<<

стр. 2
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

в этой сделке. Он пишет, что камень был таким же большим,
как ренклод*, почти круглой формы, идеально прозрачным, не
имел дефектов и весил более пятисот гран**. Довольный со-
бой, Сен-Симон подытоживает свой рассказ, сообщая миру, что
с его стороны «было весьма похвально убедить регента сделать
столь знаменитую покупку». Другими словами, он гордился тем,
что убедил регента пожертвовать своим долгом и купить себе
безумно дорогую безделушку за народные деньги.
Это безмятежное процветание продолжалось до начала 1720
года. Предупреждения парламента о том, что запуск в обраще-
ние слишком большого количества бумажных денег рано или
поздно приведет страну к банкротству, игнорировались. Регент,
не имевший ни малейшего понятия о философии финансовых
отношений, считал, что система, однажды принесшая хорошие
результаты, не может развалиться. Если пятьсот бумажных мил-
лионов обеспечили такую выгоду, то еще пятьсот миллионов
обеспечат вдвое большую выгоду. Это было величайшее заб-
луждение регента, которое Ло не пытался развеять. Небывалая
жадность людей подпитывала эту иллюзию, и чем выше был
курс Миссисипских акций, тем больше печатали банкнот ему
вдогонку. Эту возведенную таким образом пирамиду можно без
натяжки сравнить с помпезным дворцом, построенным Потем-
киным, этим царственным русским варваром, чтобы удивить
императрицу и угодить ей. Огромные ледяные блоки громоз-
дили один на другой; выполненные во всех деталях ледяные
ионические колонны образовывали величественный портик,
купол из того же материала сиял на солнце, которое могло лишь
позолотить, но не растопить его своими лучами. Дворец блес-
тел издалека, словно из хрусталя и алмазов, но однажды подул
теплый ветерок с юга, и величавое строение растаяло. В конце
концов никто не смог даже подобрать его фрагменты. То же
* Сорт слив. Прим. перев.
" 32,4 г. Прим. перев.
50 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
самое произошло с Ло и его системой бумажных денег. Как
только ее коснулось дуновение народного недоверия, она об-
ратилась в руины, и никто не мог воздвигнуть ее вновь.
Первый легкий сигнал тревоги прозвучал в начале 1720 г.
Принц де Конти, оскорбленный тем, что Ло отказался продать
ему новые акции Индийской компании по их номинальной сто-
имости, послал людей в банк с требованием обменять на ме-
таллические деньги такое огромное количество банкнот, что
для транспортировки потребовалось три телеги. Ло пожаловал-
ся регенту, обратив особое внимание последнего на зло, кото-
рое может произойти, если такой пример найдет подражателей.
Регент, также отдавая себе в этом отчет, послал за принцем де
Конти и приказал ему под угрозой сильной немилости вернуть
банку две трети монет, которые он оттуда вывез. Принц был
вынужден подчиниться деспотичному приказу. К счастью для
Ло, де Конти был непопулярной персоной: все осуждали его
подлость и алчность и соглашались, что он обошелся с Ло не-
справедливо. Тем не менее странно, что это, если можно так
выразиться, бегство от банкнот не заставило ни Ло, ни регента
прекратить их выпуск. Скоро нашлись те, кто на почве недове-
рия повторили поступок де Конти, совершенный им на почве
мстительности. Все больше сообразительных маклеров спра-
ведливо полагали, что рост курса акций и количество банкнот
в обращении не может быть бесконечным. Бурдон и ла Ришар-
дье, известные спекулянты, спокойно и постепенно конверти-
ровали свои банкноты в металлические деньги и перевели их в
банки других стран. Кроме того, они постоянно и в большом
количестве скупали столовое серебро и ювелирные изделия и
тайно пересылали их в Англию и Голландию. Брокер Вермале,
почуявший надвигавшуюся бурю, скопил золотые и серебря-
ные монеты на сумму почти в миллион ливров, которые он
сложил в крестьянскую телегу и накрыл сеном и коровьим на-
возом. Затем он переоделся в грязный крестьянский холщовый
халат, или рабочую блузу, и в безопасности вывез свой драго-
ценный груз в Бельгию, где вскоре нашел способ переправить
его в Амстердам.
До той поры каждый мог без труда достать металличес-
кие деньги. Но эта система не могла культивироваться дол-
МИССИСИПСКИЙ ПЛАН 51
го, не провоцируя их дефицит. Отовсюду слышались голоса
недовольных и требования разобраться в сложившейся си-
туации. Генеральные штаты долго решали, что же предпри-
нять, и Ло, к которому обратились за советом, предложил
издать указ о девальвации металлических денег на пять про-
центов по сравнению с бумажными. Этот указ был опубли-
кован, но вскоре заменен новым, согласно которому монеты
обесценивались на десять процентов. Вместе с тем были ог-
раничены единовременные банковские выплаты монетами:
до ста ливров золотом и до тысячи серебром. Все эти меры
были не в состоянии вернуть доверие к бумажным деньгам,
несмотря на то, что ограничение наличных платежей до столь
узких рамок поддерживало кредитоспособность банка.
Вопреки всем усилиям, благородные металлы продолжали
переправляться в Англию и Голландию. Все оставшиеся в стра-
не монеты берегли как зеницу ока или прятали, и в конце кон-
цов их дефицит стал настолько ощутимым, что больше не
могли осуществляться торговые операции. Тогда Ло отважил-
ся на дерзкий эксперимент - он решил вообще запретить хож-
дение металлических денег. В феврале 1720 г. был издан указ,
который вместо того, чтобы в соответствии с его предназначе-
нием восстановить кредитоспособность банкнот, нанес им
смертельный удар и поставил страну на грань революции. Этим
пресловутым указом любому человеку запрещалось иметь в
своем распоряжении более пятисот ливров (20 фунтов стерлин-
гов) в монетах под угрозой крупного штрафа и конфискации
найденных сумм. Было также запрещено скупать ювелирные
изделия, серебряную и золотую посуду, а также драгоценные
камни; доносчиков поощряли искать нарушителей, обещая по-
ловину обнаруженной ими суммы. Вся страна взвыла в отчая-
нии от этой неслыханной тирании. Ежедневно имели место
самые одиозные гонения. Семейное уединение нарушалось
вторжением доносчиков и провокаторов. Самых добродетель-
ных и честных обвиняли в преступлении из-за имевшегося у
них одного луидора. Слуги предавали своих хозяев, сосед шпи-
онил за соседом, а аресты и конфискации стали столь частыми,
что суды трещали по швам от непомерного количества заво-
димых дел. Стоило доносчику сообщить, что он подозревает
52 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
кого-либо в укрывательстве денег в собственном доме, как тут
же выписывался ордер на обыск. Лорд Стэйр, английский по-
сол, говорил, что теперь невозможно было усомниться в ис-
кренности принятия Ло католичества, так как он основал самую
настоящую инквизицию, сперва в высшей степени наглядно
подтвердив свою веру в преобразование одного вещества в дру-
гое путем превращения золота в бумагу.
На головы регента и несчастного Ло сыпались все прокля-
тия, какие только могла придумать народная ненависть. Мо-
неты на сумму более пятисот ливров были незаконным
платежным средством, а банкноты не хотел принимать ник-
то, если мог этого избежать. Никто не знал сегодня, сколько
его банкноты будут стоить завтра. «Никогда прежде, - пишет
Дюкло в «Секретныхмемуарах о регентстве», — правительство
не было таким капризным, и никогда прежде не было более
неистовой тирании, осуществляемой руками менее тверды-
ми. Те, кто были свидетелями ужасов того времени, и сегодня
вспоминают его как страшный сон, не могут понять, почему
не разразилась внезапная революция и почему Ло и регент не
умерли страшной смертью. Они оба испытывали ужас, но
люди не зашли дальше жалоб; всеми овладели угрюмая и роб-
кая безысходность и тупое оцепенение, а помыслы людей были
слишком низменными, чтобы отважиться на дерзкое преступ-
ление во имя общества». Однажды была сделана попытка орга-
низовать народное движение. Мятежные прокламации
расклеивались по стенам и, вложенные в рекламные листки,
рассылались по домам наиболее известных людей. Одна из
них, приведенная в «Memoires dc la Hegence» , была следующе-
го содержания: «Господин и госпожа, сим уведомляем вас, что
день святого Варфоломея повторится в субботу и воскресе-
нье, если дела пойдут так и дальше. Советуем не выходить из
дома ни вам, ни вашей прислуге. Храни вас Господь от огня!
Предупредите ваших соседей. Написано в субботу, 25 мая 1720
года». Огромное число шпионов, наводнивших город, вызва-
ло у людей взаимное недоверие, а после нескольких незначи-
тельных беспорядков, устроенных вечером группой
неопознанных лиц, которых быстро разогнали, покою жите-
лей столицы больше ничто не угрожало.
МИССИСИПСКИИ ПЛАН S3
Курс Миссисипских, или, как их еще называли, Луизианс-
ких, акций очень резко упал, и на самом деле уже мало кто ве-
рил рассказам о несметных богатствах этого региона. Поэтому
была предпринята последняя попытка вернуть доверие людей
к Миссисипскому проекту. С этой целью в Париже указом пра-
вительства была объявлена всеобщая мобилизация бродяг. Как
во время войны, было насильно завербовано свыше шести ты-
сяч самых отвратительных отбросов общества, которым выда-
ли одежду и инструменты, чтобы затем отправить их на
кораблях в Новый Орлеан для разработки якобы имеющихся
там в большом количестве месторождений золота. День за днем
их с кирками и лопатами проводили строем по улицам города,
а затем небольшими партиями отправляли во внешние порты
для отплытия в Америку. Две трети из них так никогда и не
прибыли в место назначения, а рассеялись по стране, продали
свои инструменты за сколько смогли и вернулись к прежнему
образу жизни. Менее чем через три недели половина из них
вновь оказалась в Париже. Тем не менее этот маневр вызвал
незначительное повышение курса Миссисипских акций. Мно-
гие чересчур доверчивые люди поверили, что их действитель-
но ожидает новая Голконда* и что во Францию вновь потекут
золотые и серебряные самородки.
