужно быть особенно внимательным и осторожным и следить, чтобы заготовка не прорубалась. Это может испортить лицо наковальни.
Разрубка (прорубка) — операция, в результате которой заготовка только надрубается. Этот прием широко применя­ется в художественной ковке. Надрубленные участки отгиба­ют, вытягивают, они претерпевают различные виды ковки, после чего превращаются в цветы, завитки или листья. Осо­бенно широко этот прием применяется при изготовлении жиковин, светцов и т.п. При разрубке заготовку разрубают с одной (лицевой) стороны. Первые удары делают легкими, ими только надрубают канавку. Нагрев должен быть слабым — это позволяет не торопиться и спокойно раскроить металл. После раскроя материал нагревают и сильными ударами раз­рубают. Зубило в процессе рубки только в момент удара ста­вят в направляющий желоб. Удары молотом должны быть
14 Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
15

редкими, но сильными. Молотобоец должен производить удар только после того, как убедится в правильности уста­новки зубила.
Обрубка (обсечка) — отделение части металла по наруж­ному контуру. Применяется при ковке декоративных изделий сложной формы: накладок, жиковин и прочих, т.е. в том слу­чае, когда необходимо обрубить деталь по контуру.
Вырубка — операция, аналогичная обрубке. Применяет­ся для вырубки металла по внутреннему контуру. Операции обрубки и вырубки аналогичны просечке, с той только раз­ницей, что просечку выполняют по более тонкому листу руч­ными зубилами и в холодном состоянии.
Зубила применяют разного профиля: полукруглые, пря­мые, угольные и др.
Если обрубку и вырубку производят на наковальне с же­лезной подкладкой, то просечку — на торце дерева.
Пробивка отверстий. Отверстия в поковках получают с помощью пробивки. Эту операцию производят при высо­ких температурах. На место, подлежащее пробивке, уста­навливают пробойник (бородок) и наносят достаточно силь­ные удары так, чтобы бородок погрузился на три четверти толщины металла. Место будущего отверстия должно нахо­диться над круглым отверстием наковальни; если оно по ве­личине мало, то используют квадратное отверстие. В резуль­тате первых ударов в нижней части поковки под бородком происходит выпучивание. Не вынимая бородка, заготовку сдвигают на лицо наковальни и делают легкий удар по бо­родку— на выпуклости появится точное очертание места, куда следует поставить бородок второй раз. После извле­чения бородка заготовку переворачивают и бородок, охлаж­денный е воде, ставят на выпуклость над отверстием, сде­ланным при первых ударйх. Очень важно при этом, чтобы рабочая часть бородка была конусообразной и заканчива­лась небольшой площадкой. Бородок должен быть по диа­метру немного меньше требуемого отверстия. Затем в по­лученное отверстие вставляют оправку с диаметром, равным требуемому размеру отверстия. Полученный в ре­зультате такой пробивки вырубленный участок металла на­зывается выдрой. Если необходимо соединить взаимно пе­ресекающиеся заготовки одинакового сечения, то отвер­стие разрубают и с помощью бородка разгоняют. Таким приемом пользовались старые мастера при изготовлении оконных решеток. При получении отверстий квадратного или другого сечения в круглое отверстие, предварительно на­гретое, вставляют оправку нужного профиля. Для того что­бы получить отверстие в заготовке квадратного сечения, идущее через грань, пользуются нижником подкладки, ко­торый удерживает квадрат при ударе на ребро (грани). Если необходимо сделать отверстие в заготовке круглого сече­ния со стенками, равными половине толщины, необходимо легким ударом ручника в нагретом состоянии сделать плос­кость, на которую ставится зубило, что позволит разрубить заготовку точно посередине. Этот же способ применяется и для пробивания отверстий через грань. При пробивании отверстий, больших по диаметру, чем все имеющиеся оп­равки, пользуются рогом наковальни. Для этого заготовку разрубают, разводят наибольшей оправкой, надевают в на­гретом состоянии на рог и ручником проковывают.
При изготовлении отверстий также используют и зубило (секач), которое должно иметь не прямое лезвие, а выгнутое на гранях, идущих от отверстия к лезвию фаски.
Гибка
Кузнечная операция, при которой поковке по заданному контуру придают изогнутую форму. При гибке толстых заго­товок происходит искажение первоначальной формы и раз­меров поперечного сечения в зоне изгиба (при гибке тонких заготовок этим явлением можно пренебречь). Чтобы устра­нить искажение формы и утяжку, необходимо до гибки про­извести осадку того участка, где предполагается согнуть заготовку. Утяжка проявляется тем сильнее, чем больше угол загиба и чем меньше радиус скругления. Утяжку нельзя уст­ранить правкой, но искажение формы поперечного сечения (овальность) легко исправить правкой и приглаживанием.
16 Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
17

Гибка имеет следующие разновидности.
Гибка под углом. Производится на ребре наковальни с предварительным нагревом только участка гибки. Нагретую заготовку устанавливают так, чтобы будущее ребро сгиба на заготовке совпадало с передним ребром наковальни, и при­жимают сверху кувалдой. Ручником ударяют не по концу за­готовки, э ближе к ребру наковальни.
Если необходимо согнуть заготовку без радиуса сгиба (под углом 90'), используют вилку. С ее помощью заготовку подготавливают под гибку, после этого на ребре наковальни с помощью ручника и гладилки выправляют угол.
Гибка под углом 90' без радиуса скругления (в тисках). Нагретую заготовку сгибают на ребре наковальни, зажимают в тиски и ударяют в торец металла. В зоне загиба происхо­дит осадка металла (утолщение), запас которого необходим для выправления угла.
Если длинную полосу или пруток необходимо согнуть не­сколько раз (причем места сгибов расположены близко друг к другу), гибку производят на шпераках с рогом подходящей формы.
Если необходимо согнуть заготовку под любым углом, то применяют нижник, который изготовляют в процессе рабо­ты. Нагретую заготовку кладут на нижник, сверху перпендику­лярно ей пластину, равную по ширине детали, которую нужно обогнуть, и сильным ударом кувалды продавливают (изги­бают) в нижник.
За неимением нижника можно воспользоваться вилкой, которую также можно согнуть во время работы нал издели­ем. Иногда после изгибания в вилке поковку выправляют с помощью гладилки или на квадратном роге наковальни.
Гчбка по дуге — операция, которую производят на роге наковальни или соответствующих по дуге шпераках. Слож­ные профили гнут на оправках, шаблонах и гибочной плите.
Гибку по шаблону делают тогда, когда в изделии один и тот же элемент повторяется много раз. Из достаточно толстого полосового металла выгибают шаблон будущего элемента, закрепляют его одним концом в тиски или монтируют на подкладку, а нагретой заготовкой огибают. Особенность за­ключается в том, что при изготовлении шаблона нужно быть внимательным и изготовлять его с большой тщательностью, потому что элементы изделия будут копировать шаблон.
Гибка на конусе. При изготовлении декоративного эле­мента — конусной спирали — применяется инструмент (ко­нус), представляющий собой коническую оправку, сечение которой и обусловливает внутреннее сечение будущей спи­рали. Нагретый прут металла закрепляют вместе с оправкой в тиски и огибают до вершины оправки. Витки нужно класть один к одному. Окончание прутка, служащее вершиной спи­рали, претерпевает различные изменения. Если сечение прут­ка достаточно тонкое, то работу проводят в холодном состо­янии. В этом случае железо отпускают.
Гибку без конуса применяют при изготовлении спирали, которую можно гнуть без оправки, конец прутка загибают под углом 90', в нагретом состоянии закрепляют в тисках и оги­бают на себя. При достаточном количестве витков спираль нагревают, и за конец, являющийся вершиной будущей ко­нусной спирали, вытягивают.
При изготовлении различного рода декоративных эле­ментов нужно быть особенно внимательным при завершении работ: от качества их исполнения зависит не только вид дан­ного элемента, но и всего изделия в целом.
Закручивание
Сущность этой операции заключается в том, что одну часть поковки поворачивают по отношению к другой вокруг общей оси.
Различают два варианта.
1. Часть заготовки поворачивают под углом до 180'. На­пример, отдельные элементы декоративных изделий (листья, цветы) изгибают (поворачивают) для большей пластической выразительности.
Закручивание на 180" производят на шпераке на роге на­ковальни с помощью ручника; более мелкие элементы — круг­логубцами.
18 Как правильно оборудовать кузницу
2. Скручивание делают многократно под углом 360*. Этот прием используют при изготовлении кованых решеток окон­ных проемов. Скручивание тонких заготовок выполняют два кузнеца. Захватив заготовку клещами, они вращают ее в двух противоположных направлениях одновременно. Скручивание более толстых поковок производят посредством воротка, при этом другой конец заготовки зажимают в тиски. Широкие полосы удобно захватывать с помощью вилки. Наиболее кра­сивые декоративные элементы, богатые светотенью, получа­ются из двух круглых прутков, туго свитых между собой. При скручивании и свивании заготовка должна быть нагрета до ярко-красного каления; при более низкой температуре скру­чивание требует больших усилий, а в металле могут появлять­ся трещины.
Отделка (выглаживание)
К этой операции приступают после того, как основное изделие уже отковано. Цель операции: придать поковке за­конченный вид. После молотка всегда остается волнистость, кроме того, изделие (особенно со следами кувалды) имеет неряшливый и незаконченный вид. Выглаживание и оконча­тельная отделка заключаются в выравнивании поверхности с помощью гладилок различных форм. Выглаживание про­изводят при темно-красном нагреве заготовки, перемещая гладилку по поверхности изделия и ударяя по ней кувалдой.
Иногда выглаживают лишь отдельные участки рельефа. Например, только его наиболее выступающие части, а углуб­ление оставляют «из-под молотка». Это придает своеобраз­ную живописность изделию.
Выглаживание играет большую роль в художественной ковке, поскольку придает изделию законченный вид.
Насекание рисунка
Эта операция, как и предыдущие, относится к отделоч­ным, заключительным видам ковки.
С помощью зубила в холодном или горячем состоянии на поверхности изделия можно воспроизвести различные
Как правильно оборудовать кузницу 19
штрихи, насечки или более сложные узоры, включая изобра­зительные элементы и шрифтовые надписи. Насекание дела­ют на поверхностях, более или менее плоских и хорошо вид­ных на готовом изделии.
Набивка рельефа и фактуры
Эта операция также относится к отделке готового изде­лия и выполняется с целью обогащения его фактуры путем создания дополнительных рельефных выступов или канавок и углублений, например, жилок на листьях и лепестках, кане­люр на колоннах и т.п. Работу выполняют специальными подбойками или пуансонами.
Термическая обработка (закалка и отпуск)
Назначение закалки заключается в том, чтобы придать изделию высокую твердость и прочность. Однако при закал­ке с повышением твердости сталь становится более хрупкой.
Для закалки изделия нагревают до высокой температу­ры, а затем быстро охлаждают в специальной охлаждающей среде. В зависимости от режима закалки одна и та же сталь приобретает различные структуры и свойства. Для получе­ния наилучших результатов изделие равномерно нагревают до температуры 740-850 'С и затем быстро охлаждают до 400-450 "С. Скорость охлаждения составляет не менее 150 'С в секунду, т.е. охлаждение должно произойти в течение всего 2-3 секунд. Последующее охлаждение (ниже 300 *С) может протекать при любой скорости, так как полученная при за­калке структура достаточно устойчива и скорость дальней­шего охлаждения не оказывает на нее влияния.
В качестве охлаждающей среды чаще всего употребляют воду и трансформаторное масло. Скорость охлаждения е воде выше, чем в масле. При температуре воды 18 "С ско­рость охлаждения достигает 600 'С в секунду, а в масле — дс 150 *С.
Для придания изделию большей твердости закалку про­изводят в проточной воде. При охлаждении горячей поковку в стоячей воде между водой и поковкой возникает слой пара
20 Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу 2Л

изолирующий нагретую поковку от охлаждающей среды. Во избежание этого пользуются проточной водой.
Иногда для повышения закаливающей способности в во­ду добавляют поваренную соль (до 10%) или серную кислоту (до 10-12%).
Нагрев изделия выше критической точки придает метал­лу крупнозернистое строение, что приводит к нежелательным последствиям: короблению, деформации и появлению тре­щин. К тому же приводит и быстрое охлаждение.
При закалке инструментов применяют закалочные печи, которые делятся на камерные, или пламенные, где изделие нагревается открытым пламенем; электрические муфельные; печи-ванны, представляющие собой тигли, наполненные рас­плавами солей, например хлористым барием.
Нагревание в ваннах наиболее удобно вследствие того, что температура ванны всегда постоянная и закаливаемый инструмент не может нагреться выше этой температуры. Кро­ме того, нагрев в жидкой среде идет в два раза быстрее, чем в воздушной, а в расплавленном металле — в четыре раза быстрее. Например, для закалки мелких стальных изделий используют расплавленный свинец. Мелкие заготовки погру­жают в ванны и сверху кладут древесный уголь, который при горении на поверхности свинца создает восстановительное пламя — свинец не окисляется. Чтобы свинец не оседал на стальных изделиях, их смазывают мучным клейстером с по­варенной солью.
При нагревании инструмента в муфелях применяют сле­дующие режимы.
Изделия загружают в холодную печь и постепенно вмес­те с печью нагревают. Время нагрева продолжительное, но тем­пературное напряжение, возникающее в изделиях, наименьшее.
Изделия загружают в печь, нагретую до заданной тем­пературы, и прогревают. Время нагрева в данном случае меньше, но температурное напряжение больше, чем при пре­дыдущем режиме.
Изделия загружают в печь, температура которой выше необходимой для закалки, в процессе нагрева температуру снижают до заданной. Скорость нагрева высокая, но и нап­ряжение, возникающее в изделиях, очень велико.
4. Изделия загружают в печь, а температуру непрерывно поддерживают выше необходимой. Изделия нагревают до заданной температуры, но ниже температуры печи. Это наи­более форсированный режим, напряжение достигает макси­мальных величин.
В последнее время для нагрева под закалку применяют токи высокой частоты. Закаливаемую деталь помещают в специальный индуктор, по которому пропускают ток высо­кой частоты, и деталь очень быстро нагревается до необхо­димой температуры.
После закалки необходимо произвести отпуск. Он смяг­чает действия закалки, повышает вязкость и уменьшает хруп­кость и твердость изделия. Кроме того, отпуск устраняет или снижает напряжение, вызванное закалкой.
Для определении температуры отпуска до сих пор очень часто пользуются цветами побежалости. Если очищенное от окалины стальное изделие нагревать, то, начиная с темпера­туры 220 "С на нем образуется тонкая пленка оксидов железа, придающая изделию различные цвета — от светло-желтого до серого. С повышением температуры или увеличением вре­мени пребывания изделия при данной температуре оксид­ная пленка утолщается и цвет ее изменяется.
При отпуске закаленных инструментов применяют два способа.
Поверхность закаленного инструмента хорошо отшли­фовывают мелкой шкуркой и затем нагревают. По мере того как температура нагрева повышается, на чистой поверхнос­ти инструмента появляются цвета побежалости. Когда появит­ся нужный цвет и, следовательно, изделие будет нагрето до определенной температуры, его быстро охлаждают в воде. За цветами нужно следить внимательно, некоторые из них, как, например, светло-красный, сменяются быстро.
При закалке многих инструментов — чеканов, штихе­лей, резцов, молотков и др., требуется, чтобы закаленной была только рабочая часть, а сам инструмент оставался не-
22
Как правильно оборудовать кузницу
Как правильно оборудовать кузницу
23

закаленным, сырым, В этом случае инструмент нагревают немного выше режущего (рабочего) конца до требуемой тем­пературы, после чего охлаждают в воде только рабочую часть, а место выше рабочей части остается горячим. Быстро вы­нув инструмент из воды, зачищают рабочую часть (шкуркой или трением о землю). Теплота, оставшаяся в неохлажденной части, поднимает температуру охлажденного конца, и после появления на нем нужного цвета побежалости инструмент охлаждают окончательно.
При закалке инструмента с двумя концами, например, кирки, молотка и др., трудность заключается в том, что в из­делии должны быть закалены только два рабочих конца, а се­редина должна оставаться незакаленной. Закалку произво­дят за один нагрев. Изделие равномерно нагревают до нужной температуры, и в воду опускают в первую очередь конец, имеющий меньшую массу, т.е. тот, который может быстрее охладиться. При охлаждении в воде только конца рабочей части нужно внимательно следить за нагретым вторым кон­цом, чтобы он не охладился. Быстро вынув первый конеци за­чистив его шкуркой, второй (только рабочую часть) погружа­ют в воду. При этом следят за цветами побежалости первого конца; как только появляется нужный цвет, снова опускают первый конец в воду, второй быстро зачищают и следят за цветами на втором конце. При появлении нужного цвета так­же замачивают в воде. Так, периодически меняя положение концов, изделие остужают.
Запас температуры должен оставаться в средней части инструмента, поэтому при закалке пользуются клещами с уз­кими губками. Большие плоскости холодных губок клещей от-бираюттеплоту в зоне прикосновения. Для закалки более мел­ких изделий можно использовать клещи с массивными губками, изделие в таком случае нагревают вместе с клеща­ми. Клещи применяют при местном отпуске, когда в каком-то участке стального закаленного изделия нужно сделать отвер­стие, а его твердость не позволяет этого. Тогда берут клещи нужного размера, нагревают их до красного или светло-крас­ного каления и захватывают металл в зоне будущего отверстия.
За отпуском металла можно следить по цветам побежа­лости. Этот прием используется при отпуске тонких сталь­ных изделий — кос, пил и т.д.
В процессе нагрева стальных изделий происходит их окис­ление и обезуглероживание. Образование на поверхности окалины происходит за счет образования оксидов железа и приводит к угару металла, искажению геометрической фор­мы изделий, уменьшению теплопроводности, что понижает скорость нагрева изделия. Кроме того, повышается твер­дость и затрудняется механическая обработка. Окалину с из­делий удаляют либо механическим, либо химическим пугем (травлением).
Обезуглероживание состоит в выгорании углерода с по­верхности изделия. Обеэуглероженный слой обладает пони­женной твердостью и прочностью.
Интенсивность, с которой происходит окисление и обез­углероживание, зависит от состава печной атмосферы и тем­пературы нагрева. Чем выше нагрев, тем быстрее идут про­цессы.
Чтобы избежать образования окалины, мелкие изделия (чеканы, стамески и т.п.) помещаютв отрезок трубы и вместе с ней закладывают в горн. Иногда при закалке применяют пасту следующего состава (г): жидкое стекло — 100. огне­упорная глина — 75, графит — 25, бура — 14, карборунд — 30, вода —200. Пасту наносят на изделие и дают просохнуть, затем изделие нагревают обычным способом. После закал­ки изделие промывают в горячем содовом растворе.
Для предупреждения образования окалины на инструмен­тах из быстрорежущих сталей иногда их покрывают бурой. Дляэтогоинструмент, нагретый до 850 'С, погружают в насы­щенный раствор или порошок буры.
По музейным экспонатам и архивным документам в до­машних условиях можно выковать мечи, сплести настоящие кольчуги, смастерить щиты и выделать ароматные кожи. На­пример, раскопки позволили нам увидеть оружие военного Синая: малый меч, имеющий 40 см в длину, сделанный для фараона в период его детства, и более тяжелый и длинный —
24 Кузнечное дело сегодня
59 см. У обоих мечей клинок, эфес и рукоять представляют собой единый кусок металла. Большой меч был рассчитан на дробящий, а не режущий удар: внешняя, выгнутая сторона его клинка выражена слабо. Тем не менее большой меч должен был наносить страшные раны, т.к. из-за массивного клинка, доходящего в толщину до 0,7 см, он имел значительный вес.

КУЗНЕЧНОЕ ДЕЛО СЕГОДНЯ
В наше время больших научных и технических достижений древнее кузнечное ремесло не исчезло. Изделия современ­ных кузнецов находят применение в быту. Творения, создан­ные руками художников-кузнецов, гармонируют с фасадами и внутренней архитектурой зданий, являясь одновременно самостоятельными художественными произведениями. Ажур­ный орнамент кованых решеток красиво сочетается со строй­ными линиями современной архитектуры. Умелое использо­вание новых"видов обработки металла — электро-, газовой, автогенной сварки и т.д.— дают художникам-кузнецам более широкие возможности для использования и применения сво­его ремесла. Старые технологические приемы оживают вновь при восстановлении разрушенных памятников культуры. Куз­нечное дело, как и всякая рукодельная работа, является сред­ством пропаганды эстетической мысли и чувств и не теряет своего значения даже в период высокоразвитой промышлен­ности. Современные мастера делают металл XXI столетия, обыг­рывая технологические приемы — клепку, прошивку, разгон­ку, и за счет этого создавая красоту.
Например, очень сильную школу сейчас имеет Англия. Здесь существует отлаженная система реставрации, восста­навливающая металл именно по тем технологиям, по кото­рым он и был создан. Готовят кузнецов по специальной про­грамме, и там на них огромный спрос. Они имеют полную техническую базу, самые современные технологии, материа­лы. Культура обращения с материалом очень высокая, В са­мих кузницах чисто, как в операционной. Англичане сохрани-
Кузнечноедело сегодня 25
ли все старое — станки, оборудование, инструменты. Кузни­цы стоят по триста лет, молоты и станки столетней давности работают прекрасно.
В Германии работа организована более формально. Шве­ды, финны заказать реставрацию у себя тоже не могут — нет такой школы, у них это ремесло вымирает, приходит в упа­док. Прагматичное общество и ручной труд сочетаются пло­хо. Они ушли в крутой авангард, потеряли связь с наработан­ными традициями. В упадрктакже приходит и художественная обработка металла.
А вот в Санкт-Петербурге мастера интересно и сочиняют, и исполняют, поскольку металл здесь — составляющая архи­тектуры города. Окружение прививает вкус. Европейский по архитектуре Санкт-Петербург, его антураж требуют высокого уровня мастерства, вкуса, стиля. Этим объясняются изначаль­ные преимущества петербургской ковки.
Примером современного кузнечного мастерства может служитьзлатоустовскоепредприятие«Грифон», которое про­должает традиции уникального искусства украшения холод­ного оружия. Отличительная черта изделий «Грифона» — жи­вая динамика миниатюр, многоступенчатый цикл обработки металла, богатая цветовая гамма, высокохудожественная гравировка, тематическая разработка изделий неразрывно связаны с историей России и мировой историей. Каждое изделие, выполненное мастерами, неповторимо. Порой на изготовление одного изделия — сабли, меча, шпаги, пала­ша— уходят годы. Сегодня изделия «Грифона» заняли свое достойное место в коллекциях Государственного историчес­кого музея, музея заповедника «Царицыно», музея в Белгра­де (Югославия), в Челябинском краеведческом музее, в час­тых коллекциях России, США, Франции и ряда других стран и на многочисленных выставках.
Технология изготовления холодного украшенного оружия, применяемая в «Грифоне», включает в себя использование знаменитых качественных златоустовских сталей, характери­зующихся повышенной твердостью и прочностью клинков, которые изготовлены из нержавеющих марок стали. Маете-
26
Кузнечное дело сегодня
Топор в быту и на войне
27

ра-оружейники в совершенстве освоили технологии по пре­сечению стали — орнамент и узор на металле выглядят как ажур. Кроме стали в конструктивных элементах холодного оружия используются латунь, бронза, мамонтовая кость, раз­ные породы дерева — кап-корень уральской березы, самшит, черное дерево, а также кожа, камень. В отделке и украшении оружия используются традиционные методы обработки: трав­ление, полировка, никелирование, золочение, серебрение, чернение серебра. Категория изделий определяется слож­ностью форм, утонченностью украшений, многоступенчатым циклом нанесения художественной гравюры. Темат ика укра­шений очень разнообразна: исторические сюжеты, баталь­ные сцены, орнаменты в русском, арабском, западноевропей­ском и других стилях.
Во все времена считалось хорошим вкусом иметь в доме изделия кубачинских мастеров.
На протяжении веков умельцы аула Кубачи выполняли спе­циальные заказы первых лиц России и европейских госу­дарств. Для них создавались эксклюзивные и неповторимые по красоте изделия. Шедевры кубачинского искусства хра­нятся в крупнейших музеях мира.
Неудивительно, что авторские работы кубачинских масте­ров на востоке и на западе приобретают в качестве VIP-подар-ков. Сейчас Кубачи — поселок городского типа в Дахадаев-ском районе, крупный художественный центр Дагестана. В раннем Средневековье он был известен изготовлением коль­чуг и оружия. В XI—XVII вв. большое развитие здесь получили резьба по камню (тимпаны и каменные плиты с вырезанными в высоком рельефе изображениями животных, людей, сцен борьбы и охоты) и бронзовое литье (котлы с такими же изоб­ражениями). В XVII—XIX вв. высокого расцвета достигают ху­дожественная обработка металла (чернение по серебру, золо­тая и серебряная насечка по металлу, кости и рогу, глубокая гравировка, филигрань, зернь и пр.) и особенно производство и украшение оружия. Искусство Кубачей характеризуется ло­гичной завершенностью орнамента, чистотой и сочностью линий. Распространены растительные узоры в виде перепле­тающихся стеблей с цветами, листьями и бутонами — «мар-харай» (заросли), «тутта» (ветка), «тамга» (розетка).
Вновь и вновь утверждаешься во мнении, что не перево­дятся на земле таланты с искрой Божьей.
Artist Blacksmith Association of North America (ABANA) — организация кузнецов Северной Америки — является одним из крупнейших мировых профессиональных сообществ худож­ников по металлу. Согласно уставу, членами ABANA могут быть кузнецы из разных стран, имеющие соответствующий уровень мастерства. Цель ассоциации — сохранять, развивать и по­пуляризировать традиции кузнечного ремесла. На конферен­циях демонстрируют процесс ковки, который условно можно разделить на две части — теоретическую и практическую, ког­да мелом рисуется эскиз задуманной работы, а рядом лежат заготовки для ее выполнения. Все операции должны выпол­няться традиционными методами ручной ковки — отверстия прошиваются «на горячую», детали свариваются горновой сваркой, соединяются заклепками либо хомутами. В числе участников были и четыре женщины. ОднаизнихДиана Стейг-лер, выступавшая в паре с матерью, впервые взялась за мо­лот в 15 лет, изучила разные техники обработки металла и те­перь активно участвует в конференциях и фестивалях кузнецов. Другой знаток старинных секретов мастеров оружейных дел и тайн дамасской стали Джеймс Ватсон виртуозно изготавли­вал ножи по собственной технологии.
В Америке нет специального учебного заведения по под­готовке художников по металлу. Большинство желающих ов­ладеть профессией — самоучки, которые учатся на всевоз­можных частных курсах, обмениваются опытом и регулярно участвуют в многочисленных конференциях и фестивалях.

ТОПОР В БЫТУ И НА ВОЙНЕ
Первые топоры (рис. 3) изготавливали еще в каменном веке с использованием деревянного топорища и каменного топора.
28
Топор в быту и на воине
Топор в быту и на войне
29



Рис. 3. Варианты крепления топора
С появлением возможности обработки металлов топоры стали делать из железа.
Существует несколько способов крепления топора к то­порищу (рис.4).
1. Каменный, или бронзовый топор вбит насквозь в дере-
вянное топорище.
2. Деревянное топорище вбито в проушину топора.
Медный или бронзовый топор с расширенной задней частью привязан к топорищу.
Вытянутое лезвие вставлено в паз топорища и прикру­чено сквозь отверстие в нем.
Деревянное топорище вбито в проушину железного то­пора и расклинено. Этот способ придуман еще в железном веке и применяется до сих пор.
Топор — широко распространенный предмет, в отноше­нии древних образцов невозможно достоверно сказать, был он изготовлен для хозяйственных нужд либо для военных. Многие топоры служили для обеих целей. Они имели хоро­шую пробивную способность, однако при прямом топорище могли в любой момент повернуться в руке из-за плохого ба­лансирования. Данная проблема частично решалась искрив­

Рис. 4. Варианты упроч­ненной насадки топоров на топорище
лением топорища в сторону обуха, а также применением двухлезвийных топоров. При выборе длины режущей кромки приходилось выбирать между усилием при ударе и скоростью атаки. Чем длиннее топор, тем больше усилий требовалось в бою и тем медленнее была ата­ка. Чересчур короткие топоры застревали в щитах и доспехах и потому они часто имел и скруг­ленное лезвие.
Их использовали египтяне, хетты, греки, китайцы и воины многих других древних цивили­заций. В эпоху владычества Рима за топором закрепилась репутация оружия «варваров». У врагов империи — кельтов и германцев — этот тип оружия имел достаточно широкое распространение..Однако после падения Рима топор был забыт в военном деле Европы, и то, что он был введен в употребление в IX- X вв., особенно в Анг­лии и Ирландии, произошло исключительно благодаря ви­кингам, среди которых его популярность никогда не ослабе­вала. Кавалерийские топоры средних размеров иногда называли секирами. Пехотные боевые топоры обычно были двуручными и могли иметь носок, вытянутый в пику, напри­мер как у бердыша. Лезвие топора могло быть прямым, вы­пуклым и вогнутым, нижний край вытянут в бороду, плоскость топора — гладкая, украшенная или с отверстиями. Сужение полотна в месте соединения с проушиной называется шей­кой. Саму проушину сначала делали круглой формы, а поз­же — треугольной. Для большей безопасности топор имел усы, прожилины, обеспечивающие прочную насадку топори­ща. Нижний край топора, оттянутый до топорища, назывался косицей. Такая форма встречается у бердышей или шотланд­ских секир. Обух мог быть гладким, завершаться молотком,
30
Топор в быту и на войне
Топор в быту и на война
31

крюком или шипами. Топорище пехотных топоров снизу име­ло оковку — для втыкания в землю. Восточные боевые топо­ры часто имели древко из металлической трубки с ввинчен­ным в него кинжалом.
В начале XIII века пехотный топор стали модернизировать: к обуху добавили молот, острый шип или крюк клюеообраз-ной формы, а в конце XIV века дополнили копьем.
В пехоте Швейцарии наибольшее распространение по­лучили широкие боевые топоры, у которых навершие крепи­лось к рукояти шнурами или винтами. На марше топор носи­ли за плечами.
В XV веке тяжеловооруженные рыцари использовали то­поры, рассчитанные на разбивание доспехов противника. Это были топоры большого веса, с неострыми лезвиями и корот­кими, не длиннее 60 см рукоятями.
В России разновидностью пехотного боевого топора был бердыш — широкий длинный топор с искривленным лезви­ем в виде полумесяца и более длинной (оттянутой) нижней частью лезвия на длинном древке. Бердыш находился на во­оружении русской пехоты в XV-XVII вв.
Часть бердыша, предназначенная для насаживания на древко, как и у топоров, называется обухом; край, противо­положный лезвию,— ту пьем, а оттянутый книзу конец — ко­сицей. Древко у бердыша — ратовище — имело овальную, круглую или граненую форму. Вогнав ратовище в обух, его прибивали гвоздями-заклепками через обух. На нижний ко­нец ратовища насаживали железный наконечник (подток) для втыкания бердыша в землю.
В России в XVI веке бердыш был оружием стрелецких войск и выполнял роль не только дополнительного холодного ору­жия, но и подставки — подсошника (сошки) при стрельбе из тяжелых фитильных ружей. Причины редкого употребления топора феодальной знатью и княжескими дружинниками зак­лючается не столько в пренебрежительном отношении к нему как оружию простонародья, сколько в тактических особеннос­тях конного боя. Топор — традиционное оружие пехоты. Ха­рактерной особенностью ранних бердышей XVI века является отковка верхнего конца в одно острие — очевидно, бердыш был рассчитан и на укол. В XVII веке верхние концы бердыша стали отковывать в два более коротких острия. Плоскости бер­дыша часто покрывали резным орнаментом или в виде про­стых точек и схематических листьев, или в виде сложных ри­сунков с изображением единорогов, борющихся с драконами, различных химер и цветов.
Топор был главным оружием новгородцев. С ним русский мужик защищал свое жилище от врагов, поднимался на лихой бунт за волю. Топор служил и орудием труда. Был он «слоеным»; в центре — высоколегированная сталь, а по краям—более мяг­кое железо. Во время битвы новгородцев против немцев (а не­которые сражения длились до трех дней) топор не тупился, а с-тановилеяеще острее, раскалывая немецкие доспехи как орехи.
Топор с особой формой лезвий применяли в Венгрии для личной безопасности. Там испокон веков у всадников суще­ствовал обычай возить с собой походный топор, подвешивая его к седлу. Позднее из-за недостаточной эффективности меча и копья против доспехов топоры стали использоваться и в ка­валерии. В Европе кавалерийский топор появился значитель­но позже, чем на востоке.
В Египте боевые топоры встречаются в бронзовом веке. Они были трех форм: у одних клинок образовывал двойную косу, имеющую вид полумесяца с прямоугольно отсеченны­ми концами для закрепления привязей на рукояти; другие — более тонкие и плоские; у топоров третьей формы клинок с помощью растительных связок закреплялся на согнутой под углом рукояти.
Довольно разнообразны были топоры в Древней Греции. Их можно разделить на четыре вида: с простым клиновидным лезвием, с одним и двумя лезвиями и лопатообразный топор.
Топор — одно из древнейших орудий, используемых че­ловеком. На протяжении веков он исправно служил ему как в хозяйстве, так и на войне. Характерным оружием периода неолита были каменные топоры, известные под названием «кельта», имевшие разнообразную форму и размеры, порой даже похожие на молоты.
32
Топор в быту и на войне
Топор в быту и на войне
33

Развитие топора на севере Европы достигло расцвета в V веке. Основным оружием германцев того времени, кроме меча, был большой боевой топор, известный под названием "Франциски». Своей формой он напоминает современный топор с той лишь разницей, что клинок, особенно снизу, об­разует кривые поражающие изгибы. Топоры были железные, хотя позднее нашли средство осталивать лезвие. Эти топо­ры так и остались «оружием франков», которые держали его в правой руке или на поясе, и даже когда умирали, не расста­вались с оружием — его клали наискось в ноги, чтобы сра­жаться им и в ином мире.
Вопреки распространенному заблуждению, основным и самым массовым наступательным оружием ирландцев IX века являлся не меч, а боевой топор. Топоры были весьма разнообразны по типам, весу и размерам — известны двух­сторонние топоры, топоры с одним или двумя шипами на обухе, насаживавшиеся на рукоятку, крепившиеся врасщеп и т.д. Особой разновидностью топора считался секач, или боевой серп. Вес стандартного боевого топора, согласно археологическим данным, обычно составлял от 2 кг и выше, длина рукоятки — от 80 см, длина самого топора — около 25 см, длина лезвия — около 7-10 см. Нередко топоры были и более внушительных размеров, например, двуручные. Один из типов топора был очень легким и свободно скрывался под одеждой.
В среде профессиональных воинов боевой топор зани­мал достойное место. Пик его популярности приходится на X-XI века. Именно к данному периоду относится создание целых подразделений, отличительным знаком которых стал боевой топор. Это — знаменитые хускарлы и не менее извес­тная секироносная гвардия византийских императоров. Их широколезвийные секиры были отнюдь не парадным оружи­ем, и эффективно использовались на поле боя. Несмотря на относительно небольшую (20-25 см) рабочую поверхность, удар за счет длинного древка, удерживаемого двумя руками, получался сокрушительным. Этого удара, по всей видимос­ти, не выдерживал ни один вид тогдашнего защитного воору­жения, такая секира с легкостью раскалывала щиты, проби­вала шлемы и разрывала кольчуги.
В IX-XI вв. в Северной Европе боевой топор широко ис­пользовался в военном деле и был равноправным соперни­ком меча, не только не уступавшим, но нередко и превосхо­дившим его по своим боевым качествам. Именно боевые скандинавские топоры предопределили широкое распрост­ранение простых по стилю топоров в средние века.
Вначале были топоры с симметричным профилем и ма­лозагнутым лезвием, затем появились с асимметричным профилем, с резким изгибом в нижней части и так называе­мым «бородатым» лезвием. Топор модернизировался, вы­рабатывались различные варианты «бородатого» топора. Именно топоры с «бородкой» некоторые исследователи счи­тают типично скандинавскими. Происходит совершенство­вание модели широколезвийного топора, появляется асим­метричный с незначительным изгибом вверху и длинным поверхностным изгибом внизу; с формой лезвия, изогнутой вниз и внутрь, позволяющий наносить более действенный удар сверху. Поиск эффективных форм топора завершился в конце X в. и воплотился в боевой секире, так называемом широком топоре исландцев. Начал свое существование асим­метричный топор с длинным, постепенным изгибом на верх­нем усе и коротким постепенным изгибом на нижнем усе. Боевой топор зачастую воспринимался как вспомогатель­ное, вторичное оружие по отношению к мечу. Это — оружие земледельца, а не воина-профессионала. Топор технологи­чески легче изготовить, чем меч, т.е. он относительно дешев, а значит, и более доступен.
Веским основанием для выбора оружия служили его эф­фективность и личные пристрастия воина. Среди недостат­ков топора отмечали следующий: поскольку боевой топор имел значительный вес, то воин, использовавший его в бою, должен был обладать немалой физической силой. Удары то­пором были прямолинейны, проводились с широкого зама­ха, давая тем самым воину с более легким и гибким мечом значительные преимущества, что и послужило причиной по-
2 Зак. 5264

34 Топор в быту и на воине
степенного вытеснения топора из широкого пользования. Однако подобные утверждения неприменимы по отношению ко всей эпохе викингов. Вес боевого топора не превышал веса стандартного меча, который, в свою очередь, на протя­жении всей эпохи был исключительно рубящим оружием. И для проведения эффективного удара мечом требовался не меньший замах. Топор был весьма популярен в среде знат­ных воинов.
Нередкие упоминания в сагах о секирах, «выложенных сереб­ром», подтвердили находки археологов. Такой декорированный топор подчеркивал статус их владельца и не являлся общинным инструментом для работы с деревом. Судя по письменным и ар­хеологическим источникам, декорированные боевые топоры не считались редкостью. Наиболее типичным было обматывание рукояти золотой нитью, более богатые и знатные личности могли украсить полотно своего топора серебряной нитью или полу­чить что-либо подобное в дар от конунга.
Датский боевой топор с широким лезвием заканчивался вверху острием для того, чтобы можно было наносить колю­щие удары; его широкий клинок имел полукруглую форму, длинная рукоять прикреплялась подвижно, увеличивая силу удара. Конные воины рубились им двумя руками, приподы­маясь в стременах. У пехотинцев топоры насаживались на длинное древко и были одинаково пригодны, чтобы колоть, рубить и стаскивать противника с седла.
Большое распространение секира, или боевой топор имел и на территории России, Польши, Прибалтики. Он со­стоял из лезвия в виде полумесяца и древка (рис. 5).
Конные воины применяли короткий, очень похожий на со­временный топор (он же топорок, или балта). Его часто укра­шали серебряной или золотой насечкой. Изменения, произо­шедшие в военном деле в XI -XII вв, уменьшили популярность этого оружия, но поставили новые цели и выработали новые формы. После второй половины XVI века боевые топоры уже не использовались, их существование закончилось.
Небольшие топорики могли служить л ишь в качестве сим­вола старейшины или главы дома.

