СОДЕРЖАНИЕ

Ч. ЛЕДБИТЕР
ИЗ ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ
ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
Книга “Внутренняя жизнь” (The Inner Life) была составлена из лекций, прочитанных Ч. Ледбитером в Адьяре в 1909 году. В силу этого она имеет фрагментарный характер, тем более что лекции, по всей видимости, прерывались вопросами, не вошедшими в текст книги; кроме того, она была выпущена в сокращенном варианте. Поэтому, не располагая полным двухтомным изданием, мы решили не предпринимать полного перевода. В этот перевод вошли некоторые разделы, связанные главным образом с явлениями астрального плана.
К. Зайцев

Здравый смысл
Прежде всего и во всех обстоятельствах изучающий оккультизм должен крепко держаться здравого смысла. Он встретится со многими новыми идеями, многими поразительными фактами, и если он позволит странности этих вещей вывести его из равновесия, то результатом увеличения его знаний будет вред вместо пользы. Многие другие качества также желательны для прогресса, но хорошо уравновешенный ум представляет насущную необходимость. На самом деле изучение оккультизма в целом можно охарактеризовать таким образом: это изучение того, что, как правило, не признается обычным человеком, — потому это сбор огромного множества новых фактов, а затем адаптация своей жизни к этим новым фактам согласно разуму и здравому смыслу. Весь оккультизм, о котором я что-либо знаю, — это просто апофеоз здравого смысла.
Элементал желания Значительная часть астрального тела оживляется элементальной сущностью, которая на время изъята из общей массы астральной материи и становится выражением человека на этом плане. Это живущая, хотя и неразумная сущность. Но у нее есть что-то вроде инстинкта, названного м-ром Синнеттом “зарей разума”, который руководит ею в достижении того, что она хочет. Слепо и бездумно, но инстинктивно, она стремится к своей цели и демонстрирует большую изобретательность в достижении объектов своих желаний и продолжении своей эволюции.
Эволюция для нее — это погружение в материю; ее цель — стать минеральной монадой. Потому ее цель в жизни — приблизиться к физическому плану настолько, насколько возможно, и прийти в соприкосновение с вибрациями самого, возможно, грубого типа. Она ничего не знает о вас; она не может ни знать, ни вообразить что-либо о вас; но она осознает, что отделена от всеобщего объема и что это хорошо — быть отдельно. Это не дьявол, и вы не должны думать, что ее следует ненавидеть.
Это часть Божественной Жизни, так же как и вы, но ее интересы диаметрально противоположны вашим. Она хочет инволюционировать вниз, вы хотите эволюционировать вверх. Она желает сохранить свою отдельную жизнь и чувствует, что может сделать это только посредством соединения с вами. Она сознательна относительно того нечто, что является вашим низшим умом, и сознает, что если бы смогла охватить этот ум и убедить вас, что ее интересы и ваши — одно, вы бы в большей мере стали поддерживать ее чувствами и желаниями. Когда она получает умственную материю, соответствующую ее целям, вы не можете вычленить ее, и результатом будет то, что некоторое количество этой материи низшего ума будет для вас совершенно потеряно в жизни после смерти.
Так что, как вы видите, есть элементал желания, преследующий свои собственные цели и не знающий, что причиняет вам ущерб, пытаясь захватить ваш низший ум. Чем больше он сможет захватить, тем лучше для него, поскольку чем больше ментальной материи он сможет захватить, тем дольше будет его астральная жизнь — жизнь, продолжающаяся даже после того, когда вы перейдете в тонкий мир. В теософической терминологии это известно как тень. Ваше дело — не позволять себе быть обманутыми; он не понимает ничего в вашей эволюции и не ответственен за это; он просто пытается обратить вас для своих собственных целей. Если бы он знал о нашем существовании, мы бы представились ему злыми существами и искусителями, старающимися помешать его эволюции, о которой он знает, что она правомерна для него. Если мы твердо не будем позволять нашему астральному телу вибрировать с частотой, характерной для более грубой материи, эта материя будет постепенно выгружаться из тела, которое станет более тонким в своем строении, а элементал желания будет иметь менее активный характер. Давайте осознаем это: этот элементал — не мы. То, что желает низких ощущений, никогда не является вами, а является этим созданием.
Не так уж много мы должны делать, чтобы успешно бороться с ним, но мы должны успокоиться, сказав: “Это не я, я не хочу этой низкой вещи”. Вы ответственны за все его пристрастия и желания, поскольку в своей предыдущей жизни вы сделали его таким, какой он есть. Не то чтобы это конкретное собрание астральной материи и элементальной сущности существовало тогда; его не было, поскольку оно было собрано заново при вашем нынешнем рождении. Но это точное воспроизведение материи в вашем астральном теле в конце вашей прежней астральной жизни. Тем не менее, это не вы; и вы должны всегда помнить это всю свою жизнь и еще более — во время жизни после смерти, поскольку у него тогда будет еще большая сила обманывать вас.
Но вы можете подумать, что, таким образом препятствуя ему влиять на вас, вы прерываете его эволюцию. Вовсе нет. Вы приносите пользу элементалу, если контролируете свои низшие чувства и твердо стоите на своем. Это верно, что вы не развиваете его низшие стороны, но вы можете оставить низшие и развивать высшие. Животное может поддерживать низшие типы вибраций еще лучше, чем вы, в то время как никто, кроме человека, не может развивать высший тип сущности.
После смерти физического тела обычный человек, обо всем этом никогда не слышавший, при пробуждении по ту сторону обнаруживает себя в совершенно неожиданном положении дел и при этом бывает в большей или меньшей степени обеспокоен. Наконец он принимает эти обстоятельства, которых не понимает, думая, что они необходимы и неизбежны. Некоторые — несомненно, но некоторые — нет, и при помощи знания последние могут быть преодолены.
Элементал боится, поскольку знает, что смерть физического тела означает, что срок его отдельной жизни ограничен; он знает, что астральная смерть человека последует более или менее скоро и тогда он потеряет возможность к получению живых и интенсивных ощущений. Поэтому он принимает лучший, о котором он только может подумать, из планов сохранения астрального тела человека. По всей видимости, он инстинктивно знает астральные законы, чтобы понять, что грубейшая материя может дольше держаться вместе и лучше всего противостоять трению. Потому он располагает материю кольцами, самой грубой — наружу. И поступая так, он прав — с его точки зрения. Перераспределение, которое производит элементал желания после смерти, делается по поверхности астрального соответствия физического тела, а не по поверхности окружающего его яйца. Таким перераспределением материи астрального тела элементал запирает вас в футляр из астральной материи, который позволяет вам видеть и слышать только вещи низшего и грубейшего плана. Если вы возражаете против того, чтобы быть запертыми таким образом, он пытается заставить вас поверить, что, если вы крепко не укоренитесь в грубейшей материи, вы уплывете и потеряетесь в туманной неясности. Элементал старается вселить чувство ужаса в человека, который пытается стряхнуть это перераспределение, чтобы удержать его от этого действия.
Но если, напротив, вы станете своей волей противодействовать ему, сразу же наступит перемена. Частицы астрального тела все будут перемешаны, как и при жизни, и вы вследствие этого сможете ощущать все подпланы.
Последняя борьба с ним имеет место при завершении астральной жизни, поскольку Я старается при этом вобрать обратно в себя все, что оно отправило в воплощение в начале жизни, которая сейчас завершается, — покрыть “основной капитал”, который оно инвестировало, плюс получить “прибыль” опыта, приобретенного в течение этой жизни, и качеств, в ней развитых. Но при попытке сделать это встречается с решительным сопротивлением элементала желания, которого оно само создало и кормило.
Хотя его с трудом можно было бы назвать разумным, он обладает сильным инстинктом самосохранения, который заставляет его сопротивляться грозящему ему умиранию со всей имеющейся у него в распоряжении силой. В случае простых смертных он добивается в своих стараниях некоторого успеха, поскольку значительная часть умственных способностей в течение жизни управлялась низшими желаниями и проституировалась для их надобностей; говоря иными словами, низший ум был столь серьезно опутан желаниями, что невозможно его полностью освободить. Потому в результате этой борьбы некоторая часть ментальной и даже каузальной материи удерживается в астральном теле после того, как Я совершенно отделилось от него. Если же человек во время жизни полностью покорил свои низшие желания и абсолютно освободил низший ум от желаний, тогда никакой борьбы практически нет и Я сохраняет и “основной капитал”, и “прибыль”; но, к несчастью, существует и противоположная крайность, когда оно не может сохранить ничего.
Таким образом, наше дело — и при жизни, и после смерти — контролировать элементал желания и не позволять ему управлять нами. Осознайте, что вы бог в творении. Вся сила и мощь вселенной — на вашей стороне. В результате можно быть уверенным. Встаньте на сторону Закона, и все будет проще.
Абсолютный контроль над страстями исключительно желателен, но достигается немногими. Функционируя на астральном плане, вы должны владеть собой. Вы увидите много ужасных вещей, и если не все ваши чувства полностью находятся под контролем, вы легко можете сделать что-нибудь, о чем будете сожалеть. Здесь, на земле, люди часто допускают случайную грубость и в ус не дуют; черствый школьный Учитель, например, бьет ребенка, не осознавая своей злости, но на астральном плане отвратительность такого поступка сразу же очевидна, и даже ужасная карма, которая следует, часто может быть видима. В астрале вы видите полные последствия даже недоброго слова. Низкие и сильные страсти часто могут привлечь низкие разновидности существ, которые входят в мыслеформы и наслаждаются вибрациями. Такие оживленные мыслеформы могут продолжать существование годами и даже вызывать феномены полтергейста.
Потерянные души Здравый смысл теософического учения дает несказанное облегчение в освобождении от ужасного кошмара доктрины вечного проклятия, которой еще придерживаются самые невежественные из христиан, не понимающих истинного смысла некоторых фраз, приписываемых Евангелиями Христу. Но некоторые из наших учеников, преисполненные энтузиазма от блистательного открытия, что каждая единица должна в конечном счете достичь совершенства, обнаруживают, что их радость несколько омрачена ужасными догадками о том, что кроме этого существуют и условия, при которых душа может быть потеряна. Они начинают интересоваться, действительно ли царство божественного закона имеет вселенскую природу и, может быть, есть некий метод, который человек может применить, чтобы ускользнуть из владений Логоса и разрушить себя. Пусть такие сомневающиеся успокоятся: воля Логоса бесконечно сильнее любой человеческой воли, и даже крайняя изобретательность не сможет пересилить его.
Это правда, что Логос позволяет человеку использовать свою свободную волю, но только в четко обозначенных пределах; если человек использует свою волю хорошо, эти пределы быстро расширяются, и при этом ему дается все больше и больше сил управлять своей собственной судьбой; но если он использует эту волю во зло, этим он усиливает ограничения; так что в то время как его возможности к добру практически не ограничены, поскольку содержат в себе потенцию бесконечного роста, его возможности делать зло жестко ограничены. И это не по причине какого-то недостатка в действии закона, а потому, что в одном случае человек направляет свою волю в том же направлении, в котором действует воля Логоса, и растет, таким образом, с эволюционным потоком, а в другом — он борется против него.
Термин “потерянные души” отражает суть не лучшим образом, поскольку почти неизбежно понимается превратно и ему приписывается гораздо больше, чем он на самом деле значит. В целом считается, что термин “душа” означает более тонкую и постоянную часть человека, но в повседневной речи он применяется с большой неточностью, так что для человека с улицы “потерять душу” значит потерять себя, пропасть совсем. Но именно этого-то никогда и не может произойти; потому это выражение приводит к заблуждению, и изучающим было бы полезно более ясное изложение фактов. Представляется, что есть три класса таких фактов; давайте по очереди их рассмотрим.
1. Те, кто выпадет из этой эволюции в середине пятого круга. Это выпадение — именно эоническое (не вечное) проклятие, о котором Христос говорил как о вполне реальной опасности для некоторых из его непробужденных слушателей, — проклятие, означающее просто решение, что они не готовы пока к высшему прогрессу, но это не предполагает осуждения, исключая случаи, когда возможностями пренебрегли. Теософия учит нас, что все люди братья, но не тому, что все они равны. Между ними есть огромные различия; они вступили в человеческую эволюцию в различные периоды, так что некоторые из них более старые души, чем другие, и стоят на совсем другом уровне развития. Старшие души, естественно, учатся быстрее, чем более молодые; таким образом, расстояние между ними постоянно увеличивается, и со временем достигается точка, в которой условия, необходимые для одного типа, совершенно непригодны для другого.
Мы можем взять полезную и работающую аналогию, подумав о детях в школьном классе. Учителю класса предстоит год работы, чтобы подготовить своих мальчиков к определенному экзамену. Он распределяет работу: столько-то на первый месяц, столько на второй и так далее, начиная курс с самого легкого и переходя постепенно к более трудному. Но мальчики — различного возраста и способностей; некоторые учатся быстро и обгоняют средний уровень, в то время как другие отстают. Также постоянно приходят новые ученики, причем некоторые из них едва соответствуют уровню этого класса. По прошествии полугода Учитель решительно закрывает список для приема и отказывается принимать новых учеников.
Это имело место для нас в середине четвертого круга, после которого дверь для перехода из животного царства в человеческое была закрыта, кроме некоторых исключительных случаев, относящихся к будущему; так же как у нас немного людей, достигших уровня Адепта, являющихся не запоздалыми остатками предыдущей цепи, а людьми, опередившими остальное человечество. Таким же образом есть лишь немного животных, находящихся в стадии индивидуализации; большинство же их, как ожидается, достигнет ее в конце седьмого круга. На следующей планете будет сделано распределение, благодаря которому эти животные получат возможность принять примитивные человеческие тела.
Чуть позже Учитель сможет ясно предвидеть, что некоторые из его учеников несомненно сдадут экзамен, шансы других сомнительны и есть такие, которые наверняка потерпят неудачу. И будет вполне резонно, если он скажет этим последним: “Теперь мы достигли стадии, когда дальнейшие занятия этого класса будут бесполезны для вас. Вы никакими усилиями не сможете достичь требуемого стандарта за время, оставшееся до экзамена; более продвинутое учение, которое будет даваться теперь, совершенно для вас неподходяще; и поскольку вы не сможете понять его, вы не только потратите время зря, но и будете мешать остальному классу. Потому для вас будет лучше перейти в предыдущий класс, совершенствоваться там на подготовительных уроках, которые вы еще не вполне выучили, и возвратиться на этот уровень в следующем году, когда вы непременно оправдаете доверие.” Именно это и будет сделано в середине пятого круга. Те, кто за оставшееся время никакими усилиями не сможет достичь предписанной цели, будут отправлены назад, в низший класс, и если его двери еще не будут открыты, они будут ждать в мире и счастье до назначенного времени. Их можно назвать потерянными для нас, потерянными для этой конкретной небольшой волны эволюции, к которой мы принадлежим, они больше нам не “однокурсники”, как мы говорим в колледже. Но они несомненно будут “людьми следующего года”, и даже ведущими в нем, по причине того, что эту работу они уже выполняли и этот опыт они уже имели.
Большинство этих людей терпят неудачу потому, что они слишком молоды для этого класса, хотя были слишком стары, чтобы поместить их классом младше. У них было преимущество пройти первую половину работы класса, и потому они пройдут его следующий раз легко и охотно и смогут помогать отстающим соученикам, не имеющим этих преимуществ. Ведь тех, кто слишком молод для работы, нечего бранить за неудачу.
Но есть и еще большой класс тех, кто мог бы преуспеть за счет решительных усилий, но потерпел неудачу из-за недостатка этих усилий. Они в точности соответствуют ученикам, отстающих от класса не потому, что слишком молоды, а потому, что слишком ленивы. Их судьба будет такой же, как и у остальных, но очевидно, что в то время как те не заслуживали осуждения, поскольку старались изо всех сил, эти заслуживают, поскольку не делали этого. Именно людям этой категории адресовались увещевания Христа — людям, у которых были возможности и способности для достижения успеха, но которые не прилагали необходимого усилия.
Это о них мадам Блаватская говорит в таких сильных выражениях, как “бесполезные трутни, отказывающиеся стать сотрудниками природы, которые будут погибать миллионами в течение манвантарического жизненного цикла” (“Тайная Доктрина”, т. III, с. 526). Но заметьте, что эта “гибель” имеет место лишь для этого “манвантарического жизненного цикла”, и это значит для них лишь задержку, а не полное вымирание. Задержка — это худшее, что может случиться с людьми при обычном ходе эволюции. Такая задержка несомненно весьма серьезна, но, как бы плоха она ни была, это лучшее, что может быть сделано при этих условиях. Если по причине молодости или по причине лени и упрямства эти люди потерпели неудачу, ясно, что они требуют дополнительного обучения и его они должны получить. Очевидно, что это самое лучшее для них, даже если это означает многие дополнительные жизни — жизни, большая часть из которых может быть мрачной и содержать много страданий. Тем не менее они должны пройти до конца, потому что это их единственный способ достичь уровня, которого более продвинутые расы уже достигли подобной же продолжительной эволюцией.
Именно с целью спасения, насколько возможно, большого количества людей от этого дополнительного страдания Христос сказал своим ученикам: “Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари; кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет”. Ведь крещение и соответствующие ритуалы в других религиях являются знаком посвящения жизни — службе братству, и человек, способный схватить истину и, следовательно, обращающий свое лицо в правильном направлении, несомненно будет среди “спасенных”, которые избегут “проклятия” в пятом круге; в то время как те, кто не возьмет на себя труд увидеть истину и следовать ей, будут несомненно осуждены. Но помните, что “проклятие” значит всего лишь отвержение из этого “эона” или цепи миров, отбрасывание назад, в предыдущую из следующих друг за другом волн жизни. “Потерянные души”, если хотите, потеряны для нас, но не для Логоса; так что их лучше охарактеризовать как временно отложенные. Конечно, не следует предполагать, что “вера”, которая спасет их, есть знание теософии; не имеет значения, в конце концов, какова их религия, если они стремятся к духовной жизни, если они определенно встали на сторону добра и против зла и бескорыстно трудятся, устремляясь вперед и вверх.
2. Случаи, в которых личность настолько усилена, что Я практически отключается от нее. Среди них есть две разновидности: те, кто живет лишь в своих страстях, и те, кто живет лишь в своих умах; и поскольку оба типа вовсе не редки, стоит попытаться точнее понять, что же с ними происходит.
Мы часто говорим о Я как погружающем себя в материю низших планов, и все же многим из изучающих не удается осознать, что это не просто фраза, но что за ней стоит очень определенная и материальная сторона. Я обитает в каузальном теле, и когда оно в дополнение принимает на себя ментальное и астральное тела, эта операция включает действительное вовлечение части материи казуального тела в материю этих низших, астрального и ментального, типов. Мы можем рассматривать это “погружение” как что-то вроде инвестиции, вкладываемой Я. Как при всяком инвестировании, оно надеется получить назад больше, чем вкладывает, но есть риск разочарования — вероятность, что оно может потерять что-то из вложенного или, при некоторых исключительных обстоятельствах, может произойти полная потеря, которая оставляет его в действительности не полным банкротом, но без капитала в распоряжении.
Давайте более детально рассмотрим эту аналогию. Я состоит в своем каузальном теле из материей трех типов: первого, второго и третьего подпланов ментального; но для огромного большинства человечества еще не существует никакой деятельности за пределами низшего из этих трех типов, и даже эта обычно лишь частична. Вот поэтому только некоторая часть этого низшего типа каузальной материи может быть отправлена на низшие уровни, и даже от этого лишь небольшая часть может быть опутана ментальной и астральной материей.
