<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ЛАСКАТЬСЯ — болезнь (в особенности для женщины).
ЛОВИТЬ — кого-то — к болезни (если поймал); хороший знак избавления (если не поймал).
МЕНЯТЬСЯ (обмениваться) — (чем-нибудь) — к болезни.
МСТИТЬ — (исполнить месть) — надежда сбудется.
НАПАДАТЬ — кто-то напал *• невероятная, выгодная информация; сам — дурно скажут.
НАСИЛИЕ — (для мужчин) — завершение дел; (для женщин) — достижение цели в личном.
НЕВЕРНОСТЬ — неприятности, если твоя, см. измена, изменять.
НЯНЧИТЬ — детей — заботы (денежные или в делах), долги.
ОБВИНЯТЬ — обвинили в извращении смысла, мелодии — достижение очень высокого положения (прим.: китайский источник); тебя — к вестям (если обвиняет женщина), успех в делах (если мужчина); ты сам себя — успех; кого-то — переживания в личном.
ОБЕЩАТЬ — тебе — к обману; вражде; ты обещаешь — недовольство тем кому что либо обещаешь.
ОБНАЖИТЬ — (что-то у кого-то) — чужие чувства.
ОБНИМАТЬСЯ — измена, большая ссора.
ОСКОРБЛЕНИЕ — (тебя) — удача; (ты оскорбил) — бессильная обида, унижение; сожаление.
ОТВЕЧАТЬ — будь осторожен в делах.
ОХОТА — к вражде.
ПОБЕДИТЬ — кого-то — успех в том, что означает фигура побежденного; тебя победили — помощь, выздоровление; безнадежное сбудется.
ПОЗДРАВЛЯТЬ — тебя поздравляют — прискорбный случай; ты поздравляешь — успех.
ПОМЕНЯТЬ (свой пол) — для мужчины — обвинение, беда; для женщины — странная слава, репутация; ложная известность; к замужеству или распутству.
ПОКЛОН, КЛАНЯТЬСЯ — ты кланяешься — подвернется случай; тебе кланяются — досада.
ПОМОГАТЬ — тебе — к неудаче, хотят использовать; ты помогаешь — претензия, см. услуга.
ПОЦЕЛУЙ — измена; разлука, расставание.
ПРЕДЛОЖЕНИЕ — тебе — к обману; ты делаешь — своя вина; неудача через глупость.
ПРИГЛАШАТЬ — (на свидание) для женщины — к ссоре, случайная измена (если соглашаешься); для мужчины (он приглашает) — к неудаче в делах; в гости приглашают — измена в личном или в делах, предательство, ты приглашаешь — к беде, неприятности с тем, кого или куда приглашаешь.
ПРОЩАТЬСЯ — (с близким) — усложнение отношений; с неизвестным — к новой дружбе; с тобой прощаются — перемена места.
ПРЯТАТЬСЯ — неприятности; серьезные разногласия в личном; испуг или опасения.
РАНИТЬ — (острым ножом, тебя ранили саблей) — (для влюбленных) — взаимное счастье; новая дружба; ты кого-то ранил — доброе дело; благодеяние, через этого человека.
РУГАТЬСЯ — браниться с кем-то — к освобождению; слышать ругань — официальная церемония; с женой, мужем (см. жена, муж)', ругает знакомый — сожаление; незнакомый — радость; сам ругаешь — жалость.
СИЛА — несет или уносит — к завершению дел; (для больных) — к ухудшению или смерти.
СОБОЛЕЗНОВАТЬ, СОЧУВСТВОВАТЬ - к радости, успеху; тебе сочувствуют — хотят использовать.
СОВОКУПЛЯТЬСЯ — проволочки, препятствия (по своей вине); видеть совокупление — задержки в делах, поездки и пр. по независящим от спящего обстоятельствам; отдаться (с радостью) для женщины — к оскорблению.
СОРЕВНОВАНИЕ — в беге — хорошо (если победил, занял какое-то место. Место может означать время победы жизненной, например, третье — через три года и т.д. То же и с гонками на машинах, причем машина может означать целый период времени).
СОСТЯЗАТЬСЯ — с кем-то — чем успешней, тем больше трудностей с деньгами.

ССОРА — с незнакомцем — новое занятие; с другом — потеря.
ТОЛКАТЬ, ОТТАЛКИВАТЬ — (для женщины) — распутство; для мужчины — соблазн; толкать предмет — опасный успех; (для девицы) — дурная компания.
УКУС, БЫТЬ УКУШЕННЫМ - человеком - потеря в тяжбе, разоблачение, в зависимости от места укуса меняется смысл; быть укушенным животным — неприятности в отношениях, ссора.
УНИЖАТЬ — тебя — к богатству; ты — к сожалению, потери.
УСЛУГА — оказывать — к возвышению; тебе — потеря престижа, положения.
УТОПИТЬ — что-то, кого-то — освобождение; тебя утопили — избежишь большой опасности.
УХОДИТЬ — (от любимого) — к сближению; он ушел — сожаление; она ушла — доход, наследство.
УТЕШАТЬ — (кого-то) — печалиться, сожалеть.
УХАЖИВАТЬ — (за девицей в ее сне) — к одиночеству, разочарованию; назначать свидание — разочарование в делах; ухаживает спящий мужчина — на него посягают.
УЧИТЬ — ты учишь — жадность; притязания; тебя учат — покровительство; успех в делах с чьей-то помощью.
ХВАЛИТЬ — тебя хвалят — оговор; ты хвалишь — дружеская привязанность.
ЦЕЛОВАТЬСЯ — тебя целуют — измена, разлука; с человеком того же пола — вражда; поцелуй взасос и неприятный — к болезни.
ПОЛОЖЕНИЕ - СОСТОЯНИЕ
(бедность, молодым быть, заблудиться...)
БЕДНОСТЬ — быть бедным — к богатству.
БЕРЕМЕННОСТЬ — обман (для девушки); гордость, радость (для женщины); строить планы (для мужчины); увидеть беременную — неприятности; если родила (для девушки) — веселая жизнь; огорчение матери; для мужчины родить — завершение дел; сына — скорая прибыль, выигрыш; девочку — новые неожиданные отношения к счастью.
БОГАТСТВО — опасайся откровенности с незнакомцем; быть богатым — к болезни.
БОЛЬНЫМ — себя видеть — к здоровью; радостное событие.
ВОЗРАСТ — видеть себя старым — к болезни; других — к выздоровлению, поправке.
ВОЙНА — ссора; разрыв связей в семье; любовные Переживания; большой ущерб для репутации (своей или любимого).
ГИБЕЛЬ — корабля — скорое замужество (для незамужних); развод — (для женатых).
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ — свой — долгая жизнь; чужой — много радости; видеть свое рождение — счастливый исход тяжбы; родить уродца-животное, чудище — (для женщины) успех во всем; (для мужчины) угроза; рыбу — чудное дитя.
ДЛИТЕЛЬНОСТЬ - сила события.
ЖДАТЬ — ожидание чего-либо (автобуса, поезда и т.п.) — задержка осуществления намерений; ожидать человека — помехи.
ЖЕНА (НЕВЕСТА) — быть ими — разочарование, печаль.
ЗАБЛУДИТЬСЯ — в лесу — сплетни, потери; в городе — трудные дела.
ЗАМЕРЗНУТЬ — тебя не уважают.
ЗАМУЖ — выходить — безвыходное положение.
ЗАПАДНЯ — попасть — удача; ставить — тревога.
ЗАРАЗИТЬСЯ — болезнью — любовь.
ИЗОБИЛИЕ - успех.
КАТАСТРОФА — тотальная перемена к лучшему, если невредим.
КОНЕЦ СВЕТА — глупое положение; роковая ошибка; (для любовников) — знак неподходящности друг другу; к расставанию.
МИЛОСТЫНЯ — просить (и получить) — богатство; давать — к награде, похвале.
МОЛОДЫМ БЫТЬ - к здоровью.
НАКАЗАНИЕ ПОНЕСТИ^- к награде.
НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ — на море — разочарование в любви; на суше — неудачи в делах.
НОША — болезнь (в зависимости от величины ноши).
ПОКИНУТЫМ БЫТЬ — к восстановлению отношений, дел; см. покидать.
ПРИГОВОР — ожидать — зависть друзей или ревность; услышать приговор — завершение дел; осуществление приговора — слава, успех.
ПРИСУТСТВОВАТЬ - личные дела.
ПРОМОКНУТЬ — период неудач, см. вода.
РАСПЯТИЕ — быть распятым — нежеланный брак.
СВАДЬБА — печаль, смерть; танцевать на свадьбе — неприятности с противоположным полом; общаться с гостями — дела запутаются.
СВАТАТЬСЯ — разочарование, обман.
СЛАВА — к неудачам; успех в личном против воли родственников (для женщины).
СМЕРТЬ — новое знакомство (для женщины); завершение дел.
СОН — очень ясные сны — скорое осуществление.
СТИХИЙНЫЕ БЕДСТВИЯ — наши чувства, переживания, ощущения, ссоры; большие перемены к лучшему, если невредим, см. катастрофа.

ОРГАНЫ ЧУВСТВ ЧУВСТВА - ОЩУЩЕНИЯ
Органы чувств составляют общую атмосферу сна или окрашивают сновидения в тот или иной эмоциональный цвет. Этот ощущен-ческий тон отражает качество отношений наяву с людьми, делами, судьбой, воплощая в запахах, звуках, желаниях сна действительные события дня. Так, про скверное положение говорят ведь, что "запахло жареным", или про соблазнительную женщину, что она — "лакомый кусочек" — эти дневные метафоры во сне становятся буквальными. К счастью, в сновидении обыкновенно лакомятся взглядом. Не оттуда ли выражение: "он пожирал ее глазами", имея в виду женщину или какую-то полюбившуюся вещь. В снах могут быть и прямые, обычные наши ощущения от всего происходящего без всякой зашифровки. Тягостный сон, говорят, или, мол, несмотря на то, что происходило (если не больно приятное) — не было чувства тяжелого, даже, как ни странно, легкость испытывал. Этим буквальным нашим ощущениям во сне надо верить тоже буквально. Это значит, что, несмотря на неприятности или опасности во сне и в толковании, ничем не грозит спящему его видение. Не предвидится беды. Органы чувств удивительно неравноценно представлены в сновидениях. Конечно, больше всего мы видим глазами. Меньше слышим. Очень редко нюхаем. Также редко — щупаем. И совсем редко — чувствуем и запоминаем вкус. Любопытно, что по всем книгам, в которых так или иначе приводится описание загробного мира, астрального — духи вкушают лишь взглядом или вдыхая аромат. Вкус отсутствует. Так же редко — прикосновение. По-видимому, вкус сильней всего связан с нашей телесной сущностью, то есть с событиями в этом мире. Недаром ясное, отчетливое ощущение вкуса во сне предвещает очень серьезный кризис и его разрешение в скором будущем. Ведь говорят про жизнь или обстоятельства жизни, что в них появился "скверный привкус". Запахи во сне носят больше отношенческий характер: ссора, дружба, любовь, плохо или хорошо в смысле страстей, связанных с каким-то делом или положением. Недаром, видать, наяву про ненадежное дело мы говорим, что оно скверно пахнет, используя прямую метафору из сновидений. С другой стороны, нас всех манит "запах дальних странствий".
ОРГАНЫ ЧУВСТВ (слышать, обонять, осязать...)
БАРАБАН — слышать — к потере близких или в деньгах; самому играть — смерть друга.
ВЗРЫВ — слышать или видеть — к болезни; будешь признан.
ВИДЕТЬ — себя красивым — опасность; видеть другого красивым — к беде тому, кого видишь, либо через того, кого видишь; издалека — через долгое время, препятствие в отношениях.
ВКУС — чего-либо отчетливо ощущать или помнить — очень скорый перелом или кризис; кислый — несчастье в личном, в деньгах (говорят, ему кисло пришлось); сладкий — счастье; горький — предубеждение, крах.
ВЫСТРЕЛ — звук — вести необычные, новость поразит всех; влюбиться.
ГИТАРА — слышать — (для нее) предупреждение, соблазн, (для него) преследует никчемная женщина; играть — к счастью с любимым человеком; поломанная — к разлуке, разочарованию в любви.
ГЛУХОЙ СТУК — см. барабан; запоздавшие вести.
ГОЛОСА — неразборчивые — сплетни, обман в делах с документами; голос отчетливый — необыкновенные вести; к добру или худу в зависимости от тона; слова — указания на будущее; поощряющие голоса — к бесчестью; разговор — приглашение.
ГУЛ — в комнате — несчастье; в небе — весть о смерти; громкие гулы ниоткуда — болезнь горла или сердца.
ДУХИ — нюхать — новая жизнь; покупать — кто-то любит спящего.
ДУХОВОЙ ОРКЕСТР - проигрыш в тяжбе; ссора.
ЗАДОХНУТЬСЯ - к удаче.
ЗАПАХ — приятный — по лучить защиту, надежда; скверный — ссора с другом; очень сильный, духов — интриги.
ЗВОН - ложь.
ЗВУКИ — шаркающие, резкие, неприятные — скверные вести, огорчения; громкие — нежданные вести, тревога; сюрприз денежный.
ЗОВ — по имени (знакомый голос) — буквально; (незнакомый) — опасность; предупреждение; см. звать и имя.
ЗУД (ЧЕСОТКА) - к деньгам.
КАШЛЯТЬ — здоровье, успех в делах.
КОЛОКОЛ — перемены, новости большие; колокольный звон — тревога; беспокойство в связи с новостями.
КОМАНДА — слышать — узнать новости.
ЛАЙ — слышать — радостная весть.
ЛЕГЕНДА — слышать — исполнение желаний.
МЕЛОДИЯ — красивая, знакомая — встреча с друзьями.
МУЗЫКА — насмешки тайные (для женщины); слушать музыку — радостная весть.
ПЕНИЕ (птиц) — любовная радость, см. петь.
РАССМАТРИВАТЬ — принимать решение, раздумья над тем, каков предмет рассматривания.
СВИСТ — жизненная возможность; предложение (для женщины).
СЛЫШАТЬ — приятное — предупреждение о несчастье.
СМЕХ — слышать — к противоречию, обострению отношений с жизнью; потеря дружбы; смех детей — к деньгам; хорошим вестям; свой смех слышать — к слезам.
СМОТРЕТЬ — сверху или из окна — большие претензии; ожидание.
СТУК — слышать — верный путь к счастью через много опасностей; стучать в дверь — неразделенная любовь.
ТЕНЬ — анонимка.
ТРУБА — звук — вестник судьбы; большие перемены.
ФЛЕЙТА (ДУДОЧКА) — слышать — верный знак удачи в скором времени.
ШАГИ — слышать — очень важные сведения.
ШИП — ссора.
ШУМЫ — чья-то смерть повлияет на судьбу; шум воды — известия в пути; известия, связанные с дорогой; к осуждению; пустые клятвы; шум ветра — ложные вести.
ЩУПАТЬ — прямое влияние кого-то или каких-то сил на судьбу. Само влияние можно установить по особенностям прикосновений (гладкий, теплый, сухой, мокрый, шероховатый и т.д.), а также к кому или чему: гладкий, сухой, холодный — гнев, тем сильней, чем холодней; шероховатый, теплый — защита, успокоение; теплый, вялый, мягкий — болезнь; мокрый, холодный — предательство; мокрый, теплый — опасность; горячий — радость, успех.
ЧУВСТВА - ОЩУЩЕНИЯ (любовь, ненависть, радость, боль...)
БЕЗРАЗЛИЧИЕ - к расставанию.
БЕССТЫДСТВО — к славе, признанию.
БОЛЬ — освобождение-в том, что означает болящее место.
ВЕСЕЛЫМ БЫТЬ — к печали; веселье вокруг — разочарование.
ВРАЖДЕБНОСТЬ — собственная — неловкое положение; вокруг — сожаление, раскаяние. .
ГНЕВ — на знакомого — выгода через него; на незнакомца — неожиданные добрые вести.
ГОЛОД — чувствовать — устройство дел, чем сильней голод, тем лучше дела.
ГОЛОДНЫЙ - плохие дела.
ГОРЕ — чувствовать без причины — недомогание.
ГОРЕЧЬ (ОГОРЧЕНИЕ) — к радости от того человека, кто причинил это чувство.
ГРЕТЬСЯ — у печи — дорога к успеху.
ДРУЖБА — быть в дружбе — рождение ребенка; знак свершений.
ЖАЖДА — амбиция; утоленная — успех; из источника или колодца — успех выше всех ожиданий; то же из фонтана.
ЗАВИСТЬ — достижение с трудом; тебя помнят.
ЗЛОБА — к верности.
КРАСОТА — пейзажа, вида, картины и т.д. — исполнение сокровенных желаний.
ЛЕГКОСТЬ — физическая — потеря (что-то стало легким); моральная т- неосторожность, см. счастье.
ЛЮБОВЬ — вокруг к спящему — к счастью; сам любишь — большая награда; счастливое, удачливое время.
МУКА — избавление; несчастная любовь из-за того, что не веришь, или неразделенная).
НЕНАВИСТЬ — своя — опасность; к спящему — одолжение; противоположному полу — скорый роман.
НЕСЧАСТЬЕ - счастье.
ОБМОРОК (ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ) - к обману.
ОДИНОЧЕСТВО (ПОКИНУТОСТЬ) - к примирению.
ОЗНОБ, ОЗЯБНУТЬ — неожиданная радостная встреча.
ОПАСНОСТЬ — чувство опасности во сне — успех; для любовников — ссора.
ПЕЧАЛЬ (ТРАУР) — долгое сватовство; быть, чувствовать себя печальным — покровители; одеваешься в траур — успех в делах.
РАДОСТЬ — очень сильная — жизнь вдали, на чужбине.
РЕВНОСТЬ — (к жене) — заговор в делах; (к любовнице) — к незаслуженным оскорблениям; (к мужу) — раздор из-за беспечности; (к любовнику) — пустые сомнения.
РАЗДРАЖЕНИЕ - помощь друга.
СЛЕЗЫ — к неожиданной радости; поздравления; рыдать — счастливая весть.
СТРАХ — к избавлению; страх смерти — предвестник заболевания сердца; сомнения очень сильные.
СТЫД - похвала.
СЧАСТЬЕ — не к добру, если слишком счастлив.
ТЯЖЕСТЬ — физическая — улучшение дел; моральная — к выздоровлению; см. легкость.
УСИЛИЕ — большие затраты; долгое время. >
УСТАЛОСТЬ — успех в деле.
ХОЛОД (ощущать) — к здоровью.
ЧУВСТВА ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ (ОТЧАЯНИЕ, НЕУДОВОЛЬСТВИЕ, ЗАВИСТЬ, ОСКОРБЛЕНИЕ...) - обычно значат противоположное.
ЧУВСТВА НЕДОУМЕНИЯ, ГРУСТИ, ТОСКИ, СОЖАЛЕНИЯ -остаются буквальными часто.
ДНИ ИСПОЛНЕНИЯ СНОВ
По утверждениям всех сонников, сны могут толковаться еще и в зависимости от того, под какой день недели снились, какого числа, месяца или в какой день лунного календаря. Так, сны под воскресенье сбываются до обеда. А сны под пятницу более всего наделены вещим смыслом. Сны под субботу — очень серьезные. А под четверг — больше относятся к делам и отношению с начальством.
Когда снятся сны плохие, желательно, чтобы они не сбылись. Для этого у разных народов существовали различные обряды, позволяющие отвести дурной сон. Можно во сне попросить' помощи или указания. Так поступали древние греки, засыпая в храме и надеясь, что божество явится во сне и поможет. Древние китайцы возжигали в кумирне перед идолом курительные свечи, падали ниц и старались заснуть. Во сне божество давало указание.
Понятно, что одно и то же содержание сновидения, например, сон, предвещающий неприятности, может относиться и к семейной жизни, и к отношению с друзьями, и к делам по службе. Сны могут сбыться скоро или через какое-то время.
В дополнение к настоящему Соннику и для развлечения здесь помещена таблица, в которой обозначена связь между сном, его толкованием и числом месяца, когда он снился.
Серьезно относиться к тому, что написано в нижеследующих таблицах, извлеченных автором из одного старорусского сонника, не советуем, хотя какой-то смысл в них может быть и содержится. Если наша физиология как-то связана с фазами Луны, может быть, и сновидения в какой-то степени могут быть созвучны земным и внеземным ритмам.
В предлагаемой таблице нужно найти соответствующее число ночи, когда приснился сон, и тут же рядом с числом значится вероятность исполнения сновидения.
ЧИСЛА МЕСЯЦА
1. Ведут к семейным неприятностям.
2. Скоро исполняются.
3. Не скоро исполняются.
4. Предупреждают неприятности.
5. Скоро сбываются.
6. Радостные и скоро сбываются.
7. Сны лжи и обмана.
8. Сны удовольствия и забавы.
9. Бессмысленны, бесцветны и никакого значения не имеют.
10. Обещают некоторые затруднения, сбываются в течение 20 дней.
11. Не исполняются.
12. Фантастичны и не всегда скоро сбываются.
13. Сны любовных побед и наслаждений, сбываются в течение 15 дней.
14. Исполняются точно и предзнаменуют добро.
15. Пустые и ничего не значат.
16. Быстроисполнимые.
17. Сбываются не скоро.
18. Сны хорошего значения.
19. Сбываются, но не скоро.
20. Сны счастливые, но не следует о них никому рассказывать.
21. Ведут к исполнению желания.
22. Сбываются и скоро обещают успех.
23. Скоро сбываются, но ведут к неприятностям.
24. Сбываются в течение 11 дней и ведут к радости.
25. Быстро и благополучно исполняются.
26. Ведут к неприятностям.
27. Скоро сбудутся и благоприятно.
28. Не сбываются и никакого значения не имеют.
29. Сны пустые.
30. Сны обещают успех и исполняются в течение 20 дней.
31. Сны ведут к прибыли и обновкам.
ДНИ СЧАСТЛИВЫЕ И НЕСЧАСТЛИВЫЕ (по лунному календарю)
1 день Луны — Несчастлив впадающим в болезни, которые бывают
длительными. Сны под этот день вещают радость. Рождающиеся младенцы долголетни.
2 день Луны — Счастлив к отправлению в путь по суше и воде,
к зачатию детей, к строению всего, к посеву. Болезни кратко-временны. Сны пустые. Младенец скоро вырастет.
3 день Луны — Несчастлив ни к сеянию, ни к посадке. Болезни опасны.
Сны пустые.
4 день Луны — Счастлив во всех делах, к отысканию пропажи,
к строению мельниц и кораблей.
5 день Луны — Несчастлив. Впавший в проступок не избегнет нака-
зания, пропавшее не найдется, занемогший пострадает. Сны сомнительны.
6 день Луны — Счастлив для многого. Начинающие в него учиться —
успевают. Украденное отыщется. Занемогшие скоро встают. Сны, виденные в этот день, сохранять в тайне. Дети родившиеся — долговечны.
7 день Луны — Счастлив. Болезни недолговечны. Сны сбыточны.
8 день Луны — Счастлив для путешественников, несчастлив занемо-
гающим. Сновидения верны.
9 день Луны — Счастлив и несчастлив. Болезни трудны. Сны сбываются
не сразу.
10 день Луны — Счастлив во всех делах. Огорчения скоро проходят.
Сны пустые. Родившиеся дети склонны к путешествиям.
11 день Луны — Счастлив в перемене места жительства. Сны сбыточны.
12 день Луны — Несчастлив. Не должно ничего предпринимать. Болезни
опасны. Сны сбываются.
13 день Луны — Несчастлив. Не должно ничего предпринимать. Болезни
опасны. Сны скоро сбываются.
14 день Луны — Счастлив. Занемогающие выздоравливают. Сны
сомнительны. Младенцы во всем совершенны.
15 день Луны — Ни худ, ни добр. Болезни не опасны.
16 день Луны — Счастлив. Дети долговечны, с хорошими достоин-
ствами. Сны правдивы.
17 день Луны — Несчастлив. Не должно ничего предпринимать. Болезни
жестоки. Сны сбываются через 3 дня. Родившиеся в этот день хорошего роста и счастливые.
18 день Луны — Довольно счастливый. Сны сбываются. Дети трудо-
любивы и разбогатеют.
19 день Луны — Опасен отправляющимся в путь. Дети долговечны.
20 день Луны — Счастлив для всего. Сны пустые. Дети трудолюбивы.
21 день Луны — Счастлив к увеселению и к хозяйству. Болезни не
опасны. Пропавшие скоро найдутся. Сны пустые. Дети трудолюбивы.
22 день Луны — Несчастлив. Не должно ничего начинать. Болезни
опасны. Сны сбываются. Дети — честные люди, с хорошими качествами.
23 день Луны — Счастлив к достижению чести и славы. Болезни
продолжительны и опасны. Сны пустые.
24 день Луны — Ни худ, ни добр. Опасно заболеть. Сны пустые.
Дети — добрые люди и любят пиршества.
25 день Луны — Несчастлив. Болезни опасны. Родившиеся младенцы
благополучно проведут жизнь.
26 день Луны — Несчастлив. Не должно ничего начинать. Заболеть
опасно. Сны сбываются. Родившиеся в нем счастливы.
27 день Луны — Счастливый для всего. Сны сбываются. Дети пре-
красны.
28 день Луны — Счастлив для всего.
29 день Луны — Несчастлив для всего. Занемогшие выздоравливают.
Сны сбываются через три дня.
30 день Луны — Счастливый для всего. Занемогшие скоро встают.
Сновидения сбываются вскоре. Младенцы — добрые люди.
ТВОРЧЕСТВО СЧАСТЛИВЫХ СНОВ

Снами управлять очень трудно. Ведь изменяя сны, мы меняем самих себя. А когда мы становимся другими — меняется наша судьба. Так что сумей мы поменять свои сновидения — мы бы сумели изменить нашу жизнь. Изменить к лучшему, сделать жизнь счастливей, радостней, а здоровье крепче... Однако заказывать сны себе на ночь, просить о счастливом сне никому не воспрещается. Спрашивается, что заказывать, какими должны быть наши сны, предвещающие счастье? Что мне должно присниться, чтобы сновидение обещало удачу, благополучие и радость? При помощи Сонника, используя его наоборот, легко составить и обрисовать пределы и просторы Счастливых Сновидений, описать, каким должен быть в них свет, кто нас должен встретить и что должно происходить вокруг в сновидении, предвещающем добро.
ГЕОГРАФИЯ СЧАСТЛИВОГО СНА
Лучше всего, если во сне светит Солнце, а небо ясное. Чем больше света, тем лучше. Даже если освещение страшит своим блеском — не надо пугаться. Совсем хорошо,- когда в таком невероятном сне раздается удар грома среди ясного неба. Вид должен простираться, куда ни посмотрят глаза — красивый. Красота в сновидении — всегда залог удачи наяву. Кому снятся красивые сны — не может страдать днем. Если ветерок дует во сне, то пусть он будет несильным, а сам воздух — прозрачным. Пусть перед глазами простирается море или океан, спокойный, с прозрачной, чистой водой. Пусть в отдалении располагаются красивые дворцы или замки, сады. Хорошо, если в зеленой траве струится чистый родник, либо бежит ручеек. Пусть в саду бьют фонтаны, дорожки будут песчаными. Пусть в одной стороне светит Солнце, а в другой горят яркие звезды. Облачка должны быть очень легкими. Хорошо, когда неподалеку стоит красивая церковь или монастырь.
Все цвета во сне должны быть яркими, в небе пусть сияют лучи света.
САМ СПЯЩИЙ
Самому спя01ему лучше всего легонько парить над землей. Можно гулять по саду или плавать в море. Хорошо со всех сторон быть окруженным чистой водой (но не на острове). Как выглядеть самому? Хорошо, если ты бородат, а у женщины — густые брови. Пусть смотрят на нас со стороны большие глаза без лиц, лучше если глаза красивые. Хорошо, когда голова у нас снята и, скажем, под мышкой. Зубы пусть будут чистые и белые. Пусть на спине у нас вырастет горб, а среди листвы и свежих веток впереди появится красивая женская грудь. Пальцы пусть будут точеными, а кожа на теле — очень гладкая, шелковистая.
Если мы одеты, то пусть одежда будет красивой, элегантной. Башмаки новыми, сверкающими, а на голове венок из цветов.
ЖИВЫЕ СУЩЕСТВА В СЧАСТЛИВЫХ СНАХ
Белые лошади, лев, слон, красивая толстая свинья, ласковая большая собака — вот существа, которые обещают хорошее. Пусть в отдалении пасется стадо. Пусть в Саду резвятся молоденькие девушки, а по дорожке навстречу проковыляет идиот. Пусть под бузинным кустом сидит и вяжет старушка, а сбоку пройдет монах. В красивом дворце пусть церемонно встретят нас царь с царицей.
В небе высоко в счастливом сне должны парить красивые птицы. Всяких ползающих, земноводных не должно быть в счастливом сновидении. Да и насекомых лучше чтоб не было, разве что муравьи да пчелы, и паучок вьет яркую изящную паутинку, блестящую на солнышке.
Над землей пусть летают ангелы, а вдали движется дракон. Пусть Богоматерь глянет благословенно в наши спящие очи, и спящий горячо помолится. Беззвучно промчит рыцарь в блестящих латах, из чистой воды появится русалка, а из-за поворота садовой дорожки выпорхнет легкая фея со стрекозьими крыльями... Пусть мать и отец нам покажут путь во сне.
ПРЕДМЕТЫ
Хорошо, когда дорожки во сне усыпаны драгоценными каменьями, а в нишах на стенах или ветвях висят иконы. На обочине песчаной дорожки корзина с душистым свежим хлебом, а в траве горят светляки. Сундуки полны всего, а возле икон ярко горят свечи. Хорошо, когда в руках окажется большой красивый ключ, а возле ствола дерева старинный прислонится меч. Пусть столы ломятся от всевозможных яств, а в бутылках полно вина. Однако сам не ешь и бутылки не откупоривай. Замечательно, если встретятся такие знаки, как квадрат, круг или спираль. Сулит добро большой гвоздь, когда спящий вбивает его в стену, над которой развевается знамя. Вообще говоря, в счастливом сновидении предметов мало, ибо предметы — суть указатели пути, знаки всяких мелких и крупных зол. А какое зло в счастливом сне?
РАСТЕНИЯ
Березы, елка, в особенности рождественская, хлеб, который колосится в поле, зеленые свежие огурцы, фрукты, плоды на красивых блюдах, и еще цветы, если их не слишком много, красивые цветы. Листочки яркие, молоденькие, просторный лес или парк с красивыми деревьями...
ДЕЙСТВИЕ В СЧАСТЛИВОМ СНЕ
Во всем описанном благополучии лучше всего ничего не делать, а просто находиться, либо плыть легко над землей. Можно ехать на санях, если снег белый, чистый. Можно плыть на корабле или глядеть, как он плывет.
Самому можно пить очень чистую воду. Хорошо поплакать от души. Сметать в кучи мусор, сажать что-нибудь в землю или считать предметы. Хорошо уезжать куда-нибудь или получить совет от других. Хорошо, когда прямо к спящему упадет звезда. К удаче быть повешенным высоко над землей либо лишиться головы. Хорошо быть бедным или бродягой во сне. Хорошо быть на дне рождения своем или чужом. Просить во сне милостыню, подарок и получить. Иль услышать приговор в суде. Замечательно, если сны очень ясные, отчетливые.
ЧУВСТВА - ОЩУЩЕНИЯ
Пусть в счастливом сне играет ласковая музыка и разносятся нежные ароматы. Пусть в резную дверь отчетливо кто-то постучит, если же мы дотрагиваемся до чего-либо во сне, то пусть будет ощущение гладкости, шелковистости и тепла. Хорошо еще чувствовать стыд во сне и быть счастливым. Видеть много следов.
Лучше всего — самому любить. Чем сильней полюбишь во сне — тем больше будет награда наяву.
Таковы вкратце счастливые сновидения. Пусть читатель выберет себе по душе видение и помечтает о нем перед тем, как заснуть. Закажет себе счастливый сон. Глядишь и приснится, а приснится — может и сбудется. Во всяком случае, настроение точно улучшится после Счастливого Сна, и здоровье потеснит болезнь. Мы видим, что многое в счастливом сновидении нас порадовало бы и наяву. Народные лубки так и расписаны, будто по соннику: краски яркие, солнышко красное светит, дворцы, каменья, узорчатость. Другое дело, что лебеди, да еще в озере — к разлуке. Однако тут нам замысел не ведом. Может, грусть и была целью мастера, того, кто первый стал рисовать лебедей в пруду на лубках.
ФАБРИКА СНОВИДЕНИЙ
Придумать самому сновидение, предвещающее счастье, нетрудно. Так одна женщина, которая много лет страдала астматическим кашлем, попробовала выздороветь, заказав себе сон На Выздоровление в виде тихо струящихся ручейков светлой водицы... И этот сон ей приснился, и случилось чудо (мне позвонили в тот же день, откуда и открылась эта история) — впервые за 5 лет она не кашляла с утра!
Но как было бы хорошо заснять сновидение на кинопленку и показать зрителям. Используя Сонник в качестве метафорического словаря, можно впрямую создавать, скажем, только счастливые видения на экране. Используя логику снотолкования, можно создавать на экране видеоряды с самым разным снотворческим внутренним смыслом, возвратив кино тем самым его первичный замысел Фабрики Снов. Так называли кино в самом начале его существования. В этом новом метафорическом кинематографе зритель будет встречаться не со знакомыми лицами известных актеров, не с привычными образами сегодняшнего дня, а с вечными персонажами своих жизненных снов, с вечными сюжетами своего человеческого бытия. В таком кино пропадает актер, его заменяют живые маски, типические роли добрых и злых сил, как некогда это было в древнегреческой драме. Такие фильмы будут отпечатываться в душе зрителя надолго, всякий раз вызывая в нас чувства, какие будит яркий сон. Сценарий такой кинокартины зашифровывает наши пожелания в виде образов вещих сновидений. Сонник служит словарем, который снабжает обычное действие присутствием сна. Сила воздействия такого кино — невероятна, ибо оно действует своей снотворческой частью напрямую, на душу кинозрителя. В сущности, если разобраться, то в лучших творениях кинематографа как раз и использованы эти сонные окраски и повороты, буквальность метафоры, знаки и образы сновидений. Вспомните "Земляничную поляну" Бергмана. Удачные, коммерческие в том числе, западные фильмы последних лет, хотя и неосознанно, созданы именно по принципу сна или сказки. "Война звезд", "Терминатор", "Ешь Богатых", "Дюна". Ибо хорошая народная сказка — это наш коллективный сон, коллективная мечта о счастье, справедливости, радости. В таком новом метафорическом кино особенно важным становится написание сценария, в котором сюжет обычного жизненного действия на языке яви и сюжет на языке сна — оказываются созвучными, не противоречат один другому.
Идея, подобной сценарно-режиссерской технологии, основана на том простом соображении, что сон и явь — всегда взаимоприсутственны. Как в сновидении мы видим реальные предметы, людей, животных, свет, краски, слышим музыку и совершаем вполне дневные действия. Так и наяву, во всем, что нас окружает, в предметах, фигурах, действии и звуках — присутствует Сонная Явь. А точнее — присутствует Снотолковательный Смысл. В предисловии к главе "Спящий" в Соннике, я писал про рассказ Гоголя "Нос". Думаю, что Гоголь прекрасно был знаком со старорусскими сонниками. Его рассказ в свете моего предположения становится совершенно очевидным для нас в смысле той жути, которую, на самом деле, вызывает при всем смехе или смешке. А положение чудовищное. Остаться без носа во сне — это к смерти наяву, поэтому майор Ковалев проснуться не может, пока не найдет нос. Для него это жизни и смерти подобно, потому что он должен поставить нос на место, потому что это сон, предвещающий смерть. Вся логика поведения и повороты становятся объяснимыми, бесконечно точными, но с точки зрения снотолковательной.
Всякий предмет, вид, пейзаж, деталь, фигура и действие помимо очевидного, по замыслу яви, обладают этим Снотолковательным Смыслом, как бы сопутствующим невидимым призраком, который однако нами ощущается и напрямую воздействует на нас. Напрямую, минуя сознание. Первичная идея новой сценарной технологии и заключается в проверке и редактуре сценария с целью привести в соответствие это воздействие сонного смысла с тем, что происходит на экране.
Приведу примеры. В известном фильме "Батман-1" ("Человек — Летучая Мышь") есть такая сцена. Злодей заманивает героиню на колокольню и пока наш герой лезет вверх по ступенькам, чтобы спасти ее, злодей... предлагает ей станцевать вальс! Гениальный ход, потому что приглашение на вальс, по соннику,— это предложение руки и сердца... Вот почему она бездействует и ждет, чем кончится поединок Героя и Злодея чуть позже, ибо тот и другой ей сделали предложение... В известном фильме Тарковского "Солярис", после длительной сцены присутствия уха героя на экране, крупным планом, должны последовать невероятные вести, известия... Этого не происходит, герой возвращается в домик, и там ему ничего не сообщают, и... сцена вся провисает, вызывает недоумение у зрителя (зачем ухо, почему?).
Последуй неожиданное известие вслед за сценой уха, такого недоумения не было бы.
То, что я предлагаю, не изменяя ничего по существу ни в сюжетном, ни в характерном смысле, придает повествованию и соответствующему видеоряду как бы дополнительное измерение, нагружая всякий предмет, образ, пейзаж, звук и действие дополнительным сновиденчес-ким содержанием. Скажем, улица на экране теперь становится не просто улицей, а она должна быть либо совсем пустой улицей, либо переполненной народом или транспортом... Если же на улице виднеется несколько фигур или экипажей, они должны быть сообразно отмечены действием. Ибо в сновиденческом смысле не может быть просто улицы со случайными людьми и машинами...
То же самое относится и к звукам: звуки в сновидении несут исключительную нагрузку, и это их значение в снах я предлагаю учитывать, нагружая и разгружая всякую сцену звуково, в соответствии со значением звуков по Соннику..
Эпизодические фигуры также становятся исключительно важными, как бы подчеркнутыми. Скажем, не может быть у водителя машины, в которой едет герой, "просто" лица: лица либо вообще не должно быть (то есть зритель не видит его), либо это лицо должно быть нагружено (сюжетно) сообразным смыслом, которым обладает такая фигура в сновидении...
Подобное оттеночное приписывание изобразительных смыслов не меняет ни сюжета пьесы (картины), ни главной характеристики героев, хотя и придает им как бы исключительную, дополнительную резкость и глубину.
В сущности, лучшие мастера кинематографа всегда и пользовались подобным окрашивающим приемом* (я упоминал об этом), но делали это интуитивно, творческим усилием. Я предлагаю делать сие — формально, технически, тем самым как бы снабжая сценарную запись отделкой, оторочкой технологической линии "фабрики сновидений", так когда-то называли кинематограф в начале его сотворения.
Успешность подобной "отделки", разумеется, может быть полностью установлена лишь через зрительское восприятие и соответствующее коммерческое достижение. Однако можно и наперед предположить, что такая дополнительная оторочка, это добавочное измерение лишь привнесут магию сна в действие на экране, ненавязчивым и почти незаметным простому глазу образом. Лучшие (технически и коммерчески) образцы современного западного кино, в основе своей и построены по схожей схеме. Это фильмы вроде Батмана, Дика Трейси, Бразиль и многие другие последних лет, упомянутые мною выше. Во многих видеоклипах это сонное заимствование — очевидно. Используется либо сказка-комикс, которая в основе своей всегда обладает сновиденческим присутствием, либо видеоряд буквально формуется с использованием элементов сновидений: стилизация фигур, пейзажа, логика переключений действия, использование легко узнаваемых масок и тому подобное, что характерно для сновидений. Моя идея заключается в том, чтобы подобное окрашивание сделать легко исполнимым на "фабрике сновидений".
Изложим несколько самых простых приемов этой новой снотвор-ческой технологии.
1. Съемка желательна бестеневая; тень (тени) появляются лишь как отдельный образ, обладающий точным смыслом. На натуре — это высокая плотная белая облачность, а в павильоне — рассеянный, отовсюду льющий свет.
2. Движение или действие в миг важный, усиленный, напряженный, сообразно и пропорционально, должно быть замедленно. Так, в момент настоящей опасности, наше время растягивается, и мы видим и отсчитываем миги. Этим приемом, уловив его интуитивно, давно пользуются в кино, в особенности там, где надо передать скорость бегущего, либо его силу (например, серия "Человек стоимостью в 6 миллионов" и многие современные боевики, где во время беды, жути или погибели замедленность стала догмой).
3. В любом пейзаже, либо панораме, лучше, если выделена лишь одна часть: улица, дом, лужа, канава, берег, вода... Все прочие детали должны быть частично или полностью смазаны.
4. Предмет должен высовываться (если он важен) исключительно крупно, прямо выставляться нам в глаза. Желательно избегать наплывов, если нет в сюжете стремительного развития. Смена изображения рекомендуется через проступание одного изображения сквозь другое, а не прямой сменой кадров.
5. Фигуры лучше всего стилизовать и утрировать, в особенности, если они нагружены лишь одной очевидной характерностью, скажем, злодей, красавица, гробовщик, рыцарь, ребенок, соглядатай... Подобная стилизация, масочность, широко стала использоваться в самых последних фильмах, вроде Батмана или Дика Трейси... Однако, как в древнем театре Греции, подобная масочность отнюдь не умаляет таланта актера. Заметим, что театр древней Греции был театром масок. Упраздняется лишь характерный актер, легкоузнаваемый зрителем вне зависимости от исполняемой роли.
6. Действие обязательно должно быть связано со словами, с произносимыми диалогами, отдельными фразами, восклицаниями... Например, если слышно: "Стой",— все должно остановиться или сильно замедлиться. Такая буквально овеществленная метафорическая нагру-женность не может быть чрезмерной, но в том случае, когда на экране много слов, они должны быть как бы отслоены от изображения, быть отдельно, на фоне изображения, как бы вязнуть в нем, ведь долгие разговоры — это особый знак в сновидениях.

