стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Авессалом Подводный










ЧЕЛОВЕК МНОГОЛИКИЙ















Книга написана по заказу Владимира Филиппова (Новосибирск) и адресована всем, кто мыслит свое «я» шире, чем положено.
ОТ АВТОРА
Эта книга представляет собой попытку осмысления жизненного потока — в первую очередь, ее автором, но также и его многочисленными читателями, которые вот уже двадцать лет как поддерживают его своим интересом и целенаправленным вниманием. Наряду с безусловно положительными откликами на свои книги, автор получил и некоторое количество критики, которая в своей конструктивной части звучала чаще всего так: «Все это очень интересно, что вы пишете о типах человеческого характера и судьбы, об архетипах и психике, но как нам жить-то надо? Об этом бы вам следовало написать, по возможности конкретно. Почему вы об этом не пишете?!»
Со своей стороны, автор все эти годы избегал конкретных рекомендаций такого рода, полагая, что адекватная и тщательно разработанная символическая система (попросту говоря, язык) — это сила, которая вполне достаточна для того, чтобы человек, ее освоивший, далее уже полностью самостоятельно регулировал свою жизнь. Однако постепенно автору стало ясно, что в последнем суждении он ошибался, и есть много людей, которые нуждаются не только в языке описания мира и человека, но и в конкретных рекомендациях по своему поведению как во внешнем, так и во внутреннем мире. Вопрос о том, когда и какие рекомендации уместны, остается открытым, и, конечно же, книга не может заменить практического обучения у живого учителя, но тем не менее автор решил в этой книге несколько сменить акценты своего повествования в сторону практики — в надежде, что читатель его правильно поймет и отнесется к авторским указаниям творчески, а не догматично. Поэтому в книге имеется множество упражнений, выполнив (или хотя бы попытавшись выполнить) которые, читатель составит себе гораздо более полное представление об обсуждаемых в книге вопросах, инструментах и методах, а также о своей личности и ее субличностях, и узнает, как можно подробно изучить личности своих знакомых и родственников — если таковые его интересуют.
Слабость обычной философии, как восточной, так и западной — в ее общезначимости: философ традиционного направления полагает, что он описывает мир «как он есть», но неизбежно представляет его таким, каким он сам его видит, и хотя его видение в целом может быть очень поучительно для других людей, но когда дело доходит до подробностей и тонкостей (а именно они в жизни в конечном счете оказываются наиболее важными), то здесь видение самого авторитетного авторитета не может заменить видения самого человека. Где же провести эту грань, отделяющую индивидуальное от общезначимого, в частности, личные особенности мировосприятия от откровенного заблуждения? По мнению автора, эта тема решается каждым человеком отдельно и по-своему, но она является очень важной, и мимо нее пройти не удается ни одному человеку, всерьез желающему найти свое место в мире и прожить свою жизнь осознанно и творчески, а не в тупом рабстве у жестких программ подсознания — личного и общественного.
Одна из особенностей науки человековедения заключается в том, что люди — очень разные, и чем глубже исследователь-человековед погружается в тему, тем шире раздвигаются его представления о том, что такое норма, так что понятие патологии становится зыбким, постепенно переходя в область социологии. Иными словами, человеческая патология — это всегда отклонение от нормы, определенной данным человеческим сообществом, а если выйти за пределы рассмотрения, которые можно было бы назвать социоцентрическими, то, постаравшись, можно обнаружить потенциально адекватное место для любой «патологии», и рассмотреть ее как индивидуальную неповторимость — пока что плохо адаптированную к обществу и миру. Однако еще более поразительным является открытие человеком внутреннего аналога того же обстоятельства: оказывается, что все его свойства и качества, все черты и черточки характера, будучи рассмотрены в надлежащем свете и расположенными в определенном порядке, оказываются составными кусочками единой, необыкновенно яркой и оригинальной картинки, имя которой — личность человека. Однако найти этот свет и порядок и увидеть это единство, а также принять участие в формировании своей личности — вовсе непростая задача, и автор предлагает читателю свои идеи и инструменты, которые, по его мнению, могут оказаться полезными для ее решения.
Автор нередко слышит от своих читателей такие вопросы: «В какой последовательности следует читать ваши книги? Какая из описанных вами символических систем является наиболее важной? И вообще, какова ваша жизненная философия?» Для самого автора самой важной книгой и символической системой является та, разработкой которой он в данный момент занят, а из уже описанных наиболее важной для мировоззрения автор считает свою книгу «Тонкие тела», и введенной там терминологией будет активно пользоваться далее. Представления о тонких телах — атманическом, буддхиальном, каузальном, ментальном, астральном, эфирном и физическом — должны, по мнению автора, войти в общую культуру XXI века и стать фундаментом человековедения будущего. Понятия программы подсознания и эгрегора, описанные соответственно в книгах «Психология подсознания» и «Общественное подсознание», также, по мнению автора, являются основополагающими для понимания индивидуальной и общественной психологии, а следом за ними идут понятия соборной личности и субличности, которые описываются в настоящей книге. Остальные книги автора читатель может читать (если его заинтересуют соответствующие идеи и понятия) в том порядке, в каком они появляются на страницах этой книги, оставив астрологические изыскания автора «на десерт».
Человек и мир многолики — но если грани мира различаются (на первый взгляд) отчетливо, то грани человека — его субличности — во многих случаях гораздо более зыбки и поддаются идентификации и различению порой с большим трудом. Однако, как говорит индийская философия, высшая мудрость (буддхи) есть в первую очередь искусство различения, и именно ему и посвящены многие книги автора. Способность разобраться в себе, различить, назвать и примирить порой противоположно направленные, но весьма могущественные силы, ведущие внутреннюю и внешнюю жизнь человека — тонкое умение, приходящее лишь в результате долгой и последовательной работы человека над собой, требующей, кроме всего прочего, способности выйти за пределы своей личности и круга лично знакомых людей и обстоятельств собственной жизни.
Эта книга посвящена человеческой личности и ее граням, которые автор, следуя западной традиции, называет субличностями. Как определить свои основные и вспомогательные субличности, как научиться с ними ладить и сокращать количество внутренних конфликтов, превращая антагонизм в сотрудничество, что такое самоидентификация, какой она бывает и зачем она нужна — таковы некоторые темы этой книги. Что же касается индивидуальной философии человека, то развивать ее как необходимый для жизни инструмент можно лишь при условии определенного согласия в компании субличностей, составляющих его личность (соборное «я»), а если такового согласия нет, то у каждой субличности будет своя собственная философия, и какая из них окажется правильной или действенной, выяснить невозможно, ибо истинный ответ прост: никакая. Цельная философия бывает только у цельной личности.


Глава 1
ВИДЫ СУБЛИЧНОСТЕЙ
— Кто там? — спросил Кролик.
— Это я, — ответил Пух.
— «Я» бывают разные, — заметил Кролик.
А. Милн
Такое понятное «я». Употребляя в своей речи местоимение «я», человек обычно не задумывается о том, в каком именно значении он его использует — вроде бы это должно быть очевидным. «Ну я — вот он, прямо перед вами и стою — чего же тут непонятного?» А непонятного немало, и не только профессиональные психотерапевты, но и обычные люди часто с этим сталкиваются. Вот несколько распространенных реплик, показывающих, что с понятием «я» дело обстоит не так просто, как это кажется на поверхностный взгляд.
— Я не знаю, почему я так поступил — наверное, это был не я.
— Я не нахожу себе оправданий.
— Я себе это строго-настрого запрещу.
— Я поймал себя с поличным.
— Я еще должен на эту тему сам с собой договориться.
— Я за собой, увы, не уследил.
— Я плохо себя понимаю.
— И тогда я сказал себе: больше мы так поступать не будем!
— Я вчера взглянул на себя со стороны и многое понял.
Последняя реплика, глазами «простого» человека, вообще довольно странно звучит: для него совершенно непонятно, чего там можно не понимать. Однако внутренние драмы, осознанные или нет — основное содержание (а не чисто внешняя канва) не только внутренней, но и внешней жизни человека. Сложность заключается в том, что субъекты этой драмы часто не слишком определены, и прячутся в подсознание, причем иногда довольно глубоко, и настоящее исследование ставит целью помочь читателю вывести их на свет его сознания — хотя бы частично.
Субличность. Герой нашего повествования — это устойчиво существующая в психике человека ипостась (аспект) его личности, которая во многих случаях ассоциируется с той или иной ролью, программой действий или существенным качеством человека; для обозначения такой ипостаси мы используем термин субличность; его значение будет постепенно уточняться и раскрываться далее.
Субличности соответствует определенное состояние сознания человека, или четко очерченная область таких состояний; у развитой субличности появляются свои этика и эстетика, а также свойственные лишь ей особенности физиологии, осанки, движений, интонаций и мимики человека. Субличности свойствен определенный способ видения мира и воздействия на него, а также рамки этого видения и инструменты воздействия на мир.
Осознание субличности. Субличности могут осознаваться человеком в разной степени. В зависимости от уровня их осознавания мы рассматриваем два вида субличностей: явные (осознанные) и теневые (неосознанные).
Явная (осознанная) субличность — это роль, программа или качество, с которым человек регулярно сознательно идентифицируется (отождествляется), что находит выражение в таких, например заявлениях:
— Я теперь — отец!
— Я в принципе эгоист.
— Ну, я как человек терпимый и это от тебя снесу.
— Ну что вы от меня хотите: я — человек маленький!
— Я как специалист-медик вам авторитетно заявляю: науке такие случаи неизвестны.
— Я большая фантазерка, я это знаю.
Явная субличность отличается тем, что у нее есть имя, которое человек использует при ее предъявлении, и это имя в дальнейшем мы будем писать с большой буквы, например (см. самопредъявления выше): Отец, Эгоист, Терпимый Человек, Маленький Человек, Специалист-Медик, Фантазерка.
Однако прямое обозначение имени явной субличности необязательно: во многих случаях она включается ситуативно и обозначается интонацией или иными стилистическими средствами, которые показывают, что человек проявляется в рамках данной роли или проявляет соответствующее качество:
— (жалобно) Мама можно мне съесть еще один мандаринчик? (Ребенок)
— Хорошо, разрешаю, ты же знаешь, как мне трудно отказать. (Добрая Женщина)
— В таком случае мне придется проявить принципиальность и уволить вас — возможно, с месячным выходным пособием. (Справедливый Начальник)
Теневая субличность — это роль, программа или качество, которые существуют лишь в подсознании человека и регулярно ведут (незаметно для него самого) его по жизни, внешней и внутренней, но он пока об этом не подозревает, или догадывается о существовании данной теневой субличности лишь по сугубо косвенным признакам. Однако когда теневая субличность им осознается, он ретроспективно может довольно точно указать спектр ситуаций, когда она им управляла. Активность теневой субличности нередко описывается в таких высказываниях человека:
— Ну не знаю я, почему так поступил — что-то на меня нашло.
— Чувствую, поднимается во мне что-то, и как будто злюсь, а на что и почему — непонятно.
К числу теневых субличностей (у многих людей) можно отнести такие субличности, как Антиэтик, Возмутитель внутреннего спокойствия, Левая Нога, Розовые очки, Неудачник, Тупица и другие.
Теневая субличность гораздо хуже контролируется человеком, чем явная, хотя порой имеет над ним большую власть — и над его жизненными выборами, и над настроениями, и даже над его самочувствием. Однако ее осознание может быть затруднено, если этическое «я» человека эту субличность не одобряет или в принципе отрицает возможность ее существования. Тем не менее, регулярное повторение однотипных состояний сознания заставляет предположить наличие в психике субличности, их вызывающей и поддерживающей. Явные субличности обычно имеют у человека свое имя (например, связанное с ролью или качеством характера), теневые же имеют лишь набор проявлений в сходных состояниях сознания человека. Иногда, собрав мысленно вместе проявления своей теневой субличности, человек осознаёт ее, и тогда может дать ей имя и качественное описание как отдельно существующей программы подсознания, с ее специфическими установками, ценностями, предпочтениями и т. д. Однако этого может и не произойти, или соответствующее осознание может прийти к человеку много позже, когда данная субличность давно уже умерла.
Соборная личность человека, или его соборное «я», представляет собой (довольно пестрое и эклектичное у среднего человека) собрание всех его субличностей: явных и теневых. Соборная личность обычно ассоциируется у человека с его именем (иногда в сочетании с местом рождения или проживания, если они как бы «приклеены» ко всем субличностям человека без исключения):
— Здравствуйте, я — Варсонофий.
— А я — Лева из Могилева.
Соборную личность можно представлять себе как сцену, на которой располагаются отдельные субличности, входящие друг с другом в очень непростые отношения: интригующие, любящие, презирающие, восхищающиеся друг другом, вступающие в разные временные и постоянные коалиции и т. д. Однако эти коллизии происходят по большей части без осознания их человеком, хотя по сути и представляют основу его психического бытия. На сцене имеется также Главный микрофон (и несколько вспомогательных). Личность, выходящая в данный момент к Главному микрофону, актуализируется, то есть заявляет себя как выразительница «я» человека — но следует помнить, во-первых, что она может быть сменена любой другой субличностью, а во-вторых, что в то время, как она ведет свое выступление и осознается человеком, остальные в это время ее поддерживают или, наоборот, интригуют на сцене за ее спиной.
Общая картина психики. В психике обычно существует небольшое количество (три-четыре) хорошо развитых субличностей, которые принципиально важны для человека и делят между собой (чаще конфликтно, чем мирно) жизнь человека, проявляясь, как правило, в прямой связи с внешними и внутренними обстоятельствами. Это — отчетливо видимые фигуры психики, которые можно назвать основными субличностями; они обычно явные и им, как правило, соответствуют совершенно определенные роли или фундаментальные качества характера, на которые человек в своей жизни существенно опирается, например: Отец Семейства, Работник фирмы, Водитель личного автомобиля, Проверенный друг, Закоренелый Лентяй, Интересная Девушка, Профессиональный Военный, Руководитель, Номенклатурный Работник, Раб Обстоятельств и т. д.
Иногда одна из основных субличностей является для человека важнейшей и превосходит по своему значению для него любую другую его субличность — такая субличность называется доминирующей. Доминирующая субличность есть далеко не у каждого человека — она типична для людей фанатичных, всецело преданных какому-то одному делу или состоянию; в крайних случаях доминирующая субличность приводит к психической неадекватности или даже душевной болезни, например, одержимости. Доминирующая субличность рассматривает все остальные субличности человека как нижестоящие, подчиненные ей или вовсе несущественные.
Помимо основных субличностей, в психике каждого человека имеется еще некоторое (большее) количество вспомогательных субличностей, появляющихся в жизни человека от случая к случаю и представляющих как бы некрупные, но все же значимые для него объекты картины его существования, например: Посетительница Универмага; Пассажир Авиалайнера; Офицер Запаса; Бывший Муж Своей Первой Жены, Читатель авантюрных романов, Любитель Пикантных Ситуаций, Источник Недоразумений, Специалист По Мелким Провокациям и т. п. Вспомогательные субличности не служат опорой для психики и жизни человека, но они все же представляют собой значимые для него ее части: они ее украшают, иногда портят, но в любом случае придают ей своеобразие: без любой из них его жизнь потеряет часть своей самобытности, а соборная личность — часть своей неповторимости и полноты.
Наконец, субличность может (в настоящий момент) не иметь для человека никакого существенного значения — это случайная субличность. Однако в жизни ничего случайного не бывает, поэтому случайная субличность однажды может оказаться зачем-то нужной и превратиться во вспомогательную, а то и основную.
И, наконец, остается фон картины жизни — пространство существования человека, не занятое основными, вспомогательными и случайными субличностями — оно частично управляется теневыми субличностями, а частично подчинено силам, внешним по отношению к человеку — например, другим людям или коллективам.
Жизнь человека идет под управлением свойственных ему субличностей, причем они далеко не всегда находят между собой общий язык и согласуют свои типы видения мира и воздействия на него, создавая человеку массу сложностей, природа которых ему чаще всего непонятна. Кроме того, у разных субличностей часто разнятся цели и оценки реальности — как внешней, так и внутренней, и это ведет к большому хаосу в жизни человека и требует от него огромных энергетических затрат.
Основные субличности в совокупности образуют базис психики человека. По идее они должны уважать друг друга и действовать согласованно, но практически так бывает далеко не всегда, и взаимонепонимание и конфликты между ними являются крупным источником внешних и внутренних неприятностей человека. Каждая из них воспринимается человеком как незаменимая, но не главная — они подобны начальникам крупных подразделений большой фирмы.
Вспомогательные субличности могут украшать жизнь человека, могут ее осложнять, могут быть более или менее управляемы, но они не бывают незаменимыми, а главное — они не приковывают к себе постоянного внимания человека, появляясь как бы от случая к случаю — но достаточно регулярно. Он не опирается на них в своих основных жизненных программах всерьез — но они могут существенно помогать (или мешать) ему вести эти программы.
Случайные субличности не играют в жизни человека существенной роли — но эта ситуация может измениться. Это сырой материал, из которого можно пытаться что-то выращивать (или который следует выпалывать), но обычно неизвестно, что из этого в результате получится.
Упражнение 1. Имеется ли у вас доминирующая субличность? Подумайте, какие ваши субличности являются для вас основными, вспомогательными, случайными. Составьте соответствующую таблицу (слева — имя субличности, справа — ее значимость для вас).
Упражнение 2. Попытайтесь определить по следующим высказываниям, какую роль в сознании человека играет его актуальная субличность (то есть та, от имени которой он произносит реплику): является ли она для него доминирующей, основной, вспомогательной, случайной или теневой.
1. — Я — артист, и больше в моей жизни ничего стоящего нет.
2. — Я — твоя мать, Филидор, и мне некуда от этого деваться.
3. — Я — начальник, хоть и не очень большой и не знаю, надолго ли.
4. — Я иногда огорчаюсь — но ненадолго и не всерьез.
5. — Я человек в принципе с юмором, но не в ущерб делу.
6. — Не знаю, почему я так сказал — под настроение, видно.
7. — Ну что ж, что я твой сын — но ведь вырос уже под потолок!
8. — Тошненько мне — ну да не привыкать.
9. — Ой, что это со мной?
10. — Зачем я так унижался — самому непонятно.
Упражнение 3. Модифицируйте следующие высказывания и пять высказываний по своему выбору так, чтобы было ясно, что они идут от лица: а) доминирующей субличности, б) основной субличности, в) вспомогательной субличности, г) случайной субличности и д) теневой субличности.
1. — Я — красивая женщина.
2. — Мне нужен новый автомобиль
3. — Ты меня обижаешь.
4. — У меня сегодня плохое настроение.
5. — Выслушай меня, мама.
Пример.
1а). — Я — красивая женщина, всегда и во всем.
1б). — Я с юности всегда была красивой в глазах окружающих.
1в). — Когда мне это нужно, я всегда с успехом вспоминаю, что я — красивая женщина.
1г). — Ну иногда бывает, конечно, что кто-то мной увлечется и ему ненадолго покажется, что я красива — я ему тогда не мешаю.
1д). — Ты представляешь, Никифор мне вчера сказал, что я — красивая женщина, и я — идиотка! — подумала, что, может быть, в этом что-то есть.
Субличность: программа и ее проявления. Субличность, с точки зрения психики, представляет собой программу подсознания, поддерживающую определенную самоидентификацию (в случае явной субличности) и состояние сознания, в частности, способы мировосприятия и воздействия на мир. Это описание соответствует представлению о субличности как таковой, которое выражается самим человеком, например, такими словами:
— Я в принципе — красивая женщина.
— Я — инженер-кораблестроитель с университетским образованием.
Однако кроме того, что человек (иногда) как-то определяет словами свою субличность, он еще склонен ее проявлять в различных обстоятельствах, то есть воспринимать некоторые свои поступки, слова и эмоции как относящиеся к ней и, более того, служащие ее манифестацией:
— Я как отец тебе скажу: не торопись снимать штаны!
— Ну, тут я его и прибил — исключительно из глубоко свойственного мне сострадания, уверяю вас!
— Как человек с независимым складом ума, я не буду вас дальше даже слушать, Тихон!
Таким образом, в каждый момент времени активной в психике является одна субличность (реже — две, но в этом случае одна из них является главной), и ее мы будем называть актуальной субличностью.
К сожалению для исследователей, люди в речи далеко не всегда открыто и отчетливо называют актуальную субличность (иногда они осознают этот факт много позже). Однако с психологической точки зрения вопрос о том, какая субличность в данный момент актуальна, то есть стоит у Главного микрофона, имеет первостепенную важность, и смена актуальной субличности ведет иногда к драматическому преображению поведения и состояния человека. Поэтому оформление (своих и чужих) субличностей в сознании и быстрое и точное осознание актуальных субличностей — важное умение, отработка которого знаменует большой этап в эволюции человека, и труды, на это потраченные, вознаграждаются сторицей.
Упражнение 4. Последите за собой — всегда ли вы можете легко определить, какая субличность у вас в данный момент является актуальной? Замечаете ли вы перемены в себе при смене актуальной субличности? В какой мере вы свободны в этой смене?
В частности, проследите насколько легко у вас происходят следующие смены актуальных субличностей:
Строгий Судья — Скромный Ученик Жизни;
Мальчик (Девочка) Для Битья — Ответственный Эволюционный Работник;
Насмешник — Любящий Друг;
Ответственный Родитель — Веселый Товарищ;
Утешающая Жилетка — Трезвый Наблюдатель Жизни.
Подумайте, какие смены актуальных субличностей для вас распространены и идут гладко, какие — с трудом, а какие являются стрессовыми. Тот же вопрос применительно к вашим знакомым.
Упражнение 5. Подумайте, как следующие обращения к партнеру прозвучали бы из уст нижеперечисленных субличностей, а также пяти субличностей (необязательно ваших) по вашему выбору. Представьте себе не только тексты, но и интонации и жесты.
1. — Хочу прогуляться по свежему воздуху.
2. — Прошу, дай мне время!
3. — Этот вопрос требует серьезных размышлений.
4. — Я все сделаю, но не сразу.
5. — Неправда!
Субличности: а) Послушный Ребенок, б) Строптивая Жена, в) Строгий Начальник, г) Крупная Фигура, д) Хронический Бездельник.
Самопредъявление субличности. Актуализация субличности, то есть, говоря метафорически, выход ее к Главному микрофону сцены соборного «я»,— очень важное для психики событие. Однако, актуализируясь, субличность может назвать (предъявить) себя по-разному: прямо (именем), может обозначить себя контекстно или стилистически, а может и вовсе замаскироваться, то есть выйти как бы в непроницаемом плаще с капюшоном, закрывающим и лицо.
Таким образом, человек в большей или меньшей степени идентифицируется не только с субличностью как таковой — еще он идентифицируется с ней в момент ее проявления, то есть актуально, и при этом он может ее обозначить (маркировать) для себя и партнера, может ее подразумевать, опираясь на общий или конкретный контекст или употребляя стиль, свойственный данной его субличности, или же попытаться замаскировать ее управляющую роль в данный момент, вовсе уйдя от «авторства» данной субличности, а то и вовсе своей личности в целом в данном действии или событии. Таким образом мы различаем четыре стиля самопредъявления субличности: прямое, косвенное и скрытое.
Прямое самопредъявление актуальной субличности заметно в репликах, где эта субличность называется по имени или роли:
— Я тебе это говорю как отец — нельзя тебе сейчас жениться!
— Вы меня не уважаете, Никифор — а ведь я ваш директор!
— Я вижу вас насквозь, Кондратий — ведь я психотерапевт со стажем!
— Я как руководитель советую вам еще как следует подумать, Никодим.
— Ну что же — я как мать тебя должна простить — я и прощаю, Филофей.
— Хорошо, Тертий, но давайте будем исходить из того, что я — разумный руководитель.
— (задумчиво) И все-таки я, в основе своей — добрый, снисходительный, многое способный понять человек.
Косвенное обозначение актуальной субличности характерно для ситуаций, где роли уже распределены и хорошо известны партнерам:
— (начальник — подчиненному) Вы свободны, Тимолай. (Начальник)
— (поклонник — знаменитости) (вручая букет хризантем после концерта) Это — вам, несравненной! (Преданный Поклонник)
Другой пример косвенного обозначения актуальной субличности — это использование человеком стилистических приемов, ясно указывающих на эту субличность:
— (в гневе) Уходи прочь, мерзавец! (Недотрога)
— (снизу вверх, унижаясь) А можно мне попросить вас, Онуфрий Селиверстович, о небольшом одолжении? (Преданный Подчиненный)
Скрытое самопредъявление актуальной субличности бывает различным по форме, но в любом случае человек избегает обозначения своей роли или качества, от имени которых выступает — при том, что они неясны из контекста и, как говорится, возможны варианты, например:
— (в ответ на просьбу) Вероятно, я мог бы вам помочь на известных условиях.
— Боюсь, вы плохо себе представляете, с кем разговариваете.
— Вряд ли кто-то способен решиться на этот шаг.
— На самом деле дело ты не прав, Акинфий — на мой нынешний взгляд, который сильно изменился за последние десять лет.
— Богу не угодно такое твое поведение, Жорж — так говорит мне один из моих ангелов.
Распространенным приемом сокрытия актуальной субличности является ее маскировка другой субличностью, более уместной по ситуации, которая внешне выглядит управляющей поведением человека, но по сути является служебной:
— (подходя к молодой женщине на улице с целью познакомиться) Вас интересуют по-настоящему хорошие фотографии? Могу предложить свои услуги фотографа со стажем.
— (стараясь произвести на партнершу сильное впечатление как мужчина) (гордо) Я в таких случаях бываю силен до жестокости!
В двух последних репликах социально (формально) предъявляются, соответственно, субличности Фотографа и Жестокого Атлета, которые маскируют собой субличность Ловеласа.
Упражнение 6. Подумайте, какие ваши субличности вы обычно склонны подчеркивать, предъявлять прямо или косвенно и скрывать. В каких случаях это ваше привычное поведение неправильно?
Упражнение 7. Определите тип самопредъявления субличности, в следующих репликах и пяти репликах по своему выбору, то есть определите, является ли предъявление им актуальной субличности: прямым, косвенным или скрытым. Назовите соответствующую субличность.
1. — Я в вашем распоряжении, босс.
2. — Как руководитель, я считаю ваши претензии противоречащими интересам фирмы. Повторяю — как руководитель нашей корпорации.
3. — (кокетливо улыбаясь) Меня интересуют подшипники для грузовиков марки А-796.
4. — Ну, пусть идет восвояси, если на то воля Божья.
5. — Мама, тебе уже не надо таскать такие тяжести!
6. — Что ж, будем ждать у моря погоды.
7. — Я художник — вот и пишу пейзажи, ведь дарить людям прекрасное — это моя задача как художника!
8. — Да, я твоя мать — и уже двадцать лет как тебе всякие сопли вытираю!
9. — Мне не ясна моя роль в текущих обстоятельствах.
10. — (гневно) А что ты сейчас и вообще от меня хочешь и в какую позицию меня ставишь, Феофилакт?
Упражнение 8. Предъявите в репликах следующие субличности и пять субличностей по своему выбору: подчеркнуто, прямо, косвенно и скрыто.
1. Влюбленный.
2. Требовательный Начальник.
3. Снисходительный Начальник.
4. Меланхолик.
5. Неврастеник.
6. Странник.
7. Любитель Посмеяться над Товарищем.
8. Смиренный Труженик.
9. Спортсмен-Любитель.
10. Проектировщик Светлого Будущего.
Если смена актуальной субличности происходит без прямого словесного самопредъявления выходящей к микрофону субличности, то ее появление может пройти малозаметно — как для самого человека, так и для его коммуникативных партнеров (если таковые в данный момент имеются), но стилистика человека — его осанка, жесты, телодвижения, интонации, темп речи т. д. — непременно отражает смену актуальной субличности, и опытный наблюдатель всегда может эту смену заметить. Нередко именно смена субличности стоит за «необъяснимой» сменой настроения, желаний, помыслов и стиля поведения человека, и умение увидеть это — важный момент понимания своего партнера (да и самого себя).
Упражнение 9. Последите за собой: какие ваши субличности любят предъявлять себя прямо, а какие, актуализируясь, вовсе не стремятся оповестить об этом внешний мир (и, возможно, вас самих). Попытайтесь ответить на тот же вопрос применительно к вашим знакомым и постоянным коммуникативным партнерам.
Идентификация с субличностью. Знаменитый французский писатель Густав Флобер некогда заявил: «Госпожа Бовари — это я». Похожую мысль выразил и Оскар Уайльд в своем знаменитом романе «Портрет Дориана Грея». Идентификация писателя со своим героем — вероятно, нормальное явление, если оно не переходит известные границы. Аналогично, в совершенно определенных границах должна (по идее) находиться идентификация человека со своими субличностями: употребляя местоимение «я» в репликах, подобных нижеследующим, человек не должен быть ни лицемерен, ни слишком серьезен, полагая, что его «я» исчерпывается данным им определением:
— Я — твоя мать!
— Я — храбрец не чета многим!
— Я как твой старый товарищ заслуживаю большего твоего участия в моей жизни.
— Я в этой жизни чего-то стою!
Однако выдержать правильный акцент, соответствующий роли данной субличности в психике человека, мало кому удается. Здесь возможны две крайности. Иногда человек слишком переоценивает свое актуальное «я», то есть активную в данный момент субличность, так что создается впечатление, что именно она является у него самой главной, то есть полномочным представителем высшего «я» — такую субличность можно назвать важной. Для важной субличности характерно уверенное поведение у микрофона: находясь там, она очень низко ценит остальные субличности и оттеснить ее от микрофона (деактуализировать) довольно сложно — исключая ситуации, когда она откровенно попадает впросак и быстро убегает от него сама.
Наоборот, субличность, которая неуверенно выходит к микрофону соборного «я» и находится там, остро осознавая временность своего пребывания там, естественно назвать скромной. Для актуализированной (вышедшей к микрофону) скромной субличности характерны постоянные оглядки на другие субличности и попытки заменить себя ими. Однако вовсе не факт, что скромная субличность безвредна — например, нередки случаи, когда скромной является субличность Провокатора, которая, осуществив свое черное дело, тут же скрывается со словами: «А я что — я ничего, случайно тут оказалась», — и ее действия приходится расхлебывать уже совсем другим субличностям, вполне вероятно, важным — например, Ответственному Сотруднику, Расхлебывателю Каш, Козе Отпущения и т. д.
Люди, относящиеся к категории «ярких личностей», имеют преимущественно важные субличности: они склонны всегда усиливать, подчеркивать свое актуальное «я», не слишком беспокоясь о том, что через день (или через секунду) будут говорить нечто противоположное или перпендикулярное, как герой следующего диалога:
— (гордо) Я — финансист!
— Вы знаете, куда надо вкладывать деньги?
— О, не только это! Экономика, практическая экономика — это моя любовь с юности, это мой хлеб, моя гордость, мой жизненный авторитет!
— Должно быть, у вас нет семьи?
— Что вы, у меня замечательная жена и трое детей. Это такие дети — вы не представляете, какие это дети!
— И у вас остается время на их воспитание?
— И вы об этом спрашиваете? Да я ничего другого в своей жизни не делаю, как их воспитываю — с утра до ночи, буквально!
Наоборот, люди «невыразительные», а точнее — со слабо выраженным или проявленным чувством своей личности, имеют в основном скромные субличности, с которыми не склонны сильно идентифицироваться, даже употребляя местоимение «я» или иным образом демонстрируя свою актуальную субличность, как Викентий в следующем диалоге:
— Викентий, ты хочешь на мне жениться?
— Да оно бы вроде и неплохо...
— Нет, я не вообще, а тебя лично спрашиваю: ТЫ хочешь на мне жениться?
— Я... наверное, да... наверное... Хорошо бы нам пожениться!
— Слушай, Викентий, а ты на решительный поступок вообще способен? Или нет?!
— (после долгой паузы; задумчиво) Ну, как-то раз пришлось своему начальнику в зубы дать...
Заметим, что важная субличность совсем не обязательно утверждает свое превосходство над партнерами человека — она предъявляет себя выше всех остальных его субличностей, а это совсем не одно и то же. Аналогично, выпуская к микрофону скромную субличность, человек совсем необязательно ведет себя «скромно» в обычном смысле слова.
Склонность идентифицироваться или не идентифицироваться со своими субличностями в большой мере есть характеристика общего психотипа — но все-таки у каждого человека есть самые интимно-значимые субличности, которые он в большей степени считает своим «истинным» «я». Для одних людей это их профессиональная ипостась, для других — гражданская, для третьих — эстетическая, для четвертых — любовная, для пятых — родительская, для шестых — детская... читатель может продолжить этот список самостоятельно.
Упражнение 10. Определите, какая субличность — важная или скромная — актуализируется в следующих высказываниях человека. Определите (хотя бы приблизительно) имя этой субличности.
1. — Вот я сейчас скажу тебе правду — и не буду сожалеть об этом никогда!
2. — (неуверенно) Мне кажется, я в тебя влюбился — но надо еще с мамой посоветоваться.
3. — Я, Пафнутий, не прощу тебе этого никогда — ни как жена, ни как мать твоих детей, и никак еще!
4. — Я тебе твердо обещаю — и можешь не сомневаться, это сделаю, не глядя на издержки, пусть даже год мне понадобится, или два!
5. — Боже, как я тебя сейчас ненавижу! Так бы и прибила на месте, если бы не был ты моим любимым!
6. — (капризным голосом) Не буду — и всё! (пауза) А до завтра еще дожить надо.
Упражнение 11. Последите за собой и определите свои важные субличности, то есть те, с которыми вы склонны полностью идентифицироваться, когда они актуализируются — то есть в этот момент вы как бы забываете про остальные свои субличности, или они кажутся вам несущественными. Определите также свои скромные субличности, которые, подходя к микрофону, очень отчетливо помнят, что они не единственные в театре соборного «я» и скоро будут сменены на другие.
Упражнение 12. Закончите следующие фразы:
1. — Я чувствую себя самим собой, когда...
2. — Я становлюсь собой только в роли...
3. — Я чувствую себя на месте в этой жизни, когда...
4. — Кто как, а я по-настоящему живу для того, чтобы...
5. — Мне единственно бывает хорошо, когда...
Определите, каким вашим субличностям соответствуют полученные ответы. Подумайте, какую роль в вашей жизни играют эти субличности, являются ли они основными или вспомогательными, явными, неявными или (кто знает — может быть, это сейчас будет вами осознано) теневыми.
Предложите закончить эти фразы вашим близким знакомым и попытайтесь понять, какую роль играют соответствующие субличности в их психике.
Отрицательные субличности. Важную роль для каждого человека играют ситуации, положения и действия, которые ему не нравятся, но в которых он по тем или иным причинам регулярно оказывается. Такая регулярная повторяемость заставляет предположить существование у человека (может быть, пока не осознанной, то есть теневой) субличности, которая вызывает эти нежелательные ситуации к жизни. Например, регулярная нехватка слов в устной речи, то есть неспособность в диалоге четко выразить свою мысль, может быть связана с активизацией той или иной субличности, которая отрицает либо человека целиком, либо его ценность для партнера; эту субличность можно назвать Личным Скептиком, или Персональным Нигилистом, и ее жизненная позиция примерно такова: «Я ничего по-настоящему не стою, ничего не умею, никому не нужен. Если я что-то начну делать, тут же окажется что я не строю, а разрушаю. Мои лучшие намерения немедленно ведут к ужасающим результатам и в любой ситуации лучшее, что я могу сделать — это как можно быстрее перестать делать что-либо.»
Такой Личный Скептик есть, вероятно, у любого человека, но эффективные и жизнерадостные люди никогда с ним полностью не отождествляются и редко (и только по делу) выпускают его на арену внешней жизни.
Упражнение 13. Закончите следующие предложения.
1. Больше всего на свете я не люблю...
2. Вот уж в какой ситуации я бы не хотел оказаться, это...
3. Самые вредные для человека качества это...
4. Чего я не переношу в своих партнерах, так это...
5. И почему только мой начальник (мать, отец, брат, сестра, ребенок) регулярно ставит меня в противное и чуждое мне положение, когда ...
Подумайте, какие ваши субличности вызывают к жизни эти ситуации? Какие жизненные позиции и установки у этих субличностей? Согласны ли вы с ними? Доверяете вы этим субличностям или нет? Контролируете ли их активизацию во внешнем и внутреннем мире?
Субличности: зачем они? Сила внутреннего «я» (см. книгу автора «Эволюция личности»), передающаяся отдельным субличностям — основная сила, ведущая человека по жизни и дающая ему возможность ориентироваться в мире, ставить перед собой задачи и их решать, определять ближайшие и перспективные цели и их добиваться — а также делать выводы из малых и больших неудач. Обилие субличностей и сложности взаимоотношений между ними — явление, причиной которому служит, вероятно, обилие и разнообразие задач, которые стоят перед человеком в его внешней и внутренней жизни, и субличности суть не что иное как личностно-окрашенные инструменты, создаваемые и применяемые человеком для решения этих задач. Однако эти инструменты обладают важным, порой неудобным свойством: они — живые и наделены собственной волей, нередко входящей в противоречие с волей человека (так, как он ее в данный момент понимает). Кроме того, они бывают довольно громоздкими и в разной степени применимыми для решения задач, стоящих перед человеком. Как и любые инструменты, они требуют определенных затрат для своего создания (и уничтожения) и навыков для успешного управления ими — и этой теме будет посвящено немало страниц этой книги. Однако читатель уже сейчас, вероятно, согласится с тем, что такие важные для человека процессы как самовыражение и самореализация невозможны без проработки достаточно сильных и эффективных субличностей.
Скромному человеку может казаться, что местоимением «я» лучше бы и вообще не пользоваться — за исключением ситуаций, когда оно информационно, как в диалоге:
— Дети, кто разбил тарелку?
— Я.
Однако зачем-то наша личность как понятие существует — и работает даже у самых скромных и незаметных людей — именно они, кстати говоря, часто бывают особо любимы своими друзьями и близкими. Скромный человек отличается тем, что не выставляет свое «я» напоказ — но это совсем не значит, что у него нет субличностей. Любая периодически повторяющаяся ситуация или положение, вызывающие у человека сходные реакции, ведут к образованию субличности, но у разных людей субличности в разной степени осознаются и сознательно используются. Однако человек, лишенный своего «я» и его атрибутов — это не человек в естественном смысле слова, а марионетка в чужих руках, лишенная своего уникального места в мире, индивидуальной жизненной миссии и уникальной роли в мировом процессе.