В условиях конституционной монархии можно было найти
более надежные средства возвращения народного доверия. В
Англии, примерно в это же время, когда похожая мания приве-
ла к аналогичному бедствию, для искоренения зла применялись
совсем другие меры, но во Франции, к несчастью, они прини-
мались теми, кто это зло породил. Своеволие регента, пытав-
шегося вывести страну из кризиса, только еще больше затянуло
ее в трясину. Было приказано осуществлять все платежи бумаж-
ными деньгами, и с 1 февраля до конца мая были напечатаны
банкноты на сумму свыше 1 500 000 000 ливров (60 000 000 фун-
тов стерлингов). Но сигнал тревоги уже прозвучал, и никакие
ухищрения не могли заставить людей хоть в малой степени до-
верять бумажным деньгам, не подлежащим обмену на метал-
лические. Месье Аламбер, председатель парижского парламента,
* Государство в Индии в XVI-XVII вв., славившееся добычей алмазов.
Прим. перев.
54 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
сказал регенту прямо в лицо, что он скорее хотел бы иметь сто
тысяч ливров в золоте или серебре, чем пять миллионов в его
банкнотах. Поскольку подобные настроения царили повсеме-
стно, запуск в обращение огромной бумажной денежной мас-
сы только увеличил существующее зло, сделав большей и без
того гигантскую несоразмерность между металлическими и бу-
мажными деньгами. Монеты, которые регент стремился обес-
ценить, росли в цене при каждой новой попытке это сделать. В
феврале сочли целесообразным включить Королевский банк в
состав Компании двух Индий. Парламент издал и ратифици-
ровал соответствующий указ. Государство по-прежнему выс-
тупало гарантом банкнот банка, которые больше нельзя было
печатать без указа на то Генеральных штатов. Все доходы бан-
ка с того момента, как он перестал быть собственностью Ло,
став государственным учреждением, были переданы регентом
Компании двух Индий. Эта мера возымела эффект кратковре-
менного повышения курса Луизианских и других акций ком-
цании, но она не смогла восстановить доверие народа.
В начале мая состоялось заседание Генеральных штатов, на
котором присутствовали Ло, д'Аржансон (его коллега по уп-
равлению финансами) и все министры. Было подсчитано, что
всего в обращении находится банкнот на сумму в 2,6 миллиар-
да ливров, в то время как суммарное достоинство всех монет в
стране не составляло и половины этой цифры. Для большин-
ства депутатов было очевидно, что для выравнивания денеж-
ного обращения нужно принять какой-нибудь план. Одни
предлагали девальвировать банкноты до номинальной стоимо-
сти металлических денег, другие - поднимать номинальную
стоимость монет до тех пор, пока она не сравняется с номи-
нальной стоимостью бумажных денег. Говорят, что Ло высту-
пил против обоих проектов, но, поскольку других предложений
не последовало, было решено обесценить банкноты наполови-
ну. 21 мая вышел соответствующий указ, согласно которому
акции Компании двух Индий и банкноты банка подлежали по-
степенной девальвации, пока к концу года их номинальная сто-
имость не снизится наполовину. Парламент отказался
ратифицировать данный указ, шумно опротестовав его, и со-
стояние страны стало настолько тревожным, что в качестве
МИССИСИПСКИЙ ПЛАН 55
единственного способа сохранить спокойствие регентскому
совету пришлось аннулировать собственное решение: в тече-
ние семи дней был издан другой указ, возвращающий банкно-
там их первоначальную номинальную стоимость.
В тот же самый день (27 мая) банк приостановил платежи в
металлических деньгах. Ло и д'Аржансон были уволены из ми-
нистерства. Слабовольный, нерешительный и трусливый регент
возложил всю вину за сложившуюся плачевную ситуацию на Л о,
которому по прибытии в Пале Рояль было отказано в приеме.
Однако с наступлением сумерек за ним послали и провели во
дворец через потайную дверь*; регент попытался его утешить и
всячески извинялся за ту суровость, с которой был вынужден
обращаться с ним на людях. Его поведение было столь непосто-
янным, что два дня спустя он взял его с собой в оперу, где тот
сидел в королевской ложе рядом с регентом, который на глазах у
всех обращался с ним подчеркнуто предупредительно. Но нена-
висть к Ло была настолько сильна, что этот эксперимент оказал-
ся для него почти фатальным. Вооруженная камнями толпа
напала на его карету, когда он въезжал на территорию своей ре-
зиденции, и если бы кучер сразу же не проехал во внутренний
двор, а прислуга немедленно не закрыла ворота, его, по всей ве-
роятности, вытащили бы из кареты и разорвали на куски.
На следующий день его жена и дочь были также атакованы
толпой, когда возвращались в своей карете со скачек. Когда ре-
генту сообщили об этих происшествиях, он послал Ло мощный
отряд швейцарских гвардейцев, которые денно и нощно несли
караульную службу во дворе его резиденции. Но в конце концов
общественное негодование усилилось настолько, что Л о, посчи-
тав свой дом, даже столь хорошо охраняемый, небезопасным,
нашел убежище в Пале Рояль - резиденции регента.
Канцлера д'Агессо, отправленного в отставку в 1718 г. за его
противодействие проектам Ло, теперь призвали обратно, дабы он
помог восстановить утраченную репутацию последних. Регент
слишком поздно осознал, что он непростительно грубо и недо-
верчиво обошелся с одним из способнейших и, вероятно, един-
ственным честным государственным деятелем того продажного
* Дюкло, "Memomires Secrets de la Regence" Прим. автора
56 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
времени. Сразу после своего позора тот уединился в своем поме-
щичьем доме во Френе, где среди строгих, но милых его сердцу
философских изысканий он позабыл об интригах презренного
двора. Сам Ло и шевалье де Конфлан, дворянин из окружения ре-
гента, были отправлены на дилижансе с приказом доставить быв-
шего канцлера в Париж. д'Агессо согласился оказать посильное
содействие вопреки совету своих друзей, полагавших, что ему не
следует принимать никакие призывы вернуться в учреждение, по-
сланником которого является Ло. По его прибытии в Париж пя-
терым членам парламента было решено присвоить звание
интенданта финансов, а 1 июня вышло распоряжение об отмене
закона, запрещающего накапливать монеты на сумму более пяти-
сот ливров. Всем разрешили иметь столько металлических денег,
сколько хочется. Чтобы изъять из обращения старые банкноты,
было напечатано двадцать пять миллионов новыми, обеспечен-
ными доходными статьями города Парижа. Старые банкноты при-
нимали в среднем за двадцать пять процентов от номинала*.
Изъятые банкноты были публично сожжены перед зданием мэ-
рии. Большинство новых банкнот были десятиливровыми, и 10
июня банк открылся вновь, имея в своем резерве серебряные мо-
неты в количестве, достаточном для их обмена.
Эти меры существенно разрядили ситуацию. Все население
Парижа устремилось в банк, чтобы обратить свои поскуднев-
шие сбережения в монету, и, поскольку серебра не стало хватать,
им платили медью. Очень немногие жаловались на то, что такая
ноша слишком тяжела, несмотря на то, что можно было посто-
янно наблюдать, как эти бедняги с трудом тащатся, потея, по
улицам, нагруженные сверх меры монетами, обменянными на
пятьдесят ливров. Толпы, окружавшие банк, были столь огром-
ными, что чуть ли не каждый день кто-нибудь оказывался задав-
ленным насмерть. 9 июля толпа была такой густой и шумной,
что гвардейцы, охранявшие вход в парк Мазарен, закрыли воро-
та и отказались впустить кого-либо. Толпа пришла в ярость и
сквозь ограду забросала солдат камнями. Последние, разъярив-
* Обмен производился в соответствии со строгой шкалой. Коэффициент обмена
зависел от источника получения банкнот. Например, те, кто получил банкноты в
качестве ежегодной ренты, обменивал их 1:1, а те, кто не мог указать источник
получения банкнот, терял 95% стоимости. Прим. перев.
МИССИСИПСКИИ ПЛАН 57
шись в свою очередь, пригрозили открыть огонь. В этот момент в одного из них попал камень, и он, вскинув ружье, выстрелил в толпу. Один человек был убит на месте, другой - тяжело ранен. В любую секунду мог начаться штурм банка, но ворота в парк Мазарен были открыты, и толпа увидела целый отряд солдат со штыками, примкнутыми к ружьям, и довольствовалась тем, что выразила свое негодование стенаниями и свистом.
Восемь дней спустя народу собралось столько, что пятнадцать человек задавили насмерть у дверей банка. Люди были настолько возмущены, что положили три трупа на носилки и в количестве семи или восьми тысяч отправились в парк Пале Рояль, дабы показать регенту те несчастья, которые он и Ло навлекли на страну. Кучер Ло, сидевший на козлах кареты хозяина во внутреннем дворе дворца, проявил скорее рвение, нежели благоразумие, и, недовольный оскорблениями в адрес хозяина, сказал достаточно громко для того, чтобы его нечаянно услы-шали несколько человек, что все они мерзавцы и заслу-живают виселицы. Толпа немедленно напала на него и, ду-мая, что Ло находится в карете, разломала ее на куски. Опрометчивый кучер еле унес ноги. Больше никаких бесчинств не было. Появились войска, и толпа потихонь-ку рассосалась после заверений регента в том, что три тела, представленные на его обозрение, будут должным об-разом похоронены за его счет. Во время этой смуты прохо-дило заседание парламента, и его председатель вызва-лся пойти и посмотреть, в чем дело. Вернувшись, он сооб-щил заседающим, что карета Ло разломана толпой. Все одновременно повскакивали со своих мест и громко за-кричали от радости, а один парламентарий, более усердный в своей ненависти, чем остальные, воскликнул: «А самого Ло разорвали на части?»*
* Герцогиня Орлеанская рассказывает эту историю по-другому, но кто бы ни
был прав, проявление подобных чувств в законодательном собрании нельзя
считать особенно похвальным. Она пишет, что председатель настолько не по-
мнил себя от радости, что его посетил поэтический дар и он крикнул сидящим
в зале парламентариям:
(Messieurs! Messieurs! bonne nouvelle!
Le carosse de Lass est reduit en cannelle!»
(«Господа! Господа! Хорошая новость! Карету Ласса разбили вдребезги»). Прим.
автора.