* Вспомните крупные планы, детали лица в фильмах гениального немецкого режиссера Ланге, 20-е годы; Эйзенштейна; ранний Голливуд и др.

7. Яркость цветов, тонов изображения, сами цвета надо варьировать сообразно настроению действия и героев. То же относится и к освещению. Здесь я советую либо полное совпадение толка освещения и происходящего, либо противоречие, по смыслу поговорки, мол, нет худа без добра.
8. Для масочных фигур действие желательно сообразно и точно стилизовать; действие не может выглядеть двусмысленным и синкретичным (составным) по сюжету или эмоции. Разве что все повествование основано нарочито на нужде вызвать, скажем, сочувствие к злодею или уроду, или нужде очернить красавца и богатыря. Можно вводить нарочитую несообразность отклика и там, где надо подчеркнуть атмосферу таинственного или странного. Несообразность с точки зрения обыденности становится вполне естественным поведением персонажей в наших сновидениях. Например, во сне объятие может преобразить чудовище, а на вопрос: "Как тебя зовут?", фигура не ответит или ответит вроде: "Меня не зовут, я сам прихожу"...
9. Весь быт: еда, питье, одевание-раздевание, части тела...— обязательно надо нагрузить сонным смыслом либо выбросить из картины. То же относится и к интимным сценам.
Любопытно в свете предлагаемых принципов проанализировать "крутые" порнофильмы. Дело в том, что несмотря на, казалось бы, столь "соленую" тему, как наши интимные, сексуальные дела, тему выраженную куда более чем откровенно на экране, во всех подробностях и деталях, с красивыми женщинами и разными частями из телесной оболочки — вся сия продукция обладает ограниченным спросом. После просмотра какого-то количества этих фильмов обыкновенный, не психопатический, человек начинает скучать... Порнофильмы никогда не собирали такого количества зрителей и денег, как, скажем "Война Звезд", где вообще нет никакой интимной части (секса), или Батман, Дик Трейси и тому подобные невероятно кассовые фильмы, где, повторяюсь, и в помине нет секса, как такового.
Помимо прочих причин, если взглянуть на порнофильм со снотолковательной точки зрения - многое в неуспехе проясняется. Дело в том, что во сне, совокупление — это к неприятностям в делах, к задержкам, проволочкам и болезни, если, скажем, жена видит во сне, как ее ласкает муж... Ущерб порнофильма заключен прежде всего в его сюжетном построении. После любой постельной сцены наши герои должны увольняться с работы, терять деньги на бирже, их письма или какие-то дела должны откладываться, задерживаться и тому подобное... Они должны сразу окунаться в пучину неприятностей, в том числе и болезней. Тогда каждая следующая интимная сцена будет логичной (в снотолковательном смысле) компенсацией за жизненный ущерб, с одной стороны, а с другой — зритель с любопытством (по крайней мере) будет ожидать продолжения фильма в надежде на очередные беды героев...
СОЦРЕАЛИЗМ
— Удивительный сон, заказной сон,— счастье, которое мы пытались увидеть и видели на экранах, в картинах, скульптурах... и еще пытались воплотить и осуществить наяву, — это был сон 70 — 80 последних лет под названием соцреализм.
По сути дела, если рассмотреть соцреализм с точки зрения творчества счастливых снов, то совпадение окажется удивительным, как мы это увидим, удивительным в самых замечательных точных местах. Однако есть различие: если творчество счастливых снов, какое мы предлагаем, — это заказ на личное счастье: соцреалистические сны счастья — были коллективными. И, может быть, в этом-то и состояло все несчастье подобного заказа, его неуспешность осуществления.
Допусти отдельному человеку, потрафь его отдельности, чуть-чуть спусти ему его нежелание участвовать во всеобщем коллективном счастье и радости,— и, может быть, у нас бы все и получилось, и вышло.
Соцреализм, искусство этой эпохи, если глядеть на него как на заказ на коллективного счастья наяву, на сон счастья, если хотите, удивительно совпадает с тем, что предлагается в нашем новом движении в искусстве под названием "Творчество Счастливых Снов".
И удивительны не только эти совпадения, — удивительно другое, что многие люди, я думаю, совершенно искренне исполняли этот заказ и даже с большим вдохновением, — иное дело, что этот сон о счастье не стал вещим, то есть не осуществился. И по сути дела, непонятно даже, почему так произошло: потому что, если взять такие фильмы, как "Кубанские казаки", "Светлый путь", — казалось бы, ну что может быть лучше подобной жизни — жизни бесконечного изобилия, жизни, где все любят друг друга и зло уничтожено и наказано. Где человек с самого низа может подняться до самых вершин, из лачуги оказаться во дворце и т.д.
В сущности, все образы в этих кинофильмах следуют списку образов счастливых вещих снов.
Почему так произошло, что они не сбылись? — Ну, тут можно по-разному сказать: может быть, не туда обращен был заказ, не туда прошение шло этого счастливого сна? Быть может, не хватало веры у творцов? А самое главное — конечно, просили одного счастья поделенного на всех! Хотели одним путем всеобщим к счастью прийти, все вместе! Увы! Широк путь ведущий к погибели... А у каждого своя должна быть к счастью дорога.
Путь к счастью — это путь к спасению, ибо счастливые часов не наблюдают. Однако лишь у иудеев пришествие мессии предполагает всеобщее спасение, а у нас второе пришествие Христа. В обыденном случае как жизнь и судьба у нас отдельные, так и счастье и спасение — разнятся. Без личного усилия, без страстного желания и мольбы о ниспослании любви, без которой не бывает счастья — не проскользнуть через Райские Врата. Тем более всем скопом. Впрочем, и во время пришествия всеобщего Спасителя общение со всяким человеком обещают отдельное. В этой отдельности пути человеков и заключалась, я думаю, неудача коллективных чаяний счастья в соцреализме. Вышние Силы, откликаются лишь на отдельную просьбу, отдельную мольбу, подкрепленную доказательной способностью Просящего принять дары Свыше. И оставляет небо без внимания и на усмотрение самих людей их прошения о всеобщем Благе!
Не потому ли Христос сказал: имеющему — прибавится, а у не имеющего — последнее отымется. Прямо в противоречии с социализмом человечьей справедливости и дележки на всех поровну! Впрочем, никакой равной дележки и не было...
Это не означает, что подобный заказ на всеобщий счастливый сон жизни прошел впустую и ни в чем не выразился. Сильней всего, я полагаю, этот социалистический сон-заказ осуществился в создании новой породы людей, лишенных страха Божьего, или, попросту, совести. В этом смысле возвращение в Рай произошло, ибо Адам и Ева страха не ведали, пока не соблазнились, как мы сейчас, своей наготой... Заказ на общее счастье забирает у человека его отдельную дорогу, делает ненужным его отдельное, личное усилие в достижении добра и радости. Человек эту радость и добро "списывает", как плохой ученик, с соседа через зависть. Главным становится не желание стать лучше себя, зажить лучше, чем жил прежде, а желание, чтобы у соседа не было лучше, не допустить, чтобы сосед возвысился. Игра на понижение добра других, а не на возвышение собственного добра становится главным в такой душе. Этот заказ на сон коллективного счастья воплотился в жизни в том, что породил в значительной части народа исключительный душевный комфорт ничего неделания. Раз все вместе идем в рай и дорога одна для всех — нечего искать затейливых троп индивидуальной судьбы, нечего забегать вперед или высовываться, становиться "лучше других". Все равно твое "лучше" поделят на всех и тебе ничего не достанется.
Счастье этих людей, быть может, лишь сегодня ими осознаваемое в виде тоски по былому режиму, выразилось в исключительной защищенности от беспокойства о завтрашнем дне, в наплевательской уверенности в будущем, которое понималось без всякой Личной Ответственности! В этом смысле счастливое сновидение было ниспослано и радовало тех, кто хотел ни о чем в жизни не тревожиться и личной ответственности не нести... Для этих людей жизнь превратилась в зоологическое, отрицавшее высокий духовный смысл, как бы безличное существование. Человек зачеркивал свое личностное, индивидуальное начало в угоду коллективному, системе, какой бы лживой и нарочитой эта система не выглядела...
Плохо было лишь тем, кто пробовал свое человеческое отстоять, кто считал, что жизнь не начинается с рождением и не заканчивается со смертью. В большинстве таких, не желавших разменивать себя, попросту уничтожили...
СОННОЕ ПРИСУТСТВИЕ (народные приметы и суеверия)
"Воистину, мы из того же материала сделаны, что сны. Дремотны легкие покровы жизни" (Шекспир). Наяву у нас в каждом предмете, — я повторяюсь,— в каждой фигуре и действии незримо содержится снотолковательный смысл, и он действует на нас, мы воспринимаем этот смысл совершенно интуитивно, буквально, но очень сильно, не отдавая, быть может, в этом даже себе отчета.
И когда этот смысл идет вразрез, скажем, с тем, что изображается на экране или в жизни, в интерьере, то начинаем испытывать неловкость, чувствовать себя нехорошо, неуютно, некомфортно, т.д.
Народная чувствительность, интуиция отчетливей всего выразили это присутствие Снотолкования в дневной жизни, я думаю, в своих суевериях и приметах. Чтобы в том убедиться достаточно взять книгу народных примет и суеверий и сравнить смыслы примет с тем, что приметы эти означают по Соннику. Я воспользовался тоненькой, но очаровательной и очень хорошо составленной книгой русских народных бытовых примет: "Черный Кот и Разбитое Зеркало", издательство "Отечество", Москва, 1993 г.
Прямо с самого начала, черная кошка перебежала дорогу — удачи не будет. Но черная кошка — это открытый враг, по соннику, а дорога — дела, жизнь. Кто-то перебежал дорогу — к неудачам (по соннику). Вот вам и примета!
Орел парит над головой — предвещает счастье и победу (такова примета). По соннику, парящий орел — к счастью. Галки, вороны — к худу, что по приметам, что по снотолкованию. Волк — навстречу и наяву (по примете), и во сне — не к добру. Заяц перебежал дорогу, по соннику и по примете — к предупреждению, неудаче...
Этих соответствий очень много и, надеюсь, они составят отдельное интересное исследование. Здесь уместно лишь обратить внимание на эту удивительную по сходству область жизни, где располагаются народные приметы и традиционные снотолкования. Вот еще примеры; если человека принимают за другого, не узнают — к деньгам, к удаче (по соннику). Не узнал — быть тебе богатым, говорим мы, не признав знакомого (примета)... Встретишь по дороге свадьбу — неприбыльным будет день; встретишь похороны — будет удача. По соннику свадьба — к беде, похороны — к удаче, хорошим вестям! Вот вам и соответствия... И еще примета: подметать или мести пол в день отъезда — "вымести" человека навсегда. А по соннику, подметать, выметать мусор из дома или мыть полы — к смерти, кого-то "вымести".
Приведу еще один удивительный пример совпадения приметы и снотолкования. Если девушка стирает белье и льет вокруг себя много воды — муж будет пить (примета)... Тоже обозначает и очень мокрый подол (муж будет пьяницей). Лить воду вокруг себя — к стыду (по соннику), ошибке; мокрый подол, платье — к беде в личном, к позору... Разумеется, если муж будет пьяница, то ждет девицу и беда, и позор, и стыд...
Порвалась цепочка — рвутся узы (примета), а по соннику цепочка — это связь, отношения!.. А вот еще примета: уши "горят" — кто-то о тебе говорит... По соннику, уши видеть во сне — к вестям, если что-то не так с ушами — такие и вести будут... И наконец, звезда скатывается с неба — чья-то душа из тела выходит (примета). А по соннику, падающие звезды — к смерти близких.
Иголку не дари — к ссоре. Если даришь — слегка уколи (примета)... Иголка, по соннику, к ссоре, но уколоть или уколоться — влюбиться. Так что дари, но уколи, то есть влюби в себя!
В жизненном ритуале, в устройстве быта, в простейшей народной магии сочетаний предметов и действий, магии, отраженной в приметах и оберегах — везде присутствует это созвучие Сонного и Явного смыслов. В традиции быта, в украшениях уголков жилищ, в статуэтках — этих домашних божках (древнеримских ларах), в народном наряде, свадебном или скорбном — везде учтен этот тайный не видный сразу Снотолковательный Знак: предмета, цвета, фигуры и действия. Как уютно и хорошо вдруг нам становится в каком-нибудь жилище, а в ином — не хочется и лишнее мгновение побыть, гнетет обстановка, говорим мы. В большой мере эта легкость или гнет и создаются не видимым, но ощущаемым нами присутствием Сна в Яви.
Вот чем еще чревата утеря традиций, корней: потерей тонкой бытовой жизненной магии. Быт становится тягостным и бессмысленным, из него уходит утешение и отдохновение души. Ибо покидают нашу жизнь созвучия меж личным сном и дневным общественным видением. Созвучия очень важные для гармонии души, которая треть времени странствует в царстве личных сновидений, и лишь две трети, а то и половину срока блуждает во всеобщем жизне-сне, настойчиво себя повторяющем из дня в день.
АБСОЛЮТНАЯ РЕКЛАМА
Все фильмы, которые мы делаем сегодня, самые разные, отображая либо жизнь, либо свое внутреннее, либо сонное состояние, — все это вместе — сотворение, с моей точкой зрения, заказа на какую-то явь. Фабрика снов работает и все время творит воображаемое счастье.
Если поглядеть в прошлое, творчество счастливых снов оказывается совсем не новым делом, — начиная с наскальной живописи, при помощи которой заклинали духов зверя и заказывали удачную охоту, и кончая совсем недавними заказными снами соцреализма на райское существование на земле, вся наша история, в сущности, это — сбывшиеся мечты, сбывшиеся заказные вечные сюжеты нашей жизни, которые всякий раз и служат нам планом для строительства будущей яви.
Мы грезим нашей явью, прежде, чем воплотить ее в сущую жизнь, будь то утверждение Христа меж людьми, наше прошение о ниспослании счастья от Господа, или просто отпуск на море, покупка машины, свадьба. То, что сбывается, мы называем историей.
Я предлагаю как бы два слоя новой технологии для такой фабрики сновидений: первый — давайте возьмем и отредактируем любой сценарий или любой видеоряд, который мы конструируем с точки зрения приведения в соответствие того, что происходит на экране, т.е. явной части, и снотолковательного значения всего происходящего: предметов, фигур, пейзажа, действия, поворотов действия. Мы добавляем, тем самым, любому сценарию, любой передаче свое отдельное новое измерение. Во втором слое мы можем начать конструировать видений ряд по таким новым принципам; здесь начинается творчество счастливых снов и нет пределов для достижений, мы как бы обеспечиваем фабрику сновидений новой линией технологии грез.
Возникает одна важная грань в Творчестве Счастливых Снов —

это абсолютная реклама. На самом деле использование лобового снотолкования может конструировать рекламу, от которой нет защиты, психологической, потому что мы от снов не защищены. Свою силу многие черпают из снов, а метафоры, народные поверья взяты буквально из сновидений. Наяву дело дурно пахнет, потому что дурной запах во сне — к предательским событиям в делах наших либо в отношениях. На самом деле наша явь, особенно, языковая, сюжетная явь, которую мы воспринимаем, как вечные заглавные сюжеты бытия, она корнями уходят в сны, т.е. неразрывно с этими снами связана. Мы сами — пучок сменяющихся сюжетов, себя исполняющие роли последовательно в своих, а чаще чужих пьесах жизни.
Мотивы наших действий, "хочу — не хочу" кроются в наших личных снах, откуда и управляют нами. А яркий день — это всего лишь память про настойчивый сон, все время себя повторяющий. Этот сон мы называем явью, хотя он таков лишь благодаря присутствию в нас памяти!
Однако обратимся к рекламе и ее снотолковательному редактированию. Пример рекламы, скажем, "Кока-Колы". Любая бутылка есть очень плохой снотолковательный образ. Я предложил следующую картину: огромная, резная дверь, желтая латунь и тоненькая неоновая надпись беззвучно вспыхивает: кока-кола, кока-кола. На 4-й секунде раздается сочный, вкусный "пук, дук, тук, тук". И все. Другой пример — с банками. Входить в банк, здание — плохо, лучше выходить и раздавать деньги, при этом играет очень знакомая музыка.
Рассмотрим рекламу как таковую в созидании. Допустим, мы хотим, чтобы на экране расцвело нежное чувство в душе у героев; посмотрим список образов Вещего сна на любовь, чистую любовь и сообразно расположим сонный план, т.е. какие образы, какое будет освещение. Вот смысл технического воплощения, в его совершенной буквальности. Речь идет не о сочинении каких-то сонных снов, представлений, элементов, а об использовании буквальности снотолковательного смысла предметов, людей, действий, освещения, цветов, тонов, чтобы нагрузить наш экран вот этим дополнительным смыслом, этим дополнительным измерением. И привести этот смысл в сообразие с той драматургией и предметностью, которые присутствуют в сценарии.
В заключение, мне хочется упомянуть, что эта мысль о присутствии снотолковательного смысла в дневной жизни перекликается с удивительной идеей замечательного русского философа-мистика П.Успенского (П.Д.Успенский, "Новая Модель Вселенной"). Приведу его собственные слова: "...Позднее я понял, что мы видим сновидения непрестанно — как во сне, так и бодрственном состоянии. Мы никогда не перестаем видеть сны, хотя и не сознаем этого... Мы не замечаем их в бодрственном состоянии, в непрерывном потоке зрительных, слуховых и иных ощущений по той же причине, по какой не видим звезд в ярком солнечном свете. Но точно так же, как можно увидеть звезды со дна глубокого колодца, мы можем увидеть продолжающийся в нас поток сновидений, если хотя бы на короткое время случайно или преднамеренно изолируем себя от потока внешних впечатлений... Когда наступает такое состояние сознания, образы сновидений (личных) начинают постепенно проступать сквозь обычные впечатления; внезапно вы с изумлением обнаруживаете, что окружены странным миром теней, настроений, разговоров, звуков, картин. И тогда вы понимаете, что этот мир всегда существует внутри вас, что он никуда не исчезает... Это значит, что, когда мы пробуждаемся, сон не исчезает, но к нему присоединяется бодрственное состояние, которое заглушает голоса снов и делает образы сновидений невидимыми..."
Я добавил в скобках слово "личных", потому что, пробуждаясь к бодрствованию, мы начинаем грезить мощнейшей коллективной явью, которая и в самом деле, гасит, подобно яркому дневному свету слабый свет Звезд Личных сновидений... И лишь тогда, когда яркость нашего личного сна, личной грезы становится очень плотной, яркой — дневной всеобщий сон, который мы называем бодрствованием, может потесниться. Сквозь голубизну и яркость памятной яви проступят огни разгоревшихся светил интимной грезы... Так бывает, когда человек бредит наяву, видит галлюцинации или... когда ему удается погрузиться в глубину колодца своего сознания и оттуда взглянуть на сияющие звездные огоньки.
Теперь представьте себе, что эти все равно присутствующие в нас картины, звуки, настроения не совсем гармонируют с тем, что творится вокруг нас, что происходит на экране — несозвучие разрушительное для Яви и Кинофильма. И вообразите, что натворит в наших зрительских сердцах полная гармония Личной и Всеобщей грезы!
А пока что пусть читатель сам выберет себе радость и для нее составит сновидение, предвещающее именно эту радость и не иную. И на ночь глядя закажет себе счастливый сон. А коль скоро приснится такой счастливый сон, не исключено, что предвещаемое им — сбудется. Так мы можем управлять судьбой, ибо сознание первично. Только надо вначале сочинить такой сон, предвещающий желанное. Если не приснится заказанное, сон сам подскажет почему, подскажет иную, верную радость. Тот же, кто сумеет увидеть правильные, вещие сны, — станет властелином своей жизни и здоровья.

Желаю удачи.

СЛОВАРЬ СЧАСТЛИВЫХ ВЕЩИХ СНОВ
В этом словаре против каждого Желанного нам события или чувства, скажем, Деньги или Любовь,— перечислено все то, что в Вещем Сне предрекает это ЖЕЛАННОЕ. Это словарь того, Что Должно Сниться, чтобы Вещий Сон обещал исполнение. Загадайте теперь желание, подумайте, чего бы вам хотелось, НА САМОМ ДЕЛЕ, и найдите в словаре это желание. Скажем, хочет человек счастливой любви или неожиданной романтической встречи, откройте словарь и найдите — что должно сниться к Счастливой Любви и Романтике Знакомств или к Богатству и Выздоровлению. Теперь так же, как в общем разделе Счастливых Снов надо составить некий сон уже отдельно, нанеленно на Желание.
Как творчески и грамотно составить Прошение о Сне, исполняющем наши желания; как сделать так, чтобы это послание дошло до Снотворческой Канцелярии и было рассмотрено — Вы прочтете в главе "Заказ Счастливого Сновидения", после Словаря Счастливых Снов.
БЛАГОПОЛУЧИЕ — монастырь, храм, жить в замке, плыть по реке, пшеничное поле, стадо на пастбище, получить землю, войти в большой город, быть бродягой, чистая лужа, быть полураздетым, видеть драку, свинью, косаря (быстрый заработок), видеть муравьев, гнездо с птенцами, огонь в печи, перчатки, священника встретить, иметь крылья, видеть молчащего ангела, есть булки, Богу молиться, учить буквы, масло видеть или есть и запечатывать конверт.
БЛАГОПРИЯТСТВИЕ — ровный ветер, чихать, запечатывать конверт.
БОГАТСТВО — гнилое болото, песок, большой амбар, новый месяц, снежная белизна, надеть перчатки; видеть, как борода растет; тела полнота, оспой болеть, иметь большой нос, ожог руки, перхоть, горб у себя или других, задница животного; кожа в язвах, опухолях, парше; снег на деревьях, листья зеленые, найти труп льва, увидеть летящую птицу; быть похороненным с тем большим богатством в яви, чем тяжелей земля; сыр, свежий хлеб, соль, угли, кисель варить, тухлая гнилая рыба, дракона видеть, полные бочки, раздавать деньги, материю видеть и щупать (сукно, полотно), полный сундук, сажать дерево, подметать, милостыню просить и получить.
ВЕСТИ, ИЗВЕСТИЯ (хорошие) — ангел летает над домом (благословенные вести), слышать имя свое, рабочий (важные вести), толпа, птица, карнавальный костюм (невероятные вести), лай слышать (радостные вести), кваканье лягушек, монаха видеть, видеть старую некрасивую вдову (невероятные вести от родственников), ветерок, ожог, выкапывать что-либо (желанные вести), блестящие ногти (волнующие вести), заря (счастливые вести), лето не в сезон, видеть радостного друга, снег на горах, радуга, дом в огне, смотреть на море (вести издалека), ухо отчетливо видеть (скорые вести), ассигнацию держать в руке; следить за операцией, слышать стройное пение, умирает кто-то (счастливые вести), напал кто-то (невероятные, выгодные вести), голос отчетливый, звук выстрела, пение птиц (любовные вести), гнев на незнакомца, слышать шаги (очень важные вести).
ВЛАСТЬ, ПОЧЕТ, УВАЖЕНИЕ - толстая шея, лев, подняться на гору, стена обвалилась, проем в стене иль скалах, смотреть на города сверху с горы, ясный и свежий воздух, белый цвет, перстни на пальцах, котел (почет в гостях), долото, хищные птицы дл'я охоты, ангелы, снятая голова.
ВСТРЕЧА ЖЕЛАННАЯ — синяя голубая вода в море, большая зала.
ВЫГОДА — покровитель, тем больше выгода, чем выше покровитель во сне; кол, гнев на знакомого испытывать, пнули тебя ногой, раны нанесли в лицо.
ВЫГОДНОЕ ДЕЛО — брови густые, кол вбивать, держать речь, лепешки видеть, аресту подвергаться, глотать, морковку видеть, кланяться, знать куда едешь во сне.
ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ — струящиеся тихо и светло ручейки, фонтанчики, взобраться на гору, визит милиционера, безумного дурака видеть (для больного), грабли, тошнота, холод ощущать, есть рис, мыть ноги, свет освещает тело.
ВЫИГРЫШ, НАГРАДА — перевозчик, пчелы, безумный, наказание понести, этажерка, собирать грибы, сам любишь (самому любить).
ГОСТЬ ЖЕЛАННЫЙ — пасту покупать или чистить зубы, птица, яичко на блюдечке катается, маленький красивый ребенок, издалека в тебя стреляют (гость издалека).
ДЕНЬГИ — гнилое болото, зима не в сезон, косые глаза, целовать незнакомку, надевать носки, чулки, бородавки на руках, зуд, чесотка, руки в волосах, шею свело, ячмень на глазу, распиленный поперек ствол дерева, слышать капель, просо на поле; солнце, подернутое тучкой (денежные времена); сам управляешь лифтом вверх, упасть в отхожее место; испачкаться в дерьме своем, чужом ли; старая шляпа (денежные предложения); танцующий медведь, убить врага и запачкаться его кровью (нежданные деньги), посещать бордель (легкие деньги), блохи, вши, клопы, паук плетет паутину; жонглера видеть, чем больше у него предметов в воздухе, тем больше будет денег; куча навоза, ковер покупать, спичку зажечь, получить титул и щеткой почистить платье.
ДЕТИ — родить рыбу (чудное дитя), видеть смерть с косой (традиционного вида), гребень, быть в дружбе, видеть свое лицо в зеркале, чемодан в чемодане.
ДОСТИЖЕНИЕ — (цели) — берег реки, яркие цвета, застрелить кого-то, плыть под парусом на лодке с попутным ветром.
ДРУЖБА, ДРУЗЬЯ — идти, сидеть на песке (встреча со старым другом), штопать (новый друг), рождество справлять (искренность друзей), ощущение ожога (к новой дружбе), красивые глаза (верность), собака, свивать веревку, белые перья, подушка (новый друг), статуя ожила (возврат друга), совет получить (радость от друзей).
ЖЕНИТЬБА, ЗАМУЖЕСТВО - (богатое) земля, покрытая зеленым мхом; гнездо, разбить зеркальце (для девицы), плуг, стройные ляжки (удачно), снимать квартиру, крокодил (богатый жених), жбан (обручение); (счастливое замужество) — видеть отца и мать вместе, вальсировать, ловить раков, поймать рыбу (для женщины — богатое замужество), богатые подарки (скорое замужество), имущество наследовать (к обручению), сметана, сливки (для влюбленных скорая свадьба).
ЗАВЕРШЕНИЕ (дел) — плыть на плоту по реке, старая шапка, ехать одному в такси, похороны, быть на балконе, умереть, горло перерезано, карликовые животные, противник препятствует.
ЗДОРОВЬЕ — женщина с длинными, красивыми волосами, длинная веревка (долгая жизнь), завещание составлять (долгая жизнь), откапывать клад, есть грибы (долгая жизнь), свой день рождения справлять, молодым быть, кашлять.
ЗНАКОМСТВО — бабочка, коровий иль конский хвост, знакомая, красивая мелодия, (нежданная встреча) — старая метла, в тебя стреляют (гость издалека); новое знакомство — букет, альбом, выкапывать что-либо, доить (к знакомству с выгодой), озябнуть.
ИЗОБИЛИЕ — большой рот, много рук, видеть стадо коров в поле, коса.
ИМУЩЕСТВО (приобретения) — каменоломня, обнова, пальто.
ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ — кожа шелковистая на ощупь, удар грома, плавать в море, фонтан, источники бьющие высоко и чистой водой, мыться, тереться снегом, красивый вид, пить из родника, красота любая, падающая звезда прямо к спящему, выбить окно и выйти наружу, звездное яркое небо, замок видеть, садиться верхом, красивая девушка (диво), фея, вбивать гвоздь, сор, мусор, щетку использовать, колосья видеть, самолет.
ЛЮБОВНАЯ СВЯЗЬ — чужой гладкий лоб, морщины (популярность у другого пола), видеть, как доят корову, козу (новая связь), гулять по лесу (влюбиться), яркое оперение, выкапывать что-либо (овладеть любимым), снимать квартиру, покупать чемодан, иль получить в подарок (новая связь), портной снимает мерку (тебя полюбят).
ЛЮБОВНОЕ СВИДАНИЕ — снег, юбку надевать, васильки.
ЛЮБОВНЫЕ УТЕХИ -- изобилие еды, чемодан с подарками (для женщины), варенье есть, сани, уезжать, стоять в нише, большие руки.
ЛЮБОВЬ — ветка винограда, полная луна, открытые двери, длинные ресницы (счастье в любви), танцующая девушка, голые ступни (новая любовь), яркие звезды, длинная карнавальная процессия или демонстрация, синяк на шее или руке (успех в любви), очень красивые пальцы, брызнуть водой на голову (страсть), дождик промочил голову (страстная любовь), красный цвет, хватать за нос (успех в любви), заразиться болезнью во сне, быть художником (крепкая любовь), бриллианты найти (взаимная любовь), кошелек с деньгами найти, раскаленные угли (сердечная любовь), пергамент (счастливая любовь), помидоры (тайная).
НАДЕЖДА — зеленый цвет, дочь видеть (для матери), пароход, невесту видеть (надежда в делах), видеть святого, шить, видеть гвозди, стрелять из лука, белая стена, статуя ожила во сне.
НАСЛЕДСТВО — глина, неясные шумы, очень большие глаза, лишний палец, шея, плащ, преследует бычок, теленок, корова преследует, видеть урода, убивать гуся, ангелы (нежданное наследство), распиленный ствол дерева (чурбаны), свозить сор, мусор, шкаф, лавровое дерево (наследство через жену), морское путешествие невесть куда.
НЕЖДАННАЯ ПОМОЩЬ — осень не в сезон, хорошо обставленная комната, спать в кровати на улице, снаружи дома, красивая женщина, множество следов.
НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ — высокий спокойный прилив, угол снаружи дома.
ПЕРЕМЕНЫ К ЛУЧШЕМУ - родник видеть (необыкновенные перемены), восход, закат, воскресенье в иной день, слепой дождик, изба, глаза без лица иль лиц, странные глаза, лица без туловища, в зеркале лицо незнакомое, быть в карнавальном костюме иль видеть (к переменам необыкновенным), казнь видеть, присутствуя, на корабле плыть, указывать, тыкать пальцем, пояс надевать, смерть видеть с косой, золу, сундук укладывать, утюг увидеть, читать, попасть на операцию, хищные птицы, кирпичи, духи нюхать, трубу слышать.
ПОДАРОК — серьги, тулуп, коза, щенок, аист, землянику видеть, находка во сне, крошки, которые клюют птицы, скворец (богатый подарок), железо, елка.
ПОКРОВИТЕЛЬСТВО — квадрат, лучи света в небе, распухший нос, гробницу видеть, ехать на льве, большая собака, генерал, павлин, дракон нападает, рыцарь, медаль, приятный запах.
ПРЕДАННОСТЬ, ВЕРНОСТЬ - красивое ухо, белая крыса, тебе изменили.
ПРИБЫЛЬ — чистая кухня, юрта, бакенбарды, зеленое дерево, волосы на груди, толстый живот, мука, белый рак, полное ведро, сметана иль сливки, хлеб свежий, солома, брюки, чистить платье щеткой, жена ласкает, новая шляпа, хлебное поле, гусей видеть, атлас (материал) щупать и покупать, платить по счетам, сеять, рисовать (прибыль от пустяшного, нежданного дела).
ПРИЗНАНИЕ, СЛАВА, ИЗВЕСТНОСТЬ - яркое жаркое солнце, бесстыдство, попасть в дурдом, ожог ноги, белый бык, буйвол поднял на рога, быть на приеме у генерала, голый, полураздетый на улице (если нет неприятных ощущений), дочь свою видеть (для отца), полосовое железо, присоединиться к стройному пению, герб, шар, мать видеть, стыд ощущать.
ПУТЕШЕСТВИЕ, ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА - амфитеатр (долгое, за границу), плот, веревка, чемодан тебе принесли, вязать, большая прозрачная волна, быть на берегу моря или реки, быть одному в кино, длинные волосы, носки, чулки, большой рак (отъезд надолго), самому называть свое имя во сне, карта географическая, быть казненным, стреляешь в кого-то — дальний путь.
РАДОСТЬ — пожар, печь развалилась, угли, умыться, небо в огненных тучах, чистый двор, рождество, быть водой, красивое дитяти, слезы, старушка, бабочка порхает, жук, нищего видеть, свое завещание, абрикос (для женщины), знамя, детские следы, высокая труба с дымом (нежданные радости); березу видеть, есть хлеб, яхта, цветы (букет или один цветок), сани, считать, тебя убили, чужой день рождения справлять.
СВАДЬБА — похороны, белая лошадь, лошадь зашла в дом, корыто, обруч.
СЕМЬЯ — (счастье в доме) — жир, быть обокраденным, гнездо с яйцами, грабли, кастрюля на огне, вычищенная кастрюля, быть арестованным и помещенным в тюрьму, очень живописный благоустроенный вид (красивая жена и дети).
СЛУЖБА (ВОЗВЫШЕНИЕ) - другие едят, а ты смотришь; подниматься вверх, по лестнице; подать милостыню, будить кого-то, быть арестованным.