Контроль Я над тем, что оно отправляет вниз, очень слаб и несовершенен, потому что оно еще полусонно. Но по мере того как его физическое тело растет, его астральное и ментальное тела также развиваются, и каузальная материя, захваченная ими, пробуждается энергичными вибрациями, достигающими ее через них. Эта часть части, которая полностью вовлечена в эволюцию, дает жизнь, энергию и чувство индивидуальности этим проводникам, а они, в свою очередь, сильно действуют на нее и вызывают в ней острое осознание жизни. Это энергичное осознание жизни — в точности то, что ей и нужно, сама та цель, ради которой она и погружена; и о жажде этого острого осознания говорится как о жажде проявленной жизни, желании ощущать себя на самом деле живым, как о силе, которая снова вводит Я в воплощение.
Но лишь по причине того, что эта малая часть имела эти переживания и потому намного более пробуждена, чем остальная часть Я, она часто бывает так усилена, что думает о себе как о целом, забывает на время об отношении к “своему отцу, который на небесах”. Она может временно отождествить себя с материей, посредством которой она должна работать, и может сопротивляться влиянию той другой части, которая спущена, но не вовлечена, — влиянию, которое формирует связь с основной частью Я, находящейся на его собственном плане.
Чтобы понять это более полно, мы должны представить эту порцию Я, которая пробуждена на третьем ментальном подплане (всегда помня, как мала эта часть по отношению к целому), саму разделенную на три части — (a) которая остается на своем собственном плане, (b) которая спускается, но остается не вовлеченной в низшую материю, и (c) которая основательно опутана низшей материей и получает вибрации через нее. Они расположены нисходящей шкалой, ведь как (a) представляет очень малую часть истинного Я, так и (b) — лишь малая часть (a), а (c), в свою очередь, — малая часть (b). Вторая действует как связующее звено между первым и третьим; мы можем символически обозначить (a) как тело, (b) — как протянутую руку, а (c) — как кисть, которая хватает, или, скорее, как кончики пальцев, погруженные в материю.
Здесь мы имеем очень тонко сбалансированное расположение, на которое можно влиять разными способами. Намерение, с которым кисть (c) должна крепко хватать и вести материю, в которую она вовлечена, все время полностью направляется телом (a) через руку (b). При благоприятных условиях из (a) через (b) в (c) может быть перелита дополнительная сила и даже добавочная материя, так что контроль может становиться все более и более совершенным; (c) может расти в размере, и сила тоже может прибывать, и чем больше так происходит, тем лучше, пока сообщение через (b) свободно функционирует и (a) сохраняет контроль. Ведь само вовлечение каузальной материи, составляющей (c), побуждает Я к энергичной активности и точности отклика на тонкие оттенки вибрации, чего оно не может получить никаким другим способом, и что, когда передается через (b) к (a), означает развитие Я.
К сожалению, ход событий не всегда следует вышеизложенному идеальному плану работы. Когда контроль (a) слаб, иногда случается, что (c) так основательно влипает в низшую материю, что на самом деле отождествляет себя с ней, на время забывая свое высокое положение, и думает о себе как о всем Я. Если это материя низшего ментального плана, мы получим здесь на физическом плане человека совершенно материалистического. Возможно, он будет проницательно интеллектуален, но не духовен; скорей всего он будет нетерпим к духовности и совершенно неспособен ее понять или оценить. Возможно, он назовет себя практичным, реалистичным, несентиментальным, в то время как на самом деле он тверд, как каменный жернов, и по причине этой твердости его жизнь — неудача и он не делает прогресса.
Если материя, в которую он так фатально захвачен, астральная, то он будет (на физическом плане) тем, кто думает только о своем собственном удовольствии, кто абсолютно безжалостен в преследовании какого-нибудь объекта его сильного желания, человеком крайне беспринципным и жестоко эгоистичным. Такой человек живет в своих страстях, точно так же, как человек, захваченный ментальной материей, живет в своем уме. О людях, подобных этим, в нашей литературе говорится как о “потерянных душах”, хотя и не безвозвратно потерянных. Мадам Блаватская говорит о них: “Однако для человека, потерявшего свою Высшую Душу в силу своих пороков, есть надежда, пока он еще в теле. Он может еще выкупить свой залог и обратить свою материальную природу. Потому что сильное чувство раскаяния или единое искреннее взывание к Я, которое его покинуло, или, лучше всего, активная попытка вступить на путь исправления могут вернуть Высшее Я. Связующая нить нарушена еще не полностью.” (“Тайная Доктрина”, т. III, с. 527).
Бывают случаи, когда (c) восстает против (b) и вытесняет его в направлении к (a); тогда “рука” становится расслабленной и почти парализованной, ее сила и субстанция выводится в тело, в то время как “кисть” предоставляется самой себе и производит свои собственные отрывистые и спазматические движения, не контролируемые мозгом. Если отделение становится полным, это будет соответствовать ампутации запястья, но это очень редко имеет место в течение физического существования, хотя связь сохраняется лишь в той мере, которая необходима для поддерживания жизни в личности.
Как говорит Блаватская, такой случай не совсем безнадежен, потому что даже в последний момент через эту парализованную руку можно влить свежую жизнь, если применить достаточное усилие, и таким образом Я сможет вернуть некоторую часть (c), как оно уже вернуло бо/льшую часть (b). Тем не менее такая жизнь будет потрачена зря, поскольку, даже если человек ухитрится избежать серьезных потерь, он так или иначе ничего не приобретет и много времени будет выброшено на ветер.
Вполне можно подумать, что было бы немыслимо, чтобы человек типа, описанного мной, мог избежать серьезных потерь, но, к счастью, для возможностей нашего прогресса законы, по которым мы живем, таковы, что добиться серьезных потерь нелегко. Причина этого, возможно, станет ясна при учете следующих соображений.
Вся деятельность, которую мы называем злой, проводись она в виде эгоистичных мыслей ментального плана или эгоистичных чувств астрального, неизменно демонстрирует себя как вибрации самой грубой материи этих планов, принадлежащей к самым низшим их уровням. С другой стороны, каждая добрая и бескорыстная мысль или эмоция приводит в вибрацию некоторые из высших типов материи своего плана; и поскольку эта более тонкая материя может быть гораздо легче приведена в движение, то же самое количество силы, потраченной на добрую мысль или чувство, производит результат, возможно, в сто раз больший, чем если бы оно было послано в грубейшую материю. Если бы это было не так, очевидно, что обычный человек не мог бы делать никакого прогресса вообще.
Мы, вероятно, не будем несправедливы к неразвитому мирскому человеку, если предположим, что 90% его мыслей и чувств эгоцентричны, если не эгоистичны; если 10% их духовны и бескорыстны, он уже в чем-то поднялся над средним уровнем. Очевидно, что если бы эти пропорции произвели соответствующие им результаты, огромное большинство человечества делало бы на каждый шаг вперед девять шагов назад и мы имели бы такой быстрый регресс, что всего несколько воплощений отбросили бы нас к животному царству, из которого мы эволюционировали. К счастью для нас, эффект этих 10% силы, направленной на добрые цели, значительно перевешивает эффект 90%, посвященных эгоистичным целям, и, таким образом, в целом такой человек заметно продвигается от жизни к жизни. Человек, который может продемонстрировать лишь 1% доброго, и то немного продвигается, так что легко понять, что человек, счет которого точно сбалансирован, то есть у которого не происходит ни продвижения, ни регресса, должен жить определенно злой жизнью, в то время как, чтобы добиться действительного нисхождения в эволюции, человек должен быть необычайно отъявленным негодяем.
Благодаря этому благодетельному закону мир медленно, но верно развивается, даже если мы видим вокруг себя так много нежелательного; и даже такие люди, каких я описал, не могут в конце концов пасть очень глубоко. Они потеряли скорей время и возможность, чем истинное положение в эволюции; но терять время и возможности — это всегда означает дополнительное страдание.
Чтобы увидеть, что они потеряли и чего им не удалось сделать, вернемся на время к аналогии с инвестированием. Я ожидает восстановить то, что оно направляет в низшую материю с целью получения прибыли, — часть, которую мы назвали (c), — и надеется, что она улучшится и в качестве, и в количестве. Ее качество улучшается, потому что она становится намного более пробужденной и способной немедленно и точно отзываться на более широкую гамму вибраций, чем ранее, — свойство, которое (c), будучи опять поглощено, обязательно передает (a), хотя, конечно, запас энергии, который произвел мощную волну в (c), при распределении по субстанции (a) вызывает лишь рябь.
Здесь следует отметить, что, хотя проводники, содержащие как грубейшие, так и тончайшие типы материи соответствующих планов, могут отвечать на злые мысли и эмоции и выражать их. Правда их возбуждение такими вибрациями может вызывать смятение в опутанной ими каузальной материи (c), совершенно невозможно, чтобы эта материя (c) воспроизводила эти вибрации и передавала их к (a) или (b). Материя трех высших ментальных уровней может вибрировать на частоте низшего плана не более, чем струна скрипки, настроенная на определенную высоту, сможет производить ноту низшего тона.
(C) должно увеличиться в количестве, так же как и в качестве, потому что каузальное тело, подобно всем другим проводникам, постоянно заменяет свою материю, и когда определенной части его дается особое упражнение, эта часть растет в размере и становится сильнее, в точности как происходит с физическими мускулами при их применении, Каждая земная жизнь есть возможность, тщательно рассчитанная на такое развитие в качестве и количестве, какое требуется Я в наибольшей степени; неудача в использовании этой возможности значит неприятности и задержку другого подобного воплощения, а его страдания, возможно, будут отягощены дополнительно заработанной кармой.
Кроме прироста, которого Я имеет право ожидать от каждого воплощения, мы должны учесть определенное количество потерь, которых на ранних стадиях едва ли можно избежать. Чтобы быть эффективным, контакт с низшей материей должен быть очень тесным, и обнаруживается, что когда это так, вряд ли и возможно вернуть каждую частицу, особенно из соединения с астральным проводником. Когда приходит время для отделения от него, почти всегда Тень, в которую Я частично вовлечено и которая не является просто скорлупой распадающейся материи, остается на астральном плане; и сам этот факт означает, что какая-то часть каузальной материи потеряна. Исключая случаи необычно плохой жизни, это количество, однако, намного меньше, чем было приобретено ростом, и потому в целом дело оказывается прибыльным. У людей, подобных тем, что я описал, живущих всецело в своих страстях и своих умах, не будет прибыли ни в качестве, ни в количестве, поскольку эти вибрации не такие, какие могут быть запасены в каузальном теле; а с другой стороны, поскольку вовлечение было весьма сильным, непременно должна будет обнаружиться заметная потеря, когда произойдет разделение.
Мы не должны позволить себе быть сбитыми с толку аналогией с рукой и думать о (b) и (c) как о постоянных принадлежностях Я. Во время периода жизни они могут рассматриваться как отдельные, но в конце каждой жизни они возвращаются в (a), и результат их опыта распределяется по всей его субстанции; так что когда для Я приходит время снова отправить часть себя в воплощение, оно не посылает снова старые (b) и (c), поскольку они были поглощены им и стали частью его, подобно тому как чашка воды, вылитая в ведро, становится частью его воды и не может быть от нее отделена.
Всякое красящее вещество, присутствовавшее в чашке, распределяется (хотя и более бледным оттенком) по всему ведру воды; и это красящее вещество можно взять в качестве символа качеств, развитых опытом. Точно так же, как было бы невозможным взять назад из ведра ту же чашку воды, так и Я не может выдвинуть снова те же (b) и (c). План этот идентичен и един с тем, с которым оно было знакомо, не став еще Я, и которому следует групповая душа, исключая то, что последняя посылает вниз много щупалец одновременно, в то время как Я выпускает каждый раз только одно. Потому личность в каждом воплощении другая, хотя Я, стоящее за ней, то же самое.
3. Случаи, в которых личность захватывает спущенную вниз часть Я и действительно отделяется, к счастью, исключительно редки, но они случались и представляют самую ужасную катастрофу, которая может произойти со связанным с ней Я. В этом случае (c) вместо того, чтобы оттолкнуть (b) и отправить его обратно к (a), постепенно поглощает (b) и отделяет его от (a). Этого можно достигнуть лишь определенным упорствованием в намеренном зле — короче, в черной магии. Если вернуться к нашей прежней аналогии, это эквивалентно ампутации до плеча или потере всего доступного капитала. К счастью для Я, оно не может потерять все, потому что (b) и (c), вместе взятые, — лишь малая часть (a), а за ним стоит огромная неразвитая часть Я, относящаяся к первому и второму ментальным подпланам. Стало быть, человек, как бы он ни был глуп или зол, не может совершенно разрушить себя, поскольку не может привести эту высшую часть в действие, пока не достигнет уровня, при котором такое зло немыслимо.
Теперь, когда срединная точка нашего погружения в материю пройдена в схеме эволюции, вся сила вселенной напирает вверх, в направлении единства, и человек, который хочет сделать всю свою жизнь разумным сотрудничеством с природой, получает как часть своего вознаграждения постоянно возрастающее восприятие реальности этого единства. Но, с другой стороны, очевидно и то, что человек, ставящий себя в оппозицию природе, вместо того, чтобы бескорыстно трудиться на пользу всех, может найти всякой имеющейся у него способности низкое применение для эгоистических целей; и в отношении подобных людей, Христос говорил: “Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.” Они растрачивают свои жизни в стремлении к отделенности, и через долгое время они достигают ее. Но сказано, что их судьба — переживание ощущения, что они совершенно одни в пространстве, — самая ужасная судьба, которая только может постигнуть сынов человеческих.
Необычное развитие эгоизма — это характеристика черного мага, и лишь в их рядах могут быть обнаружены люди, подверженные опасности этой ужасной судьбы. Многочисленны и отвратительны их разновидности, но все они могут быть отнесены к одному из двух больших классов. И те, и другие используют оккультные искусства, которыми они владеют, для чисто эгоистических целей, но цели эти различны.
У обычного и менее опасного из этих типов преследуемая цель заключается в удовлетворении чувственного желания какого-нибудь вида, и естественно, что результатом жизни, посвященной только этому, будет фокусирование энергий человека в теле желаний; так что человек, работающий в этом направлении, преуспевает в изничтожении в себе всякого чувства бескорыстия и любви, каждой искры высшего побуждения, и естественно, не остается ничего, кроме не знающего раскаяния безжалостного монстра вожделения, который после смерти обнаруживает себя неспособным, да и не желающим, подняться над низшим подразделением астрального плана. Весь ум, которым он располагает, находится полностью в тисках желания, и когда происходит борьба, Я не может вернуть ничего и обнаруживает себя вследствие этого значительно ослабленным.
Неосторожно допуская это, Я на время отсекает себя от потока эволюции, от могучей волны жизни Логоса, и, таким образом, пока оно не сможет вернуться в воплощение, оно находится (как ему представляется) вне этой жизни, в состоянии авичи, неподвижно. Даже когда оно вернется в воплощение, оно не сможет быть среди тех, кого знало раньше, поскольку у него осталось недостаточно свободного капитала, чтобы обеспечить одушевление ума и тела, соответствующих его прежнему уровню. Оно должно довольствоваться теперь проводниками куда менее развитого типа, поскольку в эволюции оно отбросило себя далеко назад и снова должно взбираться по многим ступеням лестницы. Было сказано, что оно может даже отбросить себя так далеко, что не сможет найти в мире, в его теперешнем состоянии, человеческого тела, достаточно низкого для проявления, которое требуется ему теперь, так что оно может даже потерять возможность принимать какое-либо дальнейшее участие в этой схеме эволюции и потому должно будет ждать в состоянии, подобном анабиотическому, до начала другой.
Что же тем временем происходит с ампутированной личностью? Это больше не постоянно развивающееся существо, но она все еще полна яростной и всецело злой жизни, совершенно без раскаяния или ответственности. Поскольку судьба ее после смерти, до ее разрушения, — находиться среди неприятного окружения, называемого “восьмой сферой”, естественно, что она старается поддержать некую разновидность существования на физическом плане так долго, насколько это возможно. Вампиризм некоторого вида — это единственное средство продолжения ее губительного существования, и когда это не удается, она хватается за любое доступное тело, изгоняя законного владельца. Выбранное тело очень часто может быть телом ребенка: и потому, что от него можно ожидать более длительной жизни, и потому, что Я, которое еще толком не вступило во владение своим телом, можно легче изгнать. Несмотря на ее бешеные попытки, ее силы скоро начинают иссякать, и я думаю, что неизвестно такого примера, когда бы ей удавалось успешно похитить еще одно тело, после того как износилось первое, захваченное ею. Это создание — эгоист самого страшного типа, монстр, для которого нет постоянного места в схеме эволюции, к которой мы принадлежим.
Потому его естественная тенденция — стремиться прочь из этой эволюции и быть отправленным непреодолимой силой закона в ту астральную выгребную яму, которая в ранних теософических трудах называлась восьмой сферой, поскольку то, что входит в нее, стоит вне сферы семи миров и не может вернуться в их эволюцию. Там, в окружении отвратительных останков всей концентрированной мерзости прошедших веков, вечно горя желанием, не имеющим, однако, возможности удовлетворения, этот монстр медленно разлагается, его ментальная и каузальная материя наконец освобождается, чтобы уже никогда не соединиться с Я, от которого она оторвалась, но распределиться среди прочей материи этого плана, чтобы постепенно входить в свежие комбинации и прилагаться к лучшему применению. Утешительно знать, что такие сущности весьма редки (практически неизвестны) и что в их силах захватить только тех, кто имеет в своей природе недостатки подобного же типа.
Но есть и другой тип черных магов, по внешнему виду более респектабельный, но еще более опасный, поскольку более могущественный. Такой человек вместо того, чтобы полностью отдаться чувственности того или иного типа, ставит перед собой цель более утонченную, но не менее беспринципную и эгоистическую. Его целью в действительности является достижение высшей и большей оккультной силы, но для использования ее всегда лишь в интересах собственного удовлетворения и продвижения, увеличения своей собственной амбиции или удовлетворения своей мести.
Чтобы достичь этого, он принимает весьма строгий аскетизм в том, что касается обычных плотских желаний, и изгоняет более грубые частицы из своего астрального тела так же тщательно, как делает это ученик Великого Белого Братства. Но это всего лишь менее материальная разновидность желания, в которое он позволил вовлечься своему уму; его энергетический центр, тем не менее, находится в личности; и когда в конце астральной жизни наступает время разделения, Я неспособно вернуть и самой малой части из своих вложений. Поэтому человека ждет результат, во многом сходный с предыдущим случаем, за исключением того, что его Я будет оставаться в контакте с личностью намного дольше и в некотором роде разделит ее переживания в такой мере, в какой возможно для Я разделять их.
Судьба этой личности, однако, совсем другая. Сравнительно разреженная астральная оболочка такого человека недостаточно сильна, чтобы задержать его на какой-нибудь период времени на астральном плане, и все же он совершенно потерял контакт с небесным миром, который должен бы стать его обиталищем. Ведь все усилия его жизни были направлены на то, чтобы убить те мысли, результаты которых обнаруживаются на этом уровне. Его единственным стремлением было противостоять естественной эволюции, отделить себя от великого целого и воевать против всех; и насколько это касается личности, он в этом преуспевает. Она отрезана от света и жизни солнечной системы; все, что ей осталось, — это чувство абсолютной изоляции, будто она одна во вселенной.
Мы видим поэтому, что в этом более редком случае потерянная личность практически разделяет судьбу Я, в процессе отделения от которого она находится. Но в случае Я такой опыт лишь временный, хотя он может продолжаться столько, что мы могли бы назвать это достаточно долгим временем. Концом этого состояния для него будет новое воплощение и очередная возможность. Для личности, однако, концом этого одиночества будет распад — неизбежный конец для того, кто отрезал себя от своего источника; но кто может сказать, через какие стадии ужаса может перед этим пройти потерянная личность. Все же следует помнить, что никакое из этих состояний не вечно и что никакое из них не может быть достигнуто, кроме как намеренным, на протяжении всей жизни, упорствованием во зле.