Основная функция субличности — организация (внешнего и внутреннего) поведения человека, находящегося в соответствующем состоянии сознания. Что такое неорганизованное поведение и зачем человека надо организовывать, хорошо знает любой воспитатель детского сада, а также любой человек, сталкивавшийся в своей жизни с проблемами недостатка времени и других ресурсов. Сложность проблемы заключается в том, что эта организация тем более уникальна, чем более развит человек и чем более сложные и творческие задачи он перед собой ставит.
Другая, не менее важная функция субличности — поддержка самореализации человека, помощь в проявлении определенных аспектов его скрытого потенциала. Невозможно сделать что-либо серьезное, не относясь к этому лично, то есть не ощущая соответствующий проект как свой, то есть являющийся реализацией интимной, внутренней цели. А реализация интимно-личной, поддержанной внутренним «я», значительной (буддхиальной или атманической) цели всегда сопровождается созданием соответствующей субличности. Если человек чувствует, что должен сделать этот мир (в целом или в каком-то фрагменте и аспекте) лучше, ярче, добрее или чище, и предпринимает длительные и эффективные усилия для этого, то у него неизбежно возникает и оформляется субличность, которая идентифицируется с этой его программой.
Генезис. Субличности имеют свою судьбу: в какой-то момент они возникают, определенным образом эволюционируют и в какой-то момент покидают психику, оставляя в ней лишь незначительные следы своего бывшего в ней пребывания.
Как и из чего образуются субличности? Есть два, в некотором отношении противоположных пути образования субличности: нисходящий и восходящий.
Субличность, образующаяся по нисходящему пути, возникает из того или иного качества или роли, которые возникают у человека вначале чисто символически как таковые, и лишь потом постепенно обрастают атрибутами и конкретными проявлениями. Так, например, возникает у обычного ребенка субличность Школьника: он 1-го сентября идет в 1-й класс, уже зная, что он — школьник, но не представляя себе, что конкретно это означает, и все его школьные переживания накапливаются, организуясь в соответствующую субличность вокруг этой априорно заданной (внешней жизнью) ситуации школьного обучения.
Однако бывает и наоборот, когда материал впечатлений, событий и поступков, из которых впоследствии формируется субличность, вначале никак не организован и представляет собой отдельные хаотические вкрапления в общем жизненном потоке, которые постепенно складываются психикой в особую программу, впоследствии осознаваемую человеком как субличность. Так бывает, когда ребенок терпит в жизни ряд неудач, которые поначалу воспринимаются им как случайные, но в некоторый момент как бы собираются психикой воедино и оформляются в субличность Недотепы, Неудачника или даже Жертвы.
Многие субличности получаются обобщением регулярно возникающих у человека в чем-то похожих друг на друга психических состояний или жизненных проявлений, соответствующих тем или иным качествам натуры человека, например, Добряк, Весельчак, Сладкоежка, Недовольный, Творец, Выдумщик и т. д. Соответствующие качества время от времени присущи любому человеку, но в субличность они оформляются лишь при достаточно частой актуализации — лишь тогда образуется специальная программа подсознания, их объединяющая. Этому моменту (то есть образованию субличности) часто соответствует выражение человеком соответствующего качества как черты своего характера или ритма жизни:
— Ну, я как человек добрый на первый раз тебе прощаю.
— Что-то не повезло мне сегодня — как это нередко со мной случается.
Образовавшаяся в психике субличность — устойчивая программа, и расстаться с ней человеку нелегко. Легче как-то преобразовать субличность, ограничить сферу ее активности, чем окончательно удалить ее из психики. Об этом говорят йоги, утверждающие, что дурные привычки легче заменять хорошими, чем истреблять их как таковые.
Личностные проблемы. Многие проблемы, традиционно относимые к типу «личностных», связаны с плохим пониманием человеком самого себя, в частности, с осознанием номенклатуры имеющихся у него субличностей, их взаимоотношений и распределением сфер влияния и ответственности. Более того, по мнению автора, любая сколько-нибудь серьезная проблема человека (и не только личностная) обязательно связана с конфликтом его субличностей или с неправильным распределением их функций в психике.
Обида, вина, агрессия, «беспричинные» тревога и неудовлетворенность, чувство своей неполноценности, неудачи всех видов и форм всегда имеют за собой непонимание человеком своих разнообразных и разноликих «я» и неумение наладить между ними правильные отношения — реальные для них в их настоящем, а не придуманном в фантастическом воображении виде.
Субличности и коммуникация. К очень распространенным личностным проблемам относятся коммуникационные — как с близкими (в семье, с возлюбленными), так и со «средними» (неблизкие родственники, сотрудники) и «далекими» людьми — например, случайными прохожими, представителями государственных структур, клиентами фирмы, продавцами в магазинах и т. д. Претензии к человеку, заключающиеся в том, что с ним иногда (или всегда) «невозможно общаться» часто связаны вовсе не с его неумением общаться в принципе (таких людей реально очень мало), а с тем простым обстоятельством, что с данным партнером он попросту не хочет общаться — точнее, с этим партнером не желает общаться актуальная субличность этого человека. Почему так получается, почему человек «выпускает» на общение с данным партнером именно эту свою субличность, — это особый вопрос, и обычно он может быть решен, но чаще всего это вопрос не имеет прямого (и даже косвенного) отношения к коммуникативным способностям человека.
Общение всегда происходит не между личностями как таковыми, а между совершенно определенными субличностями участников коммуникации, причем эти субличности могут (иногда) довольно быстро меняться, в результате чего разговор, особенно при взгляде со стороны, нередко имеет мало логики — но зато более, чем насыщен энергией — по крайней мере, с точки зрения ведущих его субличностей. В следующем диалоге супругов после реплик в скобках обозначена субличность, которая произнесла данную реплику.
— Варфоломей, мне надо тебе кое-что рассказать. (Заботливая Жена)
— Ах, вечно женщинам что-то надо. (Утомленный Муж)
— (обиженно) Противный! (Маленькая Девочка)
— Ну, извини, я не хотел тебя обидеть. Что случилось? (Ответственный Работник)
— Ты знаешь: меня всегда интересуют новые, необыкновенные люди. (Энтузиастка)
— Ну кто там опять у тебя? (Утомленный Муж)
— Ты представляешь, я вчера познакомилась с необыкновенным человеком, яхтенным капитаном дальнего плавания! (Энтузиастка)
— И куда ты с ним собралась? На Тихий океан? (Иронический Скептик)
— Он хочет прийти к нам домой и познакомиться с тобой. (Деловая Женщина)
— Зачем? (Ответственный Работник)
— У него есть идея, что твоя фирма могла бы выступить с качестве спонсора его кругосветного путешествия. (Деловая Женщина) Представляешь — по всему миру — на яхте! (Энтузиастка)
— А что, это может быть неплохая реклама. (Ответственный Работник)
В этом диалоге заметно прекрасное взаимопонимание партнеров — обусловленное, в частности, тем, что они используют субличности, знакомые и понятные друг другу и адекватные предшествующим репликам. Однако такой разговор — скорее исключение, чем правило, поскольку используемые партнерами субличности редко ими осознаются и еще реже их взаимно устраивают, и в этом коренится значительная часть межличностных и коммуникативных проблем.
Упражнение 14. Прочитайте следующий диалог и попытайтесь определить ведущие его субличности участников.
Гермоген и Шарик
Семья Колокольчиковых: бабушка (она же теща), папа Гермоген, мама Жанетта, сын Денис, дочь Анфиса, собака Шарик. Домой приходит отец семейства; его встречает пес Шарик, сидящий в темноте в одиночестве.
Гермоген. (открывая дверь ключом, входит в темную прихожую) Никого, кроме моего верного друга.
Шарик. (радостно прыгает около Гермогена, стараясь лизнуть его в нос)
Гермоген. Здравствуй, дорогой. Заждался, бедный пес — ну сейчас я тебя выпущу, накормлю, напою...
Шарик. (бежит по лестнице вниз, через минуту возвращается) (сам себе) Вот — счастье. Есть оно, есть на Земле, чтобы ни говорили нигилисты и скептики.
Гермоген. (открывая собачьи консервы и выкладывая их в миску) Ешь, оголодавший.
Шарик. (прыгнув пару раз на Гермогена, бежит к миске и быстро уплетает свою еду)
Гермоген. Интересно, где мои дети?
Шарик. С ними все в порядке. Приходили, поели, снова куда-то умчались.
Гермоген. Выросли детки, большие стали — но уроки-то делать кто будет? Или теперь уже губная помада важнее всего на свете? А также ролики?
Шарик. Да, Денис на роликах поехал — а меня не взял, побегать-поиграть очень хочется, да сиди тут в темной квартире один
Гермоген. (торжественно) Ты — хранитель дома, Шарик.
Шарик. (гордо) И защитник семьи.
Гермоген. А ведь ты знаешь, мы с тобой вдвоем неплохо смотримся — вчера на прогулке, я заметил, на меня три раза молоденькие девушки поглядывали — или, думаешь, это ты им понравился?
Шарик. На меня девушки обращают внимание — а смотрят после этого на тебя.
Гермоген. Да ты у меня прямо философ!
Шарик. Нет, просто за жизнью наблюдаю — не идти же ей мимо.
Гермоген. А я что-то все о своем думаю — как семью накормить, как в командировку съездить — в Японию, между прочим, собираюсь, пригласили консультировать в проекте моста через океан.
Шарик. Тихий?
Гермоген. Ну, не через весь — так, от одного острова к другому. Но все равно очень длинный.
Шарик. Твои мосты к девушкам еще длиннее, как я мог видеть.
Гермоген. Ну да, все правильно — я же не юнец какой-нибудь, а — глава большой семьи.
Шарик. А я слышал, что мужчина полигамен по своему существу.
Гермоген. Говори за себя. Посмотреть издалека — это одно, а ближе — это совсем другое...хлопот не оберешься!
Шарик. Устал сегодня, да?
Гермоген. Ты на что намекаешь, собака? Опять со мной в парк намылился? Болонок совращать?
Шарик. Надеюсь, мне ты оставляешь право на полигамию — хотя бы моральное?
Гермоген. (нерешительно) Ну... пока ты не подаешь дурного примера Анфисе и Денису...
Шарик. Ухаживать надо красиво — вот какой пример я им подаю.
Гермоген. Ах! Я так и юность свою с тобой начну вспоминать... (погружается в романтическую задумчивость)
Шарик. (держит в зубах поводок и ошейник) Ну, пошли, хозяин?
Гермоген. Что с тобой сделаешь... Пошли.
К о н е ц
Подсказка: примерные варианты субличностей:
Гермоген: Добрый Хозяин, Озабоченный Отец, Квалифицированный Инженер, Глава Семьи, Интересный Мужчина,..
Шарик: Верный Друг, Хранитель Дома, Жертва, Беспристрастный Наблюдатель, Защитник Семьи, Философ,..
Упражнение 15. Подумайте, какие ваши субличности участвуют в ваших обычных разговорах с близкими, друзьями, на работе. Меняются ли они в течение одного разговора? Какие ваши субличности более «коммуникативны», а какие — менее? Какие субличности ваших обычных коммуникативных партнеров вы можете выделить? Насколько им адекватны те ваши «я», которые вы им предлагаете?
Уровни проявления. Субличности рождаются, эволюционируют и умирают, и очень важно понять, какие именно субличности играют в жизни человека основную, а какие — вспомогательную роль на данном этапе его жизни. По их проявленности в психике субличности можно подразделить на три основные категории: поверхностные, развитые и глубокие.
Поверхностная субличность обычно имеет «стаж» своего существования в психике от полугода (быстрее субличности не образуются) до года, и проявляется лишь на трех планах бытия человека: каузальном (событийном), ментальном и астральном (эмоциональном). Иными словами, эта субличность эпизодически возникает в тех или иных отдельных ситуациях, влияет на отдельные мысли человека и некоторые его эмоции, но не становится сколько-нибудь существенным и постоянным фактором его жизни; ей не соответствуют значимые для него общие установки, длительные задачи и серьезные цели; она воспринимается человеком как случайная в его жизни и он может тратить на нее свои силы, но не в состоянии на нее опереться, хотя бы на короткое время.
Эту субличность можно представлять себе как неустойчивую привычку.
Развитая субличность обычно имеет «стаж» своего существования в психике не менее года; с ней человек уверенно идентифицируется и на нее регулярно психологически опирается, то есть использует как существенный инструмент в своем поведении. Эта субличность представлена в буддхиальном теле человека, то есть является для него устойчивым фактом его жизни и представляет для него определенную ценность — в чем-то положительную, а в чем-то и отрицательную. Развитая субличность обычно имеет определенный спектр ситуаций, которые она считает «своими» и не склонна их отдавать в распоряжение других субличностей. Ей свойственна своя философия, видение мира, этика, стиль и манеры поведения и определенные инструменты самопроявления и реализации своих задач. У нее есть свои долговременные цели и задачи и способы их реализации. Кроме того, она представлена в эфирном теле человека — ей свойственны некоторые особенности его физиологии, телесных ощущений и проявлений, например, осанки, мимики, стиля движений. Развитая субличность (за очень редкими исключениями) не может быть уничтожена мгновенным волевым усилием человека — для этого обычно требуется срок не менее года.
Развитая субличность является в некотором смысле устойчивой привычкой, материализованной в значительной части жизни человека.
Глубокая субличность имеет обычно возраст не менее десяти лет, и она представлена во всех тонких телах человека, в том числе и в атманическом и физическом. Она представляется человеку неотъемлемой частью его психики, проявляющейся (прямо или косвенно) во всех его жизненных программах. Она представляет собой мощную и надежную опору его психологического (и жизненного) бытия, требующую, однако, к себе большого внимания и значительных ежедневных энергетических затрат. Обычно глубокая субличность имеет не только свою жизненную философию и ценностную систему, но и достаточно замкнутый внутренний мир и высшие идеалы, которым она служит. Глубокая субличность вполне способна создавать (и человеку, и его окружающим) впечатление, что она — это и есть он сам, но такая самоидентификация в принципе неправильна и ведет, в конце концов, к весьма негативным последствиям.
Глубокая субличность обычно обзаводится материальной атрибутикой, например, формой одежды, «своими» предметами обихода или профессиональными инструментами, во многом определяет манеру речи и поведения человека, его интонации, характерные положения тела в пространстве и т. д.
Глубокая субличность становится уже, как говорят, второй натурой человека. Ее практически невозможно уничтожить — она может лишь (под влиянием очень существенных и долговременных внешних или внутренних причин) уйти глубоко в подсознание, или видоизмениться, или расколоться на несколько субличностей, которые унаследуют от нее ее важнейшие признаки.
Упражнение 16. Назовите свои поверхностные, развитые и глубокие субличности, определите их примерный возраст, состояние и перспективы; подумайте, в данные период какие из них набирают силу и какие ослабевают? Какие развитые субличности вы у себя похоронили? Какие процессы сопутствовали их умиранию?
Как складываются отношения между вашими развитыми и глубокими субличностями? Есть ли среди них «старшие» и «младшие», возникают ли временами (постоянно) конфликтные ситуации? Во чью пользу они обычно разрешаются?
Важно понимать, что классификации субличностей по их степеням проявленности в психике (поверхностная, развитая, глубокая) и по степеням идентификации с ними человека (доминирующая, основная, вспомогательная, случайная, теневая) нисколько не дублируют одна другую и в принципе могут быть совершенно не согласованы; например, только-только появившаяся у человека совершенно поверхностная субличность может восприниматься им как основная или даже доминирующая, а устоявшаяся глубокая — как случайная или даже теневая. Люди крайне пристрастны в своих оценках в принципе, а когда речь заходит об их субличностях — вдвойне, и поэтому установление (хотя бы относительно) трезвого взгляда на свои субличности требует от человека большого труда и внутренней честности, а также способности выслушивать и принимать к сведению чужие мнения на эту тему.
Уровни самоидентификации. Человек может идентифицировать себя с разными своими субличностями в разной степени. Он может считать, что данная субличность есть основное и наиболее существенное проявление его «я», значительно более важное, чем все остальные, вместе взятые, и старательно подчеркивать себе и другим, что это — его основное, «настоящее» «я» — хотя по реальной значимости и представленности этой субличности в его жизни (как внешней, так и внутренней) она может быть даже не основной, а вспомогательной или вовсе случайной. Например, для человека субъективно может быть наиболее «своей» субличность Путешественника — при том, что в его жизни дальние путешествия случаются довольно редко, а по профессии он безвыездно сидит в своем офисе, так что фактически она является для него случайной или, во всяком случае, не более, чем существенной.
При этом следует различать принципиальную (качественную) самоидентификацию человека с субличностью и актуальную (конкретную) его идентификацию с ней в текущий момент времени.
Принципиальная самоидентификация человека с субличностью — это факт признания им этой субличности в целом как представителя его личности — пусть несовершенного и фрагментарного. Обычно такая самоидентификация звучит как признание человеком существования у себя соответствующей роли, характерного качества и т. п.:
— Я бываю нуден — это мне свойственно.
— Я — полковник со стажем, военная косточка.
Однако уровень принципиальной идентификации человека со своей субличностью может быть различным: он может считать ее главным (важнейшим) проявлением своего «я», неотъемлемой его чертой, существенной его чертой, и незначительной черточкой.
Упражнение 17. По следующим репликам и пяти репликам по своему выбору определите, какой считает для себя человек предъявляемую субличность: главной, неотъемлемой, существенной или незначительной.
1. — Я — любитель природы, а все остальное во мне — наносное.
2. — Если мне не дать самовыразиться, я перестаю чувствовать себя человеком.
3. — Я иногда люблю поиграть с детьми — но это ничего по сути для меня не значит.
4. — Я люблю готовить, особенно овощи, — но только если нет других дел, то есть изредка.
5. — Бывают в моей жизни и радости — но я обычно недолго им предаюсь.
Упражнение 18. Закончите следующие предложения:
1. Я по-настоящему чувствую себя самим собой, когда...
2. Без чего бы в своем характере я точно не прожил, так это...
3. Для меня очень существенны такие проявления моей личности, как...
4. Неотъемлемые черты моей натуры это...
5. Роли, в которых я оказываюсь периодически, но совершенно случайно, это...
6. Существенными, хотя и не главными для меня, служат ситуации, когда...
7. Из всех моих черт мне мешает, хотя и не катастрофически, ...
Какие ваши субличности проявились в ваших ответах? Каков уровень вашей идентификации с ними?
На самом низком уровне самоидентификации находятся теневые субличности — их человек, что называется, в упор не видит, хотя окружающим они могут казаться более чем очевидными, и со стороны может казаться, что в психике человека они занимают основное место.
Управляющие и служебные субличности. У человека могут быть активны одновременно несколько субличностей, но в каждый момент времени лишь одна из них получает санкцию предъявлять «я» человека — она называется актуально управляющей, а остальные — актуально служебными.
Субличность в целом называется управляющей, если, будучи актуальной, она как правило оказывается актуально управляющей, оттесняя все остальные актуальные субличности на служебные роли, то есть если она в подавляющем большинстве конкретных ситуаций оказывается актуально управляющей. Однако у каждого человека есть и другие субличности, которые, будучи даже отчетливо им осознаваемыми, не любят выставлять себя напоказ и предпочитают пребывать на вторых ролях, оказываясь в большинстве случаев актуально служебными, то есть пребывая в тени той или иной управляющей субличности, и представая как бы в роли ее слуги — такие субличности называются служебными.
Личная скромность (а также скрытность) часто выражается в том, что главные (доминирующая и основные) субличности человека воспринимаются и подаются им как служебные, а вспомогательные и случайные — как управляющие.
Вот примеры, где актуальная субличность является управляющей:
— Знайте: я — поэт, член Союза Поэтов России.
— Здравствуйте, меня зовут Гостомысл, и я хозяин этого дома.
— Умолкни, сын!
К служебным часто относятся субличности, соответствующие определенным качествам человека (терпение, старание, любовь, лень, красота и т. д.), а также его умениям и навыкам, если эти качества, умения и навыки не получают должного внутреннего или внешнего (социального) оформления. Вот типичные фразы, обозначающие служебную субличность:
— Я — поэт в душе.
— Любое серьезное дело в моей жизни требует тщательности и аккуратности.
— Иногда доброта помогает мне там, где уже всякая надежда потеряна.
А вот фразы, в которых видно, как служебные субличности уходят в тень управляющих:
— Я — директор зоопарка, и без мудрости и терпения на этом посту делать нечего.
— Я — хозяин, и, конечно же, постараюсь, чтобы вы чувствовали себя хорошо и непринужденно.
— Я могу понять вас, как и любого человека, пришедшего ко мне за помощью, — но для этого мне понадобится все мое смирение и терпение.
Упражнение 19. Подумайте, какие из ваших основных и вспомогательных субличностей являются управляющими, а какие — служебными. На этой основе решите, являетесь ли вы скромным человеком. Какие субличности вам стоило бы отправить из управляющих в служебные? А какие, наоборот, вывести из числа служебных и определить в управляющие? Подумайте, как бы это могло быть осуществлено на практике.
Упражнение 20. Определите в следующих фразах и в пяти фразах по своему выбору управляющие и служебные субличности и модифицируйте эти фразы так, что бы управляющая субличность предстала служебной, а служебная — управляющей.
1. — Я очень терпелива, Гервасий, и потому всегда тебя терпела и буду терпеть, пока ты сам меня не оставишь.
2. — Я как философ всегда должен быть внимателен к миру.
3. — Трудолюбие — мой король, вот и строю дома всю жизнь.
4. — Мне как начальнику ваши слезы ни к чему, эмоции — это не мое, давайте лучше к делу.
5. — Я так тебя люблю, Василиса, — а что, нужно еще и комплименты говорить ежедневно?
Ответ.
1. — Я твоя жена, Гервасий, и потому всегда терпела твои выходки и дальше буду. (Управляющая субличность — Жена, служебная — Терпеливая Женщина)
2. — Я очень внимателен к миру — до такой степени, что порой ощущаю себя философом. (Внимательный Наблюдатель, Философ)
3. — Я — строитель, и трудолюбие здесь необходимо. (Строитель, Трудолюбивый Человек)
4. — Давайте перейдем к делу, ведь я как начальник могу вам помочь. (Деловой Человек; Начальник)
5. — Мне так нравится тебя всячески хвалить и превозносить, Василиса — наверное, потому, что люблю очень. (Дамский Угодник, Влюбленный).

Глава 2
ЭВОЛЮЦИЯ СУБЛИЧНОСТИ
Субличность может играть в жизни и самосознании человека разные роли, и оценить ее значение и укорененность в психике — не самая простая задача. Мы рассмотрим семь основных уровней развития субличности в пределах соборной личности, соответствующие уровням Эволюционного архетипа (см. книги автора «Возвращенный оккультизм, или Повесть о тонкой семерке» (гл. 9), а также «Покрывало майи, или Сказки для невротиков», часть 2).
Муладхарная субличность. На уровне муладхары находятся субличности, которые представлены в психике атомарно — либо своими отдельными проявлениями, либо именем, которое не получило еще раскраски различными качествами, свойственными данной субличности.
Муладхара — это стадия первичного появления (или финальная стадия ухода) субличности, и муладхарная субличность не имеет атрибутов, аспектов, четких областей своей активности. Она активизируется от случая к случаю, создавая у человека ощущение характерного для нее состояния сознания, но ничего, кроме имени, он про нее толком сказать не может, да и ее имя он тоже не всегда произносит с уверенной интонацией. У муладхарной субличности могут быть свои качества и материальные атрибуты, но она еще не умеет к ним приспосабливаться и не умеет их использовать. Так будущий школьник накануне 1-го сентября смотрит на свой новенький портфель, букварь, пенал, карандаши и неуверенным голосом вслед за мамой повторяет:
— Я — ученик 1-го «А» класса гимназии.
Он еще толком не знает, что такое «ученик» и атрибуты качественные (ученик гимназии) и предметные (портфель, тетради, учебники) не умеет «приложить» к своей новой субличности. Но субличность — на синтетическом уровне — уже существует и скоро начнет обрастать психологической плотью.
Другой пример — возникновение роли Побежденного. Вот человек ошибается, терпит поражение, огорчается, встает, идет дальше, снова ошибается, снова огорчается — и обнаруживает, что его огорчение что-то смутно ему напоминает — а именно, огорчение от предыдущего поражения. Еще несколько таких ситуаций — и субличность Побежденного уже возникла в психике в результате таинственного интегрирования нескольких в некотором отношении однотипных переживаний. Количество поражений, необходимых для возникновения этой субличности, различно у различных людей и зависит, конечно, от силы переживаний — но еще и от природной предрасположенности, то есть наличия в психике исходной синтетической матрицы, на которую будут накладываться соответствующие переживания. Вероятно, очень редко в психике возникают субличности, к которым человек заранее не предрасположен — но их конкретный вид существенно зависит от его внешнего опыта и сознательной внутренней работы.
Муладхарная субличность представлена в психике так: на синтетическом уровне — в виде своего имени или идентификатора, на качественном — не представлена вообще, по крайней мере, не имеет значимых собственных качеств (аспектов), а на предметном уровне представлена отдельными, изолированными своими проявлениями, которые не объединяются друг с другом в группы по осмысленным (существенным) признакам: единственная их общность — принадлежность к данной субличности, а в остальном они смотрятся совершенно хаотично.
Муладхарная субличность имеет более, чем скромное представительство в психике: ее никто из основных и даже вспомогательных субличностей не воспринимает всерьез. Она может им в чем-то мешать или помогать, но ее появление у Главного микрофона всегда как бы случайно. Обычно муладхарная личность и рассматривается психикой как случайная, только что вышедшая из тени — хотя с точки зрения человека это может быть не так.
Вот, например, он начинает интересоваться теннисом и брать уроки. Прошли первые месяцы тренировок, некоторые знакомые уже считают его опытным теннисистом; однако для него самого субличность Теннисиста пока еще муладхарная: если спросить его про нее, он скажет, например, так:
— Ну, какой я теннисист... никакой пока что.
Отсутствие качественных атрибутов («никакой») — верный признак муладхарной субличности. Признаком же существования субличности является, пусть временное, отождествление (идентификация) человека с определенной ролью или повторяющимся состоянием, особенностью поведения и т. д. Так, фраза:
— Я вчера здорово разозлился. —
не означает ничего в смысле существования у человека соответствующей субличности, но реплика:
— Я, бывает, и разозлиться могу, —
ввиду намека на повторяемость состояния злости, заставляет предположить наличие у человека субличности Злюки хотя бы на муладхарном (то есть начальном) уровне.
Для муладхарной субличности характерна невозможность как-то сгруппировать или точно предсказать ее проявления — они представляются человеку весьма случайными и не вписанными сколько-нибудь регулярно в его психическую жизнь.
Для предъявления муладхарной субличности характерны такие выражения, как «бывает, но редко», «изредка», «случается», «в виде исключения», «нерегулярно», «от случая к случаю», «никакой», «неопытный», «начинающий», «слабый»:
— Я неопытный любовник: женщин у меня было — раз, два и обчелся.
— Ну, какой я начальник — даю когда-то кому-то какие-то поручения — и ничего сверх того.
Упражнение 1. Подумайте, какие ваши субличности находятся на муладхарном уровне. Предъявите их во фразах.
Упражнение 2. Подумайте и решите, какие из следующих качеств (ролей) не проявлены у вас в виде субличности (а), какие представлены в виде муладхарной субличности (б), а какие — в более развитом виде (в). Выразите свое решение в виде соответствующей фразы. Аналогичное задание для пяти качеств (ролей) по вашему выбору.
1. Баловень Судьбы.
2. Мудрый Старик (Старуха).
3. Невезунчик.
4. Плохой Советчик.
5. Малое Дитя.
6. Беспристрастный Наблюдатель.
7. Спасатель.
8. Безответная Жертва.
9. Корыстный Друг.
10. Коварный Обольститель (Обольстительница).
Пример.
1 (а) — Мне повезло один раз в жизни — а остальное я зарабатывал сам.
2 (б) — Мне случается иногда помогать друзьям мудрыми советами — но это бывает при исключительных обстоятельствах.
3 (в) — Я не просто невезучий человек — мне не везет хронически, особенно на работе и с женщинами.
Упражнение 3. Предъявите следующие субличности и пять субличностей по вашему выбору: а) как несуществующие, б) как муладхарные.
1. Злюка.
2. Добряк.
3. Остроумец.
4. Зануда.
5. Любовник.
6. Взрослая Дочь.
7. Пустой Фантазер.
8. Академик.
9. Солдат.
10. Теща.
Свадхистханная субличность. На уровне свадхистханы находятся субличности, которые уже прижились в психике и сознании человека до такой степени, что обзавелись свойственными им характерными качествами, или атрибутами. Свадхистханная личность по-прежнему не имеет «постоянной прописки», то есть определенного места и значительной роли в психике, оставаясь чем-то случайным: однако это уже не точка, а шарик в пространстве психики, не имеющий пока что составных частей, но обладающий не только именем, но и некоторыми свойствами, которые могут проявляться в конкретных ситуациях в большей или меньшей степени.
Количество проявлений у свадхистханной субличности существенно больше, чем у муладхарной, и они группируются в целую область, правда, с несколько размытыми краями, поскольку свадхистханная субличность может проявляться в разных случаях более или менее отчетливо.
Свадхистханная субличность чувствует себя в психике более уверенно, чем муладхарная — она уже не случайный гость, а привычное явление, хотя и не нашедшее пока себе своего определенного места. На нее еще нельзя всерьез опереться, но она уже имеет некоторый вес и как пушинку ее не сдуешь — то есть соответствующее ей состояние сознания относительно устойчиво и в минимальной степени может быть удержано человеком. Если муладхарную субличность можно сравнить с отдельной травинкой или перекати-полем, на мгновение появляющемся и тут же уносимым ветром, то свадхистханная личность подобна скромно произрастающему кустику или малому деревцу. Обычно свадхистханные личности располагаются в промежутке от случайных до вспомогательных, тяготея, однако, к первым.
Предъявляя (себе и другим) свадхистханную субличность, человек делает акцент на тех или иных ее качествах (аспектах), сила которых может варьироваться в зависимости от обстоятельств, например:
— Я теперь ученик, и учу арифметику, чтение и физкультуру, но успеваю в них по-разному.
— Я осваиваюсь в своей новой должности Ведущего Менеджера, а именно, вхожу в роли Руководителя Своей Секретарши (успешно), Подчиненного Своего Директора (сомнительно) и Непосредственного Начальника для десятка управляющих (пока неплохо).
— Я, бывает, что и влюбляюсь — иногда пылко, а иногда не очень.
— Я делаю первые успехи в теннисе — осваиваю подачу (пока слабо), счет (уже освоил), отражение атаки (посредственно), парную игру (совсем слабо).
Свадхистханная субличность не претендует на значительность своей роли в психике и жизни человека — но она все же более устойчива, чем муладхарная, в своем роде более уверена в себе: так просто ее не уничтожишь, и потеснить ее уже сложнее: это зерно, которое уже дало маленькие корешки, и хотя до полноценного колоса и тем более дерева ему еще далеко, оно уже не чужое в этой земле. В частности, у свадхистханной субличности возможны некоторые связи с другими субличностями, причем нередко выделяются ее покровители и недруги, влияющие на аспекты ее проявления:
— Я как астролог не очень опытен, но серьезных ошибок не делаю, а если приходит удача, то могу быть весьма эффективным.
В данном случае человек предъявляет свою субличность Практикующего Астролога как свадхистханную, причем ей покровительствует его Счастливчик, придавая этой субличности качество эффективности.
— Я только начинающий студент, но в основном терпеливый и устремленный к знаниям.
— Я — любимый сын моей матушки, с детства ею избалованный и нередко с капризами.
Проявления свадхистханной субличности не слишком предсказуемы, но они могут быть коррелированы с теми или иными качественными обстоятельствами, способствующими или, наоборот, препятствующими ее манифестациям:
— Я на свою еду не слишком обращаю внимание, но если меня долго не кормить, то становлюсь ненасытным.
— Я Золушкой редко себя чувствую — только если сильно устану и не высплюсь.
Упражнение 4. Подумайте, какие ваши субличности находятся на свадхистханном уровне. Предъявите их в фразах. Подумайте, какие из них вы бы предпочли видеть на муладхарном уровне или вовсе несуществующими, а какие бы хотели «повысить в ранге».
Упражнение 5. Определите, какую субличность какого уровня — отсутствующую (а), муладхарную (б), свадхистханную (в), или более высокую (г) — предъявляет прямо или косвенно человек в следующих репликах и пяти репликах по вашему выбору. Назовите эту субличность.
1. — Я пока начинающий автолюбитель — за рулем во второй раз.
2. — Мне еще рано жениться — надо подождать, пока поумнею и научусь за девушками правильно ухаживать.
3. — Зачем мне начальник? Я сроду сам знал, что мне надо делать.
4. — Я прыгаю иногда с парашютом, случается это в моей жизни — иногда ловко, иногда не очень, но всегда с энтузиазмом.
5. — О, кошки — это моя страсть, я без них себя не мыслю — они же такие лапочки!
6. — Почему это я отпетый бездельник? Просто я умею — иногда! — с чувством отдохнуть, не более того.
7. — Мои антиамериканские настроения — дань летучей моде, откровенно говоря.
8. — Что такое неудача, я плохо себе представляю.
9. — Бывают у меня деньжата порой, водятся иногда — но небольшие и недолго.
10. — Я не агрессивен, нет — так, огрызнусь, бывает, иногда, да и то если сильно достанут.
Упражнение 6. Подумайте и решите, какие из следующих качеств (ролей) не проявлены у вас в виде субличности (а), какие представлены в виде муладхарной субличности (б), какие — в виде свадхистханной субличности (в), а какие — в более развитом виде (г). Выразите свое решение в виде соответствующей фразы. Аналогичное задание для пяти качеств (ролей) по вашему выбору.
1. Теоретик.
2. Практик.
3. Послушная Девочка (Мальчик).
4. Коллекционер.
5. Любитель Переживать.
6. Ценитель Прекрасного.
7. Томная Красавица (Красавец).
8. Ученик Школы Жизни.
9. Мать сына-подростка.
10. Гордый человек.
Упражнение 7. Предъявите следующие субличности и пять субличностей по вашему выбору: а) как несуществующие и б) как муладхарные, в) как.
1. Весельчак.
2. Болтун.
3. Задира.
4. Маг.
5. Утешитель.
6. Смиренный Грешник.
7. Фаталист.
8. Авантюрист.
9. Свидетель.
10. Любитель Развлечений.
Манипурная субличность. Субличность манипурного уровня существенно «материализуется» в психике, обрастая не только качествами, но и как бы составными частями, которые в некотором отношении исключают друг друга, подобно тому, как лапы, уши и хвост — различные и несовместимые части собаки. И хотя манипурная субличность по-прежнему не имеет своего отчетливого места в психике, она, в силу имеющейся у нее структуры, довольно устойчива и на нее можно уже частично опираться, используя в подходящих случаях, чем и пользуются покровительствующие ей основные субличности. По своему статусу манипурная субличность располагается, как и свадхистханная, в промежутке от случайной до существенной, но тяготеет ко второй.
«Составные части» манипурной субличности — это ее отчетливо выраженные грани, или аспекты, которые могут развиваться самостоятельно и иногда даже вступить в антагонизм, и манипурная субличность при этом может даже распасться на две разные субличности. Но в принципе взаимоисключающие аспекты манипурной субличности воспринимаются человеком как ее различные составные части, успешно функционирующие под общим руководством.
Область проявлений манипурной субличности еще шире, чем область проявлений свадхистханной, и имеет (в отличие от последней) отчетливую структуру, напоминающую карту государства с отчетливыми границами между по-разному раскрашенными губерниями. В роли «губерний» выступают различные не совместимые друг с другом аспекты данной субличности, проявлениями которых являются соответствующие события в жизни человека, или его поступки.
Вместе с тем, у манипурной субличности нет четкого места для своих проявлений в рамках общего жизненного потока — оно появляется лишь у вишудховской личности, играющей чаще всего базисную роль в жизни человека.
Итак, для манипурной субличности характерно наличие различных несовместимых аспектов, которым соответствуют отчетливо различимые группы ее проявлений:
— Когда я во вдохновении, я пишу прекрасные картины, а если его нет — то копирую гравюры.
Здесь субличность Художника имеет два аспекта: вдохновенный и невдохновенный, с соответствующими проявлениями в виде написанных картин и гравюр.
Еще примеры предъявления манипурных субличностей:
— Я все еще сын своей матери, когда изредка ее навещаю, и когда послушный сын, мы вместе гуляем, а когда нет — отсиживаемся по своим углам.
— Я вроде как теперь возлюбленный — но если верю в себя, то получается вызвать у Эммы улыбку, а если не верю — она хмурится.
— Я продолжаю свои занятия теннисом — отдельно разучиваю подачу, прием, парную игру, читаю литературу, обсуждаю с тренером свои ошибки.
Для манипурной субличности характерны те или иные материальные атрибуты, сопутствующие ее активности, некоторые жесты, становящиеся для человека как бы маркерами ее активизации, словечки, используемые им в соответствующей роли и т. д. В то же время вызвать манипурную субличность по своей воле человеку трудно, особенно если в данный момент времени активна основная субличность, ее недолюбливающая.
Для многих людей, особенно не слишком внимательных к себе, именно переход субличности на уровень манипуры и обзаведение ею персональными материальными атрибутами становится признаком существования данной субличности, а муладхарные и свадхистханные субличности невнимательный человек чаще всего не замечает вообще — ни в других, ни (особенно) в себе, так что из «тени» для него появляется не муладхарная субличность, которую в принципе гораздо легче обуздать, а манипурная, которая уже существенно вошла в психику и проросла там своими корешками, так что совладать с ней гораздо труднее.
Манипурная субличность обычно возникает у любителя-дилетанта в том или ином виде деятельности — при условии, что эта деятельность не становится для него страстью или регулярным и постоянным занятием.
Упражнение 8. Подумайте, какие ваши субличности находятся на манипурном уровне. Предъявите их во фразах. Какие атрибуты вы обнаружили у этих субличностей? Подумайте, какие из них вы бы предпочли видеть на свадхистханном или муладхарном уровне или вовсе несуществующими, а какие бы хотели повысить «в ранге».
Упражнение 9. Определите, какую субличность какого уровня (отсутствующую, муладхарную, свадхистханную, манипурную или более высокую) предъявляет прямо или косвенно человек в следующих репликах и пяти репликах по вашему выбору. Назовите эту субличность.
1. — Я никогда не любил выпить.
2. — Я недавно развелся — и привыкаю, кое-что уже научился делать по мелочи — гладить, стирать, пол подметать, когда его не видно становится.
3. — Я как жена еще только начинаю себя осознавать — ну, борщ варю там или мужу галстук поправляю, не больше.
