<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ


Вторая
Суд высшей инстанции
Комиссия по спорным вопросам социального обеспечения
Суд присяжных
Военные
трибуналы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Суд сельских арендаторов
 
 
Следователь
Коммерческие морские суды
Третья
Апелляционный суд (гражданская палата)
 
 
Апелляционный
палата исправительных апелляций палата обвинений

Четвертая
ПЯТЬ
гражданских палат
ОДНА уголовная палата
КАССАЦИОННЫЙ СУД
 
 
 
 
 
 
3.2. ОБЫЧНЫЕ СУДЫ СФЕРЫ ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
Категория обычных судов разряда административных юрисдикционных органов представляется в относительно простой форме. И действительно, она имеет всего три уровня судов, каждый из которых достаточно значителен.
На нижнем уровне располагаются административные судебные органы первой инстанции, которые носят двойственное наименование административные суды; на среднем уровне находятся административные апелляционные суды; наконец, на высшем уровне стоит уникальный орган, представляющий собой один из самых авторитетных институтов всей юридической и административной организации во Франции, который называется Государственный совет.
На территории Франции насчитывается 26 административных судов; в их округ, то есть географическую сферу компетенции, входит от двух до шести департаментов. Значение этих судов велико, поскольку большей частью именно на них конкретно и повседневно основывается справедливость административной деятельности и гармония отношений между органами управления и гражданами.
Действительно, административные суды являются защитниками публичного права во всей административной деятельности во Франции. Каждый раз, когда руководящий административный орган принимает незаконное решение или посягает на права граждан, против этого органа может быть возбужден процесс. И в большинстве случаев это дело будет рассматривать административный суд.
Этого не произойдет только в том случае, если в законе четко указывается на то, что дела такого рода должны рассматриваться другим судом. Административные суды относятся к юрисдикционным органам первого уровня; следовательно, они выносят так называемые постановления в первой инстанции, которые могут быть обжалованы в судебном административном органе вышестоящего уровня. Во Франции таким вышестоящим органом является либо административный апелляционный суд, либо Государственный совет.
Административные апелляционные суды — это недавно появившиеся административные судебные органы, поскольку они были созданы на основе закона от 31 декабря 1987 года. В настоящее время во всей Франции действует пять таких судов. В их сферу компетенции входит, главным образом, рассмотрение апелляций, поданных против большинства решений, принятых административными судами. В рамках своих полномочий административные апелляционные суды пересматривают дела в абсолютно аналогичном порядке, как апелляционные суды в сфере частного права делают это в отношении процессов, завершенных в первой инстанции. В этом и заключается нормальное применение принципа двойственности юрисдикции.
В делах, где административный апелляционный суд не может быть задействован, обжалованием решений административных судов занимается, как и в предыдущем случае, Государственный совет.
В разряде административных судебных органов Государственный совет может быть представлен как эквивалент Кассационного суда в разряде судов в сфере частного права, по крайней мере, в плане юрисдикционной иерархической структуры. Действительно, Госсовет представляет собой высший суд административного разряда и является одновременно цензором для нижестоящих судебных органов и регулятором административной юриспруденции. В этом качестве ему дано общепризнанное наименование "Верховная Ассамблея".
Тем не менее, в плане полномочий, Государственный совет несколько отличается от Кассационного суда в сфере частного права. Во-первых, Госсовет является не только судом. Непосредственный преемник Королевского совета при Старом Режиме, Государственный совет сначала был Верховным советом правительства. Только Наполеон Бонапарт постановил расширить его функции и возвести его в статус высшего судьи по делам, возбужденным против Администрации.
В настоящее время Государственный совет, таким образом, сочетает две функции: совета правительства и высшего административного судьи. Для этих целей он подразделяется на несколько отделов. Четыре отдела называются административными и сохранили функции совета правительства. Кроме того, существует еще один отдел, называющийся отделом спорных вопросов, и именно он представляет собой высший суд разряда административных юрисдикционных органов.
Во-вторых, Государственный совет, рассматриваемый исключительно как административный суд, также значительно отличается от Кассационного суда в сфере частного права в плане своих чисто судебных функций. В противоположность Кассационному суду, Госсовет является не только кассационным органом для обжалования решений, принятых в последней инстанции нижестоящими судебными органами. Он одновременно является судом первой инстанции, апелляционным судом и, наконец, кассационным судом.
Прежде всего, Государственный совет представляет собой суд первой инстанции, в том смысле, что наиболее важные административные дела должны возбуждаться не в административном суде, а непосредственно в Госсовете: в этом случае его постановление выносится в первой и последней инстанции и не подлежит никакому другому обжалованию.
Кроме того, Государственный совет — это апелляционный суд. Он рассматривает апелляции против решений, принятых административными судами, в тех областях, которые не входят в компетенцию административных апелляционных судов.
Наконец, Государственный совет является кассационным судом. После реформы 1987 года, учредившей административные апелляционные суды, Госсовет стал кассационным органом для постановлений, выносимых этими новыми судебными органами. Наряду с этим, как это было в прошлом, Госсовет также остается кассационным судом в отношении практически всех административных судебных органов второй категории, о которой мы упоминали, а именно, категории специализированных административных судебных органов.
 
3.3 СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ СУДЫ В СФЕРЕ ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
Эта категория специализированных административных судебных органов представляет собой настоящий клубок. Клубок на грани анормального и даже, можно сказать, патологического. Действительно, речь идет о целом ряде судов административного характера, компетентных в подчас крайне особых или узкоспециальных областях, иногда очень ограниченных, которые создают своеобразную туманность с неопределенными границами.
Подобная ситуация приводит к некоторым сложностям в возбуждении или проведении административных процессов и, по крайней мере, слишком явным и даже чрезмерным образом ставит под сомнение единство и сплоченность административного правосудия. К счастью, компетенция Государственного совета в отношении всех этих специализированных органов позволяет внести хотя бы минимальную или кажущуюся однородность и слитность. Практически во всех случаях, как мы уже отмечали, Госсовет выполняет роль кассационного суда, а в некоторых других случаях, редких или незначительных, он вмешивается как апелляционный суд.
Категория специализированных административных судебных органов включает, в общем, около тысячи судов или органов с судебной компетенцией. Их можно сгруппировать в примерно 14 определенных видов, отдельные из которых имеют общенациональные полномочия, а другие действуют на уровне департамента или округа. Некоторые из этих судов обладают компетенцией в первой и последней инстанции, тогда как другие, напротив, располагают своим собственным апелляционным органом.
Наиболее крупными из этих специализированных административных судебных органов являются Счетный суд и Окружные счетные палаты, полномочные рассматривать дела о расчетах государственных бухгалтеров; Суд бюджетной и финансовой дисциплины, который занимается деятельностью распорядителей общественными средствами; Высший совет магистратуры, Высший совет по национальному просвещению и другие дисциплинарные судебные органы государственной системы образования на различном уровне; Банковская комиссия, судебные органы сферы социальной помощи, судебные органы профессиональных разрядов и т. д.
Среди еще более специализированных органов можно отметить, например, Комиссию по делам помощи беженцам и лицам без гражданства, Комиссию инженерных званий. Комиссии удостоверений личности профессиональных журналистов, дисциплинарные органы членов счетных комиссий и т. д.
 
4. СУДЫ ВНЕ КЛАССИФИКАЦИИ
Таких судов насчитывается три, и все они имеют только один уровень юрисдикции. Речь идет о Конфликтном суде, Конституционном суде и Высшей палате юстиции. Однако лишь два первых из них играют значительную роль в обычной юридической деятельности во Франции.
4.1 КОНФЛИКТНЫЙ СУД
Конфликтный суд — это суд, который появился непосредственно по причине существования во Франции двух крупных разрядов судов, абсолютно отличающихся друг от друга. Этот суд не похож ни на какой другой.
Действительно, за исключением нескольких очень редких и специфических случаев, этот суд не ведет процессов, а ограничивается тем, что указывает, кто должен их вести. Другими словами, он, в основном, определяет судебную компетентность одного из двух разрядов судебных органов.
В этом качестве рассматривает так называемые конфликты о прерогативах. Если, в связи с каким-либо делом, была допущена ошибка в установлении разряда судебных органов, которому следовало его поручить, или если сами суды не способны с точностью определить границы компетенции того разряда, к которому они принадлежат, то возможно или необходимо обратиться в Конфликтный суд. Суд изучит характер вопроса и, не вынося по нему постановления, передаст дело в тот судебный орган, который сочтет компетентным.
Если Конфликтный суд оценит, что дело должно рассматриваться в соответствии с нормами частного права, то он отошлет его в суд из разряда юрисдикционных органов сферы частного права.
Если же он, наоборот, решит, что процесс должен вестись на основе норм публичного права, то дело будет направлено в суд из разряда административных органов.
Тем не менее, занимаясь исключительно вопросами компетенции, Конфликтный суд призван также устанавливать ряд общих принципов, затрагивающих само содержание права, которые являются обязательными для всех судов обоих разрядов юрисдикционных органов.
Таким образом, в сложных или деликатных делах Конфликтный суд играет важнейшую роль. Но поскольку такие сложные или деликатные дела, к счастью, не возникают каждый день, его деятельность остается относительно ограниченной. Конфликтный суд выносит не более 30-40 постановлений в год.
 
4.2 КОНСТИТУЦИОННЫЙ СОВЕТ
Конституционный совет одновременно является и органом конституционного права, и конституционным судебным органом. В этом втором своем качестве он обладает основной и второстепенной компетенцией. Его основная функция заключается в обеспечении так называемого судебного контроля за конституционностью законов. На обычном языке это означает, что Конституционный совет представляет собой орган, следящий за тем, чтобы законы, которые принимает парламент, соответствовали действующей конституции.
К сожалению, для граждан, это — суд, дело в котором не может возбудить кто угодно. С момента своего образования по конституции 1958 года обратиться в него могли только президент Республики, премьер-министр, председатель Национального собрания и председатель Сената. Этого было недостаточно, ситуация объяснялась ограниченностью демократии.
После реформы 1974 года в Конституционный совет также могли обращаться шестьдесят депутатов верхней или нижней палаты парламента. Это была политически важная реформа, но она по-прежнему оставляет Совет вне досягаемости простых граждан.
Если Конституционный совет решает, что какой-либо закон или положение закона не соответствует конституции, то этот закон или это положение не могут быть приняты к исполнению. С 1958 года, а в особенности с 1974 года Конституционный совет играет все более важную роль в защите граждан от превышения политической власти или парламентской самостоятельности.
Он также способствует прогрессу и развитию публичного права путем выработки или уточнения некоторых основных принципов административного и конституционного права.
Во вторую очередь, Конституционный совет является судебным органом, следящим за правильностью выборов президента Республики и депутатов Национального собрания и Сената, а также за проведением конституционных референдумов.
 
4.3 ВЫСШАЯ ПАЛАТА ЮСТИЦИИ
Наконец, последний из существующих во Франции судов называется Высшая палата юстиции. Это — одновременно уголовный и политический судебный орган, созданный в соответствии с самой конституцией.
Палата является уголовным органом, так как она полномочна судить некоторые правонарушения, допущенные президентом Республики или членами правительства. Палата является политическим органом, так как она состоит исключительно из депутатов Национального собрания и членов Сената, то есть политических деятелей.
В плане компетенции, Высшая палата юстиции судит президента в случае предательства; судит членов правительства за преступления и правонарушения, совершенные ими при исполнении служебных обязанностей, а также за заговор против государственной безопасности. Дело в ней возбуждается после одинакового голосования обоих палат парламента.
В плане функционирования, Высшая палата юстиции является более эффективной, чем обычные судебные органы, ввиду высокопоставленного положения подсудимых; однако всегда существует опасность того, что ее решения будут приниматься скорее с учетом политических пристрастий, нежели во исполнение принципов подлинной справедливости. Справедливость как таковая уже представляет собой рискованное понятие, а политическая справедливость может оказаться сочетанием несовместимых слов.
 
ГЛАВА 16
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ
Термин "рассмотрение спорных вопросов" является одним из относительно расплывчатых терминов, которым даются более или менее широкие определения в зависимости от конкретной системы права или конкретной страны. Во Франции, в стране, где санкционирование права обеспечивается, в первую очередь, судами, выражение "рассмотрение спорных вопросов" имеет преимущественно судебное значение.
Под таким углом зрения, скорее ограничительного характера, рассмотрение спорных вопросов можно, следовательно, считать деятельностью, заключающейся в выработке и конкретном применении правовой санкции путем вмешательства суда. Таким образом, спорный вопрос относится к тому, что является или могло бы стать объектом тяжбы, судебного разбирательства. Это и есть разрешение правовых споров с помощью судебных процедур.
В более приближенном к практике виде это также совокупность дел, возбужденных в судах и касающихся одной и той же правовой дисциплины либо одного и того же объекта. Именно в таком смысле говорят, например, о гражданских, коммерческих, административных и т. д. спорных вопросах, или о спорных вопросах ответственности, спорных вопросах, связанных с выборами, арендой, экспроприацией и т. д.
Мы разберем различные проблемы, относящиеся к рассмотрению спорных вопросов, по четырем разделам:
1 — различные аспекты деятельности по рассмотрению спорных вопросов;
2 — основные принципы деятельности по рассмотрению спорных вопросов или судебной деятельности;
3 — рассмотрение спорных вопросов в судебном порядке;
4 — рассмотрение спорных вопросов в административном порядке.
 
1. РАЗЛИЧНЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ
Изучая деятельность по рассмотрению спорных вопросов под ограничительным углом зрения, сведенной к судебному вмешательству, следует выделить два ее аспекта: по содержанию и по процедуре.
 
1.1 СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ
Содержательный аспект деятельности по рассмотрению спорных вопросов заключается в разрешении споров на основе права, то есть в толковании норм и приведении аргументации с целью добиться от судьи постановления, благоприятного для того или иного защищаемого либо истребуемого положения. При этом вступает в силу само содержание права, уточненное и развитое различными элементами юридической техники, дополненное и подкрепленное разнообразными средствами юридического обоснования.
Специалист по рассмотрению спорных вопросов должен применять одновременно свои юридические познания, свои мыслительные способности и, возможно, свою изобретательность, чтобы попытаться доказать обоснованность защищаемого им дела и юридическую правоту того решения, которое он предлагает или требует.
Действительно, мы установили, что различные правовые принципы и нормы должны интерпретироваться одни по отношению к другим, а иногда даже комбинироваться между собой. Каждый принцип и каждая норма обладают своей собственной логикой, предлагают то или иное решение, подчас не имея возможности претендовать на абсолютный приоритет над другими.
Кроме того, обязанности судьи представляют собой точную и конкретную задачу. В рассмотрении и вынесении решения по спорным вопросам судья не может вести себя как физик или философ: он является практиком, который не может слишком замыкаться в своей системе. Его функция состоит в разрешении реальных трудностей в условиях, максимально приемлемых для закона и для обоих сторон, с учетом сложности фактов и разнообразия ситуаций.
Как это часто подмечают наиболее опытные практики, перед судьей не всегда стоят два радикально противоположных решения, одно из которых выражает юридическую истину, а другое — ошибку или неправоту. В реальности судье часто приходится выбирать из целой гаммы вариантов, в каждом из которых имеются свои преимущества и недостатки.
В этом содержательном аспекте деятельности по рассмотрению спорных вопросов специалист становится мастером, располагающим различные нормы и различные факты одного и того же рода в споре таким образом, чтобы найти решение, наиболее приемлемое одновременно и для юридической необходимости, и для характера своей миссии.
С точки зрения деятельности по рассмотрению спорных вопросов правовая наука становится наукой противоречий. Каждая сторона, каждый участник и каждый привлеченный представляет свое собственное видение вещей и свои собственные рассуждения. Каждый отвечает и аргументирует в зависимости от высказываний других, дополняя, развивая и совершенствуя свои доводы в соответствии с утверждениями других.
Каждый максимально уточняет и углубляет свои рассуждения и свою "истину"; каждый черпает в точности, в тонкости, в хитрости, в заимствовании идей и выводов основания для своих требований, своих тезисов, своих аргументов, своих придирок ...
Адвокат истца не придет к тому же решению, что адвокат ответчика. Профессор-консультант не предложит, наверное, такое решение, которое подойдет судье. Сами судьи не обязательно рассуждают по одним и тем же критериям при одинаковой субъективной точке зрения и идентичных чувствах. И, тем не менее, в каждом из этих случаев представленное обоснование может оказаться корректно составленным, с точностью сочетающим определенную интерпретацию норм с определенной оценкой фактов.
Именно отсюда появился традиционный классический образ юриста, который имеет привычку постоянно "мудрствовать". Вы скажете, что это мания. Однако, учитывая все многообразие правовых норм, сложность фактических ситуаций, все более и более научный характер юридической техники в развитых системах права, такое поведение, сводящееся к систематическому углублению, тщательному анализу норм и фактов, этот образ мышления художника-миниатюриста, стремление удалить оболочку со всего, характеризующие специалиста по рассмотрению спорных вопросов, вовсе не является манией: это — необходимость. Необходимость для него и для других.
Высокопоставленные управленцы и деловые люди часто испытывают раздражение перед подобным отношением или поведением юристов. Время от времени они также демонстрируют определенную снисходительность или легкое пренебрежение в отношении юристов, которых кое-кто называет "тружениками юриспруденции".
Тем не менее, когда те же самые лица сталкиваются с серьезным спорным вопросом, они первыми спешат к юристу, к этому "придире", чтобы попросить его "помудрствовать" над их проблемой, и не один раз, а два или три, с целью легче добиться от суда решения, соответствующего их личным интересам.
В конце концов, этот содержательный аспект деятельности по рассмотрению спорных вопросов не имеет особой специфики, поскольку она представляет собой всего лишь продолжение, в плане санкционирования права, общей юридической деятельности или правовой науки в целом.
Тем не менее, деятельность по рассмотрению спорных вопросов имеет также и другой аспект, намного более технический и отличающийся от проблемы санкционирования права, это — ее процедурный аспект.
 
1.2 ПРОЦЕДУРНЫЙ АСПЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ
Процедурный аспект деятельности по рассмотрению спорных вопросов крайне необходимо изложить, как в теоретическом, так и в практическом плане. Этот аспект сам по себе вызвал появление отдельной отрасли права или дисциплины юриспруденции, которая в настоящее время стала абсолютно независимой от других. Эта дисциплина называется судебным правом, или процедурой, или разрешением споров.
Действительно, суды не являются обычными органами или учреждениями. Они обладают своими собственными характерными чертами, вытекающими из функций и задач любого юрисдикционного органа. Следовательно, организация и деятельность судов должны отвечать четким требованиям, подчиняться строгим, иногда педантичным нормам с тем, чтобы обеспечить и гарантировать максимальную справедливость санкционирования права.
Право само по себе и любая юридическая деятельность представляют собой такую форму знания и работы, которая требует четкости, точности и пунктуальности; a fortiori следует добиваться аналогичных качеств для деятельности, заключающейся в обеспечении контроля за ними и применении к ним санкций.
С точки зрения процедуры судебное право, или разрешение споров может быть определено как совокупность юридических норм, регулирующих рассмотрение спорных правовых вопросов судебным путем. Другими словами, разрешение споров представляет собой особую технику ведения судебных процессов. Именно этот точный аспект деятельности по рассмотрению спорных вопросов мы кратко проанализируем ниже.
 
2. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ ИЛИ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Применение всей системы санкционирования права, деятельность по рассмотрению спорных вопросов обладает, по сравнению с деятельностью частных лиц или обычных государственных органов, целым рядом специфических особенностей и имеет подчас решающее значение для надлежащего отправления правосудия. Эти особенности оказываются тем более необходимыми в правовом государстве, что судьи наделены довольно значительными полномочиями по определению наличия или объема прав отдельных людей или групп лиц, по распоряжению честью или имуществом своих сограждан, по провозглашению их виновными или невиновными, наконец, по принятию решения об их свободе, а иногда и жизни.
 
2.1 ТЕОРИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Прежде всего, в теоретическом плане деятельность по рассмотрению спорных вопросов или судебная деятельность представляет собой деятельность по юридическому контролю, основанную на строгости и точности, носящую волюнтаристский характер и направленную на поддержание общественного порядка.
Деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это деятельность по юридическому контролю, в том смысле, что роль судьи всегда остается достаточно узкой: его функция сводится к вынесению решения на основе правовых норм. Поэтому бесполезно требовать от суда принятия мер благосклонности, благопристойности, великодушия, щедрости или даже гуманности. При выработке своих постановлений суд должен ограничиваться мотивами исключительно законности и обычно не может обосновывать их простыми соображениями уместности.
Деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это также деятельность, основывающаяся на точности и четкости. Судебный процесс представляет собой разбирательство спора, касающегося четких прав или определенных интересов; рамки анализа и спектр возможных решений, находящиеся в распоряжении судьи, иногда чрезвычайно узки и не оставляют значительного простора для измышлений или фантазии. Разрешение спора — это очень точная и тонкая операция. Вольтер даже наделил эту деятельность почти математическим характером, когда заявил: "Любой судебный процесс есть проблема; необходимо иметь немного геометрический склад ума, чтобы его разрешить".
В-третьих, деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это еще и волюнтаристская деятельность. Такой ее характер является следствием действия принципа, который иногда называют принципом инертности судебных органов. Это означает, что суд не может самостоятельно заняться каким-либо процессом или спором: он должен быть привлечен только добровольным и ясно выраженным обращением одной из сторон в деле, каковой становится ходатайствующий или истец. Судебный процесс никогда не является следствием случайности: право на его возбуждение принадлежит обладателю нарушенных или ущемленных прав.
Наконец, все в том же теоретическом плане, деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это деятельность, имеющая целью защиту общественного порядка. Основной задачей судов, естественно, является отправление правосудия, которое должно осуществляться наилучшим возможным образом. Однако, прежде всего эта деятельность заключается в окончательном разрешении споров, распрей или раздоров с целью обеспечения социального мира.
Вмешательство судов служит не только для того, чтобы гарантировать каждому гражданину реализацию его прав, но и чтобы предотвратить ситуацию, когда противостояние и ссоры станут вечными и окончательно отравят социальные отношения и общественную жизнь.
Во исполнение этого принципа решения судов наделяются особенной силой и эффективностью, которая в праве называется властью постановления. Когда решение суда становится окончательным, после использования всех возможных путей обжалования или истечения их сроков, это решение приобретает необратимый характер и никто не может его изменить. Ставшее окончательным судебное решение является неприкосновенным даже для судьи, который его вынес.
 
2.2 ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
В преимущественно практическом плане, с другой стороны, деятельность по рассмотрению спорных вопросов также обладает целым рядом особенностей. Это — деятельность противоречивого и процедурного характера, предназначенная для заинтересованных лиц, обычно ведущаяся вспомогательным механизмом юстиции и обусловленная представлением доказательств.
Деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это деятельность, которая, прежде всего, основана на принципе, называемом принципом противоречия. Согласно этому принципу судья обязан выслушать на процессе все стороны, участвующие в деле.
Таким образом, судебный процесс становится сопоставлением всех противоположных требований, доводов и аргументов истца и ответчика, их сравнением, непременным и обязательным для надлежащего проведения расследования дела, без которого правосудие будет представлять собой всего лишь видимость или пародию.
Деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это также деятельность, носящая по существу процедурный характер. Действительно, эта деятельность, осуществляемая судами, явным образом выделяется целой совокупностью самых четких норм, имеющих целью направить и гарантировать действия судьи и все операции участвующих в процессе сторон.
В задачи этих норм входит уточнить самым кропотливым и пунктуальным образом компетенцию судьи, порядок обращения в суд, технику возбуждения дела и ведения процесса, продолжительность отведенных сроков, полномочия судьи, принципы, относящиеся к вынесению постановления, способы обжалования принятых решений и т.д.
Процедурный аспект деятельности по рассмотрению спорных вопросов является надежным гарантом эффективности и непредвзятости механизмов по разрешению споров, но подчас он также становится причиной определенной медлительности или неповоротливости органов юстиции, а иногда и источником значительных материальных расходов.
Кроме того, деятельность по рассмотрению спорных вопросов является деятельностью, предназначенной исключительно для лиц, заинтересованных в разрешении юридического спора. Такой ее характер соответствует идее о том, что различные субъекты права должны сами проявить определенную озабоченность и приложить некоторые старания для защиты своих прав или интересов. Следовательно, судебный процесс не может быть так называемой "всенародной" операцией, то есть не может предлагаться любому отдельному лицу или группе людей для того, чтобы нападать на неизвестно кого за абсолютно любое поведение, не соответствующее закону.
Зал суда не может быть доступен любому жалобщику. Правовой субъект может надлежащим образом возбудить дело в суде только тогда, когда он обладает так называемым "иском о защите справедливости", а именно, юридическим полномочием обратиться в суд с требованием принять решение по спору, относящемуся к его законным правам или интересам. Практически во всех видах процессов судья требует того, чтобы истец доказал, что его права были нарушены или что его интересы были ущемлены тем лицом, которое станет ответчиком. Это требование отражено в классическом правиле, возведенном в подлинный основной принцип процедуры: "Нет интересов, нет и иска".
В-четвертых, деятельность по рассмотрению спорных вопросов представляет собой деятельность, которая не подчинена полной автономии подсудимых. Действительно, подсудимые не пользуются абсолютной свободой ведения процесса по своей инициативе и на свой лад. В достаточно обобщенном виде — за исключением нескольких иногда значительных замечаний — судебные процессы за каждую из участвующих в споре сторон ведут специальные помощники из сферы юстиции, каковыми чаще всего являются адвокаты, а в некоторых узкоспецифических случаях — поверенные лица.
- После проведенной в 1972 году реформы адвокаты являются, с одной стороны, мандатариями вовлеченных в процесс сторон, принимающими на себя в этом качестве задачи представлять их перед судом и совершать от их имени все акты процедуры по разрешению спора. С другой стороны, адвокаты становятся советниками своих клиентов, дающими им юридические консультации и защищающими подсудимых своими речами в суде. Профессия адвоката — это свободная и независимая профессия; на местном уровне адвокаты организуются по "разрядам" или по "степеням", этот термин показывает уровень суда, в котором адвокат выступает защитником.
Наконец, последний важный принцип, определяющий деятельность по рассмотрению спорных вопросов, — это необходимость так называемого представления доказательств. При разрешении спора любое право, любой интерес, любая юридическая ситуация, любая возможность или способность должны быть доказаны. Доказательство заключается в любом законном методе, при помощи которого одна из сторон четко устанавливает существование своего права или реальность своих претензий.
В суде доказательства приобретают первостепенное и почти всегда решающее значение. При отсутствии доказательств судья будет вынужден, иногда даже против своей воли, против своего личного убеждения, оставить без внимания указанные права или способности и отклонить иск неудачливой стороны, которая утратила доказательства своего права или не смогла собрать достаточные свидетельства. В этом случае судья должен отвергнуть ходатайство в пользу противной стороны. По закону доказательство прав является одним из условий правосудия.
 