Топор в быту и на войне 35
Начиная с XV-XIV вв. пехота столкнулась с невозможностью Эффективного ведения боя. Тя­желые, закованные в латы пан-цирники просто не могли сопро­тивляться бронированной, но гораздо более быстрой кавале­рии. В связи с этим пехота нача­ла перевооружаться.
Основным оружием новых
Рис. 5. Топор витязя войск стали алебарды, сначала представлявшие из себя топор на более длинной ручке на манер копья. Новый вид оружия стал развиваться, приобретая копьевидные наконечники, разные формы рабочих лезвий, крюки и противовесы на обу­хе. В это время было создано большое количество видов але­бард: гвизармы и глефы, русский бердыш и китайский кван-дао и др.
Немного отдельно в этом ряду стоят протазаны. В них го­раздо меньше от топора и больше от копья, однако их уже нельзя отнести к копьям благодаря расширению их функцио­нальности. Алебарды использовались даже после изобрете­ния пороха и огнестрельного оружия, как оружие для рукопаш­ной. А некоторые виды войск использовали их как подставки для мушкетов во время стрельбы. Протазаны же стали в ос­новном оружием офицеров. Их ярко украшали и использова­ли для сигнализации в войсках.
С развитием огнестрельного оружия алебарды утратили свое значение как основное оружие. Однако как церемониаль­ное оружие охраны они сохранились. В этой ипостаси в неко­торых местах алебарды используются по сей день.

Как сделать боевой топор
Чтобы сделать боевой топор (секиру), подготовьте сле­дующие предметы: лобзик, желательно электрический; ку­сок жесткого' покрытия; рукоятку (например, черенок от ло
36
Булава — символ власти
37
Булава—символ власти
Рис. в. Булава деревянная
Рис. 7. Булава-шестопер
паты). Контур размечайте мелом. Размер его должен быть таким: длина — ваш размер обуви, ширина — ваша ладонь. При такой разметке вы сделаете секиру точно под себя и свои физические данные. Лобзиком вырезаете из покрытия пе­реднюю (рубящую) часть топора (если вы хотите изготовить двухлезнийную секиру, то приготовьте две такие части), а так­же два прямоугольника, которые будут боками топора. Скрепляете все это винтами так, чтобы топорище плотно вхо­дило в сделанное для него отверстие, вбивать его можно мо­лотком.

БУЛАВА - СИМВОЛ ВЛАСТИ
Булава — простое ударное ручное холодное оружие, имею­щее тяжелую шарообразную или грушевидную головку (рис. 6). Длина ее была около 50-80 см. Появилась булава в период нео­лита, она широко применялась на мусульманском Востоке. В ангинном мире использовалась значительно реже. Ее римская разновидность — клава — появилась во II веке.
В Европе булава получила распространение в XIII веке, на Руси использовалась в XIII-XVII вв., но постепенно утратила боевое значение и стала символом власти военачальника. Булава с головкой шарообразной формы, разделенной на ребра-пластины (рис. 7), очень широко применялась в Сред­ней Азии.
У казаков булава (насека) существовала до начала XX в., а до XIX в. служила символом власти: ее носили турецкие паши, польские, а также казачьи станичные и поселковые атаманы в России. Княжеский шестопер был семейным ору­жием, передававшимся по наследству. Изготовленный мас­терами в кузнице княжеского двора, он служил не только сим­волом власти, но и отличным подспорьем в битве: оружие было прекрасно сбалансированным, легким. Легенды гово­рят, что во время сражений шестопер сам направлял руку хозяина и не подчинялся никому, кроме представителей кня­жеского рода.
В XVII в. награждение булавой или ее разновидностями (пернач, шестопер идр.) было широко распространено. Известны, например, булавы боярина Милославского и ук­раинского гетмана Богдана Хмельницкого, пернач князя Ба­рятинского с надписью в честь победы русского войска над крымскими татарами. Гетманская булава являлась неотъем­лемым атрибутом власти всех украинских гетманов. Анало­гичную булаву вручили президенту Украины Леониду Кучме в 1999 году. Изготавливались булавы с большой роскошью: для их отделки применяли золото, серебро, изумруды.

Изготовление булавы и мегарулеза
Булаву можно сделать и в домашних условиях (рис. 8). Для изготовления возьмите веревку и свяжите из нее цепь (делая кольца и скрепляя их вместе). Затем приготовьте ручку. Вбейте в нее гвоздь так, чтобы его можно было заг­нуть. К загнутому гвоздю привяжите последнее звено ве­ревки. Булаву можно сделать из пенопласта или другого подобного материала, а шипы — из дерева. Они могут быть не острыми.
На ручке тоже можно сделать шип (рис.9). Из пенопласта вырезаем цилиндр и втыкаем в него шипы.
Если сильно постараться, то можно сделать усиленную булаву (рис. 10).
Из бейсбольной биты может получиться мегарулез (рис. 11).
38
Булава — символ власти
Боевые цепи и кистени, боевой посох
39

В бите высверливаем дырки и вставляем в них шипы. За основу можно взять обычную палку, в которую тоже вставля­ем шипы. Большой шип делаем из фанеры или ДВП, крепим его к палке-основе С помощью жести и гвоздей. Палку-ручку делаем чуть длиннее, чтобы лучше держать мегарулез двумя руками. Ударную часть делаем из пенопласта.
Рис. 8. Изготовление булавы без шипа
Рис. 9. Изготовление булавы с шипом
Рис. 10. Изготовление усиленной булавы
Рис. 11. Мегарулез
БОЕВЫЕ ЦЕПЫ И КИСТЕНИ
Кистень, или боевой цеп — вид булавы, имеющий под­вижное навершие для усиления удара и затруднения его от­ражения противником. Движущаяся часть крепится к рукоя­ти кольцом цепи, гораздо реже — кожаным или веревочным ремешком.
Простейшие боевые цепы происходят от сельскохо­зяйственного орудия. Разницы между боевыми и обычны­ми цепами вначале практически не существовало — цепы использовались для обеих целей. Затем бьющую часть утя­желяли, добавляли шипы, потом разделили более удобной цепью и значительно уменьшили ее. До наших дней практи­чески неизменным дошел лишь один вид этого оружия — нунчаки.
Более эффективна так называемая «утренняя звезда» — булава с ядром на цепи, утыканным шипами. Преимущество цепи очевидно: защититься от ядра на цепи гораздо слож­нее. При определенной сноровке возможно даже обвить це­пью оружие противника и вырвать его из руки.

БОЕВОЙ ПОСОХ
Боевой посох ведет свою родословную от обычной палки, с помощью которой человек ходил, опираясь на нее. Посте­пенно из просто палки посох превратился в особое оружие, которым мог пользоваться любой человек без подготовки. А приобрести подобное оружие можно было без никаких зат-
40
Копье как боевое наступательное оружие
Копье как боевое наступательное оружие
41
рат, благо проблем с лесом в то время у большинства наро­дов не было.
Это оружие трансформировалось из обычной дорожной палки, один конец которой обили железом сначала для боль­шей стойкости, а потом и для защиты от врагов. С продол­жением развития у посоха зачастую обивали металлом обе рабочие части, а иногда и встраивали различные клинки, бла­годаря которым посох превращался в оружие наподобие але­барды.
В Средневековье в Европе это оружие не пользовалось по­пулярностью у воинов, его чаще применяли волхвы, монахи или простолюдины. И если у простолюдинов это была обычная пал­ка, каких в лесу двенадцать на дюжину, то у волхвов — магичес­кий жезл, который использовался во многих ритуалах. У мона­хов же посох зачастую был одним из символов духовного сана и также принимал участие в религиозных церемониях.
Наибольшее распространение посох получил на Востоке. Почти во всех восточных единоборствах есть техника работы с посохом или палкой. Там же было изобретено великое мно­жество видов этого оружия, начиная от простейшего бо, кото­рый представляет из себя ровный шест длиной 2-2,5 метра, и заканчивая синобикаги (шест, состоящий из нескольких сек­ций и используемый как боевой цеп и даже как складная лест­ница).

КОПЬЕ КАК БОЕВОЕ НАСТУПАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ
Копье — это колющее или метательное (общей длиной от 1,5 до 5 м) длиннодревковое оружие. Вес копья — около 4 кг. Появилосьоно в эпоху палеолита (древний каменный век) и пер­воначально представляло собой заостренную палку, позднее —-древко с наконечником. Копье — один из наиболее древних ви­дов оружия. Его расцвет начинается еще в бронзовом веке, ког­да появление металла повлекло расширение и разнообразие форм наконечников.
Вначале наконечник привязывали с внешней стороны древка за хвостовик, позже наконечник либо одевали как пер­чатку и при наличии внешних кольцеобразных ушек туго при­вязывали шнурком, пропущенным через ушки, расположен­ные в нижней части наконечников. Иногда он сам расклинивал древко.
Еще в долинах Тигра и Евфрата, где возникали древние го­рода-государства, военные силы состояли из свободных об­щинников. И ядро этого войска состояло из взрослых, солид­ных мужей, глав семейств. Они объединялись в фалангу—строй из нескольких шеренг пеших копейщиков, прикрытых щитами и наступающих плечом к плечу. Их удар был неотразим.
В Древней Руси копье являлось самым распространенным видом вооружения. Копейщик являлся основой русской армии. Опытный воин метал копье очень точно. Для этого ему было необходимо много тренироваться с мишенями. Дальность по­лета копья, брошенного рукой, составляла 30-40 м. Назначе­ние копий в большой мере зависело от формы их лезвий.
Копье состоит из древка, ратовища, иногда называемого также искепищем, и железного или булатного наконечника, состоящего в свою очередь из пера, т.е. клинка, трубки, или тулей, куда вставляется древко; шейки, самой тонкой части между тулеей и пером и у более поздних копий — яблока, расширения на шейке (рис. 12). Железная оковка в виде ко­пьеца на конце древка, служившая для упора в землю, назы­вается подтоком.
Рис. 12. Копье
Для скрепления ратовища с наконечником в тулее обычно делали два круглых отверстия, в которые вбивали гвозди-заг­воздки . Более древние копья XI—XIV вв. были чрезвычайно раз­нообразны по величине и форме: от плоских, листовидных до узких, длинных, трех- и четырехгранных наподобие жала.
42 Копье как боевое наступательное оружие
Копье как боевое наступательное оружие 43

Длинные граненые копья получили распространение в России с XVI в. в связи с усилением кольчуги на груди и спи­не сплошными металлическими пластинками — зерцалами, требующими для поражения более сильного удара. В Новго­роде применялись четырехгранные бронебойные копья и в XIVb. Копье переходной формы, уже узкое и четырехгранное, но еще почти ромбовидное, использовалось в XIII в. С XIV-XV вв. появляется и яблоко, обычно отсутствующее в копьях XI-XIIIbb.
В XVI в. от тулей копья начинают оттягиваться помочи, или пожилины, усиливающие древко копья в верхней части. Они особенно увеличиваются в XVII в., когда копье поступает на вооружение копейных рот нового строя. Сама форма нако­нечников была очень разнообразной. Можно выделить не­сколько копейных разновидностей наконечников.
Простая вытянутая, жэлообраэная форма наконечника имела наибольшее распространение наряду с треугольной формой. Наконечник одевался на древко и служил его есте­ственным и усиливающим продолжением. Наконечники жа-лообраэной формы, предназначавшиеся для нанесения глу­боких проникающих ран, имели обычно четырехгранную форму, и копье с такими наконечниками являлось обычным вооружением пехоты в составе регулярных боевых соедине­ний. Помимо наконечника, копья имели султан — цветной развевающийся на ветру хвост обычно из конских волос, ко­торый крепился вблизи наконечника и служил не только для украшения, но и для впитывания и задержания крови, лью­щейся из раны противника на древко. Испачканное в крови древко скользило бы в руках, не позволяя нанести точный и сильный удар. Той же цели — предохранению руки от сколь­жения по древку — служил выступ, располагавшийся в цент­ре тяжести копья и способствовавший более устойчивому удержанию копья во время боя.
Другой, очень распространенной формой наконечника, являлась листообразная. Такие наконечники имели две силь­но выраженные плоские симметричные режущие поверхнос­ти, плавно расширяющиеся в начале и медленно сужающиеся к кончику наподобие вытянутого равнобедренного треуголь­ника. Для усиления наконечника и придания ему большей проч­ности вдоль него к острию тянулось дополнительное ребро жесткости. Раны, наносимые копьем с треугольным наконеч­ником, были более опасными — широкими и вызывали силь­ное кровотечение. В то же время наконечник обладал мень­шей прочностью и не предназнался для пробивания доспехов. Раны, наносимые треугольным наконечником, были более опас­ны. По мере перехода от бронзового оружия к металлическо­му, удельный вес копья с такими наконечниками увеличивает­ся, т.к. более прочный железный наконечник компенсировал ослабление из-за расширения.
Логическим продолжением идеи расширения лезвия на­конечника явились наконечники ромбовидной формы. Такие наконечники широко использовались при охоте на диких жи­вотных, а также в борьбе пехотинцев с кавалеристами и всад­ников с пехотой. Для нанесения раны таким копьем требова­лось значительное усилие, которое развивал всадник на полном скаку, либо пехотинец, упиравший один конец древка в землю, а острие направлявший на коня налетающего кава­лериста. Часто копья снабжались более толстым, чем обыч­но, древком, способным не обломиться под тяжестью нале­гающего тела.
В противовес копьям с расширенным ромбовидным на­конечником и усиленным древком, рассчитанным на борьбу пехотинца с всадником, появился вариант копья с удлинен­ным наконечником. Кинжалообразный прямой клинок был особенно удобен для кавалеристов, наносивших глубокие проникающие раны и способных работать таким копьем на дальней дистанции наподобие меча. Из оружия, используе­мого для прямолинейных колющих движений, копье посте­пенно трансформировалось в многофункциональное, гибкое приспособление для боя на дальней дистанции с использо­ванием круговых, вращательных, спиральных и других дви­жений, блоков и финтов. Поскольку всадник таким кинжаль­ным наконечником мог пропороть противника насквозь, то для того, чтобы лезвие не вязло в теле, сразу за ним часто
44
Копье как боевое наступательное оружие
Копье как боевое наступательное оружие
45
располагался ограничитель, отделявший лезвие от древка. Для придания наконечнику большей прочности по его центру проходило ребро жесткости, по направлению к которому кли­нок постепенно утолщался.
Очень интересной разновидностью кинжалообразного клин­ка являлся кривой клинок в форме сужающейся волны. Приме­нение волнообразного клинка имеет свои особенности. Преж­де всего, кончик всегда направлен под некоторым углом к горизонтали, что позволяет ему под усилием огибать твер­дые поверхности и соскальзыватьс них. Например, кинжальный клинок, попав в бляшку, пуговицу на одежде, не пойдет дальше. Волнообразный клинок соскользнет с такого препятствия и пройдет мимо него, поразив противника рядом с пуговицей, Попытки сочетать достоинства зазубренных или волнообраз­ных краев с широким клинком наконечника привели к возникно­вению многочисленных вариантов копий, имеющих два, три и бо­лее утолщений на широких, листообразных наконечниках. Однако в отличие от волнообразных клинковых наконечников, такие зазубренные наконечники труднее проникают вглубь тела противника, а проникнув внутрь, часто застревают в нем. Копья с такими наконечниками предпочитали использовать для ме­тания, причем всадники часто привязывали к древку ремешок или веревку, позволяющую подтянуть копье назад в случае про­маха и использовать копье вторично.
Еще одной разновидностью наконечника, широко распро­страненной в средневековой Европе, была форма наконечни­ка в виде рога. Эта естественная природная форма полностью соответствовала требованиям прочности и надежности. Ко­пье могло иметь утолщенный второй конец, что позволяло использовать его в качестве дубинки, а кроме того, делало копье более сбалансированным. Утолщение на другом конце копья уравновешивало тяжелый и широкий клинок наконечни­ка, что было особенно важно для всадников. Они могли поме­щать копье поперек седла и работать обоими его концами.
Многие народы использовали для метания копья специ­альные метательные дощечки, которые как бы удлиняли руку воина и за счет получаемого дополнительного плеча значи­тельно выигрывали в силе броска. С помощью метательной дощечки дальность боя повышалась до 70-80 м.
В Европе значение копья как боевого наступательного оружия резко возросло с выдвижением конницы в качестве решающей силы на полях сражений. Весьма активно этот процесс развивался и на Руси. Копье стало важнейшим ору­жием как знатных, так и простых всадников. Князь, скачущий впереди отряда и ломающий копье в пылу битвы, считался образцом воинской доблести. Копье давало ратнику в руко­пашной схватке ряд преимуществ. Оно было длиннее любого другого оружия и им можно было быстрее достать против­ника. Укол копьем обеспечивал существенный и наиболее легкий прием поражения даже бронированного неприятеля, В средние века копье было самым эффективным оружием первого натиска, поэтому схватка противников начиналась с применения копья. В бою копье использовали не для мета­ния, а для удара. При дворах феодалов имелись запасы ору­жия, в том числе и копий.
Со временем в традиционном удлиненном треугольном копье уплощалось и округлялось перо или удлинялся с вы­носом вперед центр тяжести лезвия. Обтекаемая плавная форма лезвия получила новое выражение в лэвролистных на­конечниках. Так появились самые мощные из древнерусских копий — рогатины, имевшие ширину пера от 5 до 6,5 см и длину лавролистного наконечника до 60 см. Чтобы ратнику было легче держать оружие, к древку рогатины приделыва­ли по два или три металлических сучка. Разновидностью ро­гатины являласьсовня, имевшая кривую полосу с одним лез­вием, слегка изогнутым на конце, которое насаживалось на длинное древко.
Копейщики были необходимы в любой армии, особенно против конницы, однако в отличие от других видов войск, в бою при нимал и участие только два первых ряда. Долго выстоять против профессиональных воинов они не могли, но пока дер­жали строй, обеспечивали кавалерии неприятное потрясение.
Тре н и ровкам ко пе ищи ко в во всех странах мира уделялось значительное время и внимание, т.к. копье являлось основ-
46
Копье как боевое наступательное оружие
Копье как боевое наступательное оружие 47

ным оружием боя на средней дистанции. Всадники трениро­вались, нанося удары копьем на полном скаку по специаль­ным мишеням — вначале неподвижным, но по мере усложне­ния тренировки перемещаемым с переменной скоростью. На конец копья надевали кусок тряпки, окрашенный красителем, так что место попадания в мишень сразу было видно.
Потом переходили к поединкам, между двумя воинами с использованием копий с тупыми наконечниками, окрашен­ными краской.
Искусство воина владеть копьем достигало исключитель­ных высот в закрытых монастырских школах Древнего Китая.
Упоминание о копье мы также встречаем в японской ми­фологии, утвеждавшей, что острова Японского архипелага были созданы двумя божествами, использовавшими для этой цели копье. В данном случае отражено существенное значе­ние копья для японского народа и тот факт, что оно было од­ним из наиболее древних видов оружия, использовавшихся на поле боя. Прототипы японского копья — яри — попали на японскую землю с азиатского континента. Основание нако­нечника континентального копья было выполнено в форме шара С выемкой, в которую вставлялось древко. Наконечник такого оружия мог в некоторых случаях — при сильных тыч­ках и резком выдергивании —застрять в теле жертвы. Поэто­му был создан наконечник копья, закрепляемый с помощью штыря, втыкающегося в древко с фиксацией за счет обмотки шнуром. Именно такой наконечник соответствует стандарт­ному японскому копью, которое пользовалось наибольшей популярностью в конце XIII века в период после монгольских нашествий. В руках натренированных воинов оно было одним из самых страшных видов боевого оружия.
Содэюцу — искусство владения копьем — часто рассмат­ривалось как эгоистическое искусство, проявление грубого индивидуализма, поскольку смерть от ран, нанесенных этим оружием, обычно была медленной и мучительной. Раны, на­носимые копьями, были страшными, так как последствия укола часто оказывались гораздо большими, чем от рубяще­го или режущего удара. Чтобы нанести выводящую из строя рану, нужно было воткнуть копье в тело всего на 7-10 см. Ре­жущее и рубящее оружие часто не проникало достаточно глу­боко, колющее же обеспечивало эффективный укол. Но хотя копье и являлось более страшным оружием чем меч, его дли­на и вес требовали большей силы и выносливости для уве­ренных действий.
В связи с этим возникло множество систем, обучающих действию копьями.
Яри обычной формы известно как су-яри — простое ко­пье, или тёку-яри — прямое копье, каги-яри — копье в форме ключа, дзюмондзи-яри — копье с перекрестием и многие дру­гие. Для каждого типа существовала своя система действий, использующая достоинства именно этого типа. Требования боя и различия во вкусах копейщиков привели к возникнове­нию большого количества школ искусства действий копьем.
Одним из наиболее опасных типов яри был куда-яри — ко­пье в трубке, в котором используется скольжение древка сквозь куда — металлическую трубку. Именно это копье является ос­новным в такой традиции содзюцу, как Овари Кан-рю. Основа­телем Овари Кан-рю был Цуда Гонноджо Нобуюки из клана Ова­ри. Так же называлась и провинция, окружавшая город Нагоя.
Суть куда-яри Овари Кан-рю заключалась в технике ис­пользования куда — глубоко воткнуть и резко вытащить ко­пье, максимально контролируя его. В ударе Кан-рю куда-яри манипулирование древком позволяет воткнуть острие копья не прямо, а с вращением, что приводит к ране диаметром 15 см. Стандартная длина копья Кан-рю составляет 3,6 м. Это искусство владения копьем сохранило аспекты предше­ствовавшего ему стиля, характерного для более ранней эпо­хи японской боевой культуры.
Как изготовить копье
в современных условиях?
Изготовление копья (древка) мало изменилось с течени­ем времени. Его технология очень проста. Идете в лес, жела­тельно зимой. Ищете ровную ветку подходящего размера,
48
Колье как боевое наступательное оружие
Сабли
49

срубаете ее. Она может быть длиной от земли до кончиков пальцев поднятой руки, толщина не существенна, главное, чтобы в разумных пределах. Оптимальная длина — 2,5-3 м. Материалом может служить любое дерево, все определяет­ся регионом, где проживает человек, который делает копье. Это — ясень, орешник, дуб, клен, бук, акация. Из сосны полу­чится не оченьхорошее древко — древесина мягкая, ломкая, сучковатая. Затем снимаете с древка кору и размачиваете, при необходимости выпрямляете. Для этого берете струп-цины. зажимаете его либо между досками, либо между угол­ками и даете ему высохнуть в сухом месте не меньше месяца. Далее необходимо хорошо зачистить поверхность от сучков шкуркой, иначе руки будут скользить (рис. 13).
Наконечник можно сделать мягким. Берете поролон, об­матываете им конец копья, стягиваете изоляционной лентой, а сверху плотно обматываете вторым слоем (рис. 14).
Наконечник можно сделать несколько иначе. Для этого зачистите тот конец древка, на который будете надевать при­готовленный наконечник. Наконечник делаете следующим образом.
Необходимые предметы: строительная изоляция, крепкая веревка или тонкая проволока, нож, горячий паяльник с тол­стым жалом, по желанию — скотч или изоляционная лента.
Затем при помощи ножа отрезаете кусок строительной изоляции нужной длины (примерно 10 см). При помощи го­рячего стержня паяльника вдоль продольной оси проплав­ляете в изоляции отверстие глубиной 5-6 см. Если горячего стержня нет, просто прорежьте соответствующее отверстие. Учтите, что края разреза могут разойтись дальше по линии разреза, поэтому старайтесь сделать поменьше разрезов и не доводите их до краев изоляции.
Зачистите тот конец древка, на который будете надевать приготовленный наконечник. Древко желательно очистить от сучков.
Наденьте наконечник на древко и зафиксируйте его верев­кой или проволокой. Крепежную веревку можно замотать сверху скотчем или изоляционной лентой (рис. 15).
Рис. 15. Готовое изделие
Рис. 13. Первый этап изготовления наконечника
Рис. 14. Второй этап изготовления наконечника
САБЛИ
Сабля (венгер. czablya, от szabni — резать) — рубящее или рубяще-колющее оружие. Состоит из клинка, эфеса и ножен. Клинок — кривой с лезвием на выгнутой стороне и обухом на вогнутой — имеет острие (иногда долы) и хвостовикдля креп­ления эфеса. Сочетание кривизны клинка со значительным отдалением центра тяжести от эфеса увеличивает силу удара и площадь поражаемого пространства. Эта особенность саб-
ли была наиболее эффективна при клинках из твердых ста­лей, обладавших большой упругостью и вязкостью.
Эфес имеет рукоять с темляком и крестовину с перекрес­тьем (восточные сабли) или иную гарду (европейские саб­ли). Ножны бывают деревянные, обтянутые кожей, сафьяном и бархатом или металлические (XIX-XX вв.), вороненые, хро­мированные и никелированные С наружной стороны.
Сабля появилась на Востоке и получила широкое распрос­транение у кочевников Восточной Европы и Средней Азии в VII-VIII вв. и была рубяще-колющэя. В XIV в. на ней появляется ел-мань (расширение к концу сабли). Сабля приобрела свойства преимущественно рубящего оружия. Наиболее характерными саблями этого типа были турецкая и персидская. У той и у дру­гой прямая рукоять, крестовина с перекрестьем на эфесе, ма­лая масса (без ножен — 850-950 г, с ножнами — 1100-1250 г), большая кривизна клинка, длина клинка — 750-850 мм, общая длина сабли — 950-970 мм, В европейских армиях XVIII—XIX вв. сабли имели клинки средней кривизны (45-65 мм), эфесы с Г-ромоздкими гардами в виде 1 -3 дужек или чашеобразные, нож­ны с XIX в. обычно металлические. Общая длина достигала 1100 мм, длина клинка — 900 мм, масса без ножен — до 1100 г, масса с металлическими ножнами — до 2300 г. В конце XIX в. кривизна уменьшается до 35-40 мм и сабля вновь приобрета­ет колюще-рубящие свойства.
На Кавказе распространено несколько видов сабель. Их ук­рашают и отчасти изготовляют по национальным, исторически сложившимся образцам, поэтому по орнаменту в большинстве Случаев можно определить место их производства.
Легкая кавказская сабля имеет очень широкий короткий клинок слабой кривизны с долами и очень острым концом. Рукоять с черенком плоско-овального сечения, постепенно суживающимся к головке, которая делается в форме звери­ной головы с раскрытой пастью. Крестовина маленькая, иран­ского типа. Ножны деревянные, оклеены кожей, с прибором иранского образца.
Тяжелая кавказская сабля имеет широкий тяжелый длин­ный клинок, нередко с долами и елманью, массивную костя­ную или роговую рукоять с набалдашником в форме птичьей головы и большой массивной крестовиной. Ножны большие, плоские с тяжелым прибором, у наконечника обычно делает­ся гребень.
У обычной иранской сабли «шамшер» — узкий большой кривизны клинок плавного изгиба. Рукоять тонкая с неболь­шой крестовиной и головкой. Ножны деревянные, оклеены кожей. Прибор ножен обычно состоит из двух металлических обоймиц с кольцами и нередко наконечника.
Хевсурсквя сабля. Хевсурскиесабли в большинстве слу­чаев относятся к типу легких кавказских сабель. Накладки на рукояти и ножнах и орнамент на них такие же, как и у хевсур-ских палашей.
Легкая армянская сабля. В Армении были распростра­нены легкие кавказские сабли, а также иранские «шамшеры» с Характерным геометрическим орнаментом на приборе ру­кояти и ножен. В центре орнамента расположены ромбовид­ная розетка, составленная из спирально извивающихся ли­ний, и изображение животных (тигров или львов). Орнаменты исполняются обычно медной, серебряной или золотой тау-шировкой.
Азербайджанские сабли. Делаются по типу легких кав­казских й иранских «шамшеров». Обычно их металлический прибор украшается крупным густо расположенным расти­тельно-цветочным орнаментом, исполненным золотой или серебренной насечкой. Особенностью этого орнамента яв­ляется ярко выраженная стилизация его элементов и некото­рая асимметричность.
Но больше всего в Азербайджане были распространены тяжелые кавказские сабли, украшавшиеся обычно золотой или серебряной насечкой. В орнаменте сильны элементы му­сульманского искусства: арочные мотивы, редкие сильно сти­лизованные лепестки на извивающихся ветках, заключенные в своеобразных картушах.
Дагестанская сабля. В Дагестане были широко распро­странены легкие кавказские сабли с клинком иранского типа. Эти сабли, особенно изготовленные в Кубачах, отличаются
52
Сабли
Сабли
S3

исключительной пропорциональностью составных частей и большим изяществом форм и украшений. Кубачинские ма­стера в течение веков создали много технических приемов украшения оружия. Здесь простая и глубокая гравировка, чернь и позолота, канфарение и насечка, резьба и оброн, сочетание которых придает оружию богатый вид.
Киргизские сабли. Наиболее древними из сохранивших­ся образцов оружия являются киргизские сабли, узкие, длин­ные, со штыкообразными концами, приспособленные для прокалывания сквозь кольца кольчуги. Рукояти этих сабель с очень короткой крестовиной обычно оклеивают кожей аку­лы; тем же материалом оклеивают ножны с левой стороны, правую сторону оклеивают берестой. Оправа головок рукоя­тей и обоймиц на ножнах чаще всего серебряная с гравиро­ванным или черневым орнаментом.
В Средней Азии существовала национальная форма сабель с узким клинком небольшого изгиба и простой рукоятью, име­ющей очень маленькую прямую крестовину и большую голов­ку, немного отклоненную назад. Ножны деревянные, с харак­терными обоймицами и наконечником. Устье отсутствует. Эти сабли получили особенно широкое распространение в Кир­гизии, поэтому их обычно и называют киргизскими.
В Средней Азии повсеместно распространены и сабли типа иранских «шамшеров». Обычно они получают конструк­тивную или декоративную доделку—своеобразный кожаный чехол на всю рукоять, что позволяет крепче держать такую саблю в руке. Отличаются эти сабли от собственно иранских и между собой главным образом художественным орнамен­том, выполненным на их приборе путем гравировки, чеканки, тиснения, эмали, черни, позолоты, насечки в сочетании с цветными камнями и бирюзой.
Бухарские ч хивинские сабли. Наиболее характерным украшением среднеазиатского оружия остается бирюза и эмаль бирюзового и Синего цвета. В обработке рукоятей и ножен бухарского и хивинского оружия бирюза и эмаль ис­пользуются особенно широко. Чеканное и штампованное се­ребро иногда сплошь покрывает рукояти и ножны среднеази­атского оружия. Клинки бухарскихи хивинских сабель по фор­ме очень близки к персидским. Портупеи украшаются мас­сивными серебряными бляхами, также обычно с бирюзой. При изготовлении сабель нередко использовались привоз­ные персидские клинки. Но форм а.бухарских сабель — с не­большой елманью на узком клинке — местного происхожде­ния. В украшении хивинских сабель и другого оружия преобладает массивное серебро с цветочным симметрич­ным орнаментом, выполненным глубокой чеканкой. Клинки среднеазиатских шашек почти прямые с рээложистым тупь-ем или обухом, рукояти массивные, утолщаются кголовке. Некоторые виды больших среднеазиатских ножей повторя­ют форму шашек.
Таджикские сабли. У них массивные рукояти и ножны, украшенные тонким серебром с асимметричным крупным цветочным орнаментом, нанесенным легкой, неглубокой че­канкой или тиснением. У таджикских сабель, кроме того, ру­кояти обычно сплошь обшивались кожей или замшей с та­кой же петлей для надевания на кисть руки. Ножны нередко вместо кожи обтягивались тканью, рукояти делались из це­лого куска нефрита; бирюза, самоцветы и серебро приме­нялись для украшения рукояти, ножен и портупеи.
Грузинские сабли (XVI-XVIIвв.). В их монтировке широ­ко применялась чеканная медь, гравированное или гладкое се­ребро — орнамент растительно-стилизованный, преимуще­ственно Состоящий из виноградных гроздьев. В XVIII- XIX в. ножны грузинского боевого оружия - сабель, шашек, кинжа­лов—обычно оклеивались кожей или сафьяном, иногда барха­том. Некоторые грузинские сабли XVII-XVIIIb. имели скорее парадное предназначение, нежели боевое. Рукояти этих сабель сзамкнутой полукруглой головкой были сильно наклонены на­зад, и действовать ими при таком наклоне было неудобно. На ножнах та кого оружия прикреплялась колоколобраэная юбка из сафьяна или обтянутая бархатом. Прибор обычно делался из прорезного и чеканного серебра, иногда с позолотой.
Афганская сабля. Афганские сабли по клинку не отлича­ются от иракских или индийских, рукояти у них обычно дела-
54
Сабли
Палаш
55

ют стальными с большой крестовиной, концы которой загну­ты вниз. В орнаментации их заметно влияние соседних стран. Для украшения клинков и прибора рукоятей и ножен исполь­зуют насечку, гравировку, оброн. В орнаменте сочетаются как восточные элементы — арки, цветки, лепестки, так и европей­ские растительные и декоративные —завитки, раковины, при этом внутри орнамента часто изображаются так называемые военные трофеи или оружейная арматура.
Иранская сабля. Иранские сабли представляют собой классический образец восточного оружия с длинным клин­ком. Клинки у них узкие, большой кривизны с плавным изги­бом. Небольшая тонкая рукоять имеет маленькую головку и прямую длинную крестовину. Деревянные ножны обычно ок­леиваются тисненой кожей, прибор их состоит из двух обой-миц и наконечника. Среди этих сабель встречаются сабли с клинком без елмани или сравнительно редко с небольшой ел-манью. В кокандских саблях художественный растительный орнамент наносится обычно с помощью черни с гравиров­кой и позолотой.
Турецкая сабля. В Турции распространены сабли с мас­сивными костяными или роговыми рукоятками, утолщающи­мися к большой отогнутой назад головке, крестовина—длин­ная прямая. Ножны деревянные, в средней части оклеены кожей, с большим устьем, обоймицей, имеющей два кольца, и очень длинным наконечником. Для удобства вынимания клинка ножны имеют специальный вырез у устья. Также в Тур­ции распространена облегченная сабля того же типа с клин­ком иранского образца, но с крутым изгибом.
Персидская сабля. Клинки из Персии имеют небольшую кривизну с плавным изгибом, они достаточно узкие. Неболь­шая тонкая рукоять имеет маленькую головку и прямую длин­ную крестовину. Деревянные ножны обычно оклеиваются тисненой кожей, прибор их состоит из двух обоимиц и нако­нечника.
На Руси сабля известна с IX в., а с XIV в. она стала господ­ствующим видом оружия (в Западной Европе — с конца XVI в.). В XV XVII вв. саблями были вооружены воины русской поместной конницы, стрельцы, казаки. С XVIII в. в европейс­ких и русской армиях сабля состояла на вооружении личного состава легкой кавалерии и офицеров в других родах войск. В 1881 году в русской армии сабля была заменена шашкой, и сохранилась лишь в гвардии как парадное оружие, а также у некоторых категорий офицеров для ношения вне строя. В иностранных армиях сабля была на вооружении до конца вто­рой мировой войны, а после их стали использовать как пара­дное оружие.

ПАЛАШ
Палаш (от венгер. pallos) — длинноклинковое рубяще-колющее оружие с прямым клинком. Может иметь двухсто­роннюю (ранние образцы), одностороннюю и полуторную заточку. Длина клинка — до 85 см. Появление палаша в ка­честве военного оружия относится к концу XVI — началу XVII вв., когда в Западной Европе появились регулярные ка­валерийские части. Поскольку в качестве непременной части их снаряжения были приняты металлические нагруд­ники — кирасы, необходимо было дать солдату и соответ­ствующий клинок, чтобы разрубить их. С этой целью и из­готовлялись палаши.
Эфес палаша состоит из рукояти с головкой и гарды, обыч­но включавшей в себя чашку и защитные дужки. У западноев­ропейских палашей эфес обычно асимметричный, с сильно развитой защитой руки в виде крестовины или чаши с целой системой дужек.
Отличие палаша от шпаги в утяжеленном клинке, имею­щем большую ширину и толщину. В XVII в. происходила по­степенная унификация палашей в кавалерии европейских армий. На вооружение принимались единые образцы снача­ла для отдельных полков, а затем и для каждого вида кавале­рии. Обоюдоострая форма клинка сохранялась почти во всех армиях до середины XVIII в., потом стала вытесняться клин­ком с одним лезвием и тупым обухом. В настоящее время в
56
Палаш
Палаш
57

большинстве случаев клинки палаша имеют одно лезвие и обух. На Западе палаши были на вооружении в основном кирасир и драгун.
В начале XIX в. клинки палашей становятся однолезвийны-ми, оставаясь достаточно мощными и широкими. В частнос­ти, на Кавказе были распространены палаши разных видов и размеров. Один из видов палашей имеет клинок с тупым обухом, с долами или без них. Рукояти повторяют форму ру­коятей собственно кавказских сабель: овального сечения, су­живающийся к головке черен, оклеенный кожей, небольшая кре­стовина с коротким перекрестьем и головка, резко отогнутая назад, сделанная обычно в форме звериной морды с оскален­ной пастью. Ножны деревянные, оклеиваются кожей, имеют металлический прибор, состоящий из устья, двух обоймиц с кольцами и наконечника. Другой вид кавказских палашей конструктивно сходен с устройством кавказских шашек и от­личается от них клинком, имеющим прямой обух.
У всех восточных палашей эфес обычно симметричный, со слабой защитой руки — только крестовина с перекрестьем.
Украшают эти палаши в различных национальных райо­нах Кавказа по местным обычаям.
Хевсурские палаши чаще изготовляются по первому из указанных видов. Украшение их состоит из оковки рукоятей и ножен простейшим железными или чаще латунными плас­тинками с весьма неприхотливым точечным и линейным ор­наментом, исполненным примитивными пуансонами. Иног­да хевсурские мастера приспосабливают к своим палашам обычные кинжальные рукояти.
В России рукояти у ранних палашей — наклонные, наиболее удобные для рубки с коня, крестовины — прямые или же с опу­щенными к лезвиям концами. К самым древним палашам отно­сится меч-палаш X в., найденный при раскопках в Киеве. Кли­нок этого меча-палаша обоюдоострый, ромбовидного сечения, рукоять наклонная, палашного типа. Затем, вплоть до конца XVI в., ни в летописях, ни в поэтических сказаниях упоминаний о палашах не встречается; нет палашей и на изображениях ми­ниатюр и в археологических раскопках.
Палаш князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского (1584-1610) относится ксамым ранним из сохранившихся па­лашей. Клинок палаша прямой, обоюдоострый, гладкий. Руко­ять наклонная, крестовина с опущенными к лезвиям концами имеет перекрестье. Оправа рукояти серебряная, золоченая, че­канная, украшенная крупной бирюзой и лапами, в набалдашник вставлен темный гранат. Ножны обтянуты алым бархатом, устье наконечника и четыре обоймицы серебряные, чеканные, укра­шенные, так же, как и оправа рукояти, бирюзой и лапами. У но­жен два серебряных кольца для пояса, расположенных с одной стороны. Оправа — восточного характера. Общая длина — 99 см, длина клинка — 86 см, ширина клинка у пяты — 4,3 см.
С начала XVIII в. палаш становится основным оружием дра­гунской конницы и затем кирасир, приобретая щиток для пре­дохранения отудара по руке. В начале XVIII в. клинок еще, как и у меча, остается широким обоюдоострым. Черен же, или руко­ять, делали прямой.
В России палаш как массовый образец вооружения, изго­товлявшийся заводским способом, впервые появился и был принят на вооружение в первой четверти XVIII в. при создании Петром I драгунских полков. В это время палаши не только из­готовлялись в России, но и ввозились из-за границы, преиму­щественно из Золингена. В 30-х гг. XVIII в. палаши становятся оружием и тяжелой кавалерии — кирасир.
К середине XVIII в. палаши постепенно становятся одно-лезвийными с обухом. Таковы палаши, относящиеся ко вре­мени императрицы Елизаветы Петровны и более поздние.
При Екатерине II папаши сохраняют ту же форму: клинки исключительно одколезвийные, с обухом, на клинках и гар­дах гравируется вензель «Е. II» (Екатерина II) под короной.
Ножны русских палашей XVIII в. были кожаные или деревян­ные, покрытые кожей. Металлический прибор был простым (устье, гайки с кольцами для пасиков портупеи, наконечник) или, будучи прорезным, покрывал почти всю поверхность но­жен. С 1810 года ножны палаша были только металлические, за исключением кожаных ножен матросского абордажного об­разца 1856 года.
58
Палаш
Волшебство меча
59

Палашами вооружались в XVIII—XIX вв. тяжелая кавалерия, кирасиры, но до 1817 года их имели и драгуны, а некоторое время и конные артиллеристы. В XVIII в. различались армей­ские и гвардейские, солдатские и офицерские, кирасирские, драгунские и карабинерные палаши; общим для них был ши­рокий, длинный и тяжелый клинок, а разной — форма эфеса и ножен. В XVIII в. существовало огромное разнообразие эфе­сов. Рукоять прикрывалась различным сочетанием изогнутых дужек, решеток, щитков — гардой, а в ее основании находи­лись чашка, плоская или выгнутая, иногда состоящая из двух овальных пластин. Головки на рукояти были круглые, сплющен­ные или в виде орлиной или львиной головы. Ножны обтягива­лись кожей, оправлялись в широкие металлические обойми-цы или оковывались металлом с фигурными прорезями и гребнем на конце. В XIX в. эфесы упрощаются и унифициру­ются, проще становятся и металлические ножны.
К началу XIX в. на вооружении русской армии было не­сколько образцов палашей. Гвардейские кирасиры были во­оружены гвардейскими кирасирскими палашами, армейс­кие кирасиры — армейскими кирасирскими палашами, драгуны — драгунскими палашами, за исключением драгун кавказской инспекции, которые были вооружены легкокава­лерийскими саблями. Вне строя офицеры кирасирских и драгунских полков носили кавалерийские шпаги. Конные ар­тиллеристы были вооружены особыми конно-артиллерийс-кими палашами.
Клинки русских палашей с первого десятилетия XIX в. были только однолеэвийными. В первой трети XIX в. было принято на вооружение несколько новых образцов палашей: драгунский образца 1806 года, кирасирский образца 1810 года и, нако­нец, заменивший его кирасирский образца 1826 года. Палаши были на вооружении кирасир до переформирования кирасир в драгуны (1882). После 1882 года палаши остались только в некоторых частях при городской и парадной форме.
Шотландский палаш появился в конце XVI в. в Шотландии и позже получил распространение на всей территории Вели­кобритании. Характерной особенностью шотландского пала­ша является сильно развитая гарда типа корзины с большим количеством ветвей. Внутреннюю поверхность корзины иног­да обтягивали кожей, головка могла иметь украшение в виде конских волос.
Абордажный палаш, длинно-клинковое рубяще-колющее абордажное оружие с прямым широким клинком без долов, имеющим одностороннюю или полуторную заточку.
Рукоять — деревянная или металлическая с гардой типа дужка, крестовина, щиток. В России он был принят на воору­жение матросов в 1856 году. В отличие от строевых палашей, которые имели только металлические ножны, абордажный палаш был с кожаными ножнами.
Применялся до конца XIX в. Длина клинка — до 80 см, ши­рина — около 4 см.