4. — Я уже различаю интегралы определенные и неопределенные, и некоторые умею даже брать.
5. — Я люблю слушать музыку — особенно классическую, но только не ХХ-го века.
6. — Я девушек люблю с пятого класса — но блондинок какой-то одной любовью, брюнеток — другой, а рыжих — вообще особенно, и всегда разные подарки им делаю.
7. — Ну да, я академик, но это только половина моей жизни.
8. — Стоит мне скрестить руки на груди — я чувствую себя Наполеоном, и я поэтому это редко делаю, только если надо кого-то на место поставить или начальству свою независимость показать.
9. — У меня бывает религиозное чувство — но не то, чтобы часто, и какое-то чересчур неопределенное.
10. — Я в сексе чувствую себя неуверенно, скованно — видимо, практики не хватает.
Упражнение 10. Подумайте и решите, какие из следующих качеств (ролей) не проявлены у вас в виде субличности (а), какие представлены в виде муладхарной субличности (б), какие — в виде свадхистханной субличности (в), в виде манипурной субличности (г), а какие — в более развитом виде (д). Выразите свое решение в виде соответствующей фразы-самопредъявления субличности. Аналогичное задание для пяти качеств (ролей) по вашему выбору.
1. Спортсмен.
2. Торговец.
3. Нищий.
4. Нуждающийся в Помощи.
5. Явный Благотворитель.
6. Рабыня.
7. Чиновник.
8. Воспитатель.
9. Путешественник.
10. Духовный Ученик.
Упражнение 11. Предъявите следующие субличности и пять субличностей по вашему выбору: а) как несуществующие, б) как муладхарные, в) как свадхистханные, г) как манипурные.
1. Подлиза.
2. Скромник.
3. Грубиян.
4. Интриган.
5. Разумный Эконом.
6. Комбинатор.
7. Неунывающий Оптимист.
8. Надежная Опора Друга.
9. Тяжелая Гиря.
10. Маятник.
Анахатная субличность. Субличность на анахатном уровне обычно является вспомогательной или основной. Ее проявления становятся для человека привычными и встречаются (и кажутся естественными) в практически всех областях его жизни. Иными словами, эта субличность как программа подсознания становится устойчивой чертой характера человека, которая может окрашивать собой другие его черты и субличности, то есть проявляться не прямо, а косвенно, будучи при этом заметна. Более того, анахатная субличность является глобально-значимым фактором психики: активизация анахатной субличности влечет за собой изменение работы всех программ подсознания, и существенно влияет на текущее состояние сознания человека. Если появление у человека новых низших субличностей (от муладхарной до манипурной) воспринимается его психикой и сознанием как нечто локальное и по большому счету незначительное, то появление новой анахатной субличности означает качественный поворот сознания, меняющей человеку видение мира в целом.
Анахатная субличность еще не имеет своего устойчивого места и конкретной роли в психике, но она — потенциальный претендент на такое место и такую роль, и базисные программы как бы оглядываются на нее, и работают с учетом ее существования — одни ее привлекают в качестве помощницы и могут существенно на нее опираться, другие, наоборот, вытесняют и отталкивают ее.
Анахатная субличность еще не очень хорошо управляется человеком — но он уже имеет какие-то «рычаги», способствующие ее активизации, хотя они еще не оформлены в виде конкретных ритуалов, дающих неизменный гарантированный результат. Но некоторые полуритуальные приемы, позволяющие как бы пригласить эту субличность выйти из глубины подсознания и активизироваться на том или ином материале, у человека уже образуются, и у него уже имеет соответствующий инструментарий — как психологический, так и материальный. Нередко он чувствует ее близость, когда она собирается самопроизвольно активизироваться, и он может подготовиться к ее проявлению, но редко может ему воспрепятствовать.
Активизация анахатной субличности в виде легких оттенков меняет все формы поведения и внешнего облика человека: его мимику, жестикуляцию, тембр речи, осанку, темп движений и т. д. Кроме того, у анахатной субличности есть свой «инструментарий», пока еще не очень большой, но свойственный только ей: определенные жесты, словечки, гримаски, вещественные предметы.
Существенным отличием анахатной субличности от субличностей трех низших уровней является ее способность выступать в фоновой или служебной роли для других субличностей — муладхарные, свадхистханные и манипурные субличности этого не умеют, они могут выступать лишь как управляющие, а иначе практически выключаются или становятся неощутимыми.
Субъективное ощущение человека от анахатной субличности — что она всегда «недалеко», хотя не факт, что если ее прямо позвать, то она сразу подбежит: она относится к человеку, как норовистая лошадь к своему ковбою. Если у нее хорошее настроение, на ней можно ехать, куда нужно и даже на ней охотиться, но если она встала не с той ноги, то даже подозвать ее — проблема, не говоря уже о послушании командам.
Формирование определенного качества характера в виде анахатной субличности означает, что это качество стало неотъемлемой чертой человека, проявляющейся достаточно регулярно и во всех областях его жизни; более того, у него есть чувство, что эта черта потенциально может реализоваться в почти любой жизненной ситуации — но «приказать» ей проявиться, когда она того отчетливо не желает, он все же не может.
Рассмотрим, например, такое качество человека, как доброта. Когда можно сказать, что оно становится неотъемлемой чертой его характера, то есть субличность Добряка выходит на уровень анахаты? Это означает, что добрая улыбка и бескорыстная помощь другим людям — частые сюжеты в жизни этого человека, ему в принципе легко простить другого, помочь близкому и далекому; он по характеру незлобив и не обидчив, и этими качествами обладает настолько устойчиво, что ему не нужно специально их поддерживать в своем сознании для того, чтобы они проявились. Поэтому его субличность Добряка с успехом помогает на служебной роли другим его субличностям, таким, как Подчиненный, Начальник, Отец Семейства, Старый Друг и многим другим. Но если субличность Добряка находится у человека на уровне муладхары или даже манипуры, она не сможет помогать в служебной роли его другим субличностям — она сможет проявиться лишь как управляющая в соответствующих редких эпизодах его жизни, целиком посвященных темам прощения, бескорыстной помощи, искренней улыбки и т. д.
Роль, соответствующая анахатной субличности, занимает существенную часть жизни и помыслов человека, хотя она не оформлена «законодательно» как определенная часть его жизненного распорядка, и легко может быть потеснена базисными ролями — потеснена, но не сдвинута в угол. Это, например, устойчивое хобби человека, увлечение, которым он занимается уже много лет и которое существенно поддерживает его душевное равновесие, но не стало все же профессией или регулярным занятием. Он, например, на досуге для своего удовольствия посещает рестораны большого города, или путешествует по его канализационной сети, или через иллюстрированные журналы отслеживает личную жизнь звезд экрана, или дружит с одной из них в роли преданного поклонника. Другой пример анахатной субличности — многолетняя безнадежная и безответная любовь к жене старого друга, с которой человек время от времени ведет беседы о своей жизни, не рассчитывая на что-то более серьезное. Когда соответствующая субличность активизируется, человек чувствует сильное желание увидеть эту женщину и о чем-то с ней поговорить — не так важно, о чем конкретно.
Анахатная субличность очень устойчива, так просто ее не опрокинешь и не опровергнешь. Если ей соответствует социальная роль, то обычно в ней человек себя чувствует полупрофессионалом — но таким, который при случает даст много очков вперед официальному «специалисту». Так дилетант-любитель поэзии может знать ее в некоторых отношениях много лучше профессионального литературного критика.
У анахатной субличности нет выраженных атрибутов, характерных для вишудховской личности, но есть намеки на эти атрибуты. Каждый серьезный автор надеется, что чтение его книг создает у читателя анахатную субличность, терпеливую и внимательную.
Примеры предъявления анахатной субличности:
— Я, когда вижу женщину, чувствую, что становлюсь как-то живее, интереснее, начинаю ей что-то рассказывать, предлагать, объяснять...
— Я каждый сезон в теннис играю, очень это люблю, хотя профессиональные соревнования — не мое, но и у перворазрядников, случается, сет выигрываю.
— Я, когда стал акварелью увлекаться, так ею проникся, что даже мир теперь по-другому вижу, ярче, подробнее, свежее.
— Я человек верующий, и хотя в церковь нерегулярно хожу, но дома перед иконами часто стою, и разговариваю с ними, и советы получаю, и стараюсь им следовать.
Упражнение 12. Подумайте, какие ваши субличности находятся на анахатном уровне. Предъявите их во фразах. Подумайте, какие из них вы бы предпочли видеть на манипурном, свадхистханном или муладхарном уровне или вовсе несуществующими, а какие бы хотели повысить «в ранге». Что этому мешает?
Упражнение 13. Определите, какую субличность какого уровня (отсутствующую, муладхарную, свадхистханную, манипурную, анахатную или более высокую) предъявляет прямо или косвенно человек в следующих репликах и пяти репликах по вашему выбору. Назовите эту субличность.
1. — Я обычно чувствую себя выше других — или в крайнем случае на равных.
2. — Муж мне изменил — представляешь? Теперь привыкаю к роли обманутой жены.
3. — Я любитель хорошо поесть! Со вкусом!
4. — Дети — моя любовь. Вечно кто-нибудь вокруг вертится — или свои, или чужие — кто их разберет.
5. — Я постоянно всего боюсь: ночью — призраков, днем дома — грабителей, на улице — мужчин, особенно усатых.
6. — Я — вечная жена своих быстро меняющихся мужей.
7. — У меня дурная привычка: как увижу что хорошее — обязательно позавидую, или даже украду ненароком.
8. — Страстям я не подвержен, за исключением стяжательства и накопительства — но тоже умеренно, в доме еще отдельные места свободные есть.
9. — Ну, бывает, выпиваю с друзьями — но только по поводу.
10. — Я на мужчин люблю иногда смотреть — но только издали, уверяю вас, вблизи они пахнут.
Упражнение 14. Подумайте и решите, какие из следующих качеств (ролей) не проявлены у вас в виде субличности (а), какие представлены в виде муладхарной субличности (б), какие — в виде свадхистханной субличности (в), в виде манипурной субличности (г), в виде анахатной субличности (д), а какие — в более развитом виде (е). Выразите свое решение в виде соответствующей фразы-самопредъявления субличности. Аналогичное задание для пяти качеств (ролей) по вашему выбору.
1. Лучший из Лучших.
2. Образец Невежества.
3. Мелкий Хулиган.
4. Беспристрастный Наблюдатель.
5. Судья.
6. Адвокат.
7. Прокурор.
8. Любимец Публики.
9. Кающийся Грешник.
10. Неприступная Твердыня.
Упражнение 15. Предъявите следующие субличности и пять субличностей по вашему выбору: а) как несуществующие, б) как муладхарные, в) как свадхистханные, г) как манипурные д) как анахатные.
1. Девственница.
2. Соблазнитель.
3. Разочарованный.
4. Возмутитель Спокойствия.
5. Обыватель.
6. Гражданин.
7. Имитатор.
8. Последователь.
9. Поклонник.
10. Спорщик.
Вишудховская субличность. Субличность на вишудхе предстает в развитом и законченном виде, со всем списком атрибутов, которые на предыдущих уровнях развития субличности наблюдались лишь отрывочно и фрагментарно. Эта субличность обычно играет существенную роль нередко являясь основной.
Вишудховская субличность может быть уподоблена (не вполне полноценной) личности внутри человека; в частности, у нее есть намек на мировоззрение, своя система ценностей, жизненная программа, внутренний и внешний мир, свойственный ей способ самовыражения и видения самой себя и человека в целом. У нее есть свое место в психических процессах и ее проявления представляют собой совершенно определенную область в общем пространстве психики. Ее выход к микрофону всегда согласован с другими вишудховскими субличностями. Она является существенной поддержкой для человека в его жизни, и он существенно на нее опирается — практически каждый день, хотя ее управляющие включения (выходы к Главному микрофону) могут быть не такими частыми.
Вишудховская субличность довольно устойчива и человек обычно заранее знает, когда она собирается активизироваться, и умеет ее активизировать сам в подавляющем большинстве ситуаций.
Выходя на вишудху, субличность получает в психике человека своего рода гражданство — теперь у нее есть определенные права, но также и обязанности. К числу ее обязанностей относится устойчивая поддержка определенных состояний сознания человека и стабильное исполнение определенных функций, возложенных на нее психикой в целом — так, что человек может не фиксировать на них своего центрального внимания. Иными словами, вишудховская субличность представляет собой программу подсознания, поддерживающую устойчивый навык (технику), так что эта субличность легко может быть служебной для других субличностей, с которыми естественно сочетается. Пример «профессиональной» вишудховской субличности дает совершенное знание человеком какого-либо ремесла — например, профессионального умения водить автомобиль. Тогда он может вести его, не обращая специального внимания на педали газа и тормоза и рулевое колесо — для управления машиной ему (исключая критические дорожные ситуации) достаточно фонового внимания, а центральное внимание может быть посвящено разговору с пассажирами, обдумыванию своих планов, слушанию музыки и т. д.
Вишудховская субличность обладает правом, будучи активной, оттеснить любую субличность более низкого уровня, которая ей мешает. С другой стороны, конфликты между несовместимыми вишудховскими субличностями могут быть очень травматичными для человека, так как «битва» здесь разворачивается очень серьезная, глубоко затрагивающая не только поверхностные эмоции, но и физиологию человека.
Чаще всего вишудховская субличность имеет четкий ритуал своего включения, состоящий частично из внутренних настроек, а частично из внешних, нередко вполне материальных действий. Вот ответственный работник утром входит в свой кабинет, раскладывает в определенном порядке документы, смотрит почту, определенным образом настраивает свой ум — и чувствует, что готов к работе: подключение к фирменному и деловому эгрегорам произошло, можно вызывать секретаря и начинать рабочий день. Вот профессиональный спортсмен надевает спортивную форму, выбегает на стадион, совершает пробежку, делает несколько разминочных упражнений — и он готов к очередной серьезной тренировке. Вот профессиональный лектор собирается с мыслями, проверяет в зеркале свой внешний вид, выходит на кафедру, раскладывает перед собой конспект лекции с необходимыми цитатами, окидывает глазами аудиторию — и чувствует, что нужные слова и интонации уже выстроились в очередь и готовы для озвучивания.
Со стороны может создаться впечатление, что вишудховская субличность послушна своему хозяину — и это так и есть, но, во-первых, это дается не бесплатно, а во-вторых, и человек находится в определенной зависимости от своей вишудховской субличности. Она периодически требует своего включения (входит это в планы человека или нет), причем подготовка к ее активизации начинается заранее и отнимает у человека довольно много сил, и если обстоятельства складываются так, что субличность не может активизироваться и «откатать» подготовленную ею программу, она сильно страдает и «бьет» своего хозяина — он испытывает своего рода микро— (а иногда и макро-) стресс, острое разочарование, упадок сил и т. п. Кроме того, вишудховская субличность регулярно требует определенной заботы о себе, вложения сил в свои обучающие программы, траты денег на материальные аксессуары, в частности, на профессиональные инструменты, которые для вишудховской субличности — важнейшие атрибуты.
Если вишудховская субличность отчетливо хочет проявиться в центральной (управляющей) роли, человеку очень трудно ей отказать, тем более, что она обычно готовит эту ситуацию заранее — и во внешнем мире, и психологически. Он переживает это ее стремление как «неодолимое» личное желание, подавить которое ему чрезвычайно трудно, а если и удается, то потом надолго остается горькое сожаление и огорчение — если не более сильные чувства. Быстро уничтожить вишудховскую субличность практически невозможно — как говорят в народе, «мастерство не пропьешь» — но ее можно постепенно понизить в ранге до анахатной и далее.
У вишудховской субличности есть четыре отчетливо выраженных аспекта, соответствующие модальностям психологического архетипа, то есть у нее есть определенное пространство во внутреннем мире человека, определенная область проявлений в его внешнем мире, свой собственный стиль внешнего выражения и индивидуальный способ восприятия внешнего мира. Она может придавать этим аспектам разное значение, но в том или ином виде представлены все четыре.
Аналогично, у вишудховской субличности есть ипостаси, соответствующие всем высшим архетипам: Янскому, Иньскому, Синтетическому, Качественному, Предметному, Символическому, Содержательному и т. д.; лучше или хуже проработанные, эти ипостаси обязательно должны у нее присутствовать — иначе она не сможет выполнять возложенные на нее функции. Чем лучше развиты эти аспекты у данной субличности и чем точнее они взаимодействуют друг с другом, тем успешнее она может решать свои задачи и тем легче человеку находить с ней общий язык и, в частности, управлять ею.
С другой стороны, у каждой вишудховской субличности есть свои приоритеты в высших архетипах: на какие-то из них она опирается и использует чаще, какие-то ей неудобны и она старается без них обходиться — но полностью проигнорировать «нелюбимый» высший архетип она все же не может (даже если человеку кажется, что это так).
Вишудховские субличности по своим проявлениям довольно четко делятся на два типа: управляющие и служебные, причем управляющие не особенно любят оказываться в роли служебных, а служебные исключительно редко оказываются в роли управляющих. К числу управляющих часто относятся вишудховские субличности, соответствующие устойчивым внешним ролям человека, особенно социально оформленным: Мать семейства, Ребенок, Руководитель Предприятия, Психолог-консультант, Мастер-сантехник, Алкоголик, Шизофреник, Позор Семьи и т. д. К числу служебных нередко относятся вишудховские субличности, соответствующие тем или иным качествам человека, не имеющим внешне-социального оформления: Весельчак, Легкий Человек, Оптимист, Толстяк, Упорный Труженик, Трудоголик, Наблюдатель, Важный Господин, Деталировщик, Соблазнительная Женщина, Донжуан, Зануда, Скандалист, Трутень, Бытовой Философ, Инвалид и т. д.
Примеры предъявления вишудховских субличностей:
— Я — капитан дальнего плавания.
— Я — мать трех малолетних детей.
— Я — действующий мастер спорта по теннису, неоднократный обладатель кубков и призов международного образца.
— Что в семье плохо ни произойдет — всегда я виноват, и меня наказывают ремнем или голодом, и так каждый день!
Упражнение 16. Подумайте, какие ваши субличности находятся на вишудховском уровне. Предъявите их во фразах. Подумайте, какие из них вы бы предпочли видеть на анахатном или более низком уровне или вовсе несуществующими, а какие бы хотели повысить «в ранге». Какие из ваших анахатных субличностей вы хотели бы видеть на уровне вишудхи?
Для каждой из своих вишудховских субличностей определите, управляющая она или служебная, а также постарайтесь понять, какие архетипы она предпочитает:
а) Ян или Инь;
б) Локальный или Глобальный;
в) Символический или Содержательный;
г) Творение, Осуществление или Растворение.
Какая из высших модальностей наиболее характерна для данной вашей субличности?
Упражнение 17. Определите, какую субличность какого уровня (вишудховского, выше или ниже) предъявляет человек в следующих репликах и пяти репликах по вашему выбору. Назовите эту субличность.
1. — Я постоянно, всегда хочу есть — это что-то необыкновенное!
2. — Я — поэт, со стажем, член Литературного Фонда, пишу стихи каждый Божий день, с перерывами на еду и общение с друзьями и читателями.
3. — Я — начинающий ботаник, уже выучил названия всех растений на нашем огороде.
4. — Больше всего на свете я люблю природу, и любуюсь ей всегда, когда оказываюсь на свежем воздухе.
5. — Мне очень нравятся мужчины, особенно хорошо одетые: как увижу — прямо сердце замирает.
6. — У меня есть твердая такса на мои эскорт-услуги.
7. — Что ж с того, что я твой муж — что, на другую женщину и посмотреть нельзя, хоть издали? Каждый раз скандал по пустому поводу!
8. — Мои дети меня радуют с утра до вечера, даже когда плохо себя ведут — все равно мне с ними хорошо.
9. — В моей жизни есть моя работа — а больше нет ничего, о чем можно было бы говорить.
10. — Я люблю сам убирать свою квартиру, и поддерживать в ней порядок, и готовить себе пищу — какая жена так мне угодит, как я сам?!
Упражнение 18. Подумайте и решите, какие из следующих качеств (ролей) не проявлены у вас в виде субличности (а), какие представлены в виде муладхарной субличности (б), какие — в виде свадхистханной субличности (в), в виде манипурной субличности (г), в виде анахатной субличности (д), в виде вишудховской субличности (е), а какие — в более развитом виде (ж). Выразите свое решение в виде соответствующей фразы-самопредъявления субличности. Аналогичное задание для пяти качеств (ролей) по вашему выбору.
1. Усердный Труженик.
2. Хронический Бездельник.
3. Горожанин.
4. Сельский Житель.
5. Моряк.
6. Стихийный Психотерапевт.
7. Пассажир (Поезда, Самолета, Автомобиля).
8. Подчиненный.
9. Домохозяин (Домохозяйка).
10. Родственник.
Упражнение 19. Предъявите следующие субличности и пять субличностей по вашему выбору: а) как манипурные б) как анахатные и в) как вишудховские.
1. Верующий.
2. Товарищ.
3. Подруга.
4. Поклонник.
5. Знаменитость.
6. Плотник.
7. Домашний Мастер.
8. Кулинар.
9. Исполнитель Бардовских Песен.
10. Любитель Повеселиться.
Аджновская субличность. Казалось бы — куда дальше? Зачем человеку более представленные в психике и управляемые им субличности, чем вишудховские? И возможны ли они?
Однако жизнь устроена так, что в некоторые периоды времени — длительные периоды — потребность в определенной субличности или, шире, программе подсознания, возникает настолько регулярно, так что она потенциально может понадобиться в любой момент времени и в принципе может включиться в управляющем или фоновом (служебном) режиме практически во всех жизненных ситуациях и состояниях человека. Такая программа подсознания может быть названа неспецифической — организм ощущает ее потенциальное присутствие всегда, что бы с ним ни происходило. Таковы, например, программы подсознания, управляющие физиологическими процессами — сердцебиением, дыханием, сокращением сосудов и т. д.
Аджновская субличность является глобальным аспектом психики человека в целом, то есть она в принципе может проявиться (как управляющая или служебная) в любой ситуации и в любом психологически значимом процессе. Такие субличности существуют обычно замкнутыми семействами, в которых чаще всего насчитывается две, реже три или более субличностей. При этом нередко одна из субличностей семейства (доминантная) представлена в сознании человека очень ярко и приписывается им себе как фундаментальная черта характера или рода занятий, а вторая (противоположная или дополнительная) черта человеком чаще всего у себя отрицается и приписывается окружающему миру — но в действительности существует у него в виде не менее свойственной ему субличности, хотя и мало осознанной — обычно человек воспринимает ее как теневую или случайную.
Часто человек с отчетливой аджновской субличностью это своего рода фанатик, увлеченной одной-единственной идеей, за которую он всю жизнь с кем-то борется, и ничто другое, кажется, его не волнует. Эта идея может иметь вид внешней деятельности, мировоззрения или проработки черты характера, например:
— Отчего в мире столько зла? И я каждый Божий день с утра до ночи вынужден ему противостоять — практически в одиночестве!
— Я постоянно борюсь за самого себя, доказывая всем и себе самому, что чего-то стою — и нет ни минуты мне отдыха в этой борьбе.
— Я хочу быть честным — и думаю об этом постоянно, все происходящее оцениваю и корректирую с этой точки зрения.
Каждое из этих самопредъявлений заслуживает психологического анализа, который неизбежно выделит за такой фразой две аджновские субличности. В первом случае это доброе «я» и злое «я», причем второе экстериоризовано (приписано внешнему миру), но фактически является неотъемлемой чертой характера человека и экстериоризованной субличностью. Второе самопредъявление обозначает также две антагонистические аджновские субличности, борьба между которыми занимает всю жизнь человека: это его самоутверждающее «я» и самоунижающее «я».
Аджновские субличности в пределах семьи не обязательно непримиримо воюют — у них могут быть и вполне дружеские отношения, когда они обе осознаются человеком и друг друга дополняют — например, истинному художнику свойственен эстетический взгляд на жизнь, он может очень остро чувствовать как гармонию, так и безобразие мира, и эти два способа мировосприятия будут у него чередоваться в зависимости от конкретных обстоятельств, но душевного конфликта в этой связи у него не будет:
— Я всегда стараюсь увидеть красоту мира, но когда мне это не удается, остро переживаю его уродливость.
Аджновские субличности у психологически развитого человека редко бывают управляющими, но они (по крайней мере, хотя бы одна из семьи) легко подстраиваются как служебные к любой актуальной субличности, и это — один из основных признаков аджновской семьи. Иными словами, аджновская семья субличностей всепроникающа — и потому неспецифична, это некоторая окраска всей психической жизни человека без исключения. Поэтому переход от вишудховской личности к аджновской труден и технически, и мировоззренчески — при этом приходится отказываться от специализации, локальной определенности проявления субличности для достижения ее универсализации (в компании с альтернативными ей субличностями ее семьи).
Каждой аджновской субличности соответствует (возможно, неполное) мировоззрение человека, его система ценностей, убеждений и жизненных программ — которые, однако могут сильно меняться при переходе к другой субличности той же семьи. У интегрированной личности — о ней см. книгу автора «Эволюция личности» — (частичные) мировоззрения ее отдельных аджновских субличностей становятся полным набором, если объединить эти мировоззрения вместе — но у менее развитых людей эти мировоззрения существенно противоречат друг другу, порой даже антагонистически.
По сравнению с вишудховской, аджновская субличность несколько (иногда существенно ) слабеет — за счет универсализации ей приходится довольствоваться скромным запасом атрибутов и выразительных средств, ибо они должны быть применимы в любой мыслимой и немыслимой психической ситуации. Но зато за ней нередко стоит отчетливо трансперсональная энергия соответствующего архетипа, что иногда очень чувствуется и человеком, и окружающими. Вероятно, выход на высокий профессиональный уровень (то есть создание вишудховской субличности) в любом деле предполагает период аджновской (или даже сахасрарной) тотальной увлеченности, когда человек находится в полной власти соответствующего архетипа и служит ему верой и правдой всем своим существом — а за верную службу архетип через некоторое время его отпускает, оставляя устойчивый канал связи, не блокирующий остальные сферы жизни человека.
Аджновская субличность — это нечто большее, чем глубокая черта характера, ей соответствует фундаментальный аспект психики человека, на который (или на альтернативные ему из соответствующей семьи) она опирается постоянно. Таким образом, аджновская субличность всегда является или доминирующей, или основной.
Конечно, можно пытаться создавать себе аджновские субличности из привлекательных для человека черт характера или родов деятельности, но при этом следует иметь в виду, что при переходе от вишудхи к аджне неизбежно активизируются субличности, логически альтернативные данной, и с ними придется как-то справляться: и во внутреннем мире, и во внешнем, и в конечном счете предоставлять им также аджновское место в собственной психике. Это обстоятельство может чрезвычайно озадачить наивного борца за прилежание, чистоту, справедливость, добро, любовь, религиозность и иные безусловные ценности, но психика человека на удивление синтетична и в своей глубине всякое качество соотносит и интегрирует (сплавляет) с его противоположностью или дополнением, и при переходе на аджну этот эффект проявляется очень откровенно, что знают все люди, существенно продвинувшиеся в поисках своего идеала: он на определенном этапе непременно повернется к ним своей противоположностью, как бы испытывая их на прочность и серьезность намерений.
Истинный творец сталкивается с ощущением своей полной бездарности, руководитель — с беспомощностью, верующий — с сомнениями, трудящийся — с упадком сил, мудрец — с тупостью и ограниченностью своего ума, возлюбленный расстается со своим предметом, финансист разоряется, художник видит безобразие вместо прекрасного холста, слова перестают слушаться поэта, автор теряет внимание читателя. По-настоящему народный артист хорошо знает, каким жестоким бывает полупустой равнодушный зал и какой безнадежной — внутренняя или внешняя пустота; истинный ученый не раз и не два испытывает чувство абсолютной беспомощности перед тайной бытия, не желающей открываться ему ни под каким видом, — и эти переживания запоминаются и усваиваются подсознанием столь же глубоко, как и успешные проявления соответствующих субличностей, пока они — в комплекте! — не становятся аджновскими, образуя аджновскую семью. Солдат идет не только убивать — он идет и умирать, и на аджновском уровне эти две субличности существуют одновременно.
В пространстве архетипов существуют естественные аджновские семьи субличностей, соответствующие универсальным архетипическим семьям. Например, универсальной Диадической семье, состоящей из архетипов Ян и Инь, соответствуют архетипические субличности человеческого архетипа (Адама Кадмона), которые можно было бы назвать активное (мужское) «я» и адаптивное (женское)»я»; Холистической семье, состоящей из Локального и Глобального архетипов, соответствуют архетипические субличности, которым подходят имена Педант и Философ; Логистической семье, состоящей из Символического и Содержательного архетипов, соответствуют архетипические субличности, которые можно назвать Формалист и Сущий, Диалектической семье (архетипам Творения, Осуществления и Растворения) — субличности Творца, Работника и Ликвидатора, Психологической семье — Интроверта, Экстраверта, Интрофила и Экстрафила, и т. д. Насколько соответствующие субличности развиты и осознаны у конкретного человека — вопрос сложный, ясно только, что до аджновского уровня осознания они доходят мало у кого, хотя являются чрезвычайно полезными инструментами психической жизни.
Примеры предъявления аджновских субличностей:
— Вся моя жизнь — борьба между ленью и чувством долга.
— Я на все смотрю с позиции справедливости.
— Главнейшая тема моей жизни — борьба с болезнями, и она поглощает меня целиком.
Упражнение 20. Подумайте, какие ваши субличности находятся на аджновском уровне. Предъявите их во фразах. Подумайте, какие из них вы бы предпочли видеть на вишудховском или более низком уровне или вовсе несуществующими, а какие бы хотели повысить «в ранге». Какие из ваших вишудховских субличностей вы хотели бы видеть на уровне аджны?
Упражнение 21. Предъявите следующие субличности и пять субличностей по вашему выбору: а) как анахатные и б) как аджновские.
1. Борец за Свободу.
2. Критик.
3. Верующий.
4. Энтузиаст.
5. Пессимист.
6. Жертва Несправедливости.
7. Спасатель.
8. Начальник.
9. Послушная Девочка.
10. Роковой Мужчина.
Сахасрарная субличность. Субличность на сахасраре — своего рода император психики: она является доминирующей и рассматривает все остальные субличности как подчиненные себе. В отличие от аджновских, существующих семьями, сахасрарная субличность всегда одна, и конкуренции она не терпит. Она не склонна проявляться в качестве служебной и как правило является управляющей — опять-таки, в отличие от аджновской субличности, которая в основном проявляется в служебной роли.
Для сахасрарной субличности характерен высокий уровень самоидентификации, когда человек говорит: «Я — такой-то», — и ставит при этом логическое ударение на «я». При этом что бы он ни делал и что бы ни переживал, эта его самоидентификация не меняется: все виды его деятельности и переживаний, по идее относящиеся к иным субличностям, воспринимаются человеком как вариации сахасрарной (доминирующей) субличности. Таким образом, если на аджновский уровень выходит субличность, которая может подстроиться к любой другой субличности человека как служебная, то на сахасрарный уровень выходит субличность, сумевшая по отношению к каждой другой субличности встать как управляющая — разница велика.
Обычно данная субличность может существовать на сахасрарном уровне не слишком долго — это означает период острого увлечения человеком какой-либо темой, занятием, переживанием, — увлечение настолько острое, что оно способно вытеснить все остальные интересы и дела человека на подчиненные роли. Длительное увлечение данной субличностью и укоренение ее в сахасрарной позиции чревато для психики существенными искажениями, означающими душевную болезнь или особую, очень нестандартную жизненную миссию — например, судьбу высокого пророка. С другой стороны, без (хотя бы непродолжительного) выхода субличности на уровень сахасрары невозможно ее «прочувствование» человеком и полноценное ее проявление на аджновском и вишудховском уровнях.
Для сахасрарной субличности характерно несбалансированное мировоззрение и искаженная система ценностей, но эту субличность следует рассматривать как кратковременный этап в динамике развития психики в целом, и не делать на основе текущих высказываний человека слишком далеко идущих выводов — он сейчас, говоря обычным языком, сильно увлечен, и (вероятно) скоро остынет или увлечется чем-то еще.
Примеры самопредъявления сахасрарной субличности:
— Я влюблен — безумно! Вся моя жизнь — в любимой!
— Я почувствовал сегодня: я — ученик Великого Учения, и все остальное померкло перед моими глазами.
— Истина, которая мне явилась, важнее всего на свете, и я — пророк ее!
— Для меня сейчас ничего не существует, кроме моей ненаглядной крошки.
— Моя единственная реальность — Бог, а весь остальной мир я вижу в сильном тумане.
Упражнение 22. Вспомните свои сахасрарные субличности и соответствующие жизненные периоды и переживания. На каком уровне сейчас находятся эти субличности? Как их изменило их сахасрарное бытие?
Считаете ли вы сахасрарные субличности опасными? Важными? Излишними? Ответьте на этот вопрос а) для себя и б) для ваших близких и знакомых.
Упражнение 23. Предъявите на уровне сахасрары следующие субличности и пять субличностей по своему выбору.
1. Судья.
2. Раб.
3. Жрец.
4. Авторитет.
5. Завистник.
6. Победитель.
7. Неудачник.
8. Самокритик.
9. Романтик.
10. Коллективист.
* * *
В течение жизни человека его субличности видоизменяются, поднимаясь и опускаясь по ступеням эволюционной лестницы, и «предыстория» субличности очень важна: анахатная субличность, только-только возникшая из манипурной, существенно отличается от анахатной субличности, поднимавшейся когда-то до вишудхи, или аджны (а то и сахасрары), а затем спустившейся обратно на анахату. Субличности меняются (в том числе и по своему эволюционному уровню в рамках психики) по мере развития человека и исполнения им своих задач, но они во многих смыслах слова ведут себя как живые существа, и строить отношения с ними следует, исходя из этого обстоятельства. В частности, чем раньше человек замечает появление новой субличности и чем точнее он оценивает положение и движение уже имеющихся субличностей по эволюционной лестнице, тем легче ему налаживать с ними отношения и мирить и согласовывать их друг с другом.
Упражнение 24. Попытайтесь ретроспективно отследить эволюционный путь своих нескольких субличностей (в том числе уже исчезнувших) — как они зарождались, обозначались на муладхаре, переходили на свадхистхану и т. д.
Глава 3
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АРХЕТИП И СУБЛИЧНОСТИ
Психологический архетип. В этой главе мы подробно рассмотрим четыре основные субличности человека, соответствующие акцентуации его внимания на внутреннем мире, на внешнем мире, внешнему выражению и внутреннему восприятию, в их связи с различными субличностями человека.
Деление психологической реальности на внешний и внутренний миры не ново — оно существует, вероятно, столько же, сколько существует человек. В минувшем (ХХ-ом) веке его исследовал швейцарский психолог Карл Юнг, посвятивший этой теме свою знаменитую книгу «Психологические типы». Однако в этой книге практически не затронут вопрос, что же такое есть внутренний и внешний миры и чем они различаются у разных людей, и не менее существенный вопрос о взаимодействиях и взаимосвязи этих миров, и их роли в жизни человека. Ниже вниманию читателя предлагаются некоторые идеи, наблюдения и конструкции автора, долженствующие пролить свет на эти непростые вопросы.
Ввиду чрезвычайной важности для психологии схема 1, на которой изображены внешний и внутренний миры человека и их взаимосвязи, была названа автором Психологическим архетипом (см. книгу «Архетипы психики», гл. 3-5). Таким образом, Психологический архетип представляет собой совокупность, состоящую из двух объектов: внутреннего мира человека и его внешнего мира, а также двух каналов взаимосвязи этих объектов — на психологическом языке они называются проекцией и интроекцией (З. Фрейд, Ф. Перлс) или экстериоризацией и интериоризацией. По мнению автора, эти каналы, которые он называет каналом выражения и каналом восприятия, играют в жизни человека не меньшую роль, чем сами по себе внешний и внутренний миры, и их рассмотрением мы также займемся.
Состояние сознания человека, когда он погружен во внутренний мир, называется интровертным, а когда он погружен во внешний мир — экстравертным; если он занят трансляцией энергии и информации из внутреннего мира во внешний, мы будем говорить, что он находится в экстрафильном состоянии сознания, а если у него идет внутреннее восприятие внешнего мира, то такое состояние сознание мы будем называть интрофильным. Эти четыре состояния сознания мы в дальнейшем будем называть базисными психологическими состояниями сознания.
Базисные психологические потребности. Есть ли у вас, уважаемый читатель, внутренний мир? А внешний имеется? Играет ли он в вашей жизни существенную роль? А высказаться перед внимающей вам аудиторией — тянет или нет? Хотя бы иногда? Интересует ли вас внешний мир — не как объект воздействия, а как исполненный необыкновенных чудес и тайн, которые вам хочется увидеть, услышать, почувствовать и запомнить?
Психологию давно интересует вопрос: какие потребности человека являются базисными (основными, фундаментальными), не сводимыми к другим? Понятно, что этим потребностям должны соответствовать основные субличности — хотя бы теневые, и их непременно следует вывести на свет сознания и тщательно рассмотреть. Если вынести за рамки рассмотрения чисто биологические потребности (в воздухе, пище, защите от холода, продолжении рода), то, видимо, одними из самых главных из оставшихся будут потребности в проживании описанных четырех состояний осознания и реализации специфических для них задач. Итак, что нужно человеку? Автор предлагает читателю на рассмотрение четыре важных психологических потребности — настолько важных, что, по его мнению, они вполне заслуживают названия базисных психологических потребностей.
Потребность переживания. Человеку нужно самостоятельно и в одиночестве переживать внутри себя впечатления, получаемые им из внешнего мира, а также образы и стремления, поступающие из глубины его души и приходящие напрямую (телепатическим путем) из окружающего тонкого мира. Субличность, соответствующая этой потребности, называется внутренним «я». Человек, у которого эта потребность выражена ярче других базисных психологических, называется интровертом.
Потребность проживания. Человеку нужно принимать участие в жизни внешнего мира, сливаться с ним, жить его целями, делами и страстями, забывая про свой внутренний мир. Субличность, соответствующая этой потребности, называется внешним «я». Человек, у которого потребность проживания выражена ярче других, называется экстравертом.
Потребность выражения. Человеку нужно предъявлять внешнему миру свой внутренний потенциал, свои идеи, мечты, планы, и свойственным ему способом влиять на внешнюю реальность. Субличность, соответствующая этой потребности, называется демонстративным «я». Человек, у которого ярче других выражена эта потребность, называется экстрафилом (в психологии распространен термин «демонстративная личность»).
