<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

Пруссия, после объединения Германии, снова становится ключевым участником в большой германской игре. Онемеченная прусская нация, которая, как это ни странно, довольно уютно чувствовала себя в советском блоке, сейчас очень болезненно приживляется к общегерманскому организму ФРГ:
"Радости и удовлетворению, вызванным столь неожиданно ставшим возможным объединением Германии, грозит опасность оказаться поглощенными теми огромными проблемами и тем тяжелым бременем, которые несет с собою процесс этого воссоединения. Сегодня уже никто не может дать надежный прогноз относительно удачного проведения отдельных этапов преобразования бывшей ГДР в приближающуюся к западногерманскому индустриальному обществу социальную структуру. Во всяком случае, этот процесс, которому предстоит длиться еще долго, являет собой исключительный вызов германской политике, а также и германскому обществу, отвечая на который выросшая за 40 лет западногерманская демократия, распространенная теперь на земли бывшей ГДР, должна выдержать действительное испытание".
ГДР была государством пирамидального ("верхового") порядка, естественно воплощая ценностный код пруссов:
"ГДР была государством СЕПГ. Прочие партии, правда, не были устранены с политической арены, поскольку следовало сохранить демократическую видимость многопартийной системы. Но они были обязаны раболепно признавать руководящую политическую роль СЕПГ и влачить существование в качестве так называемых блоковых партий целиком под ее эгидой. СЕПГ хотя и предоставила им некоторые второстепенные функции и мандаты, однако до самого конца не опасалась никакой оппозиции с их стороны. Партии блока были фактически унифицированы".
"Естественность" партийного централизованного государства стала причиной его устойчивости, несмотря на диктат Москвы и органичную неэффективность социалистической экономики:
"При Ульбрихте в 1952 г. было принято решение о "планомерном строительстве социализма", и оно осуществлялось всеми средствами государственного насилия. Именно Ульбрихт учредил в ГДР социалистическую систему, которая несмотря на внутренние проблемы, связанные с ее экономическим потенциалом и эффективностью организационных форм, превратилась в особенно успешно развивавшееся государство и в самого надежного во всей советской империи партнера СССР. Именно Вальтер Ульбрихт заложил и силой закрепил те экономические и социальные основы ГДР, на которых базировался и продолжал действовать дальше его преемник Эрих Хонеккер".
Именно ценностная "естественность" ГДР стала основой для далеко зашедшей национальной идентификации населения с восточно-германской республикой и ее обществом, а также стимулировала небезуспешные попытки перехватить у СССР роль "знаменосца социализма":
"Так, с 1961 г. в ГДР началась фаза более сильной идентификации населения с навязанной ему социалистической системой, поскольку никакой альтернативы у него более не было. Под этим знаком шло относительно последовательное дальнейшее развитие и укрепление социалистической системы в ГДР.
Консолидация государства СЕПГ прогрессировала при Вальтере Ульбрихте в 60-е годы так быстро, что шеф этой партии и он же Председатель Государственного совета ГДР решился даже поставить под вопрос руководящую роль Советского Союза и образцовый характер его системы. Он предпринял осторожную попытку несколько высвободить ГДР из-под абсолютного советского господства. Мол, ГДР должна сама стать успешно осуществляемой моделью социалистического государственного строя и подлинного "человеческого сообщества".
И все же, уже в семидесятые годы, когда отставание от Запада стало слишком большим, когда в советском блоке все более заметными стали маразматические проявления, в ГДР началось накопление недовольства и усилились сторонники западногерманской модели развития. Но система оставалась стабильной:
"Полное отгораживание от Запада уже нельзя было проводить после договора об основах отношений между ФРГ и ГДР и общеевропейского совещания. Несмотря на растущее недовольство населения ГДР (которое, даже при определенном улучшении материальных условий жизни, не могло мириться со своими ограниченными жизненными возможностями, а особенно с препятствиями для поездок на Запад), укрепившаяся в ГДР структура власти никогда не подвергалась серьезной опасности… общество ГДР в 80-х годах стало более живым, лабильным и уже не безоговорочно подчинялось давлению сверху. Однако никакая опасность для сохранения тоталитарной системы и структуры власти не могла вырасти из внутреннего развития, из стремления к изменениям и улучшениям".
Пруссы (пруссаки)– носители ценностей централизма, а не партикуляризма. Если бы им не удалось объединить Германию в XIX веке, то все германские болезни протекали бы легче и "протекли" бы значительно быстрее.
Думаю, что безумия гитлеровской диктатуры не было бы, хотя, может быть, случилось другое безумие. Причем, случись оно в 50-х годах, то, вероятно, мир сейчас лежал бы в радиоактивных развалинах. Поэтому не будем оценивать, что лучше и, тем более, сожалеть о бедной Германии, ставшей добычей "злодеев-пруссов". Что случилось, то стало нашим общим достоянием, как опыт, как предостережение, да и как послевоенный расцвет.
Будущее значение прусского фактора, чуждого природе германского духа, но имеющего "пропуск" не только к германским комплексам, но и в германскую политическую и социальную систему, более подробно рассмотрим в прогнозной главе.
Земельный партикуляризм
Что еще роднит политическую систему современной Германии с ее славным прошлым?
Социальным фундаментом Германии являются десять тысяч коммунальных общин, городских и сельских, а ее первыми социально-политическими этажами являются парламенты и правительства федеральных земель. Замечательным проявлением германского партикуляризма является система, при которой органы центральной власти полагаются в реализации своих решений на аппараты земельных правительств:
"Организация управления Федеративной республикой – в основном дело земель. Большинство федеральных министерств для реализации принятых ими решений собственного административного аппарата не имеет, а пользуется помощью и содействием земельных управлений. Федерация обращается к ним с указаниями, дает поручения и воздействует изданием распоряжений на конкретное проведение ими в жизнь положений законов. Тот факт, что конкретная, детальная работа должна обеспечиваться землями, создает исключительно сильные позиции бундесрата в процессе законодательства, которые, не в последнюю очередь, проявляются как соучастие в административной деятельности. Отсутствие центрального единого управления, хотя и несколько усложняет административный процесс, не может все-таки рассматриваться как главная слабая сторона германской управленческой системы. Напротив, сотрудничество между Федерацией и землями отлажено довольно хорошо и придает землям через бундесрат тот вес, который никак нельзя недооценивать".
Важная роль бундесрата в политической системе ФРГстала следствием победы германской традиции в острой политической дискуссии:
"Обсуждалась альтернатива. Можно было либо принять принцип сената, предусматривавший образование второй, формируемой федеральными землями палаты, депутаты которой избираются народом путем прямого голосования, либо позаимствовать из прошлого традиционный германский принцип совета, при котором члены второй палаты стали бы представителями правительств земель, связанными их инструкциями. Решение было принято в пользу традиции. Это значит, что бундесрат (федеральный совет) представляет интересы земель в федерации через назначенных, а не избранных представителей земельных правительств. Соответственно этому принципу, представительство земель функционирует в процессе формирования государственной воли преимущественно как инструмент исполнительной власти и бюрократии, а не как дополнительный орган демократического волеобразования".
Победа традиции тем более значительна, что в силу различных причин субъекты федерации уже не были автономными и естественными государствами, сложившимися в XVI-XVIII веках, а их население в лихие годы после германского объединения было сильно перемешано:
"Исторически германское федеративное государство (первоначально – союз князей) было альянсом исконно суверенных государств, объединившихся для того, чтобы придти к формулированию единой политической воли для нации в целом. При этом не должна была терпеть урона исторически сложившаяся индивидуальность государств-членов, по национальным причинам объединившихся в этом федеративном единстве. Поэтому задача германского федерализма заключалась в том, чтобы сохранить исторически выросшее многообразие отдельных государств, будь то Пруссия, Бавария или Гессен, и вместе с тем добиться их общего взаимодействия во всех вопросах национального единства. Германский федерализм был легитимирован в первую очередь исторически, а уже во вторую – конституционно-политически.
Однако эта историческая основа германского федерализма была в основном ликвидирована в результате унификации земель национал-социализмом и нового переустройства земель оккупационными державами.
В сравнении с историческим воплощением германского федерализма в 1871-1918 годы и в 1919-1933 годы, после второй мировой войны было осуществлено по большей части совершенно новое разделение западногерманской территории на земли и сделано это – властным решением оккупационных держав.
За исключением Баварии и ганзейских городов Гамбурга и Бремена, 11 земель старой Федеративной республики – это вновь созданные государства, в которых отсутствует как историческая традиция, так и отчетливый признак этнического различия их жителей. Перемещение беженцев и переселенцев после 1945 г. и связанная с развитием индустриального общества социальная мобильность населения, хотя и не устранили этнических различий германских провинций, но все же сильно стерли их. Таким образом, в германских федеральных землях едва ли можно видеть действительно особые государственные образования. Скорее, речь идет о территориальных корпорациях с формальной государственной структурой, которые материально сохраняют лишь незначительную самостоятельность".
И все же, современную Федеративную Республику можно считать вполне естественным политическим образованием, то есть основанным не на расчете и балансе формальных признаков, а на "естественном национальном праве" и традиции. Цитируемый здесь автор признает это, говоря о роли традиции и о "бесчисленных договорах", столь естественных для горизонтально-ориентированного германского правового сознания:
"Земли (за исключением образования юго-западного государства, созданного из Бадена и Вюртемберга) не смогли создать уравновешенное новое административное деление территории Федеративной республики, предложенное еще в 1948 г. западными оккупационными державами и предусмотренное с конституционно-правовой точки зрения статьей 29 Основного закона. Маленькие и большие земли, финансово сильные и слабые, города-государства и сельские государства продолжают существовать рядом друг с другом. Это объясняется тем, что не удалось создать федерацию из 5-7 более или менее равновеликих и экономически равноценных федеральных земель, что было бы оптимальным для федеративной структуры республики. Главным препятствием для разумного, сбалансированного переустройства структуры земель было не столько специфически земельное сознание населения. Решающими стали собственные интересы земельных политиков и бюрократов, а также растущий вес возникшей после 1945 г. традиции.
Практика германского федерализма в области координации и кооперации, поддерживаемая бесчисленными межгосударственными договорами и соглашениями между землями или между федерацией и ими, в значительной мере осуществляются помимо народных представительств. Практикуемый федерализм – преимущественно дело бюрократов; он в значительной мере избегает парламентского контроля".
Коммунальный базис
Коммунальная Германия, несмотря на слухи о ее болезни и даже смерти, несмотря на бесконечные разговоры о необходимости ее коренной реформы, остается политическим и социальным базисом германского общества:
"Понимание структуры коммунального устройства Западной Германии затрудняется также множественностью форм этого устройства. В одних общинных управлениях действует дуалистический, а рядом – демократический принцип; то они функционируют в форме советов, то власть осуществляется бургомистром. Отдельные земли, обладающие законодательной компетенцией по вопросам коммунального устройства, создали различные коммунально-политические структуры. Отчасти доминируют традиционные формы самоуправления, отчасти – учреждения, введенные оккупационными властями (прежде всего – в бывшей английской зоне оккупации)…
Политическая жизнь германских общин построена по демократическим принципам: регулярно проходят выборы; исполнительная власть в основном контролируется представительными органами. Однако коммунальная политика лишь в очень ограниченной мере сделалась ареной для обучения гражданина демократической практике. Едва ли верно популярное предположение, будто граждане в сфере коммунальной политики гораздо ближе стоят к собственным проблемам и потому принимают более заинтересованное участие в их решении. Лишь в определенных случаях удается мобилизовать интерес широких кругов к коммунально-политическим проблемам. В коммунальной политике более крупных общин и городов доминируют сложные технические вопросы обеспечения общественного блага в век техники, между тем как в общинах помельче все еще преобладает местничество на базе локальной элиты. Рядовой гражданин равно отстранен как от одного, так и от другого.
Но и в коммунальной политике мы в общем и целом имеем дело с теми же самыми партийными группами, что и на федеральном уровне. Именно коммунальная политика послужила некоторым политикам трамплином для прыжка в большую политику. Однако в коммунальной политике чаще происходят знаменательные отклонения от национального образца политического поведения".
Попытки реформировать коммунальную структуру Германии в основном были отторгнуты самой коммунальной системой. Сам этот факт убеждает в том, что коммунальные общины остаются реальным социальным базисом Германии. Реформа 70-х годов "сократила число самостоятельных общин в Федеративной республике с 25 тыс. до примерно 10 тыс. Вокруг этой территориальной реформы развернулась острая политическая борьба, а планировщики не всегда достаточно считались с интересами граждан и исторически сложившимися структурами. Поэтому достигнутый результат (не в последнюю очередь, с точки зрения демократического участия населения) не получил однозначно положительной оценки. Движение гражданских инициатив, все более становившееся критическим фактором коммунальной жизни во многом находило свои импульсы в борьбе против планирования, чуждого интересам граждан".
Соскальзывая в кризис
Земельный, почвеннический характер немецкого сознания все больше подрывается самим ходом развития современной цивилизации, подобно тому, как тысячелетние памятники разрушаются в течение десятилетий самим воздухом современного города. Тем более, что и земли – субъекты федерации, различия между которыми еще в двадцатых годах XX века были очень значительны, в результате практики фашистской диктатуры, войн, переселений, индустриальной и постиндустриальной революций, потеряли большую часть своей культурной уникальности и социального своеобразия. Тем более, что произошли массовые переселения населения и происходит непрерывная его ротация вследствие изменения экономических условий (сейчас в Германии, как и в США, люди меняют место жительства вслед за местом работы).
Можно сказать, что немцы ФРГ уже потеряли часть своей коммунальной и земельной идентичности. Не опасно ли это? Кроме того, разрушаются семьи и выхолащиваются церковные общины. Не происходит ли и процесс выхолащивания личности? Общество подает сигналы SOS – опасно…разрушаются…выхолащивается… К. Зонтхаймер считает эту опасность серьезной:
"Эти альтернативные ценности частично приходят из мира свободного времени, а частично объясняются решительной оппозицией разрушению гуманного образа жизни индустриальной экспансией и лежащей в ее основе рациональностью. Эту непрочную связку представлений о ценностях именуют постматериалистической. Путем эмпирических исследований констатируется, что постматериалистическая установка (или ментальность) находит в нашем обществе все больше сторонников, хотя овладеть большинством населения еще не в состоянии. Типично постматериалистическими ориентациями считаются заинтересованность в участии, подчеркивание качества жизни в противоположность количественным показателям, требование самоопределения или самореализации личности. Иными словами: когда мы говорим об изменении сознания индустриального общества речь идет об отказе от описанной Максом Вебером пуританской трудовой морали и производственной этики и об обращении к отчасти анархическим, отчасти романтическим ("назад к природе"), а отчасти и гедонистским жизненным ориентациям, свидетельствующим о кризисе культуры современного индустриального общества.