58 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
Многое, несомненно, зависело от репутации Компании двух
Индий, задолжавшей нации огромную сумму. В связи с этим
на министерском совете была вы сказана мысль, что любые при-
вилегии, даруемые компании, чтобы та смогла рассчитаться по
своим обязательствам, должны быть максимально эффектив-
ными. В свете этого было предложено закрепить за ней исклю-
чительную привилегию на всю морскую торговлю, и был издан
соответствующий указ. Но при этом, к сожалению, забыли, что
такая мера разорит всех купцов в стране. Нация в целом отвер-
гала идею столь огромной привилегии, и в парламент подава-
лась петиция за петицией с требованием не ратифицировать
этот указ. Парламент так и сделал, и регент, заметив, что тем
самым парламентарии лишь раздули пламя антиправитель-
ственной агитации, выслал их в Блуа. По ходатайству д'Агессо
место ссылки было заменено на Понтуаз, куда парламентарии
и направились, полные решимости бросить регенту вызов. Они
приложили все усилия к тому, чтобы их временная ссылка была
как можно более приятной. Председатель парламента давал са-
мые изысканные ужины, на которые приглашал всех самых
веселых и остроумных людей Парижа. Каждый вечер давался
концерт и бал для дам. Обычно степенные и чопорные экспер-
ты и советники предавались карточной игре и прочим развле-
чениям и несколько недель кутили напропалую с одной лишь
целью — показать регенту, насколько несущественным они счи-
тают собственное изгнание и что, если бы они захотели, они
предпочли бы Понтуаз Парижу.
Из всех народов мира французы наиболее известны как вы-
разители недовольства в песнях. Об этой стране с определен-
ной долей истины говорят, что всю ее историю можно
проследить по песням ее народа. Когда Ло, с треском провалив
свои лучезарные планы, впал у людей в немилость, он, есте-
ственно, стал объектом сатиры, и пока во всех заведениях по-
являлись карикатуры на него, улицы оглашались песнями, не
щадившими ни его, ни регента. Многие из этих песен были
далеки от приличия, а одна из них в частности советовала ис-
пользовать все его банкноты по тому самому неприглядному
назначению, по которому можно использовать бумагу. Но ни-
жеприведенная песня, сохраненная в записках герцогини Ор-
МИССИСИПСКИИ ПЛАН 59
леанской, была самой лучшей и самой популярной - ее месяца-
ми распевали на каждом углу в Париже. Достаточно удачно ис-
пользуется припев:
Aussitot que Lass arriva
Dans notre bonne ville,
Monsieur de Regent publia
Que Lass serait utile
Pour retablir la nation.
La faridondaine! la faridondon!
Mais il nous a tous enrichi,
Biribi!...
A la facon de Barbari,
Mon ami!
Ce parpaillot, pour attirer
Tout 1'argent de la France,
Songea d'abord a s'assurer
De notre confiance.
II fit son abjuration,
La faridondaine! la faridondon!
Mais le fourbe s'est convert!,
Biribi!
A la facon de Barbari,
Mon ami!
Lass, le fils aine de Satan
Nous met tous a 1'aumone,
II nous a pris tout notre argent
Et n'en rend a personne.
Mais le Regent, humain et bon,
La faridondaine! la faridondon!
Nous rendra ce qu'on nous a pris,
Biribi!
A la facon de Barbari,
Mon ami! *
* см. сноску на следующей странице.
60 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
Тогда же бытовала следующая эпиграмма:
Lundi, j'achetai des actions;
Mardi, je gagnai des millions;
Mercredi, j'arrangeai mon menage;
jeucfr, je pris un equipage;
Vendredi, je m'en fus au bal,
Et Samedi, a 1'hopital.**
В свободном переводе это звучит так:
* Тотчас, как приехал Ласе
В городок наш добрый,
Регент уверял всех нас,
Что будет он полезен скоро
И лучше станет жить народ.
Вот так! Вот-вот!
Станем мы все богаты,
Азартный игрок!
Мой друг, он к нам, как варвар, жесток!
Этот безбожник, чтоб выманить
Все Франции деньги,
Думал сначала получить всеобщее доверье.
Отречься от всего сумел он быстро,
Вот так! Вот-вот!
Но деньги мошенник пустить в оборот все же смог
Азартный игрок!
Мой друг, он к нам, как варвар, жесток!
Ласе, старший сын сатаны,
Нас всех пустил по миру ты,
Забрал все деньги,
Ничего не отдал.
Но есть добрый и честный Регент,
Вот так! Вот-вот!
Возврати нам в срок все, что он взял!
Азартный игрок!
Мой Друг, он к нам, как варвар, жесток! Прим. перев.
** В понедельник я акции купил,
Во вторник миллион по ним получил,
В среду дома в порядок привел антураж,
В четверг заказал себе экипаж,
В пятницу решил поехать на бал,
Ну а в субботу в больницу попал. Прим. перев.
МИССИСИПСКИИ ПЛАН 61
Среди множества опубликованных карикатур, явно сви-
детельствующих о том, что нация осознала всю серьезность
положения, в котором она оказалась по собственному недо-
мыслию, была одна, факсимиле которой сохранилось в «Ме-
муарах о регентстве». Автор карикатуры описывает ее
следующим образом: «Богиня Акций в своей триумфальной
колеснице, которой правит богиня Глупости. В колесницу
впряжены воплощения Миссисипской компании (с деревян-
ной ногой), Компании южных морей, Английского банка,
Компании Западного Сенегала и различных страховых ком-
паний. Чтобы колесница катилась достаточно быстро, аген-
ты этих компаний, которых можно узнать по их длинным
лисьим хвостам и коварным взглядам, вращают спицы ко-
лес, на которых написаны названия ценных бумаг и их сто-
имость, меняющаяся в зависимости от поворотов колес. По
земле разбросаны товары, бухгалтерские журналы и торго-
вые гроссбухи, раздавленные колесницей Глупости. На зад-
нем плане - огромная толпа людей всех возрастов, полов и
общественных положений, шумно требующих Фортуну и де-
рущихся друг с другом за акции, которые она щедро им раз-
дает. В облаках сидит демон, выдувающий мыльные пузыри,
также являющиеся объектами восхищения и жадности лю-
дей, запрыгивающих друг другу на спины, чтобы дотянуть-
ся до них, пока они не лопнули. Справа на пути колесницы,
загораживая проезд, стоит большое здание с тремя дверями,
через одну из которых она должна проехать, если проследу-
ет дальше, а вместе с ней и вся толпа. Над первой дверью
написаны три слова - "Hopital des Foux"*, над второй - "Hopital
des Malades"**, а над третьей - "Hopital des Gueux"***». Ha
другой карикатуре По сидит в большом котле, который ва-
рится на огне народного безумия, окруженный бурлящей
толпой людей, бросающих в него все свое золото и серебро
и радостно получающих взамен бумажки, которые Ло разда-
ет им пригоршнями.
* Психбольница. Прим. перев.
** Больница. Прим. перев.
*** Приют для бездомных. Прим. перев.
62 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
Пока длилось это волнение, Ло тщательно позаботился о
том, чтобы не появляться в городе без охраны. Сидя взаперти
в апартаментах регента, он был защищен от любого нападе-
ния; когда же он отваживался их покинуть, он либо делал это
инкогнито, либо выезжал в одной из королевских карет под
усиленной охраной. Современники зафиксировали забавный
эпизод, характеризующий то омерзение, которое к нему пита-
ли люди, и то дурное обращение, с которым он бы столкнулся,
попадись он им в руки. Дворянин по фамилии Бурсель проез-
жал в своей карете по улице Сент-Антуан, как вдруг ему при-
шлось остановиться из-за загородившего дорогу наемного
экипажа. Слуга месье Бурселя нетерпеливо окликнул кучера
наемного экипажа, требуя освободить дорогу, и, получив от-
каз, нанес ему удар в лицо. Скоро вокруг места происшествия
собралась толпа, и месье Бурсель вышел из кареты, чтобы вос-
становить порядок. Кучер наемного экипажа, вообразив, что у
него появился еще один противник, придумал, как избавиться
от обоих, и закричал, что есть мочи: «Помогите! Помогите!
Убивают! Убивают! Ло и его слуга собираются убить меня! По-
могите! Помогите!» На этот крик из лавок повыбегали люди,
вооруженные палками и другими предметами, а толпа приня-
лась собирать камни, дабы коллективно отомстить мнимому
финансисту. К счастью для месье Бурселя и его слуги, дверь
церкви иезуитов была широко открыта, и они, испуганные не
на шутку, помчались туда со всех ног. Преследуемые толпой,
они добежали до алтаря, и им пришлось бы несладко, если бы
они, увидев открытую дверь, ведущую в ризницу, не вбежали
туда и не закрыли её за собой. После этого встревоженные и
негодующие священники уговорили толпу покинуть церковь,
и люди, обнаружив все еще стоявшую на улице карету месье
Бурселя, выместили свою враждебность на ней, нанеся ей се-
рьезные повреждения.
Двадцать пять миллионов ливров, обеспеченные муници-
пальными доходными статьями города Парижа со столь не-
выгодным коэффициентом обмена, были не слишком
популярны среди держателей крупных пакетов Миссисипс-
ких акций. Поэтому конвертация в новые банкноты была за-
дачей большой сложности и многие предпочитали держать
МИССИСИПСКИЙ ПЛАН 63
обесценивающиеся акции компании Ло в надежде на благо-
приятный поворот. 15 августа для ускорения конверсии был
издан указ, гласящий, что все банкноты на сумму от одной до
десяти тысяч ливров не должны находиться в обращении, за
исключением случаев покупки ежегодной ренты, взносов на
банковские счета или выплаты за пакеты акций, приобретен-
ные в рассрочку.
В октябре вышел еще один указ, лишавший эти банкноты
всякой цены после ноября месяца. Управление монетным дво-
ром, сбор налогов и все прочие преимущества и привилегии
Миссисипской компании были у нее отобраны, и она стала
обычной частной компанией. Это был смертельный удар для
целой системы, которая отныне находилась в руках ее врагов.