3. РАССМОТРЕНИЕ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ
3.1 ИСК, НАПРАВЛЯЕМЫЙ В СУДЕБНЫЙ ОРГАН
Рассмотрение спорных вопросов в судебном порядке включает совокупность норм, относящихся к различным делам, возбужденным в разнообразных судебных органах: гражданских судах как таковых, коммерческих судах, третейских судах и т. д.; не забывая, конечно, о делах, рассматриваемых в репрессивных судах.
В сфере судебных спорных вопросов лицо, желающее возбудить дело против другого лица, должен направить иск в судебный орган. Этот иск может подаваться в соответствии с одной из двух сильно различающихся моделей, в зависимости от того, возбуждается ли гражданский процесс или дело передается в уголовный суд.
В гражданском процессе, а именно, возбуждаемом в любом нерепрессивном судебном органе, иск подается обычным правовым путем, обусловленным исключительно характером затронутого права.
Гражданские процессы классифицируются, таким образом, по нескольким категориям. Вещные иски, для защиты вещного права, такого, например, как право собственности, или личностные иски, для защиты личных прав, таких, например, как доверие. Кроме того, существуют иски по движимому имуществу, когда оспариваемое право касается движимости, и иски по недвижимому имуществу, когда затронутые права связаны с недвижимостью и т. д.
В уголовном деле, возбуждаемом в любом репрессивном судебном органе, обращение в суд может принимать одну из двух отличающихся форм. Прежде всего, дела может быть возбуждено для всеобщих общественных интересов, поставленных под угрозу действиями виновного. Также оно может быть возбуждено для защиты собственных интересов жертвы правонарушения, которая в этом случае требует возмещения нанесенного ей ущерба.
В первом случае принятый иск будет называться публичным. Публичный иск направляется отдельным судебным учреждением, именуемым прокуратура. Прокуратура представляет в суде всеобщие общественные интересы: ее задача заключается в наблюдении за поддержанием общественного порядка, за защитой социальных интересов и за надлежащим исполнением законов.
Во втором случае направляемый иск называется гражданским. Этот иск подает жертва правонарушения или, в соответствующих ситуациях, ее наследники. В этом случае могут быть использованы два пути.
Если жертва стремится только возместить понесенный ущерб, она может удовлетвориться возбуждением дела в чисто гражданском судебном органе. Но если, кроме того, пострадавший хочет еще и наказать виновного, то он должен обратиться в уголовный суд. Гражданский иск пострадавшего, направленный в уголовный суд, автоматически сопровождается публичным иском, даже если прокуратура выступает против.
 
3.2 НАЧАЛО СУДЕБНОГО ДЕЛА
Любой иск в судебный орган конкретно вводится в действие первоначальным актом процедуры, который называется ходатайством. В гражданской сфере такое ходатайство принимает форму повестки, акта, составляемого судебным исполнителем, по которому истец предупреждает противную сторону о том, что ей придется предстать перед судом. Эта повестка просто отправляется ответчику. Затем копия повестки должна быть внесена в канцелярию суда для завершения регистрационных формальностей. Именно после этой регистрации дело считается юридически возбужденным в суде.
В уголовной сфере такое ходатайство принимает различные формы в зависимости от того, требует ли данное дело предварительного расследования материалов или нет. Если расследование не является необходимым, то прокуратура использует обычное извещение, отправляемое по почте, или же вызов в суд повесткой, составленной судебным исполнителем; пострадавшее лицо всегда действует с помощью повесток о вызове в суд.
Если расследование необходимо (дела об уголовных преступлениях, серьезных или комплексных правонарушениях), то прокуратура направляет следователю письменное заключение с целью информировать его; пострадавшее лицо направляет следователю жалобу, становясь гражданским истцом.
 
3.3 ПРОХОЖДЕНИЕ ИСКА
Прохождение иска также имеет свой порядок. В гражданской сфере это будет главным образом процедура так называемого обвинительного характера, то есть основная часть расследования дела возлагается на заинтересованные стороны или их адвоката, а судья при этом остается в большей мере арбитром, чем настоящим руководителем процесса.
В уголовной сфере процедура, в основном, носит так называемый следственный характер, то есть расследование дела направляется судебными чиновниками, наделенными очень широкими полномочиями для того, чтобы облегчить поиски истины.
По окончании этой процедуры суд переходит к исполнению своей юрисдикционной функции в ходе общего собрания всех сторон, участвующих в рассмотрении иска. Такое собрание называется судебным заседанием: работники суда заслушивают на нем каждую из сторон, отстаивающих свою позицию, и выносят свое решение по делу.
Как общее правило судебные заседания являются открытыми: любой человек может придти в суд и присутствовать на процессе. В некоторых случаях публичный характер судебного заседания может оказаться неуместным: при рассмотрении дел об установлении отцовства, о разводах, о нравах и т. д. В этих случаях заседание проходит негласно. Тогда говорят, что заседание прошло в "совещательной комнате". Напротив, само совещание судей всегда идет при закрытых дверях.
После вынесения судом решение, естественно, должно быть выполнено. Для этого, тем не менее, необходимо, чтобы оно стало окончательным, то есть не могло более являться объектом обжалования.
Действительно, как мы уже указывали, любое судебное решение может стать объектом различных путей обжалования, в частности, подачи апелляции или кассационной жалобы.
Поскольку в большинстве случаев использование этих способов обжалования препятствует признанию решения окончательным и, следовательно, его исполнение не может быть продолжено. При этом говорится, что такие пути обжалования имеют "приостанавливающий эффект".
В гражданской сфере только апелляция обладает таким приостанавливающим эффектом, а кассационная жалоба наделяется им лишь в исключительных случаях.
В уголовной сфере, принимая во внимание серьезность решений и их различные последствия, все способы обжалования, независимо от их характера, имеют такой приостанавливающий эффект. Это делается в интересах лица, признанного виновным. В противовес этому, сроки обжалования по уголовным делам обычно очень коротки.
 
4. РАССМОТРЕНИЕ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПОРЯДКЕ
4.1 ПРОШЕНИЯ О РАССМОТРЕНИИ СПОРНЫХ ВОПРОСОВ В АДМИНИСТРАТИВНОЙ СФЕРЕ
Рассмотрение спорных вопросов в административном порядке включает совокупность норм, относящихся к делам, возбуждаемым в судебных органах административного разряда: в административных судах, в административных апелляционных судах, в Государственном совете и специализированных административных судебных органах. Здесь выражение "направление иска в суд" используется много реже: практически всегда употребляются выражения "прошение" или "прошение о рассмотрении спорного вопроса". Речь идет исключительно об обычных различиях в терминологии: лицо, подающее прошение в административный судебный орган, делает не что иное, как направляет иск в суд административного разряда.
В противоположность рассмотрению спорных вопросов гражданской сфере, где возбуждение дела в судебном органе представляет собой единый вид действий, разделяющихся на различные категории в зависимости от характера затронутого права, рассмотрение спорных административных вопросов подразумевает четыре разных вида этой процедуры, каждый из которых подчинен своему собственному юридическому режиму и иногда очень специфическим нормам.
Можно выделить два типа второстепенных спорных вопросов, имеющих ограниченное значение, каковыми являются спорные вопросы о толковании административных актов и спорные вопросы по нарушениям в сфере общественных дорог. Однако главным образом административные спорные вопросы включают два абсолютно различных типа, называемых, с одной стороны, спорные вопросы об аннулировании, а с другой стороны, спорные вопросы полной юрисдикции.
— Спорные вопросы об аннулировании, также именуемые оспариванием законности административных актов, представляют собой исключительно своеобразный вид спорных вопросов, относящийся только к административной деятельности. В то же время это — одна из наиболее мощных гарантий против превышения полномочий или произвола административных властей.
Созданный в самом начале существования Июльской монархии, Государственный совет стал достаточно совершенным техническим инструментом административной законности и защиты интересов и свобод граждан. Возбуждение дела в нем называется "обжалованием за превышение власти" и имеет целью передать в административный суд расцениваемый незаконным административный акт и добиться отмены этого акта и полного исчезновения его последствий. Речь идет не об обычном возбуждении дела в суде, направленном против одной из сторон, а о процессе против административного акта, в ходе которого суд выполняет роль контролера и цензора.
Любой вид нарушения закона может послужить основанием для обжалования за превышение власти. В целях внесения ясности чисто практическим образом судья группирует различные виды возможных нарушений закона в несколько категорий, называемых "случаи возбуждения" дела или "способы аннулирования" актов. Таким образом, можно обжаловать административные акты за некомпетентность, нарушение формы, незаконность процедуры, незаконность обоснования, отклонение от своих полномочий, явную ошибку в оценках и т.д.
— В противоположность аннулированию спорные вопросы полной юрисдикции представляют собой обычные вопросы, передаваемые на рассмотрение административного судебного органа. Они являются аналогами спорных вопросов, решаемых в судебном порядке в ходе гражданского процесса. При этом истец не пытается устранить объективное беззаконие в отношении содержания законов или регламентов, а преследует те же цели, что и истец, обращающийся в обычный суд. Он требует восстановления какого-либо права, легальной возможности или любого другого субъективного положения, которое не было признано или нарушалось административным органом.
В сфере спорных вопросов полной юрисдикции административный суд не ограничивается только контролем за внутренней законностью акта, он выполняет подлинную судебную функцию, заключающуюся в "суждении права", во взвешивании прав, оспариваемых различными сторонами и в закреплении легально установленных прав. В определенной степени, как часто говорилось в XIX веке, это — обыкновенный суд в административной сфере.
Спорные вопросы полной юрисдикции также называются "полноценными спорными вопросами". Это несколько эзотерическое название прекрасно оправдывает себя, если учесть, что спорные вопросы полной юрисдикции были окончательно квалифицированы в конце XIX века как противоположность спорным вопросам об аннулировании.
Действительно, тогда как при рассмотрении дела о превышении власти судья может принять решение только об отмене незаконного акта, не имея возможности наложить на виновный административный орган настоящее наказание, в другом круге вопросов административный суд получает все многообразие нормальных полномочий обычного судьи: он может не только проверять административные акты, но также и принудить виновный административный орган восстановить истца в положение полной реализации его прав.
Полномочия суда, таким образом, представлены здесь в полном объеме функции juris dictio: отсюда и название "полноценные" спорные вопросы или "полная" юрисдикция, данное этому виду обращений.
Как и в обычной судебной сфере, рассмотрение полноценных спорных вопросов или спорных вопросов полной юрисдикции ведется общим правовым путем, содержащим при детальном изучении целую гамму различных операций, определяемых по характеру затронутого права.
В рамках обращения к полной юрисдикции выделяются, например, обращения в сфере ответственности, в контрактной сфере, в сфере пенсионного обеспечения чиновников, в налоговой сфере, в сфере выборов, в сфере назначений и т. д.
 