Я слышал от г-жи Безант об еще одной, еще более отдаленной возможности, примера которой самому мне никогда не приходилось видеть. Так же как (c) может поглотить (b) и восстать против (a), встать на свое собственное энергетическое питание и отпасть, точно так же в пределах практически возможного есть вероятность, что смертельная болезнь отделенности и эгоизма может поразить также и (a). Оно также может быть затянуто в монстроидальный рост зла и оторвано от Монады, так что не только лишь личность, но и само каузальное тело может ожесточиться и быть унесено.
Если это так, то подобные случаи составят еще и четвертую группу, что будет соответствовать не ампутации, а полному разрушению тела. Такое Я не сможет перевоплощаться в человеческой расе; хотя и будучи Я, оно упадет в глубины животной жизни, и ему потребуется целый период Цепи, чтобы восстановить статус, им потерянный.
Мы узнаем, что миллионы отставших Я, неспособных уже вынести темпа высшей эволюции, выпадут в середине пятого круга и придут на гребне следующей волны на другую планету; что те, кто живет эгоистически, интеллектом ли или страстями, подвергают сами себя опасности, оставшись как бы “на второй год”, и серьезно рискуют пережить потери и страдания; что те, кто так глуп и балуется черной магией, могут навлечь на себя ужасы, от которых в трепете сжимается воображение; но что термин “потерянная душа” в конечном счете ошибочен, поскольку каждый человек — искра божественного огня и потому ни при каких условиях не может быть потерян или уничтожен. Воля Логоса выражается в человеческой эволюции. В своей слепоте мы можем некоторое время сопротивляться ей, но для него время — ничто, и если мы не хотим выполнить ее сегодня, он терпеливо ждет до завтра, но в конце его воля всегда исполняется.
Фокус сознания Сознание человека в одно время может быть сфокусировано только в одном проводнике, хотя он может одновременно осознавать и через другие, более смутным образом. Если вы держите палец перед своим лицом, то вы обнаружите, что можете так сфокусировать глаза, чтобы палец был виден отчетливо. В то же время вы будете видеть и стену, и мебель позади пальца, но несовершенно, потому что они не в фокусе. Вы можете моментально поменять фокус своих глаз, так что вы увидите стену и мебель отчетливо; в этом случае вы все еще будете видеть палец, но лишь туманно, потому что теперь он, в свою очередь, не в фокусе.
Точно таким же образом человек, развивший астральное и ментальное сознание, фокусируясь в физическом мозге, как в обычной жизни, будет в совершенстве видеть физические тела своих друзей и в то же время — их астральные и ментальные тела, но очень туманно. Мгновенно, он может изменить этот фокус так, что будет видеть астральное тело полно и совершенно. В этом случае он все еще будет видеть ментальные и физические тела, но не в деталях. То же верно и для ментального зрения и зрения высших планов.
Вы спрашиваете, как же это возможно для существа, функционирующего на астральном плане, быть осведомленным о физическом происшествии или слышать физический крик. Это не физический крик оно будет слышать; физические звуки, конечно, производят эффект на астральном плане, хотя я не думаю, что было бы правильным называть этот эффект звуком. Всякий крик, содержащий в себе сильное чувство или эмоцию, должен произвести сильный эффект на астральном плане и передать в точности ту же идею, что и здесь. В случае происшествия всплеск эмоций, вызванный болью или страхом, вспыхнет подобно очень яркому свету и не избежит внимания наблюдателя, находящегося где-нибудь неподалеку. Случай, при котором произошло именно это, рассказан в “Невидимых помощниках” — это случай, когда мальчик упал с утеса и поддерживался и утешался Киримом, пока не была обеспечено физическая помощь.
Физическое тело Физическое бессмертие невозможно, поскольку то, что имело начало, должно также иметь и конец; рождение, рост, угасание и смерть — это правила физической вселенной. Никакое благоразумное существо не желало бы сохранять то же самое тело постоянно; это было бы тем же самым, что заставить ребенка носить тот же самый костюм всю свою жизнь. По мере того как человек развивается, следующие его тела становятся чище, благороднее и лучше приспособленными к нуждам его возросших возможностей, так что даже если бы человек смог сохранять то же самое тело, он бы прервал свой рост, как был бы прерван и рост ребенка, если бы он носил что-то чересчур тесное и обладающее твердостью большей, чем его тело.
В то же время наш долг — наилучшим образом заботиться о наших телах и усовершенствовать их, насколько мы это можем. Никогда не обращайтесь плохо с физическим телом. Заботьтесь о нем, как бы вы заботились о хорошей лошади, давая ему достаточно отдыха и питания и содержа его в полной чистоте. Оно может выполнять лишь определенное количество работы; например, очень сильное тело может без отдыха пройти сто миль, но оно не может пройти тысячу. При медитации придайте телу удобную позу, а потом забудьте о нем. Вы не сможете забыть о нем, если ему неудобно, и оно будет постоянно к вам взывать.
Что вам следует есть? Пока вы избегаете алкоголя и мясной пищи, это не имеет большого значения. Некоторые овощи грубее, чем другие, и потому, когда есть выбор, лучше воздержаться от них. Среди них мне следует упомянуть лук, грибы и капусту. Рис — очень чистая пища, но пшеница, ячмень и овес дают больше питания при том же количестве. Я считаю яйца нежелательными, хотя без колебания съем их, если не будет другой еды.
Нет никакого сомнения, что вегетарианство в любом отношении лучше мясоедения. Оно доставляет больше истинного питания, уменьшает подверженность болезням, дает больше выносливости и не стимулирует низшую природу. Вегетарианская диета позволяет человеку гораздо легче развить свои высшие качества. Известно, что наши Учителя могут продлить жизнь одного физического тела гораздо дольше, чем обычные люди, всегда живя в согласии с гигиеническими законами и в абсолютной свободе от беспокойства. В этом отношении всем нам следует стараться как можно точнее следовать их примеру. Попытки же сохранить свое тело на неограниченный срок всегда были приметой тех, кто следует эгоистическому пути.
Существуют различные нежелательные способы, которыми такие люди продлевали физическую жизнь — иногда при помощи вампиризма, просто поглощая жизненность других, а иногда полным поглощением в себя других человеческих жизней. Но вряд ли необходимо настраивать теософов против действий такого сорта. Очевидно, что человек, принявший такой план, будет одним из тех, кто не эволюционирует; и даже если он преуспеет в своем деянии, он уподобится тому, кто обновляет старое пальто и ставит заплатки, но, несмотря на все его усилия, оно так и останется старым.
Силовые центры В каждом из наших проводников имеются определенные силовые центры, которые на санскрите называются чакрами, — это слово означает “колесо” или “вращающийся диск”. Это точки соединения, в которых сила перетекает из одного проводника в другой. Они могут быть легко видимы в эфирном двойнике, где они демонстрируют себя в качестве блюдцеобразных углублений или вихрей на его поверхности. О них часто говорят как о соответствиях определенным физическим органам; но следует помнить, что эфирный центр силы находится не внутри тела, а на поверхности эфирного двойника, который выдается на четверть дюйма за пределы контура плотной материи.
Центров, которые обычно используются при оккультном развитии, семь, и они расположены в следующих частях тела: (1) основание позвоночника; (2) пупок; (3) селезенка; (4) сердце; (5) горло; (6) между бровями; (7) макушка головы. В теле есть и другие силовые центры, кроме этих, но они не используются учениками белой магии. Следует помнить, что мадам Блаватская говорит о трех других, которые она называет низшими центрами; есть школы, которые используют их, но связанные с ними опасности столь серьезны, что мы должны считать их пробуждение величайшим из несчастий.
Эти семь часто описываются как соответствующие семи цветам и нотам музыкальной гаммы; а в индийских книгах упоминаются определенные буквы алфавита и формы жизненности, связанные с каждым из них. Они также поэтически описываются как напоминающие цветы, и каждому из них присваивается определенное количество лепестков.
Следует помнить, что это вихри эфирной материи и что они находятся в быстром вращении. В каждый из этих раскрытых зевов под прямым углом к плоскости вращения диска или блюдца устремляется сила из тонких миров (которую мы назовем первичной силой) — одна из сил Логоса. Эта сила семерична по своей природе, и все ее формы действуют во всех центрах, хотя в каждом из них одна из форм всегда сильно преобладает.
Этот напор силы приносит в физическое тело божественную жизнь, и без нее тело не могло бы существовать. Через центры поступает сила, и потому они жизненно необходимы для существования проводника и действуют у каждого, хотя и могут вращаться с очень разной степенью активности. Их частицы могут находиться в сравнительно неторопливом движении, просто формируя необходимую воронку для силы и ничего более, или же могут сиять и пульсировать живым светом так, что значительно большее количество силы врывается через них, результатом чего являются различные дополнительные способности и возможности, открывающиеся для Я, когда оно действует на этом плане.
Силы, устремляющиеся в такой центр извне, вызывают под прямым углом к себе (так сказать, в плоскости эфирного двойника) вторичные силы в колебательном круговом движении, подобно тому, как стержневой магнит, пропускаемый через катушку индуктивности, вызывает электрический ток, текущий по катушке под прямым углом к оси движения магнита. Сама первичная сила, войдя в вихрь, излучается из него под прямым углом, но прямыми линиями, как если бы центр вихря был ступицей колеса, а излучения первичной силы — его спицами. Количество этих “спиц” различается в разных силовых центрах и определяет количество “лепестков”, демонстрируемое каждым из них.
Каждая из этих вторичных сил, которые проявляются вокруг этого блюдцеобразного углубления, имеет свою характерную длину волны, точно так же, как и свет определенного цвета; но вместо того чтобы двигаться по прямой, как свет, они движутся определенными, сравнительно большими волнами различных размеров, каждая из которых содержит в себе волны меньшей длины, хотя точные соотношения нам не известны. Количество колебаний определяется количеством спиц в колесе, и вторичная сила проявляется сверху и под лучащимися потоками первичной, подобно тому как прутья корзины можно навить вокруг тележного колеса. Длины волн исключительно малы, и, возможно, несколько тысяч их заключается в пределах одного колебания. С устремлением сил по кругу вихря эти колебания различных размеров, пересекая друг друга в этом корзиноподобном узоре, производят видимость, которая подходяще описывается в индусских книгах как напоминающая лепестки цветка; или это еще более похоже на некоторые блюдца или неглубокие вазы волнистого радужного стекла, виденные мною в Венеции. Все эти колебания или лепестки обладают мерцающим радужным переливанием, подобным перламутру, хотя каждый из них обычно имеет свой собственный преобладающий цвет.
У обычного человека, у которого эти центры активны лишь в той степени, чтобы быть каналами для жизненной силы, достаточной для поддержания жизни в теле, эти цвета светятся сравнительно тусклым светом; но у тех, в ком центры пробудились и полностью активны, вихри ослепительной яркости и сами эти центры, которые постепенно выросли от диаметра около двух дюймов до размера обычного блюдца, сияют и сверкают подобно миниатюрным солнцам.
У первого центра в основании позвоночника первичная сила излучается четырьмя спицами и потому располагает свои волны так, что дает эффект деления на квадранты с пустотами между ними. От этого он кажется помеченным знаком креста, и по этой причине крест часто используется как символ этого центра, а иногда цветущий крест используют для обозначения змеиного огня, который в нем пребывает. Будучи пробужден в полную активность, этот центр огненно оранжево-красного цвета, точно соответствует типу жизненности, который посылается в него из селезеночного центра. Следует заметить, что в каждом из этих центров можно видеть подобное соответствие цвета и жизненной силы.
Второй центр, сакральный, получает первичную силу десятью лучами и вибрирует таким образом, что делится на десять волн или лепестков. Он очень тесно связан с чувствами и эмоциями разных видов. Его преобладающий цвет — любопытная смесь из различных оттенков красного, хотя в нем имеется и значительная доля зеленого.
Третий центр, у селезенки, способствует выделению, подразделению и распространению жизненности, приходящей к нам от солнца. Эта жизненная сила снова изливается из него шестью горизонтальными потоками, а седьмая разновидность вводится в ступицу колеса. Потому у этого центра шесть лепестков или волн, и он особенно ярок, его сияние похоже на солнце.
Четвертый центр, у сердца, также блестящего золотого цвета, и каждая его четверть поделена на три части, что дает двенадцать волн, потому что его первичная сила создает для него двенадцать спиц.
Пятый центр, в горле, имеет шестнадцать спиц и потому — шестнадцать видимых подразделений. В нем есть большая доля голубого, но общий эффект — серебристый и блестящий, в чем-то напоминающий лунный свет на водной зыби.
Шестой центр, что между бровями, с виду разделен на две половины: одна в основном розовая, но с большой долей желтого вокруг нее, а в другой преобладает что-то вроде пурпурно-голубого; это опять же близко соответствует особым типам жизненности, оживляющим его. Возможно, по этой причине этот центр упоминается в индийских книгах как имеющий только два лепестка, хотя мы насчитали в каждой половине по 48 волн такого же характера, как и в других центрах, составляющие всего 96, потому что его первичная сила имеет такое количество лучей.
Седьмой центр, на макушке головы, когда доведен до полной активности, возможно, наиболее великолепен из всех, полон неописуемых хроматических эффектов и вибрирует с почти непостижимой быстротой. Он описывается в индийских книгах как тысячелепестковый, и в действительности это недалеко от правды: количество лучей его первичной силы во внешнем круге — 960. В дополнение к этому, он обладает особенностью, которой нет ни у одного из других центров, — нечто вроде дополнительного блестящего белого водоворота с золотым в своем сердце — это меньший центр активности, обладающий двенадцатью собственными волнами (лепестками).
Я слышал предположение, что каждый из различных лепестков этих силовых центров представляет моральное качество и развитие этого качества вызывает центр к деятельности. Я не встречал еще каких-либо фактов, подтверждающих это, и я не могу представить, как это может быть, потому что вид производится некоторыми совершенно определенными и легко узнаваемыми силами и лепестки каждого конкретного центра активны или неактивны соответственно тому, пробуждены эти силы или нет, и их развитие представляется мне имеющим не большее отношение к морали, чем развитие бицепсов. Я, несомненно, встречался с людьми, у которых некоторые центры были в полной активности, хотя их моральное развитие вовсе не было исключительно высоким, в то время как в других людях — высокой духовности и самой благородной нравственности — центры были вовсе не оживлены, так что мне не представляется, что между этими двумя развитиями существует какая-нибудь связь.
Кроме поддержания жизни физического проводника, у этих центров силы есть и другая функция, которая вступает в действие, только когда они пробуждаются к полной активности. Каждый из этих эфирных центров соответствует центру астральному, однако астральный центр — это вихрь, он имеет расширение в направлении совершенно отличном от эфирного и, следовательно, вовсе не всегда полностью с ним совпадает, хотя с некоторой частью всегда находится в соответствии. Эфирный вихрь всегда находится на поверхности эфирного тела, но астральный центр часто целиком внутри своего проводника.
Функция каждого из этих эфирных центров, когда они полностью пробуждены, — доставлять в физическое сознание все, что по своему качеству относится к соответствующему астральному центру. Поэтому прежде чем классифицировать результаты, достигаемые приведением в активность эфирных центров, было бы хорошо рассмотреть функции соответствующих астральных центров, тем более что они, в отличие от эфирных, уже находятся в полной активности у всех культурных людей нынешних рас. Какой же эффект производится в астральном теле ускорением этих астральных центров?
Первый из этих центров, тот, что в основании позвоночника, является домом для той таинственной силы, которая называется змеиным огнем или, как в “Голосе Безмолвия”, Матерью Мира. Потом я больше скажу об этой силе; а сейчас давайте рассмотрим ее влияние на астральные центры. Эта сила существует на всех планах, и ее деятельностью пробуждаются остальные центры. Мы должны рассматривать астральное тело как бывшее первоначально почти инертной массой, обладавшей лишь самым смутным сознанием, не располагавшей никакой определенной силой, позволяющей что-либо сделать, и не имевшей никакого ясного знания об окружающем ее мире. Вначале пробуждение этой силы в человеке произошло на астральном уровне. Пробудившись, она направилась во второй центр, соответствующий пупку, и оживила его, пробудив при этом в астральном теле способность чувствования — чувствительность ко всем видам влияний, хотя и без определенного восприятия, которое приходит через зрение или слух.
Затем она направилась к третьему, который соответствует физической селезенке, и посредством ее оживила все астральное тело, позволив человеку сознательно перемещаться на астральном плане, хотя и имея при этом лишь смутное понятие о том, что он обнаружил в своих путешествиях.
Четвертый центр, будучи пробужден, снабжает человека способностью воспринимать и созвучно сопереживать вибрации других астральных существ, так что он может инстинктивно понимать их чувства.
Пробуждение пятого, соответствующего горлу, дает ему способность слуха на астральном плане — оно вызывает развитие того чувства, которое в астральном мире производит на наше сознание такой эффект, который на физическом плане мы называем слышанием.
Развитие шестого, соответствующего центру между бровями, подобным же образом дает человеку астральное зрение — способность ясно воспринимать вид и природу астральных объектов вместо смутного ощущения их присутствия.
Пробуждение седьмого, который соответствует макушке головы и является синтезом остальных шести, завершает это развитие, делая его астральную жизнь полной, и дает ему владение в совершенстве всеми его способностями.
Относительно этого центра представляется, что бывает некоторая разница, в зависимости от того, к какому типу принадлежит человек. Для многих из нас астральные вихри, соответствующие шестому и седьмому центрам, соединяются у гипофиза, и для этих людей гипофиз составляет практически единственную прямую связь между физическим и высшими планами. Другой тип людей, хотя и присоединяет шестой вихрь к гипофизу, но изгибает или наклоняет седьмой так, чтобы он соответствовал атрофированному органу, называемому шишковидной железой, возвращаемому людьми этого типа к жизни и превращаемому в прямую линию сообщения с высшими мирами, проходящую через промежуточный астральный план обычным образом. Именно для этого типа людей писала мадам Блаватская, когда уделяла такое внимание пробуждению этого органа.
Таким образом, эти силовые центры в некотором роде занимают место органов чувств астрального тела, хотя без соответствующих оговорок это сравнение будет определенно вводить в заблуждение.
Никогда не следует забывать, что, хотя для лучшего понимания нам постоянно приходится говорить об астральном видении или слышании, все, в действительности подразумеваемое нами под этими выражениями, — это способность отвечать на такие вибрации, которые передают человеческому сознанию, функционирующему в астральном теле, информацию того же характера, как доставляемая ему глазами и ушами, когда он находится в физическом теле.
Но в совершенно отличных астральных условиях специально выделенные органы не являются необходимыми для достижения этого результата. В каждой части астрального тела имеется материя, способная на такой отклик, и потому человек, функционирующий в этом проводнике, одинаково хорошо видит объекты позади него, над ним и под ним без необходимости поворачивать голову. Центры же, однако, не могут быть названы органами в обычном смысле слова, поскольку не через них человек видит или слышит, как он делает это в физическом мире глазами и ушами; но от их оживления зависит способность применения этих астральных чувств, каждое из которых по мере своего развития придает всему астральному телу способность откликаться на новый набор колебаний.
Так как все частицы астрального тела постоянно перетекают в круговороте подобно частицам кипящей воды, каждая из них по очереди проходит все эти центры или вихри, так что каждый центр вызывает во всех частицах тела способность воспринимать некоторый набор вибраций, и, таким образом, астральные чувства в равной мере активны во всех частях этого тела. Но даже когда эти астральные чувства полностью пробуждены, из этого вовсе не следует, что неочищенный человек способен провести через свое физическое тело какое-либо осознание их ощущений.
В то время как это астральное пробуждение произошло, человек в своем физическом сознании ничего об этом не знает. Единственный способ, при помощи которого физическое тело может разделить все эти преимущества, — это повторение того же процесса пробуждения для эфирных центров. Это достигается точно таким же образом, как это уже было сделано на астральном плане, — так сказать, поднятием змеиного огня, который существует, облаченный в эфирную материю, на физическом плане и спит в эфирном центре, находящемся в основании позвоночника.
