стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
К.Б. Валиуллин, Р.К. Зарипова
ИСТОРИЯ РОССИИ XX век

УДК 93/99(075.4)+947+957(075Д) ББК63.3(2)Я75 В15
Рецензенты: 'кафедра истории и политологии Башкирского государственного аграрного университета;
д-р ист.наук, профессор К.К. Каримов (Башкир­ский государственный педагогический универси­тет)
Валиуллин К.Б., Зарипова Р.К.
В15 История России. XX век. Часть 2: Учебное пособие. - Уфа:
РИО БашГУ, 2002. - 234 с. I8ВN 5-7477-0677-2
В книге делается попытка осмыслить историю России XX века, получившую развитие под непосредственным влиянием двух миро­вых войн и трех революций. Исследуются причины гибели монархии и господствующих классов, установления советского тоталитарного режима, насильственной модернизации и распада СССР. Прослежива­ется, как при каждой смене общественного строя страна наследовала прошлые государственные традиции, усугубившие, наряду с другими причинами, кризисные явления в российском обществе.
Книга рассчитана на студентов, аспирантов и всех тех, кто интере­суется историей.
УДК 93/99(075.4)+947+957(075.4) ББК63.3(2)Я75
18В1М 5-7477-0677-2
© Валиуллин К.Б , Зарипова Р.К., 2002 г. © БашГУ, 2002 г.
ГЛАВА 1. САМОДЕРЖАВИЕ НА ПУТИ К КРАХУ (1900-1917)
Социальное, экономическое и внутриполитическое положение России на рубеже Х1Х-ХХ веков - Революция 1905-1907 гг. -Первый опыт российского парламентаризма. - Столыпинские реформы. - Россия в первой мировой войне - Назревание револю­ционного кризиса Победа Февральской революции.
Социальное, экономическое и внутриполитическое положение России на рубеже Х1Х-ХХ веков
В XX веке западный мир вступил в новую эпоху своего инду­стриального развития. Она знаменовалась крупными научными от­крытиями, широкой механизацией труда, интенсификацией произ­водства, существенными сдвигами в социальной структуре запад­ного общества. Большинство самодеятельного населения США, Германии, Англии, Франции перешло в разряд наемных рабочих. Рабочее и социалистическое движение развивалось в условиях буржуазной демократии и было представлено практически во всех парламентах западноевропейских государств. Рабочие добились 8-часового рабочего дня, но в начале века ни в одной стране не было достигнуто всеобщее избирательное право, не имели его и женщи­ны.
На рубеже веков Старый свет подчинил своему экономиче­скому и политическому господству почти весь остальной мир. Сложилась гигантская колониальная империя: Британии принад­лежало 70% всего колониального населения, Франции - до 10%, Германии - более 2%. Большая часть из 1,6 млрд. жителей Земли, 55% всей поверхности суши составляли колонии, которые приоб­щались к западной цивилизации насильственными методами. Мир был поделен, началась борьба за его передел. В конце XIX века был заключен союз Германии с Австро-Венгрией и Италией. В проти­вовес ему в 1893 г. возник союз между Россией и Францией, в 1907 г. в него включилась Англия. Так сложились два блока государств, участников первой мировой войны.
В начале XX века Россия представляла собой одно из круп­нейших государств мира с населением 126,5 млн. человек, состоя­щим из более чем 100 наций и народностей. Переход к индустри­альному обществу, хотя и осуществлялся с запаздыванием, позво­лил России включиться в мировую экономическую систему, сокра-

.тать разрыв в военно-экономической области. Промышленный пе­реворот не привел еще к завершению индустриализации страны. На долю тяжёлой промышленности приходилось лишь 40% общего объема производства. В российской экономике ведущей оставалась аграрная сфера. По производству промышленной продукций на душу населения Россия намного отставала от передовых держав, составив лишь 20-30 рублей против 300-400 рублей в США. Жиз­ненный уровень народных масс был вдвое ниже, чем в Германии, и
вчетверо ниже, чем в Англии. На начало XX века 73,7% населения ;
России было неграмотным.
В российском обществе сохранялось официальное деление на сословия. По переписи 1897 г- дворяне составляли около 1,4% на­селения, духовенство - 0,5%, казаки - 2,5%, мещане - 11%, кресть­яне -77%. Такое деление было архаизмом, так как оно не отражало обновления структуры общества, происходившего под влиянием индустриализации и просвещения. Появились новые классы и про­слойки: пролетариат, буржуазия, интеллигенция.
Господствующим сословием являлось дворянство. По перепи­си 1897 г. насчитывалось 1,2 млн. потомственных и 631 тыс- лич­ных дворян. Особо выделялись около 830 титулованных фамилий - | княжеских, графских, баронских. Среди них были крупные зе- | мельные собственники. Но в целом экономические позиции дворян ;
слабели, лишь около 40% дворян составляли помещики, более по- ' ловины из них принадлежали к мелкопоместным. ;
Другим привилегированным сословием являлось духовенство- | К началу XX в. оно насчитывало около 600 тыс. человек. Среди 1 различных конфессий православие занимало главенствующее по­ложение. Церковь .сама была частью государственного аппарата, ею руководил обер-прокурор Синода. Подчиненное положение го­сударству вело к утрате авторитета церкви среди населения.
Около 600 тыс. человек принадлежали к купечеству, являю­щемуся частью российской буржуазии. Буржуазия в целом насчи­тывала около 1,5 млн. человек. Она недостаточно активно боро­лась за гражданские права, за участие в управлении государством и поэтому сама нуждалась в поддержке власти, вела себя с ней верноподданнически. На данном этапе русская буржуазия была
неспособна сыграть роль руководящей силы в политическом пе­реустройстве общества.
Крестьянство, насчитывавшее около 86 млн. человек, было главным податным сословием. После отмены в 80-е годы XIX в.
. 4
подушной подати, важнейшим прямым налогом были выкупные платежи. Крестьянство несло основные расходы на индустриализа­цию, содержание армии, растущего госаппарата. Оно все больше страдало от аграрного перенаселения: за период с 1861 по 1900 гг. сельское население выросло с 50 до 86 млн. человек, в результате средний размер крестьянского душевого надела сократился с 4,8 до 2,6 десятин (1 дес. = 1,09 га). Положение крестьян усугублялось отсталостью сельскохозяйственной техники. Одна треть крестьян­ских дворов была безлошадной, ещё одна треть имела всего одну лошадь. В итоге русский крестьянин получал самые низкие урожаи зерновых в Европе - 30-36 пудов с десятины.
Особую категорию составляло казачество, насчитывающее око-ю 3 млн. человек. Казаки имели значительные привилегии во владении землей: средний размер земельного надела у них был в 10 раз больше крестьянских хозяйств Европейской России. В силу этого они были превращены в часть военно-репрессивного аппара­та царизма. Ещё одно сословие - мещанство, состояло из городских ремесленников и мелких торговцев.
Вместе с индустриализацией росла и численность рабочего класса, составившая к началу века 9 млн. человек, из них индуст­риальных рабочих насчитывалось всего 3 млн. человек. В рабочем классе различались небольшое ядро потомственных рабочих с до­вольно высокой квалификацией и подавляющее большинство под­собных рабочих, недавно прибывших из деревень, регулярно воз­вращающихся туда. Соответственно различалось и их классовое сознание. Более половины промышленного пролетариата было за­нято на предприятиях с численностью работающих свыше 500 че­ловек, что свидетельствовало о высокой концентрации рабочей си­лы и способствовало ее сплочению для борьбы с хозяевами и пра­вительством.
Из-за низкой технической оснащенности предприятий труд ра­бочих был малопроизводительным, а аграрное перенаселение в центральных районах делало рабочую силу дешёвой. Все это не стимулировало сокращение рабочего дня и повышение зарплаты-Поэтому российский пролетариат подвергался нещадной эксплуа­тации, рабочий день длился 12-14 часов, заработная плата была крайне низкой и нередко из него удерживали до трети в счет раз­личных штрафов.
Интеллигенция составляла около 300 тыс. человек, среди них 4 тыс. инженеров, 3 тыс. ученых, более 290 тыс. лиц с высшим и
5

средНеспециальным образованием. В стране, где более 70% насе­ления были неграмотными, интеллигенция, несмотря на её мало­численность, представляла влиятельную силу.
Не только социальная структура общества, но и промышлен­ное развитие России имело свою специфику. Если в других евро­пейских странах промышленный сектор развивался естественным путем и независимо от государства, то в России со времен Петра I он находился полностью под контролем государства. В течение трех десятилетий после отмены крепостного права рост промыш­ленности оставался довольно скромным, составлял 2,5-3% в год.
С.Витте, министр финансов с 1892 по 1901 гг., убедив Нико­лая II, разработал программу развития промышленности. Укре­пив курс рубля, он обеспечил финансирование индустриализации за счет иностранных займов. Из внутренних ресурсов были уве­личены косвенные налоги, а с 1895 г. вводилась винная монопо­лия государства, позволившая резко увеличить поступление до­ходов в госбюджет от продажи водки.
Правительство проводило протекционистскую политику, ог­раждающую молодую российскую промышленность от иностран­ной конкуренции.
Наблюдавшийся на Западе спад производства в начале XX ве^ ка привел к кризису российской экономики. Заводы нуждались в банковских кредитах и, не получив их, резко сокращали производ­ство или закрывались. За годы кризиса 1900-1903 гг. было закрыто свыше 3 тыс. предприятий, на которых было занято 112 тыс. рабо­чих, в 5 раз сократилось железнодорожное строительство. Кризис начался в легкой промышленности, но и поразил и тяжёлую - ме­таллургию и машиностроение, вызвав спад производства на 25-30%. Европа вышла из кризиса в 1904 г., а в России он перешел в депрессию, которая продолжалась до 1909 г. Выход из кризиса происходил путем образования промышленных объединений. Были созданы мощные синдикаты «Продамет» (1902), «Продвагон», «Продуголь», «Гвоздь» (1904), «Кровля» (1907). В 1900-1905 гг. в России существовало более 30 разрешенных правительством син­дикатов и большое число официально не зарегистрированных. Они стали монополистами, контролирующими большую часть сбыта продукции своей отрасли.
Основным противоречием в развитии экономики страны стал колоссальный разрыв между ростом промышленности и сельского хозяйства с его архаичным способом производства. Почти пятая
6
часть общего урожая зерновых вывозилась на экспорт. Но делалось это за счет недоедания, при регулярно повторяющихся неурожаях.
Одной из причин кризиса сельского хозяйства было помещи­чье землевладение и крестьянское малоземелье. Из 86 млн. кресть­ян 75 млн. были малоземельными или безземельными. Зато 1% собственников владел более чем 30% земли. Отсюда и антогонизм между крестьянами и помещиками. Другими причинами кризиса сельского хозяйства являлись аграрное перенаселение, низкий уро­вень культуры земледелия, сохранение полуфеодальных отноше­ний (отработки, издольшины, общинного землевладения, трёх­польной системы и др.).
В политической сфере Россия на рубеже XIX и XX веков оста­валась абсолютной монархией. В стране, в отличие от развитых государств, до сих пор не было конституции, представительных органов власти, политических свобод, легальных партий и проф­союзов. В этом она была уникальной среди европейских стран, от­ставая даже от Японии, где в 1890 г. появился парламент. Естест­венно, что все это вело к обострению противоречий между само­державием и нарождающейся оппозицией.
Вступивший в 1894 г. на престол Николай II (1894-1917) ока­зался последним русским государем. Как человек заурядный, он меньше всего подходил к управлению огромной империей в насту­пившие бурные времена. Его слабоволие и ошибки, ограничен­ность и неспособность отвечать требованию времени лишь прибли­зили гибель самодержавия. Даже свое царствование он начал с тра­гедии. Она была связана с коронацией Николая II, по поводу кото­рой на 18 мая 1896 г. были назначены народные гуляния на Ходын-ском поле (место военных учений, изрытое окопами и рвами). Воз­можность увидеть царя, получить бесплатную выпивку и закуску привела сюда полмиллиона человек. Толпа в условиях отсутствия элементарного порядка и в желании получить угощения создала страшную давку, в которой задохнулись и были затоптаны 1389 человек и изувечены 1300.
Николай II был сторонником охранительства и консерватизма, отверг "бессмысленные мечтания" либералов о конституции. В этом царя всемерно поддерживали традиционалисты, имеющие сильные позиции при дворе и дворянской среде. За продолжение реформ ратовали либеральная (земская и городская) интеллиген­ция, торгово-промышленная буржуазия, либеральные помещики, часть чиновничества. Последовательным сторонником модерниза-

цйи был министр финансов граф С.Ю.Витте, по инициативе кото­рого проведен ряд реформ, в т.ч. денежная, налоговая, введена винная монополия. В 1897 г. принимался закон об ограничении ра­бочего времени 11,5 часами. Даже эти незначительные реформы были приостановлены, т.к. они встретили противодействие со сто­роны традиционалистско-монархических сил, во главе которых стояли К.П.Победоносцев и В.К.Плеве, поддерживаемые царем.
Министр внутренних дел Плеве и его сторонники уповали на исключительность и самобытность России, сохранение общины, удобной для сбора налогов. Поэтому власти не шли на радикаль­ные реформы и к 1905 г. ограничились лишь обеспечением пересе­ления крестьян на свободные земли, расширением деятельности Крестьянского банка. Царский манифест в феврале 1903 г. отменил круговую поруку крестьянских обществ за своих членов, в то же время провозглашая «неприкосновенность общинного строя кре­стьянского землевладения».
Тем временем к началу XX века политическая обстановка в стране крайне обострилась. За один только 1903 г. бастовало более 200 тыс. рабочих. Растущее рабочее движение принимало полити­ческий характер: 53% рабочих выступлений имели политические требования. Массовый характер приобретало крестьянское движе­ние. Волна беспорядков, переходившая в бунты, наблюдалась на Украине и Среднем Поволжье. За период с 1902 по 1904 гг. власти насчитали 670 «крестьянских восстаний». Обычно они начинались с разгрома помещичьих усадеб, затем крестьяне занимали поля и угодья помещиков, уводили скот.
В начале XX в. все настойчивее начали выступать либералы. В либеральное движение влились различные течения: и представите­ли разночинной интеллигенции (П.Милюков, В.Набоков, С.Муромцев и др.), и некоторые деятели «легального марксизма» (П.Струве, С. Булгаков, М.Туган-Барановский), и сторонники ли­берального народничества (Е.Кускова и др.). Активизировались и земские либералы. В 1902 г. в Москве был проведен нелегальный земский съезд, обсудивший актуальные вопросы земского либера­лизма. Эти два потока постепенно сближались. В 1902-1905 гг. на средства земцев в Штутгарте в Германии издавался журнал «Осво­бождение» под редакцией П.Струве, в 1903 г. вокруг журнала воз­ник «Союз освобождения». В том же году в Москве земцы создали «Союз земцев-конституционалистов». Земцы предлагали решить крестьянский вопрос путем передачи малоземельным крестьянам
8
государственных, монастырских и дворцовых земель за выкуп по «справедливой оценке». Либералы предупредили царя, что «рус­ская монархия будет конституционной или её не будет вовсе».
«Союз освобождения» поставил задачу создания правового го­сударства, проведения радикальных реформ, ограничения самодер­жавия, введения парламентаризма, осуществления политических свобод. Лидерами были П.Струве, М.Туган-Барановский. Как видно, новый, «освобожденческий» либерализм стал более радикальным, привлек на свою сторону земских деятелей - помещиков, интелли­гентов, служащих. Массовую поддержку либералы получили и со стороны студентов, которые тоже требовали политических свобод.
В условиях обострения политической и социальной напряжен­ности формировались нелегальные политические партии, прежде других национальные и социалистические: Социал-демократия Ко­ролевства Польского (1893), Бунд (1897), Российская социал-демократическая рабочая партия (1898-1903), партия социалистов-революционеров (1902)и др.
Создание пролетарской партии - РСДРП, было подготовлено деятельностью Г. В. Плеханова, В. И. Ленина, Ю.О.Мартова и дру­гих лидеров будущей партии. В 1883 г. Плеханов с несколькими единомышленниками основал в Женеве небольшую группу «Осво­бождение труда» и начал пропаганду марксизма. В 1895 г. Лени­ным в Петербурге был создан социал-демократический «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», связанный с рабочим движением. В 1898 г. группой социал-демократов был проведен в Минске нелегальный I съезд РСДРП. Событие имело чисто симво­лическое значение, так как вскоре восемь из девяти участников съезда были арестованы. В подготовке созыва II съезда РСДРП, разработке её программы большую роль сыграла газета «Искра», издаваемая с декабря 1900 г. Плехановым, Лениным, Мартовым и другими за границей и нелегально ввозившаяся в Россию.
В 1903 г. состоялся II съезд РСДРП - вначале в Брюсселе, за­тем в Лондоне. Съезд принял программу и устав партии. Програм­ма-минимум провозглашала свержение царизма, установление де­мократической республики, 8-часового рабочего дня, решение аг­рарного вопроса в интересах крестьян. Программа-максимум ко­нечной целью партии провозглашала осуществление социализма через социалистическую революцию и установление диктатуры пролетариата. В партии рабочие составляли 61%, интеллигенция -33%, крестьяне - 4%. На съезде произошел раскол по вопросу о
9

характере партийной организации: Ленин и его сторонники (боль­шевики) хотели создать нелегальную организацию профессиональ­ных революционеров с железной дисциплиной и строгим центра­лизмом; меньшевики во главе с Мартовым отстаивали широкую и более свободную организацию по типу Германской социал-демократической партии. В 1904-1906 гг. расхождения возникли и по тактическим и программным вопросам. РСДРП окончательно размежевалась на два течения. Меньшевизм (Плеханов, Мартов, Аксельрод) был ориентирован на образцы западноевропейской со­циал-демократии, на соглашения с либералами, создание широкой демократической партии. Они считали, что в условиях неразвитого капитализма рабочий класс не может выступать как самостоятель­ная сила, а может быть лишь союзником либеральной буржуазии. Это вытекало из опыта европейских революций.
Большевизм как радикальное течение опирался на традиции рос­сийского освободительного движения. Партия большевиков являлась авторитарной, жестко управляемой вождем сектой, со строгой дисци­плиной, без свободы мнений и фракций. Ленин продолжал традиции Пестеля и Нечаева. Партия сама являлась зародышем тоталитаризма, где каждый ее член находился под строгим контролем. Затем эта структура как образец была перенесена на все общество.
Вокруг газеты «Революционная Россия» в 1902 г. сложилась партия социалистов-революционеров (эсеров) - наследников «На­родной воли». Руководителем и спонсором партии был М.Р.Гоц, сын купца-миллионера, идеологом - В.М.Чернов, лидерами были также Г.А.Гершуни, Б.А.Савинков. Она сформировалась на базе обновленной идеологии народников и элементов марксизма. Эсеры боролись за достижение социализма через социальную революцию и развитие кооперации, самоуправления и социализации земля. Путь к социальному равенству они видели не в повальной нацио­нализации предприятий и ликвидации буржуазии, а в перераспре­делении богатств через налоговую политику. Эсеры были за созыв Учредительного собрания, создание демократической федератив­ной республики, за предоставление гражданам широких граждан­ских и политических свобод, а народам - права на самоопределе­ние. Их программа предусматривала насильственное свержение самодержавия, а затем мирное строительство социализма. Главным их оружием в борьбе с властью стал индивидуальный террор, хотя они также участвовали в стачках и демонстрациях. Примерно 45% членов партии составляли крестьяне, 43% - рабочие, 12% - интел-
10
лигенция и учащиеся. Тогда же создана Боевая организация эсеров во главе с Г.А.Гершуни, а затем Е.Азефом, оказавшимся агентом охранки. До 1905 г. эсеры провели 6 терактов.
Бывший студент П.В.Карпович 14 февраля 1901 г. смертельно ранил министра народного просвещения Н.П.Боголепова. Убийца был приговорен к 20 годам каторги, откуда через несколько лет бежал. Карпович был одиночной и первой ласточкой новой волны террора. С 1902 г. к террору приступила Боевая организация эсе­ров. Её агент С.В.Балмашев застрелил министра внутренних дел Д.С.Сипягина, был схвачен и казнен. 23 апреля 1903 г. О.Е.Дулебов и еще один неизвестный боевик застрелили уфимского губернатора Н.М.Богдановича и сумели скрыться.
2 июля 1904 г. бомбой, брошенной Е.С.Сазоновым, был убит министр внутренних дел В.К.Плеве. Сазонов был приговорен к бессрочной каторге и через шесть лет покончил с собой. 4 февраля 1905г. бомба, брошенная И.П.Каляевым на территории Кремля, разнесла на куски московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. На суде убийца произнес страстную речь и был повешен. Террористам, как отмечают исследователи, не чу­жды были моральные нормы: тот же Каляев еще раньше не решил­ся бросить бомбу в карету великого князя, увидев в ней его жену и детей. Как правило, террористы охотились за наиболее жестокими должностными лицами. Таким был Плеве, при попустительстве которого произошел еврейский погром в Кишиневе, когда погибли 43 человека. По приказу Богдановича войска расстреляли бастую­щих рабочих г. Златоуста.
Довольно решительно были настроены и либералы, добивав­шиеся проведения реформ. На земско-городском съезде в ноябре ' 1904 г. они высказались за ограничение самодержавия, сословное и национальное равенство, расширение прав местного самоуправле­ния. В поддержку этих решений в 34 городах была проведена т.н. «банкетная кампания», вылившаяся в открытое требование консти­туции и Учредительного собрания. Однако либеральная оппозиция натолкнулась на жесткую реакцию и нежелание Николая II на прин­ципиальные уступки, на проведение насущных реформ. Это означа­ло, что противоречия между нарождающейся оппозицией и цариз­мом не устраняются. Оставалась незавершенной политическая и со­циально-экономическая модернизация страны: Россия на рубеже XIX и XX в. была абсолютной монархией, не было конституции, парламента, политических свобод, легальных партий и профсоюзов,
11

существовал национальный гнет, не было фабричного законодатель­ства и др. Отказ от реформ открывал прямой путь к революции.
В условиях, когда назревала революция, самодержавие ввяза­лось в русско-японскую воину (1904-1905). Она была одним из звеньев происходивших в тот период войн между великими держа­вами за сферу влияния в мире. На Востоке объектом проникнове­ния России и других стран был слабый в то время Китай. В 1896 г. России удалось навязать русско-китайский договор о союзе против Японии, о строительстве Китайско-Восточной железной дороги через Манчжурию. Соглашение было оплачено взяткой в миллион рублей. Здесь столкнулись интересы всех великих держав. Япония захватила Тайвань, Ляодун. Россия, Германия и Англия заставили Японию отказаться от Ляодуна. 1898 г. Россия вынудила Китай от­дать в аренду Ляодунский полуостров с Порт-Артуром, ставшим главной русской военно-морской базой на Тихом океане. Царь уже помышлял о включении Маньчжурии в свои владения.
Япония, лишившись Ляодуна, стала готовиться к войне с Росси­ей. К 1903 г. она имела 168 кораблей (русских - 69) и в полтора раза больше войск, чем Россия. Однако русские правящие круги смотре­ли на Японию «свысока», генералы считали, что русский стоит по­лутора или двух японских солдат- Кроме того, им нужна была ма­ленькая победоносная война для предотвращения революции. Пере­говоры ничего не дали, и в январе 1904 г. началась русско-японская война. Японская эскадра у корейского порта Чемульпо окружила русские корабли, которые сдаться отказались и прорваться не суме­ли: канонерка «Кореец» была взорвана, крейсер «Варяг» и пароход «Сунгари» затоплены. На рейде Порт-Артура сразу же были выведе­ны из строя два лучших броненосца и один крейсер. Флагманский корабль «Петропавловск» подорвался на японской мине. Погибли командир флота вице-адмирал С.О.Макаров, художник-баталист Ве­рещагин и почти вся команда. Японцы оккупировали Корею, вторг­лись на Ляодунский полуостров и блокировали Порт-Артур. Не­сколько крупных сражений на суше русские тоже проиграли. Когда в декабре 1904 г. часть укреплений порта была захвачена и в строю осталась лишь 13 тыс. воинов, генерал А.М.Стессель Порт-Артур сдал. Позднее военным судом он был приговорен к смертной казни, но помилован царем. Далее войска отошли к Мукдену.
Тем временем две эскадры Балтийского флота двигались на Восток, пройдя путь длиною в земной экватор. В середине мая 1905 г. в Цусимском проливе русский флот из 30 кораблей поджи-
12
дала японская эскадра из 121 корабля, превосходившая русские по скорости, калибру орудий, площади брони. Японцы сразу же выве­ли из строя флагманский броненосец «Князь Суворов». Командир З.П.Рождественский был ранен, управление боем потеряно. Затем принял управление контр-адмирал Н.И.Небогатов, но вскоре сдал­ся с пятью оставшимися кораблями. Поднял белый флаг и эсминец «Бедовый» с Рождественским. До Владивостока добрались только три корабля, остальные были либо уничтожены, либо захвачены в плен, либо интернированы. Российский флот потерпел крупнейшее поражение. Небогатов приговорен к смертной казни, замененной десятилетним заключением в крепости, в 1909 г. помилован. Далее Япония оккупировала Сахалин. На Дальний Восток было перебро­шено три четверти всей русской армии - 800 тыс. человек.
Переброска армии не изменила ситуацию. Обе стороны нуж­дались в мире. Благодаря американскому посредничеству 23 авгу­ста 1905 г. в Портсмуте Витте подписал мир с Японией. Россия пе­редала Японии аренду Ляодуна, южную часть Сахалина, Южно-Маньчжурскую железную дорогу, признала Корею сферой япон­ских интересов. Обе стороны обязались вывести свои войска из Маньчжурии. Россия потеряла в этой войне 50 тыс. убитыми, Япо­ния - 86 тыс. Россия войну проиграла из-за недооценки противника и стремления захватить непомерно больше, чем могла удержать, а также из-за военно-технической отсталости.
Революция 1905-1907 гг. Поражение России в войне подорвало престиж власти и тем самым способствовало нарастанию революции. Коренная причина революции крылась в самодержавии, в политике последних царей -Александра III и Николая II. Они, в отличие от Александра II, ока­зались не готовы отвечать вызову времени, понять необходимость избавления страны от средневекового наследия, пережитков крепо­стничества и абсолютизма, предупредить и отвести ее от социаль­ных потрясений. Российское дворянство в массе своей также не захотело поступиться своими экономическими и политическими привилегиями, а русская буржуазия, аморфная и верноподданниче­ская, оказалась неспособной организовать по примеру европейских стран борьбу за либеральные реформы. Россия все больше скаты­валась с пути эволюционного развития на путь революции, соци­альных потрясений, в ходе которых народу приходится платить непомерно высокую цену при неясной перспективной цели.
13

* О страшных испытаниях, ожидающих страну с самодержавной властью, предупреждали многие ученые, мыслители, писатели. Рус­ский ученый В.И.Вернадский справедливо полагал: «Если бы по­следние два (Александр III и Николай П) не попытались укрепить -вопреки ходу истории - остатки крепостничества, Россия была бы либеральной демократической державой». Русский философ зару­бежья Н.Бердяев считал, что «ответственны за революцию все, но более всего ответственны реакционные силы старого режима».
Экономический кризис, малоземелье крестьян, их стремление получить помещичьи земли, правительственные репрессии довели недовольство народа до крайней черты. Нужен был лишь толчок к революционному взрыву. Им стала деятельность священника Г.А.Гапона - руководителя «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга». Такие рабочие организа­ции создавались по инициативе начальника Московского охранно­го отделения С.Г.Зубатова с целью удерживать пролетариат в рам­ках экономической борьбы. Но Гапон оказался честолюбивым, стал популярным и приобретал харизматические черты. Его проповеди и выступления имели огромный успех. Он не думал о рабочих, ис­пользовал их для достижения карьеры. Когда с Путиловского заво­да были уволены четверо рабочих, членов «Собрания...», по призы­ву Гапона завод встал. На другой день, 4 января, он призвал идти к Зимнему дворцу и вручить царю петицию.
Петиция, написанная Гапоном в верноподданническом стиле, содержала, тем не менее, радикальные требования: передача земли народу, отмена выкупных платежей и косвенных налогов, введение свободы слова, печати, собраний, амнистия политзаключенных, созыв Учредительного собрания. Такую петицию власть принять не могла, решив встретить демонстрацию огнем и тем самым дать урок народу. Гапона устраивал любой исход: примут петицию - он будет премьер-министром, подавят шествие - станет вождем рево­люции. 9 января 1905 г. одиннадцатью колоннами с иконами, хо­ругвями, портретами царя рабочие двинулись к центру города. В шествии, похожем на крестный ход, участвовало 140 тыс. человек. По приказу генерал-губернатора великого князя Владимира Алек­сандровича солдаты и казаки блокировали улицы и уже на дальних подступах к центру стали стрелять в демонстрантов и рубить шаш­ками. По официальным данным, погибли 130 человек, ранены 299, оппозиция называла на порядок большие числа.
Гапон под пулями струсил, и жизнь ему спас эсер 14
П.М.Рутенберг, который увел дрожащего священника в ближай­ший двор, остриг ему волосы, переодел в платье рабочего, затем спрятал его на квартире Горького. Гапон выехал за границу, после амнистии в октябре 1905г. вернулся. Возглавить революцию ему не удалось, и он решил сотрудничать с охранкой за большое возна­граждение. К этому же он пытался склонить Рутенберга, но тот до­вел это до сведения своей партии. Эсеры приговорили Гапона. В марте 1906 г. Рутенберг заманил Гапона на дачу, а спрятавшиеся в соседней комнате рабочие услышали предложение Гапона о со­трудничестве с охранкой и повесили его. Рутенберг за нарушение партийной дисциплины был отстранен от дел, уехал в Палестину, впоследствии стал миллионером.
Расстреляв мирное шествие рабочих, показав тем самым пре-| зрение к народу, царь получил результат, прямо противоположный
первоначальному замыслу - запугать народ. «Кровавое воскресе-| нье» стало началом революции: только в январе бастовало 440 тыс. человек, тогда как за предыдущее десятилетие 330 тыс. Требования рабочих все чаще переходили в политические, пришли в движение студенчество, интеллигенция и крестьянство. Начавшаяся револю­ция заставила режим изменить тактику и 18 февраля царь подписал рескрипт (предписание) на имя министра внутренних дел А.Г.Булыгина о разработке проекта закона о созыве в России зако­носовещательной Думы, Однако в условиях нарастания оппозици-| онных настроений этого оказалось недостаточно.
| Летом последовала новая серия забастовок, крестьянских бун­тов, террористических актов. В июне вспыхнуло восстание в Лод-зи, повстанцы три дня удерживали город. Поднял мятеж бронено­сец «Потемкин». Матросы отказались есть суп из тухлого мяса, а командир приказал их расстрелять. Матросы убили командира и нескольких офицеров и овладели кораблем. Через некоторое время «Потемкин» сдался румынским властям. С сентября были охваче­ны мятежами Сибирь, Кавказ, Прибалтика, Польша. Правительство вынуждено была вернуть университетам автономию, и они стали местом проведения революционных митингов. Забастовали типо­графии Москвы. 7 октября началась стачка на Московско-Казанской железной дороге, через несколько дней к ней присоеди­нились железнодорожники, а затем рабочие и служащие всей стра­ны. Октябрьская всероссийская политическая стачка полностью парализовала Москву и Петербург, приостановилась торгово-промышленная и культурная жизнь. Стачка проходила под лозун-
15

гом «Долой самодержавие!». Бастующие требовали демократиче--1 ских свобод восьмичасового рабочего дня, выборов в Учредитель­ное собрание. 13 октября в Петербурге образован Совет рабочих депутатов, в него вошли эсеры, меньшевики, большевики. Он ру­ководил стачкой и повел себя как орган местной власти. Такие Со­веты возникли в Москве и других городах. (Первый Совет был соз­дан в мае в Иваново-Вознесенске).
В такой ситуации у власти оставались два выхода: или пода­вить революцию и установить диктатуру, или отступить и удовле­творить выдвинутые народом требования. Для подавления револю­ционных масс не хватало сил, т.к. войска были на Дальнем Восто­ке. Николай II вынужден был отступить и издать Манифест 17 ок­тября о «даровании» народу «незыблемых основ гражданской сво- • боды» - неприкосновенности личности, свободы слова, собраний и союзов. Был обещан созыв Государственной думы с законодатель-ными правами, провозглашалось создание объединенного Совета министров. По значимости Манифест приближался к конституци­онному акту, предполагал качественное изменение политического и социального строя России. В то же время в нем не говорилось о сословном и национальном равноправии, о равенстве избиратель­ных прав, об учреждении ответственного перед Думой правитель­ства. Следовательно, сохранилась почва для дальнейших столкно­вений общества и власти.
Последовали и другие социально-политические акции: прове­дена политическая амнистия, восстановлены конституционные права Финляндии, отменены выкупные платежи. Появление Мани­феста было восторженно встречено в обществе, особенно либера­лами, оно усилило конституционные иллюзии, легализовало поли­тические партии и революционную печать. Формировались тради­ционно-монархические партии и организации, в их числе несколь­ко сословно-дворянских организаций и всесословный «Союз рус­ского народа». Общими для всех монархических организаций явля­лись приверженность триаде «Самодержавие. Православие. Народ­ность», защита сословного строя, антисемитизм. «Союз русского народа» был наиболее массовой партией и в 1907 г. насчитывал 410 тыс. человек из числа крестьян, мелких городских собственников, некоторых слоев рабочих, духовенства, дворян, буржуазии. При­влекались традиционалистски настроенные слои населения через организацию массовых митингов, демонстраций, молебнов, еврей­ских погромов и др. Целью этих организаций считалась борьба с •
16
«крамольниками», нарушающими святые для Руси традиции, т.е. революционерами, интеллигенцией, евреями. В еврейских и интел­лигентских погромах, прокатившихся после появления Манифеста, погибли более 1,6 тыс. и получили ранения 3,5 тыс. человек.
Расправы и погромы чинились вооруженными дружинами, «черными сотнями», названными по наименованию низового, бед­нейшего торгового класса Московского царства ХУ1-ХУП вв. По мнению Г.Федотова, «черная сотня есть русское издание или первый русский вариант национал-социализма». При фанатичности нена­висти, при насильственности действий, принимавших характер «по­грома и бунта, движение таило в себе потенции разинщины. Власть, дворянство вскармливали его - но на свою голову». А Николай II назвал «Союз русского народа» «надежной опорой законности и по­рядка в отечестве нашем». В нем собрано было «самое дикое и не-I культурное в старой России... его идеи победили в ходе русской ре-| волюции». Та же дикость и жестокость творилась революционерами, например, после Февральской революции, когда насиловали женщин на перекрестке улиц при хохочущей толпе или сбрасывали офицеров с борта корабля. Общими, характерными для них, были такие черты, как антилиберализм, фанатичная ненависть, насилие, бунт, погром, безжалостное истребление человеческих жизней и т.д.
Осенью 1905 г. происходило и формирование либеральных партий. Левое, радикальное крыло либерального движения образо­вало конституционно-демократическую партию на базе «Союза освобождения» и большинства земско-городских съездов. Основ­ные требования партии кадетов - правовое государство в виде кон­ституционной монархии, равноправие, культурное самоопределе­ние наций, политическая автономия для Польши, принудительное отчуждение частновладельческой земли, восьмичасовой рабочий день. Социальную базу кадетской партии составили прежде всего интеллигенция, средние городские слои, слой предпринимателей, а также незначительное число землевладельцев, рабочих и крестьян.
На базе консервативного меньшинства земцев была создана умеренно-либеральная партия «Союз 17 октября». В отличие от кадетов, октябристы возражали против отчуждения частнособст­веннических земель, неограниченного права стачек, введения восьмичасового рабочего дня. Они принадлежали к различным слоям - дворянству, чиновникам, верхним слоям интеллигенции, буржуазии, частично крестьянству. Либеральные партии добива­лись у правительства реализации политики реформ. 17

Манифест 17 октября был негативно оценен социалистиче­скими партиями, которые находили уступку недостаточной и стре­мились к свержению самодержавия. Начатая 6 декабря социали­стами и Московским Советом забастовка переросла в вооруженное восстание, но из-за отсутствия поддержки армии и изменившейся после издания Манифеста обстановки оно потерпело поражение. Сказались массовые аресты, проведенные в Петербурге (схвачено 750 человек). С восставшими расправились крайне жестоко, схва­ченных расстреливали на месте. По официальным данным, погибло 1100 человек.
Первый опыт российского парламентаризма
После подавления восстания, проведения выборов в Думу Ни­колай II 23 апреля 1906 г. подписал и в день открытия Думы, 27 апреля, опубликовал «Основные государственные законы Россий­ской империи», которые считают первой русской Конституцией. Конституция провозгласила, что «императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть». В прежней редак­ции Основных законов, созданной Сперанским, было указание на «неограниченную» власть, теперь оно убрано по решению консти­туционного совещения, т.к. противоречило Манифесту 17 октября. К компетенции императора относились: назначение и смещение правительства, созыв и роспуск Государственной думы, объявле­ние войны и заключение мира, командование армией и флотом, внешняя политика, чеканка монеты. Гарантировались неприкосно­венность личности, собственности, жилища, свобода передвиже­ния, вероисповедания, слова, печати, собраний, союзов, но в уста­новленном законом пределах. Они не действовали в условиях во­енного или исключительного положения, которое вводилось или отменялось царем.
Государственный совет превратился из совещательного органа в равноправную с Думой законодательную палату. Половина его чле­нов назначалась царем, другая половина избиралась от губернских и дворянских собраний с участием церкви и предпринимательских ор­ганизаций. Законопроекты получали силу законов после одобрения их обеими палатами и утверждения царем. Между сессиями Думы царь издавал указы, которые затем утверждались Думой. Как видно, царь мог Думу обходить и этим широко пользовался.
Закон от 11 октября 1905 г. установил сложную избиратель­ную систему, основанную на многопартийности, сословности и
18
имущественном цензе. Избирательные права получили мужчины с 25-летнего возраста. Не могли участвовать в выборах военнослу­жащие, полицейские, студенты, кочевники, лица, состоявшие под следствием. 20-25 миллионов избирателей делились на четыре ку­рии: земледельческую, городскую, крестьянскую, рабочую. В пер­вых двух куриях учитывался имущественный ценз и в них выборы были двухстепенными, для рабочих - трех-, для крестьян - четы­рехстепенными. Выборщики от всех курий сходились в губернских собраниях и избирали депутатов Думы в соответствии с установ­ленными нормами для каждой курии. Один голос землевладельца приравнивался к 3 голосам горожан, 15 голосам крестьян, 45 голо­сам рабочих. Землевладельцы избирали 32%, крестьяне - 43%, го­рожане - 22%, рабочие - 3% выборщиков. Власти хотели видеть Думу помещичье-крестьянской, считая эти сословия наиболее пре­данными монархии.
Выборы в I Думу, проведенные весной 1906 г., отражали на­строения общества революционной обстановки. Победила на выбо­рах оппозиционная партия кадетов, получив 34% мест, на втором месте были «трудовики», представлявшие крестьянство и рабочих -24%. Черносотенцы не прошли, эсеры и большевики выборы бойко­тировали. Кадеты и трудовики вступили в открытую конфронтацию с царизмом и увлекли за собой всю Думу, отражая тем самым все­общее недовольство в обществе с самодержавной властью.
Депутаты в принятом на имя государя адресе потребовали предоставить Думе право формировать правительство, упразднить Государственный совет, отменить чрезвычайное положение, объя­вить всеобщую амнистию, провести отчуждение части помещичьих земель. Требования, похожие на ультиматум, были отвергнуты гла­вой правительства Горемыкиным. По аграрному вопросу трудови­ки предложили национализировать все земли, превышающие «тру­довую норму», передать их в пользование сельским жителям, рас­пределив поровну. Кадеты были за частичный выкуп изъятых зе­мель. Был и проект «социализации земли».
Либералам было предложено сформировать * коалиционное
правительство вместе с бюрократами из окружения царя, но Ми­люков не согласился на подчиненную роль, а предложения сфор­мировать кадетский кабинет не было. Дело шло к развязке. Нико­лай II по традиции, как во времена Московского царства, продол­жал считать Россию своей собственностью и видел свой долг в пе­редаче государственной власти своему сыну в неограниченном ви-
19

де.7 июля 1906г. он распустил I Думу и установил дату созыва II Думы 20 февраля 1907 г. Одновременно царь назначил председате­лем Совета министров П.А.Столыпина.
220 депутатов из числа кадетов, трудовиков, социал-демократов собрались в Выборге и призвали народ к протесту, пас­сивному сопротивлению - не платить налоги, бойкотировать воен­ную службу. Призыв думцев не дал каких-либо .результатов. Зато самих этих депутатов привлекли к суду и лишили возможности участвовать в выборах во II Думу. Но революционный террор в стране продолжался: в 1906 г. было совершено 2600 террористиче­ских актов. В том числе 12 августа 1906 г. на даче премьер-министра Столыпина прогремел взрыв огромной силы, 27 человек погибло, 30 ранено, в т.ч. дочь и сын Столыпина, сам он не постра­дал. Покушение совершили эсеры, исполнители погибли во время теракта, их вожаки затем были схвачены и казнены. 19 августа ука­зом царя было объявлено военное положение и на основе 87-статьи Основных законов учреждены военно-полевые суды. Их практика во многом предвосхитила работу сталинских судов 30-х годов, в эпоху большого террора. Суды из офицеров рассматривали дела террористов по законам военного времени, при закрытых дверях, без адвокатов, в течение двух суток, приговоры обжалованию не подлежали и исполнялись в течение суток. По приговорам военно-полевых судов были казнены 1102 чел., а от рук террористов погиб 4131 человек.
Заботясь о повышении своей популярности, правительство по инициативе Столыпина упразднило круговую поруку в общинах, уравняло крестьян в правах с другими сословиями, начало аграр­ную реформу. С 1 января 1907 г. были отменены выкупные плате­жи, Решение правительства отменить дискриминирующие евреев законы не были утверждены царем.
Во II Государственной думе число кадетов сократилось до 97, но их место заняли социалисты. Самой крупной фракцией стали трудовики - 104 места, у эсеров было 37 мест, большевики и меньшевики имели 65 мест. Имелись 22 крайне правых депутата. П Дума оказалась более левой, чем первая. В правительственной дек­ларации, с которой выступил Столыпин, предусматривалось: пре­вращение России в правовое государство, установление равнопра­вия сословий, свобода вероисповедания, создание волостных земств, узаконение экономических стачек,'осуществление аграрной реформы. На левое большинство Думы такая программа не произ-
20
вела впечатления. Социалисты особо не дорожили парламентом, не боялись его разгона, обостряли обстановку, открыто призывали к революции. Столыпин старался сотрудничать с кадетами, предло­жил Милюкову осудить террор. Однако большинство Думы меша­ло такому сотрудничеству и совместная работа правительства и парламента вновь стала невозможной. Правительство обвинило социал-демократическую фракцию в заговоре против существую­щего строя, потребовало лишить некоторых депутатов неприкос­новенности и, не дождавшись ответа Думы, 3 июня 1907г. аресто­вало социал-демократических депутатов.
Царским указом 3 июня Дума была распущена, и был обнаро­дован новый избирательный закон. По Конституции 23 апреля 1906г. законы о выборах не позволялось менять без согласия Думы. Царь и правительство, нарушив её, 3 июня совершили государст­венный переворот. Это означало и окончание революции.
Целью нового избирательного закона 3 июня 1807г. было обеспечение лояльного императору состава Думы. Решили долю крестьян в числе выборщиков снизить с 42 до 22%, рабочих - с 4 до 2%, долю помещиков увеличить с 32 до 43%. Теперь один голос помещика приравнивался к 4 голосам городских богачей, 60 голо­сам мещан, 240 голосам крестьян и 480 голосам рабочих. Была ли­шена представительства Средняя Азия, втрое сокращалось пред­ставительство Польши и Кавказа.
В III Думе из 442 мест у октябристов было 154, умеренных правых 70, независимых националистов - 26, крайне правых - 50. Правительство опиралось на большинство из октябристов и уме­ренных националистов. III Дума встраивалась в систему государст­венных органов. Россия превращалась в конституционную монар­хию. В послереволюционный период Госдума стала постоянно действующим органом высшей власти. Но ее законодательные пра­ва были ограничены, некоторые законы, предлагаемые Думой, от­вергались Госсоветом или не утверждались императором, а прави­тельство нередко игнорировало ее работу. Среди решений Думы наиболее значимой была столыпинская аграрная реформа.
Столыпинские реформы
П.А.Столыпин сыграл особую роль в период думской монар­хии. Как выходец из старинного дворянского рода, он защищал ин­тересы самодержавия и стремился лучше приспособить его к но­вым условиям. Наряду с учреждением военно-полевых судов в ав-
21

густе 1906 г., была разработана широкая программа реформ, ини­циатором которых был Столыпин. Свою стратегическую задачу он видел в создании "великой России".
Ключевым в его программе был аграрный вопрос. Начало аг­рарной реформе было положено указом 9 ноября 1906 г., который дал крестьянину право выхода из общины с принадлежащим ему земельным наделом и выделять свой надел в личную собственность. Крестьяне могли соединить разрозненные участки в один отруб, вы­селяться на отведенные земли, создавая хутора. Был издан также закон 15 ноября, разрешивший (в отмену закона 1893 г.) продажу и залог крестьянских надельных земель. Затем был принят закон 14 июня 1910 г. с дополнением, что деревни, в которых не было зе­мельных переделов со времени освобождения крестьян, считаются автоматически перешедшими к единоличному владению.
Государство помогало многим крестьянам в приобретении зе­мель через посредство Крестьянского банка. Банк в рассрочку продавал им земли, скупая их у помещиков и получая от государ­ства. Между 1905 и 1914 гг. в руки крестьян перешли таким путем 9,5 млн. га земли. Такая практика была выгодной для работоспо­собной части крестьян, она помогла им встать на ноги, однако бед­няки ею не смогли воспользоваться, вынуждены были наниматься батраками, переселяться в города или в Сибирь. Правительство всячески поощряло заселение Сибири, давало переселенцам посо­бия и льготы. Отпускаемые им кредиты увеличились в 4 раза по сравнению с предыдущим периодом.
Разрушение общины было давно назревшей проблемой, так как переход от общинного владения землей к созданию класса кресть­ян-собственников был объективной необходимостью. За это еще раньше выступал и Витте. Однако царизму было удобно сохранить общину, которая была низшим звеном управления крестьянами, взыскивая с них подати и выкупные платежи. Теперь, когда рево­люция, I и II Думы показали, что царь не может рассчитывать на крестьян, он решил общину разрушить и создать класс фермеров как новую опору монархии. Всего за 1906-1915 гг. общину покину­ли 2,5 млн. крестьянских хозяйств, что составляло около 25% всего числа крестьян-домохозяев. Пик освобождения из-под опеки сель­ской общины приходился на 1908 и 1909 гг. Случаи полного рос­пуска общины в целом были крайне редкими (всего 130 случаев). Свободные крестьянские землевладения составили лишь 15% об­щей площади обрабатываемой земли.
22
Фермеры лучше хозяйствовали и обогнали общину по урожай­ности, поставками товарной продукции в города и на экспорт. Уро­жайность полей значительно поднялась: вместо традиционных 30-35 пудов с десятины средний за пятилетие 1908-1912 гг. урожай ржи составлял 51 пуд с десятины, озимой пшеницы - около 57 пудов.
Надежды правительства на переселение крестьян в Сибирь также не оправдались. В 1907-1914 гг. на заселение Сибири выеха­ли 3,5 млн. человек, из них 1 млн. вскоре вернулись обратно.
Кое-какие сдвиги намечались и в проведении школьной рефор­мы. На основе закона 3 мая 1908 г. предполагалось ввести обяза­тельное начальное бесплатное обучение детей с 8 до 12 лет. С 1908 по 1914 гг. бюджет народного образования увеличился втрое, было открыто 50 тыс. новых школ. Всего же в стране в 1914 г. насчитыва­лось 150 тыс. школ, не хватало порядка еще 150 тыс. начальных школ из-за отсутствия финансов. На просвещение Россия тратила 43 копейки на душу населения, в то время как Англия и Германия — около 4 рублей, а США - 7 рублей. Основная масса населения оста­валась неграмотной, что затрудняло модернизацию страны.
Реформы оказались запоздалыми, у страны не было 20 лет, на которые уповал Столыпин. В итоге царизм не успел создать себе опору в деревне из крестьян - собственников земли. Серьезным изъяном реформы было сохранение помещичьего землевладения, что тормозило ход преобразований. Реформа проводилась бюро­кратическим аппаратом насильственными методами при сопротив­лении дворянских «верхов», которые опасались появления эконо­мического конкурента в лице фермеров.
Заметные успехи были достигнуты в развитии промышленно­сти. Экономический подъем охватил все сферы материального производства. Среднегодовые приросты промышленного произ­водства достигали 9%. С 1908 по 1913 гг. промышленное произ­водство возросло на 54%, а общее количество рабочих увеличилось на 31%. Однако его общий уровень перед войной оставался в 2,5 раза меньше, чем во Франции, в 6 раз меньше, чем в Германии, и в 14 раз ниже, чем в США. Россия оставалась страной «второго эше­лона» капитализма, её промышленность значительно отставала в техническом отношении от европейской. На долю России прихо­дилось чуть больше 4% мировой промышленной продукции (на
долю США - 34%).
Однако большая часть подготовленных Столыпиным реформ
была отклонена Государственным советом, осуществлено лишь 9
23

из 43 проектов, остальные царизм посчитал излишними. Например, не прошел проект реформы местного управления. Осложнились отношения Столыпина и с царем, и с его окружением, и с Думой. Следует отметить, что Столыпин как государственный деятель проявлял не только жестокость в отношении участников револю­ционного движения, но и ограниченность в национальной полити­ке, делая ставку на национализм как на идеологию широких масс. Он открыто проводил националистическую великорусскую поли­тику, восстановил против себя и царского режима все националь­ные меньшинства. Закон 1910 г. ограничил право финского сейма только совещательным голосом. С 1907 г. было резко сокращено представительство национальных окраин в Государственной думе. Столыпин в Польше закрыл польскоязычные школы, на Украине пресса и высшие учебные заведения подвергались насильственной русификации. Столыпин решительно отверг предложение о равен­стве различных конфессий. При нем националисты открыто разжи­гали антисемитские, антикавказские и антипольские настроения, стремясь запугать массы "засилием инородцев", сформировать об­раз "внутреннего врага". Тогда же появилось знаменитое "дело Бейлиса", по которому обвинение в ритуальном убийстве христи­анского мальчика было выдвинуто против еврея Бейлиса в Киеве /1911 г./, оправданного судом присяжных в 1913 г.
1 сентября 1911 г. в Киеве Столыпин был смертельно ранен террористом-одиночкой Д.Г.Багровым, сыном богатого еврейского коммерсанта. Анархист и сотрудник охранного отделения, он, ви­димо, этим убийством желал себя прославить. Он был схвачен и повешен. Убийство Столыпина приостановило процесс реформи­рования страны. Столыпинская модернизация России была свер­нута и страна вступила в мировую войну, будучи недостаточно подготовленной к ней.
Россия в первой мировой войне
К I мировой войне привели противоречия между великими державами из-за дележа мира и двустороннего соперничества. От­ношения между Германией и Францией омрачались стремлением Франции вернуть Эльзас и Лотарингию. Австро-Венгрия и Россия соперничали на Балканах. Российско-германские отношения обо­стрились из-за экономического и военного присутствия Германии в Турции, а Россия не оставляла своего стремления установить кон­троль над проливами Босфор и Дарданеллы. Сложились противо-
24
борствующие блоки - Тройственный союз и Антанта. Хрупкое рав­новесие было нарушено убийством в Сараево австрийского эрцгер­цога Франца Фердинанда сербским националистом Принципом. В результате Австро-Венгрия объявила войну Сербии. На другой день Николай II утвердил указ о всеобщей мобилизации. Через три дня, 1 августа (по новому стилю) 1914 г. Германия объявила войну России, 3 августа - Франции, 4 августа Англия объявила войну Германии. Так началась первая мировая война, задавшая тон всему XX веку. Итогом её стала гибель четырех монархий.
В России война вызвала сплочение общества на основе идеа­лов имперского сознания и государственного традиционализма. Взрыв патриотизма показали 2 августа сотни тысяч демонстран­тов, собравшихся у Зимнего дворца. Они, стоя на коленях, получа­ли благословение царской четы. Прекратились забастовки рабочих, и мобилизация миллионов мужчин проводилась при полном по­рядке. Войну поддержали Госдума, кадеты, земские и городские органы самоуправления. Поднялись националистические настрое­ния, и Петербург переименован в Петроград. Либеральная интел­лигенция также предложила свою помощь властям, сформировав Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам под руководством князя Г.Львова и Всероссийский союз городов, оказывающий гуманитарную помощь семьям солдат и жертвам войны. Символом патриотического движения стало провозглаше­ние сухого закона. Тем самым государство отказывалось от посту-. пления огромных доходов от продажи водки, а подданные ради, победы пожертвовали многовековой традицией и одним из немно­гих удовольствий.
В войне за царя и отечество в течение трех лет сражались 15,5
млн. солдат и офицеров. Хотя воины проявляли мужество и геро­изм, но армии трудно было добиваться побед, так как страна оказа­лась не готовой к длительной войне, оружие было несовершенным, мало было артиллерии и боеприпасов.
В начале войны действия российской армии подавали некоторые надежды, развернув наступление против Германии. В Восточной Пруссии немцы были застигнуты врасплох и, испытывая затруднения, вынуждены были снять войска с Западного фронта. Это помогло французам выиграть битву на Марне. На Восточном фронте благодаря прибывшим подкреплениям и удачному маневру 27 августа Германия одержала крупную победу при Танненберге, в Мазурии. Российская армия оставила там около 100 тыс. пленных и отступила. 25

Российские войска успешнее действовали против австрийцев. В сентябре-октябре они заняли половину Галиции. В начале 1915 г. им еще удавалось сдерживать атаки и немецких войск в Восточной Пруссии, Тем временем в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии вступила Турция, что привело к серьезным последствиям для России: закрытие Дарданелл почти полностью отрезало Россию от мирового рынка, поставило в условия экономической блокады.
Чем дальше, тем сильнее сказывалась недостаточная подго­товленность России к войне. Она надеялась на быстротечную вой­ну, и военные запасы были рассчитаны на трехмесячную кампа­нию. Уже в конце 1914 г. многие части испытывали недостаток па­тронов и снарядов. Из-за блокады и незавершенности перестройки экономики Генштаб избегал ввязываться в крупные операции. В мае 1915 г. противник начал широкое наступление, прорвал фронт на всем протяжении и добился полной победы. В результате пора­жения, постигшего российскую армию весной и летом 1915 г., по­ловина её была уничтожена: около 1,4 млн. человек было убито или ранено, 978 тыс. попало в плен. Литва, Галиция и Польша пе­решли под контроль Германии и Австро-Венгрии. Они поощряли там национальные движения вплоть до восстановления (5 ноября 1916г.) государственности Польши.
В 1916 г. огромными усилиями удалось армию восстановить. Нужды десятимиллионной армии требовали полной перестройки экономики, охватившей 80% заводов страны. Несмотря на это, объ­ем военной продукции оставался недостаточным, сказались приток менее квалифицированных рабочих, падение производительности труда, нехватка сырья, недостаток оборудования и станков, зави­симость империи от европейских поставщиков.
В свою очередь перевод экономики на производство военной продукции разрушительно сказался на внутреннем рынке: не удовле­творялись нужды гражданского населения, образовался дефицит промтоваров. По этой же причине крестьяне сократили поставки в города, выросли цены на сельхозпродукты и на промтовары. Страна вошла в полосу инфляции и дефицита. С июля 1914 по январь 1917 гг. цены на основные товары поднялись в 4-5 раз, а зарплата не поспевала за их ростом. Условия жизни трудящихся катастрофически ухудша­лись. Число бастующих выросло с 560 тыс. в 1915 г. до 1 млн. 100 тыс. в 1916 г. В этой ситуации правительство оказалось неспособным принять действенные меры по борьбе с инфляцией, обнищанием на­селения, у него не было последовательной экономической политики.
26
В условиях военного и экономического кризиса 1915-1916 гг создавались различные комитеты и общества для оказания помощи фронту и тылу. Комитет Красного Креста помогал санитарной служ­бе, земский и городской союзы пытались централизовать военные по­ставки, особенно со стороны малых предприятий. В мае 1915 г. по инициативе А-Гучкова деловые и промышленные круги создали Цен­тральный военно-промышленный комитет, напоминающий парал­лельное министерство. На него возлагалась задача организации про­изводства для нужд фронта и распределения заказов между крупными предприятиями. Благодаря усилиям комитета в 1916 г. снабжение ар­мии несколько улучшалось. В июне 1916г. войска даже предприняли успешное наступление в Галиции. Однако их продвижение не было использовано для перелома хода войны.
Назревание революционного кризиса. Победа Февральской революции
Крупные потери на фронтах, затягивание войны вызывали рост недовольства войной, революционных и оппозиционных на­строений. Общество, наконец, начало избавляться от патриотиче­ского угара и проявлять трезвость в оценке происходящего. Свя­щенное единение власти и оппозиции было недолгим. В сентябре 1915 г. большинство депутатов IV Думы под руководством октяб­ристов и кадетов образовало Прогрессивный блок во главе с Ми­люковым. Блок требовал создания министерства доверия и прове­дения ряда реформ. Даже такие умеренные требования блока были отвергнуты правительством, не желавшим иметь конструктивные
отношения с оппозицией.
Царь не терпел не только оппозицию, но и высших государст­венных чиновников. Его постоянное пребывание в Ставке, в Моги­леве, грозило дезорганизацией госаппарата. В этой связи 8 из 14 министров обратились к царю с письмом, указывая на возможность своей отставки. Николай II считал их «государственными холопа­ми» и постепенно избавлялся от них. За полтора года до краха ре­жима сменилось четыре председателя Совета министров, пять ми­нистров внутренних -дел, по три военных министра и министра иностранных дел. «Министерская чехарда» была признаком поли­тического кризиса, дезорганизовала управление страной.
Власть явно разложилась, и принимаемые ею меры состояли единственно в замене одних некомпетентных и непопулярных ми­нистров другими. В обществе обвиняли царский двор, императрицу
27

Александру Федоровну, немку по происхождению, которая нахо­дилась под сильным влиянием Распутина; подозревали их в подго­товке сепаратного мира и в умышленном потворстве вражескому наступлению. При дворе был составлен заговор с целью избавиться от Распутина. В ночь с 30 на 31 декабря 1916 г. князь Юсупов, де­путат-националист Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павло­вич убили Распутина, избавив страну от влиятельного проходимца. Успех этого заговора повлек за собой другой заговор между про­мышленниками (Коновалов и Терещенко), парламентариями (Гуч­ков, Керенский) и военными (Брусилов и Алексеев) ради устройст­ва дворцового переворота: вынудить Николая II отречься от пре­стола в пользу сына, чтобы тот правил под регентством Михаила, брата царя. Оппозиции такое решение казалось предпочтительным, чем народное восстание, которого она опасалась. Но революция опередила заговорщиков.
Обстановка в стране продолжала накаляться, захватив Госу­дарственную думу. В своей нашумевшей речи на сессии Думы ли­дер кадетов Милюков заявил, что политика правительства продик­тована либо глупостью, либо изменой. Керенский от имени трудо­виков потребовал отставки всех министров, предавших свою стра­ну. Действительно, общие потери России в войне к началу 1917 г. достигли 7,5 млн. человек, недовольство войной охватило воинские части, становились непопулярными патриотические лозунги. В войсках уже действовало более 150 большевистских организаций и групп, пропагандирующих против войны. Армия становилась оча­гом потенциальной нестабильности. Как известно, сразу же после начала войны Ленин разработал новую тактику большевиков, ко­торая заключалась в «превращении империалистической войны в войну гражданскую».
Всеобщее недовольство войной сочеталось с катастрофиче­ским ухудшением положения трудящихся, что явно вело к соци­альному взрыву. Практически сложился единый фронт революци­онных и оппозиционных сил общества, который противостоял са­модержавию. Достаточно было любого толчка, чтобы привести эти силы в решительное выступление против режима, который был не в состоянии управлять страной.
В Петрограде в середине февраля 1917 г. была введена карточ­ная система. Перед пустыми полками магазинов происходили бес­порядки. 20 февраля администрация Путиловских заводов объяви­ла локаут из-за перебоев в снабжении сырьем, тысячи рабочих ока-
28
запись выброшенными на улицу. Государственная дума подвергла уничтожающей критике министров, требовала их отставки. Депу­таты оппозиции меньшевик Чхеидзе, трудовик Керенский пыта­лись установить контакты с нелегальными организациями. Был создан комитет для подготовки демонстрации 23 февраля (8 марта). Демонстрация была направлена против царизма и прошла мирно.
На следующий день, 24 февраля, забастовали почти все заво­ды. С красными флагами и пением «Марсельезы» рабочие стека­лись к центру города, не считаясь, с жестокими столкновениями с конной полицией. На третий день, 25 февраля, несмотря на проти­водействие полиции, состоялось шествие демонстрантов в центре города. Вечером на заседании правительства командующий Петро­градским гарнизоном генерал Хабалов зачитал телеграмму от царя, в которой ему предписывалось «завтра же прекратить беспорядки».
На четвертый день, в воскресенье 26 февраля, с окраин к цен­тру города снова двинулись колонны рабочих. Солдаты, образо­вавшие заслон, отказались стрелять по рабочим, стреляли из пуле­метов офицеры. Было убито 150 человек. Правительство ввело чрезвычайное положение и объявило о роспуске Думы.
27 февраля оказалось решающим днем, когда революционный натиск рабочих совпал с выступлениями солдат. Уже в ночь с 26 на 27 февраля солдаты нескольких лейб-гвардейских полков (Пав­ловского, Волынского, Преображенского) взбунтовались против своих офицеров, которым они не могли простить приказа стрелять в толпу. Победа революции была обеспечена утром 27 февраля, когда начали братание её основные движущие силы - рабочие и солдаты. Захватив Арсенал, восставшие разобрали 40 тыс. винто­вок и направились к Зимнему дворцу. Первым туда вошел Павлов­ский полк, не встретив сопротивления, и над крышей Зимнего взвилось красное полотнище. Так победила Февральская револю­ция: она разразилась стихийно, ее размах и быстрота были неожи­данными и для политических партий, и для самих участников.
Хотя накануне царь приостановил работу Государственной думы, она продолжала заседать. Депутаты считали необходимым встретить приближающихся к Таврическому дворцу восставших, оставаясь на своих местах. Керенский же бросился им навстречу и приветствовал их приход, «Этим порывом, - считает французский историк Н.Верт, - он сохранил союз народа и парламента».
Тем временем группа рабочих, активистов-меньшевиков из Военного комитета (К.Гвоздев, М.Бройдо, Б.Богданов), только что
29