4.2 ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ОБРАЩЕНИЙ
С более конкретной точки зрения, административные процессы возбуждаются по ходатайству в судебный орган, которое в данном случае называется "жалоба". Отсюда и происходит название "жалобщик", часто даваемое ходатайствующему. О жалобе не сообщается ответчику, как в сфере гражданских спорных вопросов, она непосредственно передается в канцелярию соответствующего суда.
На этой стадии возникает значительное различие между обжалованием за превышение власти и обращением к полной юрисдикции. Согласно общим принципам судебной деятельности, обычно каждая жалоба в сфере административных спорных вопросов обязательно должна быть представлена при посредничестве адвоката. Тем не менее, с учетом особого характера обжалования за превышение власти, инструмента защиты всеобщей административной законности, а также личных интересов ходатайствующих, для всех видов обжалования за превышение власти сделано исключение из правила посредничества адвоката.
Эта мера была принята по соображенным экономии, с тем, чтобы облегчить рассмотрение споров о законности, поскольку гонорары адвокатов обычно выплачиваются за счет конфликтующих сторон. Поэтому обжалование за превышение власти стало исключительно недорогим правовым средством, все более широко применяемым в настоящее время. Естественно, посредничество адвоката не запрещено и действует в факультативном порядке для тех жалующихся на превышение власти, кто хотел бы воспользоваться квалифицированными советами.
После подачи жалобы в канцелярию суда здесь также включается установленная процедура. Однако, в отличие от гражданских спорных вопросов и по аналогии с уголовными делами, административная процедура является, в основном, следственной процедурой, ведущейся целиком и полностью судьей, который считается здесь настоящим руководителем процесса.
Именно судья привлекает ответчика, устанавливает сроки представления материалов, полностью обеспечивает проведение расследования и располагает достаточно широкими полномочиями, относящимися к получению доказательств.
Все это отнюдь не предполагает, что административный судья заботится об административном руководстве более, чем об интересах жалобщика. В случаях, когда ходатайствующий находится в особенно непрочном положении перед лицом привилегированного административного органа, все будет, скорее, наоборот. Административный судья стоит на защите только законности.
По завершении процедуры, как и в обычной судебной сфере, суд собирается на открытое заседание. В отличие от общей тенденции в проведении судебных заседаний, заседание административного суда всегда проходит очень строго: много письменных документов, мало слов, мало защитительных речей, мало театральных эффектов со стороны адвокатов.
Судебный чиновник, берущий слово последним, является очень важным действующим лицом административного суда. Он называется комиссаром правительства, но, несмотря на свой титул, вовсе не представляет правительство. Этот чиновник находится намного выше: он представляет закон, право, административную демократию; он является адвокатом политической свободы внутри государства. Его речь носит название "Выводы", слишком банальное слово для такой прекрасной миссии.
После того, как административный суд вынес свое решение, открываются пути его обжалования: основные — это апелляция или кассационная жалоба. Однако, в отличие от общего правила судебных спорных вопросов, способы обжалования в административной сфере не имеют никакого приостанавливающего эффекта. Таким образом, решение, вынесенное административным судебным органом, может быть приведено в исполнение незамедлительно, даже если оно еще способно стать объектом обжалования, даже если один из способов обжалования уже задействован.
Для того, чтобы смягчить возможные необратимые или жесткие последствия этого решения, предусмотрен целый ряд законных исключений, в основном, как кажется, в пользу Администрации.
Со своей стороны Государственный совет или административные апелляционные суды могут самостоятельно делать исключения из этого неприостанавливающего действия апелляции, принимая постановление о так называемой отсрочке в исполнении обжалуемого решения. Эта отсрочка предоставляется либо в пользу административного органа, либо в пользу частных лиц.
 
4. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРАВОВЫХ НОРМ
По своим различным характеристикам или институциональным аспектам право представляется как наиболее привилегированная техника нормативной функции. В рамках общей проблемы соблюдения социальных норм вопрос об эффективности юридических норм должен, следовательно, занимать вспомогательное, смежное и побочное положение, вызывая трудности исключительно второстепенного характера.
Однако это вовсе не так. Если, в очень обобщенном виде, правовые нормы могут рассматриваться в своей совокупности как практически верно применяющиеся в соответствии с достаточно удовлетворительным коэффициентом эффективности, то это чаще всего будет свидетельствовать о невнимательном подходе или о приблизительном изучении вопроса, поверхностно истолкованными с учетом крайней сложности, которую приобретает глобальная и непрерывная организация крупного развитого общества.
Но как только мы перестанем рассматривать право в слишком обобщенном виде, с высоты, несколько игнорирующей огромную политическую ответственность, или с сухой бухгалтерской точки зрения статистика из министерства, то мы отдадим себе отчет в том, что право, так же как и другие инструменты регулирования общества, может иметь крупные проблемы с эффективностью.
Эти проблемы эффективности будут изучены в данной главе по четырем разделам:
1 — право и власть имущие,
2 — право и граждане,
3 — право и суд,
4 — право и общество.
 
 
1. ПРАВО И ВЛАСТЬ ИМУЩИЕ
Рассматриваемое с позиций власть имущих, эффективность права требует двух особенных качеств со стороны политических руководителей общества, необходимых для того, чтобы добиться надлежащего исполнения правил: воли и тщательности.
Прежде всего, воля и тщательность необходимы в международном контексте, чтобы гармонизировать различные законодательства и наилучшим образом регулировать столкновения законов в межгосударственных отношениях. Обычно международное частное право позволяет привести их в нужное соответствие и найти решения, принимаемые и соблюдаемые всеми. Но иногда, если руководители страны проявляют недостаточную волю и тщательность, национальные законы их государства могут остаться на бумаге и вызвать появление серьезных пробелов в праве. Такие недостатки возникают, в основном, в юридических отношениях между более или менее антагонистическими или противоположными системами права.
Приведем только один пример: всем понятно, что вступление европейской девушки в брак с выходцем из мусульманской страны может привести к одновременно драматической и тупиковой ситуации в случае развода и осложнений, связанных с воспитанием детей. В отношениях двух противостоящих правовых систем, каждая из которых содержит несоответствующие или несовместимые друг с другом варианты решений, недостатки права оказываются особенно плачевными и трудноустранимыми.
Чтобы обеспечить эффективность права, воля и тщательность руководителей страны должны также проявляться в чисто национальном контексте. Ведь следует заметить, что у большого числа власть имущих эта воля и эта тщательность не всегда являются основными качествами.
Они еще в меньшей степени оказываются основными качествами прослойки политиков в целом. Поэтому недостатки или слабости права могут стать в этой среде относительно многочисленными, часто повторяющимися, а иногда даже внушающими беспокойство или раздражение.
Отсутствие воли или тщательности может проявиться, в частности, как на стадии разработки норм, так и на стадии их исполнения.
 
1.1 РАЗРАБОТКА НОРМ
В отношении стадии разработки норм первым подводным камнем на пути эффективности права может оказаться плохое формулирование принципов или норм, обязательных для граждан. В техническом плане первым качеством любой юридической нормы должно быть совершенство ее редакции. Требования ясности, точности и четкости в определении обязательного поведения или санкций, предусматриваемых юридическим актом, не являются пустыми заботами. Это — необходимые и важнейшие условия эффективности правил.
Когда правовые нормы составлены в ясном и четком виде, право легко соблюдать, а толкование норм возможно максимально приблизить к математическому анализу, к точной, неукоснительной и тщательной логике. Но если правовые нормы оказываются плохо сформулированными, туманными или двусмысленными, то право становится намного более расплывчатым, неточным и трудно поддающимся толкованию. В большинстве случаев оно даже перестает быть всеобщим правом и остается правом индивидуализированным, частичным, реализуемым от раза к разу с относительной или сомнительной эффективностью.
В том же вопросе разработки правовых норм второй подводный камень на пути эффективности права кроется в плохом определении содержания норм. В этой связи следует сделать два замечания.
Первое замечание относится к невероятному гигантизму, характеризующему право во многих современных государствах и, в частности, во Франции. Некоторые авторы даже говорят о "нормативном исступлении", бушующем в отдельных странах, и делают намеки на так называемые "зарегламентировавшиеся" государства.
И действительно, при той галопирующей инфляции, которой часто бывает охвачено современное право, перед лицом неизмеримого изобилия и разнообразия норм, право рискует полностью утратить свои традиционные качества относительной единичности и постоянства, являющихся гарантиями надежности норм и безопасности социальных отношений.
Право становится все более и более сегментированным, разделенным, распавшимся на категории, иногда раздробленным по характеру норм и даже по времени. Возникает ощущение, что государство создает и оформляет право в соответствии с минутным настроением, что законы и регламенты становятся средне- или краткосрочными средствами деятельности.
В отдельные моменты даже представляется, что власть имущие создают право для удовольствия, чтобы любой ценой убедить самих себя или остальных в том, что они делают что-то новое, отличающееся от всего сделанного до них и превосходящее его.
Этим и объясняется то, что становится все более трудным знать все нормы, оценивать их изменения, а иногда даже и просто следить за юриспруденцией. Отсюда возникают противоречия между различными актами, сложности в сочетании норм, различия в толковании, а также подчас напряженность или тупиковые ситуации в юридических вопросах. Таким образом, по этим причинам право само может подорвать свой авторитет и оказаться погребенным.
Второе замечание связано с содержанием правовых норм, касающихся определения заложенных в них санкций. Слишком часто мы видим, как власть имущие соглашаются на очевидные несоответствия в различных санкциях, предусмотренных в случае нарушения правовых норм. Эти санкции —- более теоретические, чем конкретные, их намного легче предусмотреть на бумаге, чем применить на практике.
Эти санкции — слишком легковесные или слишком тяжело осуществимые в больших масштабах, или слишком эластичные, чрезмерно оставленные на усмотрение судьи и на его неограниченную власть. Таким образом, правосудие становится нерешительным или случайным, удачным или неудачным.
 
1.2 ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ
В отношении стадии применения норм первым таким подводным камнем на пути эффективности права является слишком большая снисходительность, слишком небрежное отношение власть имущих к нормам, которые они сами обязаны соблюдать. Когда в твоих руках сила, намного удобнее принуждать других, чем подчиняться самому. На протяжении всей истории человечества практически каждый из правителей подтвердил это в большей или меньшей степени. Однако в правовом государстве политические руководители должны сами соблюдать те нормы, которые они разработали. Но даже это все еще не является тем, чем нужно.
Во всех сферах публичного права многочисленные руководители и высокопоставленные административные чиновники слишком часто подают плохой пример недобросовестным соблюдением права. Слишком большое количество отступлений от правил сделало бесполезным целый ряд законов и регламентов.
В конституционном праве это, например, руководители, которые мошенничали с исполнением конституции, с объемом своих полномочий, с регулярностью консультаций с избирателями и т. д.
В административном праве это — руководящие административные органы, которые воспользовались своим привилегированным положением, чтобы приспособить отдельные нормы на пользу Администрации.
В финансовом праве это - нарушения, отклонения и злоупотребления, обнаруживающиеся в бюджетах на различном уровне, это — огромные, часто неограниченные полномочия, переданные Налоговой администрации в сфере разрешения спорных вопросов.
В международном праве это — государство, нарушающее договор, который оно само подписало, или отказывающееся возместить ущерб, нанесенный иностранным государствам и т.д.
В частном праве это — примиренческий подход к соблюдению законов, чрезмерная терпимость в поведении сильных и власть имущих, плохое регулирование закона сильнейшего, недостаточная защита самых слабых или необеспеченных и т.д.
Кроме того, в сфере соблюдения правовых норм существует и второй подводный камень на пути эффективности права. Это - слишком большая снисходительность руководителей к применению санкций, предусмотренных в законах и регламентах. Здесь примиренчество, косность, недостаточность индивидуальности или воинственности, отсутствие межведомственной координации, различные аспекты инертности, нехватка сил и средств контрольных и полицейских органов и т. д., — все это несет определенную долю ответственности в неэффективности права.
В многочисленных опросах руководители или высокопоставленные административные чиновники, действовавшие от своего имени, не могли даже перечислить случаи нарушения правовых норм или назвать имена нарушителей. В других ситуациях, когда нарушитель был выявлен и опознан, аппарат принуждения был не в состоянии принять меры либо получал распоряжение остановиться от вышестоящих политических, юридических или административных органов.
Аналогичные ситуации достаточно часто встречаются в сфере экономического контроля, вскрытия случаев мошенничества, несчастных случаев на работе или в ряде секторов полицейской службы. В уголовной сфере, согласно так называемому принципу уместности судебного преследования, прокуратура даже обладает правом отказаться от возбуждения публичного иска: в случае, когда в прокуратуру сообщают о правонарушении или о преступлении, она всегда может оценить возможные последствия данного дела и пользуется правом принять "постановление без последствий". В более пунктуальной, но все равно предосудительной форме, знаменитый закон об амнистии от 15 января 1990 года, относящийся к правонарушениям, допущенным в ходе дел о поддельных счетах, связанных с финансированием предвыборных кампаний или политических партий, в глазах многих людей представляет собой настоящий вызов, брошенный гражданскому духу и правовому государству.
Наконец, в рамках сферы применения правовых норм неэффективность права в ряде случаев оказывается обусловленной и организованной самим правом. Образуется своеобразное двухскоростное право, где вторая скорость позволяет значительно исказить или даже просто-напросто свести на нет правовую деятельность на первой скорости, то есть действие обычного нормального права. Государственные органы власти используют различную технику для того, чтобы осуществить эту уловку.
Первый способ заключается в замене частного права на публичное право. Если руководители государственного органа желают затруднить реализацию постановления, вынесенного судом на законных основаниях, они имеют право сослаться на требования общественного порядка и по этой причине запретить материальное исполнение решения суда.
Таким образом, осуществляется переход из сферы частного права в сферу административного права. Естественно, что в подобном случае пострадавший от такой несостоятельности судебного органа может потребовать компенсации через административный суд, однако частное право от этого будет обесценено не меньше. В данном случае дело будет иметь главным образом финансовые последствия.
Действительно, нанесенный праву ущерб не будет обращен против его авторов, все издержки покроют налогоплательщики. Во Франции, при возникновении убытков в связи с нарушениями общественного порядка именно налогоплательщикам приходится платить по счетам. Этот способ достаточно часто применяется в сфере неправомерного заселения домов или в сфере занятия служебных площадей забастовщиками.
Применение второй техники уловок еще более принижает значение права. Речь идет о также достаточно часто используемого метода так называемых законов о "признании действительным". Встает вопрос: признании действительным чего?
Проще говоря, признание действительными, в законном порядке и с наделением обратной силой, юридических актов или положений, которые были объявлены несоответствующими праву решением судебного органа. В этом случае законодатели вмешиваются и признают в ретроактивном порядке объявленные незаконными акт или положение, что отменяет решение суда.
В определенной степени допустимая в ряде безвыходных ситуаций, процедура использования законов о признании действительным, тем не менее, остается объектом острой критики за те злоупотребления, которые она неизбежно порождает, и за печальный пример, который она подает: пример законодателя, разрушающего право путем унижения судьи.
 