ВОЛШЕБСТВО МЕЧА
Меч — инструмент созидания и разрушения. Мечом со­вершают преступления, им же останавливают зло. Мечом прокладывают путь и останавливают противника. Мечом кру­шат то, что не должно существовать. На его шершавых, давно потерявших блеск гранях, история оставила свои отпечатки. С мечом нельзя шутить. Никто не выбрасывает меч, не пере­ковывает его на орало. Небрежно обойтись с мечом — то же, что проявить непочтительность к изображению пусть и чуж­дого тебе божества.
Меч — центр притяжения. Меч — стимул. Чтобы восполь­зоваться им, недостаточно просто взять его в руки. Нужно долго к этому готовиться: развивать навыки фехтования, на­ращивать силу. Жизнь может строиться.вокруг меча. Извест­но много примеров, когда герои битв становились легендар­ны, а мечи, которыми они пользовались, имели свои имена. Самой известной является история о короле Артуре и его вол­шебном мече по имени Экскалибур. По легенде, этот меч бу­дущий король вытащил из камня, в котором он находился. Пророчество гласило, что тот, кто сможет вытащить меч, ста-
60
Волшебство меча
Волшебство
мо*1в
6i
нет королем Англии. До Артура его пытались вытащить все сильнейшие люди страны, но только юный Артур справился с задачей, и стал королем.
Если существует какая-то таинственная благотворная энер­гия, которую желательно накопить в себе (или пропустить че­рез себя) побольше, то меч — один из предметов, создающих ее сгущение в пространстве. Но труднее всего, оказывается, как бы неожиданно это ни звучало, научиться обнажать и исполь­зовать меч по назначению. Духовной зрелости достигали меч­ники, отличавшиеся склонностью к размышлению и внутренне­му самоанализу. Меч—основное оружие рыцаря. В бою рыцарь действовал, прежде всего, копьем, но копье легко ломалось и заменялось на другое, тогда как меч являлся долгоживущим средством ведения боя, часто переходил по наследству из по­коления в поколение. В ближнем бою копье оказывалось уже помехой, меч же только в таком случае и раскрывал в полной мере свои возможности. Кроме того, в отличие от копья, меч всегда находился при своем владельце. Ст боевого топора или булавы его отличало то важное качество, что он был удобен не только для нанесения ударов, но и для их отражения. Высокая стоимость хорошего меча, по сравнению с другим оружием, делала его доступным лишь для состоятельных людей, и по нему определяли, с человеком какого социального уровня имеешь дело. Меч являлся не только признаком статуса, в умелых руках это было и средство его обеспечения: человек, хорошо владе­ющий мечом, не задерживался на нижних ступеньках социаль­ной лестницы; он либо прорубал себе путь к славе, либо поги­бал в бою.
Меч может быть:
по весу — одноручный, двуручный;
подлине длинный, средний, короткий;
по форме клинка — прямой, изогнутый, сильно изогну­тый, двоякоизогнутый (ятаган);
по остроте заточки — сильнозаточенный, слабозаточенкый;
по размещению заточки — заточенный с одной стороны, обоюдоострый; заточенный по всей длине клинка; заточен­ный на части длины клинка.
Способы использования меча: рубящий, колющий и под­резающий удар.

Рис. 16. Одноручный меч
Рис. 17. Двуручный меч
Одноручный меч (рис.16) использовался вместе со щи­том, кинжалом, легким топором или другим таким же ме­чом. Щит — лучшее дополнение к мечу, но он слишком гро­моздок для постоянного ношения. Одноручный и длинный меч предназначались для всадника, поскольку он не сражал­ся в плотной шеренге и стремился достать противника на воз­можно большем расстоянии. Двуручным мечом — тяжелым и длинным (рис. 17) — пользовались очень сильные пешие воины. Он был эффективен в бою против кавалеристов: им можно было и достать всадника, и подрубить ноги его лоша­ди. Он исключал использование щита, поэтому применялся в сочетании с прочными доспехами. Двуручные и полутора-ручные мечи (рис. 18) всегда были длинными. Поэтому их деление на длинные, средние и короткие относилось только к одноручным мечам. Длинный меч был удобен для всадника и пехотинца, действующего против всадника.
62
Волшебство меча
63
Рис. 18. Полуторвручный меч
Волшебство меча
Сильно заточенный меч старались использовать так, что­бы дос I ичь победы единственным, быстрым ударом по неза­щищенной доспехами части тела противника или для подре­зания. Рубящий удар быстрее колющего, но требовал большей силы. Наносимый по защищенному прочными дос­пехами противнику, он обычно не пробивал доспехи, но мог оглушить, вызвать помутнение или потерю сознания, а также ушиб или вывих. Его наносили по щиту или по оружию про­тивника с целью повредить их или выбить из рук. При подре­зающем ударе лезвие проводилось с нажимом вдоль уязв­ляемой поверхности тела, в места расположения сухожилий и крупных кровеносных сосудов.
Чтобы заточка была острой, требовалось утоньшение клинка на довольно значительной части его ширины.
Чтобы сочетать в мече твердость и прочность, иногда кли­нок закаливали не целиком, а только в месте заточки. Кроме всего прочего, меч должен был соответствовать силе того человека, который им пользуется, а также привитым ему на­выкам фехтования. Поэтому и делали мечи под определен­ного человека. В головку рукояти вделывали реликвии, напри­мер, части мощей. Именно поэтому перед ними произносили клятвы, совершали молитвы, а совсем не потому, что рукоять меча образует крест, как думали раньше. Во все века меч был символом сословной принадлежности. Оь являлся не только орудием убийства, но еще и средством угрозы, предметом для физических упражнений, украшением, ценностью. Меч — важнейший символ рыцарства (другие символы: щит, копье, шлем, конь). При посвящении в рыцари полагалось произ­вести определенные манипуляции мечом над посвящае­мым — хлопнуть его по плечу боковой стороной клинка. Этот французский обычай позже распространился и в других стра­нах. Перепоясание мечом было ранней немецкой формой по-священия в рыцари.
Меч — довольно тяжелый предмет, и человек уставал в те­чение нескольких минут. Поэтому одна из тактик боя состояла в том, чтобы утомить противника, а потом воспользоваться его медлительностью. При использовании сильно заточенно­го меча старались не прикрываться им от удара меча против­ника, а уклоняться от него (когда это возможно), а еще луч­ше — наности единственный удар, обеспечивающий победу. В противном случае лезвие меча быстро покрывалось зазуб­ринами, а при частом затачивании стиралось. Секундного за­мешательства противника было достаточно, чтобы победить, поэтому что-либо необычное в устройстве оружия или в его использовании могло обеспечить успех.
После смерти своего хозяина это грозное оружие неред­ко ритуально убивали. Известно, что для викинга не было боль­шего счастья, чем умереть с мечом в руке и попасть в цар­ство Одина. При раскопках иногда находят такие мечи — погнутые у самой рукоятки так, что она оказывалась перпен­дикулярна клинку.

Японский меч — душа самурая
Первоначально у воинов царства Ямато на вооружении был один меч и един нож. Со временем мечи стали носить в паре: короткий и длинный, сохранив при этом еще и нож. Во времена сёгуната Асикага традиция носить два меча ста­ла обязательной для всех самураев — от младших пехотин­цев до самого сегуна (рис. 19).
Такая пара мечей называлась дайсё (большой и малый). Дайсё имела две разновидности: для доспехов и для повсед­невной одежды. В первом случае большой меч назывался дайто, или о-дати, и его носили в специальных ножнах на ле­вом боку, а малый под названием вакидзаси просто затыка­ли за пояс. Во втором случае большой меч назывался катана
64
Волшебство меча
65
Волшебство меча
Рис. 19. Японский меч
и также затыкался за пояс режущей кромкой вверх. Кроме дайсё хороший самурай имел еще и короткий кинжал, по форме повторяющий катана или вакидзаси. Воин, готовясь к боевым действиям, запасался обычно еще ножами кодэука (или когатана) и когай. У каждого из этих предметов было специальное предназначение. Дайто или катана считались основным боевым оружием, вакидзаси был удобен для отре­зания головы поверженного противника или — в случае про­тивоположного исхода дела — для сэппуку. Кодзука (когата­на), который, как и когай, вставлялся в ножны дайто или эфес, в походной жизни использовали как обычный хозяйственный нож или как метательное оружие. Когай применяли при еде, а также для выцарапывания иероглифов, подтягивания кон­ской упряжи и даже как шпильку для волос. Его же втыкали в голову убитого врага, чтобы после боя можно было опре­делить, от чьей руки он пап, или укрепляли им эту голову на поясе победителя.
Дайсё был важнейшей составляющей костюма самурая, его сословным удостоверением. Кроме них никто не имел права на ношение дайсё. Такой закон свято соблюдался и не­однократно подтверждался указами военных лидеров и сегу­нов. Соответствующим было и отношение воинов к дайсё. Самураи самым тщательнейшим образом следили за состо­янием своего оружия и никогда не расставались с ним. Япон­цы считали его олицетворением души, символом доблести, чести и храбрости. О нем слагали стихи, притчи и легенды. В самурайских семьях меч являлся фамильным наследством, передаваемым из поколения в поколение.
Самурайские мечи, перейдя в разряд предметов коллек­ционирования, таких как марки или старинные монеты, тем не менее остались одними из самых лучших когда-либо изго­тавливавшихся человеком.
Японский меч — заметное явление в мировой культуре и неотъемлемая часть культуры Японии. Символ божествен­ной чистоты, символ власти самураев, символ кары за грехи человеческие, символ чести и достоинства. Острое лезвие японского меча олицетворяло для людей грань, отделяющую мир бесконечных страданий от мира теней. Меч также являл­ся важным элементом учения дзэн, поставившего во главу угла призыв «Рассеки двойственность!». Для человека, нахо­дящегося в подобном состоянии, время идет по-другому. Ему кажется, что вокруг него оно замедлило свое течение, тогда как собственное внутреннее время течет с нормальной ско­ростью. Человек продолжает думать и действовать в реаль­ном, как ему кажется, формате времени, хотя на самом деле делает он это все в несколько раз быстрее. Пожалуй, не найти другого такого предмета, кроме самурайского меча (ката­на), который в большей степени символизировал бы тради­ционные боевые искусства Японии. И хотя изображение меча в различных вариантах достаточно широко используется в эмблематике на Западе, но нигде, кроме Японии, в него не вкладывается такой смысл.
В Стране Восходящего Солнца существует культ меча, родившийся в глубокой древности. Издревле считалось, что существуют Три Священных Сокровища: Священное Зеркало, Яшмовое Ожерелье и Меч. Эти вещи считались наиболее ценными, заставляли людей благоговеть перед ними и ока­зывали на них влияние. Уже один тот факт, что меч отнесен к этим вещам, показывает, что японцы относятся к мечу не только как к оружию. Помимо того, меч являлся принадлеж­ностью синтоистского культа, что также делало его особым предметом.
По синтоистским канонам считается, что все предметы, имеющие отношение к богу, должны обладать тремя обяза­тельными качествами: чистотой, ценностью и редкостью. Испокон веков считалось, что меч обладает данными каче­ствами в полной мере. Согласно легенде, богиня Солнца Ама-
3 Зак. 5264

66
Волшебство меча
Волшебство меча
67
тэрасу подарила своему внуку меч и послала его на землю для правления и свершения справедливого суда. Будучи по своей сути боевым оружием, меч также нередко являлся свя­тыней, украшающей храмы, и предметом пожертвования бо­гам. Первое такое подношение летопись относит к 111 веку,
В течение многих столетий меч был одним из основных видов оружия самураев — профессиональных солдат в Сред­невековой Японии. Даже еще в сравнительно недавнем про­шлом, во время первой и второй мировых войн, подобные мечи носили офицеры японской армии, флота и полиции.
Большинство людей ассоциируют самурайский меч преж­де всего С кендо и кендзюцу — японским искусством фехтова­ния. Зародившись примерно в X веке, многие столетия оно было неотъемлемой частью военной подготовки самураев. Однако сегодня, когда искусство владения мечом потеряло свое прикладное значение, кендо видоизменилось и пре­вратилось в чисто спортивную и медитационную дисциплину.
Японский меч (хотя это, скорее, сабля), каким мы его зна­ем, существует уже более тысячи лет. Найденная древними кузнецами форма оказалась настолько функциональной, что на протяжении столь длительного времени не претерпела существенных изменений. Свой талант и силы кузнецы исполь­зовали для поиска все более совершенных методов обработки применяемых сталей и реализации скрытых в стальном теле клинка возможностей. Поэтому сравнивать мечи разных эпох без знания огромного числа нюансов просто невозможно.
Еще в средние века сформировалась наука о японском мече, главными фигурами в которой выступали мэкики, зна­токи мечей. По виду клинка они могли определить, в каком столетии, в какой провинции он был создан, кто автор и к ка­кой школе принадлежал, какие материалы использовал. И, конечно же, мэкики давали заключение о качестве клинка. Прочитать все это по поверхности стали было непросто, требовалось многолетнее обучение, практический опыт и тонкое чутье. Разобраться в многообразии стилей, подсти-лей, школ и их ветвей, основных и вторичных, а также незави­симых мастеров, отличить работу древнего кузнеца от под­делки , сделанной в ту же эпоху в соседней кузнице,—умение поистине уникальное. А если учесть, что после XVI века стили ковки в Японии перемешались, а кузнецы научились ковать в разных манерах, не чувствуя себя скованными традицией своей местности и позволяя себе экспериментировать как угодно, можно сказать, что все это создало очень сложное, богатое разнообразными деталями явление, именуемое япон­ским мечом.
Меч — это символ воинской доблести самурая, дар бо­гини солнца Аматэрасу. В нем — его душа. Потому самураи имели право на ношение двух мечей, что символизировало как бы двойное воплощение души. Меч самурая стоил цело­го состояния — мастера изготавливали каждый меч (в про­изводстве находились сразу несколько мечей) иногда до де­сяти лет, сваривая проковкой тонкие полосы из стали с разным содержанием углерода в лезвие и доводя число этих тончайших полос до десятков. Японские самурайские мечи не уступали дамасским клинкам, и самурай на трени­ровках перерубал сразу три трупа или одного живого пре­вращал в труп от плеча до седалища.
Эры производства мечей имеют свои специальные назва­ния: кото — «период старых мечей»; синто — «эра новых ме­чей»; синсинто—«новая эра новых мечей»; гэндай или киндай — «эра новейших мечей»; синсяку — «эра современных мечей».
Катана, лакиндзаси и танта — три типа самурайских ме-
чей, различающихся как по внешнему виду, так и по тем функ-
циям, которые они исполняли в японском воинском ритуале.
Основное оружие самурая — катана (рис. 20), большой дву-
ручный меч. :
Древнейшие мечи такого типа имеют длинный прямой клинок, однако с XVII века его начинают укорачивать и он ста­новится изогнутым. В паре с мечом катана обычно носили и другой меч, называвшийся лакиндзаси, который отличался меньшими размерами и массой. Танта был оружием самура­ев, вышедших в отставку.
Производство мечей было делом крайне кропотливым. Как известно, Страна Восходящего Солнца бедна полезными ис-
68
Волшебство меча
69
Волшебство меча
Рис. 20. Японский меч катана
копаемыми, поэтому железо выплавляли из речного или мор­ского песка, содержавшего мельчайшие крупинки руды. Вып­лавленный металл собирали в пруты длиной до 50-70 санти­метров и помещали в болото на срок до десяти лет. На той части меча, что была скрыта в рукояти, ставили четыре иерог­лифа: имя мастера, имя заказчика, дату завершения работы и состояние природы в момент ковки меча. Некоторые мечи не подписывали вовсе: мастерство изготовления должно было само по себе открыть знатоку имя мастера, что было, вероят­но, нетрудно, поскольку существовало всего три-четыре шко­лы ковки и заточки мечей. Их секреты передавали по наслед­ству. Наиболее поэтичный метод оценки кл инка изготовленного меча состоял в следующем: в речное дно вонзался меч, кото­рый должен был разрезать плывущий по воде древесный лист. Символика меча повествовала о его хозяине, мастере и эпо­хе: отдельные мечи, передававшиеся по наследству, «переоде­вались» при смене хозяина по несколько раз.
Американская атомная бомба, сброшенная на Хиросиму 6 августа 1945 года, стала траурным реквиемом самурайс­ким мечам. Сразу же после подписания акта о капитуляции Японии они были запрещены для ношения и хранения и кон­фисковывались как холодное оружие. Мечи, многие из кото­рых были семейными реликвиями, конфисковали, уничтожи­ли или вывезли из страны в качестве трофеев. Офицеры и солдаты американских оккупационных войск вывезли из страны огромное количество этих экзотических сувениров, зачастую не подозревая об истинной стоимости клинков. Са­мурайские мечи до сих пор являются шедевром кузнечного искусства оружейников.
Во время американской оккупации японцам было запре­щено изготавливать и носить мечи. Кузнецов вынудили най­ти себе другое занятие. Их отстранили оттого, чем они зани­мались из поколения в поколение — от ковки, знаний и сис­темы оценки, за исключением особых случаев изготовления мечей для торжественных мероприятий.
Но ремесло пережило тот период. В 1953 году, после того как американцы покинули Японию, запрет сняли и мастера, которых называли последним поколением, вернулись к преж­ней работе. Благодаря их усилиям в 80-е годы искусство ков­ки мечей проявило себя более живым и совершенным, чем, возможно, в любой другой исторический отрезок времени за последние несколько сот лет.
В Японии мир кузнецов мечей консервативен. Студенты проходят многолетний период обучения, живя в домах сво­их учителей. Они шаг за шагом изучают технологию вплоть до момента, когда будут способны сделать собственный за­конченный экземпляр. Расхожий термин «гэндай-то» (совре­менный меч) никак не связан с идеями модерна, а лишьотра-жает современность изделий.
Единственное ограничение, накладываемое японским правительством, касается видоизменений и нововведений. Это регулирует как сущность клинков, так и их число за ме­сяц, которое может сделать кузнец, а также количество лет обучения у учителя с соответствующей лицензией. Прави­тельство упорядочивает дела в этой области без учета целей бизнеса. Регулирование препятствует творчеству и росту цен на клинки, поэтому многим молодым кузнецам становится все труднее осваивать искусство ковки, обретать авторитет и зарабатывать на жизнь.
Сегодня японцы обращаются с мечами так осторожно, с таким благоговением и трепетом, словно клинок может ожить и выпрыгнуть из ножен и разрубить их или их собесед­ников. Этикет предписывает, как держать меч, как передавать его собеседнику, как его носить и многое другое.
В чем же секрет того, что искусство владения мечом про­должает жить в век космических полетов, ядерного оружия и персональных компьютеров? Ответ прост. Помимо физи­ческой активности, дающей определенную нагрузку букваль-
70
Волшебство меча
Волшебство меча
71

но на все группы мышц, практика иайдо развивает способ­ность мгновенно концентрироваться и достигать глубочай­шей степени психической концентрации.
Традиционные искусства в Японии нынче процветают. Луч­шим доказательством этого является тот факт, что современ­ные мечи по качеству соперничают с великими старинными клинками. Кузнецы начала XX века испытывали недостаток высококачественной стали и делали для армии посредствен­ные клинки. Их сыновья и внуки в наши дни не испытывают материальных и технических ограничений. Молодые кузнецы имеют доступ к лучшей стали, выплавленной в традиционных японских плавильнях. Доступен и научный аспект. Много вре­мени посвящается изучению и обсуждению каждой новой ковочной техники, материалов, температурных режимов, то есть всего того, что составляло секреты разных школ.
Японский меч может быть признан таковым лишь при соблюдении нескольких требований. Он должен быть остр, выкован из качественной стали, иметь твердое лезвие, вяз­кое тело и достойный изгиб. Все нововведения в конструк­ции меча сделаны уже давным-давно.
У первых японских мечей были клинки, привезенные из Ки­тая — прямые обоюдоострые. Мечи этого типа назывались кэн. Позже их стали делать прямыми с односторонней заточкой, а в X веке появились классические японские мечи с легкой кривиз­ной и односторонней заточкой выгнутой кромки. Меч носили подвешенным к поясу горизонтально лезвием вниз. Такие мечи — тати — были боевыми, придворными и церемониальными.
За абсолютной простотой японского меча скрывается множество великолепных качеств: тщательная продуманность деталей клинка и рукояти; острое и четкое ощущение удара; мягкое ощущение в руках, поскольку при ударе отдача рассе­ивается естественным образом. Кроме того, закаленная ру­бящая кромка лезвия крайне редко подвергается поврежде­ниям, а весь меч получается упругим благодаря сердцевине из более мягкой стали.
И сейчас инструменты для ковки из Японии славятся во всем мире высоким качеством стали, закалкой, остротой лезвий и совершенством исполнения. На одной из зарубеж­ных выставок мастера показывали полный цикл изготовле­ния инструментов в бытовых условиях — от плавки руды, отливки заготовок, ковки деталей до получения готового изделия. Для этого они привезли свой кокс, тигли, руду, на месте построили небольшую доменную печь, в которой ва­рили сталь, из отлитых заготовок ковали ножи, долота и прочие орудия для обработки дерева, а потом продемон­стрировали в работе ножовку с миллиметровой толщиной полотна, идеально режущую дерево вдоль волокон. Инте­ресно, что и куют японские кузнецы вприсядку или сидя со скрещенными ногами.

Секреты изготовления японского меча
Качество японского меча во многом зависит от содержа­ния углерода встали, а также от способа закалки. Снижение количества углерода, достигаемое длительной ковкой, делает сталь мягкой, перенасыщенность — жесткой, но очень хрупкой. Японцы компонуют полотно меча из твердой и мягкой стали, а также из чугуна. Очень жесткую и потому способную быть очень острой режущую кромку сплавляют с более мягким и гибким полотном с пониженным содержанием углерода.
Технология ковки очень необычна. Отобранные куски же­леза тщательно обрабатывают на наковальне, потом получив­шийся слиток перерубают зубилом, складывают пополам и снова отковывают. Затем заготовки для меча, склепанные во­едино молотом из различных образцов стали, разбивают на кусочки величиной с монету и вновь сплавляют в тигле в еди­ный слиток. Этот процесс производят многократно. Куски стали с различными характеристиками (их число достигало пяти — отдельно для лезвия, сердечника, боковых покрытий и тыльной части меча) компонуют один с другим и скрепля­ют ковкой. В результате столь длительного и трудоемкого процесса структура меча становится многослойной и состо­ит из тысяч пластинчатых слоев, каждый из которых имеет собственные показатели вязкости и хрупкости, определяемые
72
Волшебство меча
Волшебство меча
73
Рис. 21. Японские мечи. Со­ставляющие:
1 — кашира; 2 — менука; 3 —
фуги; 4 — цуба; 5 — хабаки; 6 — код-зука(когатана)
содержанием углерода. Значение имеют также тщательно выровненная поверхность наковальни, скрупулезный подбор молотов, сила ударов молотобойца.
Потом начинается длительный процесс закалки. Каждую часть меча надо нагревать и остужать по-своему, поэтому за­готовку обертывают куском рисовой японской бумаги и по­крывают слоем глины различной толщины. Сверху все присы­пают рисовой соломой. Это позволяет не только варьировать степень нагрева в горне, но и дает возможность наносить вол­нистый узор на лезвие. Влажная глина и зола не дают стали перегреться, а значит, препятствуют процессу окисления, ко­торый может значительно ослабить прочность будущего клин­ка. Через полчаса металлическую заготовку вытаскивают из огня. Сначала ее обстукивают малым молотком, удаляют спек­шиеся остатки глины и пепла. Затем железо кладут на нако­вальню механического молота. Под ударами молота заготов­ку плющат, удлиняют. После этого зубилом пробивают в горячем металле глубокую борозду посередине, сгибают заготовку пополам и обстукивают малым молотком, восста­навливая ее первоначальную длину. Процесс повторяют опять и опять, днями, неделями, пока вес заготовки постепенно не снизится с первоначальных 9 кг до 1 кг. Происходит это за счет механического и термического удаления из металла ненужных примесей и углерода. Подготовленные таким образам сталь­ные полосы накладывают с двух сторон на заготовку из менее хрупкой стали. Обработку молотом повторяют, но для каждо­го участка меча процесс несколько варьируется. Процесс за­кончен. Клинок опять обмазывают слоем раствора красной глины, смешанной с золой. Бамбуковыми палочками на раз­личную глубину пробивают подсохшее грязевое покрытие, и вновь помещают в огонь. Сквозь пробитые в глине отверстия жар выжигает отметины, формируя на лезвии характерный узор клейма мастера.
Завершив работу, кузнец передает изделие полировщи­ку, использующему для этого десятки точильных камней, кус­ки кожи разной толщины и даже подушечки собственных паль­цев. Сначала он изучает характер полученных заготовок клинков, расчищая наждаком пространство в три сантимет­ра, затем снимает тончайший поверхностный слой окалины. Самое главное, считают мастера,— это добиться идеально­го баланса между движениями правой и левой руки. Если ба­ланс хотя бы на мгновение нарушится, красота лезвия может быть испорчена непоправимыми царапинами. На окончатель­ной стадии полировки клинка к подушечкам пальцев шлифо­вальщик прикрепляет маленькие точильные камни величиной с копейку и не шлифует, а гладит металл, заставляя его сиять все ярче,
Следующий этап — подбор гарды, оплетка рукоятки и из­готовление ножен.
Берут заготовки из дре­весины магнолии, вырезают ножны для меча, точно в со­ответствии с его длиной, из­гибом и толщиной лезвия, затем обе половинки скреп­ляют рисовым клеем, что позволяет время от време­ни разнимать ножны надвое и производить необходи­мую чистку. Высочайшим мастерством ноженщика считается, если меч входит плотно в свой чехол, сопри­касаясь каждым миллимет­ром клинка с внутренней по­верхностью ножен (рис. 21).
На самом деле ножны плотно обжимают клинок только у рукоятки. Если хоть где-нибудь в ножнах металл будет соприкасаться с дере­вянной, хранящей первона­чальную влажность оболоч­кой, ржавчины не миновать.
74
Красота и таинство дамасской стали
Красота и таинство дамасской стали
75
КРАСОТА И ТАИНСТВО ДАМАССКОЙ СТАЛИ
Рис. 22. Дамасская сталь
Есть какое-то высокое недоразумение в самом феномене художественного оружия вообще и ножей, в частности. За­частую представляя собой вершину кузнечного и ювелирно­го мастерства, такие клинки обречены на бездействие, на сонную судьбу дорогой игрушки в руках коллекционеров. Эти ножи не продаются в охотничьих магазинах, их аляповатое подобие можно встретить в сувенирных лавках. Впрочем, и там настоящий Дамаск не найти, разве что имитированный путем протравки или гравировки ковровый рисунок. Вопро­са о дамасской (или булатной) стали продавец и вовсе не поймет, в лучшем случае скажет, что секрет ее производства утерян еще в древности. Неосведомленность продавцов ору­жейных магазинов объясняется просто: авторское, художе­ственное оружие — это даже не другой жанр, а параллельный мир материальной культуры, предназначенный исключитель­но для созерцания. К отполированному лезвию из Дамаска (рис.22) ни один ценитель не прикоснется пальцами. В то же время эксперты особо ценят и технологическую полноцен­ность клинка, конструктивную правильность ножа в целом и его функциональность.'
Прежде всего, такой нож должен быть сделан по старому доброму дамасскому методу. Известный с античных времен, сирийский способ изготовления крученой стали весьма по­читался воинственной знатью Европы и Азии.
Технология состоит в следующем: берутся два-три брус­ка легированной стали, насыщенной углеродом в разной про­порции и соответственно различной по твердости, ковкости и другим свойствам, и при высокой температуре буквально скручиваются в единое полотно. Из-за этого на исходной за­готовке для клинка получается свилеватый рисунок. Впрочем, рисунок не цель, а следствие кузнечной обработки, но его симметричность, особенно в обеих плоскостях, ценилась всегда и в определенной мере свидетельствовала о мастер­стве кузнеца. Кузнец-ножовщик, как правило, отдельная са­модостаточная специальность в оружейном деле. Кузнец обычно не занимается отделкой ножа, гравировкой или по­лировкой. Для него главное — сталь и рисунок. Малейшая трещина, даже поверхностная, может испортить результат тяжелого труда. Или еще одна профессиональная напасть: перекалил заготовку — все испортил. Что касается рисунка, то с опытом его предсказуемость увеличивается, а дальше действует удача и, возможно, помощь свыше.
История дамаскирования стали и кузнечной сварки на Руси начинается примерно с XII века. До этого времени свар­ные клинки попадали в Русь иэ Скандинавии и Германии. Они отличались прочностью полотна и. режущими свойствами острой грани. Для повышения свойств последней ее делали из более мягкой стали, которая по своей структуре (она ста­новится наглядной только при увеличении) напоминала пилу Такая сталь в прямом смысле в любую преграду (разумеется, кроме камня и сухого дерева) входила, как в масло, и ко все­му прочему обладала способностью самозатачиваться. Пра­вильный дамаск разрубал надвое не только газовый платок, но и врага. Подобное излишество в условиях боя имело яр­кую психологическую подоплеку. Поэтому высшее дворянство Европы и Азии стремилось обзавестись дамасскими клин­ками. Булат, литую разновидность Дамаска, могли себе по-
76
Красота и таинство дамасской стал и
Кинжалы
77
зволить только монархи и их окружение. Булатный клинок лег­ко сгибался в овал и столь же легко принимал прежнюю фор­му, издавая чистый и высокий звон. Считается, что секрет его технологии был утерян в средневековой Азии и заново открыт в 1833 г. русским горным инженером П.П. Аносовым: «Тагиль­ского железа— 12 фунтов, графита английского — 1 фунт, окалины— 24 золотника, доломита — 24 золотника. Плавка должна вестись в тигле и продолжаться 5 часов 30 минут».
В XVII веке булат изготовлялся при дворе царя Михаила Фе­доровича. В Оружейной палате хранится великолепная боевая сабля мастера Ильи Просвета. При оценке качества булата осо­бое внимание уделялось числу волокон рисунка, цвету травле­ния фона клинка и его отливок, высоте и длительности звучания металла при ударе по клинку.
Мало кто из кузнецов, отковавших клинок, может довести его до художественного уровня, то есть столь же мастерски про-гравировать, отшлифовать, сделать рукоятку и вообще осмыс­лить и воплотить с позиции дизайнера. Мастеров-универсалов экстракласса очень и очень мало. В основном же действует принцип разделения труда. Автором ножа считается не кузнец, а дизайнер-конструктор, подготовивший проект будущего из­делия на бумаге. По сути, он может больше ничего не делать. Кузнец откует клинок, гравер перенесет рисунок с листа насталь, монтировщик соберет рукоять, шлифовальщик отполирует нож, краснодеревщик изготовит пенал или подставку. Мастера вы­сокого класса гравируют на ноже авторские монограммы — наилучшие знаки качества в мире профессионалов.
Изделия мастеров экстракласса зачастую покупают кол­лекционеры и специалисты еще до их материализации, на стадии чертежа. Это не удивительно, так как после выхода из мастерской нож проходит экспертную оценку у специалис­тов Оружейной палаты. По заверению экспертов, русские мастеря разработали уникальные технологии обработки ста­ли. К примеру, российский мастер Андрей Корешков един­ственный в мире освоил технику микротравления, то есть повторяет операцию травления несколько десятков раз, уг­лубляя рельеф рисунка буквально на 6-10 микрон. Этим дос­тигается необыкновенно звенящая резкость детализации. Понятно, что такие ножи ценятся высоко и пользуются повы­шенным спросом у коллекционеров. Никто, кроме Корешко-ва, в России не владеет техникой обработки стали, при кото­рой получается эффект морозного стекла.
Российские мастера смогли повторить знаменитый рус­ский «золотой оброн» XVII века — разновидность инкруста­ции золотом, когда фон не золотится, а насекается желтым металлом. Для этого в стальной основе штихелем выбирает­ся паз в форме ласточкиного хвоста и туда загоняется по­лоска золота с последующим выравниванием и шлифовкой. Корешков пошел еще дальше: для наводки канавок и углубле­ний он использует не граверный инструмент, а свой излюб­ленный метод травления.