освобожденные из тюрьмы, вместе с двумя депутатами-меньшевиками (Н.Чхеидзе и М.Скобелев) и другими в одном из залов Таврического дворца создавали исполком Совета рабочих депутатов как штаб революции. Он обратился к рабочим с предло­жением выбрать своих представителей в Совет. Вечером того же дня избранные в спешке 50 делегатов и 200 активистов избрали Исполнительный комитет во главе с Н.Чхеидзе и его заместителей - Керенского и Скобелева. В него вошли меньшевики, эсеры, большевики (А. Шляпников, В.Молотов), беспартийные, а также солдатские депутаты, образовавшие военную секцию.
Государственная дума также не хотела оставаться в стороне от революции и пошла на разрыв с царизмом, создав Комитет по вос­становлению порядка и связям с учреждениями и общественными деятелями, под руководством Родзянко. В Комитете преобладали кадеты, и их лидер Милюков около полуночи 27 Февраля объявил Совету, что Дума только что «взяла власть». Руководители Совета не были готовы взять власть и, боясь ответных действий со сторо­ны армии и царя, решили не препятствовать думцам взять всю от­ветственность на себя. Они, за исключением Керенского, считали, что на этапе буржуазной революции социалистам не следует участ­вовать в правительстве. Исполком Совета признал законность Вре­менного правительства, сформированного Думой в ночь с 1 на 2 марта, состоявшего из либералов, известных в оппозиционных кру­гах, и одного социалиста Керенского. Возглавил его князь Г.Е.Львов. Условием поддержки Временного правительства было то, что оно проводило в жизнь программу, одобренную Петроград­ским Советом. Ему выразил лояльность весь генералитет, выска­завшись в пользу немедленного отречения царя. Под давлением обстоятельств 2 марта 1917 г. Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила, который отказался от принятия вер­ховной власти, призвал население повиноваться Временному пра­вительству вплоть до созыва Учредительного собрания.
Эпоха самодержавия в России закончилась. Падение самодер­жавия произошло неожиданно быстро. По словам Н.Бердяева, нельзя даже сказать, что Февральская революция свергла монар­хию в России, «монархия в России сама пала, её никто не защищал, она не имела сторонников», она была лишена поддержки общества, не имела исторической перспективы. Последний русский царь жес­токо расплатился «за зло прошлого, зло, совершенное династией».
Контрольные вопросы:
1. Укажите на особенности России как страны "второго эшелона" ка­питализма.
2. Охарактеризуйте социальную структуру российского общества к
началу XX века.
3. Каковы основные показатели экономического развития России в
пореформенный период и в начале XX века?
4. В чем состояли особенности образования российских политических
партий?
5. Внешняя политика России на рубеже веков и русско-японская вой­на.
6. Назовите причины первой русской революции.
7. Каковы результаты революции 1905-1907 гг. и как она повлияла на
развитие общества?
8. Сравните замысел и итоги столыпинских реформ.
9. Как повлияла первая мировая война на внутриполитическую
жизнь России?
10. Назовите причины победы Февральской революции 1917 г. Срав­ните её с первой русской революцией.
30
31

ГЛАВА 2.1917-Й ГОД В СУДЬБЕ РОССИИ. ВЫБОР
ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТИ '
Двоевластие. Расстановка политических сил. Альтернативы раз­вития. - Кризисы Временного правительства. - Разгром корни­ловщины. - Подготовка и проведение большевиками Октябрьского переворота. -Причины краха демократии и победы большевиков.
Двоевластие. Расстановка политических сил. Альтернативы развития
После падения самодержавия в России предстояло создать но­вую форму правления, сформировать новое государство и его структуры, параллельно решать проблемы, поставленные самой революцией, в т.ч. определить отношение к войне, решить аграр­ный вопрос, разрешить национальные противоречия, а также орга­низовать снабжение населения продовольствием, обеспечить эле­ментарный порядок в стране.
Россия стояла как бы на распутье, и выбор путей общественного развития зависел от основных социальных сил и отражающих их интересы политических партий и общественных организаций. Так как после ликвидации монархии резко расширилось «поле» полити­ческой борьбы, усилилась роль партий, общественных организаций и широких масс с их изменчивыми настроениями и ориентирами на парламентские или силовые методы борьбы. Двоевластие и задержка с созывом Учредительного собрания лишь осложняли обстановку и продлевали кризис власти почти на весь 1917 г, В тот переломный период имелись следующие альтернативы развития. Буржуазно-демократический путь, по которому Россия развивалась от Февраля до Октября, был наиболее предпочтительный и естественный, отве­чающий объективным тенденциям исторического развития. Уста­новление режима военной диктатуры, неудачная попытка его введе­ния была предпринята генералом Корниловым. Первому пути про­тивостояла радикальная большевистская альтернатива, замена демо­кратии диктатурой пролетариата. Существовала также возможность создания широкой коалиции социалистических партий и строитель­ства социально ориентированного государства на базе реформист­ской социал-демократической доктрины, трудно реализуемая из-за непримиримой экстремистской позиции большевиков.
С падением самодержавия в партийной системе России про­изошли изменения, она сдвинулась влево, а ее правый фланг - тра-
32
диционалистско-монархические партии - оказался разрушенным. Был ослаблен также политический центр, т.к. октябристы и про­грессисты постепенно сошли с арены и оставались лишь кадеты. Кадетская партия также «полевела», вместо требования конститу­ционной монархии высказываясь за республику. Она провозгласи­ла тактику «левого блока» и сотрудничала с социалистическими партиями меньшевиков и эсеров. В то же время кадеты были за продолжение войны до победного конца, против немедленного введения 8-часового рабочего дня, за откладывание решения аг­рарного вопроса и других реформ до Учредительного собрания. Много внимания они уделяли проблемам государственности, вы­ступали за создание правового государства, но против самоопреде­ления национальных окраин. Однако социальные ожидания рево­люционных масс шли гораздо дальше, чем предлагали кадеты. По­этому российские либералы, в отличие от западных, не смогли соз­дать себе прочной массовой базы среди рабочих и крестьян.
Возрастающая революционная активность масс привела к ко­лоссальному усилению левого, социалистического фланга в пар­тийной системе страны. Бурное развитие переживала партия эсе­ров, её численность определялась от 400 тыс. до 1 млн. 200 тыс. человек. Она привлекала близкой крестьянам аграрной програм­мой, требованием федеративной республики, традиционной идео­логией об особом пути России к социализму и ореолом самоотвер­женной борьбы с царизмом. Лидерами партии были В.М.Чернов и Н.Д.Авксентьев. В партии постепенно укреплялось левое крыло (Б.Д.Комков, П.П.Прошьян, М.А.Спиридонова), которое выступало против продолжения войны, за немедленное отчуждение поме­щичьих земель, против коалиции с либералами. Численность пар­тии меньшевиков также росла, превысив осенью 200 тыс. человек. Партия была раздроблена, состояла из относительно самостоятель­ных фракций оборонцев и меньшевиков-интернационалистов.
Меньшевики и эсеры придерживались тезиса о неготовности России к социализму. Ссылаясь на опыт европейских революций, они считали закономерным установление власти буржуазии, вы­ступали за сотрудничество с либералами и оказывали условную поддержку Временному правительству. Стремясь не допустить разрыва с буржуазией, они соглашались с отсрочкой важных пре­образований до Учредительного собрания, хотя искренне желали проводить реформы в интересах трудящихся. Например, в самом сложном вопросе о войне меньшевики и эсеры заявили об отказе от
33

,
захватнических целей в войне и объявили себя «революционными оборонцами».
Большевистская партия имела численность 24 тыс. человек в дни революции, 240 тыс. в августе. Она не сразу выработала страте­гию и тактику. Её руководство, встав на позицию меньшевиков и эсеров, присоединилось к условной поддержке Временного прави­тельства и оказания на него давления с целью заключения мира и развития революции. С приездом Ленина 3 апреля ситуация резко изменилась. В «Апрельских тезисах» Ленин выдвинул задачу пере­хода ко второму этапу революции с целью установления диктатуры пролетариата и строительства социализма. Он потребовал не оказы­вать никакой поддержки Временному правительству, которое про­должает империалистическую войну. Чтобы отсечь либералов от управления страной, Ленин выдвинул лозунг «Вся власть Советам!» Он рассчитывал вытеснить меньшевиков и эсеров из Советов, разо­блачая их в соглашательстве с буржуазией, в поддержке войны. Кроме того, Советы были теми органами, через которые гораздо проще прийти к власти, чем через парламент. По данным исследова­телей, Советы как органы чисто повстанческого, социалистического движения выбирались с участием не более У/а избирателей.
Учитывая доверие масс Временному правительству, Ленин вначале выдвинул тактику мирного перехода ко второму этапу ре­волюции через большевизацию Советов и перехода всей власти Советам, широкое разъяснение народу «империалистического ха­рактера» Временного правительства и продолжавшейся войны. Другими словами, Ленин, в отличие от других партий, взял курс не на консолидацию, а на раскол общества, на подготовку и осущест­вление захвата власти. Естественно, что лидеры других партий об­виняли Ленина в разжигании гражданской войны, а Плеханов на­звал его тезисы бредом. Его стратегия вызвала недоумение даже у
части большевиков (Каменев, Рыков, Ногин), считавших буржуаз­но-демократическую революцию незаконченной. ••"
Развитие событий определялось прежде всего деятельностью Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депута­тов. Временное правительство состояло из представителей про­грессивного блока - кадетов, октябристов, центристов. Возглавил кабинет князь Львов, министром иностранных дел стал Милюков, военным министром - Гучков, министром юстиции - Керенский, единственный социалист. 3 марта правительство обнародовало свою декларацию, согласованную с Советом. Она провозглашала
34
осуществление демократических преобразований - вводились по­литические права и свободы, отменялись национальные и религи­озные ограничения, смертная казнь, упразднены цензура, полиция, каторга, объявлена политическая амнистия, подготовка выборов в Учредительное собрание.
Под давлением Советов была осуществлена радикальная демо­кратизация армии. Она была начата изданием Приказа №1 Петро­градского Совета. Приказ отменял отдание чести вне службы и офицерские чины, предлагал избирать в частях солдатские комите­ты. Теперь реальная власть перешла от офицеров к солдатским ко­митетам. А контроль над столичным гарнизоном осуществлял Со­вет. Была проведена чистка высшего командного состава, отмене­ны военно-полевые суды, введен институт комиссаров. Однако де­мократизация в условиях войны способствовало резкому падению дисциплины и боеспособности армии.
Вопрос об установлении национальных автономий Временное правительство откладывало до Учредительного собрания, но объя­вило о принципиальном согласии на создание независимой Поль­ши, широкую автономию Украины и Финляндии. Также осторожно оно подходило к социально-экономическим реформам. Аграрная реформа откладывалась до Учредительного собрания, для ее под­готовки были учреждены земельные комитеты, а удельные земли переданы государству. 25 марта было объявлено о введении госу­дарственной хлебной монополии, созданы продовольственные ко­митеты. Правительство также узаконило возникшие на предпри­ятиях фабрично-заводские комитеты, но не был декретирован вве­денный явочным путем 8-часовой рабочий день.
Уже 5 марта Временным правительством были отстранены гу­бернаторы и другие руководители царской администрации на мес­тах и назначены губернские и уездные комиссары, которыми стали председатели соответствующих земских управ. В мае-июне была проведена земская реформа, в результате которой сеть земств была распространена по всей России, демократизирована их избиратель­ная система, созданы волостные земства. Однако земства стали по­степенно оттесняться Советами.
Вторая власть - Советы, как наиболее близкие к рабочим и | солдатам образования, вскоре после Февраля распространились по й всей стране. С марта по сентябрь 1917 г. число Советов увеличи­лось с 600 до 1429. До осени в составе Советов преобладали эсеры и меньшевики, чья программа наиболее импонировала массам. В
35

П гоадском Совете из 2800 депутатов большевиками являлись '"-^го 65 человек, т.е. всего 2,3%, а во ВЦИК Советов, избранном на ^ ^Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов в ^оне 1917г., большевики составляли около 18%. Несмотря на ши­рокую поддержку рабочих, солдат, крестьян. Советы не хотели брать верховную власть в свои руки. Меньшевики и эсеры исходи­ли из европейского опыта и доктрины, что после победы буржуаз­ной революции власть должна принадлежать буржуазии.
Кризисы Временного правительства
Согласованные действия Временного правительства и меньшеви-стско-эсеровских Советов обеспечивали относительное единение, сплоченность послефевральского общества. Однако чем дальше, тем больше нерешенность проблемы войны будет служить причиной и катализатором нарастающего недовольства солдат и рабочих Времен­ным правительством. 20-21 апреля в Петрограде состоялась организо­ванная большевиками многотысячная антивоенная демонстрация сол­дат и рабочих в ответ на ноту министра иностранных дел Милюкова союзникам о готовности России вести войну до победного конца. Большевики вывели вооруженную «фабричную милицию»; «военная организация» во главе с Подвойским привела кронштадтских матро­сов. Командующий Петроградским военным округом генерал Корни­лов, с согласия военного министра Гучкова, приказал войскам пода­вить антиправительственное выступление, но Петроградский Совет отменил этот приказ, заявив, что только ему подчиняется гарнизон. Протестовавших рассеяли более многочисленные проправительствен-ные демонстранты. Это событие показало, что большевики не прочь спровоцировать беспорядки и при удаче свергнуть правительство, провести разведку боем, установить, насколько власть готова приме­нить силу. Апрельский кризис показал слабость опоры Временного правительства и привел к формированию коалиционного правитель­ства либералов с социалистами. Меньшевики и эсеры, войдя в прави­тельство, теряющее популярность в массах, возлагали, на себя ответ­ственность за его деятельность.
Проблема войны сфокусировала в себе остальные жгучие во­просы революции и обостряла их. Стала вновь ухудшаться соци­ально-экономическая ситуация, усилились сепаратистские на­строения в национальных окраинах. Солдаты требовали немедлен­ного прекращения войны, рабочие - увеличения зарплаты, крестья­не - раздела помещичьих земель. В условиях свободы, отсутствия
36
насилия запросы революционных масс росли, но не реализовыва­лись, вызывая взрыв недовольства.
Обострение ситуации в полной мере было использовано боль­шевиками для разжигания ненависти к буржуазии, либералам, как к источнику всех зол, виновникам продолжения войны. Выдвинув простые и сверхрадикальные лозунги, они обещали немедленное и полное удовлетворение всех требований рабочих, солдат и кресть­ян. Их демагогия не знала предела. Большевики уверяли, что един­ственным выходом является социалистическая революция, которая даст толчок мировой революции, тем более решит вопрос о войне, передаче земли крестьянам и др. Демагогические обещания боль­шевиков оказались слишком соблазнительными для неискушенных масс, и они все больше поддавались влиянию радикалов. Уже в июне под контроль большевиков перешли фабзавкомы Петрограда, росло их представительство в ходе перевыборов Советов.
Война оставалась основным фактором, дестабилизирующим обстановку в стране и подтачивающим престиж Временного пра­вительства. Предпринятая попытка наступления на фронте привела к очередному июньскому кризису правительства, когда преобла­дающая часть демонстрантов вышла под большевистскими лозун­гами: «Долой войну!», «Вся власть Советам!» и др. На проходив­шем в июне I Всероссийском съезде Советов Ленин впервые пуб­лично заявил, что большевики одни готовы взять всю полноту вла­сти в стране и изложил программу. Съезд, на котором большевики были в меньшинстве, принял по всем вопросам меньшевистско-эсеровские решения.
Следующий правительственный кризис в начале июля совпал с массированной большевистской агитацией, спровоцировавшей массы на выступление против Временного правительства. Момент для выступления был благоприятный — министры-кадеты подали в отставку, протестуя против признания российской делегацией в Киеве автономии Украины и боясь ответственности за военные не­удачи. Да и солдаты и матросы некоторых частей, боясь отправки на фронт, были готовы свергнуть Временное правительство. 3 июля на улицы вышли вооруженные демонстранты, к ним присоедини­лись рабочие Путиловского завода. Произошли кровавые пере­стрелки бунтовщиков с верными правительству частями. Мятеж­ники не имели четкого плана действий. Большевики, как и анархи­сты, помогли готовить выступление, но в партии не было едино­душия, так как она не располагала поддержкой на фронте и в про-
37

винции. Ленин занимал двойственную, выжидательную позицию и лишь к вечеру 4 июля выступил за прекращение демонстрации. 6 ход событий вмешался министр юстиции П.Н.Переверзев, обнаро­довавший сведения о том, что большевистская партия финансиру­ется германским правительством и поднимает мятеж, координируя с контрнаступлением немцев на фронте. Это подействовало на вой­ска. Волынский, Павловский, Преображенский полки, первыми вы­ступавшие в Февральской революции, теперь поднялись на защиту Временного правительства. Повстанцы отступили.
Утром 5 июля большевиков изгнали из особняка балерины Кшесинской, который они оккупировали и превратили в свой штаб в отсутствие хозяйки. В ходе июльских событий было убито и ранено более 700 человек. Проводилось разоружение матросов, солдат, ра­бочих, участвовавших в антиправительственных выступлениях. Был отдан приказ об аресте Ленина и Зиновьева. Они скрывались в Раз­ливе, затем Ленин уехал в Финляндию. Были арестованы Каменев, Раскольников - предводитель кронштадтских матросов. Что касается обвинений, выдвинутых против Ленина, то тогда они были докумен­тально не доказаны. Затем, особенно после второй мировой войны, появились другие, доказывающие, что немцы в самом деле субсиди­ровали большевиков. Посредниками были социал-демократ и фи­нансист А.Л.Парвус (в 1905 г. учитель и сподвижник Троцкого), большевики Я.С.Ганецкий и М.Ю.Козловский. Полиция перехватила Письма Ленина Ганецкому: «До сих пор ... денег от вас не получи­ли», «деньги (2 тыс.) от Козловского получены». О том же говорят документы германского МИДа. Министр докладывал: «Только по­лучая от нас существенную постоянную помощь (по разным статьям и через разные источники), большевики смогли создать свой глав­ный орган - газету «Правда».
Разгромив большевиков, власть предприняла меры по закрепле­нию своего пошатнувшегося авторитета. 8 июля Временное прави­тельство возглавил Керенский вместо подавшего в отставку Львова. Была опубликована Декларация, в ней предусматривалось объявление России республикой. 12 июля была вновь введена смертная казнь на фронте, восстановлены военные суды. 18 июля вместо Брусилова главнокомандующим был назначен генерал Корнилов, настроенный на решительную борьбу с революционной стихией. Однако Керен­ский не желал ограничить демократические свободы, поэтому не ста­вил вопрос о запрете большевистской партии. ь1
38
Разгром корниловщины
Тем временем Ленин пришел к выводу, что после июльских событий «контрреволюция победила» и двоевластие закончилось. Проходивший 26 июля-3 августа VI съезд большевиков принял курс на переход к социалистической революции. Проявив мягкость по отношению к большевикам. Временное правительство тем са­мым поощряло активизацию и правых, консервативных сил. Они все больше убеждались, что только авторитарный режим в состоя­нии подавить анархию. Такое мнение разделяли и кадеты. При­знанным лидером правых стал генерал Корнилов. Как главноко­мандующий, он представил правительству программу преодоления кризиса: восстановление единоначалия в армии, введение военного положения на железных дорогах, шахтах, военных заводах, запрет митингов и забастовок, восстановление смертной казни в тылу и на фронте. Это была программа военной диктатуры. 23 июля открыл­ся IX съезд партии «народной свободы» (кадетов), который выска­зался за решительное укрепление государственной власти и наве­дение порядка, устранение политического влияния Советов.
Как видно, и правый (кадеты), и левый (большевики) фланги пар­тийной системы России все более радикализировались, склонялись к решительным мерам. Как и в революции 1905-1907 гг., происходила дальнейшая поляризация, усиление крайних сил, отражающее тради­ционную расколотость общества. Центр в лице меньшевиков и эсеров все больше испытывал трудности, связанные с идейной и организаци­онной раздробленностью. С этого времени наблюдалось некоторое падение популярности этих партий. Их демократизм, сотрудничество с буржуазией, политика компромиссов по мере обострения ситуации подвергались критике и «справа», и «слева», а большевики «разобла­чали» их как пособников буржуазии.
Керенский занимал центристскую позицию, хотел создать ши­рокую демократическую коалицию, способную защитить свободу и предотвратить установление диктатуры, левой или правой. С этой целью он созвал 12-15 августа в Москве Государственное совеща­ние. Его участниками были министры, военачальники, депутаты Со­ветов, представители кооперативов, профсоюзов, политических пар­тий. Большевики и монархисты отказались от участия. Однако для Керенского совещание завершилось полным фиаско: консолидации буржуазии и социалистов не произошло, а объединились правые с либералами. Большинство участников высказались за твердую, ав-
39

тооитарную власть и приветствовали Корнилова как спасителя Оте­чества устроив ему триумфальную встречу. Керенский вместе с Корниловым вынужден был разработать меры по наведению поряд­ка. Однако сказались прежние разногласия и взаимные подозрения. К тому же Корнилов ускорил переброску к Петрограду верных ему частей - 3-го конного корпуса генерала А.М.Крымова, Кавказской дикой дивизии под предлогом необходимости обороны столицы от немцев, в действительности же для осуществления государственного
переворота. Керенский требовал передачи 3-го конного корпуса под управление военного министерства.
Когда Корнилов передал Керенскому требование вручить ему военную и гражданскую власть, объявить Петроград на военном положении и прибыть в Ставку, Керенский сместил его. Он решил избавиться от соперника, подавить правых, стать спасителем рево­люции, подчинить левых. Корнилов обвинил правительство, что оно действует под давлением большевистских Советов, в полном согласии с планами германского Генштаба. Он призвал всех встать за спасение Родины, а ему, «сыну казака-крестьянина», лично ни­чего не надо, он хочет довести народ до Учредительного собрания.
Керенский обвинил Корнилова в мятеже. В этих условиях да­же кадеты не решились открыто поддержать Корнилова. Против Корнилова выступили правительство, Советы, меньшевики, эсеры, большевики, красногвардейцы, солдаты и матросы. В мятежные части были направлены сотни агитаторов, которые убеждали сол­дат не подчиняться Корнилову, т.к. он хочет войны, введения смертной казни, а Керенский стоит за народ, мир и свободу. Же­лезнодорожники блокировали движение поездов с мятежными час­тями. Без единого выстрела к 31 августа, мятеж был подавлен. Ге­нерал Крымов застрелился. Корнилов был арестован. Военная дик­татура не прошла, отпал один из возможных вариантов развития. Страна продолжала развиваться по демократическому пути.
Из этой победы больше выгод извлекли большевики, а не Ке­ренский, т.к. резко изменилось соотношение сил в пользу больше­виков, потерпели поражение наиболее активные контрреволюци­онные силы, пострадал престиж кадетов. Росла популярность пар­тии большевиков как активных участников разгрома корниловщи­ны, ее численность в августе-октябре увеличилась в 1,5 раза и дос­тигла 350 тыс. человек. Началась большевизация Советов. 31 авгу­ста большевистскую резолюцию о власти принял Петроградский Совет. В ней говорилось об отказе от любых коалиций с кадетами и
40
переходе власти в руки Советов. За первую половину сентября та­кую резолюцию поддержали 80 Советов.
Под влиянием радикализации масс меньшевики и эсеры 1 сен­тября создали новый орган власти - Директорию, без участия каде­тов. 14-22 сентября было созвано Демократическое совещание из представителей Советов, профсоюзов, кооперативов, армии и др. с целью укрепления правительственной власти. Участвовали и боль­шевики. Был избран Демократический совет (Предпарламент), кото­рый одобрил создание коалиционного правительства с кадетами. Правительственный кризис был преодолен. Но Керенский терял прежнюю популярность. Создать вокруг центра широкую коалицию не удалось, он терял поддержку и правых, и левых. Правые обвиняли его в предательстве, левые - в сговоре с мятежниками.
[Подготовка и проведение большевиками Октябрьского переворота
Стабилизировать политическую ситуацию в стране также не удалось. Нарастал паралич экономики, положение трудящихся продолжало ухудшаться. Бастовали рабочие, требуя повышения зарплаты, рабочего контроля над производством. Развернулась стихийная аграрная революция. Крестьяне захватывали и делили помещичьи земли, жгли их усадьбы. Почти окончательно развали­лась армия, солдаты толпами уходили домой. Национальные дви­жения на Украине, в Финляндии, Поволжье, Средней Азии требо­вали независимости или автономии.
Всеобщее насилие и хаос для большевиков были их стихией, т.к. они призывали «грабить награбленное». Большевистская пар­тия создавала и вооруженные военизированные подразделения -Красную гвардию. Советы тоже переходили на сторону большеви­ков. Председателем Петроградского Совета был избран Троцкий. Вновь был выдвинут лозунг «Вся власть Советам!», снятый в июле.
Тем временем 15 сентября ЦК большевиков получил письма Ленина с требованием незамедлительно взять курс на вооруженное восстание, однако ЦК отверг эти предложения Ленина. Умеренные большевики (Каменев Рыков, Ногин и др.) имели близкие позиции с меньшевиками-интернационалистами и эсерами и ориентирова­лись не на пролетарскую революцию и диктатуру пролетариата, а на создание коалиционного социалистического правительства из представителей меньшевиков, эсеров и большевиков. ЦК постано­вил сжечь все письма Ленина, сохранив лишь по одному экземпля-
41

ру для архива. Даже Троцкий полагал, что предстоящий II съезд Советов мирно возьмет власть, и разгон Временного правительства в этом случае будет санкционирован. В конце сентября Ленин по­ставил даже ультиматум: или ЦК готовит восстание, или он выхо­дит из ЦК, оставляя за собой право свободно агитировать в партии.
10 октября проходило заседание ЦК в присутствии нелегально прибывшего в Петербург Ленина. Он настоял на принятии решения о вооруженном восстании. Оппозиция ленинскому курсу в большевист­ском руководстве сохранялась: Каменев и Зиновьев голосовали про­тив восстания, считая его обреченным на поражение. Они выступали за другой, мирный путь к власти - завоевание большинства на П съез­де Советов, были готовы разделить власть с другими социалистиче­скими партиями. Чтобы предотвратить восстание, Каменев от своего и Зиновьева имени опубликовал в газете А.М.Горького «Новая жизнь» заметку, в которой высказывал свое несогласие с решением о восста­нии. Ленин назвал их штрейкбрехерами и потребовал исключить из партии. Но исключения не последовало. 12 октября Петроградский Совет под предлогом обороны города создал Военно-революционный комитет (ВРК), ставший штабом подготовки и проведения восстания.
16 октября на расширенном заседании ЦК решение о восстании было подтверждено.
Временное правительство, ВЦИК, руководство различных пар­тий непрерывно заседали, пытаясь предотвратить готовящееся вос­стание. Но революционные массы уже не верили резолюциям, они пошли за большевистскими лозунгами: мир - народу, хлеб - голод­ным, землю - крестьянам, фабрики, заводы - рабочим, власть - Сове­там, свобода, равенство, братство, социальная справедливость.
Большевики, готовя восстание, рассчитывали на 10-15 тыс. преданных им солдат и матросов. Керенский считал, что прави­тельство справится с восстанием и отказался от предложения гене­рала Алексеева мобилизовать несколько тысяч офицеров, находя­щихся в Петрограде. Верность Временному правительству сохра­нили лишь милиция, юнкера и женский батальон. В отличие от ап­реля и июля, большевики ставку делали не на толпу, а на организо­ванную военную силу. Повстанческие отряды планомерно занима­ли стратегические пункты города - вокзалы, мосты, телеграф, те­лефонную станцию. Государственный банк. Ночью 24 октября крейсер «Аврора» сделал холостой выстрел по Зимнему дворцу. Затем стреляли боевыми снарядами из Петропавловской крепости и лишь двое попали в цель. 25 октября вечером восстание победи-
42
ло. В ночь на 26 октября был занят Зимний дворец, правительство арестовано.
В 22ч. 40м. 25 октября (7 ноября) открылся II Всероссийский съезд Советов, призванный узаконить переворот. Около половины депутатов составляли большевики, вместе с левыми эсерами они образовали большинство. Меньшевики и эсеры в знак протеста против восстания покинули съезд. II съезд Советов создал времен­ное Советское правительство во главе с Лениным. Здесь же были приняты первые декреты - о мире и земле. В декрете о мире пред­лагалось всем воюющим народам и их правительствам начать пе­реговоры о демократическом мире без аннексий и контрибуций. Декрет о земле, который во многом повторял эсеровскую аграрную программу, предусматривал переход помещичьих и иных земель в распоряжение крестьянских комитетов и уездных крестьянских Советов. Согласно включенному в него Наказу о земле, частная собственность на землю отменялась, земля объявлялась всенарод­ным достоянием и подлежала уравнительному разделу между кре­стьянами по трудовой и потребительской норме.
Причины краха демократии и победы большевиков
В чем же причины краха демократии и победы большевиков? Среди множества факторов следует назвать традиционную сла­бость в России либеральных политических сил, как и в XIX и нача­ле XX в., так и в 1917 г. Либерализм как будто начинал играть до­вольно большую роль. Но парадокс состоял в том, что, по словам Н.Бердяева, «либеральные идеи, идеи права, как и идеи социально­го реформизма» оказались не востребованными широкими масса­ми. Сказалось здесь отсутствие широкого слоя частных собствен­ников в городе и деревне, пережитки традиционного общинного сознания и глубокое недоверие масс к богатым и образованным слоям общества.
К тому же сами буржуазные либералы оказались политически неопытными, негибкими, неспособными решить насущные проблемы революции, прежде всего заключить мир, прекратить воину, дестаби­лизирующую всю обстановку в стране. Либералы не учитывали, что продолжение войны на руку большевикам. Неудачная война создала наиболее благоприятные условия для победы большевиков. В услови­ях войны происходила быстрая радикализация революционных масс, усиление на них влияния большевиков, а государственная власть ос­лабевала, демократия превращалась в безвластие и охлократию.
43

Большевики всем этим воспользовались. По словам Н.Бердяева, большевизм оказался наименее утопическим и наибо­лее реалистическим, «наиболее верным русским традициям, и рус­ским исканиям, но и русским методам управления и властвования насилием». Пользуясь слабостью Временного правительства, большевики выдвинули понятные массам лозунги, склоняя их на свою сторону, направили социальную ненависть, жажду уравни­тельной справедливости масс на захват власти, осуществление большевистской доктрины. Хотя сами массы, поддержавшие боль­шевиков, как справедливо подчеркивает Л.И.Семенникова, не раз­деляли в подавляющем большинстве идей марксистского социа­лизма, мировой пролетарской революции. Однако программа, сформулированная РСДРП (б) как цель революции, в главных чер­тах отвечала их ожиданиям и стремлениям. Безусловно, сказалась также усталость от войны и разрухи.
Демократическое развитие России было прервано и в силу тра­диционной расколотости российского общества, которая идет с XVII века и вновь была продемонстрирована самым трагическим образом. Революция несла яркий отпечаток менталитета народа, его ради­кальный и коллективистский дух, и это выражалось в колоссальном усилении социалистических партий и крайней силы - большевиков с их близкими массам радикальными идеями. По мнению Д.Волкогонова, «октябрьский переворот 1917 г. в каком-то смысле та же пугачевщина, перенесенная в век двадцатый. Пугачёв не знал как «оседлать» слепые стихийные силы, а Ленин знал, ибо был и ум­нее, и циничнее. Он «помог» родиться бунту и придал ему смысл».
Из событий 1917 г. можно сделать вывод о том, что развитие России по демократическому пути могло быть продолжено только при решительном реформировании страны сверху, при своевре­менном решении поставленных революцией задач (это и в тради­циях России - проведение реформ по инициативе сверху). По­скольку радикальные преобразования сверху не удались, то выбор был осуществлен снизу. Это значило, что широкие массы являлись приверженцами самобытных, коллективно-общинных традиций, почвенной культуры, сторонниками социального равенства, отме­ны частной собственности. В Советах массы видели форму общин­ной демократии, позволяющую им реализовать социальную спра­ведливость, а парламентаризм, многопартийность, рынок, частная собственность были малопривлекательными. Об этом свидетельст­вуют итоги выборов в Учредительное собрание и в органы местно-
44
го самоуправления. На осенних выборах в городские думы за каде­тов, сторонников парламентаризма, многопартийности, проголосо­вало только 12,2% избирателей, а на выборах в Учредительное соб­рание — 17%.
И что еще очень важно, использование большевиками русских радикалистских традиций облегчалось неразвитостью капитализма и рабочего класса. Они считали возможным осуществление социа­лизма в России «помимо развития капитализма и до образования многочисленного рабочего класса», в индустриально отсталой, крестьянской стране. В промышленной отсталости России Ленин видел, по словам Н.Бердяева, «великое преимущество социальной революции: не придется иметь дело с сильной организованной буржуазией».
Таким образом, большевики своей победой обязаны наибо­лее полному использованию исторических традиции, националь­ного менталитета.
Большевики учитывали и «русские традиции деспотического управления» страной. Демократия в России в 1917 г. оказалась не­привычной, в стране не было демократических навыков. И больше­вики прибегли к привычной твердости, установлению диктатуры, которая во многом была схожа с самодержавной властью. Они су­мели даже воспользоваться, по словам Н.Бердяева, «свойствами русской души, ее религиозностью, ее догматизмом и максимализ­мом... ее способностью к жертвам и терпеливому несению страда­ний, но также к проявлениям грубости и жестокости», кроме того, мессианизмом, который всегда присутствует, хотя бы в бессозна­тельной форме, русской верой в особые пути России».
И еще одна, очень существенная черта русского народа учиты­валась большевиками. Ленин и большевики отрицали свободы че­ловека, которые были привилегией лишь верхних культурных сло­ев общества, а народу они не были известны, и он не собирался за них бороться. Свободы не нужны были ни массам в силу слабости либеральных идей, ни большевикам, стремящимся к установлению диктатуры. Массы действовали в силу традиций, а Ленин все свои способности, всю волю и страсть подчинил одной цели - захвату власти. Он жертвовал ради этого всем, принес в жертву «самое свя­тое, что было в России, - ее свободу. Эта свобода была детски бес­помощна, неопытна. Откуда ей, восьмимесячному младенцу, рож­денному в стране тысячелетнего рабства, иметь опыт?» Узурпация власти с последующей ликвидацией молодой демократии и введе-
45

«не большевистской диктатуры предопределили Ленину роковую
нис "" ,.,-„„ России, он способствовал новому закрепощению роль в истории
"^"Таким образом, после кратковременной демократии Россия вернулась в привычные, традиционные для нее условия развития с деспотической властью, облеченную лишь в новую одежду. Пре­одолеть свойственный для страны традиционализм, развиваться по демократическому пути не удалось. Подтвердилось выдвинутое
историками положение об истории России как движении по кругу вместо линейного развития.
Контрольные вопросы:
1. Объясните сущность двоевластия.
2. Каков был расклад политических сил и каковы альтернативы разви­тия страны после свержения царизма?
3. Почему послефевральская консолидация общества сменилась нарас-у тающей поляризацией сил? "
4. Почему не удался мятеж генерала Корнилова? ,
5. Почему Временное правительство не сумело стать сильной властью,;
и все более лишалось поддержки масс?
; 6. В чем состояла суть дискуссий в большевистском руководстве по во­просу восстания?
7. Мог ли быть предотвращен Октябрьский переворот? При каком ус­ловии?
8. Назовите причины краха демократии и победы большевиков.
9. Объясните тезис: «Большевики своей победой обязаны наиболее
полному использованию исторических традиций, национального менталитета».
46
ГЛАВА 3. ФОРМИРОВАНИЕ БОЛЬШЕВИСТСКОГО РЕЖИМА И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ (1918-1922)
Создание Советского государства. - Брестский мир. - Граждан­ская война. — Политика "военного коммунизма" и её кризис.
Создание Советского государства
После Октябрьского переворота неотложной задачей было по­давление очагов сопротивления большевистскому правительству. Керенский и генерал П.Н.Краснов с отрядом в 700 казаков двину­лись к Петрограду. В столице меньшевики и эсеры, в основном из числа членов городской думы, создали Комитет спасения родины и революции, объявивший себя высшим органом власти в городе. Он готовил восстание, приурочив его к моменту наступления казаков. Однако в его распоряжении оказались только юнкера, которые бы­ли разбиты силами большевиков. Казаки Краснова были останов­лены в Гатчине многотысячным отрядом моряков. Сам Керенский, чудом избежав плена, некоторое время скрывался у знакомых и в середине 1918г. покинул Россию.
Большевиков ожидали и другие неприятности - забастовали государственные служащие, прекратили работу все министерства и банки. Еще более опасным было требование исполкома профсоюза железнодорожников (Викжель) о создании правительства из пред­ставителей всех социалистических партий. В противном случае Викжель угрожал забастовкой. Некоторые умеренные большевики, в т.ч. председатель ВЦИК Каменев, В.И.Ногин, А.И.Рыков, А.В.Луначарский, также склонялись к этому, полагая, что одним большевикам власть не удержать. Каменев не верил в возможность победы социалистической революции в России раньше, чем на За­паде. Большевистскую власть он считал фикцией, не имеющей опоры в массах, а предложение Викжеля - спасением. По предло­жению Каменева ВЦИК высказался за переговоры.
Переговоры с Викжелем, меньшевиками и эсерами вели Каме­нев и Зиновьев, которые согласились на создание социалистиче­ского правительства, на замену Ленина лидером эсеров Черновым. Ленин допускал участие в переговорах только с целью выигрыша времени, необходимого для проведения перевыборов и изменения состава Викжеля. Он решительно выступил против формирования коалиционного правительства с меньшевиками и эсерами. Получив поддержку в ЦК партии, Ленин ультимативно потребовал от уме-
47

ренных прекратить переговоры. Каменев и его сторонники подали в отставку. Пост председателя ВЦИК занял Я.М.Свердлов. Уме­ренные протестовали не долго: видя укрепление и распространение Советской власти, они вернулись на руководящие должности, и в дальнейшем Каменев и Зиновьев во всем поддерживали Ленина.
Инцидент с Викжелем был исчерпан, большевистское правительст­во устояло.
После того, как были отбиты первые атаки, основной задачей большевиков стало разрушение прежних властных структур и соз­дание новой системы государственной власти. Для Ленина и его соратников проблема власти была основной, и этим они прежде всего отличались от других партий. Хорошо зная радикализм масс и помня собственные обещания, большевики не могли не считаться с социально-экономическими требованиями трудящихся, продол­жали делать ставку на активность масс, развивали их революцион­ный энтузиазм. Особенно это успешно делалось в разрушительных целях под выдвинутым ими лозунгом «грабь награбленное!»
Через крестьянские комитеты и волостные Советы крестьяне сами делили помещичьи земли. Вопреки ожиданиям, в руки кре­стьян перешло всего лишь 17,2 млн. десятины земли. Летом 1918 г. с помощью комитетов бедноты был осуществлен новый передел земли, приведший к отнятию у кулаков до 50 млн. десятин земли, т.е. почти в три раза больше, чем у помещиков. В городах ставка делалась на рабочий контроль, установление контроля за производ­ством со стороны фабзавкомов и профсоюзов, перераставший во многих случаях в рабочее управление. С середины ноября 1917 г. началась национализация предприятий.
Были проведены и общедемократические мероприятия: отмене- | ны сословия, прежние чины, церковь была отделена от государства, | приняты декрет о гражданском браке, декрет о 8-часовом рабочем дне, решения по жилищному вопросу, позволившие рабочим зани­мать пустующие квартиры и подселяться в дома и квартиры буржуа­зии. В принятой 2 ноября 1917 г. «Декларации прав народов России» провозглашались национальное равенство и право народов на само­определение вплоть до образования самостоятельных государств.
Для страны, 57% населения которой составляли нерусские на­роды, «Декларация...» имела большое политическое значение, но большевики руководствовались лишь тактическими соображения­ми - заручиться поддержкой нерусских народов в революционном процессе. Обнародование документа способствовало быстрому
48
распаду Российской империи. Кроме того, как считает Л.И.Семенникова, «национальные районы не принимали лозунга Советской власти», а советский выбор был «выбором большинства русских и русскоязычных» в ходе революции и гражданской вой­ны. Поэтому развал шел прежде всего там, где не было или было мало русских, следовательно, и большевистской, советской власти. В декабре 19! 7 г. была признана независимость Финляндии, в принципе - и Украины, а в 1918 г. провозглашали свою независи­мость Литва, Латвия, Эстония и Белоруссия, возникли республики Грузия, Азербайджан и Армения.
Советское государство создавалось Лениным как традицион­ное русское деспотическое государство. Кроме того, как образец была использована большевистская партия с ее крайним центра­лизмом руководства, железной дисциплиной, единой идеологией, отсутствием свободы выражать собственное мнение и т.д. Эти чер­ты партии были перенесены на государство: установилась диктату­ра, ликвидирована многопартийность, демократические права и политические свободы, утвердилась единая большевистская док­трина как новое религиозное верование. Ленин явился основателем закрытого общества, где не существовало в полной мере общест­венного мнения, оно целенаправленно формировалось и управля­лось сверху. «Заговорщическая партия до 1917 г., - пишет Д.Волкогонов, - перенесла свои антидемократические методы на государство...».
Здесь сказались и личностные качества вождя, новая револю­ционная мораль у большевиков, которая была менее гуманной, не стесняющейся никакой жестокостью. По словам Н.Бердяева, «Ле­нин - антигуманист, так и антидемократ. В этом он человек новой эпохи, эпохи не только коммунистических, но и фашистских пере­воротов». Аналогичным образом характеризовал действия больше­виков и И.Бунин, который в своих «Окаянных днях» писал, что «сатанинская сила» большевиков состояла в том, что «они сумели перешагнуть все пределы, все границы дозволенного...».
Создавая новый госаппарат, большевики меняют акцент: от ставки на революционные массы переходят к жестким, силовым, репрессивным методам руководства. К весне 1918г. путем запуги­вания отдачей под суд, конфискацией имущества им удалось сло­мить саботаж чиновничества, которое стало предлагать свои услуги советскому государству. 7 декабря 1917г. была создана, по выра­жению Д.Волкогонова, «российская гильотина революции» - Все-
49

российская чрезвычайная комиссия (ВЧК) при Совете Народных Комисаров (СНК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем, соз­давались губернские ЧК, чекисты получили права внесудебной расправы, и их численность к концу гражданской войны достигла 100 тыс. человек. Как известно, царская политическая полиция бы­ла очень сильной структурой, но ЧК Н.Бердяев назвал «несравнен­но более тираническим, чем институт жандармов старого режима».
Важнейшим направлением деятельности Советского прави­тельства стала борьба с политическими противниками и инакомыс­лящими. Принятый уже 27 октября 1917 г. по инициативе Ленина декрет о печати положил начало удушению оппозиционной прес­сы. За первые два месяца было закрыто около 150 газет. 28 ноября СНК объявил кадетов «партией врагов народа», последовали аре­сты ее лидеров. Борясь с саботажем, выискивая «врагов народа», власти создавали атмосферу психологического и физического тер­рора вокруг буржуазии и интеллигенции.
Большевики одновременно вынуждены были и маневрировать, искать союзников. Они, наконец, добились согласия левых эсеров участвовать с большевиками в коалиционном правительстве, и 9 декабря семь их представителей вошли в СНК. Имея большинство в крестьянских Советах, левые эсеры обеспечили поддержку ими Советского правительства, тем самым создали большевикам опору среди крестьянства, помогли решать проблему Учредительного собрания. Левые эсеры стали «союзниками напрокат», «палочкой-выручалочкой» для большевиков.
Созыв Учредительного собрания был заветной целью либера­лов и революционеров, начиная с XIX века. Его выборы были на­мечены Временным правительством на середину ноября. Больше­вики вынуждены были подчеркивать временный характер своей власти - до Учредительного собрания.
Первые в истории России всеобщие и равные выборы состоя­лись в назначенные сроки и дали следующий состав депутатов:
эсеры - 40,6%, меньшевики - 2,8%, другие социалистические пар­тии - 15%, национальные партии - 8%, кадеты - 4,6%, конфессии, кооперативы, казаки и правые - 6,1%, большевики - 22,9%. Итоги выборов отразили специфику политического развития России: сла­бость массовой базы либерализма, мощные позиции социалистиче­ских сил, связанные с общинно-уравнительными «инстинктами» и радикализмом масс - 81% голосов. Но большевики проиграли вы­боры.
50
Большевикам, судя по всему, не удалось настроить против Уч­редительного собрания ни один коллектив завода или воинской части. Зато Преображенский и Семеновский полки, дивизион бро­невиков Измайловского полка были готовы защищать парламент с оружием в руках. Некоторые эсеры считали это единственно воз­можным путем сохранения парламента. Другие эсеры предлагали в день его открытия провести перед Таврическим дворцом воору­женную демонстрацию верных эсерам частей. Однако ЦК эсеров назначил на 5 января мирную демонстрацию. Ночью верные боль­шевикам рабочие авторемонтных мастерских вывели из строя эсе­ровские броневики. Демонстрацию в поддержку Учредительного собрания большевики встретили огнем. Было убито 12 человек. Лишь подавив выступления, установив полный контроль в городе, окружив Таврический дворец войсками, открыли Учредительное собрание.
Заседание проходило в присутствии пьяных красногвардейцев, солдат и матросов, вооруженных винтовками и пулеметами, наце­ленными на выступавших. По разработанному сценарию Учреди­тельному собранию было предложено принять составленную Ле^ ниным «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого наро­да», тем самым признать власть Советов. За нее голосовали только большевики, и она не прошла. Воспользовавшись отказом принять «Декларацию..», большевики и левые эсеры покинули дворец. Без них Учредительное собрание приняло резолюции: объявило себя верховной властью, Россию - республикой, землю - всенародным достоянием, призвало начать переговоры о всеобщем мире. На­чальник караула А.Г.Железняков потребовал закрыть заседание, заявив, что «караул устал». На следующий день постановлением ВЦИК Учредительное собрание было распущено, дворец блокиро­ван войсками. Страна, уставшая от войны и революции, не реаги­ровала на это событие. Многочисленные депутаты уехали в про­винции и возглавили вооруженную борьбу с Советской властью.
Разгон Учредительного собрания вновь показал нежелание
е-
оольшевиков сотрудничать даже с социалистическими партиями, образовать с ними коалиционное правительство и осуществлять демократические преобразования. Тем самым было заявлено о на­мерении укреплять диктатуру пролетариата, дальше подавлять права и свободы населения. Разгон парламента стал вторым шагом по глобализации'гражданской войны после Октябрьского перево­рота. III съезд Советов рабочих и солдатских депутатов одобрил
51

разгон Учредительного собрания и принял «Декларацию прав тру­дящегося и эксплуатируемого народа», а 13 января 1918 г. были объединены Советы рабочих и Советы крестьянских депутатов. В России была создана единая система Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Дальнейшая централизация власти, свертывание демократии для рабочих и крестьян привели к падению роли Советов. На VII съезде РКП (б) была сформулирована установка на перераспреде­ление функций от Советов к партии. Весной и летом 1918г. во мно­гих Советах побеждали меньшевики и эсеры, и эти Советы разго­нялись силой. Теперь уже репрессии применялись не только против эксплуататоров, но и против трудящихся, которых стали обвинять как носителей «мелкобуржуазной стихии». В условиях сужения социальной базы большевиков единственным средством удержать­ся у власти для них стали репрессии и насилие.
В сфере производства вместо рабочего управления предпри­ятиями вводились жесткая централизация, единоначалие, диктату­ра отдельных лиц. В сфере распределения вместо регулирования, налаживания товарообмена с деревней, большевики с их предубе­ждением против рынка и стремлением к бестоварному социализму, ужесточили хлебную монополию и ввели в мае 1918 г. продоволь­ственную диктатуру.
В новой системе власти, широко применявшей диктаторские методы, становым хребтом являлась партия, ее аппарат. Все другие институты политической системы - Советы, профсоюзы, коопера­тивы, молодежные и другие организации функционировали под строгим контролем партийного аппарата, выполняли его директи­вы. Советы играли лишь декоративную роль. И властью была не диктатура пролетариата, а диктатура большевистской партии, осу­ществляемая партийным аппаратом - ЦК партии, затем Политбюро ЦК. Ленин как вождь партии принимал единоличные решения, оформлял их как декреты Советов.
Формирование Советского государства завершилось приняти­ем новой конституции РСФСР 10 июля 1918 г. на V Всероссийском съезде Советов. Она провозглашала диктатуру пролетариата и бед­нейшего крестьянства, переход основных средств производства в собственность народа, равноправие наций, задачу строительства социализма и т.д.
Таким образом, Советское государство неограниченностью власти и бесправным положением населения напоминало абсолют-
52
ную монархию дореволюционной России. В нем марксистская идеология заменила религию, а политика в своей сути оставалась самодержавной и имперской. Как всякое деспотическое государст­во, оно действовало теми же методами - ложью и насилием, яв­ляющимися одновременно и признаками военно-полицейского го­сударства.
Брестский мир
Вопрос о заключении сепаратного мира мог стать при желании важным фактором, консолидирующим разошедшиеся политиче­ские силы для создания широкой правительственной коалиции. Это была, по крайней мере, третья такая неиспользованная возмож­ность после Октябрьского переворота. Первая была связана с Вик-желем, вторая - с Учредительным собранием. Большевики в оче­редной раз игнорировали шансы на достижение национального со­гласия.
Ленин, не считаясь ни с чем, добивался заключения невыгод­ного для России мира с Германией, хотя все другие партии были против сепаратного мира. Тем более, что дело шло к поражению Германии. По выражению Д.Волкогонова, противник России «сам уже стоял на коленях перед Антантой». Нельзя исключить, что Ле­нин хотел выполнить обещание скорейшего мира, данное им перед захватом власти. Но главной причиной, несомненно, было удержа­ние, сохранение власти, укрепление советского режима, пусть даже ценой потери территории страны. Существует и версия о том, что Ленин, продолжавший пользоваться денежной помощью Германии и после Октябрьского переворота, действовал по продиктованному Берлином сценарию. Д.Волкогонов считал: «По сути, большевист­ская верхушка была подкуплена Германией».
На предложение большевиков о заключении мира откликну­лись государства германского блока, ведущие войну на два фронта и заинтересованные в прекращении военных действий против Рос­сии. 20 ноября 1917 г. начались переговоры в Брест-Литовске меж­ду Советской Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией - с другой. Через месяц в них при­няла участие и Украина, ставшая независимой. Предложение со­ветской делегации заключить мир без аннексий и контрибуций всерьез не воспринималось Германией, т.к. она оккупировала зна­чительную часть территории России. Договорившись о сепаратном мире с Украиной, от России она потребовала отторжения Польши,
53

Литвы, части Латвии и Эстонии. Если исходить из того, что Поль­шу и Прибалтику Россия в любом случае не могла удержать, то ус­ловия мира не были слишком тяжёлыми.
Ленин предложил немедленно подписать мир. Однако против заключения сепаратного мира выступили не только правые, либе­ральные и социалистические партии и организации, но и большинст­во ЦК РСДРЩб). Ленин встретился с сильнейшим сопротивлением т.н. «левых коммунистов» во главе с Н.И.Бухариным, мечтавших о ведении революционной войны против Германии с целью зажечь пожар мировой революции. Они считали, что заключение мира вы­годно германскому империализму, т.к. мир будет способствовать стабилизации ситуации в Германии. Между тем социалистическая революция мыслилась как мировая, первым этапом ее является Рос­сия, второй должна стать Германия с сильной коммунистической оп­позицией. «Левые коммунисты» предлагали начать революционную войну с Германией, которая создаст там революционную ситуацию, приведет к победе германской революции. Эту же позицию разделя­ли и левые эсеры, и германские коммунисты во главе с К.Либкнехтом и Р.Люксембург. Если заключить мир, то революции в Германии мо­жет не быть. А без революции на Западе она потерпит поражение и в России. Победа возможна только как мировая революция.
Так же думал и Троцкий, но в отличие от «левых коммуни­стов», он видел, что России нечем воевать. Мечтая о том же, он выдвинул другой лозунг: «ни мира, ни войны, а армию распус­тить». Он означал: не подписывая мира с германским империализ­мом и заявляя о роспуске уже не существующей русской армии, Советская власть апеллирует к солидарности международного про­летариата, прежде всего германского. Следовательно, лозунг Троц­кого был своеобразным призывом к мировой революции. Он же возглавлял советскую делегацию на переговорах и 28 января 1918 г. заявил, что Россия из империалистической войны выходит, ар­мию демобилизует и захватнический мир не подписывает.
Расчет Троцкого на то, что немцы наступать не смогут, не оп­равдался. Немцы 18 февраля перешли в наступление. Совнарком выпустил декрет «Социалистическое отечество в опасности!», на­чалось формирование Красной Армии, но все это на ход событий мало влияло. Немцы без боя заняли Минск, Киев, Псков, Таллин, Нарву и другие города. Не наблюдалось и проявления солидарно­сти германского пролетариата с Советской Россией. В этой ситуа­ции, когда нависла опасность существования Советской власти,
54
Ленин, угрожая отставкой, заставил большинство ЦК согласиться на немецкие условия. К нему присоединился и Троцкий. Решение большевиков поддержал и ЦК левых эсеров. Советское правитель­ство по радио сообщило немцам о своей готовности подписать мир.
Теперь Германия выдвинула значительно более жесткие тре­бования: от России отторгались Польша, Литва, Латвия, Эстония;
признание Россией независимости Украины и Финляндии; переход к Турции гг. Карса, Ардагана, Батума; Россия должна была демо­билизовать армию и флот, которых практически не было; уплатить контрибуцию в шесть миллиардов марок. На этих условиях мир­ный договор подписал 3 марта в Бресте глава советской делегации Г.Я.Сокольников. Контрибуция составляла 245,5 тонны золота, из них Россия успела выплатить 95 тонн.
Брестский мир был одобрен большинством голосов на VII съезде большевиков, состоявшемся 6-8 марта. А вот ЦК партии ле­вых эсеров, напротив, под давлением партийных низов пересмот­рел свою позицию и выступил против мира. Для ратификации Бре­стского мира был созван IV Чрезвычайный съезд Советов 15 марта. Он проходил в Москве, куда переехало Советское правительство ввиду приближения немцев к Петрограду и забастовок петроград­ских рабочих. За договор голосовали сторонники Ленина и Троцко­го, против - левые эсеры, анархисты, эсеры, меньшевики. «Левые коммунисты» воздержались, вскоре их фракция распалась. Троц­кий в апреле покинул пост наркома по иностранным делам, стал наркомом по военным и морским делам, затем - председателем Ре­волюционного Военного Совета республики. Наркомом иностран­ных дел назначен Г.В.Чичерин. Левые эсеры, протестуя против Брестского мира, вышли из Совнаркома, хотя продолжали сотруд­ничать с большевиками.
Германские части оккупировали Украину, двигались вглубь российской территории и достигли Дона. Мир с Россией позволил Германии перебросить свои войска на Западный фронт и пред­принять наступление на французской территории. „Однако летом 1918г. французы, англичане, американцы и их союзники нанесли решающие поражения германской армии. В ноябре 1918г. страны германского блока капитулировали, а в Германии и Австро-Венгрии произошли революции. Как и предвидел Ленин, с пора­жением Германии Брестский мир был аннулирован. Советские войска оккупировали Украину, Белоруссию, Прибалтику. Боль­шевики сочли момент благоприятным для осуществления своей
55

главной мечты - революции в Европе. Однако поход в Европу не состоялся из-за начавшейся гражданской войны.
Гражданская война
Гражданская война была самым страшным военным и социаль­ным потрясением российского общества первой трети XX века. Она имела тяжёлые последствия и наложила свой отпечаток на после­дующее развитие страны. Гражданская война имела свои особенно­сти как война классово-политических сил за государственную власть и формы собственности, имевшая тотальный характер, охватившая всю страну, все классы, общественные институты и ячейки, включая семьи. Она велась в условиях страшной хозяйственной разрухи, пе­реплелась с иностранной интервенцией, превратилась в затяжную и жестокую бойню. В отличие от обычной, гражданская война подчи­нена законам классовой войны и ведется не на жизнь, а на смерть. Здесь открытые кровавые бои на полях сражений сочетались с не менее кровавыми репрессиями и террором, белым и красным.
Основными противоборствующими силами были сторона Со­ветской власти - красные и ее противники - белые. В числе первых были рабочие, беднейшее и во многом среднее крестьянство, удар­ной силой была Красная Армия, объединяло и руководило этими силами Советское правительство. Социальную базу белого движе­ния составляли значительная часть свергнутых классов - дворян, крупной и средней буржуазии, часть офицеров и солдат царской ар­мии, зажиточное крестьянство, многочисленное казачество. Послед­нее было самой массовой базой белых: в 1916 г. численность казачь­его населения достигло почти 4,5 млн. человек, существовало 11 ка­зачьих войск, на военной службе находилось 285 тыс. казаков.
К гражданской войне привели Октябрьский переворот, разгон Учредительного собрания, вся последующая политика большеви­ков. Массовое выступление против Советской власти началось на Дону, т.к. казаки, не нуждавшиеся в дополнительных земельных наделах, не поддавались обещаниям большевиков и не хотели те­рять свои привилегии. Атаман донского казачества генерал Л.М.Каледин разогнал местные Советы, возглавил войсковое пра­вительство, провозгласил независимость Донской области. Генерал Алексеев сформировал Добровольческую армию, костяк которой составляли офицеры русской армии. После бегства из тюрьмы во главе нее стал генерал Корнилов. Однако общее командование для казаков и добровольцев создано не было из-за выявившихся разно-
56
гласий: первые были за автономию Дона, вторые - за «единую и неделимую Россию».
Регулярные боевые действия начались весной 1918 г. Превос­ходящие силы красных вытеснили белых с Дона. Каледин застре­лился, атаманом Войска Донского был избран генерал Краснов. Добровольческая армия двинулась на Кубань, совершив т.н. «ледя­ной поход». Однако взять Екатеринодар не удалось, 13 апреля по­гиб Корнилов, армия отступила. Её возглавил генерал Деникин.
Первый этап гражданской войны с лета до ноября 1918 г. ис­торики именуют борьбой с «демократической контрреволюцией». Её вели против большевиков правые эсеры и меньшевики, фор­мально не объявляя войну, но поддерживая выступления на местах против власти. Официально меньшевики и эсеры пользовались ло­зунгами борьбы за демократию, за восстановление разогнанного Учредительного собрания. Основными центрами этого движения стали Поволжье, Западная Сибирь.
Эта борьба против Советской власти слилась с чехословацким мятежом, начавшимся в мае 1918 г. 45-тысячный чехословацкий корпус был сформирован из пленных чехов и словаков, желавших воевать за независимость своей страны от Австро-Венгрии. В январе 1918 г. корпус был передан под командование Франции, и в марте началась его переброска на Западный Фронт через Дальний Восток. Но с заключением Брестского мира Гроцкий приказал разоружить корпус. Боясь, что большевики хотят их выдать немцам, чехословаки подняли мятеж, и от Пензы до Владивостока вдоль магистрали свергли Советскую власть. На смену пришли антибольшевистские правительства. В Самаре было создано эсеровское правительство -Комуч (Комитет членов Учредительного собрания).
На оставшейся под контролем большевиков территории тоже не все было спокойно. 6 июля в Москве левые эсеры застрелили германского посла Мирбаха, вспыхнуло восстание в Ярославле, 7 июля в Рыбинске, затем в Муроме. Их организовал «Союз защиты Родины и свободы» во главе с Б.Савинковым. 10 июля поднял мя­теж командующий Восточным фронтом левый эсер М.А.Муравьев. Эти бунты не получили поддержки со стороны и были подавлены. Но чехословакам и войскам Комуча, Сибирского Временного пра­вительства, уральским и оренбургским казакам удалось занять Симбирск и Екатеринбург. Теперь чехи двигались на запад, их пы­талась использовать Антанта против Советского правительства, а затем против немцев.
57

В эти дни трагическая участь постигла царскую семью. Она весной была перевезена из Тобольска в Екатеринбург. Бывший царь, царица, пятеро их детей, трое слуг и домашний врач содер­жались под стражей в доме инженера Ипатьева. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г., за неделю до взятия города белыми, в подвале дома все они были расстреляны отрядом под командованием начальника екатеринбургской ЧК Я.М.Юрского. ВЦИК сообщил, что решение о казни принял Уральский областной Совет. А казнь жены и детей большевики отрицали до середины 20-х годов, когда в Париже появилась книга Н.А.Соколова, расследовавшего это дело по пору­чению Колчака. Ныне доказано, что решение о расстреле царской семьи приняли Ленин и Свердлов. Цареубийство означало, что у большевиков отрезаны пути к отступлению, и они будут сражаться до конца. Что касается страны, то она, привыкшая к убийствам, расстрел царя восприняла равнодушно.
Большевики поначалу хотели создать добровольную пролетар­скую армию. Теперь же, извлекая урок из чехословацкого мятежа, перешли к формированию регулярной армии. Для этого в Консти­туции, принятой в июле, была введена всеобщая воинская повин­ность для рабочих и крестьян. «Нетрудовые элементы» несли иные военные обязанности. Было преодолено сопротивление «военной оппозиции» из числа бывших «левых коммунистов», выступавшей против жесткой дисциплины и использования бывших царских офицеров. Троцкий широко привлек к службе в Красной Армии «военных специалистов». За ними был организован контроль со стороны военных комиссаров. В 1919г. в Красной Армии служило 67 тыс. кадровых офицеров, вдвое больше, чем в армиях белых-
Председателем Реввоенсовета республики Троцким были вве­дены драконовские меры и наведен твердый порядок в армии, вплоть до расстрела отступающих и дезертиров. В августе войска Восточного фронта под командованием С.С.Каменева, бывшего полковника русской армии, перешли в наступление и отбросили белых к Уралу. «Демократическая контрреволюция» осенью 1918 г. подошла к своему краху. В сентябре в Уфе проходило Государ­ственное совещание представителей Комуча, Сибирского, Ураль­ского правительств, казачества и партий правых эсеров, меньшеви­ков, кадетов и др. в количестве 170 человек. Среди них не было единства, но была создана т.н. Уфимская директория, а при ней -Совет министров. Провозглашена власть Уфимской директории из 5 человек под руководством эсера Н-Д.Авксентьева. В октябре 1918
58
г. Директория переехала в Омск, подальше от фронта, и объявила о своей борьбе с большевиками. Все другие правительства были уп­разднены. Слабость Директории привела к перевороту, который совершил Колчак 18 ноября 1918 г. Директория была упразднена, её лидеры высланы за границу. Колчак был объявлен Верховным правителем и главнокомандующим, Под его властью оказались Урал, Сибирь, Дальний Восток. Верховенство Колчака признали и А.И.Деникин, провозглашенный 8 января 1919 г. главнокоман­дующим вооруженными силами юга России, и Н.Н.Юденич, ко­мандующий Юго-Западной армией. Однако от этого их действия не
стали более согласованными.
Уроки колчаковщины не прошли бесследно для правых эсеров. Они после переворота приняли сторону Советской власти и при­звали к борьбе с контрреволюцией. Меньшевики и до этого прак­тически не участвовали в вооруженной борьбе, вели только поли­тическую борьбу с большевистской партией.
В 1918 г. в гражданскую войну вмешивались иностранные го­сударства. Когда германские войска оккупировали Украину, для противодействия Германии и для борьбы с большевиками страны Антанты высадили свои десанты в Архангельске, Мурманске, Одессе, Крыму, Закавказье, на Дальнем Востоке. Численность во­инских контингентов Англии, Франции, Италии, США, Японии составляла 200 тыс. человек. Они оказывали помощь белым оружи­ем и снаряжением. Но вглубь российской территории они не про­двигались и не принимали участия в активных военных действиях.
Решающий этап гражданской войны наступил весной 1919 г. Армия Колчака вышла на Волгу. В наступление перешел и Дени­кин. Для этого были созданы благоприятные условия: в январе 1919г. большевики начали политику «разказачивания» - массового террора против казаков, результатом чего стало казачье восстание против Советской власти. Армия Деникина в начале октября захва­тила Курск, Орел, Воронеж, подошла к Туле - главному арсеналу республики. Армия Юденича подступала к Петрограду, заняла Царское Село. Наступил самый опасный для большевиков момент - они «готовились к бегству, запасались конфискованными драго­ценностями, печатали царские деньги и фальшивые паспорта». На­пример, в 1919 г. умер Я.М.Свердлов. Через несколько лет был вскрыт его сейф. В сейфе у пламенного борца с буржуазией, пред-.седателя ВЦИК, секретаря ЦК РКП (б) обнаружили: золотые моне­ты царской чеканки на сумму 108525 рублей (в ценах 1935г.); золо-
59