СЧАСТЬЕ — несчастье ощущать, любовь к спящему во сне (благодать), пить чистую холодную воду, умыться, идиота видеть, роса, фонтан прозрачного вина или воды, летать, деревню видеть, небо в огненных тучах, ровная широкая дорога, много звезд, лучи света в небе, войти в замок (нежданное счастье), молиться в церкви, быть в белом, отец говорит с тобой (скорое счастье), женская грудь, подкидыш, летать в небесах (не для больных), Богоматерь (счастливое событие), разбить печной горшок, кипяток пить (обжигающий), зажигать лампу, подкову видеть, найти; сено (непредвиденное счастье), мед (большое счастье), шишки (нежданное), запечатывать конверт и слышать стук (счастье через опасности).
ТОРЖЕСТВО, ПОБЕДА — ярко освещенная комната, запрячь жеребца, видеть барана, стоять на крыше, здоровые крепкие ноги.
УДАЧА — видеть молодую вдову, дворец, странную комнату, знакомого врага, церковь видеть, яркий свет, попасть в западню (удача в намеченном), новые сапоги (в делах), весна раньше времени, рубашка, большая толстая голова, чистые белые зубы, горло не в порядке, задницу видеть свою или чужую, задохнуться, ногиХкрепкие, стройные), детский карнавальный костюм (особое везение), видеть во сне урода, короля, королеву, царя, царицу при церемонном обращении с ними, видеть живую рыбу в воде, себя безумным видеть (в новом предприятии удача), белый занавес (удача в творческом), задавать вопросы, видеть ядовитые грибы (счастливый случай), быть пойманным в краже, смотреть на отплытие (в любви, в деньгах удача), слышать флейту (верная удача).
УСПЕХ — весна раньше времени, бить собственных детей, въехать на гору или влезть, открытый гроб, войти в большой город, гулять в саду цветущем, ванна, полная воды, двери распахиваются, и ты проходишь, усталость ощущать, светлое небо, лежать в кровати, эшафот, повешенным быть, чем выше, тем выше слава и успех, густые брови, получить в задницу пинок, старое пальто, свинья, радоваться в одиночку, утоленная жажда, зажженная лампа, стрелять, убить врага, тебе отрубили голову (верный успех), кашлять, греться у печи, что-то само открывается (коробка, дверь...), много яиц, борщ есть, перелезть стену, идти по верху стены, фрукты рвать с дерева (долгий успех), много трупов и нет неприятного чувства (успех в нежданном месте), плавать, лук чистить (в трудном деле успех), паук ползает по стене (успех в сокровенном), орла видеть, тебя пнули, поймать большую рыбу, нажимать кнопку, мел видеть иль пользовать, ярко горящая свеча, женские следы (успех в новом деле), собственные следы (успех в собственном деле), зажженная во сне свеча (успех в безнадежном деле), жатва хлеба, найти что-либо, приход корабля, цветущее дерево.
УСТРОЙСТВО ДЕЛ — голод чувствовать, видеть, как пекут хлеб, закрыть коробку, корзину, кататься на коньках и поджигать чего-нибудь.

СЛОВАРЬ
ОДИННАДЦАТИ СЧАСТЛИВЫХ СНОВ
ПО СЕМИ ПРИЗНАКАМ СОННОЙ СЦЕНЫ
1. БЛАГОДАТЬ -
исполнение желаний, счастье, радость
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Плавать в море. Видеть росу, ручей, фонтан, красивый вид, парк, солнечный день, огненные тучи или лучи света в небе, облака в закатном солнце, звездное небо, свет маяка в море, пожар, падающую звезду. Умываться или пить чистую холодную воду. Натираться снегом. Слышать сильный удар грома.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть базар, деревню, чистый двор, замок, горящий дом, монастырь, храм. Войти в город. Спать на кровати вне дома. Праздновать Рождество, Новый Год не вовремя. Молиться в церкви. Выбить окно и выйти. Спускаться в погреб. Быть на крыше с кем-то другого пола.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть очень ясный сон, свой лоб в морщинах, детские руки, горб, женскую грудь, перчатки. Снять шапку. Быть полураздетым или бродягой. Утолить жажду. Летать в небесах, если здоров. Быть взбешенным, влюбленным, любимым, в несчастье, слезах. Улыбаться. Чувствовать шелковистую на ощупь кожу, сладкий вкус, красоту чего-либо. Чихать. Слышать стук, флейту. Лизать что-либо.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть араба, грудное или красивое дитя, идиота, кузнеца или кузницы, нищего, подкидыша, священника, старушку, порхающую бабочку. Говорить с отцом. Целовать детей. Смерть сына. Садиться на лошадь.
5. Предметы, утварь
Видеть много бочек, свое завещание, знамя, икону, на огне кастрюлю, коробочку, крестик, круг, мебель, расплавленное олово, летающие перья, стол, сено, детские следы, сор, угли, якорь над водой. Найти гвоздь. Горшок разбить. Пахать плугом. Орудовать граблями. Запечатывать конверт. Найти подкову. Щупать тонкое полотно. Порог переступать.
6. Еда и питье. Растения
Видеть масло, молоко, мед, хлеб, фруктовое дерево с плодами, березу, виноградник, колосья, кувшинки на воде, плоды (если не ешь) на банкете, оливу, цветы, лилии, еловые шишки. Есть хлеб, булки, абрикосы. Рвать фрукты.
7. Действия.
Видеть пищу, драку, смерть, самолет, падающую к тебе звезду. Уезжать. Плыть в лодке под парусом по ветру, на яхте. Пить кипяток. Быть убитым, умирающим. Считать. Запечатывать письмо, конверт. Сажать. Измена тебе. Чужой день рождения.
2. ПРИБЫЛЬ, ВЫГОДА, ДЕНЬГИ, БОГАТСТВО, НАСЛЕДСТВО, ВЫИГРЫШ
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть грудь в лилиях, капель, чистую лужу, глину, песок, каменоломню, снежную белизну или снег на деревьях, пшеничное или просяное поле, новую луну, солнце с проходящей тучкой, гнилое болото, зеленый цвет или зелень, огонь в печи. Быть среди воды, в могиле, в ярко освещенной комнате. Плыть по реке. Получить землю. Разбивать или тесать камни. Рубить лес. Зима не в сезон. Темная ночь.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия Видеть амбар, гнездо с птенцами, колодец с ведром, чистую кухню, парад, юрту, говно. Жить в замке. Подниматься вверх на лифте. Упасть в отхожее место. Выбирать покупки в магазине тщательно.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть бакенбарды, растущие бороду или волосы на ногах, брови, глаза косые или очень большие, нос большой или распухший, рот свой или большой чей-то, наполненные зерном уши, челюсти, ячмень на глазу, бедра широкие, бородавки на своих руках, горб, женскую грудь, толстый живот, кожу на теле в язвах или парше, вдруг выросшие ногти, оспу, лишний палец, перхоть, волосатые руки, ссадины или лишаи на теле, брюки, обнову, пальто, плащ, тулуп, шаровары, шляпу, серьги. Слышать смех детей, капель. Иметь башмаки с блеском. Испытывать гнев на знакомого. Чувствовать как свело шею. Ожечь руку. Полнеть. Вставлять зубы. Надевать носки, чулки, перчатки. Ощущать зуд.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть девушку, косаря, счастливых людей, перевозчика, покровителя, урода, белого быка или буйвола, козу, льва или труп льва, медведя (танцующего), свинью, стадо, зад животного или кишки, щенка, блох, клопов, вшей, муравьев, пчел, как паук плетет паутину, аиста, гусей, как куры зерно клюют, птиц летящих, скворца, рыбу тухлую, ангелов, дракона, деда Мороза и Снегурочку, жонглера, себя вместе с бесом. Целовать незнакомку. Посещать бордель. Быть преследуемым теленком или коровой. Убивать гусей.
5. Предметы, утварь
Видеть бочку полную или с номером, полное ведро, деньги серебряные, бревна распиленные или чурки, железо, кол, косу или косаря, кувшин полный, кучу навозную, старинное оружие, полный сундук, шкаф, угли. Покупать ковер, материю (щупать). Учить буквы. Нырять за кладом. Раздавать деньги, дарить подарки. Прописывать (давать) лекарство. Свозить сор. Зажигать спички. Получить титул. Портрет рисовать или купить. Пришивать пуговицы. Работать топором. Щеткой чистить платье.
6. Еда и питье. Растения
Видеть тухлую рыбу, лепешки, муку, селедку, сметану или сливки, соль, сыр, свежий хлеб, дерево, дуб, ель, землянику, лавровое дерево, зеленые листья, морковь, огурцы, хлеб на поле, как птицы крошки клюют. Варить кисель. Собирать грибы. Сажать дерево. Есть капусту, хлеб.
7. Действия
Видеть отплытие корабля, капель. Быть оперированным, запачканным кровью, похороненным, бедным, ласкаемым женой. Совершать морское путешествие. Глотать. Оперировать кого-то. Плавать. Платить за покупку. Подметать. Рисовать. Сеять. Танцевать одному. Просить и получать милостыню.
3. ИНТИМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ (любовь, секс, замужество, женитьба)
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть красивый и глубокий пруд или источник, землю в зелени или покрытую мхом или ухоженную, снег, солнце, яркие звезды, полную луну. Брызги на голову или в лицо. Намочить голову под дождем. Гулять по лесу.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть беседку, гнездо (с яйцами), открытые двери, красивая дорожка или аллея, клетку с птицами, похороны, карнавальное шествие, демонстрацию. Быть на крыше с лицом другого пола, в пещере. Подвергнуться аресту и заключению в тюрьму. Стоять в нише.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть красиво очерченные губы, красивые глаза, гладкий лоб, бледные щеки, морщины, длинные ресницы, стройные ляжки, красивые пальцы, правую руку, много рук, синяк на шее или руках, голые ступни, свое тело, женские туфли, кольцо, ленту. Бриться. Выбывать зубы. Чесать кудри. Хватать за нос или быть схваченным. Накладывать макияж или грим. Получить браслет. Носить венок. Сплетать ленты. Купить перстень. Быть обкраденным. Надевать юбку. Чувствовать ненависть к другому полу. Слышать пение птиц.
4. Люди- Живые и сказочные существа
Видеть вора (женщине), танцующую девушку, отца и мать (девушке), крокодила, лошадь белую или в доме, белого медведя, бабочку, ласточку или соловья, ярко оперенную птицу. Целовать мертвеца. Быть изнасилованной (женщине). Быть художником. Снимать мерку у портного. Есть медвежатину. Ловить раков.
5. Предметы, утварь
Видеть гипс, раскаленное железо, жбан, корыто, обруч, кристалл, пергамент, плуг, снежную бабу, раскаленные угли, цепочку, чемодан с подарками. Найти бриллианты, кошелек с деньгами. Получить букет, богатые подарки (женщине). Обрабатывать доски в комнате. Наследовать имущество. Зажигать лампу.
6. Еда и питье. Растения
Видеть сметану или сливки, жир, сало, васильки, ветку винограда, зеленые листья, огурцы, помидоры, белые цветы. Есть варенье, много земляники. Гулять по лесу.
7. Действия
Видеть отплытие корабля, смерть чью-то. Вальсировать. Выкапывать что-то. Снимать квартиру. Заразиться болезнью. Получить рану. Покупать духи.
4. ПЕРЕМЕНА МЕСТА
(путешествие, поездка, смена местожительства).
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть волны, пруд в ряске, реку, зелень или зеленый цвет. Быть на берегу реки. Идти берегом моря. Упасть в грязь.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия Видеть гостиницу. Быть в амфитеатре. Красить дом.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть обувь, чулки, носки, длинные волосы. Надевать башмаки. Слышать шум воды.
4. Люди. Живые и сказочные существа Видеть летучую мышь в комнате, рака, омара.
5. Предметы, утварь
Видеть веревку, карту географическую, полотно, чемодан. Называть вслух свое имя. Принимать лекарство.
6. Еда и питье. Растения Видеть арбуз, шампанское.
7. Действия
Видеть пароход, плот, как с тобой прощаются. Летать по воздуху. Петь басом. Вязать. Принимать капли. Дом красить. Стирать в машине. Стрелять в кого-то. Подвергать казни. Смотреть кино одному.
5. ВАЖНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ, ПРИЯТНЫЕ НЕОЖИДАННОСТИ, ВЕЗЕНИЕ, УДАЧА
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть ключ или родник, слепой дождик, ручей, вихрь крутящий, сгустившийся образ из воздуха, пургу, поле, придорожный камень, восход, закат, полную луну или в воде, преисподнюю, яркий не синий свет или цвет. Плыть на пароходе, корабле. Слышать гром.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть много башен в городе, дворец, здание, избу, новую дорогу, странную кровать, воскресенье в другой день, странную или ярко освещенную комнату, красивую картину на стене, новую тропу, церковь.
Выйти из бани. Быть на выставке, на скачках или бегах, или гонках.
Снимать квартиру. Лежать в кровати одному. Попасть в ловушку, в западню. Рвать цветы. Войти в замок.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть красивую голову, чистые белые зубы, задницу, ноги, новые башмаки, новый или отлетевший каблук, необычную обувь, изумруд, карнавальный или детский карнавальный костюм, чистую рубашку, колокол. Указывать пальцем. Купить или починить башмаки. Надевать платье. Подпоясываться. Потерять перчатки. Слышать стук, звук трубы. Духи нюхать. Быть в слезах. Чувство опасности. Задохнуться.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть артиста, молодую вдову, врага из знакомых, девушку, дитя (не младенца), много трупов без противности, урода, индейца, отца и мать вместе или мать в здравии, мужчину, карликовых животных, барана, индейку, ловчую птицу, себя безумным, феникса, фею, ползущего по стене паучка, рыбу в струящейся воде. Говорить с отцом. Быть вдовой. Встретить врача в обществе. Девушку целовать. Обращаться церемонно с монархами. Убить крысу, комара.
5. Предметы, утварь
Видеть алмаз, цветную афишу, библию, будильник, занавес (особенно белый), незнакомое лицо в зеркале, золу, головной платок, картину, кирпичи, крест, наперсток, нуль, нечто полное, зажженную или ярко горящую свечу, сено, следы собственные или женские или разнообразные, спираль, трубу высокую с дымом, фонарь, часы. Читать дату. Ковать железо. Называть вслух свое имя. Найти клад. Косить. Лежать на носилках. Получать пакет. Покупать часы. Упаковывать сундук. Свернуть за угол.
6. Еда и питье. Растения
Видеть апельсин, ядовитые грибы, еловые шишки. Есть колбасу, раков. Пить спиртное с кем-нибудь, чай. Собирать землянику.


7. Действия
Видеть приход корабля, чью-то смерть, казнь, катафалк, сани, виселицу. Обходить что-либо. Плыть на корабле. Управлять самолетом. Взбеситься. Нырять или прыгать с высоты. Принимать капли. Красить в голубое или дом. Влезть наверх. Оперировать или подвергнуться операции. Читать. Платить за покупку. Умирать. Подвергаться аресту, избиению. Ссориться с незнакомцем. Драться, Уезжать. Карабкаться вверх. Попасться на краже. Получить пинок. Стрелять. Убить врага. Попасть в западню. Спрашивать.

6. ЖЕЛАННЫЙ ГОСТЬ, УДАЧНЫЙ ВИЗИТ, ВСТРЕЧА, ОБЩЕНИЕ С ПРИЯТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть синюю (голубую) воду, текущий по комнате светлый
ручей, огоньки. Осень не в сезон. Гулять по лесу. Идти по песку или
на нем сидеть.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть вокзал, большую залу, красивую кухню, площадь, горящие двери. Быть одному в кино.-мести в доме. Прогуливаться по улице.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть нарыв, ступни странного вида, шарф, шапку. Покупать башмаки. Ощутить ожог. Чувствовать озноб или зябкость. Переживать смерть. Слушать красивую мелодию.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть рабочего, покойника не в гробу, старика, учредителя, белку, медведя, собаку, бабочку, много мух, паука, таракана, глисты, птицу, курицу или много кур, ловлю рыбы, смерть с косой. Говорить с каменщиком. Жарить гуся. Получить сообщение от ангелов.
5. Предметы, утварь
Видеть альбом, букет, свое лицо в зеркале, котел, полный кувшин, старую метлу, очки, белые перья, печать, частый гребень, подушку, стул, цепочку, чашки, чемодан в чемодане, хвост коровий или конский. Свивать веревку. Смотреть или листать книгу. Рисовать портрет. Купить чемодан.
6. Еда и питье. Растения
Видеть одно-два яйца, васильки. Пироги есть. Получить виноград в дар.
7. Действия
Видеть плач чей-то, доение животных. Быть под обстрелом, раненным, в дружбе с кем-то. Украсть велосипед. Штопать что-либо. Гулять по улице. Ехать верхом. Садиться или ехать в поезде. Красить в красное. Лепить. Получить совет. Доить. Прощаться с неизвестным.
7. ЗАЩИТА, ПОКРОВИТЕЛЬСТВО, БЛАГОПРИЯТСТВИЕ, ПОМОЩЬ, СОДЕЙСТВИЕ
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть чистый и прохладный воздух, ровный или на море сильный
ветер, табачный дым от множества курящих, лучи света в небе. Осень
не в сезон.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия Видеть гробницу.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть большой нос, много ушей или красивое ухо, добротные сапоги. Распускать косу. Получить бриллиант, пинок. Быть мертвым, печальным. Чувствовать приятный запах. Щупать теплое шероховатое.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть генерала, кучу гусениц, павлина, рыцаря. Ехать на льве. Подвергаться нападению собаки, дракона.
5. Предметы, утварь
Видеть много драгоценных камней, квадрат, медаль, медь, латунь, подушку, всякие следы. Стрелять из лука. Работать лопатой. Получить наследство. Найти пуговицу.
6. Еда и питье. Растения Нюхать цветы.
7. Действия
Легко танцевать. Получить пинок. Умереть.
8. ДОЛГОЛЕТЬЕ, ЗДОРОВЬЕ, ИСЦЕЛЕНИЕ
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть ясную ночь, красный цвет. Взбираться на гору.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть кладбище, камни на могилах. Быть покойником на похоронах. Читать надписи.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть снятую голову, чистые белые зубы, бледные щеки, себя больным или безумным. Чувствовать тошноту, холод, боль в животе. Быть молодым. Кашлять.

4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть женщину с длинными красивыми волосами, веселых людей, милиционера с визитом к тебе, стариков, разноцветных рыб.
5. Предметы, утварь
Видеть длинную веревку, белый воск.' Работать граблями. Составлять завещание. Откопать клад. Переступить порог.
6. Еда и питье. Растения Есть грибы, огурцы. Пить квас.
7. Действия \ Видеть свой день рождения. Не поймать кого-то.
9. ВОЗВЫШЕНИЕ, НАГРАДА, ПОЧЕТ, СЛАВА
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть солнце, белый цвет.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть незнакомый городок, эшафот, шалаш, ярко освещенную комнату. Быть помещенным в больницу, судимым в суде. Подниматься по лестнице в здание.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть густые брови, новые башмаки, снятую голову. Вцепиться ногтями во что-то. Надевать на палец бриллиант. Оказаться раздетым в публичном месте. Ожечь ногу. Обнаружить, что шея стала толще. Чувствовать бесстыдство, стыд, любовь к кому-то.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть мать, льва, слона, павлина, ловчих птиц, ангелов, фокусника с фокусами. Быть на приеме у генерала, поднятым на рога белым быком. Подать милостыню нищему. Запрягать жеребца. Слышать лай собаки. Победить беса.
5. Предметы, утварь
Видеть герб, долото, полосовое железо, котел, камин горящий, пятна на белье, этажерку. Поднимать камень. Идти по ковру. Переступить порог. Повесить портрет.
6. Еда и питье. Растения Видеть трапезу. Сидеть на дереве.
7. Действия
Видеть осуществление приговора, взрыв. Понести наказание. Громко орать. Будить кого-либо. Читать стихи, присоединиться к пению. Участвовать в кино.

10. БЛАГИЕ ВЕСТИ, ОБЕЩАНИЯ, НАДЕЖДЫ, ВОЗМОЖНОСТИ
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть ветерок, много дыма вдали, снег на горах, могилу, зарю, восход, вспышки света, молнию, зелень или зеленый цвет, одну или две одиноких ясных звезды, радугу, прилив высокий, равнину. Смотреть на море. Сидеть на камнях. Идти по снегу. Ощутить ожог. Лето не в сезон.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия Видеть небо сквозь провал крыши, развалившуюся печку,
рождественскую елку, толпу или демонстрацию, множество людей. Быть в поезде. Посетить больницу. Встречать или провожать кого-то. Лежать на кровати с незнакомцем другого пола. Сидеть на камнях.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть глаза странные или без лица, ухо отчетливое или необычное, карнавальный костюм. Встать в белье с постели. Слышать выстрел, отчетливый голос, громкие звуки, команду, лай, музыку, шаги, смех детей, кваканье лягушек, как курлычат журавли, игру на музыкальных инструментах, стройное пение. Испытывать гнев на незнакомца.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть дочь (для матери), невесту, монаха, радостным друга. рабочего, святого, священника, толпу, очень красивую женщину, ло шадь, ласточку, летающего попугая, соловья, смерть с косой, ангел; над домом. Быть адвокатом.
5. Предметы, утварь
Видеть денежную купюру, билет, буквы, бутылку странно! формы, газету, гвоздь, свое лицо в зеркале, неоткрытый конверт портрет семейный или друзей, нечто полное, пятна, белую стену, тарелку угол снаружи дома. Читать книгу. Получать имущество. Слышать бе: зова свое имя. Лить пули. Получать подарок, много писем. Покупат! игрушки.
6. Еда и питье. Растения
Видеть бисквит, блины, печенье, свежий хлеб, зеленую траву Сидеть под деревом.
7. Действия
Видеть хирургическую операцию, дом в огне, чью-то смерть Плыть на пароходе. Выкапывать что-то. Красить в зеленый цвет. Шить Раздеваться. Подвергаться нападению.


11. УСПЕХ В ДЕЛАХ
/. Вода, земля, времена года, воздух, небо, свет и цвет Видеть прибой, берег реки. Пить из источника, колодца. Рыть
мягкую землю. Взобраться на гору. Весна раньше времени. Выйти из
темноты к свету.
2. Строения, сооружения, помещения, мероприятия
Видеть распахнувшиеся двери, открытый гроб, хорошо обставленную комнату, полную ванну, железную дорогу. Быть на балконе, на крыше. Гулять в саду. Быть медиком. Спать на кровати вне дома. Находиться в гробу.
3. Голова, тело, одежда, обувь, украшения.
Состояние, ощущение, самочувствие
Видеть старую шапку, старое пальто, перерезанное горло. Подравнивать бороду. Получить пинок в зад. У печи греться. Чувствовать тошноту, голод, усталость. Потеть. Кашлять.
4. Люди. Живые и сказочные существа
Видеть себя безумным, свинью, орла, рыбу живую в воде. Бить детей. Дать отпор великану. Противодействие врага. Поймать рыбу. Дружить с привидением.
5. Предметы, утварь
Видеть ключи, свои следы, утюг, фотопленку, снимки, быстро крутящееся колесо, следы собственные или женские, номера или числа, мел, мусор, кол. Порвать бумагу или поставить кляксу. Вбивать гвоздь. Нажать кнопку. Вбивать кол. Закрывать корзину. Пуговицы застегивать. Идти поверх или перелезть стену. Развязывать узел.
6. Еда и питье. Растения
Видеть выпечку хлеба, много яиц, фруктовое дерево или цветущее, плоды на дереве, жатву хлеба. Есть борщ, булки. Рвать фрукты. Чисть лук.
7. Действия
Видеть приход корабля, само открывающееся. Ехать верхом, в такси одному. Плыть на плоту. Нырять или прыгать с высоты. Плавать. Пить чистую воду. Держать речь. Подниматься по трапу. Карабкаться вверх. Лететь на самолете. Быть в изобилии, поправленным кем-либо, повешенным. Гладить. Найти что-либо. Поджигать. Застрелить. Поздравлять. Подвергнуться отсечению головы. Умереть. Услышать приговор. Бракосочетание.
ЗАКАЗ СЧАСТЛИВОГО СНОВИДЕНИЯ
Древние по-разному заказывали себе сны: засыпали у статуи Божества античные греки в надежде, что Божество их просветит во сне, дарует исцеление или спасение в беде; возжигали свечи в кумирне древние китайцы (да и современные) и просили указующего сна... Я предлагаю сочинять и заказывать Вещие Счастливые сны напрямую под избранное желание. Загадаем желание и поглядим по Соннику, Что Нам Должно присниться, чтобы это желание сбылось. Для Благополучия, например, надо чтобы во сне нам снился монастырь, храм, чтобы мы плыли по реке, а вдали колосилось пшеничное поле. Чтобы на пастбище паслось стадо коров... мы можем в таком сне, предвещающем Благополучие, входить в большой город, быть при этом бродягой, перешагивать через лужу с чистой водой, заметить муравьев, увидеть огонь в печи, надеть перчатки, встретить священника... у нас могут вырасти крылья и мы увидим, взлетев, молчащего ангела, проголодавшись, спящий может есть свежие булки с маслом, молиться Богу, учить буквы и запечатывать конверт...
Чтобы вещий счастливый сон обещал Богатство должно нам сниться гнилое болото, песок, большой амбар, на небе новый месяц, снежная белизна... у нас самих может на глазах расти борода, полнеть тело (но не очень сильно), увеличиться нос в размерах, на руках появятся ожоги, перхоть в волосах, на коже — парша и опухоли... мы сами в таком сне о будущем богатстве можем сажать деревья, подметать, просить милостыню и получать ее...
В словаре "Счастливых Снов" против каждого желанного нам события или чувства перечислено все то, что в вещем сне предрекает это, Желанное. Скажем, хочет человек счастливой любви или неожиданной романтической встречи, открываем словарь и находим, что должно присниться к Счастливой Любви и Романтике Знакомств. Как я уже писал, из перечисленных образов, фигур, действий теперь надо сочинить, составить сам сон. По мере сил и воображения представьте себе и географию такого сновидения, расположите себя внутри или снаружи действия, расставьте предметы, живых существ, если они нужны и дайте всем им роли (включая себя), наконец, закажите ощущения... и пусть сонная греза мысленно начнет исполняться у вас перед глазами. Крутите это придуманное сновидение в голове один, другой раз, третий перед засыпанием — глядишь и причудится, приснится по-настоящему. А если приснится — сбудется желание. Ведь сон был придуман и составлен именно как Вещий!
Такое сочинение, если хотите, дизайн интерьера, сюжета Вещего Сна, исполняющего (обещающего исполнение) нашего желания, правда, лишь первая ступень к тому, чтобы воспользоваться Вещим Сном для управления Судьбой, для осуществления в ней наших желаний. Хорошо бы, конечно, не просто сложить картину, а как-то "покруче" его завернуть, как это мастерски делает сам Гипнос. Чтобы наш заказ на вещее сновидение дошел и был рассмотрен в снотворческой канцелярии, и решили бы там, откуда ниспосылают нам грезы, — наше прошение удовлетворить!
Задача составления таких прошений — заклинаний на счастливый вещий сон противоположна толкованию снов. Теперь мы сами должны из рассыпанных образов, составить зашифрованную грезу в виде стиха-молитвы или картины на полотне, в виде телевизионного клипа... Так составить, чтобы стоило этот стих прочитать, вглядеться пристально в нарисованную картину — прошение или видеоклип и... сон, исполняющий наше желание, на нас снизойдет...
Так родилась идея "Творчества Счастливых Снов", в которой главной движущей письмоводительской силой, доставляющей наше прошение о сне счастья, стала магия и сила нашего Творчества, поэзии или живописи. В таких заклинаниях-прошениях о вещем сне стихам и картинам возвращается их изначальная волшебная суть. В таком стихе, составленном из слов-образов счастливого вещего сна, содержится магическая формула этого желанного сновидения, а сила заклинания определится мощью стиха, его красотой и гибкой непринужденностью броского выверта, как в знаменитых японских трехстишиях Дзен-Буддизма — Хайку. То же и в картинах — московские художники рисовали прямо по спискам образов счастливых Вещих Снов, выбирая из этих списков, порой, всего лишь один образ, скажем, Цветущее Дерево. Однако в этих картинах соблюдены были некоторые заклинательные черты, такие как: отсутствие теней, черных линий, коричневых или темно-синих, серых красок... Одним словом всего того, что по Соннику не может присутствовать в Счастливом Сновиденье.
"Творчество Счастливых Снов" породило новое направление в живописи, возвращая картинам их древний магический смысл наскальных изображений с той разницей, правда, что в нашем случае всякая такая картина — это не заклинание на счастливую охоту, а прошение о счастливом вещем сне. Смягчились нравы и охота за зверем превратилась в охоту за судьбинским свершением. Новое направление выразилось в большом альбоме с тем же названием "Творчество Счастливых Снов", в котором каждая картина является прямым прошением о счастливом сне, обещающем исполнение нашего желания. Некоторые картины из этого альбома удивительно помогли разным людям: так одна девочка, обесчещенная обстоятельствами жизни и помышлявшая о самоубийстве, побыв некоторое время с цветущим деревом на стене, — вдруг пришла в себя. Это цветущее дерево — картина, просящая об успехе, помогла ей, по призванию и профессии киноактрисе.
Чтобы понять эту силу и магию, содержащуюся в изображении, я расскажу одну коротенькую историю, случившуюся во время подбора картин для выставки "Творчество Счастливых Снов". Художница, чьи картины я просматривал, довольно горячо стала допытываться, в чем же эта самая магия заключена в картине, в ответ на мое замечание, что она и современные художники, мол, позабыли, что всякое творчество, картина в основе своей — действие магическое... Среди ее картин был автопортрет с черной тенью на стене. Чтобы объяснить, я взял эту картину и сказал: "Чтобы понять эту магию, вот на этой картине, попробовали бы вы убрать эту тень на стене от вашего изображения. Стирая тень снаружи на картине, вы сразу почувствовали бы, что вытираете нечто внутри себя..." Она поняла. Мы разговорились и я стал объяснять ее картины, толкуя по соннику образы на картинах, ее состояние и положение дел в то время, когда она рисовала эти картины. Поразительный вышел разговор... Оказалось, если рассматривать изображение на картине, буквально, как изображение некоего сновидения и толковать эту грезу по соннику, — картина доподлинно рассказывала про душевное и жизненное состояние художника в момент сотворения изображения на холсте. Художница в картинах передавала свои роли, всю текущую пьесу своей судьбы... Наконец из всех картин я выбрал одну, на которой все предметы, знаки, фигуры замечательно соответствовали счастливому сну, обещающему успех и счастье, исполнение надежды... кроме отвратительных двух трухлявых камней на переднем плане... Я попросил убрать эти камни, замазать их, если не жал ко, и тогда картина годилась для выставки. Художница согласилась...
Прошло несколько дней. Развешивая картины на выставке в Художественной школе на Пречистенке, учителя и директор которой уступили нам бесплатно чудесные мраморные залы для показа картин, как они выразились "за идею" — я спросил у знакомого этой художницы, мол, где она и ее картина... И он рассказал удивительную историю. Знаете, — говорит, — что вышло? стала она замазывать эти камни и всю картину испортила, а сама заболела...
Увы, так грустно подтвердила себя магическая сущность нашего изобразительного творчества...
Замечательно, что набор образов из счастливых снов не терпел чужеродных включений, образов из сновидений недобрых. У одного художника на картине все замечательно складывалось для счастливого сна на счастливые вести, удачу, кроме некоего заборчика... Я указал на этот заборчик, мол, вот бы его убрать, а в остальном замечательно подходит картина. Художник захохотал. Дал, говорит, этот заборчик после, умственно, пририсовал через несколько месяцев, а сначала его и не было. И тут же заборчик замазал, подтвердив, что в то время, когда он пририсовал забор, как раз вышло какое-то препятствие в его делах...
Попробую теперь на примерах показать, как творить Прошения о вещих снах. Выберем в словаре Счастливых Грез то, что снится к Счастью, и составим из рассыпанных образов Стих — Прошение о Вещем сне, который предрекает будущее счастье. К счастью может сниться идиот, фонтан, моление в церкви, лучи света в небе, белая одежда... смотри в Словаре Счастливых Снов список образов против слова "Счастье". Я попросил замечательного поэта, своего друга, Владимира Бойкова сочинить это поэтическое заклинание на Вещий Сон, выбрав из списка образов те, что ему больше по душе.
В этой книге я приведу пример лишь немногих таких Прошений-Заклинаний Вещих Снов, исполняющих некоторые наши желания. Попробуйте их заучить и повторять на сон грядущий.
ПРОШЕНИЯ-ЗАКЛИНАНИЯ НА ВЕЩИЙ СОН, ОБЕЩАЮЩИЙ СЧАСТЬЕ
Нет ухода без возврата,
И подаянье — не утрата.
Помолясъ во храме Богу,
Выхожу я на дорогу.
Нахожу в одночасье
Подкидыша на Счастье.
Несу подкову
К деревенскому крову.
Подскакивает Дурачок:
За стеблем — пучок!
Попиваю горячий чай,
Разбиваю горшок невзначай –
Дурачка потешаю,
И в путь поспешаю.
От ближних удаляюсь,
К дальним приближаюсь.
Устаю от невидимых лямок.
Вдруг передо мной Замок.
Через порог шагаю,
Лампу зажигаю.