КИНЖАЛЫ
Кинжал (от арабского ханджар) — обоюдоострое корот-коклинковое оружие с прямым (иногда изогнутым) клинком. Кинжал ведет свое происхождение со времен неолита.
Издавна распространены кинжалы двух основных типов: прямые и изогнутые.
Кинжалы первого типа представляют собой оружие с пря­мым обоюдоострым клинком, резко сужающимся к острию, короткой своеобразной рукоятью. Деревянные ножны обтяну­ты кожей, обычно украшены металлическим прибором. Сталь­ные клинки этих кинжалов имеют лезвия, параллельные друг другу, которые к острию резко сужаются. Для усиления боевых качеств клинков их отковывают с выступающей средней час­тью или с ребрами жесткости, а для облегчения веса вдоль ребер делают долы.
Кавквзкие кинжалы. Рукояти кинжала имеют расширен­ное основание, удлиненную головку, узкий черен, изготовля­ются из кости или рога, цельными или составными, а их заг­воздки, шляпки, прокладки под шляпками и другие накладные детали делаются из металла. Нередко рукоять оковывается
78
Кинжалы
Кинжалы
79

металлом целиком. На оборотной стороне ножен обычно имеется гнездо для подкинжального ножичка. Металличес­кий прибор, как правило, состоит из устья, обоймицы и на­конечника. Иногда ножны сплошь оковываются металлом. Изогнутый кинжал отличается от прямого только тем, что ко­нец его клинка изогнут. В соответствии с этим устроены и нож­ны. Однако изогнутые кинжалы распространены на Кавказе в значительно меньшей степени, чем прямые.
Все кинжалы кавказских народностей имеют некоторые весьма характерные различия в форме клинков, долов, руко­ятей, отдельных деталей прибора. Для определения нацио­нальной принадлежности кинжала более важным является ук­рашение или орнаментация и способ ее исполнения.
Грузинские кинжалы. Грузинские кинжалы наряду с кин­жалами обычной общей формы имеют и особую форму: клин­ки у них довольно короткие, клиновидные, рукояти имеют обыч­ную (общекавказскую) небольшую полуовальную головку. Кроме того, на рукоятях часто встречаются низкие полусфе­рические шляпки загвоздок с круглыми прокладками под ними, с краями, вырезанными в форме лепестков цветка, а на ножнах—большое устье с обоймицей и наконечнике треуголь­ными выступами, нередко соединенными между собой трой­ными фигурными полосками из того же металла, простран­ство между которыми оклеивается кожей.
Клинки грузинских кинжалов обычно украшены в средней части накладными сварочными пластинками и у пятки фигур­ными сквозными прорезями, обрамленными золотой или серебрянной насечкой. Серебряный оклад рукоятей и ножен ходожественно украшен сплошным крупным растительным или цветочным орнаментом, исполненным чернью с грави­ровкой, нередко с позолотой и канфарением.
Хевсурские кинжалы. Хевсурские кинжалы имеют обыч­ную грузинскую форму или же изготавливаются по общекав­казскому типу, сильно приближенному к грузинской форме. Детали прибора рукоятей и ножей изготавливаются из латуни или железа, украшенного простейшим орнаментом, исполнен­ным медной насечкой.
Армянские кинжалы. Армянские кинжалы отличаются от общекавказских лишь в деталях. Так, удлиненные головки ру­коятей дополнительно видоизменятся путем вытягивания вверх их вершины, чем сильно напоминают восточную арку, а с боков головки делаются несколько углубленные вырезы — перехваты. Шляпки загвоздок имеют конусообразную, слег­ка выпуклую с боков форму: в других случаях — высокие ци­линдрические или круглые, очень низкие, чуть выпуклые. Про­кладки под шляпками загвоздок имеют также характерную ромбовидную форму. На ножнах устье, соединенное с обой­мицей, и наконечник имеют небольшие треугольные выступы с краями, обрезанными наподобие восточной арки. Верши­ны этих выступов обычно заканчиваются большими фестон­чиками в форме тюльпанов.
Азербайджанские кинжалы. Азербайджанские кинжалы отличаются от армянских главным образом орнаментом, ис­полненным как на самих клинках, так и на приборе. В этом орнаменте используются растительные, несколько геометри-зироеанные элементы, а также мотивы мусульманского ор­намента: арки, извивающиеся ветки с редко расположенны­ми стилизованными листками. Крометого, сюда же вносятся переработанные элементы своеобразного широко распрост­раненного в азербайджанском прикладном искусстве про­резного орнамента.
Дагестанские кинжалы. Металлические шляпки загвоз­док на составных рукоятях делаются небольшими конусооб­разными или в виде многогранных пирамидок, иногда эти пирамидки изготовляются с несколько вдавленными ребра­ми. При этом в Дагестане вообще не принято устраивать под шляпкой дополнительные прокладки. Нижняя часть рукояти, ее головка и шляпки загвоздок оковываются металлом. Ме­таллический прибор ножен (устье с обоймицей и наконечник), а также часто применяемая сплошная металлическая оковка рукоятей и ножен, сочетающиеся иногда с костяными встав­ками, обычно украшены мелким стилизованным раститель­но-цветочным орнаментом, создававшимся в течение мно­гих столетий златокузнецами Дагестана. Это те же самые
80 Кинжалы
Кинжалы

четыре типа орнамента — тутта, мархарай, москов-накыш и сита, которые используются в Кубачах и при украшении де­талей прибора или оклада оружия с длинным клинком, при­чем и здесь первые два орнамента употребляются особенно широко. Техника украшения кинжала аналогична технике ук­рашения кубачинского оружия с длинным клинком.
Узбекские кинжалы. Узбекские кинжалы хорошо иллюст­рируют разнообразие форм кинжалов, изготовляющихся в Сред­ней Азии. Так, например, в Самарканде изготовлялись кинжалы с прямыми обоюдоострыми клинками европейского типа. Их рукоять и ножны имеют европейские элементы: например гре­бень у наконечника. Клинок украшен оброном, а прибор — рос­писью цветной эмалью. На клинке и приборе также воспроиз­веден среднеевропейский стилизованный растительный орнамент.
Хивинские кинжалы. Кинжалы местного производства, а также иранские и индийские клинки в хивинской монтировке украшены накладным серебром или золотом с тем же чекан­ным растительным орнаментом — цветы яблони,— как и все хивинское холодное оружие. При этом так же широко исполь­зовались и другие самоцветы.
Турецкие кинжалы. В Турции большое распространение имеют кинжалы двух типов:
а) кинжал с изогнутым клинком и рукоятью, с широкими
плоскими головкой и основанием и тонким черенком;
б) кинжал с прямым клинком и утолщенной рукоятью.
Клинки первого типа редко орнаментируются, но если они
украшаются, то обычно золотой или серебряной насечкой у пя­ты с одной или обеих сторон. Рукояти и ножны, изготовленные из дерева, обычно сплошь покрываются металлом (медь, се­ребро), часто с чеканным или гравированным орнаментом, иногда в сочетании с цветными камнями. У кинжалов второго типа стилизованный растительный орнамент на клинках выпол­няется оброном. Рукояти часто делаются из кости и местами оковываются чеканными медными или серебряными наклад­ками, а ножны обычно сплошь покрываются тонким металли­ческим листом с гравированным или чеканным орнаментом.
Сирийские кинжалы. Сирийские кинжалы по своим об­щим формам близки к турецким, но имеют меньшую длину и меньший изгиб клинка. В то же время их ножны отличаются резким изгибом, достигающим 180" у конца. Рукояти сирийс­ких кинжалов более плоские с арковидным завершением. Час­то рукояти и ножны отделаны металлом, украшенным своеоб­разным орнаментом, с вплетением в него арабских надписей.
Иранские кинжалы. В Иране распространены кинжалы на­циональной формы и кинжалы среднеазиатского типа с изог­нутым клинком. Иранские кинжалы конструктивно сходны с ту­рецкими, но они более изящны и несколько меньше по своим размерам. Их клинки имеют более резкий изгиб и на конце обыч­но утолщаются для усиления боевых качеств.
Рукояти изготавливаются из слоновой кости или темно­го рога, а деревянные ножны оклеиваются кожей. Прибор обычно отсутствует, даже портупейное колечко делается не всегда. Клинки всех кинжалов, изготавливающихся в Иране, у пяты по обуху обычно украшаются золотой насечкой или гравировкой мелким растительно-цветочным орнаментом, нередко пяту украшают изображением животных (излюблен­ная тема — лев, терзающий лань). На костных рукоятках вы­резается орнамент: стилизованные арабские надписи, бы­товые сцены.
Монгольские кинжалы. Монгольские кинжалы по конст­рукции сходны с мечами, делаются одинарными и двойны­ми, но значительно короче мечей. Клинки у них узкие, длин­ные, обоюдоострые, с ребром жесткости, идущим вдоль всей средней части. Рукояти слегка выпуклы, в средней части про­стые деревянные или искусно перевитые тесьмой.
Головка и нижняя оковка рукояти с крестовиной и едва заметным перекрестьем, как правило, изготовляются из ста­ли или бронзы и украшаются по обычаю чеканным с грави­ровкой своеобразным растительным орнаментом с характер­ными круглыми клеймами монгольского геометрического орнамента. На крестовине часто изображается голова фан­тастического животного — дракона с открытой пастью. Нож­ны этих кинжалов состоят из двух деревянных полированных
82
Кинжалы
Кинжалы
83

половинок, иногда оклеенных кожей и скрепленных металли­ческим устьем, несколькими обоймицами с кольцами и на­конечником, которые украшаются тем же орнаментом, что и прибор рукоятей. Производство подобных кинжалов осо­бенно двойных, получило широкое распространение в Китае для театральных целей. Их прибор украшается в общекитай­ском стиле.
Японские кинжалы. Японские кинжалы имеют прямые клинки с ребрами жесткости в средней части, чем сильно на­поминают клинки монгольских кинжалов, только у них ниж­няя боевая часть несколько расширена к концу и утолщена, а на пяту посажена металлическая ограничительная муфта-цуба. Рукояти кинжала обычно деревянные, закрепляются на хвостовике с помощью небольшой деревянной шпильки. Ножны также изготовляются из дерева, иногда с гнездом для подкинжального ножичка или металлической шпильки. Руко­яти и ножны японских кинжалов покрываются разноцветным многослойным лаком, инкрустируются костяными, перламут­ровыми и другими вставками, а рукояти, кроме того, иногда оклеиваются кожей акулы, поверх которой прикрепляются металлические детали прибора или иные фигурные наклад­ки, имеющие чисто декоративное назначение. Кроме того, рукояти нередко перевиваются цветной тесьмой темных то­нов. Металлический прибор рукоятей и ножен также обычно орнаментируется в характерном японском стиле: военные, бытовые и мифологические сюжеты, птицы, звери, деревья, цветы, трава или небольшие пейзажи с изображением горы Фудзи-Яма.
Индийские кинжалы. У индийских кинжалов рукояти и клин­ки изготавливаются обычно из одних и тех же материалов — стали и булата. У других видов кинжалов рукояти вырезаются из кости, из различных сортов нефрита. По нефриту обычно режется крупный цветочный орнамент, дополнительно украшен­ный вставками и накладками из драгоценных металлов и кам­ней . Ножны у индийских кинжалов деревянные, оклеиваются ко­жей или тканью, устье с портупейным колечком и наконечник обычно металлические.
Кинжалы афридиеа. Иногда ножны сплошь покрывают драгоценным металлом и так же, как и прибор, украшают ис­кусной чеканкой — растительно-цветочным орнаментом со вставками из цветных и драгоценных камней. Своеобразной формой отличаются кинжалы афридиев — одного из боль­ших афганских племен, живущих на северо-западной грани­це Индии. Клинки их кинжалов имеют листовидную изогну­тую форму.
Африканские кинжалы. Для Африки кинжал не является характерным оружием, для этой цели гораздо чаще исполь­зовали копье. Тем не менее кинжалы известны и в этой части Света. Наиболее типичная форма клинка для районов Цент­ральной Африки — менее симметричная. Размеры таких кин­жалов колеблются в значительных пределах, длина их клин­ков — 200-300 мм.
Марокканские кинжалы. Среди арабских племен был из­вестен другой тип кинжалов длиной около 500 мм с изогну­тым клинком и вычурной рукояткой. Он служил знаком высо­кого положения, занимаемого его владельцем, и являлся оружием шейхов, вождей.
Немецкие кинжалы. Кинжал еще и в XVI — первой поло­вине XVII вв. оставался в Европе широко распространенным холодным оружием и у военных, и у гражданских лиц. Однако с созданием регулярных армий кинжал в качестве средства во­оружения не получил широкого распространения. В России в XVIII — первой трети XIX вв. кинжал состоял на вооружении различных казачьих частей. Твердо установленных образцов в тот период не было, поэтому оружие (в том числе и кинжал) в основном повторяло традиционные формы и отличалось большим разнообразием в отделке. В современных армиях кинжал конструктивно оформлен в виде съемного клинкового штыка.
Кинжал на протяжении многих столетий играл роль вспо­могательного боевого оружия, а также аксессуара военной или гражданской одежды из-за удобства ношения, неслож­ности в обращении (для которого не требовалось обучения, как, например, обращению со шпагой).
84
Акинаки — наследие Древней Скифии
Акинаки—наследие Древней Скифии
65

АКИНАКИ - НАСЛЕДИЕ ДРЕВНЕЙ СКИФИИ
В погребениях на территории Скифии известно около 400 мечей и кинжалов Как правило, они двухлеэвийные и лишь немногие — однолезвийные. На протяжении всего су­щество вания этого оружия меняется в целом и в отдельных эле­ментах форма навершия и перекрестия. На этой основе пост­роены хронология и типология развития мечей и кинжалов.
Традиционным скифским оружием являлся меч особой формы — акинак.
Акинаки, имевшие короткий (40-60 см) симметричный клинок, зачастую использовались как парное оружие. Тонкие обоюдоострые лезвия наносили глубокие резаные раны.
Специфическими были формы гарды и навершия. Хоро­шо выраженная гарда имела вид переломленного на две рав­ные закругленные части овала, которые опущены вниз (иногда такую форму называют бабочко видной, или, редко, брусок). Характерно и то, что устье ножен, как правило, оформлялось точно так же, а навершие имело вид прямоугольника.
Зачастую клинок и хвостовик меча или ножа изготовля­лись из одного материала, а рукоятки — из другого: сталь ибронэасочеталисьсзолотомикостью. Известны прекрас­но изготовленные ажурные металлические рукояти, являющи­еся настоящими произведениями искусства.
Будучи колюще-режущим, довольно коротким оружием, акинак заметно уступал длинным, пригодным для рубки мечам сарматов. Самые же длинные скифские мечи достигали в длину всего лишь 75 см. Их носили в деревянных ножнах, обтянутых кожей, которую нередко украшали кожаной же аппликацией, золотыми пластинками. Ножны передних мечей покрывали зо­лотыми накладками. Золотой декор ножен и рукояток мечей выполняли в лучших традициях высокого искусства, украшали тиснеными изображениями зверей, сценами битв.
До нас дошли и обряды жертвоприношения оружию. В каж­дой области Скифии сооружали жертвенник — связки хвороста накладывали одна на другую на пространстве трех стадий (око­ло 0,5 км) вдлину и ширину, а в высоту— несколько меньше, наверху размещали четырехугольную площадку. Три стороны холма были отвесные, и лишь с одной стороны имелся доступ. На верхней площадке водружали старинный железный меч. В жертву приносили рогатый скот, лошадей и людей, каждого со­того мужчину из числа военнопленных. Жертвоприношение про­исходило следующим образом. Совершив возлияние над го­ловами жертв вином, резали их над сосудом, а затем несли кровь на вершину кучи хвороста и обливали ею меч.
При заключении любого договора скифы произносили клятву на оружии, сопровождая ее следующими действиями. В большую глиняную чашу наливали вино, смешанное с кро­вью участников договора (для этого делали укол шилом на коже или маленький надрез ножом), погружали в чашу меч, стрелы, секиру и копье. После обряда произносили длинные заклинания и пили из этой чаши.

Изготовление меча

Деревянный меч можно сделать в домашних условиях (рис. 23). Используются березовые доски, кромочные доски из заборов, либо разобранные дверные коробки размером 50x50 см. Материал — орешник, березу, дубовый сухостой — можно найти в лесу или лесопосадке, выбрать прямой фраг­мент и остругать.
Сначала попробуйте изгото­вить обычный прямой меч. Сделать его можно несколькими способа­ми. Первый — более трудоемкий, зато изделие будет большей проч­ности. Меч делается из ствола де­рева или бруска. Найдите орешник, или лучше дуб, небольшого диа­метра — 3-6 см(какой точно — за­висит от вида меча). Чем тоньше, тем проще будет его обрабаты-
Рии.23. Деревянныймеч вать (рИС.24).
86 Акинаки — наследие Древней Скифии
25 40
Рис. 25. Изготовление меча (размеры в мм):
1 — рукоять; 2 — углубление между лезвием и рукоятью для зак­репления гарды; 3 — лезвие
Акинаки — наследие Древней Скифии 87







Рис. 24. Палка для меча
Определитесь с типом меча. Он зависит от длины ствола или бруска.
Типичный славянский прямой меч. Если вы держите его, опустив руку вниз, за рукоять, то он должен кончиком лезвия касаться земли. У таких мечей рукоять обычно размером на один свободный хват кисти руки. Нужно точно соблюдать эти пропорции.
Полуторный меч. Хват у такого меча приблизительно рав­няется расстоянию для свободного хвата в полторы кисти руки. Длина бруска — средняя между славянским и двуручным.
Двуручный меч имеет брусок длиной чуть меньше ваше­го роста. У таких мечей большая рукоять с просторным хва­том для двух рук.
Рубанком снимите кору, стремясь сделать ствол дерева как можно прямее и убирая ненужные сучки. Затем начинайте «ковать» сам меч. Строгайте ствол с двух сторон так, чтобы лезвие становилось более плоским и ровным. Получится что-то в виде бруска или доски толщиной не менее 0,5 см и не более 3 см. Обточите острые края, если такие есть, и сделай­те меч немного овальным.
Далее нужно решить, какова будет рукоятьу меча, а также один из самых важных элементов — гарда. Рукоять может иметь круглую или овальную форму. Она должна подходить мечу, но учтите, что рукоять нужно еще чем-нибудь обмотать.
После того как вы выточите лезвие и рукоять, обязательно с двух сторон выточите напильником или вырежьте ножом меж­ду рукоятью и лезвием место для крепления гарды (рис. 25).
Завершив работу с лезвием, очень тщательно обработай­те его наждачной бумагой. К данному моменту надо отнес­тись очень серьезно — это убережет от нежелательных заноз на ваших руках.
Первая частьготова. Теперь беритесь за гарду. Для нее тоже нужно выбрать материал. Гарду можно сделать из дерева, желе­за, но это не так-то просто. Лучший материал, из которого мож­но вырезать гарду любой формы, — капрон (банки из-под тосо-ла, к примеру). На вид он как мягкая пластмасса, хорошо режется ножницами, что позволяет вырезаться мую замысловатую фор­му. У обоюдоострых мечей гарды обычно плоские. Потому из капрона вырезаем две одинаковые формы — будь-то прямая гарда, в форме месяца или крыльев (рис. 26).
Рис. 26. Гарды к мечу
Далее две одинаковые гарды помещаем в оба промежут­ка, которые располагаются между лезвием и рукоятью, пере­матываем чем-нибудь, например, изоляционной лентой, пока они не будут надежно закреплены (рис. 27).
88
Акинаки — наследие Древней Скифии
Акинаки — наследие Древней Скифии
89

Рис. 28. Готовое изделие
Рис. 27. Закрепление гарды
Рукоять можно обмотать по-разному: использовать изо­ленту, любой другой материал, который тоже придется об­мотать изолентой для закрепления. Красивой получается об­мотка из кожи, проклепанная и закрепленная. Рукоять можно обклеить фольгой, выкрасить под металл, а меч украсить, используя для этого различные заклепки, цепочки, перья или шариковые ручки, тушью нанести на лезвие роспись, знаки, рисунки.
Сам меч можно обмотать марлей. Делается это так. При­кладываем к мечу и отрезаем по длине лезвия полосу марли нужной ширины. Намазываем одну сторону лезвия клеем ПВА — после высыхания он не теряет эластичность и почти не имеет цвета. Даем подсохнуть и наносим второй слой. Аккуратно прикладываем марлю и разглаживаем все морщи­ны на поверхности, которую клеим. Даем высохнуть и пере­ворачиваем. Клей должен высохнуть полностью до твердого состояния. При благоприятных условиях на это уходит от 4 до 8 часов зимой и 3 часа летом на солнце. Повторяем опера­цию с другой стороной (рис. 28).
Для изготовления меча, следуя второму способу, вам потребуются следующие материалы: круглая палка, алюми­ниевая или пластиковая трубка с внутренним диаметром чуть больше чем диаметр палки, несколько метров резинового поливального шланга, свинцовые рыболовные грузила, ши­рокая прозрачная изолента, черная изолента, алюминиевая или другая блестящая лента, поролон, аэиконим или инста-ляторские затягивающиеся кольца.
Первый этап. Попробуем изготовить лезвие. Отрезаем два куска шланга меньшей длины, чем желаемая длина лезвия, и крепим шланг к палке с обеих сторон. Закрепляем сначала не­сколькими маленькими обойными гвоздиками, а поверх об­матываем широкой изолентой. В конце лезвия прикрепляем треугольный кусок поролона.
Затем покрываем лезвие блестящей лентой.
Наносим ленту длинными полосами вдоль — сначала на ребра, а потом — на плоскость. В этом случае лезвие будет выглядеть однородным, без витков.
Второй этап. Изготавливаем рукоять и гарду. Для рукояти берем трубку. Ее необходимо обмотать каким-либо материа­лом. Для этого можно использовать веревку, шнур, проволо­ку, изоленту или полоски кожи. В последнем случае получится очень оригинальный и стильный меч. Чтобы кожа не сползала, наматываем гитарную струну. Очень хорошей обмоткой мо­жет быть обмотка для рукоятки теннисной ракетки.
Затем на конец рукояти нужно закрепить гарду. Для этого можно использовать азиконим или инсталяторские кольца и толстый-толстый слой изоленты. После закрепления гарды обматываем ее изолентой.
Теперь можно вставить лезвие в рукоять. Если оно слиш­ком легко входит, наматываем несколько слоев изоленты, что-
90 Акинаки — наследие Древней Скифии
Вооружение армии разных народов
Рис. 29. Мечи — из лыж, гарды — из капрона
бы лезвие садилось плотно. Последний этап — закрепление лезвия с рукояткой несколькими витками изоленты.
Есть два способа, чтобы сбалансировать меч. Первый — самый простой — прицепить к концу меча несколько свин­цовых грузил.
Второй способ — сложнее. Сначала найдите центр тяже­сти меча и отметьте его- Измерьте расстояние от центра тя­жести до острия и до места желаемого центра тяжести. За­тем взвесьте меч на точных весах. С полученной цифрой поступите следующим образом: разделите пополам, а затем полученную половину разделите на расстояние от центра тя­жести до острия — вы получите приблизительный вес одно­го сантиметра лезвия. Умножьте полученную цифру на рас­стояние между нынешним центром тяжести и желаемой точкой. Таким образом вы получите вес, который нужно до­бавить на конец рукояти, чтобы переместить центр тяжести точно в нужную точку. Для этого прикрепите к концу рукояти свинцовые грузила в сумме на этот вес.

Изготовление меча из лыжной палки
Третий способ изготовления меча самый простой и быс­трый. В этом случае в качестве материала берем обыкновен­ную лыжную палку. Технология совпадает с изготовлением меча первым способом. Стачивать же нужно гораздо мень­ше —убрать ненужную краску, и еще немного — чтобы все под­ровнять. Стачиваются также и острые края. Далее следуем в соответствии с первым способом (рис.29).

Стеклотекстолитовый меч
Стеклотекстолит продают полоса ми дл иной от 90 до 150 см, шириной 4 см и толщиной 8-10 мм. Потребуется также обре­зок стальной трубы длиной в полторы ладони или больше, в за­висимости от задуманного, диаметром чуть меньше ширины полосы — 3-3,5 см, толщина металла—3-4 мм. При таких раз­мерах трубу легче варить. Еще понадобится небольшой лист ста­ли размером 20x10 см и толщиной 7-8 мм. Из него выпилива­ем гарду понравившейся формы. Если гарда изогнутая, то при помощи молотка и тисков придаем ей изгиб. Сверлом 8-10 мм (по толщине тексталя) высверливаем отверстия в гарде, зуби­лом пробиваем невысверленные части и все это обтачиваем на­пильником. Получается хорошая гарда. Далее плющим молот­ком трубу до состояния готовности так, чтобы текстолитовая полоса вошла свободно. Гарду и рукоять нужно приварить друг к другу. В итоге получится рукоять с гардой в сборе. По жела­нию на конец рукояти можно наварить яблоко. Полосу тексталя закрепляем с помощью клея и заклепок. Для большей прочнос­ти можно сплющить еще и рукоять. Полосу текстолита тоже сле­дует обработать напильником, а потом инаждачкой. В реэаль-тате получится очень прочный и красивый меч.

ВООРУЖЕНИЕ АРМИЙ РАЗНЫХ НАРОДОВ
Праща — древнее ручное боевое оружие для метания кам­ней (рис. 30).
Праща была изобретена еще в каменном веке. Это — ме­ханическое метательное оружие, имевшее широкое распро-
92
Вооружение армий разных народов
Вооружение армий разных народов
93
Рис. 30. Праща
странение у многих народов мира. В большинстве случаев праща представляла собой ве­ревку или кожаный ремень с плетеной, нашитой или изго­товленной нацело с ремнем, ча­шеобразной расширенной час­тью посередине. Один конец пращи делали гладким, а вто­рой — с петлей, которую наде­вали на кисть руки. Пользова­лись ею так: складывали ремень вдвое, зажав гладкий конец в кулаке, в расширенное место вкладывали снаряд, начинали быстро раскручивать пращу в воздухе. Покрутив несколько раз, при особенно сильном замахе отпускали гладкий конец пращи. В результате под действием центробежной силы, по­лученной в процессе вращения, снаряд вылетал. При выбра­сывании он получал довольно высокую начальную скорость и летел с большой силой. Известно, что меткий пращник мог с расстояния 150 шагов убить быка. Критские наемники-пращники с дистанции 120-160 шагов убивали человека.
Праща была трех видов: простейшая, состоящая из руко­яти с расщеплением в верхней части, куда вставляется сна­ряд: ременная — из ремня, сложенного пополам, в сгибе которого находится снаряд: праща-бич — из рукояти и рем­ня с петлей для снаряда.
Первые снаряды были каменными. Вскоре разница меж­ду полетом угловатых, неправильной формы булыжников и гладкой, обкатанной водой галькой стала очевидной. Послед­няя издавала меньший звук, что считалось немаловажным на охоте, летела значительно дальше. Была подмечена также зависимость дистанции и убойной силы от размеров, веса и формы снарядов. Природные запасы подходящих для этой цели камней имелись не везде и были не безграничны. По­этому вскоре появились снаряды из обожженной глины, брон­зы, свинца или железа. Металлические снаряды по своей форме были похожи на желуди, из-за чего древние римляне и прозвали их «желудями».
Греческие пращники пользовались пращей, которая во времена Гомера делалась из крученой шерсти, и сумкой с 10-12 камнями или свинцовыми пулями. Несколько таких пуль величиной с куриное яйцо, снабженных в качестве клейма гре­ческими надписями, найдено на марафонской равнине и в Сицилии. В позднейшие времена особенно славились искус­ством стрелять из пращи метко и далеко (на 100-150 шагов) воины с острова Родос. Особое внимание обращалось на то, чтобы воин умел как можно легче и проще брать пращу на правое плечо в начале маршевого движения, поднимать во время боя для удара, склонять при атаке, опускать к правой ноге при остановке. В качестве мишени стрелки иногда бра­ли петуха, а искусство пращника должно было состоять в том, чтобы, размахивая пращой над своей головой, в надле­жащий момент выпустить один конец пращи: тогда камень попадал в намеченную цель. Сильный пращник выстреливал во врага камень весом свыше 400 г, и с полусотни шагов по­падал в жизненно важные органы. Один воин мог нести сразу две пращи: одну — вокруг головы, другую — вокруг тела. Дли­на такой пращи, которую носили обернутой вокруг пояса, была не менее 85 см (обхват талии).
Германские пращники племен квадов и маркоманов (70-е гг. II в.) в длинных, до щиколотки штанах, обстреливали навесным огнем римлян, расположенных на другом берегу реки. Запас ена-рядов они держали в складках плаща. Ядра шаровидной формы имели в диаметре около 7-7,2 см. Пращи были короткие, ремен­ные и длиной около 40 см. Средняя скорострельность при мета­нии равнялась одному выстрелу в 7-10 секунд.
Что же происходило на поле боя? Вначале вооруженные пращами воины обрушивали на противника град камней или пращевых ядер из глины. Иногда нападавшие метали раска­ленные глиняные пули с целью поджечь строения.
Снаряды пращи предназначались, в первую очередь, для уничтожения живой силы противника. Они делились по воз­действию на проникающие (стрелы и частично свинцовые
94
Вооружа кие армий разных народов
Вооружение армий разных народов 95

пули) и поверхностно-дробящие. В зависимости от матери­ала, последние были каменными, глиняными либо свинцовы­ми, делясь в свою очередь по весу на относительно тяжелые (200-500 г); легкие (менее 100 г). По форме снаряды дели­лись на сферические (шаровидные) диаметром в зависимо­сти от материала и веса — от 3 до 8 см; в форме эллипсоида вращения, часто сплющенного у камекно-тиняных размером 4-7,5 см; у свинцовых — 2,5-6,5 см в длину и в ширину; у ка-менно-глиняных — 2,8-4,5 см; у свинцовых — 1,2-3,5 см. Боезапас (носимый) свинцовых пуль вполне мог достигать 100 единиц (вес составлял — 3-4, максимум — 6 кг).
Первые известные нам на территории Греции снаряды пра­щи были найдены в средней ее части и датируются началом VI — серединой V тысячелетия до н.э. Все они имеют форму эллипсоида вращения. Длина большой оси — от 5до 7,5см. Материал — красная и коричневая, высушеная у огня, но не обожженная глина. Праща в войсках античной Греции была распространена очень широко. Диаметр снарядов — до 8 см и вес до 500 г (чаще 200-300), поэтому метались они как пра­щой, так и просто рукой. Следующий шаг вперед — изготов­ленные в форме чуть сплюснутого эллипсоида вращения свин­цовые пули. Обнаружены были формы, в которых их отливали. Вес таких свинцовых снарядов колебался от 24 до 136 г, но чаще равнялся 30-40 г. Большинство снарядов имели выпук­лые либо вдавленные надписи и рисунки. Выпуклые отливали вместе с пулями, для чего на внутренней поверхности форм делали соответствующие буквам или изображениям углубле­ния. Вдавленные изображения наносили штампом на уже го­товые изделия. Содержание надписей было очень различным, например, названия воюющих государств или городов; име­на полководцев; пожелания своим («Победа»); пожелания вра­гу («Получи»); изображения животных (обычно опасных), гроз­ных явлений природы (молния), оружия И т.п., являвшихся, возможно, эмблемами. Изготавливались пули либо в город­ских мастерских, либо прямо на стоянках войск ремесленни­ками при армии. Контингент пращников в войсках греческих государств был немалым — до 2000 воинов.
Карфагенская армия во время II Пунической войны имела в своем составе немалый контингент пращников, как мини­мум 1380, в роли которых выступали, в частности, жители Балеарских островов. Балеарцы делали пращи из тростника, но были также волосяные и скрученные из пеньки (волокон конопли). Проведенные в 1905 г. в Тунисе на месте бывшего города Карфагена раскопки дали тому подтверждение. Ря­дом с остатками античного военного порта был обнаружен пунийский арсенал II в. до н.э., в котором нашли примерно двадцать тысяч глиняных, различной степени обжига, яйце­видной формы снарядов.
Для каменного или керамического ядра пробить даже бронзовые доспехи — нелегкая задача, тем не менее и оди­ночное попадание высокой меткости, и плотный обстрел вра­жеского строя могли нанести очень серьезный урон. Порой он даже решал исход боя.
В античные времена пращники были элитным войском, в Средневековье — только вспомогательным. В постсредне­вековый период пращу использовали крайне ограниченно — для метания ручных гранат, да и то к концу XVII в. гренадеры уже предпочитали делать это из специальных мортир или просто рукой. В 1810-1811 гг., во время первой попытки Мексики выйти из-под власти испанской короны пращники дали свое последнее войсковые сражение. Восставшие кре­стьяне (большей частью индейцы) на первых этапах успешно применяли это оружие против правительственных войск.
Кроме классической ременной или веревочной пращи, из которой тоже били свинцовыми ядрышками, есть и дру­гие варианты — древковые и полудревковые.
Праща-трость была обычной палкой с расщепленным кон­цом. В расщеп вкладывали снаряд. Такое оружие было недол­говечным, но зато и изготовить его не составляло труда.
Праща-ложка — некий посох или облегченная палица с ковшом, в который закладывали камень.
Фустибула — промежуточный вариант между пращой ре­менной и древковой. Это был двуручно управляемый шест с особой петлей, при взмахе он раскрывался и выпускал ка-
96
Вооружение армий разных народов
Древние метательные

97
Рис. 31. Праща из ремня
машины
мень или ядрышко. Расстояние броска было больше, чем у пращи-ложки. Фустибуларии входили в штатный состав рим­ской армии и действовали в промежутке между классичес­кими пращниками и метателями дротиков.
Праща-бич представляла собой объемную пращу, прикреп­ленную одним концом к палке. Петлю на ее другом конце перед броском также надевали на палку. Это — дальнейшее разви­тие фустибул. Такая праща позволяла забросить снаряд на­много дальше, чем обычная, но для овладения ею требова­лась особая ловкость, поскольку в процессе метания снаряда из пращи-бича нужно было при замахе освободить петлю, на­детую на конец палки. Кроме того, меткость у пращи-бича была несколько ниже. Потому с течением времени оружие стали применять в основном не для поражения отдельных вражес­ких воинов, а для того, чтобы забросить в гущу неприятель­ского войска разрывные или зажигательные снаряды. Исполь­зовали ее также во время морских сражений и при осадах.

Как сделать пращу?
Сделать пращу было очень просто. Дешевизна самой пращи и снарядов к ней, а также достаточно высокие боевые качества стали причинами того, что она продержалась в ев­ропейских армиях почти до конца XVI века, служа рядом с лу­ками, арбалетами и огнестрельным оружием. Во время вой­ны между гугенотами и католиками во Франции праща употреблялась как оружие даже в 1572 году.
В XX веке пращу широко использовали (в основном на охоте) афганцы, готтентоты, американские индейцы, жители Канарских островов и Полинезии, эскимосы. Праща не была оружием аристократов, пользовались ею в подавляющем большинстве случаев представители низших слоев общества.
В современных условиях праща может служить прекрасным оружием для самозащиты, а также спортивным развлечением.
Ее нетрудно сделать из брючного ремня (рис. 31). Мате­риалы: брючный ремень, кусочек кожи или плотной ткани раз­мером 10x10 см произвольной формы, игла, шило (понадо­бится для того, чтобы сделать отверстия, если ремень тол­стый), капроновая нить. Ремень разрезают посередине, со­единяют две половины, пришивая к каждой из них один кусо­чек кожи (это будет карман для снаряда). В той части, где находится пряжка ремня, проделывают отверстия таким об­разом, чтобы рука не выскользнула из пращи. Праща готова. Руку фиксируют пряжкой, ремень складывают пополам, вто­рой конец ремня берут в ту же руку, камень кладут в карман, пращу раскручивают, отпускают один конец— и снаряд уле­тает. Будьте осторожны!

ДРЕВНИЕ МЕТАТЕЛЬНЫЕ МАШИНЫ
Логическим продолжением пращи была метательная ма­шина — катапульты — продукт определенной эпохи в разви­тии вооруженных сил. Появление метательных машин связано с началом применения фортификации. Когда в многочислен­ных войнах различных племен и народов стали прибегать к ус­тройству укреплений, появилась необходимость разрушать эти укрепления и уничтожать живую силу противника, находивше­гося за этими укреплениями.
Укрепления представляли собой деревянные ограды, зем-«яные валы и каменные стены. Чтобы разрушить столь проч-
« 1ак. 5264

98
Древние метательные машины
Древние метательные машины
99

ные сооружения, нужно было применить большую мускульную силу огромного количества людей. Попытки же захвата такого укрепленного пункта штурмом без разрушения стен очень ча­сто приводили к большим потерям людей и не достигали цели. Штурмующим войскам нужно было на глазах неприятеля взби­раться на стены, чтобы иметь возможность сразиться с живой силой противника. Требовалось найти такое орудие (маши­ну), применение которого позволило бы разрушить крепост­ную стену и затем уже уничтожать противника. Решение этой задачи привело к изобретению специальных метательных и стенобитных орудий. Кому первому принадлежит идея изоб­ретения метательных машин — неизвестно. Изображение по­добных машин находили на ассирийских памятниках, а упо­минание о них и описание их устройства встречалось у индусов. Первые метательные машины, изобретенные для разрушения крепостных стен, являются предками современной артилле­рии. Все тяжелые метательные машины делятся на два вида: невробаллистические и баробаллистические. В качестве сна­рядов для невробаллистических машин применялись бревна, камни, окованные колья, связанные пучки стрел и т.д. Их дей­ствие было основано на использовании упругих тел (дерева, канатов из воловьих жил) для бросания снарядов. Поэтому машины назывались «невробаллистическими» (от греческого слова neupos — нерв, жила).
Группа таких катапульт, бьющих по врагу одновременно, могла обеспечивать прекрасную защиту. Большие катапуль­ты — онагры — бросали камни весом в 150 кг на 600 шагов, малые баллисты — блиды — камни до 30 кг на 1200 шагов. Малые катапульты сохранились до XIV-XV вв. и применялись наравне с первыми огнестрельными орудиями. Невробалли­стические метательные машины употреблялись в войнах по­чти до V века нашей эры. Затем, в середине VI века, после нашествия варваров, метательные машины почти вышли из употребления. Сохранились они только в Греции, которая сумела отразить нападение варваров.
В XI веке употребление метательных машин возобнови­лось: Но это уже были машины, несколько отличные по прин­ципу действия от предыдущих образцов. Вместо силы упру­гости тел была использована сила тяжести. К короткому пле­чу длинного бревна, укрепленного надеревянном станке, при­креплялся груз, а на длинном конце помещался снаряд. Падающий груз притягивал короткое плечо к земле, в то вре­мя как длинный конец описывал дугу и сообщал снаряду по­ступательное движение вперед по крутой траектории. В от­личие от метательных машин древности, машины средних веков назывались «баробаллистическими» (от греческого слова «Ьвгов» — тяжесть).
Эти новые метательные машины, действующие посред­ством перевесов и противовесов, значительно уступали по своим качествам прежним баллистам и катапультам. Они были громоздкие, дальность же бросания снаряда была значитель­но меньше, чем у прежних метательных машин. Единственное преимущество баробаллистических машин заключалось в про­стоте их устройства. Баробаллистические машины продержа­лись до XVI-XV вв.
Все метательные машины, как невробаллистические, так и баробаллистические, по характеру своего действия разде­ляются на два вида: прицельного и навесного действия.
К машинам прицельного действия относились баллисты, аркбаллисты, скорпионы ибриколи.
Старейшим и наиболее распространенным видом метатель­ной машины прицельного действия являлись баллисты. Они были устроены следующим образом. Надеревянном основании укреп­лялись горизонтальные рычаги, одними концами вставленные в вертикальные пучки сильно скрученных сухожилий или кишок. К другим концам рычагов прикреплялась обойма, в которую вкла дывался снаряд (камень или бревно). При помощи лебедки или ворота обойма оттягивалась назад, а затем отпускалась. Упру гостью вертикальных ггучков сухожилий или кишок горизонталь­ные рычаги возвращались в первоначальное положение, а тети­ва двигала снаряд по желобу — происходил выброс снаряда.
Баллисты имели приспособление для прицеливания — подъемный поворотный механизм и в виде катка и вертикаль ной оси.
100
древние метательные машины
Древние метательные машины
101
Баллисты бросали снаряд по настильной траектории и предназначались главным образом для разрушения крепост­ных стен. Баллиста могла бросать камень весом в 2 пуда на расстояние около 600 шагов с начальной скоростью до 200 фу­тов. Когда такой камень попадал в крепостную стену, она по­степенно разрушалась. Кроме камней, баллисты бросали брев­на, окованные железом, и тяжелые стрелы. Пробивная сила бревен и стрел была довольно значительная. Так, например, окованное бревно длиной в 12 футов пробивало 4 ряда плот­ного частокола с расстояния в несколько сот шагов.
Скорость стрельбы из метательных машин типа баллисты была незначительной. После каждого выстрела нужно было вручную, при помощи ворота, закручивать жилы. На произ­водство выстрела требовалось от 15-30 минут до часа.
Как правило, баллисты имели большие размеры и дости­гали 40 футов в длину и 20 футов в ширину при весе в 250-300 пудов. Баллисты меньших размеров назывались скор­пионами. Основные снаряды скорпионов — копья и стрелы. Дальность полета однофунтовой стрелы, брошенной скор­пионом, достигала 1200-1300 шагов.
Среди метательных машин прицельного действия наи­более подвижными были аркбаллисты. Устройство аркбал-лист было следующее. На двух колесах большого диаметра укреплялась деревянная рама. На ней устраивался длинный деревянный или железный лук, а на конце ее — ворот, при помощи которого натягивалась тетива лука. Метание сна­ряда аркбаллистами осуществлялось так же, как и баллис­тами. Как правило, баллисты стреляли обыкновенными стре­лами или стрелами Карро. Стрела Карро представляла собой короткую толстую стрелу с четырехгранным железным нако­нечником. Брошенные аркбаллистой стрелы Карро с дистан­ции 300 шагов пробивали 6-дюймовые доски. Иногда для стрельбы из аркбаллист вместо стрел применяли каменные или свинцовые шаровые снаряды. В этом случае к тетиве лука прикрепляли деревянный стержень с чашкой впереди, слу­жащий вместилищем снаряда. Благодаря наличию колес арк­баллисты были подвижными и легко могли сопровождать войска в походе. Аркбаллисты являются прообразом поле­вой артиллерии.
К метательным машинам, подобным аркбаллисте, но не имеющей свободы передвижения, относится и каррабами-та — метательная машина типа большого арбалета, предназ­наченная для метания больших стрел.
К метательным машинам прицельного действия относились также бриколи, бросавшие тяжелые стволы. В бри кол ях в каче­стве движущей силы использовалась упругостьдерева. Устрой­ство бриколей было простое. В центре укреплялась вертикаль­ная стойка, в верхнем конце которой прорезался желобок для вкладывания стрелы. Рядом с основной вертикальной стойкой тоже вертикально нижним концом укреплялся упругий брусок или доска. Верхний конец при помощи веревки и ворота оття­гивался назад (взводился). При освобождении натянутой ве­ревки этот конец резко ударял по хвосту стрелы, лежащей в же­лобке и сообщал ей скорость поступательного движения.
Дальность стрельбы бриколи и аркбаллисты примерно одинаковая. В отличие от аркбаллисты бриколи не могли стре­лять шаровыми снарядами.
Катапульты имели навесную траекторию. Они были устрое­ны по тому же принципу, что и баллисты. Только рычаг, при помощи которого бросались снаряды, не оттягивался назад, а приводился в движение горизонтальными пучками сухожи­лий в вертикальной плоскости. Таким образом, снаряд ката­пульты не летел прямо вперед, а описывал крутую траекторию.
Камень, брошенный катапультой, обычно перелетал че­рез крепостную стену и поражал защитников крепости. Дис­танция, на которую катапульты бросали снаряд, доходила до 1200-1300 шагов. Такое расстояние обеспечивало от пора­жения противником людей, работавших на катапульте. В то же время разрушительная сила катапульты была огромной. Кроме камней, они бросали бочки с горючим материалом, трупы животных и т.д. Противник, терпящий поражение от снарядов катапульты и деморализованный ее действиями, терял способность к сопротивлению, и тогда взять крепость не представляло большого труда.
102
Лгчзвнив метательные машины
Древние метательные машины
103
Подобно баллистам, катапульты были больших размеров. Чтобы перевезти бревна, необходимые для постройки ката­пульты, требовалось от 20 до 25 повозок. Катапульты особен­но больших размеров назывались онаграми. Онагры способ­ны были бросать камни весом в 30 пудов на дистанцию до 400-600 шагов.
Существовала еще одна разновидность катапульты — блид, Блиды отличались от катапульт тем, что кроме основного сна­ряда выбрасывали еще и стрелы. Для этой цели они имели спе­циальное приспособление. На поперечной раме прорезался желобок, в который вкладывалась стрела. Когда основной сна­ряд описывал дугу в вертикальной плоскости, выбрасывая сна­ряд, он ударял по хвосту стрелы и сообщал ей поступательное движение.
Все эти типы метательных машин навесного действия при­менялись главным образом в древние века. В средние века вместо невробаллистических машин стали применять баро­баллистические.
Устройство баробаллистических машин было следующее. Между двумя стойками укреплялся рычаг, свободно вращаю­щийся в вертикальной плоскости и имевший два неравных плеча. К короткому плечу подвешивался тяжелый груз. Пе­ред стрельбой этот груз поднимали вверх, и в таком положе­нии закрепляли рычаг. На длинном рычаге устраивали при­способление для снаряда. Иногда для того, чтобы увеличить начальную скорость снаряда и дальность его действия, к длин­ному плечу рычага прикрепляли пращу или фронду. Такие машины назывались фрондиболами.
Для производства выстрела освобождали задвижку, удер­живавшую короткое плечо рычага на определенной высоте. Груз быстро опускали вниз и приводили в движение длинное плечо рычага. Последний выбрасывал снаряд, который летел с большой скоростью под углом в 45 градусов.
Метательные машины с противовесом небольшого раз­мера иногда устанавливали на 4-колесную телегу. В таких слу­чаях рычаг с грузом укладывали отдельно на повозку. Эти машины, подобно аркбаллистам, были достаточно подвиж­ны и могли двигаться вместе с войсками.
Несмотря на дополнительные приспособления (праща), дальность стрельбы баробаллистических машин значитель­но уступала невробаллистическим. Так, двухпудовые камни баробаллистические машины могли бросать на расстояние в 300 шагов, а шестипудовые — только на 100 шагов. Кроме обычных снарядов в виде камней и бревен в осажденные гар­низоны бросали трупы людей, лошадей, змей, скорпионов, бочки с горящей смолой, иногда горшки с известью и др. Это были своего рода «химические» снаряды. Падая в располо­жение противника, они разлагались, и своим зловонием от­равляли окружающую атмосферу.
Первоначально метательные машины использовались только как средство для борьбы за населенные пункты. Зна­чительно позже их стали применять в полевых сражениях. Точное время начала применения метательных машин неиз­вестно. Более достоверны факты о том, что в V веке до нашей эры баллисты и катапульты при осаде городов применяли карфагеняне. Есть также упоминание об использовании ка­тапульт афинянами во время Пелопонесской войны (431-404 г. до нашей эры).
Широкое распространение получили метательные машины в армии Александра Македонского, прославившегося своими походами в IV веке до нашей эры. После неудачного штурма Галикарнасса Александр Македонский решил использовать осадную технику. Он забросал крепость камнями, трупами жи­вотных, бочонками со змеями.
Персы, которые так решительно отразили первый штурм Александра Македонского, не устояли против его осадной техники. Не столько потери в живой силе, сколько страх пе­ред новой техникой заставил их сдаться.
Другой знаменитый полководец древности Юлий Цезарь, живший в I веке до нашей эры, также широко использовал метательные машины при осаде городов во время Галльской войны.
104
Древние метательные машины
Древние метательные машина