тые изделия, многие с драгоценными камнями; семь чистых блан­ков паспортов и семь заполненных на имя родственников Свердло­ва, а также княгини Барятинской и других знатных персон.
Рассчитывая выиграть войну самостоятельно, Колчак и Дени­кин не заботились о координации своих действий, что позволило красным разбить своих противников поодиночке, каждый раз обес­печивая перевес сил на главном участке фронта. Так, уже в конце апреля красные перешли в контрнаступление на Восточном фрон­те, которое развивалось весьма успешно и привело к концу 1919 г. к разгрому Колчака. Колчак вынужден был передать командование белыми войсками в Сибири и на Дальнем Востоке атаману Семе­нову, японскому ставленнику, и перейти под охрану чехословацко­го корпуса. Чехи по согласованию с союзным командованием пе­редали Колчака, премьер-министра его правительства Пепеляева и эшелон с золотом Иркутской эсеро-меньшевистской власти. Чехи это сделали в обмен на свободный проезд к Владивостоку. 21 янва­ря 1920г. власть в Иркутске сменилась, и Колчак, и золото перешли к красным. По тайному приказу Ленина Колчак и Пепеляев были расстреляны.
Разгром Колчака позволил красным направить все силы про­тив Деникина. Его стотысячная армия была не в состоянии удер­жать обширные завоеванные территории. Неоценимую помощь красным оказали и поляки. Руководитель Польского государства Ю.Пилсудский занял почти всю Белоруссию, стремясь восстано­вить Польшу в границах самого могущественного периода. Когда Деникин приблизился к Москве, Пилсудский по секретному со­глашению с Советским правительством остановил свое наступле­ние. Видимо, он подыгрывал большевикам, полагая, что их власть будет уступчивее, чем белогвардейская, в достижении независимо­сти Польши. Благодаря Пилсудскому красные смогли перебросить с Западного фронта на Южный 43 тыс. человек.
В конце октября красные разбили белых под Орлом и Воронежем и атаковали по всему фронту. Им помогал и анархист Н.И.Махно, со­вершая конный рейд по деникинским тылам. Белые понесли большие потери и отступили в Крым. Командование над ними принял П.Н.Врангель. На северо-западе, под Петроградом, действовал Юде­нич. 20 октября, когда белые заняли Пулково, Троцкий верхом объез­жал позиции и останавливал удирающих красноармейцев, гнал их в бой. Твердое руководство и пятикратный численный перевес позво­лили красным перейти в контрнаступление. К концу 1919 г. армия
60
Юденича была выбита в Эстонию и там разоружена. За эту победу Троцкий был награжден орденом Красного Знамени, а Гатчина в 1923 г. была переименована в Троцк. Это был первый город, названный в честь советского вождя.
В 1919 г. почти все иностранные державы вывели войска из России. Однако, воспользовавшись смутой, Румыния оккупировала Бессарабию, поляки после разгрома Деникина вновь наступали и захватили правобережную Украину и Киев. В конце мая 1920 г., создав перевес сил, Красная Армия контратаковала поляков силами Западного Фронта (командующий М.Н.Тухачевский) и Юго-Западного фронта (командующий А.И.Егоров). Здесь ставилась не только задача изгнания захватчиков. Приказ Тухачевского о насту­плении заканчивался словами: «На Варшаву! На Берлин!»
Красная Армия освободила Минск, Вильно, другие города, во­рвалась в Польшу. Освободив собственную территорию, она пере­шла к выполнению главной задачи - осуществление мировой рево­люции. 1 августа войска Тухачевского оказались у ворот Варшавы. Он намеревался пройти далее к границе Германии. Командарм Егоров направлялся через Львов к Карпатам, за которыми откры­вался путь к Чехословакии, Австрии и Венгрии. Однако революци­онный порыв большевиков встретил другую мощную силу - пат­риотический подъем польского народа, выступившего за независи­мость своей страны. Польшу поддерживала и Франция, заинтере­сованная в самостоятельной Польше как противовесе России и Германии, и она поставляла ей оружие. Польские войска разбили под Варшавой армии Западного фронта под командованием Туха­чевского. В плен попали 130 тыс. красноармейцев, из них выжили чуть более половины.
Юго-Западный фронт, боясь окружения, тоже отступил. Поль­ская армия вытеснила Красную Армию и в октябре 1920 г. вновь во­шла в Минск. 18 марта 1921 г. в Риге был заключен советско-польский мирный договор, по которому за Польшей остались Запад­ная Украина и Западная Белоруссия. Если при наступлении на Поль­шу большевики были одержимы идеей мировой революции, то пора­жение отрезвило их, надежды на скорую победу революций на Западе начали угасать. Но от мысли о мировой революции они до конца не откажутся, т.к. это было неотъемлемой частью их доктрины.
Теперь предстояло освободить Крым и прилегающие к нему области. На Южный фронт (командующий М.В.Фрунзе) были пе­реброшены 1-я Конная армия под командованием С.М.Буденного и
61

другие части. Вытеснив противника в Крым, Красная Армия в но­ябре 1920 г. через Перекопский перешеек и залив Сиваш вторглась на полуостров. Врангелю удалось на судах Антанты и Черномор­ского флота вывезти 145 тыс. человек. Оставшимся в Крыму белым красные обещали амнистию при условии, что они зарегистрируют­ся и сдадут оружие. Многие тысячи солдат и офицеров, поверив­шие красным, были расстреляны. Крым стали называть всероссий­ским кладбищем. Заодно красные рассчитались и с Махно, посчи­тав, что теперь такой ненадежный союзник им не нужен. В декабре в Крыму и под Харьковом красные разбили части Махно, сам он бежал в Румынию. В конце 1922 г. гражданская война завершилась эвакуацией японцев и изгнанием белых с Дальнего Востока.
Победа красных в гражданской войне обеспечивалась рядом обстоятельств.
Во-первых, красные обеспечили единство в своих рядах, пре­вратили республику в единый военный лагерь. А белый лагерь представляли враждовавшие друг с другом группировки; коман­дующие войсками Востока и Юга России не сумели проводить со­гласованные операции, давая возможность красным бить их пооди-ночке.
Во-вторых, красные контролировали территорию, где прожива­ло большинство населения и сосредоточен основной промышленный потенциал, развитая железнодорожная сеть и др. Белое движение было лишено этих преимуществ и территориально разделено, что затрудняло снабжение и координацию боевых действий.
В-третьих, красные имели централизованное государство, же­сткую государственную власть, обеспечив тем самым высокий, го­сударственный уровень руководства как военными действиями, так и мобилизацией населения и производственного потенциала на ну­жды войны. Белые же не строили государство, их правительства были лишь придатком к военному командованию, что затрудняло ведение войны. Американский профессор М.Левин справедливо считает, что «большевики превзошли белых в деле государственно­го строительства», и этому они во многом обязаны своей победой:
«Ни на одной из крупных территорий, занятых белыми, - ни в Си­бири, ни на Юге - не удалось создать жизнеспособную государст­венность».
В-четвертых, красные добились победы и благодаря хорошо поставленной политики и идеологии. У большевиков была четко отработана политическая линия по всем жизненно важным вопро-
62
сам, определены методы и средства воздействия на население страны, лозунги и программы действий. Свою власть они объявили пролетарским государством, действовали от его имени, а большин­ство крестьян привлекли, разрешив им раздел помещичьих земель. Их идеология также оказалась близкой и привлекательной, похо­жей на веру - это борьба за светлое будущее, за равенство и спра­ведливость. Признание права нерусских народов на самоопределе­ние также сыграло положительную роль.
Белые же придерживались лозунга «единой и неделимой Рос­сии», отказывались признавать независимость или автономию нацио­нальных окраин, что отталкивало от них нерусские народы. Они огра­ничивались общими, неопределенными обещаниями рабочим и кре­стьянам и не выработали популярных лозунгов и программ для них, в частности, программу обеспечения крестьян землей.
В целом красные казались массам меньшим злом. Хотя часто наблюдались недовольство и той и другой стороной, уклонение от мобилизации, массовое дезертирство, движение «зеленых», мах­новщина, крестьянские восстания. Добившись поддержки боль­шинства рабочих и крестьян, красные имели преимущество в соот­ношении сил: Красная Армия насчитывала 3 млн. человек, тогда как совокупная численность армий Колчака, Деникина, Юденича составляла примерно 600-700 тыс. человек.
Гражданская война велась с крайним ожесточением и привела к гибели миллионов. Красные только в ходе «расказачивания» ис­требили сотни тысяч казаков. Еврейские погромы чинились с обеих сторон и унесли десятки тысяч жизней. ВЧК красных, органы контрразведки белых беспощадно уничтожали пленных офицеров, служивших противоположной стороне. Для большинства населе­ния гражданская война была мясорубкой: безвозвратные потери в ней составили 15 млн. человек, а еще 2 млн. - эмигрировали из России.
Политика «военного коммунизма»
Политика «военного коммунизма», хотя и проводилась в годы гражданской войны, не была порождением условий войны. Она вытекала из большевистской доктрины, являлась выражением её сути, её представлений об экономике, политической системе со­циализма, методах его строительства. Гражданская война лишь способствовала тому, что режим «военного коммунизма» приобре­тал законченные формы. Важными составными политики «военно-
63

го коммунизма» являлись: национализация крупной, средней и час­ти мелкой промышленности, ликвидация значительного слоя соб­ственников; установление продовольственной диктатуры, введение продразверстки; милитаризация общества, введение всеобщей тру­довой повинности; замена торговли государственным распределе­нием продовольствия, предметов потребления, услуг; широкое применение неправовых, чрезвычайных мер, насилия и репрессий.
После Октябрьского переворота большевики приступили к строительству социалистического общества, в котором все равны и нет эксплуататорских классов. В середине ноября 1917г. началась, по выражению Ленина, «красногвардейская атака на капитал». 14 ноября 1917г. Совнарком ввел рабочий контроль на частных пред­приятиях, который осуществляли фабрично-заводские комитеты. Рабочий контроль должен был перейти в рабочее управление пред­приятиями. Эта мера не дала желаемых результатов из-за нежела­ния капиталистов подчиняться контролю фабзавкомов и некомпе­тентности последних. Советская власть приступила к национализа­ции фабрик и заводов, банков, торговых фирм, предприятий сферы обслуживания, железнодорожного и водного транспорта, передав их в государственный сектор экономики и ведение Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). К концу гражданской войны до 70-80% крупной и около половины мелкой промышленности перешли в собственность государства.
Кроме того, состоятельные классы были обложены «чрезвы­чайным налогом», т.е. разовой контрибуцией в размере 10 милли­ардов рублей. В счет её изымались деньги, ценности, предметы ис­кусства.
Большевикам ничего не стоило отказаться от выплаты долгов царского и Временного правительств, составлявших 18 млрд. руб­лей. Советское государство ввело государственную монополию на внешнюю торговлю, и теперь только оно могло торговать с загра­ницей, что вело к подрыву производства конкурентоспособной продукции.
В 1 половине 1918 г. крестьяне получили помещичьи и кулац­кие земли. Параллельно с этим с января месяца началось принуди­тельное создание коллективных хозяйств - коммун, артелей, това­риществ по совместной обработке земли (ТОЗ). Но коллективиза­ция была прервана гражданской войной. Тем не менее крестьяне не могли свободно распоряжаться продуктами своего труда, а были обязаны сдавать их государству по твердым низким ценам, иногда
64
обменивать на промтовары. Такая политика привела к падению производства и голоду в городах весной 1918 г. В мае декретами ВЦИК и СНК была установлена продовольственная диктатура, на­делившая наркомат продовольствия чрезвычайными полномочия-ми в деле добычи и распределения продуктов питания.
; В январе 1919г. продовольственная диктатура была дополнена продовольственной разверсткой, которая представляла собой раз­вёрстанный по районам и крестьянским дворам план реквизиции. 'Сначала она распространялась только на хлеб и зернофураж, а к
. концу гражданской войны - почти на все сельхозпродукты.
В проведении продразвёрстки Советское государство не оста­навливалось ни перед чем, сплошь и рядом прибегая к драконов­ским мерам. Если крестьяне скрывали от государства «излишки» продукции, то их объявляли врагами народа и лишали свободы на 10 лет и конфисковывали имущество. В деревню направлялись знаменитые вооруженные продотряды, которые силой отбирали хлеб. При необходимости посылали и карательные отряды. Широ­ко применялся захват заложников, заставлявший крестьян сдавать продукты под угрозой расстрела родственников. Численность продотрядов в 1920 г. превысила 80 тыс. человек.
Кроме продотрядов в деревне создавались комитеты бедноты. И тех, и других власть заинтересовывала в изымании продуктов тем, что им самим отдавала часть изъятого. Комбеды, ставшие не­навистными большинству крестьян за время своего существования с июня по декабрь 1918г., слились с Советами. Продотряды дейст­вовали всю гражданскую войну.
Незавидная участь постигла торговлю: Советская власть её за­меняла государственным распределением по карточкам. В 1919г. в Петрограде насчитывалось 33 вида карточек - хлебные, молочные, обувные и т.д. Население было разбито на три категории: к первой относились рабочие, ученые и артисты, ко второй - служащие, к третьей - бывшие эксплуататоры. Размер пайка у первой категории был вчетверо больше, чем у третьей. Нарушение распределитель­ного принципа, попытка торговать пресекались. Борьба велась с «мешочниками», торгующими промтоварами в деревне и продук­тами питания в городе, у них конфисковывали то, что превышало норму. Человеку разрешалось провозить не более 8 кг продуктов, в т.ч. 4 кг хлеба, 2 кг мяса, 0,8 кг масла. Тем не менее, около полови­ны продовольствия в города доставили «мешочники». Загради­тельные отряды они проходили с помощью взяток. Советская
65

власть оказалась не в состоянии полностью ликвидировать частную торговлю, оставались лавки и рынки, действовавшие легально.
Продразвёрстка имела катастрофические последствия для кре­стьян. В результате реквизиций сокращались посевы, деревни ли­шались запасов зерна, и рядовая засуха вела к голоду. Такой голод в Поволжье в 1921-1922 гг. повлек за собой гибель от 3 до 5 млн. человек.
Государственное распределение делало деньги ненужными, и это предусматривалось большевистской доктриной. В этом же ключе была допущена громадная эмиссия и снижение покупатель­ной способности советских денег за годы гражданской войны в миллионы раз. Вводились «коммунистические» методы распреде­ления: отменены платы за транспорт, почту, жилплощадь, воду, освещение, отопление, ремонт, бани, лекарства, книги, журналы, газеты. Отсюда - отсутствие материальных стимулов к труду.
Введение всеобщей трудовой повинности стало следствием отсутствия материальной заинтересованности к труду и отсутствия готовности людей сознательно выполнять работу. В этих условиях большевики стали силой заставлять людей работать Положение о введении трудовой повинности содержалось в первой Конституции РСФСР.
Общественно-полезным трудом, т е работой на государство, обязаны были заниматься все трудоспособные граждане в возрасте от 16 до 50 лет. Широко практиковались «трудовые мобилизации» на расчистку железнодорожных путей, рубку леса, перевозку дров и т.д. Советская власть, с одной стороны, установила 8-часовой ра­бочий день, с другой - нормой сделала сверхурочные работы и бесплатные коммунистические субботники.
Советское государство в условиях гражданской войны стало еще более централизованным, деспотичным, оно уничтожило все независимые от государства институты, ликвидировало демократи­ческие свободы, запретило газеты. Коммунизм в России, по выра­жению Н.Бердяева, «принял форму крайнего этатизма, охваты­вающего железными тисками жизнь огромной страны». Была лик­видирована свобода вероисповедания, независимость суда, запре­щено инакомыслие. Декретом Совнаркома в январе 1918 г. имуще­ство церкви было объявлено народным, т.е. государственным дос­тоянием. Были разграблены, разрушены церкви, синагоги, мечети, расстреливались служители всех конфессий.
66
Верхом беззакония, насилия и террора была деятельность ВЧК, созданного 7 декабря 1917 г. Она получила право внесудебной рас­правы, сосредоточила в своих руках арест, следствие, вынесение при­говора и его исполнение, 5 сентября 1918г. декретом Совнаркома был введен «красный террор» против врагов революции, предусматри­вающий и взятие заложников. Это произошло через неделю после ра­нения Ленина близкой к эсерам Фанни Каплан и убийства председа­теля петроградского ЧК М.С.Урицкого. За эти теракты большевики взяли несколько сот заложников из числа представителей имущих классов и случайных людей и расстреляли их.
Согласно этому же декрету большевики стали создавать конц­лагеря. Их сеть постоянно расширялась и в 30-е годы перерастет в сталинский ГУЛАГ. «Красный террор» дополнялся террором бе­лых армий, а также «зеленых», воевавших и с белыми, и с красны­ми. Вся страна была охвачена террором. Но террор большевиков был поднят до уровня государственной политики. Он был классо­вым, и это делало человека другого социального происхождения фактически беззащитным. Тем самым диктатура большевистской партии превзошла на порядок царский режим.
Диктатура осуществлялась в рамках однопартийной политиче­ской системы. Союз с левыми эсерами был расторгнут в июле 1918 г. после того, как они выступили против заключения Брестского мира и пытались спровоцировать войну с Германией. Выполняя поручение партийного руководства левых эсеров, сотрудники ЧК Н.А.Андреев и Я.Г.Блюмкин 6 июля 1918 г. убили посла Мирбаха. Большевики воспользовались этим и решили избавиться от союза с левыми эсерами: их обвинили в мятеже, разгромили их военные отряды, лидеров, в т.ч. М.Спиридонову, арестовали, депутатов ис­ключили из Советов.
Разгромив вчерашних союзников, большевики оформили од­нопартийный режим. Отсутствие какого-либо контроля привело к возникновению новой привилегированной касты - коммунистиче­ской бюрократии Она имела не только материальные преимущест­ва - большие квартиры, дачи, больницы, санатории, спецпайки, но и особый юридический статус - коммуниста могли арестовать и предать суду только с разрешения партийного комитета. Эту управляющую бюрократию называли номенклатурой (по перечню должностей в партийном и государственном аппарате, подлежаще­му утверждению партийных комитетов). В конце гражданской войны в стране был голод, но чиновники из центральных органов
67

получали в месяц 12 кг мяса, 1,2 - сливочного масла, 1,2 - сахара, 4,3 кг - риса. Им предоставлялся отпуск с выездом за границу вме­сте с лечащим врачом, для чего выдавалось 100 рублей золотом «на устройство и мелкие расходы» и затем 100 рублей золотом на ко­нец последнего месяца года.
Государственный аппарат разбухал, порождая волокиту, бю­рократизм, злоупотребления, коррупцию. В 1930 г. в Москве чис­лилось более 230 тыс. служащих государственных учреждений. В Москве и Петрограде в учреждениях было занято около 40% рабо­тоспособного населения. Эту колоссальную бюрократию, охватив­шую, как паутина, всю страну, Н.Бердяев считал более сильной, чем бюрократия царская, называл ее «новым привилегированным классом, который может жестоко эксплуатировать массы».
Авторитарный режим в конце гражданской войны встретился с массовым недовольством крестьян продразвёрсткой, нежеланием дальше отдавать задаром хлеб, терпеть произвол властей. С августа 1920 г. в Тамбовской и Воронежской губерниях полыхало крестьян­ское восстание, возглавляемое А.С.Антоновым. На его подавление были направлены войска под командованием Тухачевского, приме­нившего крайне жестокие меры, в т.ч. газы, аресты и расстрелы за­ложников и др. Потребовалось три года, чтобы, залив кровью Там-бовщину, подавить восстание. Повстанцы действовали на Украине, в Поволжье, на Дону, Кубани, Западной Сибири. Нарастало недоволь­ство рабочих в городах, а моряки Кронштадта выступали за Советы без коммунистов, за свободу слова и печати, свободу политзаклю­ченных, свободу торговли и т.д. 7-я армия во главе с Тухачевским после неоднократных штурмов взяла крепость и жестоко расправи­лась с мятежниками: к расстрелу были приговорены 2,1 тыс., к раз­личным срокам наказания - 6,5 тыс. человек. О масштабах восста­ний, охвативших едва ли не всю страну, свидетельствует тот факт, что потери Красной Армии при их подавлении за 1921 г. превысили 171 тыс. человек, не считая потерь ВЧК и милиции.
Причину установившегося режима военного коммунизма большевистская пропаганда, затем официальная историография видели в развернувшейся гражданской войне, потребовавшей кон­центрации и мобилизации сил. Из современных исследователей не все разделяют эту точку зрения. Некоторые авторы, наоборот, счи­тают, что «военный коммунизм» был одной из причин граждан­ской войны. Именно он, разорив страну, восстановил против боль­шевиков миллионы людей.
68
Не гражданская война была причиной политики «военного ком­мунизма». На наш взгляд, у её истоков стояли три весьма существен­ных обстоятельства - большевистская доктрина, традиции Россий­ского деспотического государства и особенности личности Ленина.
Политика военного коммунизма, во-первых, была продуктом большевистской доктрины, следствием упрощенных представле­ний о социализме как бестоварном, централизованном обществе, без рынка и товаро-денежных отношений. Она рассматривала рос­сийский социализм лишь как начало мировой революции, а пока остающийся «осажденной крепостью». Отсюда исключительно на­сильственные методы его строительства.
Во-вторых, в политике «военного коммунизма» прослеживалась преемственная связь с традициями русского деспотического госу­дарства. Методы, средства осуществления преобразований, приме­нявшиеся большевиками, были традиционно царистскими, прежде всего петровскими: та же грубость, жестокость, насилие, тот же эта-тизм, подавление свободы, преследование церкви и др. Проявляемые ими редкая жестокость к своим противникам, презрение к свободе, нетерпимость к инакомыслящим имели исторические корни в глу­бинах русской крепостной жизни. Не случайно победа революции не принесла ни свободы, ни демократии, она оставалась верной много­вековой русской несвободе. Преемственную связь в главном между большевиками и царизмом точно ухватил известный английский философ Бертран Рассел: «Нетерпимость и отсутствие свободы, унаследованные от царского режима, вероятно, тоже скорее россий­ские, чем коммунистические черты».
В-третьих, у истоков политики «военного коммунизма» стоял Ленин как творец, как архитектор коммунистического общества, строящегося впервые. Ленин унаследовал из революционного дви­жения XIX в. самое жестокое и бесчеловечное, заимствовал у Пес­теля, Ткачева, Нечаева приоритет разрушения, заговора и террора. Ленин стал инициатором многих начинаний: института заложниче-ства и расстрела невинных людей, создания концлагерей, наделе­ния ВЧК правами внесудебной расправы, депортации сословий, составления планов проведения масштабных провокаций и т.д. Ле­нин не считался с интересами народа, с легкостью приносил их в жертву мифической идее, добивался её реализации деспотическим, тираническим путем. У Н.Бердяева были основания утверждать, что «Ленин - империалист...Все мышление его было империали­стическим, деспотическим».
69

Вот лишь некоторые его телеграммы,; уе требующие коммен­тариев.
Пенза. Губисполком от 8 августа 1918г.
«Необходимо провести беспощадный массовый террор... Со­мнительных запереть в концентрационный лагерь вне города. Экс­педицию (карательную - авт.) пустите в ход. Об исполнении теле­графируйте. Ленин»
В Саратов ... от 22 августа 1918 г.
«..Расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты...»
Сталину в Царицын от 7 июля 1918 г.: «Будьте беспощадны против левых эсеров и извещайте чаще... Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов»
Руководителям Пензы - письмо Ленина от 11 августа 1918 г. «Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадно­му подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо те­перь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать.
1. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
2. Опубликовать имена.
3. Отнять у них весь хлеб.
4. Назначить заложников.
Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц-кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Найдите людей потвёрже. Ленин».
В свете приведенного материала не столь уж резкой кажется оценка Ленина и его деятельности, данная будущим лауреатом Но­белевской премии писателем И.Буниным в «Окаянных днях»:
«Планетарный ... злодей, осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству и равенству, высоко сидел на шее русского дикаря и весь мир призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие... Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек..., а среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет?».
Разрушительную миссию Ленина и большевиков видели и критиковали многие российские интеллигенты: В.Короленко и М.Горький, В.Вернадский и И.Павлов, Н.Бердяев и Г.Федотов.
70
В целом «военный коммунизм» оставил тяжёлые последствия для будущего страны, негативно сказался на всех преобразованиях 20-30-х годов: коллективизации, раскулачивании, ликвидации нэп­манов, культурной революции. Военно-коммунистическая идеоло­гия и психология захватила большевиков и часть рабочих, форми­руя представления о возможности быстрейшего решения любой, самой трудной проблемы. Она стала источником конфронтации, насилия и чрезвычайщины.
Контрольные вопросы:
1. Раскройте антидемократическую сущность советского режима и методы его формирования.
2. Почему Учредительное собрание потерпело крах и не стало дей­ствующим представительным органом?
3. Объясните причины острой борьбы в большевистском руково­дстве и в российском обществе по вопросу о Брестском мире.
4. Назовите причины и суть поворота политики большевиков весной 1918г.
5. Охарактеризуйте основные этапы гражданской войны.
6. Почему в гражданской войне победили красные?
7. Каковы причины введения «военного коммунизма» и основные его черты?
8. Какое влияние оказали гражданская война и «военный комму­низм» на последующее развитие страны?
71

ГЛАВА 4. РОССИЯ В ПЕРИОД НЭПа<192М928)
Новая экономическая политика. - Образование СССР. Борьба и т.н. «местными уклонистами». - Борьба за власть. Утвержден» единоличной власти Сталина. Новая экономическая политика
Политика «военного коммунизма», мировая и гражданская войны привели страну к острому политическому и экономическому кризису. По сравнению с 1913 г. промышленное производство со­кратилось в 7 раз, объем грузовых железнодорожных перевозок - в 5 раз, валовой сбор зерновых - в 2 раза. Экономическая разруха, политические выступления заставили большевиков уступить тре­бованиям крестьян. Сказалось и инстинктивное желание сохранить свою власть, стабилизировать обстановку в стране. Этим целям отвечало введение новой экономической политики, принятой Х съездом РКП(б) в марте 1921 г. «О замене разверстки натураль­ным налогом». Она учитывала интересы крестьянства, обеспечи­вала заинтересованность в восстановлении хозяйства, увеличении производства продукции. Стимулирующее значение продналога состояло в том, что налог устанавливался до весеннего сева, и крестьяне, зная, что после уплаты налога все излишки продукции
остаются в их распоряжении, использовали свои возможности для увеличения производства.
Были расформированы трудовые армии, распущены продотря­ды как составные элементы «военного коммунизма». Однако большевики не собирались отступать далеко от уже достигнутого уровня огосударствления, желая сохранить жесткий государствен­ный контроль за мелкими предприятиями и торговлей. Когда пер­воначальная попытка организовать прямой продуктообмен не уда­лась и стихийно восстанавливались привычные для миллионов ры­ночные отношения (купля-продажа), тогда была разрешена частная торговля. Крестьянам давалась возможность продавать свою про­дукцию. В определенных пределах были разрешены наемный труд и аренда земли.
Была осуществлена некоторая денационализация предприятий. Мелкие промышленные предприятия, часть средних были возвра­щены в собственность или сданы в аренду частным лицам или коо­перативам. Был допущен иностранный капитал, сдача предприятий в концессию, т.е. в аренду иностранным предпринимателям, но в
72
незначительных размерах. В 1922-1924 гг. проведена денежная ре­форма, введен обеспеченный золотом и конвертируемый червонец.
В период нэпа в стране функционировала смешанная экономи­ка. Ведущее положение в ней занимал государственный сектор, т.к. в руках государства находились т.н. командные высоты: политиче­ская власть, финансовая система, природные ресурсы, тяжелая промышленность, транспорт, монополия внешней торговли. В го­сударственной промышленности, прежде всего в тяжёлой, было занято 90% рабочей силы, а частный капитал преобладал в мелкой промышленности и торговле. Аграрный сектор составляли 24 мил­лиона индивидуальных крестьянских хозяйств.
Принятие нэпа благоприятно сказалось на политическом и экономическом положении страны. Политическая ситуация стаби­лизировалась, прекратились мятежи и восстания. В экономике тоже наблюдалось оживление, восстанавливалось производство. Потре­бительский рынок наполнился, было покончено с голодом, улуч­шилась жизнь людей.
Проявилась и противоречивость нэпа, связанная с регулирова­нием цен и медленным восстановлением промышленности. Осенью 1923 г. возник кризис сбыта промышленных товаров. В сельском хозяйстве, благодаря хорошему урожаю и конкуренции между кре­стьянами, определились низкие цены, а цены на промышленные товары государство устанавливало высокие в расчете накопить средства для индустриализации. Появились «ножницы цен», пром­товары стали недоступными крестьянам и они затоваривались. Не­чем стало платить зарплату рабочим, которые начали забастовки. Правительство вынуждено было снизить цены на промтовары, но это дало лишь временные результаты.
Проблема оставалась и была обусловлена ограниченным харак­тером рыночного регулирования и сосуществованием двух экономи­ческих систем - рыночной и коммунистической. Все дело было в том, что рынок существовал в условиях тоталитарного строя. В эко­номике произошла либерализация, а в политической области ее не было. Экономический плюрализм не был дополнен политическим. Разрешение рынка и частного предпринимательства Ленин рассмат­ривал как тактический ход, временное вынужденное отступление, как форму перехода к социализму. Он не соглашался идти на ма­лейшую политическую либерализацию, на допущение деятельности социалистических партий, свободной прессы. Следовательно, нэпов­ская организация общества базировалась в политике на жестком ав-
73

торитаризме, в экономике - на административно-рыночной системе. Интересы частников ущемлялись и в городе, и в деревне. Образ нэпмана общественным сознанием воспринимался как образ врага. Нэповская экономика развивалась от кризиса к кризису.
Концентрация экономики в руках государства, рост централи­зации в управлении вели к укреплению политической власти. К середине 20-х гг. установилась большевистская монополия на средства массовой информации, была введена цензура, жесткий идеологический контроль. Военные методы подавления отменены, но репрессии продолжались. В марте 1922 г. Ленин откровенно пи­сал: «...Величайшая ошибка думать, что нэп положил конец терро­ру. Мы еще вернемся к террору и к террору экономическому».
При нэпе ликвидированы осколки социалистических партий и групп. По отношению к ним Ленин был непримирим. По его инициа­тиве XII Всероссийская конференция РКП (б) приняла резолюцию «Об антисоветских партиях и течениях», где все партии, кроме РКП (б), объявлялись «антисоветскими», т.е. вне закона. Весной 1922 г. среди меньшевиков были проведены массовые аресты, часть из них была посажена в тюрьмы, часть сослана на Восток, часть — выслана за границу. В 1923 г. партия меньшевиков перестала существовать.
В июне 1922 г. состоялся показательный процесс над 34 видны­ми эсерами, обвиненными в контрреволюционной деятельности. 12 человек были приговорены к расстрелу с отсрочкой исполнения приговора, превратившись тем самым в заложников. Резко ужесто-чался контроль за интеллигенцией. Поход против нее организован не случайно: она являлась основным препятствием большевизации об­щества. Сигнал подал сам Ленин. В письме к М.Горькому, который заступался за интеллигентов, Ленин писал, что русская интеллиген­ция - это лишь «интеллигентики, лакеи капитала, мнящие себя моз­гом нации. На деле это не мозг, а говно». Активно практиковались репрессии, высылки инакомыслящих за границу, и их списки про­сматривались Лениным. Из страны было выслано 160 видных уче­ных, не заслуживших доверия Советской власти.
Искоренялось идеологическое влияние не только интеллигенции, но и православной церкви и всех других конфессий. Преследования церкви продолжались и в годы нэпа. В феврале 1922 г. ВЦИК принял декрет об изъятии всех церковных ценностей. Ленин использовал инцидент в Шуе, когда верующие помешали красноармейцам изъять имущество из собора, и предложил в секретном письме членам По­литбюро представить случай в Шуе как отказ церкви помочь голо-"
74
дающим Поволжья. Ленин посчитал борьбу с голодом благоприятным моментом для расправы с церковью: «Чем больше число представите­лей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше»5. Выполняя указания вождя, расстреляли тысячи священников и монахов. Был арестован патриарх Тихон, который назвал реквизиции «святотатством». Под давлением зарубежных религиозных и общественных деятелей после двухмесяч­ного заключения он был выпущен.
Новая экономическая политика позволила успешно преодолеть экономический и политический кризис, обеспечила стабилизацию обстановки и упрочение большевистской власти, тем самым сыграв свою роль. Однако с началом индустриализации было расширено кредитование, началась массовая эмиссия денег. В результате цены товаров и зарплата выросли. Обострился «товарный голод». Ин­фляция и низкие закупочные цены привели в 1928 г. к кризису хле­бозаготовок. В городах вводились продовольственные карточки, которые были отменены только в 1935 г. Государство начало до­бывать продукты питания, прибегая к т.н. «чрезвычайным мерам»:
репрессиям, реквизициям, продразверстке, раскулачиванию, т.е. военно-коммунистическим методам. Эти меры сопровождались принудительной коллективизацией, национализацией частных предприятий. Сталинское руководство в 1928-1929 гг. свернуло новую экономическую политику и перешло к форсированному строительству социализма.
В целом нэп оправдал себя и, вопреки утверждениям Сталина, до конца не исчерпал своих возможностей. Но при нем требовалось углублять реформы, давать более полный простор плюрализму в экономике и политической сфере. Сталинское руководство не го­тово было пойти на это, напротив, оно сочло власть достаточно ок­репшей, чтобы начать ликвидацию нэпа, нэпманов, частной собст­венности, эксплуататорских классов. Другая причина отказа от нэ­па заключалась в том, что на его базе власть не могла беспрепятст­венно перекачивать средства из сельского хозяйства на нужды ин­дустриализации, а при коллективных хозяйствах такая возмож­ность создавалась.
Образование СССР. Борьба с т.н. «местными уклонистами»
В начале 20-х годов решался еще один важный и трудный во­прос — национальный. В национальном вопросе большевики вы-
., 75

ступали за интернационализм, обеспечивающий межнациональную солидарность трудящихся. В этих же целях они признавали равно­правие наций и право каждой нации на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Но при этом они вовсе не хотели их отделения, напротив, в интересах классовой борьбы выступали за сохранение крупного государства, в котором оставались бы нерусские народы, получив право на тер­риториальную автономию.
В годы гражданской войны на подконтрольных большевикам территориях были созданы автономные образования: Башкирская, Татарская, Киргизская, Горская, Дагестанская республики. Чуваш­ская, Марийская и другие автономные области. Правда, в начале 20-х годов компетенция автономий была сужена, на деле они пре­вратились в административно-территориальные единицы. В 1918г. Россия была объявлена федеративной республикой, хотя фактиче­ски она оставалась унитарным государством.
После Октябрьского переворота окраины воспользовались правом на самоопределение и образовали свои независимые госу­дарства. Империя распалась. Однако Советское правительство, одержав победу над белыми, приступило с помощью Красной Ар­мии и русскоязычных анклавов к собиранию отпавших частей им­перии. Лишь Финляндия, Польша, Прибалтика как республики с достаточно развитым уровнем экономики и однородным составом населения сумели отстоять свою самостоятельность. Во всех ос­тальных, ставших самостоятельными государствах, с помощью Красной Армии удалось свергнуть национальные правительства, провести большевизацию и подчинить их Москве. Украина, Бело­руссия, Армения, Азербайджан, Грузия были объявлены советски­ми республиками, формально независимыми, но фактически управляемыми из ЦК РКП(б). Теперь необходимо было все рес­публики объединить в единое государство. Вопрос решался в ЦК партии большевиков. Сталин предлагал включить советские рес­публики в состав РСФСР на правах автономных (план автономиза-ции). По этому плану республики при объединении оказывались не на равных правах по сравнению с РСФСР. Ленин был болен, но нашел в себе силы, чтобы направить объединение республик в от­носительно безопасное русло. Ленин предложил, чтобы все веду­щие республики, в т.ч. РСФСР, на равных правах образовали новое союзное государство. В письме в Политбюро Ленин упрекнул Ста­лина в торопливости в национальном вопросе. Он писал, что «луч-
76
ше пересолить в сторону уступчивости и мягкости к националь­ным меньшинствам, чем недосолить».
Возник и другой спор. Три республики Закавказья - Азербай­джан, Армения и Грузия объединились в Закавказскую Федерацию (ЗСФСР); ЦК компартии Грузии во главе с Б.Г.Мдивани настаивал на том, чтобы республика вошла в союзное государство самостоя­тельно, а не как часть ЗСФСР. Этому противились Сталин и пер­вый секретарь Закавказского краевого комитета партии С.К.Орджоникидзе. В споре Орджоникидзе ударил оскорбившего его грузинского коммуниста А. А. Кобахидзе. Для расследования «грузинского инцидента» была направлена комиссия во главе с Дзержинским, которая приняла сторону Орджоникидзе.
Ленин, узнав об этом, продиктовал письмо, где обвинил Ста­лина, Орджоникидзе и Дзержинского в великорусском шовинизме. Боясь осложнений в национальных отношениях, он предлагал, что­бы представители республик председательствовали в органах со­юзного государства, защищал свободу выхода этих республик из СССР. Иначе, писал Ленин, невозможно будет «защитить русских инородцев от нашествия того истинно русского человека, велико­росса, шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким явля­ется типичный русский бюрократ. Нет сомнений, что ничтожный процент советских и советизированных рабочих будет тонуть в этом море шовинистической швали, как муха в молоке».
30 декабря 1922 г. 1 съезд Советов СССР в соответствии с ле­нинским планом постановил объединить РСФСР, Украину, Бело­руссию, ЗСФСР в единое государство - Союз Советских Социали­стических Республик. Были утверждены Декларация и Договор об образовании СССР.
Созданное в ленинском варианте государство было унитарным, т.к. все полномочия сосредоточивались в руках централизованных партийных органов. Укреплялось оно уже без Ленина, при Сталине.
Сталин не считался с ленинской критикой русского шовиниз­ма, не проявлял уступчивости в отношении угнетенных народов. Ленин не был русским шовинистом, он был русским великодер-жавником, даже большим', чем русские цари. И воевал он с русским шовинизмом потому, что он мешал ему в создании советской им­перии. СССР стал вторым изданием Российской империи; Ленин остановил распад империи тем же деспотическим и тираническим путем, что и цари. При этом сущность Советского государства ос­тавалась та же, что и Московского царства, империи Петра, менял-
77-

ся лишь фасад. Крупный специалист по мировым цивилизациям Арнольд Тойнби писал, что создатели Русского государства «выра­ботали для себя русскую версии византийского тоталитарного го­сударства... Этому московскому политическому зданию был дваж­ды придан новый фасад - сначала Петром Великим, а затем снова Лениным, но сущность этой структуры осталась неизменной... Под серпом и молотом, как под крестом. Россия все еще «Святая Русь»,
и Москва все еще «Третий Рим». Последующие события подтвер­ждали справедливость такой оценки
Сталин всячески укреплял имперский характер государства. Вместо федеративного он построил унитарное государство, вместо борьбы с русским шовинизмом он его усилил и повел атаки против руководителей республик. В ответ на сталинские репрессии случи­лось то, чего боялся Ленин: в августе 1924 г. грузины подняли все­общее восстание за независимую республику Грузию, которое бы­ло жестоко подавлено. Политолог с мировым именем А.Авторханов в своей книге «Империя Кремля» приводил данные:
жертвой расправы стали до 5 тыс. убитых и раненых, тысячи аре­стованных и расстрелянных.
Так Сталин начал борьбу с «местными уклонистами». Кампа­ния против них была объявлена на всесоюзном национальном со­вещании при ЦК партии 9-12 июня 1923 г., стенограмма которого опубликована в 1992 г. К совещанию Сталин подготовил через ГПУ сфальсифицированное дело на лидера татарских коммуни­стов, своего бывшего помощника по наркомату по делам нацио­нальностей Султан-Галиева. Согласно резолюции совещания, за­щитники национальных интересов ставились в один ряд с врагами Советской власти, и она стала обвинительным актом против на­ционально мыслящих коммунистов всех республик. Сталину по­могли Каменев и Зиновьев как в восхождении к власти, так и в ор­ганизации борьбы с «местными уклонистами». Позднее, во время запоздалого раскаяния, Каменев рассказывал Троцкому, что при аресте бывшего председателя татарского совнаркома Султан-Галиева «мы с Зиновьевым, к несчастью, дали свое согласие. С то­го времени Сталин как бы лизнул крови». Дальше началась цепная
реакция чисток в национальных республиках - Грузии, Татарии, Башкирии, Туркестане.
Дело было сфабриковано Сталиным для запугивания руково­дителей национальных республик, для беспрепятственного цровет дения своей шовинистической линии. Султан-Галиев в начале 20-х
78
' годов действительно не разделял взгляды Сталина по колониаль-кным и национальным вопросам, открыто выступал за расширение <прав автономных национальных образований. Личное мужество и ^точность в анализе позволили ему дать реалистическую оценку межнациональных отношений в СССР. Основываясь на фактах, он выдвинул положение о неизбежности национальных движений уг­нетенных народов в советское время - за расширение прав, за суве­ренитет, независимость. Ликвидировать эти движения никому не удается и не удастся, «какие бы хитрые махинации не выдумыва­лись» теми, кто выступает под маской «демократов» или «комму­нистов». Распад СССР стал лишь подтверждением его правоты.
Подавив национальные движения, разгромив их лидеров, Ста­лин проблемы национальных отношений загнал вглубь, решая их келейно, негласно. Этому способствовало укрепление личной вла­сти Сталина.
Борьба за власть. Утверяадение единоличной власти Сталина.
Ещё в апреле 1922 г. по предложению Зиновьева и Каменева и с одобрения Ленина Сталин был назначен Генеральным секретарем ЦК РКП(б). Этот поначалу чисто технический пост был использо­ван и превращен Сталиным в должность с высокими полномочия­ми. Чтобы подобрать лично ему преданные кадры, Сталин ввел практику назначения и утверждения партийных секретарей на мес­тах вышестоящими партийными органами. За год Сталин сменил большинство секретарей губернских комитетов, подбирая угодных ему людей. Он подчинил себе весь центральный и местный пар­тийный аппарат. Создание угодного ему аппарата сыграло решаю­щую роль в борьбе Сталина за власть, в устранении соперничаю­щих с ним ленинских соратников.
Ленин перенес первый приступ 25 мая 1922 г. и к работе смог приступить лишь в конце сентября. Вскоре, 16 декабря, его поразил второй приступ, и лишь с конца декабря 1922 г. по февраль 1923 г. ему удалось продиктовать свои последние статьи и «Письмо Съез­ду». 10 марта 1923 г. Ленина разбил полный паралич, отстранив от всякой политической деятельности.
В «Письме съезду» Ленин дал оценку близким своим соратни­кам. Он считал главной опасностью для единства и стабильности партийного руководства соперничество Сталина и Троцкого. Ста­лин «сосредоточил в своих руках необъятную власть», и Ленин не
79

был уверен, что Сталин «сумеет... всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Далее Ленин рекомендовал: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в об­щениях между нами... становится нетерпимым в должности генсе­ка. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места...».
По мнению Ленина, Троцкий - «пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК», но самоуверенный и чрезмерно увлека­ется «чисто административной стороной дела». Линии считал, что Каменева и Зиновьева нельзя упрекать в их ошибках во время ре­волюции, но, тем не менее, это не являлось случайностью. Бухари­на Ленин назвал «ценнейшим и крупнейшим теоретиком, любим­цем партии», но его теоретические воззрения очень с большим со­мнением могут быть отнесены к вполне марксистским. Пятаков был человеком «выдающихся способностей, но слишком увлекаю­щийся административной стороной дела...»
В продиктованных Лениным статьях отражается его беспокой­ство дальнейшей бюрократизацией партийного аппарата; указывает­ся на необходимость укрепления союза рабочих и крестьян, единства партии и т.д. Выход он видит в подборе кадров хорошего качества, повышении авторитета ЦК, увеличении в нем рабочих, усилении контроля и др., то есть, в обеспечении субъективных факторов, с по­мощью которых можно преодолеть любые трудности объективного характера. Ленина резонно беспокоила проблема русской револю­ции, так как, по его признанию, большевики захватили власть по на­полеоновскому принципу: «Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет». Действительно, революция была совершена в стране, которая ни в экономическом, ни в культурном отношении не созрела для непосредственного перехода к социализму. Объявле­но о диктатуре пролетариата, когда пролетариат составлял тонкий слой, о создании рабочей партии, в то время как рабочие составляли меньшинство. То есть, исходные пункты революции и строительства социализма были если не ложными, то, во всяком случае, не отве­чающими задуманным целям. При отсутствии предпосылок эволю­ционного развития оставался путь насилия над историческим про­цессом. Насилие и становилось универсальным инструментом большевистской системы во всех её преобразованиях.
Сама система диктатуры пролетариата предопределила харак­тер и суть борьбы между лидерами. Это была борьба за утвержде­ние единоличной власти, и велась она в рамках внутрипартийнь
80
(схваток, начавшихся с 1923 г. Занимая ключевую должность в ЦК, Сталин щаг за шагом укреплял свои позиции, поочередно отстра­няя конкурентов. После Ленина самым авторитетным в партии был Троцкий - герой Октябрьской революции и гражданской войны. Сталин повел борьбу против него, опираясь на Зиновьева и Каме­нева, образовав с ними триумвират. Но Троцкий не проявлял воли к власти и способности к интригам, поэтому терял свои позиции в мирных условиях. Он полагался на свои прошлые заслуги, но про­пагандистский аппарат Сталина действовал активнее.
Экономическое положение страны улучшалось медленно, кре­стьяне были недовольны высокими ценами на промтовары, рабочие - низкой зарплатой, и летом 1923 г. проходили забастовки рабочих в Москве, Харькове, Сормове и др. Обсудить экономическое поло­жение мешал дефицит внутрипартийной демократии и засилье ап­паратного бюрократизма. К осени в партии сформировалась левая оппозиция во главе с Троцким. 8 октября 1923 г. он направил чле­нам ЦК и ЦКК письмо с резкой критикой партийного руководства, справедливо обвиняя его в бюрократизме и свертывании демокра­тии. Письмо содержало и немало преувеличений. Ещё более резкие замечания содержались в «Заявлении 46-ти», полученном ЦК 15 октября. Его подписали ветераны революции - Преображенский, Серебряков, Бубнов, Сапронов, Пятаков и др. В нем говорилось, что режим, установившийся в партии, совершенно нетерпим. Он убивает самодеятельность партии, подменяя партию чиновничьим аппаратом. Столь же резко оценивалась хозяйственная деятель­ность ЦК. Утверждалось, что из-за некомпетентности решений ЦК экономика пришла к серьезному кризису. Прошла дискуссия, итоги которой подвело Политбюро. Оно под давлением оппозиции при­знало некоторые недостатки, высказалось за расширение демокра­тии. Но уступка была лишь на словах.
Троцкий пытался наступать дальше. В начале января 1924 г. он написал брошюру «Новый курс», в которой утверждал, что никакая демократия не может произойти «сверху», партия должна взять под контроль свой аппарат, убрать тех, кто не выносит никакой крити­ки. Расширив границы дискуссии, он намекал на перерождение старой партийной гвардии, призывал ориентироваться на молодежь и в первую очередь на учащуюся молодежь, которая должна быть «важнейшим барометром партии». В начавшейся новой дискуссии оппоненты обвиняли Троцкого в попытке противопоставить аппа­рат всей партии и создать в ней фракцию, отвергали тезис о пере-
81

• рождении руководства. Дискуссия показала значительное влияние
левой оппозиции в партии. Но в целом она понесла поражение: XIII партконференция в январе 1924 г. осудила её как мелкобуржуазный уклон в партии.
1924-й год для Сталина был решающим в его восхождении к власти. Им было проявлено редкое коварство и способность к ин­тригам при организации похорон Ленина и обсуждении на XIII съезде ленинского «завещания». Несмотря на секретность «Письма съезду», Сталин сразу же узнал о его содержании и с помощью Зи­новьева и Каменева смог нейтрализовать предложение Ленина о перемещении его с должности генсека. Письмо должно было обсу­ждаться на XIII съезде партии 23-31 мая 1924 г. Накануне открытия оно было рассмотрено на пленуме ЦК, который принял решение не будоражить участников съезда и не зачитывать им «завещание» Ленина, на чем настаивала Крупская. Было заявлено, что опасения покойного вождя относительно Сталина не оправдались.. Против переизбрания Сталина генсеком голосовали Троцкий и некоторые его сторонники. Так воля вождя была попрана, обсуждение «Пись­ма съезду» превратилось в неприкрытый фарс: его зачитывали не на пленарном заседании, а лишь внутри отдельных делегаций, со­провождая комментариями Каменева и Зиновьева. Эти двое актив­но помогли Сталину удержаться на посту, укрепляя единоличную власть будущего своего палача. А «Письмо съезду» уже тогда про­никло на Запад и было опубликовано, в СССР оно обнародовано лишь в 1956 г. после XX съезда КПСС.
Русский народ, обретший в лице Ленина нового самодержца, с его смертью остался без царя. Как видно, появление нового само­держца не заставило долго ждать. Избрание Сталина генсеком бы­ло первым шагом, следующими шагами в укреплении его едино­личной власти станут авторитет покойного вождя и канонизация его учения, используемые в корыстных целях «учеником». Для это­го Сталин взял на себя роль единственного защитника и толковате­ля идей Ленина, что сделало генсека неуязвимым в борьбе за власть. Сталин смог задержать Троцкого на юге, указав в теле­грамме неточную дату похорон Ленина. Именно тогда, 26 января 1924 г., на II съезде Советов Сталин сделал решающий шаг к тому, чтобы его признали «продолжателем Ленина». Он выступил в по­лурелигиозной форме, в форме торжественной клятвы партии умершему вождю, хотя никто не уполномочивал его приносить клятвы от имени партии. Семь раз прозвучало из уст «невысокого,
82
ля
малозаметного на людях, рябого человека за трибуной» слово «клянемся»: хранить единство партии как зеницу ока, укреплять диктатуру пролетариата, союз рабочих и крестьян, союз республик, Красную Армию, Красный Флот, Коминтерн.
Далее Сталин возглавил дело канонизации учения Ленина. Ле­нин и ленинизм, писал Д.Волкогонов, «превращались в псевдоре­лигию, в свод революционных догматов, сознательное нарушение которых... каралось смертью... Первые кирпичи в здание умопо­мрачительного идолопоклонства закладывались вместе со смертью Ленина: языческий мавзолей, тысячи памятников идеологического идола, миллионы томов «святоши ада», замусоренное догматами общественное сознание. Сталин, придавив Ленина мраморным мо­гильником, монополизировал его наследие». Сталин укреплял по­смертный культ вождя, потому что он нужен был Сталину как ору­дие власти. Теперь и доказывать было не нужно, достаточно при­водить ленинские цитаты, чтобы обосновывать тезис об обостре­нии классовой борьбы, необходимости коллективизации, социаль­ной природе «врагов народа», любой другой вопрос.
Как «защитник» и «толкователь» ленинизма, Сталин сделался и «теоретиком». Он комментировал, разъяснял и «развивал» Лени­на в своих работах «Об основах ленинизма» и «Вопросы лениниз­ма». Его примитивная и интеллектуально убогая «теория» нужна была миллионам как идеологическая пища. Людям прививалась доступная, просто и схематично изложенная, по выражению Д.Волкогонова, «большевистская псевдокультура», одномерная и упрощенная, нетерпимая ко всему несоциалистическому: социа­лизм - империализм, друг - враг, черный - белый. Сталин с его черно-белым восприятием мира пришелся ко времени и к месту: он возглавил систему, которая формировала элементарно мыслящих людей, слепо верящих в догматы ленинской псевдорелигии.
Тем временем триумвирату с помощью огромного аппарата удалось ослабить позиции Троцкого. Пленум ЦК в январе 1925 г. осудил «совокупность выступлений» Троцкого против партии, и он был •снят с поста председателя Реввоенсовета и наркома по воен­ным и морским делам. Этот пост занял М.В.Фрунзе.
Разгром Троцкого предопределил судьбу «тройки»: теперь Сталину эти союзники не были нужны. Он начал борьбу против Каменева и Зиновьева, опираясь на нового союзника - Бухарина. Хотя для Сталина главным был вопрос о власти, но его борьба со­провождалась идеологическим антуражем - дискуссией по про-
83

блемам о возможности строительства социализма в нашей стране;
характере НЭПа; о политике партии в отношении крестьян; об ис­точниках накопления средств для индустриализации; о внутрипар­тийной демократии и борьбе с бюрократизмом и др. Теоретические и практические расхождения между участниками дискуссий дейст­вительно существовали, но и много было преувеличений, искусст­венно раздуваемых для обвинения друг друга.
В ходе дискуссий Сталин развил теорию о возможности по­строения социализма в отдельно взятой стране, используя положе­ние, высказанное Лениным в 1915 г. Эта теория, по мнению фран­цузского историка Н.Верта, «тешила националистические чувства и была великолепно приспособлена к психологии рядового члена пар­тии, уставшего дожидаться мировой революции». В 1924-1925 гг. строительство социализма велось на основе НЭПа: легализован наем батраков, облегчена аренда земли, снижен сельхозналог, уменьшены цены на промтовары Эта политика обеспечивала оживление хозяй­ственной деятельности середняка, но от неё выигрывали и зажиточ­ные крестьяне, и страна в целом. Теоретическое оформление этого курса принадлежало Бухарину. Он считал необходимым до предела развивать все возможности мелкого крестьянского землевладения, а затем легче пройдет кооперирование крестьян. Он выдвинул лозунг «Обогащайтесь», вызвавший ожесточенные дискуссии. Сталин в основном поддерживал Бухарина, но не во всем с ним соглашался.
Эту политику подвергли критике Зиновьев и Каменев Зиновь­ев в работе «Ленинизм» утверждал, что Ленин всегда считал НЭП стратегическим отступлением, а не эволюцией. Он полагал, что для построения социализма нужно опираться не на зажиточных кресть­ян, а на пролетариат и бедноту, объявил ошибочной сталинскую теорию победы социализма в одной стране. В партийной организа- ^ ции Ленинграда, которую он возглавлял, возникла «новая оппози- я ция». Она обвиняла ЦК в «кулацком уклоне», требовала не ослаб- ' ления, а усиления административного нажима на кулака, увеличе­ния налога с зажиточных крестьян для нужд индустриализации.
В декабре 1925 г. состоялся XIV съезд партии. Ленинградская делегация на съезде придерживалась взглядов «новой оппозиции». Оппозиция справедливо критиковала ужесточение внутрипартий­ного режима, прикрываемого лозунгом единства партии, опасности растущего культа. Каменев обвинил Сталина в «диктате», что он не способен «выполнить роль объединителя большевистского руково- ^ дства». Если бы Каменев так выступал на предыдущем XIII съезде ^
84 '
в контексте ленинского завещания, то Сталин почти наверняка не сохранил бы пост генсека. На этом же съезде слова Каменева были прерваны негодующими возгласами большинства делегатов. «Но­вая оппозиция» потерпела полное поражение. Авторитет Сталина заметно поднялся. Зиновьева отстранили от руководства Ленин­градской партийной организацией, вместо него назначили С.М.Кирова. Зиновьев также был отозван с поста председателя Ис­полкома Коминтерна, туда направили Бухарина. Зиновьева остави­ли в составе Политбюро, Каменева освободили с постов председа­теля Совета труда и обороны, зам. председателя Совнаркома. Чле­нами Политбюро стали сторонники Сталина - Ворошилов, Моло­тов, Калинин.
При выступлении «новой оппозиции» Троцкий держался в сто­роне, хотя он разделял её взгляды. Начались встречи Зиновьева, Каменева и Троцкого вне официальной обстановки. В апреле 1926 г. был создан троцкистско-зиновьевский блок - разнородная оппо­зиция, куда вошли Зиновьев, Каменев, Троцкий и их друзья - Ра-дек, Преображенский, Серебряков, Пятаков, Сокольников и др. Объединение было непрочным, они были едины лишь в неприязни к Сталину, большинство из них потеряли свои посты и политиче­ское влияние. Сталин жестко контролировал весь аппарат, и всякая борьба с ним была заранее обречена на провал. Троцкий выдвинул тезис о том, что революция предана бюрократами, и что страна на­ходится накануне нового термидора, который приведет к победе бюрократии над пролетариатом. Выход был в радикальном изме­нении политического курса: быстрое развитие тяжёлой промыш­ленности, улучшение условий жизни рабочих, демократизация пар­тии, борьба с обогащением кулаков. Оппозиционеры (их было не­сколько тысяч) начали создавать подпольные организации и вы­ступать на собраниях партячеек крупных предприятий.
Столкновение троцкистско-зиновьевской оппозиции с большин­ством ЦК произошло на Пленуме ЦК и ЦКК в июле 1926 г. Дискус­сия была настолько яростной, что у Дзержинского произошел сер­дечный приступ. Многие-критические высказывания оппозиции бы­ли правильны: о бюрократизации партийного и советского аппарата, о диспропорции в экономике, товарном голоде, о теории «социал-фашизма» и др. Однако общая направленность политической плат­формы оппозиции была уязвимой. Она продолжала защищать тезис о невозможности строительства социализма в СССР без помощи за­падных стран, преувеличивала недостатки партийной политики, а
85

также опасность возрождения капитализма. Большинство ЦК осуди­ло выступление Троцкого, а Зиновьев был выведен из Политбюро. Октябрьский Пленум ЦК и ЦКК 1926 г. исключил Троцкого и Каме­нева из Политбюро, а через год они были выведены из состава ЦК. 7 ноября, в 10-ю годовщину Октябрьской революции, во время празд­ничной демонстрации сторонники Троцкого попытались провести демонстрации со своими лозунгами. Это было вызовом, поставив­шим их вне партии. 14 ноября Троцкий и Зиновьев исключены из партии, а Каменев и Раковский - из ЦК. Ещё 93 видных деятеля оп­позиции были исключены из партии на XV съезде. Каменев, Зиновь­ев и ещё около 20 оппозиционеров покаялись в надежде восстано­виться в партии после полугодового испытательного срока, боль­шинство же во главе с Троцким отказались от такого публичного унижения. Начались аресты и ссылки. В январе 1928 г. Троцкий и ещё 30 оппозиционеров были сосланы в Алма-Ату, через год в Кон­стантинополь. Из всех лидеров оппозиции борьбу со Сталиным в дальнейшем вел один Троцкий, поверженный, но не сломленный. Вскоре Сталин рассчитается с последней оппозицией - «правым ук­лоном», которая возникла в период сплошной коллективизации.
Троцкий писал о Сталине как о «наиболее выдающейся по­средственности». Он и другие соратники Ленина недооценили Ста­лина. Действительно, Сталин уступал многим партийным лидерам:
как теоретик он был лишь популяризатор, не обладал ораторским даром, ниже был по культуре, образованности, обделен моральны­ми качествами. Но он, недолго работая рядом с Лениным, раньше других оценил механизм власти, роль аппарата, что имело решаю­щее значение для установления единоличной власти.
Сталин оказался на вершине власти и по воле случая: живи Ле­нин ещё несколько лет, едва ли Сталин стал бы первой фигурой. Природа самой системы власти была такова, что она нашла бы не его, так другого «Сталина». Сталин и сталинизм - это порождение самой системы, её неизбежный продукт. Появление деспотической власти было предопределено установлением диктатуры пролетариа­та, наличием единственной партии, запретом в ней фракций, ликви­дацией многопартийности, прав и свобод личности.
Таким образом, установлением единоличного правления Ста­лина был навсегда положен конец всяким попыткам создавать оп­позицию власти. В социально-экономической области перед Ста­линым также встала задача отказаться от плюрализма, перейти к единственной форме собственности - государственной, ликвиди-86
ровав частную собственность, нэпманов и многомиллионные кре­стьянские хозяйства.
Контрольные вопросы:
1. Что заставило большевиков перейти к новой экономической поли­тике? Назовите крупные восстания против большевистского режима.
2. Объясните сущность нэпа, как его понимали большевики.
3. Почему в начале 20-х годов усилились репрессии против полити­ческих партий, интеллигенции и церкви?
4. В чем суть дискуссий по вопросу образования СССР? Стал ли Со­ветский Союз действительно федеративным государством?
5. Что означала кампания по борьбе с «местными уклонистами»?
6. Охарактеризуйте особенности большевистского режима периода нэпа в экономической и политической сферах.
7. Какая роль отводилась дискуссиям в партии в борьбе её лидеров за власть в 1923-1929 гг.?
8. Почему Сталин смог победить своих политических оппонентов?
87