Потребность свидетельствования. Человеку нужно наблюдать за внешним миром, переводя свои впечатления вовнутрь и запоминая их. Субличность, соответствующая этой потребности, называется наблюдательное «я». Человек, у которого потребность свидетельствования выражена ярче других, называется интрофилом.
Четыре описанные субличности — внешнее «я», внутреннее «я», демонстративное «я» и наблюдательное «я» — в совокупности образуют психологическую семью субличностей человека; эти субличности далее иногда называются психологическими «я» человека.
Гармоничный и разносторонне реализованный читатель в этом месте может недоуменно пожать плечами и сказать: «Все эти четыре потребности возникают время от времени в моей жизни, и я не могу отдать предпочтения какой-то одной из них». Действительно, чистые типы встречаются редко — однако в каждой конкретной ситуации человеку может быть свойственно состояние сознания, отвечающее одному из описанных типов, и сменить его на другое ему может быть чрезвычайно сложно, даже если он при этом действует откровенно во вред себе или окружающим. Это связано, в частности, с тем, что у каждого человека есть врожденные акцентуации поведения и состояния сознания; а кроме того, на него действует сила привычки, которая незаметно управляет его вниманием — в гораздо большей степени, чем он может предполагать. Но, независимо от причин, фактически в большинстве ситуаций, особенно для себя острых или ответственных, человек ведет себя так, что можно подумать, что он заядлый интроверт (или интроверт, или экстрафил, или интрофил), и сменить этот тип поведения в данной ситуации ему чрезвычайно сложно — хотя в другой ситуации он может вести себя так, как будто он — прирожденный экстрафил (или интроверт, или экстрафил). Переходя на язык субличностей, можно сказать, что внутренне, внешнее, демонстративное и наблюдающее «я» человека не находят между собой должного взаимопонимания и баланса и с трудом отходят от Главного микрофона, у него оказавшись.
Подобное «залипание» — феномен весьма распространенный и весьма существенный для психики; иногда положительный, но порой резко отрицательный, и человек, желающий овладеть собой, должен учиться как удерживать, так и переключать свое внимание и переходить из одного состояния сознания в другое по своей воле, то есть менять свои психологические «я» по своему усмотрению. А для этого полезно узнать некоторые подробности устройства внешнего и внутреннего миров и связей между ними, а также характерные черты поведения человека, находящегося в описанных состояниях сознания, то есть характеры своих соответствующих субличностей.
Но, несмотря на то, что все эти четыре состояния сознания хорошо знакомы каждому человеку, все же редко можно встретить индивидуума, в жизни которого все они равно освоены и равно важны. В действительности чаще всего одно из этих состояний сознания прекрасно знакомо человеку и хорошо им освоено, являясь для него, можно сказать рабочим (а соответствующая субличность — осознанной) — и одновременно наиболее содержательным в его жизни; в редких случаях два и тем более три из этих состояний являются для него рабочими. С другой стороны, чаще всего одно из этих четырех состояний является нелюбимым, игнорируемым, неосвоенным и в принципе воспринимается как скучное, неудобное, неуютное и по большому счету ненужное (а соответствующая субличность является теневой); соответствующий психологический тип может быть назван с использованием приставки анти: анти-интроверт, анти-экстраверт, анти-экстрафил и анти-интрофил. Таким образом, обычный человек, если брать его предпочтения по большому счету, как правило, может обозначить одну из четырех психологических субличностей как «свою», «главную», «любимую» или «важнейшую» из них, а остальные окажутся для него не такими важными или вовсе неважными (а одна — так, может быть, и ненужной или даже вовсе предосудительной). Для того, чтобы не быть голословным, автор предлагает читателю ответить на вопросы и выполнить следующие упражнения — письменно, а затем устно, воспользовавшись подходящими для этого жизненными ситуациями (в последнем случае последите за реакциями ваших партнеров — они могут вас удивить).
Вопросы к читателю. Представьте себе следующие психологические типы (знак «+» символизирует одновременное сочетание указанных качеств).
1. Интроверт + анти-экстрафил.
2. Интроверт + анти-интрофил.
3. Экстраверт + анти-интроверт.
4. Экстраверт + анти-экстрафил.
5. Экстрафил + анти-интрофил.
6. Экстрафил + анти-экстраверт.
7. Интрофил + анти-интроверт.
8. Интрофил + анти-экстрафил.
9. Анти-экстраверт + анти-экстрафил.
10. Анти-экстрафил + анти-интрофил.
11. Анти-интрофил + анти-интроверт.
12. Анти-экстрафил + анти-интроверт.
Есть ли такие люди в вашем окружении? Может быть, вы знакомы с такими литературными персонажами? Какими словами их можно охарактеризовать? Как вы к ним относитесь: одобряете в принципе, принимаете практически, отвергаете в принципе или практически, считаете для себя недостижимым образцом, или у вас к ним иное отношение? Какое именно?
Вопросы к читателю. Представьте себе, что вы возвратились из путешествия по интересным местам или из важной командировки.
а) Подумайте, как вы будете рассказывать о своем путешествии своим друзьям (коллеге, начальнику, подчиненным)? На чем вы поставите максимальный акцент? Определите, какому вашему психологическому «я»: внешнему, внутреннему, демонстративному или наблюдательному — соответствует ваш рассказ? Сможете ли вы модифицировать ваш рассказ применительно к психотипу партнера, слушающего вас?
б) Подумайте, на какие вопросы ваших друзей вам будет интереснее всего отвечать, а какие поставят вас в тупик или покажутся вовсе несущественными, неуместными и вызовут не вполне понятное раздражение? Ниже предлагается список возможных вопросов ваших друзей — подумайте, к каким вашим базисным состояниям сознания (в течение путешествия) они апеллируют. Вспомните сами распространенные вопросы в этой ситуации и определите, к каким базисным состояниям сознания они апеллируют.
1. — Что произвело на тебя наибольшее впечатление?
2. — Чем ты занимался?
3. — Удалось ли тебе кого-нибудь заарканить?
4. — Что ты больше всего переживал?
5. — С кем ты подружился?
6. — Кого тебе удалось побороть?
7. — Получил ли ты удовлетворение от поездки?
8. — С кем интересным ты познакомился, и что вы делали вдвоем?
9. — Есть ли у тебя желание еще раз туда съездить?
10. — Продемонстрировал ли ты местному населению свою удаль? остроумие? классную фигуру? уникальный ум?
Упражнение 1. Рассказ о событии.
Представьте себе, что вы интроверт (экстраверт, экстрафил, интрофил) и рассказываете своим друзьям или родственникам о случившемся с вами событии. Список событий приведен ниже; дополните его пятью событиями по вашему выбору. Для каждого из этих событий вы должны, таким образом, представить четыре небольших рассказика: интровертный, экстравертный, экстрафильный и интрофильный.
1. Рассказ родителям о получении пятерки по зоологии.
2. Рассказ любимой кукле о конфликте с мамой.
3. Рассказ первоклассницы папе о проделках мальчишек.
4. Рассказ начальнику о преимуществах свободного режима у творческих людей.
5. Рассказ строптивому подчиненному о возможностях фирмы укротить его нрав и поведение в целом.
Подумайте, какие из указанных жанров дались вам легко, а какие — тяжело.
Упражнение 2. Предложение партнеру.
Представьте себе, что вы делаете предложение партнеру — интроверту (экстраверту, экстрафилу, интрофилу). Как вы сможете сделать его наиболее убедительным и соблазнительным, учитывая указанную особенность вашего партнера? Для каждой из тем предложений, представленных ниже, придумайте четыре небольших текстика, соответствующих указанным психотипам партнера. Аналогичное задание для пяти тем предложений по вашему выбору
1. Предложение корыстное домашнему псу гавкать потише и пореже.
2. Предложение дочери-подростку прийти сегодня домой пораньше.
3. Предложение директора зоопарка своему подчиненному отправиться в командировку за удавом — за особое вознаграждение в случае удачи.
4. Предложение директора кондитерской фабрики о сотрудничестве, адресованное представителю фирмы детских игрушек.
5. Предложение новому знакомому не обижаться по пустякам.
Упражнение 3. Воспоминание о закончившемся сюжете.
Вспомните длительный и важный когда-то для вас жизненный сюжет, который к настоящему моменту уже закончился. Подумайте, какие ваши психологические субличности в нем проявлялись (их могло быть несколько, но для вас наиболее важными скорее всего окажутся одна-две). О каких упущенных моментах вы сожалеете? Подумайте, к каким психологическим субличностям (вашим, и ваших партнеров) они относятся? Чего оказалось слишком много? К каким вашим психологическим «я» относятся эти моменты? Вспомните, были ли вы в эти моменты каким-либо «анти»: анти-экстравертом, анти-интрофилом и т.п.
Упражнение 4. Подготовка к серьезному жизненному сюжету.
Подумайте, какой длительный жизненный сюжет к вам приближается (возможно, помимо вашей воли). Каких состояний сознания он от вас безусловно потребует? Какие «анти-состояния» будут ему категорически противопоказаны? Сопоставьте результаты вашего анализа с результатами выполнения предыдущего упражнения.
Психологические модальности поведения. Поведение человека, у которого активна данная субличность, естественно назвать окрашенным соответствующей модальностью; таким образом, в соответствии с четырьмя психологическими «я» сознания мы имеем четыре психологические модальности: внутреннюю, внешнюю, демонстративную и наблюдательную. Таким образом, если внимание человека сосредоточено на его внутреннем мире, то человек будет проявляться во внутренней модальности; если его внимание сосредоточено на внешнем мире, он будет вести себя, используя внешнюю модальность; если он транслирует свой внутренний мир вовне, то он использует демонстративную модальность, а если занят внутренним восприятием, то в своем поведении использует наблюдательную модальность. Рассмотрим их подробнее.
Внутренняя модальность свойственна человеку в состоянии грез, или глубокой задумчивости, когда он почти забывает про внешние обстоятельства и полностью погружается в себя — во всяком случае, его центральное сознание уходит от внешних стимулов, а его внешние реакции становятся автоматическими и неосознаваемыми — или почти не осознаваемыми. В этот момент к нему бесполезно обращаться — он вас не услышит или не увидит, пока не сменит своего состояния сознания на внешнее или внимательное.
Внешняя модальность свойственна человеку, занимающемуся внешними делами и процессами, и увлекающемуся ими до такой степени, что у него нет времени (и желания) обращаться к себе, то есть в свой внутренний мир. Для внешней модальности характерны действия человека, обусловленные внешними обстоятельствами и устойчивыми внешними привычками (позиция: «Я всегда так поступаю, и ни о чем не думаю при этом»). Часто действия во внешней модальности имеют отчетливую внешнюю цель — или совершенно спонтанны.
Демонстративная модальность свойственна человеку, выражающему во внешний мир свои внутренние переживания, идеи, планы и прочие объекты и энергии внутреннего мира. Пользуясь демонстративной модальностью, человек привносит во внешний мир нечто большее, чем если бы он был простым функционером или внешним исполнителем, исполняющим возложенные на него внешние обязанности: он транслирует во внешний мир энергии и информацию, которые до того были его личной внутренней собственностью.
Наблюдательная модальность свойственна человеку, становящемуся в позицию молчаливого свидетеля внешнего процесса, явления или объекта. Он старается при этом не участвовать во внешних событиях, но по возможности подробно и полно их воспринимает и запоминает — с тем, чтобы результаты его восприятия могли стать частью его внутреннего мира — возможно, после соответствующей внутренней обработки и цензурирования.
Упражнение 5. Определите, в какой модальности выступают авторы следующих реплик — во время их произнесения, а также во время паузы до или после них (если такая пауза указана). Если вам неясен контекст и интонация, уточните их по своему выбору. То же задание для пяти реплик по вашему выбору.
1. — Я считаю, по зрелом размышлении, что согласиться с вами, Кондрат, было бы с моей стороны стратегической ошибкой.
2. — Мама! Я упал!
3. — (пристально глядя прямо на партнера, медленно расстегивая заколку для волос) Подожди.
4. — Стой, Никанор, я на тебя еще посмотрю. (пауза)
5. — (после паузы, гневно) Ну и ну, Леонтий!
6. — (долго молча пристально наблюдает за вошедшим гостем) (разочарованным голосом) А-а, это ты...
7. — (закрыв глаза, мечтательно) Как хорошо, когда человек может быть самим собой...
8. — (после паузы) Ты здорово смахиваешь на старого боевого кота, Гостомысл.
9. — (многозначительно) Мне нужно серьезно подумать, Дарья. (замирает, подняв глаза вверх; пауза)
10. — (любовно поглаживая партнера по рукаву) Как хорошо, что ты наконец пришел, Дорофей. (закрывает глаза; пауза)
Упражнение 6. Подумайте, о какой психологической модальности партнера говорят авторы следующих реплик, а также пяти реплик по вашему выбору:
1. — А ведь ты бездельник, Виктор.
2. — Творческого начала в тебе маловато, Нектарий.
3. — А сам ты из этой ситуации никак не выкрутишься, Соломончик? Ну попробуй, напрягись.
4. — Ты фантазер в душе, Леонтий, и в этом твоя беда.
5. — Что ты так на меня уставился, словно проглотить хочешь?
6. — Только не надо сметать меня с лица Земли, пожалуйста, Гервасий.
7. — О чем думаете, сержант?
8. — Я знаю, ты меня ругаешь по обязанности, поэтому не обижаюсь.
9. — Ты всегда так говоришь, и сам наверное уже поверил — а ведь это неправда.
10. — (шутливо) Милая ты моя разлюбезная лебедушка, выгляни из терема своего высокого!
Вовсе не всегда акцентированная в подсознании потребность бывает удовлетворена; иными словами, есть люди, которые сознательно или подсознательно хотели бы часто и разнообразно использовать какую-либо из базисных психологических модальностей, но по разным причинам у них это не получается, или получается, но слишком примитивно и неуклюже. Это означает, что соответствующая психологическая субличность у человека может быть не осознана или не развита в должной степени. Например, обжегшись в детстве или юности на неудачном опыте использования демонстративной модальности, человек делает вывод, что демонстративное «я» для него опасно — и старается, насколько это возможно, этой субличности избегать. Нередко табу на использование той или иной психологической модальности (и субличности) ставит социум — семья, школа, институт, дружеский круг, фирма, похоронное бюро.
Упражнение 7. Рассмотрите по очереди следующие указания (жизненные позиции). Какие психологические модальности и субличности они акцентируют положительно? Какие психологические модальности и субличности они, наоборот, табуируют или обозначают как нежелательные? Ответьте на те же вопросы по поводу пяти указаний или позиций по вашему выбору.
1. Людям нет дела до тебя, пока ты им не нужен практически.
2. Кто ты такой, чтобы иметь свое мнение?
3. Конечная цель любого осмысленного наблюдения — практика.
4. Твои сны и фантазии интересны только тебе самому.
5. Человек, который не умеет наблюдать и молчать об увиденном — пуст.
6. Что толку жить, если потом не о чем вспомнить?
7. Живет только тот человек, который по ходу жизни обо всем забывает.
8. В жизни главное — получение опыта.
9. Если тебя никто не увидел — считай, что ты умер.
10. Без внутренней подготовки любое дело насмарку идет.
11. Познай самого себя.
12. Пока рукава не засучишь, большого ума не сыщешь.
13. Любить люби, а всю жопу — не показывай.
14. Не тот прощелыга, кто врет, а тот, кто поддакивает.
15. Поперед батьки в пекло не лезь.
16. Дурак и в базарный день дырку от бублика наторгует.
17. Настоящая жизнь — здесь и сейчас.
18. Умей забывать обиду.
19. Не умеющий прощать не умеет любить.
20. В тихом омуте черти водятся.
Психологические «я» и их маркеры
По каким признакам мы можем определить, что у человека активна данная субличность? Эти признаки называются ее маркерами; они бывают явными и неявными. Рассмотрим некоторые примеры.
Внутреннее «я» и его маркеры. Активность внутреннего «я» человека по его виду чаще всего определить очень легко: у него закрыты глаза и он что-то тихо напевает себе под нос, заглушая для себя внешние звуки. Глаза, поднятые вверх (в небо) или опущенные вниз, или направленные на очевидно неинформативное место окружающей среды (например, стену с неинтересным рисунком обоев или собственные ногти) в сочетании с отсутствующим выражение лица также часто указывают на внутреннюю модальность — естественно, при условии, что человек при этом ничего не говорит и внешне существенного (для себя) не делает. Попросту говоря, внутренняя модальность диагностируется так: человек, у которого активно внутреннее «я», не воздействует на внешний мир и не обращает на него существенного внимания. Он как бы находится наедине с самим собой — по крайней мере, это для него в данный момент самое главное, а внешний мир если для него и существует, то лишь на фоне, но никак не в фокусе его сознания. Люди, умеющие спать с открытыми глазами или галлюцинировать, имеют характерное выражение лица, которое трудно спутать с нормальным вниманием к внешнему миру: их глаза в этот момент лишены самосознания (в первом случае) или кажутся зеркальными (во втором случае). В том и другом случае человек вовсе не воспринимает окружающего мира зрительно, или видит его через призму сильной метафорической деформации — например, классный учитель, распекающий ленивую школьницу, кажется изрыгающим проклятия драконом, недовольным вкусом принесенной ему в жертву прекрасной царевны.
Иногда авторы в пьес дают такую пометку к реплике персонажа: «обращаясь к самому себе». Эта пометка в точности означает внутренний маркер. Но чаще всего диалоге внутренняя модальность (внут) сочетается с той или иной другой психологической модальностью — демонстративной (дем), внешней (внеш) или наблюдательной (наб) — реализуясь во время паузы перед репликой человека или после нее. Ниже приведены примеры пауз, во время которых человек использует внутреннюю модальность.
— Мне нужно подумать, не торопи меня, Авксентий. (дем) (поднимает глаза вверх и замирает в этом положении) (пауза) (внут)
— (с чувством) О, горе мне, горе! (выр) (замирает в отчаянии, закрыв глаза) (пауза) (внут)
— (долго молчит, думая о чем-то своем и рассматривая стену напротив себя) (внут) (внезапно громко смеется) Ха-ха-ха! (выр)
Вопросы к читателю. Даете ли вы себе право на использование внутренней модальности? Хотя бы иногда? Когда именно? Когда вы считаете ее для себя предосудительной? недопустимой? Почему?
Как вы относитесь к использованию внутренней модальности у окружающих? В принципе? На практике? Умеете ли вы дождаться конца паузы, которую держит углубленный в себя партнер? Умеете ли вы ее тактично сократить, если она чрезмерно затягивается? Раздражают ли вас люди, требующие вашего внимания, когда вы погружены в себя? Сопротивляетесь ли вы таким попыткам? Успешно или нет? Грубо или тактично?
Умеете ли вы медитировать? Вызывает ли у вас это слово раздражение и подозрение в неискренности «медитатора»? Понимаете ли вы, что такое «переживание»? Различаете ли вы внешнее и внутреннее переживание эмоций?
Бывает ли так, что вы скучаете, оставаясь наедине с самим собой? Типично ли это для вас? Что мешает вам обдумывать ваши планы детально? Любите ли вы вспоминать о далеком прошлом? Переживать явно фантастические сюжеты? Любили ли вы в детстве сказки и мифы? Склонны ли вы классифицировать людей по группам? Придумывать или открывать законы мира? Сожалеть о чем-либо давно упущенном? Судить не знакомых вам людей? Много ли вы знаете из биографий ваших прадедов?
Склонны ли вы к необъяснимым перепадам настроений? Способны ли вы на них влиять, и если да, то как, а если нет, то как они действуют на вас?
Упражнение 8. Ответив (по возможности) на все предыдущие вопросы, и рассматривая эти ответы (и отказы отвечать) как реакции неизвестного вам человека, попытайтесь определить роль внутреннего мира и внутреннего «я» в его жизни.
Подумайте, в какой мере вы владеете своим внутренним «я» и умеете по своей воле сочетать его с остальными психологическими субличностями.
Вопросы к читателю. Подумайте, какие еще внутренние маркеры вам известны? Какие внутренние маркеры используют ваши друзья и коллеги? Родственники? Лично вы? Замечают ли ваши внутренние маркеры ваши партнеры? Кто именно их видит, а кто чаще всего не замечает? сознательно игнорирует? Мешает ли это вам? Сказывается ли восприятие или, наоборот, игнорирование вашим партнером ваших внутренних маркеров на ваших отношениях с ним? Как именно? Считаете ли вы это правильным?
Внешнее «я» и его маркеры. Внешняя модальность свойственна человеку, погруженному во внешний мир, когда его центральное внимание полностью сосредоточено на внешних объектах — но ровно в той степени, в какой это требуется для его участия во внешних процессах. Есть два вида внешнего поведения: привычное (штатное) и спонтанное (нештатное), но и то, и другое обычно идет без пауз, и последнее обстоятельство является наиболее характерным внешним маркером, позволяющим отличить активность внешнего «я» от активности выразительного «я» и внимательного «я».
Находясь под управлением внешнего «я», человек как бы подчиняется внешнему процессу или законам внешнего мира (так, как он их понимает) и реагирует соответственно.
Впечатления, полученные внешним «я», или совсем не попадают во внутренний мир, или оказываются там через некоторое время в весьма бледном виде — оказывается, что человек мало что запомнил и воспринял — и так оно и должно быть. Так психотерапевт-профессионал предельно внимателен к своему клиенту во время процесса терапии — но моментально забывает о ходе процесса, как только клиент уходит за порог — с тем, чтобы снова вспомнить все подробности в момент начала следующего профессионального контакта. Наоборот, писатель, собирающий материал для своего очередного романа, может очень хорошо и ярко запоминать встреченных им людей, но при этом его реакции при непосредственном взаимодействии с людьми или природой будут сильно заторможенными и часто неадекватными, восприниматься снаружи как искусственные. Вообще, поведение партнера, воспринимаемое как естественное или спонтанное, часто оказывается внешним, но это не является само по себе гарантией его качества: на низком уровне оно может быть откровенно грубым и эгоистичным.
Внешнее поведение, то есть поведение человека под управлением его внешнего «я», является в некотором смысле антиподом поведению манипулятивному, с заранее обдуманным результатом, хитрой интригой и т. п. — последнее характерно для демонстративного «я». Внешнее поведение исключает прямое влияние внутреннего мира, его прямую подсветку, делает человека как бы марионеткой внешних (в его понимании) сил и обстоятельств — или их вынужденным повелителем, но ориентирующимся опять-таки на внешние обстоятельства и их логику и законы, а не на свои внутренние представления или опыт. Следующие реплики являются попыткой передать в словах тот факт, что человек находится (или находился) под управлением внешнего «я»:
— А куда мне было деваться?
— Каков вопрос — таков был и мой ответ.
— С волками жить — по волчьи выть.
— Ну, на это уже ответить можно было только одним способом.
— Меня вела превосходящая меня сила.
— Я знал: мне надо выжить!
— Безо всякой задней мысли вас приглашаю!
— Ничего особенного я в виду не имел, клянусь!
— Ты меня к этому вынудила, ей-Богу!
— Ну, тут я про все забыл и дал ему как следует!
— Пользуясь случаем, приглашаю вас на танец!
— Я старался для тебя.
— Я хотел как лучше для всех.
— Я просто ел, и ел и ел, — пока еще было что.
— Скажи, что тебе нужно — я все сделаю без проблем.
Выражения «так сложилось», «так получилось», «так вышло» суть ссылки на внешнюю модальность, и для человека, ее отрицающего (например, для выраженного экстрафила) они не звучат и вызывают раздражение; он считает так: «Что значит — «не сложилось»?! Надо было складывать!» Однако экстраверт имеет возможность проявлять свою силу и волю только во внешних ситуациях, причем таких, которые ее явно (с его точки зрения) предполагают, а навязывать внешнему миру свою волю, опирающуюся на внутренние разработки, он чаще всего не умеет и не считает возможным. Это слуга, исполнитель, ремесленник, но не интриган, управляющий или мастер-творец.
Не следует думать, что внешняя модальность означает отсутствие у человека воли или инициативы — они вполне возможны, но при условии, что мотивированы внешним миром — так, как человек его понимает. Таким образом, внешняя воля — это либо внешний по отношению к человеку волевой импульс (например, чужой приказ), или его собственная воля, актуализировавшаяся под воздействием внешних обстоятельств, но не в результате влияния внутреннего мира. Типичный экстраверт может выглядеть очень снулым, пока его не поставили на борцовский ковер — но там он преображается!
Вопросы к читателю. Даете ли вы себе право на активизацию своего внешнего «я»? Хотя бы иногда? Когда именно? Когда вы считаете это для себя предосудительным? недопустимым? Почему?
Как вы относитесь к использованию внешнего «я» окружающими? В принципе? На практике? Любите ли вы людей, которые отвечают вам, не задумываясь? Искренних до грубости? Лишенных задней мысли и способности к тонкому управлению другими?
Умеете ли вы отвечать быстро? Свойственны ли вам легкомыслие, склонность к авантюрам? Раздражают ли вас подобные люди? Считаете ли вы экстравертный тип поведения легковесным? Бессодержательным? Наивным? Ниже вашего достоинства? Как вы отнесетесь к требованию исполнять приказы, не думая и не рассуждая? Всегда ли это требование ложно? Требуете ли вы хотя бы иногда от окружающих прямого исполнения ваших указаний? Делаете вы это грубо или тактично? Слушаются ли они вас?
Умеете ли вы быть спонтанными? Есть ли в вашей жизни ситуации, когда вы можете это себе позволить? Есть ли у вас ангел-хранитель, на которого вы спокойно полагаетесь в незнакомых и потенциально опасных внешних ситуациях? Раздражает ли вас видимое присутствие «задней мысли» в действиях и словах партнера? Где ваши переживания ярче — по ходу событий или потом?
Скучаете ли вы в отсутствие внешней активности? Типично ли это для вас? Важно ли вам чувствовать себя нужным людям на уровне конкретных дел? Любите ли вы обдумывать ваши планы детально? Что вам мешает это делать? Любите ли вы предаваться мечтам? Читать фантастические романы? Считаете ли вы теорию прискорбной необходимостью и по сути малозначимым придатком практики? Интересуют ли вас языки, на которых могут быть выражены законы мира?
Зависят ли ваши настроения от чего-либо, кроме внешних обстоятельств? Считаете ли работу над собой чем-то реальным, если она не сопровождается внешней деятельностью? Есть ли у вас болезни, проистекающие от невыполнения своих внешних обязательств? Становится ли вам легче на душе, когда вы вымоете свой автомобиль (посуду на кухне, пол в квартире)?
Упражнение 9. Ответив (по возможности) на все предыдущие вопросы, и рассматривая эти ответы (и отказы отвечать) как реакции неизвестного вам человека, попытайтесь определить роль внешнего мира и внешнего «я» в его жизни.
Подумайте, в какой мере вы владеете своим внешним «я» и умеете по своей воле сочетать его с остальными психологическими «я».
Вопросы к читателю. Подумайте, какие еще внешние маркеры вам известны? Какие внешние маркеры используют ваши друзья и коллеги? Родственники? Лично вы? Замечают ли ваши внешние маркеры ваши партнеры? Кто именно их видит, а кто чаще всего не замечает? сознательно игнорирует? Мешает ли это вам? Сказывается ли восприятие или, наоборот, игнорирование вашим партнером ваших внешних маркеров на ваших отношениях с ним? Как именно? Считаете ли вы это правильным?
Считаете ли вы психологию практичной наукой, нужной обычным (не больным психически) людям?
Демонстративное «я» и его маркеры. Активизация канала внешнего выражения дает некоторую «подсветку» действиям человека, дополнительные к логике внешнего процесса информацию и энергию, чей источник заключен во внутреннем мире человека. Часто эта «подсветка» заключается в особом внутреннем отношении человека к происходящему во внешнем мире, и ситуации, где человек так или иначе выражает это отношение, часто имеют активизируют его демонстративное «я». Этот жанр поведения можно было бы назвать «акт прямого самовыражения», если бы автор не придерживался той концепции, что самовыражение может происходить при активности любого психологического «я»; однако, вероятно, самым ярким и очевидным оно будет именно в демонстративной модальности. Ниже приведены некоторые примеры реплик в этой модальности.
— А если я устал от твоей доброты?!
— Ты бываешь иногда удивительно похожа на жар-птицу, Инесса.
— Мне неприятны твои слова, Сигизмунд.
— Ну пожалуйста, душа моя, я очень тебя прошу — умоляю на коленях!
— Я тут подумал, что ты очень похожа на свою бабушку, и от этого могут происходить многие твои проблемы, София.
Есть, конечно, люди, настолько преисполненные внутренним жаром, что любое их проявление хочется отнести к демонстративной модальности (чего они, кстати сказать, могут совсем не иметь в виду). Однако чаще обращение к внутреннему миру и подготовка его объектов (энергий) ко внешнему выходу занимают некоторое время, так что распространенным выразительным маркером является пауза перед репликой человека, например:
— Ты зачем ко мне пришел, Леонард?
— (пауза, глаза вверх) (переводя взгляд прямо на партнершу) Очень надо, Леокадия. (дем)
— Ты меня уважаешь, Константин?
— (после долгого напряженного молчания) За прямоту — да. (дем)
— И что вы скажете мне по этому поводу, Довлат?
— (пауза) (с вызовом) А ничего! И не подумаю! (дем)
Распространенная ситуация активизации демонстративного «я» — это реплика, фактически не вписывающаяся во внешний процесс из-за чересчур «субъективного» отношения человека к происходящему вокруг него; типичный пример — ответ не на поставленный вопрос, или тот или иной уход от этого вопроса:
— Ты до сих пор не женат, Венедикт?
— Вот интересно мне знать, почему, когда человеку хорошо, обязательно надо его женить?! (дем)
— Который час, Герасим?
— Да вся жизнь у нас еще впереди, Гликерия. (дем)
Демонстративная модальность естественно возникает, когда человек старается выразить свой личный, обдуманный взгляд на вещи, передать во внешний мир свои внутренние, пережитые и (по его мнению) важные для окружающих мысли, наблюдения, чувства:
— А по моему опыту, всегда лучше немного, да с толком. (дем)
— Я тебе давно хочу сказать, Симеон, да как-то все не решалась... Нравишься ты мне очень! (дем)
Распространенными маркерами демонстративной модальности являются необычные интонации, особенный стиль речи и подчеркнутая пластика телодвижений, с помощью которых человек выражает свое внутреннее состояние или внутреннее отношение к внешнему миру:
— И что ты мне на это скажешь, Степанида?
— (решительным жестом подносит к носу партнера длинную изогнутую фигу и слегка ею шевелит) (дем)
— (напевно) О, любимый, как я страдаю... душа моя болит — и не хочет примиряться с разлукой. (дем)
— Ты чем-то огорчена, Анисья?
— (бросаясь в слезы, подвывая) Ааа... (дем)
Вопросы к читателю. Даете ли вы себе право на использование демонстративной модальности? Хотя бы иногда? Когда именно? Когда вы считаете ее для себя предосудительной? недопустимой? Почему?
Как вы относитесь к использованию демонстративной модальности у окружающих? В принципе? На практике? Любите ли вы людей, которые отвечая, выразительны до изумления? Забывают при этом о вас? Любящих психологически (или физически) раздеваться перед малознакомыми людьми? Считаете ли вы, что прямое личное самовыражение — признак нескромного человека? Должен ли начальник быть личностью? Корректно ли влиять на других, используя внутренние заготовки? Возможно ли и стоит ли учить наизусть пьесу жизни?
Умеете ли вы отвечать, подумав перед этим? Свойственны ли вам спонтанные ответы? Раздражают ли вас люди, предпочитающие прочитать документ перед тем, как его подписывать? Считаете ли вы выразительный тип поведения легковесным? Бессодержательным? Грубым? Ниже вашего достоинства? Уместным лишь для актеров? Умеете ли вы удерживать внимание слушающих вас людей более, чем пять минут подряд? Любите ли это делать? Есть ли у вас личный авторитет перед своими детьми? Сотрудниками? Подчиненными? Друзьями? За что вас любят ваши близкие и друзья? (Задайте этот вопрос им самим и сравните с вашим ответом) Легко ли вам командовать другими? Охотно ли вас слушаются? Кто и когда делает это без сопротивления? Любите ли вы плести интриги и заниматься безобидными провокациями? Есть ли у вас потребность лично учить других и показывать им на своем примере, как надо жить и работать? Как вам легче учиться — у живого учителя или по книгам и инструкциям? Как фактически в этом отношении складывалось ваше обучение? Были вы когда-нибудь любимчиком у ваших учителей? Нравилось ли вам это?
Любите ли вы театр? Играли ли когда-нибудь на сцене? Писали ли вы стихи для других (например, поздравления)? Верите ли вы в то, что главное самовыражение человека — это его ежедневный труд? Какие ваши самые яркие ощущения за последний год? Что вы в тот момент делали? Верите ли вы, что лучший экспромт — хорошо подготовленный? Просчитываете ли вы варианты перед тем, как выступить в социальной ситуации?
Любите ли вы цитировать? Склонны ли специально запоминать чужие слова и мысли с этой целью? Есть ли у вас любимые драматические актеры? Комические актеры? Трагические актеры? Сколь времени вы можете провести в одиночестве без напряжения и без того, чтобы начать что-нибудь писать?
Любите ли вы чувствовать прямую зависимость других людей от вас? От принимаемых вами решений? Нравится ли вам демонстрировать миру свою образованность? Культуру? Остроумие? Любите ли вы делиться с окружающими своими воспоминаниями? Любят ли они вас слушать?
Зависят ли окружающие от ваших настроений? Насколько вы впечатлительны и гипнабельны? Способны ли вы заболеть, если вам не дать высказаться до конца? Устаете ли вы от самовыражения на людях или чувствуете подъем? От каких дополнительных условий это зависит?
Верите ли вы, что хорошо готовить может только человек с душой?
Упражнение 10. Ответив (по возможности) на все предыдущие вопросы, и рассматривая эти ответы (и отказы отвечать) как реакции неизвестного вам человека, попытайтесь определить роль демонстративной модальности в его жизни.
Подумайте, в какой мере вы владеете демонстративной модальностью и умеете по своей воле сочетать ее с остальными психологическими модальностями.
Вопросы к читателю. Подумайте, какие еще демонстративные маркеры вам известны? Какие выразительные маркеры используют ваши друзья и коллеги? Родственники? Лично вы? Замечают ли ваши демонстративные маркеры ваши партнеры? Кто именно их видит, а кто чаще всего не замечает? сознательно игнорирует? Мешает ли это вам? Сказывается ли восприятие или, наоборот, игнорирование вашим партнером ваших демонстративных маркеров на ваших отношениях с ним? Как именно? Считаете ли вы это правильным?
Наблюдательное «я» и его маркеры. Сам по себе факт внимания со стороны человека не так очевиден, как, например, активная внешняя работа, но все же мы в большинстве случаев способны отличить человека, внимательно на нас смотрящего и слушающего, от человека, поглощенного собственными мыслями. В принципе, в момент внимания, как внешнего, так и внутреннего, образуется пауза, в течение которой человек ничего не говорит и не делает, но наблюдает за внешним миром. Таким образом, существует три вида пауз: паузы, соответствующие внутреннему переживанию, паузы внешнего внимания и паузы внутреннего внимания. К счастью, люди склонны сами комментировать свои паузы, и по характеру этих комментариев обычно легко понять, какой модальности они соответствуют, например:
— Расскажи, Глафира, о своей юности — я хочу тебя лучше понять. (пауза) (наб)
— Я ждал встречи с вами пять лет, учитель, и жду вашего слова. (пауза) (наб)
— Мне нужно срочно выходить, Мария. Скажи быстро, где мой галстук? (пауза) (внеш)
— А теперь я буду думать. Помолчите все. (пауза) (внут)
Сенсорные модальности восприятия. Существует пять основных чувств, с помощью которых человек воспринимает внешний мир, и соответственно пять сенсорных модальностей: обонятельная, вкусовая, зрительная (визуальная), телесная (кинестетическая) и слуховая (аудиальная). В каждый момент времени у человека психологически наиболее значима одна из сенсорных модальностей восприятия, и большинство людей в существенных для себя ситуациях полагаются на одну и ту же сенсорную модальность. Люди с основным акцентом на зрительной модальности называются в психологии визуалами, с акцентом на слуховой модальности — аудиалами, с акцентом на телесной модальности — кинестетиками. Рассмотрим эти типы восприятия в их непосредственных проявлениях — как их можно распознать?
Типичного визуала можно определить по очень простому признаку — всякий раз, когда вы обращаетесь к нему, вы наталкиваетесь на его прямой взгляд. Перед тем, как он начинает слушать кого-либо, он должен на него (нее, них) посмотреть — иначе ему трудно что-то понять. Войдя в комнату, он первым делом ее осмотрит, и лишь потом что-то скажет. На лице и в одежде женщины-визуалки всегда будет какое-то яркое пятно, бросающаяся в глаза краска или форма: черные брови, рыжие волосы, малиновые губы, сверкающие сережки или ажурные белые колготки, и она сама будет склонна обращать внимание на яркие цвета и детали внешности. Мужчина-визуал даже в строгой ситуации наденет носки петушиной окраски, а его бриллиантовая булавка для галстука будет казаться буквально источающей из себя свет, а не просто отражающей его, вопреки законам физики. Внимание визуала привлекут ваши широкие и быстрые жесты, движения головой, игра глазами, перемещения по пространству, цвет и форма вашей сумочки (кейса, «банана») и автомобиля.
Выраженный аудиал отличается тем, что постоянно окружает себя шумовым фоном, который сам он воспринимает как своего рода музыкальный. Его внимание к собеседнику выразится в том, что он повернет к нему свое ухо и «обратится в слух», закрыв глаза или уставив их в неинформативное место. Такого рода внимание уловить труднее, чем визуальное, но при некоторой практике это вполне реально; в частности, шея аудиала в состоянии слушания обычно напряжена и как-то не совсем удобно вывернута: она держит напряжение внимания. При некоторой фантазии можно также увидеть или ощутить, как его уши увеличиваются в размерах, превращаясь в подобие локаторов. Аудиал очень тонко различает интонации своих партнеров, слышит паузы, которые они делают, и способен тонко их различать — в том числе и по длительностям, которые являются для него смысловыми:
— Ты почему мне не сразу ответил, Пафнутий? Что-то пытаешься скрыть?!
Прямой взгляд аудиала вовсе не свидетельствует о его внимании — скорее наоборот: вполне вероятно, что он в этот момент погружается во внутренний мир и слегка галлюцинирует. Однако попробуйте сказать ему в этот момент что-то важное — и он тут же отведет свой нос и свой взгляд в сторону и наставит на вас свое ухо, в отличие от визуала, который в этом случае буквально вопьется в вас своим взглядом.