Гляжу — впереди
На женской груди
Письмецо прячется,
Да выпадает из платьица.
Письмецо подхватываю,
В конверт запечатываю.

Весь в белом — лечу
По светлому лучу
В огненных тучах
В царство света.
Правдивому нет запрета.

Эти стихи сочинил поэт Владимир Бойков.
Я выбрал себе последние пять строчек, часто повторяю на ночь и жду Сна.
А вот еще несколько Заклинаний на вещие сны, исполняющие желания, и на Признания, на Известность.
ДРЕВНЕРУССКИЕ ЗАКЛИНАНИЯ НА ВЕЩИЙ СОН
"Воскресенье с понедельником,
вторник со средой,
четверг с пятницей,
а тебе, суббота, дружки нет;
вот тебе хлеб-соль;
а мне дай ясный сон".
Заклинание читают, кладя себе в изголовье хлеб и соль.

"Ложусь, я, раб Божий (имярек),
спать на Сионских Горах,
во святой церкви,
кладу три ангела в головах:
одного подслушивать,
другого подглядывать,
третьего подсказывать.
Поведай, Микола милосливый,
зелье в потребу.
Во веки веков, аминь".
Этот текст произносят, чтобы увидеть во сне средство от болезни. Наиболее действенен он в Николин день.

ЗАКЛИНАНИЯ НА ВЕЩИЙ СОН
К ПРИЗНАНИЮ, ИЗВЕСТНОСТИ, СЛАВЕ

Белый бык
В сновиденье — прыг!
И тут же герб и шар
Мне подносит Генерал.

Я — безумен.
Стыд — невмочь!
Солнце жаркое на небе.
Возле — мать, а рядом дочь.

ЗАКЛИНАНИЕ ДЛЯ ВЕЩЕГО СНА
НА ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ (ЛЮБЫХ)

Ударил Гром —
Ожил Родник,
Скорее, в Замок к Фее,
Где Гвоздь забит, и всякий миг
Звезда катится мне в Ладонь,
И кожа — шелковеет.

Запомните эти стихи и читайте их на ночь, на сон Грядущий. Глядишь и отпущено будет из Провиденческой Конторы Вещее Сновидение. И сбудется наше желание, дневная мечта о признании, славе, деньгах или счастье... Вы можете сами попробовать сочинить Прошение-Заклятье на облюбованный сон. Используя словарь Счастливых Снов, определите свое желание и сочиняйте Прошение из тех слов, которые стоят против желаемой Грезы. Можно соединить, скажем, свадьбу и деньги; или преданность и любовь.
Однако в точности, как поступал я с картинами, отбирая их из уже готовых, если изображенное на холсте удовлетворяло списку образов счастливых снов, — так и среди уже готовых стихов великих поэтов всегда можно обнаружить такой, что удовлетворит вещий список и тем послужит для нас посланием-заклинанием на Счастливую Вещую Грезу. Это на исполнение надежд в личном:

Свирель запела на мосту,
И яблони в цвету.
И ангел поднял в высоту
Звезду зеленую одну,
И стало дивно на мосту
Смотреть в такую глубину,
В такую высоту.
Александр Блок

А вот другое стихотворение, могущее донесть наше прошение на вещий сон про будущую славу, новый поворот судьбы...

Я — внезапный излом.
Я — играющий гром.
Я — прозрачный ручей.
Я — для всех и ничей.
Вечно юный, как сон,
Сильный тем, что влюблен
И в себя, и в других.
Я — изысканный стих.

Константин Бальмонт

на Славу и Счастье:

Весенний день горяч и золот, —
Весь город солнцем ослеплен!
И снова — я; я снова молод!
Я снова весел и влюблен!

на Исполнение Желаний:

Полноструйный родник, полнозвучный,
Мой родной, мой природный родник
Вновь к тебе (ты не можешь наскучить)
Неотбрасываемо я приник...

Игорь Северянин

Я уверен, много чудесных заказов на вещее счастье найдется среди стихов уже написанных. А ведь можно и по-другому, посмотреть о чем, они, стихи? какой тоской подложены, какими смыслами, поглядев по соннику значения певучих слов, подобно тому как выбирая картины для выставки, я вдруг стал рассказывать художнице про ее настроения и заботы на то время, когда писала она ту или другую картину. Рассказывать просто, буквально, по соннику, толкуя изображение на холсте. И все эти толкования складывались удивительно верно, еще раз доказывая, что искусство — это состояние души, ее печаль и радость — отношение к судьбе и жизни. Образы яви искусство использует лишь как материал, чтобы передать каким чувством живу, чтобы обрисовать свою душу на холсте, в стихе и сновиденьи.
Если толковать эти образы стихов, картин, как знаки вещих сновидений — многое откроется и про стих и про поэта. Как с той художницей, приподымется завеса внешней сути изображенного, и выступит печаль иль радость самой души'в миг сотворения стиха или картины. Совсем новая появляется возможность художественного, снотолковательного осмысления произведений искусства — Снотолковательное Искусство-Ведение. Одной из граней этого будущего занятия, я думаю, станет осмысление творчества с точки зрения его заклинательной сути: доброй или злой. Подобно тому, как приведенные стихи замечательных поэтов могут служить Прошением-Заклинанием на счастливое вещее сновидение, так многие стихи могут Заклинать сны грозные, сны беды... Заклинать и призывать эту беду, предчувствуя грядущую грозу времен или личную погибель поэта... Внутреннее понимание власть придержащими этой роли искусства, пусть и бессознательное, приводило сквозь всю историю к запретам искусства: жгли еретические книги церковники, чтобы не смущали они умы людей; жгли фашисты книги упадочнические и вредные; уничтожали и запрещали советские вожди всякое искусство, "идущее вразрез с идеалами коммунизма", то есть вразрез с соцреализмом, который был заказом на счастливый коллективный сон... В искусстве всегда гнетущая власть пробовала оставить лишь для себя "полезные творения", в моем толковании — такие, которые несли бы в себе заклинание будущей удачи и успеха именно этой власти, этой идеологии...
Идея "Творчества счастливых снов" напоминает магические заклинания, при помощи которых вызывают, скажем, духов, или пробуют воздействовать на стихии. Внешне — это так. Внешне ПРОШЕНИЕ о Сне напоминает и обычную молитву, которая ведь тоже Прошение с заклинательным смыслом (вспомните псалмы Давида, Псалтырь). В какой-то мере существует и внутреннее сходство между магическими заклинаниями, молитвами и нашим Заклятьем Счастья. Ведь мы не знаем, откуда взялись многие формулы заклятий, не знаем мы и происхождения многих мантр (кроме их небесного или сонного происхождения). Псалтырь, сие нам известно, был сочинен царем Давидом (именно сочинен) и, я думаю, проще всего именно с Псалтырем и сравнивать наши Заклятья-Прошения о счастливом видении, исполняющем нашу дневную мечту, наше желание.
В чем сила Псалмов? Я думаю, прежде всего в их поэтичности (кроме искренности, веры и страсти в них вложенных) — именно в их поэтичности, то есть силе и мощи творческого исполнения. Сила творческого поэтического воздействия на нас, людей,— самоочевидна. Однако стоит припомнить ритуальную гимновую поэзию древних народов, из которой, в сущности, и родилась эпическая, а после светская и лирическая поэтика, — мы легко сообразим, что сила этого поэтического воздействия — универсальна. Так же как любого, настоящего творчества, будь то живопись (вспомните росписи церковные), скульптуры (с древнейших времен плясали некие племена вокруг золотого тельца или поклонялись сфинксу, быку, Зевсу, Афине...), не говорю о музыке, этом удивительном и безусловно божественном по происхождению нашем творчестве. Все дело лишь в том, Куда нацелено и Кому обращено Священное Одержание Музами. Если человеку, то мы — люди — откликаемся. Если Богу, Стихиям, Вышним силам — Они откликаются.
Искусство не отражает Жизнь, как я уже писал, оно отражает Судьбу и Нас, способ, каким мы эту жизнь творим. Когда мы составляем Заклинание на Вещий Сон, исполняющий наши желания,— мы обращаемся, в сущности, к Самим Себе, но Настоящим, к той нашей космической Божественной сути, о которой столько толкуют ныне по телевизору, и во все века толковали, что мыслители, что шарлатаны, отцы церкви и колдуны...
И точно так же, как настоящий Вещий Сон силен лаконичностью, замкнутостью своей сюжетной, мощью метафоры, ее красотой... так и сила Заклинания на Вещий Сон определится мощью стиха, его красотой и силой замысла, гибкой непринужденностью броского выверта, который как в знаменитых японских трехстишиях Дзен — Буддизма, Хайку, заставляет, заставит задуматься; остановит наше внимание; вдруг толчком пробудит в нас что-то — так и наше Заклятье заставит задуматься, обратит на себя внимание Ангельского Канцеляриста в Царстве Гипноса. И прошению о Вещем Сне будет даден ход. И сон приснится, какой был испрошен. А приснится — сбудется Желание, поменяется Судьба.
Почему я предлагаю выбрать поэтическую форму для таких Заклинаний-Прошений? По традиции форма мантр, молитв, магические формулы — зачастую стихотворны. Но есть и другое. Рифмованная сила замысла (композиции) из слов, определяющих наш Сон, намного выше, чем просто повествование, составленное из тех же слов. Образней и зримей — это главное во сне. И наяву, подобный стих, умно, гибко и жестко сочиненный, как правило, уже является как бы режиссерским готовым сценарием для... КИНО. Эта идея поэтики, как режиссерского языка была высказана несколько лет назад*. Таким образом составленные формулы Заклинаний в виде Стихов — они суть готовые режиссерские клише для будущей сценарной технологии фабрики сновидений, а сам подобный словарь превращается в Метафорический Словарь для Кино и Телевидения.
Автору не так давно волей чудесного случая достались останки знаменитой Черной Книги, которая оказалась вовсе не черной. Ибо книга та, похоже, была книгой белого волхованья и прошения о счастье и лучшей доле. Некоторые заклятья оттуда удивительно напоминают по набору слов наборы слов в нашем словаре Счастливых Снов. Эти заклятья трудно разобрать, много придется поработать, прежде чем удастся напечатать для всех древние заклинания с обветшалых страниц. Но это непременно случится.
А покамест, пусть читатель сам попробует сочинять свои, Личные, заклинания Счастливых Снов, исполняющих его желания. Пусть посетит вас вдохновение, и это Заклинание само родится в вашей душе. Пусть вызовет оно Счастливое Вещее Видение и сбудется Ваша Мечта! Еще раз, желаю Удачи!
* Замечательной умной женщиной Паолой Волковой, теперешним президентом фонда Тарковского и многолетнего преподавателя эстетики в Кинематографическом московском институте. (Прим. автора.)
КАК ОТВЕСТИ ДУРНЫЕ СНЫ
Как древние по-разному заказывали себе сны: засыпали у статуи Божества античные греки в надежде, что Божество их просветит во Сне; возжигали свечи в кумирне древние китайцы (да и современные) и просили указующего сна, подтверждая вновь и вновь, что управление нашей явью идет Оттуда, из сновиденья, через него; так у разных народов существовали и разные способы отвести дурной сон. Чтобы не приснилось худое, а приснилось хорошее... У нас, в Православии, таким отводом дурного сна, как и дурного глаза, порчи служат молитвы. И если искренне помолиться на ночь, даже не по канону, не в точных словах Молитвослова, а простодушно, по-детски,— не будет дурного сновиденья, и сглаз не возьмет, и порча отступит... Потому сказано, что самая сильная по действию молитва — из сердца, без слов.
Положите под подушку что-нибудь, крестик освященный, иконку Богоматери (если веруете), и отведет худой сон Высшая сила. Заклиная Повелителя Снов (нашим способом) и умоляя его тем самым послать вам хорошее, счастливое сновидение, мы и дурное сновиденье отгоняем, мешаем ему встрять к нам в душу...
Однако, что делать человеку, если приснился дурной сон? Ведь как ни проси, а сну не прикажешь, а просьба может быть не удостоена внимания Темной Канцелярии Гипноса, этого таинственного Бога и брата Смерти, по греческой мифологии.
У китайцев, например, такой способ существует для отведения дурного сна. Чтобы не сбылся он, надо принять вот какие меры. ".,.Для того, чтобы он (сон) не сбылся, нужно взять лист желтой бумаги, и на нем писчею кистью и киноварью написать особый каббалистический иероглиф, знак, называемый "ФУ" (см. знак на рисунке). Сперва

набрать глоток воды. В левую руку взять нож и ударить им 6 —7 раз. Лицо при этом должно быть обращено на восток. Прыснуть водой прямо перед собой. После этого сказать заклинание: "Ярко светит, ярко светит: солнце восходит с востока. Этот знак "ФУ" пусть уничтожит злой сон и истребит несчастье. Пусть скорее исполнится этот приказ".
Лист с "ФУ", как учит "Юй-ся-цзи" (книга наставлений под названием "Записки из Яшмовой Коробки"— это китайский древний сонник) обыкновенно наклеивается в доме на указанном месте или носится при себе данным лицом..."*.
Читатель может поступить сходным образом, однако я хочу предложить и другие способы. Вот один из них:
По старорусскому правилу никому худого сна не рассказывай, а прошепчи этот сон водице текучей и попроси этот сон унести. Или прошепчи на ветерок и скажи: "Ветерок, ветерок, унеси дурной сон!"
Увидел плохой сон — встань и несколько минут смотри в окно — не сбудется.
Однако и счастливые сны не советуют рассказывать, но по другой причине: чтобы не сглазили злые люди, чтобы не сглазили невольно люди хорошие (так тоже бывает).
Так что получается, в отличие от счастливого, хорошего сна, дурной сон, как раз надо рассказать, но не людям, а какой-то стихии, которая ни худого, ни хорошего нам не желает. На самом деле, если мы уверены в человеке и его любви, дружелюбии к нам, то и ему можно рассказать плохой сон. Тут дело в том, что худой человек, выслушав плохой сон, может его как бы усилить, оживить, порадовавшись вашему несчастью: вот почему и говорят (на всякий случай) никому, мол, не рассказывай из людей. Потому что именно рассказать-то и надо (в отличие от счастливого сна, над которым лучше самому подумать да поразмышлять) дурное видение. Более того, вообще желательно этот сон записать, а после бумагу сжечь, приговаривая: "Дым, дым, как ешь глаза, выешь злое из сна, оставь доброе!" Нельзя ни в коем случае этот сон забывать. Отпускать от себя, при этом.
Как носят китайцы свой каббалистический иероглиф "ФУ", который все время как бы напоминает о дурном сновидении. Так и мы в своей памяти должны носить дурной сон, пока он не Полюбится нам. Как только мы его полюбим, так дурное само пропадет.
Тоже самое и с предсказанием, например, на картах, пока ты помнишь плохое знамение — оно не сбудется, все как-то будет откладываться.
Любопытно, что заклинание китайское против дурного сна составлено по принципу наших заклинаний Счастливых снов. Так что и мы можем, чтобы перебить плохой сон, не дать ему исполниться, читать составленные нами самими или Ткем-то заклинания на сны счастливые. Это все равно как апелляцию подавать на пересуд. Плохой приснившийся сон тебе одно предвещает, а ты просишь пересмотреть и послать другое, счастливое, радостное.
Еще предложу способ, возьмите все слова — образы плохого приснившегося сна и переиначьте их так, чтобы сон стал Счастливым. Скажем, приснилась мутная вода, мертвая рыба, которую вы щупаете, сумерки, вы — воду просветлите, рыбу оживите, в сумерках зажгите звезды... Все это проделайте мысленно раз-другой со своим сновидением, и оно (сновидение дурное) отступит, никогда не сбудется. Вы его "Полюбили" таким способом, украсив, увидев его иным, как видят некрасивую, но любимую женщину — красивой. А когда ее видят красивой, она такой и становится. Так и дурной сон, если вы его полюбили, превратится в Счастливый. Ведь зло и добро — нераздельны, это мы их все время разъединяем: зло в левую сторону, добро —

в правую. На самом деле, как бы нет по отдельности Добра и Зла, хотя I это и не одно и то же. Так и сны, стоит их перевернуть (мысленно), I как те же силы, приготовившиеся нам причинить урон, нас вознесут, I оздоровят, подскажут.
Самое главное — не бойтесь плохих снов. Конечно, если вы I способны во сне себя припомнить (что спите) и не проснуться, тогда плохой сон можно "починить" прямо на месте. Стоит лишь осознать ! и вспомнить, что Никто и Ничто вам во сне не может причинить беду -и вы победите плохой сон. Обнимите Чудовище, и оно пропадет. Грязь покроется зеленой шелковой травой, а ваш трудный шаг превратится • в легкое воздушное парение над землей. Мертвая рыба станет тут же живой, а вода прозрачной, чистой. Если была она теплой, то засту- | денеет. И в сумерках звездами засияет небосвод.
Самое главное — не бойтесь. Нам и наяву Никто и Ничто, I на самом деле, не могут причинить вреда. Мы сами своими страхами творим жизнь свою такой, какая она есть. Начни человек творить иное — все перевернется: люди пойдут другие, дела переменятся... все вывернется наоборот, как в сне иль сказке, где мерзкая старуха-ведьма вдруг превратится в нежную красавицу-фею, а ветхий развалившийся шалаш — в высокий терем... Ищите и обрящете! Как в дурном сне, поменяйте свои сильные, но не лучшие качества на противоположные (коль скуп — стань щедр, гневлив — стань снисходителен...) всего на два-три дня и... обещаю — воздастся вам. Только эти два-три дня надо следовать противоположному с утра и до вечера, ни часу исключенья. Так и с дурным виденьем — замените в нем плохие знаки на хорошие, полюбите худой свой сон, и вмиг уродливое видение -озарится, и вместо зла вас наградит добром.
В заключении хочу привести пример одного старинного заговора, который очень напоминает как раз то, что предлагаю я делать с дурным сном, переворачивая его в хороший. Это заговор от запоя... "Звезды вы ясные, сойдите в чашу брачную; а в моей чаше вода из заговорного студенца. Месяц ты красный, сойди в мою клеть; а в моей клети ни дна, ни покрышки. Солнышко ты привольное, взойди на мой двор; а на моем дворе ни людей, ни зверей. Звезды, уймите раба такого-то от вина; месяц, отврати раба такого-то от вина; солнышко, усмири раба такого-то от вина. Слово мое крепко!"*

* Русское Чернокнижье, перепечатка Сахарова И.П. "Сказания русского народа". Изд. 1885, Москва, 1991.

Образчик "ФУ", каббалистического знака, отгоняющего дурной сон

*И.Г.Баранов. "Китайские Сонники", Харбин, 1925.


















КНИГА МЕРТВЫХ

Колесо Учения — один из важнейших буддистских символов. Поворотом Колеса Учения называют само начало проповеди буддизма. Скульптурное изображение Колеса Учения и ланей, внимающих проповеди, укрепляется обычно над входом в храм.

Нет, весь я не умру.
Душа в заветной лире
Мой прах переживет...

А. Пушкин "Памятник"

Говорю вам тайну: не все мы умрем,
но все изменимся.
1 Кор. 15:51
ПРЕДДВЕРИЕ
Книгу Мертвых, Бардо Тодол, Тибетскую священную книгу читают, как у нас псалтырь, над гробом умершего в течение 40 дней со дня смерти, исключая первые три дня. Конечно, когда померший беден, чтение укорачивают, а иногда и вообще лишь помянут, как у нас на третий день, девятый, двадцатый и сороковой. А то и просто положат под голову усопшему.
Эта книга — наставление в том, как вести себя Покойному на Том Свете. С другой стороны, это наставление нам, живущим, в том, как и к чему готовиться, пока еще при жизни, в отношении, увы, неизбежного ухода Отсюда.
Эта книга про то, что .будет с нами, когда мы умрем, и как следует приготовиться к тому, что ожидает нас на Границе и далее, пока (как утверждает книга) мы вновь не вывалимся Сюда, назад, в очередное беспамятное Существование.
Потому что испытать жизнь тут и там, Смерть, Сон — одно дело; помнить испытанное — совсем другое дело. Воды ласковой Леты смывают с души испытанное, как следы на песчаном плесе. И если быть честным, то на вопрос: что будет с нами, когда мы умрем? — следует ответить: мы не знаем! Коллективная истина нашей яви тут беспомощна, ибо жизнь ограничена своей всеобщностью.
Книга Мертвых учит нас воспоминанию и распознанию испытываемого именно в тех случаях, когда нет уступок общедоступности правды, нет произвольного свидетельства, когда мы сами по себе.
Подобно тому, как это бывает во сне с сознанием и памятью*. Мы присоединены в Бардо к тайне собственного устройства, к самим себе, которых иные так тщетно искали всю жизнь.
Если в юдоли земной нас можно уподобить телепередаче, которая сама себя смотрит на экране ящика жизни, то в Бардо мы — передача, рассматривающая себя без ящика, без толстого экрана плоти. Мы передача, вернувшаяся в студию, откуда излучались, не ведая про то. Мы — программа в Машине Мира, которая распознает свое начальное значение и вид до того, как, уловленные плотью, мы превращаемся в привычную Картину Себя. Программа, написанная на Языке Вечных Сюжетов нашего искусства. Язык вечных сюжетов, вечных сказок нашей жизни и есть главный Язык в Мировой Машине. Какие-то сюжеты — главные, самые частые, без которых и года не проживешь, вроде сюжета птицы Феникс: сколько раз мы вспархиваем воскрешенные из пепла благодаря этому сюжету к Новой, Неведомой новой роли, новому замыслу. Кончается замысел (роль), и мы вновь умираем, потому что больше нас нет в судьбе, и судьбы нет, все, мы говорим, обессмысливается, пока — из праха не воскресаем мы, обновленные, но увы! себя не помнящие. Эти накатанные сюжеты нашего бытия и составляют привычную картину нас самих, Недаром говорится: будь тем, чем ты кажешься... Ведь так оно и есть: вначале, лицедействуя, мы кажемся, а чуть погодя — становимся тем, что изображаем. В этом и заключена сила ритуала, он кажется таким формальным, внешним, неважным (ну подними руку и проголосуй со всеми на собрании, воскликни со всеми вместе Хайль Гитлер... а после, мол, сплюнь, перекрестись, что тебе станет...). ан нет, раз поднял руку, перекрестился, воскликнул, два... и не заметил, как Преобразился, стал ролью, и лицедейство захватило, искренность появилась. Хотя еще по-прежнему, Иногда, с Бывшими друзьями еще корит язык наш и память, и сами над собой горюем, мол, кем и чем я стал, во что превратился... Кончено дело — и не выпрыгнуть из такого нарочного поначалу замысла.
Когда исчерпана роль, тогда и смерть (при жизни) и воскресение посредством вечного замысла Птицы Феникс — естественны, хотя и с грустью, болью, быть может, но восстает из пепла человек и спешит к новому Себе. Другое дело, когда такие роли оборваны на иных размерах истории, эпохи, или смерть прекратила Привычное. Тогда разыгрывается вечный сюжет чрезвычайной трагедийности: сюжет несогласия с судьбой, с богами, с Независящим от Нас. Человек, I лишенный Роли, продолжает ее играть, он даже сильней к ней прилепляется; теперь он по-настоящему искренен... а сюжет больше I не нужен, не востребован Эпохой, всеобщей жизнью... А как нам хочется этой востребованности, чтоб "состоялся" в жизни!
Так случается со всеми Шаблонами общих судеб поколения, географии, эпохи (я писал про то перед Сонником), это удел всех, не пожелавших развиться до Человека Сознающего, и востребовать себе судьбу, замысел Личностной Судьбы, а разделивших удел всеоб- ! щий, судьбинский временный шаблон. Именно это и происходит с нами в Загробье, где мы, лишенные нужды играть привычное, как те лишенцы Эпохи, превращаемся в Оболочки Сюжета, уже ненаполненного Плотью и Сутью жизни. Конечно, привычные картинки нас самих, как мы отражались во время жизни в зеркале Собственного Воображения, могут сильно отличаться от нашего истинного, излучаемого неведомой телебашней облика. Зеркало Бардо отражает нас такими, какие мы есть на самом деле! А что мы про себя знаем, помимо выгораживающего нас благоприятного воображения? Под взглядом Чудища из пустоты дрожит загробное наше сознание и рвется прочь, совершая страшную (как станет ясно из дальнейшего) ошибку. Ибо поступать следует как раз противоположно. Не бежать прочь от ужаса, а потянуться к нему, проникнуться им и, распознав в Калибане Себя, допустить и взять на себя Свое. Как бы это ни выглядело!
Как обуянный бесом иль духом становится им на миг, так и в Бардо, узнав Себя и приняв, проникшись обликом, мы становимся тем, чем мы являлись на Самом Деле, навсегда.
Когда нами завладевает божество, мы превращаемся в это божество. Дух, нисходящий, завладевает Святым Сподвижником и в тот же миг Святой превращается в этот Дух! Таков механизм, главное правило Действия в Загробном мире: отдавшись — преображаешься; кого распознал, кого принял в Себя, в того превращаешься. Ибо знать, узнать и наяву значит стать этим, что узнал!
Бардо — это состояние нашего сознания, лучше сказать, нас самих, когда мы видим, слышим, испытываем и помним, в одиночку, вдали от взаимно проверяемой коллективной правды обыкновенной жизни.
Бардо — это ни реальность, ни нереальность, однако как сон с сознанием *• истинно в нашем чувстве, потому что есть в нашем переживании!

* В этих снах, их по-английски называют "Lusid dreams" (ясные сны), сохраняется дневное наше сознание: мы знаем, что мы спим; знаем, где лежит наше тело; кто мы такие в дневное время и тому подобное. Сны эти редкие и удивительно преображают людей, коль скоро приснятся им. Снами этими занимаются психологи в последнее время очень настойчиво во всем мире. Однако, как известно, сну не прикажешь. Этими снами, видать, многое осознали известные русские философы Николай Успенский и Гурджиев. В их книгах приводятся эти странные состояния, которые не явь, но и не сон нашего сознания, разглядывающего себя еще при жизни и ту запредельную единую суть, где сны и явь сходятся; параллельные в малом, на бесконечности, как линии в геометрии Лобачевского, сон и явь пересекаются!

Всего существует шесть таких состояний, шесть Бардо. Три при жизни, или три Бардо жизни. Это Бардо Утробы, когда мы в утробе ожидаем рождение. Бардо Сна, когда во сне мы вспоминаем Себя. Бардо Мистического Озарения, когда наяву мы Себя забываем, но не утрачиваем сознания.
Три после смерти, или три Бардо Смерти. Чикай Бардо, или Бардо Смертного часа; Хониид Бардо, или Бардо Кармических Наваждений; Сидпа Бардо, или Бардо Воплощения (очередного рождения).
Все эти состояния — суть Личные испытания с сохранением привычки чувств, но Один на Один с Собой и Неведомым, Небытием. Коллективная Явь с правдой произвольного свидетельства и общедоступностью доказательств, как мы видим, в число Бардо не попадает.
Поскольку Бардо Тодол — это Тибетская Книга Мертвых, она насыщена живыми Знаками, Иероглифами и Картинами Буддийского и Ламаистского пантеона Божеств. Для современного читателя, далекого от буддизма, многие картины и видения Бардо Тодола окажутся необъяснимыми и нелепыми, если не задаться с самого начала некоторой общей объясняющей мыслью, которая бы эти образы книги осовременила.
В наш вычислительный век модны сравнения человека и электронной машины, робота. Однако сравнения эти в основе своей — ложные. Ибо мы — не роботы, не Машины! Мы очень сложные, многослойные, многоступенчатые и многоэтапные программы, вложенные в Машину Жизни. Начиная с оплодотворения, мы программа, точно и настойчиво исполняющая биохимический, генетический замысел. После рождения мы — суть психофизиологическая программа, которая осуществляет точную постепенность моторики ручек, ножек, головки, ходьбы и, наконец, речи... И так до того, пока не заканчивается наше телесное и нервное развитие. Далее, на высотных этажах Нас, как Программы в Компьютере Жизни, этими Замыслами становятся вечные, классические сюжеты Бытия. Неважно, что качество исполнения невысокое. Тут самый древний вечный сюжет выручает. Превратившись в пепел, прах, мы из него Новым Фениксом вскоре вспархиваем, до очередного раза. Потому и существуют эти вечные сюжеты, потому они классические, что Цель нашей жизни не научиться, а исполнить! Потому никто на ошибках не учится, повторяя снова и снова то же самое в тщетном усилии исполнить наконец-то, высоким качеством, все тот же замысел и всякий раз спотыкаясь на том же месте, — ибо таков замысел! Наша судьба — сценарий: биохимический, физиологический, психический и, наконец, духовный. И счастье, если этот сценарий — востребован в божественной театральной машине жизни!
Наша жизнь как исполнительство* — вот причина того, почему захватывает жизненное лицедейство человека, почему, войдя в роль (или в раж), мы часто не можем из нее выбраться. Вот почему вечные Замыслы и Личины так понятны нам всем. Без этого и Книги Святые немыслимы, если бы Суть дела была в том, чтобы научиться.
Суть жизненного дела, верней, нас (без нас нет дела) как сюжетной, художественной программы, вложенной в Машину Жизни, — не научиться, а исполнить. Мы в Яви — программа актерско-исполнительская.
Бес — это не микроб внутри сознания, не бактерия. Внутри ничего и никого нет. Бес — это Роль Беса. Мы — в своем жизненном судь-бинском звучании — исполняем, под давлением невидимых пальцев, чертову пляску иль ангельскую песнь, становясь тем, кого исполняем.
Не Личина, но Лицедейство — основа жизни. Ибо Личина неподвижна и мертва. Только развернутый в замысле образ составляет | мелодию жизни. Мы мелодии, поющие Себя лично, снова и снова на тот же мотив. Мелодии, которые не слышат, как они звучат. Ибо Певец и Песня, Роль и Актер — неотрывны в жизни, тем отличаясь от Театрального Представленья. Лицедейство и Лицедей в жизненном соединенье — суть Одно. Скажи мне, какому ты следуешь Замыслу, какому Сюжету, и я скажу, кто ты!
Только тогда, когда исполнение становится осознанным и Человек начинает спохватываться, ведать Сейчас в Сейчас — Лицедей отслаивается от Лицедейства и снимает Личину. Замысел теряет над Исполнителем власть, и тот, кто раньше был лишь ролью, мелодией беспамятного хора жизни — становится Человеком Отдельным и Присутствующим.
Тех, кто Есть, Присутствуют в жизни, отслоенные от привычного лицедейства среднего человека, — таких людей немного. Для них жизненное исполнение Средней Судьбы эпохи превращается в Личную Судьбу, в отдельный Судьбинский Замысел. Судьба в тот миг и начинается, когда отслаивается от роли и спохватывается Сознание. Воистину широки врата, ведущие к погибели, и многие идут в них; и лишь узкие тропы обещают спасение.
В случае шести Бардо мы всегда Есть, Присутствуем, потому что становимся из Исполнительской Программы — Программой, Распознающей Себя! Обучающейся и Зрительской!
Звено за звеном мы в разных Бардо Смерти распознаем окоем своего истинного Устройства и Смысла. Как всякая распознающая себя Программа в Компьютере, мы обязаны сравнивать Себя с Распознаваемым Знаком, чтобы по условию совпадения выскочить из Режима Распознавания на то или иное действие. Так, по условию распознавания программа в машине, компьютере, дает Сигнал — и открываются двери, летят ракеты, начинает работать передатчик или фигура меняет свое положение (в случае шахматной программы).
Кто или Что испытывает нашу Способность Самоузнавания — не знаю! Тут великая тайна. Почему машина Жизни откликается, если верно пропето Заклинание, и распахиваются Врата, закрытые для Невежд, творя волю узнанной и произнесенной нами команды — знака — сие нам неведомо и книга говорит про то очень туманно.
Став из исполнительской — Программой, Распознающей Себя, мы оказываемся в одиночестве. Во взаимоотношениях с самим Собой, Свидетелей, как правило, не бывает, во всяком случае, одного с Нами Замысла и развития. Вот отчего никто нам не может помочь (подчеркивается в книге), кроме нас самих и неведомых Вышних Сил, переключающих нас в Распознающий режим, которым и остается молиться и просить смиренно. Эти управители машины мира, коли они есть, не свидетельствуют и молчаливы. Звездное Око — оно невидимо, хотя пристально за нами призирает.
Тем Сон с Полным Дневным Сознанием и отличается от Яви, что в нем нет произвольных свидетелей. Нет их и в остальных пяти Бардо. Хотя, конечно, из дальнейшего станет ясно, что Книга Мертвых — это лишь малая толика, вершина айсберга тайны, плавающего в неведомом*.
Спрашивается, в чем суть испытания Распознаньем Себя? После смерти? По моей мысли, это последовательное распознание нами своего истинного Устройства, пока мы находимся в Бардо Смерти, является проверкой верности приобретенного нами при жизни Самосознания. Самосознания, степень которого в сущности есть единственное мерило нашего духовного развития. Вот и обозначается цель духовного развития при Жизни!
Какое новое качество приобретает Программа, которая сама себя узнала, что происходит с нами, когда мы становимся тем, что мы есть На Самом Деле, — на этот вопрос ответа нет. Это все равно, что спросить, чем становится шахматная программа в компьютере, которая распознает себя и свое предназначение играть в шахматы? Иль что случится с отражением в Зеркале, которое само себя успевает разглядеть, стремительно поворотившись в стекле? Чем станет телепередача, сама себя разглядевшая и узнавшая на телеэкране? Это невероятное качество Самосознания, которое мы способны родить во взаимных исполнениях Яви, есть чудо, словами необъяснимое, припасть небытия, если за бытие считать телесное. Очень похожее на то, что суть и цель Яви именно родить Самосознание, которое в загробном мире будет проходить строгий экзамен**.
Кто эти экзаменаторы?! Этого нам не узнать, не став Ими!
Что до награды — Бардо Тодол, Книга Мертвых ограничивается всякий раз одной и той же краткостью на этот счет: освобождение, бессмертие, спасение от колеса новых беспамятных рождений и сопутствующего жизненного страдания. Смысл Испытания — Распознания заключается в том, что нам предъявляется некий трудный живой знак, в котором мы должны узнать себя, допустить и проникнуться.


* По Платону (пифагорейцам), мы — марионетки, живые куклы в театре Бога, где вновь и вновь разыгрываются вечные трагедии и комедии жизни.

* Те, кто исчерпал свою Исполнительскую Программу Жизни (судьбы), однако еще не помер, из исполнительского режима переключаются в управляющий иль надзирающий. Эти человеки — программы Управления и Надзора. Похоже, за нами смотрят лучше, чем мы думаем.

** Если телесное есть часть души, различаемое пятью чувствами, главными приборами Души в этом существовании (Уильям Блейк: Союз Ада и Неба), то у многих привычный их вид сильно может измениться, когда существование станет Иным, а пять чувств воспринимать будут Другую Часть Души, бестелесную. Как далек может оказаться привычный мотивчик жизни от истинного нашего звучания.