2. ПРАВО И ГРАЖДАНЕ
Рассматриваемая с точки зрения граждан, эффективность права не всегда оказывается в более привилегированном виде, чем с точки зрения власть имущих. Воспринимаемые в качестве субъектов права, индивидуально или коллективно, объединенные в рамках юридического лица или какой-либо организации, сами граждане не всегда стремятся добровольно и по своей природе соблюдать нормы права. Качеством, которое зачастую отсутствует у многих из них, в этой связи является дисциплинированность, необходимое и обязательное условие для любого вида общественной жизни.
 
2.1 В ОБЩЕМ ПЛАНЕ
В общем плане, мы уже констатировали, что большинство людей имеют склонность к повиновению, которое оказывается исключительно избирательным. Сторонники соблюдения норм, когда эти нормы им полезны, люди становятся намного более осторожными в отношении принудительных или неблагоприятных норм. Примиряющиеся с принципами и обязанностями, распространяющимися на других, люди стремятся их игнорировать или обойти, если сами попадают под их действие. Не удовлетворяясь лишь игнорированием норм, определенное количество граждан, кроме того, еще и пытается избежать наказания насколько это возможно.
Часто можно заметить, что перед лицом какой-либо принудительной меры или обязанности люди самостоятельно устанавливают баланс между преимуществами неподчинения и недостатками наказания. Этот баланс преимущество-недостаток составляется с учетом одновременно характера самой санкции, степени вероятности контроля за отступлением от норм и условий эффективного применения санкции. В юридической сфере такой подход проявляется еще более четко, чем в области чисто социального регулирования, в частности, ввиду общего и всеобъемлющего характера права.
Следует отдавать себе отчет в следующем: всякий раз, как предусмотренная и организованная правом санкция не может быть действенно применена в отношении отдельных лиц или групп людей, нарушивших норму, право становится неэффективным и иллюзорным.
Обыкновенный гражданин имеет тенденцию соблюдать закон только из простого страха перед санкцией, которую на него могут наложить. Поэтому право в большом количестве содержит меры принуждения, легкие или суровые, но всегда неприятные или раздражающие.
Как только мы опускаемся ниже какого-то определенного статистического порога эффективности применения санкции, правовая норма быстро начинает терять значительную часть своего авторитета и действенности. Затем негативное движение ускоряется само по себе, вовлеченное в психологический процесс, который развивается отныне в соответствии с эффектом маховика.
Когда санкция становится, таким образом, всего лишь гипотетической, правовая норма может, как и все другие правила, утратить основную долю своей эффективности и, тем самым, значительную часть смысла своего существования.
 
2.2 В ПРАКТИЧЕСКОМ ПЛАНЕ
В более практическом плане конкретный опыт показывает, что в повседневной жизни происходят неисчислимые нарушения права, многие из которых остаются безнаказанными для своих авторов. Постоянно происходит так, что как только принимается новый закон, целый ряд отдельных лиц или групп людей, иногда даже некоторые министерства и административные службы тут же находят способы обойти его более или менее непосредственным образом, прибегая к различным искусственным или замаскированным средствам, что иногда даже лишает новый закон его смысла.
В любом виде обычной юридической деятельности индивидуализм, субъективизм и эгоизм отдельных людей и их групп порождает огромное количество правонарушений, сознательных или несознательных, которые часто крайне трудно предотвратить или пресечь.
Примеров в этой области хватает. Это — должники, которые ложно объявляют себя неплатежеспособными с тем, чтобы уклониться от своих обязательств полностью или частично; торговцы, которые понемногу, но регулярно совершают махинации с количеством, весом, качеством, свежестью и ценой товаров, продаваемых своим клиентам; специалисты по коммерческому, производственному, налоговому и таможенному видам мошенничества и т. д.; с другой стороны, это — злоумышленники всех сортов, действующие хитростью, скрытно, в одиночку, под прикрытием или насильственным путем, чтобы обеспечить свою безнаказанность; еще кроме этого, это — жестокие отцы семейства, недостойные матери, которых даже сам врач не всегда отваживается разоблачить, поскольку ему известно, что в этом случае он обрекает избиваемого ребенка на беспризорное существование.
Естественно, нельзя забывать и о многочисленных нарушениях, более расплывчатых и нечетких, иногда разрозненных и спорадических, но все равно оказывающих негативное или разрушительное воздействие на эффективность права.
В качестве примера приведем здесь эгоизм крупных организаций, которые с большой легкостью навязывают неравные контракты; алчность многочисленных банковских учреждений, которые используют различные уловки и мошенничают с условиями предоставления финансовой помощи; бесстыдство аварийных ремонтников разного профиля, которые превращают срочную необходимость в настоящий источник шантажа и т.д.
Организации по защите потребителей составляют целые тома, переполненные примерами такого рода. Для придания веса своим словам назовем еще бесчинствующих начальников, слишком небрежных или апатичных работников, пристрастных или корыстных чиновников, случайных магазинных воров и т.д.
А также целые когорты почти профессиональных прогульщиков в трудовой сфере, симулянты или вечные отпускники, защищенные потворствующими им медицинскими справками, честные клиенты местных врачей и объект постоянной заботы нанимателей и начальников, постоянно преследуемых службой социального обеспечения и т.д.
А кроме этого, все прочие мелкие мошенники, которые в большей или меньшей степени играют с законами и регламентами, день ото дня самостоятельно вершат свое мелкое личное правосудие, сами себя наделяют высшим правом отрекаться от общества или мстить ему за себя, освобождают себя от текущих трудностей и компенсируют недобрые поступки людей небольшими льготами или мелочной снисходительностью к исполнению своих повседневных обязанностей.
Редко заставаемые врасплох, они всегда находятся в поисках новых уловок, всегда опасно балансируют на узкой грани между долгом и его забвением, между обязательностью и развязностью, между уважением закона и пожиманием плечами. Вся эта гибельная для права деятельность, естественно, становится более частой и более распространенной в периоды морального кризиса, через которые время от времени проходит общество...
 
3. ПРАВО И СУД
Рассматриваемая с точки зрения судьи, эффективность права наталкивается на препятствия, обычно носящие более технический характер, чем чисто психологический или социологический, хотя психология или социология также не утрачивают своего значения. Упреки, которые очень часто делаются системе юстиции во Франции, связаны, главным образом, с отсутствием простоты.
Правосудие во Франции представляется чересчур усложненным. Общественное мнение знает об этом или чувствует это, как явно демонстрируют итоги опросов. Результатом этого является тот момент, что в реальной повседневной жизни запутанность системы юстиции часто провоцирует многочисленные проявления неэффективности права. Мы в данной работе укажем пять таких категорий. Число, достаточно значительное само по себе.
 
3.1 ДОСТУП К ПРАВОСУДИЮ
Первая категория проявления неэффективности права, в его части, относящейся к судам, касается вопроса доступа к аппарату правосудия. Слишком часто этот доступ оказывается затруднен. Слишком много людей всех социальных слоев и всех культурных уровней испытывают огромные сложности и чувство полнейшей неуверенности при необходимости обратиться в судебный орган.
В наше время французская система правосудия характеризуется организацией более сложной, чем следовало бы: слишком много чрезвычайных судов, нехватка обычных судов, достаточной мере близких к гражданам, слишком много архаизмов и устаревших, подчас бесполезных церемоний, отягощающих процедур. Даже для осведомленного в юридических вопросах человека возбуждение дела в обычном суде низшей инстанции не представляет простой и само собой разумеющейся вещи.
Мы не станем подвергать все эти основы глубокому осуждению, однако заметим, что такой вид судебной организации является важным фактором географического удаления и психологического дистанцирования между судом и гражданином.
В несложных делах должно быть так же просто обратиться в суд, как и сходить на прием к своему врачу. В делах достаточной важности необходимо иметь возможность возбудить дело в суде с такой же легкостью, как и поступить на лечение в медицинский центр или в небольшую больницу. В связи с многочисленными случаями второстепенных правонарушений, сложность судебной организации оказывается серьезным фактором пассивности или покорности пострадавших, а также важной причиной неэффективности права.
 
3.2 СЛОЖНОСТЬ ПРОЦЕДУР
Вторая категория проявлений неэффективности права связана со сложностью процедурных норм. В многочисленных ситуациях некоторые процедурные нормы слишком вдаются в мелочи или оказываются трудновыполнимыми. В частности, гражданская процедура в целом является намного более сложной, чем административная, применяет бесполезно запутанные или эзотерические формулы и навязывает ряд ритуалов, чью подлинную эффективность еще требуется доказать.
Во всех видах процедур возникают многочисленные сложности, прежде всего, с проведением экспертиз, ставших сегодня почти систематическими. В самых простых делах экспертиза часто является дорогостоящей и с успехом могла бы быть заменена менее громоздкими и более экономичными процедурами. В сложных делах экспертиза становится затруднительной, щекотливой, а иногда даже рискованной. Тогда как судья всегда ждет от нее быстрого и четкого ответа, он часто получает его с опозданием или в расплывчатом виде. Многие эксперты прячут сложности исследования или свою личную неуверенность за туманными или искаженными формулировками, используя предложения с той или иной степенью сомнения, умело применяя приемы риторики и разглагольствования. Ожидая доказательств, судья, таким образом, получает всего лишь признаки, предположения либо догадки.
Доказательство: вот что еще представляет собой настоящую проблему в сфере эффективности права. Стоя на трибуне перед судом, недостаточно только сослаться на право, необходимо доказать, что это право существует; доказать, что это право было нарушено; наконец, доказать, что ты являешься жертвой этого нарушения. Представление таких доказательств возлагается на истца, то есть на лицо, возбудившее дело. При этом различные моменты могут затруднять представление доказательств: исчезновение материальных элементов правонарушения, сложность рассматриваемого дела, потеря элементов доказательств, цинизм ответчика, слабость или неточность свидетельских показаний, иногда даже страх свидетелей перед слишком известными, могущественными или влиятельными противниками и т.д.
В ряде случаев даже самому судье истина известна так же, как и истцу, однако этому последнему не удается ее доказать. Это очень четко проявляется в сфере уголовных дел: некоторые процессы, оставаясь загадочными для журналистов и общественного мнения, не составляют никакой тайны для полиции или для судей. Но если неоспоримого доказательства не было представлено, то судья оказывается парализованным.
 