105
Тактика применения метательных машин и при осаде го­родов, и в полевых сражениях была весьма примитивна. Как правило, вовремя полевых сражений баллисты устанавлива­ли в интервалах первой линии войск, а катапульты с их крутой траекторией полета снаряда помещали сзади и бросали сна­ряды через головы своих воинов.
Баллисты и катапульты имели значение в полевых сраже­ниях только до начала рукопашной схватки. В дальнейшем они уже не могли играть никакой роли и обычно их убирали.
Наличие же этих машин в начале боя имело большое зна­чение для поднятия морального духа солдат. Великий римский полководец Юлий Цезарь, высоко ценивший на войне мораль­ный фактор, всегда большое количество машин предоставлял тем войскам, которые еще не были закалены в боях.
В средние века метательные машины широко использова­ли монголы во время их нашествия на запад. В некоторых ис­точниках имеется указание на то, что Чингисхан применял мета­тельные машины при осаде Самарканда, Гурганджа и других городов Хорезмского государства.
Первые упоминания о применении осадной техники сла­вянами относятся к периоду княжения Олега. С помощью ме­тательных машин он вел войну с Византией и занял Царьград.
Киевский князь Святослав широко использовал метатель­ные машины во время многочисленных военных походов.
В XfV веке заканчивается эпоха метательных машин, длив­шаяся около 20 столетий. Метательные машины являются предшественниками огнестрельной артиллерии. Они не сра­зу уступили место новому виду артиллерии, а некоторое вре­мя существовали параллельно с огнестрельными орудиями.
Метательные машины в борьбе за населенные пункты по существу решали те же задачи, которые впоследствии долж­ны были решать осадные орудия. Они же послужили прооб­разом и полевой артиллерии, играющей огромную роль во всех войнах вплоть до наших дней.
По техническому устройству метательные машины также являются прототипами современных орудий: баллиста с на­стильной траекторией — прообраз пушки, а катапульта — гаубицы. Для своего времени метательные машины являлись достаточно грозным оружием.
Современные умельцы решили повторить опыт древних создателей машин. Так, Курт Силезки, который живет и работа­ет в Аноке, США, — один из таких мастеров. Еще в 1999 году из отдельных, созданных собственными руками мечей, римских шлемов, забрал и кольчуг, Курт создал склад оружия рыцаря. Вначале он был просто любителем, делающим слабую попытку создать образцы древнего вооружения. Но увлеченность и кро­потливый труд привели к тому, что его работы стали показате­лем настоящего мастерства, которое совершенствовалось из года в год — от простого изделия к более сложному. Он не ос­тановился на изготовлении щитов и полной экипировки древ­него рыцаря. Курт пошел дальше — к созданию собственного проекта древней метательной машины.
Рис. 32. Баллиста от Курта
На основе изученных переводов древних документов он сделал собственные чертежи, графики и расчеты для созда­ния машины, применив особенности, описанные в старинных технических текстах и общепринятые современные методы плотницких работ, собственные проекты и идеи. Катапульта, созданная Куртом (рис. 32), была опробована и успешно ис­пользовалась в марте 2002 г.
106
Военные корабли
Военное дело в царстве израильском
107
Его друг Бру н из штата Иллинойс принял катапульту Курта за основу, спроектировал собственную, превратив его функ­циональный проект в настоящее произведение искусства, с колесами, которые сделали машину более портативной.
Так развиваются технические таланты современности.

ВОЕННЫЕ КОРАБЛИ
Точно неизвестно, когда и в каком регионе земли люди начали строить первые морские корабли. В районе Среди­земноморья искусство мореплавания появилось более пяти тысяч лет назад. На Кикладских островах в Эгейском море найдены сосуды с изображениями многовесельных кораблей с высоким носом, заканчивающимся скульптурой,— вот от­куда идет традиция украшать нос корабля резной статуей. Эстафету мореплавания от кикладцев переняли жители ост­рова Крит, создавшие великую морскую державу, которая господствовала в восточном Средиземноморье почти две тысячи лет. Наследниками мореходов Крита стали греки-ахей­цы, а затем дорийцы, фокейцы, милетцы и афиняне. Но у них, в отличие от критян, были грозные соперники — мореплава­тели Финикии, сумевшие основать свои поселения в запад­ных пределах Средиземного моря вплоть до Гадеса в Испа­нии и Карфагена в Африке. До того как их разбили и покорили римляне, карфагеняне и этруски господствовали во всей за­падной части Средиземного моря.
В восточном Средиземноморье отличными мореплава­телями прослыли жители Карий, государства на юго-восточ­ном побережье Малой Азии. Их соперниками были пираты Киликии, также находившейся в Малой Азии. На побережье Адриатики процветало пиратское государство Иллирия. Ин­тересы слишком многих государств пересекались в Среди земном море, что и приводило к частым морским баталиям с древних времен.
Распространенными типами боевых кораблей Средизем­номорья во времена античности были биремы и триремы.
Главным их оружием (да и оружием других античных кораб­лей) являлся окованный бронзой, массивный таран — про­должение килевого бруса. В ходе сражения корабли стреми­лись ударить тараном в борт врага, сломать ему весла и про­бить борт.
Узкий, вытянутый корпус биремы состоял из двух этажей. Верхний был отдан кормчим и воинам. Парусное вооружение применялось при попутном ветре и было типичным для Сре­диземноморья. Акростоль кормы круто загибался, подобно хвосту скорпиона, а балюстрада боевой площадки прикры­валась щитами воинов, укрепленными вдоль бортов. Длина бирем была около 30 м. Ширина основного корпуса равня­лась шестой части длины.
Трирема (триера) — корабль стремя рядами весел. Во­доизмещение судна достигало 230 т, длина — 45 м. Скорость хода триремы на веслах составляла 7-8 узлов. Парусное воо­ружение состояло из большого прямоугольного паруса и ма­лого (артемона) на наклонной мачте в носовой части судна. Мачты делались съемными и убирались на время боя.
Известным кораблем во времена Средневековья был дра-кар. На этих кораблях викинги совершали далекие морские плавания до Исландии, Гренландии, Северной Америки. Фор­штевни их кораблей украшала змеиная голова. Основным движителем дракара был рейковый парус площадью более 70 квадратных метров, сшитый из отдельных вертикальных полотнищ и украшенный гербами или различными знаками и символами. Рея поднималась вместе с парусом. Высокую мачту поддерживали идущие от нее к бортам ванты, а борта защищались щитами воинов.

ВОЕННОЕ ДЕЛО
В ЦАРСТВЕ ИЗРАИЛЬСКОМ
Клочок суши, на котором жили древние евреи, притяги­вал завоевателей, ибо был точкой пересечения торговых и миграционных путей. Евреи весьма успешно воевали не
108
Военное дело в царстве израильском
Эпоха скифов
109
только с соседними народами, примерно равными им по силе и военному потенциалу, но и вели бескомпромиссную борь­бу с великими державами древнего мира: Египтом, Вавило­ном, Ассирией, Грецией. Римом. Среди полководцев Израи­ля были выдающиеся люди. История сохранила их имена: Иисус Нави и, Барак, Дебора, Самсон, Саул, Давид, Иуда Мак­кавей, Бар-Кохба. Регулярная армия появилась в Израиле во время правления царя Саула, при противостоянии филис­тимлянам. До того против врагов выступало ополчение. Ар­мия разделялась на несколько родов войск: легкую и тяже­лую пехоту, конницу и боевые колесницы. В легкую пехоту входили лучники и пращники, а в тяжелую — в основном ко­пейщики. Кроме того, имелись и подсобные бойцы.
Оружием лучникам служили боевые луки кешет и стрелы хец. Пращников набирали в основном из пастухов. Пастух Давид, ставший впоследствии царем Израильским, убил ве­ликана Голиафа именно из пращи. Лучники и пращники не имели щитов — они мешали бы им свободно пользоваться своим оружием и быстро менять позицию. Поэтому к их от­рядам были прикреплены щитоносцы.
Ударную силу пехоты составляли копейщики, вооружен­ные копьем ромах, дротиком ханит и мечом херев. В бою ко­пейщики прикрывались щитами прямоугольной или круглой формы, а голову прикрывали металлическим шлемом. Неко­торые воины использовали боевые топоры или булавы. Все воины были экипированы кожаными доспехами с нашитыми бронзовыми бляхами.
Конница — парашим — предпочитала вести боевые дей­ствия на ровной местности. Ее вооружение составляли копья и луки. Конные копейщики прикрывались небольшими круг­лыми щитами, а конных лучников прикрывали конные щито­носцы. Задача конницы заключалась в прикрытии колесниц, преследовании отступающего противника и опрокидывании вражеской конницы. Колесницы, или меркава, предназнача­лись для атаки. В легкой тележке, запряженной парой лоша­дей, размещались два человека — возница и воин, вооружен­ный луком и дротиками.
Евреи не стеснялись учиться и у своих врагов. От филис­тимлян, например, они переняли тонкости оружейного дела, в частности изготовление холодного оружия из железа.
Также у филистимлян были заимствованы колесницы. Уже у царя Соломона в разбросанных по стране конюшнях стояли готовые к выступлению 40 ООО лошадей для боевых колесниц. Использование стенобитных орудий основывалось на опыте ассирийской армии.
Израильское войско, вступая в сражение, меняло свои по­рядки в зависимости от численности противника, принятой им тактики, диспозиции, но в основном сохраняло следующую структуру. В центре армии располагалась ее основа — отряды копейщиков, перед ними — лучники и пращники; они осыпали противника снарядами и стрелами, после чего через образо­ванные для них проходы уходили назад и поражали прорвав­шегося в ходе рукопашного боя неприятеля. На флангах нахо­дилась конница, наиболее маневренная часть войска. Когда по приказу царя Давида в армии появились колесницы, их располагали за конницей —для решающей атаки.
Древние евреи имели репутацию отчаянных бойцов. Их военное искусство и бесстрашие были широко известны. Ближневосточные державы, в частности, Египет, использо­вали их в роли наемников.

ЭПОХА СКИФОВ
Особой вехой в истории развития военного дела, несом­ненно, является эпоха скифов. Внеся огромный вклад и в ору­жейные, и в культурные традиции, скифы в VII—IV вв. до н.э. стали символом непобедимых воинов. Вообще оружие и скифская цивилизация неразделимы, как неразделимы эл­линская цивилизация и искусство, римская — и военная на­ука, египетская — и тайные древние знания. Скифы появились в Северном Причерноморье в VIII—VII вв. до н.э. Из прежних мест обитания их вытеснили племена массагетов. Если вспомнить легенды, описывающие местное происхождение
110
Эпоха скифов
Эпоха скифов
111

скифов, то мы найдем описание предметов, упавших на зем­лю скифов, ставших как бы символами цивилизации. Это либо плуг, ярмо, чаша и секира, либо лук, пояс и чаша.
В любом случае, одним из предметов является оружие, которое делали в основном сами скифские оружейники. Из­готовление совершенного оружия получило в великой Скифии большое развитие. Значительная часть металла, производи­мого в Северном Причерноморье, шла на изготовление ору­жия и конской сбруи. Это касается не только железа и бронзы, но и золота.
Превосходное скифское оружие оказало огромное влия­ние на развитие вооружения соседних народов. Греки, про­живавшие в колониях на берегах Черного моря, полностью восприняли весь набор скифского оружия, отказавшись от многих видов своего. Оно проникло далеко на север, вплоть до Полярного круга, получило распространение у многих на­родов Евразии, зачастую удаленных от Скифии на тысячи ки­лометров.
В армии скифов существовало три рода войск: тяжелая и легкая конница, пехота. Каждый скиф являлся воином, его принадлежность к тому или иному роду войск определялась его имущественным положением.
Тяжеловооруженный всадник имел доспехи (панцирь, пан­цирные штаны, шлем), вооружался копьем, щитом, луком и ме­чом. Восстановить этот комплект и его внешний вид нам по­зволяют погребения. Так, в кургане Старшая могила (VI-V вв. до н.э.) найден большой железный меч, остатки двух деревян­ных колчанов (один Снабжен бронзовой застежкой) с костяны­ми, бронзовыми и железными наконечниками стрел, остатки лука, четыре наконечника железных копий, два железных топо­ра, чешуйчатый панцирь, бронзовые пластины от пояса. В мо­гилах аристократии из Киевско-Черкасской группы памятников найдены великолепно выполненные комплекты наступательно­го и оборонительного вооружения, датируемого VII—VI вв. до н.э. К примеру, в центральной гробнице найдены два наконеч­ника копий, боевая секира, 279 наконечников стрел в двух са­адаках, шесть боевых ножей, обломки панциря и снаряже­ния для боевого коня. Основу войска составляла тяжеловоо­руженная скифская конница. Менее состоятельные воины об­разовывали легкую конницу. Они не имели тяжелых доспехов, вооружались луками, дротиками, акинаками, копьями. Воору­жение пехоты, очевидно, было весьма разнообразным, без ха­рактерного комплекта. Сражались пехотинцы буквально тем, что под руку попадется. Доспехами им служила кожаная и вой­лочная одежда. Остроконечная скифская шапка, выполненная из шкуры или войлока, выполняла роль шлема. Даже в погре­бениях рядовых членов общин, образующих пехоту, не было оружия.
Когда речь заходит о вооружении скифов, первым вспоми­нается лук. Они изготовлялись из дерева, об их форме и раз­мерах мы можем судить в основном по изображениям воинов на различных предметах, чашах, гребнях и т.д. Скифы пользо­вались небольшим, сложным, сильно изогнутым асимметрич­ным луком, состоящим из нескольких деревянных частей с ис­пользованием деталей из коры, рога, кости и сухожилий. Лук мог иметь вид буквы «сигма», с асимметричными плечами, пе­рехватом в средней части, загнутыми наружу концами, с круг­лым в сечении древком. Для соединения частей использовали кору, клей, сырые сухожилия, которые при высыхании образо­вывали упругую однородную массу. Тетиву делали из конского волоса или жил. Длина натянутого лука составляла около 60-70 см. Известны луки длиной до 100 см, что подтверждают на­ходки стрел с длиной древка 70 см и более. Концы лука украша­ли резными костяными навершиями в виде головы орла или грифона. Иногда древко покрывали костяными или роговыми пластинами, простыми или украшенными геометрическими фи­гурами или изображениями.
По виду наконечника выделяют несколько разновиднос­тей стрел, из которых самые распространенные — плоские с шипом у основания, трехгранные и пулевидные. Трехгран­ные наконечники наносили тяжелые рваные раны, а шипастые оставались в тканях, и их приходилось вырезать, т.к. неуда­ленный из раны наконечник начинал окисляться, и окись меди, образующаяся при этом, вызывала смерть.
112
Эпоха скифов
Эпоха скифов
113
Ранние типы скифских наконечников (плоские, двухлопа­стные) изготовлялись из меди, основная масса всех осталь­ных типов — из бронзы.
Длина наконечников стрел составляла 2,6-3,4 см, шири­на у основания — 1,0--1,5 см. Длина скифских стрел колеба­лась от 42 см до 85 см.
Скифы применяли и копья, наконечники которых изготов­ляли из металла. Они снабжались длинными коническими втулками, иногда со щелью с одной стороны или муфтами по краю. Боевые части были:
вытянутыми листовидными;
треугольными;

листовидными с узкими и высокими ребрами, не пе­реходящими на втулку;
широкими вытянутыми листовидными, со слабо выра­женной нервюрой.
Общая длина наконечников — около 31 -40 см, при длине пера 18-27 см, ширина пера в нижней части — около 9 см, диаметр втулки: внешний — 4 см, внутренний — 2,6 см.
Обычно древко копья снабжалось цилиндрическими железными подтоками, длиной 6,2-8 см, диаметром 1,4-2 см.
Иногда скифы использовали длинные узкие тонкие втуль-чатые наконечники с мелкими отворотами.
Еще реже применялись дротики. Наконечники их изготов­ляли из железа. Они имели уплощенную треугольную головку с отходящими в стороны жальцами (невозвратными шипами). Втулка — коническая с муфтой по краю. Общая длина наконеч­ника — 33 см, длина головки — 5 см, диаметр втулки — 2 см.
Весьма популярным оружием и инструментом у скифов был нож.
Скифский нож имел, как правило, прямой клинок, треу­гольный в сечении, со скосом обуха, иногда его снабжали так называемым «горбатым» обухом. Клинок делали из железа. Рукояти обычно костяные, восьмигранные в сечении, к клин­ку щечки рукояти крепились 2-4 заклепками или гвоздика­ми. Общая длина ножа — около 11 см.
Кинжалы скифы тоже использовали редко. Ножны кинжа­лов изготовлялись из дерева, имели широкий округлый край, украшались ромбовидными значками с гнездами посереди­не и вставками в них. Внутренняя сторона ножен обычно была залощенная. Окрашивали ножны в красный цвет.
Знаком власти у скифов служили секиры. Богато украшен­ные золотом, рельефами и реалистическими фигурами (обух мог иметь вид головы хищника), секиры были скорее декора­тивным оружием, чем боевым.
Не обошли скифы вниманием и клевец — разновидность топора или боевого молота с боевой частью в виде массив­ного, довольно длинного, загнутого пробойника.
Гибкое оружие также не было забыто скифами. Симво­лом власти над рабами у них считались нагайка или плетка, носимые слева на поясе. Однако нагайка являлась более ат­рибутом, нежели оружием. На многих каменных изваяниях скифов, так называемых «каменных бабах», среди прочей эки­пировки воина (акинак, доспехи, кинжал и т.д.) имеются и изображения нагаек.

Доспехи
Большое внимание скифы уделяли защитной экипиров­ке. Она обычно была принадлежностью и простого воина, и вождя.
Для защиты головы скифы использовали бронзовые по­лусферические шлемы с вырезом для лица. Эта деталь во­оружения известна с VI-V вв. до н.э. Позднее, примерно во II-I вв. до н.э., шлемы изготовлялись из железа. Выделяют следующие типы скифских шлемов: Кубанские (до VI в. до н.э.). Полусферическое наголовье, в передней части имеется небольшой вырез, окаймленный дугами, сходящимися к переносице, сзади — небольшой прямоугольный вырез, окаймленный валиками. Валик про­ходит по оси шлема и вдоль боков. В верхней части имеется гребешок, вдоль краев в боковых и задних частях просверле­ны отверстия диаметром 0,65 см. Высота шлема —15-
114
Эпоха скифов
Эпоха скифо!
115
20,5см, длина — 17-23см, ширина— 18см, толщина сте­нок — 0,3-0,35 см, вес —1,6-1,9 кг. Различия между отдель­ными образцами заключаются в деталях отделки, наличии или отсутствии рельефных валиков по краям. Иногда вместо выс­тупа на верхушке имеется кольцо, изредка отсутствует зад­ний вырез. Очевидно, шлемы отливались в формах из двух (внутренней и внешней) или трех (внутренняя створка сплош­ная, внешняя — из двух симметричных отделов) частей. Пос­ле VI в. до н.э. кубанские шлемы не использовались. Все сле­дующие типы использовались с V в. до н.э.
Аттические. Полусферическое наголовье, имеются на­затыльник, наносник, висящие на шарнирах нащечники. На носник, надбровные вырезы и назатыльник украшены прочер­ченным орнаментом. В верхней части иногда находится накладка с ушками для крепления украшения. Изредка вдоль края шлема проходит резной орнамент. Имеется стрельча­тое углубление в лобной части.
Халкидские. Аналоги аттических (форма верхней части назатыльника и наносника — стрельчатые углубления в лоб­ной части). Отличие состоит в неподвижных нащечниках, со­ставляющих со шлемом единое целое, иногда отсутствует наносник, обязательный в аттических шлемах.
Коринфские. Состоят из двух частей: верхней (защища­ющей черепную коробку) и нижней (защищающей лицо и бо­ка головы). Нащечники выступают вперед, края их заостре­ны. Основные отверстия окружены прочерченными линиями. Две линии на лбу имитируют брови. Имеется выступающая сзади развитая затылочная часть.
Фракийские. Парадные шлемы имели украшения в виде во­лос, бороды, усов. Этот тип в свою очередь можно разделить на два вида. Один напоминает фригийские колпаки с наклоненным и выступающим вперед гребнем. Иногда они имеют небольшой наносник, нащечники, как правило, подвижные (часто они вооб­ще отсутствуют). Другой имеет козырек, назатыльник, нащечни­ки и волюты на боках. У всех шлемов есть назатыльник.
Чешуйчатые. Полусферические наголовья. Набраны из пластин и чешуек, аналогичных панцирным наборам. Снаб­жены дугообразными вырезами над глазами, окаймленными «бровями». Такие шлемы не имели каркаса, как европейские шлемы раннего Средневековья, части набора нашивались на кожаную основу.
Переделанные. Переделке подвергались практически все виды шлемов. Для описываемого типа характерно со­хранение, хотя и в измененном виде, наглазных вырезов и ровно обрезанных краев без выступов по бокам и на затыл­ке для крепления нащечников. Внешне шлемы похожи на ку­банские. Переделанные шлемы были литыми, но некоторые части их проковывались. Удалялись обычно назатыльники и наносники, нижняя часть.
Шапки. Кожаные, войлочные или меховые шапки-башлы­ки, иногда дополнительно укрепленные металлическим набо­ром. Такие шлемы использовали рядовые воины.
Доспехи, использовавшиеся скифами, были как местно­го производства, так и привозные — греческие. Панцири местного производства изготовлялись из кожи, на которую нашивались прямоугольные, с полукруглой нижней частью железные или бронзовые пластины. Иногда на грудную часть панциря помещались крупные разукрашенные бляхи — свое­образные прообразы зерцал. Обычно панцирь дополняли широким пластинчатым поясом, изготовленным аналогично панцирю.
Принято выделять следующие типы скифских панцирей: простые кожаные, кожаные, усиленные металлом — 1 -2 пла­стинами либо пластинчатым набором.

Изготовление кожаных доспехов
Работы древних мастеров можно повторить и самим из­готовить кожаный доспех, подобный скифскому.
Сначала нужно заготовить некоторое количество кожи. Старая кожаная одежда или куртки, купленные в секонд-хэн-де — любой, удобный для вас вариант. Подготовленную кожу кипятим при 90 градусах, отжимаем, высушиваем. Отбира­ем два самые больших куска и вырезаем контур жилета. Дли-
116
Эпоха скифов
Эпоха скифов
117
на может быть произвольной. На передней половине шей­ный вырез делаем более глубоким, а боковые стороны уд­линяем, наклеивая слой за слоем остальные кожаные куски, которые остались от изделия так, чтобы они заходили за спину.
Неплохо, если последний слой будет из цельного куска. Количество слоев может быть каким угодно, хотя 3-4 вполне достаточно.
Затем к кожаной основе изнутри наклепываем металличес­кие пластинки размером около 5x10 см толщиной от 0,8 до 1 мм. Пластинки крепим четырьмя заклепками по одной в каждом углу. После этого изнутри нашиваем еще один слой кожи. Можно использовать не такой толстый и прочный, как внешний. Делаем это так. Крупным шилом пробиваем в коже отверстия шва, сначала вдоль краев, а потом каким-нибудь рисунком всю площадь пластин. Оба слоя кожи сшиваем тол­стой и прочной нитью. На передней половине по бокам наши­ваем не менее трех крепежных ремней с надежными замками
с каждой стороны, на задней — посередине — пряжки для их крепления.
На готовый кожаный доспех можно также наклепать несколько металлических пластин (рис. 33). Лучше всего—три-четыре ряда не очень длинных пластин шириной от 5 до 10 см. Крепим их к основе двумя заклепками по верхним уг­лам пластинки для большей под­вижности. Расстояние между пла­стинами одного ряда не должно превышать 1,5 см, а расстояние между двумя вертикальными ря­дами— 3-4 см.
Можно сделать и такой еари-
Рис. 33. кожаные дос- ант доспеха, когда крепежные
пехи (видспереди) ремни будут соединять перед-
нюю и заднюю часть по бокам. Тогда эти части должны пере­крывать друг друга.
Если же нет больших цельных кусков кожи, переднюю и зад­нюю части делаем составными — из четырех кусков (рис. 34).
Панцири типа кирас
Кожаные панцири, использовавшиеся самыми бедными воинами, представляли собой простые кожаные безрукавки или кожаные двубортные куртки из толстой сыромятной кожи. Верхняя пола заходила за нижнюю, соединяясь с ней ремня­ми. Края разрезов и оплечий обшивались тесьмой, образу­ющей валик. Концы ремней снабжались ворварками.
Рис. 34, Кожаные доспехи (вид сзади)
Второй вид панцирей имел кожаную же основу, усилен­ную металлическими пластинами. Иногда такие панцири со­стояли из нагрудника и наспинника, соединяющихся на бо­ках. В передней их части имелся продольный разрез. На груди размещалась пара продолговатых железных позолоченных пластин, в центре каждой — два рельефных концентрических круга. По краю округлого выреза нашивали узкую железную дуговидную пластинку, состоящую из двух половин и украшен­ную приклепанными бронзовыми треугольными бляшками.
Зачастую на такие панцири для защиты верхней части гру­ди и шеи нашивали 1-2 пластины. Например, на кожаной ру­бахе с боковым разрезом в верхней части имелась широкая полулунная пластина (21x13,5 см). Края верхнего выреза были отогнуты наружу, образуя бортик высотой 0,5 см, вдоль бортика располагались до 13 отверстий диаметром 0,3-0,4 см, в верхних углах пластины — по одному крупному от­верстию, вдоль нижнего края пластины — ряд небольших от­верстий — для крепления к панцирю кожаным шнурком.
Иногда панцири дополняли бронзовыми бляхами ворон­кообразной формы диаметром 3,5 см с небольшим круглым отверстием в центре. К панцирю они крепились с помощью заклепок с широкими шляпками.
Но чаще всего использовались панцири, усиленные плас­тинчатым набором. Такой панцирь имел нагрудно-наспинную часть в виде прямоугольного полотнища с ровными боковыми краями, двумя противолежащими вырезами (большой — сверху, меньший — снизу). Сверху имелся небольшой округлен­ный вырез-горловина. Панцирь кроился в виде куртки с разре­зом на правом боку, разрезами и завязками на плечах. На ле­вом боку имелась пройма для свободного движения ног при езде верхом.
Основой служили кожа или толстая ткань. Чаще всего это была кожа крупного рогатого скота с верхней спинной части, обработанная природными дубителями. На основе в гори­зонтальном положении нашивали кожаные полосы шириной 1 -3 см, с интервалом в 1 см. На полосах крепили набор. Иног­да на кожаную основу нашивали кожаные пластины той же формы и размера, что и пластины набора, а на каждой кожа­ной пластинке крепилась металлическая бляха.
Для изготовления пластин набора использовались желе­зо, бронза и кость.
Очертания и размеры пластин не зависят от материала. По форме они делятся на три основных типа.
1. Продолговатые и округлые нижние. Из такого набора состоит абсолютное большинство панцирей, начиная окон­ца VII — начала VI в. до н.э.
Пластины с прямоугольным или близким к прямоуголь­ному верхним краем, заостренным нижним краем.
Прямоугольные продолговатые пластины. Особеннос­тью их является срезанный верхний угол. Панцири с таким набором использовались в V—III вв. до н.э.
Размеры пластин панцирных наборов чрезвычайно раз­нообразны. Установлено 17 основных размеров чешуи. Дли­на их менялась от 6,2 до 1, 7 см, ширина — от 2,6 до 0,7 см. Даже пластины, имеющие одинаковую длину (2,2 см), были разной ширины (1,7, 1,2, 1 см).
Для крепления набора на основе использовались тонкие кожаные ремешки или жилы. При наборе пластин использо­вались два способа — правый и левый (правый край одной пластины закрывал левый край другой; второй способ — на­оборот).
Подол панциря набирался из пластин двух видов: мас­сивных продолговатых, со слегка закругленными нижними углами (кроме основных пробивались еще одно-два допол­нительных отверстия вдоль одного из краев) и узких длин­ных, сильно выгнутых, имевших S образный профиль.
Набор рукавов состоял либо изтакихже пластин, что и на­бор панциря, либо из узких длинных, изогнутых дугой плас­тин (размеры — 8x1 см, 5,7x18 см), вдоль длинных краев было пробито по три отверстия..
Существовало три типа панцирей с пластинчатым набо­ром.
Нагрудники— короткая рубаха с невысоким воротом, дополненная широким боевым поясом, набором покрыва­лась только грудь.
Панцири с длинными рукавами — рубаха с длинными рукавами и невысоким воротом. Набор — на всей площади.
Панцири с оплечьем — поверх одежды с длинными ру­кавами надевалась длинная безрукавная рубаха из толстой кожи. На спине имелся глубокий округлый вырез ворота, раз­деляющий плечевые части, которые и образовывали длин­ные оплечья, обшитые по краям кожаной тесьмой. В углах оплечий помещался вырез. По краю на кожаной основе на-
120
Эпоха скифси
Эпоха скифов
121

шивапись четыре ряда пластин по семь в каждом. На уровне нижнего ряда оплечий к панцирю пришивались металличес­кие кольца, которые с помощью шнурков через кольца опле­чья крепились к панцирю.
Кирасы — последний вид скифских панцирей. Это пан­цири из двух кованых пластин (нагрудной и наспинной). Чаще всего изготовлялись из листов бронзы с кожаной подклад­кой. Толщина листа — до 0,1 см. В нижней части обычно кре­пились полосы металла, заменяющие боевой пояс.
Иногда скифы применяли греческие поножи, или кнемиды — металлические щитки, прикрывающие ноги от щиколоток до колен. Самые ранние скифские кнемиды относятся к середине V в. до н.э., однако и более поздние образцы не отличаются от ранних.
Все поножи делятся на две кнемиды из одной пластины, наголенники, собранные из отдельных металлических пластин.
В качестве примера типичных скифских поножий может слу­жить доспех из Кекуватского кургана. Они изготовлены из золо­тистой бронзы, поверхность их тщательно отполирована. На по­верхности кнемид рельефно выделены колени и мощная мускулатура голени. Вдоль нее проходит рельефное ребро, при­дающее даслеху дополнительную жесткость. Нижний край слег­ка утолщен и отогнут наружу. По периметру прочерчены три не­глубокие параллельные линии и пробиты мелкие отверстия для закрепления подкладки. Ряд таких же отверстий сделан ниже ко­ленной части дрспеха. Вероятно, последние предназначалисьдля крепления мягкой подушечки, защищавшей колено от повреж­дения доспеха металлом. Острые края пробитых изнутри отвер­стий тщательно сглажены. Общая высота поножий — 41 см.
Великолепные парадные поножи найдены в Керчи. Нако­ленная часть этих кнемид украшена рельефной маской Меду­зы Горгоны. Рельефно выделенные длинные мышцы заканчи­ваются у колена головами змей. По бокам поножи украшены розетками и волютами. Нижний край их слегка отогнут нару­жу. Вдоль края пробиты мелкие отверстия для крепления под­кладки. Такие же отверстия имеются ниже колена. Высота поножий — 47 см, вес — 0,4 кг.
Для крепления поножий на ноге использовались два спо­соба:
— в верхних и нижних углах пробиты парные отверстия, через которые проходили тонкие ремни завязок;
— кожаные шнурки, обвязанные вокруг поножий. Сплошные бронзовые набедренники вообще не нашли
применения в Северном Причерноморье. Их с успехом за­меняли наборные набедренники.
Оригинальным доспехом, соединившим в себе и набед­ренники, и поножи, были кожаные штаны, покрытые металли­ческим набором.
Непременным атрибутом скифского воина с VI вв. до н.э. стали боевые пояса — узкие портупейные и широкие защитные. Впрочем, древнейшие пояса известны еще с VII—VI вв. до н.э.
Первый тип боевых поясов — портупейные, использовав­шиеся для ношения меча, горита, топора, чаши, оселка. В пре­делах этого типа выделяют три группы: кожаные, с пластинча­тым набором, покрытые фигурными бляхами.
Второй тип боевых поясов — защитные, состоявшие из трех частей: верхней, средней и нижней. Верхняя часть: 3 ряда небольших пластин размером 3x2 см, первые 2 ряда состоят из чешуек, закрепленных на основе ремешками, про­ходящими через 3 расположенных вверху отверстия. В тре­тьем ряду пластины той же формы, но отверстия в них про­биты в два ряда вверху и внизу детали. Нижняя часть: 3 ряда пластин, аналогичных пластинам верхней части. Общая дли­на пояса— 106 см, ширина — 17 см. Основа изготовлена из толстой кожи. Верхний край ее загнут наружу и заходит на пластины верхнего ряда настолько, что закрывает отвер­стия в верхней их части. На концах пояса ремень основы не­сколько выступает из-под пластин, на нем в середине и у верхнего края пришиты толстые кожаные шнурки — завязки пояса.
Скифские щиты изготовлялись из дерева, прутьев, кожи и металлического покрытия. Выделяют два основных типа скифских щитов:
—деревянные и плетеные;
122
Армии Европы
Армии Европы
123
— с металлическим покрытием — сплошной пластиной и с панцирным набором.
Деревянные щиты — овальные, слегка расширяющиеся в верхней части, Окрашивали их в красный цвет. Вероятно, та­кие щиты покрывались толстой кожей. Плетеные щиты извест­ны нам только по изображениям на бытовых предметах. Они изготовлялись из тростника или ивы, окаймлялись кожей.
Щиты со сплошным металлическим покрытием имели деревянную основу, поверху которой укреплялась сплошная бронзовая или железная пластина. Такие щиты имели круг­лую форму, их диаметр составлял около 70-80 см.
Панцирное прикрытие щитов делится на две разновидно­сти: пластинчатое и полосчатое.
Щиты первого типа обычно имели овальную или бобо­видную форму, вдоль края их проходил рельефный валик. Панцирное покрытие состояло из 10 рядов набора. В ниж­ней части обычно находилось два вертикальных цилиндра из бронзы, снизу в них входили два изогнутых стержня, исполь­зовавшихся для крепления щита на корпусе воина.
Чешуйчатое покрытие состояло из продолговатых, оваль­ных, вогнутых пластинок, аналогичных панцирному набору. Пластины жестко соединялись проволокой. Общий размер таких щитов — 125x70 см при размере пластин 4x1,7 см и 4x2,5 см.
Для ношения различных видов щитов применялись раз­личные же методы. Так, щиты со сплошными бронзовыми пластинами удерживали на ременных петлях и ручках, щиты пеших воинов имели две кожаные ручки, щиты с набором могли крепиться прямо на теле воина.