ГЛАВА 5. ФОРСИРОВАННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛИЗМА (1929-1939)
Коллективизация, - Индустриализация. - Сталинский тоталита­ризм: политические процессы и репрессии.
Коллективизация
В конце 20-Х годов сталинское руководство отказалось от но­вой экономической политики и перешло к непосредственному вве­дению социализма. Посчитав свою власть достаточно окрепшей, оно приступило к форсированной индустриализации, ликвидации капиталистических элементов - предпринимателей, нэпманов, ку­лаков, начало преобразования в сельском хозяйстве на социалисти­ческой основе и утверждение единственной коммунистической идеологии в обществе. Из всего перечисленного лишь индустриа­лизация была объективной необходимостью, вызывалась интере­сами развития страны, остальное было порождением большевист­ской доктрины.
Курс на индустриализацию был определен на XIV съезде пра­вящей партии в декабре 1925 г. После отказа от нэпа проведение индустриализации намечалось при ужесточении режима, примене­нии административно-репрессивных мер, государственно-планового механизма. Кроме того, индустриализацию страны предполагалось осуществлять одновременно с преобразованием сельского хозяйства. Синхронность процессов диктовалась тем, что для индустриализации нужны были огромные средства, которые планировалось взять у крестьян путем объединения их в колхозы, что облегчало решение этой задачи.
Началу сплошной коллективизации предшествовал кризис хлебозаготовок 1928 г. Трудности возникли в связи с увеличением капиталовложений в промышленность, что вело к денежной эмис­сии, дефициту промтоваров, а также снижением заготовительных цен на хлеб. В период заготовок хлеба имело место массовое недо вольство крестьян. Несмотря на это, в декабре 1927 г. Политбюр< ЦК приняло решение о проведении против крестьян «чрезвычай ных мер», т.е. о принудительном изъятии у них зерна и денег. I январе 1928 г. ЦК партии командировал на места десятки тыся1 работников ОПТУ, милиции, партийных и советских органов, в т.ч членов Политбюро. Сталин выехал в Сибирь. Кулаков облагал! дополнительным налогом, крестьян обязывали подписаться на за­ем, без чего им не продавали товаров, не оказывали медицинской
помощи. В случае обнаружения хлеба крестьян арестовывали, кон­фисковывали зерно, скот, инвентарь и технику. За проявление мяг­котелости партийных работников и председателей сельсоветов снимали с постов и отдавали под суд.
«Чрезвычайщина» позволила решить проблему хлебозагото­вок, города и армия были снабжены хлебом. Намерение ЦК при­бегнуть к чрезвычайным мерам и в следующем году вызвало в ру­ководстве раскол. Н.И.Бухарин, председатель СНК А.И.Рыков, председатель ВЦСПС М.П.Томский выступили за продолжение нэпа, против «чрезвычайщины», реквизиций. Причины хлебного кризиса Бухарин видел в просчетах руководства: занижены цены на хлеб, недостаточный завоз товаров в деревню, низкий налог на ку­лака. Он опасался, что чрезвычайные меры могут вызвать массовое недовольство и сопротивление крестьян с непредсказуемым исхо­дом. Бухарин выражал взгляды Ленина, защищал линию на мирное развитие против «чрезвычайщины», доказывал, что социалистиче­ский уклад победит в мирном соревновании.
Сталин и его соратники Молотов, Каганович отвергали эволю­ционный путь строительства социализма. Сталин объявил грубей­шей ошибкой взгляды Бухарина о том, что хлебные затруднения яв­ляются результатом ошибок в руководстве хозяйством. Причину кризиса он видел в сокращении товарного хлеба, идущего на про­дажу, в послереволюционный период. Валовой сбор зерна в 1926-1927 гг. почти достиг довоенного уровня, а товарный хлеб был вдвое меньше довоенного. Высокой товарностью обладали крупные хозяй­ства, но они были экспроприированы, помещичьи и кулацкие земли розданы беднякам и середнякам. В результате произошло дробление, и число крестьянских хозяйств увеличилось с 15-16 до 24-25 мил­лионов, а крупных хозяйств стало меньше. Отсюда Сталин видел выход в переходе от индивидуального к крупному коллективному хозяйству. Сталин через коллективизацию решал две главные зада­чи: перевод многомиллионных индивидуальных хозяйств на социа­листические рельсы и подчинение колхозов и совхозов государству, создание условий для беспрепятственного изымания из них всех ви­дов продукции ив необходимом количестве.
Борьба между сталинистами и бухаринцами продолжалась еще в июле 1928 г. на Пленуме ЦК. Тогда же Бухарин встретился с Ка­меневым на его квартире и сообщил, что разругался со Сталиным, назвал его «беспринципным интриганом, который все подчиняет сохранению своей власти» и было бы гораздо лучше, если бы вместо 89

Сталина в Политбюро были Зиновьев и Каменев. Об этом стало ЙУ вестно Сталину, и он этим воспользовался. Контролируемые им Пленумы ЦК в апреле и ноябре 1929г. обвинили Бухарина, Рыкова и Томского во фракционной деятельности, осудили их взгляды как правый уклон. Правые опубликовали покаянное заявление в «Прав­де», но несмотря на это они были смещены со всех руководящих по­стов. Председателем СНК вместо Рыкова стал сталинист Молотов.
После устранения правых Сталину уже никто не мешал начать сплошную коллективизацию. В 1929 г. началась вторая попытка вве­дения социализма после 1918 г. 7 ноября - в 12-ю годовщину Ок­тябрьской революции Сталин опубликовал статью «Год великого перелома», в которой утверждал, что в колхозном движении произо­шел перелом, в колхозы пошли середняки, составлявшие большинст­во крестьян. На деле колхозы пока объединяли лишь незначительное количество хозяйств, и статья призвана была стать сигналом к фор­сированной коллективизации. Постановление ЦК ВКП (б) и Совет­ского правительства «О темпе коллективизации и мерах помощи го­сударства колхозному строительству» от 5 января 1930 г. наметило проведение сплошной коллективизации и на этой основе ликвидацию кулачества как класса. Были установлены различные сроки заверше­ния коллективизации: в основных зерновых районах - Северном Кавказе, Среднем и Нижнем Поволжье - к весне 1931 г., в остальных - через год-два, в основном завершить не позднее весны 1933 г.
Коллективизация проводилась военно-коммунистическими методами, формировались коммунистические отряды для органи­зации этой работы на местах. Первоначально были направлены в деревню «двадцатипятитысячники», затем другие отряды, всего в их число входило до 100 тыс. коммунистов. Они при поддержке органов ВКП (б) и ОПТУ (Объединенного Государственного Поли­тического Управления - наследника ЧК), угрожая репрессиями и раскулачиванием, принуждали крестьян вступать в колхозы. В ре­зультате уже в начале марта 1930 г. половина крестьянских хо­зяйств считались охваченной колхозами.
Коллективизация сопровождалась раскулачиванием. Призна­ками кулака считались: применение наемного труда, торговля своими продуктами, наличие ветряной мельницы или маслобойки с механическим двигателем. Кулацкие хозяйства составляли 3-3,5% всех хозяйств, а процент раскулаченных в отдельных районах до­ходил до 15-20% за счет середняков и бедняков. Отсюда появился термин «подкулачник», т.е. репрессированный середняк и бедняк,
90
л
I
сопротивлявшийся принудительной коллективизации. Раскулачен­ных сажали в тюрьмы, отправляли в лагеря, ссылали с семьями, их избы и имущество конфисковывали. Ссыльные крестьяне относи­лись к категории «спецпереселенцев», лишенных гражданских прав. По данным ОГПУ, за 1930-1931 гг. была раскулачена 391 ты­сяча семей, т.е. 1,8 миллиона человек.
Крестьяне, прежде всего зажиточные и середняки, оказывали сопротивление принудительной коллективизации, убивали органи­заторов колхозов, коммунистов, резали скот, поджигали колхозные сооружения, бежали в города. В ряде случаев их выступления но­сили вооруженный характер. Но стихийные волнения не переросли в организованное восстание из-за отсутствия оппозиции и единого руководства. Да и сами крестьяне в значительной части не высту­пали против коллективизации: часть из-за страха, другая помнила еще гражданскую войну, бедная часть рассчитывала улучшить свое положение в колхозах.
Опасаясь нежелательного развития событий, Сталин решил временно ослабить нажим и 2 марта 1930 г. выступил со статьей «Головокружение от успехов». Он осудил «искривления» в колхоз­ном строительстве, обвинив местных руководителей в «головотяп-ггве». Многие из них были наказаны, хотя они были лишь испол­нителями указаний сверху, а «искривления» были сутью самой сталинской коллективизации. Эти же вопросы рассматривались и в постановлении ЦК от 14 марта «Об искривлении партлинии в кол­хозном движении». В нем на словах осуждалось нарушение прин­ципа добровольного вступления в колхозы.
Итогом ослабления нажима, временной передышки стал выход крестьян из колхозов и распад двух третей колхозов. Однако вышед­шие крестьяне оказались в невыгодном положении: им не возвращал­ся скот и инвентарь, устанавливали повышенные задания по сдаче зерна, отводили худшие участки земли. Осенью 1930 г. по секретно­му решению Политбюро ЦК объединительная кампания возобнови­лась с прежней силой. К концу 1932 г. колхозы и совхозы объединяли 61,5%, к концу 1937 г. - 93',9% крестьянских хозяйств. Это означало завершение в основном коллективизации сельского хозяйства.
Для обеспечения колхозов техникой создавались машинно-тракторные станции (МТС), которые существовали с 1928 г. по 1958 г. Техника и кадры находились в руках государства, и услуги МТС колхозы оплачивали продуктами. Это был дополнительный канал выкачивания средств из деревни.
91

Коллективизация, названная Сталиным второй революцией после Октябрьской, имела негативные последствия, она разорила деревню, привела к снижению урожая до самого низкого после 1921 г. уровня, двукратному сокращению поголовья скота. Нэпов­ский уровень сельского хозяйства был достигнут лишь в 50-х го­дах. Коллективизация была основной причиной массового голода 1932-1933 гг Несмотря на засуху и низкий урожай, объем загото­вок почти не уменьшился, государство отбирало зерно у колхозов и совхозов подчистую, снабжая города и отправляя на экспорт, при­обретя оборудование для индустриализации Чтобы не умереть, крестьяне вынуждены были таскать колоски с колхозных полей и зерно из хранилищ. 7 августа 1932 г. появился закон, разработан­ный лично Сталиным и названный в народе «законом о пяти колос­ках». Любое хищение колхозной собственности каралось расстре­лом либо, при смягчающих обстоятельствах, 10-летним теремным заключением с конфискацией имущества. По этому закону за 1932-1939 гг было осуждено 182 тыс. человек.
Голодный мор косил миллионы жизней на Украине, Южном Урале, Северном Кавказе, в Казахстане, Среднем и Нижнем Повол­жье, а власти не только не организовывали помощь голодающим, но даже запрещали писать об этом. Поэтому помощь из-за рубежа так­же не поступала. Запрет упоминать о голоде Советской власти ну­жен был, во-первых, чтобы сломить сопротивление крестьянства, во-вторых, чтобы создавать за рубежом и внутри страны миф о передо­вом строе, о счастливой жизни колхозной деревни. Газеты писали о сталинском лозунге «сделать колхозы большевистскими, а колхоз­ников зажиточными», а войска в то время блокировали голодающие районы, чтобы крестьяне не проникли в города, разрушив сталин­ский миф. Беззащитные люди были обречены на смерть. В 1932-1933 гг. за границу было отправлено 18 млн. центнеров зерна, а го­лодом было охвачено 25-30 млн. человек. Умерло от голода, по од­ним данным 4-5 млн., по другим - 7 млн человек.
Созданные колхозы, хотя и объявлялись кооперативными хо­зяйствами, но не отвечали статусу кооперативов: они не были доб­ровольными объединениями крестьян, в них не обеспечивалось де­мократическое участие колхозников во внутренней и хозяйственной жизни колхозов, в решении важнейших производственных вопросов. Колхозники были отчуждены от земли, от произведенной ими про­дукции. Собственность оставалась государственной, поэтому кре­стьяне относились к ней как к ничейной. Колхозы были типичными
92
государственными хозяйствами, всецело находились в его распоря­жении. Колхозные крестьяне по собственному усмотрение ни дня не могли работать на себя, не имели лошади для подвоза дров и кормов. Крестьяне были прикреплены к колхозам и не имели права пере­ехать из села Насильственная коллективизация вместе с паспорти­зацией 1932 г. означала второе издание крепостничества в России.
В результате принудительной коллективизации государство утвердило свою собственность не только на землю, но и на произ­водимую на ней продукцию. Оно получило, благодаря коллективи-зрции, дармовой хлеб. Была повышена товарность хлеба, им ста­бильно обеспечивались города и армия. Коллективизация стала также фактором форсированной индустриализации страны: она вытеснила 18-20 миллионов человек из деревни, превратив их в дешевую рабочую силу в городах, она позволила отнимать у кре­стьян хлеб, свободно распоряжаться им, вывозить за рубеж, за вы­рученную валюту закупать станки, оборудование, технологию. Именно на крестьянство легла основная тяжесть индустриализа­ции, как в материальном обеспечении ее, так и в массовом участии на стройках индустрии.
Индустриализация
Индустриализация, в отличие от коллективизации и раскула­чивания, являлась объективно-необходимым процессом, отвечаю­щим интересам модернизации страны. От индустриализации на­прямую зависели уровень промышленного развития страны, эко­номическая независимость, обороноспособность, переоснащение всех отраслей народного хозяйства на основе новой техники. Про­блема индустриализации стояла остро и была обусловлена рядом обстоятельств, она велась без иностранных кредитов, только за счет внутренних ресурсов, совершалась начиная непосредственно с тяжёлой промышленности, без предварительного развития легкой, проводилась в слаборазвитой стране, при острой нехватке квали­фицированных кадров.
В вопросе индустриализации в руководстве страны не было единства. Были левые - Троцкий, Зиновьев, Преображенский и др., которые выступали за ускоренное проведение индустриализации путем установления высокого налога на крестьян, высоких цен на промышленные и низких цен на сельскохозяйственные товары. Бу­харин, Рыков были за умеренное, сбалансированное развитие про­мышленности и сельского хозяйства, за индустриализацию по
93

средствам, в меру наличных ресурсов и при улучшении благосос­тояния народа. В середине 20-х годов, когда борьба велась с левы­ми Сталин придерживался бухаринской позиции. Но с поражением левых, а затем и правых, он стал проводить линию троцкистов и зиновьевцев на ускоренную индустриализацию. Его не смущало то, что он заимствовал у них идею о «сверхиндустриализации», против которой недавно вел борьбу.
Идея ускоренной индустриализации легла в основу первого пятилетнего плана: из двух вариантов был принят оптимальный план, который предусматривал темпы развития на 20% выше, чем отправной. План начал осуществляться в 1928 г. и был утвержден V съездом Советов СССР в 1929 г. Согласно плану, промышленное производство должно было расти темпами в 21 -25% в год.
Чтобы ускорить ход индустриализации, в январе 1929 г. была впервые опубликована ленинская статья «Как организовать сорев­нование?», давшая импульс массовому соревнованию, охвативше­му за короткое время половину всех рабочих. Сталин считал необ­ходимым подхлёстывать и подгонять страну. По его инициативе пересматривались и без того высокие показатели пятилетнего пла­на в сторону увеличения, устанавливались явно нереальные зада­ния для важнейших отраслей промышленности. Вначале повсеме­стно был выдвинут лозунг «Пятилетку - в четыре года!». Новый председатель СНК Молотов сообщил, что план на 1931 г. по про­мышленности намечен в 45%, т.е. в 2 раза выше планового. Сталин вскоре пояснил, что это будет означать выполнение пятилетки за три года по основным отраслям.
Внешне казалось, что развитие страны ускорилось. На деле же политическое прожектёрство сталинского руководства нарушало нормальное развитие экономики, навязывало авантюристические решения. С пересмотром плановых заданий закладывалось строи­тельство новых производственных объектов сверх предусмотрен­ного, что вело к распылению финансов, материальных средств, техники, рабочей силы, стройки превращались в долгострои, не сдавались в срок и не давали отдачи. Сверхтребования привели к ломке всей системы управления, планирования и снабжения. Тру­довой порыв рабочего класса не мог предотвратить падение темпов роста. Если в первые годы пятилетки промышленность росла на 23%, то в 1933 г. - всего на 5,5%. Подобный сценарий, несмотря на его ущербность, повторялся и в последующих пятилетках.
94
«Подхлёстывание» нарушало нормальное развитие экономики, отрицательно сказалось на жизненном уровне населения. Годы пя­тилетки отмечены ростом цен, многочасовыми очередями за про­дуктами, забастовками, жилищным кризисом, введением в 1928 г. карточной системы распределения продовольственных товаров. Люди жили в бараках, подвалах, коммунальных квартирах. Соци­альное положение трудящихся ухудшалось, зато для растущей ар­мии чиновничье-бюрократического аппарата создавалась целая система привилегий и ведомственных распределителей. Чтобы от­влечь внимание населения от истинных причин ухудшения жиз­ненных условий, вождь нашел виновников, «козлов отпущения» -буржуазных специалистов, которых обвиняли в шпионаже и вреди­тельстве. Для подтверждения этих ложных обвинений были орга­низованы фальсифицированные судебные процессы.
Например, известное «Шахтинское дело» (1928) представляло собой процесс инженеров и техников г. Шахты в Донбассе. По приговору суда 5 человек были расстреляны, 41 заключен в тюрь­му. В 1930 г. было сфабриковано дело «Промышленной партии». Все 8 обвиняемых были в основном из числа руководителей Гос­плана и ВСНХ и приговорены к длительным срокам заключения. Руководителем несуществовавшей партии был объявлен член кол­легий Госплана и ВСНХ, директор Теплотехнического института профессор Л.К.Рамзин, исполнявший роль провокатора. И наказа­ние он отбывал в особом научно-производственном учреждении ОПТУ, в 1936 г. освобожден, награжден многими орденами. Кроме того, по сфабрикованным НКВД делам «Трудовой крестьянской партии», союзного бюро меньшевиков, руководителей органов снабжения и пищевой промышленности без всякого суда были рас­стреляны и брошены в тюрьмы десятки людей. Запугивание было составной частью сталинского «большого скачка».
Сталиным было объявлено, что первый пятилетний план вы­полнен за 4 года и 3 месяца, к концу 1932 г. На деле же, рубежи, намеченные пятилетним планом, не были достигнуты ни по одно­му из важнейших показателей: ни по добыче угля или нефти, ни по выработке электроэнергии, ни по выпуску тракторов, автомобилей, ни по выплавке чугуна и стали. Многие из плановых заданий будут выполнены во второй половине 30-х или даже к середине 50-х го­дов. Не случайно решением Политбюро всем ведомствам, респуб­ликам и областям было запрещено публиковать какие-либо данные об итогах пятилетки.
95

Вторая пятилетка (1933-1937) имела более реалистичные зада­ния, но и в этот период прежний сценарий повторился, плановые задания неоднократно перекраивались. Теперь больше стало новой техники, и её освоение и использование приобрело большое значе­ние. Был выдвинут лозунг «Кадры решают все!», который ближе к 1937 г. стал иметь двойной смысл. Ставка делалась на трудовой подъем, энтузиазм рабочих, вовлечение их в стахановское движе­ние. Его участники боролись за установление производственных рекордов, мало считаясь со своим временем, силами, качеством производимой продукции.
Стахановцы, передовики производства пользовались опреде­ленными привилегиями: им предоставлялась лучшая техника, осо­бые условия труда, премии, ордена, квартиры. Их достижения не­редко носили пропагандистский характер, чтобы поддержать по­стоянный трудовой энтузиазм масс. С другой стороны, соревнова­ние давало возможность новому строю организовать массы, увлечь их высокой идеей, заставить ради нее ударно трудиться. Вторая пятилетка, хотя и была более успешной, также не была выполнена.
Тем не менее, достижения довоенных пятилеток были весьма впечатляющими. Уже в первой пятилетке удвоился промышленный потенциал. Было построено в первой пятилетке 1,5 тыс., во второй - 4,5 тыс. новых предприятий. Сделан скачок в развитии тяжёлой промышленности, в первую очередь в оборонной, которая росла втрое быстрее промышленности в целом. Вступили в строй такие гиганты, как Днепрогэс, Магнитогорский, Урало-Кузнецкий ком­бинаты, Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Уральский и Крематорский заводы тяжёлого машиностроения, Уральский вагоностроительный и Челябинский тракторный заво­ды, Криворожский, Новолипецкий, Новотульский металлургиче­ские заводы и др. Возникли новые отрасли - производство тракто­ров, автомобилей, танков, самолетов. Уже в первой пятилетке уд­воилась численность рабочих и служащих, в орбиту индустрии втя­гивались окраины, выросли десятки новых городов и промышлен­ных поселков, в 1930 г. было покончено с безработицей.
По абсолютным объемам промышленной продукции СССР вышел на второе место в мире после США. Сократилось его отста­вание от передовых стран мира по производству промышленной
продукции на душу населения: в 20-е годы разрыв составлял 5-10 раз, в 1940 г. - 1,5-4 раза.
96
Сталинская индустриализация, как и при Петре I, основыва­лась не на частном предпринимательстве, а на государственном принуждении и дешевой рабочей силе. Эту силу составляли: рабо­чие-энтузиасты, которые при слабых материальных стимулах гото­вы были ради социализма трудиться бесплатно и круглые сутки;
около полутора миллионов бывших безработных; миллионы кре­стьян, мобилизованных на крупные стройки, а также бежавших от коллективизации.
Бесплатную рабочую силу представляли миллионы заключен­ных системы ГУЛАГа. Сталин это обосновывал так: «Репрессии в области социалистического строительства являются необходимым элементом наступления». Принудительный труд в основном ис­пользовался для добычи природных ископаемых в тяжелых клима­тических условиях: на лесоповале, строительстве каналов, желез­ных дорог, на земляных работах. Заключенные работали на строй­ках Беломоро-Балтийского канала, канала Москва-Волга, Байкало-Амурской магистрали (БАМ), начатой в 1933г. Колоссальную тер­риторию занимал Дальстрой, больше известный как Колымские лагеря, где стабильно трудились 2-3 миллиона заключенных, добы­вавших золото, руду, строивших дороги и города. В системе ГУЛАГа строились многие военные объекты, атомная промышлен­ность, предприятия энергетики, а заключенные особо засекречен­ного лагеря на Повой Земле трудились на добыче и очистке урана, откуда практически не возвращались. Большое насилие, большие жертвы были ценой «большого скачка».
Таким образом, существенным источником индустриализации была жесточайшая государственная эксплуатация населения, всяче­ское ограничение потребления, строжайший режим экономии на всем - на зарплате, еде, жилье и т.д. Продовольствие распределялось по карточкам. Государство стимулировало труд размерами пайка.
Ценой индустриализации являлось и то, что условия труда и быта людей не улучшились. Должного развития не получили лег­кая и пищевая промышленность, на одного горожанина приходи­лось жилой площади меньше, чем даже до революции, мяса и зерна - меньше, чем до начала сплошной коллективизации.
Источниками средств для индустриализации стали также при­нудительные займы, монополия на продажу водки. Отменив введен­ный еще царем «сухой закон», Сталин предлагал Молотову увели­чить «елико возможно» производство водки. И это было сделано, т.к. водка была самой выгодной статьей бюджетных поступлений.
97

щ
Дорого обошелся и вывоз зерна в голодные 1932-1933 гг. вме­сто того, чтобы спасти миллионы жизней. Трагедия миллионов по­казала, как дешево ценились жизни людей в СССР. Источниками средств для индустриализации стали не только традиционные то­вары - лес, пушнина, нефть, но и веками накопленные золотые и серебряные украшения, произведения искусства - картины, иконы, изымавшиеся из церквей и музеев, которые в несчетном количестве вывозились за границу и продавались по низким ценам.
«Большой скачок» состоялся. Сталинская индустриализация достигла своей цели. Она во многом напоминала петровскую и ук­репила, прежде всего, военную мощь государства. Цена за нее уп­лачена неимоверно высокая -напряжение всех сил народа, голод, гибель миллионов, рабский труд миллионов заключенных, новое издание крепостничества для крестьян, низкий жизненный уровень населения, бюрократизация общества.
Сталинский тоталитаризм: политические процессы и репрессии
Сталин, став при Ленине генсеком и обладая немалыми спо­собностями в деле интриг и коварства, учился у Ленина тому, как нужно бороться за власть, не останавливаясь ни перед чем, в т.ч. широкомасштабным террором, другими чудовищными акциями. Исследователь Д.Волкогонов считает, что Сталин ничего принци­пиально нового не «выдумал», а лишь «творчески, дьявольски изо­бретательно применял и развивал ленинские постулаты и идеи: о диктатуре пролетариата, классовой борьбе, революционном терро­ре, монополизме Коммунистической партии, тотальном сыске, од­нообразной духовной пище, мировой революции и т.д.». '.
Весь этот богатый идейный и политический арсенал ленинизма, и военно-коммунистический опыт был использован Сталиным для, укрепления единоличной власти. Первоначально Сталин, не выде­лявшийся среди остальных как публичный политик, незаметно, но, упорно тянул на себя тогу верного ученика и «защитника» Ленина, а затем и единственного «толкователя» его идей. Эта тога, по словам того же автора, стала «непробиваемым идеологическим панцирем», сделавшим Сталина неуязвимым в жестокой борьбе за власть.
Если созданная Лениным система государственной власти служила благоприятным условием, то индивидуальные качества, властолюбие Сталина являлись субъективным фактором укрепле­ния диктаторской власти, создания культа его личности. Этим же
98
целям служили дальнейшее ужесточение однопартийной системы власти, распространение тезиса об обострении классовой борьбы по мере строительства социализма, обвинение своих конкурентов во фракционной деятельности, создание специальных органов вы­явления и наказания политических противников, представляемых как врагов народа, агентов империализма. По данным новых ис­следований, сталинский режим в 1930-1936 годы утвердился толь­ко в результате кровопролитного усмирения общества. Различным эепрессиям в этот период были подвергнуты миллионы, еще мил-1ионы погибли от голода и болезней.
На этом этапе репрессиям были подвергнуты многие старые 1нженерно-технические специалисты: в 1928 г. по «Шахтинскому 1елу», в 1930 г. по судебным процессам представители «Трудовой срестьянской партии» и «Промышленной партии». В начале 30-х 'одов политические репрессии проводились непосредственно про-гив старой большевистской гвардии и других партийных работни-юв. Окончательно были ликвидированы троцкисты. В 1932 г. бывший первый секретарь Краснопресненского райкома партии Иосквы, исключенный из ВКП (б) как правый уклонист М.Н. Рю-гин создал «Союз марксистов-ленинцев» и написал его программу, •де важнейшей задачей поставил «ликвидацию диктатуры Сталина " его клики». Рютин и его сподвижники были отправлены в тюрь-ы и в 1937 г. расстреляны.
Поворотным в развертывании репрессий стал 1934 г. В этом ^году состоялся XVII съезд партии. В своих выступлениях с трибу­ны делегаты всячески восхваляли Сталина. Однако среди части де­легатов, недовольных сталинским курсом, укрепилась решимость в реализации ленинского завещания о перемещении Сталина с поста генсека. Попытка заменить Сталина Кировым делалась негласно. Тем не менее, по имеющимся данным, при выборе в ЦК 270 деле­гатов съезда голосовали против кандидатуры Сталина. Но Сталин распорядился через Кагановича, члена счетной комиссии от По­литбюро, фальсифицировать результаты голосования, оставив про­тив него лишь три голоса, т.е. столько, сколько было против Киро­ва. Он оставался верным своим утверждениям: «совершенно не­важно, кто и как будет в партии голосовать, но вот что чрезвычай­но важно, это - кто и как будет считать голоса». В результате смена лидера не произошла, не увенчалось успехом желание некоторых делегатов избрать вместо Сталина главой правящей партии ставше­го популярным руководителя Ленинградской партийной организа-
99

ции С.М.Кирова. В дальнейшем ход событий принял трагический оборот: любимец партии Киров 1 декабря 1934 г. был убит.
Кирова застрелил в Смольном Л.В.Николаев, в прошлом рядо­вой партработник, затем безработный, человек неуравновешенный. Его жена Мильда Драуле была секретарем и любовницей Кирова. Мотивом убийства могла быть ревность. Однако многие исследо­ватели придерживаются версии, что Киров убит по приказу Стали­на, т.к. именно Киров стал популярным и им хотели заменить Ста­лина. Все, кто могли стать свидетелями убийства, были уничтоже­ны. Это был сталинский почерк. Главное в том, что Сталин в пол­ной мере использовал это убийство для расправы со всеми, кто по­тенциально мог встать в оппозицию к нему.
Убийство Кирова было представлено как результат вражеского заговора против власти, против партии в лице Сталина. Под этим предлогом начались невиданные ранее массовые репрессии. Уже 2 декабря было опубликовано постановление Президиума ЦИК Со­ветов об ускоренном рассмотрении дел по обвинению в соверше­нии террористических актов, а затем и диверсий. Оно лишало под­судимых всех юридических прав. Сроки следствия сокращались до 10 дней, процесс происходил без участия адвоката, обжалование и просьбы о помиловании не допускались, приговоры к высшей мере наказания должны были исполняться немедленно.
В убийстве Кирова виновными сначала объявили белогвар­дейцев, затем зиновьевцев. К делу Николаева пристегнули 13 чело­век его знакомых, некогда сотрудничавших с зиновьевцами. 29 де­кабря по приговору Военной коллегии Верховного суда они были расстреляны. Казнены были М.Драуле и её сестра с мужем. Зи­новьев, Каменев и еще 100 человек по процессам «ленинградской контрреволюционной группы» и «московского центра» были при­говорены к различным срокам тюрьмы и ссылки. Подвергались ре­прессиям «социально чуждые» и «ненадежные» элементы. Только в декабре 1934 г. в ссылку было отправлено 6,5 тыс. человек - быв­ших дворян, коммерсантов, левых оппозиционеров. Состоялась чистка партии, из нее было исключено 250 тыс. человек, в основ­ном участники тех или иных оппозиций.
В августе 1936 г. состоялся первый из трех больших москов­ских показательных процессов - бывших лидеров левой оппозиции Зиновьева, Каменева и троцкистов второго эшелона Смирнова, Мрачковского и др. Их обвиняли в убийстве Кирова, подготовке убийства Сталина и других руководителей. Они признали свою ви-
100
ну, связь с Троцким, Пятаковым, Бухариным и другими оппози­ционерами, и были расстреляны.
Вскоре Сталин сместил наркома внутренних дел Г.Г-Ягоду, который, как выяснилось, в 1928-1929 гг. снабжал правых инфор­мацией о положении в ЦК. Его место занял секретарь ЦК и предсе­датель ЦКК Н.И.Ежов, человек с низшим образованием, жестокий, беспринципный. Назначение Ежова Сталин мотивировал тем, что в «разоблачении «врагов народа» отстали на четыре года», что Ягода не справлялся с этой задачей. Ожидалось наступление еще более зловещего времени, несмотря на то, что в декабре 1936 г. была принята новая Конституция, содержавшая демократические поло­жения и написанная Бухариным.
1937-1938 годы стали пиком террора. Сталин решил одним ударом уничтожить потенциальных противников режима, недо­вольных и подозрительных при помощи акции, которая вошла в историю как «1937 год», «ежовщина», «большой террор». «Боль­шой террор» отнюдь не был стихийным, он был запланированным, организованным центром, который устанавливал местным органи­зациям лимиты на аресты и расстрелы.
Новый нарком организовал в январе 1937 г. второй большой показательный процесс бывших троцкистов Г.Л.Пятакова, К.Б.Радека и других. Пятаков был заместителем наркома тяжёлой промышленности Орджоникидзе. Как коммунист-фанатик, он вы­звался расстрелять коллег по процессу и жену, также арестован­ную, чтобы доказать свою преданность партии. Радек в свое время был одним из ведущих публицистов, начавший возвеличивание Сталина, создание его культа. Все они были обвинены в заговоре с целью захвата власти, убийства Сталина и его соратников, намере­нии реставрировать капитализм и подарить Германии и Японии часть советской земли, связях с Троцким, шпионаже и диверсиях. Эти обвинения, в частности, в диверсиях, должны были прояснять причины экономических трудностей. Все подсудимые признали себя виновными, большинство их было расстреляно, остальные умерли в заключении. Вскоре покончил с собой Орджоникидзе, не сумевший защитить от репрессий своих сотрудников и брата.
Состоялся знаменитый февральско-мартовский Пленум ЦК 1937 г., где был выдвинут известный тезис: чем успешнее будет строительство социализма, тем острее будет классовая борьба. Он ориентировал на поиск классовых врагов, стал оправданием массо­вого террора. Было объявлено, что троцкисты и другие оппозицио-
101

неры «превратились в беспринципную и безыдейную банду вреди­телей, диверсантов, шпионов, убийц, работавших по найму у ино­странных разведок». НКВД (10 июля 1934г. ОПТУ вошло в состав Народного комиссариата внутренних дел), обязан был довести до конца «дело разоблачения и разгрома троцкистских и иных агентов империализма». Пленум исключил из партии Бухарина и Рыкова,
являвшихся кандидатами в члены ЦК (Томский застрелился после процесса 1936 г.).
После этого Пленума 1937 г. террор охватил всю страну: По­литбюро спускало республикам и областям разнарядку, лимит на расстрелы и ссылку, кроме того, потребовало взять на учет возвра­тившихся из ссылки кулаков и уголовников, наиболее активных расстрелять, остальных выслать. Репрессиям подвергли сотни ты­сяч руководителей разного ранга, почти целиком уничтожив «ле­нинскую гвардию» - большевиков с дореволюционным стажем. Сталин лично готовил к лету процесс военных: после доноса Во­рошилова в Кремль был вызван маршал Тухачевский. Через десять дней он был арестован вместе с другими военачальниками. За не­делю маршал был сломлен пытками, «сознался» в «шпионаже», продаже себя фашистам и т.д. Процесс восьми военачальников во главе с Тухачевским состоялся в июне 1937г. Сталин лично инст­руктировал Вышинского и Ульриха в ходе следствия и в день суда. Перед вынесением приговора он убедился, что Тухачевский во всем сознался, как и другие, и одобрил приговор о расстреле.
Через неделю после расстрела верхушки командования террор обрушился на армию: были арестованы многие командиры корпу­сов, дивизий, бригад, полков. Военный заговор оказался широко­масштабным. Репрессировано свыше 40 тыс. командиров и полит­работников. Из 85 членов Военного совета при наркоме обороны 68 были расстреляны. Высший командный состав почти целиком был истреблен. В годы террора погибли: все 11 заместителей нар­кома обороны, 15 из 16 командующих армиями, 60 из 67 команди­ров корпусов, 136 из 199 командиров дивизий, 19 из 25 адмиралов.
Общая участь не избежала самих сотрудников НКВД, совет­ских разведчиков, работавших за границей; некоторые из резиден­тов стали невозвращенцами, которых советские агенты убивали. Чистка коснулась иностранных коммунистов, находившихся в СССР. Более того, были разгромлены компартии Югославии,
Польши, Литвы, Латвии, Эстонии.
<. • , ., • ' . •; ^ " ' ' "
102
Как и в начале 20-х годов, репрессии коснулись интеллиген­ции: тысячи ее представителей были расстреляны или погибли в заключении. Среди них были поэт О.Э.Мандельштам, писатель И.Э.Бабель, режиссер В. Э. Мейерхольд. Физик Л. Д. Ландау, бу­дущий лауреат Нобелевской премии, который действительно уча­ствовал в редактировании листовки, призывавшей к свержению «сталинского фашизма», год провел в заключении, но за него лич­но поручился академик П.Л.Капица. Были арестованы выдающиеся инженеры А.Н.Туполев и С.П.Королев. Они и им подобные люди, нужные для обороны страны, работали в тюремных конструктор­ских бюро, «шарашках».
Третий показательный процесс состоялся в марте 1938 г. над лидерами сфабрикованного НКВД «правотроцкистского» блока Бухарина, Рыкова, Крестинского, а также над Ягодой, некогда со­чувствовавшем правым.
Центральные процессы сопровождались множеством перифе­рийных. Волна сталинских репрессий прокатилась по Башкирской АССР. В октябре 1937 г. состоялся пленум Башкирского обкома партии, в работе которого участвовал секретарь ЦК ВКП (б) А. А.Жданов. Против многих партийных и советских работников рес­публики были выдвинуты необоснованные обвинения в участии в антисоветском буржуазно-националистическом и правотроцкист-ском заговоре. Сразу же после пленума как враги народа были аре­стованы 274 человек, в том числе секретари обкома партии Я.Б.Быкин, А.Р.Исанчурин, председатель Президиума БашЦИК А.М.Тагиров и др. Репрессии коснулись многих деятелей литера­туры и искусства, учителей, инженеров. По подсчетам некоторых исследователей, в БАССР репрессиям подверглось приблизительно 50,3 тыс. человек.
На всех сталинских судилищах единственной уликой против подсудимых служили их собственные признания. Генеральный прокурор А.Я. Вышинский, выступавший государственным обви­нителем на трех показательных процессах, провозгласил признание вины «царицей доказательств». И следователи стремились любыми средствами выбить из обвиняемых нужные показания и получали их с помощью пыток.
Применение пыток было разрешено ЦК ВКП (б) в 1937г., хотя к ним фактически прибегали со времен гражданской войны. Одним из излюбленных методов НКВД был «конвейер», когда допрос аре­стованного осуществлялся непрерывно в течение многих часов и
103

суток до тех пор, пока человек не давал необходимые показания, или падал обессиленный. В качестве морального средства давления органы широко использовали угрозу расправиться с семьей. В этом случае семья становилась заложницей в руках палачей. Заложни­ками стали и дети осужденных. Указом от 7 апреля 1935г. на детей с 12-летнего возраста были распространены наказания уголовного кодекса, и их уже могли расстрелять на законных основаниях. Ви­димо, полагая, что жена и дети могут мстить за мужа и отца, рас­праву с ними превратили в обязательную практику. Так вошла в обиход формулировка «член семьи изменника Родины», отражав­шая эту бесчеловечную и жестокую практику ссылок и заключения в концлагерь.
Арестованных всячески склоняли к сотрудничеству со следст­вием, обещая сохранить жизнь и безопасность семьи. Например, подобное обещание Сталин лично дал Каменеву и Зиновьеву и не сдержал его по окончании процесса. А тех, кто отказывались от сотрудничества, расстреливали без суда. Так было с бывшим пер­вым секретарем Московского комитета партии Н.А.Углановым, лидером «рабочей оппозиции» А.Г. Шляпниковым, комсомольским деятелем А.В.Косаревым и др. То, что все процессы были сфабри­кованными, ложными, свидетельствовали абсурдность обвинений, саморазоблачения подсудимых, однообразие улик, неувязки и ошибки, выявляемые на суде.
Однако, несмотря на нелепость обвинений, многие люди в стране и за рубежом поддавались мощной пропаганде и верили этой лжи. Более того, они участвовали в многочисленных митингах и собраниях, организованных властями, принимали резолюции с требованием казнить подсудимых. Тем самым Сталин получал поддержку народа, повязывал его общей ответственностью за про­водимый террор.
Коммунисты несли особую ответственность за террор, т.к. они еще с 1923 г. были обязаны информировать ОПТУ и парткомы обо всех «непартийных» разговорах. Доносительство все более поощ­рялось в советском обществе, в него вовлекали даже школьников. Создавались и пропагандировались примеры для подражания. В школах детей воспитывали на примере 14-летнего Павлика Моро­зова - «самого знаменитого доносчика в русской истории». Его отец Трофим был председателем сельсовета уральской деревни Ге-расимовка. Он продавал ссыльным крестьянам справки о том, что они не имеют задолжности перед государством, дающие возмож-
104
ность им вернуться домой. Трофим имел неосторожность бросить семью, и Павлик ему отомстил, сообщив в компетентные органы о делах отца. Морозов был приговорен к 10 годам лишения свободы. Вдохновленный первым успехом, юный пионер стал выслеживать и доносить, где односельчане прячут зерно. Многообещающую карьеру пресекли родственники: 3 сентября 1932 г. они зарезали Павлика и его младшего брата. Над предполагаемыми убийцами был учинен показательный суд: по его приговору дед, бабка, дядя, двоюродный брат П.Морозова были расстреляны.
Доносительство приняло такие масштабы, что коллективы ки­шели платными («сексотами» - секретными сотрудниками) и бес­платными осведомителями НКВД. За любое неосторожное слово можно было поплатиться жизнью и свободой. Политические дела по 58-й статье Уголовного кодекса рассматривались, как правило, внесудебными органами, во многом напоминавшими трибуналы времен гражданской войны. Это были «тройки» и особые совеща­ния, составленные руководителями партийных органов, НКВД, прокуратуры. Приговоры обычно выносились заочно.
По официальным, далеко не полным данным, в период сталин­ского тоталитаризма (с 1921 по 1953гг.) репрессировано 3,8 млн. человек, из которых 786 тыс. расстреляно. В 1937-1938гг. было арестовано 1,4 млн. человек, из них половина была расстреляна. Была еще формулировка приговора «10 лет без права переписки», которая мало чем отличалась от расстрела, т.к. для семьи заклю­ченный пропадал без вести.
Сталин все делал для того, чтобы «большое насилие» воспри­нималось в советском обществе и за рубежом в ином, благоприят­ном для режима свете. В этом ему помогала «большая ложь», про­водимая массированной пропагандой, произведениями писателей и т.д. Люди, миновавшие смертный приговор, отбывали срок в лаге­рях. Первым крупным лагерем был Соловецкий лагерь особого на­значения, созданный в 1923г. в известном монастыре на Белом мо­ре, а самый знаменитый лагерь эпохи индустриализации - на Бело­морканале. Далее создавалась целая империя ГУЛАГ (Главное управление лагерей). Лагеря именовались исправительно-трудовыми и были воспеты советскими писателями, в т.ч. Горьким, Зощенко, как образец гуманного и эффективного перевоспитания заключенных. Перед войной в системе ГУЛАГа с ее систематиче­скими истязаниями заключенных, хроническим голоданием, тяжё­лыми работами на морозе содержалось 2,3 млн. человек.
105

Основная цель террора - искоренение предполагаемой оппо­зиции, исключение возможности её возникновения, создание атмо­сферы всеобщего страха - к концу 1938 г. была достигнута. После казни бывших оппозиционеров вряд ли у кого могло возникнуть желание следовать их примеру. Чувство страха охватило всех свер­ху донизу, и никто не мог чувствовать себя в безопасности. Кроме того, масштабы террора стали непосильными для страны и НКВД, не хватало тюрем. Массовые аресты привели к замедлению эконо­мического роста. Террор, как важный инструмент сталинского ру­ководства, выполнил свою задачу, и по воле Сталина был останов­лен.
Постановление ЦК ВКП (б) и СНК от 17 ноября 1938г. запре­тило органам НКВД и прокуратуры производить массовые аресты и высылки, аресты могли осуществляться только с санкции суда или прокуратуры, «тройки» распускались. Был смещен с поста наркома внутренних дел Ежов, успевший к тому времени ликвиди­ровать «отставание» в деле разоблачения «врагов народа». Год спустя он был арестован и в 1940г. расстрелян. НКВД возглавил Л.П.Берия. На XVIII съезде ВКП (б) в 1939г. Сталин признал, что чистка проведена не без ошибок и заверил, что больше массовых чисток не будет. Количество чисток сократилось, часть заключен­ных выпускалась, вскоре многие из них были вновь арестованы. Полностью репрессии не прекратились. В 1940г. был арестован академик Н.И.Вавилов, ученый с мировым именем (умер через три года в тюрьме от дистрофии).
Агенты Сталина охотились за главным врагом вождя - Троц­ким, который с 1937г. жил в Мексике (после Турции, Франции и, Норвегии). Он писал антисталинские книги и статьи, разоблачала политические процессы в СССР. Операцию по ликвидации Троц-ь кого возглавил майор госбезопасности Н.И.Эйтингон. Первое на-^ падение на дом Троцкого во главе с художником Сикейросом бы-| ло неудачным. Покушение было осуществлено по другому сцена-. рию: участник гражданской войны в Испании Р.Меркадер, чтобы ^ иметь доступ в дом Троцкого, стал женихом его секретарши и во время одного из посещений 20 августа 1940г. он ударил жертву ледорубом в затылок. Через сутки Троцкий скончался. Меркадер 20 лет отсидел в тюрьме, не признавшись, что выполнял задание советских спецслужб. Потом уехал в СССР, получил от Хрущева золотую звезду Героя Советского Союза, в 1978г. скончался. Эй-тингон и мать Меркадера были удостоены орденов Ленина. Мсти-
106
тельный вождь в 193 7-193 8гг. расстрелял всех близких родствен­ников Троцкого, оставшихся в СССР - брата, сестру, племянни­ков, младшего сына, первую жену. При неясных обстоятельствах в Париже скончался и старший сын и помощник Троцкого - Лев Седов.
Демократия и свободы в СССР отсутствовали. Как и в петров­ские времена, все население было закреплено и мобилизовано на службу государству. В 1932 г., когда люди стали убегать из голод­ных мест, была ликвидирована свобода передвижения введением паспорта и прописки. Разрешение на прописку выдавалось в соот­ветствии с установленными сверху лимитами, а без прописки нель­зя было переехать в город и устраиваться на работу. Крестьяне паспортов не имели и не могли покинуть деревню. За уклонение от работы или невыполнение минимума трудодней им грозило тю­ремное заключение или ссылка. Все это напоминало крепостное право. Так расшифровывали крестьяне аббревиатуру ВКП (б) -второе крепостное право большевиков.
Аналогичные условия создавались для рабочих и служащих указом от 26 июня 1940г.: продолжительность рабочего дня увели­чилась с 7 до 8 часов, рабочей недели — с 6 до 7 дней, введена уго­ловная ответственность за прогулы и опоздания, запрещено уволь­няться или менять место работы без разрешения администрации. Зато руководящие органы могли принудительно направлять спе­циалистов на другие предприятия исходя из потребности в рабочей силе на строительстве и военных заводах.
Интеллигенция также лишилась независимых творческих ор­ганизаций, они были ликвидированы, созданы единые и полностью подчиненные государству организации: Союз писателей, Союз ху­дожников, Союз композиторов. В своем творчестве интеллигенция должна была придерживаться единственно правильного метода -социалистического реализма, т.е. восхвалять коммунистическую политику и идеологию, приукрашивать социалистическую дейст­вительность. Произведения подлинных мастеров литературы -М.Булгакова, А.Платонова, Б.Пильняка, А.Ахматовой и др. при сталинской цензуре имели мало шансов быть опубликованными.
В 30-е годы в связи с укреплением государства и отдалением от революционного прошлого в советском обществе происходила трансформация от революционной фразеологии к государственно-националистической. Была отвергнута школа историка-марксиста М.Н.Покровского, объявлявшая царскую Россию тюрьмой народов
107

и служившая ранее официальной. Теперь сталинское руководство взяло на вооружение традиционные ценности русской государст­венности, начало прославлять царей и полководцев прошлого -Александра Невского, Дмитрия Донского, Ивана Грозного, Петра Великого, Суворова, Кутузова, стало больше подчеркивать цивили­заторскую миссию России.
Такая метамарфоза, на наш взгляд, объяснялась желанием Сталина использовать в интересах укрепления своей диктатуры традиционную тягу в стране к самодержавной власти, покорность народа правителям, его привычку жить в несвободе. Об этой пре­емственной связи сталинского тоталитаризма с самодержавием пи­сал русский философ зарубежья Г.Федотов.
Таким образом, построенное в СССР общество имело двоякие черты - революционные, военно-коммунистические и многовеко­вые, традиционно российские. Происходило наложение первых на вторые, при этом в основе новой системы все-таки лежали тради­ционные черты русской государственности. Официально, в Кон­ституции 1936г., говорилось о победе социализма и обосновывали это тем, что в стране ликвидирована частная собственность, изме­нилась социальная структура, не стало эксплуатации классов, по­строена государственно-плановая экономика. Сталинский социа­лизм не соответствовал классической теории социализма: народ был отчужден от собственности и власти, классовая эксплуатация была заменена еще более жестокой государственной, ликвидирова­ны парламентская демократия и правовое государство, установи­лась тоталитарная система и др. Многие авторы характеризуют его как государственно-феодальный социализм. Нельзя не согласиться с утверждениями ряда современных исследователей, что на новом витке развития были воспроизведены характерные черты «само­державно-государственно-крепостнического» феодализма: деспо­тическая власть, опирающаяся на бюрократию; определяющая роль государства в общественных отношениях; «закрепощение сосло­вий»; полное господство марксистской идеологии, фактически за­менившей религию в духовной сфере.
В целом, Советское государство научно характеризуется как тоталитарное, наряду с фашистскими в Италии и Германии. Его определяет наличие: харизматического правителя (генсека, фюре­ра, дуче), сосредоточившего в своих руках всю полноту власти;
массовой политической партии, через которую осуществляется связь и влияние на все слои общества; тотального идеологического
108
контроля населения; мощного репрессивного аппарата; милитари­зации экономики и общества в целом.
По мнению Н.Бердяева, Советское государство «есть единст­венное в мире последовательное, до конца доведенное тоталитар­ное государство. Это есть трансформация идеи Иоанна Грозного, новая форма старой гипертрофии государства в русской истории».
Следует особо подчеркнуть, что Советское тоталитарное госу­дарство стало политическим инструментом осуществления техни­ческой модернизации страны ценой полного подавления свободы личности, превращения людей в послушных исполнителей воли правителя. Оно было альтернативой цивилизованному, демократи­ческому пути модернизации общества,
Контрольные вопросы:
1. Каковы причины отказа от нэпа и перехода к форсированному строительству социализма?
2. В чем состояли причины коллективизации сельского хозяйства и каковы ее результаты?
3. Существует ли взаимосвязь между форсированной индустриализа­цией и сплошной коллективизацией? В чем она состояла?
4. Охарактеризуйте особенности и результаты форсированной индус­триализации'в СССР в 30-е годы.
5. Назовите причины и условия формирования сталинского тоталита­ризма, его основные черты.
6. Какими причинами вызваны крупные масштабы политических процессов и репрессий?
7. При помощи каких механизмов сталинский режим держал народ в полном повиновении и состоянии мобилизационной готовности?
8. Как можно определить общественно-политическую систему, сло­жившуюся в СССР к концу 30-х годов?
109

ГЛАВА 6. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ (1939-1945)
Внешняя политика СССР в предвоенные годы. - Советско-германский пакт и его последствия. - Начало второй мировой вой­ны. Присоединение к СССР территорий Восточной Европы. Война с Финляндией. - Начало Великой Отечественной войны. - Коренной
перелом в войне. - Победа над фашизмом. Разгром Японии.
Внешняя политика СССР в предвоенные годы.
Международные отношения, сложившиеся после первой ми­ровой войны, оказались недостаточно стабильными. Версальская система, разделившая мир на державы-победительницы и проиг­равшие войну страны, не обеспечивала равновесия сил. Восстанов­лению стабильности также препятствовала победа большевиков в России и приход к власти фашистов в Германии, в результате чего эти две крупнейшие державы оказались в положении изгоев. Они стремились выйти из международной изоляции, сблизившись меж­ду собой. Этому способствовал подписанный в 1922 г. договор об установлении дипломатических отношений и взаимном отказе от претензий. С тех пор Германия стала важнейшим торговым, поли­тическим и военным партнёром СССР. Она, в обход тех ограниче­ний, которые налагал на неё Версальский договор, на советской территории готовила офицерские кадры и производила оружие, делясь с СССР секретами военных технологий.
На сближении с Германией Сталин строил свои расчеты, свя­занные с разжиганием революционной борьбы. Гитлер мог деста­билизировать обстановку в Европе, начав войну с Англией, Фран­цией и другими странами, создав тем самым благоприятные усло­вия для советской экспансии в Европу. Сталин использовал Гитле-,| ра в роли «ледокола революции».
Как видно, появление тоталитарных режимов угрожало ста­бильности в Европе: фашистский режим рвался к внешней агрессии, советский - к разжиганию революций за пределами СССР. Каждому из них характерно было неприятие буржуазной демократии.
Сложившиеся дружественные отношения между СССР и Гер­манией не помешали им вести подрывную деятельность друг про­тив друга. Германские фашисты не отказались от продолжения ан­тикоммунистической борьбы, а Советский Союз и Коминтерн ор­ганизовали в октябре 1923 г. восстание в Германии, которое не по-
110
лучило массовой поддержки и было подавлено. Также не удались восстание в Болгарии, поднятое месяцем ранее, и забастовка анг­лийских горняков 1926 г., которая финансировалась Советским правительством. Неудача этих авантюр и стабилизация демократи­ческих режимов Запада не привели к отказу от планов осуществле­ния мировой революции, а лишь побудили Сталина изменить так­тику борьбы за неё. Теперь уже не коммунистические движения в капиталистических странах, а Советский Союз был провозглашён ведущей революционной силой, и верность ему считалась проявле­нием подлинной революционности.
Социал-демократы, не поддержавшие революционные высту­пления, были объявлены главным врагом коммунистов, и Комин­терн заклеймил их как «социал-фашистов». Такая точка зрения стала обязательной для коммунистов всего мира. В результате так и не был создан антифашистский единый фронт, что позволило на­ционал-социалистам во главе с Адольфом Гитлером в 1933 г. прий­ти к власти в Германии, а еще раньше, в 1922 г., Муссолини стал править Италией. В позиции Сталина просматривалась логика, подчиненная замыслам мировой революции, и с ней, в основном, согласовывалась внутренняя и внешняя политика страны.
Уже в 1933 г. Германия вышла из Лиги наций (прообраз ООН), а в 1935 г. в нарушение обязательств по Версальскому договору ввела всеобщую воинскую повинность и возвратила /через плебис­цит/ Саарскую область. В 1936 г. германские войска вступили в демилитаризованную Рейнскую область. В 1938 г. был произведен аншлюс Австрии. Фашистская Италия в 1935-1936 гг. захватила Эфиопию. В 1936-1939 гг. Германия и Италия осуществили воору­женное вмешательство в гражданскую войну в Испании, послав на помощь мятежному генералу Франко примерно 250 тыс. солдат и офицеров (а СССР помогал республиканцам, отправив около 3 тыс. «добровольцев»).
Другой очаг напряженности и войны возник в Азии. В 1931-1932гг. Япония аннексировала Манчжурию, а в 1937 г. начала масштабную войну против Китая, захватив Пекин, Шанхай и дру­гие города страны. В 1936 г. Германия и Япония заключили «Анти­ком интерновский пакт», через год его подписала и Италия.
Всего в период от первой до второй мировых войн произошло до 70 региональных и локальных вооруженных конфликтов. Вер­сальская система держалась лишь усилиями Англии и Франции. К тому же стремление этих стран сохранить статус-кво в Европе ос-
111

1
лаблялось их желанием использовать Германию против большеви­стской угрозы. Именно этим объяснялась проводимая ими полити­ка попустительства, «умиротворения» агрессора, на деле поощ­рявшая растущие аппетиты Гитлера.
Апогеем такой политики явились Мюнхенские соглашения в сентябре 1938 г. Гитлер, считавший Германию достаточно усилив­шейся, приступил к осуществлению своих планов мирового гос­подства. Сначала он решил объединить в одном государстве все земли, заселенные немцами. В марте 1938 г. немецкие войска окку­пировали Австрию. Пользуясь пассивностью мирового сообщества и поддержкой немецкого народа, связывавшего с Гитлером надеж­ды на возрождение страны, фюрер пошел дальше. Он потребовал, чтобы Чехословакия передала Германии Судетскую область, насе­ленную преимущественно немцами. Территориальные претензии к Чехословакии выдвинули и Польша, и Венгрия. Чехословакия не могла в одиночку сопротивляться Германии, но была готова бо­роться в союзе с французами и англичанами. Однако встреча в Мюнхене 29-30 сентября 1938 г. премьер-министра Великобрита­нии Чемберлена и премьер-министра Франции Даладье с Гитлером и Муссолини закончилась позорной капитуляцией демократиче­ских держав. Было предписано Чехословакии отдать Германии важнейшую в промышленном и военном отношении Судетскую область, Польше - Тешинскую область, Венгрии - часть словацких земель. В результате этого Чехословакия потеряла 20% террито­рии, большую часть промышленности.
Английское и французское правительства надеялись, что Мюнхенское соглашение удовлетворит Гитлера и предотвратит войну. В действительности политика умиротворения лишь поощ­рила агрессора: Германия сначала присоединила Судеты, а в марте 1939 г. оккупировала всю Чехословакию. Захваченным здесь ору­жием Гитлер мог вооружить до 40 своих дивизий. Немецкая армия быстро росла и укреплялась. Соотношение сил в Европе стреми­тельно менялось в пользу фашистских государств. В апреле 1939 г. Италия захватила Албанию. В Испании закончилась гражданская война победой фашистского режима Франко. Наступая дальше, Гитлер вынудил литовское правительство вернуть Германии г.Мемель (Клайпеду), аннексированный Литвой в 1919г.
21 марта 1939 г. Германия предъявила Польше требование о передаче ей Гданьска (Данцига), населенного немцами, находяще­гося в окружении польских земель и имевшего гарантированный
112
Лигой Наций статус вольного города. Гитлер хотел оккупировать город и построить дорогу к нему через польскую территорию. Польское правительство, учитывая то, что случилось с Чехослова­кией, ответило отказом. Англия и Франция заявили, что гаранти­руют независимость Польши, то есть будут за неё воевать. Они вы­нуждены были форсировать свои военные программы, договорить­ся о взаимной помощи, предоставить гарантии некоторым европей­ским странам против возможной агрессии.
В середине 30-х годов, осознав опасность фашизма, советские лидеры попытались наладить отношения с западными демократи­ческими государствами и создать систему коллективной безопас­ности в Европе. В 1934 г. СССР вступил в Лигу Наций, в 1935 г. были заключены договоры о взаимопомощи с Францией и Чехо­словакией. Однако военная конвенция с Францией не была подпи­сана, а военная помощь Чехословакии, которую предлагал СССР, была отвергнута, т.к. она была обусловлена оказанием такой по­мощи Чехословакии со стороны Франции. В 1935 г. VII конгресс Коминтерна призвал к образованию народного фронта из коммуни­стов и социал-демократов. Тем не менее, после Мюнхенского со­глашения СССР оказался в политической изоляции. Обострились отношения с Японией. Летом 1938 г. японские войска вторглись на советский Дальний Восток в районе озера Хасан, а в мае 1939 г. -на территорию Монголии.
В сложной ситуации большевистское руководство начало ма­неврировать, результатом чего стали драматические изменения во внешней политике СССР. 10 марта 1939 г. на XVIII съезде ВКП (б) Сталин подверг жесткой критике политику Англии и Франции и заявил, что СССР не собирается «таскать из огня каштаны» для «поджигателей войны», подразумевая под ними именно эти госу­дарства (а не фашистскую Германию). Тем не менее, с целью успо­коить общественное мнение на Западе и оказать давление на Гер­манию, советское правительство 17 апреля 1939 г. предложило Англии и Франции заключить Тройственный пакт о взаимопомощи на случай агрессии. Подобный шаг сделал и Гитлер, чтобы не до­пустить блок западных держав с Россией: он предложил им заклю­чить «пакт четырех» между Англией, Францией, Германией н Ита­лией. СССР начал переговоры с Англией и Францией, но лишь в качестве дымовой завесы, чтобы побольше выторговать у Гитлера. Другая сторона также использовала переговоры, чтобы оказать давление на Гитлера. В целом, в Европе велась большая диплома-
113

тическая игра, в которой каждая из трех сторон стремилась переиг­рать другие стороны.
3 мая 1939 г. нарком иностранных дел М. М. Литвинов, являв­шийся сторонником союза с западными демократами и евреем по национальности, был заменен В. М. Молотовым. Это было явным симптомом изменения акцентов внешней политики СССР, что было в полной мере оценено Гитлером. Советско-германские контакты сразу активизировались. 30 мая германское руководство дало по­нять, что готово к улучшению отношений с СССР. СССР продол­жал ещё переговоры с Англией и Францией. Но взаимного доверия сторон не было: Сталин после Мюнхена не верил в готовность анг­личан и французов сопротивляться, они тоже не доверяли СССР, тянули время, хотели столкнуть немцев и русских. По инициативе СССР 12 августа 1939 г. в Москве начались переговоры с военными миссиями Англии и Франции. И здесь выявились трудности в пере­говорах, особенно в части взятия на себя военных обязательств, го­товности выставить войска против агрессора. К тому же Польша отказывалась пропустить через свою территорию советские войска. Мотивы польского отказа были понятными, но иначе Красная Ар­мия не могла действовать против германских войск. Все это затруд­няло переговоры СССР с Англией и Францией.
Советско-германский пакт и его последствия
Гитлер же, напротив, выражал явную готовность договориться с СССР, т.к. в тот период он нуждался в таком партнёре. Германия не была ещё готова к большой войне с СССР, и Гитлер избрал за­падный вариант. Ещё 8 марта 1939 г. на секретном совещании у фюрера была намечена стратегия, предусматривающая захват Польши до осени, а в 1940-1941 гг. - Франции, затем и Англии. Конечной целью провозглашалось объединение Европы и установ­ление фашистского господства на Американском континенте. По­этому Гитлер'был заинтересован во временном союзе с СССР.
Решение о начале переговоров с Германией Сталин принял в конце июля 1939 г. При этом он не прервал контакты с западными странами. Благодаря усилиям советской разведки он знал о планах фашистской Германии по нападению на Польшу и развертыванию войны с Англией и Францией, считал, что соглашение с Гитлером позволит оттянуть вступление СССР в войну, расширить советские границы и сферу влияния социализма, осуществить мировую рево­люцию с помощью военно-политической мощи СССР.
114
23 августа 1939 г. после трёхчасовых переговоров в Москве был подписан так называемый «пакт Риббентропа-Молотова». Пе­реговоры проходили в глубокой тайне, и поэтому сообщение о подписании пакта о ненападении произвело во всем мире впечат­ление разорвавшейся бомбы. Стороны подписали и более важный документ - секретные протоколы о разделе сфер влияния в Вос­точной Европе (существование протоколов советское руководство отрицало до 1989 г., их наличие подтвердилось при Горбачеве Съездом народных депутатов СССР). К сфере влияния СССР были отнесены Финляндия, Эстония, Латвия, Восточная Польша и Бес­сарабия. Это был тайный позорный сговор с фашистским агрессо­ром о дележе Восточной Европы.
С подписанием названных документов советская внешняя по­литика кардинально изменилась, сталинское руководство превра­тилось в союзника Германии по разделу Европы. Ситуация в Евро-| пе в целом изменилась в пользу фашистской Германии. СССР по-| мог ей устранить последнее препятствие к нападению на Польшу и ] для начала второй мировой войны.
Оценка пакта 23 августа 1939 г. и в целом сближения Совет­ского Союза и Германии является предметом острых дискуссий. Сторонники пакта в качестве аргументов указывают: на существо­вание опасности возникновения единого антисоветского фронта, объединявшего фашистские и демократические державы; на дос­тигнутый выигрыш во времени до вступления СССР в войну; на расширение границ Советского Союза накануне агрессии фашист­ской Германии против него. В сталинский период эти аргументы не подвергались сомнению. Но в дальнейшем, в условиях плюрализма мнений, выявилась их несостоятельность.
Крайне маловероятной была возможность создания единого антисоветского фронта, его не могли создать даже в 1917-1920 гг. Исключалось вступление в войну против СССР демократических государств Европы. Более того, Германия в 1939 г. в любом случае не могла начать войну против СССР по причине отсутствия общих границ для развертывания войск и нападения. К тому же она тогда не была готова к большой войне, что было видно в военной кампа­нии против маленькой Польши. Разгром японской группировки у реки Халхин-Гол в Монголии (июль-август 1939 г.) умерил амби­ции восточного соседа, и Япония стала вести себя более осторож­но. 15 сентября 1939 г. было заключено соглашение с СССР. Это поражение стало фактором, побудившим Японию впоследствии
115