В сущности, механизм здесь тот же, как в случае Одержания, скажем, в культах Макумба (смесь Христианства с Западно-Африканскими культами). Танцующие верующие в церкви дотанцовывают- I ся до состояния транса, когда в них вселяется то или иное Божество. В это время, когда человеком завладевает божество, человек становится этим божеством. Я — это Ты. Вот формула распознавания.
Что случится, если мы распознаем себя в трехглавом, шести-руком и четырехногом Будде, у которого в каждой голове три жутких, вперенных глаза,— трудно сказать?! Над этим пусть читатель пораз- | мыслит сам, после прочтения книги.
Другое дело, что воспринимать эти Знаки и миражи, причудливые фигуры станет намного легче, если рассматривать их как тайнопись, которая заключает в себе наше истинное Устройство. Однако в мире Бардо, как во сне, иные законы, нежели наяву. Слово или Знак, названный, произнесенный, имеет такую же силу, такую же плотность, как и мы сами или другие фигуры. Знак и плоть во Сне и Бардо — соизмеримы и взаимозаменяемы. Ибо в Бардо, как и во сне, нет вещественной реальности Яви, где несущий Сигнал и Смысл Сообщения отнюдь не одно и то же*.
В Бардо сигнал и смысл сообщения не различимы, знак и его живая плоть — одно и едино! Вот почему Заклинание в Магии рождает Образы, а злые духи запечатываются Знаком!**
Иное дело, что мы не буддисты и Знаки — Образы Книги нам о многом не расскажут. Сами мы, когда встретимся с собой, увидим, небось, очень даже отличное от трехглавых, шестируких и девятигла-зых Будд. Может, увидим трех Богоматерей — троеручиц, со звездой во лбу вместо третьего глаза и на четырехгранном топазе — вместо четырех ног. А, может, Пришелец нам явится в геометрическом, светящемся формами сложном Образе. Кто его знает, поживем, как говорится, увидим!
Тут важно другое: фигуры в Книге Мертвых — это Архетипи-ческие фигуры Буддийского Пантеона, Архетипы, если пользоваться обозначениями Юнга, сиречь фигуры национального и культурного
сознания народа, к которому мы принадлежим. Это главные сюжеты человеческого бессознательного существования, которые наполняются культурным национальным содержанием за время жизни.

* Так Господь, по мнению древнего знанья, творил Мир Буквально Знаками египетского или еврейского алфавита (Каббала). Во всех шести Бардо мы, сотворенные по Образу и Подобию Господа, уподобляемся Ему в действии. Это проверка Божественного в нас начала, установление, быть может, сходства меж нами и Творцом.
** На равенстве Знака и Явления, Приказа и Действия основана вся магия мира. Радиокоманда сдвигает сотни тонн — это объяснимая магия, раз имеется формула устройства. Если бы мы познали Себя, формулу устройства Сознания, мы поняли бы, что такое Духи и почему заклинание, порой, перемещает жизнь.
* По Соннику фигуры — это указатели пути, ключ от дальнейшего: разгадав смысл встреченной фигуры, мы узнаем, куда идти, что наяву, что в Загробье.


Атеист, к примеру, вообще может ничего не увидеть, кроме круга пустыни с четырьмя сторонами. В сущности это будет он сам, человек, который при жизни считал, что жизнь начинается с рождения и заканчивается со смертью, и вечные Замыслы Души ничем не заполнил, кроме человеческого бытового смысла, уходящего со смертью*.
Что гадать, когда эти видения нас обязательно посетят. Важно, пока еще мы живы, поразмышлять над будущей задачей и ее возможностями. Безусловно, должна быть общность устройства, в той же мере, в какой мы все — люди. И наше четырехстороннее внутреннее устройство круга (мандалы) с отмеченными четырьмя сторонами внутреннего окоема того света, по-видимому, является общим для всех. Размеры фигур-знаков тоже должны быть приблизительно схожими. Появляющиеся фигуры-образы в размере меняются от 15 — 18 наших ростов до высоты горы.
Много общего должно быть и в ощущениях, а в особенности, в рекомендациях, как вести себя. Тут есть о чем поразмыслить. Если искать подмогу и в поиске, и в разгадывании знаков, то прежде всего пусть читатель обратится к Платону, который в "Республике" описывает возвращение Эра с Того Света. Возвратившись к жизни, Эр подробно описывает устройство Загробного Мира, которое удивительно напоминает некоторые картины из Бардо Тодол.
. Много сходств с Бардо Тодол, но с совсем другими знаками, обнаружит читатель в средневековом наставлении для помирающих (если разыщет таковое у нас в библиотеке). (См. примечание.)
Главный принцип — условие Распознания — совершенно одина-• ков в Бардо Тодол и в Египетской Книге Мертвых. И там и там ты должен проникнуться и стать тем, что видишь. Разница в том, что в Бардо Тодол вначале является Знак — Божество, которое надо узнать, чтобы им стать; а в Египетской Книге Мертвых ты должен стать с самого начала Известным Божеством — Знаком, чтобы пройти, войти, не быть уничтоженным.
В этом смысле Тибетская Книга Мертвых дозволяет гораздо большую свободу, в смысле ее наполнения Образами — Знаками других народов.
Как проникнуться и превратиться в то, что видишь? В мире, где Знак и Плоть сравнимы, достаточно объявить: ты — это я! Хотя может быть, надо наоборот заклясть: я — это ты. Одной девочке пяти лет приснился сон: играет она на розовом рояле яблочную песню. Когда она ее доиграла, по дорожке из леса вышел ежик, а ему навстречу второй. "Я — это ты?"— спрашивает второй. "Нет, ты — это я!"— ответил первый. Кто из них в кого превратился? Об этом мы узнаем со временем, очнувшись в Бардо.
Что случится, если Распознающая программа не узнала Себя, не стала тем, чем она является на Самом Деле? Она вновь переключается в режим Исполнения, мы вываливаемся в коллективную Явь, в очередной раз рождаясь для беспамятного Существования. Беспамятного в отношении того, что было до рождения, что будет после; беспамятного в отношении Себя.
Только тогда, когда мы начинаем просыпаться от дремоты привычного коллективного морока, когда в нас начинает брезжить Самосознание и в его просветах чуть проступают тайные знаки настоящей истинной нашей сути — только тогда начинается Жизнь, не выживание, не существование, а Жизнь, которая не начинается с рождения и не заканчивается со смертью. Так учит древнее Знанье.
С Богом!
Евгений Цветков


БАРДО ТОДОЛ - КНИГА МЕРТВЫХ
ЧИКАЙ БАРДО. ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ
Близится время ухода твоего из этой Яви. Признаки Смерти в ощущениях таковы.
Погружение Земли в Холодную Воду. Тягость заливается, погружаясь, холодом. Озноб и налитие свинцом.
Вода переходит в Огонь. Бросает то в жар, то в холод.
Огонь переходит в Воздух. Взрыв и Распадение гаснущими искрами в пустоте.
Это стихии предуготовляют нас к мигу смерти, взаимно переменяясь. Когда Огонь разлетается в Пустоте Воздуха, это пришло время для тебя войти в пространство Чикай Бардо.
Избегай рассеянности, соберись, гляди, слушай... Будь внимателен. Попробуй распознать предвечную Троицу, Три-Кайю.
Дхарма-Кайя, Закон, подобна пустынному небу без Воздуха, которое держится только Светом.
Самбога-Кайя, Мудрость, подобна Радуге в Этом небе.
Нирмана-Кайя, Воплощение, подобна Нимбу святых в земной юдоли.
Скоро выдохнешь ты последним дыханьем, и оно прекратится. Тут увидишь ты предвечный Чистый Свет. Невероятный перед тобой распахнется простор, безбрежный, подобный Океану без волн, под безоблачным небом.
Как пушинка будешь плыть ты, свободно, один.
Не отвлекайся, не ликуй! Не бойся! Это миг твоей смерти! Используй смерть, ибо это великая возможность. Сохраняй ясность мыслей, не замутняя их даже состраданием. Пусть любовь твоя станет бесстрастной.
После того, как выдох полностью прекратится, хорошо если кто-нибудь прямо в ухо отчетливо прочитает такие слова: "Ты сейчас в Предвечном Свете, пробуй остаться в этом состоянии, какое испытываешь".
Если ты видишь Блеск — это Блеск Предвечного Света Просветленной Яви. Пойми это. Твое теперешнее Сознание, не заполненное впечатлениями, звуками, картинками, запахами, воспринимает Само Себя, что и есть настоящая Реальность.
Твой собственный ум, больше небытийный, зияющий слепящей вечностью, это не пустота или беспамятство. Предоставленный только Себе, как очищенный кристалл, он сверкает, вспыхивает, горит — это и есть твое настоящее незамутненное Сознание.
Твое сознание и сверкающий ум — нераздельны, это одно и то же, Их союз и есть Дхарма-Кайя, состояние Совершенного Озарения Предвечным Светом.
Ты сознаешь сейчас сверкание собственного очищенного, небы-| тийного Ума.
Достаточно понять лишь это. Распознав, что из-за блеска чис-. тоты ума и возникает устрашающе яркая слепящая Просветленность Богоподобия, воспринимая ее одновременно как прежнее Собственное сознание — это и значит удержать себя в (состоянии) божественной просветленности Будды.
Такое Твое Сознание, зияющее, слепящее, растворенное и не-! раздельное с Великим Блеском Предвечности, не имеет рождения и не знает смерти. Оно само и есть Вечный Свет — Будда Амитаба.
Соберись, ищи взором Предвечный Свет. Увидав, прими! Вот он! Воскликни. Не позволяй вниманию бродить бесцельно Это встреча впрямую с последней истиной, Законом (Дхарма-Кайя), Сумеешь углядеть, распознать — ты станешь тем, что есть на самом деле. Узнаешь тайну, узнаешь морок Жизни и Смерти, станешь сам этим Светом. Это вертикальная тропа, доступная немногим.
Как учит северный буддизм, посредством "Великой Прямой Вертикальной Тропы" можно сразу освободиться, даже достигнуть Блаженства, вообще не ступая в пространства Бардо, не тяготясь длинной дорогой обычного пути, пересекающего бесчисленные равнины и теснины кармических миражей. Эта вероятность подстилает всю суть Учения Бардо целиком. Вера — это первый шаг на Тайном Пути. Ибо Вера — есть путь и одновременно то, как идти, ибо сказано: "если ты совершенно уверен, что ты на верном пути — ты потерял его" (Ветхий Завет). Поэтому следом за первым шагом второй шаг — Озарение, Ибо лишь Озарение страхует нас от потери почвы под ногами на истинном пути. С Озарением приходит Несомненность. А когда достигнута Исчерпанность Стремления, тогда приходит Свобода. Успех на этом
Тайном Пути всецело зависит от развития души. Если способен смертный охватить открывающееся ему, если в силах он помереть, сохраняя сознание, при полном опамятовании души своей в миг, когда расстается он с телом, если крикнет нисшедшему страшному свету: "Ты — это Я",— вмиг все цепи сансары (иллюзорности мира) лопнут, и Спящий очнется в Единственной Яви.
Чтобы такое суметь в загробье, надо потрудиться тут, в этом существовании. Опамятование души начинается при жизни, задолго до смертного часа. Увы! Такая духовность так редка, а распахнувшееся озарение так неожиданно, что вмиг равновесие нарушается и сквозь очередное беспамятство летим мы в нижние пределы Бардо. Буддийские Ламы пользуются таким примером для пояснения: это состояние подобно иголке, которая катится, вращаясь, по натянутой нитке. Пока иголка сохраняет равновесие — она на нитке. Когда со временем силы притяжения к земле берут свое, какой-нибудь конец перевешивает — иголка падает Вниз. В пределах Предвечного Света умирающий испытывает мгновенное совершенное равновесие и единение с Самим Собой. В этот трагический смертный час мы становимся на миг теми, кто мы есть На Самом Деле. Тот, кто ощущает, осознает, и То, что осознается, ощущается — становятся Одним и Нераздельным. Предмет и взгляд — сливаются. Наблюдатель и Явление соединяются целиком. Ощущение это столь необычное и непривычное, само по себе экстатическое, с такими сильными чувствами, что Сознание наше мутится от переизбытка (так от сильной радости падают в обморок), равновесие нарушается и игла срывается с нити и выпадает из пределов Предвечного Света. (См. приложение "Жизнь после Жизни", разное умирание или Поцелуй Смерти.)
ЧИКАЙ БАРДО. ВТОРАЯ СТУПЕНЬ
Ты не увидел Предвечного Ясного Света. В преддверии следующего Бардо перед тобой может засветиться Вторичная ясность. Угляди ЕЕ! Если сможешь увидеть, назвать, приняв, мол, вот Он, вторичный Свет первого мига смерти — много избежишь из дальнейшего. Когда увидишь — назови своим любимым Божеством. Воскликни: "Господи! Ты ли это?"
Время вторичного Света длится несколько часов после того, как прекратилось дыхание. Жизненная сила уходит из тела через одно из отверстий, и тут наступает прояснение. Оказавшись Вне тела, как в тех описанных состояниях реанимации (см. Приложения 1 и 2), первое о чем вопрошает Сознание,— мертв я или нет? Мы видим родственников, друзей или врачей, как привыкли к тому, даже слышим, о чем они говорят. Где же я? — спрашивает очнувшаяся наша Суть, — если вон там лежит мое тело? Мы парим в тех же пределах мест, занятий, людей, что и при жизни. Оглядев себя и сосредоточившись на подробностях руки или ладони, к примеру, мы обнаружим, что стали прозрачными, что наше новое тело — это всего лишь игра света, бликов. Стоит распознать это и не испугаться — вмиг придет Спасение. Откроется Тайная Тропа.
Это Вторичный Свет Предвечное™. Как наяву, узнав в себе новое и приняв его, мы меняемся, становимся иными. Так и со Светом, распознав в нем себя, становимся им! Не узнав, не увидев света, мы тут можем встретить Часовых Вечности в любом обличье. Это| помощники, Великие Образы Соединения все с тем же Предвечным Светом. Если не увидел ты света, однако очнулся, опамятовался и знаешь, где ты находишься, — держи эту мысль в голове: смирение! Кого ни встретишь — склонись и припомни хоть какую-то молитву из прошлой жизни, хоть что-нибудь, во что верил. Обличье Часовых обыкновенно соответствует нашим жизненным привычкам. Так, ши-| ваиту явится Шива. А буддисту форма Будды. К христианину может прийти Иисус Христос; мусульманину — обличье Пророка явит себя; иудею — Моисей или один из Патриархов... и тому подобное. Обличье, принимаемое этими неведомыми сущностями, охраняющими Пред-вечность, сообразно ожиданиям и возможностям отходящего от этого мира сознания. Помирающему ребенку могут явиться его родители, мать или отец. И, наоборот, если ребенок помер раньше, он может встретить отца или мать, когда те помирают. Это может быть любимая сестра, давно умершая, или девочка, даже незнакомая, которая поведет нас дальше. Президента — может встретить некогда любимый министр, простого человека может встретить когдатошний вождь... Покорись и порадуйся проводнику. Обратись к нему с мольбой и откроется Великая Тропа (См. Прил. 1).
Чикай Бардо длится 3 — 3,5 дня*. Для многих это время беспамятства. Во время этого беспамятства Предвечный Свет озарял тебя, но ты был, как тело под Солнцем, лежащее на глине в бесчувствии.
Напомним, всего существует шесть Бардо. Три связаны с Жизнью, три — со смертью.
Первое Бардо — утробное, в ожидании Рожденья.
Второе Бардо — Сознательный Сон, когда знаешь, что спишь и себя помнишь.
Третье Бардо — мистическое Озарение, пребывание в Духе.
Четвертое Бардо (Чикай) — Миг Смерти (3 дня).
Пятое Бардо (Хониид) — Кармические Наваждения, здесь мы разглядываем свое истинное Устройство, перебирая судьбинские четки (до 15 дней).


* Иногда это состояние может длиться до семи дней, что, впрочем, редко. Лишь у тех, кто занимался своей духовностью (йогой или другой любой практикой опамятования души при жизни), возможен сознательный переход в лучший мир. Для них не прерывается сознание в миг смерти, как не прерывалось оно в миг засыпания во время жизни. Научитесь входить в сон, не теряя дневного сознания, не забываясь, и вы сумеете сохранить ясность в последнюю минуту.


Шестое Бардо (Сидпа) — Поиск Нового Рожденья.
Так и не очнувшись, ты провалялся под сверкающим отовсюду Предвечным Светом в Чикай Бардо. Теперь ты вынырнешь Сознаньем, отделенным от ненужной дольше плоти, в Хониид Бардо.
Будь осторожен и внимателен! Не спеши! Не пугайся! Ты умер! Пойми это и не прилепляйся к ушедшему, не береди чувства, не давай им разыграться и поглотить тебя. В страшные места могут увлечь нас волны переживаний. Соберись и гляди вокруг внимательным и добрым взглядом. Повиснет Свет перед тобой, как яркий мираж, играющий и слепящий. Внутри Света услышишь громы, будто схлопываются тысячи гигантских ладоней. Это звуки последней Сути. Не пугайся! Ничего не может тебе повредить, ибо тебя — нет! Поэтому ты можешь стать кем захочешь. Стань этим Звуком, откликнись на него. Эти миражи — ты сам! Тот, кого нет, заключает в себе ничего и все! Если ты не узнаешь, не откликнешься на видения и звуки, не углядишь в них себя и свое — обуяет страх!
Как сквозь подломившийся лед провалишься в иные миры настоящей беды и мучений. Остерегайся непроизвольных чувств. Пусть добросердечие твердости чистого, зеркального стекла будет твоим главным ощущением.
Бардо Смерти длится в среднем 49 дней, начиная со дня, как померший осознал свою кончину. Обычно за 3 дня это осознание наступает.
После того до 15 дней, приблизительно, мы бродим в Хониид Бардо. Затем — Суд и Сидпа Бардо, в котором мы ищем грядущего, как правило, беспамятного рожденья!
ХОНИИД БАРДО. ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Три дня ты не ведал про то, что с тобой произошло. Теперь, очнувшись, не спохватывайся — ты сильно переменился. Все переменилось, и ты стал другим. Не заглядывай в зеркало и не тереби своих близких. Ты увидишь такое, чего не видел; услышишь звуки, не похожие на земные. Источник того и другого Круг (мандала) твоего сердца. Это — ты, в той своей нераздельности, где нам доступно Озарение. Середина Окоема первого дня — это владение Белого Будды, Вайро-чаны. У него слепящее белое тело, которое светится чистым голубым светом. Он сидит на троне — льве и держит в руке колесо о 8-ми спицах*. Его обнимает Аксадатис, Божья Матерь Простора и неба.

* Архиерейский крест восьмиконечный, звезда Астарты и восьмеричная суть нашей природы, см. также Карлоса Констанеду "Сказки о Могуществе" про 8 и 6 граней нашего устройства ("Та1е8 о{ Ро\уег").

Так ярок этот Свет, так страшен его пламень, что легко убояться. Кто не убоится, поверит в голубой пламень и примет в себя — спасется от великой боли и мучений Бардо.
Чистое голубое пламя смешано со спокойным белым светом Дивов, Полубогов. Книга.Мертвых советует избегать белого ровного пламени, оно может увлечь и помешать нашему пути. Пути богов отличны т путей человеков. Пусть голубое пламя укрепит, а Богоматерь Простора и Неба обласкает и поддержит — таков совет Книги.
Разглядев в Белой Фигуре, окутанной голубым пламенем, Себя, почувствуй объятье Божьей Матери Простора на своей шее, стань Белым Буддой!*
ХОНИИД БАРДО. ВТОРОЙ ДЕНЬ
Это день ясности белого огня Восточной стороны, в этом белом чистом пламени заключены Счастье Проникновения и Мудрость Зерцала. В этот же день явится за грешником ад, растворит свою страшную пасть, откуда струится темный свет. Злые дела или гнев могут толкнуть тебя, потянуть непреодолимо к дымчатому темному свету Ада. Он покажется таким теплым, согревающим. Жесткий блеск спасения устрашит. Не гляди в ту как будто ласковую дымчато-темную сторону. Это путь в адовы миры, откуда долгим будет путь наружу. Стерегись гнева, в особенности здесь, в Бардо. В этот второй день ты еще можешь увидеть оставшихся позади, в земной юдоли, услышишь, как они спорят, разделяя твое имущество. Поймешь, что позабыла тебя любимая жена. Не дай Бог ты разгневаешься — вмиг потяни к себе темный свет и поглотит адова дверь.
Шесть божественных фигур-знаков появятся в ореоле радужных полос.
Придет Несокрушимый Будда Востока, Аксобья. У него ярко-синее тело, окутанное чистым белым светом. Он едет на троне-слоне и держит скипетр с пятью шипами в своей руке. Его обнимает Локана, Богоматерь Мудрости Зерцала. Им прислуживают и сопровождают два мужских божества: Любовь и Порядок; и два женских: Красота и Свершение.
* Дело в том, что по учению Совершенной Школы, Отец — это то, что появляется; Мать — это сознание или осознание того, что является взору. Так явление жизни — это отец. Мысль, их описывающая, осознающая — это мать. Явь вокруг — это отец. Наши сны яви, представление о жизни — мать. Соединяя в любовной близости Явление и Знание о нем, мы достигаем единства не только в Бардо, где Представление и Тело, Вещь равновелики по плотности, но и наяву, когда дела и слова наши больше не расходятся. Ибо узнав, ты в тот же миг становишься тем, кого или что узнал.
Ясное, чистое белое пламя так ярко сверкает, так слепит, что глазам больно на него глядеть. Ясный белый огонь смешан с дымчатым черным светом, этим агатовым цветом светятся Ад и Зло. Худое в человеке отвергнет слепящее белое пламя, как чужое, и устранится человек. Соблазнится он и последует за дымчатым, черным огнем. Удержись от соблазна: дымчатый черный огонь ведет к страданию, к неопределенному и Беззащитному Будущему.
Вглядись в яркое сияющее белое пламя и вбери его в Себя. Пусть Богоматерь Зерцала в этот миг соединится с тобою, распознавшим себя в Белом пламени.
ХОНИИД БАРДО. ТРЕТИЙ ДЕНЬ
В этот день воссияют чистые желтые огни Южной стороны нашего Окоема Сердца, стороны Нераздельной Мудрости.
Шесть божеств в ореоле огней радуги восстанут с Юга. Ратна-Самбаба, Будда Юга, с желтым телом, излучающим желтое чистое пламя. Он едет на лошади-троне и в руке держит желтый алмаз. Его обнимает нежно и едет с ним Мамаки, Богоматерь Нераздельной Мудрости. Их сопровождают вновь два мужских божества: Небо и Доброта; и два женских божества: Терпеливость и Набожность.
Трудно глядеть на этот желтый яркий огонь, так нестерпимо сияет желтое пламя.
К желтому пламени подмешана тусклая голубоватость земной юдоли.
Дурное в нас отчуждит, оттолкнет нас от желтого огня, устрашится человек ясного желтого пламени и потянется за спокойствием голубоватого света. Удержись! Избегай голубоватой тусклости! Если пойдешь к ней — вернешься к новой жизни, рождению, старости, болезни и новой смерти без озарения — печальная остановка в пути. Вывалишься в беспамятную земную юдоль, не выбирая, в самое скверное, куда сдернет соблазн.
Потянись и прими в себя желтое, ясное пламя, соединись с Богоматерью нераздельной Мудрости!
ХОНИИД БАРДО. ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ
Это день чистого красного пламени Западной стороны, где царят Мудрость и Размышления. И здесь появятся шесть божеств, все в радужном круге. Первый появится Амитаба, Будда Западного Предела, Всераспознающий Ведун. У него тело красное и светится чистым красным пламенем. Он сидит на троне-петухе и держит в руке Лотос. Его обнимает Пандарвазини, Божья Матерь Мудрости Знания. Два мужских божества им сопутствуют: Прощение и Добродетель. И два женских божества: Песни и Огня. Так силен красный чистый пламень, что трудно глядеть на него. Он смешан с тусклым ровным красноватым светом Земного удела. Плохая карма может отвратить тебя от чистого пламени, испугать яркого света и вызвать соблазн укрыться в спокойной красной тусклости, подмешанной к красному сиянию.
Беги от тусклого красного света — это путь в юдоль несчастливых неприкаянных духов — там нет освобождения никогда. Соберись взором на ярком пламени, разгляди в нем себя, допусти в себе столь сильную перемену и стань этим огнем. Так наяву, в жизни, мы меняемся раньше, чем заметим перемены, которые нас делают порой неузнаваемыми, И страшно, жутко допустить, что стал вот таким! Однако допустив, мы превращаемся в то, что вначале, как бы со стороны, рассмотрели чужими глазами. В этот день из-за сильных привязанностей, мести чувств или земной любви рождаются Привидения. Несчастливые духи связанные местом и сюжетом страданья. Их дальнейший путь к спасению через Бардо невозможен. Только родившись опять на Земле, после отпущения, истечения срока заключения в виде духа, Привидения и т.д., — они могут вновь попробовать Бардо и путь наверх!
Прими в себя красное пламя и соединись в одно с Повелителем Западного Предела, соединись с Богоматерью Разделенной Мудрости
ХОНИИД БАРДО. ПЯТЫЙ ДЕНЬ
В этот день Чистый Зеленый огонь воссияет с Северной стороны где правит Мудрость Свершения. Шесть божеств в свете Радуги приду со стороны Северного Предела. Амогасидхи, Бесстрашный и Све кающий Будда Севера, появится на гарпии-троне. В руках он держим скипетр о четырех головах в виде креста. С ним, обнимая нежно, едет! Тара, Богоматерь Постоянства и Разрешения.
У Повелителя Зеленое тело, которое ярко светит чистым зеленым пламенем.
Два мужских сопровождающих божества: Форма и Ясность. Два женских божества свиты: Суть и Сущность.
Яркое зеленое сияние смешано с тусклым зеленоватым светом Ревности и Зависти.
Испугавшись слепящего пламени, ты можешь укрыться в этом! тусклом спокойствии. Остерегись! Тусклый зеленый свет ведет в мир вечной вражды и бойни злых великанов. Твой путь прервется надолго и самым печальным образом.
Гляди в упор в сверкающее пламя! Не бойся и прими огонь в себя! Соединись с Мудростью Свершения и пусть Богоматерь Постоянства и Разрешения обнимет тебя.
ХОНИИД БАРДО. ШЕСТОЙ ДЕНЬ
Все знаки божеств и тайнопись твоего светового устройства один за другим явились тебе и ты не распознал в них себя, не закутался в радугу чистых тонов. Ты остался по-прежнему тем, чем ты кажешься себе В этот шестой день все четыре чистых пламени загорятся перед тобой: белое, желтое, красное и зеленое пламя. Так сияют главные стихии: Воды, Земли, Огня и Воздуха. Все вместе, пять Будд — Повелителей 4-х Пределов и Вайрочана, Белый Повелитель Центра, явятся вместе с Богоматерями и сопровождающими божествами, описанными выше*.
Всего числом 42, из пяти Пределов Любви к тебе. Соединись с ними, полюби их и, вступив в любовную близость, стань нераздельным с тем, что лучшее в тебе!
Они все устремятся к тебе в невероятном сверкании огней, которые горят для тебя.
От Белого Будды, Вайрочаны, Чистое голубое пламя так и брызжет из перевернутых чаш Мудрости, окруженных меньшего размера чашами, йотом еще меньшего и так до бесконечности — все сверкающие и льющие чистое голубое пламя.
От синего Будды, Аксобья, сияет белое чистое пламя Мудрости Зерцала, окруженное меньшего размера зерцалами, еще меньшими — и все — сверкающие чистым белым огнем.
Из перевернутых чаш Повелителя Южного Предела, Ратна-Самбабы, льется желтое чистое пламя Нераздельной Мудрости, главные чаши окружены меньшими, и все они изливают на тебя желтый светлый огонь.
От Амитабы исходит чистый красный огонь, пламя Мудрости Раздела льется из перевернутых чаш, окруженных меньшими и еще меньшими и так до самых малых. Из всех льется и каплет яркое красное пламя.
От Амогасидхи, Повелителя Севера, Зеленый Свет не так силен; Мудрость Всесвершения уже отдалилась.
* Все эти многочисленные божества суть Образы верящего в них. В Тантризме говорится, что Богини — это лишь знаки на Пути движения внутри нас в помощь или во вред движенью. И если возникает сомненье в божественности этих Божеств, пусть Ищущий себя скажет: "Вся нежить, Дакини, Эльфы и Русалки — лишь воспоминание тела, которого уже нет". И пусть помнит отчетливо, что Божества составляют Дорогу в точности, как в снотолковании. У иудейского каббалиста обличье этих божеств будет иное, вместо Дакинь появятся Привратники или Стражи Порогов. У христиан вся наша подноготная русалочья и лешаковская суть обнажится в этих образах. Тут и старичок может подойти в узорчатых лапотках, и бесы-дедотыкомки станут пакостить, проверяя, испытывая наше отношение. Помните, как в сказках, все эти существа — полоски Пути; ошибешься — провалится Дорога впереди. А позади дороги с самого начала нет. Вот почему во всех этих мирах нельзя Оглядываться.
Все вместе они явятся перед тобой. Не вздумай выбирать!
Погрузи себя в состояние Нерожденной Мысли, когда не появляется в нас никаких предложений, никаких заключений или формул Ума.
Никому не отдавай предпочтения, попробуй соединиться, не погружаясь в безбрежность. Полюби их всех, пожалей эти чудные видения — они отражение твоих огней. Ты глядишься в Себя -попробуй узнать свое доселе неведомое.
Вместе с ясными огнями будут гореть шесть тусклых огней, шести миров, где нет спасения: тусклый белый, зеленый, желтый, голубой, красный и тускло-черный, дымный. Не соблазнись! Ты попадешь в миры, где нет уверенности и защиты.
Счастье — есть Близость Любовная. Соединись с Богиней -обретешь бессмертие. Соединись с Собой — Всепроникнешь и не будет тайны для тебя.
Шестой день — последний для круга чакрама Сердца. Не разобрав Знаков, не распознав собственного пламени, соскользнешь вниз.
ХОНИИД БАРДО. СЕДЬМОЙ ДЕНЬ
В этот день ты очутишься в круге чакрама горла, который заве дует Знанием. Это плоскость и круг (мандала) Знания и Ведения.
Многоцветные огни, подобные Северному Сиянию, буду трепетать над тобой. Божества чувств придут с четырех сторон и центра. У каждого божества черепная сошка* и череп в виде чаши наполненной кровью. Правая рука поднята высоко в жесте обольще ния**. Из центра в кружеве радужных огней появится Верховны Ведун, Белоснежный Повелитель Танца, приплясывающий, излучающий пять тонов, в объятиях Красной Дакини***.
Из Восточного Предела Круга придет Земной Ведун, улыбаю щийся, танцующий, весь в белом, в объятиях Белой Дакини.
От Южной стороны придет Ведун Жизни, в желтых одеждах,) он улыбается и танцует в объятиях Желтой Дакини.
От Западной Стороны Круга явится Ведун Знака, он улыбается, танцует в красных одеждах. Его обнимает Красная Дакиня.
С Северной Стороны придет Ведун Озарения, он наполовину улыбается, другой половиной лика хмурится, в зеленых одеждах он танцует в объятиях Зеленой Дакини.
Их окружает множество Дакинь (Фей и Волшебников), мужского и женского пола, с дудками, барабанами, карнавальными флажками и лентами. Они воскуривают фимиам, танцуют легко и непринужденно под гул раздающейся повсюду громкой музыки. Они пришли вознаградить добро и наказать зло.
И такими яркими огнями светят эти Божества Чувств, что глаз едва выносит это сияние. Одновременно спокойный ровный свет голу-Гюй животной жизни льется на смотрящего. Дурное внутри постарается отвратить тебя от ярких огней и толкнет к тусклой голубизне. Остерегись! За ровным голубым Светом скрывается много долгих мучений.
Не бойся громов как бы изнутри этой яркой толпы, вдруг страшных всплескивающих криков: "Убей! Убей!"
Их правда и твоя правда — одно. Замешайся меж них: стань одним из танцующих. Проси у Дакинь подарка и помощи, и они примут тебя в свое число. Приняв в себя сверкающие пять огней, ты станешь Божеством Чувств и сможешь попасть в Предел Рая.

* Ламаистский нож для трепанации черепа по форме в виде сохи. ** Средний палец соединен с большим, безымянный уперт в ладонь, а указательный и мизинец вытянуты.
*** Дакиня — это Фея, Суккуби, божество нижних пределов.
ХОНИИД БАРДО.
ДНИ С ВОСЬМОГО ПО ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ
Эти дни — время Божеств и Знаков Рассудка. Они рождаются и возникают на круге (мандале) Разума, где располагаются владения единственности.
Они похожи на Божества Чувств, отличаясь источником круга. Узнай тебе явленное, допусти и стань этим — ты освободишься. Знаки свободы таковы: безоблачные небеса, яркое сверкание Солнца, сладкий запах благовоний и чудная, таинственная музыка в воздухе*.
.Книга Мертвых — это наставление для Живых. Изучай Знаки и печати тайного своего устройства, картины Храма Своей Души, и ты легко распознаешь Живые Знаки Хониид Бардо. Тщись пока живой. Во время Бардо Смерти, как во сне, очень трудно удержать сознание. Мысли легко путаются, память гаснет, а страхи, чувства обретают большую силу и власть над нами, становясь зримыми, телесными чудищами.
Стоит побежать в ужасе или застыть в бессилии и страхе и вмиг, ломая тонкую хрупкость плоскостей разных кругов Души, провалишься вниз. Самый умный может поскользнуться. Ленивый и глупый, на миг спохватившись, выскользнет и спасется.
Не всем обязательно бродить по Пределам Смерти. В момент Смерти Предвечный Свет озаряет тайную, вертикальную тропу мгновенного озарения.
Кто узнал этот свет, тот достигает Дхарма-Кайи, превращаясь в Того, кому не нужно читать Бардо Тодол.
Кто в Хониид Бардо узнал образы Радостных и Гневных Божеств, тот проснется, очнется, опамятуется в Самбхога-Кайе, и тогда, I Пробужденный, разорвав круг обычных смертей и рождений, по жела-1 нию может возвратиться на землю, в человеческое существование, в виде I Божеского Воплощения, чтобы спасти человечество, приподнять его I над тленом. Если узнавание затянулось до Сидпа Бардо, то очнется [ узнавший себя в Нирмана Кайе, плоскости бытия много ниже.
Однако и тут много возможностей вновь родиться на Высоких I местах: в мире Дивов, мире Асуров или Людей, где рожденный продолжит прерванное смертью продвижение в развитии с того же I самого места. Так осуществляется неразрывность Судьбы и тех, кто I поднялся в своем жизненном движении по отдельной, личностной судьбинской стезе.
Так что и на восьмой день не все еще потеряно.