Положение вещей еще очень зыбко, чтобы можно было рискнуть делать надежные прогнозы насчет будущего общественного развития. Однако неоспоримо одно: проблемы и вызовы германского общества в 80-е годы и позднее носят частично иной характер, нежели во времена экономического чуда. Социальный консенсус относительно целей и основ общественного развития размягчился и стал предметом спора политиков. Новый консенсус должен сначала возникнуть в ходе социальных споров в поисках ответа на технологическое и экономическое развитие. В настоящее время общество Федеративной республики находится в фазе переориентации, даже перелома, которые заметным образом непосредственно воздействуют на политику. Из относительно стабильного, лишь слегка разделенного конфликтами общества послевоенной эры, мягко говоря, возникло "беспокойное общество".
"Американизация"
Унификация, которую насаждали вильгельмовская и гитлеровская власть, сейчас входит в жизнь под привлекательными обложками демократии, повышения качества жизни и престижа германской экономической модели.
На сцену снова выходит двумерный человек. Он смотрит с глянцевой обложки справочника посылторга, почти как настоящий. Но ведь за его широкой улыбкой души нет.
Она есть у американца, душа которого – в бизнесе и в вечном покорении Дикого Запада. Но ее нет у журнально-глянцевого немца, поскольку душа немца в мистическом теле общинной империи-содружества, в своей, охватываемой глазом и чувством коммунальной общине. В общем, перефразируя – что американцу хорошо, то немцу – смерть:
"Устойчивые ранее партии превратились в рыночные институции. Их политические деятели все больше и больше считают себя экспертами по коммуникациям, причем на первом плане стоит краткосрочный успех, исчисляемый количеством поданных голосов, а вовсе не ориентация на прочные принципы и раскрытие перспектив будущего. Налицо лишь поверхностное и прагматичное следование сиюминутным интересам электората.
При этом внимание партийных стратегов крупных народных партий направляется в первую очередь на политически не связанные средние слои, на изменчивую политическую позицию которых они едва ли могут однозначно полагаться. Отсюда просматривается тенденция утраты определенного профиля прежде определявшей их социально-политической среды, из которой крупные партии черпали своих сторонников. С другой стороны прагматическая стратегия партий еще более усиливает тенденции разложения. Партии расплачиваются за это потерей собственной общественной почвы и становятся игровым полем для нового класса политических менеджеров, которые все сильнее поддаются соблазну служить не политической партии и ее избирателям, а прежде всего собственным интересам. Этот процесс во многом содействует теперь всеми наблюдаемому падению доверия к политикам".
Превращение партий в рыночные институции, естественное для американской культуры, в среде германской культуры приводит к накоплению кризисного потенциала – к очень опасному кризису доверия:
"Главной же слабой стороной является хотя всегда латентно существовавшее, но уже в начале 90-х годов открыто проявившееся общее недовольство значительной части населения своими политическими партиями. В публичной дискуссии этот феномен получил наименование "досады на партии" или "отчуждения от партий".
Развивается опаснейший синдром двуличия, болезненной раздвоенности политической морали:
"Немецкому политическому мышлению с его этатистской традицией все еще становится не по себе, когда говорят о "власти союзов". Все еще продолжают считать, что (в соответствии с отжившей теорией дуализма государства и общества) влияние общественных интересов на политические решения нелегитимно. Союзы же, со своей стороны, учитывают это обстоятельство, постоянно пытаясь создать вокруг своих особых интересов ауру всеобщего блага и внушить общественности, что учет именно их интересов служит этому благу. Это вносит в германскую политику интересов немалую долю неискренности и мировоззренческого пафоса, вступающего в конфликт с прагматической ориентацией данной политики. Поэтому берлинский политолог Эрнст Френкель (на фоне гораздо менее предвзятой в указанном отношении американской демократии) представляет точку зрения, что Федеративная республика страдает от "недоразвитого плюрализма". Подразумевается не слишком малый объем деятельности групп интересов в германской системе, а напротив, та стыдливость и неискренность, с какой легитимируется и осуществляется власть интересов".
Постепенное омертвление государства проявляется и в том, что живые политические вопросы попадают в формальные сети чрезмерно разросшейся юридической системы, где и решаются либо в духе оскопленной политкорректности, или не решаются вовсе:
"В обширной литературе о германской конституционной юрисдикции немалую роль играл вопрос, не превращают ли столь сильные полномочия этого суда правовое государство в государство юстиции, а государство законов – в государство судей, или, иначе говоря, не ведет ли это к превращению политики в юридическую казуистику.
Конституционная юрисдикция может действовать внутри политической системы тем эффективнее, чем реже она использует действительную функцию подсудности Суд способен тогда выполнять свое предназначение, когда рассматриваемые дела имеют преимущественно правовой характер. Если же речь идет прежде всего о политических вопросах, то он по самой своей природе плохо подготовлен к вынесению обязательных к выполнению решений".
Таким образом, "американизация" германского общества представляет собой все более возрастающую его неадекватность новой динамичной действительности, научно-техническим и другим цивилизационным вызовам. То, что преподносят как исправление немецкой отсталости от идеальной, т.е. американской, модели, помочь не может, травмируя и раздражая немецкое общественное сознание, "Идеальные рецепты" в лучшем случае бесполезны, в худшем – вредны.
Правда, германский организм пока отвергает "правильные рецепты", предпочитая "неправильные" свои. Но впереди зима германской осени, а с нею и бунт партикуляризма и расцвет патентованных советов и советчиков. Возможна и американизация без кавычек, американизация как новая германская болезнь.
VI. ГЕРМАНИЯ ЗАВТРА
Германия завтра
Бунт партикуляризма:
от земельных противоречий к корпоративной революции
Так что же впереди? Бунт исконно-германского партикуляризма? Или американизация?
Впереди бунт. Но его разрушительная сила направлена, прежде всего, против самих немцев. Ведь впереди эта самая третья четверть большой осени.
В чем может проявиться "зимне-осенний" разгул партикулярных страстей в Германии 2005-2053?
С огромной разрушительной силой он проявится в коммунальной реакции, интегрированной в общеземельную реакцию. Впрочем, земельная реакция будет не столько "беспричинной" реакцией базовых партикуляристских ценностей на неадекватную им действительность, сколько целенаправленной реакцией на революцию другой центробежной силы – революцию крупных компаний, объединившихся в отраслевые общеевропейские корпорации.
Эти корпорации интегрируют в себе власть предпринимательских и трудовых союзов, власть собственников и менеджеров. Они обопрутся в стране на мощную технократию и попытаются интегрировать в себя земельную бюрократию. Крупные корпорации, сделав базовыми какие-то германские земли, тем самым попытаются приручить власти и население этих земель. Очень существенной станет поддержка, оказанная этим корпорациям со стороны общеевропейских властных и лоббистских структур.
Получится, как при Штауффенах: насаждение жесткой зависимости вовне Германии, дезинтеграция внутри страны.
Но до середины 20-х годов XXI века власть "отраслевых корпораций" еще не будет жестко институциализирована. Германия переживет первичный кризис партикуляризма, который и запустит весь механизм "средне-зимнего" кризиса – откроет дорогу власти отраслевых гигантов.
Произойдет все тот же "бунт ценностей" как ценностей земельных, в центре которого будет находиться земельная "аристократия" (бюрократия). Поводом, возможно, станут противоречия между восточными и западными землями, резкое ухудшение отношений между немцами и проживающими в Германии иностранцами (прежде всего турками и, наверное, итальянцами), усиленные экономической стагнацией, американскими интригами и коррупционными скандалами в ведущих партиях.
Земли Южной Германии взбунтуются против программ помощи Восточной Германии, а также против расточительной, с их точки зрения, общеевропейской интеграционной политики страны. В результате Германия политически расколется на "восточников" и "южан". К обоим блокам примкнут различные среднегерманские "аристократии", что расколет страну примерно надвое, на два противостоящих друг другу политических лагеря.