воздержаться от нападения на СССР. Следовательно, СССР в 1939 г. от войны на два фронта практически был застрахован.
Другой аргумент о выигрыше времени также несостоятелен, поскольку этот выигрыш был обоюдный. Вопрос состоял в том, кто лучше использует это время. Германия 22 месяца до нападения на СССР использовала более эффективно: наращивала военные силы, завоевала европейские государства, дислоцировала свои дивизии у наших границ. Руководство СССР больше занималось внешней экспансией и кровопролитной войной с маленькой Финляндией, истреблением командного состава своей армии. Выигрыша в при­обретении новых территорий также не было, т.к. они не были в во­енном отношении освоены, границы не укреплены, потеряны в первые дни войны. Появилась общая граница с Германией, облег­чавшая её нападение на СССР.
Важно учесть и то, что возможности для продолжения перего­воров с Англией и Францией также не были исчерпаны. От руково­дства СССР требовалось проявление большей настойчивости в преодолении взаимного недоверия сторон, в достижении компро­мисса со своими естественными союзниками, каковыми эти страны и были. (Когда началась Великая Отечественная война, суровая реальность неотвратимо заставила СССР сблизиться и стать их со­юзником). Вместо этого оно ошибочно переориентировалось на фашистскую Германию, вело «двойную игру», а затем прервало переговоры. Оказалось, что 21 августа французский представитель генерал Ж. Думенк получил полномочия подписать военную кон­венцию с Россией.
Сближение с фашистской Германией, заключение пакта и сек­ретных протоколов с ней было крайне невыгодным для СССР, оно привело в конечном счете к войне и военной катастрофе в ее начале и исторически не оправдало себя. Во-первых, подписание пакта раз­вязало руки агрессору, обеспечило ему надёжный тыл для развязы­вания войны и завоевания европейских государств. Без пакта, без нейтралитета СССР, без надёжного тыла вряд ли Гитлер напал бы на Польшу, начал войну с Англией и Францией, получил свободу дей­ствий в Европе. Во-вторых, разделив Польшу по сговору с Гитле­ром, создав общую границу с Германией, сталинское руководство облегчило внезапное нападение на СССР с катастрофическими по­следствиями. В-третьих, сблизившись с гитлеровской Германией, подписав пакт с ней, Сталин уронил престиж страны в мире, дал ос­нование для обвинения СССР в пособничестве фашистской Герма-
116
нии, а экспансией в Восточную Польшу и Прибалтику, войной с Финляндией он противопоставил, изолировал себя от мирового со­общества и в декабре 1939 г. был исключен из Лиги Наций.
В-четвертых, сблизившись с Германией, отказавшись от так­тики VII конгресса Коминтерна, Кремль дал установку на прекра­щение борьбы с фашизмом, дезориентировал и дезорганизовал дея­тельность компартий; непослушных их руководителей репрессиро­вал и отправлял в Гулаг, передал в руки фашистов сотни коммуни­стов и антифашистов. И, наконец, в-пятых, советско-германский пакт стал преградой на пути возможного сближения СССР с Анг­лией и Францией, отдалил от них, сделав невозможным совмест-^ ную борьбу с агрессором.
Шаг, сделанный сталинским режимом к сближению с фашист­ской Германией в желании оттянуть начало войны, расширить сфе­ру своего господства, был для него логичным, но для страны бес­перспективным и пагубным. Расплата за него была неминуема, но последовала она не сразу.
Начало второй мировой войны.
Присоединение к СССР территорий Восточной Европы. Война с Финляндией
1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу. Началась вторая мировая война. Польская армия уступала немецкой по боевой мо­щи и не смогла оказать ей серьезного сопротивления. Она скорее готовилась для войны с СССР, чем с Германией, сосредоточив на советских границах 30 соединений, а на германских - 22. 3 сентяб­ря Англия и Франция, в соответствии с их обещаниями Польше, объявили Германии войну. Однако никаких военных действий против Германии они не предпринимали, ведя так называемую «странную войну».
17 сентября, когда исход сражений в Польше уже не вызывал сомнений, под предлогом защиты «украинских и белорусских братьев» на территорию Польши вступили советские войска. Около 22 тыс. поляков, в большинстве офицеров, попали в советский плен, и в 1940 г. были расстреляны. Сталин хотел лишить Польшу воен­ной элиты. Событие известно как «катынская трагедия», т.к. одно из захоронений было найдено в Катынском лесу под Смоленском. Оно было обнаружено немцами, которые широко оповестили об этом мир. Советское правительство отказывалось признать свою вину,
117

заявив, что поляков казнили нацисты. Оно признало свою ответст­венность лишь в 1990 г.
Линия раздела Польши по настоянию Сталина была проведена несколько иначе, чем предусматривалось секретными протокола­ми. К Германии отошла Центральная Польша с Варшавой, взамен СССР приобрел Литву. Получив потерянные в советско-польской войне 1920-1921 гг. территории, Сталин включил их в состав Ук­раинской и Белорусской союзных республик. Линия раздела Польши, ставшая советско-германской границей, была зафиксиро­вана ч новом договоре «О дружбе и границе», подписанном Моло­товым и Риббентропом в Москве 29 сентября 1939 г. По случаю победы над Польшей в Бресте был проведен советско-германский парад. Это был четвертый раздел Польши (первые три раздела бы­ли при Екатерине II).
В результате заключения пакта и договора о дружбе с СССР восточная граница германских завоеваний была защищена, и Гитлер мог обратить свою агрессию на Запад. Западные державы надеялись на мощь французской оборонной линии «Мажино» и господство английского и французского флота на море. Некоторые западные лидеры все ещё лелеяли мечты о советско-германском столкнове­нии. Но Гитлер планировал покорение России только после подчи­нения Запада. Он применил испытанную в Польше тактику, предпо­лагавшую сосредоточение на направлении главного удара крупных сил танков и авиации, стремительный прорыв обороны, глубокие фланговые охваты и окружение сил противника. 9 апреля 1940 г. немецкие войска почти без выстрела захватили Данию и начали вторжение в Норвегию. 10 мая немецкие войска вторглись в Голлан­дию и Бельгию. Когда французские и английские войска двинулись на помощь Бельгии, по ним ударила немецкая танковая колонна, вышедшая в обход линии «Мажино». Прорвав оборону, немцы вы­шли к Ла-Маншу и окружили основные силы союзных войск во Фландрии. 330 тыс. прижатых к морю союзных войск с трудом су­мели эвакуироваться из Дюнкерка в Англию.
Исход войны с Францией тоже стал очевидным. Несмотря на наличие значительных военных сил, моральный дух французского общества, особенно руководства страны, был надломлен, усили­лись капитулянтские настроения. Правительство объявило Париж открытым городом, и 14 июня немцы вступили в столицу. 16 июня новый премьер-министр Франции маршал Петен обратился к Гит­леру с просьбой о перемирии. Оно было подписано 22 июня 1940 г.
118
в Компьенском лесу, в том же вагоне, где в 1918 г. Германия под­писывала акт о капитуляции в первой мировой войне.
Англия была единственной страной, продолжавшей мужест­венную борьбу с фашистской Германией. Хотя она не располагала значительными сухопутными силами, но воспользовалась выгод­ным своим географическим положением для организации обороны. 10 мая 1940 г. к власти пришел энергичный У. Черчилль, который категорически отверг возможность мирного соглашения с Герма-• нией и развернул работу по мобилизации всех ресурсов для отпора V- врагу. Массированные бомбёжки английских городов, потери во флоте от немецких подводных лодок не сломили моральный дух англичан. Германии не удалось завоевать господство в воздухе и на море, без чего невозможна была высадка десанта на Британские острова.
В сложившейся ситуации решение судьбы Англии Гитлер ото­двинул на более поздний срок, после восточной кампании. 31 июля 11940 г. он заявил, что первоочередной задачей отныне является ['война с Россией. 18 декабря 1940 г. план нападения на СССР р («Барбаросса») был подписан. Немецкие войска в глубокой тайне стали перебрасываться на Восток.
После начала второй мировой войны, в 1939-1940 гг. сталин­ское руководство было озабочено прежде всего присоединением к СССР территорий восточноевропейских государств, «отписанных» ему по секретным соглашениям с Германией и дальнейшим сбли­жением с Гитлером. Предприняты усилия и по укреплению военно-, экономического потенциала страны. Опираясь на секретные со­глашения с Германией, Сталин потребовал от прибалтийских рес-| публик заключить договоры «о взаимной помощи» и разместить на 'их территории свои военные базы. В сентябре-октябре 1939 г. Эс­тония, Латвия и Литва вынуждены были согласиться на это. Сразу же после поражения Франции, 14-16 июня 1940 г. Сталин поставил перед прибалтийскими государствами ультиматум о введении на их территории контингентов советских войск («для обеспечения безопасности») и формировании новых правительств, «честно» вы­полняющих взятые на себя обязательства. В республиках были соз­даны «народные правительства», которые при помощи местных коммунистов установили советскую власть. В августе 1940 г. Эсто­ния, Латвия и Литва были включены в СССР в качестве союзных республик. В конце июня 1940 г. Сталин добился возвращения Бес­сарабии, оккупированной Румынией в 1918г.
119

Таким образом, практически без потерь СССР оккупировал территорию в полмиллиона квадратных километров с населением в 20 млн. человек. Везде был проведен стандартный набор социали­стических преобразований: уничтожение частного сектора, коллек­тивизация, ликвидация демократических свобод, расстрелы, аре­сты, депортация в Сибирь сотен тысяч украинцев, белорусов, эс­тонцев, латышей, литовцев и др.
Примененный в Прибалтике сценарий не сработал в отноше­нии Финляндии: финны не согласились ни подписать договор «о взаимной помощи», ни пойти на изменение границы. В октябре 1939 г. советское правительство потребовало от Финляндии ото­двинуть границу от Ленинграда, отдать острова близ Кронштадта, сдать в аренду полуостров Ханко (Гангут) с военно-морской базой, контролировавшей вход в Финский залив. Взамен Финляндии предлагалась вдвое большая территория, но в необжитых местах на севере. Финское правительство, видимо, полагало, что за этими требованиями могли последовать другие, и ответило отказом. От­ветом на неуступчивость финнов была советская агрессия.
30 ноября 1939 г. советские войска обстреляли свою погранза­ставу в местечке Майнила. «Свалив» вину на Финляндию, совет­ское правительство объявило ей войну и Красная Армия вторглась на финскую территорию. Заблаговременно было заготовлено ма­рионеточное «народное правительство» Финляндии, готовое объя­вить страну очередной союзной республикой в составе СССР. Во главе «правительства» стоял О. В. Куусинен, финский и советский гражданин, один из руководителей Коминтерна. Однако быстрой победы над 4-миллионной Финляндией Сталин не добился. Имея многократное превосходство в живой силе, особенно, в танках и авиации. Красная Армия долго не могла сломить упорное сопро­тивление финнов. Ценой огромных жертв и усилий она лишь в феврале смогла прорвать оборонительную линию Маннергейма. Война продолжалась 3, 5 месяца. По мирному договору, заключен­ному 12 марта 1940 г., СССР получил те территории, на которые он претендовал. Ценой 10% своей территории Финляндия сохранила свою независимость.
Итоги советско-финской войны, получившей название «зим­ней кампании», были неутешительными для СССР. За агрессию против Финляндии СССР был исключен из Лиги Наций и оказался в международной изоляции. Он еле избежал вооруженного столк­новения с Англией и Францией, которые готовились отправить на
120
гомощь финнам свои войска, от этого спасло лишь заключение ми-'"ра. Победа была достигнута ценой больших потерь, составивших убитыми с нашей стороны 127 тыс. человек (раненых и обморо­женных 270 тыс.), со стороны финнов - 27 тыс. Красная Армия по­казала низкую боеспособность, что послужило фактором, укре-рпившим решимость Гитлера форсировать нападение на СССР. Весной 1940 г. он разъяснял своим генералам, что неудачи совет­ских войск являются следствием внутренних репрессий, и что важ­но не дать Сталину времени для укрепления армии. С учетом этого сроки нападения фашистской Германии на СССР, первоначально намечавшиеся на весну 1942 г., были передвинуты на год раньше.
Для Сталина вскрытая в войне относительная слабость Крас­ной Армии явилась стимулом для всемерного оттягивания военно­го столкновения и ещё большего сближения с гитлеровским режи­мом. СССР, подрывая торговую блокаду Германии, в 1940 -1 поло­вине 1941 г. наращивал экономические связи с ней, в крупных масштабах поставлял ей нефть, хлопок, цветные металлы и другие стратегические материалы, необходимые германской экономике.
Таким образом, в начавшейся второй мировой войне сталин­ский режим выступал на стороне Гитлера. В официальном заявле­нии Сталина и Молотова фашистская Германия изображалась как миротворец, а Англия и Франция бичевались как поджигатели вой­ны. Сталин передал Гитлеру 800 немецких и австрийских антифа­шистов, находившихся на территории СССР. Общественное мне­ние внутри страны было дезориентировано, а коммунисты за рубе­жом и лица, сочувствующие СССР, были ввергнуты в шок.
Однако внешне вполне корректные отношения между СССР и Германией лишь маскировали истинные намерения сторон. Пере­мирие между ними могло быть только временным, так как оба дик­татора стремились к мировому господству и усиленно готовились к войне. Гитлер ввел свои войска в Финляндию и возобновил постав­ки ей оружия, игнорируя недовольство СССР. 27 сентября 1940 г. Германия, Италия и Япония заключили в Берлине договор о воен­но-политическом союзе и разделе сфер влияния - Тройственный пакт.
Во время визита Молотова в Берлин 12-14 ноября 1940 г. Гит­лер предложил СССР принять участие в дележе Британской импе­рии. Однако требование СССР о включении Болгарии в сферу его влияния фюрер отклонил. Тем временем 18 декабря Гитлер устано­вил дату нападения на СССР - 15 мая 1941 г. Затем из-за оккупа-
121

ции Германией Югославии и Греции, а также трудностей передне локации войск вторжение в СССР было отложено до 22 июня.
Всячески оттягивая сроки столкновения, СССР предпринима усилия по наращиванию военно-промышленного комплекса. За пе­риод 1939 - июль 1941 г. доля военных расходов увеличилась с 26 до 43%, выпуск военной продукции втрое превышал общие темпы промышленного роста. Ускоренными темпами строились оборон­ные заводы, предприятия-дублеры на востоке страны: к началу войны там уже находилась почти пятая часть всех военных заво­дов. Осваивалось производство новых видов военной техники, та­ких, как танки Т-34, реактивные миномёты БМ-13, штурмовики ИЛ-2, превосходивших все зарубежные аналоги. Армия перешла от смешанной территориально-кадровой системы, введенной в сере­дине 20-х годов ради экономии средств, к кадровой системе. 1 сен­тября 1939 г. был принят Закон о всеобщей воинской обязанности. Численность вооруженных сил с августа 1939 г. до июня 1941 г. выросла с 2 млн. до 5,4 млн. человек.
Однако предпринимаемые усилия по переводу экономики на военные рельсы, реорганизации армии были запоздалыми. Кроме того, эта работа проводилась в обстановке физического и мораль­ного террора, сопровождалась крупнейшими ошибками и просче­тами. Многие конструкторы и инженеры были арестованы, некото­рые из них в дальнейшем работали в специальных конструкторских бюро, созданных из заключенных («шарашках»). Из-за репрессий лихорадило целые отрасли оборонной промышленности, затягива­лось производство новых образцов военной техники. Хотя СССР перед войной производил больше самолетов, чем Германия, но преобладавшая их часть была устаревших образцов. Аналогичная ситуация наблюдалась и с танками. Необоснованными решениями Сталиным перед войной были сняты с вооружения 76-мм и 45-мм орудия, выпуск которых затем срочно был возобновлен. Из-за до­веренных лиц Сталина, отставших от современных требований и живших воспоминаниями о гражданской войне, задерживалось ос­воение минометов и автоматов, которые заместитель наркома обо­роны Г. И. Кулик считал «оружием полиции». Замену лошади в армии на машину нарком обороны К. Е. Ворошилов назвал «вреди­тельской теорией».
Страшным ударом, обрушившимся на армию, были сталин­ские репрессии, в результате которых была уничтожена подавляю­щая часть высшего командного состава, включая почти всех наи-
122
| более подготовленных полководцев и военных теоретиков. Из 85 | высших военачальников-членов Военного совета при Наркомате | обороны 76 человек были репрессированы. Пострадала и значи­тельная часть среднего и младшего комсостава: только в 1937-1938 |гг. было репрессировано 43 тыс. командиров. Качественный состав | военных кадров резко ухудшился: лишь 7,1% комсостава имели | высшее военное образование, 3/4 командиров находились на своих | должностях менее года.
| Как видно, армия накануне войны практически была обезглав­лена. Остается фактом, что потери высшего командного состава в | результате сталинских репрессий намного превысили последую­щие потери в войне с Германией. Следствием этого стало резкое | падение уровня советского военного искусства, явно проявившееся | накануне и в начале Отечественной войны.
| Сталин не только обезглавил Красную Армию, подставив под |удар страну, но и проявил слепоту в определении сроков фащист-|ско-германского вторжения. Он получал информацию о готовя­щемся нападении на СССР, составленную на основе самых разных (военных и дипломатических источников, исчислявшихся десятка-1ми О готовящемся вторжении в СССР Сталина предупреждали (Черчилль, немецкий посол в СССР, противник такой войны Шу-|ленбург. Замечательный советский разведчик в Японии Рихард |3орге передавал ценнейшую информацию о планах и намерениях и |а Германии, и Японии. Однако Сталин не верил аргументам развед­чиков, дипломатов и иностранных государственных деятелей, счи-|тал их дезинформацией. О Зорге Сталин отозвался так' «Нашелся [один наш (тут «хозяин» употребил нецензурное слово), который в [Японии уже обзавёлся заводиками и публичными домами и соиз-[волил сообщить даже дату германского нападения 22 июня. При­кажете и ему верить?»
| В опубликованном 14 июня 1941 г. сообщении ТАСС «разо­блачались» заявления иностранной печати о готовящемся нападе­нии Германии на СССР. Панически боясь спровоцировать кон-[фликт с Германией, Сталин строго пресекал любые действия, мо-|гущие быть расцененными как подготовка к войне, в том числе по-рышение боеготовности войск пограничных округов. За 10 дней до |начала войны были запрещены полёты советской авиации в 10-[километровой пограничной полосе.
Ошибки Сталина в оценке обстановки и момента нападения фашистской Германии на СССР можно объяснить тем, что он боялся
123

этой войны и всячески пытался её оттянуть, неверно полагал, что она произойдет не раньше 1942 г. Не оправдался и геополитический расчет вождя, полагавшего, что Гитлер не рискнет начать войну на два фронта, имея за спиной непокоренную Англию. Сталин недо­оценил степень авантюризма Гитлера. Он был уверен в своей про­зорливости и непогрешимости, как подобает земному богу.
Все это могло произойти только в условиях культа личности, когда монополия на решение судьбоносных вопросов принадлежит одному человеку. Следовательно, истоки многочисленных трагиче­ских просчетов советского руководства, допущенных в 1939-1941 гг., коренились в самой тоталитарной системе. Она не допускала всестороннего обсуждения и демократического решения, учета альтернативных вариантов и т.д. Ошибки, приведшие к военной катастрофе, были порождением сталинского режима.
Начало Великой Отечественной войны
Нарушив договор о ненападении, фашистская Германия под утро 22 июня без объявления войны вторглась в СССР. Началась Великая Отечественная война, ставшая важной частью второй ми­ровой войны. С этого момента она стала более кровопролитной и жестокой, т.к. Гитлер требовал вести войну «на уничтожение». За­ранее разработанный план «Ост» объявлял славян низшей расой, предлагал «разгромить русских как народ, подорвать его «биологи­ческую силу», уничтожить его культуру, проводить депортации десятков миллионов людей и т.д.
По плану «Барбаросса» намечалось в кратковременной кампа­нии (до 10 недель) уничтожить основные силы Красной Армии, на­неся удар по трем основным направлениям: на Ленинград, Москву и Киев. В фашистской директиве говорилось: «Конечной целью опе­рации является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга-Архангельск». Бомбардировкам должны были подвергаться и промышленные города Урала. Окку­пированные территории предполагалось включить в состав Герма­нии или превратить в её колонии и заселить их немцами.
В войну против СССР вступили союзники Германии: Румыния и Финляндия, имевшие к нему свои счеты после аннексий 1940 г., а позднее Италия, Венгрия, Испания и Словакия. Армия вторжения насчитывала 4,4 млн. человек, в подавляющем большинстве нем­цев, 39 тыс. орудий и миномётов, 4 тыс. танков и штурмовых ору­дий. Советские войска в западных округах уступали противнику по
124
численности, но значительно превосходили его по количеству воо­ружений. Красная Армия имела здесь 3 млн. человек, 39,4 тыс. орудий и миномётов, 11 тыс. танков и штурмовых орудий, 9,1 тыс. самолетов.
Однако при численных преимуществах в технике подавляю­щая часть её была устаревшей. Самолеты и танки новых образцов только начали поступать в войска, поэтому по боевым характери­стикам советское оружие значительно уступало немецкому. Армия испытывала острую нужду в боеприпасах, тягачах, средствах связи и топливе. Крайне негативно сказались на боеспособности Красной Армии довоенные сталинские репрессии. В командном составе бы­ло выбито 90% командиров, и теперь приходилось назначать их из числа недостаточно подготовленных кадров. К тому же в армии поселился страх, сковывавший всякую инициативу, когда коман­диры боялись брать на себя ответственность, принимать самостоя­тельные решения.
Огромный выигрыш дала фашистам внезапность нападения (в этом была «заслуга» Сталина), в результате чего в первый же день войны они уничтожили, например, 1200 самолетов, преимущест­венно на аэродромах. Сыграло свою роль наличие боевого опыта современной манёвренной войны и высокого наступательного ду­ха немецких войск, питаемого предыдущими победами в Европе. Уже в первые часы войны немцы без труда подавили дезорганизо­ванное сопротивление советских войск на подавляющей части границы и глубоко вклинились на территорию СССР. Через два дня немецкие танки на главных направлениях прорвались на 230 км от границы. Образовались «котлы», в которых оставались сот­ни тысяч красноармейцев. Только в районе Белостока-Минска бы­ло разгромлено 28 советских дивизий, в плен попало 288 тыс. че­ловек, а Минск пал уже 28 июня. Фашисты разбили советские вой­ска у Киева, пленив, из-за отказа Сталина разрешить отступление, 665 тыс. человек. К середине июля немцы захватили почти всю Прибалтику, Белоруссию и Правобережную Украину. Войска при­граничных округов были. разгромлены, безвозвратные потери Красной Армии составили более 700 тыс. человек, 3,5 тыс. само­летов, 6 тыс. танков, 18, 5 тыс. орудий.
Советское общество переживало шок, включая самого дикта­тора. По воспоминаниям Г. К. Жукова, Сталин не мог поверить, что вторжение немецких войск - это не провокация, а начало воины. В Директиве, отправленной войскам после официального объявления
125

войны, он подчеркнул, чтобы они не нарушали немецкую границу. Вождь не нашел в себе силы выступить перед народом и огласить по радио правительственное заявление о начале войны, поручив это Молотову. Диктатор впал в сильнейшую депрессию, а известие о падении Минска, полученное 29 июня, повергло его в состояние шока. Он уехал на дачу в Кунцево и не подходил к телефону На следующий день к нему прибыли члены Политбюро. По воспоми­наниям А. И. Микояна, Сталин был даже испуган этим визитом, подумав, что его собираются арестовать. Однако соратники хотели лишь вернуть его к руководству, предложили ему создать и возгла­вить Государственный Комитет Обороны (ГКО), сосредоточив в его руках всю полноту власти. Сталин согласился и со свойствен­ной ему решительностью и безжалостностью принялся за руково­дство, возглавил Ставку Верховного Главнокомандующего и нар­комат обороны.
Не только вождь впал в депрессию, рядовые советские люди также были дезориентированы, шокированы происходящим. Ко­мандиры и красноармейцы не были готовы к трагическому разви­тию событий, они были воспитаны на концептуально ошибочных лозунгах, что войны с Германией в ближайшее время не будет, а когда она начнется, то будет вестись на чужой территории и «ма­лой кровью». Поэтому им трудно было разобраться в происходя­щем, они легко поддавались панике, когда руководство войсками было дезорганизовано, отступление беспорядочное и с большими потерями.
Сталин в своей обычной манере искал и нашел виновников во­енной катастрофы. Роль козлов отпущения была отведена коман­дующему Западным фронтом генералу Д. Г. Павлову, его началь­нику штаба В. Е. Климовских, командующему Военно-воздушными силами Красной Армии П. В. Рычагову и десяткам других генералов. На них была возложена вина за поражение войск, и они были расстреляны по приказу вождя Сам он возгла­вил оборону страны, стал символом сопротивления врагу. 3 июля, выступив по радио, обратился к «братьям и сестрам» с призывом к национальному единению. Постепенно руководство страны начало контролировать ситуацию. Проводилась перестройка управления войсками и военной промышленностью, организована эвакуация предприятий и населения с оккупированных территорий.
Расстреляв командование Западным Фронтом, Сталин про­должил репрессивные меры в отношении офицеров, красноармей-
126
цев и населения. В августе приказом Ставки попавшие в плен крас­ноармейцы объявлялись изменниками, а семьи дезертировавших или пленных командиров подлежали аресту. В сентябре даже по­павших в заложники стали считать «пособниками» гитлеровцев. В октябре-ноябре 1941 г. при приближении немцев к Москве Сталин начал использовать тактику «выжженной земли». Приказом Ставки было предложено «разрушить и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог», исполь­зуя для этого все имеющиеся средства, в том числе авиацию, ар­тиллерию, партизанские диверсионные группы, снабженные бу­тылками с зажигательной смесью и т.д.
Кроме того, опираясь на опыт гражданской войны, Сталин в июле 1941 г. ввел в армии институт комиссаров, политруков, кото­рые осуществляли контроль за командирами, ограничив их полно­мочия, вместе с ними участвовали в принятии боевых решений. Принятые Сталиным жестокие меры несомненно способствовали восстановлению дисциплины, наведению порядка в армии. Однако они же подавляли инициативу воинов, порождали паническую бо­язнь каких-либо обвинений. Это и было продемонстрировано 22 июня, когда многие командиры до последнего момента ждали ука­заний свыше и не приводили свои части в боевую готовность.
Но в целом с самого начала войны, по свидетельству немецких генералов, советские войска оборонялись упорнее, чем на Западе, шли на самопожертвование с целью уничтожения фашистских сол­дат и техники. Немногочисленный гарнизон защитников Брестской крепости, будучи в полном окружении, оказал героическое сопро­тивление, сражаясь с немцами в течение месяца. Чем дальше, тем упорнее стало сопротивление советских войск. Советские люди воочию убеждались, что Германия войну ведет на уничтожение и порабощение советских народов, что гитлеровский «новый поря­док» нес народам рабство, выселение за Урал славян, поголовное уничтожение коммунистов, цыган, евреев, создание лагерей смерти и др. Столкнувшись с подобной опасностью, народ поднялся на борьбу с фашистскими захватчиками. Война приобрела народный характер, стала по праву называться Великой Отечественной. Со­ответственно возрастали и потери немецко-фашистских войск, со­ставившие к середине июля 100 тыс. человек. Происходили ожес­точенные бои, была организована длительная оборона ряда горо­дов, в их числе двухмесячное сражение за Смоленск, оборона Кие-
127

ва (70 дней), Одессы (73 дня). Наконец, в начале сентября было предпринято контрнаступление Красной Армии под Ельней, в ходе которого были разгромлены 8 немецких дивизий. В результате сро­ки немецкого наступления на столицу были сорваны.
С опозданием на два месяца против намеченного графика, 30 сентября под кодовым названием «Тайфун» началось наступление на Москву. Немцы прорвали советскую оборону под Вязьмой и Брянском, где в окружение попали части трех советских фронтов -663 тыс. человек. В октябре были захвачены Орел, Калуга, Калинин, Волоколамск, Можайск. Известно, что Сталин начал подумывать о заключении с Германией договора, подобного Брестскому. 10 октяб­ря при Жукове вождь поручил шефу НКВД Берии провести через своих агентов зондаж об условиях такого мира. Как известно, совет­ское предложение о сепаратном мире Гитлером было отвергнуто.
В связи с возникшей угрозой 15 октября правительственные учреждения и иностранные представительства стали эвакуировать­ся из Москвы в Куйбышев, что вызвало панику у населения. Десят­ки тысяч беженцев двинулись на восток. Управление городом было утрачено, мародёры грабили магазины, ликвидационные команды минировали заводы, мосты и железные дороги. Покинуть столицу готов был и Сталин: его поезд стоял под парами. Неуверенно про­звучал его вопрос Жукову о том, сможем ли мы отстоять Москву. Возможно, твёрдый ответ маршала, его заверение защитить столи­цу повлияли на Сталина - он остался в Москве, постепенно уле­глась и паника.
19 октября в Москве было объявлено осадное положение. Не­смотря на значительное превосходство (в 1, 5 раза) в личном соста­ве и авиации, в танках (в 2 раза), немцы не смогли преодолеть ге­роического сопротивления Красной Армии и ополченцев. Война все больше приобретала черты народной: летом-осенью 1941 г. до 10 млн. мирных граждан участвовали в сооружении оборонитель­ных рубежей, до 2 млн. человек вступили в народные ополчения. Продвижение вперед немцам давалось все труднее. 7 ноября 1941 г. в годовщину Октябрьской революции на Красной площади со­стоялся парад, откуда войска прямо направлялись на фронт. Сталин произнес речь, взывая к образам русских полководцев - Александ­ра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова. Проведение парада было демонстрацией решимости стоять до конца.
По мере усиления сопротивления врагу, из-за осенней распу­тицы, затормозившей продвижение техники, грянувших морозов
128
^наступление немцев приостановилось. Лишь к середине нояб подтянув новые резервы, вермахт смог возобновить наступление' предпринял отчаянную попытку завладеть Москвой. Враг прибли^ зился к Москве на 25-30 км. Однако это был предел возможностей германской армии. Усилиями всей страны, мобилизовав все силы, удалось остановить и обескровить противника. Несмотря на огром­ные потери, СССР обладал ещё большими материальными и люд­скими ресурсами. Страна потеряла территорию, на которой жило 40% населения, производилось 60% стали, 70% угля, промышлен­ное производство упало в 2 раза. Однако выпуск танков за второе полугодие 1941 г. возрос в 2,8 раза, самолетов - в 1,6, орудий - в 3 раза. Это помогло отчасти компенсировать колоссальные потери вооружений. Людские потери к концу года составляли 3,1 млн., а по некоторым данным, и свыше 5 млн. человек, т.е. 90% численно­сти всей предвоенной армии. По немецким документам, только со­ветских военнопленных насчитывалось у них 3,9 млн., из них к на-1алу 1942 г. в живых оставались 1,1 млн. По существу была вос-юздана новая армия, сумевшая остановить продвижение врага. Пополнить армию позволили мобилизация, формирование баталь-энов добровольцев-ополченцев, а также сведения разведчика Зорге о том, что в ближайшее время Япония не собирается напасть на СССР. В результате к Москве были подтянуты свежие сибирские дивизии, насчитывавшие 750 тыс. человек.
1 Хотя численного перевеса сил не было, по инициативе Жукова было подготовлено контрнаступление под Москвой. 5-8 декабря войска Калининского фронта (командующий И. С. Конев), Запад­ного фронта (Жуков), Юго-Западного Фронта (С. К. Тимошенко) церешли в наступление и к концу января 1942 г. отбросили немцев от Москвы на 150-200 км, закрепившись на линии Вязьма-Гжатск-Ржев. Одновременно были нанесены удары под Тихвином, Росто-вом-на-Дону, высажен десант на Керченском полуострове. В ре­зультате битвы за Москву было разгромлено 38 дивизий противни­ка, его потери доходили до 0,5 млн. человек. Наши потери оказа­лись ещё больше - 514 тыс. человек.
Советское контрнаступление не привело к решению всех по­ставленных задач: не удалось разгромить основные силы немцев между Москвой и Смоленском, деблокировать Ленинград, который с осени 1941 г. 900 дней героически сражался в осаде, заплатив за это жизнями 800 тыс. жителей. Несмотря на это, победа под Моск­вой имела огромное значение: немецко-фашистские войска потер-
129

пели первое крупное поражение за всю вторую мировую войну. Был развеян миф о непобедимости германской армии, сорван план молниеносной войны против СССР. Германия была поставлена пе­ред необходимостью ведения затяжной воины, что не входило в расчеты Гитлера. Теперь СССР получил возможность мобилизо­вать не только свои огромные людские и материальные ресурсы на нужды войны, но и обеспечить патриотический дух армии и наро­да, вдохнуть уверенность в победе.
Победа в Московской битве способствовала укреплению меж­дународных позиций СССР. В первые месяцы войны оформилась антигитлеровская коалиция. Уже 22 июня 1941 г. Черчилль, а 24 июня и Рузвельт заявили о поддержке Советского Союза. 12 июля было принято советско-английское соглашение о совместных дей­ствиях против фашистской Германии. В августе Рузвельт и Чер­чилль встретились в Атлантическом океане у берегов Канады и ^ подписали Атлантическую хартию, в которой излагались про-у граммные цели антигитлеровской коалиции. Они заявили, что не,,, стремятся к территориальным завоеваниям или другим приобрете­ниям, уважают право народов избирать себе форму правления,:, поддерживают восстановление их суверенных прав, стремятся к полному сотрудничеству между всеми странами в борьбе с агрес­сией. 24 августа СССР присоединился к Атлантической хартии.
29 сентября - 1 октября 1941 г. были приняты трехсторонние решения о поставках вооружений в СССР и стратегического сырья в Англию и США. 7 ноября Рузвельт распространил на СССР дей­ствие закона о ленд-лизе. Хотя за годы войны поставки Советскому Союзу по ленд-лизу составили всего 4% военного производства, но по ряду позиций они имели важное значение и были значительны­ми. Например, поставки «студебеккеров», «виллисов» помогли мо­торизовать Красную Армию.
7 декабря 1941 г. японские самолеты морского базирования ата­ковали военно-морскую базу США в Пёрл-Харборе на Гавайских островах в Тихом океане, уничтожив 247 самолетов и 14 кораблей. 11 декабря Соединенным Штатам объявили войну Германия и Италия. Война для США началась крайне неудачно, японцы завоевали пре­имущество на море, к весне 1942 г. захватили подавляющую часть Юго-Восточной Азии. Однако советская победа под Москвой и вступление США в войну стали одним из ключевых пунктов второй мировой войны, изменившим ход дальнейшей борьбы. Стало оче-;
видным, что отныне война будет вестись на истощение, шансы Гер-
130
мании и её союзников её выиграть были невелики, так как их ресур­сы значительно уступали потенциалу антигитлеровской коалиции.
Тем временем дело шло к завершению формирования антигит­леровской коалиции. 1 января 1942 г. в Вашингтоне представители 26 государств подписали Декларацию Объединенных Наций. При­соединяясь к целям и принципам Атлантической хартии, они зая­вили, что будут бороться против членов Тройственного пакта, со­трудничать друг с другом и не заключать сепаратного перемирия или мира с врагом.
Реальную борьбу с фашистами помимо СССР вела лишь Вели­кобритания в Северной Африке, Атлантике и Средиземном море. Учитывая тяжёлое положение СССР, союзники решили открыть второй фронт в Европе в 1942 г. Однако реализовать свое решение
I они не спешили в силу рискованности высадки во Франции, него-
; товности американской армии и т.д. Американцы высадились в Се­верной Африке, отодвинув тем самым открытие второго фронта в Европе на 1943, затем на 1944 г. Так проблема второго фронта ста-
| ла одной из самых болезненных в отношениях СССР с США и
I Англией.
1 На Восточном фронте немецко-фашистские войска, стремясь к реваншу и будучи не в состоянии наступать по всему фронту, со­средоточили главный удар на юге России, в направлении Сталин­града - Северного Кавказа. Гитлер планировал разгромить весь южный фланг советских войск, захватить богатые нефтью и хлебом районы и далее выйти на Ближний Восток. При этом он воспользо­вался военно-политическими просчетами Сталина, который, пере­оценив собственные силы, потребовал провести наступательные операции по широкому фронту от Ленинграда до Крыма. К тому же Сталин и Генштаб неправильно предположили, что главный удар немцы нанесут по Москве.
Все «упреждающие» наступательные операции Красной Ар­мии, предпринятые весной 1942 г., потерпели неудачу и привели к новой военной катастрофе. Она не смогла разблокировать Ленин­град, под Волховом была разбита 2-я ударная армия и взят в плен её командующий генерал А. А. Власов. Особенно тяжёлое пораже­ние потерпели части Красной Армии в Крыму из-за самодурства и некомпетентности сталинского комиссара Л. 3. Мехлиса, в резуль­тате под Керчью в плен попало около 175 тыс. человек. Оно же привело к падению 4 июля Севастополя, который в течение 250 Дней вел героическую оборону, приковывая к себе крупные силы
131

противника. Катастрофа постигла наступавшие на Харьков войска Южного и Юго-Западного фронтов из-за того, что Сталин не раз­решил отступать, не внял предупреждению члена Военного совета Юго-Западного фронта Н. С. Хрущёва о том, что советским вой­скам грозит окружение. Дело закончилось их разгромом и плене­нием 200 тыс. воинов.
Всего в немецкий плен попало, по одним данным, 5,7 млн. со­ветских воинов, из них в 1941 г. - 3,3 млн., по другим, совпадающим и с немецкими данными, - 6,3 млн., из них погибло 4 млн., а в 1941 г. - 3,9 млн. человек. Несмотря на это, Сталин заявил: «Русских в плену нет. Русский солдат сражается до конца. Если он попадает в плен, то автоматически перестает быть русским». Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 г. предписывал всех сдающихся в плен уничтожать, их семьи арестовывать либо лишать пособия. Тогда как англичане и американцы регулярно направляли через Красный Крест своим военнопленным посылки с медикамен­тами, одеждой, продовольствием. Советское правительство своим пленным соотечественникам никакой помощи не оказывало. Нацис­ты и так считали славян «недочеловеками» и соответственно с ними обращались. Расстрелы, голод, болезни, истязания унесли жизни 3,3 млн. человек (по другим данным 4 млн.). Около половины погибло в 1941 г., затем смертность снизилась, так как фашисты в связи с затя­гиванием войны стали использовать военнопленных как дешёвую рабочую силу. В советский плен попало 3,2 млн. немецких солдат и офицеров, из них выжили чуть более 2 млн.
Понимая, какой прием их ждет на Родине, и из желания выжи­вать, часть советских военнопленных сражалась на стороне вер­махта. С. Я. Лавренов, И. М. Попов в книге «Крах Третьего рейха» (М., 2000) приводят поражающую воображение цифру - на стороне вермахта оказалось около 1 млн. русских добровольцев, которые участвовали практически на всех театрах военных действий - от Норвегии до Северной Африки. По данным В. В. Малиновского, всего в созданных немцами восточных формированиях служили 600 тыс. советских граждан. Эти люди явились ценным подспорьем для германского командования в осуществлении насаждаемого «нового порядка». В «Русскую освободительную армию» (РОА) Власова вступили 50 тыс пленных. Помимо неё существовало ещё несколько «русских армий». В 1943 г. на стороне вермахта сража­лось свыше 20 казачьих полков. Кроме того, создавались украин­ское, кавказское, туркестанское, азербайджанское, грузинское,
132
1 калмыцкое национальные формирования. Столь внушительное ко­личество перешедших на сторону врага нельзя было объяснить од­ним лишь предательством. Людьми, вставшими на путь сотрудни­чества с фашистами, двигали самые разные мотивы, в том числе ненависть к советскому строю с его репрессиями, элементарное желание уцелеть в жестокой войне и др.
В результате поражений Красной Армии весной 1942 г. путь на Восток был открыт, и немецко-фашистские войска перешли в стремительное наступление на южном участке фронта, заняли Крым, Воронеж, Ростов, достигли Сталинграда и Главного Кавказ­ского хребта, водрузили на вершине Эльбруса знамя со свастикой. По воспоминаниям Жукова, в частях Красной Армии «вновь поя­вились панические настроения и нарушения воинской дисципли­ны». Вновь наступил опасный момент. С середины лета до конца осени весь мир с замиранием сердца следил за Сталинградской битвой. Именно тогда, 28 июля 1942 г., был издан знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад!», предусматривавший создание штрафных рот и батальонов (фактически смертников), а также за­градительных отрядов в тылу частей, которые должны были рас­стреливать отступающих.
Сталин вновь задумался о заключении мира. Как пишет В. М. Бережков в своей книге - «Рядом со Сталиным», Сталин сказал Мо-лотову: «Как бы, Вячеслав, нам не пришлось пополнить список пра­вительств в изгнании». В сентябре заместитель наркома иностран­ных дел В. Г. Деканозов встретился в Стокгольме с германским по­сланником Шнурре. Сталин соглашался отдать Западную Украину, Западную Белоруссию, Бессарабию, пропустить немецкие войска на Ближний Восток. Фюрер был уверен в победе и не дал ответа на советские предложения. Однако Гитлер, как и Сталин, рассредото­чил силы, стремился одновременно захватить и Сталинград, и Кав­каз и в результате не получил ни того, ни другого. Коренной перелом в войне
Перелом в ходе войны был подготовлен переводом промыш­ленности на военные рельсы, наращиванием выпуска вооружений. Как известно, результатом германского вторжения стал 50%-ный спад промышленного производства. Советскому руководству уда­лось осуществить беспримерную в истории эвакуацию людей и оборудования: уже в первые полгода войны на Восток было пере­мещено 10 млн. человек и более 1, 5 тыс. промышленных предпри-
133

ятий, вывезено почти 80% предприятий военной промышленности. Все, что невозможно было вывезти, уничтожалось. Таковы были условия выдвинутой Сталиным тактики «выжженной земли». На новом месте заводы вступали в строй в кратчайшие сроки, а станки начинали работать под открытым небом. Крупными арсеналами страны стали Урал и Сибирь. Всего на Урал было перебазировано 667 предприятий. В 1942 г. производство машиностроительных заводов выросло по сравнению с 1940 г. на Урале в 4,5 раза, в За­падной Сибири - в 7,9 раза, в Узбекистане - в 5,1 раза. ь
В Башкирию прибыло 172 промышленных предприятий, от-, дельных цехов и установок. Они размещались в Уфе, Стерлитама-е ке, Белорецке. На освоение военной продукции переключились все| предприятия республики: осваивали выпуск мин, снарядов, гранат, | авиабомб и другой продукции. Уфимский паровозоремонтный за-, вод освоил производство бронепоездов, Тирлянский металлопро­катный завод - качественного стального листа для оборонных заво­дов, Стерлитамакский станкостроительный завод - ряда сложных станков, крайне необходимых для оборонной промышленности. Уфимский моторостроительный завод стал крупным производите­лем авиационных моторов. Башкирия оставалась ведущей в составе «Второго Баку» и наращивала поставки горючего, осваивала новые виды высокооктановых сортов бензина, автола, керосина.
Трудящиеся Башкирии активно участвовали в оказании все­мерной помощи Красной Армии в таких формах, как сбор средств в фонд обороны, на строительство танковых колонн, авиаэскадри­лий, сбор теплых вещей и посылка подарков для фронтовиков и др. Всего на производство вооружения, боевой техники для Красной Армии от трудящихся Башкирии поступило 225 млн. рублей. Было собрано свыше 83 тыс. пар валенок, 21 тыс. полушубков, 23 тыс. ^ ватных курток и брюк, 35 тыс. шапок-ушанок, свыше 17 тыс. пар , белья и более 100 тыс. пар носков и чулок.
СССР, располагая меньшим промышленным потенциалом, чем Германия и работавшие на нее страны, произвел за годы войны го­раздо больше вооружений и техники. К концу 1942 г. экономика страны была переведена на военные рельсы и огромными темпами наращивала военную технику. Так были созданы материальные предпосылки перелома в ходе войны. В результате огромной моби­лизационной работы в тылу, перестройки всей экономики общее соотношение сил впервые с начала войны начало меняться в нашу пользу. К середине ноября 1942 г. создалось общее превосходство
134
сил над немецко-фашистскими войсками: 6,6 млн. человек против 6,2 млн., 78 тыс. орудий против 52 тыс., 7,3 тыс. танков против 5 тыс., 4,5 тыс. самолетов против 3,5 тыс.
Решающее сражение военной кампании 1942 г. развернулось в Сталинграде. Бои шли в городе, и в августе фашисты вышли к Вол­ге. У воинов 62-й армии генерала В. И. Чуйкова и 64-й генерала М. С. Шумилова, сражавшихся за каждый дом, на правом берегу реки оставался лишь небольшой плацдарм. Обе стороны несли огром­ные потери. Гитлер, несмотря на нехватку сил, на советы своих ге­нералов, по-прежнему пытался захватить Сталинград и Кавказ. За­то у советского командования сложились благоприятные возмож­ности для осуществления контрнаступления. Оно обеспечило не­обходимый перевес сил на флангах, где располагались румынские части, хуже вооруженные и менее стойкие, чем немецкие дивизии. Под руководством заместителя Верховного Главнокомандующего Жукова и начальника Генерального штаба А. М. Василевского бы­ла разработана операция по окружению войск противника у Ста­линграда. 19 ноября неожиданно для немцев войска трех фронтов перешли в контрнаступление - Юго-Западного фронта (коман­дующий Н. Ф. Ватутин), Донского (командующий К. К. Рокоссов­ский) и Сталинградского (командующий А. И. Еременко).
Советские войска соединились близ городов Калач и Совет­ский. Отступления Гитлер не разрешил, и 22 вражеские дивизии численностью до 330 тыс. человек попали в окружение. Направ­ленная им на помощь группировка под командованием Манштейна не сумела порвать советское кольцо и была отброшена. Советский ультиматум о капитуляции Гитлер отклонил. Группировка во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом 2 февраля 1943 г. была раз­громлена и в плен попала 91 тыс. человек. Общие потери немецко-фашистских войск в этой гигантской битве составляли до 1,5 млн. человек. В Германии был объявлен четырехдневный траур.
Сталинград явился крупнейшим поражением немецкой армии и поворотной точкой не только Великой Отечественной, но и всей I второй мировой войны. Исход битвы положительно повлиял на ук­репление антигитлеровской" коалиции, усилил пораженческие на­строения в странах фашистского блока. 23-24 ноября 1942 г. 200-тысячная английская армия генерала Монтгомери разбила под Эль-Аламейном в Египте 100-тысячный германо-итальянский корпус фельдмаршала Роммеля, не позволив немцам прорваться к ближне­восточной нефти. Еще раньше, 4 июня 1942 г., у атолла Мидуэй в
135

Тихом океане американцы нанесли поражение японцам, уничтожив четыре их лучших авианосца, один крейсер и 275 самолетов. Эти победы свидетельствовали о начале перелома в ходе второй миро­вой войны. Теперь стратегическая инициатива переходила в руки СССР, США и Англии.
Одержав победу под Сталинградом, советские войска развер­нули общее наступление, отбросили немцев от Волги и Кавказа на 600-700 км, освободили Краснодар, Воронеж, Курск, Белгород, Харьков, прорвали блокаду Ленинграда. Однако силы фашистской Германии не были ещё сломлены. Весной 1943 г. немцы вновь взя­ли Харьков и Белгород, стремясь разгромить советские войска на Курском выступе. Гитлер, проведя тотальную мобилизацию, кото­рой подлежали мужчины от 16 до 65 лет и женщины от 17 до 45 лет, смог в какой-то мере восполнить людские потери и резко уве­личить выпуск военной техники, в том числе новых её образцов. Отсутствие второго фронта позволило ему летом 1943 г. сосредо­точить крупные силы на Курской дуге: было стянуто до 50 дивизий и более 2/3 всех танков и самолетов, находившихся на советско-германском фронте.
По плану операции «Цитадель» немцы намеревались сходящи­мися ударами на Курск из Орла и Белгорода окружить и уничтожить советские войска, располагавшиеся на Курской дуге и тем самым открыть дорогу на Москву. Скорее, это была отчаянная попытка в одном сражении переломить ход войны. Советское командование разгадало планы Гитлера и создало перевес сил. Наши части в рай­оне битвы превосходили немцев и в живой силе, и в технике: они насчитывали 1,3 млн. человек, 2650 самолетов, 3300 танков и штур­мовых орудий, 19300 орудий и миномётов, а у немцев было 0,9 млн человек, 2000 самолетов, 2700 танков, 10000 орудий и миномётов.
Ставка приняла решение о преднамеренной обороне на Кур­ской дуге с тем, чтобы обескровить врага, а затем перейти в контр­наступление. Этот план и был реализован. Из показаний пленного стало известно время немецкой атаки. За два часа до неё 5 июля советская артиллерия нанесла превентивный удар по позициям противника. Добиться заметных успехов в ходе наступления нем­цам не удалось. В течение недели наши войска упорно оборонялись и остановили врага, который за счет небывалой концентрации сил на отдельных участках смог продвинуться на 10-35 км. Кульмина­цией этой гигантской битвы явилось крупнейшее в истории танко­вое сражение, происходившее 12 июля под деревней Прохоровкой,
136
в котором с обеих сторон участвовало 1200 танков. С этого време­ни советские войска перешли в наступление. На Курской дуге вер­махт потерял 0,5 млн. человек, 1,6 тыс. танков.
Таким образом, последнее крупное наступление немцев на Восточном фронте провалилось. Оно привело к невосполнимым потерям для вермахта. Курская битва знаменовала завершение пе­релома в войне и окончательный переход стратегической инициа­тивы в руки советских войск. К концу 1943 г. они взяли Киев (при­урочив его взятие к годовщине Октября), Смоленск, Витебск, фор­сировали Днепр, который Гитлер рассчитывал превратить в «не­приступный вал», освободили около половины захваченной нем­цами территории СССР. Враг был отброшен на запад на 600-1200 км. Было разгромлено 218 дивизий.
Огромную помощь регулярным частям оказывали партизаны, численность которых доходила до 250 тыс. Фашисты вели с ними беспощадную борьбу, проводили карательные операции против них, порой уничтожали целые деревни со всем их населением, од­нако покончить с партизанским движением не смогли. Более того, оно расширялось из-за жестокости оккупационных порядков. В ! 1943 г. количество диверсий партизан увеличилось в 5 раз. Они в ' период Курской битвы развязали «рельсовую войну», что серьезно затруднило переброску немецко-фашистских войск.
Перелом в войне был обеспечен беспримерным героизмом тружеников советского тыла. Более половины всех занятых в эко­номике составляли женщины, сотни тысяч подростков трудились на заводах и в колхозах. Люди падали в обмороки от голода и хро­нического переутомления, но работы не бросали. Условия войны заставили и Сталина прислушиваться к голосу военачальников, выдвинуть в руководство талантливых и неординарных людей. Та­ковыми были среди военачальников Жуков, Василевский, Рокос­совский (выпущенный из заключения), среди гражданских - Воз­несенский, Кузнецов, Косыгин и др.
Война внесла некоторые коррективы и в официальную идеоло­гию. В социалистической оболочке возрождались традиционные российские и даже имперские ценности, которые Сталин посчитал более надёжными в тех условиях, чем коммунистические штампы. Были восстановлены офицерство, погоны, гвардия, появились не революционные ордена: Суворова, Кутузова и даже Александра Невского, невзирая на то, что последний был причислен к лику святых. Началась реабилитация православной церкви.
137

В целом сталинский режим сохранил свои сущностные черты:
продолжался политический террор, репрессиям уже подвергались целые народы. В 1941 г. были депортированы более миллиона нем­цев Поволжья, в 1943 г. более 93 тыс. калмыков и 68 тыс. карача­евцев. В 1944 г. были выселены около 500 тыс. чеченцев и ингу­шей, 37 тыс. балкарцев, 183 тыс. крымских татар, 12 тыс. болгар, 91 тыс. турок, курдов, хемшилов и др. Депортация сопровождалась расстрелами мирных жителей, издевательством над ними со сторо­ны солдат НКВД. Не поддаются подсчету огромные жертвы, поне­сенные депортированными народами при переселении на новые необустроенные места Сибири, Казахстана и Средней Азии.
Система ГУЛАГа постоянно пополнялась новыми жертвами террора. За годы войны число заключенных (без ссыльнопоселен­цев) уменьшилось не намного: с 2,4 млн. в 1941г. до 1,7 млн. в 1945г. Общее же количество лиц, отбывавших наказание в тюрь­мах, лагерях, ссылках, составляло 5-7 млн. человек, что было со­поставимо с численностью действующей армии на советско-германском фронте. Неудивительно, что немецкие спецслужбы планировали высадку десантов вблизи крупнейших сталинских ла­герей, освободить заключенных, лишить режим рабочих рук и ока­зать пропагандистское влияние на население.
Союзники активизировали свои действия против немецко-итальянских войск в Африке. В мае 1943 г. они разгромили здесь группировку противника, захватив в плен 240 тыс. человек. В ию­ле-августе 1943 г. англо-американские силы высадились на Сици-лии, а в сентябре - на Апеннинах. В июле правительство Муссоли­ни было свергнуто, сам он был повешен итальянскими партизана­ми. В октябре Италия объявила войну Германии. С осени 1942 г. на Тихом океане американцы стали переходить в наступление против Японии, выиграли ряд крупных морских сражений. Тем самым со­юзники внесли несомненный вклад в завершение перелома в войне против фашизма.
Но Восточный фронт оставался главным: здесь находилось две трети фашистских войск. Поэтому острой оставалась проблема от­крытия второго фронта. Эта тема стала главной на первой встрече «большой тройки» (Сталина, Рузвельта и Черчилля) в Тегеране в конце ноября - начале декабря 1943 г. После острой дискуссии бы­ло принято решение о высадке союзных войск во Франции в мае 1944 г. (Черчилль, желая отрезать СССР от Европы, настаивал на высадке на Балканах). На Тегеранской конференции обсуждалась и
138
судьба послевоенной Германии, которую союзники хотели разде­лить на ряд государств, но Сталин не соглашался. Решался и во­прос о будущих границах Польши.
Победа над фашизмом. Разгром Японии.
Имея подавляющее превосходство в живой силе и технике, со­ветские вооруженные силы в 1944 г. последовательно осуществля­ли крупные наступательные операции на всем протяжении Восточ­ного фронта. В них участвовало 6,3 млн. человек, 5,3 тыс. танков и 10,2 тыс. самолетов. В январе была окончательно ликвидирована блокада Ленинграда, разгромлена немецкая группа армий «Север». Почти одновременно началось наступление на Украине, которое завершилось весной освобождением Правобережной Украины, Крыма, Молдавии и разгромом группы армий «Юг».
В наступлении Красной Армии по всему фронту немалую роль > сыграла помощь союзников, поставивших СССР 22 тыс. самолетов К 18% советского самолетного парка), 13 тыс. танков (12% от совет­ского производства), 427 тыс. грузовиков (вдвое больше советского выпуска в годы войны), 189 тыс. полевых телефонов, миллион ки­лометров телефонного кабеля, 2,6 миллиона тонн нефтепродуктов, 4,3 миллиона тонн продовольствия. Поставки шли через Иран, Дальний Восток и Сибирь, Северную Атлантику, где англо­американские конвои, прорываясь к Архангельску и Мурманску, несли тяжёлые потери.
В 1944 г. были созданы благоприятные условия для открытия второго фронта. 6 июня англо-американские войска под командо­ванием Д. Эйзенхауэра, пользуясь многократным превосходством в силах, начали крупнейшую в истории десантную операцию через Ла-Манш и высадились на севере Франции. Скординированно с высадкой союзников советские войска развернули новое наступле­ние в Белоруссии (операция «Багратион»), окружили и разгромили в районе Минска группировку в 100 тыс. человек. Далее была раз­громлена группа армий «Центр», освобождена Белоруссия, Запад­ная Украина, значительная часть Прибалтики.
Уже осенью 1944 г. советские войска вступили на территорию европейских стран: Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Норвегии. Румыния и Финляндия вышли из войны, а затем объяви­ли войну Германии. 9 сентября было свергнуто профашистское ^правительство Болгарии, и она также объявила войну Германии. |Это был освободительный поход Советской армии в Восточную
139

Европу. Однако он постепенно превратился в борьбу за сферы влияния, вызвавшую обострение противоречий между СССР, с од­ной стороны, США и Великобританией - с другой. Стремление СССР сформировать в соседних с ним странах просоветские пра­вительства вызвало обеспокоенность у союзников, особенно у Чер­чилля.
Проблема разграничения сфер влияния в Юго-Восточной Ев­ропе стала с этого времени наиболее острой для союзников. Их единство подверглось суровому испытанию, в частности, в поль­ском вопросе. СССР не признавал польское эмигрантское прави­тельство, находившееся в Лондоне, и подчиненную ему Армию Крайову, воевавшую в Польше. США и Англия их поддерживали. Когда советские войска приближались к Варшаве, 1 августа 1944 г. Армия Крайова подняла восстание, стремясь установить свою власть в столице до советской оккупации. Повстанцы, вооружен­ные лишь стрелковым оружием, оказались в крайне тяжёлом поло­жении и вынуждены были просить советской поддержки. Однако помощь не была оказана: наступление Красной Армии было приос­тановлено в ожидании подтягивания резервов, Сталин и оружия почти не дал повстанцам. Когда их поражение было неминуемым, он позволил США доставлять им оружие, разрешив американским самолетам совершать промежуточные посадки на советских аэро­дромах. Восстание было подавлено немцами с крайней жестоко­стью: погибли 22 тыс. повстанцев и 180 тыс. мирных жителей. 12 января 1945 г. Красная Армия со свежими силами перешла в на­ступление и взяла Варшаву за один день.
Пока шла война, союзники сдерживали свои разногласия, тем более, что Гитлер рассчитывал на обострение отношений между его противниками. В феврале 1945 г., когда союзные войска вышли к германской границе, Сталин, Рузвельт и Черчилль встретились в Ял­те. Они договорились вести войну до капитуляции Германии и со­гласовали военные планы, условились о временном разделе Герма­нии и Берлина на зоны оккупации. Было решено после поражения Германии расформировать её вооруженные силы, ликвидировать или взять под контроль её военную промышленность, взыскать ре­парации и половину отдать СССР, запретить нацистскую партию, привлечь к суду её лидеров как военных преступников. СССР обя­зался вступить в войну против Японии через 2-3 месяца после капи­туляции Германии. За это он должен был получить Курилы, Южный Сахалин, аренду Порт-Артура. Было решено создать ООН.
140
12 апреля скончался Рузвельт. Смерть президента США Гитлео и Геббельс объявили ниспосланным небом чудом, которое спасет Германию. Но чуда не произошло, ход событий не изменился, его определяли реальные силы. Англо-американские войска, с большим трудом отразив контрнаступление немцев в Арденнах в конце 1944 -начале 1945 г., перешли в наступление. В марте они форсировали Рейн, а в апреле окружили и затем пленили крупную группировку немцев в Руре. Поскольку основные силы Германии были по-прежнему сосредоточены на советско-германском фронте, союзники далее продвигались на восток, почти не встречая сопротивления.
В январе 1945 г. мощное наступление начали советские войска. Взломав оборону противника, они освободили Польшу и Будапешт, в марте форсировали Одер. 16 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов под командованием соответственно Жукова и Конева, не считаясь с потерями, повели наступление на Берлин. Сталин своим приказом отвел центр города Жукову, отметив таким образом его заслуги в войне и назначив его победителем. 24 апреля Берлин был окружен, начались уличные бои. 30 апреля Гитлер по­кончил жизнь самоубийством. 2 мая берлинский гарнизон капитули­ровал. За Берлином, на Эльбе, советские части встретились с амери­канцами. 7 мая в Реймсе, во Франции, 8 мая в Берлине немецкие, советские, американские, английские и французские представители подписали акты о капитуляции Германии. От СССР акт подписал Жуков. Далее советские войска двинулись на помощь восставшей Праге. Повстанцы в военном отношении явно уступали фашистам, но неожиданно им помогла одна из дивизий власовской армии, на­деясь заслужить прощения. 9 мая в Прагу вступила Красная Армия. 9 мая стало Днем победы для народов СССР.
После капитуляции Германии вопросы послевоенного устрой­ства мира обсуждались на Потсдамской конференции в июле-августе 1945 г. СССР представлял Сталин, США - президент Г. Трумэн, Великобританию - сначала Черчилль, затем его сменил К. Эттли, ставший премьер-министром после победы лейбористов на выборах. Союзники подтвердили решения Ялтинской конферен­ции, согласились передать часть немецкой территории Польше, установить новую польско-германскую границу по рекам Одер и Нейссе, а часть Восточной Пруссии с Кенигсбергом отдать Совет­скому Союзу. Решения Потсдамской конференции определили судьбу Европы почти на полвека, заложили основу геополитиче­скому расколу континента, да и всего мира на два враждующих
141

блока. Блоки возникли позднее и возглавляли их две супердержавы - США и СССР. Причинами раскола служили все более расходив­шиеся геополитические интересы бывших союзников, борьба их за гегемонию в Европе и мире.
Необходимость борьбы с Японией еще не позволяла союзни­кам перейти к открытой конфронтации. СССР, выполняя союзни­ческие обязательства, ещё в апреле 1945 г. денонсировал договор с Японией о нейтралитете и 8 августа объявил ей войну. Советские войска, имевшие в своем распоряжении 1,8 млн. человек, 5 тыс. танков и 5,2 тыс. самолетов, под командованием Василевского на­чали стремительное наступление на Квантунскую армию (0,8 млн. человек, 1,2 тыс. танков, 1,9 тыс самолетов). Обладая многократ­ным перевесом в живой силе и технике, наши войска всего лишь за три с небольшим недели полностью разгромили японцев, пленив 0,6 млн. человек, и освободили Китай, Северную Корею, Южный Сахалин и Курильские острова.
6 и 9 августа 1945 г. американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Число погибших составило до 300 тыс. чело­век. Применение ядерного оружия было вызвано не столько воен­ными, сколько политическими причинами - стремлением оказать давление на СССР, сделать его уступчивым. 2 сентября 1945 г. в То­кийском заливе на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. Так закончи­лась Вторая мировая война, самая кровавая в истории человечества, унесшая более 50 млн. жизней, продолжавшаяся 6 лет и один день.
Для народов СССР война обошлась дорогой ценой. Погибло не менее 27 млн., среди которых военнослужащих было 10-12 млн. человек, гражданские лица составляли подавляющее большинство. В войне потеряно примерно 30% национального богатства, разру­шено 1710 городов, более 70 тыс. деревень, 32 тыс. промышленных предприятий. Страна лишилась примерно половины городского жилого фонда и до 30% домов сельских жителей. Было уничтожено 6 тыс. больниц, 82 тыс. школ, 43 тыс. библиотек.
Эта страшная цена была платой не только за разгром лучшей в мире военной машины и за фашистский геноцид. Она была платой и за «издержки», просчеты советского тоталитарного режима, про­водившего террор, допустившего преступные стратегические и тактические ошибки, не сумевшего подготовиться к войне, эффек­тивно распорядиться своим военным потенциалом и вплоть до по­следних дней войны не считавшегося с людскими потерями ради
142
достижения своих целей. Победил в войне народ, принеся неисчис­лимые жертвы. А официальная пропаганда провозгласила «органи­затором и вдохновителем всех наших побед» Сталина.
В то же время, тоталитарная система смогла реализовать свои возможности именно в условиях войны. После первоначального шока сталинский режим сумел использовать свое сверхцентрализо­ванное управление, отсутствие личной свободы, традиционный патриотизм народа, а также харизму вождя для предельного на­пряжения всех сил страны, мобилизации огромных природных и людских ресурсов на борьбу с врагом. Затем победа в войне была использована для перенесения и насаждения этой системы в других странах.
Контрольные вопросы:
1. Назовите причины второй мировой войны.
2. Чем объясняется сближение СССР с фашистской Германией перед войной?
3. Каковы последствия для СССР заключения советско-германского пак­та о ненападении и секретных протоколов?
4. В чем причины поражения Красной Армии в начальный период вой­ны?
5. Охарактеризуйте особенности и значение контрнаступлений советских войск под Москвой, Сталинградом и Курском
6. Когда сформировалась антигитлеровская коалиция? Как развивались отношения СССР с союзниками в годы войны?
7. Назовите крупнейшие наступательные операции в 1944-1945 гг.
8. В чем причины колоссальных потерь СССР в Великой Отечественной войне?
143