Знаки свободы в Загробье и в Счастливом Вещем сне удивительно совпадают
ХОНИИД БАРДО. ВОСЬМОЙ ДЕНЬ
Будь внимателен и слушай! Это день, когда явится Будда-Херука, Будда Мужественности, из центра Круга (мандалы) Разума. Он является I потому, что ты не стал никем из тех Божеств, которые приходили! к тебе ранее.
Наше истинное устройство можно уподобить Храму, который! вовремя жизни мы строим иль разрушаем. Теперь, вне жизни,! разглядывая четыре Предела Храмового Круга, начиная сверху,! мы встречаем живые Воплощения своих усилий, желаний, мыслей и не можем в них узнать себя. Ибо Храм мы не видели в Яви и воспринимали лишь Аллегорию, тогда как воспринимать надо букально! "Будьте | как дети!" — сказал Христос, сиречь не наивны, но буквальны!
Будда Мужественности одет темно-коричневым цветом и светится | пламенными языками. У него три головы и в каждой три широко раскрытых глаза. У него шесть рук и четыре ноги. Левый лик -красный, правый — белый. В центре — Лик темно-коричневый. Его! головы обрамлены венком из черепов и увенчаны Знаками Луны! и Солнца. С плеч его свешивается гирлянда из человеческих отруб-! ленных голов, нанизанных на вервь из черных змей.
В его первой правой руке Колесо; во второй — Меч; в третьей -I Боевой топор.
В первой левой руке у него колокольчик; во второй — череп; в третьей — соха (нож). У него ужасающий взор и он все время смигивает, моргает очами. Зубы высунуты наружу и заходят верхние за нижние.
Он говорит грохочущим, взвизгивающим голосом. Власы его топорщатся и светят красно-коричневым пламенем.
Его обнимает Кротишварима, Богоматерь Женственности. Правая ее рука закинута ему за шею (шея одна — три головы). Левой рукой она подносит ему ко рту раковину, наполненную кровью. Оба тела светят ярким огнем, оба несут скипетры пламенные. Одна нога у ней согнута, другая — прямая.
Их несут на платформе рогатые существа: наполовину орлы, наполовину люди.
Не бойся! Не поддавайся мороку! На самом деле, это Небесные Отец — Мать Вайрочана, однако в Мыслях твоих они теперь выглядят по-иному. Отвергнутые, они Любовь заменили Гневом.
Узнай их, допусти, как они есть, и прими их в себя, в свой Храм — и спасешься!
ХОНИИД БАРДО. ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ
В этот день Важра-Херука, Будда Ордена Важра, придет с Восточной Стороны. Он лишь потому является тебе, что ты не распознал приходивших прежде него. Он белого цвета и окутан пламенем. Подобно Будде восьмого дня, у него три головы с тремя глазами в каждой, шесть рук и четыре ноги. Кто способен, пусть разгадает эту печать. Разгаданный Знак открывает Ворота Востока.
В его первой правой руке скипетр; во второй — череп; в третьей — боевой топор.
В его первой левой руке — колокольчик; во второй — наполненный кровью череп; в третьей — соха. Его нежно обнимает за толстую шею Важра-Кротишварима, Богоматерь Ордена, правой своей рукой. Левой рукой она подносит ко рту ему красную раковину с кровью.
Не бойся! Эта парочка на самом деле переодетые Божественный Отец и Мать Аксобия. Так они выглядят в твоих размышлениях. Попробуй их разгадать, узнать и принять за тех, кто они на самом деле. Воскликни: "Узнал!" Это Нераздельная Мудрость и Несокрушимость! Тут же для тебя распахнутся врата, и ты, став тем, что разгадал, войдешь в спасительный Восточный Край своего окоема.
ХОНИИД БАРДО. ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ
Этот день принадлежит Ратна-Херуке, Будде Ордена Драгоценного Камня Юга. И он приходит лишь оттого, что не распознал ты до него приходивших.
Он желт и в пламени. Подобно другим двум до него, обладает трехглазыми головами, шестью руками и стоит на четырех ногах.
В первой правой руке у него изумруд; во второй — трезубец; в третьей — булава. В первой левой руке он держит колокольчик; во второй — череп с кровью; в третьей — трезубец. Его обнимает Божественная Матерь Ратна-Кротишварима. Правую руку она закинула ему за шею, а левой подносит ко рту кровью наполненную красную раковину.
Попробуй не испугаться и разглядеть их. На самом деле эта парочка — Будда-Богоматерь Ратна-Самбаба: так выглядит Нераздельная Мудрость в соединении с Богоматерью Неразличения, рождаясь из твоих мыслей.
Распознай их, прими в себя и соединись — достигнешь Благости и счастья.
ХОНИИД БАРДО. ОДИННАДЦАТЫЙ ДЕНЬ
В этот день приходит Падма-Херука, Будда Ордена Лотоса из Западного Предела. Ты не узнал приходивших до него — теперь он приходит. Темно-красный и весь в пламени. Три глаза широко распахнуты и страшно глядят от каждой из трех голов. У него шесть рук и четыре ноги. В первой правой руке — лотос; в средней -трезубец; в третьей — булава. В левой первой руке — колокольчик; во второй — череп-кубок, наполненный кровью; в третьей — барабан.
Его обнимает Падма-Кротишварима, Богоматерь, правой рукой за шею, а левой к губам его подносит красный кубок-раковину с кровью.
Не становись в тупик. Это Амитаба и Богоматерь Мудрости Знания, таким они рождаются из твоих мыслей. Узнай их и прими, соединись с ними в одно, стань ими и обретешь Счастье.
ХОНИИД БАРДО. ДВЕНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ
В этот день явится Карма-Херука, Будда Ордена Кармы с Севера. Он темно-зеленого цвета и весь в пламени. У него три головы, по три| глаза в каждой; шесть рук и четыре ноги.
В правых руках последовательно он держит: меч, трезубец, булаву. I В левых: колокольчик, черен с кровью, соху-нож. Его обнимает! Богоматерь Карма-Кротишварима правой рукой за шею, левой она! подносит емураковину с кровью.
Не пугайся! Это Знак Соединения Божественных Отца и Матери Амогасидха. Так они выглядят в свете твоих мыслей. Не убоись' и распознай их истинное обличье. Так, увидев Льва (гласит притча),' дрожит от страха человек, думая, что Лев живой. Однако, стоит человеку понять, что это чучело Льва, как страх пропадает. Так все! эти фигуры — суть творения наших Дум. Не бойся, соедини свое! свечение с их пламенем, вступи в любовную близость, проникая взаимно — и ты освободишься.
ХОНИИД БАРДО. ТРИНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ
В этот день много устрашающих божеств появится перед тобой. Все ужасней их вид и строже, настойчивей кошмар, в который мы проваливаемся, как в трясину, не сумев распознать Знаков и Образов.
От восьми сторон Круга (мандалы) Разума раньше других явятся восемь Богинь Смерти.
Богиня Белой Смерти, от Восточной Стороны, огромной правой рукой держит труп она, как дубину, в левой руке кровью наполненный кубок-череп.
Богиня Желтой Смерти приходит с Юга, с Луком и Стрелами, готовая выстрелить.
Богиня Красной Смерти от Западного Предела несет с собой Штандарт с изображением крокодила.
Богиня Черной Смерти появляется с Северной Стороны и несет водной руке Скипетр, в другой — наполненный кровью череп-кубок.
Красная Богиня Смерти, от Юго-Востока, в правой руке держит вырванные кишки, которые она засовывает себе в рот левой рукой.
Зеленая Богиня Смерти идет с Юго-Запада, в левой руке несет кубок-череп, наполненный кровью, а правой рукой помешивает в нем скипетром, пьет и радуется.
Желтоватая Богиня Смерти идет с Северо-Запада, отрывает у трупов головы, выдирает сердца, собирает их в правую руку, а левой засовывает безголовые тела в рот, жует и чавкает счастливая.
Голубая Богиня Смерти с Северо-Восточной Стороны отрывает головы у трупов и бросает их себе в пасть, перемалывает их; как орехами щелкает и веселится.
Этих восемь Богинь Смерти окружают Пять Божеств Рассудка, которые тоже появляются в это время.
Из внешней части Круга Восемь Божеств с головами животных придут от Восьми Сторон.
С Востока появится темно-коричневый Лев-Человек (человек столовой Льва) с руками, скрещенными на груди, потрясая гривой и зажав труп в пасти.
Красный Тигроголовый Человек придет с Юга, с руками, скрещенными внизу тела, издавая жуткий рык и обнажая страшные белые клыки, вперяясь жутким взором выпученных глаз.
С Запада придет Лисоголовый Человек. У него нож в правой руке, кишки — в левой. Он рвет их зубами, слизывает кровь и веселится.
Темно-голубой Человек с Волчьей головой появится с Севера. Он рвет труп обеими руками и страшно глядит выпученными глазами.
Желтоватый с Головой Стервятника Человек появится с Юго-Востока с огромным трупом через одно плечо и скелетом в другой руке.
Темно-красный с Головой Птицы Человек Юго-Запада также несет на плече гигантский труп.
Черный с Головой Ворона Человек в левой руке держит череп, в правой — меч. Рот у него набит сердцами и кусками легкого.
Темно-синий с Головой Совы Человек придет от Северо-Восточного Предела со скипетром в правой руке, черепом в левой, рот у него занят жеванием, он глотает.
Не бойся! Это все мысли твои — из них рождены эти устрашающие живые Знаки. Разгадай их!
Это ты — этот труп, и ты — пожирающий. Соедини одно с другим и придет освобождение.
ХОНИИД БАРДО. ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ
В этот день придут четыре Богини — стражи Порога*.
Белая с головой тигра Богиня от Восточной Стороны, с нацеленной нам в грудь тростью в правой руке и наполненным кровью черепом-кубком — в левой.
Желтая с головой дятла Богиня с Юга придет с петлей.
Красная с головой льва Богиня Запада несет с собой длинную цепь.
Зеленая с головой змеи Богиня Севера придет с колокольцем.
К- ним присоединятся затем Херуки-Будды в объятиях своих Богоматерей; Богини Смерти; Животно-Головые Божества; всего тридцать числом.
Не бойся! Это все порождение твоих мыслей, их облик, требующий твоего признанья! приветь их, как они есть.
Придут другие. От каждой из четырех главных сторон придут по шесть животноголовых богинь:
С Востока придут: темно-коричневая с головой Яка, со скипетром и черепом; желто-красная Змееголовая Богиня с Лотосом; черно-зеленая с головой Леопарда, в руках несущая трезубец; синяя Обезьяньеголо-вая с колесом; красная с головой Медведя будет вращать бешено короткий дротик; белая с головой Медведя будет с петлей, сделанной из человеческих кишок.
С Юга придут: желтая с головой Летучей Мыши Богиня, размахивающая острым ножом; красная с головой Крокодила с погребальной урной в руках; красная со Скорпионьей головой и с лотосом в руке; белая с головой Ястреба со скипетром в руке; темно-зеленая с головой Лисицы и с дубинкой в руке; черно-желтая с головой Тигра придет, держа кубок-череп с кровью.
С Запада придут таких шесть Богинь: черно-зеленая с головой Стервятника и с булавой; красная с головой Лошади, с огромным сундуком, набитым трупами; белая с головой Орла будет вращать дубинкой; желтая Собакоголовая Богиня со скипетром и острым ножом; красная с головой Филина и луком со стрелами в руках, нацеленными, готовая выстрелить; зеленая с головой Лося и с урной погребальной в руках.
С Севера придут: голубая Богиня с Волчьей головой, размахивающая крюком; красная с головой Козы и выставленной вперед острой тростью; черная с головой Дятла, держащая в руках петлю с нанизанными на нее клыками; красная с головой Вороны и трупом ребенка в руках; черно-зеленая со Слоновьей головой и огромным трупом на плече, пьющая кровь из черепа-кубка; синяя Змееголовая Богиня, вся в кольцах опутавших ее змей.
В дополнение появятся четыре мистические Богини Врат.
С Востока — черная с головой Кукушки и железной лапой; с Юга — желтая с головой Козы и с петлей; с Запада — красная с головой Льва и цепью в руке; с Севера — черно-зеленая с головой Змеи.
Сравни со стражами Порога в Каббале (книге Зогар); христианские стражи Первого, Второго и т.д. Порога.

Размер этих Божеств простирается от 18 наших ростов до величины горы.
Распознай эти живые иероглифы, прочитай тайнопись собственного устройства и разом станешь тем, что ты есть на Самом Деле! Соединившись с собой — выскользнешь и спасешься.
Это последняя возможность досрочного освобождения. Если дрогнешь, испугаешься — тут же почувствуешь, как ты проваливаешься вниз, туда, где Боль и долгое томление Бардо, где Будущее неопределенно и нет у нас защиты.
Князь Смерти напустит жути, устрашающие лики божеств так и вперятся в тебя. У них стеклянные твердые глаза; верхние зубы кусают нижнюю губу так, что льется кровь; их волосы замотаны в пучок на макушке; у них раздутые животы. В руках они несут твое кармическое, судьбинское Дело-Свиток. Раздирающе пронзительны их мерзкие вопли: "Убей! Убей!"
Таков их внешний вид.
Ты можешь узнать их по ухваткам: они пожирают мозги, пьют кровь, вырывают сердца и отрывают головы.
Не бойся! Тебя нельзя убить, нельзя растерзать в земном смысле. И божества эти лишены земной плоти. Все это ожившие божественные Знаки Рассудка. Проси у них помощи, как у мыслей твоих! Молись о подмоге, обращаясь ко всем, кого вспомнишь. И страх пройдет. Не сможешь справиться со смятением — быть тебе в Сидпа Бардо, Бардо Следующего Рождения.
СИДПА БАРДО. ПЯТНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ
Хониид Бардо пролетело перед глазами, как сон, вырождаясь в кошмар к концу. Не распознав живых Знаков, ты не смог воплотиться. Ты не узнал Себя ни в одном круге (мандале), бежал, как от страшных сновидений, от ликов и фигур, обступивших тебя: хотя чем нам может повредить собственное сновидение?!
Теперь ты в Сидпа Бардо. Рождение в Бардо не похоже на земное. Твое сознание выныривает, как голова из мутной воды, и вмиг ты — есть!
Подобно форели, выпрыгивающей из воды, вдруг ты очнешься. Рождение в Бардо так описано древним учением;
У тебя тело похоже на прежнее. Все чувства при тебе, ты в движении свободен. Обладая сверхъестественными кармическими силами, ты способен видеть другие существа Бардо, и они тебя видят.
Тело твое подобно твоему прежнему, но оно совершенней, ибо рождено из надежд и желаний, знаков грядущего. Если ты очень пристально вглядишься — увидишь прозрачную игру огней вместо плоти. Чуть отвлекись — и вновь плоть затвердеет на глазах.
Видения посетят тебя: будущего твоего рождения, мест и тех, с кем суждено будет снова жить.
Не тянись им вслед, не обольщайся — это долгий путь страданий Бардо. До вчерашнего дня ты не смог принять в себя и сам войти, соединиться в любовной и всепринимающей близости с божествами, что являлись тебе одно за другим. Хониид Бардо промчалось жутким сном, в котором ты не увидел, не узнал и не вспомнил себя.
Здесь и сейчас, в Сидпа Бардо, исключительно важноч;ебя не утратить, не отвлечься и не дать чувствам увлечь тебя. Будь благожелателен и бесстрастен, подобен истинному Йогу, и ты сможешь выбраться отсюда либо воплотиться, не утрачивая сознания и памяти, на худой конец, вновь родишься, хотя и беспамятный, но выше и благоприятней рожденьем.
Если не поддашься искусу вовсе, ты освободишься без того, чтобы войти вновь в материнское чрево. Не можешь удержать сознание, теряешь себя, тогда думай о Боге своем, об Учителе или Человеке, который светил тебе в жизни и согревал. Думай про любое из высших, добрых Существ, вообразив их короной на твоей голове. Пусть Господь или Святой, их облик увенчает тебя.
Попробуй прислушаться к этому Знанию. Огромен искус в Сидпа Бардо. В остроте чувств, со способностью перемещаться мгновенно по желанию, даже если при жизни был согбен и немощен, ты можешь захлебнуться от радости. Удержись. Ты — в Сидпа Бардо. Осознай это! Отдай в том отчет и осади волнения.
Ты больше не стеснен плотью, в этом кармическом теле ты можешь проникнуть сквозь толщи стен, скал и даже гор.
Это еще одна проверка и свидетельство, что ты — в Сидпа Бардо. Сверхъестественные силы кармы позволят тебе в мгновенье очутиться в избранном месте. Ты можешь менять свою величину, форму и даже число. (Так скидываются колдуны котами или собаками. Или, раздвоившись, оказываются в едином мире в двух разных местах.) Не пугайся и не обольщайся этими новыми способностями. Если ты видишь других существ в Бардо, и они тебя видят — это означает, что ты увидел не только обитателей Бардо, но среди них есть те, с кем сведет тебя будущая твоя судьба.
Ты можешь посетить все миры, даже Саму четырех ликую Гору Меру можешь пронизать насквозь. Два места недоступны тебе, разве что ты исключительного развития Духовности: Великий Центр Души и Материнская Утроба. Таксилен свет, такое жуткое сверканье идет оттуда, что не приблизишься. А приблизишься — так устрашишься и отойдешь.
Если ты при жизни был подготовлен, ты увидишь Богов иль Ангелов. Звездные глаза присмотрят за тобой, но ты навряд ли их заметишь. Способен увидеть ты тех, кто ровня иль ниже тебя.
Наконец, увидишь ты людей и услышишь голоса в Земной юдоли, которую покинул. Ты заговоришь с ними, но тебя не услышат. Ты дотронешься — они пройдут сквозь тебя, не замечая. Они не могут видеть и слышать тебя. Только исключительные, особые люди способны видеть и слышать обитателей Бардо*.
Глядеть на родные лица в упор и не быть замеченным; слышать голоса близких и не в состоянии окликнуть их — в какое страшное горе может окунуться душа!
Это все равно, что выпрыгнуть рыбой из воды и попасть в огонь. Оставь их! Ты ничего не можешь сделать и помочь им не в силах. Не лезь в их сны и не пугай понапрасну невидимым присутствием наяву.
Утешься, размышляя о Господе и Учителе, если был у тебя такой. Во все время серебристый свет будет сопутствовать тебе — это освещение Сидпа Бардо.
От одной недели до семи, до 49-го дня пробудешь ты в этом состоянии. Большинство остаются в этом состоянии 22 дня, хотя в точности неизвестен срок, он определяется Личной Кармой. Через 3 — 3,5 дня, впервые очнувшись, мы становимся такими. Однако вХониид Бардо яркие видения все время отвлекали тебя. У большинства они пронеслись туманным кошмаром, по-настоящему очнулся человек лишь в Сидпа Бардо. Многие, не ведая того, что творят, как будто во сне глядели на себя в гробу, родных, любимые вещи еще в Хониид Бардо. Прогневавшись, они давно родились в Аду иль стали неприкаянными Духами, соблазнившись ровной красной тусклостью вместо ясного пламени.
Теперь в Сидпа Бардо ты обязательно очнешься. Ветер Кармы будет толкать тебя в спину, однако ни одна ветка возле не шелохнется.
Это ветер твоей Кармы, он лишь тебя толкает, потому что берет начало в Тебе! Не бойся! (См. При л. 7.)
Впереди разольется Мрак и Чернота, откуда донесутся устрашающие, пронзающие душу крики. Это твои страхи — их начало в тебе!
Дурная Карма может напасть на тебя демонами с режущим оружием, дикие звери погонятся за тобой. Страшная буря разыграется на пути, и разъяренная толпа ринется тебе навстречу, грозя растоптать, разодрать в клочья. Это дурное в нас стало живым и грозным, однако берет оно начало в нас самих.
Это наши собственные кошмары и кусающая совесть грозят и могут разодрать нас, потому что мы и порожденное, сотворенное нами в этом мире, — сравнимы. Однако источник грозных творений в нас. Если не устрашишься ты — творение бессильно, его угрозы неосуществимы. Шагни навстречу и обними, поцелуй кровавую пасть — и пропадут видения!
Если испугаешься и побежишь — очутишься в теснине, на страшном утесе, откуда нет пути.
Три пропасти отрежут тебе дорогу: белая пропасть, черная и красная. Это три Зла: Гнев, Себялюбие и Глупость. Увидишь эти три пропасти — знай, ты в Сидпа Бардо. Сосредоточься на себе, обратись к Господу, к Великому Человеку, укрепись — ничто и никто не могут повредить тебе здесь на Самом Деле, но в это надо поверить.
Кто при жизни тщился разглядеть Себя, кто помнил про смерть и рождение большую часть времени — тем иное предстанет в Сидпа Бардо. Повеет на них Счастьем и радостью, распахнутся чудные виды, запахи потекут, лаская ноздри, и легкие девы придут нежной поступью.
Не соблазняйся! Это тоже из тебя проистекает, не обольщайся.
Есть такие, кто предпочтет этот сладкий морок дальнейшему пути. Книга предостерегает от такого остановления и утери долга.
Кто жил никак, тот и здесь никак себя увидит. Потянутся бессмысленные дорожки, пустота и серость.
Занервничает человек, станет метаться туда-сюда, завидев вдали храм и купол, устремится туда. Потом кинется к Земле, к пепелищу, могиле своей. От любого сильного чувства затмится сознание, потом опять ты очнешься уже в чистом месте... Отчаянье охватит тебя, беспомощность. Надо что-то делать! Такая станет терзать мысль. Это ложное — Ничего не надо делать. Напротив того, углубись в бездействие, застынь и успокойся, если сумеешь.
Не отчаивайся, если увидав еду, не сможешь вкусить от нее. Ты все равно можешь ею насытиться мистически, если это тебе поднесена пища, тебе поставлен бокал с вином, тогда ты вкусишь от сути вина. Наслаждение тут во много раз сильней и тоньше, чем наяву. Вот почему гневаются боги и умершие, если им не совершают жертвоприношений, не ставят еду и питье для них. Пока ты живешь, помни про близких, друзей твоих и ставь для них бокал поминовения.

* Так было с Эмануэлем Сведенборгом. Многие годы он общался, по-видимому, с существами Сидпа Бардо. Это описано в его сочинениях.

Тебе никто не может помочь в Сидпа Бардо. Друзья могут и тут появиться, но они бессильны поменять твою судьбу.
Все твои ощущения, чувства счастья и страдания — лишь отражения худого и доброго в тебе. Будь особенно осторожен в чувствах, придерживай их, как лошадей, рвущих поводья.
Увидав родственников, что тащат твои книги, имущество; жену, которая уже близка с другим,— не вздумай гневаться! Тут же провалишься в преисподнюю, откуда очень долог путь, там много страданий. Помни, всякий раз под тобой очень хрупкий тонкий лед, готовый подломиться под тяжестью чувства: что дурного, что хорошего.
Затоскует человек в этом страшном одиночестве и бессилии. Бросится искать себе новое тело, чтобы снова вернуться в совместную жизнь. Увы ему! Пока он был в беспамятстве, проваливался из одного круга видений в другой в Хониид Бардо — его тело истлело, иль было сожжено.
Страшное бессилие обуяет тебя. Не торопись! Ты можешь кинуться в первую попавшуюся утробу, в скверное чрево, которое родит тебя для одного лишь страдания. Будь терпелив и осторожен! Можно вообще не воплощаться вновь! Можно воплотиться для радостей жизни! Можно... многое можно! Не торопись. Тут некуда и незачем торопиться: ты умер!
СУД
(См. Прил. 5.)
Твое страдание порождено худым в тебе в этом загробном мире. Если б худого было мало, ты бы наслаждался здесь и позабыл о своем временном доме на Земле, случайных наших близких в юдоли очередного Земного воплощения. Пойми это, соберись на Предвечной Троице или Великом Знаке, и от тебя отступят.
Если не в силах ты отвлечься от своих страданий, тогда Добрый Дух твоего возраста придет и станет складывать белые камушки твоих добрых дел. С ним вместе с другого Боку придет Недобрый Дух и станет черными голышами отсчитывать твои дурные дела. Увидав эти кучки, ты можешь испугаться и станешь лгать, кричать, что это несправедливо и не было таких дурных дел, а добрых было больше... Сразу появится Князь Смерти перед тобой с Зеркалом Судьбы (Кармы)*, в котором отражаются доброе и худое в точности. Заглянешь ты в это зеркало и увидишь правду. После Князь Смерти наденет тебе петлю на шею и потащит за собой. Тебе отрубят голову, вырвут сердце, выгребут наружу кишки и внутренности и станут пожирать мозги твои, пить кровь твою, жевать плоть и грызть твои кости. Безумная и невероятная боль охватит тебя. Увы! Ты не умрешь. Твое мистическое тело вновь соберется и снова тебя потащат с петлей на шее, снова разорвут и разгрызут на части. Это будет повторяться снова и снова и не будет тому конца, пока ты не осознаешь происходящего. Пока не отдашь отчет, что это ты сам себя судишь, что все картинки всплывают из мутных вод твоих мыслей! Ни Князь Смерти, ни чудовища, рвущие тебя на части, плотью не обладают, как и ты сам. Все эти жуткие сцены — лишь морок, видения. Однако здесь, в этом мире Бардо, видение и ты сравнимы по плотности и потому боль — настоящая!
Здесь тобой сотворенное способно растерзать тебя во всей подробности жутких твоих чувств при этом.
Не лги, когда считать начнут белые и черные голыши. Не бойся Князя Смерти! Проси у него помощи и защиты. Распознай всю страшную картинку как твой сон, тобой наполненный и сотворенный, и не выделяй себя из него — тогда спасешься!
Молись Господу или сосредоточь мысли на Великом Знаке Единства. Вспомни древние слова:
В одно мгновенье — все переменится.
В один миг — очутишься в спасительном месте.
До сего часа ты так и не сумел согласиться, смириться и допустить что-либо из увиденного, так ничего и не распознал. Скользя по звеньям собственного смысла, ты ни одного из них не узнал и не откликнулся. Ты — программа в Режиме Узнавания пробежала себя, как чужую, так и не выполнив ни разу Условия Совпадения.
Ни в одном из живых кругов ты не совпал с тем, что считывал, и не сработало Устройство Ключа. Не отворились двери и все перемены были к худшему. Ибо мы начинаем считывать себя с Вершины и движемся вниз.
Это последняя возможность освобождения. Не сумеешь сейчас прочитать живую тайнопись — померкнут сознание и память прошлого и полетишь вниз. Все страдание Мира и Господа нашего тебя не спасут после этого. Вспомни хотя бы свое настоящее имя! Имя Учителя или Господа Нашего. Выкрикни эти имена Князю Смерти! Побори страх, будь искренним хотя бы на мгновенье!
Упустишь эту возможность — тебя ждет беспамятство очередного воплощения.
Карма — это накопленное добро и зло в нас, это проклятие и благословение, что мы носим в себе. Карма — это закон, который осуществляет судьбу, следуя соотношениям добра, зла и смысла; одновременно карма — это сила, воплощающая этот закон, — отсюда мощь кармических наваждений в Хониид Бардо. Карма еще — это путь и дорога сама, и как идти — все вместе.
ШЕСТЬ МИРОВ (ЛОК)

(См. Прил. 6)
Можно родиться вновь в шести мирах. Ты увидишь их огни, свет от них сочащийся. Тот мир, в котором тебе суждено оказаться, будет ярче других светить тебе.
Эти Миры, Локи, уже светили и завлекали тебя раньше, теперь ты их увидишь вплотную. Ровный белый свет излучает мир божеств, ищущих удовольствия; зеленый ровный свет испускает мир воюющих великанов; желтоватым светом светит мир рассудочных, рациональных человеческих существ; ровный синий свет испускает мир диких животных, где правят страсти джунглей; красноватым светится мир бродячих, несчастных духов; и серый с черным свет светит из всеочищающего Ада.
Есть четыре сорта рождений: из яйца, в чреве, сверхъестественное рождение и из семян и спор. Из яйца или во чреве рождения во многом подобны.
Рождения в Мире Божеств Удовольствия, в Аду иль Мире Бродячих Духов — это сверхъестественное рождение, равно как и в Мире Враждующих Гигантов.
В мире людей и в мире животных наше рождение требует чрева. Сверхъестественное рождение — суждено и кроме четырех Лок есть еще много миров, где может вдруг очутиться, вынырнуть человек. Про то рассуждать трудно, ибо мало кому суждено бродить в садах Гандхарвов и Апсар, в чудных Рощах Райских фей и волшебниц. Так же мало кому суждено сразу уйти вверх по тайной, вертикальной тропе предвечного света. Есть, конечно, такие, кто вообще не утрачивает сознание и, помня прошлое и будущее, сразу перебирается в очередное тело. Либо пребывает неподалеку от Земной Юдоли, надзирая за лишь ему ведомым в жизни и подправляя, если надо, Божий путь в Мире.
Обыкновенные люди — это ты и мы, после того, что было на Суде, увидим свое очередное Земное воплощение, если оно выше качеством. Тут очень надо быть осторожным. Если чуть оступишься, разгневаешься на тех, кто не помянул тебя иль ненужную тебе больше вещь с собой унес — вмиг родишься в Аду.
Лучше Добросердечие, чем Гнев. Потянешься к тому, чем владел при жизни, позавидуешь тому, кто их теперешний владелец, — в одно моргание родишься в Аду иль в мире Бродячих Несчастливых Духов.
Земное тебе ни к чему! Сообрази и осознай это, наконец! Отринь, отдай, принеси в жертву свои чувства Предвечной Троице, Господу Нашему, Богоматери или Учителю — и освободись, очистись от ненужных здесь и опасных пристрастий.
Если ты и заслуживаешь Ада, а проникнешься,— ты враз родишься повыше плоскостью. Ты в мире сейчас, где всякая рябь чувства, малейшее колебание тут же воздействует и отзывается. Очень тут важно поддержать чистоту и доброжелательность мысли.
Теперь, когда ты увидел, какой из шести миров светится ярче, ты должен осознать, что это мир твоего будущего рождения и будущей жизни.
Твоя прошлая жизнь потускнеет и растает в памяти. Будущее станет ясней и ясней. Какая жуткая грусть тебя охватит, уныние. Не торопись в этот светящий ярче других мир будущей твоей жизни. В особенности, если это Ад иль Мир животных. Не гневайся и не отчаивайся. Попробуй этот свет увидеть Светом Спасения и от Спасителя исходящим. Вот самое точное средство, самое главное знание: соберись умом на этом свете, который ярче других, и вообрази, что это предвечный Свет. Пусть после этого сознание того, что вокруг, угаснет и ты уйдешь совсем внутрь себя. Помни, где только есть место -везде есть сознание. Где только возникает сознание — тут же обнаруживает свое присутствие Дхарма-Кайя, предвечный закон. Если сумеешь так поступить — ускользнешь от рождения в худом мире.
ОЧЕРЕДНОЕ РОЖДЕНИЕ
Все учения не помогли, твое сознание, как наяву, то вспыхнет, то погаснет, чувства томят и подгоняют. Ветры и бури гонят, разъяренные толпы бегут на тебя, готовые растоптать, и ты уже не способен их распознать за свои порождения. Сотворенное тобой живет самостоятельно от тебя, сравнимое с тобой по плотности в этом мире, способно разодрать, изувечить, причинить жуткую боль.
Если порождения не от худого в нас, а от Добра, то нас захватывает сладкий сон, нежит нас. Очнись! Ты еще в Сидпа Бардо. Погляди, ты не отбрасываешь тени и нет твоего отражения в зеркале вод!
Очнись, потому что тебе придется воплощаться и от внимания твоего зависит будущее страдание и радость.
Попробуй теперь не войти в дурное чрево, выбрать получше местечко в будущей жизни. Для этого надо разверстую дверь чрева закрыть перед собой.
Есть пять способов захлопнуть перед собой Дверь Чрева и тем самым уберечься от воплощения.
ПЕРВЫЙ СПОСОБ ЗАПИРАНИЯ ДВЕРИ ЧРЕВА
Первый способ прост — противиться потоку, который несет тебя в отверстие. Весь соберись на противоположном течении твоего очевидного Добра. Ведь существование в Бардо ведет нас назад, к рождению. И кармические силы в виде привлекательности, пряника либо кнута всегда нацелены супротив осознания, осмысления, озарения. По этой причине, ты всегда будешь прав в Сидпа Бардо, поступая наоборот, заменяя в себе самое сильное чувство во всякое мгновение на противоположное. Если испуган ты — иди навстречу опасности и страху. Отвратитаяен тебе облик, обними и приласкай его. Красотку и негу отвергни и оттолкни. Лучше следовать вони, нежели искуситься сладостью аромата. Так и в наших обычных сновидениях во время жизни, многое противоположно по смыслу. Отчаяние во сне лучше видеть, чем быть счастливым. А слезы всегда к радости. И наяву, стоит человеку хоть два дня заменить самое сильное в себе качество, но не лучшее, на противоположное — и откроется ему. Сразу откроется и воздастся. Увы, никто не выдержал двух дней даже из тех немногих, кто попробовал. Обыкновенно человек просто удаляется после подобного предложения проверки воздаянием.
Однако противься смиренно, с верой и без злобы. Очисти сознание от всего, кроме одной думы, одной цели — устоять по-доброму, и дверь захлопнется перед тобой.
ВТОРОЙ СПОСОБ ЗАКРЫТЬ ДВЕРЬ ЧРЕВА
Увидишь мужиков и баб в Соитии. Не отвлекай их, не обращай их внимания на себя. Отнесись к их близости на твоих глазах, как к близости, единению — Отца и Матери. Задумайся над этим! Доверься им, мысленно предложи им себя и глубоко искренне попроси у них наставления. Если таким манером сможешь к ним обратиться с просьбой — закроется Дверь-Чрево, готовое поглотить тебя. Если не закроется, вообрази их соития Божьим Союзом Пра Отца и Пра Матери наших и вновь проси смиренно о помощи.
ТРЕТИЙ СПОСОБ ЗАКРЫТЬ ЧРЕВО-ДВЕРЬ
Вновь увидишь мужиков и баб, которые совокупляются. Если ты войдешь в чрево сейчас в соответствии с Кармической силой, родишься ты лошадью, птицей, собакой иль человеком*. •
Если суждено тебе быть мужчиной, возненавидишь ты отца и возлюбишь мать. Если — женщиной суждено воплотиться, возненавидишь мать и прилепишься к отцу. В миг зачатия ты испытаешь невероятную вспышку внутреннего понимания себя и происходящего, но очень быстро эта вспышка угаснет. Появившись на свет, ты можешь обнаружить, что ты стал собакой или свиньей, коровой, крабом и т.д. У тебя будет много от физических или умственных, поведенческих черт этих существ. Пойми одно: как только ты почувствуешь, как тянется твоя душа к одному полу и отвращается от другого — перехвати свои чувства, придержи их. Остерегись предпочтения. Побори тошноту и отвращение и справься с любовной тягой.

* В отношении буквальности рождения животным иль птицей существует неясность. Похоже, что это нельзя понимать прямо, а скорей так, что людей среди нас не так много и в человечьем обличий бродит много зверья.