Борьба разгорится уже в середине десятых годов XXI века и до начала двадцатых годов она будет отвлекать основное внимание федерального правительства.
Поскольку в это время общеевропейская интеграция сделает свои решающие успехи, а экономический рост Германии и всей Европы будет впечатляющим, поскольку американские позиции в Европе существенно ослабнут, постольку Восточно-Германский блок будет олицетворять собой в глазах немцев не только интересы евроинтеграторов, но и интересы германского единства. Поэтому Южно-Германский блок будет побежден и убежден.
Революция корпораций и "разбегание" земель
Но в тени этой борьбы вырастут монстры политических и экономических олигополий и монополий, тесно интегрированных с земельными бюрократиями. Бывшие союзники по Южному блоку: Бавария и Баден-Вюртемберг, как и во времена гвельфов и гибеллинов, станут отчаянными конкурентами между собой и превратятся в носителей наиболее опасных для германского единства идей земельного автономизма.
Баден-Вюртемберг экономически будет усиленно интегрироваться с Швейцарией и Францией, а Бавария – с Австрией, Чехией, Венгрией и Италией.
После корпоративной революции двадцатых годов XXI века германское многообразие позволит наблюдать удивительные явления разбегания германских земель "по соседям". По многим критериям Баден-Вюртемберг будет частью Франции, а не Германии. Баварию можно будет "записать" частью Италии.
А восточно-германские земли станут перекрестьем влияния Польши и западногерманских земель. Эта посредническая роль поможет восточно-германским землям вновь утвердиться в качестве равноправных и равно-богатых с западно-германскими землями.
Прусский национально-общинный организм в 2005 году вступает в первую четверть большой зимы или в "лето зимы". Это сравнительно благоприятный период, когда интеллект нации достигает вершин трезвости и объективного познания мира и себя. Но ее душа представляет собой ослабленное существо. Это мудрость благородной старости, если благородство сдерживает порывы и комплексы. Это череда просветлений и срывов – взрывов, как правило, бессильной злобы, если благородства не хватает.
Надеюсь, что в первой половине XXI века пруссакам-пруссам уготована благородная роль. Хотя бы потому, что их много меньше в Германии, чем собственно немцев. Они перенесли тройное поражение своей политической доктрины. Они пережили крах системы, созданной Бисмарком и Вильгельмом I, и извращенной Вильгельмом II, также системы, созданной Гитлером и, наконец, системы, созданной Ульбрихтом и Хоннекером. Да и не они присоединили к себе Германию, а Германия их присоединила к себе.
Пруссии в единой Германии XXI века уготована роль стабилизатора. Роль центростремительного стабилизатора станет для Пруссии основной и благодарной. А также роль посредника и проводника в германо-славянском сближении. Славянско-германское сотрудничество станет одним из "козырей" Пруссии, которая и станет его центром.
В двадцатых годах XXI века Германия уйдёт в "троянский поход" за землями и славой в пределах Западной и, меньше – Восточной Европы и, действительно, добьётся многого, но, в отличие от Одиссея, не обретёт себя, а потеряет.
Поэтому, уже в тридцатых годах XXI века в Германии начнет усиливаться и твердеть убеждение в том, что процессы европейской интеграции надо остановить, занявшись интеграцией самой, уже изрядно дезентегрированной, Германии.
Парадоксально, но к 2050 году прусский Восток будет дальше от германского Запада, чем в 2000 году. Пруссия будет чувствовать себя уютно на перекрёстье славянского и германского миров.
В начале XXI века многим немцам представляется, что наступает благословенное время общеевропейского единства, в котором Германия будет сердцем и сердцевиной, в котором немцам уготована хлопотная, но благодарная и благородная роль старшего брата.
Но, проблемы объединения, воспринимаемые сначала как законные хлопоты по обустройству в новом доме, окажутся всё же столь нервическими, что просто вымотают душу.
Да и в собственной квартире, в своей семье не всё будет ладиться. То Восток с Югом будут ссориться и скандалить, то вдруг окажется, что в своей квартире он (немец) не хозяин, что назойливые соседи, особенно бесцеремонные южане (итальянцы и испанцы) без спроса и без стука входят и выходят, что-то приносят, что-то выносят, в общем не жизнь, спокойная и сосредоточенная, а цыганский табор, песни, пляски и всё больше под чужую дуду, и при этом ещё заставляют раскошеливаться, так что и денег нет, и свободы, и уважения тоже.
Восточный поход
Новый национализм, который возобладает в 50-х годах XXI века, уже не будет старым самоутверждением помолодевшей (или считающей себя таковой) нации, это будет досадливое "а ну их!"
Германия повернётся к Западу задом, а к Востоку передом, тем более, что Польша, Украина и Россия с готовностью примут Германию в свою отнюдь не дружную семью; Россия потому, что будет слабой перед китайским проникновением и исламской угрозой, Украина потому, что давно хочет в Европу; а Польша потому, что получит достаточно удобные и безопасные условия в сотрудничестве с Пруссией-Германией и станет славянским центром славяно-германского сближения.
Германия воспримет свою новую восточную политику как новую миссию, вернее, новое видение исконно германской миссии и попытается противопоставить себя Италии и Франции:
"И все же эти обширные территории, находящиеся в потоке непрерывных изменений, где в грядущие столетия может родиться все – или не возникнуть ничего, внутренне близкие скорее метафизической приглушенности Германии, нежели французской ясной завершенности очертаний, остаются для Франции столь же мало доступными, как и англосаксонский мир. Если этот последний отделен от Франции насыщенной сжатостью и чужеродностью его собственных форм, то западно-восточный регион – мятежной тревогой и такими глубинами, куда французский дух, с присущей ему благородной утонченностью мысли, никогда не осмелится спуститься, застывая подобно ветхому старцу – хотя он отнюдь не стар и дряхл – перед выражающими их суть вечными словами: "Смерть для жизни новой" (А. Вебер).
Германия в первой половине XXI века –это действительно красивая, многообразная и талантливая страна. Здесь, под закатным солнцем, соберется всё великолепие европейской цивилизации, а научная мысль подарит миру великие открытия и изобретения.
Во второй половине XXI века Германия породнится со славянским Востоком, а количество "настоящих" славян, проживающих в Германии, достигнет 15%. Славянская Пруссия станет ещё более славянской.
Но католический ренессанс, который придет в Европу во второй половине XXI века, значительно усилит социальное напряжение в стране, поскольку процесс религиозного возрождения более всего захватит население Южной Германии, меньше – Средней и Северной, ещё меньше – Восточной.
Католическая Польша станет в это время более "протестантской", чем католической страной, не по вере, а по духу времени и ничуть не ослабит это противоречие между светским Востоком и религиозным Югом Германии.
Южная Германия вовлечётся во все процессы итальянского, испанского и французского католического ренессанса и уже в конце XXI века будет смотреть на остальную Германию глазами Южной Европы, а не Южной Германии.
В начале XXII века этот явно обозначившийся раскол Германии на "славянский" Восток и "латинский" Юг вызовет мощную объединительную реакцию общегерманского организма.
Германия снова соберётся с силами и духом, и консолидируется. Но уже в тридцатых годах XXII века Южная Германия будет объединена в союзную Италии швабско-баварско-австрийско-швейцарскую конфедерацию, а Север, Центр и Восток объединятся в конфедерацию с Польшей, Чехией и Украиной.
До конца XXII века "славянизация" Северной Германии усилится. Южная Германия станет полем битвы между находящейся в расцвете Италией и возрождающей Францией.
Дальнейшая история Германии – это история нации в макрозиме 2283-3061. Германия в этот период будет столь же бессильна, как и Галлия периода римского владычества и Италия периода "тёмных веков".
Но, возможно, что Пруссия не даст Германию "в обиду", не позволит отнять у неё язык, а, тем более, ассимилировать или "растащить" по соседям. Прусское господство станет тем самым "иностранным владычеством" над Германией, погрузившейся в "растительное существование". Значит, XIX и XX века были с точки зрения долгосрочной перспективы лишь репетицией будущей германской макрозимы?