Для аудиала пространство, не наполненное музыкой, разговором или природными шумами (ветер, дождь, гроза, прибой) является некомфортно-пустым, и он обычно пытается заполнить его — например, собственной речью. Войдя в тихую комнату, он может начать наполнять ее пустыми репликами, чтобы получить обратную связь на понятном ему звуковом канале. Жесты, выразительные взгляды и яркие одежды на него действуют очень слабо — или же их надо перевести в словесную форму интонационно окрасить — тогда появляется надежда, что он их как-то воспримет. Например, женщина, желая показать мужчине-аудиалу, что он ей нравится, может конечно, одеться понаряднее — но лучше на всякий случай ему на это указать прямыми словами, высказанными с адекватной интонацией:
— Видишь, какая я сегодня красивая? Это (пауза) (изменившимся, взволнованным, нежным голосом) для тебя, дорогой.
Типичный кинестетик воспринимает мир через телесные ощущения, хотя не вполне понятно (и плохо исследовано наукой), как ему это удается. Но факт остается фактом: есть люди, первая реакция которых на мир — телесная, причем в реакции у них задействованы все части тела и порой причудливые до тонкости ощущения; жалоба одной девочки:
— У меня под коленкой тошнит. —
не является для них чем-то непонятным или необычным. Интересно, что в пословицах и фразеологизмах подобный кинестетический тип восприятия представлен очень широко — видимо, он является самым интимным и одновременно самым выразительным из всех, например.
— Ты у меня в печенках сидишь.
Типичная реакция внимания кинестетика — выдвижение или наклон тела вперед; он может подойти к партнеру вплотную или сесть к нему поближе, если удастся — возьмет его за руку или прикоснется к одежде. Если какая-то мысль партнера его поразит или произведет иное сильное впечатление, он, вероятно, глубоко вздохнет или не торопясь изменит свое положение в пространстве. Однако быстрые жесты визуала — это совсем не то, что прочувствованные движения кинестетика — последние гораздо медленнее и весомее. В ситуации, когда невозможно потрогать партнера, кинестетик потрогает или обнимет самого себя, погладит себя по коленке или в крайнем случае залезет себе в нос.
Когда кинестетик здоровается, он протянет вам свою руку — и по тому, как вы ее сожмете, определит очень многое — а еще больше информации останется у него в подсознании, и он достанет ее оттуда, когда ему это понадобится. Вполне вероятно, что он на вас посмотрит и вас выслушает — но не заблуждайтесь, основную информацию он считает с состояния вашего тела и тонуса голосовых связок. Он ощутит, как напряглись ваши надплечья — и поймет, что вам тяжело. Он почувствует (непонятно, как именно), что у вас расслабилась поясница — и поймет, что вы хорошо чувствуете себя в его обществе. Если, пригласив его к себе домой, вы посадите его на жесткий стул, он вам этого не простит — или, если вы ему ну очень понравились, в следующий свой визит подарит вам мягкое кресло. Если вы хотите произвести на него приятное эротическое впечатление, надевайте не супермодные и визуально-эффектные, а удобные для себя трусы — иначе он отлично почувствует, как вашей попе неудобно, и его порыв может угаснуть.
Упражнение 11. Подумайте, какой из каналов восприятия является для вас самым существенным? Самым информативным? Какой канал вы используете в критических ситуациях? В общении со своими знакомыми? Попав в незнакомое общество, что вы делаете в первую очередь: слушаете или разглядываете? Или же переживаете телесно: расслабляетесь, напрягаетесь и т. п.?
Попытайтесь определить ведущие каналы восприятия ваших знакомых. Учитываете ли вы эти каналы при взаимодействии с ними? Какие выразительные средства вы используете при общении с кинестетиками? Визуалами? Аудиалами? С кем вам труднее всего взаимодействовать? Сигналы каких органов чувств вы считаете самыми интимными? Самыми опасными? Самыми приятными? Самыми неприятными?
Вопросы к читателю. Даете ли вы себе право на использование наблюдательной модальности? Хотя бы иногда? Когда именно? Когда вы считаете ее для себя предосудительной? недопустимой? Почему?
Как вы относитесь к использованию наблюдательной модальности у окружающих? В принципе? На практике? Любите ли вы людей, которые способны отдаваться процессу восприятия — без какой-либо последующей отдачи — беззаветно? Как вы относитесь к постоянным посетителям театров, кино, балаганов, богатым туристам? Относится ли умение слушать других, не перебивая и почти не уставая, к числу ваших достоинств? Считаете ли вы такое умение нужным и ценным? Много ли в вашей жизни ситуаций, когда вы с удовольствием молчите и слушаете (смотрите, ощущаете)? Сколько времени вы можете прожить без новых внешних впечатлений? Нужны ли вам регулярные или эпизодические внешние подтверждения внутренних позиций и убеждений?
Легко ли и много ли вы запоминаете без специальных усилий? Жалко ли вам тратить усилия на то, чтобы запомнить важные для вас вещи? Легко ли улетучивается из вашей памяти только что увиденное, услышанное? Жалеете ли вы об этом?
Любите ли вы собирать информацию «для себя» и впитывать жизненные впечатления? Обвиняют ли вас периодически близкие в отсутствии обратной связи, равнодушии, слишком отстраненном отношении к их обстоятельствам? Считаете ли вы ваше восприятие несовершенным и узким? нуждающимся в расширении?
Умеете ли вы удерживать свое заинтересованное внимание на чем-либо более, чем пять минут подряд, если в этом нет внешней необходимости? Бывает ли так, что ваш партнер злится на ваше внимание, так как оно ему почему-то мешает? Есть ли люди, которые под вашим внимание благодарно раскрываются и чувствуют себя необыкновенно легко и естественно? Умеете ли вы менять способ своего восприятия? Говорит ли вам что-либо это выражение? Является ли для вас выражение «точка зрения» лишь случайным образом, или вы усматриваете в нем нечто сравнительно реальное?
За что вас любят ваши близкие и друзья? (Задайте этот вопрос им самим и сравните с вашим ответом) Помогает ли вам личное внимание начальника при выполнении его указаний? Склонны ли вы долго переживать внешние неприятности? Что может вас утешить? Отвлечь от неприятных переживания? Способно ли разглядывание и выслушивание внешнего мира само по себе занимать вас всерьез? Относитесь ли вы с иронией к слову «созерцание»?
Бывает ли так, что людям становится лучше только от того, что они вам исповедуются? Склонны ли окружающие вам доверять без особых на то оснований? Склонны ли вы выступать в роли «жилетки», то есть молчаливо сочувствовать людям, рассказывающим вам про свои проблемы и неприятности? Утомляет ли вас это занятие? Развлекает ли?
Бывает ли у вас ощущение, что через вас на Землю смотрит кто-то еще: может быть, ангел или серафим — и ему почему-то важно видеть мир вашими глазами? Верите ли вы в силу искреннего покаяния — что оно действительно может снять с человека его грехи перед миром?
Какие ваши самые яркие переживания и впечатления за последний год? Что вы в тот момент делали?
Зависите ли вы от окружающих и их поведения? Умеете ли от них абстрагироваться? Считаете ли это умение существенным для человека? Заботит ли вас тема наблюдения мира человеком? Считаете ли вы ее важной в отрыве от конкретных внешних надобностей? Способны ли вы заболеть от недостатка внешних впечатлений, скуки внешнего мира?
Считаете ли вы, что увидеть, выслушать, почувствовать и понять — это больше, чем простить?
Упражнение 12. Ответив (по возможности) на все предыдущие вопросы, и рассматривая эти ответы (и отказы отвечать) как реакции неизвестного вам человека, попытайтесь определить роль наблюдательной модальности в его жизни.
Подумайте, в какой мере вы владеете наблюдательной модальностью и умеете по своей воле сочетать ее с остальными психологическими модальностями.
Вопросы к читателю. Подумайте, какие еще наблюдательные маркеры вам известны? Какие наблюдательные маркеры используют ваши друзья и коллеги? Родственники? Лично вы? Замечают ли ваши внимательные маркеры ваши партнеры? Кто именно их видит, а кто чаще всего не замечает? сознательно игнорирует? Мешает ли это вам? Сказывается ли восприятие или, наоборот, игнорирование вашим партнером ваших внимательных маркеров на ваших отношениях с ним? Как именно? Считаете ли вы это правильным?
Психологические «я» как субъекты психической жизни. Рассмотренные нами четыре состояния сознания реальные для любого человека, но это совершенно не означает, что соответствующие субличности, названные нами внешним, внутренним, демонстративным и наблюдающим «я», существуют в его сознании, то есть вышли из тени. Чаще всего человеком осознается одна-две из них, а остальные если и существуют в сознании, но как случайные — но это не значит, что фактически они играют незначительную роль в его жизни и подсознательных процессах.
Очень важный для человека вопрос — принципы взаимодействия его субличностей, в частности, отношения подчинения. Какая из психологических субличностей является главной, а какие — второстепенными, кто из них важнее для соборного «я», кто командует, а кто подчиняется — все эти вопросы определяют стиль поведения человека в мире и при отсутствии должного внимания к ним возникают существенные ошибки поведения и большое напряжение в психике, природу которых человеку очень трудно понять.
В каждый момент времени лишь одна из четырех психологических субличностей может стоять у Главного микрофона — но как к этому относятся остальные? Поддерживают они ее или норовят побыстрее отогнать? Это один вопрос, весьма существенный для человека. Второй, еще более существенный, заключается в принципиальной ценности для него этих четырех субличностей — какая из них самая важная, а какая — вовсе несущественна или имеет сугубо вспомогательный характер? Здесь очень важно понимать, что «задвигание» одной из психологических субличностей под предлогом ее «несущественности» часто имеет глубокие корни невротического или фобического характера: получив когда-то серьезную травму, психика старается избегать всех сопутствовавших ей обстоятельств, к числу которых относится и активность одной из психологических субличностей. Иными словами, внешне «неважная» субличность при ближайшем рассмотрении может оказаться сильно травмированной, и тогда ее надо развивать и лечить, а не выводить за пределы своей жизни.
Упражнение 13. Попытайтесь на основе следующих высказываний определить, какая психологическая субличность человека является для него главной, в какая — служебной. Приведите аналогичные самостоятельные примеры такого рода позиций.
1. — Мне нужно иногда выйти в свет, например посмотреть пьесу в театре — а потом я несколько месяцев ей живу, и ничего больше мне не надо.
2. — Конечно, чтобы показать себя людям, надо подготовиться, но просто так самокопанием заниматься — этого я не понимаю.
3. — Ты, главное, работай, по возможности, конечно, с огоньком, но всегда помни, что главное — это польза дела, а не твои рассуждения.
4. — Если я писатель, то должен знать, о чем пишу, но не это главное, а — вдохновение!
5. — Ты должен прийтись к месту и ко времени, но без жара души, без личного, глубоко прочувствованного отношения никакого впечатления ты не произведешь.
6. — Я ищу впечатлений, и готов за ними бежать хоть на край света!
Внутренний мир: Автономный и Обусловленный миры. Рассмотрим теперь устройство внутреннего мира (или интромира) более подробно. Вообще, что такое внутренний мир? Обычно под ним понимают сразу две области, которые отличаются друг от друга кардинально — иногда больше, чем внутренний мир от внешнего. А именно, существенную часть внутреннего мира любого человека занимает область, которое мы будем называть Автономным миром (или интро-интромиром) и в котором образуются и разворачиваются фантазии человека, никак (формально) не ограниченные его внешним опытом. Здесь могут свободно существовать любые сказочные и мифические существа, очень ярко, красочно и убедительно происходить события, которых во внешней жизни человека никогда не было и быть не могло, здесь от реальных жизненных впечатлений человека берутся любые куски и фрагменты, они произвольно деформируются и перекрашиваются и становятся подручным материалом для неконтролируемой извне фантазии человека и его подсознания. Субличность, соответствующую Автономному миру, естественно назвать автономным «я» человека.
Понятно, что Автономный мир не предназначен для связи со внешним — эту роль играет Обусловленный мир (или интро-экстрамир), который представляет собой область внутреннего мира человека, служащую точным (насколько это у человека получается) отражением внешнего мира — так, как последний развернут к человеку. Таким образом, в отличие от Автономного мира, Обусловленный мир формируется не произвольным полетом фантазии человека, а обусловлен (создан) прямыми внешними впечатлениями — и их последующей обработкой. Формируя Обусловленный мир, человек старается (насколько это у него получается) придерживаться принципа реальности, то есть строить Обусловленный мир, все время поглядывая на внешний — подобно художнику, пишущему свою картину с натуры. Разумеется, как и художник или фотограф, он создает в своем внутреннем мире лишь условную, ограниченную и приближенную копию внешнего мира, но она по своему замыслу должна быть максимально точной и предназначена для реалистичного отображения и анализа внешних событий и планирования будущего внешнего поведения человека. Субличность, соответствующая Обусловленному миру, мы назовем обусловленным «я».
Обусловленный мир содержит не только память о различных событиях и фактах — в нем также имеются и, так сказать, вторичные образования — например, законы, которым (по мысли человека) подчиняется внешний мир, различные классификации и иерархические схемы его объектов и т. д. Эти классификации и иерархии частично воспроизводят то, чему человека учили, а частично созданы им самим — но рассматриваются им как реальные, то есть довольно точно отражающие настоящие отношения и законы внешнего мира, так что на них можно и нужно полагаться при упорядочении внешних впечатлений и строительстве планов внешнего поведения. Таким образом, Обусловленный мир всегда содержит, наряду с беспорядочным эмпирическим материалом (внешние впечатления как таковые), еще и инструменты, иногда хорошо развитые, с помощью которых этот материал организуется в Субъективно Реальную Картину Внешнего Мира. Насколько эта Картина согласуется с аналогичным Картинами других людей? Обычно в очень малой степени, то есть ее «объективность» очень мала — по крайней мере, если она выходит за рамки общесоциальных стереотипов. Таким образом, проницательный и знакомый с человеческим родом читатель может сделать вывод о том, что у многих людей Обусловленный мир по сути может нести большой отпечаток Автономного — но это не касается их функций! Автономный и Обусловленный миры различаются в первую очередь по их функциям и по субъективному убеждению человека в том, что Обусловленный мир представляет собой (насколько это возможно) точный образ внешнего мира — а Автономный мир, наоборот, от внешнего мира независим и имеет свои объекты и свои законы. Таким образом, автономное «я» на первый взгляд в принципе гораздо свободнее обусловленного — но зато от последнего больше практической пользы; впрочем, более пристальное наблюдение дает иногда иную картину.
Иными словами, психологически можно различать два принципиально разных состояния сознания: интро-интровертное, соответствующее погружению в Автономный мир, не зависящий прямо от внешних впечатлений человека, и интро-экстравертное, соответствующее погружению в Обусловленный мир, представляющий собой (почти) точную копию внешнего мира и рассматриваемого человеком как инструмент для внутренней отработки и подготовки внешних взаимодействий. Соответственно, интроверты бывают двух видов: интро-интроверты, сосредоточенные преимущественно на Автономном мире, и интро-экстраверты, облюбовавшие себе главную работу (или забавы) в Обусловленном мире. Типичные роли для интро-интроверта — это Поэт-лирик, Фантазер, Мечтатель, Религиозный Философ, Мистик. Типичные роли для интро-экстраверта это Поэт-песенник, Советник, Эксперт-консультант, Еврей при губернаторе, Ученый-теоретик, Маг.
Вопросы к читателю. Есть ли у вас внутренний мир? Делится ли он четко на Автономный и Обусловленный? Различаете ли вы в себе и в других интро-интровертное и интро-экстравертное состояния сознания? Осознаете ли свои автономное и обусловленное «я»? Чем они различаются?
Любите ли вы мечтать ни о чем или о недостижимом? Считаете ли это занятие приятным? Предосудительным? Никчемной тратой времени? Способны ли вы сочинить сказку (песню) для своих детей? Добровольно? Под угрозой насильственной смерти?
Случаются ли с вами грезы наяву? Склонны ли вы видеть сны и придаете ли вы им значение? Рассказываете ли их своим знакомым? Интересуетесь ли сновидениями и их толкованиями? Любите ли вы мифы и сказки? Понравится ли вам, если малознакомый человек поинтересуется вашей любимой в детстве сказкой? Верите ли вы, что истина может открыться человеку во сне?
Любите ли вы петь под гитару? Индивидуально или в хоре? Знаете ли вы наизусть слова хотя бы одной песни? многих песен? Чувствуете ли вы себя поэтом в душе? Писали ли вы в юности стихи? А сейчас пишете иногда, никому не показывая?
Необходимо ли вам для работы вдохновение, или вы свободно обходитесь и без него? Считаете ли вы фантазии опасными для трезво мыслящего человека? Согласны ли вы с тем, что основа любого правильного решения — постоянная обратная связь с внешней реальностью?
Как вы считаете, следует ли проходить в школе литературу? лирические стихи «взрослых» поэтов? Что это дает школьникам, еще не знакомым со взрослыми чувствами?
Упражнение 14. Попытайтесь письменно ответить на поставленные выше вопросы (где не получится, напишите: «не знаю», или «не хочу отвечать», или «что за глупый вопрос», или «не это меня волнует»). Затем прочитайте свои ответы как ответы не знакомого вам человека и попытайтесь определить, какое место в его жизни и в его сознании (это могут быть разные места!) занимают Автономный и Обусловленный миры, автономное и обусловленное «я». Затем дайте свои ответы другому читателю этой книги, и пусть он ответит на те же вопросы. Сравните ваши анализы.
Подумайте, какие еще роли свойственны интро-интроверту и интро-экстраверту? Какие вопросы следует задать человеку, чтобы понять, какой его мир — Автономный или Обусловленный — для него важнее: а) сознательно; б) на самом деле.
Упражнение 15. Попытайтесь определить, какое свое «я» — автономное или обусловленное — предъявляют авторы следующих реплик, или какое из этих двух «я» партнера они имеют в виду.
1. — Да, я тоже люблю помечтать на досуге.
2. — Я запомнил ваше имя — я всегда это делаю, разговаривая с деловыми партнерами.
3. — Вас действительно заинтересовало мое предложение?
4. — Ой, я вас боюсь! Вы мне потом еще сниться будете!
5. — Скажите, Пантелей, у вас есть совсем дерзкая, неосуществимая мечта?
6. — Вы мне напоминаете динозавра, с тяжелым детством.
7. — Да я лучше на панель пойду, телом своим торговать, чем с вами в одном самолете полечу!
8. — По моим представлениям, Митрофан Онисимович должен оказаться неплохим учителем — так мне надежные люди говорили о нем.
9. — Ты готов к завтрашнему экзамену, Патрикей?
10. — Ты, Анфиса, ври, да не завирайся.
Упражнение 16. Найдите пословицы, поговорки и фразеологизмы, противопоставляющие автономное и обусловленное «я» человека.
Внешний мир: Предсказуемый и Поглощающий миры. Внешний мир индивидуума, то есть внешний мир, рассматриваемый его (всегда глубоко субъективными) глазами — это совсем не то, что «объективно существующий» внешний мир, интересующий современную науку и ею исследуемый. В частности, забудем про энциклопедии, толстые учебники, атласы и справочники — у нас речь идет в первую очередь про личный опыт и знания, получаемые из жизни эмпирическим путем.
Каким же бывает внешний мир для человека? Первое, и, вероятно, субъективно важнейшее деление этого мира на две разные области выглядит так: внешний мир бывает для человека Предсказуемым (Штатным) и Поглощающим (Нештатным). Предсказуемый мир — это тот вариант внешнего мира, который соответствует (как в данный момент кажется человеку) его представлениям, то есть похожий (в главных и важнейших чертах) на Обусловленный мир — при том, конечно, что в Предсказуемом мире есть многое, отсутствующее в Обусловленном — первый изобилует разнообразными несущественными или малосущественными деталями и оттенками, отсутствующими во втором — например, море в натуре представлено (для большинства людей) гораздо большей гаммой цветов, звуков и запахов, чем оно сохраняется в памяти Обусловленного мира.
Предсказуемый мир (или экстра-интромир) понятен человеку, его объекты знакомы, или легко вкладываются в рамки существующих в Обусловленном мире понятий и классификаций, его процессы поддаются прогнозированию (отсюда и название мира) — если не деталях, то в существенных и главнейших чертах, или, во всяком случае, понятно, в каких возможных направлениях может пойти его развитие — они известны и в целом исследованы. Оказываясь в Предсказуемом мире, человек увлечен им, но не настолько, чтобы быть сбитым с толку, и его наработки в Обусловленном мире имеют для него большое значение — собственно, они и предназначались (по крайней мере, в основном) для жизни или работы в Предсказуемом мире. Наблюдения над Предсказуемым миром, как правило, служат для последующей работы с Обусловленным миром — его укрепления, коррекции, модификации, чистки. Состояние сознания человека, пребывающего в Предсказуемом мире, называется экстра-интровертным, а субличность, соответствующая этому миру, называется штатным «я».
Наоборот, Поглощающий мир, или экстра-экстрамир, лишает человека фоновой внутренней поддержки, идущей из Обусловленного мира — здесь ему вообще не до внутреннего мира, так как внешние обстоятельства оказываются нештатными, необычными настолько, что привычные способы мировосприятия и поведения отказывают — и включается особый, экстренный или форс-мажорный режим существования и восприятия (который существует, впрочем, у каждого человека), и порой вызывает к жизни неожиданные таланты и способности — а в чем-то приводит к мгновенной деградации, если поведение человека в экстра-экстрамире сравнивать с его экстра-интровертным поведением. В Поглощающем мире объекты не похожи на привычные для человека, процессы непонятны и почти не прогнозируемы, в любой момент можно ждать чего-то неожиданного и требующего непонятных реакций; имеющихся в обычном распоряжении способностей человека явно не хватает, и времени, чтобы спокойно выработать необходимые умения, нет. Однако труба зовет, и пути отступления в Предсказуемый (или, еще лучше, в Обусловленный) мир нет. Такое состояние сознания называется экстра-экстравертным, а субличность, ему соответствующая, называется нештатным «я».
Типичные экстра-интровертные роли: Практический Руководитель, Трезвый Исполнитель, Обычный Работник, Ограниченный Экспериментатор, Аккуратный Доктор, Заурядный Больной.
Типичные экстра-экстравертные роли: Непредсказуемый Политик, Нестандартный Начальник, Творческий Подчиненный, Дикий Экспериментатор, Искатель Приключений, Пожарник, Спасатель, Незаурядный Больной.
Вопросы к читателю. Есть ли у вас внешний мир? Делится ли он четко на Предсказуемый и Поглощающий? Различаете ли вы в себе и в других экстра-интровертное и экстра-экстравертное состояния сознания, штатное и нештатное «я»? В чем они различаются?
Увлекает ли вас внешняя деятельность, когда не хватает времени на то, чтобы уйти внутрь себя хотя бы на минуту? Любите ли вы экстренные внешние ситуации? Скучаете ли без них? Когда ваша внешняя деятельность более эффективна — когда она идет с авралами или без? Случалось ли вам работать в службе экстренной помощи? Обращаются ли к вам люди по неожиданным поводам в любое время дня и ночи? Приветствуете ли вы такие ситуации? Любите ли вы работать ночью? Ездить ночью в автомобиле? Возбуждает ли вас полет на самолете, или вы его откровенно боитесь? Относитесь равнодушно? Нравятся ли вам внешние неожиданности?
Любите ли вы знать точно свои обязанности на работе? Как вы относитесь к неожиданным командировкам? К командировкам в незнакомые края или культуры? Попробуйте вспомнить вашу последнюю экстренную ситуацию — она вам понравилась? Вас огорчила? Ввела в смятение, из которого вы до сих пор не вышли? Вышли, и с пользой для себя?
Любит ли вас ваш начальник за исполнительность? за творческое начало? За умение его развлечь? Играете ли вы хотя бы иногда роль шута? Нравится ли она вам? Чувствуете ли вы свою внешнюю жизнь как фарс? Никогда, иногда, постоянно? Нуждаетесь ли вы в размеренном ритме жизни, регулярном питании? Способно ли незнакомое блюдо выбить вас из привычной жизненной колеи?
Часто ли ваши дети (родители) своими действиями ставят вас в тупик? Какие чувства вы при этом испытываете? Находите ли хотя бы иногда элегантный выход? Любите ли вы воспитанных и организованных, или же беспокойных и непредсказуемых детей? Взрослых? Стариков? Любите ли вы тупиковые ситуации — для себя, для других? Проявляют ли они в вас задор и творческое начало? Или вы в таких ситуациях сразу тускнеете и гаснете? Необходим ли вам для эффективной работы устойчивый ритм?
Упражнение 17. Попытайтесь письменно ответить на поставленные выше вопросы (где не получится, напишите: «не знаю», или «не хочу отвечать», или «что за глупый вопрос», или «не это меня волнует»). Затем прочитайте свои ответы как ответы не знакомого вам человека и попытайтесь определить, какое место в его жизни и в его сознании (это могут быть разные места!) занимают Предсказуемый и Поглощающий миры. Затем дайте свои ответы другому читателю этой книги, и пусть он ответит на те же вопросы. Сравните ваши анализы.
Подумайте, какие еще роли свойственны экстра-интроверту и экстра-экстраверту? Какие вопросы следует задать человеку, чтобы понять, какой его мир — Предсказуемый или Поглощающий — для него важнее: а) сознательно; б) на самом деле.
Упражнение 18. Попытайтесь определить, какая субличность — штатное или нештатное «я» активна у авторов следующих реплик, или какую из этих двух субличностей партнера они имеют в виду.
1. — Завтра я жду от вас ответа, и постарайтесь не опаздывать, Кузьма Нифонтович.
2. — Ну что, Иннокентий, не ждал?!
3. — Я был в прострации и себя не помнил, извини, если сможешь, дурака.
4. — Ну, крышу-то мне снесло порядочно — до сих пор право и лево с трудом различаю.
5. — События вышли из-под контроля и даже превысили мое разумение.
6. — Все будет нормально, не волнуйся, я с детьми привычная.
7. — Ты в раж-то не входи раньше времени, Леонтий, опомнись.
8. — Я был словно во сне, и не помню, что говорил.
9. — А теперь, Степанида, представь — ну просто представь на минутку — что ты — полновластная царица ангельского воинства — и улыбнись мне так, как будто я — твой царь, и прижми меня крепче прямо к сердцу.
10. — Меня так запросто с ног не сшибешь, уважаемый Аристид Афиногенович!
Упражнение 19. Найдите пословицы, поговорки и фразеологизмы, противопоставляющие Предсказуемый и Поглощающий миры человека, или его штатное и нештатное «я».
Внешнее выражение: экспрессия и импрессия. Подобно внутреннему и внешнему мирам, связывающие их каналы могут быть разделены на две части, с резко различающимися состояниями сознания.
Внимание человека, занятого внешним выражением, может быть сфокусировано двумя совершенно различными способами. При экспрессивном состоянии сознания внимание человека сосредоточено преимущественно на его внутреннем мире, и посвящено переложению внутреннего содержания (объекта, аспекта, энергии) на язык канала выражения, который понятен внешнему миру — но внимание находится практически в отрыве от внешнего мира (экстрафил с подобной акцентуацией называется экстра-интрофилом). В такой позиции находится человек, подбирающий адекватные слова для выражения трудной мысли: он почти забывает про своего собеседника, сосредоточиваясь на процессе изготовления в своем уме нужной фразы.
Второй, импрессивный, вариант внешнего выражения возникает в случае, когда внимание человека сосредоточено, наоборот, преимущественно на внешнем мире (экстрафил с такой акцентуацией называется экстра-экстрафилом), и человеку важно, чтобы его трансляция произвела на внешний мир нужное воздействие — такова мать, энергично внушающая своему сыну, как тот должен вести себя в ее отсутствие: в данном случае матери важен не столько сам по себе факт внешнего выражения своих инструкций, сколько то, чтобы они дошли до внешнего адресата (сына) и возымел на него должное действие. На языке субличностей мы говорим о экспрессивном «я» и импрессивном «я».
Таким образом, экспрессивное и импрессивное состояния сознания различаются по своим субъективным мотивировкам: в случае активности экспрессивного «я» человек чувствует внутреннюю необходимость переправить внутренний объект или энергию во внешний мир: человек как бы переполняется этим объектом или энергией, они буквально просятся (рвутся) наружу, и он, уступая этому внутреннему по происхождению импульсу, его реализует, то есть отправляет объект во внешний мир, порой очень мало интересуясь, куда он попадет и насколько там востребован. Позиция писателя-экстра-интрофила может быть такой: «Я пишу свои книги для тех, кому они созвучны, а остальных просьба не беспокоиться»; экстра-интрофильные (порой даже анти-экстрафильные) взгляды на художественное творчество можно найти у О. Уайльда и И. Бродского. Такому писателю важно написать рукопись, ну в крайнем случае отдать ее кому-то — а ее дальнейшая судьба его не волнует; для него главное — избавление от внутренней тяжести, от переполнения внутренним содержанием и силой.
Наоборот, импрессивное «я» ориентируется на потребность внешнего мира в человеке — а точнее, в его внутреннем мире; типичный экстра-экстрафил обязательно дождется, пока его не спросят о чем-либо или, по крайней мере, пока он не ощутит совершенно откровенную потребность внешней среды в его внутреннем мире: «Папа, ну когда же ты наконец еще расскажешь нам про свою молодость?!» Позиция писателя-экстра-экстрафила будет, например, такой: «Публика нуждается в нравственном воспитании, и я им ответственно занимаюсь.» При этом он будет не просто заниматься воспитанием публики — он изучит основные актуальные для нее нравственные аспекты и посвятит свои книги именно им (так И. Тургенев писал свой самый знаменитый роман «Отцы и дети», а Н. Чернышевский — «Что делать?»). Ему не так важна точность и адекватность передачи во внешних формах своей внутренней мысли и энергии, но он будет пристально следить за реакцией на эти формы своих читателей.
Вопросы к читателю. Различаете ли вы в себе и в других экспрессивное и импрессивное «я»? В чем они различаются?
Есть ли у вас потребность в выражении своих внутренних переживаний? Нужен ли вам при этом живой слушатель, зритель? Есть ли у вас потребность во влиянии на окружающий мир, реализации внутренних идей и проектов? Любите ли вы делать это сами или предпочитаете пользоваться чужими руками? Понимаете ли вы состояние Л. Толстого, озаглавившего свою статью: «Не могу молчать»? Согласны ли с поговорками: «Молчи — за умного сойдешь» и «Слово — серебро, молчание — золото»?
Важна ли для вас точность передачи в словах и жестах вашего внутреннего состояния, мысли, эмоции, выношенного плана? Обращаете ли вы внимание на действие ваших искренних и обдуманных слов на окружающих? Если бы вы ставили пьесу, вы больше ориентировались бы на ваши собственные идеи или на текущую моду?
Верите ли вы в то, что себя невозможно выразить? Что людей можно менять? Любите ли вы командовать? Наставлять окружающих? Учить их? Насколько конкретными являются ваши советы и указания окружающим, подчиненным, начальнику? Давая указания, чем вы больше озабочены: точностью выражения своей идеи или способом ее восприятия партнером?
Все ли ваши внутренние переживания должны завершаться отчетом о них кому-либо? Страдаете ли вы, если вам некому высказаться о наболевшем в душе? Есть ли у вас персональный психоаналитик или кто-либо, исполняющий эту роль? Считаете ли вы полет фантазии, не завершающийся конструктивным внешним решением, пустой тратой времени? Должны ли вы внутренне готовиться к ответственным выступлениям?
Ругая ребенка, который вас уже достал, склонны ли вы использовать понятные ему слова, или говорите, что в голову приходит? Случалось ли вам доносить до собеседника трудную для его понимания мысль? Испытывали ли вы при этом чувство удовлетворения? Согласны ли вы с тем, что любая мысль в собеседнике отчуждает себя и если не превращается в свою противоположность, то существенно искажается в его восприятии? Склонны ли вы стараться объяснять что-либо вашим партнерам? Стоят ли ваши усилия получаемых результатов?
Считаете ли вы неадекватность выражения своих мыслей и чувств существенным недостатком человека? Его большой проблемой? Что важнее — точно выразить свою мысль (чувство), или быть адекватно воспринятым? Как вы считаете, можно ли и стоит ли объяснять ребенку истины о Боге и взрослой любви?
Понимаете ли вы артиста, который иногда может быть разочарован рукоплещущим залом?
Упражнение 20. Попытайтесь письменно ответить на поставленные выше вопросы (где не получится, напишите: «не знаю», или «не хочу отвечать», или «что за глупый вопрос», или «не это меня волнует»). Затем прочитайте свои ответы как ответы не знакомого вам человека и попытайтесь определить, какое место в его жизни и в его сознании (это могут быть разные места!) занимают экспрессивное и импрессивное «я». Затем дайте свои ответы другому читателю этой книги, и пусть он ответит на те же вопросы. Сравните ваши анализы.
Подумайте, какие роли свойственны экстра-интрофилу и экстра-экстрафилу? Какие вопросы следует задать человеку, чтобы понять, какая часть канала внешнего выражения — внутренняя или внешняя — для него важнее: а) сознательно; б) на самом деле.
Упражнение 21. Попытайтесь определить, какая субличность активна у авторов следующих реплик — экспрессивная или импрессивная?
1. — (грозно-повелительно) А ты, Дементий, молчи! (указывает пальцем на партнера)
2. — (в тоске, отводя взор от партнера вверх) Боже, если бы Ты знал, как он мне надоел!
3. — (ласково; глядя прямо на партнера) Скажи, любовь моя: ты сегодня выполнил мою просьбу?
4. — (появляясь в рабочем кабинете и картинно застывая в дверном проеме) А вот и я!
5. — (в испуге, закрывая глаза) Ой, боюсь!
6. — (пристально глядя в глаза партнеру) Ну что же, было (значительным тоном) очень приятно с вами познакомиться, молодой человек!
7. — (радостно; ни к кому специально не обращаясь) Как здорово снова оказаться вместе с вами всеми!
8. — (злобно) О, дьявол!
9. — Я в дальнейшем очень прошу тебя, (с нажимом) Таисия, не нарушать мое душевное равновесие и покой!
10. — (глядя в пространство) Я не потерплю, чтобы со мной не соглашались по принципиальным вопросам!
Упражнение 22. Найдите пословицы, поговорки, фразеологизмы, подчеркивающие разницу между эспрессивной и импрессивной модальностями.
Подробности восприятия: рецепция и интроцепция. В восприятии можно выделить два существенных и качественно различающихся этапа — рецептивный и интроцептивный.
Рецептивный этап восприятия — это восприятие внешнего мира как такового, и перевод с языка его реальности на язык канала восприятия — с будущей возможной целью ее трансляции во внутренний мир человека. Если внимание человека в принципе предназначено для трансляции его внешних впечатлений во внутренний мир, но при этом сосредоточено на объектах и энергиях внешнего мира, то мы говорим, что он находится в рецептивном состоянии сознания.
Интроцептивный этап восприятия — это перевод энергии и информации, поступившей по каналу восприятия, на язык внутреннего мира человека. Если внимание человека сосредоточено на переводе полученных им внешних впечатлений на язык внутреннего мира, то мы говорим, что его состояние сознания — интроцептивное.
Разница между этими состояниями сознания заключается в первую очередь в основном предмете интереса: для рецептивного состояния это внешний мир, для интроцептивного — внутренний. В принципе, языки внешнего мира, самого канала восприятия и внутреннего мира у каждого человека сильно различаются, и потому рецептивное и интроцептивное состояния сознания совсем не похожи друг на друга, но неподготовленному человеку это может не прийти в голову. Рецептивное состояние сознания свойственно человеку, с интересом рассматривающему неизвестный экзотический объект, ненадолго попавший ему в руки: ему надо поскорее запомнить все его выдающиеся подробности и особенности в том виде, как они на объекте представлены; так фотограф наводит фотоаппарат на диковинное животное и нажимает кнопку. Интроцептивное состояние сознания свойственно человеку, сосредоточенному на том, чтобы определить увиденное, дать ему название из числа уже известных, понять или постичь его. Так психолог-практик пытается определить, к какой категории клиентов относится человек, входящий в его кабинет.
В сложных ситуациях человек существенно разделяет во времени рецептивное и интроцептивное состояния сознания: первым он пользуется непосредственно во время контакта со внешним миром, вторым — несколько позже, как бы вспоминая и внутренне осознавая увиденное — и во внутренний мир попадает именно этот результат, а не непосредственные впечатления — последние в их непосредственном виде чаще всего служат основой для спонтанных внешних реакций. На языке субличностей мы говорим, соответственно, о рецептивном «я» и интроцептивном «я».
Интрофил с сильной рецептивной акцентуацией называется интро-экстрафилом, с сильной интрацепторной акцентуацией — интро-интрофилом.
Сказанное можно пояснить следующим (метафорическим) физиологическим образом. Результат восприятия в рецептивном состоянии сознания можно уподобить восприятиям, основанным на сигналах на окончаниях зрительных и прочих чувствительных нервов, которые воспринимают отдельные цвета и звуки, простейшие формы и элементарные тактильные ощущения; в то же время результат восприятия во интроцептивном состоянии сознания подобен образам и впечатлениям, интегрированным с помощью головного мозга на основе сигналов, полученных от чувствительных нервов. Эти интегрированные образы и впечатления могут (в отличие от периферических нервных сигналов) сохраняться в памяти и даже частично осознаваться.
Указанные два типа сознания (рецептивное и интроцептивное) совершенно различны и в принципе противоречат друг другу: их трудно совмещать во времени. Обычно рецептивный период набора информации должен сопровождаться интроцептивным периодом ее внутреннего освоения, постижения, идентификации — словом, понимания в психологическом смысле слова, то есть включения (интеграции) ее в надлежащем виде во внутренний мир в определенное его место.
Вопросы к читателю. Как вы относитесь к понятию созерцания? Любите ли вы путешествовать (шляться по улицам) без определенной цели, но набирая свежие впечатления? Является ли просмотр видео, прогулки по Интернету, посещение театров, картинных галерей, оперы или рок-концертов существенной частью вашей жизни? Что вы цените больше: ваши переживания в момент интересного зрелища или позднейшее его воспоминание? Что для вас важнее: вовремя и то, что надо, увидеть — или правильно понять увиденное?
Когда слова значимых для вас людей действуют на вас больше: в момент их произнесения или позже? Когда вы видите в них больший смысл?
Есть ли для вас смысл в слове «свидетельствовать»? Чувствуете ли вы свою ответственность в некоторых ситуациях, где вы ничего не делаете, кроме как смотрите или слушаете? Возникает ли при этом у вас иногда чувство ответственности за характер своего внимания и впечатление, что вами словно кто-то управляет, тихо шепча: «Смотри сюда, а теперь туда, а теперь обрати внимание на то, а теперь на это».