Ты ведь можешь увидеть, как совокупляются феи и колдуны, ведьмы и бесы. В одно мгновенье, благодаря перекосу чувств и предпочитания — ты можешь родиться в Аду или Среди Бродячих Несчастливых Духов.
Остерегись дурных брезгливых чувств и отойди от любви, охлади пристрастие. Одной решимости это сделать достаточно, чтобы захлопнулась перед тобой готовая затянуть тебя дверь в чрево.
ЧЕТВЕРТЫЙ СПОСОБ ЗАКРЫТЬ ДВЕРЬ В ЧРЕВО
Это урок в управленьи мороком. Если ты не сумел преуспеть раньше, задумайся на миг о том, что все эти парочки в сладком соитии, звуки, картины далей — все это морок, иллюзия, наваждения. Они подобны миражам, снам, эхо, отражениям в стекле — их нет, хотя и видим мы, и слышим. Как отражение в зеркале — само по себе не существует.
Чего же их домогаться? Чего и кого бояться? Ты источник всего, из тебя возникает и творится вся картинность перед глазами. Даже твое сознание — оно тоже нереально, самонаваждение. Ты -изображение в стекле, которое ловит само себя!
Стоит тебе понять это — ты не войдешь в призывно распахнутую дверь, она закроется перед глазами, и цель достигнута.
Книга Бардо Тодол учит, что великое несчастье ждет тех, кто поверит в явь этой неяви, в ощутимость этой неощутимости, в суть этого несуществования.
Однако, подобно Сновиденью, в котором мы помним себя, нельзя сказать про то, что вокруг нас в Сидпа Бардо, что этого нет.
Не существует и не не существует, но есть и переживается нами! Тут тайна! Тайна неразрывности и раздельности Творца и Творения. Тайна самостоятельной жизни сотворенного.
Страшным наказаньем обещает книга обречь того, кто, понимая несуществованье и не суть Бардо Миров, однако искушается возможностями и сверхъестественными способностями — и волей своей там остается. Не желает ни спасаться, ни воплощаться. Последнее возможно, если достает силы и оккультного навыка. Это путь колдунов и темных Магов. Не реален, но есть. Этот мир привлекает многих из духовно развитых своими возможностями творения и власти.
Ведь одной мыслью, одним желанием способны существа Сидпа Бардо (любого Бардо) лепить дворцы, живых красавиц, ароматы и негу. Многие соблазняются. И не хотят двигаться предначертанным путем этой книги, учения. Везде существуют инакомыслящие. (См. Прил. 8.)
ПЯТЫЙ СПОСОБ ЗАХЛОПНУТЬ ЧРЕВО-ДВЕРЬ
Если по-прежнему зияет поджидающее тебя Чрево — это оттого, что ты еще в сомнении и принимаешь за явь несуществующее. Сосредоточься на одном — себе! Даже Разум мой не существует: не будучи рожден, он не может умереть. Сознание мое — лишь отражение, само себя ловящее в стекле. Я вода, переливающаяся в воду. Так размышляй, и захлопнется Дверь в Чрево.
Учти, здесь в Бардо, все обострено: и чувства, и мысли. Мозг странно ясен и молитва, просьба в себе заключают силу заклятья. Простые знаки ясного представления срабатывают, как тайный шифр управления, и двери закрываются, меняется перед глазами вид; злая стихия вмиг оборачивается добрым огоньком, иль жар удушливый — прохладой древесной сени...
Это мир, где Знак и Вещь равны!
ВЫБОР ЧРЕВА
Если ты не услышал слов Учения и не сумел ими воспользоваться, не проникся знанием и не стал им — дверь Чрева по-прежнему открыта и близится время войти туда, внутрь. Попробуй выбрать Чрево! Сосредоточься на важности выбора — это твоя жизнь впереди!
Раньше всего ты увидишь знаки континента, на котором тебе предстоит воплощение.
Если тебе суждено родиться на Восточном континенте, ты увидишь большое озеро, в котором плавают лебеди. Не входи туда. Там счастье и удобство, но слаба вера.
Если рожденье твое грядет в Южном Пределе, ты увидишь роскошные особняки и дворцы. Если сможешь — войди туда.
Если тебе суждено воплотиться в пределах Западного континента, ты увидишь озеро, на берегу которого лошади щиплют траву. Не входи туда. Там изобилие и богатство, но вера не крепка.
Если воплотишься к жизни в Северном Пределе, ты увидишь озеро, окруженное лесом, где на берегу пасутся коровы. Не входи туда сейчас же. Там жизнь долга и много возможностей, но вера слаба.
Если суждено тебе родиться Божеством, ищущим утех, ты увидишь храмы, наполненные драгоценностями и золотом. Войди туда, если сумеешь.
Если родиться тебе вечно враждующим гигантом, ты увидишь огромный лес и кольца огня, вращающиеся в противоположных друг другу направлениях. Не ступай в это место.
Если в мире животной жизни тебе предстоит родиться, увидишь ты пещеры, глубокие ямы, завернутые в дымку или клочья тумана. Не входи туда.
Если суждено тебе воплотиться в мире Бродячих Несчастливых Духов, ты увидишь выжженные просторы, пустыни, пустые равнины, непроходимые заросли, густые леса, где деревья плотно стоят друг к другу, и неглубокие долинки и впадины.
Коль родиться тебе в Аду, ты услышишь чудное, притягательное пение, которое несет в себе силу кармы. Тебя так и поведет туда, так и захочется пойти на звуки. Сопротивляйся изо всех сил! Это места, где черные дома, белые здания, черные дороги и глубокие ямы. Там ты будешь страдать веками от страшных всплесков жара и холода. Не ходи туда!
КАРМИЧЕСКАЯ БУРЯ
Позади тебя теперь ревут и крутят вихри Кармы (судьбы) и волокут тебя вперед. Вся сила Судьбы теперь завладевает тобой, как злой ветер владеет листком. Страшные порывы ветра, ливни, лавина снега и льда обрушиваются на тебя из низких черных туч. Вокруг стелется мрак и бешено кружат, вращаются возле тебя вихри-столбы*.
Устрашающие звуки несутся со всех сторон. Такое творится вокруг злобное и разгульное неистовство, что одно чувство завладевает тобой — бежать, надо бежать. В поисках убежища и спасения ты кинешься куда глаза глядят и увидишь перед собой роскошные поместья, пещеры великие, пышные джунгли и огромный цветущий лотос. Войдешь ты в него, сомкнутся лепестки. Такая тишина и покой внутри. Тебе и в голову не придет отсюда вновь выйти наружу, ведь там бушуют черные, страшные судьбинские стихии. Тебе хорошо и ты попался. Ты стерегся двери-чрева, потому что думал, там ждет меня будущее страдание, рожденье, ниже качеством предыдущего. И ты шагнул внутрь цветка и пойман был, как муха, польстившаяся на сладость мухоловки.
Чтоб выбрать, оставить за собой выбор Чрева и Рожденья — не надо поддаваться будущей Кармической стихии. Когда она поглотит тебя, направь всю свою волю к Будде-Херуке, или Хаягриве, Королю с лошадиной головой и Стражу Ворот, или Важра-Пани, Хранителю священного скипетра, или любому Божеству, которое способно изгонять злых духов. Проникнись Господом нашим или любым святым, который отвращал и гнал бесов при жизни, и рухнет заклятье! Чары спадут, и ты сможешь выбирать себе Чрево!

См. Приложение 7, Ветер Кармы.

Помни! Божества рождаются силой глубокой и полной Думы тех, кто находится в Бардо. Злые Бродячие Духи порождаются неискренними, хотя и сильными, глубоким сосредоточением и медитацией.
Проникнись Великим Знаком! Или помысли о призрачности того, что вокруг тебя. Не позволяй себе броситься в первое попавшееся спасительное место. Учти, здесь, в этом мире, все так обманчиво. И кучей нечистот, из-за худого в тебе, может предстать блистательное чрево счастливого рожденья. Великолепный Лотос, спасительный — окажется скверным и низким рождением. Будь осторожен!
САМО ВОПЛОЩЕНИЕ
Если ты вынужден войти внутрь Чрева, прими это учение! Слушай внимательно! Не входи в первую попавшуюся дверь, что растворится перед тобой сама. Если злые духи толкают тебя на это, рассей их чары, собрав внимание на святых, Спасителе, на Великом Знаке. На чем угодно, про что ты знаешь, что это изгоняет злых бесов! Обрушив заклятье и рассеяв чары, ты можешь теперь выбрать Чрево.
Ты уже видел Знаки Континентов, где суждено тебе воплощенье.
Выбери сообразно. Перед тобой выбор — родиться сверхъестественно в высших мирах или вернуться в Земную юдоль через дверь-чрево.
Соберись вниманьем на тех знаках, которыми отмечен этот вышний мир. Проси! Коль суждено тебе, ты вмиг родишься в том желанном Пределе.
Если не суждено тебе рождение в одном из высших миров или не желаешь ты туда, а хочешь обратно на Землю — тогда выбери лучше тот Континент, где вера крепка, и войди в его пределы.
Сладкий аромат привлечет тебя к ждущему, готовому принять тебя Чреву. Что бы ты ни видел и ощущал, пойми, что не все здесь золото, что блестит. И будь в выборе осторожен.
Думай всей силой желания и мысли про то, что хочу, мол, родиться Императором или высшего сословия, иль сыном Мудреца, иль человеком без забот, как возжелал того и выбрал жребий Хитроумный Улисс, по рассказу Эра, вернувшегося из загробного мира (Платон, "Республика"). (См. Прил. 5.)
Войди в то чрево, которое привлечет тебя после серьезного раздумья и выбора будущей судьбинской желанности.
Войди с чувством любви и веры в исполнение твоего желанного выбора. Тогда Чужое Чрево превращается в твой Храм, Святыню. Внутри, в последние мгновенья думай о Спасителе и тех, кто дорог тебе и вызывает в тебе чувства любви!
Как тут легко ошибиться, вступая в пределы Чрева! Карма может запутать и сбить тебя с толку: высокое чрево покажется низким, а скверное — зовущим.
Избежать ошибки и обмана трудно. Не торопись отвергать, что кажется дурным. Попробуй приглядеться и распознать с второго, третьего взгляда. Не соблазняйся сразу внешней привлекательностью, постой возле и подумай. Будь беспристрастен и чужд предвзятости! Это очень тонкое искусство — выбор! Лишь те, кто при жизни были сильны в задумчивости (медитации) и помнили о смерти — способны верно судить. Если не можешь отвлечься от предрассудков, от предвзятости и стать бесстрастным, если не можешь из-за того выбрать чрево -молись. Забудь о некогда любимых, о том, кем был ты и кем хочешь стать — молись! Если ты еще в Бардо — это последнее поученье. Соберись со всеми силами, с любовью и верой, не раздваиваясь вниманьем, обратись к Спасителю. Проникнись Им на миг! Тогда увидишь себя. Допусти себя, как ты есть! Соединись с Самим Собой из четырех в одно, и великая сила в последнее мгновенье войдет в тебя.
Выбери тогда континент, где высятся Храмы с желтыми бриллиантами в золоте. Войди туда, если сможешь и захочешь стать Богом, взыскующим утех. Этим учение про Бардо, которое освобождает мертвых и учит живых, исчерпано.

Пересказ по совокупности версий Бардо Тодол Е.Цветкова

ПРИЛОЖЕНИЕ 1
"ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ"
В замечательной книге американского психиатра Р.А.Моуди "Жизнь после жизни", в книгах Р.Крукела ("Выход из тела", 1970), С.Грина ("Выход из тела", 1975) и других рассказывается об удивительных приключениях разных людей, находившихся в состоянии клинической смерти в центрах реанимации. Я здесь попытаюсь обрисовать вкратце испытанное ими, с точки зрения Бардо Тодол.
Все эти люди, по мысли Бардо Тодол, находились в состоянии Чикай Бардо или в самом начале Хониид Бардо. Давайте сообразим, что они могли увидеть, коль скоро допустить свидетельства Тибетской Книги Мертвых как истинные.
Сознание в миг смерти покидает тело. Умирающий как бы со стороны может увидеть родственников, врачей (в нашем случае), парить и дивиться тому, что там снизу под ним лежит его тело, которое он явственно различает, однако, как правило, не испытывает никаких теплых чувств к распростершейся плоти, которая при помощи техники реанимации настойчиво сохраняет связь с плывущим свободно сознанием. Заметим, что для тех, кто в реанимации, легче осознать свою смерть в этом состоянии освобожденного сознания. Врачи, белые халаты, тело на столе операционной — все это сильно помогает сознанью. В наш атеистический, в сущности, век самым сильным, конечно, должно быть чувство удивления: мол, помер, а надо же тебе — слышу, вижу и так легко...
Состояние Чикай Бардо может длиться от мига, требуемого, чтобы щелкнуть пальцами, до семи дней, в редких случаях. А в среднем около трех дней. Поскольку реанимация поддерживает тело, не дает ему распадаться все это время, пока реанимация продолжается, у помирающего имеется возможность Возвратиться.
Взглянув на суетящихся возле тела врачей и медсестер, выскользнувшее сознание может отвлечься и встретиться "лицом к лицу", как повествует Бардо Тодол, с реальностью уже нежизненной, Чикай Бардо. Признаки Чикай Бардо (смотри в тексте) удивительны, если ты в сознании. Ты поплывешь, как пушинка, легко-легко под синим безбрежным небом, еще далеки тяготы кармических видений. И, наконец, главное — увидишь ослепительный свет, который так силен, что может напугать. Во второй части Чикай Бардо, если первое проскочил, не заметив, в обмороке сознания, Вторичный Свет засияет или, коль скоро и от этого света ты защищен слепотой своего духовного глаза -появятся Стражи Вечности, в виде разных фигур Света (в зависимости от того, во что ты верил при жизни). Тут и звуки самые разные могут наполнить грохотом уже несуществующие уши, и кроме света удивительные острые лучи пронзительно вспыхнут миражами. Это стихии нашего тела показывают свою основу, свою суть. Сверкающие и пролетающие мимо видения, миражи — суть мысли и чувства помирающего. Здесь в мире, где мысль и вещь, слово и действия — равнозначны и равноплотны по силе, по энергетике, стоит о чем-то задуматься, бессознательно даже — и вмиг эта неясная мелькнувшая мысль воплотится в мираж или звук, или действие.
В этом же состоянии второй части Чикай Бардо высвобожденное сознание парит в привычных местах своей деятельности, привычной географии, отношений — всего привычного, что составляло при жизни мир помирающего.
Практически, почти все видения, во всяком случае большинство видений тех, кого реанимировали, вернули вновь к жизни (остальные нам не могут рассказать) — должны относиться к этой части Бардо. Только в редких случаях по-видимому, умирающий мог проскользнуть сквозь Чикай Бардо и оказаться в Хониид Бардо первого, второго дня. Я думаю, это максимум проникновения для случаев реанимирования, тем более, что и срок тут обозначен, если не Приходит в Себя (как удивителен наш язык в точности своих формул) в течение трех дней — больного "отключают" от всей поддерживающей аппаратуры. Так вот, в первый-второй день появляются Добрые Божества. Однако вместе с ними, напомним, появляется и мир Шести Лок; в первый день — это мир Дивов, а во второй — Ад. Однако такие случаи, когда блеснет кусочек этих миров для тех, кого реанимируют, — должны быть редкими. Тут либо много было перед смертью накоплено дурных чувств (все эти замечания я даю, следуя объяснениям Бардо Тодол), так что человек проскакивает сразу Чикай Бардо и как сквозь тонкий лед, под тяжестью чувств проваливается в кошмары Шести Лок, в Ад, к Дивам, а то, может быть, и дальше забирается вглубь и вниз.
Однако такое должно быть редко, в сравнении с большинством случаев реанимации, когда, как я предполагаю, должны помиравшие были оказаться лишь в Чикай Бардо. Редко еще и потому, что реанимация как удержание сознания на длинной, но прочной нити-сворке, по-видимому, имеет свои пределы. Стоит перейти границу — и возврат 'невозможен.
С другой стороны, быть может, в редких случаях, сознание такого умирающего способно прогуляться Бог знает где и обогащенное новым знанием, верой — возвратиться в сохраненное, благодаря чуду неживой техники, в свое, все еще годное для проживания тело.
Ведь Бардо Тодол нам свидетельствует, что даже из Сидпа Бардо человек способен возвратиться в свое тело, если бы оно оказалось в целости. Так что искусственное поддержание тела увеличивает наши шансы не столько на жизнь, не на продление жизни, а скорей на расширение нашего знания о жизни и смерти. Я думаю, это и есть другая сторона медали всех реанимаций, что они в наш век общеприятия и коллективизма истин способны снабдить нас новым представлением о состояниях сознания. Тех состояниях, когда мы сами и наблюдаемое становимся Одним, неразрывным. Мы — и ученый и прибор, в одном лице, и с себя самих же снимаем показания.
Давайте поглядим, какие же показания сняли с Самих Себя те, кто свидетельствовал о своих реанимационных похождениях.
Прежде всего они, обыкновенно, слышат объявление о своей смерти либо восклицания, сопутствующие этому моменту времени, вроде: "Доктор, я кажется угробил вашего пациента; скорее, столько-то лекарства, такого-то... На этот раз, кажется, "конец", и тому подобное... Однако если лекарство вводится иглой, то прикосновений и боли укола не чувствует помирающий. Голоса звучат громко, но вроде как издалека... В это время помирающий сам зачастую движется с большой скоростью через черноту, иногда называют эту черноту — тоннелем, в конце которого — Свет. Этот свет, приближаясь, становится очень сильным. Здесь наступают различия. Верующий христианин, если умирающий был таковым при жизни, не пугается, во всяком случае, не пугается сильно и воспринимает этот Свет как Христа. Другие могут воспринять Свет в виде инопланетянина, Существа из загробного мира, ангела и прочее.
Во время движения через темноту и далее к Выходу — слышны шумы, громы, колокола, звоны... Напомним, что миг или время умирания, которое соответствует Чикай Бардо, — (как считают буддисты) в сущности смертный обморок, когда подобно тому, как это случается в глубоком трансе — наше дыхание становится на какое-то время Внутриутробным. То есть таким, каким оно было во время нашего внутриутробного существования, до рождения. Ведь младенец не дышит легкими и сердце может биться очень редко, либо вообще не биться (как в глубоком йогическом трансе). Вот почему этот Обморок Смерти ламаисты отсчитывают от последнего выдоха до последнего вдоха. Не исключено, что движение в темноте, тоннеле — это воспоминания возвращенной утробы, но только в обратном порядке. Не исключено, что это — возвращение к сознанию, в котором мы находились еще внутри матери.
Во время такого движения сквозь тоннель, как свидетельствуют Вернувшиеся к Жизни, необыкновенный покой и расслабление, умиротворение охватывало человека. В точности, как описано в Бардо Тодол, многие испытывали невероятную легкость, подобно пушинке они плыли, ощущая теплоту и немыслимое чувство успокоения.
И в следующий миг после этой черноты, в которой плыло сознание в беззвучии или, наоборот, в сопровождении самых разных звуков, выныривает человек своим сознанием наружу; и видит свое распростертое тело внизу, родственников, людей (если то был несчастный случай), врачей... Замечает и свое Новое тело, которое обыкновенно очень легкое, как перышко, пушинка, воздушное и прочие сравнения. В одном из описаний тело являло собой удивительную бесформенность, окрашенную в цвета и как бы прозрачную. Некоторые никак не могут в этом состоянии, допустить, что они На Самом Деле (как они говорили) так выглядят.
Вот здесь, в это самое время и наступает осознание, что Ты -Помер. Часто, в особенности у долго болевших, это осознание даже и не вызывало никаких печальных чувств. Даже облегчение испытывали некоторые. В особенности, если тому предшествовали ощущения покоя и исчезновение всякой боли. Другое дело, что допустив, мол, я помер, и не чувствуя печали по этому случаю, человек задумывался, что же ему теперь делать и куда идти?
Были и такие, кто ощущал себя вовсе без какого-то тела, а просто "чистым сознанием". В большинстве же случаев тело было Иным, и очень трудно объяснимым в силу отсутствия в языке должных слов иль лучше сказать, в силу ограниченности нашего языка для выражения этих, по-видимому, неземных восприятий.
Если в этом состоянии померший пытался заговорить, коснуться живых, тех, кого он видел, — они его, естественно, не видели и не слышали. Вроде не было ни одного сообщения о Заглядывании в Зеркала, в смысле отражения. Люди проходили Сквозь этих померших, движущихся в новом теле. В свою очередь в этом новом теле можно было пройти сквозь стену и прочее...
И еще очень важное совокупное сведение, важная черта — безвременность. Ощущение остановки и страшного замедления времени. Это удивительно совпадает с описанием времени в Ином Мире у Све-денборга, как состоянии, в котором пребываешь. Пока ты в этом состоянии — время стоит на одном месте.
Тут, в загробии и очень трудная перспектива, потому что привычная трехмерность описаний непригодна для того, чтобы обрисовать пространственный опыт этих помиравших и возвратившихся к жизни людей. Если вновь обратиться к Сведснборгу, то Пространство, Дистанцию он описывает в Ином Мире, как возможность общения, связи между разными уровнями сознания. Так мы и в жизни говорим зачастую, что, мол, эти два человека были Бесконечно Далеки друг от друга. Похоже, что многие метафоры языка заимствуют свою буквальность из мира сновидений и, кто знает, Иных Миров вообще. То, что составляет в нашей яви метафору — становится реальностью в иных Состояниях сознания.
И еще удивительное, необъяснимое возникает чувство — совершенного Одиночества, Чужести всему оставшемуся Там, Отстраненности: так свидетельствуют многие "воскрешенные". Как будто их больше не касалось то, что происходит с их телом, не касалось, что будет с оставшимися Там, позади, родственниками, родными...
И, наконец, наступает следующий миг, о котором я написал, упомянул вначале — миг встречи Других Существ. Они появлялись в самых разных формах: бывшие друзья, уже к тому времени помершие; духовные помощники; ангелы; светящиеся Сущности. Тут же могли промчать перед глазами и ожившие картинки жизни. Пройти миражами памяти про то, что давным-давно позабыто и кануло в жизненную лету. Эти существа, принимая форму Знакомых, по-видимому, ждут того, что будет дальше с нами и отдалимся ли мы от земного существования на расстояние, откуда уже нет возврата. Иногда эти фигуры командовали: "Возвращайся!"
И последнее — Свет. Яркий, очень сильный свет. Хотя и не сам по себе, а в виде Существа Света, Фигуры Света (см. Вторичный Свет Чикай Бардо в виде Тела или Фигуры Света). Те, кто по-христиански мыслил, воспринимали эту фигуру Света за Христа или Ангела (свидетельство еврейской женщины). Совсем неверующий просто называл Фигуру Света. Общим во всех впечатлениях было чувство, что эти Фигуры Света — были Проводниками, Представителями (вспомните Стражей Бардо).
Опуская морализм разговоров с этим Светом, воплощенным в Фигуре Света, разговоров, в которых речь шла о смысле жизни помершего или о том, что ему следует или не следует делать, — важно заметить, что многие, кто видел эту светящуюся фигуру, очень хорошо о ней отзывались, как о согревающем, утешающем присутствии, об эманации, излучении любви из нее и прочее.
Не так давно выяснилось, что есть и другие свидетельства у "воскрешенных" после клинической смерти. Это картины или ощущения неимоверного ужаса, кошмарных, порой, видений и тому подобное. Как правило, люди не спешат об этом рассказывать, хотя на них, как и в благоприятном виденческом случае, все пережитое производило сильное впечатление, и человек сильно изменялся. По-иному начинал жить в остатнем своем существовании.
Куда успевали проскочить эти люди своим сознанием — трудно сказать. Скорей всего, не увидав, по каким-то причинам Света, они попадали в самое начало Хониид Бардо, где начинаются кармические видения. Отметим, что Ад приходит на второй день Хониид Бардо. Не исключено, что эти люди и не достигали так далеко в Бардо, а попросту проваливались в какие-то щели в Чикай Бардо, где укрывались от Ослепляющего Света. Для них он не был источником благодати и отдохновения, любви.
Очень трудно рассуждать про то, о чем мы знаем еще Так Мало.
Важно иное, что мы наконец-то стали исследовать свидетельства, обрабатывать их, осмыслять так, как это делается в современном научном знании. Другое дело, что, изучая иные состояния нашего сознанья, мы становимся и прибором и ученым одновременно и зачастую — вообще нераздельными с наблюдаемым. Прибор, ученый и явление — совмещены. Это очень новое положение для науки. Превратившись в прибор и явление одновременно, показания мы снимаем Сами с Себя. Положение удивительное и совершенно необыкновенное с точки зрения привычной логики отстраненности Сознания от Вещи, Явления в дневной коллективной Яви.
В снах, в Бардо, трансовых состояниях Сознания, где плотность знака-приказа и вещи-явления — сравниваются, открываются совершенно новые возможности и возникают положения совсем невероятные по необычности и трудности для исследователя. Дело в том, что хотя объективность Свидетельств здесь так же может быть установлена, как и при наблюдении за частицами, к примеру, или рождением звезд. Однако, устанавливая достоверность Свидетельств, сирень повторяя эксперимент, мы — Сами должны стать рождающейся звездой.
Иного нет пути. Чтобы научиться плавать — надо плыть. И сколько бы мы ни прочитали самых лучших наставлений на тему, как плавать или как преуспеть в технике любви — нам плыть всякий раз приходится самим; чужим свидетельством не выплывешь; только собственным пережитием способны мы удостовериться. Удостоверяясь — мы становимся иными. Прибор, который неразделен с явлением, творит это явление,— все время видоизменяется. В этом смысле говорят, по-видимому, что у всех своя судьбинская стезя, потому что Сам человек эту стезю и творит, чтобы по ней пройти. Хоть и прочитает сотни наставлений, как жить, — Жить нам приходится Самим, что в Бардо, что в Жизни нашей.
Конечно, говорить о настоящем опыте смерти — не приходится. Все эти люди, во всех книгах, свидетельствах, древних и теперешних, пробыв сознанием невесть где — возвратились в нашу жизнь и потому лишь смогли свидетельствовать об испытанном. В этом смысле, ни видения Святых и Блаженных, ни опыты оккультистов с выходом из тела, ни свидетельства таких мистиков, как Сведенборг — невозможно считать истинным опытом именно Загробного Существования. Поэтому, лишь по сходству описаний с теми картинами, какие даются в Бардо Тодол я и могу прикидывать, а что это могло быть, куда добралось человеческое Сознание...
О чем, впрочем, недвусмысленно свидетельствуют все эти случаи — это присутствие некой реальности, некоего Иного Мира, в котором наше сознание, наделенное памятью о Себе, памятью о том, кто мы и что, и где лежит наше бесчувственное тело, наше сознание — видит и слышит, испытывает удивительное и странное. Встречает фигуры, которые могут быть ангелами иль бесами, умершими родственниками и друзьями, может переноситься вмиг в пространстве и двигаться во времени (коих, по-видимому, в этом-мире просто нет, в том привычном смысле, как пространство и время нам ведомо в дневной яви). При всем том, сознание наше видит наше тело (может видеть), знает, что, скажем, тело — Умерло, видеть людей, суетящихся вокруг и тому подобное... С этой точки зрения, если учесть, что после, рассказывая увиденное, вернувшиеся получают удивительное подтверждение тому, что видели и слышали в нашей реальности, в той палате, где лежали, и прочее — мы должны допустить, что наше Сознание не нуждается ни в глазах, чтобы видеть, ни в ушах, чтобы слышать... Что Выход из тела — суть реальность, объективная, доказанная именно тем, что вышедший, хотя сам и невидимый для оставшихся в жизни,— видит и слышит их, воспринимает.
Вот это свидетельство Восприятия нашей привычной, физической реальности голым, лишенным приспособлений органов чувств, Сознанием — это свидетельство и есть самое главное над чем следует задуматься!
Что это за Реальность? Совпадает ли она с началом реальности Бардо, или Воздушных Мытарств Православия, иль это еще одна, отдельная "Земля", присутствующая все время рядом с нами, — трудно сказать.
Приведу здесь опыты такого внетелесного соприкосновения с этой Иной Явью с древних времен до сегодня, которые, по моему разумению, особенно интересны. В приложении "Судный день" я целиком также привожу свидетельство воина Эра о подобном загробье из сочинения Платона "Республика", и пример мытарства св. Феодоры из воздушных мытарств Православия.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2
СОЗНАНИЕ ВНЕ ТЕЛА
Начнем с древних свидетельств.
Возможно, самый полный и удивительный опыт сознания вне тела, описанный в христианской литературе, принадлежит св. Андрею Христа ради юродивому Константинопольскому (IX в.). Этот опыт был описан со слов самого святого его другом Никифором. Здесь мы приводим лишь отрывки из рассказа святого.
Однажды во время суровой зимы, когда св. Андрей лежал на улице замерзший и близкий к смерти, он внезапно ощутил в себе внутреннюю теплоту и увидел прекрасного юношу с лицом светящимся как солнце, который отвел его в рай на третье небо. "По Божественному изволению я пребывал в течение двух недель в сладостном видении... я видел себя в прекрасном и дивном рае... умом и сердцем удивлялся я несказанной прелести рая Божия и услаждался, ходя по нему. Там находилось множество садов, наполненных высокими деревьями, которые, колыхаясь своими вершинами, веселили мои очи, и от ветвей их исходило великое благоухание... сих деревьев нельзя уподобить по красоте ни единому земному дереву... В тех садах были бесчисленные птицы с золотыми, белоснежными и разноцветными крыльями. Они сидели на ветвях райских деревьев и так прекрасно пели, что от сладкозвучного их пения, я не помнил себя... После сего на меня напал какой-то ужас, и мне казалось, что я стою на верху небесной тверди, передо мною же ходит какой-то юноша, со светлым, как солнце лицом, одетый в багряницу... Когда я ходил по его стопам, то увидел Крест большой и прекрасный, по виду подобный радуге, а кругом его стояли огневидные, как пламень, певцы и воспевали сладостное пение, славословя Господа, некогда распятого на Кресте. Шедший передо мною юноша, подойдя к Кресту, облобызал его, и дал знак и мне, чтобы я облобызал Крест... Лобызая его, я исполнился несказанной духовной сладости и обонял благоухание сильнее райского. Пройдя мимо Креста, я посмотрел вниз и увидел под собою как бы морскую бездну... (Мой путеводитель) обратившись ко мне, сказал: "Не бойся, ибо нам необходимо подняться еще выше". И он подал мне руку. Когда я ухватился за нее, мы уже находились выше второй тверди. Там я увидал дивных мужей, их упокоение и непередаваемую на языке человеческом радость их праздника... И вот мы поднялись выше третьего неба, где я видел и слышал множество сил небесных, воспевающих и благословящих Бога. Мы подошли к какой-то, блистающей как молния, завесе, пред которой стояли великие и страшные юноши, видом подобные как бы огненному пламени... И сказал мне водивший меня юноша: "Когда отверзнеца завеса, ты увидишь Владыку Христа. Поклонись же престолу Его". Услыхав сие, я радовался и трепетал, ибо меня объял ужас и неизреченная радость... И вот какая-то пламенная рука отверзла завесу, и я, подобно пророку Исайи, узрел Господа моего, "ездяща на престоле высоце и превознесение и серафими стояху окрест Его" (Ис. 6:1). Он был облачен в багряную одежду, лицо Его было пресветло, а очи Его с любовию взирали на меня.Увидев это, я пал перед ним ниц, покло-нясь светлому и страшному престолу Его. какая радость объяла меня при созерцании лица Его, того нельзя словами выразить. Даже теперь, при воспоминании о том видении, я преисполняюсь неизреченной радостию. В трепете я лежал пред моим Владыкою. После сего все небесное воинство воспело предивную и неизреченную песнь, а затем — не понимаю и сам как — снова очутился ходящим по раю" (Жития святых, 2 окт.). (
Когда св. Андрей подумал, что на Небе он видел Божию Матерь, ангел сказал ему: "Пресветлейшую небесных сил Царицу хотел ты увидеть здесь? Но Ее здесь нет. Она удалилась в многобедственный мир — помогать людям и утешать скорбящих. Я показал бы тебе Ее святое место, но теперь нет времени, ибо тебе надлежит опять возвратиться".
Опыты выхода из тела и воскресительный (реанимационный) опыт сходны во многом. Одним из тех, кто удостоился этой способности выходить из тела и сохранять сознание, без нужды соприкосновения со смертью, был Роберт Монро ("Путешествия вне тела", Нью-Йорк, 1977). В этой книге он подробно описал свои оккультные путешествия.
Свои путешествия он суммировал в виде трех мест: место один — сама Земля; место два — астральная огромная область (это область, где царят духи воздуха по образу и подобию Себя). И, наконец, место три, которое вновь похоже на настоящую Землю, но это, скорей, та явь, которая обнажилась бы, сумей мы сдернуть с наших глаз пелену привычного мира. Я думаю, что настоящие лунатики видят и ступают именно в пределах этого третьего места. Личный мой опыт, случайно оставшийся в памяти, рисует это место в виде сверкающего серебром мира, удивительно искаженного в деталях, скажем, маленькая грязная канавка превращается в серебристый ручей. Удивительно описание Монро его встречи с Богом места номер 2. Встреча, которая, по словам Монро, может произойти в любое мгновение и в любой точке. "Среди повседневной деятельности в любом месте раздается дальний сигнал, похожий на звук фанфар. Все относятся к нему спокойно и прекращают разговаривать или заниматься каким-то делом. Это сигнал того, что Он (или Они) идет по Своему Царству.
Никто в страхе не падает ниц или на колени. Поза, скорее деловая. Это событие, к которому все привыкли, а повиновение важнее всего. Никаких исключений не бывает.
По Сигналу всякое живое существо ложится... повернув голову набок, чтобы не видеть Его, когда Он проходит. По-видимому целью является образовать живой путь, по которому Он может идти... Когда Он проходит, нет ни движения, ни даже помысла...
За несколько раз, что я пережил это, пишет Монро, я ложился вместе с другими. В это время сама мысль о том, чтобы поступить иначе, невозможна. Пока Он идет, раздается ревущая музыка и появляется ощущение лучистой непреодолимой живой силы, которая растет над тобой и затухает вдали... Это событие столь же случайное, как и остановка у светофора на перекрестке или ожидание у железнодорожного переезда, когда сигнал указывает на приближение поезда; вы равнодушны, а в то же время чувствуете невысказанное уважение перед мощью, заключенной в проходящем поезде. Это событие также безлично".
Эти выходы из тела Роберта Монро и его описания иных миров сходны с описаниями мира духов у знаменитого духовидца Эмануэля Сведенборга (1688 — 1772). Сведенборг был в Швеции сродни нашему русскому Ломоносову, натур-философ, ученый, мыслитель... Его трактат в четыре тома, посвященный нашему мозгу, намного опередил время... Однако в 52 года с ним случилось странное превращение после одного из неожиданных припадков как бы безумия, он начал видеть духов. Наяву. Этот мир духов он описал в своем "Дневнике Сновидений" и "Духовном Дневнике", более 2000 страниц в общей сложности... Христианство считает, что Сведенборг общался с воздушным царством падших духов, областью сродни астральному миру номер 2 у Монро.
Один исследователь внетелесного опыта, англичанин Роберт Крукел собрал огромное количество подобных примеров как у оккультистов и медиумов, с одной стороны, так и у обычных людей, с другой. Он следующим образом суммирует этот опыт: «Тело-копия или "двойник" был "рожден" из физического тела и расположился рядом с ним. Когда "двойник" отделился от тела, имело место "затемненное" сознание (во многом подобное тому, как переключение скоростей в автомобиле вызывает краткий перерыв в передаче мощности)... Часто бывал панорамный просмотр прошлой жизни, а опустевшее "физическое" тело обычно было видно со стороны освобожденного "двойника..."
Те, кто покинул свои тела естественным путем, имели склонность к тому, чтобы видеть нечто яркое и спокойное ("Рай"), что-то вроде великолепной Земли, а (те, кто были) исторгнуты силой... имели склонность попадать в относительно мрачные, путаные и похожие на сон условия, что соответствует "гадесу" древних. Первые встречали многочисленных помощников (включая уже упомянутых выше "умерших" родных и друзей), а последние иногда встречались с какими-то бесплотными "препятствиями".
"Небо" и "ад", увиденные в этих состояниях, являются только частью (или явлениями) воздушного царства духов, ничего общего не имеют с Небом и адом христианского учения, которые являются вечной обителью людских душ (и воскресших тел), а также нематериальных духов. Люди в состоянии "вне тела" не имеют возможности попасть на настоящее Небо или в ад, которые открываются душам только по явной воле Божией. Если же некоторые "христиане" во время "смерти" почти сразу же видят "небесный град" с "жемчужными вратами" и "ангелов", то это лишь указывает на то, что увиденное в воздушном царстве зависит в какой-то мере от их собственного прошлого опыта ожиданий, подобно тому, как умирающие индусы видят свои индуистские храмы и "богов"». (Роберт Крукел, "Выход из тела"*.)