АРМИИ ЕВРОПЫ
Мечи ирландского воина IX века являлись по большей части аристократическим оружием, что объяснялось их вы­сокой стоимостью. Ирландский меч был коротким — в сред­нем около полуметра или чуть больше, с шириной лезвии порядка 6-7 см. Длинные мечи и полутораметровые рапиры относятся к значительно более раннему времени — к позд-небронзовому веку. Как правило, меч имел двойную гарду — по верху и по низу рукоятки. Благодаря знакомству с викин­гами некоторое распространение к IX веку получили мечи скандинавского типа, но несколько меньших размеров, чем их оригинальные прототипы.
На протяжении 1300-1500 гг. фактически непрерывные бо­евые действия свирепствовали в Европе: Столетняя война меж­ду Францией и Англией; шотландские войны и война роз в са­мой Англии; борьба за политическую и религиозную свободу от феодальных сюзеренов в Швейцарии, Богемии и Фландрии; продвижение турок в Венгрии; соперничество между города­ми-государствами, республиками и папскими территориями в Италии; гражданские войны и борьба против мавров в Испа­нии; вторжение Франции в Италию в конце XV века. В этих вой­нах выковывались многие современные европейские нации. Параллельно с этим происходило развитие национальных ар­мий с целью защиты вновь приобретенных границ и независи­мости. Благодатное время для возникновения нового и совер­шенствования старого вида оружия и средств личной защиты воинов от грозного противника!
Крестоносцы — великие воины своего времени, которые в одной руке держали меч, а в другой — библию. И вот что интересно. Храмовники обязаны были иметь единообразную экипировку. Это касалось не только одежды, но и вооруже­ния. Рыцарь располагал скромным с виду, но надежным ору­жием. Не допускалось золочение стремян и удил. Рыцарь-тамплиер располагал тремя боевыми лошадьми, а магистр мог даровать ему четвертую. Полагался-также конный оруже­носец.
К доспехам предъявлялись особые требования. Ввиду того, что орден вел боевые действия на Ближнем Востоке, а также на Пиренейском полуострове, в условиях жаркого кли­мата, броня должна была быть легкой, надежной и состоять из нескольких компонентов. Корпус защищала кольчуга до колен, под которую надевали стеганую куртку-оплечье. По-
124
Армии Европы
Армии Европы
125
верх кольчуги надевали белую котту и плащ. На голову ры­царь перед боем надевал большой рыцарский шлем с заб­ралом.
Изготовление средневековых доспехов
Повторить опыт древних мастеров и попытаться сделать шлем с забралом очень интересно. Забрало можно делать конусообразным или с нижними скулами. Оно может иметь как цельный вид, так и шарниры на месте крепления к шлему. Штифты в шарнирах должны иметь отверстия, в которые кре­пятся цепочки, препятствующие их потере.
Итак, изготовим шлем.
Сначала из листового металла — стали толщиной 2 мм — вырезаем по шаблону заготовки.
На трубе большого диаметра большой кувалдой отбива­ем заготовку по всему периметру. Движение ударов посте­пенно направляем к центру заготовки. Образовавшуюся по краям гофру необходимо отбивать на большой полусфери­ческой болванке односторонним рихтовочным молотком. Выбиванием по очереди обеих заготовок можно добиться зеркального вида. При появлении небольшой полусферы не­обходимо направлять движение ударов молотка по верхней половинке заготовки.
Получив требуемую выпуклость, на трубе меньшего диамет­ра малой кувалдой необходимо обстучать край заготовки — от лобной части через макушку к затылку. Эта операция необходи­ма для создания большего загиба края, чтобы при состыковке обеих частей ребро стыковки имело сферический или тупоу­гольный вид. На полусферических болванках рихтовочным мо­лотком обстучать половинки заготовок, добиваясь ровной по­верхности. Обстучав половинки, нужно немного их подогнуть, придавая конусообразный вид, проверяя, чтоб эти половинки при состыковке более точно подходили друг к другу. Наждаком обточить место стыковки, удаляя выступы, чтобы не было ще­лей при состыковке. Далее необходимо проваривать шлем сна­ружи и изнутри сварочным аппаратом. С помощью резиново­го круга необходимо наждаком обработать наружную часть шлема. Окончательную обработку проводят вручную, исполь­зуя наждачную бумагу различной зернистости. Нижнюю кромку шлема аккуратно подравнивают. Просверливают отверстия по всему нижнему краю шлема для крепления внутреннего под­шлемника.
Забрало делается следующим образом. Вырезаем по шаб­лону заготовки из такого же металла. На них сразу же размеча­ем место для глазниц и место для отверстия в них. Постукивая фторопластовым рихтовочным молотком, сворачиваем заб­рало, используя трубы различного диаметра, в виде конусо­образной воронки или другой формы, какая вам нравится.
Для выбивания глазниц необходима малая кувалдочка. Форму глазниц можно сделать трапециевидной, выбивая на больших тисах и раздвигая их на необходимые расстояния. Зубилом пробиваем отверстия для глаз, потом обрабатыва­ем напильником.
Сначала снаружи, потом изнутри свариваем шов. Намеча­ем и просверливаем вентиляционные отверстия. Если забра­ло будет иметь шарниры, то изготовить и их. Резиновым кру­гом на наждаке шлифуем забрало, а наждачной бумагой доводим до финальной отделки. Примериваем забрало к шле­му и размечаем отверстия для шарниров. Закрепляем забра­ло к шлему на шарнирах через шайбу и шпонку.
Рыцари носили также шлемы без бармицы. Они пользова­лись большей популярностью, часто дополняясь кольчужным капюшоном, под который надевалась кожаная набивная шапоч­ка. Ноги рыцаря защищали кольчужные чулки. Средства оборо­ны дополнялись большим треугольным щитом. Наступатель­ное вооружение тамплиера регламентировалось уставом. Каждый рыцарь должен был иметь длинный обоюдоострый меч. Конному воину полагались копье и палица. В походе употреб­лялись три ножа: боевой кинжал, нож для хлеба и нож с узким лезвием, что позволяло использовать его в качестве шила. Ры­царь перевозил свои пожитки в двух мешках: один — для бе­лья, а другой — для доспехов. Большую часть походного груза вез оруженосец, который не следовал за сеньором, а ехал впе-
126
Армии Европы
Армии Европы
127
Рис. 35. Полные рыцар­ские доспехи, шлем с за­бралом
реди, чтобы тот мог держать слу­гу вполе своего Зрения. Для но­чевки в полевых условиях у рыца­ря имелась небольшая палатка. Средневековый рыцарь, обла­ченный в доспехи и с опущенным забралом, не мог быть опознан ни врагом, ни товарищем по ору­жию (рис.35).
Франция хи — начала XIV ве­ка. С формированием военно-феодальной организации фран­цузского общества мы знакомы по произведениям Александра Дюма, который дает нам дос­таточно ясное представление о том, как это происходило в то далекое время. Установление феодальных отношений и разви­тие крупного землевладения оп­ределили структуру средневеко­вой армии, в которой единицей комплектования вместо свободных общинников стали крупные феодалы со своей дру­жиной. Вассал мог быть полностью экипирован оборонитель­ным и наступательным оружием (кольчуга, шлем, шпага, меч), боевым обученным конем. Менее защищенные воины состав­ляли легкую кавалерию. Мелкие фермеры и личные слуги ры­царей, входившие в ее состав, одетые в кожаные куртки и воо­руженные копьем или луком, сражались в пешем строю. Двое или трое из них были более важными копигольдерами, экипи­рованными в набитые волосом и стеганые доспехи, защища­ющие туловище, и стальные шлемы. Младшие братья или сы­новья феодала были представлены как тяжеловооруженные воины и оруженосцы верхом на лошадях, вооруженные копь­ем, мечом и щитом, и практически в таких же доспехах, как и он сам. Рыцарь был верхом на боевом коне, полностью в доспе­хах и вооружен копьем, мечом и щитом. В середине XIV века
свита Ричарда Лорда Тальбота составляла 14 рыцарей, 60 ору­женосцев и 82 лучника, тогда как у Джона де Вере, графа Оксфордского, было 23 рыцаря, 44 оруженосца и 63 лучника. Такие свиты объединялись с целью составления войска, кото­рое основной арендатор обязан был предоставить своему правителю, а из войск всех основных арендаторов форми­ровалась армия королевства. Субарендаторы участков земли меньше рыцарского майора были известны как сержанты, то есть конные солдаты ниже сословия рыцаря. Сержанты были экипированы таким же образом, как и рыцари, но обычно имели меньше доспехов и ездили на более легких, не армей­ских лошадях. В отличие от рыцарей сержанты носили на го­лове широкополые железные шапки — прообраз современ­ных касок.
Англия. Правители большинства стран имели право в чрезвычайных случаях призывать всех годных к службе муж­чин как пеших солдат. В Англии существовали войска граф­ства или центрального графства под командованием шери­фа. Обычно призванные обязаны были вооружать себя самостоятельно в соответствии с собственным благососто­янием. Как правило, такой человек представлял собой легко­го пехотинца с луком или копьем, или средневооруженного пехотинца в кольчуге типа хауберг или кожаной куртке, сталь­ном шлеме, с копьем и щитом.
Испания. Испанцы и мавры вели военные действия легки­ми набегами с грабежом как основной целью, и вследствие этого испанские рыцари предпочитали носить более легкую экипировку, чем в остальных частях Европы, и ездить верхом на арабских лошадях. Конница рангом ниже рыцаря была во­оружена только копьем, метательными копьями или дроти­ками и кинжалом. Пехота состояла из копейщиков, лучников и пращников. Целью Карла было поднять политическую силу для подавления свободных рот и обеспечения ядра в армии, с которым можно будет побеждать последующие английские вторжения. В 1448 году появился другой закон, по которому было создано пешее ополчение. Каждая группа из пятидеся­ти домов снаряжала, экипировала и оплачивала лучника или
128
Армии Европы
Китайские вооруженные колесницы
129
арбалетчика, и согласно этому закону Карл создал постоян­ную, хорошо вооруженную и тренированную армию числен­ностью порядка 8000 пехотинцев. Испанская армия того пе­риода состояла из большого числа крестьянских рекрутов, усиленных швейцарскими пикинерами, немецкими и италь­янскими артиллеристами, английскими лучниками и алебард­щиками, французской тяжелой кавалерией и немецкими ар-кебуэирами. Городскую милицию заново объединили под командованием королевских офицеров, что и послужило на­чалом для образования национальной армии, финансируе­мой за счет налогов не только с бюргеров, но также духовен­ства и нобилей. Испанская пехота конца XV века состояла из подразделений по 1000 человек, а те, в свою очередь,— из четырех рот по 250 человек. Одна была вооружена мечами ибаклерами (небольшими крутыми щитами, рис. 36), дру­гая — пиками, третью — аркебузами, а четвертая представ­ляла собой легкую кавалерию.
Наемные швейцарские пикинеры руководили испанцами при создании их собственных рот пикинеров и другими под­нимаемыми на воинские дела ротами из вооруженных меча­ми солдат, например, когда в конце века возникла большая псггре«ность в испанской пехоте для войны в Италии.

В то же время появилось другое пехотное оружие, сыграв-
шее существенную роль в
крушении тяжелой кавале-
рии — древковое оружие.
Два с половиной века роты
копейщиков обычно исполь-
зовались для поддержки
кавалерии. В XIII веке роты
жителей Брабанта, вооружен-
ные длинными, двенадца-
ти фур овыми копьями, сдава-
ли себя в наем Франции, Ан-
глии и Италии. При Куртрэ
(1302г.) 20000воинов го-
Рис. 36. Баклвр родской милиции Фландрии
разгромили 50000 французов с помощью таких длинных копий, биллей. Пика отличалась от двенадцатифутового копья только наличием более легкого наконечника, и применялась в бою так же, как и копье.
Древняя Греция. Армия древних греков делилась на пе­шую и конную. Гоплиты (тяжеловооруженные солдаты) были основной силой войска. Вооружались они длинными копья­ми и разнообразными короткими железными мечами. Сна­ряжение гоплита состояло из кирасы (бронзовой или кожа­ной), шлема и поножий для защиты ног, не прикрытых щитом. Щиты гоплитов были в основном круглой формы и украша­лись гербами кланов.
Германия. Другая национальная армия появилась в кон­це XV века и была создана Максимилианом I, королем Герма­нии в 1486-1519 гг. Как основу для создания армии наемни­ков Максимилиан использовал известных как ландскнехты, формируя отряды пикинеров в подражание швейцарцам. Но чрезмерно защищать себя у древних германцев считалось бесчестьем. Крестьянское ополчение было слишком бедно экипировано, не тренировано и обычно не пылало излишним энтузиазмом по отношению к участию в войне.
И все-таки о национальной армии как таковой говорить не приходится. Воины нанимались то в одну армию, то в другую, накапливая опыт и стремясь таким образом заработать на жизнь. Военные лидеры начали использовать отряды наем­ников, которые были эффективнее, лучше Снаряжены и более готовы ксражениям, чем ополчение. Эти войска состояли в основном из брабантских копейщиков и гасконских арбалет­чиков, экипированных кольчугами типа хауберг, шлемами и щитами.

КИТАЙСКИЕ ВООРУЖЕННЫЕ КОЛЕСНИЦЫ
Это были снаряженные повозки, окованные железом и запряженные верблюдами или мулами. Их использовали
? ijK. 5264

130
Китайские вооруженные колесницы
Китайские вооруженные колесницы
131
в боевых действиях против кочевников. Крупные монархи Китая обладали или должны были иметь 10 000 колесниц, более мелкие — 1000 или 100. Аристократов обязательно обучали шести искусствам: стрельбе, музыке, литературе, математике, этикету и в течение четырех лет — правилам вож­дения колесницы.
Рис. 37. Колесница
В период Чуньцю (722-481 гг. до н.э.) в Китае появились колесницы, имеющие наосники, снабженные небольшими лезвиями. Так, в одной циньской могиле (нынешняя провин­ция Шаньси) найдены наосники общей длиной 16,2 см, треть которых приходилась на небольшие лезвия. Это была началь­ная стадия развития данного вида оружия. В период Чжань-го (403-221 гг. до н.э.), во время постоянных столкновений между царствами, длина этого лезвия увеличивалась. В пог­ребении цзэнского хоу И (могила Б; уезд Суйсян, пров. Ху-бэй; область царства Чу), датируемом примерно 433 г. до н.э., обнаружены две колесницы, имеющие подобные наос­ники длиной 37,5 и 42 см, из которых на лезвия приходилось, соответственно, 22,5 и 31,5 см. Эти острия были предназна­чены для предотвращения влезания пехотинца в кузов, для повреждения колес простых колесниц врага либо для пора­жения ног вражеских лошадей. Данные острия были пред­назначены для поражения вражеской пехоты, сопровождав­шей колесницы в бою (рис. 37).
Они применялись в основном в качестве передвижного лагеря, вагенбурга. Подобный лагерь особенно эффективно использовался как база для китайских армий, главной силой которых была пехота, для действий против подвижного вой­ска кочевников, состоявшего преимущественно из всадни­ков. Колесницы были предками конницы. В бою колесницы должны были совершать налет, выдерживать длительный бой, обходить фланги, отсекать отдельные отряды врага, делать ложные отходы, охранять своих отступающих и преследовать врага. Вооружение и рода войск здесь были достаточно од­нородными, а число упряжек, выводимых на войну, значитель­ным: в боевых действиях участвовали сотни, а в крупных кам­паниях — до нескольких тысяч; пехота же насчитывала в среднем до десятков тысяч воинов.
Колесницы в ту эпоху решали судьбу битвы, сражаясь меж­ду собой. Полем боя для действия армии с колесницами вы­биралась гладкая равнина с плотным грунтом. Колесницы выстраивались для атаки в линию, состоящую из одной не­плотно составленной шеренги, а интервалы между атакующи­ми упряжками должны были позволять им развернуться. Пос­ле построения начиналось сближение армий противников и перестрелка.
Перестрелка могла начинаться с расстояния в несколько сотен метров, но при этом она была малоэффективна и вела, скорее, к потере снарядов, нежели к поражению врага. В XIX ве­ке в атаке рекомендовалось скакать рысью со скоростью 13-14 км/ч (3,5 м/с), а галопом — 18-22 км/ч (5,5 м/с). При сбли­жении упряжек бой приобретал более или менее хаотичный характер, распадаясь на определенное количество поединков колесничих.
Единоборство они вели с помощью лука и стрел. Боец сначала пытался застрелить врага, своими стрелами выво­дил из строя его лук, затем та же участь ожидала и запасной лук, после чего воин, оставшись без своего основного ору­жия, бросал во врага копья или палицу. В ходе боя колесни­цы часто ломались. Особенно часто ломался нижний изогну­тый конец дышла, в месте выхода его из-под кузова. Колеса
132
Артиллерия — мощь и мобильность
Артиллерия — мощь и мобильность
133
колесниц, как на марше, так и в ходе самого боя могли про­валиваться в неровности почвы или грязь. В качестве вспо­могательного бойца в кузове вместе с возничим и колесни­чим-лучником мог находиться третий воин — копьеносец. Копьеносец не принимал непосредственного участия в бое с колесничим противника, но должен был охранять своего лучника от нападений вражеских пехотинцев вблизи. В нача­ле VI е. до н.э. за каждой колесницей стали закреплять боль­шое количество пехотинцев, которых набирали из более низ­ких социальных слоев.

АРТИЛЛЕРИЯ - МОЩЬ И МОБИЛЬНОСТЬ
Хотя артиллерия не была реально эффективной до XVI века, ее использовали в битвах и при осадах с 1320 г., и изначально она имела две различные формы: осадные орудия и полевая артиллерия. Осадные орудия XIV-XV вв. были изготовлены пу­тем сварки железных прутьев, тесно связанных вокруг дере­вянной сердцевины и закрепленных затем путем посадки на обручную сталь, после которой деревянную сердцевину выжи­гали. Один конец трубы этой формы был закрыт железной ка­мерой, предназначенной для порохового заряда и находив­шейся в месте около клина между ней и барьером, который создавал тыльную часть орудия. Эти камеры имели бутылко­образную форму, а их начало присоединялось к казенной час­ти и граничило с отверстием для поджигания заряда.
Многие орудия имели несколько камер, так что могла достигаться довольно высокая скорость стрельбы. Около 1430 г. такие орудия изготавливались калибром 25 дюймов, способны были стрелять каменными ядрами весом до 400 фунтов (современный фунт равен 453,6 г, следователь­но, вес ядра мог достигать порядка 181,5 кг). Значительная часть этих наиболее крупных орудий заряжалась с дула, ко­нец казенной части блокировался металлической заглушкой. Небольшие осадные орудия привязывались на сани для стрельбы и транспортировки, а крупные орудия устанавлива­лись на землю, на несущую конструкцию из деревянного бру­са, и транспортировались на лафетах, поставленных на же­лезные колеса. На лафеты их поднимали с помощью крана. Небольшие заряжающиеся сдула орудия отливались из меди, и в XIV веке продемонстрировали стрельбу металли­ческими стрелами.
Другим видом ранней полевой артиллерии были рибаль-кины — несколько небольших пушек на колесном лафете, спо­собные стрелять одновременно от одного фитиля. Все эти орудия использовали бездымный порох, который приготав­ливался путем смешивания в небольших количествах для пре­дотвращения взрыва или сегрегации ингредиентов на пери­од транспортировки. Заряжать порох было достаточно ответственным делом. Человек должен был быть достаточно квалифицирован в этом деле, ведь если порох забивали слиш­ком крепко, он не мог мгновенно воспламениться, а если за­бивали свободно, то пламя гасло, не успев разгореться.
В XV веке бездымный порох был гранулирован для прида­ния ему большей устойчивости, но только литые стволы могли выдержать большую силу нового взрывчатого вещества.
Орудия из бронзы начали производить по всей Европе около 1440-го года, и вследствие этого в течение второй по­ловины века значительное количество длинных орудий не­большого калибра, стреляющих металлическими ядрами, были отлиты из бронзы и эффективность их применения про­тив фортификационных сооружений зависела от наибольшей начальной скорости. Около 1470 г. эти легкие, наиболее мо­бильные орудия начали отливать с цапфами на каждой сто­роне, которые позволяли насаживать орудие на колесный лафет и служили в качестве точки опоры, придающей орудию угол возвышения или снижения.
Производным от рибалькины было ручное орудие, неболь­шая пушка, фиксированная на деревянном ложе, которая по­лучила повсеместное распространение около 1385 г. Первые ручницы были неточными и медленно заряжались. В начале XV века орудия стали изготовляться более маленькими, ложу придали такую форму, что оно могло твердо держаться на-
134
Защитные средства воина
Защитные средства воин а
135

против грудной клетки, и внедрили спусковой крючок для применения медленного зажигательного заряда. Эта ручни­ца оказалась эффективной при стрельбе залпами на неболь­шое расстояние, чего не было до введения колесцового зам­ка в середине столетия, когда новшество назвали аркебузой, и оно стало настоящим эффективным оружием и обеспечи­вало ответные действия против лучников и колонн пикине­ров. Роты акребуэиров, в основном из Германии, участвова­ли в большинстве европейских войн второй половины XV сто­летия.

ЗАЩИТНЫЕ СРЕДСТВА ВОИНА
Древние египтяне имели защитное вооружение, шлемы, латы, панцири из набивной ткани. Доспехи, крайне редкие в начале бронзового века, к концу его входят во всеобщее упот­ребление. Кельты и галлы уже делали роскошные кирасы, у ко­торых нагрудник и спина слева соединялись на шарнире, а сп­рава стягивались ремнями и застежками. За неимением лат многие из них носили бронзовые пояса, защищающие верх­нюю часть живота, которые были также в употреблении у гре­ков и римлян. К числу кельтских и галльских доспехов относят­ся обручи и браслеты, покрывавшие всю часть руки от кисти до локтя. Носили их от 25 до 30 шт. и скрепляли между собой медной проволокой.
Греки имели достаточно совершенное защитное бронзо­вое вооружение, состоящее из шлема, кирасы из двух частей (нагрудника и спины), металлического пояса из пластин, на­клепанных на кожу и защищающего бедра и живот, поножий (книмид), защищавших голень.
Римский доспех состоял первоначально из плоского кус­ка бронзы на кожаной подкладке, защищающего грудь, брон­зового или железного пояса греческого типа, защищающе­го бедра и живот, имевшего снизу зубцы из металлических пластин, прикрывавших бедра подобно юбке. Иногда латы состояли из широких полос железа или стали, окружавших туловище горизонтальными обручами, между тем как другие полосы, спускаясь вертикально от плеч к груди и спине, уве­личивали защиту, образуя наплечники. Игреки, и римляне имели платье из кожи или материи, на которую нашивались металлические кольца. Римляне также носили кожаную курт ку с накладными железными пластинами, похожими на чешую или перья. Набедренники, напоминающие поножи, дополня­ли доспехи. Высшие римские военачальники носили чекан­ные медные латы.
Европейский доспех начала нашего тысячелетия обычно представлял собой платье из кожи или материи, покрытое для прочности чешуйками, бляхами, кружочками из железа, нашитыми особым образом. Броня из дубленой кожи назы­валась кюри (кожа). Существовал еще и панцирь из железных блях. Популярен был так называемый сетчатый панцирь, пред­ставлявший собой сеть тонких кожаных ремней, наложенных на платье из кожи или толстой материи. Пересечения этих ремней закреплялись гвоздиками с большими выпуклыми шляпками.
В XI столетии кроме двух упомянутых видов панциря по­явились и два других. Их изображение сохранилось на ков­рах в Байо, на которых мы видим в таком вооружении нор­маннов. Это — кольчатый и чешуйчатый панцири. В первом случае железные кольца нашивались на кожу рядами, во вто­ром они нашивались, перекрывая часть соседних. Усовер­шенствованный вид последнего панциря — броня и кольчу­га — главнейшие доспехи рыцарей до половины средних веков, когда стали делать сплошные железные доспехи.
У брони на ту же кожаную основу нашиваются ряды желез­ных колец, нанизанные на ремни и покрывающие часть со­седнего ремня. Каждое из этих колец крепко пришивалось к основе.
Кольчуга состояла из железных колец, скрепленных меж­ду собой разными способами. Основа отсутствовала. Неко­торые историки считают, что кольчуга имела чисто восточ­ное происхождение и появилась в Европе только в результате крестовых походов, не ранее XII века. На самом деле кольчугу
Защитные средства воина
Защитные средства воина

в Европе знали и изготовляли еще со времен античности и на протяжении всего первого тысячелетия нашей эры.
Лорика — это уже не просто обшитая металлическими бляхами суконная или кожаная куртка, а настоящая железная кольчуга длиной до самых колен, с рукавами и капюшоном, элитарный и дорогой вид воинской одежды. Не слишком рас­пространенные пластинчатый и чешуйчатый панцири были не только дешевле, но и надежнее. Под кольчугой обычно но­сился гамбизйн — толстое стеганое платье.
Особенно коварной деталью доспеха была кожа, упругая, плотная, гасящая удар, часто намертво схватывающая про­бившее ее оружие. С XI века начинает входить в моду хауберк (прикрывающий шею) — кольчуга, снабженная рукавами, ру­кавицами, капюшоном и чулками. Наголовье шлема рыцаря состояло из шлема-салада, у которого конец тульи перехо­дил в длинный назатыльник, а предличник, привинченный на верх латного нагрудника, защищал низ лица, верхнюю часть которого покрывало неподвижное забрало, имеющее на вы­соте глаз поперечное отверстие для обзора. Плечи были за­щищены наплечниками из наложенных одна на другую блях, которые соединялись с налокотниками. Щитки плеч были опущены к наг руднику и защищали подмышки, покрытые, кро­ме того, кольчатой сетью. Сопротивление латного нагрудни­ка усиливалось нижним утолщением, называемым панцирем. Набрюшник и набедренник в форме черепицы спускался на живот и на бедра.
Для защиты бедер нередко имелись еще и второстепен­ные доспехи, называемые боковиками, а большое крестцо­вое прикрытие, расширявшееся в форме павлиньего хвоста, покрывало сиденье и составляло продолжение спины лат, также часто снабженное утолщением, соответствующим утол­щению нагрудника. Налядвенники дополняли защиту бедер, покрытых около таза кольчужной юбкой. Наколенники с боль­шими ушками имели две верхние пластинки при соединении с налядвенниками и двумя верхними пластинками при соеди­нении с поножами, вследствие чего получалась большая гиб­кость в суставах. Поножи имели щалнеры на внешней и зас­тежки на внутренней стороне и состояли из наголенника и на-икренника. Обувь имела остроконечную форму с длинным носком. Локти были защищены большими налокотниками, а руку от локтя до кисти покрывало внизу продолжение лат­ных рукавиц. Круглый щиток мощного копья защищал всю правую сторону воина, когда он нападал на противника. На­правляя удар, воин садился на высокую спинку (лопатку) зад­ней луки седла, вытягивал ноги вперед, упирался в стремена, нагибался к шее лошади, выставляя вперед правое плечо.
Доспех жандарма, хорошо облегающий тело, был доволь­но легок, весил не более 23 кг и, распределяясь на всю повер­хность тела, не представлял особенной тяжести. Именно по­этому конные латники могли спешиваться и вести бой в латах. Большие массивные наплечники ассиметричны: левый толще и усилен щитком плеча. На правой строне нагрудника был при­делан суставчатый крюк, который поддерживал копье во вре­мя удара, когда оно находилось в горизонтальном положении. В правом наплечнике делалась выемка, чтобы легче было уп­равлять копьем. Латы, очень тонкие на талии и выпуклые на груди, переходили в длинный набрюшник, образующийся из семи блях, находящих одна на другую и прикрепленных зак­лепками; они защищали низ туловища наподобие короткой юбки. Руки и ноги были сплошь покрыты железом.
История русского древнего вооружения делится на три периода. Древнейший называется нормандским и характе­ризуется доспехами нормандского типа. В XIII веке норманд­ский период сменился монголо-татарским, который ввел в обиход восточное вооружение — байданы, бахтерцы, калан-тари и куяки. С начала XVII века слабело восточное влияние и в русском вооружении начался западный период.
С XIII века с появлением и завоеваниями татар они при­несли нам и свои доспехи.
Байдвна представляла собой плетеный кольчатый доспех, подобный кольчуге, но с плоскими кольцами, часто значитель­ного диаметра. Доспех длиной до колен и ниже, с длинными рукавами назывался байданой, если же он был короче и с ко­роткими рукавами, то — полубайданой.
138
Защитные средства воина
Защитные средства воина
139
Бахтерец — панцирь или кольчуга, на груди и спине ко­торых, а иногда и по бокам, было по несколько рядов мелких пластин или досок из железа или меди.
Калантарь — доспех без рукавов из двух половин, перед­ней и задней, застегивающихся или завязывающихся на обо­их плечахи боках. Каждую половинуотшеидо пояса составляли горизонтальные ряды достаточно крупных прямоугольных металлических пластин (досок), скрепленных между собой железными кольцами. У пояса к калантарю прикреплялась кольчужная или панцирная сеть до колен. Спинные пластины калантаря делались тоньше и меньше грудных.
Юшман или юмшан — панцирь или кольчуга с крупными досками как у калантаря, но расположенными не горизонталь­но, а вертикально. Юшман имел полный разрез от шеи до подола и надевался как халат, застегивался застежками или крюками и петлями.
Куяк — доспех с металлическими досками, но обыкновен­но круглой формы и не скрепленными между собой кольца­ми, а прикрепленными к сукну или бархату. Иногда поверх куя -ка надевали бархатную или суконную покрышку, поверх мелких круглых досок на спине и груди порой было по большой доске почти во всю грудь или спину. Такие доски назывались щи­тами.
Тегиляй носили бедные русские ратники. Тегиляй пред­ставлял собой короткое платье с высоким стоячим воротни­ком и короткими рукавами. Его обыкновенно делали из сукна или толстой бумажной материи и подбивали пенькой или ватой, в которые часто помещали обрывки кольчуги или пан­циря, а также небольшие обломки железа.
Кирисом на Руси называли сплошной западно-европей­ский доспех, который если и употреблялся, то лишь в еди­ничных случаях.
Бармица —- персидское защитное оплечье, похожее на от­ложное ожерелье. Бармицу делали или из сплошного железа, или из нескольких, скрепленных между собой кольцами пластин. Бармица часто соединялась непосредственно со шлемом, за­щищая затылок, щеки, уши, плечи, а в некоторых случаях и лицо.
Зарукавья — металлические пластины, набранные на тесьме, сукне или бархате.
Наручи — металлические выгнутые доски, закрывающие руку от кисти до локтя. Никаких отличий от индо-мусульман-ских наручей они не имели. Наручи широко применялись еще в Древнем Риме.
Рукавицы делались из кожи и покрывались с наружной стороны кольчатой сетью или металлическими бляхами. Тип рукавицы западного образца с отдельными пальцами на Руси не распространился в связи со сложностью изготовления.
Наколенники -— несколько соединенных между собой ме­таллических пластин, закрепленных на шарнире и иногда со­единяемых с кольчужной сетью, охватывающей ногу сзади.
Поножи и бутурпыки служили для защиты голени. Бутур-лыки делали трех видов. Из трех широких досок (передней и боковых), соединявшихся металлическими кольцами так, что вся нога была охвачена доспехом; из одной широкой дос­ки; из двух узких, прикрепляемых к ноге ремнями — такой бутурлык защищал лишь наружную сторону ноги.