Ло потерял все свое влияние в Совете Франции, а компания,
лишенная льгот, не могла больше даже надеяться на то, что она
сумеет рассчитаться по своим обязательствам. Всех, кто подо-
зревался в получении нелегальных доходов во время расцвета
массового психоза, разыскали и наказали крупными штрафа-
ми. Перед этим было приказано составить список первоначаль-
ных собственников, которые как лица, еще располагающие
акциями, должны были вернуть их компании, а те, кто не ус-
пел оплатить акции, на которые они подписывались, должны
были теперь выкупить их у компании по 13 500 ливров за каж-
дую акцию стоимостью 500 ливров. Не дожидаясь, пока их зас-
тавят выплатить эту огромную сумму за фактически
обесценившиеся акции, их держатели собрали свои пожитки и
попытались найти убежище в других странах. Официальным
лицам в портах и на границах немедленно приказали схватить
всех путешественников, пытающихся покинуть королевство,
и держать их под стражей, пока не будет удостоверено отсут-
ствие у них золотой и серебряной посуды или ювелирных из-
делий или доказана их непричастность к биржевой игре.
Немногие сбежавшие были приговорены к смертной казни, в
то время как большинство жестоких судебных преследований
было начато против тех, кто остался.
Сам Ло в момент отчаяния решил покинуть страну, где его
жизни отныне угрожала опасность. Сперва он просто попро-
сил разрешения уехать из Парижа в одно из своих поместий,
64 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
на что регент легко согласился. Последний был немало взвол-
нован тем несчастливым оборотом, который приняли дела,
но его вера в правильность и эффективность финансовой си-
стемы Ло осталась непоколебимой. Он видел только свои соб-
ственные ошибки и на протяжении немногих оставшихся ему
лет жизни постоянно искал возможность вновь учредить эту
систему на более безопасной основе. По воспоминаниям со-
временников, Ло во время своей последней беседы с принцем
сказал: «Я признаю, что совершил много ошибок, я совершил
их, потому что я человек, а людям свойственно ошибаться;
но я заявляю вам со всей серьезностью, что ни одна из них не
была продиктована безнравственными или бесчестными мо-
тивами и что ничего подобного нельзя обнаружить ни в од-
ном моем деянии».
Через два или три дня после его отъезда регент поспал ему
весьма любезное письмо, в котором разрешал покинуть ко-
ролевство в любое удобное для него время и сообщал, что ве-
лел подготовить ему паспорта. Кроме того, он предлагал
любую сумму денег, какую бы тот ни пожелал. Ло почтитель-
но отказался от денег и отбыл в Брюссель на дилижансе, при-
надлежавшем мадам де При, любовнице герцога Бурбонского,
под охраной шести конных гвардейцев. Оттуда он проследо-
вал в Венецию, где прожил несколько месяцев, являясь объек-
том величайшего любопытства горожан, считавших его
владельцем несметного богатства. Однако ни одно мнение не
могло быть более ошибочным. С благородством большим,
чем можно было ожидать от человека, который большую часть
своей жизни был явным авантюристом, он отказался от соб-
ственного обогащения за счет разоренной нации. В разгаре
массовой неистовой охоты за Миссисипскими акциями он ни
на секунду не сомневался в конечном успехе своих проектов,
призванных превратить Францию в богатейшую и влиятель-
нейшую страну Европы. Все свои доходы он вложил в покуп-
ку земельной собственности во Франции, что является
надежным доказательством его веры в незыблемость собствен-
ных предприятий. Он не запасся столовым серебром или юве-
лирными изделиями и не перевел, в отличие от бесчестных
маклеров, никаких денег за границу. Все его состояние, кроме
МИССИСИПСКИЙ ПЛАН 65
одного алмаза, стоимостью порядка пяти-шести тысяч фун-
тов стерлингов, было вложено во французские земельные уго-
дья; и когда он покинул эту страну, то сделал это почти нищим.
Один этот факт должен был спасти память о нем от обвине-
ний в мошенничестве, столь часто и столь несправедливо выд-
вигаемых против него.
Как только стало известно об его отъезде, все его помес-
тья и ценная библиотека были конфискованы. Среди про-
чего он потерял право на ежегодную ренту на имя жены и
детей в размере 200 000 ливров (8000 фунтов стерлингов),
купленную им за пять миллионов ливров, несмотря на то,
что соответствующий специальный указ, изданный в дни его
процветания, ясно гласил, что она не подлежит конфиска-
ции ни по какой причине. Люди были очень недовольны тем,
что Ло позволили сбежать. Народ и парламент предпочли бы
видеть его повешенным. Те немногие, кто не пострадал от
коммерческой революции, радовались тому, что шарлатан
покинул страну; но все те (а таких было большинство), чьи
богатства были в эту революцию вовлечены, сожалели, что
его личная причастность к постигшей страну беде и к при-
чинам, по которым это случилось, не получила более при-
личествующего ей воздаяния.
На заседании Совета по финансам и Генерального совета
регентства на стол легли документы, из которых явствовало,
что всего в обращении находится банкнот на сумму в два мил-
лиарда семьсот миллионов ливров. От регента потребовали
объяснений, как могло появиться расхождение между суммой,
на которую они были напечатаны, и суммой, отраженной в ука-
зе, санкционировавшем их выпуск. Он мог бы, ничем не рис-
куя, взять всю вину на себя, но он предпочел разделить ее с
отсутствующим лицом, для чего заявил, что Ло, уполномочен-
ный им лично, в разное время организовал выпуск банкнот на
сумму в один миллиард двести миллионов ливров, и что он (ре-
гент), понимая необратимость сделанного, прикрыл Ло, под-
писав задним числом указы совета, санкционирующие этот
прирост. Он выглядел бы более достойно, если бы сказал в сво-
ей речи всю правду и признал, что главным образом его соб-
ственные несдержанность и нетерпение заставили Ло
66 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
переступить границы безопасной спекуляции. Было также ус-
тановлено, что национальный долг на 1 января 1721 г. составил
свыше 3 100 000 000 ливров (более 124 000 000 фунтов стерлин-
гов), а проценты по нему - 3 196 000 фунтов стерлингов. Не-
медленно была назначена комиссия, так называемая виза, для
проверки всех ценных бумаг государственных кредиторов, ко-
торых пришлось разделить на пять категорий; первые четыре
охватывали тех, кто купил свои ценные бумаги на законном
основании, а пятая включала тех, кто не мог доказать, что сдел-
ки, которые они заключили, являются законными и добросове-
стными. Ценные бумаги последних было приказано
уничтожить, а ценные бумаги первых четырех категорий под-
лежали самой строгой и ревностной инспекции.
Результатом деятельности визы явился доклад, в котором ре-
комендовалось снизить проценты по этим ценным бумагам до
пятидесяти шести миллионов ливров. Данная рекомендация ар-
гументировалась описанием выявленных актов казнокрадства
и вымогательства, и с целью ее выполнения парламент коро-
левства издал и должным образом ратифицировал соответству-
ющий указ.
Позднее был учрежден еще один трибунал под названием
Chambre de I'Arsenal, рассматривавший все случаи присвоения
общественных или государственных сумм в финансовых де-
партаментах правительства в недавний злополучный период.
Один из судей, который занимался взиманием долгов, по име-
ни Фалоне вместе с аббатом Клеманом и двумя другими чи-
новниками были уличены в растратах в общей сложности более
миллиона ливров. Первых двоих приговорили к отсечению го-
ловы, а остальных - к повешению, но впоследствии заменили
им казнь пожизненным заключением в Бастилии. Было вскры-
то много других случаев мошенничества, виновных пригово-
рили к штрафам и к тюремному заключению.
Д'Аржансон разделил с Ло и регентом непопулярность, по-
стигшую всех вдохновителей Миссисипского безумия. Он был
смещен с поста канцлера (его место занял д'Аrессо), но сохра-
нил за собой титул хранителя печатей, и ему было дозволено
присутствовать на заседаниях Генеральных штатов, когда бы
он того ни пожелал. Тем не менее он счел за лучшее уехать из
68 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
Парижа и какое-то время пожить в одиночестве в своем име-
нии. Но д'Аржансон не был создан для уединенной жизни, и у
него, все больше впадающего в уныние и пессимизм, обостри-
лась болезнь, от которой уже долгое время страдал, и менее чем
через год он умер. Парижане ненавидели его настолько, что
свою ненависть донесли даже до его могилы. Когда похорон-
ная процессия подошла к церкви Сен-Николя-дю-Шардонере,
на территории которой были похоронены члены его семьи, ей
преградила путь негодующая толпа; двое его сыновей, бывшие
распорядителями на похоронах, были вынуждены со всех ног
спасаться бегством через один из ближайших переулков, дабы
избежать расправы.
Что же касается Ло, то он какое-то время тешил себя надеж-
дой, что Франция позовет его обратно, чтобы он помог ей под-
вести под кредитование более прочную базу. Смерть регента в
1723 г., который скоропостижно скончался, сидя у камина и
беседуя со своей любовницей, герцогиней де Фалари, лишила
его этой надежды, и ему пришлось вернуться к прежней жизни
игрока. Ему не раз приходилось закладывать свой алмаз- един-
ственный отголосок некогда огромного богатства, но успеш-
ная игра обычно позволяла ему выкупать камень. Спасаясь от
преследования своих кредиторов в Риме, он переехал в Копен-
гаген, где получил разрешение английского министерства юс-
тиции на проживание на родине; прощение за убийство г-на
Уилсона было ему даровано в 1719 г. Ло привезли домой на ад-
миральском корабле (обстоятельство, давшее повод для непро-
должительных дебатов в Палате лордов). Граф Конингсби был
недоволен тем, что с человеком, отрекшимся и от своей стра-
ны, и от своей религии, обращаются столь почтительно, и вы-
разил убежденность, что присутствие последнего в Англии в то
время, когда люди настолько сбиты с толку бесчестными про-
исками директоров Компании южных морей, связано с нема-
лым риском. Он предложил выдворить Ло из страны, но
событиям было предоставлено идти своим чередом: больше
никто из членов палаты ни в малейшей степени не разделял
страхи его светлости. Ло прожил в Англии четыре года, а затем
перебрался в Венецию, где и умер в 1729 г. в крайней нужде. На
это была сочинена следующая эпитафия:
МИССИСИПСКИИ ПЛАН 69
«Ci git cet Ecossais celebre,
Ce calculateur sans egal,
Qui, par les regies de 1'algebre,
A mis la France a 1'hopital.»*
Его брат, Уильям Ло, деливший с ним бразды правления как
банком, так и Луизианской компанией, был заключен в Басти-
лию по обвинению в присвоении общественных сумм, но ни-
чего доказать так и не удалось. Через год и три месяца он был
освобожден и положил начало роду, все еще известному во
Франции под титулом маркизов де Лористон.