В этом случае пробуждение производится целенаправленными и долгими усилиями воли, и приведение этого первого центра в полную активность именно и есть пробуждение змеиного огня. Когда он пробужден, его огромной силой оживляются остальные центры. Через его воздействие на остальные центры в физическое сознание доставляются те силы, которые были пробуждены развитием соответствующих астральных центров.
Когда второй из эфирных центров, который находится в районе пупка, становится активным, человек, находясь в физическом теле, начинает сознавать все виды астральных влияний, смутно чувствуя, что некоторые из них дружественны, а некоторые — враждебны или что некоторые места ему приятны, а другие — неприятны, не понимая, почему.
Когда пробуждается третий центр, у селезенки, человек начинает смутно помнить свои астральные путешествия, хотя иногда лишь частично. Эффект незначительной и случайной стимуляции этого центра часто вызывает ощущение блаженного состояния полета.
Стимуляция четвертого, сердечного центра, позволяет человеку инстинктивно чувствовать радости и печали других и иногда даже посредством сопереживания вызывает в нем их физические боли.
Пробуждение пятого, горлового центра, позволяет ему слышать голоса, которые иногда делают ему внушения. Иногда он также слышит музыку или другие, менее приятные звуки. Когда этот центр полностью работает, то делает человека яснослышащим в той степени, в какой это имеет отношение к эфирному и астральному планам.
Когда шестой центр Аджна, между бровями, оживляется, человек начинает видеть тонкие миры: имеет разные видения наяву, иногда места, иногда людей. На начальной стадии развития, когда этот центр только начинает пробуждаться, это часто означает не более чем частичное видение ландшафтов и облаков цвета. Полное его пробуждение означает ясновидение.
Центр между бровями связан со зрением еще и другим образом. Именно с его помощью раскрывается способность увеличения мельчайших физических объектов. Крохотная гибкая трубка из эфирной материи выделяется из его центра, напоминая микроскопическую змейку с глазом на конце. Это особый орган, используемый для этого рода ясновидения, и глаз на конце его может расширяться и сжиматься, изменяя силу увеличения согласно размеру исследуемого объекта. Вот что подразумевали древние книги, упоминая способность делаться большим или маленьким по своей воле. Чтобы исследовать атом, развивают орган видения, соразмерный атому. Символ этой маленькой змейки, исходящей из лобного центра на эфирном уровне, был отображен на головном уборе египетского фараона, который, будучи главным жрецом, как считалось, среди прочих способностей обладал и этой.
Когда же седьмой центр пробужден, человек становится способен, выходя из него, покидать свое тело в полном сознании, а также возвращаться без обычного перерыва, так что его сознание становится непрерывным на протяжении дня и ночи. Когда этот огонь прошел через все центры в определенном порядке (который варьируется у разных типов людей), сознание на астральном плане становится непрерывным вплоть до вхождения в небесный мир в конце жизни, вне зависимости от того, временное ли это отделение от физического тела во время сна или окончательное отделение во время смерти.
Прежде чем это будет сделано, у человека, тем не менее, может быть в сознании много проблесков из астрального мира, поскольку особенно сильные вибрации могут в любое время гальванизировать тот или иной центр, вызывая его к временной активности вовсе без всякого пробуждения змеиного огня; или же может так случиться, что этот огонь будет частично поднят и, таким образом, на время будет вызвано такое же частичное ясновидение. Ведь этот огонь существует семью слоями или в семи степенях силы, и часто случается, что человек, напрягающий свою волю в попытке поднять его, может преуспеть в действии лишь на один слой, и когда он думает, что работа завершена, он найдет ее незаконченной и ему придется предпринимать все снова несколько раз, копая постепенно глубже и глубже, пока не только поверхность, но и само сердце этого огня не вступит в полную активность.
Змеиный огонь Как мы знаем, этот змеиный огонь (называемый на санскрите Кундалини) является проявлением на физическом плане одной из великих мировых сил — одной из сил Логоса. Вы знаете, что называемое нами электричество есть проявление одной из его сил и что эта сила может производить такие энергии, как тепло, свет и движение. Другая из его сил — это жизненность, которую иногда называют праной, но она не взаимозаменима с любым из видов других сил, нами только что упомянутых. Мы можем сказать, что прана и электричество представляют низшие окончания двух его потоков силы.
Этот змеиный огонь можно рассматривать как низшее окончание еще одного из потоков Логоса, проявлением на физическом плане еще одного из множественных аспектов его силы. Подобно пране, он существует на всех планах, о которых мы хоть что-нибудь знаем; но то, с чем нам придется иметь дело, — это проявление его в эфирной материи. Он не преобразуем ни в прану, ни в электричество и, похоже, не подвержен никакому влиянию со стороны этих обоих. Я видел, как миллион с четвертью вольт электричества подводилось к человеческому телу, так что когда человек протягивал свою руку к стене, огромные языки пламени вырывались из его пальцев, но, тем не менее, он не ощущал ничего необычного, не был он также и ничуть обожжен, если случайно не касался какого-нибудь внешнего объекта; но даже эта огромная демонстрация силы не оказала на змеиный огонь никакого действия.
В “Голосе Безмолвия” эта сила называется “огненной силой” или “Матерью Мира”. Есть много причин для всех этих странных названий, поскольку, устремляясь через тело, она воистину подобна жидкому огню, а путь, по которому она должна через него двигаться, спиралеобразный, подобно извивам змеи. Матерью мира она называется потому, что посредством ее наши различные проводники могут быть оживлены так, что высшие миры откроются перед нами один за другим.
В теле человека ее домом, как мы сказали, является основание позвоночника, и у обычного человека она лежит там непробужденной, а само ее присутствие даже не подозревается на протяжении всей его жизни; и намного лучше позволять ей оставаться спящей подобным образом, пока человек не достигнет определенного морального развития, пока его воля не станет достаточно сильной, чтобы контролировать ее, а все его мысли не станут достаточно чистыми, чтобы позволить ему без ущерба встретить ее пробуждение. Никто не должен экспериментировать с ней без точных наставлений Учителя, основательно понимающего этот предмет, поскольку опасности, связанные с этим, очень реальны и ужасающе серьезны. Некоторые из них чисто физические. Ее неконтролируемое движение часто производит сильную физическую боль и легко может разорвать ткани и даже разрушить физическую жизнь. Однако это лишь наименьшее из зол, которые она может натворить, поскольку она может нанести постоянные повреждения высшим телам.
Одним из самых обычных следствий ее преждевременного пробуждения является то, что она устремляется не вверх по телу, а вниз и возбуждает, таким образом, самые нежелательные страсти, усиливая их эффекты до такой степени, что для человека становится абсолютно невозможно сопротивляться им, поскольку в игру введена сила, перед которой он так же бессилен, как пловец перед челюстями акулы. Такие люди становятся сатирами, монстрами разврата, потому что захвачены силой, несоразмерно превосходящей способность сопротивления обычного человека. Они, возможно, приобретают и некоторые паранормальные способности, проводящие их в соприкосновение с низшими порядками эволюции, с которыми человек не должен был бы иметь никаких дел, и освобождение из-под их ужасного рабства может занять у них более чем одно воплощение. Я ни в коей мере не преувеличиваю ужасы того, что может невольно сделать человек, лишь по слухам знакомый с предметом. Я сам консультировался с людьми, которых уже постигла эта ужасная судьба, и видел своими глазами, что с ними случилось. Существует школа черной магии, целенаправленно использующая такое направление этой силы, чтобы посредством нее оживить низшие силовые центры, которые никогда не используются последователями Доброго Закона.
И даже исключая эту величайшую из опасностей, преждевременное раскрытие змеиной силы влечет много других неприятных возможностей. Эта сила усиливает все в человеческой природе и достигает низших и злейших качеств скорее, чем хороших. Например, в ментальном теле очень легко возрастает амбиция и скоро разбухает до необыкновенных размеров. Скорей всего она принесет с собой и огромное развитие интеллекта, но в то же время она породит ненормальную и сатанинскую гордость, совершенно немыслимую для обычного человека. Немудро думать человеку, что он готов справиться с любой силой, могущей возникнуть внутри его тела; это не обычная сила, но нечто такое, чему нельзя сопротивляться. Несомненно, никакой непроинструктированный человек не должен даже и пытаться пробудить ее, а если таковой обнаружит, что она пробудилась случайно, ему следует тут же проконсультироваться у понимающего этот предмет.
Можно заметить, что я специально и намеренно воздерживаюсь от объяснения, как же это пробуждение производится, или упоминания, в каком порядке эта сила (будучи пробуждена) должна пропускаться через различные центры, поскольку это ни в коем случае не должно предприниматься, кроме как по предложению Учителя, который будет наблюдать за своим учеником во время различных стадий эксперимента.
Я самым серьезным образом предупреждаю всех изучающих об исключении каких-либо усилий в направлении пробуждения этих огромных сил, за исключением того, когда это проводится под квалифицированным наставничеством, поскольку я сам видел многие случаи ужасных эффектов, которые следуют из невежественного или злонамеренного вмешательства в эти очень серьезные материи. Эта сила — ужасающая реальность, один из основных фактов природы и вовсе не такая штука, с которой можно играть или которую можно легко взять в руку, поскольку экспериментировать с ней куда более опасно, чем для ребенка играть с нитроглицерином. Очень верно сказано в “Хатха-йога прадипике”: “Она дает освобождение йогам и рабство дуракам” (III.107).
В том, что касается подобных вещей, изучающие, похоже, часто думают, что в их случае будет сделано некое особое исключение из законов природы и некое особое вмешательство провидения спасет их от последствий их безрассудства. Конечно же, ничего из вышеупомянутого не может произойти, и человек, который своенравно провоцирует взрыв, скорей всего и будет его первой жертвой. Можно было бы избавиться от многих бед и разочарований, если бы изучающих удалось убедить и они бы поняли, что во всех делах, связанных с оккультизмом, мы имеем в виду именно то, что говорим, и то, что приложимо ко всякому случаю без исключений. Ведь в работе великих законов вселенной нет такой вещи, как фаворитизм.
Всякий хочет попробовать все возможные эксперименты; всякий убежден, что он вполне готов для самого высочайшего учения из возможных и для всякого типа развития, и никто не хочет терпеливо работать над усовершенствованием своего характера и посвящать свое время и энергии чему-нибудь полезному для работы нашего Общества, ожидая всех этих результатов, когда Учитель объявит, что он для них готов. Старый афоризм все еще остается верным: “Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам”.
Бывают случаи, когда этот огонь пробуждается спонтанно, так что чувствуется тусклое сияние; он может даже начать двигаться сам по себе, хотя это редкость. В этом последнем случае он скорей всего вызовет огромную боль, так как, поскольку проходы не подготовлены для него, ему приходится расчищать путь, по сути выжигая большое количество эфирного шлака, — процесс, который не может не вызвать страдания. Когда он таким образом, самопроизвольно, пробуждается или поднят случайно, он обычно пытается рвануть по внутренности позвоночного столба, вместо того чтобы следовать спиральному курсу, по которому оккультист обучается вести его. Если возможно, следует применить волю, чтобы задержать его дальнейший прорыв, но если это окажется невозможным (как это, вероятно, и будет), не надо особенно тревожиться. Скорей всего, он пронесется через голову и убежит в окружающую атмосферу, и, вероятно, не последует никакого вреда, кроме незначительного упадка сил. Ничего худшего, кроме временной потери сознания, не следует опасаться. Поистине ужасные последствия связаны не с устремлением его вверх, но с возможностью его поворота вниз и внутрь.
Основная функция Кундалини в связи с оккультным развитием — посылка ее через силовые центры эфирного тела, как было описано выше; она оживляет эти центры и делает их доступными для использования в качестве врат сообщения между физическим и астральным телами. В “Голосе безмолвия” сказано, что когда змеиный огонь достигает центра между бровями и полностью оживляет его, это дарует способность слышать голос Учителя, что в данном случае означает голос высшего Я. Смысл этого заявления в том, что когда гипофиз приводится в рабочий режим, он образует совершенную связь с астральным проводником, так что через него могут приниматься все сообщения извне.
Все высшие силовые центры в будущем должны быть пробуждены и каждый должен стать отзывчивым на все виды астральных влияний с различных астральных подпланов. Это развитие со временем придет ко всем, но большинство людей не может добиться его в нынешнем воплощении, если оно первое, в котором они серьезно приступили к сознательному самосовершенствованию. Некоторые индийцы могут преуспеть в этом, так как их тела, в силу наследственности, более подходящи, чем у многих других; но для большинства это дело следующего круга. Покорение змеиного огня должно быть повторено в каждом воплощении, поскольку проводники каждый раз новые, но после того как однажды это полностью достигнуто, эти повторения станут легким делом. Следует помнить, что его действие варьируется в зависимости от различных типов людей; некоторые, например, скорее смогут увидеть высшее Я, чем услышать его голос. Опять же, эта связь с высшим Я имеет много стадий; для личности это означает влияние высшего Я, но для него самого это означает получить силу Монады, а для Монады, в свою очередь, это значит стать сознательным выражением Воли Логоса.
Возможно, будет полезно, если я упомяну о своем собственном опыте в этом деле. В ранний период моего пребывания в Индии, 25 лет назад, я не делал попыток пробудить этот огонь, потому что не очень много знал об этом и придерживался мнения, что для того, чтобы использовать его, нужно обязательно обладать физически одаренным телом, которого у меня не было. Но однажды один из Учителей сделал мне предложение относительно некоторого типа медитации, которая могла бы вызвать эту силу. Естественно, я сразу же исполнил его предложение на практике и со временем достиг успеха. Я нисколько не сомневался: ведь он наблюдал за экспериментом и остановил бы меня, если бы это начало становиться опасным. Мне сказали, что есть индийские аскеты, которые учат этому своих учеников, держа их, конечно, во время этого процесса под тщательным наблюдением. Но сам я не знаю никого из них, да и не могу иметь к ним доверия, если они не были особо рекомендованы кем-нибудь из тех, кто обладает истинным знанием.
Люди часто спрашивают, что бы я им посоветовал относительно пробуждения этой силы. Я советую им в точности то, что предпринял я сам. Я советую им посвятить себя теософической работе и ждать, пока они не получат определенного указания от какого-нибудь Учителя, который возьмется курировать их психическое развитие, продолжая в то же время обычные упражнения в медитации, которые им известны. Они ни в малейшей мере не должны беспокоиться о том, наступит ли такое развитие в этом воплощении или в следующем, а должны рассматривать этот вопрос с точки зрения высшего Я, а не личности, будучи абсолютно уверены, что Учителя всегда наблюдают за теми, кому они могут помочь; и совершенно невозможно, чтобы кого-нибудь проглядели, — они несомненно дадут свои указания, когда наступит подходящее время.
Я никогда не слышал о том, что существует какой-либо возрастной предел для этого развития, и я не вижу, что возраст может вносить какое-либо изменение, пока сохраняется совершенное здоровье; но здоровье необходимо, поскольку лишь сильное тело может выдержать напряжение, которое куда серьезнее, чем любое другое, какое не предпринимавший этой попытки может только представить.
Я сказал, что астральные и эфирные центры находятся в очень близком соответствии; но между ними, взаимопроникая в них трудноописуемым образом, существует оболочка, состоящая из одинарного слоя физических атомов, которые сжаты и пропитаны особой формой жизненной силы. Божественная жизнь, которая нормальным образом спускается из астрального тела в физическое, настроена так, чтобы проходить сквозь эту перегородку с совершенной легкостью, но она представляет непроницаемый барьер для всех других сил. Эта ткань — естественная защита, данная природой для предотвращения преждевременного открытия коммуникации между планами — открытия, которое может привести лишь к повреждению.
Вот она-то при нормальных условиях и препятствует ясному припоминанию случившегося во время сна, а также вызывает кратковременную бессознательность, которая всегда случается во время смерти. Но если бы не эта милостивая предусмотрительность, обычный человек, ничего не знающий обо всех этих вещах и совершенно неподготовленный к встрече с ними, мог бы быть подвергнут любой астральной сущностью влиянию сил, с которыми он не мог бы справиться. Он был бы подвержен постоянному одержанию любым существом астрального плана, которое пожелало бы наброситься на его проводники.
Потому легко понять, что любое повреждение этой ткани представляет серьезную беду. Есть несколько путей, которыми может произойти это повреждение, и потому мы должны всеми силами стараться предохраниться от них. Такое повреждение может произойти и случайно, и из-за продолжительного злоупотребления.
Всякое большое потрясение астрального тела, как например, внезапный сильный испуг, может разорвать на части этот деликатный организм и, как обычно выражаются, свести человека с ума (конечно, есть и другие способы, которыми страх может вызвать сумасшествие, но это один из них). Ужасный выброс гнева тоже может вызвать такой же эффект. На самом деле это может последовать за любой исключительно сильной эмоцией энергичного характера, которая производит что-то вроде взрыва в астральном теле.
Злоупотребления, которые могут повредить эту защитную ткань более постепенным образом, бывают двух видов: употребление алкоголя или наркотиков и умышленные попытки открыть двери, которые природа держит закрытыми, посредством такого процесса, каковой, говоря в спиритуалистической манере, называется “сидением для развития”. Определенные препараты и напитки — особенно алкоголь и наркотики, включая табак, — содержат материю, которая при распаде возгоняется, и часть ее проходит с физического плана на астральный. (Даже чай и кофе содержат эту материю, но в количествах столь незначительных, что обычно лишь после продолжительного злоупотребления ими этот эффект проявляет себя).
Когда это имеет место в теле человека, эти составные части перечисленных веществ прорываются через силовые центры в направлении, обратном тому, в котором они предназначены пропускать жизненную силу, и при многократном повторении они могут серьезно повредить и в конце концов уничтожить деликатную ткань. Это вырождение или разрушение может произойти двумя путями, в зависимости от типа человека и пропорции составляющих в его эфирном и астральном телах. Во-первых, прорыв возгоняющейся материи на самом деле сжигает ткань и, таким образом, оставляет дверь открытой ко всем типам ненормальных сил и зловредных влияний.
Другой же результат протекания этих летучих составляющих заключается в некотором укреплении атома, так что его пульсации в значительной мере сдерживаются и искажаются и он больше не может оживляться конкретным типом силы, которая скрепляет его с сетью. В результате этого происходит что-то вроде закостенения этой ткани, при котором вместо слишком большого проникновения с одного плана на другой идет очень малое пропускание любого вида силы.
Мы можем наблюдать эффект обоих этих типов повреждения в случае алкоголизма. Некоторые из тех, кто поражается первым способом, впадают в белую горячку, одержание или сумасшествие; но эти случаи сравнительно редки. Гораздо чаще встречается второй тип деградации — случай, в котором имеет место постепенное затухание всех качеств человека, в результате чего появляется грубый материализм и скотство, потеря всех уточненных чувств и способности контролировать себя. У него больше нет никакого чувства ответственности; он может любить свою жену и детей, когда трезв, но когда впадает в запой, может растратить деньги, на которые он должен был купить им хлеба, для удовлетворения своих собственных желаний; любовь и ответственность при этом полностью исчезают.
Второй тип воздействия очень часто можно наблюдать у тех, кто является рабом привычки к табаку; снова и снова мы обнаруживаем, как они упорствуют в своем самооправдании, даже когда знают, что это причиняет страдание их соседям. Мы сразу же распознаем эту деградацию, если встретим джентльмена, настаивающем на исполнении своей прихоти, хотя ему известно, что курение вызывает острое раздражение у других. Ясно, что в этом случае тонкие чувства уже серьезно притупились.
Как я уже говорил, все впечатления, проходящие с одного плана на другой, предназначены для контакта только высшим подпланом, но когда процесс затухания запускается, он вскоре поражает не только материю первого подплана, но и материю второго и даже третьего подпланов, так что коммуникация между астральным и эфирным телом возможна только тогда, когда некоторая сила, действующая на нижних подпланах (на которых можно обнаружить лишь неприятные и зловредные влияния), оказывается достаточно сильной, чтобы вызвать отклик энергичностью своих вибраций.