Склонны ли вы говорить своим детям или ученикам: «Мотай на ус!» Верите ли вы в то, что жизненный опыт это в первую очередь результат пристального наблюдения, а не проживания?
Цените ли вы книги или философские системы за то, что они дают вам расширение способа видения мира? Цените ли вы непосредственные полевые наблюдения как таковые? Как вы считаете, можно ли прожить насыщенную интересными событиями жизнь и умереть в убеждении, что все самое важное и интересное было упущено?
Вспомните моменты своей жизни, когда резко расширялось ваше мировосприятие. С чем было связано это расширение? С переездом в другую местность, с новой работой или учебой, с чтением религиозных, мистических или философских книг, с беседами с наставником?
Различаете ли вы узкое (эгоцентрическое) и более широкое внимание — в себе, в других? Придаете ли вы значение широте внимания вашего партнера? Важно ли для вас, как он внутри себя интерпретирует ваши слова и поведение?
Досадуете ли вы, пропустив момент, когда происходило интересное внешнее действие, которое вы хотели засвидетельствовать? Бывает ли вам неприятно, когда вы сталкиваетесь с явлением, которое не можете отнести к известным вам категориям и понятиям?
Станет ли ваша жизнь бесповоротно серой, лиши судьба вас телевизора?
Упражнение 23. Попытайтесь письменно ответить на поставленные выше вопросы (где не получится, напишите: «не знаю», или «не хочу отвечать», или «что за глупый вопрос», или «не это меня волнует»). Затем прочитайте свой текст как ответы не знакомого вам человека и попытайтесь определить, какое место в его жизни и в его сознании (это могут быть разные места!) рецептивное «я» и интроцептивное «я». Затем дайте свои ответы другому читателю этой книги, и пусть он ответит на те же вопросы. Сравните ваши анализы.
Подумайте, какие роли свойственны интро-экстрафилу и интро-интрофилу? Какие вопросы следует задать человеку, чтобы понять, какая часть канала внутреннего восприятия — внутренняя или внешняя — для него важнее: а) сознательно; б) на самом деле.
Упражнение 24. Попытайтесь определить, какой тип восприятия — рецепцию или интроцепцию — имеют в виду авторы следующих реплик?
1. — Я когда тебя вижу, Филофей, мне уже больше ничего не надо.
2. — Дай-ка, девочка, я на твой носик посмотрю, как там прыщики наши поживают?
3. — На меня произвел сильное впечатление Воннегут — после его романов мир стал для меня не таким плоским.
4. — Ну мало ли что ты увидел — важно, что ты при этом понял.
5. — А хочешь, расскажу, что твой сын делает в твое отсутствие? Сама видела, собственными глазами.
6. — Пока ты не выслушал противоположную сторону и не уяснил себе ее аргументы, не суди!
7. — Ты, Донат, слишком многого сегодня от меня хочешь — мне нужно время, чтобы осознать твое предложение.
8. — Да, я подглядывал!
9. — Ты пока меня послушай — думать потом будешь.
10. — А можно я тебя просто потрогаю?
Упражнение 25. Найдите пословицы, поговорки, фразеологизмы, подчеркивающие разницу между рецептивным и интроцептивным восприятием.
Конкуренция в пределах психологических субличностей. Важно понимать, что у некоторых людей автономное и обусловленное «я» представляют грани внутреннего «я» (то есть его аспекты), а у некоторых — это две совершенно различные и во многом конкурирующие друг с другом субличности. Уход в мир фантазий и противопоставление его «трезвому» отражению внешнего мира в индивидуальном сознании — достаточно распространенное явление, причем не только у поэтов и мечтателей, но и у вполне успешных социальных деятелей. И вопрос о том, какое «я», автономное или обусловленное является для человека управляющим, а какое — служебным, в каждом случае надо решать отдельно. Интересно, что даже уровень психического здоровья может резко меняться при переходе от обусловленного «я» к автономному (как в сторону возрастания, так и в сторону убывания), и на этом эффекте основаны многие методы психотерапии.
Аналогичная ситуация имеет место и в отношении штатной и нештатной субличностей. Есть люди, которые терпеть не могут нештатных внешних ситуаций, чувствуют себя в них неуверенно и каждый раз сильно сожалеют, в них оказавшись — но встречаются и люди с противоположными приоритетами, которые терпеть не могут рутины, в ней киснут и теряют энергию — и тут же пробуждаются от спячки, как только оказываются в нештатной ситуации. Но все же серьезный антагонизм между штатным и нештатным «я», как и между автономным и обусловленным «я», — это ненормальный способ функционирования психики, и человек, даже выстроив свои приоритеты, должен с уважением относиться к «неглавным» субличностям, понимая, что без них он жить не сможет. Однако чаще всего оттесняемые на психическую периферию субличности (или их аспекты) — это неисследованные человеком объекты, и внимательное их изучение может открыть в них много положительных черт, которыми не обладают их «конкуренты».
Еще более острой является конкуренция между аспектами демонстративного «я», то есть между экспрессивным и импрессивным «я». Практически у всех людей одно из них является субъективно гораздо более важным, чем второе: либо для человека главное — это выразить свое, внутреннее, назревшее (экспрессивный акцент), либо ему принципиально необходимо произвести собой сильное впечатление на окружающих, и обычно менее важная из этих двух субличностей является слугой (невысокого ранга) у более важной. Однако в действительности в психике эти две субличности связаны гораздо более тесно, чем это может показаться поверхностному наблюдателю, и низкий уровень развития и энергетики любой из них существенно вредит демонстративному «я» в целом.
И то же относится и к отношениям между рецепторным и интроцепторным «я»: лишь их слаженное взаимодействие, в котором на передний план выходит то одно из них, то другое, дает возможность нормального функционирования и развития наблюдательному «я».

Глава 4
СУБЛИЧНОСТИ В ЖИЗНИ
Чем отличается человек от животного? В первую очередь, вероятно, способностью говорить «я», то есть самоидентификацией, а также способностью давать имена разным объектам и явлениям, то есть создавать и мыслить символы как таковые, в отрыве от их значения. Давая человеку это способность, Всевышний подразумевал, вероятно, ее разумное, осмысленное и целенаправленное использование человеком, и если не первый, но наверняка очень существенный шаг в этом направлении — это разграничение своей личности, то есть соборного «я», и разделение его на субличности. Читатель, ознакомившийся с авторской концепцией, изложенной в предыдущих главах, согласится с тем, что недифференцированное представление о своем «я» как едином целом не выдерживает критики и неконструктивно, так что для осмысленной работы человек над собой и внешними сюжетами соборное «я» должно быть разделено на субличности, которые должны быть названы, описаны и очерчены. Лишь после этого можно пытаться налаживать отношения между ними, а также развивать их по отдельности.
Каждое серьезное дело или длительная жизненная программа предполагает личное включение в него человека — иными словами, человек должен сказать себе: «Это мое дело, моя цель, мой способ жизни, я этим занимаюсь, я в этом живу и несу за это персональную ответственность перед самим собой». Янская жизненная ориентация предполагает выбор типа активной деятельности, работы и ее инструментов, иньская ориентация предполагает способ адаптации человека к окружающим условиям, и в некоторой степени выбор самих этих условий, так как способ адаптации влияет на саму среду. Таким образом, и янский, и иньский человек фактически (может быть не осознавая этого до конца) соотносит с любой длительной жизненной программой определенную субличность — но пока она остается теневой, то есть не осознана им, его способности управления этой программой остаются скорее косвенными, нежели прямыми. Типичный пример отсутствия такого рода осознания бывает у людей, которые ведут сильно «не свою» жизнь — и в какой-то момент это осознают. Вопрос, который они в этой ситуации задают себе звучит по-разному, в зависимости от янской или иньской акцентуации:
— Как я мог это делать?!
или:
— Как я могла это терпеть?!
— и человек действительно не понимает сам себя: ну КАК он мог это делать или терпеть?!
Однако ответ на поставленный таким образом вопрос совсем не прост, и адекватный ответ может так и не появиться в сознании человека даже много лет спустя, лишний раз подтвердив распространенное мнение о том, что человеческая психика — это одни сплошные загадки. А печальная истина заключается в том, что человек просто-напросто не задумывался о том, какая его субличность вела указанную программу (янский вариант) или адаптировалась к указанным обстоятельствам (иньский вариант), не осознавал этой субличности, ил же не пытался понять, как она соотносится с другими его субличностями и общим планом его бытия. Иными словами, пытаясь ответить на поставленные выше вопросы, он должен бы сказать себе так:
— Я не знаю, что это было во мне, что делало (терпело) это.
или так:
— Я не пытался выйти в своем сознании за узкие рамки видения мира, предложенные мне этим сюжетом.
Формальная интеграция субличностей человека под общим именем глобального «я» у большинства людей — совершенная фикция, а реально их жизнью управляет разноголосый и нестройный хор субличностей, каждая из которых, выходя к Главному микрофону, создает в сознании человека сильно приукрашенный и цензурированный образ его психики, причем эти образы существенно различаются у разных субличностей, поэтому если внимательно послушать человека, (искренне!) рассказывающего о самом себе, то можно сильно подивиться нестыковкам и противоречиям в его рассказе — а секрет заключается в том, что реально этот рассказ ведут разные его субличности, и их мнения по разным вопросам, общие картины мира и образы самого человека могут сильно расходиться. Попытки разобраться в своих субличностях часто не приводят к успеху еще и потому, что многие основные и существенные для человека субличности часто вовсе не стремятся выйти на свет его сознания, и благополучно остаются в тени вовсе, маскируются под чужими именами или притворяются вспомогательными и служебными.
Первые попытки работы человека над собой обычно весьма наивны и грубы: обнаружив в себе недостойное или порицаемое поведение, человек себе его попросту запрещает, то есть отгоняет от Главного микрофона актуальную субличность, даже не поинтересовавшись, каково ее имя, что она собой представляет, каковы ее функции в психике и отношения с другими субличностями. В результате субличность понимает, что лучше ей держаться в тени, и в дальнейшем не стремится показать свое лицо, даже актуализируясь — и осознанность человеческого бытия резко падает. Ибо истинная осознанность — это в первую очередь осознание актуальной субличности, и лишь во вторую — осознание того жизненного эпизода (внешнего или внутреннего), который в сейчас происходит. В принципе, очень мало толка в осознании потока событий, если оно не сопровождается осознанием того, какое именно «я» человека в этих событиях участвует, что знает любой педагог: мало того, чтобы ребенок слушал — нужно, чтобы он слушал, находясь в специальном состоянии сознания: «правильно воспринимал», «впитывал», «мотал на ус» и т. п. Многие из анекдотов про Вовочку основаны на том, что окружающие (учителя, родители, взрослые) обращаются к нему, имея в виду совсем не ту субличность, которая у Вовочки актуальна:
Марьиванна: Дети, запишите предложение: «В углу скребет мышь».
Вовочка: «А кто такой Вуглускр и почему мышь?
Жизненный успех. Один из очень наивных взглядов на успех в жизни заключается в том, что его добивается любой человек, который сильно этого успеха хочет. Личные наблюдения автора этих строк показывают, что это — прямая ложь: автор видел очень много людей, которые много лет чего-то очень хотели и не получили даже намека на желаемое. Второй, не менее ошибочный взгляд на успех заключается в том, что его добиваются люди, не жалеющие времени и усилий на его достижение. Это, увы, тоже неправда, хотя и не такая злостная ложь, как первое утверждение. Реализация серьезной программы требует от человека не только целенаправленных усилий, но и правильно структурированных усилий, в том числе:
а) выработки субличности, которая способна реализовать поставленную цель, и
б) нейтрализации всех субличностей (в том числе теневых), которые будут препятствовать достижению этой цели.
Следует заметить, что пункт б) нисколько не менее важен, чем а) — они оба являются критическими для сколько-нибудь серьезного проекта, и оба фактически выполняются в случае его успеха, даже если человек не осознает создаваемой им субличности и ее конфликтов с остальными своими субличностями. Если человек не осознает сопротивления некоторых своих субличностей, то в процессе реализации своего проекта он может столкнуться с неожиданными, но очень серьезными проблемами, психологический смысл которых будет заключаться в том, что незаметно для него самого к Главному микрофону будут пробираться субличности, противостоящие его планам — в самый неудачный для этого момент. Например, разговаривая с вышестоящим лицом, от которого существенно зависит судьба проекта, человек может вдруг потерять всякую уверенность в себе, сбиться и начать нести вовсе какую-то ахинею — при том, что его субличность Квалифицированного Менеджера, реализующая проект, компетентна, уверена в себе и хорошо соображает. Что же случилось? А очень просто: пользуясь острым моментом, враждебная его рабочим планам субличность Безответственного Мальчишки, подкравшись к Главному микрофону, незаметно перехватила его из рук Квалифицированного Менеджера.
Почему субличность Безответственного Мальчишки враждебно настроена по отношению к Квалифицированному Менеджеру и его планам, совершенно понятно — последний явно притесняет первую и не дает ей проявляться. Но почему и как ей удается незаметно прокрасться к микрофону и выхватить его из рук такой солидной, устойчивой и уважаемой в психике субличности? Ответ здесь совершенно неочевиден и во многих случаях кроется в распределении важных для человека «служебных» качеств характера по его субличностям. Дело в том, что психика вовсе не безразлична к любым качествам, которые регулярно проявляются в жизни человека: повторяясь, они собираются в (чаще всего теневую) субличность, которая персонифицирует в человеке данное качество, но делает это уникальным, лишь ему свойственным способом и оформляется как полноценный член семьи его субличностей, позволяя себе тем большее количество личных вкусов, пристрастий, симпатий и антипатий, чем весомее она является для психики в целом (независимо от ее осознания человеком). Вот, например, есть такая добродетель, как терпение. Если человек в какой-то мере наделен им от рождения, то он довольно быстро обнаруживает, что используя это качество, он может добиваться существенных для него результатов, и регулярно это качество проявляет (чаще всего в корыстных целях). При этом, осознает он это или нет, у него появляется субличность, которую можно назвать Терпеливое «я», и которая становится его верным помощником — но не только. Оказывается что у этой субличности имеются свои предпочтения, а порой и спонтанные капризы, и она охотно помогает человеку в некоторых ситуациях, беспрекословно в них активизируясь (причем становясь не к Главному микрофону, а ко вспомогательным). Зато в других ситуациях она почему-то сопротивляется и включается не всегда, а в некоторых и вовсе наотрез отказывается активизироваться, так что кажется, что пропала куда-то вовсе. Причем разгадать характер этих ее пристрастий нелегко, так как обычно они связаны не с конкретными ситуациями, а с активными субличностями, становящимися к Главному микрофону — оказывается, что с некоторыми из них Терпеливое «я» дружит, с некоторыми строит деловые отношения по типу «Я— тебе, ты— мне», а некоторых не переносит вовсе, и почему так получается, объяснить часто невозможно — так оно исторически сложилось, и изменить эту ситуацию очень сложно. Например, человек может проявлять почти бесконечное терпение, разгадывая кроссворд или объясняя своему начальнику, почему он (подчиненный) не в состоянии справиться с возложенным на него заданием, но ему трудно терпеть звук капающей из крана воды или лезть в гору, даже небольшую, но длинную, и уж совсем невозможно выслушивать в общем-то безобидные жалобы стареющей матери на бездарную политику правительства, совершенно не жалеющего считаться с нуждами беспомощных пенсионеров. Совершенно понятно, что берясь за серьезный проект, человек должен его согласовать со своим Терпеливым «я», поскольку без его серьезной поддержки он безусловно провалится. Однако факт неприятия Терпеливым «я» данного проекта может проявиться совсем не сразу, и связано это с тем, что, как уже было сказано, субличности реагируют скорее не на ситуации, а на активизацию в них других субличностей (дружественных или враждебных), а пока проект не вошел в серьезную стадию, как правило, субличность, ему соответствующая, толком не оформляется и соответственно определиться с отношением к ней уже имеющиеся и устойчиво оформленные в психике субличности не торопятся. Кроме того, если человек, обнаружив сопротивление своего Терпеливого «я» своему проекту уже на середине пути его воплощения, воскликнет: «Что же ты мне сразу не сказало, что тебе этот проект не нравится?!» — то он может получить резонный ответ: «А ты спрашивал?» Ибо опыт показывает, что человек в своем сознании чаще всего имеет очень «розовую» картину своей психики и своих субличностей, особенно служебных, то есть не стремящихся к Главному микрофону и довольствующихся вспомогательными. А именно, он наивно полагает, что все они только и ждут, как бы появиться по первому его требованию и дружно взяться за предложенную им работу. Однако обычно не происходит ни первого, ни второго, и процесс взаимодействия субличностей идет, как будто человек тащит колоду через пень. Однако чем ярче человек, чем более интенсивные и нестандартные программы он ведет, чем к более сложным и напряженным ситуациям и обстоятельствам умеет приспосабливаться, тем уникальнее и капризнее его субличности, тем больше они склонны к самостоятельности и непредсказуемым реакциям. Оказывается, что служебные субличности тоже имеют свое мнение, когда и как им следует активизироваться и что при этом делать.
Упражнение 1. Рассмотрите применительно к себе перечисленные ниже качества характера и пять качеств по своему выбору. Определите, для каждого из них, в какой мере оно вам присуще: (а) не свойственно, (б) соответствует теневой субличности, (в) случайной субличности, (г) вспомогательной субличности, (д) основной субличности. Если субличность, соответствующая данному качеству обнаружилась, определите, является ли она управляющей или служебной, а также с какими другими вашими субличностями она дружит, с какими имеет неоднозначные отношения, а с какими откровенно враждует.
Качества: бесхребетность мягкость, уступчивость, твердость, жесткость, самодостаточность, зависимость, беспокойство, равновесие, целеустремленность, аморфность, себялюбие, альтруизм, уравновешенность, беззаветность, спонтанность, преданность, коварство, эмоциональность, рациональность, практичность, романтичность, «розовые очки», трезвость, пристрастность, объективность, ясность, смутность, духовность, материальность.
Отношения между субличностями. Между разными субличностями человека складываются очень разные отношения, причем они тем более причудливы и непредсказуемы для человека, чем менее эти субличности им осознаны. Идея, что человек должен быть последовательным в своих поступках и убеждениях, не выдерживает теоретической критики (и не подтверждается на практике), и одна из главных причин этого — разнообразие его субличностей и принципиальное своеобразие каждой из них, в том числе своеобразие ее вкусов, пристрастий, симпатий и антипатий — в том числе и по отношению к другим субличностям. Ниже описаны несколько характерных типов этих отношений, но предлагаемый автором список не претендует на полноту, и читатель с большой пользой для себя его продолжит.
1. Полный контроль. Данная субличность (А) признает активность другой субличности (Б) только в подчиненной себе роли, то есть допускает ее активность лишь у дополнительного микрофона, и то при условии, что у Главного микрофона находится А. Иными словами, А считает, что Б ни при каких условиях не может быть управляющей субличностью, а служебной может быть лишь при условии, что управляющей ею является А.
2. Необходимый слуга. Субличность А соглашается выйти к Главному микрофону лишь при условии, что за одним из вспомогательных находится Б.
3. Доминирование. Субличность А согласна быть активной одновременно с Б, но при том условии, что А стоит у Главного микрофона, а Б — у вспомогательного.
4. Исключение слуги. Субличность А согласна стоять у главного микрофона при условии, что Б не активна (то есть ее нет ни у одного из микрофонов).
5. Исключение хозяина. Субличность А согласна стоять у дополнительного микрофона, но при условии, что у Главного микрофона нет Б.
6. Полное активное исключение. Субличность А согласна стоять у (Главного или дополнительного) микрофона лишь при условии, что Б не активна.
7. Полное принципиальное исключение. Субличность А считает, что субличность Б не имеет права на существование в психике и всегда пытается ей мешать, когда Б выходит к микрофону.
8. Условное принятие. Субличность А согласна быть активной вместе с Б при условии, что у Главного или дополнительного микрофона находится субличность В.
9. Договорный контракт. Субличность А согласна иногда выступать вместе с Б, но при условии, что их совместное выступление будет заранее точно обговорено и согласовано.
10. Необходимый хозяин. Субличность А согласна выступать в служебной роли, но лишь при условии, что у Главного микрофона находится Б.
Упражнение 2. По нижеприведенным высказываниям определите тип отношения между двумя субличностями человека. Назовите (предположительно) имена этих субличностей.
1. Я, когда в здравом рассудке, слабости в себе не принимаю никак.
2. Я, в принципе, могу быть добрым — но если меня беспрекословно слушаются!
3. Я умею работать добросовестно — если есть четкое задание.
4. Я могу позволить себе лениться — но только на отдыхе.
5. Я ценю в жизни красоту, и могу по-настоящему расслабиться только если она меня окружает со всех сторон.
Упражнение 3. Подумайте, в каких отношениях находятся ваши основные управляющие и служебные субличности. Сформулируйте эти отношения в виде, аналогичном утверждениям предыдущего упражнения.
Узурпирование. Очень распространенный тип ложной дружбы между управляющей и служебной субличностями это узурпирование, когда субличность А считает субличность Б своей персональной собственностью и разрешает ей подходить только к дополнительному (вариант: Главному) микрофону, да и то лишь при условии, что в этот момент сама А находится у Главного (дополнительного) микрофона. Если при этом А — основная субличность человека, то она пытается (порой довольно успешно) наложить вето на использование Б в любых ситуациях, когда сама А неактуальна, а если это вето каким-то образом нарушается и Б подходит к дополнительному микрофону в момент, когда у Главного микрофона стоит субличность В, то А пытается (иногда очень грубо) оттеснить В от Главного микрофона. Если Б — субличность универсального типа, например, соответствующая высокому или высшему архетипу, то такое положение в психике ставит человека в большую зависимость от А, и та обычно злоупотребляет таким своим положением.
Типичный пример: А — субличность Обиженного Страдальца, Б — субличность Творческого «я». Узурпирование в данном случае приводит к интересным последствиям: человек способен творить лишь в положении сильной обиды на мир, а любое его творческое проявление в другом состоянии блокируется, и он, подсознательно чувствуя это, ищет повода (пусть формального) для глубокой обиды, войдя в которую тут же без труда становится творческой личностью. Понятно, что жить и работать с таким человеком затруднительно.
Другой пример: А — субличность Виноватого, Б — субличность Благотворителя. Узурпирование виноватым «я» благотворительного «я» дает своеобразный эффект, который выражается в том, что человек способен помогать и поддерживать своих друзей, лишь предварительно перед ними в достаточной степени провинившись — так сказать, накопив необходимую вину: «кинув» их в существенных моментах или просто-напросто «забыв» на достаточно долгое время — так, что оживает и набирается силы его виноватое «я». Оно, выйдя к дополнительному микрофону, вызывает из небытия благотворительное «я», пропуская его к Главному микрофону. А сделать для друга или любимого что-то бескорыстно хорошее просто так, ни испытывая чувства вины перед ним, человек не может — а почему, он не ответит при всем желании.
Упражнение 4. Представьте себе характерные эффекты поведения человека, у которого имеются следующие пары субличностей, из которых субличность А узурпирует субличность Б. Приведите аналогичные собственные примеры.
1. А — Изобретательная Кокетка, Б — Терпеливое «я»;
2. А — Униженный, Б — Вежливый Джентльмен;
3. А — Красавец-Мужчина, Б — Половой Гигант;
4. А — Несамостоятельная Помощница, Б — Трудолюбивое «я»;
5. А — Храбрец, Б — Начальник.
Упражнение 5. Подумайте, какие ваши субличности связаны настолько интимно, что можно заподозрить явление узурпации. Последите за своими знакомыми и близкими: нет ли в их субличностях таких пар.
Субличности: проявление и авторизация. Субличность представляет собой программу подсознания, которой свойственно время от времени активизироваться, то есть, как мы говорим, она выходит к микрофону, актуализируясь либо как управляющая (тогда она выходит к Главному микрофону), либо как служебная (тогда она выходит к дополнительному микрофону). Актуализации субличности нередко сопутствует ее самопредъявление, то есть ее осознание и обозначение самим человеком словами или жестами, интонацией, осанкой и т. п. Однако так происходит не всегда, и нередки случаи, когда к микрофонам выходят субличности, которые не осознаются человеком: или в этот момент времени (осознание может прийти несколько позже), или вовсе — так бывает с теневыми субличностями. Впрочем, для активного (янского) поведения, опознание, пусть отсроченное, опознание актуальных субличностей — довольно типично, то есть во многих, случаях своего янского поведения человек отдает себе отчет в том, какая его субличность была у Главного микрофона. Автор надеется, что читатель уже понимает, почему в этом случае важно отдавать себе отчет в том, какая именно его (читателя) субличность «заваривает кашу». Но не менее важно определить, какая субличность находилась у Главного микрофона (и какие — у дополнительных) в иньских для человека ситуациях, когда он, строго говоря, ничего особенного не делал, а лишь реагировал на внешнюю среду или адаптировался к ней. В качестве иллюстрации рассмотрим ситуацию внешней агрессии, выразившуюся в реакции обиды человека.
— Мой муж меня обидел — сказал, что я — ничтожество, —
жалуется женщина своей подруге. Но что именно он «обидел»? Нельзя обидеть высшее (оно же — внутреннее, или глубинное) «я» человека — оно не рождено и бессмертно и по сути своей находится вне проявленного мира, так что для него неуязвимо. Нельзя также обидеть соборное «я» в целом — оно слишком многочисленно и пестро по своему составу. В действительности муж-обидчик имел в виду вполне определенную субличность своей жены, например, ее Недовольное «я», которое в пылу раздражения и охарактеризовал нелестным эпитетом, совершенно не имея в виду обидеть другие, возможно высоко ценимые им субличности жены, такие, например, как, Прекрасная Кулинарка, Заботливая Мать, Рачительная Хозяйка и Понимающая Женщина. Но для самой обиженной жены нужно как-то переварить грубые слова мужа, и она должна решить, какая именно ее субличность примет на себя, то есть авторизует, эту ситуацию. Таким образом, авторизация ситуации (актуальная или отсроченная) субличностью — это как бы ее «присвоение» данной субличностью. В рассматриваемом нами примере одна из субличностей жены должна определиться как получатель оскорбления и что-то с ним сделать, то есть его «переварить» и ассимилировать — и, возможно, сделать после этого какие-то выводы. Авторизация может происходить по-разному: вслух или про себя, и может отразиться в таких фразах жены:
— А, так я тебя не устраиваю как мыслящее существо?!
— Неужели я тебе вчера вечером так плохо дала?
— Что же, я не таких рожаю тебе детей?
— Ты хочешь, чтобы я уволилась с работы?
— Это что — развод?
— Мерзавец! Да ты сам двух слов связать не можешь, не говоря уже приличных денег для семьи заработать!
Упражнение 6. Для следующих обращений и трех реплик по своему выбору придумайте (возможно, внутренние, то есть адресованные самому себе) ответы партнера, указывающие на его авторизацию этих реплик следующими субличностями (а также пятью субличностями по своему выбору): (а) Вечный Неудачник, (б) Могучий Герой, (в) Усталый Муж, (г) Беззаботный Бездельник, (д) Придирчивый Педант.
1. — Я очень устала сегодня.
2. — Ты такой милый сегодня, Жорж!
3. — Давай не будем обсуждать одни только мои недостатки, Гервасий.
4. — (бросается на шею любимому и крепко его обнимает) Ах!
5. — (презрительно) Ну, ты все же не льсти себе, Евтихий.
Упражнение 7. Попытайтесь по репликам человека, обращенным к себе самому, определить, какая его субличность авторизовала только что происшедшее с ним событие.
1. — Ну что ж... к неудачам следует относиться смиренно — на них учатся и вырабатывают характер.
2. — Да, я как обычно оказался прав.
3. — А может, зря я все это затеял?
4. — А все равно им меня не сломить!
5. — Черт! А, где наша не пропадала!
6. — Ого! Правильно говорят: семь раз примерь, один — отрежь.
7. — Пожалуй, дипломатичности во мне не хватает.
8. — Ну нет! так со мной разговаривать я никому не позволю!
9. — Ой, какой ласковый мальчик... Интересно, он уже целовался с кем-нибудь всерьез?
10. — Пора уже остепениться, Степанида!
Однако не все свои внешние и внутренние ситуации человек сразу или чуть позже сознательно авторизует — во многих случаях он действует (в этом отношении) неосознанно, и в этом случае авторизация происходит бесконтрольно — но происходит, и какая именно его субличность присваивает себе происшедшее событие, для него совсем не безразлично.
Борьба за авторизацию. Власть человека над самим собой — это в первую очередь умение правильно распоряжаться своими субличностями, которые по природе свей чаще всего достаточно своенравны (за редкими исключениями), и чем сильнее субличность, тем труднее с ней управляться, а точнее — идти против ее воли. Сила же субличности определяется в первую очередь ее ролью в психических процессах человека, и в частности, частотой ее появления у микрофонов, то есть ее актуализацией. Мы различаем два вида актуализации: первый (янский) — это активное проявление субличности, когда она выходит к микрофону и от своего имени (заявленного прямо или косвенно) что-то делает; второй (иньский) вид актуализации субличности — это выход ее к микрофону с целью проживания текущей ситуации, когда главное для человека — это не то, что он делает, а то, как он проживает текущий момент, адаптируясь к нему. Про актуальную в этот момент субличность можно сказать, что она не столько выходит к микрофону (Главному или дополнительному) сколько встает под прожектор (Главный или дополнительный), освещающий сцену глобального «я». Таким образом, центральная позиция на сцене одна, на ней укреплен Главный микрофон и одновременно она же освещена Главным прожектором, но в зависимости от своей янской или иньской акцентуации, актуальная субличность обращает большее внимание на микрофон или на прожектор.
Таким образом, сила субличности в психике может быть большой, и субличность может пользоваться большим авторитетом среди других субличностей также и в случае, когда ее актуализация происходит преимущественно в иньской модальности (манере), то есть путем авторизации различных событий, происходящих с человеком. Каждый акт авторизации увеличивает силу субличности, и конкурирующие друг с другом субличности толкаются не только у Главного (или дополнительного) микрофона: они борются еще и за право выйти под свет прожекторов и «засветиться» как субъекты происходящих с человеком событий.
Иногда сразу не совсем очевидно, какая субличность человека авторизовала текущую ситуацию — но обычно это становится ясным после того, как человек озвучит свой способ интерпретации происшедшего, ибо каждая субличность после авторизации интерпретирует ситуацию по-своему и делает свои выводы из нее.
Упражнение 8. По приведенной (внутренней или внешней) реакции человека на ситуацию попытайтесь определить субличность, ее авторизовавшую.
1. — (сам себе) (уныло) Ну все, приехали... Теперь вовек не расхлебаешь — лучше было и не заводиться с самого начала.
2. — (с вызовом) А тебя понял, Дементий! Ну, если ты так настаиваешь, будем биться! До последнего рубля!
3. — (торжественно, с улыбкой) Что ж... я давно подозревала, что ты меня любишь — а после сегодняшнего твоего поступка тебе остается только предложить мне руку и сердце, Гаспар!
4. — (сама себе) Не верю... он чего-то хочет от меня, определенно, но пока не говорит, маскируется под обычного пляжного ухажера.
5. — А вот панибратства на работе я точно не потерплю, особенно от молодежи.
Упражнение 9. Определите предполагаемую авторизующую субличность партнера, к которому человек обращается со следующими словами.
1. — Да что ты так переживаешь, Антоний — ведь не тебя бросили, а ты сам ушел!
2. — Ты только не думай, Каллистрат, что обойдешься своими силами — на этот раз не получится.
3. — Ну вот, надулась, обиделась — ты лучше улыбнись, скоро отпуск!
4. — Ты меня неправильно понимаешь, Авксентий — я ведь не враг тебе, и не соперник, в любви тем более!
5. — Ты не важничай, Таисия, ты лучше подумай, чем бы ты без меня сейчас была.
Упражнение 10. Для нижеперечисленных ситуаций и пяти ситуаций по своему выбору представьте способ их авторизации следующими субличностями: (а) Никчемная Дурочка, (б) Всевидящий Пророк, (в) Веселый Озорник, (г) Мудрый Правитель.
1. Предложение мамы помочь ей по хозяйству.
2. Просмотр программы политических новостей.
3. Наблюдение за прохожими в парке.
4. Наблюдение за домашним котом, склонным к безобразиям.
5. Выслушивание отчета мужа, вернувшегося с работы с опозданием.
Таким образом, потребность в авторизации некоторых событий — столь же насущная потребность для субличности, как и потребность заявить свою волю в конкретных ситуациях. Однако субличность может заниматься авторизацией сравнительно честно, а может при этом жульничать, авторизуя события, явно относящиеся не к ней, а к другим субличностям, и усиливаясь тем самым за их счет. В принципе, эта способность (то есть способность выбирать авторизующую событие субличность) — одно из проявлений необыкновенной гибкости человеческой психики, но этой гибкостью не стоит злоупотреблять.
Упражнение 11. В следующих диалогах и пяти диалогах по своему выбору определите субличность партнера, к которой обращается протагонист (автор первой реплики), и авторизующую субличность партнера. Определите, правильна ли авторизация партнера.
1. — (сыну, серьезно) Сигизмунд, тебе пора браться за уроки.
— Боже, как мне надоели вечные, нескончаемые упреки!
2. — Евстигней, твои друзья — враги нашей семьи, и особенно детей.
— (весело напевает) Мы бррросилися в бой!
3. — (собаке) Мне кажется, ты виноват, Шарик, и тебе следовало бы извиниться передо мной.
— (лижет хозяину коленку)
4. — Зиновий Каллистратович, поездка в Африку — это моя мечта с детства, вы же благородный мужчина!
— (мечтательно) А как я мечтал в юности — но совсем о другом... о прекрасных девушках и знойных женщинах...
5. — Марек, я жду вас в гости в воскресенье, на торжественную вегетарианскую вечеринку, посвященную экзотическим африканским растениям.
— Спасибо, обязательно приду, дорогая Виолетта! И принесу бутылку кактусовой водки!
Упражнение 12. Определите, о какой чересчур авторизующей субличности партнера говорят авторы следующих реплик и пяти реплик по вашему выбору.
1. — Ну почему ты всегда отворачиваешься, Густав, когда я на тебя смотрю, и как будто уплываешь куда-то?
2. — Я тебе жалуюсь, а ты вечно хихикаешь... обидно, Эмма!
3. — Мне всегда кажется, что вы мной недовольны, Казимир Порфирьевич.
4. — Ну нельзя ревновать меня к каждой моей знакомой, Жоржетта!
5. — Если ты всегда первым делом убиваешься и плачешь, как же я могу тебе не лгать, Лукерья?
Упражнение 13. Авторизуйте следующие ситуации (уточнив их самостоятельно) каждой из перечисленных ниже субличностей.
1. Вкусный завтрак в кафе.
2. Посещение выставки эротической фотографии.
3. Приобретение нового дивана.
4. Выход на пляж.
5. Лыжный поход.
Субличности: Яркая Женщина, Эротоман, Любитель Отдохнуть, Эстет, Зрелый Мужчина.
Упражнение 14. Подумайте, какие ваши субличности склонны авторизовывать вовсе не относящиеся к ним ситуации? А какие, наоборот, «скромно» уклоняются от авторизации, подставляя вместо себя другие? Попытайтесь ответить на те же вопросы применительно к вашим знакомым, родственникам, сотрудникам.
Универсальные и ложноуниверсальные субличности. Существуют субличности, которые естественно сопровождают человека по жизни, будучи актуальными и регулярно выходят к (обычно к дополнительному) микрофону практически во всех ситуациях — они называются универсальными. Обычно такие субличности группируются в замкнутые семьи, так что в любой ситуации активна одна субличность из данной семьи — обычно она стоит у дополнительного микрофона. Универсальными субличностями являются субличности, соответствующие высшим архетипам, Психологическому архетипу и некоторые другие. Чаще всего эти (истинно универсальные) субличности — такие, например, как Иньская и Янская, Творительная. Осуществительная и Растворительная, Символическая и Содержательная, внутреннее «я», внешнее «я», демонстративное «я» и наблюдательное «я» и т. п. — являются служебными и подчинены той или иной более конкретной субличности, реализующей определенную внутреннюю или социальную роль человека. Однако бывают случаи, когда на универсальность начинают претендовать субличности, чья роль по сути своей должна быть жестко ограничена, но человек разрешая им авторизовывать явно чужие ситуации, создает в себе ложноуниверсальную субличность (иногда даже целые группы таких субличностей), которые, усиливаясь за чужой счет, приобретают в психике большой вес и становятся плохо управляемыми человеком — по сути, он выращивает в себе откровенных паразитов.
Типичный пример — выработка однотипной реакции на весьма различные по сути, но внешне в чем-то похожие ситуации, ведомые самыми разными субличностями. В качестве примеры мы рассмотрим субличность Козы Отпущения.
По идее, субличность, которая инициирует некоторую программу человека, должна за нее отвечать, в частности, отвечать за ее срывы и вред, наносимый этой программой другим субличностям и людям — но практически такое поведение человека (которое можно было бы назвать социально зрелым) — скорее исключение, чем правило. Гораздо чаще у человека формируется одна ложноуниверсальная субличность, которую мы условно назовем Козой Отпущения, хотя сам человек может называть ее по-разному (например, Мальчик Для Битья или Виноватая Какашка). Эта субличность существует специально для того, чтобы минимальным ущербом для психики человека принимать любые мыслимые упреки к нему, совершенно независимо от того, насколько и в чем он реально виноват. Какие именно психологические и социальные инструменты использует Коза Отпущения для того, чтобы выкрутиться из своего неприятного положения — особая тема, имеющая для практических психологов значительный интерес, а для нас важно то, что она авторизует чужие ситуации — ошибки других субличностей, и тем самым лишает их обратной связи и, в конечном счете, необходимой энергии. Так что, сберегая с помощью Козы Отпущения свою психику, человек фактически лишает себя необходимого жизненного опыта и ослабляет весьма существенные свои субличности и программы. С другой стороны, иногда Коза Отпущения представляет собой чисто внешнюю субличность, с помощью которой человек защищается от внешних упреков, а во внутреннем мире (сам для себя) реагирует на критику конструктивно.
Упражнение 15. По следующим (внешним или внутренним) репликам определите, какая субличность человека отвечает за его ошибки: та, которая реально виновата, или ложноуниверсальная Коза Отпущения, а также каковы используемые ею инструменты.
1. — (сам себе) Да, я виноват... я всегда и во всем виноват, именно я, и никто другой.