В следующей главе рассказывается о безумии, охватившем
население Англии в то же самое время и при весьма схожих
обстоятельствах, но, благодаря усилиям и здравому смыслу кон-
ституционной монархии, имевшем последствия гораздо менее
катастрофические, чем французский кризис.
* Здесь погребен шотландец известный,
По мастерству расчета беспрецедентный,
При помощи алгебры он правил
И Францию в больницу всю отправил. Прим. перев.

Компания южных морей была основана знаменитым Хар-
ли, графом Оксфордским, в 1711 году с целью возрождения на-
циональной кредитной системы, пошатнувшейся в результате
отставки кабинета министров партии вигов. Государству было
необходимо срочно обеспечить погашение долговых обяза-
тельств армии и флоту и некоторых других статей текущей за-
* В конце концов продажность, как наводнение, затопила все; и алчность рас-
ползлась повсюду, растеклась, как отвратительный туман, и закрыла солнце.
Государственные деятели и патриоты спекулировали на бирже, леди и дворец-
кий делили доходы; судьи барышничали, епископы воровали. Могуществен-
ные герцоги собирали карты в колоду за полкроны: Британию захлестнула през-
ренная жажда наживы. - Поп. Прим. перев.
72 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
долженности, составлявших в сумме около десяти миллионов
фунтов стерлингов. Компания, учрежденная несколькими из-
вестными торговцами, тогда еще не имевшая названия, взяла
этот долг на себя, а правительство, в свою очередь, согласилось
в течение определенного периода гарантировать ей вознаграж-
дение в размере шести процентов в год. Для обеспечения вып-
латы этого вознаграждения, составлявшего 600 000 фунтов в
год, было решено направлять поступления от пошлин на вина,
уксус, товары из Индии, обработанные шелка, табак, китовый
ус и некоторые другие товары. Компании была дарована моно-
полия по торговле на территории южных морей, и она, будучи
зарегистрированной парламентским постановлением, присво-
ила себе соответствующее название, под которым была извест-
на в дальнейшем. Вышеупомянутый Харли своим участием в
этой сделке завоевал себе солидную репутацию, и льстецы на-
звали это предприятие «шедевром графа Оксфордского».
В этот период истории все общество было одержимо самы-
ми фантастическими идеями разработки огромных месторож-
дений драгоценных металлов на западном побережье Южной
Америки. Все узнали о золотых и серебряных месторождениях
Перу и Мексики, поверили в их неисчерпаемость и в то, что
стоит лишь отправить туда английских старателей, как это сто-
кратно окупится слитками чистого золота и серебра. Настой-
чиво муссируемое сообщение о том, что Испания хочет открыть
для торговцев четыре порта на побережьях Чили и Перу, вызва-
ло всеобщую эйфорию, и акции Компании южных морей высо-
ко котировались много лет подряд.
Между тем Филипп V, король Испании, никогда не имел
ни малейшего намерения разрешить англичанам свободно
торговать в портах Латинской Америки. Переговоры об этом
велись, но их единственным результатом стал договор assiento
- привилегия на поставку в колонии негров-рабов в течение
тридцати лет и на отправку один раз в год корабля, ограни-
ченного и по тоннажу и по стоимости груза, для торговли с
Мексикой, Перу или Чили. Да и то, последнее разрешение да-
валось при жестком условии, согласно которому король Ис-
пании получал четверть всех доходов и пять процентов
стоимости непроданного товара. Это явилось большим разо-
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 73
чарованием для графа Оксфордского и его окружения, кото-
рым гораздо чаще, чем им того хотелось, напоминали, что
«Parturiunt monies, nascitur ridiculus mus»*.
Но доверие народа к «Компании южных морей» осталось
непоколебленным. Кроме того, граф Оксфордский заявил, что
Испания позволит двум кораблям сверх одного ежегодного
осуществлять торговлю в течение первого года, и был опуб-
ликован документ, в котором все порты и гавани берегов ис-
панской части Америки напыщенно объявлялись открытыми
для торговли с Великобританией. Первое плавание ежегодно-
го корабля состоялось только в 1717 году, а в следующем году
торговля была прекращена из-за разрыва дипломатических от-
ношений с Испанией.
Речь короля на открытии парламентской сессии 1717 г. со-
держала недвусмысленную оценку состояния национальной
кредитной системы и рекомендацию принятия должных мер
для уменьшения национального долга. И 20 мая следующего
года две крупнейшие финансовые корпорации, Компания юж-
ных морей и Английский банк, внесли свои предложения в пар-
ламент. Компания южных морей предлагала, чтобы ее
акционерный капитал в десять миллионов был увеличен до
двенадцати за счет подписки или иным образом, и соглаша-
лась снизить свое вознаграждение за обслуживание государ-
ственных долгов с шести до пяти процентов в год. Банк внес
столь же выгодные предложения. Парламент какое-то время их
обсуждал, и наконец было издано три постановления - так на-
зываемое Постановление о Компании южных морей, Постанов-
ление об Английском банке и Постановление о Генеральном
фонде. Первым из них принимались предложения Компании
южных морей и декларировалась готовность компании ссудить
государству сумму в два миллиона фунтов для погашения ос-
новной суммы и процентов по долгам четырех лотерейных
фондов девятого и десятого годов правления королевы Анны.
Согласно второму постановлению Английский банк соглашал-
ся снизить процентную ставку на сумму в 1 775 027 фунтов 15
* Рожают горы, а рождается смешная мышь (лат.). Прим. перев.
74 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
шиллингов государственного долга банку и погасить государ-
ственные казначейские векселя в количестве, соответствующем
двум миллионам фунтов в обмен на ежегодную ренту в сто
тысяч фунтов. От обеих финансовых корпораций также тре-
бовалась готовность при необходимости ссудить сумму, не пре-
вышающую 2 500 000 фунтов, под ставку в пять процентов,
подлежащую оплате парламентом. В Постановлении о Генераль-
ном фонде перечислялись различные дефициты, которые дол-
жны были быть ликвидированы путем использования средств,
полученных из вышеупомянутых источников.
После этого название «Компания южных морей» было посто-
янно у всех на слуху. Хотя ее торговля со странами Южной Аме-
рики почти или вовсе не принесла ей прибыли, она продолжала
процветать как финансовая корпорация. Ее акции пользовались
хорошим спросом, а ее директора, подбодренные успехом, нача-
ли искать новые средства для расширения ее влияния. Мисси-
сипский план Джона Ло, столь ослепивший и увлекший
французский народ, внушил им мысль, что они могут продол-
жить ту же самую игру в Англии. Ожидаемый провал его планов
не заставил их отказаться от этого намерения. Тщеславные в сво-
ем самодовольстве, они воображали, что им удастся избежать его
ошибок, осуществлять свои замыслы вечно и натянуть веревку
кредитной системы до максимально допустимого напряжения,
не разорвав ее на части.
В то время, когда план Ло находился на пике своей попу-
лярности, когда люди тысячами устремлялись на улицу Куин-
кампуаи разоряли сами себя с неистовым рвением, руководство
Компании южных морей предложило парламенту свой знаме-
нитый план выплаты национального долга. Перед зачарован-
ными глазами народов двух самых знаменитых стран Европы
проплывали видения несметного богатства. Англичане начали
свое сумасбродство несколько позже французов, но как только
исступление охватило их, они оказались в нем непревзойден-
ными. Предложение Компании южных морей по выплате и по-
гашению государственных долгов представлялось таким
судьбоносным, что 22 января 1720 г. Палата общин объявила
себя парламентским комитетом, чтобы принять участие в об-
суждении той части выступления короля на открытии сессии,
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 75
которая касалась этого проекта. В этом предложении со всеми
подробностями и в нескольких разделах перечислялись долги
государства, составлявшие 30 981 712 фунтов, которые компа-
ния стремилась взять на себя за вознаграждение в размере пяти
процентов в год, гарантируемое ей до середины лета 1727 г.;
после чего все они подлежали погашению по желанию законо-
дательной власти при снижении суммы ежегодного вознаграж-
дения до четырех процентов. На сумму долга предполагалось
выпустить акции. Предложение было принято с большим одоб-
рением, но у Английского банка было много сторонников в Па-
лате общин, желавших, чтобы он получил свою долю доходов,
которые, вероятно, должны были быть значительными. От име-
ни банка было заявлено, что он оказал государству значитель-
ные услуги в самые трудные времена и заслуживает как
минимум какой-то выгоды от подобной сделки на государ-
ственном уровне и что предпочтение должно быть отдано ей, а
не компании, пока не сделавшей для страны ровным счетом
ничего. В результате дальнейшее рассмотрение этого вопроса
отложили на пять дней. Тем временем правление банка соста-
вило свое собственное предложение. Компания южных морей,
опасаясь, что банк предложит правительству более выгодные
условия, нежели она, пересмотрела свое предыдущее предло-
жение и внесла в него поправки, которые, как она надеялась,
сделают его более привлекательным. Принципиальным новше-
ством было условие, что правительство сможет погасить свои
долги по истечении четырех лет, а не семи, как предлагалось
вначале. Банк решил остаться непревзойденным в этом свое-
образном аукционе, и его правление также пересмотрело свое
первоначальное предложение и подало новое.
Таким образом, от каждой корпорации было получено по
два предложения, которые парламент начал обсуждать. Г-н Ро-
берт Уолпол был главным оратором в пользу банка, а г-н Айлэ-
би, канцлер казначейства*, - главным защитником интересов
Компании южных морей. Второго февраля было решено, что
предложения последней являются наиболее выгодными для
страны. Они, соответственно, были приняты, и было дано раз-
решение внести законопроект их реализации.
* Министр финансов Англии. Прим. перев.
76 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
Иксчейндж-эли* находилась в лихорадочном возбуждении.
Акции компании, еще вчера стоившие сто тридцать фунтов,
постепенно подорожали до трехсот, и этот процесс продол-
жался с удивительной быстротой все то время, пока шло по-
этапное обсуждение законопроекта. Г-н Уолпол был едва ли
не единственным государственным деятелем в парламенте,
твердо выступавшим против его принятия. Он выразительно
и пафосно предвосхищал пагубные последствия такого шага.