ГЛАВА 7. РОССИЯ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ. АПОГЕЙ СТАЛИНСКОГО ТОТАЛИТАРИЗМА (1945-1953)
Поляризация послевоенного мира и «холодная война». -Восстановление народного хозяйства страны. -Ужесточение политических и идеологических мер. Новая волна репрессий.
Поляризация послевоенного мира и «холодная война»
Вторая мировая война привела к коренным изменениям в мире и международных отношениях. Были повержены фашистская Гер­мания и Италия, милитаристская Япония, наказаны военные пре­ступники, создана международная организация - Организация Объединенных Наций. Все это продемонстрировало относитель­ную сплоченность держав-победительниц. Великие державы про­вели сокращение вооруженных сил: США с 12 до 1,6 млн. человек, СССР - с 11,4 до 2,5 млн. человек.
Своим вкладом в победу над фашистской Германией СССР вызвал к себе симпатии населения стран Запада, а роспуск Комин­терна в 1943 г. способствовал росту авторитета компартий. За годы войны число их членов увеличилось почти в 3 раза, и коммунисты -в 1945-1947 гг. входили в правительства 13 государств Европы, Азии и Латинской Америки. С другой стороны, война стала пер­вым открытием Запада для 6,1 млн. советских людей, побывавших в Европе в составе действующей армии, а также для 5,5 млн. репат­риантов, которые собственными глазами увидели достижения за­падной цивилизации и имели возможность сопоставить их с совет­ской действительностью. У них были поколеблены стереотипные представления о Западе, усилились интерес и симпатии к нему.
Война привела к резким изменениям на карте мира. Прежде всего, гигантски усилились США в экономическом, военном и по­литическом отношениях. Этой стране принадлежала подавляющая часть мирового промышленного производства и золотовалютных резервов. США имели первоклассную армию, превратились в ли­дера Западного мира. Германия и Япония были повержены и вы­шли из числа ведущих стран, другие европейские страны были ос­лаблены войной.
Значительно усилилось военное и политическое влияние СССР. Однако его международное положение было парадоксально:
победившая ценой больших потерь страна была разорена, но не­смотря на это, она имела законное право претендовать на видную роль в жизни мирового сообщества. Экономическое разорение
144
компенсировалось военными и политическими преимуществами. Политическую выгоду СССР извлекал, в частности, благодаря под­контрольной ему обширной территории стран Юго-Восточной Ев­ропы. Он располагал самой большой по численности армией в ми­ре, но в то же время в области военной технологии его далеко обо­гнали США и Великобритания.
В целом положение СССР изменилось: он вышел из междуна­родной изоляции и стал признанной великой державой. Количество стран, с которыми СССР имел дипломатические отношения, уве­личилось по сравнению с довоенным периодом с 26 до 52. Он стал одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, на­ряду с США, Англией, Францией и Китаем. Великие державы при­знали право СССР на часть Восточной Пруссии, Южный Сахалин, его доминирующее положение в Китае и Северной Корее. В ялтин­ском и потсдамских соглашениях было зафиксировано признание интересов СССР в Восточной Европе.
Однако с исчезновением фашистской угрозы стало проявлять­ся все больше противоречий между бывшими союзниками. Столк­новение их геополитических интересов вскоре привело к развалу коалиции и созданию враждебных блоков. Союзнические отноше­ния сохранились примерно до 1947 г. Однако уже в 1945 г. обна­ружились серьезные противоречия, прежде всего в борьбе за раздел влияния в Европе. На фоне обострившихся разногласий Черчилль приказал фельдмаршалу Монтгомери собирать немецкое оружие для вооружения пленных в случае, если русские продолжат свое наступление на Запад.
Высшие военные и разведывательные органы США резко изме­нили свои оценки военного потенциала СССР и начали разрабаты­вать планы будущей войны. В директиве Объединенного комитета военного планирования от 14 декабря 1945 г. № 432/Д был изложен план бомбардировки основных промышленных центров СССР. В частности, на 20 советских городов предполагалось сбросить 196 атомных бомб. При этом бывшие союзники ссылались на отказ СССР от выполнения ялтинских и потсдамских соглашений, на уг­розу со стороны Красной Армии, находящейся в центре Европы. Черчилль 5 марта 1946 г. в городе Фултоне (США) в присутствии президента Трумэна впервые открыто обвинил СССР в том, что он отгородил Восточную Европу «железным занавесом», призвал к ор­ганизации давления на Россию с тем, чтобы добиться от неё как внешнеполитических уступок, так и изменений во внутренней поли-
145

тике. Это был призыв к открытой и жесткой конфронтации с Совет­ским Союзом. Спустя год Трумэн официально заявил об обязатель­ствах США в Европе по сдерживанию советской экспансии и воз­главил борьбу Запада с Советским Союзом.
Действительно, есть свидетельства В. М. Молотова о том, что Сталин заведомо отказывался выполнять некоторые союзнические обязательства СССР. Победу в войне Сталин решил использовать для реализации вековой русской мечты - захвата проливов Босфор и Дар-данеллы. СССР потребовал от Турции передать ему провинции Каре и Ардаган, и разрешить построить близ проливов военно-морскую базу. Опасность нависла и над Грецией, где шла гражданская война и пар­тизаны-коммунисты пытались захватить власть- Опираясь на амери­канскую поддержку, греческое правительство подавило коммунисти­ческое восстание, а Турция отвергла советские требования.
Основное внимание советского руководства было сосредоточе­но на сколачивании в Европе социалистического блока. Создание социалистического лагеря считалось главным достижением после Октябрьской революции. Используя недостаточную твердость пози­ций Запада, Сталин добивался утверждения своего влияния прежде всего в Восточной Европе. В этих странах поддерживались комму­нистические партии, устранялись (нередко физически) руководители оппозиции. Поэтому восточноевропейские страны находились в за­висимости от СССР, под его контролем проводили свою внешнюю и внутреннюю политику (за исключением Югославии). В них в 1945-1947 гг. существовали коалиционные правительства, затем они на­сильственным путем заменялись коммунистической властью. Лишь лидер Югославии И. Б. Тито повёл себя иначе. Он в свое время воз­главил борьбу югославского народа против фашистской оккупации, создал мощные вооруженные силы, не отказываясь в борьбе и от советской помощи. Пользуясь популярностью, Тито сам стремился безраздельно господствовать на Балканах и не пожелал подчиняться сталинскому диктату. Более того, он начал строить социализм несо­ветской модели: его социализм был основан не на тотальной госу­дарственной собственности (как было в СССР), а на самоуправлении предприятий. Сталин добился единодушного осуждения Тито ком­мунистическими странами и партиями как ревизиониста, «агента империализма», в 1949 г. разорвал дипломатические и торговые от­ношения с Югославией, заставив сделать то же самое своих союзни­ков Но он не смог убрать Тито, хотя хвалился перед соратниками:
стоит шевельнуть мизинцем - Тито не будет. Это был один из не-
146
многих эпизодов в карьере Сталина, когда он потерпел поражение не сумев взять реванш над удачливым югославским лидером.
Советско-югославский конфликт имел то последствие, что рух­нул миф о монолитном единстве коммунистических рядов и идей. В попытке предотвратить появление новых ересей и продолжая наса­ждать советскую модель социализма, Сталин организовал громкие политические процессы над видными партийными и государствен­ными деятелями стран-сателлитов. Были обвинены в измене, заклю­чены в тюрьму или казнены такие лидеры, как В. Гомулка в Польше, Л. Райк и Я. Кадар в Венгрии, Т. Костов в Болгарии, Я Клементис и Р. Сланский в Чехословакии, А. Таукер в Румынии. Целью чисток являлось устранение тех, кто допускал малейшие колебания, замена их теми, кто безоговорочно поддерживал политику СССР. Утвер-, ждение социалистических порядков дорого обошлось этим странам:
' в Восточной Германии было репрессировано более 120 тыс. человек (1945-1950 гг.), в Польше (1944-1948 гг.) - около 300 тыс., Чехосло­вакии (1948-1954 гг.)-около 150 тыс.
Становление советского блока шло параллельно с усилением конфронтации с Западом. Переломным стал 1947 г, когда советское руководство отказалось от участия в плане Маршалла и вынудило поступить аналогичным образом и другие восточноевропейские страны. США в июне 1947 г. выдвинули план помощи европейским государствам в размере 13 млрд. долларов, подавляющую часть без­возмездно. План Маршалла формально распространялся и на СССР и поначалу был благожелательно встречен советскими руководите­лями, рассчитывавшими получить помощь на условиях ленд-лиза. Однако вскоре выяснилось, что американцы настаивают на создании | наднациональных органов, которые выявляли бы ресурсы стран и | определяли их потребности. Это не устраивало СССР, и он отказался |от участия в плане Маршалла и не позволил принять его своим са-|теллитам. Западноевропейские государства приняли его с благодар-| ностью. Американская помощь дала мощный импульс послевоенно-Цму почти бескризисному развитию экономики Западной Европы.
| Для ужесточения контроля над своими союзниками Сталин в (сентябре 1947 г. учредил Информационное бюро коммунистиче­ских и рабочих партий - Коминформ (Коминтерн он распустил в •1943 г., рассчитывая, что это будет способствовать открытию вто-|рого фронта). В Коминформ вошли восточно-европейские компар­тии и из западных - итальянская и французская. В 1949 г. социали­стические страны в качестве альтернативы плану Маршалла обра-
147

зовали Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Однако за крытость, отсутствие настоящего рынка, свободного перетока ка­питала не позволили странам СЭВ достичь экономической близо­сти и интеграции, как это было на Западе.
Образовавшемуся социалистическому блоку стран во главе с СССР противостоял союз стран Западной Европы и Северной Амери­ки во главе с США, который с созданием в 1949 г. НАТО оформился окончательно. Жесткая конфронтация между Западом и Востоком способствовала «поправению» внутренней политики ведущих дер­жав. В 1947 г. под влиянием правящих кругов США коммунисты бы­ли удалены из правительств Италии и Франции. В самих США нача­лась проверка лояльности государственных служащих, были состав­лены списки «подрывных организаций», члены которых выгонялись с работы. Особенно подвергались преследованиям коммунисты и лица левых взглядов. В июне 1947 г. конгресс США одобрил закон Тафта-Хартли, ограничивший забастовочные и профсоюзные движения.
Противостояние приобретало все более опасные очертания, и в конце 40-х годов главной ареной борьбы оказалась Германия. США стали направлять экономическую помощь в зоны оккупации запад­ных стран, стремясь создать в них демократическое и дружественное государство. Сталин попытался сорвать этот план, опасаясь возрож­дения германской мощи. Он использовал уязвимость Западного Бер­лина, находившегося внутри советской зоны оккупации. 24 июня 1948 г., вслед за введением в западных секторах города западногер­манской валюты, советские войска перерезали ведущие в Западный Берлин дороги. Целый год США и Великобритания снабжали город по воздушному мосту, пока Сталин не снял блокаду. По крупному счету блокада лишь повредила советским интересам: она способст­вовала переизбранию на второй срок Трумэна, проявлявшего твёр­дость в отношении СССР, победе демократических партий на выбо­рах в Западной Германии и Западном Берлине и провозглашению на этих территориях в сентябре 1949 г. Федеративной Республики Гер­мании, образованию военного блока НАТО. В ответ на образование ФРГ СССР ответил созданием в октябре 1949 г. Германской Демо­кратической Республики в своей зоне оккупации. Так Германия, став жертвой конфронтации, была разделена на два государства.
Сталин, конструируя блок социалистических стран, руково­дствовался прежде всего имперскими, экспансионистскими плана­ми. Он исходил из твёрдого убеждения в неизбежности военного столкновения с США. По свидетельству М.Джиласа, Сталин во
148
время приёма делегации Югославии в апреле 1945 г. заметил что «через 15-20 лет мы оправимся, а затем снова!». Диктатор хотел ускорить события, пока советское общество не «размякло», не рас­слабилось после Отечественной войны.
| На Западе завершился раздел Европы. Стало очевидно, что по-' пытки Сталина дальше расширить здесь сферу своего влияния от­биты. Теперь центр противоборства переместился в Азию. В 1949 г. победила Китайская революция, еще раньше коммунистический режим утвердился в Северной Корее. В конце 40-х годов мировой социализм охватывал более 1/4 всей земной суши и 1/3 населения Земли. Исходя из этого обстоятельства, а также с учетом наличия коммунистического движения в странах Запада, руководители со­ветского блока и Китая, видимо, склонялись к мнению о возможно­сти изменить в свою пользу сложившееся в мире соотношение сил. В феврале 1950 г. руководители СССР и Китая подписали договор о взаимопомощи сроком на 30 лет.
Далее Сталин организовал международную авантюру крупного масштаба на Корейском полуострове. Он сыграл решающую роль в инициировании Корейской войны (1950-1953 гг.), в которой погибло более миллиона человек с обеих сторон. Война началась с нападения Северной Кореи на Южную. Несмотря на это, коммунистическая пропаганда утверждала обратное. Однако Совет Безопасности ООН безошибочно констатировал «вооруженное нападение на Корейскую республику войск Северной Кореи». По его решению под флагом ООН в конфликт вмешались войска США и 15 других государств.
Сталин не желал, чтобы американцы уличили его в подготовке к войне, а хотел, чтобы пока открыто участвовали в корейской войне только китайцы. Он подтвердил свою готовность вооружить 60 ки­тайских пехотных дивизий. Сталин отдал распоряжение сформиро­вать специальный корпус для прикрытия Китая и северокорейцев. Всего за время войны в Корее получили боевую практику 15 совет­ских авиационных и несколько зенитно-артиллерийских дивизий. Действовал строгий приказ: ни один советник или лётчик не должен попасть в плен. На советских самолетах опознавательные знаки бы­ли китайские, летчики носили китайскую или корейскую форму. Со­ветские лётчики и зенитчики сбили 1309 американских самолетов. Погибло около 300 советских летчиков и советников.
Из рассекреченных в последние годы писем Сталина стало из­вестно, что советский диктатор рассматривал возможность и вероят­ность третьей мировой войны. В письме Мао Цзедуну он писал: «...
149

США из-за престижа могут втянуться в большую войну; будет, сле­довательно, втянут в войну Китай, а вместе с тем втянется в войну и СССР, который связан с Китаем пактом о взаимопомощи. Следует ли этого бояться? По-моему, не следует, так как мы вместе будем сильнее, чем США и Англия, а другие капиталистические европей­ские государства без Германии...не представляют серьезной военной силы. Если война неизбежна, то пусть она будет теперь, а не через несколько лет, когда японский милитаризм будет восстановлен, как союзник США...». Тяжело сознавать, что третья мировая война стала почти реальностью во время противостояния блоков в Корее, и её могли «организовать» коммунистические вожди, для которых на первом плане были глобальные интересы коммунистической систе­мы Война окончилась в июле 1953 г., после смерти Сталина; Корея, как прежде, оставалась разделенной. Сталин до своей смерти про­должал жертвовать жизнями сотен тысяч людей, чтобы, как он гово­рил, «попортить кровь американцам».
В последние годы жизни особое внимание Сталина привлекал район Берингова пролива и Аляски. Именно здесь началось актив­ное развёртывание вооруженных сил СССР. С начала 50-х годов создавались аэродромы и военные базы. Весной 1952 г. Сталин принял решение о срочном формировании 100 дивизий реактивных бомбардировщиков фронтовой авиации. Подготовка к новой миро­вой войне разворачивалась в непосредственной близости от границ США. В случае войны для Америки создавалась угроза массиро­ванных авиационных ударов и вторжения сухопутных сил. Челове­чество в целом стояло на пороге третьей мировой войны с чудо­вищными последствиями. К счастью, планам Сталина не суждено было сбыться, а его преемники имели иное видение в решении проблемы войны и мира.
Восстановление народного хозяйства страны
Победа над фашизмом досталась Советскому Союзу дорогой це­ной. Нанесенные войной человеческие и материальные жертвы были очень тяжелы. Общие безвозвратные людские потери оцениваются примерно в 27 млн. человек, что составляло шестую часть активного населения страны. Подверглись разрушению большинство промыш­ленных центров на европейской части страны и все основные житни­цы - Украина, Северный Кавказ, значительная часть Поволжья. Сум­ма прямых потерь, причиненных войной, была оценена в 679 млрд. рублей, что в 5,5 раза превышало национальный доход СССР в 1940 г.
150
Предстояло перевести народное хозяйство на мирные рельсы демобилизовать и трудоустроить миллионы военнослужащих' Трудности восстановления усугублялись сильной засухой 1946 г. От голода и болезней в этом году погибло около 1 млн., а в 1946-1948 гг. - полтора миллиона человек. Голод официально не был признан, ибо человеческие жизни для Сталина ценности не пред­ставляли. Власть игнорировала бедственное положение сельского хозяйства, так как рассматривала его как источник накоплений для восстановления промышленности и городов. Несмотря на крайнюю отсталость сельского хозяйства, продолжался экспорт хлеба, про­исходило дальнейшее разрушение крестьянских хозяйств.
Если западные страны получили до 17 млрд. долларов помощи по плану Маршалла, то СССР отказался от неё. Советский Союз ^использовал репарации Германии (4, 3 млрд. долларов), которые | покрыли стоимость примерно половины оборудования, устанавли­вавшегося в промышленности. Однако поднятие из руин разру-^шенных городов, заводов, инфраструктуры происходило в основ­ном благодаря самоотверженному труду народа и всемерной кон­центрации ресурсов на основных отраслях. Уже в 1948 г. объем промышленного производства достиг довоенного уровня (в Англии в 1947 г., Франции-в 1948 г., ФРГ-в 1950г.).
Наиболее тяжело отражались последствия войны и принуди­тельных мер в области сельского хозяйства. Объем сельскохозяйст­венного производства за годы войны снизился почти вдвое, из-за за­сухи 1946 г. валовой сбор зерна сократился ещё на 16%. Но заготовки зерна не уменьшились, так как правительство создавало стратегиче­ский запас на случай войны с Западом. В результате разразился голод 11946-1948 гг. Как после изгнания Наполеона российские крестьяне [надеялись на отмену крепостного права, так и теперь в деревне ходи-^рли слухи, что в награду за победу будут распущены колхозы. Госу­дарство, напротив, сохранило колхозы и начало «завинчивать гайки».
В целях ужесточения контроля над крестьянством проводились .«меры к ликвидации нарушений колхозного устава». У крестьян бы­ли отобраны и возвращены в колхозный фонд в 1946-1949 гг. около 10 млн. га земель. За всякое «посягательство на государственную и колхозную собственность» указы 1947 г. предусматривали от 5 до 25 лет лагерей. Колхозников обязывали продавать государству свой мелкий скот и, как следствие этого, за полгода (1948 г.) было втихую забито более 2 млн. голов скота. Крестьяне должны были иметь как минимум 250 трудодней в год, хотя оплата за трудодни не произво-
151

дилась месяцами и годами. Кто не выполнял минимума, тех стали выселять из деревни, заставляя крестьян голосовать за это на кол­хозных собраниях. За 1948-1953 гг. было выселено 47 тыс. человек. Торговать на рынке можно было только при наличии специального разрешения, подтверждавшего, что соответствующий колхоз полно­стью выполнил свои обязательства перед государством Размер обя­зательных поставок каждый год возрастал. Все эти меры усугубляли тяжёлые условия жизни и стимулировали массовый отток крестьян в города: около 8 млн. сельчан покинули свои деревни в 1946-1953 гг.
По пятилетнему плану (1946-1950 гг.) сельскохозяйственное производство должно было превысить довоенный уровень на 27 %, а оно не достигло даже уровня 1940 г. Сказалось нежелание идти на реформы, аналогичные НЭПу, стимулирующие развитие производст­ва. Сталинское руководство ограничилось применением внеэкономи­ческих, принудительных методов управления, консервировавших хронические трудности деревни, связанные с колхозным строем.
Экономика оставалась милитаризованной. Многие заводы имели одновременно и гражданский, и военный профиль. Другими словами, экономика была мирной на словах и военной по существу, она воз­вращалась к довоенной модели. Дальнейшее развитие получили воен­но-промышленные комплексы (ВПК). Огромные средства направля­лись на реализацию атомного проекта Работы по созданию атомной бомбы велись в СССР с 1942 г. После войны их возглавил Берия, на­учным руководителем проекта был академик И. В. Курчатов. Секреты атомного оружия сумела получить у американцев советская разведка, создавшая в США широкую разведывательную сеть. Сведения пере­дали советским агентам участники создания бомбы, немецкий комму­нист Клаус Фукс и итальянец Бруно Понтекорво, независимо друг от друга. Фукс в 1950 г. был арестован и приговорен к 14-летнему тю­ремному заключению. Через 10 лет он был освобожден и уехал в ГДР. Понтекорво после ареста Фукса бежал в СССР, был избран академи­ком. В результате атомная бомба в СССР была создана в кратчайшие сроки ˜ в 1949 г. В 1953 г. СССР создал водородную (термоядерную) бомбу. Её создатели - А. Сахаров, Я. Зельдович и Ю. Трутнев.
Параллельно шло техническое перевооружение армии, насы­щение её новейшими образцами стрелкового оружия, артиллерии, танков. Огромные средства выделялись на создание реактивной авиации и ракетных систем для всех родов войск. Такой сдвиг и пользу военных отраслей создавал дисбаланс в развитии экономи-* ки. Милитаризованная экономика тяжёлым бременем ложилась на
152
общество, резко ограничивала возможности повышения матери­ального благосостояния народа. Отрасли, непосредственно связан­ные с производством предметов потребления, развивались медлен­но. Если тяжёлая промышленность в четвертой пятилетке увели­чила производс1во в 2 раза, то легкая и пищевая - лишь на 23%. , При крайне ограниченном рационе питания населения СССР пра­вительство экспортировало за рубеж зерно и другую сельхозпро­дукцию, особенно в страны, «строящие социализм».
| Скудные средства выделялись на развитие социальной сферы. В городах уровень жизни 1928 г. был достигнут только в 1954 г., а уровень 1940 г. (более низкий, чем в 1928 г.) - в 1951 г. В то же время было возобновлено обязательное начальное образование, возникло 112 новых высших учебных заведений, восстановлено и | построено до 103 млн. кв.м. жилья.
( Как и в другие периоды советской истории, выдвигались гран­диозные проекты строительства гидроэлектростанций на Волге и Днепре, каналов в пустыне Каракумы, между Волгой и Доном и др. Эти проекты отвлекали огромные ресурсы и разрушали экологию и сельское хозяйство. Рос объем работ, выполняемых ГУЛАГом. С помощью системы лагерей строились (но так и не были построены) БАМ и Северная дорога вдоль берегов Ледовитого океана, создава­лись объекты атомной промышленности, энергетические мощности и др. В 1945-1953 гг. число заключенных в лагерях и колониях воз­росло с 1,5 млн. до 2,5 млн. человек. Общая численность репресси­рованных в послевоенный период достигла 5,5-6,5 млн. человек.
Ужесточение политических и идеологических мер. Новая волна репрессий
Надежды советского народа, перенёсшего невиданные тяготы военного времени, на коренное улучшение своей жизни, не оправ­дались. Не подтвердились чаяния советских людей, их вера, что будет покончено с политическими и идеологическими ограниче­ниями, мечта крестьян о роспуске колхозов, интеллигенции - об ослаблении идеологического контроля. Ответом на стремление к демократии, свободе были новые репрессии. Диктатура, основан­ная на насилии, не могла существовать без репрессий. О новом ужесточении режима свидетельствовала участь репатриированных военнопленных, из которых (всего 2 млн. 270 тыс.) только 20% по­лучили разрешение вернуться домой, остальные отправлялись в лагеря.
153

На территориях, включенных в СССР в 1939-1940 гг. и остав­шихся в оккупации, развились национальные движения против сове­тизации, вооруженное сопротивление. На Западной Украине была создана мощная подпольная вооруженная организация - ОУН (Орга­низация украинских националистов), затем возникла Украинская повстанческая армия (УПА), численность которой достигла в 1944 г. более 20 тыс. человек. Окончательно Западная Украина была покоре­на только в 1950 г. после проведения коллективизации, переселения целых деревень, депортации, ссылки или арестов около 300 тыс. че­ловек. Массовая депортация проводилась и в прибалтийских респуб­ликах: около 400 тыс. литовцев, 150 тыс. латышей и 50 тыс. эстонцев.
Политика репрессий против некоторых наций и народностей и игнорирование их национальных чаяний, чрезмерное прославление прошлого русского народа означали ревизию национальной полити­ки СССР, истории межнациональных отношений. Сталин поднимал тост в честь победы не за советский, а за русский народ, объяснив, что последний — «руководящая сила Советского Союза», сыграл ре­шающую роль в войне, называл наиболее выдающейся нацией. Ис­торикам особо рекомендовалось показывать влияние Киевской Руси на Западную Европу, исторический вклад русского народа в разви­тие человечества. Заодно показывалось превосходство русской нау­ки: ей был приписан приоритет открытия радио, создания лампы накаливания, трансформатора, самолета, парашюта, передачи элек­троэнергии. В целом конец 40-х - начало 50-х годов отмечены ут­верждением имперской идеологии, идеи русской государственности, весьма выгодной для укрепления режима деспотической власти.
Если русское прошлое превозносилось во всех своих аспектах (древность происхождения, уровень цивилизации, достижения в области науки и искусства, военные победы и т.д.), то на этом фоне история и культура нерусских народов затушевывались. Царская империя представала уже не «тюрьмой народов», а как оазис креп­нущей дружбы между народами. Зато имам Шамиль, предводитель движения за независимость Кавказа, был признан «английским шпионом», а движение - «реакционным». Критике из центра был подвергнут национальный эпос мусульманских народов -азербайджанский, узбекский, казахский, а также татарский эпос «Едигей», башкирский - «Идугей и Мурадым».
Для сохранения советского режима, для борьбы с богатейшей державой мира - США диктатор воссоздал атмосферу, позволяю­щую держать народ в страхе, изолировал его «железным занаве-
154
| сом» от остального мира. Делалось все это под аккомпанемент шо­винистической, антиамериканской, антисемитской пропаганды. Россия была провозглашена родиной чуть ли не всех изобретений и открытий, а современные открытия в западных странах провозгла­шались ложными. Была объявлена реакционной лженаукой кибер­нетика, подвергнута критике квантовая физика, теория относитель­ности и т.д. В июле-августе 1948 г. завершился разгром генетики, означавший торжество Лысенко. Его победа связана не только с обещаниями добиться небывалых урожаев с помощью «ветвистой пшеницы», что было блефом. Дело было в идеологии: власти не хотели признавать существование единицы наследственности -гена, влияющего на качество человека. В случае признания полу­чалось, что не все в человеке подвластно партии и государству. С этим не смогло смириться советское руководство, претендовавшее на абсолютную власть над человеком.
В 1946 г. власти развернули широкую кампанию против любого проявления интеллектуального творчества, где обнаружились так называемые «заграничное влияние», «западное упадочничество», «мелкобуржуазный индивидуализм», «искусство для искусства», космополитизм, низкопоклонство перед Западом. Идеологическое руководство этой кампанией осуществлялось лично Ждановым, по­этому её окрестили «ждановщиной». ЦК КПСС обрушился прежде . всего на журналы «Ленинград» и «Звезда» (второй был закрыт), об­виненные в проведении чуждой идеологии, особенно после публи­каций произведений поэтессы А. Ахматовой и сатирика М. Зощенко. Этих авторов исключили из Союза писателей. В рассказе Зощенко «Приключения обезьяны» Жданов увидел нарочито уродливое изо­бражение жизни советских людей, что видно в словах, вложенных в уста обезьяны: «в зоопарке жить лучше, чем на воле, и что в клетке легче дышится, чем среди советских людей».
Другим постановлением ЦК подверг критике «безыдейные» фильмы - «Большая жизнь», «Адмирал Нахимов» и «Иван Грозный». Эйзенштейна упрекнули в том, что он показал величавшего, по мне­нию Сталина, русского государя Ивана Грозного «слабохарактерным человеком». Была объявлена борьба против «декадентских тенден­ций» в театре, против включения в репертуар пьес зарубежных дра­матургов. В 1948 г. те же тенденции обнаружились в музыке. Пред­ставителями формалистического направления в музыке были назва­ны А. Прокофьев, Д. Шостакович, А. Хачатурян, В. Мурадели и др.
155

Вскоре последовал запрет на контакты и вступление в брак со­ветских граждан с иностранцами. Критика космополитизма быстрсР приобрела все более откровенный антисемитский характер: многий интеллигенты - евреи были обвинены в «антирусском космополит тизме», сионистской деятельности в интересах империализма. Пре*^ следования начались после того, как советские евреи поддержали* создание Израиля в 1948 г. Сталин поначалу оказывал Израилю В01 енную и дипломатическую поддержку, рассчитывая иметь свой фор­пост на Ближнем Востоке. С помощью советского оружия Израиль взял верх над арабами. Затем израильтяне сделали выбор в пользу США, резонно полагаясь на поддержку более богатой страны и дота­ции многочисленной американской еврейской общины. Теперь Ста­лин и в советских евреях увидел потенциальных вражеских агентов. По указанию вождя на рубеже 1948 и 1949 гг. был распущен Еврей­ский антифашистский комитет, его председатель народный артист СССР С. М. Михоэлс был убит агентами госбезопасности, (а офици­ально сообщалось о том, что он сбит автомобилем). 13 членов Коми­тета были казнены. Несколько сот еврейских интеллигентов были арестованы, отправлены в лагеря или расстреляны. К пяти годам ссылки была приговорена жена Молотова П. С. Жемчужина, которая была освобождена после смерти вождя. Были закрыты еврейские те­атры, музеи, издательства, газеты, проводились массовые увольнения евреев и т.д. Такая кампания нужна была Сталину для того, чтобы «промыть мозги» населению и подготовить его к массовым репрес­сиям, будущей войне. Органы безопасности получили установку счи­тать каждого еврея потенциальным шпионом США и врагом совет­ской власти (учитывая роль евреев в США).
В январе 1953 г. было объявлено о разоблачении «террористи­ческой группы врачей», работников Кремлевской больницы. Было арестовано 9 высокопоставленных врачей, в большинстве евреев, в том числе личный врач Сталина академик В. Н. Виноградов. Он по­платился за то, что посоветовал уже старому и больному вождю уй­ти на покой. Они были обвинены в том, что действуя по заданиям американской и английской разведок, умерщвляли руководителей партии и государства путем заведомо неправильного лечения, в том числе Жданова, готовились убить Конева, Василевского. Разоблачи-тельницей «вредителей» была врач Кремлевской больницы Л. Ф. Тимашук, которую наградили орденом Ленина (после смерти Ста­лина она была лишена ордена). Врачи были подвергнуты истязаниям с целью добиться от них нужных признаний. В марте все обвиняе-
156
мые должны были быть приговорены к смертной казни; привести её в исполнение предполагалось на одной из площадей Москвы. Тем временем участники организованных митингов требовали смертной казни для «врачей-убийц».
Сталин, организуя новый большой террор, преследовал сле­дующие цели: устрашение народа, подавление любой, даже потен­циальной оппозиции и психологическая подготовка к войне. В дея­тельности средств массовой информации, государственной пропа­ганде доминирующим направлением было формирование образа врага, создание произведений на антиамериканскую тему. По сви­детельству К. Симонова, такое задание он получил непосред­ственно от Сталина. Враждебный образ американца укоренился в сознании советского общества надолго.
К концу жизни усилилась недоверчивость Сталина к своему окружению, превратившись в манию преследования. Он однажды заявил Хрущеву и Микояну, что «сам себе не верит». Тучи сгусти­лись над Берией, Молотовом. Видимо, Сталин решил сменить свое окружение, ставшее слишком влиятельным и потому опасным для самого вождя, и для этого фабриковался грандиозный заговор, где роль заговорщиков отводилась его ближайшим подручным. Смерть Сталина, последовавшая 5 марта 1953 г., сорвала этот план. Похо­роны его превратились во «вторую Ходынку»: в невероятной давке 9 марта погибли сотни людей, пришедших проститься с вождём.
Контрольные вопросы:
1. К каким международным изменениям привели итоги второй мировой войны?
2. Каковы причины возникновения «холодной войны» и гонки воору­жений?
3. Охарактеризуйте условия перехода к социализму стран Централь­ной и Восточной Европы.
4. Назовите успехи восстановления народного хозяйства и причины отставания в развитии отдельных его отраслей в послевоенные го­ды.
5. Чем объясняется обострение Сталиным национального вопроса в конце войны и в послевоенные годы?
6. Каковы причины и последствия новых сталинских репрессий в по­литической и идеологической области?
157

ГЛАВА 8. ПОСЛЕСТАЛИНСКОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ. ХРУЩЕВСКАЯ «ОТТЕПЕЛЬ» (1953-1964 гг.)
Борьба за сталинское наследие. - XX съезд КПСС. -Либерализация политического режима. - Экономическое и со­циальное развитие. - Внешняя политика.
Борьба за сталинское наследие
Официально считалось, что к власти пришло так называемое коллективное руководство из ближайшего окружения Сталина - Г. М. Маленков, В. М. Молотов, Л. П. Берия, И. С. Хрущев, Л. М. Ка­ганович, А.И. Микоян, Н.А. Булганин, К.Е. Ворошилов. Определи­лись три ключевые фигуры - Маленков, Берия, Хрущев. Первое место в новой иерархии занял Маленков, который получил пост председателя Совета Министров и встал во главе Секретариата ЦК;
Берия, близкий соратник Маленкова, возглавил воссоединенное МВД и МГБ; Хрущев не имел государственных должностей, но занимал второе место в Секретариате ЦК И Маленков, и Хрущев, боясь и ненавидя Берию, объединились ради отстранения и ареста последнего.
Арест Берии состоялся 26 июня 1953 г. на заседании Прези­диума ЦК. После закрытого суда в декабре 1953 г. Берия и шесть его ближайших сотрудников были казнены. Все влиятельные руко­водители министерства были заключены в тюрьму, отстранены от должности. Расправа над Берией происходила в лучших традициях сталинской эпохи, она сопровождалась митингами и петициями, одобряющими казнь «предателя». Обвинения выносились также в духе 1937 г. - за шпионаж и заговор с целью захвата власти и рес­таврации капитализма. Навешивание ярлыка агента английской разведки действовало безотказно. Было обвинение и в изнасилова­нии десятков женщин, и оно было обоснованным.
Возникшее «дело Берии» остается до сих пор недостаточно выясненным. Нет единого мнения о личной позиции Берии. Счита­ется, что Берия готовил заговор с целью установления личной дик­татуры. Существует версия о Берии-реформаторе, что он наказан номенклатурой за попытку масштабных преобразований. Он мог проявлять радикализм, желая как-то избавиться от кровавого имиджа.
Так, вскоре после похорон Сталина Берия вместе с Маленко­вым выступили с позиции либерализации режима. Прекратилось издание собрания сочинений Сталина. По инициативе Берии были:
158
(принят указ об амнистии — освобождено 1 млн. 184 тыс. человек;
прекращено «дело врачей»; ГУЛАГ передан Министерству юсти­ции; он внес предложение об ограничении прав Особого совещания при МВД и др. Во внешней политике Берия выступил за нормали­зацию отношений с Югославией, за объединение ГДР и ФРГ и соз­дание нейтральной демократической Германии.
С устранением Берии Маленков лишился опасного, но могуче­го союзника. Позиции Маленкова ослабли, его политического кон­курента Хрущева - усилились. Маленков уже не мог опираться на органы МВД-МГБ, так как они были поставлены под контроль пар­тии. К тому же с осени 1953 г. Хрущев стал первым секретарём ЦК КПСС, существенно расширив свои полномочия. Наследники вож­дя волей-неволей вынуждены были пойти по пути трансформации режима личной власти, уходя от вождистской модели.
Тем не менее, с именем Маленкова связан так называемый «новый курс». Уже 10 марта 1953 г. на заседании Президиума ЦК Маленков заявил о необходимости прекращения «политики культа личности». В июле на пленуме ЦК он говорил, что «культ личности Сталина в повседневной практике руководства принял болезнен­ные формы и размеры, методы коллективности в работе были от­брошены», критика отсутствовала, «мы не имеем права скрывать от вас, что такой уродливый культ личности... последние годы стал наносить серьезный ущерб делу руководства партией и страной».
Поворот в политике проявлялся также в экономической и соци­альной области С именем Маленкова колхозы связывают довольно значительное снижение сельхозналога (к 1954 г. - в 2,5 раза), списа­ние по нему недоимок, увеличение размеров приусадебных хозяйств. р апреле 1953 г. было осуществлено самое крупное в послевоенный период снижение цен на продукты питания и потребительские това­ры. В августе 1953 г. на сессии Верховного Совета Маленков сфор-'"мулировал новый экономический курс, предусматривающий приори­тетное развитие лёгкой промышленности, производства товаров на­родного потребления. Речь шла о впервые проводимом в советской * истории курсе на социальную переориентацию экономики.
| Между тем, сама ситуация в стране требовала решительных (действий. Источниками социальной напряжённости были зона под­невольного труда в системе ГУЛАГ и разорившаяся колхозная де­ревня. У узников ГУЛАГа после смерти Сталина и ареста Берии про­будились надежды на амнистию и реабилитацию, вызвавшие мощ­ную волну восстаний и беспорядков в лагерях в 1953-1954 гг. Каза-
159

лось, надежды подтверждались: в сентябре 1953 г. были ликвидиро­ваны Особое совещание при МВД и другие внесудебные органы (»тройки>>, «пятёрки»), в апреле 1954 г. пересматривалось «Ленин­градское дело» и реабилитировались осужденные партийные и хо­зяйственные руководители. Годом позже началась реабилитация по политическим процессам 30-х - начала 50-х годов. За 1954-1956 гг. были реабилитированы 7679 человек, многие посмертно. Из тюрем и лагерей уже до XX съезда вышли десятки тысяч человек.
Большое беспокойство у нового руководства вызывала про­блема вывода сельского хозяйства из затяжного кризиса, увеличе­ния производства продовольствия. Получаемое крестьянами на трудодни составляло в среднем лишь 20,3% денежных доходов се­мьи. Крестьяне кормились в основном за счет личного подворья, которым занимались после работы в колхозном хозяйстве. 22,4% колхозов в 1950 г. вообще не выдавали на трудодни. Начиная с сентября 1953 г. по инициативе Хрущева принималась серия дей­ственных мер: были значительно увеличены капиталовложения, повышены государственные закупочные цены на продукцию кол­хозов, расширены посевные площади, началось освоение целинных и залежных земель в Казахстане, Сибири и Поволжье. Принятые меры оправдали себя: в 1954-1958 гг. среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства составили 8% (в 1950-1953 гг. было 1,6%), денежных доходов колхозов - более чем в 3 раза.
Известно, что в 1953 г. Маленков на совещании в ЦК подверг резкой критике руководящий аппарат за бюрократизм, пренебреже­ние нуждами народа, моральное разложение и взяточничество. Это было просчетом Маленкова, вскоре использованным Хрущевым для устранения своего конкурента. Кроме того, беспрецедентным было заявление Маленкова о том, что политика «холодной войны» «есть политика подготовки новой мировой войны, которая при современ­ных средствах войны означает гибель мировой цивилизации». Руко­водство не готово было примириться с мыслью о невозможности военной победы над капитализмом. На январском пленуме ЦК в 1955 г. Хрущев обвинил Маленкова в недостаточной зрелости, стремлении к «дешёвой популярности» среди народа, в ошибочном высказывании в пользу ускорения темпов роста производства груп­пы «Б» и др. Сессия Верховного Совета в феврале 1955 г. приняла отставку Маленкова, на посту председателя Совета Министров его сменил Н. А. Булганин. Тем не менее, следует признать, что благо­даря «новому курсу» Маленкова экономика с середины 50-х годов
160
стала поворачиваться к человеку, наметились изменения в междуна­родных отношениях. Хрущев шагнул гораздо дальше Маленкова в развенчании культа личности Сталина, либерализации советского общества, однако не сумел продолжить некоторые важные начина­ния Маленкова в социально-экономической сфере.
XX съезд КПСС
Изменение политического курса нового руководства, его раз­рыв с многочисленными сталинскими постулатами и традициями были подтверждены XX съездом КПСС, состоявшимся 14-25 фев­раля 1956 г. Анализируя новую международную обстановку, съезд |выдвинул ряд теоретических положений по проблемам мирового .развития: о мирном сосуществовании государств с различным со­циальным строем, о возможности предотвращения мировой войны .в современных условиях и о разнообразии форм перехода стран к ^социализму. Съезд заявил, что война в современных условиях не Дявляется неизбежной и что мирное сосуществование должно стать —генеральной линией внешней политики СССР. Последнее, правда, рассматривалось как специфическая форма классовой борьбы меж­ду социализмом и капитализмом, обеспечивающая победу социа­лизма, а не как единственная возможность выживания человечест­ва. Съезд не вышел за рамки узкоклассового подхода к этой про­блеме, заявив, что, если империалисты развяжут новую мировую войну, то она приведет к ликвидации капитализма, т.е. допускалась мысль о возможности победы в ядерной войне.
В рассуждениях о формах перехода к социализму было больше повторения старого (признание мирной и немирной форм), не учи­тывался опыт международной социал-демократии, имеющей круп­ные достижения в борьбе за улучшение положения трудящихся на путях не классовой борьбы, а социального реформирования и парт­нерства. В то же время в решениях съезда был налицо разрыв со ста­линской теорией и практикой: признавалось, что завоевание власти в буржуазных странах могло отныне совершаться конституционным (мирным) путем, в качестве обязательного образца не навязывалась советская модель, признавалось многообразие путей к социализму.
Во внутренней политике съезд высказался за восстановление и упрочение ленинского принципа коллективного руководства, демо­кратизации общественно-политической жизни страны. Перед окон­чанием съезда на закрытом заседании выступил Хрущев с докладом «О культе личности и его последствиях». Из секретного доклада
161

участники съезда узнали о «завещании» Ленина, существование ко­торого до тех пор отрицалось руководством партии. Впервые было сказано об отступлении от принципов демократии, о грубейших на­рушениях социалистической законности, массовых репрессиях, крупнейших просчетах и порочных методах руководства, допущен­ных по воле Сталина. Раскрыта ответственность Сталина за сокру­шительные поражения 1941-1945 гг., за депортацию кавказских и других народов, огульно обвиненных в сотрудничестве с немцами, за конфликт с Тито, фабрикации фальшивых заговоров («ленинград­ское дело», «мингрельское дело», «дело врачей» и др.). В докладе Хрущева обрисован образ тирана, создавшего свой культ, образ не­компетентного диктатора, оторванного от народа и ответственного за катастрофическое экономическое положение страны в 1953 г.
Однако причины этих явлений списывались на наличие капи­талистического окружения и трудности социалистического строи­тельства в одной стране, на недостатки в характере Сталина. Ха­рактерно, что целесообразность насильственной коллективизации, ликвидации оппозиции, произвола над творческой интеллигенцией и т.д. не ставилась под сомнение. Не ставился вопрос об ответст­венности партии перед обществом в целом.
Тем не менее, сказанное о Сталине стало для современников потрясением. По словам И. Эренбурга, на заседании несколько де­легатов упали в обморок. Содержание доклада стало достоянием сначала партийной, затем более широкой общественности. Доклад сразу же стал известен за рубежом, у нас он был опубликован лишь в 1989 г. Ознакомление взрослых граждан с содержанием доклада на партийных, комсомольских и производственных собраниях при­вело как бы к всеобщему смятению умов, в конечном итоге к сдви­гу в мировоззрении и отношении людей к Сталину и его наследию. Появились сторонники и противники Сталина. 5-9 марта в Тбилиси прошли демонстрации в защиту Сталина, подавленные войсками. Но частыми были случаи иного рода: люди рвали портреты и били бюсты Сталина, требовали объявить его «врагом народа».
Начавшаяся критика культа личности и либерализация общества сопровождались пробуждением общества, массовым движением в виде собраний, появлением споров, дискуссий, неформальных обсу­ждений. Все это, а также возвращение реабилитированных из лагерей обостряло ситуацию в стране. Негативную роль сыграл и венгерский кризис 1956 г., вызвавший у советского руководства опасения воз­можности повторения подобной попытки радикального обновления и
162
в СССР. Ввод советских войск в Венгрию также вызвал неоднознач­ную реакцию у населения. Руководство перешло к проведению серии мероприятий перестраховочного характера под лозунгом пресечения антисоветских вылазок, враждебных элементов и т.д. Был пущен в ход более действенный аргумент-аресты. За 1957-1958 гг. в тюрьмы и лагеря было отправлено около 4, 5 тыс. недовольных. Всего в хру­щевскую эпоху по 70-й статье Уголовного кодекса РСФСР - за «ан^ »тисоветскую агитацию и пропаганду» - было осуждено более 5,7 тыс. | человек: почти втрое больше, чем позднее при Брежневе.
| Но подобные меры не могли уже отменить того факта, что [свергнув Сталина с пьедестала, Хрущев снял ореол неприкосно­венности вокруг первой личности и её окружения. Заодно была по-|колеблена вера в непогрешимость верховной власти, разрушена (система тотального страха. С XX съезда КПСС берет начало кри­тическое и мучительное переосмысление мировой социалистиче­ской практики. Процесс этот привел к расколу мирового коммуни­стического движения, который произошел по тем же признакам -(на сторонников и противников Сталина или КПСС. Коммунис­тическое движение вошло в полосу кризиса, из которого ему не (суждено было выбраться.
Либерализация политического режима
Ликвидация наиболее очевидных порождений сталинщины | началась уже вскоре после смерти диктатора. Этот процесс приоб­рел более или менее последовательный характер после XX съезда КПСС (разумеется, в ограниченных рамках существующей социа-| диетической системы и ценностей). Демократизация, пусть ограни-|ченная, коснулась почти всех институтов политической системы (общества.
| В январе 1957 г. было принято постановление ЦК КПСС «Об | улучшение деятельности Советов депутатов трудящихся и усилении |их связей с массами», предусматривающее некоторое расширение | полномочий Советов, привлечение общественности к их работе. Бы-(ло решено увеличить число рабочих и колхозников в составе депута-|тов. В 1957-1958 гг. они составляли около 60% в местных Советах и | Верховном Совете СССР. Однако реальная власть оставалась в ру-(ках партийных органов. Советы функционировали под их опекой.
| Хрущевым делалась попытка пробудить от бюрократического (оцепенения общественные организации. Были несколько расшире­ны права профсоюзов, в их ведение переданы санатории и дома
163

отдыха, они стали участвовать в приеме и увольнении работников, распределении жилья и т.д. Аппарат ВЦСПС и центральных коми­тетов профсоюзов уменьшился в 3 раза, большинство профсоюз­ных организаций стали возглавлять освобожденные работники. Рост общественной активности коснулся и комсомола. Около 350 тыс. юношей и девушек выехали на освоение целинных и залеж­ных земель, 300 тыс. отправились на крупнейшие стройки. Расши­рились международные контакты: в 1956 г. проведен VI всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, ставший беспреце­дентным событием для закрытой страны.
Хрущев повел наступление на привилегии работников аппара­та. Он ликвидировал систему сталинских «пакетов» - денежных сумм, которые тайно вручались высшим работникам аппарата, пе­чати, научных учреждений сверх установленной зарплаты и не об­лагались налогами. Неоднократно он пытался закрыть спецраспре­делитель (официально — «столовую лечебного питания») для выс­шей номенклатуры, ограничить права на персональные машины. Однако эти начинания успехом не увенчались и лишь восстанавли­вали против Хрущева номенклатуру.
XX съезд партии принес реабилитацию не только заключен­ным лагерей и тюрем, но и восстановление прав целых народов, пострадавших в сталинское время. В феврале 1957 г. была восста­новлена национальная автономия балкарского, чеченского, ингуш­ского, калмыцкого и карачаевского народов. Однако немцев По­волжья, крымских татар, турков-месхетинцев это не коснулось.
Проводился курс на децентрализацию системы государствен­ного управления. Были расширены полномочия союзных респуб­лик, в их ведение в 1954-1956 гг. было передано 15 тыс. предпри­ятий, увеличен процент отчислений от некоторых налогов в рес­публиканский бюджет.
Как реакция на разоблачение Сталина и рост личного влияния первого лица в руководстве возникла антихрущевская оппозиция («антипартийная группа»). В неё входили, помимо Маленкова, Моло-това, Кагановича, которые могли бояться разоблачений, люди, не со­гласные с Хрущевым по отдельным вопросам политики. Членов группы объединяли попытки Хрущева утвердить свою единоличную власть - без «коллективного руководства», что означало бы полити­ческий крах для них. Но их попытка в июне 1957 г. сместить Хруще­ва с поста первого секретаря ЦК на заседании Президиума ЦК не увенчалась успехом, так как сторонники Хрущева, прежде всего
164
маршал Жуков, обеспечили созыв ЦК. На нём действия оппозицио­неров были осуждены как фракционные. Все они, кроме Молотова признали свои ошибки. Маленков, Молотов, Каганович и Шепилов были выведены из состава ЦК и его Президиума, Булганину объяв­лен выговор, впоследствии он был снят с поста председателя Совета Министров.
В решении данного кризиса, так же как ранее в аресте Берии, решающую роль сыграл маршал Жуков. Эта популярная личность, видимо, внушала некоторые опасения Хрущеву, мешала установ­лению его контроля над армией. Поэтому, несмотря на отсутствие между ними конфликта, Хрущев решил подстраховаться. В октябре 1957 г. ЦК вывел Жукова из состава Президиума и ЦК партии, об­винив в нарушении партийных принципов в руководстве воору­женными силами, в проведении линии на свертывание партийной работы в них. На пост министра обороны был назначен связанный с Хрущевым родственными узами маршал Р. Я. Малиновский, ко­торый произвел многочисленные перестановки и новые назначе­ния. В марте 1958 г. Хрущев, отстранив Булганина, занял пост гла­вы правительства. Теперь он совмещал самые высокие партийную и государственную должности.
Превращение Хрущева в единоличного лидера имело противо­речивые последствия для судеб «оттепели». Лишившись оппозиции, Хрущев все больше начал проявлять волюнтаризм, проводить мно­гочисленные реорганизации и кампании. В 1959 г. XXI съезд КПСС сделал вывод, что социализм в СССР одержал полную и оконча­тельную победу, страна вступила в период развернутого строитель­ства коммунизма. В 1961 г. XXII съезд КПСС принял новую, третью программу партии - программу строительства коммунизма. Стави­лась задача создания материально-технической базы коммунизма уже к 1980 г., намечались резкое повышение, благосостояния населе­ния, широкая демократизация общества. Волюнтаристская политика, несмотря на её утопизм, вызвала у масс новые иллюзии, восстанав­ливала веру в «светлые идеалы», рождала общественную актив­ность. Началось движение за коммунистическое отношение к труду. Энтузиазм масс, как и во все периоды советской истории, в опреде­ленной мере стимулировал развитие экономики, компенсировал по­роки административной системы управления.
Достижения и противоречия периода «оттепели» наиболее яр­ко проявились в духовной сфере. После XX съезда впервые стали выходить 28 журналов, были возвращены читателю книги репрес-
165

сированных авторов: М. Кольцова, И. Бабеля, А. Веселого и др. II съезд писателей (1954 г.) показал наличие двух тенденций в лите­ратуре - охранительной и обновленческой. Соответственно и ин­теллигенция раскололась на два лагеря: консерваторов во главе с В. Кочетовым, сгруппировавшихся вокруг журналов «Октябрь» и «Нева»; либералов во главе с признанным лидером А. Твардов­ским, издающих «Новый мир» и «Юность».
Что касается свободы творчества, то Хрущев неоднократно сам пытался определить ее границы, ограничивая канонами социа­листического реализма, принципа «партийности». Отношения ме­жду властями и интеллигенцией наглядно проявились в «деле Пас­тернака». В 1955 г. он закончил роман «Доктор Живаго» и вынуж­ден был издать его за границей. В 1958 г. власти заставили автора отказаться от присужденной ему Нобелевской премии. Коллеги обвинили Пастернака в антисоветизме, презрении к русскому на­роду, преклонении перед Западом и т.д. и проголосовали за исклю­чение из Союза писателей. Это был серьезный духовный кризис в сознании российской интеллигенции. Неспособность противосто­ять давлению власти переросла в чувство глубокой вины и стала началом нравственного возрождения в виде движения диссидентов.
Экономическое и социальное развитие
Сразу же после смерти Сталина в своей экономической поли­тике новое руководство приступило к решению назревших, тре­бующих неотложного разрешения задач. Было очевидно, что раз­витие производства страдает прежде всего от сверхцентрализован­ного управления промышленностью, мелочной регламентации дея­тельности предприятий, дутого бюрократического аппарата, оби­лия бумаг и указаний. В 1954 г. административно-управленческий персонал составлял 6, 5 млн. человек, поэтому проводились меры по сокращению центрального аппарата. По 46 министерствам было упразднено 200 главков и управлений, 4, 5 тыс. контор и организа­ций, более 4 тыс. мелких управленческих структур.
Другой удар по центральному аппарату был нанесен пере­стройкой управления промышленностью и строительством. В фев­рале 1957 г. Пленум ЦК КПСС решил перейти от отраслевого к территориальному принципу управления. В каждом экономиче­ском районе создавался совет народного хозяйства (СНХ), всего по стране 106. Отраслевые органы управления были ликвидированы. Перестройка дала некоторый импульс развитию экономики: были
166
сняты ведомственные барьеры, улучшена оперативность управле­ния, усилены специализация и кооперирование в масштабах эко­номических районов. Все это позволило предприятиям работать лучше: в 50-60-е годы ежегодный рост составил от 7 до 8,7%.
Однако эффект от реорганизации был непродолжительным. Вскоре начали проявляться несбалансированность отраслей и уси­ление местнических тенденций совнархозов. Эти пороки пытались устранять путем вертикальной централизации совнархозов - созда­нием республиканских совнархозов, Высшего СНХ, однако от это­го управление лишь усложнялось. В конечном итоге реформа 1957г. завершилась кризисом руководства.
Что касается сельского хозяйства, то мероприятия, принятые после смерти Сталина, обеспечивали его развитие в 1954-1958 гг., когда среднегодовые темпы роста производства составляли 8%, а доля капиталовложений в эту сферу поднялась почти до 1/3 по сравнению с 1/5 в начале десятилетия. Однако с конца 50-х годов ситуация в сельском хозяйстве вновь обострилась, темпы роста резко замедлились - в стране стала остро ощущаться нехватка про­довольствия. В результате СССР с 1963 г. начал регулярно и в воз­растающих размерах импортировать зерно из-за границы.
Причины кризиса сельского хозяйства отчасти были связаны с отходом от политики 1953-1956 гг., увлечением волюнтаристскими решениями, административными реформами и кампаниями, со­кращением финансирования. Почти треть выделенных средств бы­ла израсходована на освоение целины. Было распахано 36 млн. га целинных и залежных земель. Вначале (1956-1958 гг.) государство получало с целины более половины заготовленного хлеба, однако затем из-за эрозии почвы, засух и т.д. урожаи там резко упали. К концу 50-х годов стали нарушаться принципы материальной заин­тересованности колхозников в результатах труда, проводиться не­продуманные реорганизации и кампании. В частности, были лик­видированы МТС, и сельхозтехника продана колхозам исходя из благого желания ее лучшего использования. Выкупив технику, сильные колхозы поднимали производство, однако слабые оказа­лись в затруднительном финансовом положении. Другая реформа -новое укрупнение колхозов - не сопровождалась увеличением ка­питаловложений, без чего она никак не могла повлиять на социаль­ное преобразование деревни.
В мае 1957 г. Хрущев выдвинул свой знаменитый лозунг: «Дог­нать и перегнать Америку!». Речь шла в первую очередь о производ-
167

етве мяса и молока. Это стало началом волюнтаристской политики «прыжка вперед», опасность которой показала советская история тридцати предыдущих лет. Выдвижение невыполнимых целей, по­следовавшая широкая кампания по мобилизации трудящихся на их выполнение неизбежно порождали принуждение, давление сверху, на местных работников и председателей колхозов. Началась новая кампания против приусадебных подсобных хозяйств, рассматривав­шихся как частнособственнический пережиток. Руководители пола­гали, что всякая интенсификация колхозного производства предпо­лагает ограничение труда индивида на своем участке. К чему приве­ла кампания нажима, видно на примере «рязанской катастрофы».
На призыв Хрущева за три года утроить производство мяса Ря­занский обком КПСС (секретарь А. Ларионов) выступил с обеща­нием утроить объем мяса за один год. На вызов, опубликованный в «Правде», ответили несколько других отраслей. Вскоре область досрочно получила орден Ленина, а Ларионов - звание Героя Со­циалистического Труда. Была забита большая часть скота, «вре­менно» изъят скот у колхозников, организована его закупка в со­седних областях. Все эти факты и падение производства зерна на 50% скрыть не удалось: Ларионов покончил жизнь самоубийством. «Рязанский метод», нередко карикатурно, распространялся на мно­гие регионы и привел к катастрофическим результатам. В 1964 г. производство мяса уступало уровню 1958 г. Лозунг «Догнать и пе­регнать Америку!» прочно перекочевал в анекдоты.
Предметом шуток стало и увлечение Хрущева кукурузой, с помощью которой он надеялся решить проблему кормов. Отведен­ные под эту культуру площади были удвоены: 18 млн. га в 1955 г., 37 млн. га в 1962 г. Возделывание кукурузы навязывалось и тем регионам, где климатические условия явно не подходили для этой культуры (особенно в Белоруссии и Прибалтике).
Отсутствие научно обоснованной программы, характерное для российской истории, подталкивало Хрущева на путь непродуманных действий, на поиски «панацеи», чудодейственного средства, позво­ляющего разом решить сложные и запутанные проблемы. Вся совет­ская история отмечена поисками такого «философского камня».
Однако негативные последствия непродуманных инициатив Хрущева проявились только после 1960 г. В 1955-1959 гг. проводи­лись меры по повышению уровня жизни населения. В апреле 1956 г. был отменен антирабочий закон 1940 г., прикрепляющий трудя­щихся к предприятиям. Минимальная зарплата в госсекторе была
168
повышена примерно на 35%, размер пенсий почти удвоился, пен­сионный возраст был снижен до 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Значительно возросло потребление населением промыш­ленных и продовольственных товаров. За 1950-1958 гг. реальные доходы рабочих и служащих выросли на 60%, а колхозников - на 90%. В 1956-1960 гг. завершился перевод рабочих и служащих на 7-часовой, а на подземных работах - на 6-часовой рабочий день. Рабочая неделя была сокращена с 48 до 46 часов. Были отменены принудительные государственные займы.
Наконец, впервые в истории страны было развернуто массовое жилищное строительство. Городской жилищный фонд в 1955-1964 гг. увеличился на 80%. Несмотря на это, преодолеть жилищный кри­зис не удалось. В целом вторая половина 50-х годов осталась в кол­лективной памяти общества как время, когда материальное положе­ние, в особенности положение с жильем, начало улучшаться.
В условиях «оттепели», демократизации общества стало воз­можным и проявление недовольства трудящихся, вызываемого ре­альными трудностями. В октябре 1959 г. с помощью войск было подавлено полуторатысячное выступление рабочих, занятых на строительстве «Казахстанской Магнитки», недовольных тяжёлыми условиями труда. Ещё больше обострилась обстановка в начале 60-х годов, когда были повышены цены на мясо и масло (на 30 и 25%), что вызвало массовое недовольство и возмущение в рабочей среде. В Новочеркасске состоялась 7-тысячная демонстрация. Она была расстреляна войсками, в результате 24 демонстранта погибли, 30 были ранены. Было осуждено 105 участников волнений, из них 7 человек расстреляны. В том же 1962 г. произошли рабочие выступ­ления в городах Донбасса - Донецке, Артёмовске, Краматорске, а также в Омске, Кемерове и других городах Кузбасса, которые так­же были подавлены войсками. Эти события показали, что тотали­тарный режим не изменил своей сущности, он лишь несколько об­новился, и при малейшей опасности для себя действовал прежними жесткими методами.
Внешняя политика
Начиная с XX съезда КПСС внешняя политика начала прово­диться с учетом новых реалий современности, что привело к некото­рому смягчению международной напряженности. По мысли Хруще­ва, в ходе мирного сосуществования социализм должен был проде­монстрировать миру свои преимущества как системы, и движение
169

человечества к социализму станет необратимым. В этой политике искусно чередовались давление с компромиссами, позволяющими избегать военного столкновения противоборствующих блоков.
Советская делегация на совещании глав правительств (1965 г.) США, Англии, Франции и СССР внесла проект договора о коллек­тивной безопасности в Европе. Однако Запад не принял его, пред­ложив начать с объединения Германии, чего не хотела советская сторона. Советский Союз объявил об одностороннем сокращении своих вооруженных сил на 640 тыс., а в мае 1956 г. - ещё на 1, 2 млн. Оно стало возможным при наличии атомного и ракетного оружия. СССР ликвидировал свои военные базы на территориях Финляндии и Китая. В 1958 г. СССР в одностороннем порядке пре­кратил ядерные испытания (затем в 1961 г. возобновил их).
Было достигнуто некоторое улучшение отношений с западны­ми державами. В 1965 г. был заключен мирный договор с Австри­ей, обеспечивший нейтралитет этой страны. В 1956 г. была подпи­сана декларация с Японией, предусматривающая прекращение со­стояние войны и восстановление дипломатических отношений в обмен на передачу Японии двух южнокурильских островов. По со­глашению с США в 1958 г. развивались сотрудничество в области культуры, экономики, обмен различными делегациями. 1959 г. оз­наменован беспрецедентным событием - визитом Хрущева в США, что имело огромное значение, укрепляло международный престиж СССР, к которому США должны были относиться почти как к рав­ному партнёру. Нормализованы были и отношения с Югославией.
Однако развитие событий шло противоречиво, чередовалось с серьезными осложнениями. В эти годы резко осложнились отно­шения с Китаем и Албанией, дошло до открытой конфронтации. Китайское руководство не приняло разоблачений культа личности, стремилось к самостоятельности, главное, пыталось противодейст­вовать разрядке международной напряжённости. Мао не принял заявление Хрущева, что в ядерной войне победителей не будет, что социализм победит в мирном соревновании. Мао предпочитал ми­ровую войну капитализму, называя его «бумажным тигром». Китай развернул антисоветскую пропаганду, обвиняя СССР в ревизио­низме, капитуляции, преступном сговоре с США. В начале 60-х годов СССР и Китай превратились друг для друга во «врага №2» (первым оставался американский империализм).
Сильно напугала советское руководство демократическая ре­волюция в Венгрии в 1956 г. СССР ввел войска и подавил воору-
170
женное сопротивление венгров. Это стоило жизни 720 советских солдат и офицеров, а также дискредитировало политику СССР и обострило международную обстановку. В боях с советскими вой­сками погибли 2502 венгра. Реформатор И. Надь, возглавивший правительство, был схвачен советскими агентами, переправлен в СССР и в июне 1958 г. казнён. Венгрию возглавил Я. Кадар - вер­ный союзник СССР, который более 30 лет управлял страной.
Некоторое потепление в отношении с Западом чередовалось острыми кризисами, нередко инициированными действиями нашей стороны. В 1960 г. на Среднем Урале советскими ракетами был сбит высотный американский самолет-разведчик У-2, из-за которо­го была сорвана встреча лидеров четырех великих держав по во­просу о статусе Берлина. 13 августа 1961 г. в ответ на массовое бегство восточных немцев в Западный Берлин (с 1949 по 1961 г. население ГДР уменьшилось на 1,5 млн. человек) в нарушение Потсдамского договора за одну ночь была воздвигнута знаменитая бетонная Берлинская стена, ставшая символом противостояния Восток-Запад.
Осенью 1962 г. разразился, пожалуй, самый опасный кризис -Карибский, поставивший человечество на грань атомной войны. Он был инициирован размещением советских ракет на Кубе. Сде­лано это было под нажимом Фиделя Кастро как фактор устрашения США. 22 октября в ответ президент Кеннеди установил морскую и воздушную блокаду Кубы, привел в готовность войска, потребовал от СССР демонтировать и вывести ракеты. Мир балансировал на грани войны. Два лидера проявили мудрость, достигли компромис­са и избежали катастрофы: СССР вывел с Кубы свои ядерные раке­ты, а США отказались от захвата Кубы и от размещения своих ра­кет в Турции. Хотя престиж СССР был сильно подорван, но выиг­ранный мир стоил того. Между Белым домом и Кремлем была ус­тановлена «горячая» линия связи. В 1963 г. в Москве был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трёх средах: в атмосфере, космосе и под водой. Это было первое соглашение по ограничению стратегического оружия.
Послевоенный развал колониальной системы создал благопри­ятные условия для активизации советской внешней политики в «третьем мире». В 1957-1964 гг. Москва обменялась визитами бо­лее чем с 30 развивающимися странами, подписала свыше 20 раз­личных соглашений о сотрудничестве. Желая упрочить свои меж­дународные позиции, СССР стремился вовлечь в свою орбиту все
171