Тем не менее, хотя природа и предпринимает такие предосторожности для защиты этих центров, она вовсе не имела в виду, что они будут всегда крепко закрыты. Есть и правильный путь, которым они могут быть открыты. Возможно, корректнее будет сказать, что намерение состоит не в том, что двери будут раскрыты шире по сравнению с их теперешним положением, а что человек должен развиться так, чтобы быть в состоянии проносить гораздо больше через этот канал.
Сознание обычного человека не может еще пользоваться чистой материей первого подплана как в физическом теле, так и в астральном, и потому обычно у него нет возможности сознательного сообщения между двумя планами по своей воле. Надлежащий путь — достичь этого очищением обоих проводников, пока самая разреженная материя обоих не будет полностью оживлена, чтобы все сообщения между ними могли происходить этим путем. В этом случае ткань полностью сохраняет свое положение и действие, но более не является препятствием к совершенной коммуникации, продолжая в то же время выполнять свое предназначение по предотвращению тесного контакта между низшими подпланами, который позволил бы проникать всем видам нежелательных влияний.
Вот почему нас всегда заклинают ждать раскрытия психических сил, пока они не придут естественным образом, как результат развития характера; и как мы видим из этого исследования силовых центров, они непременно придут. Это естественная эволюция; на самом деле это единственный безопасный путь, поскольку этим путем ученик получает все преимущества и избегает всех опасностей. Этим путем следовали наши Учителя в прошлом; потому это путь для нас сегодня.
Табак и алкоголь Вредные последствия привычки к табаку очевидны в физическом, астральном и ментальном телах. Физически он пронизывает человека исключительно грубыми частицами, вызывающими столь материальные эманации, что они часто могут восприниматься чувством обоняния. Астрально он не только привносит нечистоту, но также склоняет к затуханию многих вибраций, и именно по этой причине его часто находят “успокаивающим нервы”, как это называется. Но, конечно, в целях оккультного прогресса мы вовсе не хотим, чтобы наши вибрации затухали или астральное тело утяжелялось скверными и ядовитыми частицами. Нам требуется возможность моментально отвечать на всевозможные вибрации, и в то же время мы должны обладать совершенным контролем, чтобы эти желания были подобны лошадям, ведомым разумным умом и доставляющим нас туда, куда мы хотим, а не дико несущим нас по направлению к ситуациям, в которых наша высшая природа никогда не хотела бы оказаться. Потому для любого человека, действительно желающего развить свои проводники, табак — несомненно плохая вещь.
Также он обладает и специфическим влиянием, заставляющим человека деградировать на физическом плане. Хватка, которой эта вредная привычка держит своих рабов, представляется такой сильной, что они совершенно неспособны ей сопротивляться, и все их джентльменские повадки забываются в этой сумасшедшем и ужасном эгоизме. Воздействие на астральное тело после смерти также очень плохое; человек на долгое время оказывается заперт, как в тюрьме, и высшие вибрации не могут его достигнуть.
Главное возражение, которое выдвигается оправдывающимися теософами против подобных замечаний, заключается в том, что наша великая основательница мадам Блаватская тоже курила. Я знаю, что это правда, но это ни малейшим образом не меняет тех фактов, которые я изложил выше и о которых я знаю доподлинно из собственных долгих наблюдений. Мадам Блаватская во всех отношениях была чем-то исключительным в своем роде, и ее случай так сильно выделялся, что, я думаю, для нас вряд ли разумно было предполагать, что мы можем безопасно делать то же, что и она. Я часто слышал, как она говорила: “Никто, кроме моего Учителя, не понимает моего случая; делайте то, что я говорю вам, а не то, что я делаю”. Она также однажды сказала мне, что она курит непрерывно, чтобы “успокоить вибрации этого старого тела, чтобы не дать ему растрястись на куски”. Эффекты на физическом плане и на астральном плане после смерти в точности таковы, как я их описал, и не стоит подвергаться им с целью мелочного самооправдания.
Что же до алкоголя, то здесь нет никакого сомнения, что с точки зрения астрального и ментального тел его употребление — всегда зло; и также нет сомнения, что им привлекаются весьма нежелательные существа. Конечно, у многих людей, достойных уважения в других аспектах, бывают определенные весьма неприятные привычки, такие как употребление алкоголя, мяса или курение табака; но сам этот факт, что в остальном они хорошие люди, не делает эти вещи хорошими и полезными. Конечно, вовсе неправда, что какая-либо из этих вещей является физической необходимостью, но человек может так приспособить свою систему к употреблению почти любого наркотика, что, привыкнув к нему, она будет ожидать и ощущать его недостаток, если его не получает. Мы знаем, что в точности такая же привычка может установиться к опиуму или героину, но это не делает их прием хорошим делом. Однако обычно совершенно бесполезно спорить с любым человеком о личных привычках; он решительно цепляется за них, потому что они нравятся ему, и мало беспокоится о том, хороши ли они сами по себе или даже полезны ли они для него.
Вы спрашиваете моего мнения о регулировании продажи спиртного. Во всех цивилизованных странах применяется некоторый контроль над продажей ядов и они разрешены к продаже только по рецепту врача. Яд алкоголя производит во много тысяч раз больше бед, чем все яды, вместе взятые, так что, конечно же, положения, регулирующие его продажу, должны быть не менее строгими.
Совершенно верно, что каждый человек сам должен развивать самоконтроль, но я не считаю, что это должно влиять на наше отношение при законотворчестве. Вы же не предложите, чтобы с целью отучить людей воровать мы на каждом углу постоянно разбрасывали различные соблазнительные предметы, искушающие их и провоцирующие на воровство, а потом бы мы стояли не вмешиваясь, наблюдая, как они будут развивать силы, достаточные для противостояния нашим искушениям.
Вот в точности то, что делается сейчас в отношении употребления алкоголя. Мы разрешаем, способствуем и даем людям особые лицензии выставлять напоказ на наших улицах соблазнительные витрины с предметами, которые признаны склоняющими максимально возможное количество людей к деградации путем привычного употребления этого яда. Если уж человечество так эволюционирует, что развивает какую-то совесть по отношению к своим слабейшим братьям, то нам скорее лучше способствовать их продвижению, чем действовать против него. Если мы считаем правильным заботиться о сумасшедших и помогать им, хотя бы и сдерживая их ради их же блага и пользы общества, то, конечно же, для нас будет лучше точно так же относиться к жертвам той ужасной формы сумасшествия, которая известна как пьянство. Но не следует забывать, что Теософическое Общество не принимает участия ни в каком политическом движении, хотя, конечно же, его члены, как частные лица, совершенно свободны в принятии той или иной стороны в политических вопросах.
Одержание и сумасшествие Мы должны тщательно различать одержание и сумасшествие. Последнее представляет нарушение связи между Я и его проводниками, в то время как первое — это вытеснение Я каким-нибудь другим существом. Только слабое Я может позволить одержание — я имею в виду такое, которое не очень крепко удерживает свои проводники. Как правило, дети подвергаются одержанию не легче, чем взрослые, потому что, хотя в детстве Я удерживает проводники не так сильно, также верно и то, что взрослые чаще содержат в себе качества, притягивающие нежелательных сущностей и делающие одержание легким. В случае маленького ребенка всякое существо, пытающееся одержать его тело, должно сначала встретиться с элементалом или астральной и эфирной сущностью, которой поручено строить это тело, и вовсе нелегко достичь успеха в его вытеснении. После семи лет, когда элементал уже выведен, одержание может иметь место, если связь с Я очень слаба; но, к счастью, это бывает редко.
Одержание может быть постоянным или временным и предпринимается по разным соображениям. Часто какой-нибудь умерший горит желанием снова вернуться в соприкосновение с физическим планом, обычно для удовлетворения низших и грубейших желаний, и в своем отчаянном стремлении набрасывается на любой проводник, который он в состоянии захватить. Иногда, с другой стороны, одержание — это определенный и просчитанный акт мести, не всегда в отношении человека, ему подвергшегося. Я знал случай, когда один человек, ненавидевший другого, обдуманно работал над тем, чтобы добиться контроля и одержания над любимой дочерью его врага; мне также известен и другой пример, даже худший, чем этот. Иногда одержатель вовсе не является человеческим существом, а лишь природным духом, желающим испытать человеческую жизнь. Но в каждом случае жертва должна решительно сопротивляться одержанию.
Сумасшествие же — совершенно другая вещь. Давайте попытаемся взглянуть на него с оккультной точки зрения. У каждой клетки в физическом мозге и каждой частицы его материи есть соответствующая ей и взаимопроникающая астральная материя; а за ней (или скорее, вокруг нее) — еще более тонкая ментальная материя. Конечно, мозг представляет трехмерную массу, но для целей нашего рассмотрения давайте представим, что он может быть распространен по поверхности так, чтобы иметь толщину лишь в одну клетку. Далее представим, что астральная и ментальная материи, принадлежащие ему, могут быть также расположены слоями подобным же образом — астральная материя чуть выше физической, а ментальная — чуть выше астральной.
Тогда у нас было бы три слоя материи разных степеней плотности, все соответствующие один другому. Теперь представьте, что каждая физическая частица соединена с соответствующей астральной — маленькой трубкой и каждая астральная частица соединена с соответствующей ей ментальной — таким же образом, и даже (еще выше) каждая ментальная — с чем-то, соответствующим каузальному телу. Пока все эти трубки совершенно выровнены, может происходить ясное сообщение между Я и его мозгом, но если один из наборов трубок будет изогнут, перекрыт или частично сбит в сторону, очевидно, что сообщение будет полностью или частично прервано.
Потому, с оккультной точки зрения, мы делим всех сумасшедших на четыре крупных класса, каждый из которых, конечно, имеет много подразделений: 1. Те, кто безумен просто по причине дефекта плотного физического мозга: возможно, из-за недостаточного его размера или по причине какого-нибудь происшествия типа сильного взрыва или неправильного роста, вызывающего давление на него, или от постепенного размягчения его ткани.
2. Те, чей дефект находится в эфирной части мозга, в результате чего его частицы не могут точно соответствовать плотным физическим частицам и, таким образом, не могут передавать вибрации от высших проводников.
3. Те, у кого дефективно астральное тело, а не эфирное, у кого эти трубки изогнуты так, что имеет место недостаток точного совпадения между частицами этого тела и проводников выше или ниже его.
4. Те, у кого само тело ума каким-либо образом не в порядке и, следовательно, неспособно доставлять указания или пожелания ни от себя, ни от Я.
Имеется значительная разница между сумасшедшими, принадлежащими к этим разным классам. Принадлежащие к первому и второму классам совершенно разумны, когда находятся вне тела во время сна, а также после смерти, так что Я теряет лишь возможность самовыражения во время бодрствования физического тела. Принадлежащие к третьему типу не выздоравливают, пока не достигают ментального мира, а относящиеся к четвертому — пока не вернутся в каузальное тело; так что для этого последнего класса воплощение оказывается полной неудачей. Но, к счастью, более 90% сумасшедших принадлежат к первому и второму классу.
Относительно отвратительного предмета одержания задают три вопроса; я постараюсь ответить на них. Первый таков: Каков лучший способ избавиться от развоплощенного человеческого существа, которое упорствует в захвате чьего-нибудь тела?
Должно просто и абсолютно выразить отказ быть одержанным таким образом. Лучший и самый милосердный план включает получение объяснения от самого мертвеца — чего он хочет и почему делает такие упорные попытки. Скорей всего, он может оказаться какой-то невежественной душой, которая не вполне понимает свое новое окружение и бешено стремится снова прийти в соприкосновение с единственным типом жизни, понятным ей. В случае, если удастся объяснить ей суть дела, она придет в более счастливое настроение ума и ее удастся убедить прекратить свои злонаправленные попытки. Или же, если бедное создание будет беспокоиться о каком-либо невыполненном долге или неисправленной ошибке и если можно помочь решить дело удовлетворительно, наступит умиротворение.
Если же выяснится, что нападающий неисправим и, несмотря на все аргументы и объяснения, отказывается оставить свой образ действий, необходимо вежливо, но твердо сопротивляться ему. Каждый человек имеет неотъемлемое право использовать свой собственный проводник, и посягательства такой природы не должны допускаться. Если законный владелец тела уверенно будет отстаивать его и применять свою силу воли, никакого одержания произойти не может.
Если же такое случится, это почти всегда по причине того, что жертва сама сдалась вторгающемуся влиянию, и потому первым шагом ее должен быть отказ от этого позволения и твердое решение взять дело в свои руки и восстановить контроль над своей собственностью. Восстановить самоутверждение — вот основное требование, и хотя мудрыми друзьями может быть оказано много помощи, они ничем не смогут заменить употребления силы воли со стороны жертвы или избавить ее от этой необходимости. Какой же в точности будет метод, это, естественно, будет зависеть от подробностей каждого случая.
Второй вопрос звучит так: Долгое время меня беспокоят существа, постоянно внушающие злые идеи и пользующиеся грубым языком. Они всегда убеждают меня принимать крепкие напитки и побуждают к употреблению большого количества мяса. Я искренне молился, но толку было мало, и мой ум уже доведен до крайности. Что мне делать?
Действительно, вы сильно страдали; но теперь вы должны так настроить свой ум, чтобы больше не страдать. Вы должны набраться смелости и занять твердую позицию. Власть этих существ над вами только в вашем страхе перед ними. Ваша воля сильней, чем их всех, вместе взятая, если вы только знаете, что это так; если вы обратитесь против них с энергией и упорством, они должны перед вами отступить. У вас есть неотъемлемое право на беспрепятственное использование ваших собственных проводников, и вы должны настоять на том, чтобы вас оставили в покое. Вы не потерпите вторжения грязных и отвратительных существ в ваш дом на физическом плане; почему же вы должны допускать это, если существа окажутся астральными? Если ленивый бродяга вламывается в дом к человеку, владелец не бухается на колени молиться — он вышвыривает бродягу; и это в точности то, что вы должны делать с этими астральными бродягами.
Вы, несомненно, скажете себе, когда я дам вам этот совет, что я не знаю ужасной силы тех конкретных бесов, которые достают вас. Именно в это, они хотели бы, чтобы вы и поверили — они пытаются заставить вас верить, но не будьте так глупы, чтобы их слушать. Я знаю этих типов очень хорошо, какие подлые, презренные и запугивающие они негодяи; они несколько месяцев вместе будут мучить слабую женщину, но улетят в трусливом ужасе, как только вы обратитесь против них в праведном гневе. Конечно, они будут бушевать, угрожать и демонстрировать борьбу, потому что вы позволяли им хозяйничать так долго, что они не будут покорно позволять их изгнать; но повернитесь к ним лицом с железной решительностью, восстановите свою волю против них подобно недвижимой скале, и они уберутся. Скажете им: “Я искра божественного огня, и Волей Бога внутри меня я приказываю вам удалиться!” Никогда не позволяйте себе хоть на мгновение подумать о неудаче или капитуляции; Бог внутри вас, а Бог не может потерпеть неудачу.
Факт требования ими мяса демонстрирует, какие они низкие и грубые сущности; вы должны избегать всякой мясной пищи и алкоголя, потому что эти вещи служат таким вот зловредным существам и делают сопротивление им более трудным для вас.
Третий вопрос следующий: Если для человека возможно подвергнуться одержанию, когда он временно потерял контроль над своим телом во время приступа гнева, не может ли одержание произойти, когда он вне тела во время сна?
Я бы обратил внимание на то, что здесь совершенно другие условия. Сон — это естественное состояние, и хотя Я покидает тело, оно всегда поддерживает тесную связь с ним, так что при обычных обстоятельствах оно может быть быстро вызвано при любой попытке. Есть индивидуальные случаи, при которых Я не так легко призывается и возможна разновидность временного одержания, которое может вызвать сомнамбулизм, но эти случаи аномальны и сравнительно редки. С другой же стороны, приступ сильнейшего гнева неестественен — это нарушение естественных законов, по которым мы живем. В этом случае астральное тело — то, что вышло из-под контроля; элементал желания взбунтовался против своего хозяина и вырвался из-под руководства Я, производимого через ментальное тело, которое лишь одно удерживало его в безопасности как часть астрального механизма. Законный хозяин лишен владения, астральное тело находится в положении корабля, руль которого отпущен; и всякий, кто окажется рядом, сможет схватить его, и будет трудным делом вернуть его.
Животное одержание Мы знакомы с идеей, что Я на своем пути к перевоплощению иногда может отклониться от своего курса и на неопределенное время задержаться на астральных уровнях притяжением групповой души какого-нибудь вида животных, с чьими характерными чертами оно имеет близкое сходство. Мы знаем, что то же сродство иногда захватывает душу на астральном плане после смерти и удерживает ее в очень близкой связи с животной формой, а также что в результате грубой жестокости возможно оказаться кармически соединенным с животным и ужасно страдать вместе с ним. Все это было описано г-жой Безант в письме в одну индийскую газету (перепечатанном в “The Theosophical Gleaner”, т. XV, с. 231) следующим образом: “Человеческое Я не перевоплощается в животное, поскольку реинкарнация значит вхождение в физический проводник, который с тех пор принадлежит этому Я и управляется им. Связь человеческого Я с животной формой в наказание — это не перевоплощение, поскольку ни животная душа, надлежащий владелец тела, не лишается его, ни человеческое Я не может управлять телом, к которому оно временно привязано. Человеческое Я не становится животным, не теряет человеческие признаки, претерпевая это наказание. Ему не придется снова развиваться через последовательные низшие стадии человеческого развития, и, будучи освобождено, оно сразу приобретет такую степень человеческой формы, на какую дает право его прежнее воплощение. (См. случаи Джады Бхараты и жены риши, освобожденной прикосновением ноги Рамы, — случаи, показывающие, что популярная идея о том, что человек становится камнем или животным, ошибочна).
Факты таковы. Когда Я, человеческая душа, ошибочными желаниями или иначе формирует очень сильную цепь привязанности к любому типу животного, астральное тело такого лица демонстрирует соответствующие животные характеристики и в астральном мире (где мысли и страсти видимы как формы) может принять вид животного. Таким образом, после смерти, в прета-локе душа будет воплощена в астральное облачение, напоминающее или приближающееся к животному, чьи качества поощрялись во время земной жизни. И на этой стадии или же когда душа возвращается к новому воплощению и снова оказывается в астральном мире, в крайних случаях она может быть соединена магнетическим сродством с астральным телом животного, к которому она приблизилась своим характером, и тогда через это астральное тело она будет прикована, как заключенный, к физическому телу животного. Будучи так прикована, она не сможет далее перейти к человеческому рождению, если она спускалась в физическую жизнь. Она поистине претерпевает рабство в наказание, будучи привязана к животному; она сознательна в астральном мире, обладает человеческими способностями, но не может ни контролировать животное тело, к которому присоединена, ни выражать себя через это тело на физическом плане. Животная организация не обладает механизмом, нужным человеческому Я для самовыражения; она может служить тюремщиком, но не проводником. Более того, животная душа не изгнана, она законный жилец и командир своего собственного тела. Шри Шанкарачарья очень ясно намекает на эту разницу между таким вот тюремным наказанием и превращением в камень, дерево или животное. Такое заключение — не перевоплощение, и называть его так — неточность; потому, будучи хорошо осведомлена о вышеприведенных фактах, я всегда говорила, что человеческое Я не может перевоплотиться в животное, не может стать животным. Это не единственный опыт, который деградировавшая душа может пережить в невидимом мире, намеки о других можно найти в индусских шастрах, хотя ... заявления, сделанные там, частичны и очень неполны.