Указатель имен (личных, племенных, народов)
Указатель имен
А
Августин 20
Август 14,29,52,61,62,69
Аврелиан 69
Аглая 5
Аглаофем 95
Адальберт св. 100
Адельхейда 100
Адольф Нассауский 117
Адриан 65,67
Аламаны 68,69,71,79,80,83
Аларих 69
Албанцы 35
Александр Македонский 16,42,44,56,
57,63,64
Альбрехт 117
Александр Север 68
Александр фон Баттенберг 147
Алкуин 18
Альфельди 29
Альфесты 95
Альфонс Кастильский 119
Амазис 95
Аммиан Марцелин 68
Англичане 105,122
Англосаксы 79
Андре Шедевиль 127
Анжуйский граф 97
Анк Марций 35
Антоний 14
Антонины 66,67
Антемнаты 35
Аполлон 4,5
Аполлоний 95
Арабы 33,66,79,80,83,84,87,92,93,100
Ариовист 15,16,60,61
Аркадий 69
Арминий 62
Арнольд Брешианский 106
Ассарак 29
д`Ассас 73
Асканий 45
Атанагильда 81
Аттила 69
Афиняне 95
Африканцы 66

Б
Байярд 73
Басилевс 19
Бастарны 61,77
Барокко 22
Бицилис 65
Беребиста 63
Бернвард 101
Бисмарк 144,147,148,160
Де Бово 138
Бодричи 132,134
Боруссы 122,134
Бойи 15,63
Бонавентура св. 101
Бонапарт 74,138
Боннар А. 16,55,56,57
Бонифаций VIII 120
Боккачо 39
Бомануар 16
Бемер Ф. 29
Бенедектинцы 117
Биатек 63
Блюхер 148
Блуаский граф 97
Брабантский герцог 135
Брауншвейгский герцог 139
Бременский архиепископ 135
Бродель Ф. 15,17,66,72,83,87,127,128
Британцы 72
Брунгильда 81
Бруно Джордано 39
Бургунды 15,79
Бюффон 73

В
Вандалы 15,67,69,79
Варрон 46
Вацлав 124,125
Вебер А. 18,24,26,27,28,71,75,76
Вебер Макс 148,157
Вейенты
Вейи 35,47
Венгры 100
Венеды 61,77
Вестготы 69,81,84
Велисарий 80
Вергилий 45,134,149
Византийцы 80,83,87,92
Виктория 147
Вильгельм I 118,143,144,145,160
Вильгельм II 6,27,118,145,146,147,148
Вильгельм Голландский 118
Вольтер 73,74

Г
Ганнибал 16,50
Галлы 14,15,34,51,66,70,72,74,76,77,78,79,
81,83,84,85,87,91,92,93,94,95,96,99,104,105,
108,135
Галиани 74
Гафурио Ф. 4,39
Гебгарт 107
Гегель 26,151,152
Гелиогабал 68
Гейне 13
Геренний Этруск 68
Германцы 5,6,7,13,14,15,16,44,51,52,61,62
63,65,66,70,72,73,76,77,78,79,81,83,84,85,87,
91,92,93,94,95,96,98104,105,107,109,113,
117,118,126,131,134,138,142160
Габсбурги 119,14
Габсбург Рудольф 117
Галсвинта 81
Геродот 6,42,43,95
Гессенский герцог 139
Геты 5,14,15,42,43,44,52,65,66,68,
136,140,149
Гёте 23
Гектор 29
Генрих II 102
Генрих III 102
Генрих IV 73,105,102,103
Генрих V 105
Гейзерих 69
Гьерстад Э. 45
Гийом де Ногаре 120
Гипербореи 5,43,44
Гильдебранд 103
Гитлер 6,27,148,160
Готы 66,67,68,71
Гракх Тиберий 48
Гракхи 52
Грации 4,5
Греки 14,42,44,49,54,55,57,58,66,70,
71,73,75,76,77,78,80,81,92,107
Григорий VII 103,104
Григорий IX 118
Глазычев 5
Гнейзенау 148
Гогенштауфены 119
Гогенцоллерны 148
Гогенлоэ 147
Голландский граф 135
Гольцшу Дитрих 20
Гольдсмит 13
Гомер 22,65,95,149
Гонорий 69
Готы 72,80,83,84
Гуго Капет 97
Гунны 68,69,147
Гумплович 12
Гус Ян 125
Гуситы 125
Гуревич А.Я. 71,82,84,90,91,93,95,98

Д
Давид 18
Даки 5, 14,15,42,43,52,61,64,65,66,68
Данте 20,39,102,149
Дамид 95
Датчане 100
Дарданиды 29
Дарданы 78
Дардан 45
Децебал 64,65
Деций 68
Диакон Павел 35
Дион 95
Дион Кассий 14,44,65
Дионисий 35,46
Диоклетиан 69
Джиоберти 38
Домициан 63,64
Дорийцы 14,53,70,78