больше стран, объявивших себя идущими если не по социалисти­ческому, то по некапиталистическому пути. Советский Союз ока­зывал ряду молодых государств значительную военную, политиче­скую и экономическую помощь. Объединенная Арабская Респуб­лика Египет, например, за счет советской помощи покрывала до половины своих расходов на экономическое развитие, Индия - 15%.
В целом к середине 60-х годов была достигнута определенная стабилизация международных отношений. СССР и США вышли из опасных конфликтов, приобрели важный опыт взаимодействия в условиях противостояния военно-политических блоков.
В этот период СССР добился заметных успехов в области нау­ки и техники. В конце 50- начале 60-х годов он стал мировым ли­дером в ракетной технике и пионером в освоении космоса. В 1957 г. впервые в мире был осуществлен запуск многоступенчатой меж­континентальной баллистической ракеты. 4 октября 1957 г. старто­вал первый советский спутник, выведенный на космическую орби­ту. 12 апреля 1961 г. Юрий Гагарин совершил первый в истории полёт человека в космос.
Преобразования, проведенные в социальной, политической и духовной жизни общества 1953-1964 гг., были весьма значитель­ными. Они дали толчок духовному обновлению народа, постепен­ному преодолению сталинского наследия, подтачивали тоталитар­ный режим. Само по себе смягчение режима, отказ от массовых репрессий неизбежно вызвали начало эрозии всей системы.
Контрольные вопросы:
1. Какие меры были приняты «коллективным руководством» по деста-линизации режима?
2. В чем проявлялся «новый курс» Маленкова?
3. Назовите причины крайнего отставания сельского хозяйства в после­военные годы и предпринятые по инициативе Хрущева меры по реше-' нию проблемы.
4. Сформулируйте важнейшие положения критики культа личности Сталина на XX съезде КПСС-
5. В чем проявилась либерализация политического режима, «отте­пель»?
6. Назовите достижения в улучшении материального положения народа,. и противоречия в социально-экономической политике Хрущева.
7. Охарактеризуйте международную обстановку и внешнюю политику ,1 СССР послесталинского десятилетия.
172
ГЛАВА 9. СССР В ГОДЫ ЗАСТОЯ (1964-1985 гг.)
Падение Хрущева. Реформа 1965 г. и её провал Экономика дефици­та. - Стагнационные процессы в социальной и политической с<Ье-рах. - Формирование духовной оппозиции - диссидентского движе­ния. - Внешняя политика, разрядка и возврат к напряжённости.
Падение Хрущева. Реформа 1965 г. и её провал. Экономика дефицита
Авторитет Хрущева был подорван экономическими неуряди­цами и бесконечными реорганизациями управления. Введенные XXII съездом в 1961 г. предельные сроки пребывания в партийных органах не устраивали руководителей. От некоторых из них Хру­щев без труда избавлялся. В результате руководство партии взбун­товалось и составило заговор против Хрущева. 13 октября 1964 г. он был вызван из Пицунды, где отдыхал, в Москву и прямо отпра­вился в Кремль на заседание Президиума ЦК. Его подвергли жест­кой критике, обвинили в создании культа личности, в экономиче­ском авантюризме, в бессмысленных реорганизациях, грубости и хамстве, припомнили его экстравагантные выходки - угрозы «пере­бить» немцев и «закопать» американцев, стук ботинком по столу на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. 14 октября состоялся пленум ЦК, который сместил Хрущева со всех постов. Первым секретарем ЦК избран Л. И. Брежнев, председателем Совета Мини­стров А. Н. Косыгин. Официально было объявлено об отставке Хрущева «по собственному желанию», «в связи с преклонным воз­растом и ухудшением состояния здоровья». Заодно выявилось, что при Хрущеве в политическую жизнь были внесены элементы за­конности, и это спасло его самого. При Сталине политическая борьба велась по законам уголовного мира, и поражение означало смерть, теперь же оно влекло за собой только конец карьеры. Хру­щев лишился должностей, но оставался на свободе.
Смена власти положила начало новому периоду в жизни со­ветского общества, который вошел в историю как период застоя. В окружение Брежнева вошли Н. В. Подгорный, А. Н. Кириленко, М-С.Суслов, А. Н. Шелепин и-другие. Речь шла не просто о персо­нальном изменении в руководстве, а о смене курса, отходе от идей XX съезда КПСС, повороте в сторону консервации административ­но-командной системы управления. С реанимацией просталинских позиций нового руководства напрямую связано нарастание застой­ных явлений во всех сферах жизни общества 1964-1985 гг.
173

Поворот в политическом курсе брежневского руководства на­метился не сразу же после прихода его к власти. Вначале оно дей­ствовало под лозунгом исправления волюнтаристских ошибок Н. Хрущева, обеспечения коллективности руководства и «стабильно­сти», на деле означающей отказ от радикальных перемен. Явный поворот к политике консерватизма наметился в 1968 г., когда в Че­хословакии предпринималась попытка реформирования экономи­ки, демократизации общественной жизни, превращения социализма в общество «с человеческим лицом». Это напугало советское руко­водство, и оно решило пресечь опасный процесс, который мог пе­рекинуться и на другие социалистические страны, в т.ч. СССР. В суверенную Чехословакию были введены войска пяти стран-членов Организации Варшавского договора.
Тем временем хрущевские новшества были ликвидированы, промышленные и сельские обкомы и райкомы слиты, совнархозы заменены министерствами. В 1965 г. началась реформа, предпола­гавшая расширение материального стимулирования и самостоя­тельности предприятий, а также введение хозрасчета. При этом, однако, не шла речь о реставрации рыночных отношений, пусть даже в форме «социалистического рынка», проповедуемого тогда чешскими и венгерскими экономистами, а также о самоуправлении по югославскому варианту. На предприятиях были введены новые показатели - объем реализованной продукции, прибыль, рентабель­ность. но они не давали желаемых результатов. Поощрительные фонды не смогли должным образом стимулировать рабочую силу из-за недостаточности их объемов, а использование фонда на соци­альные нужды затруднилось из-за неразберихи в планировании.
Реформа была свернута уже в конце 60-х годов после чехосло­вацких событий. Руководство опасалось, что экономическая либе­рализация может повлечь за собой политическую. Оно выступало за укрепление нейтралистских начал, министерств и ведомств, ко­торые превратились в монополии и сверхмонополии, превыше все­го ставили отраслевые интересы. Это особенно ярко проявилось в искусственном завышении цен на продукцию подчиненных им предприятий. В результате маховик затратного механизма вновь был запущен на полный ход.
Тем не менее, даже такая половинчатая попытка использовать экономические методы хозяйствования позволяла несколько улуч­шить показатели развития народного хозяйства в восьмой пятилет­ке (1965-1970гг.). А после того, как реформа была свернута, зада-
174
ния последующих пятилеток чаще не выполнялись, ухудшались все показатели экономического роста. Экономика держалась за счет сырьевых отраслей, прежде всего нефтяной. Экспорт нефти давал более половины дохода от всего советского экспорта. Нефтедолла­ры позволяли закупать промышленное оборудование на Западе одежду, обувь, мебель в Восточной Европе. Огромные средства вкладывались в сельское хозяйство с тем, чтобы держать на плаву колхозы и совхозы. Показательно, что на приусадебных участках, занимавших 2% обрабатываемых земель, производилась четверть продукции аграрного сектора (кроме зерновых). Не хватало самого необходимого. Дефицит и очереди были повседневным явлением. Несравнимо лучше снабжалась Москва, поэтому изо всех уголков страны люди ездили в столицу за товарами и продуктами.
В живучести административно-командной системы немалую роль сыграли идейно-теоретические факторы. Несмотря на явное отставание, брежневское руководство стремилось абсолютизиро­вать социалистические формы организации общества. В этих целях была выдвинута концепция развитого социализма, представляющая собой апологетику существующего порядка, объявившего его высшим достижением социального прогресса. Концепция обходила стороной недостатки и противоречия системы, стала источником догматизма в теории и застоя в общественной практике. Заявля­лось, что в нашем обществе достигнуто «гармоническое развитие всех его сторон: экономической, социально-политической и идео­логической». Показное благополучие уводило общество в сторону от наболевших проблем, способствовало консервации пороков су­ществующей системы.
Административно-командная система, экстенсивный путь раз­вития не отвечали потребностям развития общества в эпоху научно-технической революции. Они могли обеспечивать относительный успех в период индустриализации страны, теперь же развитие за счет количественных изменений исчерпало себя. Нельзя сказать, что в советском руководстве этого не понимали. О необходимости ин­тенсификации экономики говорилось на всех съездах КПСС, в по­становлениях правительства 70-80-х годов. Проблема интенсифика­ции, увеличения объема производства и национального дохода на каждую единицу затрат - трудовых, материальных и финансовых, могла быть решена прежде всего на пути ускорения НТР. Однако этого не случилось, так как директивная экономика оказалась не­восприимчивой к использованию достижений НТР. Поэтому по-
175

ворота к интенсификации не произошло. Технологическая основа промышленности менялась крайне медленно. Слабым звеном ос­тавалась связь науки с производством. Предприятия не были за­интересованы во внедрении новшеств, им выгоднее было про­должать выпуск ранее освоенной продукции.
Борьба шла не столько за интеграцию науки и производства, сколько за выполнение текущих заданий, нередко любой ценой. Оборудование обновлялось медленно, нарастал процесс старения основного фонда. Страна фактически прозевала очередной виток НТР. Поэтому показатели эффективности производства мало изме­нялись или даже ухудшались. Среднегодовые темпы роста произ­водительности труда в народном хозяйстве снижались с каждой пятилеткой: они составляли в восьмой пятилетке (1966-1970гг.) 6,8%, девятой (1971-1975 гг.) - 4,6, десятой (1976-1980 гг.) - 3,4, одиннадцатой (1981-1985 гг.) - У/о. Падали темпы роста нацио­нального дохода, снижалась фондоотдача.
Причем проблемы эти глубокому анализу не подвергались. У руководства явно не хватало воли и целеустремленности для реа­лизации намеченного курса на интенсификацию. При их обсужде­нии на XXV съезде КПСС (1976 г.) превалировало благодушное настроение, парадный тон. Признаком явного бессилия стал бессо­держательный лозунг, провозглашенный Брежневым на XXVI съезде (1981 г.): «Экономика должна быть экономной», дискреди­тировавший программу хозяйственной деятельности. Как памятни­ки периода застоя появились грандиозные «проекты века» - подъ­ем российского Нечерноземья, строительство БАМа, поворот се­верных рек; разрабатывались впечатляющие программы - продо­вольственная, энергетическая, мелиоративная и др. Но решающих перемен в жизни не происходило. Многие решения и постановле-. ния правительства принимались формально, в лучшем случае из десяти выполнялось одно-два. ,
В результате к началу 80-х годов появились признаки кризис- . ного состояния экономики. Среднегодовые темпы прироста нацио­нального дохода составляли: в восьмой пятилетке - 7,7%, девятой -5,7, десятой - 4,2 , одиннадцатой - 3,5% , то есть темпы экономи­ческого роста в эти годы едва покрывали прирост населения, а к середине 80-х годов они снизились почти до нуля.
Серьезным признаком застоя в экономике было неэффектив­ное использование материальных, сырьевых и энергетических ре­сурсов. В отличие от развитых стран наше государство не сумело
176
приспособиться к новой экономической ситуации, осуществить переход к энергосберегающим технологиям. На производство еди­ницы национального дохода в СССР расходовалось в 2 раза больше сырья и материалов, чем в развитых странах. Оставалась низкой производительность труда: она была ниже, чем в США, в промыш­ленности в 2 раза, сельском хозяйстве - в 5 раз. Страна имела за­метные успехи лишь в военной промышленности, всегда являв­шейся приоритетной.
Сложная ситуация сложилась в сельскохозяйственном произ­водстве. Начиная с 1965 г. прилагались определенные усилия к развитию сельского хозяйства: резко возросли ассигнования, в два раза поднялись закупочные цены на сельхозпродукцию, возросла энерговооруженность труда, введено пенсионное обеспечение кол­хозников. Темпы роста валовой продукции здесь несколько улуч­шились и составили в восьмой пятилетке 21%, затем они снизились в девятой до 13%, десятой - до 9, одиннадцатой - до 6%. При всех поворотах государство сохраняло за собой механизм изымания из аграрного сектора потребных ему средств путем повышения цен на технику, удобрения, комбикорма и т.д. Производство всех видов животноводческих продуктов, кроме яиц, было для хозяйств убы­точным.
Сохранение приоритета промышленности вело к разорению не только колхозов и совхозов, но и страны, которая вынуждена была в больших размерах закупать продовольствие за рубежом. За 1970-1987гг. импортные закупки мяса и мясопродуктов возросли в 5,2 раза, рыбы и рыбопродуктов - в 12,4 , растительного масла- в 12,8, зерна - в 13, 8, сахара - в 6,9 раза.
Дефицит сельскохозяйственной продукции усугублялся её ог­ромными потерями на всем пути от поля до потребителя. Потери зерна составляли 20%, картофеля - 40%, овощей - 1/3 от произве­денного объема.
Стагнационные процессы в социальной и политической сферах
С особой силой кризисная ситуация проявилась в социальной области. В руководстве советским обществом укреплялся техно­кратический подход, при котором главное внимание уделялось производственным задачам, а социальные проблемы отодвигались на задний план. Утвердился остаточный принцип выделения средств на социальные нужды, то есть те ресурсы, которые остава-
177

лись после чисто производственных затрат.
При распределении капитальных вложений между отраслями допускалась диспропорция в пользу тяжёлой промышленности. Так было во всех пятилетках. Производство товаров народного потреб­ления всегда отставало. Конечно, некоторый рост благосостояния советских людей имел место. Условия жизни людей по большинст­ву показателей улучшались. В первой половине 70-х годов зара­ботная плата повысилась у 31 млн. рабочих и служащих. В среднем советские люди стали зарабатывать к началу 80-х годов по 150-200 рублей в месяц, вместо 60-70 рублей в начале 50-х годов. Было не­сколько улучшено обеспечение населения выплатами и льготами за счет общественных фондов потребления.
Однако инфляционные тенденции в экономике привели к по­вышению розничных цен не только на престижные товары, но и на многие товары массового спроса. Одновременно возрос общий де­фицит предметов потребления, обострилась проблема обеспечения спроса на мясные и молочные продукты, легковые автомобили, строительные материалы и т.д. За 1970-1985 гг. денежная масса в обращении увеличилась в 3,1 раза, в то время как производство то­варов народного потребления - всего лишь в 2 раза. В целом про­исходило реальное повышение уровня жизни людей, но оно отста­вало от роста потребностей и запросов населения, которые росли более ускоренными темпами.
Одной из самых острых оставалась жилищная проблема. В 70-е годы значительно возрос жилищный фонд страны. Однако очере­ди на получение жилья не уменьшались. Еще меньше средств на­правлялось на сооружение социально-бытовых объектов. В запу­щенном состоянии оставалось здравоохранение. Здесь также уменьшалась доля расходов в бюджете, снижалось качество меди­цинского обслуживания. Общество «развитого социализма» к на­чалу 1980 г. оказалось на 35-м месте в мире по продолжительности жизни. Почти 50 стран имели более низкую детскую смертность, чем наша страна.
На здоровье населения отрицательное влияние оказывало раз­рушение природной среды. Диктат центральных ведомств, озабо­ченных наращиванием новых производств, породил в ряде районов страны чрезмерную концентрацию опасных для здоровья людей объектов. В Башкортостане, например, создавалось большое число химических предприятий, отравляющих ядовитыми выбросами воздух, почву и воду, а через них и жителей гг. Уфы, Стерлитамака
178
и Салавата. 37 городов Российской Федерации были определены как критические для жизни населения.
Заметных изменений к лучшему не произошло и в условиях труда. Численность рабочих, занятых ручным неквалифицирован­ным трудом, оставалась на одном уровне и составляла значитель­ную цифру - около 40% в промышленности, а в строительстве ещё выше.
В национальных отношениях также обострялись противоре­чия, связанные с нарушением экономических основ равноправия наций, с субъективным подходом к судьбам народов, неучетом на­циональных условий и традиций, нарушением экологии, ростом числа безработных (Средняя Азия, Казахстан). Рост национального самосознания, повышение интересов к истории своего народа, к его традициям выдавались за национализм. В идеологии господ­ствовало представление о решенности национального вопроса, что порождало благодушие и успокоенность. Теоретические установки на форсированное сближение наций вели к игнорированию нацио­нальной культуры, к свертыванию обучения в школах на родном языке и повсеместному переходу на русский язык.
Кризисные явления затронули и политическую сферу. К нача­лу 70-х годов заглохли всякие попытки либерализации режима, напротив, усилилась жесткая регламентированность всей полити­ческой жизни. Утвердилась практика прямого партийного коман­дования и подмены функций государственных органов. Политиче­ская система была оформлена новой Конституцией СССР 1977 г. В статье 6 закреплялась руководящая роль КПСС в обществе, что оз­начало её фактическую монополию на власть, порождало у пар­тийных работников представления о своей вседозволенности и не­погрешимости. Объявлялось о непрерывном возрастании руково­дящей роли партии как закономерности развития советской систе­мы.
В условиях отсутствия гласности, контроля за деятельностью аппарата усилились бесконтрольность и безнаказанность чиновни­ков, широко распространились -хищения и взяточничество, при­писки и очковтирательство, создались благоприятные условия для роста черного рынка. Капиталы теневой экономики оценивались в 70-80 млрд. рублей. Наиболее пораженными коррупцией и зло­употреблениями оказались торговля, сфера обслуживания, система заготовки, мясная, рыбная промышленность, переработка хлопка, предприятия автосервиса, общественного питания и т.д.
179

На основе подкупа должностных лиц происходило сращивание уголовного мира с представителями аппарата власти, управления, правоохранительных органов, которые за огромные взятки покры­вали преступников, устраняли неугодных и неподкупных лиц. Кор­румпированные элементы разложившихся эшелонов власти и управления становились крышей преступных структур. Страну взбудоражили громкое судебное дело фирмы «Океан», по которому был осужден к расстрелу один из заместителей министра рыбного хозяйства СССР; дело бывшего заместителя министра внешней торговли Сушкова и его сообщников; дела бывших руководителей Узбекской ССР Усманходжаева и Худайбердыева; дела бывшего заместителя председателя Совета Министров Молдавской ССР Вышку, некоторых министров и др. Все это вело к падению пре­стижа управленческого аппарата, способствовало нарастанию пра­вового нигилизма, преступности, главное, социальной апатии масс.
Формирование духовной оппозиции - диссидентского движения
Застойные явления, охватившие общество, сопровождались кризисом доверия к власти, крушением официальных идеалов, нравственной деформацией. 50-60-е годы дали импульс духовному очищению, разрушая культовый стереотип массового мышления. В период хрущевской «оттепели» общественное сознание пережива­ло серьезную перестройку, произошло крушение авторитетов. Од­нако консолидации на базе демократизации и реформирования не произошло, поскольку последние прекратились, и власти начали проводить линию на свертывание либерализации, реабилитацию Сталина, гонения на «инакомыслящих». В этих условиях «шести­десятники» не смогли по своему образу мысли и характеру поступ­ков органически вписаться в существующую систему и вошли в противоречие с приверженцами административно-командной сис­темы. Так углубился духовный раскол общества, возникла духов­ная оппозиция к власти - диссидентство («несогласные»). Оно раз­вивалось в условиях, когда были практически перекрыты все воз­можности легально отстаивать свою точку зрения, идущую вразрез с официальной идеологией. Власти воспринимали диссидентство как опасное течение, «порочащее советский государственный строй», а уличённых в нем лиц привлекали к ответственности по |е статье 70 УК (агитация и пропаганда с целью подрыва советской .^ власти...). ^
180 ?Е
Оказывая духовное, нравственное сопротивление официальной власти, её идеологии, диссиденты придерживались независимой мысли, самостоятельно осмысливая действительность. А. Солже­ницын писал: «Наш путь - ни в чем не поддерживать лжи созна­тельно!» Выражать несогласие, оказывать сопротивление идеоло­гической машине, выступать за соблюдение прав человека было равносильно призыву к свержению режима, так как коммунистиче­ский режим неспособен был допускать все это. КГБ под председа­тельством Андропова ответил систематическими репрессиями: од­них уволили с работы, других отправили в тюрьмы, лагеря и пси­хиатрические больницы, третьих вынудили эмигрировать под угро­зой ареста.
У движения были различные течения и направления, активные и менее активные формы. Наибольшую активность проявляли не­значительная часть творческой интеллигенции, некоторые верую­щие и представители национальных меньшинств. Так, в сентябре 1965 г. были арестованы писатели А. Синявский и Ю- Даниэль за публикацию за границей своих произведений. В феврале 1966 г. они были приговорены к нескольким годам лагерей. Это был пер­вый открытый политический процесс в послевоенный период, за­думанный как пример и предупреждение. Последовала реакция в кругах интеллигенции: 63 члена Союза писателей и 200 других представителей интеллигенции обратились с письмом к XXIII съезду, требуя освободить писателей и отдать их на поруки. Так
дело Синявского-Даниэля положило начало открытому диссидент­скому движению.
За этим процессом последовали другие аресты и осуждения. Были арестованы: А. Гинзбург, который составил «Белую книгу» из протестов против февральского процесса 1966 г.; П.Литвинов и Ю. Галансков, основатель «самиздатовского» журнала «Феникс»;
А. Марченко, автор первой книги о лагерях хрущевского периода. С апреля 1968 г. движению удалось начать издание «Хроники те­кущих событий», которая подпольно выходила каждые два-три ме­сяца. Мужественным был поступок восьми молодых людей во гла­ве с П. Литвиновым, внуком покойного наркома, протестовавших 25 августа 1968 г. на Красной площади против ввода войск СССР и
(ругих соцстран в Чехословакию. Они тут же были арестованы и
'суждены.
В конце 60-х годов основные течения диссидентов объедини-ись в «Демократическое движение», где были представлены и
181

«подлинный марксизм-ленинизм» (Рой и Жорес Медведевы), и ли­берализм в лице А. Сахарова, и «христианская идеология» (А. Солженицын). Благодаря двум выдающимся личностям - Сахарову и Солженицыну - диссидентство нашло большее признание за гра­ницей, чем в собственной стране. За несколько лет (1967-1973 гг.) благодаря Сахарову и другим личностям вопрос о правах человека в СССР стал международной проблемой первой величины, долгие годы определявшей неприглядный образ СССР в мире. Правоза­щитное движение стало доминирующим в диссидентстве, и КГБ повел жестокую борьбу против правозащитников.
Репрессии обрушились после ввода в Афганистан в 1979г. со­ветских войск. Были арестованы члены Комитета в защиту граж­данских прав, основанного в 1970 г. А. Сахаровым, члены группы наблюдения за выполнением Хельсинкских соглашений, созданной в 1975 г. по инициативе Ю. Орлова и участники национальных движений Украинской, Армянской, Грузинской и прибалтийских республик. Применялись такие репрессивные меры, как помещение диссидентов в психиатрические клиники («Дело Григоренко 1969 г.», «Дело Плиуч 1972 г.», «Дело Щаранского 1978 г.); домашний арест А. Сахарова (1980 г.); ссылка и затем изгнание А. Солжени­цына (1974 г.), последовавшие за исключением его из Союза писа­телей и присуждением Нобелевской премии по литературе.
Существенный резонанс имели скандалы, вызванные совет­скими артистами-невозвращенцами, оставшимися во время гастро­лей за границей и лишенными советского гражданства (Ростропо-вич, Любимов, Нуриев и др.). Значительный масштаб приобрел во­прос об ограничении прав советских евреев на эмиграцию из СССР, в частности, в советско-американских отношениях. Недо­вольство выражала также часть национальной интеллигенции в республиках, озабоченная политикой русификации.
Боролись лишь диссиденты, они сознательно шли на самопо­жертвование ради благородных целей - достижения свободы и дос­тойной жизни в обществе. Примеры тому - академик Сахаров, ге­нерал Григоренко, физик Орлов, ученый Ковалев, писатель Солже­ницын и сотни других. Например, у генерала Петра Григоренко, героя войны, профессора академии Генштаба в личной жизни все было благополучно. После массового расстрела в Новочеркасске в 1962 г. он с другими единомышленниками распространил тысячу листовок за подписью «Голос народа». В феврале 1964 г. его аре-
182
стовали, направили в психиатрическую больницу, объявили невме­няемым, разжаловали из генералов в рядовые.
Генерал протестовал против любого произвола властей, писал ходатайства, требования- Он отстаивал права крымских татар, нем­цев Поволжья. В 1968 г. он и его друзья в день Конституции (5 де­кабря) пришли к памятнику Пушкину, молча демонстрируя протест против беззаконий и солидаризируясь с политическими заключен­ными (с тех пор такие демонстрации стали традицией). В апреле 1969 г. Григоренко поехал в Ташкент на процесс борца за права крымских татар Мустафы Джемилова. Там был он арестован и в этот раз почти шесть лет пробыл в психиатрических лечебницах. Лишь после многочисленных ходатайств, требований и протестов, поступавших из многих стран, в 1974 г. он был освобожден. Выезд в США для лечения был использован властями для лишения Гри­горенко советского гражданства.
Неравная борьба горстки самоотверженных людей при неве­дении и безучастности народа велась против огромной государст­венной машины, имеющей вековые традиции и приемы размалы-вания человеческих жизней. Диссидентское движение, не поддер­жанное народом, малочисленное, было подавлено. Шансов выжить было мало, но они продолжали неравную борьбу четверть века. Уже в 80-е годы, когда власти заявили на весь мир, что в СССР по­литзаключенных нет, чекисты поняли это как сигнал к их уничто­жению (избивали, прививали туберкулёз, вынуждали пойти на са­моубийство).
Западные государства оставались сторонними наблюдателями борьбы правозащитников в СССР. Неподдержанные своим наро­дом, а иногда травимые от его имени, правозащитники много лет в одиночестве подтачивали власть. Когда началась модернизация социалистического общества, правозащитники в восточноевропей­ских странах пришли к власти (Гавел в Чехословакии, Валенса в Польше, Желев в Болгарии), а в России же борцы с тоталитаризмом оказались не востребованными, тогда как они были нужны как ме­ра совести и как гаранты от произвола властей.
Что из себя представляла власть, которая преследовала лучших своих граждан? Власть дряхлела и в переносном, и в прямом смыс­ле слова. Физическое состояние престарелых руководителей — чле­нов Политбюро (средний возраст их в 1980 г. составлял 71 год) как бы персонифицировало разложение существующего режима. Брежнев после перенесенной им клинической смерти в 1976 г. был
183

тяжелобольным человеком, страдавшим астенией (нервно-психической слабостью) и атеросклерозом мозговых сосудов. Ра­ботать он мог лишь час-два в сутки. После обеда он шел спать в специально оборудованную при его кремлевском кабинете спаль­ню, затем смотрел телевизор и т.д.
Прогрессирующая болезнь и абсолютная власть лишили Бреж­нева способности к критической самооценке. Не управление госу­дарством, а коллекционирование наград и титулов стало его глав­ной страстью. Чтобы увековечить его правление, была принята но­вая Конституция 1977 г., откровенно демагогическая. Мемуары Брежнева, написанные за него журналистами, - «Малая земля», «Возрождение», «Целина» издавались миллионными тиражами и подлежали обязательному и всеобщему изучению и удостоились Ленинской премии. Он получил звание Маршала Советского Сою­за, в мирное время 5 золотых звезд Героя, высший военный орден «Победа», 8 орденов Ленина и т.д. Брежнев стал героем всех со­циалистических стран, трижды Героем Болгарии, трижды Героем Чехословакии. Всего он имел только золотых звезд 34, звезд и ор­денов - около полутора сотни. В народе Брежнева обоснованно прозвали «Звездным Генсеком». Болезнь и беспомощность не ос­лабили позиций Брежнева в высших органах власти, так как держа­лись они вместе, жили при «коммунизме», видели в его имени за­лог стабильности своего положения, боялись перемен и всячески укрепляли свою власть.
Брежнев умер 10 ноября 1982 г., генеральным секретарем ЦК и Председателем Президиума Верховного Совета СССР был избран Андропов. Он занялся укреплением дисциплины и порядка. В де­кабре 1982 г. две-три недели сотрудники КГБ и МВД совершали облавы в магазинах, банях, кинотеатрах в поисках прогульщиков. Несколько высокопоставленных чинов были обвинены в корруп­ции и арестованы. Был снят с должности министр внутренних дел СССР Н. А. Щелоков, лишен звания генерала армии, всех наград и в ожидании суда покончил с собой. Коррупция была широко рас­пространена в высших эшелонах власти, где люди по многу лет занимали свои посты и бесконтрольно действовали. Однако кампа­ния оказалась скоротечной из-за болезни Андропова. Он возглавил государство, будучи смертельно больным, с октября 1983 г. не вы­ходил из больницы и 9 февраля 1984 г. скончался. Его преемник К. У. Черненко был традиционно тяжело больным, его краткое прав­ление ничем примечательным не отмечено. Вместе с неудачами с 184
избранием престарелых генсеков падал и престиж страны. Некото­рые члены Политбюро сами поняли, что дальше так продолжаться не может, и в марте 1985 г. Генсеком избрали самого молодого -54- летнего М. С. Горбачева.
Внешняя политика: разрядка и возврат к напряжённости
В октябре 1964 г., когда новое руководство взяло власть в свои руки, в пассиве внешней политики Хрущева были: поколебленное из-за раскола с Китаем и Румынией единство социалистического лагеря; натянутые отношения между Востоком и Западом вследст­вие Карибского кризиса; наконец, нерешенность германской про­блемы. Решения XXIII съезда КПСС в 1966 г. подтвердили тенден­цию к более жесткой внешней политике: мирное сосуществование теперь подчинялось более приоритетной классовой задаче - укреп­лению социалистического лагеря, солидарности с международным рабочим классом и национально-освободительным движением.
Восстановлению полного контроля над социалистическим ла­герем советскому руководству мешали сложности в отношениях с Китаем, Кубой, а также события в Чехословакии. Здесь в июне
1967 г. съезд писателей открыто выступил против руководства пар­тии, далее последовали массовые студенческие демонстрации и забастовки. Усилившаяся оппозиция вынудила Новотного в январе
1968 г. уступить руководство партией Дубчеку. Новое руководство решило провести ряд реформ. Установилась атмосфера свободы, была упразднена цензура, КПЧ согласилась на альтернативные вы­боры своих руководителей. Однако «выход» был навязан традици­онно советский: «по просьбе чехословацких товарищей» в ночь с 20 на 21 августа 1968 г. войска пяти стран - участниц Варшавского договора вступили в Чехословакию. Сразу же усмирить недоволь­ство не удалось, демонстрации протеста против оккупации про­должались, и это вынудило советское руководство отстранить Дуб-чека и его окружение от руководства страной и поставить во главе КПЧ Г. Гусака (апрель 1969 г.), сторонника СССР. Силой подавив процесс реформирования чехословацкого общества. Советский Союз остановил модернизацию этой страны на целых двадцать лет. Так на примере Чехословакии реализовался принцип «ограничен­ного суверенитета», часто называемый «доктриной Брежнева».
Серьезная ситуация возникла и в Польше из-за повышения цен в 1970 г., вызвавшего массовые волнения рабочих балтийских пор­тов. В последующие десять лет положение в экономике не улучши-
185

лось, что породило новую волну забастовок, которую возглавил независимый профсоюз «Солидарность» во главе с Л.Валенсой. Лидерство массового профсоюза делало движение менее уязвимым и поэтому руководство СССР не решилось на ввод войск в Польшу и пролитие крови. «Нормализация» положения была доверена по­ляку, генералу Ярузельскому, который ввел 13 декабря 1981 г. во­енное положение в стране. Хотя прямого вмешательства СССР не было, но его роль в «успокоении» Польши была заметна. Образ СССР в мире все больше ассоциировался с попранием прав челове­ка как внутри страны, так и в соседних государствах. События в Польше, возникновение там «Солидарности», покрывшей всю страну сетью своих организаций, свидетельствовали о том, что здесь была пробита наиболее серьезная брешь в замкнутой системе
восточноевропейских режимов.
В отношениях между Западом и Востоком в начале 70-х годов произошел радикальный поворот в сторону реальной разрядки на­пряженности. Он стал возможным благодаря достижению пример­ного военного паритета между Западом и Востоком, США и СССР. Поворот начался с установления заинтересованного сотрудничест­ва СССР сначала с Францией, а затем с ФРГ. После выхода Фран­ции из военной организации НАТО (март 1966 г.) генералу Шарлю де Голлю была устроена триумфальная встреча в Москве. Налажи­вались отношения и с ФРГ, особенно после избрания в 1969 г. канцлером социал-демократа Вилли Брандта. В 1970 г. ФРГ заклю­чила договоры с СССР и Польшей, в которых были признаны по­слевоенные польские границы, а в 1972 г. двусторонним соглаше­нием достигнуто взаимное признание ФРГ и ГДР.
Одновременно был подготовлен и важный поворот в советско-американских отношениях, началу которому положил визит Ник­сона в Москву в мае 1972 г. За 1972-1975 гг. между двумя странами было подписано 23 соглашения о сотрудничестве в различных сфе­рах. В соглашении о предотвращении ядерной войны впервые было сформулировано положение, что в ядерной войне не может быть победителей. В 1971-1976 гг. общий объем советско-американской торговли увеличился в 8 раз.. Однако Советскому Союзу не удалось получить статуса наиболее благоприятствуемой страны, так как для этого требовалось снять ограничения на эмиграцию советских ев­реев. Были подписаны соглашения об ограничении стратегических вооружений - ОСВ-1 (1972 г.) и ОСВ-2 (1979 г.). Наиболее мас­штабный ОСВ-2 также соблюдался, будучи не ратифицированным
186
американским сенатом из-за вторжения СССР в Афганистан. Эти соглашения устанавливали «потолки» количества ракет и боевых самолетов, но не прекращали гонку вооружений. Она могла идти в иных направлениях, не оговоренных соглашениями.
Разрядка напряженности была закреплена важным междуна­родным соглашением. В июле-августе 1975 г. руководители 33 ев­ропейских стран, США и Канады (35 стран) подписали в Хельсин­ки Заключительный акт Конференции по безопасности и сотрудни­честву в Европе. Им закреплялись нерушимость границ на конти­ненте и недопустимость применения силы в отношениях между государствами. Это было признанием, что восточноевропейские страны составляют сферу влияния СССР. Взамен СССР вынужден был согласиться на включение в Заключительный акт статей о пра­вах человека, свободе информации и передвижений. Советское правительство и после этого продолжало нарушать права и свобо­ды людей, и диссидентское движение обвиняло его в несоблюде­нии именно этих положений Хельсинкского акта.
Но с конца 70-х годов разрядка сменилась новым туром гонки вооружений, хотя накопленных ядерных вооружений было и так достаточно, чтобы уничтожить все живое на Земле. Обе стороны не воспользовались достигнутой разрядкой, пошли по пути нагне­тания страха. При этом капиталистические страны придержива­лись концепции «ядерного сдерживания» СССР. В свою очередь советское руководство допустило ряд крупных внешнеполитиче­ских просчетов. По ряду вооружений, по численности армии, тан­ковой армады и т.д. СССР превзошел США и дальнейшее их на­ращивание стало бессмысленным. СССР начал строить и флот авианосцев.
Крупным фактором, подорвавшим доверие к СССР, стала со­ветская интервенция в Афганистан в декабре 1979 г. Двухсотты­сячный экспедиционный корпус вел войну, крайне непопулярную в стране и мире. Война поглощала людские и материальные ресурсы, в ней погибло 15 тыс. советских воинов, 35 тыс. искалечено, было истреблено около одного-двух- миллионов афганцев, три-четыре миллиона стали беженцами. Следующим просчетом советской внешней политики явилось размещение ракет среднего радиуса действия в Европе в середине 70-х годов. Оно резко дестабилизи­ровало обстановку, нарушило стратегическое равновесие.
Следует учесть также, что во второй половине 70-х - начале 80-х годов СССР, следуя классовому принципу, оказывал всемер-
187

ную помощь (военную, материальную и др.) странам третьего ми­ра, поддерживал там борьбу против империализма. Советский Со­юз принимал участие в вооруженных конфликтах в Эфиопии, Со-мали, Йемене, вдохновлял кубинскую интервенцию в Анголе, воо­ружал «прогрессивные» с точки зрения советского руководства режимы в Ираке, Ливии и других странах.
Жертвами «холодной войны» становились простые люди в ре­гиональных войнах и в мирных условиях. 1 сентября 1983 г. южно­корейский пассажирский лайнер «Боинг-747», отклонившись от 'курса, залетел в воздушное пространство СССР. Советский само­лет-перехватчик сбил его над Сахалином. Во всем мире поднялась волна возмущений, инспирированная администрацией нового пре­зидента США Рейгана. Советское руководство несколько дней от­рицало сам факт уничтожения «Боинга», затем вынуждено было его признать. Умело сыграв на всем этом, Рейган объявил СССР «империей зла».
Таким образом, благоприятный для СССР период разрядки за­кончился, и теперь страна задыхалась в тяжёлой гонке вооружений в условиях взаимных обвинений и давая немалый повод другой стороне утверждать о «советской угрозе», об «империи зла». "^Ц
Контрольные вопросы: Ц
1. Чем объяснить отказ брежневского руководства от курса XX съезда КПСС и переход к реанимации сталинизма?
2. Почему реформа 1965 г. не дала желаемых результатов?
3. Охарактеризуйте динамику основных показателей экономического роста в 8-11 пятилетках и наметившуюся тенденцию падения тем­пов развития.
4. Назовите причины отставания СССР в использовании достижений научно-технической и технологической революции, и
5. В чем проявлялись застойные явления в советском обществе и к^ ковы их причины? У
6. Охарактеризуйте роль диссидентского, правозащитного движения в борьбе с тоталитарным режимом.
7. Почему наметившаяся в начале 70-х годов разрядка затем смени­лась напряженностью?
188
ГЛАВА 10. ЭПОХА «ПЕРЕСТРОЙКИ» (1985-1991 гг.).
Попытки модернизации социализма («перестройка»). - Переход к смене общественного строя. - Августовский путч и распад СССР. - Окончание «холодной войны ». Распад советского блока.
Попытки модернизации социализма («Перестройка»)
К началу 80-х годов кризисные явления охватили все сферы общественной жизни, и необходимость существенных перемен в стране стала очевидной для руководителей и рядовых граждан. В 1981 г. объемы производства в некоторых отраслях даже снизились по сравнению с 1980 г. Практически прекратился рост производи­тельности труда. Падение пытались «компенсировать» с помощью приписок, которые приобрели невиданный размах.
Экономика оставалась невосприимчивой к достижениям НТР, и разрыв с Западом в этой области увеличивался. Проведенная в 1979-1980 гг. проверка технического уровня почти 20 тыс. видов машин и оборудования, выпускаемых отечественным машино­строением, показала, что не менее трети из них нуждалось в снятии с производства или коренной модернизации.
Следует учесть и неблагоприятное влияние на экономику внешних факторов, связанных с гонкой вооружений. СССР тратил на военные нужды куда более значительную долю своего бюджета, чем богатые США. На нужды ВПК расходовалось 45% бюджетных средств, выделенных промышленности. Одной из целей США в гонке вооружений было экономически обескровить СССР, и она была близка к достижению. Теперь США выдвинули крайне доро­гостоящую программу Стратегической оборонной инициативы (СОИ) и СССР не имел средств, чтобы ответить на американский вызов, следовательно, «холодная война» им была проиграна.
Крупные поражения в войне всегда подвигали Россию к ре­формам. Эта закономерность сработала и теперь (как при Петре I и Александре II), когда необходимо было путем реформ преодолеть застой в экономике и подготовить её для нового рывка в гонке воо­ружений. Так Горбачев приступил к реформам. По его инициативе на Пленуме ЦК в апреле 1985 г. был провозглашен курс на ускоре­ние социально-экономического развития страны - за счет более полного использования достижений НТР, производственных мощ­ностей и укрепления трудовой дисциплины, то есть потенциала
189

социалистической системы. Намечалось ускоренное развитие шиностроения и ВПК.
В числе практических мер была введена госприемка, с пом^ щью которой хотели поднять качество производимой продукции. Начались также очередные походы против нетрудовых доходов и приусадебных участков колхозников. Объявив бой пьянству, новое руководство в мае 1985 г. начало широкомасштабную антиалко­гольную кампанию, в ходе которой с помощью административно-запретительных и идеологических мер хотели в кратчайший срок преодолеть вековые традиции. Кампания способствовала времен­ному сокращению пьянства, тем самым сыграла некоторую пози­тивную роль в борьбе с этим социальным злом. За период этой кампании, по подсчетам ученых, была спасена жизнь около мил­лиона человек. Однако начиная с 1989 г. потребление алкоголя вновь стало возрастать. Резко увеличилось самогоноварение, в ре­зультате чего с прилавок исчезли сахар, дешевые конфеты, томат­ная паста. Резко сократились доходы казны - за первые четыре го­да антиалкогольной кампании она недополучила около 70 млрд. рублей. Зато росли нелегальные доходы, достигшие в 1990 г. 35 млрд. рублей. Были вырублены тысячи гектаров виноградников. В целом минусы неумело и непродуманно организованной кампании перевешивали.
Также был принят закон (1986 г.), разрешивший индивидуаль­ную трудовую деятельность в сфере кустарно-ремесленных промы­слов и бытового обслуживания населения. Нарушив старые стерео­типы, сам Горбачев демонстрировал необычный для советских вож­дей стиль поведения, на улицах запросто общался с народом.
В начале горбачевского правления случились два события, ко­торые отчетливо показали, что с реформами медлить нельзя. 26 ап­реля 1986 г. взорвался реактор Чернобыльской АЭС, находящейся в ста километрах от Киева, Были погибшие, сотни заболели луче­вой болезнью, а население соседних деревень и города Припяти пришлось выселять. Чернобыльская катастрофа была порождена конструктивными недостатками и слабой технологической дисци­плиной и имела огромные негативные последствия для здоровья многочисленных участников ликвидации аварии, для престижа го­сударства в целом. Другое событие - приземление 28 мая 1987 г. немецкого летчика-любителя М. Руста на спортивном самолете на Васильевском спуске близ Московского Кремля. Он пересек запад­ную границу СССР, благополучно миновал все системы ПВО, хотя,
190
по утверждению военных, они заметили и брали на мушку Руста но не получили команду открыть огонь. Горбачев в это время на'-ходился с визитом в ГДР, а генералы боялись брать на себя ответ­ственность. Результатом инцидента стало увольнение министра обороны С. Л. Соколова и еще 150 генералов и офицеров.
Ускорения социально-экономического развития не произош­ло, так как административно-командная система оставалась непо­колебленной, в ее рамках продолжало работать все народное хо­зяйство, активно использовались методы нажима, штурмовщины и т.д. Неотъемлемой частью системы был огромный бюрократиче­ский аппарат, насчитывавший 18 млн. человек. Очень медленно приходило понимание необходимости проведения более глубоких реформ. В 1987 г. руководство заговорило о консерватизме аппа­рата, торможении им проводимых реформ. В январе этого года на Пленуме ЦК Горбачев заявил о необходимости перестройки, то есть модернизации социализма. В связи с этим была выдвинута за­дача демократизации общественной жизни, обновления кадров. В июне на Пленуме ЦК было принято решение о проведении эконо­мической реформы. Была провозглашена принципиально важная цель - переход от административных к преимущественно эконо­мическим методам руководства. Однако эта цель не была подкре­плена созданием механизма осуществления. Практически не был допущен плюрализм собственности, не был введен хозрасчет.
С 1 января 1989 г. вступил в силу закон о государственном предприятии (объединении), отразивший непоследовательность горбачевской политики. Права предприятий были расширены, а ре­альные полномочия министерств и ведомств не сокращены. Подоб­ное половинчатое реформирование лишь способствовало росту дис­пропорции в народном хозяйстве, поскольку нарушало старые эко­номические связи, а новую систему не создавало. Заметного влия­ния на экономику не оказывало разрешение создавать (май 1988 г.) самостоятельные, не подчиненные государству, кооперативы.
В 1988 г. на XIX Всесоюзной конференции КПСС впервые за годы советской власти была поставлена задача реформирования политической системы, так как считалось, что именно в ней со-Р крыты многие корни «механизма торможения» общественных пре-" образований. В документах партии закреплялась модель «гуманно­го, демократического социализма», повторялись в общих чертах идеи «социализма с человеческим лицом» периода «пражской вес­ны» 1968 г. Было заявлено о возможности совмещения постов пер-
191

вых секретарей партийных комитетов с постами председателей со­ответствующих Советов. Видимо, это понадобилось Горбачеву для того, чтобы пропустить местных партийных руководителей через сито выборов. Была также намечена избирательная реформа, со­державшая элементы альтернативности.
В решениях конференции делалась попытка соединения «со­циалистических ценностей» с некоторыми элементами политиче­ской доктрины либерализма. Провозглашался курс на создание правового государства, отчасти - парламентаризма (в советской форме) и разделения властей. Эти меры способствовали реформи­рованию Советов, в лице которых Горбачев хотел иметь новый «двигатель» перестройки, эффективного помощника партии. Сле­дует отметить, что либерализация политической системы не пошла на пользу КПСС: она, привыкшая лишь командовать, не сумела проявить гибкость, адаптироваться к новым условиям.
В духовной жизни общества новшеством стала политика глас­ности. Этот термин впервые прозвучал на XXVII съезде КПСС (1986г.): «...без гласности нет и не может быть демократизма». Вы­движение этого лозунга объяснялось сопротивлением переменам со стороны старой номенклатуры и необходимостью для реформаторов активнее опереться на общественное мнение. Правда, Горбачев под­черкивал: «Мы за широкое развитие гласности, но в интересах об­щества, социализма, в интересах народа». Но даже такую гласность консервативные круги не готовы были принять, видели в ней по­пытку «очернить» социализм, «атаковать КПСС» и высказывались за сохранение монополии КПСС на гласность. Но уже невозможно было остановить начавшееся раскрепощение сознания.
1987-1988 годы были отмечены взрывом общественного инте­реса к проблемам недавнего прошлого, к материалам по реабили­тации руководящих кадров, репрессированных в 30-40-е годы - Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова, Л. Б. Каменева, Г. Е. Зиновьева и мно­гих других. Особый успех политики гласности оказался связан с публикацией литературных произведений, не допущенных в печать в период брежневской ресталинизации. Вышли в печать «Дети Ар­бата» А. Рыбакова, «Белые одежды» В. Дудинцева, «Зубр» Д. Гра­нина, «Жизнь и судьба» В. Гроссмана, «Ночевала тучка золотая» А. Приставкина. Были опубликованы также находившиеся еще с 20-50-х гг. под запретом произведения - «Мы» Е. Замятина, «Повесть непогашенной луны» Б. Пильняка, «Чевенгур», «Котлован», «Юве-нильное море» А. Платонова, «Доктор Живаго» Б. Пастернака, сти-
192
хи Н. Гумилева. Вернулись для отечественного читателя труды пи­сателей-эмигрантов, российских философов. Ярким событием ста­ла публикация «Архипелага ГУЛАГ» А. Солженицына.
Политика гласности коснулась и других сфер культурной жиз­ни - кинематографии, изобразительного искусства, музыки, театра. Новые популярные передачи появились на телевидении -«Взгляд», «До и после полуночи», «Пятое колесо» и др. Прямые трансляции съездов народных депутатов СССР приковывали вни­мание огромного количества людей, способствуя повышению их политического сознания. Значительный вклад в «революцию умов» внесли литературные критики, экономисты, публицисты: Н. Шме­лев, О. Лацис, Г. Попов, В. Селюнин, Ю. Черниченко, И. Клямкин, Ю. Карякин и др. Благодаря им массовое сознание перешло от про­блем «деформации социализма», сталинизма к пониманию ущерб­ности самой системы.
Демократизация и гласность обнажили проблемы в обществе и способствовали проявлению различных течений и интересов, воз­никновению противоречий, перерастающих порой в конфликты. Особенно острыми стали межнациональные вооруженные кон­фликты в Нагорном Карабахе, Средней Азии, между жителями Южной Осетии и Грузии.
В целом гласность выявила жизненные реалии, открыла людям гуманистические ценности. Благодаря ей население СССР узнало о Западе с его образом жизни, демократическими традициями, что было для многих настоящим открытием мира. Раскрепостив созна­ние десятков миллионов, политика гласности во многом определи­ла необратимый характер перемен в обществе и, в конечном счете, привела к поражению консерваторов в августе 1991 г.
Переход к смене общественного строя
Радикализация политического курса продолжалась. Она выра­жалась, наряду с гласностью, в перестройке политической системы общества. Намеченный на XIX партконференции план конституци­онной реформы был принят Верховным Советом СССР. Высшим органом государственной власти становился Съезд народных депу­татов СССР, который избирал постоянно работающий двухпалат­ный Верховный Совет. Треть делегатов Съезда (750 человек) изби­ралась от общественных организаций, в том числе 100 от КПСС, благодаря чему партийные сановники обеспечивались депутатски­ми креслами. Реформа впервые со времен Учредительного собра-
193

ния позволила провести выборы с конкуренцией кандидатов. 26 марта 1989г. прошли выборы народных депутатов СССР, год спус­тя - депутатов остальных звеньев Советов. Представителям но­менклатуры удалось занять в Советах прочные позиции, однако они не могли уже безраздельно господствовать. В Советы пришли многие кандидаты оппозиции - А.Сахаров, Г.Попов, А.Собчак, Ю.Афанасьев, Ю.Черниченко и др., к ним примкнул и Б.Ельцин. Именно они стали перехватывать инициативу у партийного аппа­рата, заметно теряющего свой авторитет. В результате Горбачев уже переставал быть самым радикальным реформатором, а КПСС все больше отставала от демократических процессов, происходя­щих в обществе.
Об этом свидетельствовало появление независимых общест­венно-политических организаций и партий. Рубежным стал 1988г.:
в мае первой оппозиционной КПСС партией провозгласил себя Демократический союз (лидер - В. Новодворская), в апреле воз­никли первые Народные фронты - массовые политические органи­зации: в республиках Прибалтики, затем в других союзных респуб­ликах. 1989 год стал годом массового появления политических партий. Они отражали в своих программах все ведущие направле­ния политической мысли, хотя и были малочисленными и сущест­вовали недолго. В 1990 г. оформились наиболее многочисленные тогда партии - Демократическая партия России (лидер - Н. Трав­кин), Республиканская партия РФ (сопредседатели - В. Лысенко, С. Сулакшин и В. Шостаковский) и др. В октябре 1990 г. на базе дви­жения избирателей оформилась организация «Демократическая Россия», объединившая партии и движения демократической ори­ентации и ставшая самой мощной силой, оппозиционной КПСС. Именно она организовала в 1990 г. небывало масштабные демонст­рации и митинги в Москве, в которых участвовало до 1 млн. чело­век. Возникли также социал-демократические партии. Конферен­ция анархо-синдикалистов, многочисленные русские национали­стические организации и партии, в том числе общество «Память», Русская национал-демократическая партия и др. Из КПСС выдели­лись целых пять направлений, но партия еще шла за своим Гене­ральным секретарем.
При всем многообразии организаций, движений и партий в центре политической борьбы оказались коммунисты и демократы. В отличие от 1917 г. теперь уже демократы выступали носителями реформистской традиции, а коммунисты - консерваторами. Демо-
194
краты были за приватизацию государственной собственности соз­дание парламентской системы и обеспечение политических'прав граждан. Коммунисты же ратовали за «обновление социализма».
Под воздействием политических оппонентов горбачевская «революция сверху» должна была углубляться. Однако реформато­ры так и не получили широкой поддержки своим начинаниям среди номенклатуры. В отличие от Китая, в СССР партаппарат не смог выработать продуманной концепции реформ. Творческий потенци­ал коммунистических реформаторов был исчерпан общими призы­вами к обновлению социализма, демократии, гласности, сохране­нию роли партии как организующей силы. С появлением оппози­ции позиция КПСС ослабевает, и сохранение власти в своих руках для нее становится все более актуальной проблемой.
Горбачев, занимая с октября 1988 г. пост председателя Вер­ховного Совета СССР, то есть фактически спикера парламента, не мог решать вопросы управления государством. На I съезде народ­ных депутатов (май-июнь 1989 г.) Горбачев провозгласил переход к правовому государству. Тем самым отстранялись от государст­венной власти партийные органы, которые до сих пор ставили себя выше Конституции и законов. Правящую партию охватил кризис. В июле 1990 г. на XXVIII и последнем съезде КПСС Ельцин заявил о выходе из партии. Начался массовый исход из КПСС, первой её покинула Компартия Литвы...
На III съезде народных депутатов в марте 1990 г. Горбачев был избран Президентом СССР - первым и последним в истории. Введение поста Президента призвано было укрепить позиции Гор­бачева. Но и этого не произошло: консерваторы были недовольны реформами, радикалы - их непоследовательностью. Председате­лем Верховного Совета СССР был избран А. И. Лукьянов. Этот же Съезд отменил 6-ю статью Конституции, объявлявшую КПСС «ру­ководящей и направляющей силой советского общества». Власть начала переходить от партийного аппарата к президентскому.
Несмотря на все это, разочарование масс в Горбачеве усили-I- лось, так как его обещания не привели к позитивным сдвигам в ре­альной жизни. В 1989 г. началось абсолютное снижение объемов промышленного производства, стал сокращаться национальный доход. Сокращалось производство и потребление продуктов пита­ния. Из магазинов исчезли повседневные товары, росли очереди. Пытаясь как-то компенсировать падение жизненного уровня, госу­дарство стало наращивать денежную эмиссию. Это вело к инфля-
195

ции, пока еще не очень значительной, так как государство сохра­няло еще контроль над ценами.
Все это в сочетании с ослаблением страха перед репрессиями властей привело к появлению и росту нового феномена - забасто­вочного движения. Оно началось в 1989 г. с забастовки шахтеров. В марте 1991 г. бастовало уже 542 предприятия. Только из-за месячной забастовки шахтеров прямые и косвенные потери превысили 4 млрд. рублей! В этих условиях Горбачев вынужден был признать необхо­димость перехода к рыночной экономике и частной собственности, правда, пока лишь на словах. В 1990 г. Горбачеву были представле­ны две экономические программы - консервативная Н. И. Рыжкова-Л. И. Абалкина и либеральная С. С.Шаталина-Г.А.Явлинского. Пер­вая предусматривала сначала стабилизировать обстановку, потом приступать к реформам, откладывая их проведение на неопределен­ный срок. Вторая рассчитывала осуществить переход к рыночной экономике за 500 дней. После некоторых колебаний Горбачев пред­почел первую. Это означало его отказ от непосредственных рыноч­ных преобразований, утрату стратегической инициативы.
Тем временем инициативу перехватил Ельцин, который стал неформальным лидером демократической оппозиции, объединяв­шей всех тех, кто выступал за реформирование общества. Он ши­роко прибегал к популистским обещаниям, на предвыборных ми­тингах призывал покончить с привилегиями партийной номенкла­туры и этим завоевал огромную популярность в народе.
В этот период ухудшения экономической ситуации и либера­лизации политической жизни возник другой исторический фено­мен - «парад суверенитетов» союзных республик, пытавшихся са­мостоятельно найти выход из кризиса. Они провозглашали приори­тет республиканских законов над союзными, игнорировали некото­рые распоряжения центра, оказывая таким путем давление на него. Парад возглавила Российская Федерация после того, как только Ельцин возглавил ее Верховный Совет, который принял 12 июня 1990 г. Декларацию о суверенитете. В ней заявлялся приоритет российских законов над союзными. Таким образом «параду суве­ренитетов» мощный толчок дало противоборство Ельцина и Горба­чева. Первый стремился выйти из подчинения второго, укрепить свою власть. В результате нарастал паралич союзной власти, её ре­альные полномочия переходили союзным республикам. Процесс этот сопровождался дальнейшей радикализацией масс, падением
196
авторитета КПСС на фоне выявления многочисленных фактов пре­ступлений Сталина, руководства КПСС.
С ослаблением центральной власти обострились межнацио­нальные конфликты и рос сепаратизм. Возникший спор из-за Нагор­ного Карабаха перерос в войну между Арменией и Азербайджаном Азербайджанцы были изгнаны из Армении, армяне - из Азербай­джана, а в Сумгаите и Баку прокатились армянские погромы. Про­изошли кровавые столкновения в Душанбе и Ферганской долине. Имели место преследования русских со стороны националистов, приведшие к исходу сотен тысяч русских с Кавказа и из Средней Азии. Сторонники независимости победили на выборах в прибал­тийских республиках, наиболее последовательно выступавших за отделение. Эти процессы привели к принятию всеми союзными рес­публиками деклараций о суверенитете и приоритете своих законов.
Горбачев не ожидал такого поворота событий и полагал, что народы с благодарностью должны встретить его реформы. Теряя контроль над ситуацией, он стал прибегать к силе, перекладывая ответственность за её применение на военных. В апреле 1989 г. войска разогнали митинг оппозиции в Тбилиси, несколько человек погибло; в январе 1990 г. вошли в Баку после завершения армян­ских погромов, в ночь с 12 на 13 января 1991 г. захватили теле­центр в Вильнюсе, пытаясь задушить с помощью военной силы движение литовцев за независимость.
Весной 1991 г, состоялись массовые выступления трудящихся в защиту демократии, организованные «Демократической Росси­ей». Видимо, Горбачев пришел к выводу, что для сохранения СССР необходимо поделиться властью. 23 апреля 1991 г. на правительст­венной даче в Ново-Огарёве под Москвой Президент СССР и руко­водители девяти союзных республик начали переговоры о перерас­пределении полномочий, разработке проекта нового союзного до­говора (остальные шесть республик решили стать независимыми и не участвовали. Это - Литва, Латвия, Эстония, Молдавия, Азербай­джан, Грузия). С трудом, но был согласован новый союзный дого­вор, и его подписание было назначено на 20 августа 1991 г. Этому помешало выступление ГКЧП (Государственного комитета по чрезвычайному положению).
Тем временем в мае-июне 1991 г. в РСФСР проходила предвы­борная кампания по выборам Президента России. В программах кандидатов Б. Ельцина, В. Бакатина, В. Жириновского, А. Макашо-ва, Н. Рыжкова, А. Тулеева были представлены различные вариан-
197

ты реформ. Около 57% участников выборов отдали свои голоса за Ельцина, за его радикальную программу реформ. Это стало тре­вожным сигналом для консерваторов, которые усилили свои на­падки в партийных органах на Горбачева. Борьба в их стане крайне обострилась.
Августовский путч и распад СССР
Консерваторы не хотели допустить подписания нового союзно­го договора, так как в нем предусматривался переход к действи­тельно федеративному государству. Они, занимая ключевые посты в управлении страной, не собирались терять власть, решили осущест­вить государственный переворот Горбачев в это время находился на отдыхе в своей резиденции в Форосе в Крыму. 18 августа к нему явилась представительная делегация, состоящая из руководителя его аппарата В. И. Болдина, секретарей ЦК О. С. Шенина и О. Д. Бакла­нова, заместителя министра обороны В. И. Варенникова и генералов КГБ Ю.С.Плеханова и В. В. Генералова. Предложение заговорщи­ков о введении чрезвычайного положения Горбачевым было отверг­нуто, после чего он был изолирован от внешнего мира.
В ночь с 18 на 19 августа был создан ГКЧП, в который вошли вице-президент Г. И. Янаев, премьер В. С. Павлов, министр оборо­ны СССР маршал Д. Т. Язов, председатель КГБ СССР В. А. Крюч­ков, министр внутренних дел СССР В. К. Пуго, всего 8 человек -членов ЦК КПСС. Председателем ГКЧП стал вице-президент СССР Янаев, который на пресс-конференции сообщил, что из-за тяжёлой болезни Горбачев не может исполнять свои обязанности, и издал указ о своем вступлении в должность Президента СССР. Фактически заговорщиков поддержал Председатель Верховного Совета СССР Лукьянов, готовый законодательно оформить новый режим. В ту же ночь путчисты ввели в Москву танковые и десант­ные войска и заявили о переходе всей полноты власти в руки ГКЧП. ГКЧП объявил о восстановлении цензуры, запрещении всех газет, кроме коммунистических, приостановлении деятельности оппозиционных партий и движений, запрете митингов и демонст­раций.
Путчисты не рассчитывали, что будет оказано решительное со­противление. Очагом его стал Белый дом, где располагались органы власти России. В полдень 19 августа у Белого дома, поднявшись на танк, чей экипаж перешел на сторону российских властей, Ельцин огласил свой знаменитый указ №59. Он обвинил членов ГКЧП в со-
198
вершении государственного переворота, насильственном отстране­нии от должности Президента СССР Горбачева. Было заявлено что распоряжения ГКЧП не имеют силу на территории России, а выпол­няющие их должностные лица будут преследоваться по закону. Об­ращение российского руководства встретило массовую поддержку:
люди не хотели возврата к прошлому, не хотели расставаться с той свободой, что приобрели за годы перестройки. Десятки тысяч моск­вичей заняли оборону вокруг Белого дома, строили баррикады, убе­ждали солдат и офицеров не проливать кровь своих соотечественни­ков. Ряд регионов, некоторые воинские части отказались выполнять решения ГКЧП. Путчисты растерялись, и среди них не нашлось ни­кого, кто взял бы на себя ответственность направить войска на штурм Белого дома. И утром 21 августа Язов принял решение о вы­воде войск из Москвы. Затем он и еще несколько заговорщиков вы­летели в Форос «повиниться» перед Президентом, но Горбачев их не принял. 22 августа заговорщики были арестованы, за исключением Пуго, покончившего с собой.
Поражение путча объяснялось плохой его организацией, не­решительностью в действиях и, главное, заговорщики недоучли изменений в массовом сознании, новой роли республик и демокра­тически избранных органов власти, ставших организаторами со­противления. В ходе августовских событий окончательно дискре­дитировала себя КПСС: её органы поддержали ГКЧП, а все члены последнего входили в состав ЦК или ЦКК. Поэтому указом Прези­дента Ельцина деятельность КПСС была запрещена на территории России, её имущество национализировано, на её денежные средст­ва наложен арест. КПСС как государственная структура перестала существовать. К демократам перешли основные рычаги власти. Большинство руководителей республик после переворота отказа­лись от подписания союзного договора Президент СССР Горбачев вынужден был признать независимость Литвы, Латвии, Эстонии, настойчиво выступавших за отделение. Украина отказалась участ­вовать в возобновившемся Ново-Огаревском совещании, что дела­ло его продолжение бессмысленным. Процесс распада СССР ста­новился необратимым.
Союзным республикам надо было избавиться от дискредити­ровавшего себя центра и одновременно попытаться сохранить не­которые связи между собой. 8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще под Минском Президент России Б. Н. Ельцин, Президент Украины Л. М. Кравчук и Председатель Верховного Совета Белоруссии С. С.
199