Кольчужные капюшоны
Кольчужные капюшоны использовались в Европе с XI века до конца Средневековья.
Один изнаиболее интересных предметовв находится в На­циональном музее в Копенгагене. Это кольчужный капюшон, брошенный в братскую могилу при Корсбетнинген (Швеция). Их можно разделить на два основных типа с вариациями — составлявшие с кольчужным доспехом одно целое, и отдель­ные кольчужные капюшоны, которые изображались, начиная со второй половины XI и. века.
Цельные кольчужные капюшоны носили пехотинцы, осо­бенно в скандинавских странах, которые использовали их вместе со шлемом типа «железная шляпа». Большое досто­инство кольчуги состоит именно в ее гибкости. Она защища­ла те части тела, которые нельзя закрыть пластинами (под­мышки, внутренняя часть локтя или колена, пах и т.д.), и в
140
Защитные средства война
Защитные средства воина
141
таком качестве сохранялась довольно долго. Что касается верхней части кольчужного капюшона, то основная ее функ­ция состояла в том. чтобы нести на себе нижнюю часть, за­щищающую другие части головы, шею и плечи, и быть до­полнительной защитой под шлемом.
Кольчужный капюшон состоял из идущих горизонтально рядов колец, исходящих из расположенного на макушке коль­ца, в которое вставлено 7 колец. С помощью дополнитель­ных колец ширина постепенно увеличивалась и достигала по окружности примерно 80 колец, что и составляло окружность капюшона над глазами. У этого капюшона спереди и сзади был свисающий квадратный или прямоугольный «язык», но большая часть плеч оставалась незащищенной. Данный тип широко представлен в шведском искусстве того времени. В Дании также сохранились изображения подобного типа ка­пюшонов.
Нижний край капюшона, та часть, которая лежала на пле­чах, состоял из 56 рядов колец, считая от исходной точки на макушке. Ширина окантовки слева составляла 8 колец, а «языки» опускались ниже. Длина каждого из них — прибли­зительно 25 колец, ширина — примерно 35 (в обоих случаях имеется в виду самый длинный целый ряд). Внешний диаметр колец — примерно 10 мм. Лицевое отверстие имеет 24 сво­бодных кольца, лежащих на лбу, по бокам — 17 рядов, при этом 7-й ряд заходит под подбородок, образуя нижний край из 12 свободных колец. Расстояние от исходной точки на макушке до верхнего края лицевого отверстия составляет всего 21 кольцо. Никакого отверстия для шнуровки, обеспе­чивающей большее облегание, не обнаружилось, так же как нет и «языка» или клапана или чего-то подобного для защиты подбородка и рта.
Ряды бронзовых колец, которые иногда встречаются, в данном случае отсутствовали.
Кольчужный капюшон (рис. 38) имели вшитую подкладку, во многих случаях состоящую из одного слоя толстой ткани. Подкладка прикреплялась к кольчужному капюшону, а не представляла собой отдельную, носимую на голове шляпу.
Рис. 38. Кольчужный ка­пюшон
На стоячих воротниках, которыми кольчуга часто до­полнялась после отделения капюшона, в отдельных слу­чаях прослеживается техни­ка плетения «шесть в одно», в то время как обычным яв­ляется «четыре в одно».
У рыцарей отдельный ка­пюшон был относительно недолгим явлением, и они, в первую очередь профес­сиональные солдаты, вмес­то кольчужных капюшонов уже примерно с 1300 годов использовали бацинет — тип шлема, получившего развитие из черепника, который носи­ли поверх, а часто и под кольчужным капюшоном в качестве дополнительной защиты. Бацинет был снабжен кольчужной бармицей, прикреплявшейся к нижнему краю, и это нисхо­дящее кольчужное полотно покрывало нижнюю часть лица, защищало затылок, уши, щеки, подбородок и шею. Нижняя часть бармицы лежала на плечах. Предполагается, что бар­мица, в отличие от более ранних кольчужных капюшонов, до­полнялась простеганной тканью, особенно вокруг шеи.
Кольчуга
Изобретение кольчуги приписывается восточным наро­дам. Существуют письменные доказательства ее применения за 500-1000 лет до рождества Христова. Имеются образцы кольчуг из бронзы аттического периода, т.к. еще троянцы умели паять медь.
В оборонительных доспехах древнерусского профессио­нального воина большое значение имела кольчуга — боевая одежда в виде рубашки из мелких, плотно сплетенных железных колец. Термин «кольчуга» возник позднее, в Московской Руси, а в письменных источниках Древней Руси кольчуга упоминает-
142
Защитные средства воина
Защитные средства воина
143
ся под термином «броня». Множество фрагментов, а иногда и целые кольчуги, встречаются среди археологического мате­риала. Особенно много дошло до нас кольчугХ в. из дружинных курганов (Черная Могила, Гульбище — в дружинных курганах X века близ Чернигова, Гнездово и др.). От последующих веков в городских и городищенских слоях чаще всего встречаются фрагменты этого доспеха, но на Райковецком городище найде­ны две хорошо сохранившиеся целые кольчуги.
Кольчуга служила достаточно надежной защитой от хо­лодного оружия. В Древней Руси она появилась на 200 лет раньше, чем в Западной Европе. Еще в XII в. во Франции коль­чуга считалась дорогим импортным доспехом, который вво­зили из России. В героической французской поэме «Рено де Монтобан» есть упоминание о кольчуге, сделанной в России.
Сплетение кольчуги состояло из целых колец и колец на заклепках или штифтах, т.е. половина колец были целыми, а по­ловина разводными, которые после сборки соединялись за­клепкой или штифтом. Каждое кольцо охватывало четыре разъемных, а разъемное — четыре целых. Кольчугу делали из железа. Металлографический анализ кольчужных колецс Кня­жьей Горы и из Новгорода обнаружил ферритное строение с очень малым количеством шлаковых включений.
Иногда в качестве декоративного элемента в кольчугу вставляли несколько рядов медных колец. Медные проволоч­ные кольца имеют кольчуги из Черной Могилы и Новгорода. На поздних кольчугах ворота, рукавов и подола тоже были оторочены медными кольцами.
Металл колец, естественно, быстро корродировал, и коль­чуги необходимо было чистить. В XVII веке для чистки коль­чуг применяли специальное приспособление в виде закры­вающейся бочки с веретеном, в которую клали кольчугу, посыпанную мелким песком, и вращали ее. Подобное, столь простое приспособление, мог применять кольчужник и в Древней Руси.
Весила кольчуга примерно от 10 до 20 кг. Кольца большин­ства известных археологических кольчуг были плоские. Наруж­ный диаметр их на разных бронях колебался в пределах 13-
15 мм. Ширина кольца равнялась 2-2,5 мм, толщина — около 0,8-1 мм. Иногда поверхность кольца орнаментировалась одним или двумя концентрическими рельефными кругами. Делались кольчуги также и из проволочных колец.
В обычной кольчуге на средний рост было приблизитель­но 18-20 тысяч колец.
Технология производства кольчуги состояла из операций изготовления колец и заклепок или штифтов и из сборки и склепывания разомкнутых колец в такой последовательности. Из железа изготовлялась круглая или квадратная проволока диаметром почти 2 мм, которую навивали на круглую оправку диаметром около 10-11 мм. Образовавшуюся спираль раз­рубали по одной стороне, в результате чего получались круг­лые разомкнутые кольца одинакового диаметра. Половину колец сваривали. Если кольчугу делали из плоских колец, то после сварки круглые в сечении кольца расплющивали и фи­гурным пуансоном наносили удар. Таким же образом расплю­щивали и орнаментировали разомкнутые кольца. После этого концы колец дополнительно расплющивали на плашку и про­бивали бородком отверстия под заклепки или штифты. От­дельной и довольно кропотливой операцией было изготовле­ние заклепок или штифтов. Диаметр заклепки составлял около 0,75 мм. Каждое разомкнутое кольцо после соединения его С четырьмя целыми кольцами склепывали. Последними опе­рациями были чистка и шлифование кольчуги.
В технологии производства древнерусских кольчуг пора­жает миниатюрность, тонкость и огромная трудоемкость куз­нечных работ, например, операция склепывания кольца за­клепкой диаметром около 0,75 мм, производившаяся не с отдельно лежащим кольцом, а уже с кольцом, вплетенным в кольчугу. Склепать нужно было около 10 тысяч колец.
С конца XII века вид кольчуги изменился. Появились коль­чуги с длинными рукавами, длиной до колен, с кольчужными чулками — ноговицами. Кольчуги стали изготавливаться не из круглых, а из плоских колец. Такие кольца делались из круг­лой железной проволоки, а затем сплющивались при помо­щи специального железного штампа.
144
Защитные средства воина
Защитные средства воина
145
Кольчуга XIII века состояла из плоских колец разного раз­мера. Наиболее крупные кольца располагались в виде пря­моугольников на спине и груди; более мелкие покрывали пле­чи, бока, рукава и подол кольчуги. Правую сторону подполка кольчуги плели из толстых, массивных колец. Когда кольчугу застегивали, она прикрывала левый подполок, сплетенный из более тонких колец. Ворот был квадратным, разрезным, с неглубоким вырезом. По своему внешнему виду такая коль­чуга напоминала рубашку с рукавами и квадратным воротом. Шею и верхнюю часть груди воина прикрывало специальное кольчатое ожерелье — «бармица», связанное со шлемом. Кольца, из которых делалась подобная кольчуга, были двух видов: клепанные, а также сеченные из листа железа и проко­ванные в виде небольших шайб с эллипсовидным сечением. Всего на кольчугу уходило около 25 тысяч колец.
Японская кольчуга отличалась от европейской и восточ­ной способом плетения, а также тем, что всегда нашивалась на основу.
Древние скифы познакомились с оригинальной системой изготовления панцирей на востоке. Их кожаная основа по­крывалась набором из металлических (обычно железных) пластин сравнительно небольших размеров, которые обра­зовывали покрытие наподобие рыбьей чешуи. Крепились пластины на основу и между собой с помощью кожаных шнур­ков или жил. Продуманная система набора позволяла распо­лагать в любой точке набора пластины, лежащие в 2-3 слоя. Такой панцирь был достаточно удобен. Он не очень стеснял движения воина, позволяя ему управлять конем, стрелять из лука, сражаться мечом, копьем, боевым топором.
Панцири скифов были очень разнообразны. Многие из них индивидуальны. Обычно металлическим набором покрывали часть доспеха, защищавшего грудь и живот воина (рис. 39).
Известны экземпляры со сплошным металлическим по­крытием. Панцири имели различный покрой. По мере того как все больше и больше стал распространяться ближний бой, когда всадники рубились длинными всадническими ме­чами, основной удар которых обычно приходился на плечи,
Рис. 39. Защита груди и спины
возникла необходимость допол­нительного усиления защиты плечей. Тогда наряду с панциря­ми в виде рубах с короткими и длинными рукавами, безрукав­ками начали применять доспе­хи с оплечьями. Здесь пластины лежали в 3-4 слоя.
Большое внимание уделя­лось украшению панцирей. Брон­зовые пластины набора полиро­вались. В составе железного набора панциря применялись бронзовые пластины, располо­женные в определенном поряд­ке. Известен экземпляр, в кото­ром пластины набора из железа и бронзы образовывали прямоугольные квадраты, располо­женные в шахматном порядке. В нескольких панцирях часть железных пластин была покрыта тонким слоем золота. Укра­шались панцири бронзовыми или золотыми деталями, вы­полненными в скифском «зверином» стиле.
Характерной и непременной принадлежностью скифов-воинов были боевые пояса. На поясе они носили практически весь набор оружия и снаряжения: меч, кинжал, горит-футляр, в котором помещались лук и стрелы, точильный камень, бое­вой топор, нагайка, чаша. Помимо кожаных поясов-портупей скифы применяли и пояса, выполнявшие еще одну, очень важ­ную для боя функцию — защитную. На обычных портупейных поясах помещали узкие металлические (бронзовые, железные, очень редко — золотые или серебряные) пластины, располо­женные поперек основы — боевые пояса, удачно дополняв­шие панцири. В том месте, где должен был находиться пояс, на панцире не было набора, его отсутствие компенсировал пояс. В раннее время истории скифов применялись широкие защитные пояса, набранные из нескольких рядов пластин раз­ных размеров. Они защищали живот воина, дополняли корот-
146
Защитные средства воина
Защитные средства воина
Рис. 40. Кольчуга
147
кий панцирь. Позднее подобные защитные пояса стали неотъемлемой частью панциря, составив с ним одно целое. Известна серия парадных поясов, в состав набора которых входили бляхи значительных размеров, выполненные в «зве­рином» стиле — головы львов в фас и профиль, орлы. Изго­товлены они были из бронзы, реже из золота.
Большое внимание в скифском воинском быту уделялось средствам защиты ног. Скифские оружейники делали их, как и панцири, из набора железных пластин. Выделяется несколь­ко типов таких доспехов — наборные наголенники, набедрен­ники, штаны из кожи, покрытые железным набором спереди и на боках. Набор на задней части штанов отсутствовал — он делал невозможным езду на коне. С V в. до н.э. в скифских воинских погребениях встречаются греческие наголенники — кнемиды. Они напоминали голенища сапог с широким раз­резом сзади. Легкие и красивые, выкованые из золотистой бронзы, они рельефно подчеркивали развитую мускулатуру голени и надежно защищали колени и голени воина от травм, нанесенных оружием противника.
Образцы греческого защитного вооружения, попадавшие к скифам, воины Великой Скифии использовали не так, как это делали сами греки. Если в Элладе шлемы и поножи (кнемиды) были обычным вооружением тяжеловооруженных пехотинцев-гоплитов, сражавшихся в плотном строю малоподвижной фа­ланги, то в Скифии они были только у тяжеловооруженных всадников. Воины Скифии, исходя из своих нужд, иногда мо­дернизировали греческое вооружение. Они отрезали у повреж­денных экземпляров назатыльники, нащечники и наносники, заменяя их кожаными деталями с привычным панцирным на­бором. У поножий вырезали с внутренней стороны голени часть поножи, подшивали там кожу или войлок, чтобы облегчить уп­равление лошадьми с помощью ног, отрезали часть, прикры­вавшую колено, наколенник.
Как сплести кольчугу
Проволоку для плетения кольчуги можно использовать разную. Лучший материал для кольчуги — это нержавейка.
сталистая проволока. В этом случае кольчуга (рис. 40) или не будет ржаветь совсем, или в меньшей степени.
Также важна упругость и твердость проволоки. Кольчу­га из очень мягкой проволоки может начать сыпаться под собственным весом. А если для кольчуги вы выбрали твер­дую проволоку, вам будет
очень тяжело плести кольца — придется ее не кусать, а резать.
Самая оптимальная толщина проволоки — от 1 до 3 мм.
Для начала попробуйте сделать кольчугу из алюминие­вой проволоки, потому что она мягкая и можно набить руку. Технология такова.
Берете следующие инструменты (рис. 41): плоскогубцы, кусачки, какой-нибудь цилиндрический предмет, чтобы на него наматывать проволоку, из которой потом получатся ко­лечки (можно даже обыкновенный фломастер). Кольца дела­ются просто: выпрямляете проволоку и наматываете ее на фломастер так, чтобы получилось что-то вроде пружины,
9 ^Vo"
° о
ее
Рис.41. Инструмент для изготовления кольчуги
148
Защитные средства воина
Защитные средства воина
149
Рис. 42. Плетение кольчуги
причем каждый следующий виток должен плотно прилегать к предыдущему, как сжатая пружина. Наматывать лучше все время в одну сторону (по часовой стрелке или против часо­вой) — разницы нет никакой. После того как проволока будет превращена в подобие пружины, берете кусачки и откусыва­ете по одному колечку. Можете прочертить линию, вдоль ко­торой будете откусывать. Далее делите полученные кольца на две кучки, и у одной половины колец края соединяете так, чтобы получилось замкнутое кольцо, а у оставшейся части края разводите на ширину диаметра кольца. Разводить края нужно не вдоль кольца, а поперек — перпендикулярно. За­тем делаете станочек для плетения кольчуги. Берете доску или картон, даже пустую коробку из-под конфет шириной 15 см, длиной — 30 см. Сверху, по ширине доски, на рассто­янии 1 см от края в одну линию вбиваете гвоздики или втыка­ете булавки или иголки в количестве 7-8 штук на расстоянии внешнего диаметра колечка друг от друга. Расчет прост: во время плетения эта доска будет находиться почти в верти­кальном положении, под углом 60-80 градусов, на гвозди­ках будут висеть колечки, которые не должны спадать. Затем приступайте к плетению. Кольца С замкнутыми краями будем называть просто замкнутыми, а с разомкнутыми краями — разомкнутыми. На гвоздики вешаем по одному замкнутому кольцу. Если колец пять, значит, получится кусочек кольчуги шириной в пять колец. Допустим, что у нас 10 гвоздиков, и, соответственно, вешаем 10 колец. Затем берем девять ра­зомкнутых колец и делаем так: одним разомкнутым кольцом соединяем два соседних замкнутых. В итоге у нас получается два ряда колец. Перед тем как соединять два соседних замк­нутых кольца, на разомкнутое кольцо вешаем два (если толь­ко начинаем плетение, которое, кстати, идет слева направо) или одно (если уже есть ряд) разомкнутое кольцо. При этом должно получиться следующее соединение рядов ЛЛЛ/ — верхняя часть у замкнутых колец направлена к вам, а у замк­нутых — от вас (рис. 42).
В результате этого метода плетется сразу два ряда вмес­то одного. Если не сразу получается — ничего страшного, опыт придет очень быстро. Делать кольчугу придется не один месяц, а как минимум три. По тканевой выкройке можно уви­деть, какие части соединять друг с другом. Кольчугу в любой момент можно расплести, расширить, ужать, переделать, если в этом появилась необходимость.
Плетение кольчуги бахтерец
Бахтерец— комбинированый кольчужно-пластинчатый доспех, состоящий из кольчужного полотна на боках и не­скольких вертикальных рядов мелких (оптимальные размеры: ширина — 15-30 мм и длина — 65-100 мм) пластин, впле­тенных в полотно с 2- или 3-кратным перекрытием. Пластины тонкие и спрофилированы как минимум по длинной стороне, а лучше — до сегмента сферы. Такая кольчуга имеет следую­щие преимущества: высокая подвижность, минимальный радиус изгиба (выпуклостью наружу), способность пластины отрабатывать небольшие наклоны корпуса без изгиба полот­на, высокая степень защиты (радиус изгиба при деформации в обратную выпуклости сторону увеличивается в 2-2,5 раза, и удар распределяется на площадь 5-8 пластин), малая проницаемость (за счет 2-3- кратного перекрытия и возмож­ности применения термообработанных сталей). Единствен­ный способ просунуть нож под пластины — воспользоваться тонким узким клинком, при этом расположив его почти параллельно пластинам.
150
Защитные средства воина
Защитные средства воина
151

Попробуем изготовить пластину. Ширину пластины вы­бираем просто: для тройного перекрытия — это два внутренних диаметра кольца, для двойного — три. Длина же пластин подбирается исходя из ваших размеров (на груди обычно дол­жно умещаться от 3 до 5 рядов). Самый удобный способ сбор­ки — сделать ленты из пластин и соединить их между собой ко­сичкой из колец. Верхняя пластина делается закладной — из металла в 1,5-2 раза толще основного и с отверстиями под кольца по трем сторонам.
Затем собраные отдельно грудную и спинную секции собирают в кольчугу. Неплохо бахтерец дополнить невысоким воротничком из листового металла, прикрывающим шею сза­ди и с боков.
Кольчугу нужно промаслить.
Используйте обычное машинное масло или следующий состав: пчелиный воск (парафин) — 50 г, канифоль — 20 г, керосин — 0,5-1 л. С помощью любой старой щетки наноси­те состав на кольчугу. Преимущества промасленной кольчу­ги: держится долго, придает красивый блеск и обладает антикоррозийными свойствами.
Как чистить кольчугу
Берегите кольчугу от ржавчины. Но если все-таки онау вас поржавела, попробуйте почистить. Есть несколько способов, как почистить кольчугу.
Разберите кольчугу и аккуратно почистите каждое коль­цо надфилем. После этого заново склепайте.
Если кольца достаточно свободно расцепляются, мож­но переставить зараженные элементы в другие части кольчу­ги, разбросав таким образом источник эпидемии. Если ржа­вое кольцо окружено чистыми, оно через некоторое время очистится само.
Исторический способ чистки. Кладем кольчугу в бочку, насыпаем туда же крупный песок, добавляем уксус. После это­го скатываем бочонок с высокой горки, желательно несколько раз. Чем больше, тем чище станет кольчуга. Как вариант тако­го способа — потрясти кольчугу в бочке или банке. Но это очень утомительно.

Берем щетку, посыпаем ее чистящим порошком и хо­рошо натираем кольчугу.
Покупаем специальный химикат против ржавчины и протираем этим составом кольчугу.
Некоторые думают, что кольчуга ржавеет самостоятель­но — от времени или под дождем. Это неправда. Если колеч­ки скручены из нормальной сталистой проволоки, вы можете безбоязненно мыть и ходить в кольчуге при любой погоде. Но никогда не храните кольчугу вместе с сырыми вещами и не кладите в полиэтиленовый пакет.
Лучше всего хранить кольчугу у себя дома, в месте с нор­мальной циркуляцией воздуха. Например, в ящике стола. Тог­да влага на металле не задерживается и максимум, что с ним случится плохого — немного потемнеет. После того как вы походили в кольчуге, желательно ее положить просушиться. Основной принцип — кольчуга ржавеет только тогда, когда плохо хранится.

Шлемы и забрала
В древней истории народов, населявших территорию нынешней Украины, история Великой Скифии — одна из са­мых ярких страниц. Во время великих походов на Древний Восток в героический период их истории у скифов стал скла­дываться характерный комплекс вооружения/Знакомство с вооружением Ассирии, Мидии, Урарту, Вавилонии и других государств, вместе с которыми или против которых сража­лись скифы, дало мощный импульс развитию военного дела в целом и, прежде всего, их оружия — средств личной за­щиты воина и защиты боевого коня. До переднеазиатских походов скифы, как, впрочем, и остальные народы Велико­го пояса евразийских степей той поры, такого оружия не знали.
С V в. до н.э. обычная скифская шапка-башлык, хорошо известная по изображениям скифов в греческой торевтике и вазовой живописи, получает металлическое (железное) покрытие, весьма близкое по характеру к панцирному. Они становятся надежным и удобным средством защиты головы
152
Защитные средства воина
Защитные средства воина
153
воина от оружия противника. Голову воина стал надежно за­щищать шлем. В Скифию проникают шлемы античных типов, изготовленные в мастерских Средиземноморья. Их обычно делят на типы, названные по местностям Греции, где они тра­диционно производились. Сначала это были шлемы коринф­ского, иллирийского, халкидского типов, а затем — наибо­лее многочисленные аттические и южно-греческие.
В VII в. до н.э. воины Скифии использовали литые брон­зовые шлемы кубанского типа. Они имели кожаную или вой­лочную подкладку, прочно примыкали к голове, прикрывая ее верхнюю часть. Затылок и щеки защищали назатыльники и нащечники из плотной кожи с нашитыми на нее пластина­ми, наподобие панцирных. Эти предметы, кованные из золо­тистой полированной бронзы, блестящей, как золото, най­дены при раскопках в курганах Скифии или при случайных обстоятельствах. Отсутствуют лишьнаносники. Производить их было намного легче, чем цельнокованые шлемы греческих типов, изготовление которых находилось в пределах техни­ческих возможностей того времени. Скифы накопили значи­тельный опыт изготовления наборного оружия, прежде все­го — панцирей. Эти шлемы работы скифских мастеров в какой-то мере продолжили традиции производства шле­мов кубанского типа. Они сосуществовали с головными дос­пехами греческих образцов.
Шлемы до XI века по большей части делались из меди (рис.43). Обычно это был клепаный, куполообразный шлем, с заостренным верхом, без забрала, которое было изобре­тено позже, с широким наносником (норманнский шлем). К нему прикреплялось покрывало, ниспадающее на спину, пред­назначенное для того, чтобы предохранить его от солнечных лучей, а также несколько ослабить силу удара.
Самурайский доспех. Классический японский доспех оформился к X в. Основным его отличием была исключитель­ная декоративность и подвижность. В своих основных чертах он оставался неизменным до XIX в. Все доспехи относились кламенарнам, т.е. набранным из отдельных пластинок в по­лосы, которые собирались в детали доспеха.

В последний период эпо­хи Муромати (XVI век) стали изготовляться доспехи ново­го вида — тосэй гусоку, или просто — гусоку. Причиной их возникновения стало исполь­зование в бою копья и распро­странение огнестрельного оружия. Перед мощью огне­стрельного оружия защита прежнихдоспехов, ввидутого, что они состояли из отдельных
пластин, скрепленных сверху
иснизушнуромодосигэ.была Рис. 43. Шлем
недостаточной. Кроме того,
в связи с тем, что огнестрельное оружие становилось преобла­дающим, появилась необходимость сплошной защиты тела без каких-либо щелей. Это и вывело на первый план доспехи тосэй гусоку, состоявшие из цельных металлических деталей — кирас и шлемов, не связанных, а склепанных. С XVII в. доспехи упроща­лись, приобретали все более декоративное значение.
Первые кирасы состояли из двух раздельных частей — на­грудника с боковиной и наспинника, а также боковой части, зак­рывавшей только правый бок. Доспех такого типа назывался о-ерои (большой доспех). Позже появились доспехи типа до-мару (вокруг тела), в котором нагрудник и наспинник соединя лись на боках, и харимаки, застегивающийся на спине. К низу кирасы крепилась юбка из четырех, девяти секций (кусадзури). Под юбкой носили передник (хайдате). Ноги защищали наколен­ники (татеаге) и наголенники (сунеате), также башмаки (когаке). Плечи защищали наплечники (содэ). Руки защищали кольчужные с металлическими вставками рукава (котэ), с рукавицами (тэк-ко). На голову надевали шлем (кабуто), с корпусом (хаси). Шлем имел козырек (мабесаси), боковые отвороты (фукикаёси) и на­затыльник (сикоро). На шлеме были украшения: рога (мэмпо), горловое прикрытие (ёдарекаке). Шлем крепился на голове шей­ным ремнем (сипобе-но-о).
154
Защитные средства воина
Защитные средства воина

155
Рис. 44. Шлем из двух половинок
Доспехи гусоку делались из копченой кожи (намэсигава), формованной и покрытой красным лаком. Высота передней части набрюшника — 42 см, Набрюшник, состоящий из двух­слойных металлических пластин санэ (кицукэдзанэ), покры­тых красным лаком, застегивался на специальную петлю под левой подмышкой для того, чтобы его удобнее было снимать и надевать. По этим двухслойным кицукэдзанэ доспехи так­же назывались двухслойными.
Как сделать шлем
Главное — полусфера. Полусферой называют верхнюю часть шлема, хотя она может иметь и другую форму. Сбор­ные шлемы отличаются от цельнокованых тем, что основная деталь (полусфера) у них состоит из нескольких частей.
Обычно используют три вида сборных шлемов.
Из двух сильно откованных половин, которые потом собирают либо сваркой, либо на заклепках. Причем склепы­ваться могут отгибы по краю деталей или вводится дополни­тельная деталь, к которой приклепываются половинки.
Из крестовины со вставками. Сначала собирают крес­товину и обод. Крестовина может быть одной деталью или собираться из двух полос. Обод приклепывается или при­варивается к крестовине. Затем к крестовине крепятся встав­ки (лепестки), которые, в свою очередь, крепятся заклепка­ми, сваркой, а иногда болтами. Причем лепестки могут быть практически без отковки, но в этом случае шлем выглядит угловатым.
Сложной конструкции — когда шлем собирается без кре­стовины. Например, венгерский шишак: в этой конструкции лепестки крепятся не к крестовине, а друг к другу и ободу.
Шлем из двух половинок (рис. 44). Сначала из металла вырезают две одинаковые детали, потом их отковывают до такой степени, чтобы при соединении получилась форма шлема. Труднее всего добиться того, чтобы обе детали были одинаковыми и плотно стыковались. После этого к ним сни­зу приклепывается обод. Делается он в виде длинной, узкой пластины нужной ширины.
Шлем из крестовины со вставками. Эта конструкция сложна тем, что приходится много вырезать. Но в данном случае гораздо меньше отковки и легче сделать шлем сим­метричным.
Существует несколько вариантов данной конструкции.
Крестовина делается цельная или собирается из двух по­лос. Затем к ней приклепывается обод. После чего к этой кон­струкции изнутри крепятся лепестки. Кривизна отковки ле­пестков и их форма зависят от размера и формы шлема. Крестовина вырезается так, чтобы она была частью обода. Конструкцию выгибают по форме шлема, и к ней приклепы­вают лепестки. Если лепестки не перекрывают друг друга, на темени остается отверстие. Его обычно закрывают конусом или используют для крепления султана.
Шлемы такого типа обычно собирают на заклепках. Чтобы шлем лучше смотрелся, заклепки расклепывают изнутри. При этом возникают трудности с расклепыванием. Проще это де­лать специальным молотком с вынесенной от рукоятки ударной частью.
Рис. 4Э. Шлем от Курта
Шлем сложной конструкции (рис. 45). На первый взгляд такой шлем сделать довольно просто — вырезать и отковать
156
Защитные средства воина
Защитные средства воина
157

лепестки, склепать их вместе и прикрепить обод. На самом деле очень сложно правильно подобрать отковку лепестков, чтобы в собранном виде они давали нужную форму. Это уже дело опытного кузнеца. Поэтому сначала необходимо сде­лать макет шлема из дерева или папье-маше и сверять кри­визну каждого лепестка с этой матрицей.

Боевые щиты
Щит — старинный военный доспех, которым воины при­крывались от холодного и метательного оружия (рис. 46). Большинство щитов обычно изготовлялись из дерева, пру­тьев и кожи, окованных бронзой, железом. Форма щитов могла быть круглой, овальной, прямоугольной, треугольной, часто — с изогнутой плоскостью. При раскопках серии скиф­ских погребений были обнаружены остатки щитов с металли­ческим покрытием.

Несмотря на недолговечность этого элемента, входящего в комплекс защитного вооружения, ему придавалось достаточ­но большое значение. Собранные и украшенные драгоценными металлами и самоцветами щиты считались очень дорогими по­дарками, их преподносили са-
мым знатным воинам. Сплош­ным металлическим листом был покрыт щит из Костромского кур­гана VII в. до н.э..украшенный зо­лотой пластиной в виде оленя. Многочисленна группа щитов с панцирным покрытием. К ним относится круглый щит из Ке-лермесса. Массивная золотая львица, украшавшая этот щит, шедевр эпохи скифской архаики. Щиты надежно крепились к пан­цирю всадника на спине и пред-
плечье, оставляя свободными Рис. 46. Щит от Курта руки воина для управления конем
и действия оружием. Легким поворотом плеча и руки воин мог менять положение щита, прикрыть ту или иную часть корпуса от поражения оружием противника. Щиты с панцирным покрыти­ем носили знатные воины и воины-дружинники.
Круглые щиты — универсальная категория щитов, опти­мально сочетающих ширину формы и средний вес, что позво­ляло быстро отражать удары, нанесенные с любой стороны. Такой щит был дополнительно усилен стальной обивкой и проч­ным умбоном — выгнутой стальной пластиной, на которую ста­рались принять удар и который превратил его в серьезную преграду не только для колющих, но и для рубящих ударов. Щит был выпуклым и оружие соскальзывало с него. Изнутри он имел ременные петли: за одну щит держали, другую надева­ли на плечо. Однако при этом более чем вдвое увеличивался и вес, что требовало от его владельца недюжинной силы.
Позже стали употреблять миндалевидные щиты, закры­вавшие почти все тело от подбородка до колен. Пешие вои­ны могли воткнуть их в землю и опереть о них копье, созда­вая непреодолимую преграду для врага. Затем появились щиты треугольные, трапециевидные, прямоугольные, иног­да с фигурным вырезом для копья; обычно они были двух­скатные, хорошо прилегавшие к телу.
У древних греков были распространены самые различные формы щитов. Но на вооружении гоплитов, воинов тяжелой греческой пехоты, составлявшей костяк армии, преобладали широкие круглые щиты. В Древней Греции павшего в бою вои­на выносили с поля битвы на его щите. Таким образом, боевой щит приобретал как бы ритуальный смысл. Вспомним знаме­нитое высказывание спартанской женщины, которая, провожая сына на войну, подала ему щит со словами: «С ним или на нем», что означало — вернись победителем или погибни.
В римской армии также были различные формы щитов (рис. 47), но особенную популярность приобрели выпуклые ? щиты в виде прямоугольника.
Именно с их помощью римляне делали свою знаменитую «черепаху» — боевое построение вооруженной копьями пе­хоты в виде двухъярусных шеренг. При таком построении
158
Защитные средства воина
Защитные средства воина
159
Рис. 47. Щит римской армии
шиты, подобно черепашьему панцирю, прикрывали воинов сверху и с боков. Причем верх­ние шеренги по щитам, подня­тым над головами нижних ше­ренг, могли продвигаться, как по настилу. В свою очередь и верхние шеренги прикрыва­лись щитами не только сбоку, но и помещали щиты над свои­ми головами.
Щиты скандинавского типа IX—XI вв. были круглыми, диаметр варьировался в большом диа­пазоне — от 65 до 90 см. Скан­динавы делали свои щиты из сосновых, ясеневых, кленовых, липовых, дубовых досок, в зави­симости от того, какие породы
дерева преобладали в конкретной местности. Наибольшее предпочтение отдавалось щитам, выполненным из ясеня или дуба, по причине прочности этих пород, либо липы, которая была значительно легче. Толщина щитов, в зависимости от по­роды дерева, составляла от 6 до 12 мм.
Древнейшие русские щиты имели круглую форму. Соби­рались они из деревянных досок и снабжались полушаровид­ным или сфероконическим кованым умбоном. С XI в. распро­странились миндалевидные щиты, которые сразу стали весьма популярны среди конников, поскольку хорошо закрывали всадника от подбородка до колен, чего круглые щиты обес­печить не могли, несмотря на свои внушительные размеры. В конце XII — начале XIII вв. в связи с усилением защиты лица верхние края миндалевидных щитов начинают постепенно утрачивать свою закругленную форму и становятся все более прямыми, очертаниями приближаясь к треугольнику. Кроме того, щиты стали несколько меньше по размерам и заметно облегчились, так что ими стало возможно не только пассив­но закрываться, но и манипулировать, подставляя под уда­ры. Это связано с посадкой на коне. Плавный нижний изгиб давал возможность всаднику, как с правой, так и с левой сто­роны прикрыть часть торса и бедро, не задевая при этом холку коня. С таким щитом уже можно было свободно фехтовать, подставляя его под удары на любую сторону от головы лоша­ди, и самому наносить их. Бели воин уставал работать мечом одной рукой, он мог забросить щит на ремне за спину и взять рукоять обеими. Хорошие доспехи позволяли это сделать, не рискуя потерять ногу или руку.
В армии Киевской Руси {IX—XII вв.) широко распростране­ны были также щиты треугольной формы. Ими не только воо­ружались русские витязи, их устанавливали также на бортах русских лодок (ладьях) для защиты от вражеских стрел и ко­пий. В то же время, на Куликовом поле (1380 г.) русские вое­вали и с круглыми щитами.
Еще одним видом щита был гуляй-город, полевое подвиж­ное укрепление из деревянных щитов с прорезанными в них бойницами, применявшееся русскими войсками в XVI веке. Их перевозили за войсками в обозе, который назывался град-обоз.
Щиты передвигались в сторону противника укрывшимися за ними стрельцами (пушкарями) летом — на колесах, зимой — на полозьях. При расположении войск лагерем из щитов гу­ляй-города собирались также различные укрепления — стены и башни, при атаке крепостей — укрытия и штурмовые соору­жения. Щиты скрепляли деревянными, железными и веревоч­ными связями и обмазывали глиной.
Треугольные щиты можно встретить и в вооружении сред­невековых рыцарей эпохи крестовых походов. У рыцарства щиты являлись составной частью дворянских гербов. Но бы­вали случаи, когда щиты играли роль серьезного оборони­тельного средства.
В коннице монголо-татар XII—XIV вв. были распростране­ны небольшие круглые щиты.
При осаде Порт-Артура японцы ходили на русские пози­ции, прикрываясь 20-килограммовыми щитами английской работы длиной в метр и шириной с полметра.
160
Защитные средства воина
Защитные средства воина
Рис. 49. Разметка щита на фанере
161
После советско-финляндской войны 1939-1940 гг. в со­ветской республике был создан переносной стрелковый щит, поступивший на вооружение РККА накануне Великой Отече­ственной. Он представлял собой двухскатный стальной лист сотбортовкой по краям и внутри, с бойницей справа. Пре­дусматривалась внутренняя полочка для винтовочных обойм. В начале войны такие щиты использовали специальные груп­пы красноармейцев. У немцев имелись щиты с бойницей аналогичного типа, выпускавшиеся серийно и показавшие себя наилучшим образом. Японские солдаты также снабжа­лись подобными им «черепахами».
В годы Второй мировой войны интересные защитные си­стемы были предложены в США. Однако их оригинальность не всегда сочеталась с практичностью.
Как сделать деревянный щит в домашних условиях?
Берете лист фанеры, рисуете силуэт, выпиливаете круг выбранного вами размера (рис. 48). Лучше взять веревку, с одной стороны вбить гвоздь, а с другой — привязать каран­даш. Рисуете круг и при помощи лобзика или пилы выпили­ваете (рис. 49).
Не забудьте проделать в середине заготовки отверстие, соответствующее размерам вашего кулака, которое затем закрываете умбоном (рис. 50).
После этого изготовьте ру­кояти и две держащие планки. Материал — дуб, бук, береза, ясень, сосна. Приклепайте их в соответствии с нанесенным рисунком. В качестве клепок можно использовать гвозди, как анодированные, так и не анодированные с диаметром шляпки не менее 6-7 мм и ди­аметром стержня не менее 3,5-4 мм, лишние, выступаю­щие с внешней стороны отку­сите кусачками и расклепайте (рис. 51).
Следующий этап изготовления щита — егооклейка (рис. 52), для которой используются клей (желательно ПВА или казеино­вый, рыбий — при оклейке кожей), мешковина или лен (при же­лании — несколько слоев). Внешнюю сторону щита обтягивае­те кожей или тканью. Делаете это следующим образом. Пропитываете ткань ПВА и наклеиваете на щит или наносите рисунок краской на поверхность.
Сверлите с краю малого круга отверстия для крепления умбона. Умбон обычно выколачивают из стальной заготовки толщиной от 1,5 до 3 мм. В последнем случае (3 мм) умбон

Рис. 50. Выпиливание щита
Рис. 46. Общий вид шита
Рис. 51. Установка рукоя­ти и планок
162
Защитные средства воина
Защитные средства воина
163

выколачивается в два этапа с промежуточным отжигом на газовой горелке или на домашней газовой плите (рис. 53).
Щиты бывают нескольких типов: кулачный (держак на ку­лаке) и локтевой (2 лямки на локте).
Оббиваете край щита (чтобы не крошился) кожей, малень­кими гвоздиками или металлом (рис. 54). Гвоздики берите са­мые маленькие, чтобы не пробивать наружу. Двумя болтами,
(рис. 55). Затем нужно провощить кожаную обкладку и поста­вить н j места стыков металлические обкладки, которые крепит­ся при помощи одной-двух заклепок.
Как правило, подобные щиты имели кожаную лямку, со­стоящую из двух частей: ремня, заканчивающегося литой пряжкой, и хвоста, заканчивающегося декоративным литым охвостьем. Иногда помимо обычной обмотки рукоять в мес-

Рис. 55. Сверление отверстий и прошивка нитью
Рис. 53. Установка умбона
Рис 52. Оклейка
Рис. 54. Обивка края
щита
через щит, крепите умбон и руч­ку. Умбон крепите с внешней сто­роны, ручку — с внутренней. Для луч шего крепл ения умбон закре­пите еще двумя болтами — крест накрест. Обмотайте ручку кожей, чтобы не натирала руку,
В случае применения кожи, после высыхания готовой об­кладки на щите, ее необходимо прошить по всему периметру щита льняной либо капроновой нитью с шагом стежка от 1,5 до 2,5 см; отверстия для прошивки выполняются при помощи элек­тродрели со сверлом 2,5 мм
те хвата кожаным ремнем украшали бронзовыми с серебре­нием или серебряными сэолочением накладками. По всей длине рукояти она могла быть украшена серебряной или зо­лотой проволокой либо гвоздиками из этих металлов,
При помощи морилки или акварели рисуете полоски по­перек щита для создания иллюзии дощечек. Между дощечка­ми резцом или простой ручкой нарисуйте полосы, чтобы ка­залось, что между досками есть небольшая трещина. Затем можно воском или свечой натереть поверхность и подержать над газовой плитой — это придаст вид старого дерева. Ваш щит готов.

Современная «щитовая» защита
В 1939 г. Дж. Янг разработал винтовочный бронещит в форме овального конуса внушительных размеров. По его кромке располагался магазин для патронов в виде замкну-
164
Защитные средства воина
Защитные средства воина
165
той гибкой ленты, перемещавшейся на шаг при очередном выстреле. Все это крепилось под стволом подобно дисково­му магазину, обеспечивая хорошую фронтальную защиту бой­ца и солидный боезапас. Но попытка совместить различные устройства сделала агрегат громоздким и тяжелым, а патро­ны в ленте оказались незащищенными от пыли и грязи.
Через год А. Мендель сконструировал складное устрой­ство в виде пакета бронепластин, которые соединялись шар­ниром и монтировались в приклад винтовки. В сложенном виде они помещались в специальную нишу, а в бою одним движением извлекались из нее и разворачивались веером, закрывая лицо и голову стрелка. Для прицеливания и наблю­дения за местностью предусматривались небольшие отвер­стия. Достоинства конструкции — компактность и мгновен­ный переход в боевое положение. Однако обзор сквозь отверстия оставлял желать лучшего, а узкие пластины, не скрепленные между собой, плохо «держали» удар пуль — иног­да срывались и летели в лицо солдата.
В послевоенные годы главным стимулом дальнейшего развития средств индивидуальной защиты стали потребнос­ти полиции, внутренних войск, частей по борьбе с террориз­мом и охранных служб.
В числе основных новшеств надо отметить применение современных неметаллических материалов. Так, при разгоне несанкционированных митингов и демонстраций полицей­ские используют прозрачные щиты из особо прочного поли­карбоната, выдерживающего удары камней, дубинок, желез­ных прутьев или велосипедных цепей. Отечественный «Витраж» из органопластика защищает при попадании заря­да дроби типа «00» с дистанции 15 м. Более тяжелые и прочные щиты не пробиваются и пистолетными пулями. Та­ковы, например, «Модуль-30» и «Модуль-40» весом от 5,2 до 9,2 кг, выдерживающие обстрел пулями с обычным сердеч­ником из автоматов АК-74 и АКМ. Более солидная «Застава» размерами 1200x1700 мм и массой 40 кг оберегает стояще­го человека от огня из автомата боеприпасами с термоуп­лотненным сердечником и из снайперской винтовки СВД на расстоянии от 5 м. Пулестойкое стекло в окне наблюдения не пробивается первым попаданием пули со стальным сердеч­ником, выпущенной из автомата АКМ.
Для штурмовых полицейских операций, когда приходит­ся иметь дело с плотным огнем преступников, предназначен щит «Вант», который перемещается вручную на четырех коле­сиках с поворотными шарнирами. Наверху имеется окно для наблюдения, а также бойница для ведения огня. Большой угол наклона бронеэлементов повышает пулестойкость устрой­ства. «Вант» легко и удобно перевозить, предварительно раз­бирая на части, которые к тому же можно использовать в ка­честве отдельных переносных бронещитов.
В 1956 г.американец Х.С. Тиф предложил несколькоиную конструкцию. Это — стальной жесткий переносной бронещит, спроектированный по типу панциря краба. В разложенном виде он закрывает человека с трех сторон с головы до пят, а сложенный помещается в небольшом чемодане. При необ­ходимости три секции телескопически раздвигаются одним движением. Владелец может прижаться к стене или лечь на тротуар, уподобившись крабу. Внутри устройства предусмот­рены места для индивидуальной аптечки, защитных чулок (если придется идти по острым камням или битому стеклу), респиратора для защиты от дыма либо слезоточивого газа, кольчужно-сетчатой маски со смотровыми стеклами.
Служба охраны президента России использует малогаба­ритные отечественные средства «Дипломат», «Папка» и «План­шет». Такие бронедипломаты мгновенно преобразуются в щит, прикрывающий подопечного с угрожаемого направления. «Пап­ка» весит 8 кг и внешне не отличается от стандартной папки для деловых бумаг. В случае опасности достаточно поднять ее на уровень головы и отпустить одну из ручек — изделие раскроет­ся, прикрыв голову и туловище. Перекрывающие друг друга пла­стины образуют прочную преграду размером 30 кв. дм, за ко­торой могут спрятаться и двое. Сходным образом устроен и «Планшет», носимый на широком ремне через плечо в чехле, откуда он при необходимости быстро извлекается и расклады­вается. Образовавшееся полотнище, состоящие из трех бро-
166
Конскаяброня
Доспехи индийских боевых слонов
167

неэлементов, выдерживает удары пуль с дистанции 5 м. Через окно из бронестекла в верхней части можно следить за действи­ями противника и корректировать стрельбу из своего оружия.
Вот так древний щит возвращается из забвения, снова и снова защищая человека от опасности, каждый раз в но­вом обличье и на более высоком техническом уровне.