Е
Евтропий 67
Егер О. 81,82,84,87,88,92,97,100,
101,117,118,123,124,125,128,129,145
Евфросине 5

Ж
Жанна Д`Арк 73
Жак де Сессоль 22
Жеро Амик 99
Жорж де Ла Тур 138

З
Заксен-Кобургский и Готский герцог 147
Зевс 29
Зонтхаймер К. 141,148,150,157
Золотов Ю.К. 138

И
Иасион 45
Иберийцы 71,73,78
Иван Грозный 146
Иисус 135
Илиада 29
Иллирийцы 45,54,63,78
Иннокентий II 104
Иннокентий IV 20,118
Иоанн Интертурский 21
Иоанн X 99
Иоанн XI 100
Иосия 18
Иосиф 32
Иордан 66
Испанцы 95,120,160
Италики 29,62
Италиец 32,33,34
Итальянцы 95,99,104,105,106,107,109,
120,122,126,135,159160
Иуда 147

Й
Йорк 148

К
Кант 12,135,140
Капетинги 117
Капис 45
Камериты 35
Каракалла 67,68
Кардинали 29
Карл Август 139
Карл V 21,135,136,149
Карломаны 5,96
Карл Великий 15,16,18,19,33,34,73,77,
87,88,94,95,106,117
Карл VII 127
Карл Лотарингский 138
Каролинги 98
Катон Старший 36,48
Кельты 5,14,15.22.44,60,63,66,71,
72,73,75,77,78,79,83,85,94,135
Кельтиберы 78
Кинэ 13
Кимвры 44,60,61
Кликс Ф. 7
Клавдий 29
Клаузевиц 148
Колосовская Ю.К. 14,15,42,60,61,62,63,64,
65,66,67,68
Конде 73
Константин Великий 64,68,69,103,106
Констанций Хлор 68
Конрад II 102
Конрад III 105,116
Коммод 66
Корреджо 39
Корсиканец 138
Кроманьонец 7
Крустумерийцы 35
Ксенократ 95
Куманецкий К. 36,37,48,49,53,56,57,58,
69,70
Л
Лависс Э. 17,21,39,97,99,104,106,107,108,
111,113,115,116
Лангобарды 80,81
Латины 22,28,30,35,36,71
Латиняне 72,73,75,83,84
Латин 29,45,47
Лев III 117
Ле Гофф 16,18,20,21,22,31,72,81,88,90,91,
101,103,105,117,127,128
Леодегарий 81
Леонардо да Винчи 39
Лотарь Саксонский 105
Ливий 46
Луиза 141
Людовик Баварский 123
Лютер 23,104,122,125,131,133,134,
136,137,149
Лютичи 122,132,134
Люцифер 134

М
Макиавелли 39,40,41,75
Максимилиан 6,90,119
Макробий 4,5
Македонцы 14,44,51,53,57
Мария 32,102,137
Марий 44
Марк Эмилий Лепид 48
Марк Фульвий Нобилиор 48
Марк Аврелий 66
Маркоманны 71
Маробод 62
Мароция 100
Мартин св. 124
Мартинус (Мартин Лютер) 136
Маяк И.Л. 29,35,36,45,46,49
Меровинги 5,96
Мессия 21
Меттерних 139
Мефистофель 28,70,101
Мильхиседек 18
Милль Стюарт 12
Микеланджело 39
Мирабо 73
Моммзен 26,144
Монголы 77,93
Мусей 95
Мюнцер 133

Н
Наполеон I 72,73,118,139,140,143,144
Наполеон III 144
Нарсес 80
Неандерталец 7
Неметы 44
Немцы 72,74,91,104,106,112,122,
129,131,134,138,139,140,142,143,144,145,
147,148,150,153,157,159,160
Нибур Г. Б. 29
Ницше 5,7,8.12,1
Нормандцы 105,107
Норманны 97,103,104,105
Нума 30

О
Одиссей 15,19,22,29,33,52,54,55,57,
58,60,70,71,72,76,92,10-1,105,134,160
Одоакр 70,79
Оттон I 18,.34,97,100,106
Оттон II 100
Оттон III 100,101,103
Ольденбургский граф 135
Остготы 79
Орест 69,70
Орфей 95

П
Петрарка 39
Петр св. 100
Петр де Винеа 118
Персы 68
Пьер 99
Пьер Абеляр 106
Перуцци Э. 29
Пипин 83,84
Пиренн Анри 15
Пирр 50
Пифагор 95
Платон 95
Плиний Младший 64,65
Плутарх 16,35
Поморцы 77
Португальцы 95
Приам 29,45,47,54
Прометей 32
Прокопий Кесарийский 80
Пруссы 122,132,134,160
Пруссаки 135,139,140,142,154

Р
Рабле 149
Рамбо А. 17,21,39,97,99,104,106,107,
108,111,113,115,116
Рауль Глабер (Безбородый) 21
Рафаэль 39
Рель Д.К. 146,147,148
Ромул 30,31,46,49
Ромул Августул 69
Романовская М.А. 44
Ромейцы 71,80,81
Ростовцев 67
Рем 30,34
Римляне 51,65,66,69,70,71,74,75,76,77,78,
79,80,81,92,103,107
Ричард Корнуэлльский 119
Рудольф Габсбургский 21
Русаки 144
Руссо 13
Русские 76,77,121,134,139

С
Салимбене 20
Сарацины 100,120
Свевы 5,14,15,44,52,61,62,63,68,69
Светоний Г. Транквил 29
Селевк 29
Серапис 5
Сербы 132,134
Сервий 29
Сиагрий 79
Сигизмунд 125
Сигеберт I 81
Сидон 62
Сильвестр II 101
Сицилиец 107
Соломон 18
Соловьев Эрих. 104,132,134,136
София 7,12
Спартак 52,60
Страбон 15,45,61,63,68
Славяне 71,76,77,78,81,100,102,122,125,
128,132,134,135,140,160

Т
Талия 5
Тарквиний Гордый 50
Тацит 35,44,60,62,63,
Тевтоны 44,60,61
Тевтонцы 134
Теодорих 33,80,84
Теодорих III 83
Тиберин 45
Тиль Колюп 20
Тирийцы 78
Тициан 39
Токвиль 13
Траян 16,32,64,65,66,67,68,69,80
Требониан Галл 68
Трибоки 44
Троянец 95
Тудор Д. 65
Тулл Гостилий 35
Турки-османы 70
Турки 125,159
Тюрень 73
Тьерри Огюстен 72

У
Ульбрихт 153,154,160
Узипеты 44

Ф
Фалес 95
Фауст 23,101,137
Фест 35,101
Феодосий I 69
Феодора 100
Феофания 100
Фиденаты 35
Филипп Красивый 38
Филипп VI де Валуа 127
Финикийцы 78,79
Филистимляне 78
Фихтенау Г. 18
Фихте 140
Флор 64
Фосье Робер 126
Форстхофф Э. 149
Франки 15,34,72,77,79,80,81,82
Французы72,73,74,75,76,77,104,112,
113,122,126,131,134,138,139,161
Фрау Хольде 23
Фракийцы 5,14,42,43,44,51,52,53,60,
61,70,95
Фредегонда 81
Френкель Эрнст 158
Фридрих Барбаросса 39,105,106,107,108,
111,112,136
Фридрих II Штауфен 20,.21,38,107,
113,118,119,125,128
Фридрих Великий 139
Фридрих – Вильгельм IV 141,142,143,148
Фридрих III 136
Франсуа Гизо 17
Франчиши 35
Фулье А. 12,13,38,73,74,75,76,77,104,131