В случаях, когда Я недостаточно деградировало для абсолютного заключения, но его астральное тело сильно озверело, оно может нормально перейти к человеческому воплощению, но животные характеристики будут обильно воспроизведены в физическом теле — чему свидетельством “монстры”, которые действительно часто имеют отталкивающе животную внешность, — с лицами свиньи, собаки и т. д. Люди, уступая животным грехам, навлекают на себя наказания, более страшные, чем они большей частью могут осознать, поскольку законы природы работают бесперебойно и дают каждому человеку урожай от семян, которые он посеял. Страдания, навлекаемые на сознательное человеческое существо тем, что оно на время отрезано от прогресса и самовыражения, очень велики и, конечно, исправляющие в своем действии; это в чем-то подобно тому, что переживается другими Я, связанными с телами человеческими по форме, но без здоровых мозгов — теми, кого мы зовем идиотами, безумцами и т. д. Идиотизм и сумасшествие являются результатами прегрешений, отличных от тех, что вызывают объясненное выше животное рабство, но Я в этих случаях также присоединено к форме, через которую оно не может выражать себя.” Эти примеры представляют объяснение (или по меньшей мере часть объяснения) распространенного верования, что человек при определенных обстоятельствах может перевоплотиться в животное. В восточных книгах о том, что мы назвали бы тремя стадиями одной жизни, обычно говорится как об отдельных жизнях. Говорится, что, когда человек умирает на физическом плане, он сразу же перерождается на астральном — это просто значит, что тогда начинается его особая и полностью астральная жизнь; и таким же образом то, что мы называем переходом в небесную жизнь, называется смертью на астральном плане и перерождением на высшем уровне. Поскольку это так, легко понять, что один из вышеописанных ненормальных случаев может быть описан как “перевоплощение в животное”, хотя это вовсе не то, что бы мы подразумевали под этим термином, если бы применили его в теософической литературе.
В недавних исследованиях наше внимание привлек случай, отличающийся от описанных выше тем, что связь с животным намеренно создается человеческим существом с целью избежать чего-то, как он чувствует, еще худшего. Несомненно, что этот тип был тоже известен древним и составляет один из классов, относимых в традиции к животным перевоплощениям. Я попытаюсь его объяснить.
Когда человек умирает, эфирная часть его физического тела выводится из более плотной части, и вскоре после этого (обычно за несколько часов) астральное тело отделяется от эфирного и начинается жизнь человека на астральном плане. Обычно человек находится без сознания, пока не освобождается от эфирного тела, и таким образом, когда он пробуждается к новой жизни, это происходит уже на астральном плане. Но есть некоторые люди, которые столь отчаянно цепляются за материальное существование, что их астральные проводники не могут вполне освободиться от эфирного и они пробуждаются все еще окруженные эфирной материей.
Эфирное тело, когда оно грубое и составляет лишь часть физического, само по себе не является проводником сознания — телом, в котором человек может жить и действовать. Таким образом, эти люди оказываются в очень неприятных условиях, как бы подвешенными между двумя планами. Они отделены от астрального мира окружающей их оболочкой эфирной материи, и в то же время они потеряли физические органы чувств, лишь с помощью которых они могут прийти в полное соприкосновение с миром обычной земной жизни.
В результате они дрейфуют — одинокие, молчаливые и испуганные — в густом и мрачном тумане, неспособные поддерживать отношения с обитателями обоих планов; они иногда замечают другие дрейфующие души, находясь в своем несчастном положении, они неспособны общаться даже с ними, присоединиться к ним или задержать свое бесцельное блуждание; так они уносятся дальше и поглощаются беспросветной ночью. Время от времени эфирная завеса может отступать достаточно, чтобы позволить взглянуть на низшие астральные миры, но они редко ободряющи и на самом деле часто принимаются за проблески ада; иногда на время частично виден какой-нибудь знакомый земной объект — обычно от вхождения в контакт с сильным мыслеобразом; но такие редкие и мучительные рассеивания тумана лишь только делают его тьму более изматывающей и безнадежной, когда она смыкается опять.
Все это время бедная душа не может осознать, что если бы она всего лишь прекратила бешено цепляться за материю, она бы моментально ускользнула (через несколько минут бессознательности) в обычную жизнь астрального плана. Но это именно то чувство, которого она не может вынести — чувство потери даже этого жалкого полусознания, которое у нее есть; она скорей будет вцепляться даже в ужасы этого серого мира всеохватывающего тумана, чем позволит себе погрузиться в то, что представляется ей морем небытия и полного уничтожения. Иногда, в результате злого и богохульного учения, полученного на земле, она боится позволить себе перейти в другой мир, чтобы не попасть в ад. Во всяком случае, обычно ее страдания, ее безнадежность и крайнее уныние чрезвычайны.
Из этого неприятного, вызванного самим же человеком положения есть несколько выходов. В нашей команде невидимых помощников есть члены, специально посвятившие себя поиску душ, находящихся в таком мучительном положении, которые пытаются убедить их позволить себе из него ускользнуть; есть также много добрых людей и среди умерших, которые берут на себя эту разновидность астральной “работы в трущобах”. Иногда такие попытки бывают успешными, но в целом немногим из этих жертв хватает веры и смелости оставить свое цепляние за то, что они называют жизнью, хотя это и слабое оправдание. Со временем эфирная оболочка изнашивается и естественный ход событий восстанавливается, несмотря на их сопротивление; а иногда, в сильном отчаянии, они предчувствуют этот результат, решив, что уничтожение предпочтительнее такой жизни, и безрассудно отпускают себя — результат бывает для них поразительным, но приятным сюрпризом.
Однако находились и те, кому в период борьбы, предшествовавшей этому состоянию, выпало несчастье обнаружить неестественные методы некоторого оживления своего соприкосновения с физическим планом вместо бегства на астральный. Они могут легко сделать это через медиума, но обычно “дух-руководитель” медиума строго запрещает им доступ к нему. И он совершенно прав, поступая так, поскольку в своем ужасе и сильном желании они крайне беспринципны и могут одержать медиума и даже свести его с ума, борясь, как утопающий борется за жизнь; и все это совершенно бесполезно, поскольку случайная удача может лишь продлить их страдания, укрепив ту материальную часть, от которой они прежде всего должны избавиться.
Иногда они ухитряются наброситься на кого-то, бессознательно являющегося медиумом, обычно на чувствительную молодую девушку; но такая их попытка может быть успешной, только если Я девушки ослабило контроль над ее проводниками, допустив оправдание нежелательных мыслей или страстей. Когда отношения Я с проводниками нормальные и здоровые, оно не может быть изгнано неистовыми попытками таких бедных душ, как мы описываем.
За животным, однако, не стоит Я, хотя у него есть часть групповой души, про которую можно сказать, что она занимает у него место Я. Этот фрагмент вовсе не так удерживает свои проводники, как могло бы Я, и может временно случиться и так, что то, что мы называем “душой” животного, может быть изгнано значительно легче, чем душа человека. Иногда, как я сказал, человеческая душа, блуждающая в сером мире, оказывается достаточно несчастной, чтобы открыть это, и в своем безумстве она одерживает тело животного или, если не получается выгнать животную душу полностью, ей удается приобрести частичный контроль, разделяя, таким образом, владение с законным хозяином. В таком случае она снова находится в соприкосновении с физическим планом через животное, она видит его глазами (часто весьма примечательный опыт) и чувствует любую боль, причиняемую животному; фактически, насколько задействовано здесь ее сознание, она — животное на время.
Один старый и уважаемый член одного из наших английских филиалов рассказал, что ему нанес визит один человек, чтобы попросить совета относительно любопытных обстоятельств. Посетитель производил впечатление человека, видевшего лучшие времена, но впал в такую жалкую нищету, что соглашался на любую предложенную ему работу, и, таким образом, случилось, что он стал забойщиком на огромной скотобойне. Он заявил, что оказался абсолютно неспособным выполнять свою отвратительную задачу, потому что, когда он собирался забить этих созданий, его постоянно прерывали крики боли, от которых разрывалось сердце, и голоса, которые говорили: “Смилуйтесь над нами! Не бейте, потому что мы человеческие существа, заточенные в этих животных, и мы страдаем от их боли”. Поскольку он слышал, что Теософическое Общество занимается таинственными и сверхъестественными делами, он пришел попросить совета. Несомненно, этот человек был частично яснослышащим или просто достаточно чувствительным для того, чтобы уловить мысли этих бедных созданий, которые соединили себя с животными, и эти мысли естественно представлялись ему в виде слышимых криков пощады. Неудивительно, что он не смог продолжать своего занятия.
Возможно, это заставит приостановиться тех, кто употребляет мясо, кто называет убийство животных “спортом”, и больше всех — вивисектора; ведь человек, который убивает или мучает животное, возможно, причиняет невыразимые страдания какому-нибудь человеческому существу.
Я почти не сомневаюсь, что возможность для человека материального ума сделать этот жуткий промах составляет рациональное зерно верований различных племен в то, что некоторых животных ни в коем случае нельзя убивать — “чтобы по незнанию не изгнать дух предка”. Ведь человек, связывающий себя с животным таким вот образом, не может оставить тело животного по своей воле; даже если он достаточно научен, что захочет выйти, он сможет сделать это лишь постепенно и со значительным усилием, растягивающимся, возможно, на много дней. Обычно он освобождается лишь при смерти животного, и даже тогда сохраняется астральная привязанность, которую нужно разорвать. После смерти животного такая душа иногда старается одержать другого члена того же стада или же любое другое создание, которое она может схватить в своем отчаянии.
Я заметил, что животные, одержанные или полуодержанные человеческими существами, часто избегаются остальной частью стада и вызывают у него страх, а на самом деле они сами наполовину сведены с ума яростью и ужасом происходящего и своей собственной беспомощностью. Животные, на которых обычно так набрасываются, похоже, из самых малоразвитых — рогатый скот, овцы и свиньи. Более разумные создания, такие как собаки, кошки и лошади, предположительно изгоняются не так легко, хотя мое внимание однажды привлек особый и ужасный случай, когда католический священник таким вот образом привязал себя к коту. Еще был известный случай с обезьяной Пандхарпура, проявившей столь удивительное знание брахманских церемоний. Но в большинстве случаев душа-одержатель должна довольствоваться тем, что может достать, поскольку усилие, чтобы преодолеть даже более глупых животных, обычно требует крайнего напряжения ее сил.
Это одержание животных представляется современной заменой ужасающей жизни вампира. Во время четвертой коренной расы люди, бешено цеплявшиеся за материальную жизнь, иногда ухитрялись поддерживать низкую и невыразимо ужасную форму жизни в собственных физических телах, поглощая живую кровь у других. В пятой расе это, к счастью, не представляется возможным, но люди того же типа иногда впадают в эту ловушку животного одержания — достаточно плохую, несомненно, но все же не столь крайне отвратительную и отталкивающую, как вампиризм. Так что даже в своих самых худших и низших аспектах мир улучшается!
Я знал об отдельных случаях двух других типов животного одержания; в одном из них злой умерший имел обыкновение временно захватывать тело определенного животного для особых преступных целей, а в другом — восточный колдун в качестве акта мести за оскорбление его религиозной веры месмерически присоединил свою несчастную умершую жертву к животному. Это могло быть сделано, только если в жертве существовала какая-то слабость, при помощи которой колдун мог захватить ее, и если она намеренно совершила нечто, что дало колдуну кармическую власть над ней. Обычно же никакие подобные случаи невозможны.
Все одержания — человеческого или животного тела — зло и помеха для души одержателя, поскольку они на время крепко удерживают ее в материальном мире и, таким образом, задерживают ее естественное продвижение в астральную жизнь, помимо, конечно же, создания всех видов нежелательных кармических связей. Эта серая жизнь, подобно почти всем другим неприятным возможностям, связанным с жизнью после смерти, может быть лишь результатом невежества относительно истинных условий этой жизни. Чем больше мы узнаем о жизни и смерти, тем более важным представляется наш долг прилагать все усилия для распространения знания теософии, поскольку становится только яснее и яснее, что в этом знании — жизнь, счастье и прогресс для всех.
Индивидуализированные животные Когда индивидуализированное животное умирает, оно ведет довольно продолжительную и счастливую астральную жизнь, в течение которой оно обычно остается в непосредственном соседстве со своим земным домом и в ближайшем соприкосновении со своим особым другом и защитником, — способное видеть его и получать удовольствие от общества своего друга в такой же мере, как и всегда, хотя само и невидимое последнему; а его память о прошлом существовании будет такой же совершенной, как была и на земле. За этим последует еще более счастливый период того, что иногда называется “дремлющим сознанием”, который будет продолжаться до тех пор, пока в каком-нибудь будущем мире не будет принята человеческая форма. Все это время оно будет находиться в состоянии, аналогичном состоянию человеческого существа в небесном мире, хотя и на несколько низшем уровне. Оно будет создавать свое окружение, даже если сможет осознавать его лишь в полусне, и несомненно будет включать присутствие своего земного друга в самом его лучшем и симпатизирующем настроении. Для каждого существа, входящего в соприкосновение с этим миром, начинает ли оно только в человеческую эволюцию или готовится шагнуть за ее пределы, небесный мир означает высочайшее блаженство, на которое это существо способно, находясь на своем уровне.
Сон Меня спрашивают, какова истинная причина сна, но я не располагаю подробными физиологическими знаниями, необходимыми для того, чтобы полностью ответить на этот вопрос. Но я всегда понимал, что необходимость сна вызвана тем фактом, что тела устают друг от друга. Астральный проводник, который, насколько мы знаем, практически не знает утомления на своем собственном плане, поскольку может непрерывно работать двадцать лет без признаков усталости, очень быстро устает от тяжелой работы по перемещению частиц физического мозга и требует значительного периода отделения от него, чтобы набраться достаточно сил для возобновления этого утомительного дела.
Физическое тело, со своей стороны, тоже изнашивается, потому что, находясь в состоянии бодрствования, оно всегда тратит силы немного быстрее, чем может их получать. С каждой мыслью или чувством и с каждым мускульным усилием имеют место некоторые небольшие химические изменения. Обычный механизм здорового тела все время работает, противодействуя этим изменениям и восстанавливая состояние, существовавшее раньше, но никогда не достигает в этом полного успеха. Так что с каждой мыслью или действием происходит незначительная, почти неощутимая потеря, и совокупный эффект этого в конце концов делает физическое тело слишком истощенным для дальнейшего мышления или работы.
Изучающие часто спрашивают, какое время — лучшее для сна. Несомненно, природное правило таково, что день предназначен для работы, а ночь — для отдыха, и никакие нарушения законов природы не могут быть вообще хорошей вещью. Одно из серьезных зол нашей современной неестественной жизни заключается в том, что полдень больше не является тем, чем он должен быть, то есть серединой дня. Если бы человек жил сам по себе и мог распределять все свои дела, как ему угодно, он несомненно вернулся бы к этому очевидно естественному состоянию; но, будучи окружены мощной так называемой цивилизацией, которая во многих отношениях искажена и неестественна, мы не можем следовать в этом деле своим собственным склонностям и должны в некоторой мере приноравливаться к общим обычаям.
Невозможно сформулировать правила относительно количества сна, необходимого человеку, потому что столь различна бывает его конституция; но, когда это возможно, спать следует между 20 и 5 часами. Некоторым людям требуется все это время, тогда как другие найдут себя полностью здоровыми и при меньшем периоде. Относительно таких деталей жизни каждый человек должен принять решение сам, согласно обстоятельствам.
Люди часто спрашивают, есть ли какой-нибудь метод, при помощи которого они могли бы управлять своими снами. Спящий обычно не может изменить ход своего сна, когда он происходит; но жизнь в сновидении может управляться в весьма значительной степени косвенным образом. Если во время бодрствования мысли человека чистые и высокие, то его сны будут также чистыми и хорошими, и особенно важным моментом является последняя мысль человека перед погружением в сон, которая должна быть благородной и возвышенной, поскольку она задает ключевую ноту, в значительной мере определяющую природу последующих снов. Нечистая мысль собирает вокруг думающего нечистые влияния, притягивает к нему всех грубых и отвратительных созданий, оказавшихся неподалеку. Они же, в свою очередь, будут воздействовать на его ум и астральное тело, нарушая его отдых пробуждением всех видов земных желаний. Если же, с другой стороны, человек вступает во врата сна с умом, сосредоточенным на высоких и святых вещах, он соберет при этом вокруг себя элементалов, созданных подобными же усилиями других; его отдых будет мирным, а его ум — открыт для впечатлений свыше и закрыт для приходящих снизу, поскольку он задал его работе правильное направление.
Сны о типичных событиях вовсе не препятствуют астральной работе, поскольку все эти сны происходят в физическом мозге, в то время как истинный человек далеко и занимается другими делами. Конечно, если человек, находясь в своем астральном теле, посвящает себя обдумыванию событий своей физической жизни, он не сможет во время такого размышления выполнять любую другую работу, но это совершенно другая вещь по сравнению с обычным сном физического мозга, хотя, когда человек утром просыпается, для него зачастую трудно различить два набора воспоминаний. На самом деле не имеет значения, чем занимается физический мозг, коль скоро он свободен от нечистых мыслей, но нежелательно, чтобы сам человек тратил свое время на копание в себе, когда он мог бы работать на астральном плане.

Сомнамбулизм Вы спрашиваете, какова причина снохождения. У меня никогда не было возможности наблюдать случай сомнамбулизма, так что я не располагаю непосредственными знаниями; но из чтения отчетов о подобных случаях у меня создается впечатление, что этот феномен может производиться несколькими совершенно разными причинами. Есть примеры, в которых Я, похоже, способно более непосредственно действовать на физическое тело в отсутствие промежуточных ментального и астрального проводников, — те примеры, когда во время сна человек способен писать стихи или рисовать картины, намного превосходящие пределы способностей, проявляемых им во время бодрствования.
Есть и другие случаи, в которых очевидно, что смутное сознание, присущее физическому телу, действует неподконтрольно самому человеку, так что он выполняет совершенно бессмысленные действия или выполняет в некоторой мере идею, которая доминировала в его уме перед отходом ко сну. К этому классу относятся истории о слугах, которые вставали посреди ночи и зажигали огонь, о конюхах, запрягавших во сне лошадей, и так далее.
Опять же, есть случаи, когда некий внешний разум, воплощенный или развоплощенный, захватывает тело спящего человека и использует его в своих собственных целях. Это может скорее всего случиться с таким человеком, которого называют медиумичным, чьи тонкие тела, так сказать, слабее соединены между собой, чем обычно, и потому легче разделимы; но достаточно странно, что есть тип сомнамбулизма, происходящий по причине условий совершенно противоположных, — когда тела связаны теснее, чем обычно, так что когда человек посещает в своем астральном теле какое-нибудь место неподалеку, он берет с собой также и физическое, потому что не в полной мере отделился от него. Сомнамбулизм, возможно, также связан со всей сложной проблемой различных слоев сознания в человеке, которые при совершенно нормальных условиях не могут себя проявить.
Невидимые помощники Люди часто пишут нам, испрашивая возможности быть допущенными в команду невидимых помощников, и интересуются, какая подготовка для этого необходима. Желающие взять на себя эту работу должны основательно ознакомиться с книгой, вышедшей под таким названием, и уделить особое внимание развитию в себе качеств, в ней описанных. Мне немногое остается добавить к написанному мною там, за исключением того, что я бы посоветовал каждому желающему заняться работой на астральном плане, узнав заранее как можно больше об условиях жизни на нем.
В астральной жизни мы совершенно те же люди, что и здесь, но некоторые ограничения устраняются. Наши интересы и дела на этом плане напоминают их физические аналоги; учащийся прилежен, бездельник остается бездельником, тот, кто деятельно помогает на физическом плане, является помощником и там. Некоторые люди там сплетничают так же язвительно, как и всегда, и поступая так, продолжают создавать такую же плохую карму. Большинство умерших долгое время посещают те же места, с которыми они были знакомы при жизни. Многие люди слоняются вокруг родного дома и продолжают ежедневно посещать астральную составную часть храма, который они поддерживали. Другие плывут, совершая паломничества без труда и затрат по всем великим святыням, которые они ранее тщетно желали посетить.