Г-н Уолпол сказал, что этот план поощряет «опасную практи-
ку биржевых спекуляций и отвлечет нацию от торговли и про-
мышленности. Он вызовет опасный соблазн завлечь и разорить
легковерных, принеся их сбережения в жертву перспективе ил-
люзорного богатства. Основной принцип этого проекта: пер-
востатейное зло; он призван искусственно повысить цену акций
за счет возбуждения и поддержания массового слепого ажиота-
жа, а также за счет обещаний выплат дивидендов от фондов, не-
достаточных для этого в принципе». С воодушевлением
пророка он добавил, что если этот план удастся реализовать,
то директора компании станут в правительстве хозяевами,
сформируют в королевстве новую и самовластную аристокра-
тию и возьмут под свой контроль решения законодательной
власти. Если же он потерпит фиаско, в чем Уолпол был убеж-
ден, то страну ожидают массовые беспорядки и разорение.
Люди будут настолько оболванены, что, когда настанут чер-
ные дни, а они обязательно настанут, они очнутся как ото сна
и спросят себя, было ли все это на самом деле. Все его красно-
речие пропало даром. На него смотрели, как на лжепророка,
или сравнивали с хриплым вороном, накаркивающим беду. Од-
нако его друзья сравнивали его с Кассандрой, предсказываю-
щей несчастья, в которые поверят лишь тогда, когда они войдут
в дома людей и взглянут им в лицо за их собственными стола-
ми. Несмотря на то, что прежде парламент с величайшим вни-
манием прислушивался к каждому его слову, теперь скамьи
пустели, когда выяснялось, что он собирается говорить о Ком-
пании южных морей.
* Exchange Alley (англ.) — название улицы, которое можно перевести как «аллея
менял». Прим. перев.
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 77
Законопроект два месяца подготавливался Палатой общин. За
это время руководители компании и их сторонники, особенно ее
управляющий, знаменитый сэр Джон Блант, приложили все уси-
лия к тому, чтобы повысить цену акций. Ходили самые нелепые
слухи. Говорили о соглашениях между Англией и Испанией, в со-
ответствии с которыми последняя должна была дать согласие на
свободную торговлю со всеми своими колониями, а ценное со-
держимое месторождения Потоси-ла-Пас* должно было посту-
пать в Англию до тех пор, пока серебра не станет в ней почти так
же много, как железа. За изделия из хлопка и шерсти, которые
Англия могла в изобилии поставлять, жители Мексики должны
были опорожнить свои месторождения золота. Компания купцов,
торгующая со странами южных морей, стала бы богатейшей ком-
панией за всю историю человечества, а каждые сто фунтов, вло-
женные в нее, приносили бы держателю ее акций несколько сотен
ежегодно. Эти домыслы дали свои плоды: в конце концов акции
поднялись в цене почти до четырехсот фунтов, но после значи-
тельного колебания курса остановились на отметке в триста трид-
цать фунтов и оставались на ней, когда законопроект был принят
Палатой общин 172 голосами против 55.
Поэтапное рассмотрение законопроекта в Палате лордов про-
шло беспрецедентно быстро. Четвертого апреля он прошел пер-
вое чтение, 5 апреля -второе, 6 апреля он был передан в комиссию
парламента, а 7 апреля - принят в третьем чтении и утвержден.
Некоторые пэры были решительно настроены против это-
го плана, но их предостережения пропустили мимо ушей. Азарт
спекуляции обуял государственных мужей точно так же, как и
простолюдинов. Лорд Норт энд Грей сказал, что данный зако-
нопроект несправедлив по своей природе и может иметь фа-
тальные последствия, так как направлен на обогащение
немногих и обнищание остальных. Герцог Уортонский разде-
лял его позицию, но, так как он просто повторил аргументы,
столь красноречиво высказанные Уолполом в нижней палате,
его выслушали с куда меньшим вниманием, чем лорда Норт
энд Грей. Граф Коупер был на их стороне и сравнил законо-
проект с пресловутым троянским конем, который был внесен
* Оловорудное (с серебром) месторождение в Боливии. Прим. перев.
78 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
и встречен с большой помпой и приветственными возгласами,
но нес в себе вероломство и гибель. Граф Сандерлендский по-
пытался ответить на все возражения; и после того, как вопрос
был поставлен на голосование, только семнадцать пэров были
против, а восемьдесят три - за принятие законопроекта. В тот
же самый день, когда он был принят Палатой лордов, он полу-
чил королевскую санкцию и стал законом страны.
В то время казалось, что целая нация превратилась в бирже-
вых спекулянтов. Иксчейндж-эли ежедневно наводняли толпы
людей, а Корнхилл был непроезжим из-за большого числа ка-
рет. Все приходили покупать акции. «Каждый дурак стремился
стать мошенником». Как гласила написанная в то время и рас-
певаемая на улицах баллада*:
«Then stars and garters did appear
Among the meaner rabble;
To buy and sell, to see and hear
The Jews and Gentiles squabble.
The greatest ladies thither came,
And plied in chariots daily,
Or pawned their jewels for a sum
To venture in the Alley.» **
Чрезмерную жажду наживы, охватившую все общественные
слои, не могла утолить одна лишь Компания южных морей. По-
явились и другие, самого экстравагантного типа. Поспешно за-
полнялись курсовые бюллетени, и шла крупномасштабная
торговля акциями, при этом, разумеется, в ход шли любые сред-
ства искусственной накрутки их цены на рынке.
Вопреки всем ожиданиям, после получения законопроектом
королевской санкции курс акций Компании южных морей сни-
* «Баллада о Компании южных морей, или Веселые заметки о дутых предприя-
тиях на Иксчейндж-эли». В сочетании с новой мелодией называется «Великий
эликсир, или Философский камень найден». Прим. автора.
** Тогда знаменитости и орденоносцы смешались с презренной чернью; иудеи и
христиане расталкивали друг друга, чтобы купить и продать, увидеть и услышать.
Благороднейшие леди приходили туда и ежедневно приезжали в колесницах или
закладывали свои драгоценности, чтобы попытать счастья на Аллее. Прим. перев.
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 79
зился. Седьмого апреля акции котировались на уровне трехсот
десяти фунтов, а на следующий день - двухсот девяноста фун-
тов. Руководство компании уже ощутило выгодность своего
предприятия, и было ясно, что оно просто так не даст цене ак-
ций упасть до естественного уровня, не попытавшись ее под-
нять. Эмиссары компании немедленно взялись за дело. Все, кто
был заинтересован в успехе этого проекта, старались собрать
вокруг себя кучку слушателей, которым они сообщали о сокро-
вищах южноамериканских морей. Такие группки людей запо-
лонили Иксчейндж-эли. Один слух, пересказываемый с
величайшим доверием, оказал немедленное воздействие на ко-
тировку акций. Говорили, что граф Стэнхоуп получил во Фран-
ции от испанского правительства предложение обменять
Гибралтар и Порт-Мэйхон на территории побережья Перу под
гарантию обеспечения и расширения торговли под эгидой Ком-
пании южных морей. Вместо одного ежегодного корабля, тор-
гующего в этих портах, и отчисления королю Испании двадцати
пяти процентов доходов от этой торговли, компания получала
право строить и фрахтовать столько судов, сколько пожелает,
и не выплачивать какие бы то ни было проценты никакому ино-
странному монарху.
«Visions of ingots danced before their eyes,...»*
...и курс акций быстро повысился. 12 апреля, через пять дней
после того, как законопроект получил силу закона, руковод-
ство компании объявило подписку на акции на сумму один
миллион фунтов по номиналу при ставке дохода в 300 фун-
тов на каждые вложенные 100 фунтов. Число желающих всех
рангов было столь велико, что первая подписка охватила ак-
ции на сумму свыше двух миллионов фунтов по номиналу.
Доход подлежал пятикратной выплате частями, по 60 фунтов
на каждую акцию номиналом 100 фунтов. Через несколько
дней курс акций на вторичном рынке поднялся до трехсот
сорока фунтов, и подписанная цена увеличилась вдвое по срав-
нению с первоначальной. Чтобы еще больше повысить курс
акций, 21 апреля на общем совете директоров было объявле-
' Видения слитков танцевали у них перед глазами. Прим. перев.
80 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
но, что дивиденд середины лета возрос на десять процентов,
и что это распространяется на все подписанные акции. Эти
резолюции сделали свое дело, и руководство компании, дабы
еще больше разжечь страсти среди состоятельных граждан,
объявило вторую подписку на акции на сумму один миллион
по номиналу при ставке дохода в четыреста фунтов. Неисто-
вое желание представителей всех социальных слоев спекули-
ровать этими акциями было настолько велико, что в течение
нескольких часов было подписано акций не менее, чем на
полтора миллиона под эту же ставку дохода.
В то время повсюду учреждались бесчисленные акционер-
ные компании. Вскоре их прозвали «мыльными пузырями» -
наиболее подходящим словосочетанием, какое смогло пред-
ложить воображение. Смекалка простого народа часто выра-
жается в даваемых им прозвищах. В данном случае определение
«мыльные пузыри» было максимально точным. Некоторые из
них просуществовали неделю или две, и больше о них никто
не слышал; другие не смогли продержаться даже столько. Каж-
дый вечер приносил новые планы, а каждое утро - новые про-
екты. Высочайшая аристократия стремилась к наживе с
усердием самого трудолюбивого корнхиллского маклера. Вла-
дельцем одной такой компании стал принц Уэльский, кото-
рый, по свидетельствам современников, в результате своих
спекуляций получил 40 000 фунтов чистой прибыли.* Герцог
Бриджуотерский основал предприятие по благоустройству
Лондона и Вестминстера, а герцог Чендосский - другое дутое
предприятие. Существовало около сотни различных проектов,
один нелепее и обманчивей другого. В соответствии с харак-
теристикой, данной им в «Политическом государстве», они
«организовывались и рекламировались хитрыми плутами, за-
тем осаждались полчищами алчных глупцов и наконец оказы-
вались в действительности тем, на что указывало их
простонародное название, - дутыми предприятиями с обыч-
ным надувательством». Было подсчитано, что в результате этих
афер одни приобрели, а другие потеряли около полутора мил-
* Подробную информацию об этом можно найти в книге Кокса «Уолпол» в
части, содержащей переписку между г-ном секретарем Крэггзом и графом Стэн-
хоупом. Прим. автора.
МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 81
лионов фунтов, что привело к обнищанию многих простофиль
и к обогащению многих жуликов.