Х
Хариты 5
Херуски 62
Хильперик I 81
Хонеккер Эрих 154,160
Хлодвиг 79,81,92
Хлотарь II 81
Христос 32,55,135

Ц
Цезарь 15,40,52,60,61,65,66,77,80,84
Циркин Ю.Б. 78
Цицерон 134

Ш
Шекспир 149
Шеллинг 140
Шиллер 140,149
Широкова Н.С. 44
Шлиффен 148
Шпенглер О. 23,102,135,137
Штауфены 102,105,106,119,159
Шукхард К. 29

Э
Эберхард II 124
Эброин 81
Энгельс Фридрих 141,
Эней 29,30,31,32,33,34,36,37,38,39,40,41,45,
47,48,54,57,58,60,102,134
Экард 23
Этруски 31,47

Ю
Ювенал 64
Юнг Артур 13
Юлиан 68
Юстиниан 79,80,106

Я
Язиги 62
Ясторфцы 5,14,42,43,44,51,52,53,61,63,70


Географический указатель
Географический указатель
А
Абритт 68
Авентинский холм 100
Авиньон 99
Австрия 25,116,139,141,142,143,144,145,160
Австрийская империя 139
Австразия 79,81,83
Австро-Венгрия 142,144
Адриатическое море 43,50
Азия 16,51
Аквы Сектиевы 44
Аквитания 83,97,103,105
Америка 126
Англия 25,72,83,91,98,104,105,113,116124,131,133,
139,148
Андрос 43
Аламания 83,84
Александрия Египетская 58
Альпы 104
Альхесирос 148
Аппенинский полуостров 36
Аппенины 99
Арелат 105
Асти 39
Аттика 53,70
Атемна 35
Афины 53,58
Африка 51,69,79,80,100

Б
Бавария 62,124,141,143,144,155,160
Баден-Вюртемберг 62
Балканы 29,79
Балтийское море 14,44
Балтика 66
Бамберг 143
Безье 127
Бельгия 79,127
Берлин 141,148
Болгария 147
Болонья 107
Бландрат 39
Бранденбург 128
Бремен 97,116,155
Бретон 97
Британия 69,72,79,105
Британский полуостров 105
Брюгге 127
Буг Западный 42
Бургундия 79,83,97,105

В
Вавилон 17
Варна 42
Вартбург 136
Везер 42,44,135
Веймар 139
Вена 116,143
Венеция 38,39,102,106
Венгрия 81,101,143,160
Верона 39,
Византия 5,18,33,69,70,100,125
Висбаден 124
Висла 42,44
Восточно-Франкское королевство 18,96,
97,100
Восток 33,49,51,58,63,71,81,92,95,98,99,102,138,
160,161
Вюртемберг 141,143,144,155,160

Г
Галл 139
Галиция 143
Галлия 21,33,50,60,62,65,66,68,69,70,72
77,79,81,82,83,92,95,97,105,161
Гамбург 155
Гасконь 97
Гарильяно 99
Гвастал 39
ГДР 153,154
Генуя 39
Гессен 124,143,155
Германия 4,5,6,7,13,14,15,16,19,20,21,22,23,
24,25,26,27,28,34,44,60,62,63,64,68,71,95,96,97,99,100,101,102,104,106,113,114,115,116,
117,118,119,120,121,122,123,124,125,128,
129,131,132,133,134143,145,148,149,135,136,137,140,141,142,147,148,150,151,152,153,
154,156,157,159,160,161,162
Германская империя 120,122,123,126,138,
145
Герцинский лес 15,61
Гетия 14,66
Гибралтарский пролив 16
Голландия 79,148
Гольштиния 142
Греция 53,58,67,70,71,131
Грюнвальд 128
Гунния 81

Д
Дания 80,142
Данциг 129
Дакия 5,14,16,32,63,64,65,66,67,68,71
Дармштадт 143
Делос 43
Деффинг 124
Доорн 148
Днестр 43,44
Днепр 44
Дунай 14,15,16,42,43,54,60,62,63,67Ю,68,70
Дунайский ареал 29
Дуэ 127

Е
Евбея 43
Европа 4,5,6,7,13,14,15,16,17,19,20,21,22,
23,24,25,26,27,28,34,44,60,62,63,64,66,68,71,72,78,79,8083,84,104,105,107,116,118,120,
121,126,127,131,136,137,138,139,140,143,
148,149,160,161
Евразия 122
Египет 56,69,80
Евфрат 68

З
Запад 30,71,72,80,92,99,103,122,126,138,154,161
Западно-Римская империя 87,88
Западно-Франкское королевство 96,97,99,
100
Зальцбург 97

И
Иберия 50,51,70
Иена 140
Иерусалим 103
Израиль 117
Иония 70
Италия 4,5,6,16,19,20,21,29,33,36,38,40,41,
44,47,50,51,67,69,70,72,79,80,83,84,95,97,99
100,102,104,106,107,108,109,113,114,115,
116,125,133,141,144,145,160,161
Итака 54,55
Испания 15,51,69,72,78,79,80,83,84,126,
139,141
Истрия 43
Иллирия 29,50,54,69
Иллирик 63,71
Индия 65,66
Индийский океан 66
Индостан 148
Ирландия 79

К
Камерия 35
Капитолий 75
Кариста 43
Карпаты 15,43,44
Карфаген 17,47,50,51
Кёльн 20,97,129
Китай 147
Киффгейзер 21
Комо 104
Компостелла 104
Константинополь 17,33,70,79,80,120
Костеши 64
Корби 87
Корсика 80,106
Крайна 116
Кремона 39,62
Крит 42,47
Кунакс 55
Кульм 129

Л
Лакония 84
Лаподун 62
Лация 45
Лейпциг 142
Литва 128
Лоди 39
Ломбардия 38,39,101,106,114,116
Лотарингия 62,85,96,138
Льеж 127
Любек 21,116
Лючера 116

М
Магдебург 97
Майнц 21,97
Македония 51,52,56
Малийский залив 43
Малая Азия 29,45,69,79
Марафон 53
Марокко 66
Мариенбург 129
Мезия Нижняя 68
Мемфис 56
Медиолан 50,69
Мец 138
Милан 39,50,69,102,106
Моден 39
Молдавия 44
Московия 25
Москва 153
Моравия 63,125
Мюнхен 142

Н
Навара 39
Нагасаки 17
Нанси 138
Нассау 143
Неаполь 39,102
Нейстрия 105
Никомедия 69
Никополь 125
Норик 67,69
Нормандия 105
Нормандское герцогство 97
Нюрнберг 124