И все же простые люди обычно делают очень мало в направлении настоящей работы на астральном плане. Фактически они не знают, что могут работать, и даже если бы знали, то скорей всего не видели бы к тому оснований. Человек может с большим удовольствием проводить время в астральном мире, просто плывя и испытывая различные приятные эмоции. Это представляется большинству людей единственным занятием, и требуется сильный мотив, чтобы они отвлеклись от него и взяли на себя труд посвящать свое время для помощи другим. Мы должны допустить, что для обычного человека такого мотива не существует; но когда мы начинаем изучать теософию, узнавая, таким образом, о ходе эволюции и назначении вещей, внутри нас возникает искреннее желание содействовать этой эволюции, выполнить это назначение и ввести также в курс дела наших сотоварищей, чтобы уменьшить этим их затруднения и облегчить путь их прогресса.
Теперь, когда человек таким образом пробуждается для выполнения своего долга, как же ему к этому приступить? Все мы способны на такую работу в большей или меньшей степени, хотя, возможно, и не имеем привычки ее выполнять. У всех людей обычного развития и культуры астральные тела находятся в рабочем состоянии, точно так же, как у всех достаточно здоровых людей имеются мускулы, необходимые для плавания; но если они не обучены, как пользоваться ими, им требуется определенное количество инструкций, прежде чем они смогут с пользой или хотя бы без опасности для себя войти в воду. Трудность в случае обычного человека не в том, что астральное тело не может действовать, а в том, что тысячи лет это тело привыкало приводиться в движение лишь впечатлениями, получаемыми снизу через физический проводник, так что люди не осознают, что астральное тело может работать на своем собственном плане и само по себе и что воля может действовать на него непосредственно. Люди остаются астрально непробужденными, потому что привыкли ожидать знакомых физических вибраций, которые вызвали бы их астральную активность.
Есть несколько путей, какими человек может начать помогать. Представьте, например, что умирает родственник или друг. Чтобы достичь его во время сна и помочь ему, все, что необходимо, — это думать о нем перед отходом ко сну с намерением предоставить ему любую помощь, какая ему будет больше всего нужна. Нам не потребуется никакой помощи, чтобы найти его или общаться с ним. Мы должны постараться понять, что, как только мы покидаем ночью физическое тело, мы оказываемся стоящими лицом к лицу с отошедшим другом, в точности так, как было с нами на физическом плане. Очень важно помнить, что необходимо сдерживать всю печаль по так называемому умершему, потому что это не может не подействовать на него.
Если человек позволяет себе сильно грустить об умерших, чувство отчаяния повлияет на них очень сильно, поскольку эмоции действуют через астральное тело и, следовательно, живущие в своих астральных проводниках гораздо быстрее и глубже поддаются их влиянию, чем люди, располагающие физическим телом, приглушающим их восприятие. Умершие могут видеть нас, но видят они именно наше астральное тело, поэтому они сразу же узнают о наших чувствах, но необязательно — о подробностях нашего физического состояния. Они знают, счастливы мы или несчастны, но не какую мы читаем книгу, например. Эмоция очевидна для них, но не обязательно — мысль, которая ее вызывает. Умерший человек несет с собой всю свою любовь и ненависть, он узнает своих старых друзей, когда их встречает, и также часто завязывает новую дружбу среди новых компаньонов, встреченных им в первое время на астральном плане.
Мы должны избегать не только печали, но и любого вида возбуждения. Невидимый помощник должен прежде всего сохранять совершенное спокойствие. Я знал достойную даму, полную искреннего желания помочь и, в своем нетерпении сделать это, вошедшую в состояние огромного возбуждения. Возбуждение демонстрирует себя в астральном теле огромным ростом его размера, энергичной вибрацией и вспышками огненных цветов. Таким образом, недавно умерший человек, совершенно не привыкший к астральному окружению и находящийся потому в робком и нервозном состоянии, пришел в ужас, увидев гигантскую горящую и вспыхивающую сферу, бросившуюся к нему с очевидным намерением. Естественно, он принял ее за теологического дьявола собственной персоной и полетел от нее, пронзительно крича, на самый край земли, и долгое время она лишь усиливала его ужас, настойчиво следуя за ним.
Даже начинающему часто удается сделать себя полезным, если известно, что скоро умрет какой-нибудь друг или сосед. Если его можно достигнуть физически и его болезнь такой природы, что позволяет обсудить с ним условия смерти и посмертных состояний, краткое рациональное их объяснение зачастую в значительной мере облегчает его умонастроение и тяготы. На самом деле простая встреча с человеком, доверительно и бодро говорящем о жизни за могилой, часто является величайшим утешением для того, кто обнаруживает, что приближается к ней.
Если же по какой-нибудь причине физическое общение невозможно, можно сделать многое во время сна, действуя на умирающего с астрального плана. Неподготовленный человек, желающий предоставить такую помощь, должен следовать правилам, изложенным в наших книгах; он должен утвердить у своем уме намерение помощи этому конкретному лицу перед отходом ко сну и должен, насколько возможно, принять решение относительно аргументов, которые он будет выдвигать, и даже самих слов, которые должны быть использованы, поскольку чем более точное и определенное решение делается в состоянии бодрствования, тем вернее и точнее оно будет выполнено в астральном теле во время сна.
Разъяснения, которые должны даваться больному, в обоих случаях требуются те же самые. Главная цель помощника — успокоить и подбодрить страдальца, чтобы он осознал, что смерть — совершенно естественный и обычно легкий процесс, а ни в коем случае не сложный или страшный прыжок в неизвестную пропасть. Природа астрального плана, способ, которым следует человеку вести свою жизнь на нем, чтобы получить от нее лучшее, и подготовка, необходимая для перехода в небесный мир, лежащий за ним, — все это следует постепенно объяснить умирающему человеку. Помощнику всегда следует помнить, что его собственное отношение и состояние ума производят даже больший эффект, чем его аргументация или советы, и потому он должен быть чрезвычайно внимателен, чтобы приступить к своей задаче с величайшим спокойствием и доверительностью. Если помощник сам в состоянии нервного возбуждения, он скорее наделает больше вреда, чем пользы, как та бедная леди, о которой я только что упоминал.
Предложенную помощь следует продолжать и после смерти. Сначала наступит некоторый период бессознательности, но он может продолжаться лишь момент, хотя этот момент часто растягивается на несколько минут или часов, а иногда даже на несколько дней или недель. Тренированный ученик, естественно, сам наблюдает состояние сознания “мертвого” человека и соответственно регулирует свою помощь; нетренированный же человек поступит хорошо, если предложит такую помощь сразу же после смерти, продолжая также держать себя в готовности в течение нескольких последующих ночей, чтобы не пропустить момент, когда помощь понадобится. На продолжительность этого периода бессознательности влияют столь различные условия, что для этого вряд ли можно сформулировать какое-либо общее правило.
Мы должны по меньшей мере определенно решить каждую ночь утешать кого-нибудь из находящихся в беде, и если мы точно знаем ее природу, то должны как можно лучше приспособить используемые нами средства к необходимостям каждого случая. Если пострадавший слаб и истощен, помощник должен применить свою волю, чтобы влить в него физическую силу. Если же он, напротив, возбужден или истеричен, помощник должен постараться окутать его особой аурой спокойствия и доброты — завернуть его всего в сильную мыслеформу мира и гармонии, как закутывают в одеяло.
Пытающемуся так помочь часто бывает трудно поверить, что он добился успеха, когда он утром просыпается и не помнит ничего из того, что имело место. На самом деле в некотором успехе можно быть совершенно уверенным, и, по мере того как помощник продолжит свою работу, он станет часто получать маленькие ободряющие знаки того, что он достигает определенных результатов, несмотря на недостаток памяти.
Многие члены нашего общества решили попробовать это и долгое время ничего не знали о результатах, пока в один прекрасный день они не встречали физически человека, которому пытались помочь, с удовлетворением заметив у него улучшение. Иногда случается, что друг датирует начало своей поправки определенной ночью, когда у него был приятный или примечательный сон; и помощник бывает поражен, вспомнив, что именно в ту самую ночь он сделал особенно настойчивую попытку помочь этому человеку. Первый раз, когда это случается, помощник, возможно, будет убеждать себя, что это простая случайность, но когда наберется достаточное количество таких совпадений, он увидит, что это нечто большее, чем совпадение. Начинающему, однако, следует стараться делать все как можно лучше и довольствоваться ожиданием результатов.
Есть еще один простой эксперимент, который оказал некоторым начинающим огромную помощь в приобретении уверенности. Пусть человек решит астрально посетить какую-нибудь хорошо известную ему комнату, скажем, в доме друга; и пусть он внимательно заметит расположение мебели и книг. Или же если, не желая этого заранее, экспериментатор во сне обнаружит себя в месте, которое он узнает (проще говоря, если ему снится определенное место), он должен настроить себя на наблюдения с величайшим вниманием. Если, когда он припоминает это утром, ему представляется, что в этой комнате все так, как тогда, когда он последний раз видел ее физически, то ничто не может подтвердить, что это не просто сон или воспоминание; но если он припоминает какие-нибудь явные перемены в расположении или обнаруживает что-нибудь новое и неожиданное, непременно стоит утром посетить эту комнату физически, чтобы проверить, было ли ночное видение точным.
Все те из нас, кто уже имеет опыт в астральной работе, время от времени непременно встречали случаи, когда была необходима помощь. Иногда такая помощь может иметь природу хирургической операции — нечто единоразовое, что можно потом и отложить; но куда более часто необходимы утешение, уверение и поддержка, которые должны будут повторяться изо дня в день, чтобы они постепенно проникли в травмированную натуру и трансмутировали ее в более смелую и благородную. Или иногда это знание, которое должно даваться понемногу, по мере того как ум раскрывается к нему и становится способным его вместить. Таким образом, получается, что у каждого работника имеется несколько хронических случаев (клиентов, пациентов — называйте их, как хотите), которых он посещает каждую ночь, подобно тому как на земле доктор делает регулярный обход своих пациентов.
Также часто случается, что те, кому так помогли, бывают исполнены благодарности к работнику и присоединяются к нему с целью удвоить его усилия и передать другим те преимущества, которые они получили таким образом. Так каждый работник обычно становится центром небольшой группы, лидером маленькой команды помощников, для которых он всегда может найти постоянное занятие. Например, большое количество людей, которые умирают, во многом находятся в положении детей, боящихся темноты. С ними можно аргументированно беседовать и терпеливо их убеждать, что бояться вовсе нечего; но рука, за которую может держаться ребенок, сослужит ему гораздо более практичную службу, чем целая глава аргументов.
Астральный работник, у которого есть много других случаев, требующих немедленного внимания, не имеет возможности тратить целую ночь, дежуря около одного нервозного или сомневающегося пациента и утешая его; но он может откомандировать для этой цели одного из своих искренних последователей, который не так занят и потому может посвятить себя этой милосердной работе. Ведь чтобы успокоить ребенка в темноте, не требуется блестящих научных знаний; все, что нужно, — это доброжелательная рука и чувство товарищества. Так что на астральном плане такая работа может найтись для любого количества работников, и всякий, кто желает, мужчина, женщина или ребенок, может стать одним из них. Конечно, для большего и всестороннего разнообразия работы и ее направлений требуется много знаний; но сердца, полного любви и искреннего желания помочь, вполне достаточно, чтобы позволить каждому стать одним из меньших утешителей, и даже такие скромные попытки приносят неисчислимое благословение.
Когда астральный работник наконец оставит физическое тело этого воплощения, он обнаружит себя среди армии благодарных друзей, которые несдержанно радуются, что теперь он может проводить с ними всю свою жизнь вместо лишь третьей ее части. Такой работник не будет ощущать чувства странности и новизны условий жизни после смерти. Перемена будет значить для него возможность посвящать теперь все свое время тому, что даже сейчас является самой счастливой и эффективной частью его работы — частью, к которой он с радостью приступал каждую ночь и которую каждое утро откладывал с сожалением, — ту настоящую жизнь, в которой у многих дни физического существования — лишь скучные и бесцветные интерлюдии.
Есть еще важный момент относительно астральной жизни, который работнику было бы желательно понять. Это метод, который, я полагаю, мы должны назвать речью, — обмен идеями на астральном плане.
Здесь не всегда легко понять ту замену языка, которая используется в астральном мире. Звук, в обычном смысле слова, там невозможен — в действительности он невозможен даже в эфирной части чисто физического плана. Как только попадаешь туда, где уже нет воздуха, в эфирные области, более не существует возможности звука — как мы понимаем это слово. Но символ звука используется для обозначения гораздо высшего, ведь мы постоянно встречаем упоминания о произнесенном слове Логоса, которое вызывает миры к проявлению.
Если утром мы припомним переживания прошедшей ночи, такие как встреча с другом или присутствие на лекции, нам всегда будет казаться, что мы слышали голос в обычном земном смысле и что мы сами отвечали на него также слышимо. В действительности это не так; просто, когда мы переносим воспоминание в физический мозг, мы инстинктивно выражаем его в терминах обычных чувств. Однако неверно будет сказать, что язык астрального мира — это передача мысли; я бы сказал, что это передача мысли, сформулированной особым образом.
В ментальном мире мысль формулируется и инстинктивно передается в ум другого без всякого выражения в словах, в силу чего на этом плане язык не имеет ни малейшего значения; но вот помощникам, работающим в астральном теле и не обладающим еще способностью использовать ментальный проводник, приходится зависеть от возможностей, предоставляемых самим астральным планом. Они располагаются на полпути между мысленной передачей ментального мира и конкретной речью физического, но при этом все еще необходимо выражать мысли в словах. Один участник диалога как бы демонстрирует такую формулировку другому участнику, а тот отвечает (почти одновременно, но не совсем), таким же образом показывая сформулированный ответ. Для этого обмена необходимо, чтобы обе стороны владели каким-либо общим языком; потому, чем больше языков знает помощник астрального плана, тем он полезнее.
Ученики Учителей, однако, научены формировать особую разновидность временного проводника, чтобы справиться с этими трудностями. Обычно они покидают свои астральные тела вместе с физическими и путешествуют в своих ментальных телах, материализуя временное астральное тело из окружающей материи, когда оно им нужно для астральной работы. Все наученные делать это обладают преимуществом метода мыслепередачи, присущего ментальному плану, насколько это связано с пониманием другого человека, хотя их способность передавать мысли таким способом ограничена степенью развития астрального тела принимающего.
Кроме специально обученных учеников, лишь очень немногие люди могут сознательно работать в ментальном теле, поскольку владение этим означает годы практики в медитации и особых усилий. Мы знаем, что в небесном мире человек затворяет себя в оболочку своих собственных мыслей и что эти мысли действуют тогда в качестве каналов, через которые жизнь ментального плана может влиять на него. Но мы не называем это функционированием на ментальном плане, потому что оно должно включать свободное передвижение на этом плане и наблюдение того, что на нем существует.
К счастью, ментальный элементал не перегруппировывает ментальное тело после смерти, так что мы сталкиваемся не с таким типом затруднений, как с элементалом желания на астральном плане. На самом деле элементальная сущность ментального плана значительно отличается от сущности астрального. Одна на целую цепь отстает от другой и потому не обладает такой же силой. С ней трудно иметь дело, поскольку она в значительной мере ответственна за наши блуждающие мысли, которые мечутся постоянно от одного к другому; но по меньшей мере она не создает никакого вида оболочки, хотя определенные части ментального тела могут быть жестче, как я объяснял, когда говорил о нем.
Когда человек действует в ментальном проводнике, он оставляет астральное тело в состоянии, подобном анабиотическому, вместе с физическим. Он может легко окружить сонное астральное тело оболочкой, если сочтет это необходимым, или может установить в нем такие вибрации, которые сделают его непроницаемым по отношению ко всем зловредным влияниям. Несомненно, для каждого человека с течением времени возможно при помощи медитации на Логосе или Учителе подняться сначала на астральный, а потом и на ментальный уровень; но никто не сможет сказать, сколько это займет времени, поскольку это всецело зависит от прошлого опыта ученика.
Для каждого имеется возможность после смерти заняться учебой на астральном плане и приобретать совершенно новые идеи. Я знал людей, впервые приступивших к изучению теософии уже на астральном плане. Я слышал даже о необычном случае, когда одна леди выучилась там музыке. Вероятно, кто-то из умерших давал ей уроки или, возможно, учителем был живущий музыкант, находившийся на астральном плане в то же время, что и она. В астральной жизни люди часто думают, что играют на астральных инструментах, но в действительности они создают своей мыслью вибрации, производящие эффект звуков. Есть особый класс дэв, реагирующих на музыку и выражающих себя через нее, и иногда они выражают желание учить людей, для которых музыка — первейшая и единственная вещь в жизни.
В астральном мире нет такой вещи, как сон. Потребность в сне на физическом плане заключается в том, что он успокаивает физические центры и дает им время перестроить себя химически, чтобы астральное тело могло работать более свободно, через лучший проводник; но на астральном плане нет усталости, хотя мы можем назвать этим именем постепенное ослабление всех энергий, когда приближается конец астральной жизни.
На астральном плане можно забывать точно так же, как бывает это и на физическом. В этом случае я имею в виду не потерю воспоминаний между двумя планами, что так обычно, а именно невозможность вспомнить на астральном плане в эту ночь какие-то детали того, что мы делали прошлой ночью или в прошлом году. На астральном плане возможно даже легче забывать, чем на физическом, поскольку этот мир так деятелен и так перенаселен.
Знать человека в астральном мире — вовсе не значит знать физическую жизнь этого человека. Например, многие из нас достаточно хорошо знают мадам Блаватскую в ее новом теле на астральном плане, хотя никто из нас не видел этого тела физически. Она часто пользуется своей старой формой, хотя обычно она теперь в новом астральном теле.
Вспоминание астрального опыта Астральная жизнь обладает совершенной связностью. Эта жизнь во многих отношениях реальнее, чем физическая, или по меньшей мере гораздо ближе к реальности, а это физическое существование — лишь серия перерывов в ней, в течение которых наша деятельность значительно ограничена, а наше сознание действует лишь частично. Большинству из нас в этой низшей жизни ночь представляется пустой, и утром мы не помним ничего из того, что делали; но мы не должны полагать поэтому, что мы равным образом притуплены и на астральном плане. То, более широкое сознание полностью включает это, и каждую ночь мы живо помним не только то, что мы делали все предыдущие ночи, но также и то, что мы делали в промежуточные дни. Это физический мозг туп и засорен, и именно по возвращении в него мы теряем воспоминания обо всем, за исключением того, что с ним было непосредственно связано. Астральная жизнь гораздо живее, и ее эмоции намного сильнее любых знакомых нам здесь. То, что мы обычно называем эмоцией, — это лишь сравнительно небольшой фрагмент, который остается после того, как бо/льшая часть целого была истрачена на то, чтобы привести в движение нерасторопные физические частицы, и нетрудно представить, насколько более интенсивной и реальной должна быть эта другая жизнь.
Чтобы перенести воспоминания об астральной жизни в физический мозг, нужно установить особую связь, или скорее, удалить препятствие. С медленным ходом эволюции способность совершенной памяти придет к каждому, так что завесы между двумя планами больше не будет существовать. Но и без этого полного развития иногда случается нечто, что, как чувствует человек, он должен вспомнить на физическом плане; и в этом случае он предпринимает специальную попытку отпечатать это в мозге, чтобы вспомнить это утром. Бывают также события, которые производят настолько живое впечатление на астральное тело, что отпечатываются и в физическом мозге.
Однако сравнительно редко такие воспоминания бывают совершенными, и может быть много степеней этого несовершенства. Это один из источников того, что мы называем снами, и мы знаем, насколько смешанными, неполными и даже комичными они часто могут быть. Одна из форм искажения, часто случающаяся у неопытного помощника, — это смешивание себя с лицом, которому он оказывал помощь.