Некоторые из этих предприятий были вполне благовидными
и, будь они затеяны в период общественного спокойствия, мог-
ли бы пойти на пользу всем, имеющим к ним отношение. Но они
были учреждены с одной-единственной целью - спекулировать
акциями на фондовом рынке. Учредители использовали первую
же благоприятную возможность выгодной продажи акций, и на
следующее утро предприятие переставало существовать. Мэйт-
ленд в своей «Истории Лондона» серьезно сообщает нам, что один
из таких проектов, получивший большую поддержку, предусмат-
ривал основание компании «по изготовлению дильса* из опилок».
Это, несомненно, шутка, но есть масса достоверных примеров
того, как десятки предприятий, едва ли хоть на йоту более благо-
разумных, прожили свой недолгий век, разорив сотни людей
прежде чем рухнуть. Целью одного из них было создание вечно-
го двигателя, капитал- миллион; другого - «поощрение разведе-
ния лошадей в Англии, благоустройство церковных земель,
ремонт и перестройка домов приходских священников и вика-
риев». То, что духовенство, заинтересованное главным образом
в двух последних пунктах, проявило такой большой интерес к пер-
вому, может объясняться лишь предположением, что это пред-
приятие было задумано группой пасторов, любивших
поохотиться на лис - обычное развлечение для Англии того вре-
мени. На акции этой компании шла активная подписка. Но са-
мым абсурдным и нелепым является предприятие, полнее и
нагляднее остальных продемонстрировавшее полное безумие
людей, пошедших на поводу у неизвестного авантюриста, полу-
чившее название «Компания по получению стабильно высокой
прибыли из источника, не подлежащего разглашению». Если бы
этот факт не был подтвержден множеством заслуживающих до-
верия свидетелей, то было бы невозможно поверить, что кого-
либо можно было одурачить таким проектом. Гениальный
человек, взявший на себя это дерзкое и успешное посягательство
на людскую доверчивость, просто написал в своем проспекте, что
необходимый капитал составляет полмиллиона фунтов в пяти
*Дильс - еловые или сосновые доски определенного размера. Прим. перев.
82 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
тысячах акций по сто фунтов каждая, а задаток - 2 фунта за
акцию. Каждый подписчик, внеся задаток, получал право на го-
довой дивиденд в 100 фунтов за акцию. Тогда этот человек не
счел нужным сообщить потенциальным подписчикам, каким
образом будет получен этот несметный доход, но пообещал,
что через месяц будет должным образом опубликован подроб-
ный отчет, и будут затребованы остальные 98 фунтов за каж-
дую подписанную акцию. На следующее утро, в девять часов,
этот великий человек открыл контору в Корнхилле. Ее дверь
была взята в осаду людской толпой, и когда он закрылся в три
часа пополудни, он обнаружил, что подписано не менее тыся-
чи акций, за которые внесены задатки. Таким образом, через
шесть часов он стал счастливым обладателем 2000 фунтов. Он
был в достаточной степени философом, чтобы удовлетвориться
результатом своей авантюры, и в тот же вечер он отбыл на кон-
тинент. Больше о нем никто ничего не слышал.
Свифт удачно сравнил Иксчейндж-эли с водоворотом в
«южных морях»:
«Subscribers here by thousands float,
And jostle one another down,
Each paddling in his leaky boat,
And here they fish for gold and drown.
Now buried in the depths below,
Now mounted up to heaven again,
They reel and stagger to and fro,
At their wits' end, like drunken men...
...Meantime, secure on Garraway cliffs,
A savage race, by shipwrecks fed,
Lie waiting for the foundered skiffs,
And strip the bodies of the dead.» *
* Здесь тысячами плавают подписчики, расталкивая и топя друг друга; гребут в
своих дырявых лодках, удят золотых рыбок и тонут. То уходя на дно, то подни-
маясь к нe6ecaм на гребне волны, они качаются и шатаются туда-сюда, не по-
нимая, что к чему, как пьяные, а тем временем, восседая на утесах Гаррауэя,
дикое племя, утолившее голод обломками кораблекрушения, ждет, пока уто-
нут новые лодки, и, дождавшись, грабит утопленников. Прим. перев.
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 83
Еще одним чрезвычайно успешным мошенничеством были
так называемые «Пропуска в "Глоуб"». Они представляли собой
не что иное, как квадратные кусочки игральных карт, на кото-
рых стояла восковая печать, представлявшая собой символ заку-
сочной «Глоуб», расположенной по соседству с Иксчейндж-эли,
с надписью «Пропуск на парусинную мануфактуру». Преимуще-
ство их обладателей заключалось лишь в том, что они имели пра-
во в будущем подписаться на акции новой парусинной
мануфактуры - детища того, кто в ту пору был известен как бо-
гач, но впоследствии оказался вовлеченным в казнокрадство ру-
ководства Компании южных морей и понес наказание. Эти
пропуска продавались на Аллее за целых шестьдесят гиней.
В эти дутые предприятия была глубоко вовлечена знать обо-
их полов: мужчины ходили встречаться со своими брокерами
в закусочные и кафе, а женщины с той же целью часто посеща-
ли ателье и галантерейные магазины. Но это не значит, что все
эти люди верили в осуществимость предприятий, на акции ко-
торых они подписывались; им было достаточно, чтобы их ак-
ции, благодаря искусной биржевой спекуляции, вскоре поднялись
в цене, чтобы их можно было незамедлительно перепродать дей-
ствительно легковерным. В толпе на Аллее царила такая неразбе-
риха, что акции одного и того же «мыльного пузыря» в одно и то
же время на одном конце Аллеи стоили на десять процентов до-
роже, чем на другом. Те, кто мыслил здраво, смотрели на необы-
чайное слепое увлечение людей с печалью и тревогой. И в
парламенте и вне его были те, кто отчетливо предвидел надвига-
ющийся крах. Г-н Уолпол непрестанно выдавал свои мрачные
прогнозы. Его страхи разделяло все здравомыслящее меньшин-
ство, они также показались в высшей степени убедительными
правительству. Одиннадцатого июня, в день, когда закрылась сес-
сия парламента, король издал декларацию, в которой объявил,
что все эти противозаконные предприятия считаются наруше-
нием общественного порядка и, соответственно, должны пресле-
доваться по закону, и под угрозой штрафа в пятьсот фунтов
запретил всем брокерам покупать и продавать их акции. Несмот-
ря на это, жуликоватые спекулянты продолжали свою деятель-
ность, а обманутые люди все еще им потворствовали.
Двенадцатого июля был издан указ тайного совета лордов-судей,
84 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
отклоняющий все поданные прошения об исключительных
правах и привилегиях и распускающий все дутые предприятия.
Приведенная ниже копия указа их светлостей, содержащая пе-
речень всех этих бесчестных проектов, небезынтересна и в наши
дни, когда в общественном сознании периодически усилива-
ется опасная тенденция потворствования подобного рода дея-
тельности:
«Совещательная палата, Уайтхолл, 12 июля 1720 г.
Присутствуют: совет их превосходительств лордов-судей.
Совет их превосходительств лордов-судей принял во вни-
мание многочисленные беспокойства общественного созна-
ния, являющиеся результатом некоторых проектов,
организованных для накопления акционерного капитала
с различными целями. Большое число подданных его ве-
личества вовлечено в них, чтобы расстаться со своими
деньгами под предлогом заверений организаторов проек-
тов в том, что прошения об исключительных правах и при-
вилегиях для осуществления их планов будут
удовлетворены. Чтобы предотвратить этот обман, их пре-
восходительства сегодня приказали представить на рас-
смотрение вышеупомянутые прошения вместе с отчетами
по ним министерства торговли (а также генерального про-
курора его величества и его заместителя), полученными
позднее. После тщательного их обсуждения решили в со-
ответствии с рекомендацией тайного совета его величества
отклонить следующие вышеупомянутые прошения:
Прошение нескольких лиц об исключительном праве на
рыбную ловлю под названием «Главная рыболовная ком-
пания Великобритании».
Прошение Королевской рыболовной компании Англии об
исключительном праве на такие дополнительные полно-
мочия, которые эффективно способствовали бы ее дея-
тельности.
Прошение Джорджа Джеймса от его собственного имени и
от имени некоторых знатных персон, имеющих отношение
к национальному рыболовству, об исключительном праве на
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 85
объединение в компанию для ведения вышеупомянутого
промысла.
Прошение нескольких купцов, торговцев и представителей
других профессий, подписавшихся под ним, об объедине-
нии в компанию для возобновления и ведения китобойно-
го промысла у побережья Гренландии и в других местах.
Прошение сэра Джона Ламберта и других лиц, подписавших-
ся под ним, от имени их самих и от имени большого числа
купцов об объединении в компанию для ведения китобой-
ного промысла у побережья Гренландии, особенно в проли-
ве Дейвиса.
Еще одно прошение о ведении китобойного промысла у
побережья Гренландии.
Прошение нескольких купцов, дворян и горожан об объе-
динении в компанию для покупки и строительства кораб-
лей для сдачи внаем или фрахтования.
Прошение Сэмюэля Антрима и других лиц об исключи-
тельном праве на сев конопли и льна.
Прошение нескольких купцов, капитанов торговых судов,
кораблестроителей и изготовителей парусины о приви-
легии на объединение в компанию для создания и разви-
тия парусинной мануфактуры посредством акционерного
капитала.
Прошение Томаса Бойда и нескольких сотен купцов, вла-
дельцев кораблей и капитанов торговых судов, корабле-
строителей, ткачей и других торговцев о привилегии на
объединение в компанию, позволяющее им занимать день-
ги для покупки земель, для изготовления парусины и вы-
сококачественного полотна.
Прошение от имени нескольких лиц, заинтересованных в
реализации исключительного права, предоставленного по-
койным королем Вильгельмом и королевой Марией, на из-
готовление парусины, о том, чтобы привилегия на
изготовление парусины не предоставлялась кому бы то ни
было еще, а имеющаяся привилегия была подтверждена и
дополнена полномочием на открытие хлопковой и хлоп-
ково-шелковой мануфактур.
86 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
Прошение нескольких горожан, купцов и торговцев из
Лондона и ряда других лиц - подписчиков британских ак-
ций на всеобщее страхование от пожара в любой части Ан-
глии - об объединении в компанию для осуществления
вышеупомянутой деятельности.