О
Одер 42,44,63
Орвието 39
Орлеан 127
Орэштие 64
Османская империя 25
Олимп 71

П
Павия 39
Палатинский холм 45
Паннония 69
Пасаргады 56
Париж 99,127
Пелопоннес 42
Пергам 58
Персия 16,66
Пиза 39
Пиренейский полуостров 84
Пловдив 68
Подунавье 68
Понт Западный 63
Польша 43,101,129,148,160,161
Португалия 126
Причерноморье 42,43,68,79
Припятское Полесье 43
Прованское графство 105
Провен 127
Пруссия 6,13,25,26,122,128,129,135,137,139,140,
141,142,144,145,153,155,160,161,162
Прут 43,44
Пьяченца 39
Пятра Рошие 64

Р
Равенна 39
Разград 68
Рейн 14,15,16,42,44,60,62,70,139
Реймс 127
Речь Посполитая 25
Реция 67
Рим 5,14,15,16,17,18,19,24,29,30,34,33,35,
36,37,39,44,45,46,49,50,61,62,64,65,66,67,
68,69,70,71,75,79,80,84,87,92,99,100,101,102,103,104,106,113,119,128,131,133
Римская империя 33,34,105,106,113,
Римская республика 107,118,121,138
Родос 42
Россия 138,139,146,147,161,
Российская империя 138
Руан 109,127
Русь Святая 76

С
Самофракия 45
Саксония 83,87,116,131,143
Сардиния 106
Сарцегия 65
Сахара 66
Свевия 5,14,60,62,71
Северное море 14,42,66
Север 64,65,95,104,105,113,138
Сен-Бенуа-Сюр-Луар 117
Сен-Дени 117
Сен-Мартен-де-Тур 87
Сен-Галлен 87
Серета 43
Сермизегетуза 65
Сиракузы Сицилийские 95
Сицилия 38,50,52,99
Скандинавия 44,72,83,104,131
СССР 154
Спарта 53
Старое Городище 62
Средиземноморье 42,51,64
Сцилла 54
США 157

Т
Тапы 65
Таненберг 128,129
Тевтобурский лес 62
Тенос 43
Тибр 29,45,47,106
Тильзит 139
Тиса 62,63
Тироль 139
Тоскана 38,106
Торун 129
Трир 97
Троада 29
Троя 45,47,53,54
Тюрингия 21,119,124,131
Тулуза 127
Турн 127
Турция 25,84
Турэнь 97

У
Украина 161
Уэльс 72

Ф
Фессалия 51
Фивы 51,54
Фидены 35
Филипполь 68
Фиорентино 116
Франкское государство 81,82,85
Франкская держава 79,83
Франкская империя 96,99
Французское королевство 96
Франкфурт на Майне 122,123
Франкония 124
Франция 13,21,25,26,38,72,73,76,77,79,81,95,96,97,
98,99,104,120,126,127,128,138,139,141,143,145,148,160,161
Фракия 29,42,43,47,53,54,68,69,70
ФРГ 149,150,153,155,157
Фландрия 127
Франкфурт 142
Флери 117
Флоренция 39,102
Фульд 87

Х
Ханаан 79
Харибда 54
Хильдесхаймс 101
Хиросима 17
Хоксем 127

Ч
Черное море 14,44
Чехия 101,106,125,160,161

Ш
Шампань 97
Шато Сален 138
Шартр 127
Швабия 62,83,84,119,124,144
Шверин 116
Швеция 25,125
Швейцария 124,128,131,160
Шотландия 72
Шлёзвиг 142
Штирия 116
Шуэнбург 116

Ц
Ценина 35

Э
Эгер 124
Эллада 42
Эльба 42,44,63,70
Эльбин 129
Эльзас 13,62,85
Эпир 50

Ю
Юг 95,104,105,113,138,160



Литература
литература
Боннар А. "Греческая цивилизация", т. I, II. – М., 1992
Бродель Ф. "Что такое Франция? Люди и вещи". – М., 1999
Бурдерон Роджер "Фашизм: идеология и практика". – М., 1983
Вебер А. "Избранное: Кризис европейской культуры". – С-Пб, 1999
Глазычев В. Л. "Гемма Коперника (мир науки в изобразительном искусстве)". – М., 1989
Жак Ле Гофф "Цивилизация Средневекового Запада". Сретенск, 2000
Геродот "История (в девяти томах)". – М., 1999
Грамши А. "Тюремные тетради", часть первая. – М., 1991
Гуревич А. Я. "Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе". – М., 1970
"Древние цивилизации". Под ред. Бонгард-Левина Г. М. – М., 1989
Сборник "Древние фракийцы в Северном Причерноморье". Под ред. Златковской Т. Д., Мамонова А. И. – М., 1969
Дубнов С. М. "Краткая история евреев". – Ростов-на-Дону, 1987
Ергин Д., Густафсон Т. "Россия: двадцать лет спустя. Четыре сценария". – М., 1995
Егер О. "Средние века". – М., 1999
Егер О. "Новейшая история". – С-Пб, 1999
Золотов Ю. "Жорж де Ла Тур". – М., 1979
"История Древней Греции". Под ред. Авдиева В. И. и др. – М., 1972
Курт Зонтхаймер "Федеративная республика Германия сегодня (основные черты политической системы)". – М., 1996
Кабанес О., Насс Л. "Революционный невроз" и Фуллье А. "Психология французского народа". – М., 1998
Прокопий Кесарийский "Тайная история". – М., 1991
Кликс Ф. "Пробуждающееся мышление (у истоков человеческого интеллекта)". – М.,1983
Колосовская Ю. К. "Рим и мир племен на Дунае I – IV вв. н.э". – М., 2000
Куманецкий К. "История культуры Древней Греции и Рима". – М., 1990
Лависс Э. и Рамбо А. "Эпоха крестовых походов". – С-Пб, 1999
Лейн Тони "Христианские мыслители". С-Пб, 1997
"Новеллино". Под ред. Андреева М. Л., Соколовой И. А. – М., 1984
Пьер Левек "Эллинистический мир". – М., 1989
Макиавелли Никколо "Государь: Сочинения". – Харьков, 1999
Маринович Л. П. "Греческое наемничество IV в. до н.э. и кризис полиса". – М., 1975
Маяк И. Л. "Рим первых царей (генезис римского полиса). – М., 1983
Ницше Ф. "По ту сторону добра и зла: Сочинения". – М., 2000
Рабле Франсуа "Гаргантюа и Пантагрюэль". – М., 1981
Рудольф Мертлинк "Античные легенды и сказания". – М., 1992
Соловьев Э. "Непобежденный еретик", – М., 1984
Сборник "Финикийская мифология" (работы Тураева Б.А. и Шифмана И.Ш.). Под ред. Довженко Ю. С. – С-Пб, 1999
Шиндлинг А., Циглер В. "Кайзеры". Ростов-на-Дону, 1997
Широкова Н. С. "Культура кельтов и нордическая традиция античности". – С-Пб, 2000
Шпенглер О. "Закат Европы, 2. Всемирно-исторические перспективы". – М., 1991
Записки Юлия Цезаря и его продолжателей "О Галльской войне". – М., 1991
Юнг К. Г. "Ответ Иову". – М., 1998.



<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