Я помню случай с членом нашей команды, которому было поручено помогать жертве взрыва. Он был предупрежден за несколько минут и располагал достаточным временем, чтобы успокоить и уравновесить ум этого человека, а затем, сразу же после взрыва, он оставался рядом, чтобы продолжить тот же процесс; но утром, когда он описывал мне это событие, он заявил, что ему точно казалось, что это он был жертвой взрыва. Он настолько отождествил себя со своим пациентом, что чувствовал удар и ощущение полета вверх в точности так, как, мы полагаем, ощущала их жертва. В другом случае его же позвали помочь солдату, который вел фургон с амуницией вниз по отвратительной горной дороге, был сброшен с него и задавлен колесами. В этом случае наш помощник совершенно отождествил себя с солдатом, и его воспоминанием о событии был сон о том, что он вел такой вот фургон и был сброшен с него и погиб, как его настоящий водитель.
В других случаях вспоминается вовсе не то, что случилось в действительности, а скорее нечто вроде символического его описания, иногда совершенно детального и поэтичного. Очевидно, это происходит по причине характерной способности Я к созданию образов — способности моментальной драматизации, и иногда случается, что символ вспоминается без ключа к нему; он приходит непереведенным, как был, так что если рядом с помощником не окажется более опытного друга, способного объяснить суть дела, у него может остаться лишь смутное представление о том, что он в действительности сделал. Хороший пример этого попал в мое поле зрения много лет назад — так давно, что, поскольку я не записал его в то время, я не могу быть совершенно уверен в кое-каких подробностях и потому должен опустить некоторые из них, сделав рассказ несколько менее интересным, чем само событие.
Однажды утром этот помощник пришел ко мне, чтобы рассказать чрезвычайно живой сон, который, как он чувствовал, в действительности был чем-то бо/льшим, чем сон. Он помнил, что видел некую молодую леди, тонущую в море. Думаю, что у него создалось впечатление, что ее намеренно бросили туда, хотя он и не видел того, кто мог предположительно сделать это. Сам он не мог помочь ей непосредственно, поскольку был лишь в астральном теле и не знал, как материализоваться; но пронзительное чувство неминуемой опасности придало ему сил, чтобы сообщить идею опасности ее возлюбленному и привести его к этому месту, где он сразу же бросился в воду и вытащил ее на берег, передав в руки ее отца. Помощник помнил лица всех этих трех персонажей совершенно ясно и смог описать их так, чтобы потом их можно было легко узнать. Он попросил меня рассмотреть этот случай, чтобы узнать, насколько правдивым было его ясное воспоминание.
Сделав это, я, к своему удивлению, обнаружил, что вся история была символической и что факты, имевшие место на самом деле, имели другую природу. У молодой леди не было матери, и она жила практически одна со своим отцом. Похоже, она была и красива, и богата и, без сомнения, имелись претенденты на ее руку. Наша история, однако, имеет отношение лишь к двум из них; один, весьма достойный, но застенчивый молодой парень, живший по соседству, который восхищался ею с детства, вырос в дружественных отношениях с ней и фактически был связан с ней полупонятными обязательствами или, скорей, намеками, относящимися к их роману. Другой же был определенным искателем приключений, лихим красавцем, очаровательным с первого взгляда, но на самом деле он был охотником за удачей, на которого нельзя было положиться. Она была ослеплена его поверхностным блеском и легко убедила себя, что ее влечение к нему было настоящей любовью, а ее прежние товарищеские чувства к своему другу ничего не значат.
Ее отец, однако, имел более ясный взгляд на вещи, и когда этот авантюрист был ему представлен, он принял его с подчеркнутой холодностью и отказался, хотя и вполне в доброжелательном тоне, санкционировать брак своей дочери с джентльменом, о котором он ничего не знал. Это было большим ударом для молодой леди, и авантюрист, встретившись с ней тайно, легко убедил ее, что ее не понимают, ее используют, что отец ее невыносимый тиран и до смешного старомоден и что единственное, что ей осталось, чтобы доказать верность своих слов, — это бежать с ним (с этим самым авантюристом), после чего отец, конечно, придет к более разумным взглядам на жизнь и вся их жизнь будет в самых розовых тонах.
Глупая девушка поверила ему, и он постепенно работал над ее чувствами, пока она не согласилась, и ночь, когда наш помощник увидел эту сцену, была выбрана для побега. Прямо-таки в стиле мелодрамы авантюрист ждал ее за углом с каретой, а девушка в своей комнате спешно готовилась, чтобы ускользнуть и присоединиться к нему.
Нет ничего неестественного в том, что с приближением этого момента ее ум был сильно возбужден и ей очень трудно было предпринять последний шаг. Именно этот трепет в ее уме, искренняя потребность в помощи и решении и привлекли внимание помощника, когда он случайно проплывал мимо. Читая ее мысли, он быстро уловил ситуацию и сразу же начал попытки повлиять на нее и удержать ее от безрассудного шага, на который она соблазнилась. Ее ум, однако, был в таком состоянии, что он не мог воздействовать на него так, как хотел, и он стал в большом беспокойстве искать того, кто оказался бы более восприимчивым к его влиянию. Он попытался повлиять на ее отца, но тот был занят в своей библиотеке какой-то литературной работой такого отупляющего характера, что оказалось невозможным привлечь его внимание.
К счастью, однако, полузабытый возлюбленный ее юности оказался в пределах досягаемости, он гулял неподалеку в свете звезд, глядя на ее окно, в той манере, как это делают все влюбленные в мире. Помощник приблизился к нему, проверил состояние его чувств и, к своей великой радости, нашел его более восприимчивым. Его глубокая любовь сделала его чувствительным, и было легко на него повлиять, чтобы он прошел достаточно, чтобы увидеть авантюриста и его карету. Любовь ускорила работу его ума, и он тут же ухватил ситуацию и исполнился ужаса и тревоги. Ради справедливости к нему скажем, что в этот момент он думал не о себе, не о том, что он мог вот-вот потерять ее, но о том, что она была на пороге крушения всей своей будущей жизни. В своем возбуждении он забыл все обычаи и направился в дом (поскольку он с детства знал это место), взбежал по лестнице и встретился с ней в дверях ее комнаты.
Слова, сказанные им тогда, ни он, ни она не могут сейчас вспомнить, но в своем искреннем порыве защитить ее он упросил ее подумать, прежде чем совершить этот ужасный поступок, ясно осознать, в какую пропасть она собиралась броситься, все хорошо обдумать, прежде чем вступить на этот путь разрушения, и по меньшей мере, прежде чем предпринимать что-либо еще, открыто посоветоваться с любящим отцом, которому она так несправедливо отплатила за его постоянную заботу о ней.
Шок от его внезапного появления и пылкость его упреков пробудили ее от чего-то вроде транса; и она не оказала почти никакого сопротивления, когда он потащил ее к отцу, сидевшему за работой в своей библиотеке. Можно представить изумление ее отца, когда ему открылась вся эта история. У него не было ни малейшего понятия о таком решении дочери, да и сама она, когда чары рассеялись, не могла представить, как это она могла соблазниться на такой шаг. И она, и отец были преисполнены благодарности верному молодому влюбленному, и, еще до того как он ушел, она той же ночью подтвердила их прежнюю детскую помолвку и обещала в скором времени стать его женой.
Вот что в действительности случилось, и можно видеть, что символизм, выбранный Я помощника, вовсе не был неподходящим, хотя он и сбивал с толку при соотнесении с действительными фактами.
Иногда до мозга не доходит ничего, что могло бы быть названо действительной памятью, но лишь эффект увиденного или произошедшего. Человек может проснуться утром с сильным чувством приподнятости и успеха, будучи совершенно не в силах припомнить, в чем же он его добился. Обычно это значит, что был хорошо проделан большой объем работы, но человек очень часто не может восстановить детали. В другой раз он может принести с собой чувство благоговения и большой святости. Это обычно означает, что он находился в присутствии кого-нибудь намного более великого, чем он, или видел какое-нибудь прямое свидетельство высшей силы. Иногда, наоборот, человек может проснуться с чувством страха и ужаса. Часто это происходит из-за тревожной реакции физического тела на какое-нибудь непривычное ощущение; но порой это также бывает по причине наблюдения в астральном мире чего-нибудь ужасного. Или, опять же, это может возникнуть просто от сочувствия какому-нибудь астральному существу, находящемуся в состоянии ужаса, поскольку на астральном плане подверженность влиянию состояния другого и сопереживание — вещь очень частая.
Однако немногие люди, находясь в астральном теле, заботятся о том, помнит ли это физический мозг или нет, и девять из десяти очень не любят возвращаться в тело. Но если вы специально хотите приобрести привычку запоминать это, то я порекомендовал бы следующую процедуру: Чтобы создать эту связь, во-первых, находясь в астральном теле, вы должны помнить, что хотите сделать это. Вы должны принять решение возвращаться в тело медленно, а не броском, с некоторым вздрагиванием, как это бывает обычно. Остановитесь, перед тем как проснуться, и скажите: “Вот мое тело; я собираюсь войти в него. Как только я окажусь в нем, я сяду и запишу все, что смогу припомнить”. Затем войдите в него спокойно, сядьте быстро и запишите все, что вы способны вспомнить, сразу же. Если вы промедлите несколько минут, обычно все теряется. Но каждый факт, который вы донесете, будет служить звеном для других воспоминаний. (Заметки могут показаться немного несвязными, когда вы будете читать их потом, но не придавайте этому значения; это получается из-за того, что вы пытаетесь дать в физических словах отчет об опыте другого плана.) Таким образом, вы постепенно восстановите память, хотя это может занять долгое время; тут необходимо огромное терпение.
Находясь вне тела, вы должны стараться помнить, что вы в астральном мире и что, если вы перенесете часть воспоминаний, это будет поддержкой для физического сознания. Пусть ваши усилия будут систематическими, и тогда вы добьетесь успеха в припоминании чего-либо. В следующий раз вспоминать станет легче, и это приблизит период, когда появится привычное автоматическое припоминание. В настоящее время между сном и бодрствованием существует момент бессознательности, и это действует, как завеса. Он вызывается плотно сотканной тканью из материи высшего подплана, через которую должны проходить вибрации.
При возвращении в физическое тело из астрального мира ощущается чувство огромного ограничения, будто вы обернуты в толстый и тяжелый плащ. Радость жизни на астральном плане так велика, что физическая жизнь в сравнении с ней кажется и не жизнью вовсе. Многие из людей, умеющих функционировать на астральном плане, относятся к ежедневному возвращению в физическое тело так же, как часто относятся люди к своему ежедневному походу на службу. Не то чтобы они определенно не любили это, но они не стали бы делать этого, если бы не были вынуждены.
Когда человек свободен в ментальном мире, астральная жизнь подобным же образом представляется связанным состоянием, и так далее, пока мы не достигнем буддхического плана, который в своей сущности, — блаженство. После того как однажды этот уровень бывает достигнут, то, хотя на физическом плане человек все еще скован и не может выразить блаженства, тем не менее, он обладает им все время и знает, что все другие, кто неспособен чувствовать его теперь, ощутят и узнают его когда-нибудь в будущем. Даже если вы сможете почувствовать реальность высших планов лишь на мгновение, ваша жизнь никогда не станет прежней.
Астральные удовольствия значительно превосходят удовольствия физического мира, и для людей существует опасность быть отклоненными ими с пути прогресса. Будучи ограниченным физическим телом, совершенно невозможно представить огромную притягательность этих удовольствий. Но даже радости астральной жизни не представляют серьезной опасности для осознавших хоть немного более высокие миры. После смерти следует постараться пройти через астральные уровни как можно быстрее, последовательно и с пользой и не отдаваться его утонченным удовольствиям более, чем физическим. Следует не только преодолеть физические желания знанием астральной и небесной жизни, но также пройти и за их пределы — не только ради счастья духовной жизни, но чтобы заменить преходящее вечным.

Высшие измерения Если всего измерений — семь, то семь измерений есть всегда и повсюду, и этот фундаментальный факт природы не зависит от того, действует ли сознание индивидуума через его физическое тело, астральное тело или через его нирванический проводник. В последнем случае он обладает способностью видеть и понимать целое. В любом другом случае его способности ограничены. Потому нет такой вещи, как трехмерный или четырехмерный объект или существо. Если у пространства семь измерений, каждый объект должен существовать в этом пространстве, а разница между нами — лишь в нашей способности восприятия.
Физически мы воспринимаем лишь три измерения и потому видим все объекты и существа частично. Обладающий способностью видеть четыре измерения все еще видит предмет лишь частично, хотя он и видит больше, чем обычные люди. Мы находимся среди огромной вселенной, построенной из материи различных степеней разреженности, существующей в пространстве (предположим) семи измерений. Но мы обнаруживаем, что наше сознание способно оценить лишь три из этих измерений и только материю определенных степеней плотности. Для нас вся материя высших измерений как бы не существует. И сами измерения за пределами трех для нас также как будто не существуют.
Но недостаток нашей способности восприятия никоим образом не влияет на сами объекты. Допустим, человек поднимает камень. Он может видеть только физические частицы этого камня, но это вовсе никак не воздействует на тот несомненный факт, что камень в то же время содержит частицы материи астрального, ментального и других высших планов. Точно таким же образом камень должен обладать некоторым присутствием, хотя и маленьким, во всех семи измерениях; и эта реальность никак не зависит от того, что сознание человека может воспринять только три из них.
Чтобы исследовать этот предмет, человек использует физический орган, глаз, способный воспринимать только определенные частоты колебаний, излучаемых определенными типами материи. Если бы он развил то, что мы называем астральным сознанием, тогда он мог бы применить орган, который способен отвечать на вибрации, излучаемые другой, более тонкой частью этого камня. Если, развив астральное сознание, он теряет физическое (что бывает, если он покидает свое физическое тело), тогда он сможет видеть только астральное, а не физическое. Но, конечно, на сам предмет это никоим образом не влияет, и физическая его часть не прекращает существовать только потому, что человек на время утерял способность видеть ее. Если он развил свое астральное сознание так, что может использовать его одновременно с физическим, то он сможет видеть и физическую, и астральную часть предмета вместе, — возможно, обе части не с одинаковой ясностью в один и тот же момент.
Теперь ясно, что высшие формы материи есть в каждом объекте, и хотя нетренированные люди не могут видеть их, все измерения пространства должны относиться к каждому объекту. Количество измерений, доступных нам для наблюдения, зависит от состояния нашего сознания. В физической жизни мы обычно можем осознавать только три, хотя с помощью особой тщательной тренировки мозг может воспринимать некоторые из простейших четырехмерных форм. Астральное сознание обладает способностью схватывать четыре из этих измерений, но из этого вовсе не следует, что человек, раскрывший свое астральное сознание, сразу же воспримет протяжение каждого объекта в четырех измерениях; напротив, можно быть совершенно уверенным, что средний человек вовсе не воспринимает этого, вступив в астральный план. Он осознает это лишь как некоторую расплывчатость, неуловимое отличие от вещей, которые он привык видеть; и большинство людей проходят через свои астральные жизни, не открывая в качествах окружающей их материи ничего другого.
Потому нам следует сказать, что не владение астральным зрением сразу позволяет человеку воспринять четвертое измерение, скорее, оно дает ему возможность развивать эту способность длительной, прилежной и терпеливой практикой, если он знает что-то об этом и будет упорно работать. Существа, принадлежащие к астральному плану и, предположительно, ничего не знающие о других (такие как природные духи, например), обладают естественной способностью видеть четырехмерный аспект всех объектов. Но мы не должны из этого предполагать, что они видят его совершенно, ведь они воспринимают в них только астральную материю и не воспринимают физическую, точно так же как мы, с другим типом ограничения, воспринимаем лишь физическую и не воспринимаем астральную.
Нас никогда не учили, насколько мне известно, что существа астрального плана осознают нас, находящихся на физическом плане. Совершенно ясно и определенно, что они не воспринимают физической материи никакого вида. Но они сознают астральную составляющую этой физической материи.
Не следует в качествах физической материи ожидать проявления высших измерений, доступных нашему физическому сознанию, хотя, предположительно, некоторые из них и могут проявиться в каких-то особых случаях. Плотность газа, например, может быть показателем его протяженности в четвертом измерении.
Если предмет проходит через стену, вопрос о четвертом измерении не возникает, и свойства, связанные с этим, вовсе не задействуются. Но, чтобы предмет мог пройти таким образом, либо он, либо часть стены, соответствующая ему в размере, должны быть дезинтегрированы, то есть сведены до высшего или одного из эфирных состояний, чтобы их частицы могли пройти сквозь друг друга без помех. Это полностью трехмерный метод. И совсем другое дело — не подвергать ни объект, ни стену дезинтеграции, а провести этот объект в совершенно другом направлении, в котором нет стены. Но это направление неизвестно нам в нашем физическом сознании.
Если бы у нас была чашка из пористой глины, ее, несомненно, можно было бы наполнить при помощи превращения воды в пар и пропускания его через стенки чашки; это будет эквивалентно обычному процессу дезинтеграции и реинтеграции, поскольку вода, приведенная в высшее состояние с целью пропустить ее через поры чашки, вернется в прежнее, когда пройдет туда. Но также возможно наполнить чашку при помощи более простого процесса — снять крышку и налить воду сверху; в этом случае вода не будет никоим образом изменена, потому что попала в чашку из направления, не имеющего стенки, через которую нужно было бы проникать. Это просто два способа получения того же результата, и они взаимно не исключают друг друга.
Мысль и элементальная сущность Элементальная сущность, будучи сформирована мыслью, приобретает цвет, выражающий природу мысли или чувства. Конечно, в действительности это всего лишь значит, что сущность, составляющую форму, временно заставила вибрировать с определенной частотой та самая мысль, что ее одушевляет. Эволюция элементальной сущности заключается в том, чтобы научиться отзываться на все возможные частоты колебаний. Поэтому, когда мысль на время удерживает вибрацию на определенной частоте, это в некоторой мере полезно элементальной сущности, так как она привыкает к этой частоте колебаний, так что когда в следующий раз она окажется в пределах досягаемости колебаний такой же частоты, она ответит на них гораздо легче, чем раньше.
Вскоре атомы сущности, снова вернувшиеся к основной ее массе, будут снова захвачены какой-нибудь другой мыслью, — тогда они научатся вибрировать с совсем другой частотой и в како-то мере разовьются, приобретя способность отвечать на другой тип колебаний. Так, медленно и постепенно, мысли — не только мысли людей, но также природных духов и дэв, и даже животных (в той мере, насколько они вообще способны думать), — развивают окружающие их элементальные сущности, обучая атомы то здесь, то там отвечать на те или иные частоты колебаний, пока наконец не будет достигнута стадия, когда все частички этой сущности будут готовы в любой момент ответить на любую частоту вибрации, что будет завершением их эволюции.
Вот по этой-то причине оккультист, когда возможно, избегает разрушения искусственного элементала, даже когда последний зловредного характера, предпочитая скорее защитить от него себя или других при помощи оболочки. Искусственный элементал можно моментально рассеять усилием воли, так же как на физическом плане можно убить ядовитую змею, чтобы она больше не причинила зла; но такое поведение не будет похвальным для оккультиста, кроме как при исключительных обстоятельствах.
Является ли одушевляющая мысль доброй или злой — в этом нет никакой разницы для сущности; все, что требуется для ее развития, — быть использованной для какой-нибудь мысли. Разница между добрым и злым видна в качестве задействованной сущности — злая мысль или желание требует для должного своего выражения более грубой или плотной материи, в то время как высшая мысль потребует соответственно материи более тонкой и быстро вибрирующей. Есть множество неразвитых людей, мысли которых всегда низки и грубы, и сами их невежество и грубость используются великим Законом в качестве эволюционных сил, помогающих на определенной стадии работы. Нам же, знающим несколько больше, чем они, следует стремиться, чтобы наши мысли всегда были высокими и святыми, помогающими эволюции более тонкого вида элементальной материи, и работать, таким образом, на той ниве, на которой работники пока столь малочисленны.






СОДЕРЖАНИЕ