Прошение нескольких верноподданных его величества из
города Лондона и других частей Великобритании об объе-
динении в компанию для осуществления всеобщего стра-
хования от лишений в результате пожара на территории
английского королевства.
Прошение Томаса Бёрджеса и других подданных его вели-
чества, подписавшихся под ним, от имени их самих и дру-
гих лиц, подписчиков на капитал в 1 200 000 фунтов для
ведения торговли с доминионами его величества в Север-
ном море, об объединении в компанию под названием Хар-
бургская компания.
Прошение Эдварда Джонса, торговца лесоматериалами, от
его собственного имени и от имени других лиц об объе-
динении в компанию для импорта лесоматериалов из Гер-
мании.
Прошение нескольких купцов из Лондона об исключитель-
ном праве на объединение в компанию для открытия соле-
варни.
Прошение магната Макфедриса из Лондона, купца, от его
собственного имени и от имени нескольких купцов, фаб-
рикантов сукон, шляпных фабрикантов, красильщиков и
других торговцев об исключительном праве на объедине-
ние в компанию, позволяющее им собрать сумму денег, до-
статочную для покупки земель для посадки и выращивания
растения под названием «марена» с целью производства
красителя.
Прошение от Джозефа Галендо из Лондона, производите-
ля нюхательного табака, об исключительном праве на вы-
ращивание и заготовку виргинского нюхательного табака
в Виргинии и во всех доминионах его величества.»
«.МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 87
СПИСОК ДУТЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
Тем же указом объявлялись незаконными и, соответствен-
но, упразднялись следующие дутые предприятия:
По импорту шведского чугуна.
По снабжению Лондона углем. Капитал - три миллиона.
По строительству и перестройке домов на всей террито-
рии Англии. Капитал - три миллиона.
По производству муслина.
По открытию и усовершенствованию британских алюми-
ниевых заводов.
По эффективному заселению острова Бланке энд Сол-Тар -
тагус.
По снабжению города Дил свежей водой.
По импорту кружев из Фландрии.
По благоустройству земель в Великобритании. Капитал —
четыре миллиона.
По поощрению разведения лошадей в Англии, благоуст-
ройству церковных земель, ремонту и перестройке домов
приходских священников и викариев.
По выплавке железа и стали в Великобритании.
По благоустройству земель в графстве Флинт. Капитал -
один миллион.
По покупке земель для постройки домов. Капитал - два
миллиона.
По торговле шерстью.
По строительству солеварен на острове Холи-Айленд. Ка-
питал - два миллиона.
По купле-продаже поместий и ипотечному кредитованию.
По получению стабильно высокой прибыли из источни-
ка, не подлежащего разглашению.
По мощению улиц Лондона. Капитал - два миллиона.
По обустройству похорон в любой части Великобритании.
По купле-продаже земель и предоставлению денежных ссуд
под проценты. Капитал - пять миллионов.
88 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
По ведению королевского рыбного промысла. Капитал —
десять миллионов.
По страхованию заработной платы моряков.
По строительству кредитных учреждений для содействия
и поощрения производства. Капитал — два миллиона.
По покупке и благоустройству земель, пригодных для сда-
чи в аренду. Капитал - четыре миллиона.
По импорту смолы и дегтя, а также другой продукции для
военно-морского флота из Северной Британии и Америки.
По торговле сукном, войлоком и желобчатой черепицей.
По покупке и благоустройству поместья и королевских вла-
дений в Эссексе.
По страхованию лошадей. Капитал - два миллиона.
По экспорту изделий из шерсти и импорту меди, латуни и
чугуна. Капитал - четыре миллиона.
По открытию большой бесплатной аптеки для бедняков.
Капитал - три миллиона.
По возведению мельниц и покупке месторождений свин-
ца. Капитал - два миллиона.
По усовершенствованию мыловарения.
По заселению острова Сайта-Крус.
По проходке шахт и плавлению свинцовой руды в Дерби-
шире.
По изготовлению стеклянных бутылок и другой стеклян-
ной посуды.
По созданию вечного двигателя. Капитал - один миллион.
По благоустройству садов.
По страхованию и увеличению денежных средств детей.
По регистрации и погрузке товаров на таможне и по со-
вершению торговых сделок купцов.
По производству шерстяных изделий на севере Англии.
По импорту ореховых деревьев из Виргинии. Капитал -
два миллиона.
По изготовлению Манчестерской материи из нити и хлопка.
По изготовлению Джоппского и Кастильского мыла.
90 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИИ
По усовершенствованию производства ковкой мягкой и
обычной стали в королевстве. Капитал — четыре миллиона.
По торговле кружевами, холстами, батистом и т.п. Капи-
тал - два миллиона.
По торговле и повышению качества товаров, производи-
мых в королевстве, и т.п. Капитал - три миллиона.
По поставке крупного рогатого скота на лондонские рынки.
По изготовлению зеркал, оконных стекол для карет и т.п.
Капитал - два миллиона.
По разработке месторождений олова и свинца в Корнуол-
ле и Дербишире.
По производству рапсового масла.
По импорту бобрового меха. Капитал — два миллиона.
По производству картона и упаковочной бумаги.
По импорту масел и других материалов, используемых в
производстве шерстяных изделий.
По усовершенствованию и расширению производства шел-
ковых изделий.
По предоставлению займов на покупку акций, ежегодных
рент, товаров в кредит и т.п.
По выплате пенсий вдовам и другим лицам с малой скид-
кой. Капитал - два миллиона.
По улучшению солодовых спиртных напитков. Капитал -
четыре миллиона.
По крупномасштабной рыбной ловле в водах Америки.
По покупке и благоустройству болотистых земель в Лин-
кольншире. Капитал - два миллиона.
По усовершенствованию производства бумаги в Великоб-
ритании.
По закладыванию судов или их грузов.
По сушке солода горячим воздухом.
По ведению торговли на реке Ориноко.
По более эффективному изготовлению байки в Колчесте-
ре и других частях Великобритании.
По закупке товаров для военно-морского флота, снабжению
продовольствием и выплате заработной платы рабочим.
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 91
По трудоустройству бедных ремесленников и предостав-
лению купцам и другим лицам сторожей.
По усовершенствованию обработки почвы и разведения
крупного рогатого скота.
Еще одно предприятие по поощрению разведения лоша-
дей.
Еще одно предприятие по страхованию лошадей.
По ведению торговли зерном на территории Великобри-
тании.
По страхованию всех господ и дам от убытков, которые
они могут понести по вине прислуги. Капитал - три мил-
лиона.
По строительству домов или больниц для приема и ухода за
незаконнорожденными детьми. Капитал - два миллиона.
По отбеливанию крупнозернистого сахара без использо-
вания огня или потери продукта.
По строительству в Великобритании застав, где взимается
подорожный сбор, и пристаней.
По страхованию от краж и ограблений.
По извлечению серебра из свинца.
По изготовлению фарфора и фаянсовой посуды. Капитал
- один миллион.
По импорту табака и его реэкспорту в Швецию и другие
страны Северной Европы. Капитал - четыре миллиона.
По производству чугуна с использованием добытого в шах-
тах угля.
По снабжению Лондона и Вестминстера сеном и соломой.
Капитал - три миллиона.
По строительству в Ирландии мануфактуры по производ-
ству парусины и упаковочного холста.
По нагрузке балластом.
По закупке и экипировке кораблей для борьбы с пиратами.
По импорту лесоматериалов из Уэльса. Капитал - два мил-
лиона.
По добыче каменной соли.
По превращению ртути в ковкий чистый металл.
92 ИСТОРИЯ ФИНАНСОВЫХ ПИРАМИД И ДЕНЕЖНЫХ МАНИЙ
Кроме этих дутых предприятий, ежедневно, несмотря на ре-
шение правительства и осмеяние здравомыслящей частью на-
рода, возникало множество других. Типографии изобиловали
карикатурами, а газеты - эпиграммами и насмешками над ши-
роко распространенным безрассудством. Один изобретательный
фабрикант игральных карт напечатал колоду, посвященную Ком-
пании южных морей, которая сегодня является исключительной
редкостью. Каждая ее карта, помимо обычных изображений
очень маленького размера в одном углу, содержала карикатуру
на какое-нибудь дутое предприятие с соответствующим стихот-
ворением под ней. Одним из самых знаменитых «мыльных пу-
зырей» была «Компания по изготовлению машины Пакла»,
которая должна была стрелять круглыми и прямоугольными пу-
шечными ядрами и пулями и совершить тотальную революцию
в военном искусстве. Ее претензии на благосклонность публики
были следующим образом резюмированы на восьмерке пик:
«А rаrе invention to destroy the crowd
Of fools at home instead of fools abroad.
Fear not, my friends, this terrible machine,
They're only wounded who have shared therein.» *
Но самой популярной была карикатура на Английскую мед-
ную и латунную компанию со следующей эпиграммой:
«The headlong fool that wants to be a swopper
Of gold and silver coin for English cooper,
May, in Change Alley, prove himself an ass,
And give rich metal for adultrate brass.» **
Восьмерка бубен прославляла компанию по колонизации
Акейдии*** следующими виршами:
* Замечательное изобретение для уничтожения толпы дураков доморощенных
вместо дураков заграничных. Не бойтесь, друзья мои, этой ужасной машины
ранены только те, кто на нее скинулся. Прим. перев.
** Безрассудный глупец, который хочет поменять золотые и серебряные моне-
ты на английскую медь, может на Ченндж-эли доказать, что он осел, и отдать
драгоценный металл за поддельную латунь. Прим. перев.
'"Акейдия-прежнее название канадской провинции Новая Шотландия. Прим. перев.
«МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ» ЮЖНЫХ МОРЕЙ 93
«Не that is rich and wants to fool away
A good round sum in North America,
Let him subscribe himself a headlong sharer,
And asses' ears shall honour him or bearer.» *
В подобном же стиле каждая карта колоды разоблачала ка-
кое-нибудь одно мошенническое предприятие и высмеивала
тех, кто оказался его жертвами. Было подсчитано, что всего в
эти проекты предусматривалось вложить свыше трехсот мил-
лионов фунтов.
Пора, однако, вернуться к великому водовороту «южных мо-
рей», поглотившему состояния многих тысяч алчных и легковер-
ных. 29 апреля курс акций вырос аж до пятисот фунтов, и
примерно две трети получающих государственную ренту обме-

<<

стр. 2
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>