2. — (воинственно) С чего это ты взяла, что я груб с тобой? Ничего подобного, а если и бывает, так ведь все равно любя!
3. — (сокрушенно) Я вляпался... признаю... ну, прости дурака... какой спрос с умственно отсталого идиота?
4. — Да, я превысил скорость. Что было, то было, извините, инспектор. Сожалею и готов уплатить штраф.
5. — Я тебе сделал больно? Прости, дорогая. Больше так громко чмокать прямо в ухо никогда не буду!
Упражнение 16. Последите за собой: какая ваша субличность авторизует ситуации, когда вас в чем-то упрекают (в шутку или всерьез, справедливо или нет, во внешнем или внутреннем мире, по форме или по существу)? Сильна ли ваша Коза Отпущения, какими средствами и инструментами она владеет, насколько успешна и сильна в психике? Любит ли выходит к микрофону и к какому: Главному или дополнительному?
Попытайтесь представить ее себе визуально: состояние и цвет шерсти, остроту и размер рогов, величину вымени, нрав, повадки. Скучает ли она по микрофону, если долгое время не имеет к нему доступа? В какую модальности она больше всего любит: внешнюю, внутреннюю, демонстративную или наблюдательную?
Другой пример ложноуниверсальной субличности — Обиженное «я» человека. В принципе, обижаться должна уметь каждая субличность, и по-своему реагировать на обиду (и, кроме того, список «обижающих факторов» у каждой субличности должен быть своим). Однако на практике гораздо «удобнее» иметь одну и ту же регулярно и всегда несправедливо обижаемую субличность, которая имеет в своем арсенале достаточно средств защиты, и иногда и обратного (прямого или косвенного) нападения на обидчика.
Упражнение 17. По следующим репликам определите, какая субличность человека обижается на слова или действия партнера: та, которую реально обижал партнер, или ложноуниверсальное Обиженное «я»? В последнем случае определите характерные используемые им инструменты. Приведите свои примеры.
1. — Ну, если ты меня с собой не берешь, то я на тебя обижусь и пойду на бульвар на посторонних юношей любоваться!
2. — Вот, ты меня разлюбил, я так и знала! Ну почему все ко мне так всегда несправедливы? (плачет)
3. — Ну ты что, мне же (с надрывом) больно!
4. — Я найду в себе силы, чтобы пережить твое равнодушие к моим стихам, и еще лучше напишу, и песню на них сочиню, и на твой день рождения исполню, при всем народе!
5. — Ты что же, думаешь, меня задевают несправедливые твои слова? Ну разве совсем чуть-чуть, а я человек мужественный, и умею глотать любую обиду — целиком, без остатка!
Упражнение 18. Последите за собой: какая ваша субличность авторизует ситуации, когда вас обижают. Припомните основной спектр обид, предлагаемых внешним миром вашей персоне, характерные модальности вашего «обижания». Есть ли у вас ложноуниверсальное Обиженное «я», сильно ли оно, какими средствами и инструментами владеет, насколько успешно и сильно в психике? Любит ли выходит к микрофону и к какому: Главному или дополнительному?
Попытайтесь представить себе его визуально: внешний вид, нрав, повадки. Какие модальности оно предпочитает: янскую или иньскую, локальную или глобальную, внешнюю, внутреннюю, демонстративную или наблюдательную?
Некорректная авторизация. Существуют порой в психике субличности (иногда даже основные), которые в целях своего усиления не брезгуют откровенно хищнической авторизацией, присваивая себе те события, которые очевидно относятся к другим субличностям, «толстея» тем самым за их счет. Правда, жир, накапливаемый таким способом, обычно оказывается невысокого качества, целлюлитным — но это их не смущает. Типичный пример возникновения такой ситуации — это появление новой, слабой субличности, в которой человек не уверен и которой «на помощь» приходит другая, уверенная в себе — но ее помощь оказывается не дружеской, а хищнической, что выражается в том, что якобы «помогающая» субличность незаметно присваивает себе результаты деятельности той, которой она помогает.
Рассмотрим в качестве примера робкого юношу из хорошей семьи, пытающегося самостоятельно ухаживать за молоденькими барышнями (а иногда и взрослыми женщинами), вырабатывая в себе субличность Поклонника. В острой и непредсказуемой ситуации, когда начинающий Поклонник начинает заикаться или нести откровенную чушь, его оттесняет от микрофона гораздо более уверенная в себе субличность Вежливого Мальчика, за спиной которого стоит еще более уверенная в себе субличность Культурного Отпрыска Славного Рода, или Твердая Надежда Семьи, и фактически вместо юноши с его избранницей разговаривает семейный или родовой эгрегор — и он же присваивает себе результат контакта. В дальнейшем субличность Поклонника может усилиться и проводить встречи с девушками и женщинами самостоятельно — но вполне вероятно, что авторизовать их (как бы по привычке) будет бывший «старший товарищ» Поклонника — а именно, Культурный Отпрыск или Надежда Семьи. На обычном языке это означает, что успех своего ухаживания юноша припишет не своим прямым мужским достоинствам (специфическое обаяние, приятный женскому глазу внешний вид, элегантная одежда, спортивные телодвижения), а полученным в семье добродетелям и ее положению в обществе, то есть фактически своей субличности Члена Своей Семьи (а эта субличность является верной слугой и шпионом семейного эгрегора). Следует заметить, что для объекта его повышенного внимания такая авторизация будет скорее всего неприятна — барышне может показаться, что на нее смотрит не влюбленный в нее до (полу)безумия очаровательный и непосредственный юноша, а его подозрительная и расчетливая мамаша, которая в очертаниях бедер девушки усматривает не знамение Мирового Эротического Начала, а способность благополучно родить семье внуков.
Как заметить такую некорректную авторизацию? Как правило, она сопровождается довольно натянутыми, неестественными интерпретациями и подозрительно сильным смещением угла рассмотрения объекта — что и указывает на смену субличности в момент авторизации. Кроме того, хищнические субличности, некорректно отбирающие пищу для авторизации у других, обычно бывают хронически голодными и их очень трудно надолго накормить, а их голод сродни наркотическому, то есть приводит человека в невротическое состояние.
Упражнение 19. В следующих высказываниях представлены хищнические субличности. Попытайтесь дать им имена и объясните, почему они ведут себя некорректно.
1. — Сам себя не похвалишь — ходишь, как оплеванный.
2. — Я, если меня не слушаются тут же — быстро зверею и начинаю кидаться на людей.
3. — Я почему она на меня не смотрит?! Я сразу начинаю думать, что я для нее — ничтожество!
4. — Я от жизни всегда жду подвоха — ведь людям нельзя верить.
5. — Я считаю так: жизнь — это подарок. Всегда и во всем — надо только любить и улыбаться, причем постоянно.
Упражнение 20. Отметьте некорректную авторизацию в следующих репликах. Назовите субличность, которая в действительности должна была бы авторизовать событие, и оттеснившую ее от микрофона субличность, фактически авторизовавшую событие. Приведите аналогичные свои примеры.
1. — (сыну) Мало ли что ты ее поцеловал — ведь это я тебя всему научила!
2. — Мне понравилось у вас в гостях. Мне вообще в жизни везет!
3. — Извините, я сейчас спешу. Мне никогда не удается спокойно поговорить ни с кем.
4. — Нет, я не куплю этот ваш торшер. Я очень жадный.
5. — Я правда вам понравилась?.. Не может быть: я же такая толстая!
Упражнение 21. Поищите случайные и регулярные некорректные авторизации в своей жизни — внешней и внутренней. Особенно отметьте ситуации, где ваши интерпретации событий искусственны, «натянуты». Есть ли у вас откровенно «голодные» субличности, постоянно требующие материал для авторизации? Попытайтесь назвать их по имени и понять, какая именно пища им нужна и почему они нее недополучают.
Игры у микрофона. Однако не всегда некорректность авторизации связана с агрессивным, хищническим или иным неправомерным поведением авторизующей субличности. Бывают в некотором роде противоположные ситуации, когда к Главному микрофону выходит субличность провокационного плана, «заваривающая кашу», а когда каша уже начинает кипеть и пригорать, незаметно скрывающаяся в подсознании, и оставляющая Главный микрофон свободным, и тогда к нему выходит тот или иной Спасатель, то есть субличность, чья функция заключается в расхлебывании всевозможных чужих «каш», или же ситуаций, созданных данным конкретным Провокатором. Например, в роли Провокатора может выступать Великолепный Обещатель, а в роли Спасателя — Суперзанятое «я», или Нуминозный (Грозно-божественный) Прокурор или Беспомощная Нищенка. Как выглядит такой сюжет в жизни? К человеку приходит его друг, который жалуется на трудности в своей жизни, и человек, входя в роль Великолепного Обещателя, легко обещает другу всевозможную помощь. Через некоторое время друг пытается узнать, как реализуются обещанные ему программы и услуги. Они не реализуются никак, и когда это обстоятельство становится всем понятным, Великолепного Обещателя у микрофона сменяет тот или иной Спасатель, который может говорить следующие тексты:
— (торопливо) Я, к сожалению, ничего не успеваю сейчас, потому что безумно занят, ремонт в квартире начал, и теща в больнице, и у детей в школе проблемы — и даже не знаю, как со всем этим разобраться, вот когда разберусь — тогда обязательно что-нибудь для тебя сделаю, выкрою только хоть немного времени. (Суперзанятое «я»)
— (грозно-обвиняюще) Ты вот ждешь чего-то от меня, просишь у людей и судьбы — а кто ты такой, вообще?! Заслужил ли ты хоть какую помощь — ты об этом подумал?! Готовность к жертвам и лишениям — вот черта человека, имеющего хотя бы какие-то шансы на развитие и успех. Так что займись сам собой, и не жди от судьбы поблажек — их НЕ БУДЕТ! (Нуминозный Прокурор)
— (несколько унижаясь, с бегающими глазами) Да, ты знаешь, я бы с удовольствием тебе помогла, и очень бы этого хотела, только вот подумала, что у меня ведь ничего не получится, у самой денег в обрез, только-только детишкам на молочишко, и все связи мои куда-то рассыпались в последнее время, все от меня почему-то отвернулись, и даже лучшие подруги и поклонники не звонят — где-то я на самом дне очутилась незаметно. (Беспомощная Нищенка)
Упражнение 22. Следующие реплики показывают, что партнер произвел некорректную (по мнению автора реплики) замену субличностей — определите, какую именно (назовите приблизительные имена субличностей партнера). Приведите свои примеры.
1. — Ты почему, Конкордия, молчишь и в сторону смотришь? Ведь только что в любви клялась?!
2. — А, теперь обнимать принялся да в глазки заглядывать?! А кто секунду назад кричал, что я дура несусветная?!
3. — Да ты не торопись, Сигизмунд, вещи-то свои собирать, сам же говорил, что можно нам обо всем договориться.
4. — Да ты кисло как-то благодаришь, Авдотья — давеча-то на коленях меня умоляла!
5. — (подозрительно) А что это ты так оживился, Самуил? Всю жизнь говорил, что к блондинкам равнодушен — и вот на тебе!
Упражнение 23. Подумайте, какая ваша субличность склонна приходить на помощь не справляющимся со своими ролями? Какие субличности, наоборот склонны убегать от Главного или дополнительного микрофона в разгар своей деятельности, и подставлять вместо себя кого-то еще? Подумайте, в каких ваших жизненных сюжетах периодически возникают такие ситуации, а в каких — никогда.
Управляющие и служебные субличности: кто кого? Взаимное подчинение субличностей — очень важная тема, и часто замена ролей, то есть одновременное превращение управляющей субличности в служебную, а служебной — в управляющую — очень значимое для психики событие, нередко знаменующее резкий поворот внешнего и внутреннего сюжета — при том, что человек замечает это далеко не сразу. Есть субличности, которым как бы сама судьба предназначает всегда быть в услужении кому-то, при том что эти субличности могут быть очень важными для человека и достойными сами по себе. Однако выход к Главному микрофону — ответственный шаг, и ослепление светом Главного прожектора может сбить с ног субличность, привыкшую к вспомогательной роли и гораздо более скромному освещению.
В частности, разнообразные добродетели, положительные навыки и качества характера, которые очень помогают человеку жить, чаще всего материализуются в роли вспомогательных субличностей, которым самое дело быть в услужении у кого-то, но не править бал психики самостоятельно. Скромность, усидчивость, концентрация, добросовестность, осторожность, смелость, мужественность, женственность хороши как приправы или соусы, но основное наполнение блюда человеческой самоидентификации должно быть содержательным, то есть связанным с той или иной определенной программой действий, которая по своему усмотрению вызывает нужные ей субличности-качества к дополнительным микрофонам. Если же они оказываются у Главного микрофона, то конфуза обычно ждать недолго — а возможны и более тяжелые последствия. Говоря на обычном языке, любые добродетели и умения служебного порядка хороши на своем месте, а будучи предоставлены сами себе, быстро создают субличности с разнообразными злоупотреблениями. Одна из главных добродетелей — это чувство меры, но и оно никогда не бывает абстрактным, но всегда привязано к тому или иному конкретному взгляду на мир или программе действий.
Представим себе человека, который решает начать прицельную выработку в себе того или иного «положительного» качества: любви, доброты, сострадания, внимания, осознания, концентрации или патриотизма. Разумный человек не станет воспитывать в себе эти качества абстрактно, но поищет себе ту или иную сферу деятельности, так сказать, ниву, вспахивая которую, он попутно приобретет или разовьет указанные качества. Но понятно, что соответствующая субличность окажется вспомогательной и не приспособленной к выходу к Главному микрофону. И даже если после этого человек воспитает в себе указанное качество еще на нескольких нивах, и в этих ситуациях вполне реально ощутит в себе субличность, например, Любящего «я», то это совершенно не означает, что эта субличность готова к выходу к Главному микрофону — если для нее будет актуален вопрос: «Кто меня вызвал? На кого я работаю?» Готовность выхода некогда служебной программы к Главному микрофону — большое событие в жизни человека, нередко сопровождающееся сменой его жизненных ориентиров, а если этого не произошло, то вполне вероятно, что фактически служебная субличность так и осталась служебной, но руководит ею теневая субличность, которая выходит к Главному микрофону незаметно для человека, и в то же время усиливает звук дополнительного, так что служебная субличность звучит громко и при невнимательном наблюдении вполне может сойти за управляющую — но реально ею не является, и фактически человек преследует скрытые цели теневой субличности, пользуясь невниманием и аморфностью служебной субличности, не привыкшей руководить.
Таким образом, если человек пытается воспитывать в себе абстрактные добродетели: любви, смирения, терпения и т. д., культивируя их не на материале конкретной деятельности и программы, в рамках которой они естественным образом потребуются, то он рискует пойти на поводу у своей теневой субличности, которая незаметно для его сознания встанет у Главного микрофона и будет нашептывать ему приблизительно следующее: «Ты решил стать смиренным? Теперь смирение — это твоя главная и основная добродетель, и ты должен практиковаться в ней ежесекундно. Ты должен все время понимать волю своего высшего начала и подчиняться ей абсолютно, чего бы это тебе не стоило.» Такого рода установка вовсе не ставит Смиренное «я» к Главному микрофону, поскольку все время слышать свое высшее начало и подчиняться его воле для обычного человека — нереальная задача. И в тех случаях, когда оно не слышно или у человека действительно не хватает сил для исполнения его указаний, теневая субличность, маскирующаяся под Смиренное «я» у Главного микрофона, шепнет человеку на ушко, какой именно выбор ему следует сделать, преследуя при этом свои собственные, теневые, цели. Ибо само по себе Смиренное «я» беспомощно в ситуациях выбора меньшего зла из нескольких имеющихся, например, решая, с чем лучше смиряться: с аморфностью мира или его недоброжелательностью? Алчностью или жесткостью? Лживостью или агрессивностью?
Упражнение 24. Попытайтесь определить управляющую и служебную субличности, о которых говорят авторы следующих реплик. Насколько, на ваш взгляд, соответствуют действительности эти высказывания?
1. — Я теперь всех люблю, без исключения — даже если злюсь по виду.
2. — Я смирился перед своей жизнью — раз и навсегда, и даже тещу иногда выслушиваю.
3. — Работа — это главное в моей жизни. Остальное — пиво, баня, рыбалка — в далеком прошлом.
4. — Я теперь — студент, и всю жизнь кладу на науку! Ни секунды простоя, даже на голубое небо смотрю — и формулы вижу.
5. — Я решил: хватит судить людей, и теперь не сужу никого — только одобряю. Вот только Бога трудно понять, как он этот мир сотворил и терпит.
Упражнение 25. Подумайте о своих основных субличностях: какие из них всегда управляющие, какие всегда вспомогательные, а какие бывают и такими, и другими. У какого микрофона они бывают чаще фактически, и у какого им следовало бы стоять?
Замаскированная субличность: настоящее имя и маска. Мы знаем: есть субличности явные, обладающие именем, и есть теневые, скрывающиеся в подсознании и закрывающие свое лицо плащом, выходя к микрофону. Однако есть субличности, обладающие как бы двумя именами, из которых во внешний мир предъявляется одно, а за ним, как за маской, скрывается другое, причем порой сильно отличающееся от внешнего. Такую субличность мы будем называть замаскированной.
Распространенный вариант замаскированной субличности — это субличность, которая имеет внешнее имя, соответствующее определенной социальной роли человека, но во внутреннем мире человека главная ценность соответствующего сюжета совершенно иная, и внутренние, скрытые от внешних глаз имя и функция этой субличности совершенно иные.
Замаскированную субличность неправильно представлять себе как пару, состоящую из управляющей (внутренней) и служебной (внешней) субличностей — в случае замаскированной субличности внешняя (видимая) субличность — не более, чем маска, надетая на чужое лицо, и ее поведение во многих ситуациях «необъяснимо» или очень искусственно.
Один из вариантов возникновения замаскированной субличности — это компенсация некоторой слабости человека, которую он не может преодолеть и вынужден скрывать — от окружающих, и часто от самого себя. Так субличность Робкого Юноши может скрываться под маской Фанфарона, маска Роковой Женщины может скрывать под собой субличность Вечно Одинокой Особы, маска Профессионального Карьериста может скрывать под собой субличность Никчемного Сына и т. д.
Во многих случаях когда поведение человека становится «необъяснимым», в частности, когда он своим поведением разрушает собственные цели, можно заподозрить, что его актуальная субличность — замаскированная, и в действительности ведет (вполне успешно) свой собственный сюжет, так как неуспех маски вполне может сопутствовать успеху истинного лица субличности. (Конечно, саморазрушительное по внешнему виду поведение может иметь иные причины — например, конфликт между разными субличностями.) Поэтому замаскированные субличности не склонны работать над внешней субличностью, поскольку ее развитие фактически не интересует человека; более того, развитие и «оживление» маски может привести к ее отчуждению от внутренней субличности и потере «послушания». Так, рассказывают печальную историю про еврейского юношу, который влюбился в русскую девушку из весьма религиозной православной семьи. Разумеется, семья девушки восстала против такого ее выбора, и юноша, дабы смягчить ситуацию, принял решение обратиться в православную веру и венчаться в церкви. Ну, семья девушки с некоторым скрежетом согласилась на этот вариант, и юноша стал готовиться к крещению, постигать таинства и увлекся христианскими идеями настолько, что, крестившись, решил стать монахом, и бедная невеста осталась без жениха.
Нередко замаскированные субличности возникают, когда человек пытает вывести некоторую свою субличность, глубоко законспирированную в подсознании, из тени. Выведя ее под свет прожектора, он спрашивает: «Ты кто?» — и субличность, подобно хорошо подготовленному шпиону, выдает некоторую легенду, скорее прикрывающую, нежели обнажающую ее истинное имя и пафос деятельности, то есть вместо своего настоящего лица показывает маску. Под этой маской может оказаться следующая , и так далее — пока человеку реально не надоест лгать самому себе. Однако внутренняя честность — продукт большой, длительной и тяжелой работы, предполагающей существенные психологические (и нередко внешние) жертвы и усилия.
Упражнение 26. Подумайте о своих субличностях: все ли они носят правильные имена? Чтобы это проверить, соотнесите эти имена с их фактическим поведением, активным (самопроявление) и пассивным (авторизация). Попытайтесь на этой основе определить истинные ценности этих субличностей, после чего попробуйте уточнить их имена.
Субличности и жизненные программы. Конечно, для упорядоченного ума очень соблазнительно представлять ситуацию с субличностями как точно соответствующую положению с программами, которые ведет человек: каждой программе соответствует своя субличность, и наоборот. Однако реально это не совсем так, а у некоторых людей и совсем не так, и есть субличности, участвующие (на разных ролях) во многих программах, и есть программы, вызывающие к жизни разные субличности, сложным образом взаимодействующие друг с другом. При этом программа может привлекать к себе данную субличность не потому, что она подходит по своему прямому смыслу, а потому, что она обладает нужными программе качествами (которых нет у других субличностей), но, будучи актуализирована, любая субличность склонна проявляться так, как она считает нужным, и развернуть ее нужным программе (или управляющей субличности) образом иногда бывает нелегко, и побочные эффекты здесь непредсказуемы.
Это связано с тем, что все субличности — живые, и потому обладают свободой воли и выбора, и, актуализируясь, нередко проявляются неожиданным для человека образом, а процесс авторизации усиливает и проявляет в любой субличности такие ее качества, которые ей самой представляются привлекательными, хотя другим субличностям, в частности, управляющей, это может быть неудобно или вовсе нежелательно.
Основная проблема, с которой сталкивается человек, пытающийся извлечь из себя то или иное качество, необходимое данной программе, заключается в том, что послушной и понятливой субличности, соответствующей этому качеству, у него как правило нет, и что это качество (чем оно ценнее, тем это более вероятно) узурпировано субличностью со скверным характером, а главное — с очень определенными приоритетами и ценностями, и если эту субличность актуализировать, то первое, что она сделает — она попытается адаптировать данную программу человека под свои интересы, в частности, самовыразиться в ней и авторизовать ее ситуации, даже и не проявив при этом того своего качества, ради которого ее актуализировали.
Вот, например, человек впервые в жизни приступает к исполнению обязанностей начальника, небольшого, но все же ответственного социального лица. Его субличность по имени Начальник Отдела — еще только начинающая, ей не хватает жизненного опыта и уверенности в себе. Где их взять? Начальственного опыта как такового у нашего начинающего менеджера еще нет, так что уверенность в себе ему приходится искать у других субличностей, и первыми приходят в голову Опытный Обольститель и Любимый Ребенок Семьи. Обе эти субличности уверены в себе, но насколько их уверенность поможет начинающему начальнику отдела и как он будет смотреться на рабочем заседании при их включении? Подумайте об этом сами; попытайтесь воссоздать реплики и интонации, с которыми он, актуализируя эти свои субличности, обратится к своей секретарше, инженеру, бухгалтеру, уборщице.
Программы и качества. Плотно занимаясь серьезной программой в течение нескольких лет, человек неизбежно обретает субличность которую он ассоциирует с этой программой. Но что делать с этой субличностью, когда программа заканчивается? Эта субличность привыкла быть ответственной, то и дело актуализироваться, самопроявляться, авторизовать события, и ее в таком виде трудно сразу уложить на полочку в подсознание. Лучше всего ее разложить по существенным качествам, которые выработались по ходу исполнения соответствующей программы, и отделить эти качества от данной, обреченной на дематериализацию, субличности, превратив их в отдельные субличности — чаще всего, вспомогательные, но иногда и управляющие. Эта способность дает человеку большую психологическую гибкость, обеспечивая возможность быстро переключаться и перестраиваться.
Вот, например, Олимпий: он пришел с институтской скамьи на производство, довольно быстро стал начальником цеха на металлургическом комбинате и проработал в этой должности десять лет. За это время его субличность Начальника Цеха выработала и на практике не раз проявила следующие качества: изобретательность, требовательность, внимательность, доброту, осторожность, собранность, адаптивность, твердость, уступчивость, настойчивость, критичность. И вот однажды Олимпий почувствовал, что ему нужно сменить обстановку, причем радикально, и он решает принять участие в длительном морском путешествии, на небольшом корабле. Для этого ему необходимо приобрести соответствующую квалификацию, так как он может отправиться в это путешествие в роли матроса, бортмеханика, аквалангиста или повара, но этого недостаточно: ему предстоит проявить в плавании многие из перечисленных выше качеств характера, которые ассоциируются у него с его ролью и субличностью Начальника Металлургического Цеха и которые он привык проявлять в определенных обстоятельствах, а теперь они ему понадобятся в совсем других условиях. Получится ли это у него? Ответ в большой мере зависит от тонкой специфики субличности Начальника Цеха: насколько она, вырабатывая нужные ей качества характера, делала это для себя лично и старалась, чтобы они проявлялись всегда под ее непосредственным контролем, и были ей полностью послушны. При такой установке эти качества с трудом будут отделяться от субличности, а ей будет очень трудно, когда она волей обстоятельств фактически окажется отстраненной от дел. Если же Олимпий вырабатывал необходимые ему по работе на металлургическом комбинате качества характера как бы сами по себе, то им гораздо легче будет проявиться в совсем других, поначалу непривычных, условиях и под водительством совсем другой субличности (скажем, Судового Кока). И его субличности, опирающейся на общезначимые (то есть актуализируемые не только под ее непосредственным руководством) качества, будет гораздо легче уйти от Главного микрофона и впасть на некоторое время в летаргический сон на уютной полочке в глубинах подсознания. Это связано с тем, что для подсознания часто гораздо важнее дополнительные микрофоны (и стоящие у них субличности), а Главный микрофон используется больше для отведения глаз сознанию. Поэтому уход управляющей субличности может пройти без травмы для подсознания, если ее помощники (например, качества характера, на которые она опиралась) останутся на месте, пусть даже в несколько измененном виде.
Насколько данное качество «приклеено» к данной субличности, определить несложно: нужно попытаться проявить это качество в ситуации, когда актуализация этой субличности совершенно неуместна, и посмотреть, что получится. Если при актуализации качества наша субличность, нарушая все правила приличия и дипломатии, все же рванется к Главному (или хотя бы дополнительному) микрофону, отталкивая стоящую там субличность — значит, она считает это качество «своим» и расставаться с ним не намерена.
Упражнение 27. Ниже приведены примеры высказываний, показывающих, что субличность человека считает некоторое его качество «своим». Назовите (приблизительно) имя этой субличности.
1. — Я, конечно, проявил доброту — но почему они меня при этом не слушаются?!
2. — Я бываю деспотичен — но только по отношению к тем, кого люблю.
3. — Я способен собраться — но только если моей жизни угрожает реальная опасность.
4. — Только ты можешь меня развеселить, Инезилья!
5. — Я редко скучаю — только когда болею.
Упражнение 28. Попытайтесь определить, с какими вашими субличностями тесно «склеены» такие качества, как выносливость, неприхотливость, стойкость, убежденность, доброта, смирение, гордость, терпение, остроумие, находчивость, легкость, устойчивость, уныние, безнадежность, оптимизм, трезвость, уравновешенность. После этого обратите внимание на то, активизируются ли эти субличности в ситуациях, где вам необходимо проявить соответствующие качества.
Подготовка к будущим программам. В свете изложенных выше соображений читателю должно стать понятным, что подготовка к будущим программам, в частности, формирование соответствующих субличностей — тонкий процесс, изобилующий подводными камнями. Ясно, что будучи совершенно личностно неподготовленным, к серьезной программе подступаться нельзя — ибо без энергии «я» никакая программа не пойдет. С другой стороны, как формировать соответствующую субличность? Распространенный путь, характерный для людей с развитым воображением, это создание автономной субличности, то есть субличности, представленной в Автономном (воображаемом) мире, которая будет реализовывать будущую программу так, как человек ее в настоящее время мыслит. Однако реальные обстоятельства могут сложиться совсем не так, как их человек себе воображает, и качества, которые ему помогут и, наоборот, будут мешать в ее выполнении, могут оказаться тоже совсем другими — и тогда отработанная (может быть, очень тщательно) автономная субличность окажется скорее препятствием, чем реальной помощью человеку. Такая ситуация возникает в процессе плохого обучения в вузе, когда молодой специалист, попав на производство, слышит от своего нового директора: «Для начала забудьте все, чему вас учили, включайтесь в настоящую конкретную проблематику и учитесь решать наши проблемы, даже и не пытаясь опираться на полученные в институте знания — они вам не помогут». Другой пример — из области начала «взрослой» жизни — подростки, воспитывающиеся на книгах и романтических рассказах своих родителей, вступая в «большой» мир, нередко оказываются к нему совершенно неподготовленными, так как его реалии и законы очень сильно отличаются от тех, которые были созданы в отрочестве и ранней юности в Автономном мире, и субличность, отлично функционировавшая там, оказывается в полной растерянности перед вторжением в Обусловленный мир взрослой внешней реальности. В результате у молодого человека возникает раздвоение: в Автономном мире у него остается детски-отроческая субличность, которую Э. Берн назвал бы детской ипостасью «я», а в Обусловленном мире, гораздо более плотном и «материальном», формируется взрослое «я», способное решать проблемы адаптации к реальному внешнему миру. И в случае, когда детское «я» и взрослое «я» сильно различаются по мировосприятию, этике и используемым ими инструментам, у человека возникает серьезный внутренний конфликт, преодолеть который довольно сложно, так как нередко автономное «я» сильно мешает обусловленному, а последнее своими действиями буквально «ломает» первое — а принести одно из них в жертву другому человек не в состоянии, так как оба являются для него основными субличностями.
Что же делать? В принципе, пластичность психики и способность человека корректировать имеющиеся субличности и выстраивать между ними корректные отношения — не столько дар Божий (хотя иногда бывает и так, но это скорее редкое исключение), сколько результат длительной, планомерной и целенаправленной работы человека над собой. Субличность подобна домашнему животному или ребенку в большой семье — она должна пользоваться уважением, иметь определенные права, получать свою дозу внимания и любви — но в то же время и знать свое место и свои обязанности перед другими субличностями. В частности, она, выходя к микрофону, никогда не должна выдавать себя за глобальное «я» человека, презирать другие субличности или чересчур негативно о них отзываться, и осуществление на деле этого правила является хорошим фундаментальной практикой для любого человека, начинающего серьезную структурную работу над собой и своей жизнью.
Упражнение 29. Попробуйте обнаружить в себе субличности, выдающие себя за ваше соборное «я», а также субличности, резко негативно отзывающиеся о других субличностях. Попытайтесь «исправить» их манеры, но для начала выясните, в чем причина таких негативных оценок.
Однако мало иметь в себе дипломатичный набор субличностей — нужно еще, чтобы вновь появляющиеся субличности соответствовали тем программам, которые они будут вести. Для этого человек может выводить их из пределов Автономного мира, испытывая их, когда предоставляется возможность, в Обусловленном и Предсказуемом мирах — а такие возможности обязательно представятся, если человеку действительно предстоит большая и серьезная программа. Перед тем, как придет Большая Волна, она посылает впереди себя несколько маленьких, и человек, уловив закономерность их появления их специфику, может существенно подготовиться ко встрече с ней. Однако есть и другой путь, может быть он покажется окольным, но зато он дает возможность подготовиться к грядущей программе более основательно и быть в ней существенно более гибким. Этот путь заключается в том, что человек готовит к этой программе не столько соответствующую ей субличность (которая будет стоять у Главного микрофона), сколько ее служебные субличности, которыми она будет командовать. Выработав у себя заранее команду, адаптивных и умелых служебных субличностей, согласованных друг с другом, человек обретает большую силу и одновременно негибкость, так как в случает прихода большой программы он будет создавать соответствующую ей субличность не на пустом месте, а как априорно имеющую отлично вооруженную команду — и останется только грамотно ею воспользоваться.
Внутренний суд. Выстраивание команды вспомогательных субличностей — совсем не простое занятие, так как любая сильная субличность имеет тенденцию пробираться к Главному микрофону, и нужны специальные усилия для того, чтобы этого не происходило — так молодого горячего жеребца учат подчиняться легким движениям повода наездника. В действительности выстроить глобальный жизненный план, подчинить ему все свои субличности, «выдрессировать» служебные и правильно простроить отношения между управляющими — очень и очень непростая задача, и многие люди, приступая к ней с негодными средствами, терпят сокрушительное фиаско. Этой теме в общем посвящена книга автора «Эволюция личности», и (в ее терминологии) всерьез заниматься простройкой своего внутреннего пространства может лишь человек четвертого уровня развития личности (зрелая личность), а начинать эту работу (точнее, подготовку к ней) можно лишь на третьем уровне юношеской личности, не раньше. Однако многие люди, одержимые идеей внутренней работы и самопознания, или просто чересчур критично к себе относящиеся, склонны «рубить с плеча», то есть осуществлять суд и расправу над собой с помощью инструментов, явно не приспособленных для этого, выстраивая у себя компанию весьма несовершенных субличностей, наделяемых, однако, весьма высокими полномочиями — это Внутренние Судья, Адвокат, Прокурор и Палач, в совокупности составляющие внутренний суд человека.
Указанные четыре субличности есть практически у любого человека, хотя они могут иметь разные имена и пользоваться большим или меньшим весом (авторитетом, влиянием ) в психике. Субличность Внутреннего Прокурора часто именуется голосом совести, процесс действия Внутреннего Адвоката нередко воспринимается как самооправдание, Внутренний Судья выслушивает голоса Прокурора и Адвоката и вершит приговор, а Внутренний Палач приводит его в исполнение — но нередко делает это сильно по-своему, следуя в лучшем случае духу приговора, а не его букве (а в худшем — руководствуясь собственными представлениями и вдохновением).
Упражнение 30. Определите основной ход «судебного процесса» и фактическое главенство в психике субличностей, составляющих внутренний суд человека, на основании следующих высказываний. Приведите свои примеры.
1. — Я себя постоянно обвиняю в чем-то — но сужу все-таки редко.
2. — Я внутри себя всегда виноват — и смягчающие обстоятельства не учитываются.
3. — Я себя часто ругаю — но в конце концов все-таки в целом оправдываю.
4. — Я если в чем провинилась перед собой — наказываю себя безо всякого снисхождения, ни в кино не пойду, ни к телевизору — сижу и плачу.
5. — У меня такое впечатление, что на самом деле я ни в чем не виноват, и из этого я всегда и исхожу.
6. — А если я в чем и провинился, то только перед Богом мне и отвечать — и когда придет время, я Ему отвечу!
Экзамен своему Внутреннему Суду. Однако перед тем, как предаваться Внутреннему Суду, неплохо определить квалификацию его участников, устроив если не суд, то по крайней мере серьезный экзамен членам этого суда: насколько они компетентны, умелы, информированы, беспристрастны, профессиональны и, главное, эффективны, ибо основной целью суда является коррекция человеческого поведения и системы ценностей в соответствии с его жизненной миссией (и, возможно, уточнение последней). Этика человека вырабатывается им самим и в конечном счете он отвечает за свою (внешнюю и внутреннюю) лишь перед самим собой — но все-таки не перед своим Внутренним Судьей, под маской которого может скрываться порой и вовсе одиозная субличность, а перед своим внутренним «я», которое постижимо лишь косвенно.
Основной экзамен следует устроить именно своему Внутреннему Судье, от которого напрямую зависит прочий состав суда (то есть субличности Адвоката, Прокурора и Палача). Какие же вопросы следует человеку задать себе и своему Внутреннему Судье, чтобы определить его компетентность и эффективность? К их числу относятся следующие:
— Насколько Внутренний Судья знает и понимает специфику данного человека, его уникальность и своеобразие жизненной миссии, особенности его внешних и внутренних обстоятельств, его долги перед прошлым и будущим?
— Насколько Внутренний Судья независим и последователен в своих приговорах, не меняет ли он своих мнений, уступая внешним обстоятельствам или влиянию тех или иных других субличностей?
— В какой мере удачен выбор остальных членов Суда, насколько Судья их хорошо понимает и в какой мере Палач его слушается?
— Каков долговременный результат действий Судьи, насколько он оказывается в итоге прав и действенны ли определяемые им меры наказания и пресечения?
— Учитывает ли, и каким образом, он опыт прошлых судебных процессов и актов наказания и их воздействие на психику?
Внутреннему Прокурору человек может задать следующие вопросы:
— С каких позиций Внутренний Прокурор обвиняет?
— Соответствует ли мировоззрение Прокурора мировоззрению основных субличностей человека?
— Насколько Прокурор объективен? Не находится ли он под влиянием других субличностей или внешних факторов?
— Вникает ли он в глубину проблем и обстоятельств человека, их специфику, учитывает ли индивидуальные особенности и склонности человека?
— Учитывает ли он запросы и просьбы Судьи и склонен ли их удовлетворять?
— Учитывает ли он самосознание человека и изменение состояний его сознания?
— Представляет ли он себе, как именно Палач исполнит предлагаемые им наказания?
Внутреннему Адвокату хорошо задать следующие вопросы:
— На каких философских и этических позициях стоит Адвокат, и насколько они согласованы с позициями Судьи, Прокурора и Палача?
— Не использует ли Адвокат неправомерных, чересчур эмоциональных и других некорректных методов оправдания и давления на Суд?
— Различает ли Адвокат каузальный (событийный) и буддхиальный (ценностной) планы?
— Слушает ли он Прокурора и старается ли его правильно понять?
— Боится ли он кары Судьи и фигуры Палача как таковой?
Внутреннему Палачу можно адресовать такие вопросы:
— Насколько совершенны и соответствуют психологической природе человека его инструменты?
— Хорошо ли он понимает приговоры, выносимые Судьей?
— Насколько Палач последователен и неуклонен при исполнении приговоров?
— Представляет ли он последствия для психики и жизни человека от своих действий и выбираемого им стиля исполнения приговора?
Помимо перечисленных четырех фигур, в составе Внутреннего Суда могут быть и дополнительные субличности, например, субличность Свидетеля, которой тоже могут быть заданы интересные вопросы.
Упражнение 31. Подумайте, какие еще существенные вопросы следует задать членам Внутреннего Суда, и ответьте на них и на перечисленные выше. На основании этих ответов попытайтесь определить, насколько компетентен и эффективен ваш Внутренний Суд, и как изменить составляющие его субличности и перестроить отношения между ними, чтобы Суд заработал лучше и эффективнее.
Следует иметь в виду, что если результаты экзамена этого упражнения окажутся плачевными, то скорее всего за масками членов Суда скрываются теневые субличности, или же, по меньшей мере, Суд не является беспристрастным, а управляем одной или несколькими субличностями, которые таким образом некорректно усиливают свое влияние на соборное «я». Соотнося мировоззрение и ценностные системы субличностей Судьи, Прокурора, Адвоката, Палача и Свидетеля, следует иметь в виду, что они могут различаться в мелочах и акцентах, но в главном (на атманическом плане) они должны быть согласованы, иначе результаты деятельности Суда окажутся откровенно разрушительными, и лучше его на время распустить, а потом, поднакопив мудрости и внутренней честности, собрать новый.