3.3 СТОИМОСТЬ ПРАВОСУДИЯ
Третья категория проявлений трудностей в судебной деятельности связана со стоимостью правосудия. В настоящее время во Франции судьи вершат правосудие безвозмездно. Это означает, что работа судьи оплачивается государством.
Но, тем не менее, судебный процесс не становится от этого бесплатным: большое количество процессов даже очень дорогостоящи. Гонорары адвокатов, жалование судейских чиновников, расходы на процедуры и экспертизы, — все это, как правило, покрывается за счет сторон разбирательства.
Даже если человек уверен в подлинности своих притязаний и правоте своего дела, даже если он выиграл процесс, всегда остаются несократимые расходы на гонорары адвокатов и, возможно, оплата консультаций, взятых у специализированных юристов.
Когда судится орган государственной администрации, крупное предприятие, мощная ассоциация или обеспеченное лицо, расходы на процесс будут вполне допустимы.
По-другому дело обстоит с небольшими предприятиями, мелкими ремесленниками или торговцами, молодыми семьями, обладателями скромных доходов и т. д. Эти лица часто оказываются парализованы стоимостью судебного процесса и вынуждены идти на уступки или на сделки, которые сводят на нет реальное осуществление их прав. В 1851 году была создана организация, в настоящее время именуемая "судебная помощь", в задачу которой входит покрытие полностью или частично судебных расходов лиц с доходами, не превышающими определенных пределов.
Во всяком случае, стоимость правосудия неизбежно представляет собой определяющий фактор неэффективности права в отношении целой специфической категории судебных разбирательств: мелких споров.
Действительно, разнообразная деятельность в повседневной жизни часто порождает многочисленные мелкие юридические трудности, связанные с незначительными денежными суммами или интересами: невозвращенный небольшой долг, неожиданные покупки, слишком запоздавшая доставка, завышенная арендная плата, неправильные счета, незаконное перемещение ограды, случаи брака, некачественно выполненный ремонт, испорченная или приведенная в негодность одежда и т.д.
Во всех этих разных случаях стоимость судебного процесса часто превышает объем оспариваемой суммы. Поэтому большинство людей колеблются или опасаются обращаться в суд.
Существуют различные юридические способы для того, чтобы сократить судебные издержки, например, в суде низшей инстанции, в крайнем случае, можно отказаться от посредничества адвоката. Однако использование этих способов требует владения определенными знаниями или информацией, с которыми большинство людей оказываются малознакомыми. В этой связи право также не всегда является эффективным.
 
3.4 БЫСТРОТА ПРАВОСУДИЯ
Четвертая категория возможных трудностей в осуществлении правосудия затрагивает проблему времени. Для того, чтобы быть эффективным и полезным, правосудие должно действовать относительно быстро. Но французское правосудие действует медленно.
Конечно, понятно, что судебная процедура не может вестись с такой же скоростью, как коммерческое дело или дело медицинской срочности. Потребность в полном расследовании разбираемого дела и необходимость представления доказательств неизбежно ведут к совершению многочисленных актов, на которые уходит определенное время, иногда трудно сократимое.
Но особенно во Франции правосудие демонстрирует удивительную неприспособленность средств по отношению к потребностям. Доля национального бюджета, выделяемая на государственную службу юстиции, в настоящее время ничтожно мала по сравнению с важностью судебной функции и масштабами ее деятельности. Количество судебных работников явно недостаточна по сравнению с числом ежегодно проводимых процессов. Деятельность по рассмотрению спорных вопросов — это изучение, размышления и оценка, которые не приспособлены к количественному исчислению в соответствии с принципами производительности труда в промышленности.
Семидесятые годы совпали с так называемым феноменом "судебного бума", который значительно увеличил число возбуждаемых дел как в гражданских судах, так и в гражданских и административных. Тем не менее, в настоящее время число судебных работников во Франции осталось на уровне прошлого века, тогда как в некоторых других странах оно увеличилось почти втрое.
Таким образом, процесс средней важности, рассматриваемый от первой инстанции до кассации, может легко продолжаться в течение восьми или десяти лет. А медлительное правосудие, пусть даже и качественное, никогда не является эффективным. Слишком медлительное правосудие порождает пассивность граждан и побуждает сильные стороны играть на этой медлительности. Оно приводит к тому, что большое количество судебных постановлений лишается своей пользы и практической эффективности. Когда решение суда оказывается обесцененным временем, именно правовая санкция утрачивает свое значение, а само право растворяется в бесконечности и становится неестественным, фальшивым, иллюзорным.
 
3.5 БЕСПРИСТРАСТНОСТЬ СУДЕЙ
Наконец, пятая категория проявлений неэффективности права в функционировании юстиции связана с явлением намного более психологического характера, чем предыдущие: а именно, отсутствие объективности или независимости судьи. Этот вопрос представляется особенно деликатным, поскольку речь идет о реальности, которую достаточно сложно установить и измерить. Рассматриваемые дела оказываются самыми разными по характеру; некоторые из них являются сомнительными и вызывают дискуссии, а нетенденциозные исследования все еще остаются исключительно редкими. Тем не менее, этот феномен существует, от него нельзя отмахнуться, так как эффективность права может в этой связи оказаться поставленной под сомнение.
Опасность ослабления права в результате отсутствия объективности или независимости судьи может вытекать из двух основных факторов: профсоюзной принадлежности судебных работников и влияния политических властей. Было бы преувеличением утверждать, что эти два явления ставят правосудие в опасное положение. Однако, спорадически, есть основания констатировать, что некоторые постановления выносятся с настоящей субъективностью или под реальным давлением местных руководителей.
Во Франции, когда речь заходит о профсоюзном движении, все знают, что до политики недалеко. Судебный чиновник, постоянно и публично заявляющий о своей принадлежности к профсоюзу правого толка, вряд ли будет подходить к какому-либо делу тем же образом, что и судебный работник, повсеместно ссылающийся на свою принадлежность к левому профсоюзу. И наоборот.
Профсоюзные обязательства, по-видимому, не являются единственной причиной подобного поведения, но уж точно не лишены с ним определенной связи.
Кроме того, в некоторых делах или в некоторых категориях дел происходит то, что политическое руководство направляет настойчивые директивы или рекомендации судебным работникам. Такое политическое влияние проявляется, естественно, в относительно скрытой или замаскированной форме; иногда оно также применяется в более общей или официальной форме через посредство циркуляров министерства юстиции. На практике такое влияние можно встретить, прежде всего, в уголовной сфере.
В соответствии с тем, приходит ли к власти левое или правое правительство, это воздействие, разумеется, изменяется. При правом правительстве, например, будет предложено проявлять снисходительность к несчастным случаям на производстве, к коммерческим и торговым преступлениям, к крупным случаям мошенничества с налогами, вообще ко всем могущественным лицам и т.д.
Левое правительство будет рекомендовать терпимость по отношению к мелким правонарушителям, незаконным работникам, мелким мошенникам, мелким ворам, мелким хулиганам, короче говоря, ко всем мелким людям, и т. д. Дело обстоит именно так, и жизнь идет таким путем.
 
4. ПРАВО И ОБЩЕСТВО
Рассматриваемая с точки зрения всего общества, эффективность права зависит в большой степени от одного особенно желаемого и привлекательного качества, имеющегося в данном обществе: гражданского сознания. Гражданское сознание — это тот цемент, который обеспечивает крепость и выносливость общества.
Этот цемент состоит из целой смеси социально- исторических традиций, этических принципов, идеологических подходов, типов поведения или жизненных обычаев, которые порождают "стремление жить вместе", анализируемое социологами. От качества этого цемента частично зависит эффективность или поражение права либо отдельных его норм.
Чтобы построить действительно полезное и оперативное право, необходимо, таким образом, обладать набором качественных составных: групповым сознанием, духом социальной слитности, чувством коллективной жизни и всеобщей взаимозависимости в крупном обществе. Необходимо понимание того, что сила общества зависит одновременно от силы правителей и от силы каждого человека, от энтузиазма и усилий всех.
По этой причине право в целом основывается, как мы уже показали, на двойственной механико-психологической общности: субъективные права- обязанности. Права и обязанности.
В ряде случаев этот цемент оказывается низкого качества: в ходе периодов морального кризиса в обществе; в чересчур индивидуалистических, сверхтерпимых обществах и обществах вседозволенности; внутри чрезмерно эгоистичных или корпоративных групп. Все эти варианты приводят к различным явлениям блокирования или отвержения права: злоупотребление коллективными правами, злоупотребление общественными свободами, отклонение коллективного сознания.
 
4.1 ЗЛОУПОТРЕБИМЫЕ КОЛЛЕКТИВНЫМИ ПРАВАМИ
Злоупотребление коллективными правами может парализовать право намного серьезнее, чем злоупотребление правами индивидуальными, поскольку оно проявляется обычно в контексте соотношения сил, даже открытого конфликта, возможно, сопровождаемого шантажом государственных властей.
Во Франции типичным примером такого рода поведения является сфера права на забастовки. Регламентированное законодателями в ограниченном виде, право на забастовки иногда отклоняется от своего естественного предназначения и становится корпоративным орудием, по крайней мере, в некоторых секторах деятельности или некоторых государственных ведомствах.
Таким образом, реализация права на забастовки может нанести ущерб праву собственности и праву на труд, в частности, в случае занятия служебных помещений и выставления пикетов забастовщиков.
Например, в конце 1982 года забастовка, начатая на одном из крупнейших автомобилестроительных заводов, из-за неуважения к закону переросла в небольшую гражданскую войну на этом заводе.
С другой стороны, забастовка может быть начата без соблюдения законных ограничений и существующей регламентации. В конце 1985 года забастовка работников парижского транспорта без предварительного уведомления парализовала столицу и деятельность миллионов граждан только для того, чтобы воспрепятствовать судебному решению, затрагивающему численность персонала на транспорте.
Таким образом, при наличии определенных корпоративных интересов право, к несчастью, может все чаще и чаще терпеть поражение, и это становится естественным явлением.
 
4.2 ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫМИ СВОБОДАМИ
Злоупотребление общественными свободами также регулярно приводит в немалом количестве к нанесению праву серьезного ущерба. Типичными примерами из этой области являются корпоративные проявления отказа от соблюдения законов. По подстрекательству некоторых профсоюзных организаций или под влиянием фактических лидеров, применение в различной степени жестких методов в сфере общественных свобод направлено на заблокирование отдельных законов или регламентов, либо на затормаживание юридических процессов, находящихся в стадии разработки.
Подобные методы применяются, в основном, представителями малосконцентрированных профессий или в секторах, подверженных в той или иной степени внешнему влиянию: сельскохозяйственными работниками, мелкими коммерсантами, водителями грузовиков и т. д. Виды их проявлений могут носить то мирный и демонстрационный характер, то агрессивный и террористический.
Однако, во всех этих случаях происходит совершение насилия, активного или пассивного: устройство завалов на дорогах, блокирование морских портов, перекрывание границ, отказ от разгрузки скоропортящихся товаров, нападения на административные помещения, похищение или сжигание административных документов, нападения на иностранные грузовики, сосредоточение тяжелых машин и т.д.
При этом во многих случаях имеющееся соотношение сил также препятствует нормальному применению санкций, предусмотренных за подобные правонарушения. Даже если против некоторых виновных возбуждается дело, это не может компенсировать все неудобства или убытки, нанесенные гражданам в целом. В ряде ситуаций отдельные пострадавшие имеют право сослаться на причинение особенно значительного или специфического ущерба: этот ущерб, в конце концов, может быть покрыт государством, то есть налогоплательщиками. Неудача права становится, таким образом, еще более полной: граждане не только страдают, но одновременно и платят.
 
4.3 ОТКЛОНЕНИЯ КОЛЛЕКТИВНОГО СОЗНАНИЯ
Наконец, отклонения коллективного сознания также являются источником серьезных недостатков в праве. Эти отклонения даже могут оказаться еще более распространенными и опасными, чем большинство вышеуказанных случаев.
Действительно, в некоторых областях право ставится под сомнение не по причинам одной из описанных категорий или для защиты корпоративных интересов, а ввиду отказа или отрицания права на основе коллективной психологии. При этом значительная часть общества более или менее сознательно воспринимает привычки или модели поведения, абсолютно противоречащие закону. Можно сказать, что эта часть общества проникается своеобразной всеобщей атмосферой беззакония, рассматриваемого как приемлемое, повсеместное и даже нормальное, которое естественным образом разрешает многочисленные нарушения законов и регламентов.
Различные проявления этого феномена можно обнаружить и во Франции, среди которых выделим, в первую очередь, сферу налогообложения и сферу дорожного движения.
Каждому известно, что во Франции, впрочем, как и во многих других странах, мошенничество с налогами постепенно приобрело характер общенационального вида спорта. Гневно осуждаемое политическими лидерами, оно, тем не менее, процветает в течение веков. Оно продолжается, развивается; совершенствуется, модернизируется и лишь в очень исключительных случаях вызывает осуждение со стороны, как общества, так и самих власть имущих.
Сложный феномен, который все более и более развивается и распространяется в течение последних десятилетий, но недостаточно контролируется и карается по сравнению с числом и размахом его проявлений, налоговое мошенничество представляет собой особенно яркую иллюстрацию слабости и ограниченности права. Идет ли речь о махинациях с базой налогообложения или с расчетом ставки налога, о мошенничестве действиями или отсутствием их, путем сокрытия или завышения расходов, о мошенничестве индивидуальном или организованном, национальном или международном, феномен налогового мошенничества с поразительной четкостью разоблачает отсутствие патриотизма, доминирующее в обществе; а также, наверное, последствия недостаточной строгости самих руководителей в разработке и применении принципов и законов в сфере налогообложения.
В области дорожного движения неэффективность юридических норм и недостатки права принимают еще более очевидные и драматические формы, чем в сфере налогового мошенничества.
Ведь речь идет здесь не о денежной несправедливости между налогоплательщиками или о финансовых потерях для общества, а, прежде всего, о жизни и безопасности граждан или, в более общем виде, всех людей, передвигающихся по нашей территории. Ежедневно каждый из нас имеет возможность оценить, на каком уровне бесцельности, можно даже сказать бессилия и опошленности, находятся в настоящее время важнейшие положения правил дорожного движения.
Чтобы проехать побыстрее, удовлетворить потребности престижа или чувства высвобождения, некоторые граждане устанавливают закон сильнейшего на общественных дорогах, действуя в ущерб праву. На французских дорогах и на улицах городов для большинства водителей право практически уже ничего не значит. Или же, как иногда можно услышать, право становится совокупностью "норм доброй воли", которые можно соблюдать или игнорировать, в соответствии с личным желанием.
Это — неудача права, особенно достойная осуждения, поскольку общество платит за нее огромную цену: смерти, ранения, инвалидности, финансовые затраты, социальные издержки, а сколько человеческих или семейных драм...
 
ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Практически во всех странах мира в рамках общественных отношений идет скрытая или явная игра, напоминающая игру кошки с мышкой, — игра, происходящая между носителями власти, общегосударственными или местными руководителями, почитаемыми и обладающими силой, могуществом, влиянием и независимостью, и теми, кем управляют — слабыми, изолированными, несведущими, то есть теми, кто может лишь подчиняться и уступать, поскольку право является слишком сложным и недоступным для них. Коль скоро право обязывает кошку сохранить мышке жизнь, кошка примиряется с этим и предоставляет мышке поле для свободы действий, однако при этом кошка делает все с тем, чтобы ее сила и ее господство оставались неизменными. Во всех странах мира есть люди и учреждения — и их очень и очень много, — которые стремятся обойти закон, следуя ему лишь в том случае, если он их защищает, и, отбрасывая его, если он им мешает или налагает на них какие-либо обязанности. Право должно противостоять таким лицам и учреждениям, стремясь сохранить курс на сбалансированную, эффективную и устойчивую организацию общества.
В этом состоит главная задача юристов. В мире, полном эгоизма и соперничества, напряженности и столкновений, в мире, где слишком многие используют правовые нормы с единственной целью восторжествовать над противником или уничтожить его, в мире, где слишком многие в равной степени стремятся к подчеркиванию своих прав и к отрицанию своих обязанностей, юристы должны уточнять пределы права, за которые нельзя выходить, и жестко и настойчиво требовать соблюдения правовых норм. В обществах, характеризующихся безрассудной игрой интересов и страстей — как индивидуальных, так и групповых, как частных, так и общественных, — именно юристы выступают в роли общественных миротворцев и регуляторов социальной жизни. В противостоянии безнаказанному совершению злодеяний и слишком настойчивому заявлению грубой силы, интриг и махинаций юристы стремятся утвердить или закрепить все лучшее, что может быть в коллективной жизни людей, пытаются достичь недостижимого равновесия между сильным и слабым, обращая свои взгляды к абстрактному расплывчатому понятию, которое с таким трудом поддается определению и внедрению, — к Правосудию.
 