Шушкевич - лидеры трёх из четырех республик, образовавших в 1922 г. СССР, - заключили договор о роспуске СССР и создании Содружества независимых государств (СНГ). Последняя в мире империя, более семи десятилетий скреплявшаяся коммунистиче­ской идеологией, общественным строем и насилием, рухнула как карточный домик. СНГ же включал 11 бывших союзных республик (кроме трёх прибалтийских и Грузии) и, будучи аморфным, казался лишь средством «цивилизованного развода». Перестройка завер­шилась самым неожиданным для её инициатора исходом. Горбачев - Президент уже не существующего государства, ушел в отставку.
4
Окончание «холодной войны», г» Распад советского блока д1
Советский Союз проиграл «холодную войну», так как его эко-п номика не выдержала колоссальных нагрузок. Поражение это по-в1 ставило крест на идее мировой революции, которой жило советское руководство с 1917г. Горбачев выдвинул концепцию «нового по­литического мышления» и заявил о «приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми». Кремль был вынужден отказаться от стремления к господству над миром. Пойти на это заставило не только поражение в «холодной войне», но и реальная угроза ядер­ного самоуничтожения человечества. Новая внешнеполитическая доктрина исходила из тезиса о многообразном, но взаимозависи­мом и целостном мире, когда решить международные проблемы, обеспечить мир стало возможным только общими усилиями, сооб­ща.
Для проведения нового внешнеполитического курса в июле 1985 г. руководитель МИД А. Громыко был заменен Э. Шевард­надзе, а в ЦК КПСС этот участок работы поручен А. Яковлеву. Но по всем ключевым вопросам принимал решения лично Горбачев. Новое руководство видело три основных направления внешней по­литики: нормализация отношений Восток-Запад через разоруже­ние; разблокирование региональных конфликтов; установление тесных экономических и взаимовыгодных политических контактов с различными странами.
Добиться нормализации международных отношений и смягче­ния напряженности можно были лишь совместными усилиями со странами, занимающими ключевые позиции в мире. Поэтому новое советское руководство уделяло особое внимание переговорам с администрацией США. Начались регулярно проводимые встречи
200
на высшем уровне: М. Горбачев и Р. Рейган встречались в Женеве (ноябрь 1985 г.), Рейкьявике (октябрь 1986 г.), Вашингтоне (де­кабрь 1986 г.), Москве (июль 1988 г.). Результатом сложных пере­говоров стало подписание 8 декабря 1988 г. исторических соглаше­ний об уничтожении целого класса ядерных вооружений - ядерных ракет среднего и ближнего радиуса действия.
Постепенно менялся климат отношений между Востоком и За­падом, исчезла непосредственная угроза термоядерного конфликта. На Западе возрастали интерес и симпатия к СССР, лично к Горба­чеву. Последовали другие конкретные шаги: Горбачев принял ре­шение о выводе из Афганистана советских войск. Совместными усилиями с Западом удалось урегулировать конфликты в Эфиопии, Анголе, Мозамбике, Никарагуа, в Юго-Восточной Азии. СССР от­казывался от поддержки правящих режимов в Ливии и Ираке. Во время кризиса в Персидском заливе летом 1990 г. Москва впервые выступила совместно с Западом в обуздании агрессии Ирака про­тив Кувейта. Общий климат нормализации отношений между За­падом и Востоком положительно сказался и на отношениях СССР с Китаем- Этим же целям послужил и визит Горбачева в Пекин в мае 1989г.
Перестройка в СССР оказала самое непосредственное влияние на перемены в странах Восточной Европы. Здесь набирало силу демократическое движение, которое вылилось в массовые выступ­ления, в результате которых в 1989-1990 гг. во всех странах Вос­точной Европы рухнули коммунистические режимы, почти везде державшиеся на советских штыках. На путь рыночных реформ вступил Вьетнам. В ноябре 1989 г. была разрушена Берлинская стена, символизирующая противостояние Запада и Востока. Этот акт свидетельствовал завершение коммунистической эры. В 1990 г. коммунисты проиграли выборы в ГДР, и она вошла в состав ФРГ, была восстановлена единая Германия. Вполне естественно, что со­ветское руководство, не способное поддержать порядок в собст­венное доме, утратило контроль и над своими сателлитами. Весной 1991 г. были распущены Организация Варшавского договора и Со­вет Экономической Взаимопомощи. Это означало распад советско­го блока. Таким образом, за два-три года в Восточной Европе про­изошли неожиданные для советских реформаторов радикальные изменения. Сдача позиций сопровождалась нападками консерва­тивных сил на Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе, якобы проводя­щих «проамериканский» курс, разваливших «систему социализма».
201

Несмотря на поворот от конфронтации к сотрудничеству и от­каз от идеи мировой революции, новое политическое мышление складывалось постепенно и противоречиво. Советское руководство часто следовало своей прежней тактике, пытаясь как-то противо­поставить, разъединить США от их союзников. С одной стороны, оно заявило о деидеологизации международных отношений, с дру­гой - верно следовало (часто в ущерб стране) принципам «социа­листического интернационализма». С 1986 по 1989 гг. объем без­возмездной помощи зарубежным странам составил почти 56 млрд. инвалютных рублей. Из этой помощи 22 млрд. рублей приходилось на долю Кубы. Некоторые инициативы имели явную пропаганди­стскую направленность, например, предложение о ликвидации ядерного оружия к 2000 году.
Однако влияние идеологических принципов на внешнюю поли­тику СССР постепенно ослабевало. Тем более, что ухудшение эко­номического положения в СССР заставило его руководителей идти на все большие односторонние уступки Западу в надежде получить экономическую помощь и политическую поддержку. В целом СССР проявлял инициативы в переходе от конфронтации к сотрудничест­ву, выступал лидером радикальной перестройки международных отношений, приведшей к окончанию «холодной войны»
Контрольные вопросы:
1. В чем состояла объективная необходимость перемен в советском обществе?
2. Почему попытки «совершенствования социализма» завершились неудачей?
3. В чем проявлялся переход к смене общественного строя? Анализ принципиальных перемен в экономике и политической системе.
4. Назовите причины распада СССР. Что знаете о судьбах империй в истории человечества?
5. В чем выражалась новая внешняя политика Горбачева?
6. Назовите причины краха коммунистических режимов и распада со­ветского блока.
202
ГЛАВА 11. РОССИЯ НА ПУТИ СУВЕРЕННОГО РАЗВИТИЯ
(1991-2001 гг.)
Переход к рыночным реформам. - Политический кризис 1993 г. Принятие Конституции РФ. - Первая Чеченская вой­на. -Второй срок президентства Б. Ельцина и углубление кри­зиса. - Вторая Чеченская война. Избрание Президентом В. В. Путина. - Внешняя политика.
Переход к рыночным реформам
Если в странах Восточной Европы реформирование общества сопровождалось не только радикальными переменами в экономике, политической системе, но и решительной сменой старого руководя­щего состава новым, приходом к руководству диссидентов (В. Гаве­ла в Чехословакии, Л. Валенсы в Польше, Ж. Желева в Болгарии), то в России этого не произошло, что имело далеко идущие последст­вия. После августовского путча 1991 г. на ключевые государствен­ные посты в центре и на местах пришли в основном вчерашние но­менклатурные работники, а настоящих демократов, бывших дисси­дентов, боровшихся с тоталитаризмом, не было. Имея ограниченный реформаторский потенциал, эти «демократы» не способны были правильно организовать переустройство общества.
К концу года сложилась катастрофическая экономическая си­туация: сокращалось производство, росла инфляция, отсутствовали валютные резервы, возник невиданный дефицит потребительских товаров и продовольствия. Последнее люди получали по талонам или добывали из-под полы. Имелись два выхода из этой ситуации -военный коммунизм либо экономическая свобода. Е. Гайдар, на­значенный Ельциным исполняющим обязанности премьер-министра, выбрал второй.
2 января 1992 г. были отпущены цены, их государство больше не контролировало, предоставив на волю рыночных сил. Такая мера, названная «шоковой терапией» Гайдара, возможно, спасла страну от голода, но резко усилила инфляцию - цены взлетели в сотни раз. За год они выросли на 2400%. Примерно на 20% сократились нацио­нальный доход и промышленное производство. Уменьшилось по­требление населением мяса, молока, молочных продуктов, рыбы и др. Либерализация цен ударила в первую очередь по работникам бюджетной сферы.
Была начата и другая радикальная реформа - приватизация го­сударственной собственности. Руководство ею осуществлял Коми-203

тет по управлению государственным имуществом во главе с А. Б. Чубайсом. Каждый гражданин страны получил приватизационный чек (ваучер) стоимостью в 10 тыс. рублей и право обменять его на акции предприятий. Однако, из-за безудержной инфляции, потери сбережений населения и т.д., ваучеры превратились в символиче­ские бумажки. Вместо естественной приватизации за деньги осу­ществлялась «номенклатурная приватизация». Это была беспреце­дентная в мировой истории дележка собственности, которая зако­номерно породила огромное имущественное неравенство и высо­кую преступность (коррупцию, рэкет, заказные убийства).
К бесплатной приватизации еще добавились: длительный раз­рыв между внутренними и внешними ценами на основную продук­цию нашего экспорта, озолотивший всех наших привилегирован­ных экспортеров; многомиллиардные таможенные льготы по им­порту равного рода «афганским», «спортивным» организациям, православной церкви; многочисленные каналы беспроцентного или льготного кредитования бюджетными деньгами «своих» клиентов через «уполномоченные» ими банки. Таких откровенно крими­нальных методов «первоначального накопления» общество не ожидало. Появилось даже выражение: «Меня назначили миллиар­дером». По данным бывшего советника правительства РФ, амери­канского экономиста А. Ослунда, только в 1992 г. люди, торговав­шие сырьем и нефтью, прикарманили 24 млрд. долларов, а благо­даря сохранению разных курсов валют по отношению к рублю олигархи заработали 12, 5 млрд. долларов.
В политической области после провала путча ГКЧП происхо­дил демонтаж тоталитарной системы, прежде всего её несущей части - КПСС. В январе 1992 г. руководители КП обратились в Конституционный суд России с предложением оценить конститу­ционность указов Ельцина о запрете КПСС и национализации её имущества. Суд принял компромиссное решение о правомочности указов Президента в части, запрещающей деятельность руководя­щих структур КПСС и КП РСФСР, и подтвердил право граждан России, придерживающихся коммунистической идеологии, на объ­единение их по территориальному признаку. После этого началось воссоздание партийных организаций.
В начале 1992 г. прошел конгресс национал-патриотических сил. И коммунисты, и национал-патриоты выступали с позиций либо принципиального отрицания рынка, либо его жесткого государст­венного регулирования. Они подвергали резкой критике правитель-
204
ство Гайдара, называя его не иначе как «оккупационное», прави­тельство «национальной измены» и т.д.
В декабре 1992 г. обострение борьбы особенно заметно прояви­лось на VII съезде народных депутатов России. Деятельность прави­тельства Гайдара была оценена как неудовлетворительная. Предсе­дателем Совета Министров стал бывший руководитель нефтяной и газовой промышленности СССР В. Черномырдин. 25 апреля 1993 г. был проведен референдум, в ходе которого 62% участников заявили о доверии Президенту Ельцину, но и не выступили за переизбрание состава Съезда народных депутатов. Итоги референдума оказались неожиданными для оппозиции и не устраивали её. 1 мая 1993 г. про­изошло столкновение демонстрантов - оппозиционеров с милицией,, с обеих сторон были пострадавшие, один милиционер был убит.
Политический кризис 1993 г. Принятие Конституции РФ
Президентская сторона между тем работала над проектом но­вой Конституции страны, который обсуждался и был одобрен на Конституционном совещании. На одном из заключительных этапов совещания представители Верховного Совета отказались участво­вать в его работе и окончательный проект был подготовлен коман­дой Ельцина. Летом противостояние властей усилилось, каждая сторона упрекала другую в попытках установления диктатуры, казнокрадстве. Руководство Верховного Совета (председатель Р. И. Хазбулатов) занимало все более откровенную национал-коммунистическую позицию, выдвигая вопрос о воссоздании СССР, свертывании экономических реформ, замене президентской власти всевластием Советов и др. В их ряды открыто перешел ви­це-президент А. Руцкой. Ельцин решил разогнать парламент.
Политический кризис разразился 21 сентября 1993 г., когда Пре­зидент подписал указ о роспуске Съезда народных депутатов и Вер­ховного Совета, проведении в декабре выборов в новые органы госу­дарственной власти - Совет Федерации и Государственную думу, а также референдума по новой Конституции страны. Против указа вы­ступило руководство Верховного Совета и большинство членов Кон­ституционного суда, признавшего действия Президента неконститу­ционными. Был созван внеочередной Съезд народных депутатов. В отсутствие кворума Съезд постановил отстранить Ельцина от долж­ности и избрал Руцкого исполняющим обязанности Президента. Руц­кой начал формировать новое правительство.
205

Далее события приобретали все более драматический характер. 23 сентября 1993 г. боевики оппозиции предприняли попытку занять штаб Объединенных Вооруженных сил СНГ. 29 сентября Президент предъявил оставшимся в здании Верховного Совета ультиматум -покинуть здание до 4 октября. 2 октября Фронтом национального спасения и движением «Трудовая Москва» были организованы круп­ные демонстрации, вылившиеся в массовые беспорядки. Были по­строены первые баррикады. 3 октября Руцкой и Хасбулатов призвали собравшихся у Белого дома идти на штурм мэрии и телецентров, а затем Кремля. На штурм Останкинского телецентра отправились не­сколько сот человек во главе с генералом А. М. Макашовым и лиде­ром крайне левой организации «Трудовая Россия» В. И.Анпиловым. К вечеру были захвачены здания мэрии и гостиницы «Мир». Вечером между повстанцами и отрядом внутренних войск, обороняющим те­лецентр, разгорелся бой. Все каналы внезапно прекратили вещание, что оказало сильное впечатление на телезрителей, став как бы знаком беды. Попытка захвата «Останкино» успеха не имела, но пролилась кровь.
В ответ на эти действия Президент объявил в столице чрезвы­чайное положение и ввел войска. 4 октября начался обстрел Белого дома из танков и бронетранспортеров, в результате часть здания загорелась. Войска заняли Белый дом, а руководители парламента и мятежа Хасбулатов, Руцкой, Макашов и др. были арестованы. Около 150 человек погибло. Так завершилась самая короткая поли­тическая и вооруженная схватка, напоминающая по характеру гра­жданскую войну. В ней первый выстрел сделала оппозиция, а ар­мия после некоторого колебания выступила на стороне Президента, что решило исход кризиса в его пользу. Результатом провала мяте­жа было крушение власти Советов.
После октябрьских событий установилась относительно ста­бильная политическая обстановка. 12 декабря 1993 г. состоялись ре­ферендум по Конституции и выборы в Государственную думу. Ми­нимальным большинством была одобрена новая Конституция, опре­делившая четкие рамки компетенции ветвей власти, наделившая Президента чрезвычайно широкими полномочиями, в том числе пра­вом формировать и отправлять в отставку правительство. Парламент­ские прерогативы были ограничены принятием законов, бюджета, объявлением амнистии, ратификацией международных договоров.
Выборы в Государственную думу проходили не только по изби­рательным округам, но и впервые - по партийным спискам. Они при-'
206
несли большинство оппозиционным партиям: коммунистической аграрной, либерально-демократической В. Жириновского. В резуль^ тате «Выбор России» Гайдара уступил партии Жириновского. Важ­ным решением Государственной думы стала объявленная 23 февраля 1994 г. амнистия всем обвиняемым по делам ГКЧП, первомайской демонстрации, событий 21 сентября - 4 октября 1993 г.
Первая Чеченская война
Ельцин пришел в руководство РФ, ведя борьбу против союзного центра, опираясь на национальные автономии, обещая им дать столь­ко суверенитета, сколько они смогут «проглотить». После распада СССР он столкнулся с той же проблемой сепаратизма уже в самой России. В Чечено-Ингушской республике произошел переворот -свергнут Верховный Совет, поддержавший ГКЧП. В результате про­веденных там выборов президентом Чечни был избран генерал Д. Дудаев. Чеченская республика во главе с Дудаевым отказалась под­писать Федеративный договор, и в ответ на угрозы силового подчи­нения начала вооружалаться. Дудаеву удалось завладеть частью ору­жия, оставленного покинувшими Чечню советскими войсками, хотя и успевшими вывести всю тяжёлую технику (танки, орудия и др.).
С самого начала конфликта с Чечней-российские власти из-за амбиций, похоже, не хотели его уладить путем переговоров. Как признавал позднее министр обороны П. Грачев, «переговоры с че­ченскими лидерами члены правительства и окружение Ельцина считали унизительными для России. Хотя, я знаю, Дудаев сам очень хотел встретиться с Ельциным или Гайдаром».
Российское руководство все более склонялось к традиционному силовому решению конфликта. Тем более, что Ельцину нужна была небольшая, но победоносная война, чтобы отвлечь внимание общест­ва от неудач в экономике и поднять свой авторитет перед новыми пре­зидентскими выборами. Поначалу Кремль попытался свергнуть Ду­даева руками чеченской оппозиции: военные негласно передали ей танки с российскими экипажами и направили на штурм Грозного. 27 ноября 1994г. бронированная колонна, вступившая в Грозный, тотчас была уничтожена чеченскими, гранатомётчиками, а российские офи­церы были взяты в плен. Министр обороны Грачев от них отказался и признал их своими только после того, когда Дудаев заявил, что они тогда просто бандиты и их надо расстрелять.
Ельцина не раз предупреждали об опасности возникновения новой Кавказской войны. Президент Ингушетии Р. Аушев в письме
207

к нему настаивал на использовании политических средств для ре­гулирования обстановки в Чеченской республике и предлагал свое посредничество. Однако верх взяла «партия войны» в окружении Ельцина, а генерал Грачев обещал одним парашютно-десантным Полком за два часа решить все вопросы.
Чаша весов окончательно склонилась в пользу «ястребов» 29 ноябре 1994 г., когда Совет безопасности РФ под руководством Ель­цина принял решение об использовании вооруженных сил для разо­ружения «незаконных бандформирований» и «наведения конститу­ционного порядка». К 20 декабря 1994 г. войска вышли к границам Чечни. Показательно, что замминистра обороны генерал Громов, командующий сухопутными войсками генерал Воробьев, генерал Кондратьев выступали против ввода войск в Чечню, отказались от участия в операции.
Направленные на штурм Грозного войска встретили сильное со­противление боевиков, завязались тяжелые бои. Ценой огромных по­терь лишь к концу января 1995 г. российские войска взяли Грозный, а к лету оттеснили противника в горы. Мир увидел все ужасы войны. Министр Грачев хвалился, что наши воины «умирают с улыбкой на устах», а сам не давал приказа подобрать их тела, когда они неделями лежали на площади Грозного, полуобглоданные собаками. Эти шоки­рующие кадры транслировали телеканалы всего мира, стали свиде­тельством жестокости и бесчеловечности войны, которую вели рос­сийские власти против собственного народа. Председатель Комитета по правам человека при Президенте РФ бывший диссидент Сергей Ковалев публично назвал министра Грачева и лиц из окружения Пре­зидента «мерзавцами» и требовал суда над ними. Но война продолжа­ли пожирать свои жертвы.
Боевики отчаянно сражались против превосходящих сил. Чечен­цы заявляли, что Москва не хочет вести переговоры, делает ставку только на силу и поэтому они тоже ведут бои за каждое село, за каж­дый дом. По логике чеченских боевиков, Москва, окружив воору­женными силами всю республику, захватила её в заложники и счита­ли себя вправе прибегнуть к ответным мерам. 14 июня 1995 г. отряд Ш. Басаева неожиданным рейдом захватил больницу в г. Буденнов­ске Ставропольского края, объявив заложниками сотни больных и рожениц. Война эта была непопулярна в России и за рубежом, что вынудило правительство пойти на уступки. Огонь был прекращен, российские войска остановлены. Басаев пропущен в Чечню, залож­ники освобождены. Как ни печально признавать, психологический
208
перелом в воине и затем ее приостановка последовали после акции Басаева. Один из ведущих правоведов, главный редактор журнала «Законность» В. Феофанов писал: «Варварская акция только и под­вигла российские власти на цивилизованный путь переговоров »
Боевые действия и мирные переговоры приобрели вялотеку­щий характер и проходили в условиях финансово-экономического кризиса и подготовки к выборам. В декабре 1995 г. состоялись пар­ламентские выборы, которые показали, что реформаторы своей по­литикой дискредитировали себя, зато коммунисты увеличили свое представительство до 22,3% голосов.
В условиях войны и экономического кризиса до рекордно низ­кого уровня упал и престиж Ельцина. Тем временем чеченцы на­несли ряд чувствительных ударов. Ими была уничтожена крупная танковая колонна федеральных войск. В январе 1996 г. отряд че­ченского командира С. Радуева захватил в Дагестане г. Кизляр, а затем село Первомайское. Попытка федеральных войск с участием трех силовых министров блокировать и взять это село провалилась. Чеченцы вновь ушли с десятками заложников.
Чечня, казалось, лишила Ельцина всяких шансов быть избран­ным на второй срок президентства. По данным социологических опросов, только 6% избирателей были готовы голосовать за него. Но он решил баллотироваться, полагая, что кроме него никто не сможет противостоять лидеру КП РФ Г. Зюганову. Крупный капи­тал также боялся прихода к власти коммуниста и решительно под­держал Ельцина. Возглавляемый А.Чубайсом штаб, используя сред­ства, полученные от «олигархов», развернул на редкость активную предвыборную кампанию под лозунгом «Голосуй или проиграешь».
Но Ельцин не мог рассчитывать на переизбрание, не прекратив непопулярную в народе Чеченскую войну. Приход коммуниста к власти не сулил ничего хорошего и чеченцам, не забывшим ста­линскую депортацию. Поэтому они тоже подыграли Ельцину: в Москву прибыла чеченская делегация во главе с 3. Яндарбиевым, сменившим убитого российской ракетой Дудаева, и подписала с Черномырдиным соглашение о разоружении отрядов сепаратистов и выводе из Чечни федеральных войск.
Прекращение войны позволило Ельцину возглавить президент­скую гонку: 16 июня 1996 г. за него проголосовало 34, 8% участво­вавших в выборах избирателей, а Зюганов отстал на 2,5%, третье место занял генерал А. Лебедь (14,4%), четвертым был Г. Явлинский (7,4%), пятым - В. Жириновский (6%). В первом туре никто из кан-
209

дидатов не получил более половины голосов. Предстоял второй тур, участвовать в котором у Ельцина фактически не осталось сил, т.к. он всю ставку делал на победу в первом туре. Решающее значение име­ло заключение блока с Лебедем: он был назначен секретарём Совета Безопасности и помощником Президента по национальной безопас­ности, призвал своих сторонников голосовать за Ельцина. 3 июля 1996 г. состоялся второй тур выборов, и Ельцин одержал победу, получив 53,8%, Зюганов набрал 40, У/о голосов.
Соглашение с Чечней Ельцин, видимо, рассматривал лишь как тактический ход. Теперь, добившись своего, он и генерал Лебедь ре­шили покончить с сепаратистами. Были возобновлены бомбардиров­ки чеченских позиций, «зачистки» федеральными солдатами горных районов. Чеченцы не растерялись и нанесли ответный удар. Чечен­ские боевики скрытно проникли в Грозный, атаковали там россий­ские позиции и к 9 августа - дню инаугурации Президента - захвати­ли почти весь город. В те же дни были взяты и два других крупных города - Гудермес и Аргун. 20 августа генерал К. Пуликовский предъявил боевикам ультиматум - за 48 часов покинуть Грозный. Ультиматум вызвал голоса протеста в России и за её пределами, так как штурм повлек бы массовую гибель мирного населения и означал новую эскалацию военных действий с неопределенным исходом.
Ельцин поручил улаживать конфликт генералу Лебедю, кото­рый, радикально переменив позицию, стал миротворцем. 30 августа в дагестанском городе Хасавюрт Лебедь и начальник штаба сепа­ратистов А. Масхадов подписали договор, согласно которому рос­сийские войска из Чечни уходили, а решение вопроса о её статусе откладывалось до конца 2001 г. Хасавюртский договор означал по­ражение России в Чеченской войне. По признанию Лебедя, россий­ские войска деморализованы и не способны добиться победы.
Война имела серьезные негативные последствия. Она обострила финансово-экономическую ситуацию России в целом. Высветилась беспомощность и неспособность российского общества противосто­ять властям и предотвратить войну, которая не была неизбежной. На­род безмолвствовал, даже солдатские матери понемногу утихли, не было организовано массовых антивоенных демонстраций. А ведь по­гибло в этой войне 5835 российских воинов.
Второй срок президентства Б. Ельцина и углубление кризиса
Избрание Б. Ельцина на второй срок не принесло стране спо­койствия и успехов в реформировании общества. Ельцин и прави-
210
тельство Черномырдина оказались не способны руководить стра­ной в сложный переломный период. Слишком велик был груз не­простительных просчетов, допущенных ими в ходе «шоковой тера­пии» и приватизации предприятий, когда немногие сказочно обога­тились, а большинство население обнищало. Как о нормальных обыденных делах газеты писали о коррупции, взяточничестве в ап­парате управления, разгуле преступности и заказных убийствах, которые почему-то не раскрывались.
Кроме того, оказалось, что Ельцин добивался власти, будучи тя­жело больным и нуждался в срочной операции. Это обстоятельство послужило поводом для нападок на него оппозиционных сил, обви­нивших Президента в недееспособности, требовавших добровольной отставки по состоянию здоровья. 5 ноября 1996 г Ельцину была сде­лана операция аорто-коронарного шунтирования. В январе 1997 г. он перенес воспаление легких и приступил к работе лишь в феврале. К этому времени экономический кризис вступил в новую фазу, росла инфляция, многие месяцы задерживались выплаты заработной платы, пенсий, стипендий. Выйдя из больницы, Ельцин реорганизовал каби­нет. Регулярная кадровая перетасовка была любимым занятием Ель­цина, в прошлом искусного партаппаратчика. С ее помощью он соз­давал видимость бурной деятельности, отвлекал общество от неудач в экономической политике.
Ельцин полностью отошел от демократических сил, при под­держке которых в свое время пришел к власти, и стал опорой оли­гархической системы. Страной, как и прежде, правила бюрократия, она открыто решала свои корыстные проблемы, превратив власть в кормушку и стремясь любой ценой остаться у власти. Президентская команда и правительство представляли интересы прежде всего крупных монополистических корпораций, а не интересы большин­ства народа.
Наибольшие выгоды извлекли т.н. «олигархи», поддержавшие Ельцина на выборах. Публичным их манифестом стало интервью Б. Березовского, данное им в октябре 1996 г. иностранной газете:
«Мы, семь самых богатых бизнесменов, вложили громадные день­ги в избирательную кампанию'Ельцина, наняли Чубайса ее менед­жером и обеспечили победу. Теперь мы должны пожинать плоды нашей победы - занимать ключевые посты в правительстве». В 1995-1996 гг. они получили не только должности, но и приобретали собственность: получили в «залог» акции крупнейших предпри­ятий, в основном металлургических и нефтяных, самых рентабель-
211,

ных, таких, как «Норникель», «Сибнефть» и др. При этом валют­ные выручки и кредитные заимствования не вкладывались в произ­водство, а в западные банки за 90-е годы «сбежало» из России 300-400 млрд. долларов.
Кроме того, правительство регулярно выпускало государствен­ные краткосрочные обязательства (ГКО) и другие ценные бумаги на огромные суммы под высокие проценты и под государственные га­рантии. Проценты, выплачиваемые по этим займам, доходили до 200% годовых. Держатели ГКО получали громадную прибыль. Это -Центробанк, Сбербанк, вице-премьеры (Чубайс и Серов), министры и их заместители, дочери президента Ельцина Татьяна и Елена, крими­нальные авторитеты, «олигархи». Работала гигантская «стиральная машина», где отмывались нетрудовые доходы, шла легализация «грязных» денег.
Неудачи в экономике, обострение в социальной сфере побудили Ельцина отправить Черномырдина в отставку и назначить на его ме­сто малоизвестного 36-летнего С. В. Кириенко. При новом премьере экономическое положение продолжалось резко ухудшаться, высту­пали трудящиеся с требованиями выдачи задержанной зарплаты. Шахтеры начали «рельсовую войну», блокировали железнодорожные пути на Урале, Кузбассе, Дальнем Востоке, под Ростовом. Лишен­ный поддержки Центробанка, курс рубля упал с 6 до 20 и более за доллар. Вместе с рублем катастрофическими темпами упало и бла­госостояние народа. С подорожанием доллара рынок, прочно при­вязанный к импорту, наполненный до 60-70% импортными товара­ми, быстро реагировал резким повышением цен в рублях примерно в 3 раза Новая девальвация рубля была сопоставима с девальваци­ей 1992 г. Рухнула созданная за годы реформ «экономика мыльного пузыря» вместе с государственной спекулятивной пирамидой
В результате финансового краха пострадали не только держа­тели облигаций и банки, прежде получавшие огромные прибыли;
были заморожены счета предприятий, урезаны зарплаты, всюду сокращены рабочие места. Разорялись «челночники». Их числен­ность, составившая 10-15 млн. человек, сократилась вдвое, и они пополнили армию безработных. По сути это было очередное пере­распределение национальных богатств, но не в пользу бедных, а богатых: последние хранили свое богатство в долларах и в запад­ных банках. Такой же формой ограбления рядовых граждан стали частные финансовые пирамиды, в том числе «МММ», «Властили-на», «Русский дом селенга», «Хопер-инвест», «Гермес», «Тибет» и
212
др., всего 1800. От деятельности этих пирамид пострадало около 40 млн. человек. А сумма, которую в общей сложности потеряли вкладчики, была сопоставима с годовым бюджетом России.
По данным Госдумы, после августовского кризиса более 40% граждан оказались за чертой бедности. Обнищание народа явля­лось закономерным и ожидаемым результатом строящейся в Рос­сии системы «капитализма для узкого круга людей». В разгар эко­номического кризиса Ельцин вновь обратился к любимой им «ап­паратной игре»- 24 августа уволил Кириенко, который выполнил свою задачу, проделав черновую работу, объявив о финансовом банкротстве, и назначил премьером Черномырдина, однако депута­ты Госдумы связывали наступивший кризис с его именем, откло­нили его кандидатуру и избрали премьером Е.М. Примакова.
Предстояло голосование по импичменту. Поэтому Ельцин на всякий случай решил укрепить свои тылы. Примакова он, видимо, считал недостаточно лояльным. 12 мая 1999 г. ставший популярным Примаков был отправлен в отставку, премьером назначен С В.Степашин, бывший министр внутренних дел. Через четыре дня состоялось голосование по импичменту, но ни по одному пункту не было получено необходимое конституционное большинство в две трети голосов.
Общество надеялось, что теперь прекратится частая смена премьер-министров. Однако вновь обострились отношения с Чеч­ней, и отряды Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан. Приехав­ший туда Степашин жесткой позиции по отношению к Чечне не высказал. Демократическая фигура не устраивала президента, и 9 августа Степашин был смещен. Была предложена кандидатура В.В.Путина.
Подведем некоторые итоги периоду правления Ельцина. Пре­зидент Ельцин и создаваемые при нем правительства не решили сколько-нибудь удовлетворительно ни одной из крупных задач, поставленных перед страной в переходный период. Прежде всего, не была создана полноценная рыночная экономика. 75% экономики обслуживалось бартером, 40% экономики являлось теневой, не созданы равные условия для свободной конкуренции.
В стране так и не возник «средний класс» - опора экономиче­ской и политической стабильности. Возможно, олигархическая система не желала иметь массового конкурента в его лице. Если в развитых странах «средний класс» составляет до 80% населения, то у нас он представлял тонкий слой - 13% в 1999 г. Отсюда крайняя
213

поляризация общества на очень богатых и огромное большинство бедных, создающая обстановку непредсказуемости. Историческая задача формирования «среднего класса» просто не решалась, не использовался опыт нэповского прошлого и современного Китая, где экономика переходила к рынку без потерь.
Ельцинское руководство не выполнило и политических задач. Не создано правовое государство, люди не стали равны перед зако­ном, нормой жизни стал правовой беспредел, разгул преступности, чиновничество погрязло в коррупции и взяточничестве. Не сфор­мировано и нормальное гражданское общество с его политически­ми институтами, партиями и движениями, по-настоящему незави­симыми профсоюзами, средствами массовой информации, которые в совокупности могли осуществить контроль над государством в интересах народа. Созданная в России демократия не отвечала ев­ропейским стандартам, её важнейшие принципы нарушались вла­стями в центре и на местах в собственных интересах.
8 целом ельцинское руководство страной, охватившее все 90-е годы, следует оценить негативно. Прежде всего за масштабную конфискацию сбережений народа, за номенклатурную приватиза­цию государственной собственности, вылившуюся в бесплатный ее дележ между кучкой людей за спиной народа. Следствием пагуб­ной для страны политики Ельцина стали обнищание народа, заси­лье криминалитета и коррупции. Не случайно рейтинг Ельцина упал до 2% его поддерживающих, и в обществе его имя ассоцииро­валось со всем негативным, а он сам рассматривался как основной тормоз на пути оздоровления общества.
Вторая Чеченская война. Избрание президентом В. В. Путина
9 августа 1999 г. председателем правительства Ельцин назна­чил директора ФСБ, 47-летнего В. В. Путина, вскоре утвержденно­го Думой в этой должности. Позднее, когда Ельцин сообщил о том, что он видит Путина своим преемником на президентском посту, многим это показалось несерьезным, так как новый глава кабинета был совершенно неизвестен стране, не был публичным политиком. Однако скептическое отношение к невысокому, худощавому пре­мьеру вскоре рассеялось: Путин проявлял себя решительным, же­стким руководителем, действовал в духе российского традицио­нализма. В России всегда преклонялись перед руководителем «сильной руки», который, опираясь на патриотизм народа, жестоко
214
карал его врагов. Путин с самого начала показывал эти качества в отношении чеченских сепаратистов.
После первой Чеченской войны в республике происходили процессы, приведшие к новому конфликту с Москвой. Народное хозяйство Чечни было разрушено, помощи от России поступало мало. В 1997 г. Ельцин сам беспомощно признавался, что выделили Чечне 800 млрд- рублей, а дошло только 150 млрд. и неизвестно, куда они девались на пути. Не занятые в общественном производ­стве, безработные, почти поголовно вооруженные люди создавали почву для роста криминала. Некоторые вооруженные группировки начали заниматься заложничеством, похищением людей, требуя за них выкуп. Широко известны случаи похищения трех граждан Италии, четырех российских репортеров, сотрудников Красного Креста, двух ученых из Польши и др. Самый известный жестоко­стью случай - зверское убийство четырех британских инженеров по приказу полевого командира А. Бараева. Подобными шоки­рующими мир преступлениями некоторые чеченские полевые ко­мандиры создавали себе кровавый имидж, способствовали форми­рованию негативного общественного мнения о Чечне.
Криминал не имеет национальности и не одни чеченцы занима­лись им. Некоторые командиры федеральных частей строили бизнес на продаже своих солдат чеченским бандитам. В мае 2000 г. завер­шился судебный процесс над сержантом В. Пинегиным, который в Дагестане продал чеченцам 15 подчиненных ему солдат, затем, пе­рейдя в другую часть, - еще несколько солдат. Зам. командира 19-й дивизии 58-й армии Северо-Кавказского военного округа полковник А. Савченко работал на боевиков, другие военнослужащие этой ди­визии тесно взаимодействовали с бандитами. За два года из частей 19-й дивизии было похищено до сотни военнослужащих.
Почему же федеральная власть и президент Чечни Масхадов своевременно не пресекли работорговлю? В интервью правозащит­нику В.Попову 22 апреля 2000 г. Масхадов объяснил, что попытка покарать полевых командиров, занимающихся похищением людей, привела бы к гражданской войне, тогда российские* войска вторг­лись бы в Чечню, уничтожили нас, мы бы проиграли войну. «Но мне удалось избежать этой трагедии», - заявил он. Бездействовала и федеральная власть. Были похищены даже представитель Прези­дента В. Власов и представитель МВД генерал Г. Шпигун. Первый был освобожден чере» несколько месяцев, второй - убит.
215

7 августа 1999 г. последовало провокационное выступление -отряды Басаева и Хаттаба вторглись в соседний Дагестан. Их под­держали лишь ваххабиты нескольких сел. Была проведена войсковая операция против басаевцев и вооруженных ваххабитов, поддержан­ная населением. Теперь Кремль мог использовать перелом в общест­венном мнении в пользу войны, вызванный провокационным высту­плением Басаева и серией взрывов домов в Москве и Волгодонске. Путин объявил об аннулировании Хасавюртских соглашений, чтобы иметь свободу действий. Преследуя отряды Басаева, федеральные войска перенесли боевые действия на территорию Чечни.
Новая война в Чечне вызвала большой разброс мнений. Следует выделить две версии - официальную и неофициальную, по-разному объясняющих возникновение, причины, цели, характер, способы и методы ее ведения. Первую версию представляют органы власти, лояльные ей партии и СМИ, вторую - оппозиционные СМИ (НТВ, радио «Эхо Москвы», «Новая газета» и др.), правозащитные органи­зации, общество «Мемориал», независимая организация юристов. Как показывает недавний опыт афганской и чеченской войн, у не­официальной версии не меньше шансов быть более объективной. Требуется время, чтобы события улеглись, появились документы и материалы, объясняющие характер событий. А пока версии во мно­гом альтернативны.
По официальной версии федеральные войска ведут в Чечне не войну, а «контртеррористическую операцию», сражаются не со «свободолюбимым народом», а вооруженными бандитами и терро­ристами, удары наносят не по мирным жителям, а только по базам и местонахождениям бандитов. Оправдываются цели операции -покончить с вооруженными бандами, работорговлей, уничтожить одиозных полевых командиров, вернуть народ к мирной жизни.
Согласно неофициальной версии, в войне с Чечней были заинте­ресованы Кремль, генералитет, почти вся политическая элита. Они хотели реванша после поражения в первой Чеченской войне. Генера­лы начальник Генштаба А. Квашнин, его первый зам. В. Манилов, В. Казанцев, Г. Трошев, В. Шаманов выступали за эскалацию военных действий, за перенесение их на территорию Чечни. Генерал Шаманов неприкрыто шантажировал власть: «Если армию остановят, страна будет поставлена на грань гражданской войны». Войну оппозиция связывает с интересами нелегального бизнеса, когда на чеченскую мафию в 90-е годы списывали многие преступления в финансовой сфере, к которым чеченцы имели косвенное отношение.
216
Сторонники неофициальной версии считают, что в Чечне ведется полномасштабная война, в которой участвует около 150 тыс. воинов Она нужна была для поднятия рейтинга Путина, избрания его прези­дентом на патриотической волне. Его призывы «мочить в сортире», «раздавить в логове» чеченских бандитов были в духе российских традиций, понятны народу. Они компенсировали отсутствие у пре­мьера сколько-нибудь разработанной экономической программы.
На начало войны повлияли и взрывы домов, происходившие в сентябре 1999 г. в Москве и Волгодонске. Тут же было объявлено о «чеченском следе», хотя и через два года виновники взрывов не най­дены, не проведены судебные расследования. Сомнения в «чеченском следе» содержались в материалах «Новой газеты», передачах старой редакции НТВ, выступлениях Березовского, романе А.Проханова «Господин Гексоген» и др. Высказывалось мнение о причастности спецслужб к взрывам. Словом, вопрос о взрывах домов до судебных решений остается открытым. Но тогда заявления о «чеченском следе» во взрывах сыграли свою роль: россияне были запуганы, 73% опро­шенных боялись, что могут стать жертвой теракта. Общественное мнение повернулось в поддержку войны против Чечни: в октябре 1999 г. 60% опрошенных были за продолжение бомбардировок Чечни.
Десятки национал-патриотических партий и организаций возбу­ждали в населении античеченские, антикавказские настроения. Опро­сы тех дней показывали, что 64% россиян желали высылки всех лиц «кавказской национальности» из России. Патриотический угар охва­тил и видных политиков. Губернатор Курской области, член Совета Федерации А.Руцкой публично призвал проводить в Чечне «тактику выжженной земли». Забыв о поражениях в Афганистане и Чечне, он злобно твердил: «...через неделю не только из Грозного, но и из всей Чечни надо сделать пустыню Гоби» и «Грозный надо накрывать из всех видов оружия». «Либералы» и «демократы» А. Чубайс, Е. Гай­дар призывали к войне, утверждая, что благодаря чеченской войне «Россия встает с колен, возрождает свое величие». «Либералов» не беспокоило то, что война принесет массовое нарушение прав челове­ка, гибель мирных жителей, а для возрождения величия вовсе не тре­буется уничтожение других народов.
В такой воинствующей атмосфере российские войска 1 октября 1999 г. пересекли чеченскую границу и двинулись к Грозному. Были пущены в ход все современные средства ведения войны, число войск доходило до 150 тыс. и несколько тысяч единиц бронетехники. Сколько бы ни говорили о точечных ударах по бандам и их базам,
217

война шла по своим законам: в ней неизбежно страдали и гибли мирные жители. Заверение первого зам. начальника Генштаба В. Манилова о том, что «по населенным пунктам войска огонь не ве­дут», не подтвердилось. Уже 21 октября центр Грозного подвергся ракетному обстрелу: ракеты упали на родильный центр и рыночную площадь, погибли более 150 человек, в том числе 13 новорожден­ных, ранено 400 мирных жителей. Военные вначале отрицали факт обстрела, затем назвали обстрел некой спецоперацией.
В начале декабря войска подошли к Грозному. 6 декабря генералы предъявили его жителям ультиматум покинуть город до 11 декабря, иначе оставшиеся там «будут считаться террористами и бандитами и будут уничтожены». В то время в городе оставалось до 20 тыс. мирных жителей, из них успели выйти немногие, старые и больные не сумели. Ультиматум возмутил общественность западных стран. Президент США Б. Клинтон заявил: «Россия дорого заплатит за свои действия в Чечне». Правда, затем столь резкая реакция была смягчена.
В январе 2000 г. начался штурм Грозного и через несколько дней сопротивление противника было сломлено. Российские войска заняли превращенный в руины город. Не все города брались боем и разруша­лись. С жителями Гудермеса удалось договориться о выводе из него боевиков. Далее начались значительные потери войск. В Аргуне и Шали войска сутки отбивали нападения боевиков. Колонны броне-техники у этих городов попали в засаду. За несколько часов боя в Ар­гуне погибло 26 солдат.
В условиях начавшейся войны развернулась предвыборная кам­пания по выборам Государственной думы, назначенным на 19 декабря 1999 г. Основная борьба развернулась между Кремлем и оппозицион­ным ему блоком «Отечество - Вся Россия» (ОВР) во главе с Примако­вым и Лужковым. Она приняла жесткий характер: стороны обвиняли друг друга в коррупции и других неблаговидных делах. По телевиде­нию показывали бывшего министра юстиции Н. Ковалева, посетив­шего баню в обществе девиц легкого поведения, крутили ролик с изо­бражением «человека, похожего на Генерального прокурора» Ю. Скуратова в постели с двумя проститутками... Ельцин сместил Скура­това с поста, но его отставку не принял Совет Федерации. Экс-прокурор с высокой трибуны обличал президентскую семью во взя­точничестве и казнокрадстве. Против него возбудили уголовное дело, затем прекратили его.
В ходе кампании, ведя борьбу с оппозицией. Кремль создал про-правительственный блок «Единство». Путин заявил о своей поддерж-
218
ке этого блока. Теперь многие политики, региональные руководители перед этим только участвовавшие в ОВР, проявляя традиционное вео-ноподданничество, быстро сменили политические ориентиры и спе­шили посягать в верности Путину и «Единству».
Одержать победу Кремлю не составляло большого труда. Вслед за Путаным «Единство» поддержали почти все телеканалы и газеты. Упор делался на подрыв позиций основного конкурента -ОВР. В отношении него применялись небывало жесткий прессинг, грязные технологии. Особенно отличался телеканал ОРТ и его ве­дущий С. Доренко, который, не заботясь об объективности, обви­нял Примакова и Лужкова во всех смертных грехах, включая уго­ловные дела. Столь популярные до этого лидеры, претендовавшие даже на пост президента, резко теряли свои рейтинги.
На состоявшихся 19 декабря выборах коммунисты получили 24,2%, «Единство» - 23,4%, ОВР - 12,6%, Союз правых сил - 8,7%, партии Явлинского и Жириновского по 6% голосов. Коммунисты потеряли контрольный пакет в Думе. Кремль получил лояльное, контролируемое большинство в новом парламенте.
Под новый год Ельцин объявил о своей досрочной отставке и на­значении Путина исполняющим обязанности Президента. Тем самым Ельцин предоставил своему преемнику реальный шанс быть избран­ным. В состоявшихся 26 марта выборах убедительную победу одер­жал Путин, он стал вторым Президентом Российской Федерации.
Новый президент приоритетной задачей объявил укрепление государства, усиление вертикали исполнительной власти. Были созданы семь федеральных округов во главе с полномочными представителями президента. По поручению Путина они занялись приведением в соответствие регионального законодательства с фе­деральным, так как более 3,5 тыс. нормативных актов не соответст­вовали Конституции РФ и федеральным законам. В течение года уже 4/5 из них были приведены в соответствие.
Была реформирована верхняя палата парламента - Совет Феде­рации. До этого его членами состояли губернаторы и председатели Государственных собраний субъектов Федерации. Они* выводились из верхней палаты, их места занимали по два чиновника из каждого ре­гиона. Влияние местной элиты на центральную власть теперь ослабло.
Реформирование верхней палаты, создание вертикали испол­нительной власти получило неоднозначную оценку в обществе. Оппоненты Кремля из числа демократических, правозащитных'ор-' ганизаций, независимых СМИ отмечали, что политика Путина не
219

имеет четкую демократическую направленность. В лозунге о силь­ном государстве, ставке на возрождение армии, герба, флага, в де­лении страны на семь округов, назначении полпредами генералов оппоненты увидели воскрешение отживших царских структур. Вы­сказываются опасения, что создание послушного сената при кон­тролируемой Кремлем Госдуме может привести к авторитаризму, А сильное государство в современном понимании - это правовое государство, контролируемое гражданским обществом, в котором сильны позиции граждан, свободных и равноправных, образован­ных и здоровых.
Утверждение государственных символов также породило рез­кую критику в обществе. Восстановление гимна на музыку Алек­сандрова общество «Мемориал» и Московская хельсинкская груп­па назвали «шагом к реваншу», «стихийной реставрацией старых порядков», ностальгией по советским временам. Большой резонанс получило наступление на телеканал НТВ, радио «Эхо Москвы», затем на ТВ-6 и др.
На Западе также заговорили о наступлении на свободу слова в России. Да и сам Путин иногда произносил угрожающие слова. Помимо призыва «мочить в сортире», неожиданным и шокирую­щим сочли его заявление в интервью французской газете «Фигаро» о том, что «у государства в руках дубина, которой оно бьет всего один раз, но по голове». Они тяжело воспринимались не только в европейских странах, но и в собственной стране, которая пытается избавиться от тоталитарного наследия. Получил распространение тезис об управляемой демократии в России, которая позволяет вла­стям в собственных интересах манипулировать избирателями на выборах, общественным мнением перед началом войны и т.д.
Проблема укрепления государства имеет такой важным аспект, как преодоление недоверия граждан своему государству. Об этом писал Путин в своем послании Федеральному собранию в апреле 2001 г.: «Суть многих наших проблем - в застарелом недоверии к государству, неоднократно обманывавшему граждан. В унаследованной из прошлого подозрительности граждан к государству». Государство обманывало и не обеспечивало защиту граждан от произвола рэкетиров, бандитов и взяточников, допуская нарушение прав и интересов значительной части населения. Оно не доверяет правоохранительным органам. В начале 2001 г. 90% опрошенных не доверяли Генеральной прокуратуре, низкий был уровень доверия к милиции. Не стал независимым суд, он
220
находится под влиянием должностных лиц и теневых сил. Проис­ходит рост взяточничества чиновничьего аппарата. На вопрос «Приходилось ли Вам дать взятку?» 70% опрошенных ответили «да».
Затяжной кризис поразил прежде всего экономику и социальные сферы. По данным академика А. Аганбегяна, по уровню внутреннего валового продукта (ВВП), который приходится на душу населения (это основной экономический показатель), страна находится в шес­том десятке государств. У нас он равен 3,5 тыс. долларов, в США 30 тыс., в Европе - 20-25 тыс. (Страны, в которых этот показатель больше 10 тыс. долларов, относятся к числу развитых). Деловой кли­мат не улучшился, о чем свидетельствует продолжающийся отток капитала, составляющий, по словам Путина, 20 млрд. долларов в год. Государство остается беспомощным в борьбе с теневой экономикой, составляющей до 40%. Это значит, что с колоссальных сумм не пла­тятся налоги.
Уровень жизни граждан, по признанию Президента, остается крайне низким. Периодическое и незначительное повышение зар­платы и пенсий еле покрывает последствия инфляции. Минимальная пенсия в месяц в России составляет 21 доллар, а в Китае 80, Англии -633, США, Франции - 667, Японии - 833. Число россиян с доходами ниже прожиточного минимума составляло в начале 2001 г. 54,4 млн, т.е. 37% населения. Мизерные зарплаты большинства населения в основном уходят на «жизнь», т.е. 70% заработанного тратится на то­вары и услуги, почти не остается на лечение, на отдых, на покупку квартиры и т.д. К тому же государственное финансирование здраво­охранения сокращалось, и Россия тратит на здоровье 3 доллара на человека в месяц, а США - 300. Зарплата педагогов в России состав­ляет 1 тыс. долларов в год, в Венгрии - 8 тыс., Чехии, Турции - 9 тыс., Англии и США - 37 тыс. В обществе набирает обороты алкого­лизация, становясь национальным бедствием.
В полной зависимости от экономических, социальных и мо­рально-психологических факторов складывается образ жизни, ка­чество жизни россиян. Концентрированным выражением его явля­ется продолжительность жизни, по ней российские мужчины за­нимают 135-е место, женщины - 130. Российские мужчины в сред­нем живут 58 лет, японские - на 20 лет больше.
Вернемся к «контртеррористической операции» в Чечне. С перенесением операции в горные районы Чечни она начала давать сбои, больше приобретала черты, характерные гражданской войне:
221

обе стороны крайне ожесточались и проявляли редкую жестокость, не щадящую даже женщин и детей. Дня федерален период уверен­ных побед начал чередоваться с тяжёлыми потерями.
Череда потерь федералов началась с гибели 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка в конце февраля 2000 г. Произошло это в горной Чечне под селом Улус-Кертом. Рота погибла, защищая высоту, которая позволяла контролировать вход в Аргунское уще­лье. Генералы всячески скрывали масштабы жертв, по телевиде­нию сообщали о гибели сначала 20, затем 31 человека. На самом деле погибших оказалось 84 человека, значительная часть которых была из Псковской области. 2 марта на подступах к Грозному была расстреляна в упор колонна из Сергиева-Посада. 22 омоновца были убиты на месте, 31 человек ранен. Правду об этой трагедии воен­ные пытались скрывать. И было что скрывать: колонну расстреля­ли сами же федеральные части, приняв ее за врага. Было заведено уголовное дело.
Далее трагедия постигла колонну Пермского ОМОНа: погибло 43 чел., расстрелянных в упор, разорванных минами, раненных, потом добитых. 23 апреля в районе Сержень-Юрта боевики из за­сады напали на тульскую колонну ВДВ, в результате лучшая диви­зия за один день потеряла 17 человек убитыми и 6 ранеными; 11 мая в Ингушетии в результате обстрела боевиками колонны внут­ренних войск погибло 19 бойцов.
Генералы говорили, что не воюют с народом, лишь наносят точечные удары по бандитам и их базам. Однако на деле установки залпового огня, крупнокалиберная артиллерия, самолеты и верто­леты не щадили никого. Применялись также новейшие вооружения большой мощности. О том, как проводилась «контртеррористиче­ская операция», строго точечные бомбометания, можно иметь представление на примере с. Комсомольского, описанном лояльной властям, поддержавшей Путина на выборах «Независимой газетой» (от 13 апреля 2000 г.): «Бойня в Комсомольском продолжалась три недели. По селу наносились удары мыслимым и немыслимым ору­жием. Работала артиллерия всех калибров, танковые пушки и сис­темы залпового огня не знали передышки, использовались ракеты «земля-земля», вертолеты и бомбардировщики сбрасывали свой смертельный груз круглые сутки. Применялись и суперсовремен­ные виды оружия: «Змей Горыныч» - ракета с многометровым хво­стом из тротила, которая сжигала все в округе; «Буратино» -«бревно» с тротиловой начинкой, превращающее в пыль даже бе-
222
тонные укрытия... В отдельных подвалах было сплошное месиво из человеческих тел. Иногда приходилось собирать трупы по частям У многих отрезаны уши...»
Взятие городов и сел, регулярные их зачистки сопровождались жестокостями, и лишь немногие случаи получали широкую огла­ску. 25 ноября 1999 г. в станице Слепцовской военные с бронема­шины расстреляли в упор 21-летнюю Л. Котиеву. Генералы пыта­лись выдать воинов за боевиков, однако инцидент произошел при многочисленных свидетелях. Еще больше позора федеральной ар­мии принес высокопоставленный военный - командир полка пол­ковник Буданов, который ночью выволок из дома чеченскую де­вушку и в воинской части задушил и закопал в землю. Происшест­вие получило огласку только благодаря многочисленным свидете­лям. М. Удугов предложил обменять Буданова на 9 омоновцев из Перми, находившихся в плену, угрожая в противном случае под­вергнуть их казни. Власти не пошли на обмен, и пленные в указан­ный срок были казнены. Получилось, что полковник косвенно ви­новен и в гибели 9 омоновцев.
Законы войны таковы, что насилие порождает насилие, идет бесконечный «обмен» жестокостями. Уже давно объявлено об ос­вобождении всех городов и сел Чечни, об уничтожении всех ос­новных сил и баз боевиков, а они вот уже третий год после начала операции продолжают ежедневно нападать на российские войска, подрывать боевую технику, убивать воинов. Не проходит и дня без сообщений об этом. На третьем году войны в центре Грозного сбит вертолет с высокопоставленными должностными лицами Геншта­ба: погибли два генерала, шесть полковников и других старших офицеров, а также экипаж вертолета. В январе разбился другой вертолет: погибло 14 чел., в т.ч. два генерала, три полковника.
Парадоксальность положения объяснялась постоянным попол­нением рядов боевиков новыми силами, составляющими неболь­шие отряды и группы. Они являются порождением жестоких ме­тодов, применяемых при проведении «контртеррористической опе­рации». Это - «дети войны», которые ранее не собирались воевать, даже ждали прихода армии как освободительницы, но потеряв род­ственников и близких, свои дома и села, они включились в борьбу с целью мщения за убитых и исчезнувших.
Данную версию подтверждает и назначенный Кремлем глава администрации Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров: «в начале войны 1994-1996 гг. в рядах боевиков было 5-6 тыс.человек, к окончанию
223

уже 10-12 тыс. В эту кампанию начинали воевать от 1,5 тыс. чело­век. Но прошли зачистки и людей, поддерживающих боевиков, стало в 3 раза больше». Он убежден, что «военные, проводя зачи­стки, вольно или невольно, работают на боевиков».
Число задержанных, увезенных неизвестно куда и навсегда про­павших увеличивалось. В июне 2001 г. на парламентских слушаниях вице-спикер В. Лукин признал: «беспредел» и работорговля, процве­тавшие в республике еще в первой половине 90-х годов, существуют и по сей день. В розыске - до 1,5 тыс. человек (600 из них исчезли в хо­де «контртеррористической операции»). Их, как правило, увозят во время зачисток и схватывают на улице, и их следы теряются.
За все время военной операции не менее острой была и остается проблема беженцев. Их число в пик операции дошло до 250 тыс. только в Ингушетии, что характеризовалось как гуманитарная ката­строфа. Через два года после начала операции их было 120 тыс. Они третью зиму зимуют в тяжелейших условиях, в дырявых палатках без тепла и света, не возвращаются в свои дома, боясь зачисток.
Общественное мнение на Западе крайне резко реагировало на войну в Чечне. Население западных стран знакомо с жуткими кар­тинами войны - обстрелов, разрушений, зачисток.. Под давлением общественности власти США, Франции, Германии осуждали мето­ды и средства проведения операции, считали их неадекватными, требовали прекращения чрезмерного применения сил против граж­данского населения, предлагали решения проблемы путем перего­воров.
Чеченский вопрос стал предметом обсуждения на встрече в вер­хах, организованной ОБСЕ в Стамбуле в ноябре 1999 г. Она вошла в историю как «чеченский саммит», т.к. Россия с кровоточащей про­блемой Чечни была в центре встречи. В принятом документе Россия признала необходимость соблюдения норм ОБСЕ в чеченском регу­лировании, разрешения кризиса политическим путем, необходимость начала политического диалога с чеченской стороной.
С течением времени восприятие войны в российском обществе несколько изменилось: упал первоначальный национал-патриотический подъем, но и не возникло антивоенного движения. Происходило привыкание народа к жертвам, потерям своих сыно­вей, к трауру - признак неблагополучного общества. Не оправдались и циничные расчеты на возрождение величия государства и армии через войну, пролитие крови. Не стала война маленькой и победо­носной, о чем мечтали политики и военные. Она стала затяжной,
224
кровопролитной, подорвавшей престиж России. Уже к ноябрю 2001 г. погибло 3108 воинов, ранено - 11,6 тыс., а сколько погибло граж­дан России чеченской национальности, не знает никто.
В условиях войны усилились негативные тенденции в армии -росла дедовщина, от которой ежегодно гибнут, по данным Мин­обороны, около 500 человек, а по подсчетам правозащитников - от 2 до 5 тыс.; порядка 30 тыс. военнослужащих ежегодно становятся объектами побоев и издевательств со стороны старослужащих и командиров; наблюдается массовое уклонение молодежи от призы­ва на военную службу, массовое дезертирство. От службы пытают­ся уклониться ежегодно около 20 тыс. призывников. В последние годы ежегодно российскую армию незаконно покидают примерно 5 тыс. военнослужащих.
Внешняя политика
Самым значительным геополитическим событием в 90-е годы явился развал многовековой Российской державы. Он был обу­словлен действием «закона распада империй», ускорен социально-экономическим и политическим кризисом советской системы. На месте СССР образовались 15 независимых республик, а Российская Федерация стала его преемницей де-факто. Россия уже не имела статуса сверхдержавы, её роль в международных делах резко ос­лабла. Она лишилась бывших союзников, а другие государства дистанцировались от нее. К её рубежам приблизился военный блок. В мире заговорили о провале экономической реформы в России, коррумпированности власти, экспорте «русской мафии» и др.
В феврале 1996 г. Россия сделала свой выбор - стала членом Совета Европы, тем самым подтверждая свою европейскую ориен­тацию, готовность соблюдать права человека, приверженность к демократии. Членство увенчалось ратификацией конвенции по правам человека. Однако не все шло гладко с выполнением взятых на себя обязательств.
Приоритетным направлением внешней политики России счи­талось укрепление отношений с бывшими союзными республика­ми, большинство из которых объединены в СНГ (за исключением республик Прибалтики). Однако большую часть этих связей она растеряла. Властям России не хватало дальновидности, чтобы с учетом изменившейся ситуации разработать новую концепцию взаимоотношений с «ближним зарубежьем». На Москву давил комплекс «старшего брата», оттолкнувший от себя большинство
225

республик. С другой стороны, и сами молодые государства стреми­лись к избавлению от опеки бывшего центра, от любой формы за­висимости от него. В результате произошла экономическая и поли­тическая переориентация государств СНГ на страны дальнего за­рубежья.
Зато интеграционный процесс задействован в отношениях России и Белоруссии, которые вошли в некий союз с неопределен­ным статусом. Не были достигнуты желаемые дружественные от­ношения России с Украиной. История оставила немало проблем, которые обостренно воспринимаются националистическими сила­ми в обоих государствах. На Украине они раздували «антимос-кальские» настроения, а в России с территориальными претензия­ми выступали некоторые политические деятели, в том числе сто­личный мэр Ю. Лужков (в отношении Крыма, Севастополя, Чер­номорского флота). В мае 1997 г. Москва и Киев заключили Боль­шой договор, предусматривающий взаимовыгодное сотрудничест­во, создание основ стратегического партнерства.
Курс на обеспечение европейской безопасности с ОБСЕ в ка­честве краеугольного камня претерпел серьезные коррективы: уси­лился и расширил свои границы Североатлантический блок, он стал играть важную роль в европейских делах. Поставленная цель дальнейших радикальных сокращений вооружений и недопущения подрыва договора по ПРО не была реализована. Россией намеренно затягивалась ратификация договора СКВ-2 в попытке увязывать ее с другими проблемами, а теперь США объявили о своем намерении выйти из него с целью создания космического щита.
На восточном направлений внешней политики Кремль высту­пал с инициативой заключения мирного договора с Японией к 2000 г. Она оказалась не подкрепленной решимостью определить нако­нец судьбу четырех южно-курильских островов, являющихся клю­чевыми во взаимоотношениях сторон. Нормальные политические отношения сложились с Китаем, хотя они не базируются пока на прочной экономической основе.
Главный успех во внешней политике России состоял в том, что Россия удержалась, не сползла в полномасштабную конфронтацию с Западом, когда вставали вопросы о расширении НАТО, бомбардиров­ке Сербии и операции против Ирака. Каждый раз Москва выходила из этих кризисов, частично восстанавливая свои отношения с Западом.
Многие издержки российской внешней политики связаны с тем, что страна потеряла статус сверхдержавы, а претензии на роль
226
великой державы остались. Но они не подкреплялись объективным экономическим и социальным потенциалом. Запад в отношении России вел себя осторожно, не пытался помочь России стать могу­щественной державой, но и дестабилизировать её не хотел Это было оправдано: Россия со временем смирится со своим новым по­ложением одной из средних держав, так как без экономического могущества невозможно стать супердержавой вопреки питаемым иллюзиям. Статус средней миролюбивой и уважаемой державы был бы для России весьма привлекательным.

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>