Глава 5
СУБЛИЧНОСТЬ — ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ
Базисные качества субличности. Каждая субличность, представленная в психике человека, совершенно уникальна и не похожа на другие его субличности, а также на субличности других людей. У нее есть свое место в психике, свои манеры, вкусы, пристрастия, симпатии и антипатии, и работа человека над собой в первую очередь предполагает подробное изучение своих субличностей и их своеобразия; лишь после этого у него появляется возможность сколько-нибудь эффективной их проработки.
У одного и того же человека могут сосуществовать самые разные субличности: степенные и юркие, инертные и подвижные, великолепные и тусклые, отчетливые и невнятные, энергичные и вялые, грозные и снисходительные, злопамятные и не помнящие зла, жесткие и ласковые... это перечисление может быть продолжено на многие страницы. Но обычно эпитеты, характеризующие данную субличность, относятся к ней в целом, то есть к большинству или к наиболее типичным ее проявлениям, а в меньшинстве случаев она может проявляться и в противоположном качестве. Например, субличность Отца, обладающая качествами доброты и снисходительности, может в виде исключения, если поведение детей решительно выходит «за рамки», проявить качества строгости и требовательности.
Качества, характеризующие данную субличность, не только ее «окрашивают», сообщая ей индивидуальность — они ее поддерживают соответствующей архетипической энергией, и будучи лишена этой энергии, субличность теряет свою силу и выразительность. Иногда субличность как раз для того и формируется в психике, чтобы дать возможность проявиться энергии некоторого архетипа — но он находит свое выражение не в определенной роли или функции человека (дающих обычно имя субличности), в главном ее качестве.
Таким образом, обычно у субличности обнаруживается одно-два (реже три) самых главных качества, на которые она постоянно опирается и без которых себя в принципе не мыслит, а в отсутствие которых чувствует себя неуверенно и неуютно, стараясь отойти от микрофона; мы называем эти качества базисными для данной субличности.
Упражнение 1. Определите базисные качества следующих ваших субличностей (возможно, из вашего прошлого или будущего — так, как вы его себе представляете) и нескольких других ваших основных субличностей. То же задание по отношению к субличностям ваших ближайших родственников.
1. Сын (дочь) своих родителей.
2. Учащийся.
3. Советчик.
4. Путешественник.
5. Родитель.
6. Учитель.
7. Ученик.
8. Возлюбленный (-ая).
9. Друг.
10. Попутчик в дальнем поезде.
Однако было бы наивным считать, что базисные качества субличности логически вытекают из ее основной роли; фактически это далеко не всегда так, и порой базисное качество оказывается для субличности неудобным или даже вовсе, на первый взгляд, ей антагонистическим (например, злобность — для Воспитателя, бесхребетность — для Начальника, воинственность — для Ученика) — и тем не менее, она парадоксальным образом на это качество опирается и без него нежизнеспособна. Почему так получается — вопрос сложный, и требующий в каждом отдельном случае специального исследования. Есть люди, сравнительно гармоничные, у которых базисные качества по их прямому смыслу поддерживают субличности, а есть и противоречивые, драматические натуры, у которых базисные качества распределены по субличностям как будто в насмешку над здравым смыслом — но не следует считать такое распределение патологией. Чем более тонкая и сложная миссия возложена на человека, тем хитроумнее переплетение энергий в его психике и сложнее характер, но в конечном итоге, при должной проработке именно это переплетение оказывается необходимым и в каком-то смысле удобным для исполнения его миссии.
В качестве примера рассмотрим следующие роли человека и набор качеств, которыми он обладает.
Роли: Сын, Работник, Муж, Товарищ, Мечтатель.
Качества: надежный непостоянный, трезвый, изобретательный, жизнерадостный, добычливый.
У гармоничного человека эти присущие ему качества распределились бы по его субличностям как базисные таким образом:
1. Сын — жизнерадостный.
2. Работник — изобретательный.
3. Муж — добычливый.
4. Товарищ — надежный.
5. Мечтатель — непостоянный.
Однако если наш герой относится к категории людей у которых все наперекосяк, то распределение базисных качеств по субличностям у него может выглядеть и так:
1. Сын — изобретательный.
2. Работник — жизнерадостный.
3. Муж — непостоянный.
4. Товарищ — добычливый.
5. Мечтатель — надежный.
И эти базисные качества ни окружающим, ни самому человеку не удастся так просто поменять местами — они вполне могут оказаться «приклеенными» к соответствующим субличностям.
В связи с этим возникают два вопроса: как можно «переманить» базисное качество одной субличности, снабдив им другую, и как можно избавиться от базисного качества данной субличности, если оно ей откровенно вредит?
Перед тем, как отвечать на эти вопросы, следует рассмотреть данное качество как черту характера человека в целом: насколько оно ему присуще и с какой силой проявляется?
Случайное для человека качество, проявляющееся как базисное лишь в одной и не слишком значимой для него субличности, вполне может оказаться для нее не критическим, и при некоторой работе с ней заменено на другое. Так, например, субличность Интересного Мужчины, достаточно периферическая для благополучно семейного и счастливого в своем браке мужчины зрелого возраста, может опираться на такое базисное качество, как щеголеватость (что исторически сложилось еще в его юности), но небольшая внутренняя перестройка может безболезненно перевести эту субличность на другое базисное качество, например, солидность или надежность.
Упражнение 2. Подумайте о своих вспомогательных субличностях — на какие базисные качества они опираются? Не пора ли сменить эти качества на иные, вам также свойственные (или не свойственные — вот удачный повод для их развития)? Рассмотрите, если они у вас имеются, такие свои субличности, как Покупатель, Опоздавший, Виновник Торжества, Получатель Подарков, Объект поклонения, Обличитель Невежества, Моральный Урод, Позор Своей Семьи, или субличности, сходные с перечисленными.
Совсем другая ситуация складывается с субличностью, чье базисное качество является фундаментальным для человека в целом, проявляясь в значительной части его жизни, то есть имеющее для него буддхиальное значение. Часто это означает, что человек имеет прямую связь с соответствующим архетипом (имя этого архетипа получается, если название качества или похожее по смыслу слово написать с прописной буквы), и энергия этого архетипа поступает к человеку по его (человека) запросу неограниченно, а частенько прорывается и без специального запроса. В этом случае легче сменить опирающуюся на данное качество субличность, чем изменить это качество как базисное для нее. Более того, конкретное имя данной субличности и связанная с этим именем роль могут быть для психики не так существенны, лишь бы эта субличность успешно материализовывала данное качество, то есть служила удобным инструментом для проявления энергии соответствующего архетипа.
В качестве примера рассмотрим качество заботливости, которому соответствует архетип Заботы. Если человек напрямую подключен к этому архетипу (древние люди сказали бы: находится под покровительством богини Заботы, то есть Великой Богини-Матери), то этот архетип обязательно будет проявляться в жизни человека в виде разнообразных ситуаций, в которых он окажется рядом с тем или иным существом, нуждающимся во внимании, уходе, помощи и поддержке — то есть объектом заботы, с которым человек будет с удовольствием возиться: кормить, причесывать, купать, целить, укладывать спать и т. д. Поступающая к этому человеку энергия архетипа Заботы выразится, во-первых, в том, что к нему в изобилии пойдут «объекты», нуждающиеся в его присмотре, а во-вторых, в том, что у него при их появлении возникнет энтузиазм и придут силы ими заниматься. В детстве он будет возиться с младшими братьями и сестрами, или таскать домой мелкую живность и ее кормить и дрессировать, в отрочестве и юности у него появятся «опекаемые» им друзья, во взрослом возрасте он станет родительской фигурой не только для своих детей, но и для их друзей, и специальность он скорее всего постарается подобрать себе соответствующего профиля: врача-терапевта, механика, эксплуатационника, администратора гостиницы. И если попытаться лишить соответствующую его субличность качества заботливости, от нее ничего не останется, и к микрофону она не подойдет.
Однако фундаментальность данного качества для психики вовсе не означает, что человек сможет сделать его базисным для любой своей субличности. Например, если эта субличность существенно опирается на другое качество, по мнению человека, противоречащее данному, то базисными вместе они не станут. Например, если человек считает, хотя бы подсознательно, что заботливость несовместима с авторитарностью (хотя на этот счет могут быть разные мнения), и если судьба вынудит его выступать в роли Авторитетного Начальника, то на качество заботливости этой его субличности опереться не удастся.
Упражнение 3. Подумайте, какие психологические черты (качества) вы считаете фундаментальными для своего характера? Назовите соответствующие архетипы и оцените свою связь с ними: текущую и в течение уже прожитой жизни. Для каких ваших субличностей эти качества являются базисными? Подумайте, насколько существенную роль в вашей жизни играют эти субличности и их программы?
А теперь вернемся к двум актуальным вопросам, поставленным выше: как можно «пересаживать» качества с одной субличности на другую и как избавляться от базисных, но неудобных для данной субличности качеств? В принципе, психика является тем более гибкой и послушной воле человека, чем лучше она им осознана, в частности, чем лучше и точнее поток внешних и внутренних событий авторизуется явными (осознанными и именованными) субличностями. Если некоторое качество является настолько значимым для человека, что оно не только является базисным для одной субличности, но и желательно для другой, то можно попытаться выделить (создать) отдельную соответствующую этому качеству субличность, оформить ее в психике (см. гл. 2) и официально пригласить эту субличность сотрудничать (у дополнительного микрофона) с той субличностью, которая нуждается в данном качестве. Это — прямой, хотя и трудоемкий метод. Другой вариант — попытаться пригласить к сотрудничеству непосредственно субличность, обладающую данным качеством, с тем, чтобы она в нужных случаях активизировала соответствующий архетип. Однако организовать такое сотрудничество обычно нелегко, так как интересы субличностей как правило разнонаправлены. Впрочем, нелегко не значит невозможно, а души читателей психологической литературы обычно не ищут легких путей во внешней и внутренней жизни.
Что же касается базисных, но «неудобных» для данной субличности качеств, то здесь нужно в первую очередь обратить внимание на то, насколько данная субличность существенная для человека. Если она является вспомогательной, то чаще всего вполне возможна замена ее базисного качества; при этом сама субличность может существенно измениться, но кардинальной перестройки психики это скорее всего не повлечет. Если же наша субличность является основной, то следует внимательно изучить ее роль в психике в целом и соотношение «проблемного» базисного качества с этой ролью. Чаще всего между ними обнаруживается прямая связь, так что просто-напросто «отрезать» проблемное качество от субличности не удается и приходится его очищать, окультуривать и поднимать до более высокой октавы соответствующего архетипа.
В качестве примера рассмотрим человека с основной субличностью Ювелира, работающего по соответствующей специальности, но обладающего базисным для этой субличности качеством неорганизованности, которое (в частности) проявляется в том, что человек исполняет заказы обычно не в срок (то раньше, то позже), и сами изделия при этом далеко не всегда напоминают свои эскизы, согласованные с клиентами. В данном случае можно очистить и перестроить проблемное качество неорганизованности, превратив его в творческую оригинальность, что, возможно, потребует от человека большой и серьезной работы над базисным качеством, но не его принципиальной замены этого качества.
Эта тема очень актуальна в воспитании детей, рано обнаруживающих разнообразные отрицательные качества в своих основных субличностях, и родителям нередко хочется эти качества истребить в корне — однако при этом могут погибнуть или уйти слишком глубоко в подсознание опирающиеся на них субличности.
Упражнение 4. Подумайте, какие отчетливо положительные качества могут развиться из таких черт характера, как капризность, своеволие, рассеянность, драчливость, нетерпеливость, упрямство, равнодушие, жестокость, трусость, склонность к наркотикам, насилию, бесхребетность, эгоизм... (продолжите этот список несколькими негативными качествами по своему усмотрению).
Проследите динамику ваших собственных детских и юношеских негативных качеств. Во что они трансформировались? Можете ли вы назвать соответствующие архетипы и их октавы?
Нормальные и невротические субличности. В области психики понятие «нормы» довольно расплывчато — здесь сфера «индивидуальных особенностей» весьма широка, так что о «патологии» можно говорить лишь применительно к тем или иным официально оформленным и обычно довольно произвольно установленным границам. Тем не менее субличности в пределах соборного «я» довольно резко различаются. Некоторые из них воспринимают себя как нормальные: они нашли свое место в психике и чувствуют в ней себя как дома; другие же, наоборот, как будто нервничают, мечутся, ведут себя неадекватно, нарушая общие правила поведения на сцене соборного «я», и в целом заслуживают названия невротических. Мы рассмотрим эти две категории подробнее, сразу обратив внимание читателя на то, что невротические субличности не «обречены» на свой статус и в принципе могут стать нормальными, существенно улучшив свое поведение на сцене соборного «я», хотя это может потребовать от человека существенных усилий. Однако оно часто того стоит.
Невротичность не является полностью отрицательным качеством: оно придает субличности оригинальные черты, своего рода квазиоригинальность, иногда даже своеобразное обаяние, но обычно это происходит за чужой счет, то есть с сильными негативными последствиями для психики в целом.
Как же отличить нормальную субличность от невротической? Вероятно, основным признаком нормальной субличности является предсказуемость ее появления у микрофона и устойчивость используемого ею стиля поведения. Она заранее знает, в каких ситуациях ей следует выходить к микрофону (и к какому именно), или же актуализируется по прямому указанию субличности, стоящей в данный момент у Главного микрофона. Находясь у Главного микрофона, нормальная субличность ведет ситуацию до тех пор, пока та не сменится, и обычно прямо или косвенно обозначает следующую субличность, которая должна выйти к Главному микрофону. Стоя у дополнительного микрофона, то есть находясь в роли актуализированной служебной субличности, нормальная субличность помогает своей управляющей субличности (стоящей у Главного микрофона) и не стремится занять ее место, касается ли это самопроявления или авторизации.
Невротическая же субличность склонна нарушать описанные выше правила «хорошего тона», и по этому признаку (а также по дисгармонии вносимой ею в психику) ее обычно легко отличить.
Невротическая субличность склонна:
— появляться у Главного или дополнительного микрофона, когда ее никто не звал и она неуместна по ситуации;
— не выходить к микрофону, когда ее зовут туда другие субличности или ситуация;
— отталкивать от микрофона стоящую там субличность или не уступать места у микрофона, когда она становится неадекватной ситуации;
— убегать от микрофона (Главного или дополнительного), не дождавшись завершения своей ситуации и не вызвав никого себе на смену;
— находясь у дополнительного микрофона, мешать другим актуальным субличностям, особенно управляющей;
— будучи у Главного микрофона, взывать к дополнительным не адекватным по ситуации помощникам и плохо (или никак) ими руководить;
— высказывать всевозможные неадекватные претензии другим субличностям.
Упражнение 5. Подумайте, какие ваши субличности являются нормальными, а какие — невротическими. Какие именно нарушения правил поведения на сцене соборного «я» для них характерны?
Следует заметить, что актуализация (выход к микрофону) невротической субличности далеко не всегда означает невротичное или истеричное поведение человека — однако он смотрится со стороны как несколько неадекватный, странноватый, в чем-то неуловимо непоследовательный и непредсказуемый. Все это вместе нередко вызывает у окружающих неопределенные подозрения, ощущение психологической неадекватности человека или скрываемых намерений.
Упражнение 6. Представьте себе и опишите человека, у которого есть одна из следующих субличностей: а) в нормальном и б) в невротическом ее варианте. Встречали ли вы таких людей в своей жизни?
1. Воспитатель.
2. Начальник.
3. Судья.
4. Волокита.
5. Мать.
6. Любящая Женщина.
7. Юморист.
8. Свидетель.
9. Скептик.
10. Адвокат.
Причины невротичности могут быть самыми разными. Например, нередко невротическая субличность при ближайшем рассмотрении она оказывается замаскированной или участвующей в постоянном антагонистическом противостоянии с другими субличностями. Однако, в принципе, следует удивляться не невротичности своих (и чужих) субличностей, а скорее наличию нормальных. Психика подобна саду: если за ним ходит опытный, умелый и любящий свое дело садовник, то сад процветает; а если садовник неумел, склонен к халтуре или вовсе отсутствует, то сад быстро зарастает, дичает и превращается в дикие непроходимые джунгли, по которым случайно быстро пройти и то опасно.
Субличности и их модальности. В этом пункте мы рассмотрим конкретные особенности, которыми обладает практически любая субличность, и предложим читателю нечто вроде анкеты, которую он сможет предложить всем своим субличностям. Заполнив эти анкеты, он получит для каждой субличности ее в большой мере индивидуализированное описание, и сможет составить себе представление о ее слабых и сильных местах и путях развития.
В принципе, у каждой субличности есть свои предпочтения в рамках любой универсальной (полной) семьи модальностей. Невротическая субличность нередко доводит эти предпочтения до крайности, выбирая себе одну из модальностей данной семьи и начисто отрицая все остальные (родственные) модальности (и это тоже один из важных признаков невротичности субличности). Нормальная субличность, особенно узко специализированная, тоже довольно определенна в своих вкусах, то есть предпочитает одну из модальностей данной семьи, воспринимая ее как самую удобную, «свою», — но все же при необходимости использует и другие модальности данной семьи. В связи с этим можно отметить одно из важных направлений работы человека над собой — это приучение своих субличностей к нелюбимыми и неудобным для них модальностям; это — довольно трудная работа, но она весьма важна и приносит весьма ощутимые плоды — субличности почти в буквальном смысле «встают на ноги», начиная чувствовать себя в мире гораздо устойчивее и увереннее и существенно лучше понимая друг друга.
Ниже мы рассмотрим несколько универсальных модальных семей, соответствующих универсальным архетипам, описанных автором в книгах «Покрывало майи, или Сказки для невротиков», «Архетипы психики», «Высшие архетипы: опыт психологического исследования», а именно, триадическую семью, состоящую из синтетической, качественной и предметной модальностей; диадическую семью, состоящую из янской и иньской модальностей; психологическую семью, состоящую из внешней, демонстративной, внутренней и наблюдательной модальностей; холистическую семью состоящую из локальной и глобальной модальностей; и диалектическую семью состоящую из творительной, осуществительной и растворительной модальностей. В принципе, изучение любой субличности должно включать в себя выяснение ее предпочтений и «узких мест» в рамках каждой из вышеперечисленных семей, а также в рамках логистической, каббалистической и эволюционной семей, но подробное их рассмотрение выходит за рамки этой главы. Читатель в качестве полезного упражнения может сделать это самостоятельно, обратившись за необходимой информацией к вышеупомянутым книгам автора, а также книгам серии «Коммуникатика».
Следует заметить, что рассмотрения, предлагаемые ниже читателю, весьма схематичны и носят скорее иллюстративный, чем исчерпывающий характер; тем не менее, следуя им, читатель может обнаружить в своем внутреннем мире и внешних обстоятельствах много для себя интересного и полезного — а также, возможно, откровенно скучного и вредного.
Субличности и триадические модальности. Есть субличности, отчетливо тяготеющие к Синтетическому архетипу; психологически они не предполагают дифференциации соответствующих им состояний сознания человека или каких-либо его действий, и обычно идентифицируются человеком по своему названию:
— Я — дворянин.
— Я — мать!
— Я — бездельник.
— Я влюблена.
Есть субличности, проявление которых связано для человека с активизацией того или иного качества, свойственного данной субличности, например:
— Я — мать, но иногда — хорошая, а иногда — безрассудная.
— Я — преподаватель! По специальности языкознание, со стажем, умелый.
И есть субличности, проявление которых для человека непременно связано с его конкретными действиями (поступками).
— Я сейчас как отец дам тебе подзатыльник!
— Если я не покомандую своими подчиненными — какой же я тогда начальник?
Рассмотрим в качестве примера субличность, соответствующую такому качеству характера, как великодушие. Есть люди, считающими себя великодушными на том основании, что их часто посещает чувство «широкой души», когда они снисходительно смотрят на мир и людей в целом и как бы оптом отпускают им их грехи и разрешают существовать такими, какие они есть. При этом у них нет желания как-то специфицировать это чувство и нет никакого стремления или потребности сделать что-либо конкретное для мира или отдельных его представителей, им достаточно фиксировать у себя вышеописанное состояние сознания. Мы скажем, что такой человек обладает Великодушной субличностью в синтетическом ее варианте. Много это или мало — вопрос непростой; для некоторых людей, вырабатывавших это чувство с большим трудом, выстраивание такой субличности может быть трудным и долгим предприятием, а ее создание — большим достижением.
Для другого человека великодушие как черта характера, претендующая на название субличности, означает наличие у него как бы качественной расцветки этой черты, когда он различает у себя некоторые аспекты или оттенки своего великодушия, и на этом основании он ощущает себя реально великодушным; он может выразить это обстоятельство следующим образом:
— Я великодушен: с посторонними незлобив, с животными ласков, с родственниками терпим.
Однако для третьего, более практичного человека, великодушие как устойчивая черта характера, претендующая на имя субличности, означает в первую очередь регулярное практическое приложение и проявление этого чувства на конкретном материале, например, чистосердечное прощение реально провинившихся перед ним людей; такова, говоря на нашем языке, предметная Великодушная субличность. Самоидентификация предметно-великодушной субличности может звучать так:
— Я сегодня была великодушна: простила дочери неубранный кухонный стол.
Другой пример — заботливость как устойчивая черта характера. Заботливая субличность у человека может проявляться двумя разными способами: в виде его особого психического состояния, когда у человека на попечении имеется тот или иной объект заботы (синтетически или качественно акцентированная Заботящаяся субличность), или в виде конкретных действий, направленных на объект заботы (предметная Заботящаяся субличность).
Синтетически акцентированная Заботящаяся субличность должна в принципе иметь объект попечения — но ей совсем не обязательно что-то для этого объекта делать или как-то специфицировать качество своей заботы: если с ним все в порядке, то она время от времени бросает на него рассеянный взор и этим полностью удовлетворяется. Если вдруг этот объект потребует от нее конкретного действия — например, его нужно будет накормить, — то она его накормит, но не придаст этому своему действию существенного значения; для нее главное — это статус себя как опекающей, а объекта — как опекаемого, а конкретные акты и качества заботы имеют несущественное значение, как и нередко сам по себе объект заботы.
Качественно акцентированная Заботящаяся субличность должна специфицировать для себя аспект (качество) своей заботы, а конкретные акты заботы и сам по себе объект заботы для нее психологически не так важны (последнее, кстати, не означает, что она заботится плохо — мы обсуждаем самосознание, а не внешнюю эффективность субличности). Типичные для качественной Заботящейся субличности высказывания таковы:
— Я буду о тебе заботиться денно и нощно!
— Я занимаюсь, и всерьез, твоим воспитанием в целом, и хочу, чтобы ты чувствовала мое неусыпное внимание, заботу и поддержку.
В противоположность этому, предметно акцентированная Заботящаяся субличность заинтересована как раз в конкретных актах заботы о конкретных объектах, и именно в эти моменты происходит ее актуализация — а сам по себе официальный статус «заботы» для нее неважен, точнее — не дает ей чувства актуализации. Типичные для предметной Заботящейся субличности высказывания такие:
— (озабоченно) У тебя есть платок для носа?
— Ах, я забыла проверить, выключен ли газ!
Упражнение 7. Подумайте, какие свойственны вам и вашим знакомым синтетически, качественно и предметно акцентированные субличности. Есть ли у вас потребность в предметном выражении синтетически и качественно акцентированных субличностей? Если да, то что этому мешает?
Упражнение 8. Попытайтесь определить, на какой тип акцентуации субличности — синтетический, качественный или предметный — указывают следующие фразы, и назовите эту субличность. То же задание для пяти фраз по вашему выбору.
1. — Я не люблю людей в принципе.
2. — Как ни увижу кошку — обязательно ее поглажу и постараюсь подкормить.
3. — Я, если у меня в течение недели не появилось новой женщины, чувствую себя ну просто не мужчиной, а непонятно, чем.
4. — Я — любитель отдохнуть — в смысле, ничего не делать некоторое время.
5. — Я всегда должен быть чем-то занят — неважно, чем, а иначе не нахожу себе места.
6. — Я — дворянин.
7. — Я — послушный сын, если от меня ничего особенно не хотеть, или если хорошо со мной обращаться.
8. — Я ленив в принципе.
9. — Я озабочен состоянием земной экологии в целом.
10. — Если меня кто о чем попросит — никогда не могу сразу отказать.
Упражнение 9. Предъявите в соответствующей реплике следующие субличности и пять субличностей по своему выбору как акцентированные: а) синтетически, б) качественно и в) предметно.
1. Обожатель женщин.
2. Нигилист.
3. Завистник.
4. Добрый дядюшка.
5. Филантроп.
6. Ревнитель справедливости.
7. Борец за истину.
8. Влюбленная женщина.
9. Заботливый муж.
10. Заботливая мать.
Пример.
1а). — Я женщин обожаю!
1б). — Я женщин обожаю, но по разному: иногда благоговею, порой преклоняюсь, а бывает, что просто таю на глазах.
1в). — Я всех женщин обожаю, и как какую ни увижу — обязательно комплимент придумаю, и мелкий какой подарочек вручу — непременно!
Янские и иньские субличности. Многие субличности имеют отчетливое тяготение к янскому архетипу, используя иньский с трудом или вовсе его избегая — такие субличности называются янски-окрашенными, или просто янскими. Наоборот, субличности, отчетливо тяготеющие к иньскому архетипу и с трудом использующие янский, называются иньски-окрашенными, или просто иньскими.
Янские субличности часто соответствуют ролям, предполагающим от человека активную деятельность, проявления воли, инициативы, взятия на себя ответственности и удержания ситуаций под контролем.
Иньские субличности соответствуют адаптивным ролям и разнообразным характерным для человека состояниям, которые он воспринимает как данность и не склонен с ними бороться или иным образом на них целенаправленно воздействовать.
Упражнение 10. Определите, является ли актуальная субличность следующих реплик янской или иньской. Аналогичное задание для пяти реплик по вашему выбору.
1. — Как мне хорошо, когда я лежу на своем любимом диване! И ничего уже мне не надо больше — ни от людей, ни от жизни.
2. — Мне очень плохо, когда я выхожу на улицу — страшно, неуютно, как-то тесно и жутко.
3. — Я как отец тебя воспитаю — ты у меня шелковой будешь, и музыку, и рисование, и танцы освоишь!
4. — С моими детьми всегда начеку надо быть — но в принципе они сами все делают.
5. — (при знакомстве; энергично протягивая руку; с нажимом) Я — Филимон!
6. — (подчиненному) Зачем тебе думать, если у тебя начальник имеется, который все и решит?
7. — Я от него все терплю, не знаю уж, почему — так сложилось с самого начала.
8. — Ну, чтобы какую-нибудь эдакую пакость не придумать — я без этого никак не могу, словно черт какой кусать меня начинает.
9. — Я же никогда на тебя не сержусь, ты же сама это знаешь, Аглая.
10. — Почему меня все всегда мучают?
Конечно, каждая субличность реально использует как янский архетип, так и иньский, но чаще всего одному из них отдает решительное предпочтение, то есть большую часть субличностей можно отнести к иньским или янским, и предъявляя свою субличность, человек часто дает понять, какой именно она является. Хотя, с другой стороны, опыт показывает, что если хотя бы немного поучить свои янские и иньские субличности «нелюбимым» ими модальностям, то эти субличности после первичного шока начинают чувствовать себя в психике и внешнем мире куда увереннее; о способах освоения диадических модальностей см. книгу автора «Грамматика общения».
Упражнение 11. Предъявите в репликах следующие субличности и пять субличностей по своему выбору, подчеркнув, что они у вас являются: а) янскими, и б) иньскими.
1. Хозяйка дома.
2. Владелец ресторана.
3. Секретарша крупного начальника.
4. Фантазер.
5. Любительница мужских ухаживаний.
6. Скептик.
7. Романтический влюбленный.
8. Конкретный ухажер.
9. Девушка на выданье.
10. Крупный начальник.
Пример.
1а). — Заходите, гости мои дорогие, я так всегда рада, когда вы приходите!
1б). — Заходите, гости дорогие, я вас сейчас кормить и развлекать буду — не соскучитесь!
Упражнение 12. Подумайте, какие из ваших субличностей являются иньскими, а какие янскими: а) по вашему ощущению и б) объективно (на взгляд ваших близких родственников или сотрудников).
Каждый человек время от времени оказывается в роли Неудачника, так что соответствующая субличность (хотя бы в случайном или теневом варианте) у него имеется — однако она может быть окрашенной янским или иньским архетипом. Вот типичные примеры ее предъявлений в янском и иньском вариантах:
— Я сглупил — и получил-таки по мозгам! (ян-Неудачник)
— Да, не повезло, как обычно... (инь-Неудачник)
Упражнение 13. Проследите, в каком из двух вариантов — янском или иньском — предъявляет себя обычно ваш Неудачник, а также Неудачники ваших знакомых и сотрудников. Тот же вопрос по отношению к следующим ролям (и пяти ролям по вашему выбору):
1. Счастливчик.
2. Эффективный Работник.
3. Отдыхающий.
4. Больной.
5. Жертва.
Психологический тип субличности. В зависимости от основной акцентуации в рамках Психологического архетипа можно различать четыре вида субличностей: внутренние, внешние, демонстративные и наблюдательные.
Внутренние субличности преимущественно реализуются во внутреннем мире человека. Примеры внутренних субличностей — Фантазер, Мечтатель, Этик, Мыслитель, Философ, Самокритик, Планировщик Далекого Будущего.
Внешние субличности активны преимущественно во время внешней жизни и деятельности человека. Часто внешним субличностям соответствуют социальные роли человека, такие как Отец, Мать, Работник, Помощник, Начальник, Хозяин.
Демонстративные субличности служат преимущественно цели внешнего выражения внутренних состояний человека, его идей, мыслей, эмоций, планов и т. д. Примеры демонстративных ролей — Музыкант, Декламатор, Артист, Душа Общества, Непосредственный Руководитель, Публицист.
Наблюдательные субличности основную роль отводят наблюдению человека за теми или иными внешними процессами и явлениями. Примеры таких субличностей: Зритель, Созерцатель, Свидетель, Фотограф, Репортер, Любопытствующий Путешественник.
Хотя мало какие субличности человека являются целиком внешними (внутренними, демонстративными, наблюдательными), но применительно к любой своей субличности человек чаще всего ставит на одной из этих модальностей сильный акцент, считая ее для данной субличности основополагающей — или выделяет отдельные грани (аспекты) данной субличности, соответствующие психологическим модальностям.
Упражнение 14. Назовите свои внутренне, внешне, демонстративно и наблюдательно акцентированные субличности. Если обнаружилась психологическая модальность, для которой у вас не нашлось ни одной существенной субличности, подумайте еще — найдите хотя бы случайную субличность соответствующей модальности.
Например, если вам кажется, что вы вообще не имеете демонстративных субличностей, вспомните хотя бы отдельные случаи, когда вас спрашивали ваше мнение о чем-либо, и вы его излагали, или ситуации, когда вы рассказывали кому-то о ваших снах или о вашем прошлом.
Упражнение 15. Разберите свои основные субличности по психологическим модальностям. Для каждой базисной субличности постройте иерархию использования для нее психологических модальностей: а) фактическую и б) идеальную (то есть такую, какой она, по вашему мнению, должна бы быть). Подумайте, что вам следует сделать, чтобы сделать (или чему научиться), чтобы перейти от фактического к идеальному варианту.
Пример: психологический анализ субличности «Жена».
Фактически у этой моей субличности наиболее представлена демонстративная модальность, на втором месте внешняя, на третьем — внутренняя, а на четвертом — наблюдательная (почти отсутствует — а чего там в нем наблюдать? — и так все ясно). В идеале же должно быть так: на первом месте — наблюдательная, на втором — внутренняя, на третьем — внешняя, а на четвертом — демонстративная.
Говоря о себе, человек часто обозначает не только свою субличность, но и ее характеристики — в частности, основную психологическую модальность. Попробуем ее определить.
Упражнение 16. Определите психологическую модальность актуальной субличности человека по его реплике. Аналогичное задание для пяти реплик по вашему выбору.
1. — Я не знаю еще, Евстратий, как я к тебе отношусь — мне надо еще многое понять, подумать наедине с самой собой.
2. — Я, пока не человека хорошенько не изучу, выводов о нем стараюсь не делать.
3. — Главное в деле воспитателя — это постоянное, неуклонное внимание за детьми.
4. — Я всегда дома кручусь, верчусь — как белка в колесе, ни присесть, ни отдохнуть, ни подумать не успеваю, ни даже Богу помолиться.
5. — Если я откровенно свое мнение не выскажу — так я же потом болеть буду!
6. — Этически я тебя не одобряю, Евтихий.
7. — Вот начнешь работать, Анфиса, — тогда и поговорим, а пока что не о чем.
8. — Главное — начать, а дальше все само собой идет.
9. — Человек должен быть красивым — а иначе кто тебя всерьез воспримет?
10. — Сила личности — вот фундамент моего успеха.
11. — Я — человек творческий, но практик при этом.
12. — Вот смотрю я на тебя уже год как — а понять все равно не могу.
Субличности: локальный и глобальный взгляды. Есть субличности, которые, актуализируясь, тут же активизируют Локальный архетип, что проявляется в таких качествах, как дотошность, мелочность, въедливость, детальность рассмотрения и осуществления — такие субличности мы будем называть акцентированными локально, или просто локальными. Наоборот, субличности, склонные к обобщающему взгляду, рассмотрению объекта или ситуации в целом, философскому способу мышления и равнодушную к мелочам, мы будем называть акцентированной глобально, или просто глобальной.
Опыт показывает, что разделение на локально и глобально акцентированные субличности проходит у человека весьма ярко, и невротические локальные субличности как правило, резко отвергают для себя глобальную модальность, а невротические глобальные — локальную, то есть относятся к «чистым» типам. С другой стороны, усилия человека «обучить» локальную субличность использованию Глобального архетипа (и наоборот) даю т ей очень много — в частности, она перестает сбегать от Главного микрофона, как только ситуация требует использования избегаемой ею модальности.
Обычно локальная или глобальная акцентуация субличности видна сразу при ее появлении у микрофона:
— Я — твоя мать! Поэтому я обязана знать, где ты был сегодня вечером — отвечай, Иннокентий! (локальная акцентуация)
— Я — турист. Котелок, ложка, спички у меня всегда с собой, если только на природе оказываюсь. (локальная акцентуация)
— Вы мне прямо скажите, Никанор Спиридонович: я как подчиненный вас устраиваю? Не по мелочам, а в целом: да или нет? (глобальная акцентуация)
— Я как отец устал от вас, дети. Утомлен, раздражен, но все равно всех люблю, конечно. (глобальная акцентуация)
Упражнение 17. Попытайтесь определить акцентуацию субличности — локальную или глобальную — по ее самопредъявлению.
1. — Я уж если за тебя возьмусь — так не слезу, пока последней крошки не уберешь!
2. — Я — путешественник, и в моем деле главное — тщательная подробная подготовка, от обуви до веревки.
3. — Я учительствую уже двадцать лет, и скажу одно: детей надо любить, а остальное все приложится, если пламень в сердце горит!
4. — В поэтическом моем ремесле рифмы, размер — третьестепенной важности, а главное — чтобы муза прилетала.
5. — В моем деле, писательском, мелочей нет, и окончательная отделка произведения никогда не кончается. Даже запятая, не там стоящая, имеет первостепенной значение, сударь ты мой!
Упражнение 18. Определите локальную или глобальную акцентуацию своих субличностей. Подумайте, какие из них страдают от недостаточного владения «нелюбимой» модальностью.
У многих людей сильные негативные эмоции вызываются либо локальными, либо глобальными «раздражителями», а на факторы противоположной модальности человек негативной эмоциональной реакции почти не возникает.
Упражнение 19. Исследуйте, справедливо ли последнее правило для вас? Для ваших близких?
Диалектические модальности. По идее (казалось бы) каждая субличность должна владеть всеми тремя диалектическими модальностями, то есть творением, осуществлением и растворением. Реально, однако, это чаще всего не так, и у каждой субличности есть базисная (опорная) диалектическая модальность и избегаемая (нелюбимая) диалектическая модальность. У невротических субличностей избегаемая модальность обычно отрицается категорически (хотя при этом у одного и того же человека разные субличности могут иметь разные избегаемые диалектические модальности).
Субличности, обладающие базисной творительной модальностью, то есть творительно акцентированные, обычно яркие, импульсивные, легкомысленные, долго не думающие. Для них при появлении у микрофона характерно минимальное самопредъявление или отсутствие такового. В своих речах такие субличности больше внимания обращают на экспрессию, чем на логику. Ниже приведены примеры реплик, принадлежащих творительно акцентированным субличностям:
— (бросаясь к детям, сжимает их в объятиях; пылко) Деточки мои! Родненькие! Исхудали! Загорели! Ягодки мои любимые!
— (по телефону) Алло! Угадай, кто?! А... (злорадно) Не догадываешься? (сладко) А хочешь, я тебе напомню мои поцелуи?.. Как меня обнимал и на руках носил?.. (гневно) Змей коварный!
Субличности, у которых акцентирована осуществительная модальность, склонны вести себя у микрофона так, словно это, и вообще их деятельность в целом — самое естественное дело на свете, так оно всегда было и будет. Эти субличности поддерживают имеющуюся реальность, и она (и они сами по себе) представляются незыблемыми. Здесь пафос — это продолжение того, что было раньше, примерно в том же русле, возможно, с небольшими вариациями. Деятельность осуществительно акцентированной субличности регулируют (в основном) известные ей и не меняющиеся со временем законы. Далее приведены примеры реплик осуществительно акцентированных субличностей:
— Да что ты волнуешься, Никандр? Разбужу я тебя утром, накормлю, провожу — как всегда.
— Ничего нового я тебе не скажу, дорогой Пантелей: просто люблю.
Субличности с базисной растворительной модальностью бывают нескольких видов, из которых наиболее распространены два: это субличности, в чьих проявлениях постоянно звучит обличающе-критически-пессимистическое начало, и субличности, которым свойственен отвлеченно-философский взгляд на вещи. Ниже приведены примеры проявлений растворительно акцентированных субличностей:
— (уныло) Зачем ты все это мне говоришь, Инезилья? Все равно ничего у нас с тобой не получится...
— Ты почему опять неумытый, Донат? И не стригся уже Бог знает сколько? И уроки, я думаю, сегодня прогулял — иначе бы почему у тебя (подозрительно) вид такой жизнерадостный?

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>