 
СЛОВАРЬ
ABROGATION - (Отмена) Упразднение закона или административного акта
АСТЕ - (Акт) Письменный документ, необходимый для установления или доказательства юридической ситуации
АСТЕ ADMINISTRATE - (Административный акт) В формальном смысле — любое решение, исходящее от административного органа власти.
В техническом смысле — любой акт публичного права, даже, в порядке исключения, исходящий от частного лица.
АСТЕ JURIDICTIONNEL - (Судебный акт) Акт, исходящий от судебного органа
АСТЕ JURIDIQUE - (Юридический акт) Проявление воли, нацеленное на производство тех или иных правовых последствий
ACTION EN JUSTICE - (Действие в суде) Право обращения в судебную инстанцию с целью защиты своих прав и своих интересов
ALIENATION - (Отчуждение) Добровольная передача прав собственности на какую-либо вещь другому лицу
ANNULATION - (Аннулирование) Имеющая обратную силу отмена частного или публичного юридического акта административного или судебного характера
APPEL - (Обжалование) Метод опротестования решения, вынесенного судебным органом первой инстанции, вследствие чего дело передается на рассмотрение суда высшей инстанции
ARRET - (Постановление) Название судебных решений, вынесенных судебными инстанциями второй и высших ступеней
ARRETE - (Распоряжение) Исполнительное решение, принимаемое министрами и низшими административными органами власти
ASSIGNATION - (Вызов в суд) Судебно-исполнительный акт, посредством которого истец предлагает ответчику вместе предстать перед судом
AVIS - (Заключение) Юридический термин, которым обозначается суждение, выносимое административным органом в ответ на запрос консультативного характера
BARREAU - (Адвокатура) Группа адвокатов, приписанных к одному и тому же судебному органу высокой инстанции
BIEN - (Имущество) Общий термин, применяемый к любому праву или любой материальной вещи, в связи с котором возможно возникновение отношений собственности
BONNE FOI - (Добросовестность) Поведение, демонстрирующее честность в решении юридических вопросов и позволяющее избежать столкновения с теми или иными жесткими положениями законодательства
BONNES MOEURS - (Добрые нравы) Совокупность принципов и правил, устанавливаемых общественной моралью в данную конкретную эпоху, соблюдение которых обусловливает правомерность тех или иных действий или юридических актов
BUDJET - (Бюджет) Законодательный или административный акт, посредством которого устанавливаются и утверждаются доходы и расходы различных государственных учреждений
CAPACITE - (Правоспособность и дееспособность) Способность иметь права и обязанности и способность их самостоятельно осуществлять
CASSATION - (Кассация) Аннулирование высшей судебной инстанцией окончательного судебного решения последней инстанции, противоречащего действующему законодательству
CENTRALISATION - (Централизация) Система государственной администрации, в соответствии с которой все права по принятию решений прямо или косвенно передаются центральному правительству
CHOSE - (Вещь) Любой материальный предмет, к которому могут применяться субъективные права
CIRCULAIRE - (Циркуляр) Служебные инструкции, направляемые высшей административной инстанцией низшим в рамках иерархической структуры власти и предназначенные для направления их деятельности по исполнению действующего законодательства
CLAUSE - (Условие) Любое отдельное положение юридического акта, например, соглашения, договора, завещания
CODE - (Кодекс) Свод соответствующих законов и административных документов, касающихся одной и той же ветви права или одного и того же юридического объекта
CONCESSION - (Концессия) Административный контракт, по которому административный орган поручает частному лицу или учреждению управление общественной службой или строительство и эксплуатацию общественного сооружения; право частного использования какой-либо доли общественного имущества
CONFLIN D'ATTRIBUTION - (Конфликт компетенции) Связанное с судебными полномочиями противопоставление порядка обычных судебных органов порядку административных судебных органов
CONFLIT DE JURIDICTIONS - (Конфликт юрисдикции) Во внутреннем праве — связанный с судебными полномочиями конфликт между двумя судебными органами, относящимися к одному и тому же порядку судебных органов
CONSENSUALISME - (Консенсуализм) Принцип, в соответствии с которым правомерность юридических актов обусловливается преимущественно только согласием с ними заинтересованных лиц с учетом требований, касающихся формы или процедуры представления данных актов
CONSTITUTION - (Конституция) Как правило, письменный свод норм, связанных с организацией политических институтов и распределением полномочий между различными органами — носителями политической власти в государстве
CONTENTIEUX - (Конфликтный) Связанный с судебным процессом или с тем, что может являться предметом судебного процесса; также касающийся всех процессов, связанных с одним и тем же юридическим объектом или одной и той же областью права
CONTRAT - (Контракт) Вид соглашения, целью которого является создание одного или нескольких обязательств или совершение перехода вещного права
CONVENTION - (Соглашение) Любое согласие воли двух или нескольких лиц, влекущее за собой те или иные правовые последствия; в обиходной речи термины "контракт" и "соглашение" часто используются один вместо другого
COUTUME - (Обычай) Норма объективного права, вытекающая из устоявшегося и общеизвестного обыкновения, существующего в данной конкретной социальной группе
CREANCE - (Право требования) Личное право, на основании которого одно лицо может требовать от другого лица выполнения услуги; этот термин более широко используется в делах, связанных с передачей денежных сумм
DECENTRALISATION - (Децентрализация) Система государственной администрации, в рамках которой полномочия по принятию решений распределены между местными или функциональными подразделениями центральной власти, наделенными статусом юридического лица и свободными от иерархической структуры правительства
DECRET - (Декрет) Термин, применяемый исключительно к общим и индивидуальным исполнительным решениям, подписываемым либо президентом Республики, либо премьер-министром
DEFENDEUR - (Ответчик) Лицо, против которого возбуждается судебный процесс
DELAI - (Срок) Промежуток времени, в течение которого совершается то или иное правовое действие
DELIBERATION - (Рассмотрение и обсуждение дела в коллегиальном органе Также решение или документ, принятые коллегиальным органом после их обсуждения
DEMANDEUR - (Истец) Лицо, возбуждающее процесс против другого лица, называемого ответчиком
DEPENS - (Судебные издержки) Часть расходов, связанных с ведением процесса, которые по требованию выигравшего процесс истца могут быть возмещены ему проигравшим ответчиком, если иное не установлено решением суда
DESTINATION - (Предназначение) Обычное или общепринятое использование вещи или имущества
DESUETUDE - (Неприменяемость) Положение правовой нормы, формально остающейся в силе, но не применяемой на практике
DIRECTIVE - (Директива) Принцип или норма, посредством которых административный орган власти, обладающий правом оценки, устанавливает конкретную линию поведения во исполнение этого права
DISPOSITIF - (Постановление суда) Часть приговора суда, включающая решение, принятое судом по рассматривавшемуся вопросу
DOCTRINE - (Доктрина) Идея или мнение авторов, занимающихся юридическими проблемами; в широком смысле — сами эти авторы
DROIT PERSONNEL - (Личное право) Право кредитора требовать от дебитора исполнения обязательств
DROIT REEL - (Вещное право) Право, непосредственно касающееся вещи
ECHEANCE - (Срок платежа) Дата, к которой дебитор должен исполнить обязательства
EQUITE - (Справедливость) Способ решения споров на основании критериев преимущественно рационального или морального порядка при принижении или игнорировании роли чисто юридических норм
ESPECE - (Дело) Вопрос или ситуация, представленные на рассмотрение суда
ESTER EN JUSTICE - (Преследовать по суду) Участвовать в судебном процессе в качестве истца, ответчика или свидетеля
ETABLISSEMENT D'UTILITE PUBLIQUE- (Общественно полезное учреждение) Юридическое лицо частного права, ведущее общественно полезную деятельность и пользующееся в этом качестве льготным правовым режимом
ETABLISSEMENT PUBLIC - (Государственное учреждение) Орган центральной государственной власти
ЕТАТ CIVIL - (Гражданское состояние) Совокупность присущих лицу качеств, прежде всего в индивидуальной и семейной областях, принимаемых во внимание законом с целью определения тех или иных юридических последствий; это также государственные юридические услуги, выполняемые, как правило, мэрами, уполномоченными устанавливать и хранить акты, связанные с гражданским состоянием индивидов
EXCEPTION - (Изъятие) При решении споров — любое средство защиты, позволяющее ответчику аннулировать или ограничить требования истца
EXCES DE POUVOIR - (Превышение полномочий) Любой вид незаконных действий, способных привести к признанию недействительности административного акта
FAIT JURIDIQUE - (Юридический факт) Любое событие, связанное с человеческой жизнью или имеющее естественное происхождение, порожденное преднамеренно или непроизвольно, способное вызвать какие-либо правовые последствия, не являющиеся прямой целью совершения действий.
FAUTE - (Проступок) В широком смысле — любое поведение и любое действие индивида, коллектива или учреждения, демонстрирующее небрежение к закону, неосторожность, представляющее собой противозаконную деятельность и способное причинить ущерб.
FOND - (Сущность) Совокупность элементов юридического акта или юридической ситуации, затрагивающих сам предмет или саму суть тех или иных прав, — в отличие от элементов внешнего характера.
FORCE EXECUTOIRE - (Исполнительная сила) Правовое последствие, затрагивающее, в основном, судебные решения и позволяющее обеспечивать их исполнение с использованием, при необходимости, силы государственной власти.
FORCE MAJEURE - (Форс-мажорные обстоятельства) Непредвиденные, непреодолимые и не зависящие от человеческой воли события, освобождающие дебитора от его обязательств или освобождающие лицо, причинившее ущерб, от ответственности за нанесение этого ущерба.
FORMALISME - (Формализм) Юридический принцип, выражающий общую для законодательной и нормотворческой деятельности тенденцию к увеличению количества формальностей, необходимых для придания юридическим актам законной силы или для осуществления прав, вне зависимости от обычного учета воли заинтересованных сторон.
FORME - (Форма) Совокупность элементов юридического акта или правовой ситуации, связанных с внешним проявлением воли, то есть с представлением и способом действий при составлении акта или при создании ситуации.
FRUITS - (Доходы с имущества) Имущество различного рода в денежном или натуральном выражении, регулярно производимое вещами без изменения их сущности.
GARDE - (Хранение) Независимое право контроля и управления, осуществляемое лицом в отношении используемой им или доверенной ему вещи и позволяющее рассматривать это лицо как ответственного за ущерб, причиненный данной вещью.
HEREDITE - (Наследство) Все имущество, оставленное умершим лицом.
ILLEGALITE - (Незаконность) Свойство того, что противоречит закону в строгом смысле слова или, шире, совокупности правовых норм вообще.
INALIENABILITE - (Неотчуждаемость) Юридическое свойство имущества или права, которое не могут по закону стать предметом отчуждения.
INCOMPETENCE - (Некомпетентность) Неспособность органа государственной, политической, административной или судебной власти совершить юридический акт.
INFRACTION - (Правонарушение) Активное или пассивное поведение, запрещенное уголовным законодательством и наказываемое тем или иным конкретным образом на основании того же уголовного законодательства.
INSTANCE - (Инстанция) Цель актов и сроки судебной процедуры, образующие судебный процесс с момента возбуждения дела до момента вынесения окончательного приговора.
INSTRUCTION - (Расследование) Фаза судебного процесса, в ходе которой стороны устанавливают и уточняют свои требования, а суд собирает данные, необходимые для рассмотрения дела; в уголовном праве — допроцессуальная фаза, предназначенная для определения того, оправдывают ли выдвинутые обвинения обращение в судебный орган.
INTIME - Термин, применяемый к истцу, выступающему в качестве защитника при рассмотрении дела в порядке апелляции.
JOUISSANCE - (Пользование) Использование какой-либо вещи с правом получения от этого выгоды.
JUDICIAIRE - (Судебный) Связанный с правосудием и деятельностью судебных органов — в отличие от законодательной или административной деятельности; в более узком смысле — в соответствии с французским правом — связанный исключительно с деятельностью судебных органов, рассматривающих частноправовые вопросы.
JUGE - (Судья) В широком смысле — любое лицо, официально уполномоченное решать спорные вопросы, вынесенные на рассмотрение судебных органов.
JUGEMENT - (Приговор) В широком смысле — любое решение, вынесенное судьей по итогам судебного процесса; в узком смысле — решение судебного органа первой ступени.
JURIDICTION - (Юрисдикция) Задача или деятельность по осуществлению правосудия путем применения норм права.
(Судебный орган) Орган, учрежденный для ведения расследований и осуществления судебных функций в ходе процесса.
JURISPRUDENCE - (Судебная практика) Сумма решений, вынесенных различными судебными органами; также, в рамках одной из ветвей права, особая область юридической науки.
JUSTICE - (Справедливость в нравственном смысле) То, что идеально соответствует требованиям разума и принципам равноправия.
(Справедливость в юридическом смысле) Равновесие в общественных отношениях как цель исполнения норм позитивного права.
(Правосудие) Совокупность органов государственной службы, предназначенных для разрешения споров путем судебного вмешательства.
LEGS - (Завещанное имущество) Имущество, предназначенное для передачи по завещанию.
LIBERALITE - Любая безвозмездная передача имущества, совершаемая между живыми лицами или в связи со смертью лица.
LIQUIDATION - (Ликвидация имущества) Четкое, ясное, точное числовое определение объема имущества, подлежащего разделению, и суммы связанных с этим издержек.
LITIGE - (Спор) Общий термин для обозначения любого несогласия или противостояния, затрагивающего какие-либо права или интересы, отстаиваемые различным образом и способные породить конфликт.
LOI - (Закон) В широком смысле — любая правовая норма абстрактного и общего характера, постоянная в своем применении в узком смысле — писанная норма права, утвержденная парламентом, являющимся носителем законодательной власти.
MAGISTRAT - (Магистрат) Лицо, относящееся к судебному порядку и профессионально наделенное правом осуществления правосудия и выступления при этом от имени государства; в более широком смысле — лицо, уполномоченное осуществлять правосудия, даже если оно относится к судебно-административному порядку.
MEDIATEUR - (Посредник) Лицо, уполномоченное предлагать варианты решения спора, существующего между сторонами. В административной области — независимое лицо, уполномоченное содействовать упрощению и облегчению отношений между административными органами и гражданами без обращения в судебные органы.
MEMOIRE - (Заявление) Письменный документ, направляемый в суд и содержащий изложение требований и аргументов истца.
MINISTERE PUBLIC - (Прокуратура) Корпус судебных должностных лиц, относящихся к определенным судебным органам и уполномоченных контролировать исполнение законодательства и следить за соблюдением общественных интересов.
MINUTE - (Подлинник) Оригинал документа или аутентичного акта, составленного государственным служащим, содержащего подпись его автора и предназначенного к обязательному хранению органом власти — депозитарием, таким как канцелярия суда или нотариальное бюро.
MOTIFS - (Мотивы) Фактические и юридические причины, обусловливающие данное конкретное административное или судебное решение; в судебных решениях изложение мотивов всегда и обязательно предшествует изложению постановления.
MOYEN - (Средство) Оправдательный аргумент или элемент, используемый для поддержания того или иного требования, выставляемого в связи с процессом.
NORME - (Норма) Научный юридический термин, обозначающий общее внеличное правило поведения обязательного характера.
NOTIFICATION - (Нотификация) Способ предания гласности административных актов индивидуального характера, состоящий в персональном информировании лица о затрагивающем его решении; этот способ применяется также к судебным и внесудебным актам.
OBLIGATION - (Обязательство, долг) В гражданском праве — юридическая связь между двумя или несколькими лицами, на основании которой дебитор обязан осуществить по отношению к кредитору позитивную или негативную услугу; речь идет о пассивном аспекте личного права.
ORDONNANCE - (Ордонанс) Акт, принимаемый правительством с разрешения парламента и затрагивающий область законодательных полномочий; также -— вид решений, принимаемых магистратами, выступающими в качестве единственных судей.
ORDRE PUBLIC - (Общественный порядок) Политико-административная концепция организации коллективной жизни, способная гарантировать мир, спокойствие и безопасность в данном конкретном обществе; в более узком смысле — совокупность принципов и норм права, которым в рамках данной юридической системы придается особая сила.
PAIMENT- (Расчет) Выполнение соответствующего обязательства независимо от его предмета.
PARQUET- Распространенное название прокуратуры при обычных судебных органах.
PARTIE- (Сторона) Любое юридическое лицо, участвующее в договорном юридическом акте, — в отличие от третьих лиц; также — любое юридическое лицо, вовлеченное в судебный процесс.
PATRIMOINE - (Достояние) Все имущество и все обязательства данного конкретного юридического лица, как имеющиеся в наличии, так и будущие, образующие с правовой точки зрения единое целое, в отношении которого действует всеобщий юридический порядок.
PEINE - (Наказание) Санкция карательного характера, определяемая с целью предупреждения и пресечения правонарушений, предусмотренных уголовным законодательством.
PREJUDICE - (Ущерб) Понесенный лицом материальный или моральный урон.
PREUVE- (Доказательство) Подтверждение действительности факта, наличия права или существования юридического акта.
PROCEDURE - (Процедура) Совокупность актов, операций и формальностей, подлежащих выполнению при принятии какого-либо юридического акта или при обеспечении хода судебного процесса; также ветвь объективного права, включающая юридические нормы организации и функционирования судебных инстанций.
PROCES - (Процесс) Вынесение спора на рассмотрение суда.
PROCES-VERBAL - (Протокол) Письменный документ, составляемый компетентным органом власти с целью констатации фактов, анализа правовой ситуации или подведения итогов обсуждения какого-либо вопроса; также — письменный акт, посредством которого орган государственной власти устанавливает факты, способные вызвать уголовно-правовые последствия.
PROMULGATION - (Обнародование) Акт, посредством которого президент Республики официально заявляет о существовании того или иного закона и вводит его в действие.
PUBLICATION - (Опубликование) Способ предания гласности законов и административных актов, состоящий в доведении их до сведения граждан через средства массовой коммуникации.
PUBLICITE - (Гласность) Предусматриваемый объективным правом сложный механизм доведения до сведения заинтересованных лиц правовых норм, судебных решений, а также некоторых категорий юридических ситуаций и отдельных юридических актов.
PUISSANCE PUBLIQUE - (Государственная власть) Совокупность юридических лиц, рассматриваемых в их отношениях с гражданами в качестве выразителей суверенитета; с технической точки зрения — совокупность юридических лиц и органов власти, исполнения ими специфических норм и привилегий публичного права, — в противоположность исполнению норм частного права.
RECOURS - В общем смысле — любое право официальной открытой критики каких-либо актов или действий; в более узком смысле — термин, которым обычно обозначаются действия, возбуждаемые в административном судебном органе.
REFERE - (Срочное постановление) Судебная процедура срочного и исключительного характера, позволяющая добиться быстрого принятия судьей решения.
REGLEMENT ADMINISTRATE - (Административный регламент) Абстрактный общий внеличный административный акт — в отличие от административных актов индивидуального характера.
REQUERANT - (Податель ходатайства) Автор судебного заявления, особенно в административных судебных органах.
REQUETE - (Ходатайство) В общем смысле — любое заявление, направленное в орган власти, имеющий полномочия по принятию решений, прежде всего — в суд.
REQUISITOIRE - (Обвинительное заключение) Письменный акт, посредством которого представитель прокуратуры по завершении процедуры расследования доводит до сведения свое мотивированное заключение по рассматриваемому делу; в ходе судебного заседания — устное выступление представителя прокуратуры с изложением аргументации в пользу того или иного судебного решения, необходимого во имя защиты общественных интересов.
RESSORT - (Границы компетенции) Географический округ, в котором данный конкретный судебный орган осуществляет свои полномочия; в более широком смысле — область компетенции судьи или суда.
RETRATT - (Отзыв) Упразднение административного акта самим его составителем, имеющее обратную силу.
RETROACTIVITE - (Обратное действие) Свойство юридического акта, заключающееся в придании ему способности производить юридические последствия до начала его применения.
RISQUE - (Риск) Теория или система гражданской ответственности, в рамках которой ответственность юридического лица может возлагаться на какое-либо лицо даже при отсутствии вины в его действиях; также используется термин "безвинная ответственность".
SENTENCE - (Заключение суда) Общее название всех судебных приговоров и судебных решений; с технической точки зрения — обозначение приговоров, выносимых некоторыми судебными органами первой инстанции.
SIGNIFICATION - (Уведомление о решении суда) Нотификация судебно-процессуального акта, официально осуществляемая судебным исполнителем.
STIPULATION - (Оговорка) Выражение воли, явно содержащееся в контракте или соглашении; односторонний акт может нести в себе решение или распоряжение, но не оговорку.
SYNALLAGMATIQUE - (Взаимнообязывающий) Свойство контракта или соглашения, порождающее для сторон взаимные обязательства.
TIERS - (Третье лицо) Любое лицо, не связанное с данным конкретным юридическим актом или юридической ситуацией, также — в процессуальной терминологии — любое лицо, не находящееся в положении истца или ответчика.
TRANSACTION - (Судебное соглашение) Контракт, посредством которого стороны, участвующие в начинающемся процессе или споре, завершают этот процесс или спор путем достижения полюбовного соглашения через взаимные уступки.
VERDICT - (Вердикт) Решение, принимаемое судом присяжных после проведения дебатов.
VOIE DE FAIT - (Произвол) Исполнительное действие материального характера, совершаемое административным органом власти, являющееся открыто противозаконным, нарушающее основные права граждан и решительно наказываемое путем приостановления действия административных привилегий.
VOIES DE RECOURS - (Пути обжалования) Находящийся в распоряжении истцов инструмент судебной практики, способный обеспечить пересмотр или отмену решения суда.
VOIES D'EXECUTION - (Пути исполнения) Совокупность процедурных механизмов, посредством которых юридическое лицо с помощью и при поддержке органов государственной власти может добиться выполнения вынесенных в его пользу судебных решений.

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