КОНСКАЯ БРОНЯ
Защиту имел не только сам воин, но и его боевая лошадь. Первой броневой защитой времен Средневековья, до того времени уже существовавшей в виде чепрака, был наглавник, известный еще в античные времена. Но он не был во всеоб­щем употреблении до конца XIV века, и редкие уцелевшие образцы такого доспеха сделаны из вощеной кожи, картона и редко — из железа.
Отверстия для глаз защищались двумя железными рако­винами, окаймленными обручами, наушники имели форму цилиндров, обрезанных в виде свистков.
Латы крестца представляли собой большую попону, по­крывавшую круп лошади до почек, защищенных большими пластинами боевого седла, откуда шли крепкие железные прутья, держащие лопатку луки. Боковые прикрытия покры­вали с обеих сторон бока лошади и соединялись с латами груди, расположенными скошенным полукругом, чтобы не стеснять движений. Шея сверху была покрыта латами, состо­ящими из дугообразных накладок, прикрепленных на кольчу­гу, покрывающую всю шею. Спереди шеи кольчуга неплотно прилегала к телу и спускалась на латы. Очень прочная кольчу­га состояла из звеньев и колец, нарезанных резцом, что об­разовывало гибкое прикрытие чрезвычайной прочности.
Латы груди — элемент конской брони для защиты груди лошади, состоящий из пластин и располагавшийся скошен­ным полукругом, чтобы не стеснять движений.
Наиболее распространенный вид конской защиты — на­лобник — пластины, расположенные на верхней части голо­вы лошади, выполнявшие как декоративную, так и защитную функцию. Урартские бронзовые налобники (VIII в. до н.э.) были своеобразной пятиугольной формы. Во времена скифской архаики для защиты головы лошади использовали бронзо­вые литые, позднее — кованые налобные пластины.
Следующая деталь конского доспеха — нагрудник. Веро­ятно, нагрудник развился из подперсья и первоначально был из мягких материалов, но уже в середине II тыс. до н.э. его стали покрывать металлическими пластинами. В Ассирии и Урарту в начале IX в. до н.э. существовал двухсоставный цельнобронзовый конский нагрудник, который с середины этого столетия приобретает месяцевидную форму. Позднее, bVI-V вв. до н.э. из Средней Азии распространилось чешуй­чатое прикрытие для груди животного.
Еще один элемент конской защиты — набочник. Эта часть доспеха возникла из попоны, которую уже в XV в до н.э. стали усиливать металлическими деталями. Железо, начиная с коль­чуги, стало защищать лошадь в XIII веке.
Существовал и такой элемент защиты коня, как наглазни­ки. Обычно их делали из бронзы или слоновой кости, а снару­жи украшали инкрустацией в виде глаза.
Наголенники появились в более поздний период.

ДОСПЕХИ ИНДИЙСКИХ БОЕВЫХ СЛОНОВ
Экзотическая страна с великанами-животными также при­нимала участие в военных баталиях своего времени. Одно из ранних упоминаний о применении слонов в защитном воо­ружении относится к 190 г. до н.э., когда они были использо­ваны армией Антиоха III Великого из династии Селевкидов в битве при Магнесии против римлян. В XI веке в Индии у сул­тана Мухмуда Газневи было 740 боевых слонов, имевших пан­цирные наголоеья.
В походе на Дели в 1398 году Тамерлан встретился со сло­нами, одетыми в кольчужные панцири и обученными выхва­тывать всадников из седел и швырять их на землю.
168 Доспехи индийских боевых слонов
Стрелы Робин Гуда
169

В битве при Панипате слоны имели кольчужные доспехи, которые назывались каджим пакхар — предмет, защищавший голову и переднюю часть туловища, гаджагаха защищала уши слона. Полный доспех назывался хат джхул. В настоящее вре­мя изображения слоновьих доспехов можно увидеть в экс­позиции Национального музея в Нью-Дели в Индии. В музее Виктории и Альберта в Англии есть несколько слоновьих дос­пехов. Сейчас сохранился всего один доспех, дошедший до нас практически полностью. Он находится в Британском ко­ролевском арсенале в Лидсе и был изготовлен в конце XVI -начале XVIII века и вывезен в Англию в 1801 году женой сэра Роберта Клайва, бывшего в то время губернатором Мадра­са. Благодаря этому совершенно точно известно, как выгля­дели уникальные доспехи. Острия, надевавшиеся на бивни, очень редки, и до настоящего времени дошла всего лишь одна пара, вывезенная в Англию из Индии.
Доспехи из королевского арсенала надеты на изготовлен­ную в натуральную величину фигуру слона из стеклопластика, которая экспонируется в восточной галерее арсенала. Эти доспехи представляют собой набор из малых и больших сталь­ных пластинок, соединенных при помощи кольчужного плете­ния. Доспехи весят 118 кг и состоят из 5840 пластин. Полный комплект должен был состоять из 8349 пластин общим весом 159 кг. Квадратные пластины доспеха покрыты чеканными изображениями и позолочены. На крупных чеканных пласти­нах помещались изображения идущих слонов, цветков лото­са, птиц и рыб. Все остальные части доспеха закрывались тка­ной попоной с квадратными вырезами. Все квадратные пластинки были подбиты подушечками из хлопка. Детали пан­циря, состоявшего из нескольких частей, надевали на слона поверх льняной подкладки. Боковые части панциря по бокам слона и на спине связывались кожаными ремешками.
Детали доспеха устроены следующим образом: защиту го­ловы составляют 2195 пластинок размером 2,43x1,90 см, со­бранных вертикально, с отверстиями для глаз, вокруг которых пластинки располагались по кругу. Были еще два отверстия для бивней, а крепилась данная деталь доспеха за уши слона, остав­ляя примерно V' хобота незащищенными. Вес— 27 кг. Защита горла и груди имеет в середине вырез для нижней челюсти слона и состоит из 1046 пластинок размером 2,51x0,75 см и весом 12 кг. Крепление пластинок таково, что они заходят одна на дру­гую на манер черепицы. Боковые детали доспеха состоят из трех вертикальных панелей каждая. В них вставлены чеканные сталь­ные пластины с рисунком, в передней части их 11, в средней — 12и взадней — 10. Кроме крупных пластин каждая панель со­держит соединенные кольчужным плетением более мелкие плас­тинки: передняя — 948 пластинок размером 1,67х,37 см (общий вес 18 кг); средняя — 780 пластинок размером 1,70x1,34 см (вес 23 кг); задняя — 871 пластинку размером 1,70x1,34 см (вес 23 кг). Передняя панель украшена чеканными пластинами со сле­дующими изображениями: пять пластин с боевыми слонами, одна с лотосом, одна с павлином и четыре самых нижних с па­рой рыб. На пластинах центральной панели изображены семь слонов, один лотос, один павлин и три пары рыб, на задней — семьслонови четыре пары рыб. Все слоны на пластинках ориен­тированы по ходу движения головой вперед.
В королевском арсенале имеется фотография, датируемая 1903 годом, на которой изображен слон в доспехах из метал­лических пластин, скорее всего, железной и медной. Интерес­на чеканная пластинка на лбу слона с изображением божества Вишну, вооруженного мечом в левой руке и луком — в правой.

СТРЕЛЫ РОБИН ГУДА
О стрелках из лука были сложены легенды еще в древние времена. В них превозносились боевые качества луков и ис­кусство стрелков. Лук — одно из древнейших видов оружия. Время его рождения относится к эпохе мезолита — от деся­ти до пяти тысяч лет до нашей эры. Он одинаково пригоден для войны, охоты и рыбной ловли и вследствие своей много­функциональности чрезвычайно жизнеспособен.
Конструкция лука довольно традиционна. В процессе раз­вития оружия менялись лишь материалы, из которых оно со-
170
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Робин Гуда
171
здавалось. Первые луки, вероятно, состояли из деревянной палки, прочной и гибкой, особым образом высушенной, и те­тивы, сплетенной из жил. Уже в каменном веке наконечники стрел встречались самой разной формы: пирамидальной, ко­нической, сердцевидной, листовидной и многих других. Эти наконечники относятся к самым частым находкам на террито­рии Европы, причем, судя по всему, их употребление продол­жалось еще очень долгое время после того, как мир вступил в эпоху бронзы. Самая обыкновенная форма таких стрел — косоугольник, который после шлифовки боковых углов при­обретает форму листа. Способы крепления наконечника к древку стрелы были различны. Многие наконечники стрел не превышали в длину 2 см и имели миндалевидную форму.
В России лук и стрелы известны с древнейших времен. Луки были деревянные или роговые. Стрелы различались по мате­риалу (тростниковые, камышовые, березовые, яблоневые, ки­парисовые и пр.), по типу острия (кайдалики — с плоским же­лезком, томары — без железка, с раздвоенным или тупым концом (они использовались для охоты), исеверги (с узким железком).
На скалах близ Белого моря сохранились изображения стрелков из лука, сделанные в III тысячелетии до нашей эры. По этим изображениям видно, что луки у них простые, имею- -щие характерную дугообразную форму. Археологи нашли ос­татки таких луков, а также уцелевшие стрелы с каменными на­конечниками. В 1965 году в городе Ангаре были найдены могильники древних людей — обитателей Восточной Сиби­ри. В этих могильниках археологи обнаружили луки необыч­ной конструкции, укрепленные во всю длину костяными плас­тинками. Как установлено, это были древние луки усиленного типа, предшественники сложных луков — наиболее дально­бойного оружия древних охотников. Лук с тетивой и стрелой по мере его распространения совершенствовался. В одних местах его делали цельным, из одного куска дерева, в дру­гих — составным, из трех кусков дерева, кости и рога.
Сложный лук, как выяснили историки, пришел в Восточ­ную Европу вместе со скифами в I тысячелетии до нашей эры и сразу получил широкое распространение, будучи по дос­тоинству оценен тогдашними воинами и охотниками. К VIII-IX вв. нашей эры сложным луком пользовались повсеместно на всей европейской части современной России. Простые луки, которые изредка попадаются археологам в слоях той эпохи, были предназначены для охоты на звериных тропах либо служили детскими игрушками — искусство стрельбы из лука требовало обучения с самого раннего возраста. Малень­кие, до 1 м длиной, детские луки из упругого можжевельника ученые нашли при раскопках Старой Ладоги, Новгорода, Ста­рой Руссы и других городов России.
Когда заходит речь об искусстве стрельбы из лука, в пер­вую очередь вспоминают об Англии. Долгое время считалось, что английские стрелки не знали себе равных. Они попадали в цель с 300 м. При этом лук имел длину 2 м, а управляли им два-три человека, не считая щитового прикрытия.
Между тем и данные археологических раскопок, и сохра­нившиеся письменные источники свидетельствуют: луки, быв­шие в употреблении у славян, а также у арабов, персов, турок, татар и других народов Востока, превосходили западноевро­пейские — скандинавские, английские, немецкие как по уров­ню своего технического совершенства, так и по боевой эф­фективности.
В Западной Европе использовался лук, который называют простым. Делался он из одного куска дерева определенной породы (вяз, тис, ясень, орешник), соответствующим обра­зом выдержанного и обработанного. Народы Востока и Вос­точной Европы употребляли так называемый сложный лук.
Предельное зафиксированное расстояние для бесприцель­ного выстрела из английского лука составило 557 м. Соответ­ственно, отличалась и дальность прицельной стрельбы. Отдель­ные английские рекордсмены поражали цель на расстоянии до 220 м (например, король Генрих VIII), для рядовых же стрелков предельная дистанция на поражение составляла 92 м. А на араб­ском Востоке наибольшее расстояние прицельной стрельбы для ничем не выдающихся стрелков было около 150 м! В Древней Руси, например, существовала своеобразная мера длины —
172
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Робин Гуда
173

«стрелище» — около 225 м. Новгородский лук (его длина 1,2-1,5 м, а стрелял из него один стрелок) мог поражать цель на расстоянии до 800-900 м. При этом сила натяжений лука дос­тигала 100 кг. Для натягивания тетивы служил маленький инст­румент с тремя зубцами.
На территории Древней Греции найдено много бронзо­вых наконечников стрел, так что луки были распространены и на этой территории, особенно на Крите. Здесь употребля­ли лук из двух рогов антилопы, скрепленных металлической трубкой.
Турецкий лук, часто употреблявшийся и в Европе, отли­чался двойным изгибом и посылал стрелы на очень большие расстояния. Лучшими стрелками из лука в античное время считались скифы. Они одинаково хорошо стреляли обеими руками. Наконечники их стрел имели большую убойную силу. Сохранилась надпись на камне о выстреле из скифского лука на расстояние, превышающее 520 м.
Интересно, как росла дальность полета стрелы. Стрела из лука могла пролететь расстояние до 500 м. Урартский царь Аргишти выстрелил на 476 м. В «Книге рекордов Гиннесса» за 1988 г. зарегистрирован рекорд на дальность полета стре­лы из ручного лука на 1126,2 м. На площади Стрел в Стамбу­ле есть запись о выстреле турецкого султана Мурата-Гази IV, увлекавшегося стрельбой из лука, стрела которого улетела на расстояние 878,5 м (XVIII в.).
Различие в форме наконечника зависело от его предназ­начения. Это доказано разнообразием североамериканских стрел: боевая стрела индейцев была несколько утончена для того, чтобы после отнятия древка наконечник остался в ране. Охотничья же стрела, напротив, несколько расширена к кон­цу, так что может быть вынута из раны неповрежденной.
Среди египетского оружия эпохи бронзы лук также зани­мал видное место. Многочисленные барельефы изображают стрелков из лука. Воины, сражавшиеся на колесницах, имели большие колчаны, привешивавшиеся с правой стороны ко­лесницы. Чтобы предохранить руку от удара, который нано­сит спущенная стрела, воины носили плоские обручи или браслеты, причем обычай этот очень древний, так как уже люди эпохи шлифованного камня употребляли для той же цели полуцилиндрические пластинки, привязывавшиеся к руке. Египетские обручи лучников традиционно украшались золотыми пластинами, финифтью, кусочками лазурита.

Устройство сложного лука
Если простой лук с надетой тетивой представляет собой плавно изогнутую дугу, то сложный скорее напоминает букву «М» с плавными перегибами. Именно такие луки можно ви­деть на всех без исключения древнерусских изображениях, сохранившихся до наших времен.
Лук выклеивали несколько месяцев. Он состоял из двух де­ревянных планок, продольно склеенных между собой. С внут­ренней стороны лука, обращенной к стрелку, располагалась можжевеловая планка, оченьгладко оструганная, а там, где она прилегала к внешней планке (березовой), древний мастер про­водил три узких продольных желобка для заполнения клеем, чтобы соединение получилось более прочным. Рыбий клей, которым склеивались планки, прекрасно держал и восемь сто­летий спустя. Древние луки были, кроме того, усилены еще и сухожилиями. Пропитанные рыбьим клеем сухожилия (оле­ньи, лосиные, бычьи) накладывались вдоль спинки лука и на­дежно закреплялись обмоткой у рукояти и концов. Эластич­ный и очень прочный рыбий клей, которым клеили сложные луки, не препятствовал растяжению и сокращению сухожилий. Сухожилия выгибали плечи лука в обратную сторону, когда была снята тетива.
С XIV века русские луки стали усиливать и роговыми по­лосами — подзорами. С XV века появились стальные подзо­ры, иногда упоминавшиеся в былинах. Однако широкого рас­пространения на Руси они не получили. Рукоять найденного новгородского лука была выложена гладкими костяными пла­стинами. Длина охвата этой рукояти составляла около 13 см (как раз по руке взрослого мужчины). В разрезе рукоять име­ла овальную форму и очень удобно ложилась в ладонь. Плечи
174
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Робин Гуда
175
лука были чаще всего равной длины. Однако специалисты ука­зывают, что наиболее опытные стрелки предпочитали такие пропорции лука, при которых средняя точка приходилась не на середину рукояти, а на ее верхний конец —• место, где про­ходит стрела. Таким образом обеспечивалась полная сим­метрия усилия при стрельбе. Костяные накладки прикрепля­лись и на концах лука, там, где надевалась петля тетивы. Вообще, костяными накладками старались укрепить те мес­та лука (их называли узлами), на которые приходились стыки его основных частей — рукояти, плеч (иначе рогов) и концов. После наклейки на деревянную основу костяных накладок их концы приматывали сухожильными нитями, пропитанными клеем.
Деревянная основа лука в Древней Руси называлась кибить. Языковеды предполагают, что это слово перекликается с араб­ским названием простого лука — кадиб. Еще более похожим словом — кабид — арабы называли среднюю часть лука', по которой после спуска тетивы скользит стрела. Русское слово «лук» происходит от корней, имевших смысл «гнуть» и «дуга». Ему родственны такие слова, как «изЛУЧина», «ЛУКоморье», «ЛУКавство», «ЛУКа» (детальседла) и другие, также связанные со способностью изгибаться.
Лук, состоявший из природных органических материалов, очень реагировал на изменения влажности воздуха, на жару и мороз. Средневековые арабские наставления донесли до нас рекомендации по конструктивным особенностям луков, пред­назначенных для использования в разных климатических ус­ловиях: в очень жарких, очень морозных, сухих или, наоборот, слишком влажных местах. Всюду предполагались вполне оп­ределенные пропорции при сочетании дерева, клея и сухожи­лий. Этими познаниями в полной мере владели и древнерус­ские мастера: их изделия точно соответствуют рекомендациям для районов с умеренным климатом. На Руси умели делать всепогодные луки, способные стрелять в мороз, в жару и под дождем. Кроме того, полоски предварительно вываренной бересты, которыми оклеивали лук, предназначались для за­щиты его от сырости.
Простую тетиву лука делали из пеньки, а лучшую — из кожи после ее длительного вымачивания и выкручивания.
Мастеров, изготавливавших луки, именовали «лучниками». Слово «лучник» утвердилось в нашей литературе как обозна­чение стрелка, но это неверно — его называли «стрельцом».
Форма скифского лука напоминает несколько растянутую греческую букву «сигма» с асимметричными плечами, перехва­том в средней части в том месте, где лук берут в руку. Концы лука слегка отогнуты наружу. В то время как-луки всех народов сгибаются из гнущихся древков, скифские выгнуты внутрь с обеих сторон широкими и глубокими рогами. В скифских по­гребениях иногда находят древки стрел длиной 45-84 см. На­конечники скифских стрел отливались из бронзы, иногда кова­лись из железа, вырезались из кости или дерева. В составе набора наконечников стрел их количество непостоянно и колеб­лется в пределах от нескольких штук до более чем 200.

Боевое использование лука
В долине Нила еще на исходе IV тысячелетия до н.э. сра­жались воины, вооруженные большими луками, сделанными из одного куска дерева. Они осыпали врагов тучами длинных стрел. Чтобы поразить врага, стрелу нужно было выпустить в цель не только метко, но и с соответствующей силой. Лето­писи и исторические свидетельства донесли до нас извес­тия о боевых конях, убитых одной стрелой наповал, о ране­нии воина стрелой в грудь навылет. Археологи находят черепа — человеческие и конские — с наконечниками стрел, оставшимися внутри. На местах сражений и в погребениях попадаются скелеты с позвонками и даже массивными тазо­выми костями, раздробленными ударом стрелы...
Луки стрелы на территории Восточной Европы были важ­нейшим оружием дальнего боя и охоты на протяжении мно­гих тысячелетий — от эпохи мезолита до появления огне­стрельного оружия в XIV в. Даже после появления ручного огнестрельного оружия лук и стрелы использовали в течение нескольких веков, вплоть до начала XIX в.

176
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Робин Гуда
177

Лук и стрелы чрезвычайно широко употреблялись в Древней Руси. Они были основным и важнейшим оружием дальнего боя и промысловой охоты. Почти все более или менее значительные битвы не обходились без лучников и на­чинались с перестрелки. Как правило, впереди войска и с флангов в походном порядке находились стрелки. Их зада­ча — не допустить внезапного налета вражеской конницы и пехоты и обеспечить развертывание основных сил в бое­вые порядки. Из Ливонских хроник XIII в. известно, что на Руси существовали специальные отряды стрелков-лучников, которые не только охраняли войска в походе, но и муже­ственно выдерживали первые атаки врага. Генрих Латвийс­кий отмечал высокое искусство русских лучников в борьбе с немецкими рыцарями-крестоносцами и постоянно про­тивопоставлял их немецким арбалетчикам первой полови­ны XIII в. Сила русских сложных луков была огромной. Рус­ские стрелы (по-видимому, бронебойные) пробивали дос­пехи немецких рыцарей.
В 1428 году в Англии устроили состязание стрелков. Стрелы рекордсменов, пущенные с расстояния около 213 м, пробивали дубовую доску толщиной 5 см. А ведь луки древних славян были совершеннее и мощнее английс­ких. От прямого удара такой стрелы не могли спасти ни шлем, ни кольчуга, ни сплошные рыцарские латы. Доспех защищал воина лишь от касательного попадания, от слу­чайных ран...
Предельная дальность в современной спортивной стрельбе из лука составляет 90 м — весьма скромно по срав­нению с дистанциями прицельной стрельбы наших предков. При этом усилие, которое требуется для натяжения спортив­ного лука — около 20 кг. Попробуйте-ка хотя бы оторвать такой груз от земли: не всякий с легкостью его одолеет. Не зря спортивные комментаторы все время повторяют, какую огромную работу проделывают стрелки на тренировках. Между тем. древние луки, которым воины и охотники дове­ряли свою жизнь, были гораздо мощнее. Сила их натяжения достигала 80 кг! Когда экспериментаторы изготовили по со­хранившимся образцам копии старинных луков и добавили к ним несколько подлинных, оказалось, что крепкие совре­менные мужчины едва могли с ними сладить. Некоторые им с большим трудом удалось натянуть, из других и вовсе не пришлось выстрелить. Неподготовленному человеку подоб­ный лук просто не по силам... В частности, так «обидел» ис­следователей один лук — подлинный, татарской работы, с кожаной тетивой. По рассказам семьи, предоставившей лук, его прежний хозяин (живший в XIX веке) легко стрелял из него и метко бил в цель.
Имитируя боевое применение лука (рис.56), экспери­ментаторы наших дней пробовали стрелять в манекен, об­лаченный в кольчугу из крепчайшей булатной стали. С рас­стояния 75 м стрела пробила и кольчугу, и манекен. В уме­лых и сильных руках лук был страшным оружием, а не забавой. Косвенно об этом свидетельствуют и наставления по стрельбе. На дистанциях до 60 м из мощного лука били прямой наводкой, то есть целились точно в центр мишени, не принимая во внимание силу тяжести и не делая превы­шения. И даже на дистанции в 150 м превышение бралось очень незначительное — к вершине цели подводили мизи­нец левой руки.
Арабские ручные луки также относились к тому типу, ко­торый назывался составным, или сложным. Их конструкция полностью соответствует названию, потому что изготов­лялись они из различных материалов. Составной лук обла­дает явными преимуществами по сравнению с луком, сде­ланным из одного куска дерева, поскольку последний имеет ограниченную упругость, определяемую природными свойствами материала. Когда стрелок натягивает тетиву, дуга лука с внешней (от стрелка) стороны испытывает натя­жение, а с внутренней — сжатие. При чрезмерном натяже­нии древесные волокна дуги начинают деформироваться и на внутренней ее стороне постоянно появляются морщи­ны. Обычно лук держали в согнутом состоянии и превыше­ние некоторого предельного натяжения могло вызвать его поломку.
Рис. 56. Большой лук
1 — рукоятка; 2 — плечо (верхнее, нижнее); 3 — внешняя сторона; Л — внутренняя сторона; 5 — прицельное окно; 6 — конец плеча — рог; 7 — шейка (вырез для тетивы); 8 — полка и боковинка для стрелы; 9 — место для крепления стабилизатора; 10 —тройник; 11 - -стабилиза­тор; 12 - точка упора; 13 — тетива; 14 — гнездо для стрелы: 15 — концевая и средняя обмотка; 16 — расстояние до тетивы; 17 — при­цел; 18 —фиксатор натяжения (кликер); 19 —накладка; 20 —удлини­тель; 21 —грузик стабилизатора
В составном луке к внешней поверхности дуги крепится материал, способный выдерживать большее натяжение, чем дерево. Этот дополнительный слой принимает на себя на­грузку и уменьшает деформацию древесных волокон. Чаще всего в качестве такого материала использовали сухожилия животных, особенно большой эластичный узел, проходящий вдоль позвоночника и над плечами у большинства млекопи­тающих. Испытания показали, что такой материал, если он правильно обработан, выдерживает натяжение до 20 кг/ммг. Это примерно в четыре раза больше, чем может выдержать самое подходящее дерево.
Для внутренней стороны лука использовали материал, ра­ботающий на сжатие лучше, чем дерево. Турки для этих целей
179
Стрелы Робин Гуда
использовали бычий рог, допустимое усилие сжатия которо­го — около 13 кг/ммг. Дерево выдерживает сжимающие на­грузки в четыре раза меньше. О необычайно высокой осве­домленности лучных дел мастеров о свойствах различных материалов можно судить и по тому, какие клеи они исполь­зовали при изготовлении луков. Самым лучшим считался клей, приготовленный из неба волжского осетра. Разнооб­разие необычных материалов, применявшихся в лучном деле, говорит о том, что многие конструктивные решения достига­лись опытным путем.
Лук — одно из наиболее эффективных приспособлений, способных акку мул и ровать мускул ьну ю экерги ю человека. Ан -глийские большие луки, как правило, делались не из английс­кого тисового дерева, растущего на церковных кладбищах и в других местах, а из испанского тиса, и по существовав­шему в то время закону с каждой ввозимой партией испанс­кого вина должна была ввозиться и партия испанских заго­товок для луков. У тиса механические свойства древесины ухудшаются с ростом температуры быстрее, чем у древеси­ны других пород, а потому тисовый лук не может надежно служить при температуре выше 35 'С. Таким образом, его применение в качестве оружия ограничено холодным клима­том, и он непригоден в условиях средиземноморского лета. Поэтому, хотя в странах Средиземноморья тисовое дерево применялось для изготовления стрел, его редко использо­вали для изготовления луков. Этим объясняется тот факт, что здесь получила распространение конструкция так называе­мого композиционного лука. Такой лук имел деревянную сер­дцевину, толщина которой составляла около половины толщины лука и которая подвергалась лишь небольшим напряжениям. К сердцевине приклеивались внешний слой из высушенных сухожилий, подвергающийся растяжению, и с-деланный из рога внутренний слой, подвергающийся сжатию. Оба материала превосходили тис способностью запасать упругую энергию. Лучше тиса они сохраняли и свои механи­ческие свойства в жаркую погоду, ведь температура живот­ного около 37 "С. На практике высушенные сухожилия сох-

180
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Po6Hjjjjyna
181
раняли свои свойства при температуре 55 *С, но теряли их в сырую погоду.
Комбинированные луки использовались в Турции и ряде других мест до сравнительно недавнего времени. Лорд Абер­дин в 1813 г. писал об использовании против отступающих по Восточной Европе наполеоновских армий татарских вой­сковых частей, вооруженных подобными луками.
Комбинированные луки были во многих отношениях луч­ше английского большого лука, но последний был дешевле и проще в изготовлении.
Луки древних греков тоже были комбинированными, по­этому, чтобы сделать лук Одиссея, требовалось незаурядное мастерство. Комбинированные луки делали и гораздо мень­шими, чтобы им могли пользоваться всадники, как это было у татар. Парфянский лук был настолько удобен, что позволял всаднику стрелять назад в преследователей.
Важное значение в вооружении самурая имел большой лук (оюми), сохранивший свои размеры и форму с древних времен. Наиболее характерными для больших японских лу­ков было расположение места стрельбы — оно помещалось нее середине, а немного ниже центра лука. Верхняя его часть имела 36 обмотанных тростником участков, помещавшихся ниже места, за которое брались рукой.
Как сделать лук
В любой стране мира есть группа людей, которых объеди­няет интерес к стрельбе из лука. Некоторые занимаются этим видом спорта, а кто-то идет еще дальше — изготавливает ис­торические луки разных эпох и народов по технологиям и с использованием материалов, максимально приближенных к древним. Начинается это какхобби, но потом становится смыс­лом жизни.
Так рождается производство. Необходимо было посто­янно помнить, что лук, в отличие от меча, быстро стареет, ут­рачивая упругость, особенно если не знать условий его хра­нения. Навык изготовления луков можно сравнить с работой скри пич ных мастеров, ка к по знан ию свойств древес ины, клея, пропитки, так и по длительности работы — не недели и даже не месяцы.
Самый простой и доступный в изготовлении — прямой деревянный лук (рис. 57).
Верхнюю и нижнюю часть называют плечами, а часть, рас­положенную между ними,— рукояткой. На рукоятке есть по­лочка с направляющим выступом, на который кладут стрелу. Сторона лука, обращенная при стрельбе к мишени, называ­ется внешней стороной, или спиной, а противоположная — внутренней. У лука различают две оси. Продольная проходит между концами верхнего и нижнего плеча и делит лук на две равные части. Поперечная ось проходит через центр лука ниже полочки на рукоятке и одинаково удалена от концов плеч.
Приступая к изготовлению лука, вы должны по таблице определить его величину и длину стрел. Эти данные зависят от вашего роста и размаха ваших рук. Если длина вытянутых в стороны рук 140 см, то нужны стрелы 55-58 см и лук дли­ной 137 см.


s
Я,




Рис. 57. Изготовление лука
1 - верхнее плечо; 2 - гнездо для стрелы; 3 - ось лука-4 —рукоятка; 5 — нижнее плечо
Стрелы Робин Гуда
183

Размах рук, см Длина стрелы, см Длина лука, см
137-142 55-58 j 137
145-150 57-60 145
152-157 60-64 152
160-165 64-66 160
167-172 66-6В 167
175-180 70 148
182
Стрелы Робин Гуда
Из чего делается лук? Ясень, клен, вяз, тис, белая акация — наиболее подходящие породы. Древесина должна быть пря­мослойной, без сучков, трещин и других пороков.
После первичной обработки нанесите продольную ось лука и разметьте. Затем осторожно рашпилем придайте внут­ренней стороне лука необходимую форму. Сделайте направ­ляющий выступ для стрелы и закруглите рукоятку. Для проч­ности на кончики лука с тыльной стороны подклейте 1 -2 слоя шпона по 0;5 мм. Закруглите концы лука и сделайте на них небольшие желобки для тетивы (рис. 58). Теперь проверьте изгиб плеч и качество работы лука без стрельбы.
Рис. 58. Заготовка лука (размеры в мм)
Но для этого вам понадобится пробная тетива. Для силь­ных луков (сила натяжения — от 1 б кг) берут лавсановые нити, а для луков с силой натяжения до 16 кг — льняные крученые нити, применяемые в шорном деле. Длина тетивы определя­ется опытным путем. Но приблизительно ее размеры можно установить заранее. Вычтите 3-4 см от длины лука, и вы по­лучите длину тетивы, а потом уточните ее. Например, длина лука 153 см. Для начала возьмите тетиву длиной 150-149 см. Вбейте 2 гвоздя в деревянный брусок на расстоянии 149-150 см друг от друга. Свободный конец нити (без узла) зак­репите на одном гвозде приспособления и намотайте ее по кругу. Для лука с силой натяжения 10-12 кг достаточно иметь тетиву из пяти витков, изготовленную из крученой льняной нити, из лавсановой 32-го номера — 45-50 витков.
Чтобы тетива служила дольше, наматывайте нить без про­висаний, с равномерным натяжением. Затем, обрезав нить и связав свободные концы будущей тетивы, разделите нить на две пряди. Середину каждой пряди на расстоянии 8-10 см плотно обмотайте капроновой ниткой и, не снимая тетиву с приспособления, обмотайте ее концы. Получится две петли, которыми тетива крепится к луку. Сделав петли на концах те­тивы, проверьте, соответствует ли длина тетивы длине лука.
Правильно надетьтетиву — тоже искусство. Убедившись, что тетива правильно разместилась в специальных борозд­ках, медленно отпустите верхнее плечо лука. Замерьте рас­стояние От рукоятки до тетивы. Нормальной длина тетивы Считается в том случае, если измеренное расстояние колеб­лется в пределах от 19 до 21 см. Подогнав размер тетивы под длину лука, проверьте сам лук, то есть изгиб его плеч и силу натяжения. Для этого закрепите лук с тетивой на стенде. По­степенно натягивая тетиву, проверьте равномерность изги­ба плеч и симметричность их работы. Негнущимся лук дол­жен быть только в середине, на участке 15-20 см. Избегайте резкого изгиба к концам! Следите, чтобы оба плеча изгиба­лись симметрично.
Если вы хотите, чтобы ваш лук был долговечным и обладал высокими баллистическими свойствами, то изгиб его плеч не должен нарушаться резкими изломами (рис. 59). При подгон­ке излишки древесины необходимо счищать очень осторожно. Проверяя изгиб, время от времени посматривайте на ось лука, чтобы убедиться в правильности установки тетивы. Если она
184
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Робин Гуда
185


3
32 ,


UJ


15 ,_ 22 „




Рис. 59. Размотка плеч лука (размеры в мм)
отклоняется в сторону от оси лука, значит ваш лук деформиро­ван. Это можно исправить, обстругав его со стороны, противо­положной деформации. Теперь остается измерить динамомет­ром силу лука, растянув его надлинупригодной для вас стрелы. Каждый лук должен быть рассчитан на определенную силу натя­жения в зависимости от уровня физического развития лучника. Для начинающих и подростков эта сила не должна превышать 12 кг. Когда вы убедитесь, что лук отвечает всем требованиям, снимите с него тетиву и отмерьте на приспособлении для на­мотки найденную вами точную ее длину.
Теперь подошла очередь отделки лука. Рукоятке придай­те удобную форму. Из кусочка дерева или пенопласта к руко­ятке слева прикрепите направляющий выступ длиной 20-30 мм и шириной 10 мм. Он должен быть полукруглым и иметь небольшой угол наклона, чтобы стрела не соскакивала. Каж­дый лучник должен иметь не менее четырех стрел. Они изго­тавливаются из хорошо просушенной древесины (бере­зы, ели, сосны).
Наконечник изготавливается из твердого металла. С об­ратной стороны нужно вклеить в деревянный стержень двух­миллиметровую пластмассовую или текстолитовую пластин­ку длиной до 7 мм и шириной, равной диаметру стрелы, а затем пропилить желобок для тетивы точно по диаметру стержня. Чтобы стрела была более устойчивой в полете, на расстоянии 12-15 мм от заднего наконечника установите на стержне стабилизатор. Это могут быть перья из крыльев ин­дюка, лебедя, орла и гуся. Его можно изготовить также из листового целлулоида толщиной до 1 мм.
Когда перья стабилизатора будут наклеены, сбалансируйте стрелу. Чтобы она не виляла в полете, переместите центр ее тя­жести немного вперед. Найдите середину стрелы, отмерьте от нее 10 мм в направлении к переднему концу стрелы, нанесите карандашом риску на стержне, а затем, изменяя вес переднего наконечника, переместите центр тяжести на риску. После этого запрессуйте передний наконечник клеем. После того как будет готова хотя бы одна стрела, можное переходить к окончатель­ному изготовлению контрольной тетивы установленного раз­мера. Сделайте петли на концах тетивы. Но прежде чем сделать вторую петлю, протащите тетиву через хлорвиниловую трубку с внешним диаметром 1,5-2 мм и длиной 10-12 мм. Эта труб­ка понадобится для «седла» тетивы, куда вставляется тетива. Остается только сделать некоторые приспособления, крайне необходимые при стрельбе из лука. Чтобы при растяжении лука тетива не врезалась в пальцы и легко соскальзывала с них, луч­ники пользуются специальным предохранителем пальцев пра­вой руки — фартучком.
Очень часто выпущенная тетива ударяет по левой руке луЧника. Чтобы предохранить от повреждений запястье и предплечье, на левую руку надевают кожаную крагу. Сделав все это, можно приступать к стрельбе.
Первыми от применения лука в военных целях отказались французы. В 1527 году вышел специальный указ, по которо­му отряды лучников были распущены. В армиях других стран он продержался еще два столетия. И это понятно, ведь огне­стрельное оружие на первых порах не отличалось совершен­ством. В России лук официально отменил еще Петр I. Но это не было последней страницей в военной биографии лука. Наступил 1814 год, и французы удивленно смотрели на баш­кир и калмыков, вооруженных луками. Прошло еще 40 лет, и башкирские лучники снова продемонстрировали свою стрельбу во время Крымской кампании. Как память о слав­ных лучниках ушедших веков, в состав Британской королев­ской гвардии до сих пор входят шотландские стрелки из лука.
Овладеть стрельбой из лука не так просто, как может по­казаться на первый взгляд. Столько всего необходимо — ост-
186
Стрелы Робин Гуда
Стрелы Робин Гуда
187
рый глаз, натренированность мускулов рук и ног, выдержка, спокойствие. Проходят месяцы и годы тренировок накапли­вания мастерства. Но приходит время, и мастер лука уже не отделяет себя от своего оружия. Он сливается с ним в одно целое, становится так же гибок, как тело его лука. Душа его поет от предвкушения, полна гармонии и уверенности, нет ни одного лишнего движения или помысла, только будущий полет зреет в нем. Стрелок спокоен и одновременно напря­жен, уподобляясь луку, когда натягивает тетиву до упора. Ког­да стрела начинает свой путь, стрелок сам становится стре­лой и вместе с ней совершает такой длинный и такой короткий путь к цели. Древние легенды гласят, что бог забирал стрел­ка, достигшего высшего умения и такого состояния из ре­ального мира, чтобы он своим искусством радовал твор­ца, ибо лук — лучшее, что смог сделать человек.

Колчаны
В отличие от лука, колчаны для стрел были весьма разно­образны. Их изготавливали из дерева с матерчатой обивкой, плели из ивовых прутьев или бамбука. На войне самураи но­сили два колчана: на боку — маленький, сплетенный из ивы, и на спине — большой. Спинной колчан прикреплялся сзади с таким расчетом, чтобы стрелы возвышались над плечом, и их можно было легко выхватить. Наибольшее распростра­нение получил колчан, обшитый снаружи мехом — эбира.
В эпоху Гэмпэй и позже применялись колчаны — уцубо, кувшинообраэные — цубо янагуи и плоские колчаны — хира янагуи. К ремням колчана подвешивался рулон с запасной тетивой (гэн) для лука. Однако чаще ее прикрепляли к поясу, на котором носили меч. В комплект входил также кожаный нарукавник томо, предохранявший руку от удара.
Существовало несколько вариантов колчанов для стрел. Состоятельные воины носили два: один маленький, из иво­вых ветвей — на боку, а второй — большой, тоже из ивы или из бамбука — на спине. Их часто обшивали снаружи мехом и украшали гербами или орнаментом.
Обязательным предметом воинского снаряжения, харак­терным только для Скифии, и оригинальной частью экипи­ровки скифских' воинов являлся горит (футляр для хранения лука и стрел). Выполняли его из дерева и кожи (причем иног­да кожу снимали с правой руки врага) и покрывали металли­ческими (в том числе золотыми и серебряными) бляхами и пластинами. Обычно гориты расписывали ярко-красной, ярко-синей или голубой краской.
Гориты V в. до н.э. имели вытянутую форму, расширенную сверхуи суженную снизу, снабжались либо круглым дном ди­аметром 12-15 см с выпуклой поверхностью, либо груше­видным дном, разделенным по оси на две части. Пластины, образующие дно, украшали в «зверином» стиле. Горит раз­делялся на две части: для лука у тыльной стороны и для стрел — у лицевой. Очень редко карман для стрел закрывал­ся крышкой. В таких горитах носили 50-180 стрел, которые лежали широкой полосой вверх. Для ношения горита на бое­вом портупейном поясе к нему пришивали кожаный ремень. Очень редко использовали крючки.

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>