Эта книга и многие другие обстоятельно сообщаются в хорошей и полной работе иеромонаха Серафима Фоуза "Душа после Смерти", Москва, 1991.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3
АНГЕЛ СМЕРТИ
Я его встретил лично, наяву. Не спал и не дремал, однако лежал в этаком сосредоточии, задумчивости очень глубокой, в своей избушке в маленьком городке, где когда-то родился. И вдруг, разом, почувствовал Его присутствие, видеть не видел, а именно почувствовал, но сразу же понял, что это Ангел Смерти, как бы разглядел его иным глазом, чувственным... Как ни странно — не испугался. Наоборот стал следить даже с каким-то любопытством в душе. Господи! Какая это была живая, страшная сила! Я весь, в сравнении с ним был Ничто, не пылинка, не муравей — Ничто... Но следил ощущенческим глазом... И еще я понял — это Машина, верней, механическая стихия, функция... Живая страшная механическая стихия...
Он шел сразу сквозь всю толщу тела, с ног! Описать это ощущение — невозможно. Там, где он проходил, жизнь прекращалась... Это было ощущение не холода, не онемения... Именно прекращения жизни, по-другому не скажешь. Когда дошел до сердца, ангел замер. И я почувствовал — Замешательство, но замешательство... Машины, Механизма! "Не тот! Ошибка!" — будто донеслось до меня решение, и в одно мгновение вся эта страшная мощь как-то вывалилась боком из Меня и исчезла из чувства. Тут раздался голос очень отчетливый, который сказал: "Это тебе для свидетельства и в назидание".
ПРИЛОЖЕНИЕ 4
ПОЦЕЛУЙ СМЕРТИ
По латыни Морс Ускулли — означает поцелуй смерти или смерть через поцелуй, загадочное понятие, используемое для обозначения психического опыта, при котором тело испытывает своего рода физическую смерть. Истинный смысл этого испытания, хотя и описанный туманно в мистических писаниях, никогда не был раскрыт. Все что можно с уверенностью сказать — это о приобщении души мистической экзальтации, каковую испытывали праведники в определенных состояниях. Эти состояния нельзя вызвать или спровоцировать путем медитации либо молитвы, но скорей они ниспосылаются человеку исключительным соизволением свыше. Похоже, что смерть праведных (морс жюсти) и поцелуй смерти — одно и то же, хотя в равной мере не объясненные.
Целый ряд объяснений был предложен, чтобы осветить пользование этим странным понятием. Так, говорится в некоторых случаях, что в миг крайней страсти религиозного экстаза, дух наш может развязать свои путы с телом, каковое, в результате, умирает. Вот это и будет смертным поцелуем. Любовь божества к смертному или смертного к божеству умерщвляет физическую жизнь ради бессмертия души: любовь Вакха к Ариадне, Эроса к Психее, Зевса к Семелле или Ганимеду... Дианы к Эндимиону — каждая такая любовь была роковой для человеческого существа. Желание смертных соединиться с божественным и причаститься благословения вечности не может осуществиться во плоти, но требует вначале в смерти освобождения от телесного.
Одна из школ иудейских мистиков говорит о смертном поцелуе как о поцелуе Шекхины, женской сути божественного. Каббалисты утверждают, что библейская версия смерти Ахарона, брата Моисея намеренно затемняет саму суть происшедшего с ним, потому что когда на горе Хор, называемой горою всех гор, Ахарон по приказу Господа был раздет, это делалось для того, чтобы он удостоился поцелуя Шекхины. От этого поцелуя первый верховный жрец Израиля умер, ибо ни один человек не может вынести соединения с Божеством в смертной оболочке.
Поцелую смерти придавали и сексуальную причинность, намекая на экстаз, который следует в результате обряда истощающей магии, когда длительная сексуальная страсть возводит участника па вершины духовного. Суть этого в том, чтобы снова и снова достигать точки оргазма без разрешения семенем, что в результате приводит к приостановке всей физиологии. Таким образом, поцелуй смерти — это смерть человека в миг поцелуя. Истощающий мистицизм достигает этой .смерти в основном эротическими способами, целью служит откровение, просветление в миг соединения смерти и эроса, духовная и оккультная экстатика вне пределов обычного человеческого опыта. Это состояние описывалось как эротико-коматозное просветление, в котором возникают миги зрелища предвечного и духовное озарение особого свойства.
Еще одно объяснение поцелуя смерти связывает его с обрядом символического воскресения в церемонии смерти — возрождения древних мистерий. Ритуальная смерть посвященного была необходимым испытанием во многих великих тайных религиях, ибо невозможно стать совершенней, не испытав смерти в менее совершенной своей жизни. Таким священным, по всему, было это испытание, таким неописуемым словами, что ни одной определенной и надежной записи не дошло до нас, хотя Элевсинские мистерии древней Греции практиковались многие столетия, и сотни известных людей прошли посвящение. Тайные обряды никогда не были раскрыты.
Упоминание о двух смертях существует у Платона в "Федоне" и у последующих платоников. Но не много существенного знания можно выжать из этих писаний. Библейский пассаж с упоминанием второй смерти (Откровения 2:11) говорит о ней скорей, как о наказании, так что не стоит соединять ее с поцелуем смерти или смертью праведных либо с идеями Платона.
В Ветхом Завете есть какие-то следы упоминания о чем-то подобном в апострофе Валаама: "Позволь умереть мне смертью праведных" (Числа 23:10). В другой библейской ссылке это звучит так: "Пусть меня поцелуют поцелуем Его рта" (Самюэль 1:2), что в новой английской Библии звучит так: "Пусть убьет он меня поцелуем".
В еврейской легенде повествуется о трех спутниках великого раввина Шимона бен Иоханапа (160 год по Р. X.), которые пришли в такой экстаз от тайн, открытых им, что "жизнь ушла из них, как поцелуй", они были завернуты в тончайшую пелену и унесены ангелами. Этот поцелуй был от смерти.
Одна из гностических сект иудейского толка, во втором столетии после новой эры, считала Иуду любимым учеником Христа, выделенным для особой задачи. Они верили, что так называемое предательство Иудой Христа путем поцелуя, было символической увертюрой поцелуя смерти, который после случился на самом Кресте.
Пико де Мирандола (умер в 1494 г.), выставляя добродетели каббалистики, рассказывает о каббалистах, впадающих в глубокий транс, при помощи коего они общаются с Господом через ангелов. Их экстаз может быть столь велик, что тело ненароком умирает во время этого. Это, по его словам, и есть смерть через поцелуй, морте бачио. Он различает два вида смерти: первая — это временная смерть, во время которой освобожденная душа сподобляется небесного присутствия и насыщает свои просветленные взоры божественным лицезрением. Но если душа теснее соприкоснется с Возлюбленным, она должна умереть второй раз, отделяясь полностью от тела, чтобы соединиться с Возлюбленным Божеством в поцелуе.
"Ученые каббалисты утверждают,— пишет Мирандола,— что многие древние патриархи умерли во время такого духовного отрыва, то есть умерли через поцелуй смерти, включая Авраама, Исаака, Моисея, Аарона, Илию... И вот именно об этом божественный Соломон пел в Песне Песен..."
Еврейский неоплатонист Иуда Абарбанель (1535) в его Диалогах Любви, которые он подписывал псевдонимом Леон Эбрео, пишет о "союзе и соитии с Божеством Всемогущим", соитии, которое он определяет, как духовный восторг совершенный в смерти. Он говорит:
"Те, кто пришли в это состояние соединения, далее оказывались неспособными длить восторг из-за уз плоти, и по достижении предела жизни, душа, в объятиях Божественного, покидала тело насовсем и оставалась в соитии с проявленным Божеством в наивысшем блаженстве".
Английский мистик Томас Воган (1666) упоминает подобные испытания в Магике Адамика (человеческая магия) в заковыристом комментарии по поводу сна Иакова, в котором патриарх видел ангелов восходящих и нисходящих по лестнице, достигающей с земли небес. (Творение 28:12.) Воган пишет: "Об Иакове написано, что он спал, но то следует понимать мистически, ибо сон этот был смертью, а именно та смерть, какую каббалисты называют смертным поцелуем, о которой мне не .должно ни звука произнести".
Джордано Бруно (1600) в его работе Эроичи Фурори также упоминает сей тайный промысел смертной мистики, ничем далее не объясняя сей опыт божественного.
Иудейские адепты секты Хасидов в средневековье посвятили много внимания этому предмету, они также говорили о двух видах смерти, но, увы, по-прежнему не открывая деталей тайной сути. Так один из хасидских текстов гласит: "Наши мудрецы свидетельствовали, что бывает смерть такой тяжкой, как протягивание веревки сквозь кольцо на высокой мачте, а бывает совсем мягкой, что соринку вынуть из чашки с молоком, и эту смерть называют смерть от поцелуя".
Современные сексуальные магии добавили своего к этой тайне. Так, известный темный маг Алистер Кроули в своей работе "Искусство Магии" описывает эрото-магический обряд, в котором участвующий доводится до смерти бесконечным совокуплением и повторными оргазмами — смерти праведного человека. Кроули пишет: "Самая благоприятная смерть случается во время оргазма, ее называют морс Жюсти"*.
Мой личный опыт пограничного состояния однажды свел меня с этим удивительным ощущением желания и любви, исходящим от смерти. В состоянии глубокого обморока, но с сохранением сознания я увидел смерть. Это было такой чудной красоты лицо, черное лицо на черном фоне, лишь там, где глаза, рот, ноздри змеилось тончайшее пламя, как-то необыкновенно вырисовывая живое и немыслимое в ощущении блаженства и желания — присутствие. Я так се любил, так хотел... К счастью, до поцелуя, коего я так жаждал, дело не дошло, и я могу написать эти строки... Об Ангеле смерти и встрече с ним отсылаю читателя к "Опытам вне тела", в этом же комментарии.
* "Поцелуй Смерти" — перевод с английского из хорошей книги Benjamin Walker "Body Magic".
ПРИЛОЖЕНИЕ 5
СУДНЫЙ ДЕНЬ
Сцены Суда в Бардо Тодол и в Египетской Книге Мертвых так удивительно схожи, что возникает невольно мысль об их общем, неизвестном ныне истоке. Царь Мертвых, Дхарма Раджа или Яма Раджа, соответствует египетскому Озирису. В том и другом Загробье сцена взвешивания — главная, перед Дхарма Раджой на одну чашку весов кладут белые, а на другую — черные камешки, означающие добрые и злые дела. А перед Озирисом взвешивают сердце, положив его на одну чашку, а на другую кладут перо. Сердце — это совесть человеческая, а перо — знак Богини Правды.
В Египетской Книге померший обращается к своему сердцу и просит: "Не выступай против меня. Не будь моим врагом в Божественном Окружении; пусть чаша весов не опустится против меня под надзирающим глазом великого бога Амента". В египетском загробном суде за весами наблюдает бог мудрости Тот; у него тело человека и голова обезьяны (реже голова ибиса). В Тибетской сцене суда надзирает бог Шинджи, тоже с обезьяньей головой. В обоих судах действие происходит в присутствии жюри из круга богов, частично с человеческими, а частью с головами животных. Страшное чудище поджидает в египетской версии осужденного; в тибетской — это бесы стоят в ожидании злодея, готовые утащить его в ад. Дощечка с записями, которую держит Тот, соответствует Зеркалу Кармы, в которую смотрит Дхарма Раджа. В обеих книгах померший, первый раз обращаясь к Суду, заявляет, что он — не виновен. В египетском суде это заявление просто принимается, а затем приступают к взвешиванию. В тибетской книге Царь Мертвых глядит в Зеркало Кармы, что скорей всего позднейшая добавка, потому что после все равно начинается взвешивание.
У Платона в "Республике", где его герой Эр описывает свои похождения в загробном мире, также рассказывается о сцене Суда.
МИФ О ЗАГРОБНЫХ ВОЗДАЯНИЯХ
"Я передам тебе не Алкиноево повествование, а рассказ одного отважного человека, Эра, сына Армения, родом из Памфилии. Как-то он был убит на войне; когда через десять дней стали подбирать тела уже разложившихся мертвецов, его нашли еще целым, привезли домой, и когда на двенадцатый день приступили к погребению, то, лежа уже на костре, он вдруг ожил, а оживши, рассказал, что он там видел*.
Он говорил, что его душа, чуть только вышла из тела, отправилась вместе со многими другими, и все они пришли к какому-то божественному месту, где в земле были две расселины, одна подле другой, а напротив, наверху в небе, тоже две. Посреди между ними восседали судьи. После вынесения приговора они приказывали справедливым людям идти по дороге направо, вверх по небу, и привешивали им спереди знак приговора, а несправедливым — идти по дороге налево, вниз, причем и эти имели — позади — обозначение всех своих проступков. Когда дошла очередь до Эра, судьи сказали, что он должен стать для людей вестником всего, что здесь видел, и велели ему все слушать и за всем наблюдать.
Он видел там, как души после суда над ними уходили по двум расселинам — неба и земли, а по двум другим приходили: по одной подымались с земли души, полные грязи и пыли, а по другой спускались с неба чистые души. И все, кто бы ни приходил, казалось, вернулись из долгого странствия: они с радостью располагались на лугу, как это бывает при всенародных празднествах. Они приветствовали друг друга, если кто с кем был знаком, и расспрашивали пришедших с земли, как там дела, а спустившихся с неба — о том, что там у них. Они, вспоминая, рассказывали друг другу — одни, со скорбью и слезами, сколько они чего натерпелись и насмотрелись в своем странствии под землей (а странствие это тысячелетнее), а другие, те, что с неба, о блаженстве и о поразительном по своей красоте зрелище.
Но рассказывать все подробно потребовало бы, Главкон, много времени. Главное же, по словам Эра, состояло вот в чем: за всякую нанесенную кому-либо обиду и за любого обиженного все обидчики подвергаются наказанию в десятикратном размере (рассчитанному на сто лет, потому что такова продолжительность человеческой жизни), чтобы пеня была в десять раз больше преступления. Например, если кто стал виновником смерти многих людей, предав государство и войско, и многие из-за него попали в рабство или же если он был соучастником в каком-нибудь другом злодеянии, за все это, то есть за каждое преступление, он должен терпеть десятикратно большие муки. С другой стороны, кто оказывал благодеяния, был справедлив и благочестив, тот вознаграждается согласно заслугам.
Платон, "Государство". Изд-во "Мысль", 1971

Что Эр говорил о тех, кто, родившись, жил лишь короткое время, об этом не стоит упоминать. Он рассказывал также о еще большем воздаянии за непочитание — и почитание — богов и родителей и за самоубийство. Он говорил, что в его присутствии один спрашивал там другого, куда же девался великий Ар дней. Этот Ар дней был тираном в каком-то из городов Памфилии еще за тысячу лет до того. Рассказывали, что он убил своего старика отца и старшего брата и совершил много других нечестии и преступлений. Тот, кому был задан этот вопрос, отвечал на него, по словам Эра, так: "Ардией не пришел, да и не придет сюда. Ведь из разных ужасных зрелищ видели мы и такое: когда после многочисленных мук были мы уже недалеко от устья и собирались войти, вдруг мы заметили Ардиея и еще некоторых — там были едва ли не сплошь все тираны, а из простых людей разве что лишь величайшие преступники; они уже думали было войти, но устье их не принимало и издавало рев, чуть только кто из этих злодеев, неисцелимых по своей порочности или недостаточно еще наказанных, делал попытку войти. Рядом стояли наготове дикие люди с огненным обличьем. Послушные этому реву, они схватили некоторых и увели, а Ардиея и других связали по рукам и ногам, накинули им петлю на шею, повалили наземь, содрали с них кожу и поволокли по бездорожью, по вонзающимся колючкам, причем всем встречным объясняли, за что такая казнь, и говорили, что сбросят этих преступников в Тартар. Хотя мы и натерпелись уже множества разных страхов, но всех сильнее был тогда страх, как бы не раздался тот рев, когда кто-либо из нас будет у устья; поэтому величайшей радостью было для каждого из нас, что рев этот умолкал, когда мы входили".
Вот какого рода были приговоры и наказания и прямо противоположными им были вознаграждения. Всем, кто провел на лугу семь дней, на восьмой день надо было встать и отправиться в путь, чтобы за четыре дня прийти в такое место, откуда сверху виден луч света, протянувшийся через все небо и землю, словно столп, очень похожий на радугу, только ярче и чище. К нему они прибыли, совершив однодневный переход, и там увидели, посредине этого столпа света, свешивающиеся с неба концы связей: ведь этот свет — узел неба; как брус на кораблях, так он скрепляет небесный свод. На концах этих связей висит веретено Ананки, придающее всему вращательное движение. У веретена ось и крючок — из адаманта, а вал — из адаманта в соединении с другими породами. Устройство вала следующее: внешний вид у него такой же, как у здешних, но, по описанию Эра, надо представлять себе его так, что в большой полый вал вставлен пригнанный к нему такой же вал, только поменьше, как вставляются ящики. Таким же образом и третий вал, и четвертый, и еще четыре. Всех валов восемь, они вложены один в другой, их края сверху имеют вид кругов на общей оси, так что снаружи они как бы образуют непрерывную поверхность единого вала, ось же эта прогнана насквозь через середину восьмого вала. Первый, наружный вал имеет наибольшую поверхность круга, шестой вал — вторую по величине, четвертый — третью, восьмой — четвертую, седьмой — пятую, пятый — шестую, третий -седьмую, второй — восьмую по величине. Круг самого большого вала -пестрый; круг седьмого вала — самый яркий; круг восьмого заимствует свой цвет от света, испускаемого седьмым; круги второго и пятого валов близки друг к другу по цвету и более желтого, чем те, оттенка, третий же круг — самого белого цвета; четвертый — красноватого; а шестой стоит на втором месте по белизне. Все веретено в целом, вращаясь, совершает всякий раз один и тот же оборот, но при его вращательном движении внутренние семь кругов медленно поворачиваются в направлении, противоположном вращению целого. Из них всего быстрее движется восьмой круг, на втором месте по быстроте -седьмой, шестой и пятый, которые движутся с одинаковой скоростью; на третьем месте, как им было заметно, стоят вращательные обороты четвертого круга; на четвертом месте находится третий круг, а нанятом — второй. Вращается же это веретено на коленях Ананки.
Сверху на каждом из кругов веретена восседает по Сирене; вращаясь вместе с ними, каждая из них издает только один звук, всегда той же высоты. Из всех звуков — а их восемь — получается стройное созвучие. Около Сирен на равном от них расстоянии сидят, каждая на своем престоле, другие три существа — это Мойры, дочери Ананки: Лахесис, Клото и Атропос; они — во всем белом, с венками на головах. В лад с голосами Сирен Лахесис воспевает прошлое, Клото -настоящее, Атропос — будущее. Время от времени Клото касается своей правой рукой наружного обода веретена, помогая его вращению, тогда как Атропос своей левой рукой делает то же самое с внутренними кругами, а Лахесис поочередно касается рукой того и другого.
Так вот, чуть только они пришли туда, они сразу же должны были подойти к Лахесис. Некий прорицатель расставил их по порядку, затем взял с колен Лахесис жребии и образчики жизней, взошел на высокий помост и сказал:
"Слово дочери Ананки, девы Лахесис. Однодневные души! Вот начало другого оборота, смертоносного для смертного рода. Не вас получит по жребию гений, а вы его себе изберете сами. Чей жребий будет первым, тот первым пусть и выберет себе жизнь, неизбежно ему предстоящую. Добродетель не есть достояние кого-либо одного: почитая или не почитая ее, каждый приобщится к ней больше либо меньше. Это — вина избирающего: бог невиновен".
Сказав это, прорицатель бросил жребий в толпу, и каждый, кроме Эра, поднял тот жребий, который упал подле него: Эру же это не было дозволено. Всякому поднявшему стало ясно, какой он по счету при жеребьевке. После этого прорицатель разложил перед ними на земле образчики жизней в количестве значительно большем, чем числе-присутствующих. Эти образчики были весьма различны — жизнь разных животных и все виды человеческой жизни. Среди них были даже тирании, пожизненные либо приходящие в упадок посреди жизни и кончающиеся бедностью, изгнанием и нищетой. Были тут и жизни людей, прославившихся своей наружностью, красотой, силой либо в состязаниях, а также родовитостью и доблестью своих предков. Соответственно была здесь и жизнь людей неприметных, а также жизнь женщин. Но это не определяло душевного склада, потому что душа непременно изменится, стоит лишь избрать другой образ жизни. Впрочем, тут были вперемежку богатство и бедность, болезнь и здоровье, а также промежуточные состояния.
Для человека, дорогой Главкон, вся опасность заключена как раз здесь, и потому следует по возможности заботиться, чтобы каждый из нас, оставив без внимания остальные познания, стал бы исследователем и учеником в области этого, если он будет в состоянии его откуда-либо почерпнуть. Следует отыскать и того, кто дал бы ему способность и умение распознавать порядочный и дурной образ жизни, а из представляющихся возможностей всегда и везде выбирать лучшее. Учитывая, какое отношение к добродетельной жизни имеет все то, о чем шла сейчас речь, и сопоставляя это все между собой, человек должен понимать, что такое красота, если она соединена с бедностью или богатством, и в сочетании с каким состоянием души она творит зло или благо, а также что значит благородное или низкое происхождение, частная жизнь, государственные должности, мощь и слабость, восприимчивость и неспособность к учению. Природные свойства души в сочетании друг с другом и с некоторыми благоприобретенными качествами делают то, что из всех возможностей человек способен, считаясь с природой души, по размышлении произвести выбор: худшим " он будет считать образ жизни, который ведет к тому, что душа становится несправедливее, а лучшим, когда она делается справедливее; все же остальное он оставит в стороне. Мы уже видели, что и при жизни, и после смерти это самый важный выбор для человека. В Аид надо отойти с этим твердым, как адамант, убеждением, чтобы и там тебя не ошеломило богатство и тому подобное зло и чтобы ты не стал тираном, такой и подобной ей деятельностью не причинил бы много непоправимого зла и не испытал бы еще большего зла сам. В жизни всегда надо уметь выбирать средний путь, избегая крайностей — как, по возможности, в здешней, так и во всей последующей: в этом — высшее счастье для человека.
Да и вестник из того мира передавал, что прорицатель сказал тогда вот что: "Даже для того, кто приступит последним к выбору, имеется здесь приятная жизнь, совсем не плохая, если произвести выбор с умом и жить строго. Кто выбирает вначале, не будь невнимательным, а кто в конце, не отчаивайся!"
После этих слов прорицателя сразу же подошел тот, кому достался первый жребий: он взял себе жизнь могущественнейшего тирана. Из-за своего неразумия и ненасытности он произвел выбор, не поразмыслив, а там таилась роковая для него участь — пожирание собственных детей и другие всевозможные беды. Когда он потом, не торопясь, поразмыслил, он начал бить себя в грудь, горевать, что, делая свой выбор, не посчитался с предупреждением прорицателя, винил в этих бедах не себя, а судьбу, божества — все, что угодно, кроме себя
самого. Между тем он был из числа тех, кто явился с неба и прожил свою предшествовавшую жизнь при упорядоченном государственном строе; правда, эта его добродетель была всего лишь делом привычки, а не плодом философского размышления. Вообще говоря, немало тех, кто пришел с неба, попалось на этом, потому что они не были закалены в трудностях. А те, кто приходил с земли, производили выбор, не торопясь: ведь они и сами испытали всякие трудности, да и видели их на примере других людей. Поэтому, а также из-за случайностей жеребьевки для большинства душ наблюдается смена плохого и хорошего. Если же, приходя в здешнюю жизнь, человек здраво философствовал и при выборе ему выпал жребий не из последних, тогда, согласно вестям из того мира, он скорее всего будет счастлив не только здесь, но и путь его отсюда туда и обратно будет не подземным, тернистым, но ровным, небесным.
Стоило взглянуть, рассказывал Эр, на это зрелище, как разные души выбирали себе ту или иную жизнь. Смотреть на это было жалко, смешно и странно. Большей частью выбор соответствовал привычкам предшествовавшей жизни. Эр видел, как душа бывшего Орфея выбрала жизнь лебедя: из-за ненависти к женскому полу, так как от них он претерпел смерть, его душа не пожелала родиться от женщины. Он видел и душу Фамиры — она выбрала жизнь соловья. Видел он и лебедя, который предпочел выбрать жизнь человеческую; то же самое и другие мусические существа. Душа, имевшая двадцатый жребий, выбрала жизнь льва: это была душа Аякса, сына Теламона, — она избегала стать человеком, памятуя об истории с присуждением доспехов. После него шла душа Агамемнона. Вследствие перенесенных страданий она тоже неприязненно относилась к человеческому роду и сменила свою жизнь на жизнь орла. Между тем выпал жребий душе Аталанты: заметив, каким великим почетом пользуется победитель на состязаниях, она не могла устоять и выбрала себе эту участь. После нее он видел, как душа Эпея, сына Панопея, входила в природу женщины, искусной в ремеслах. Где-то далеко, среди самых последних, он увидел душу Ферсита, этого всеобщего посмешища: она облачалась в обезьяну. Случайно самой последней из всех выпал жребий идти выбирать душе Одиссея. Она помнила прежние тяготы и, отбросив всякое честолюбие, долго бродила, разыскивая жизнь обыкновенного человека, далекого от дел; наконец она насилу нашла ее, где-то валявшуюся: все ведь ею пренебрегли, но душа Одиссея, чуть ее увидела, сразу же избрала себе, сказав, что то же самое она сделала бы и в том случае, если бы ей выпал первый жребий. Души разных зверей точно так же переходили в людей и друг в друга, несправедливые — в диких, а справедливые — в кротких; словом, происходили всевозможные смешения.
Так вот, когда все души выбрали себе ту или иную жизнь, они в порядке жребия стали подходить к Лахесис. Какого кто избрал себе гения, того она с мим и посылает как стража жизни и исполнителя сделанного выбора. Прежде всего этот страж ведет душу к Клото, под ее руку и под кругообороты вращающегося веретена: этим онутверждает участь, какую кто себе выбрал по жребию. После прикосновения к Клото он ведет душу к пряже Атропос, чем делает нити жизни уже неизменными.
Отсюда душа, уже не оборачиваясь, идет к престолу Ананки и сквозь него проникает. Когда и другие души проходят его насквозь, они все вместе в жару и страшный зной отправляются на равнину Леты, где нет ни деревьев, ни другой растительности. Уже под вечер они располагаются у реки Амелет, вода которой не может удержаться ни в каком сосуде. В меру все должны были выпить этой воды, но, кто не соблюдал благоразумия, те пили без меры, а кто ее пьет таким образом, тот все забывает. Когда они легли спать, то в самую полночь раздался гром и разразилось землетрясение. Внезапно их понесло оттуда вверх в разные стороны, к местам, где им суждено было родиться, и они рассыпались по небу, как звезды. Эру же не было дозволено испить этой воды. Он не знает, где и каким образом душа его вернулась в тело. Внезапно очнувшись на рассвете, он увидел себя на костре.
Таким-то вот образом, Главкон, сказание это спаслось, а не погибло. Оно и нас спасет; если мы поверим ему, тогда мы и через Лету легко перейдем и души своей не оскверним. Но в убеждении, что душа бессмертна и способна переносить любое зло и любое благо, мы все — если вы мне поверите — всегда будем держаться вышнего пути и всячески соблюдать справедливость вместе с разумностью, чтобы, пока мы здесь, быть друзьями самим себе и богам. А раз мы заслужим себе награду, словно победители на состязаниях, отовсюду собирающие дары, то и здесь, и в том тысячелетнем странствии, которое мы разбирали, нам будет хорошо".
Средневековое наставление для умершего также содержит описание суда. Это наставление под названием "Плач умирающего" (14 — 15 век) существует в Британском музее.
Умирающий от тяжелой болезни так жалуется на судьбу: "Увы мне, что я некогда грешил! Добрался до меня этот день с самой ужасной из всех вестей жизни. Пришел ко мне Страж, чье имя Беспощадность, от Короля всех Королей, Владыки всех Владык и Судьи всех Судей. Чтобы наложить на меня ярмо его Приказа, так сказал мне: "Я забираю тебя и предупреждаю — поторопись, будь готов..." Судья, который ждет тебя, Его не улестишь, не подкупишь, он тебя рассмотрит и рассудит по справедливости и правде..."
Плач умирающего: "Увы! Увы Мне! Извини! Я не могу, я не готов! И кто за меня выступит, в защиту? Этот день так страшен; Судья так строг; мои враги так злы; моя родня, соседи, друзья и слуги не годятся мне в помощь; я знаю — их слова там не услышат".
Жалобы умирающего, обращенные к Доброму Ангелу: "Мой Добрый Ангел, которому Господь отдал меня под опеку, где ты теперь? Ты одна моя последняя надежда, что придешь и за меня замолвишь слово. Потому что смертный ужас так обездолил меня, что за себя мне теперь не ответить. Вон стоит мой злой Гений и главный мой обвинитель с легионом злых чертей позади. Некому за меня заступиться. Какой ужасный конец; проигранное дело!"
Ответ доброго Ангела: "В твоих дурных делах, которым я никогда не сопутствовал, ты всегда склонялся к тому, чтобы слушаться Злого Гения: меня ты не слушал. В том нет тебе прощенья. А когда ты затевал Богопротивное дело, разве я не напоминал тебе, что ты худое замыслил? Не советовал тебе бежать без оглядки от места погибели, или из компании дружков, которые тянули тебя в такое место? Можешь ты это отрицать? Так как я теперь, ты думаешь, должен за тебя отвечать?"
Тогда умирающий обращается за помощью к Рассудку, Страху, Совести и к Пяти Ушлостям — никто не приходит ему на помощь. Тогда в последнем своем усилии он апеллирует к Святой Деве, через посредничество Веры, Надежды и Любви. И в результирующем обращении Девы к Сыну вводится христианская доктрина прощения грехов, которая противоположна идее Кармы в Бардо Тодол. Такое построение предполагает, что это Христианское развитие Суда может иметь своим истоком до-христианский и не-иудаистский, не-восточный источник. В котором доктрина Кармы (а с ней и перевоплощения) осталась неизменной и проникла в европейское средневековье. Она и содержится в следующих ответах:
Совесть: "Ты будешь в печали и кротости выносить заключение, которое ты заслужил".
Пять Ушлостей: "Поэтому неизбежно твои прегрешения будут тебе вменены... За то, что по-справедливости когдатошний свой риск ты должен взять на себя. Ты грешил — твой и риск был".
В другом схожем средневековом наставлении такие есть слова: "О, наиправеднейший Обреченный, как прям и тяжек твой Рок: обвиняя и жестоко считая вину мою в том, в чем никто из людей не упрекнул бы меня и от чего мало кто стережется. Так неважны и малы казались эти дела при жизни. О, как ужасен вид праведного Судьи, которого привел ко мне ужас, судьи, начинающего вникать в дела мои".
В Англии в Чалдонской Церкви, в Саррее, датируема 1200 годом имеется на стене роспись, изображающая Суди ы и День, удивительно похожая на Тибетские изображения Суда. На обоих изображена сцена Суда в промежуточном Бардо состоянии, с Небесами вверху и Адом внизу. В Чалдонской версии вместо Шидзи весы держит Архангел Михаил. На этих весах вместо кармических дел взвешиваются души. Шесть Кармических Троп, ведущих в шесть Лок, превращаются в единственную лестницу, ведущую на небеса. На верхней ступеньке, вместо Шести Будд-Привратников у входа в каждую Локу, стоит Христос в ожидании праведных. Солнце нарисовано у него по правую сторону (в правой руке) и Луна — в левой; в точности, как у Будды. В Адовом Мире в обоих случаях имеется котел, в котором варятся злодеи под наблюдением демонов. В христианской версии буддийский Холм Шипов представлен Мостом Шипов, который приговоренные души вынуждены пересечь.
ПРАВОСЛАВНЫЙ ОПЫТ НЕБА И ВОЗДУШНЫХ МЫТАРСТВ
В этой главе я отдельно хочу дать именно православные представления о том, что с нами происходит после смерти. Дело в том, что в Православии Суд загробный — он же Справедливый или Страшный Суд — может случиться только после второго Пришествия Христа. Вместо суда Бардо Тодол, в Православии существуют так называемые воздушные мытарства. Их всего двадцать (удивительно совпадение с количеством дней Хониид Бардо). Эти мытарства и определяют дальнейшее (до истинного суда) место пребывания души. Сонмища бесов, преграждающие путь восходящей душе -- таков механизм этих мытарств. Душу возносят ангелы, бесы преграждают путь и предъявляют претензии в грехах...
Все оккультные опыты, с выходом из тела при жизни, или в результате клинической смерти с последующим возвращением, как правило Православие относит к бесовским искусам и видениям в этом воздушном океане, где пребывают нечистые духи. Православие предостерегает от искуса принимать эти фигуры Астрала за ангелов или высших существ — учителей. Бес может и светиться, и сиять, и блаженство доставить неопытной душе и тем ее сгубить уже по дороге к истинному небу, если таковое суждено по делам и отсутствию грехов...
Подробней об этом можно прочитать в интересной книге иеромонаха Серафима (Роуза), "Душа после смерти", Москва, 1991. Здесь приведу лишь несколько ярких иллюстраций того, как Православие представляет загробье и существование души сразу после смерти...
Ангел, сопровождавший в пустыне преп. Макария Александрийского, сказал, объясняя церковное поминовение умерших на третий день после смерти: "Когда в третий день бывает в церкви приношение, то душа умершего получает с стерегущего ее Ангела облегчение в скорби, каковую чувствует от разлучения с телом, получает потому, что славословие и приношения в церкви Божией за нее совершено, от чего в ней рождается благая надежда. Ибо в продолжение двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней Ангелами, ходить по земле, где хочет. Посему душа, любящая тело, скитается иногда возле дома, в котором разлучилась с телом, иногда около гроба, в котором положено тело, и таким образом проводит два дня, как птица, ища гнезда себе. А добродетельная душа ходит по тем местам, в которых имела обыкновение творить правду. В третий же день Тот, Кто воскрес из мертвых, повелевает, в подражание Его воскресению, вознестись всякой душе христианской на небеса для поклонения Богу всяческих" ("Слова св. Макария Александрийского о исходе душ праведных и грешных", "Христ. чтение", авг. 1831).
Св. Иоанна Милостивою: "Когда душа выйдет из тела и начнет восходить к небу, встречают ее лики бесов, и подвергают многим затруднениям и истязаниям. Они истязуют ее во лжи, клевете" (и т.д. — длинный список грехов, похожий, на двадцать грехов, приведенных в житии св. Василия Нового). "Во время шествия души от земли к небу самые святые Ангелы не могут помочь ей: помогают ей единственно ее покаяние, ее добрые дела, а более всего милостыня. Если не покаемся в каком грехе здесь по забвению, то милостынею можем избавиться от насилия бесовских мытарств" (стр. 143, Пролог на 19 дек.).
РАССКАЗ БЛАЖ. ФЕОДОРЫ О МЫТАРСТВАХ
У преп. Василия была послушница Феодора, которая много служила ему; приняв ионический чин, она отошла ко Господу. Одному из учеников Преподобного, Григорию, пришло желание узнать, где находится по своем преставлении Феодора, сподобилась ли она от Господа милости и отрады за свое служение святому старцу. Часто размышляя об этом, Григорий просил старца ответить ему, что с Феодорой, ибо твердо верил, что угоднику божию все это известно. Не желая огорчить своего духовного сына, преп. Василий помолился, чтобы Господь открыл ему участь блаженной Феодоры.
И вот Григорий увидел ее во сне — в светлой обители, полной небесной славы и неизреченных благ, которая была уготована Богом преп. Василию и в которой водворена была Феодора по его молитвам. Увидев ее, Григорий обрадовался и спросил ее, как разлучилась душа ее от тела, что она видела при своей кончине, как проходила воздушные мытарства. На эти вопросы Феодора отвечала ему так:
"Чадо Григорие, о страшном деле спросил ты, ужасно вспомнить о нем. Видела я лица, которых никогда не видела, и слышала слова, которых никогда не слыхала. Что я могу сказать тебе? Страшное и ужасное пришлось видеть и слышать за мои дела, но при помощи и по молитвам отца нашего преподобного Василия мне все было легко.
Как передам тебе, чадо, ту муку телесную, тот страх и смятение, которое приходится испытывать умирающим! Как огонь сжигает брошенного в него и обращает в пепел, так мука смертная в последний час разрушает человека. Поистине страшна смерть, подобных мне грешников!
Итак, когда настал час разлучения души моей от тела, я увидела вокруг моей постели множество эфиопов, черных как сажа или смола, с горящими как уголья глазами. Они подняли шум и крик: одни ревели как скоты и звери, другие лаяли как собаки, иные выли как волки, а иные хрюкали как свиньи. Все они, смотря на меня, неистовствовали, грозились, скрежетали зубами, как будто желая меня съесть; они готовили хартии, в которых были записаны все мои дурные дела. Тогда бедная душа моя пришла в трепет; муки смертной как будто не существовало для меня: грозное видение страшных эфиопов было для меня другою, более страшной смертью. Я отворачивала глаза, чтобы не видеть их ужасных лиц, но они были везде и отовсюду неслись их голоса. Когда я совершенно изнемогла, то увидела подходивших ко мне в образе красивых юношей двух Ангелов Божиих; лица их были светлы, глаза смотрели с любовью, волосы на голове были светлые как снег и блестели как золото; одежды были похожи на свет молнии, и на груди они были крестообразно подпоясаны золотыми поясами. Подошедши к моей постели, они стали около меня с правой стороны, тихо разговаривая между собой. Увидев их, я обрадовалась; черные же эфиопы затрепетали и отошли подальше; один из светлых юношей обратился к ним со следующими словами: "О бесстыдные, проклятые, мрачные и злые враги рода человеческого! Зачем вы всегда спешите придти к одру умирающих, производя шум, устрашаете и приводите в смятение каждую душу, разлучающуюся от тела? Но не радуйтесь очень, здесь вы ничего не найдете, ибо Бог милостив к ней и нет вам части и доли в этой душе". Выслушав это, эфиопы заметались, подняв сильный крик и говоря: "Как мы не имеем части в этой душе? А эти грехи чьи,— говорили они, показывая на свитки, где были записаны все мои дурные дела, — не она ли сделала вот это и это?" И сказав это, они стояли и дожидались моей смерти. Наконец пришла и сама смерть, рыкающая как лев и очень страшная по виду; она похожа была на человека, но только не имела никакого тела и была составлена из одних голых человеческих костей. При ней находились различные орудия для мучений: мечи, копья, стрелы, косы, пилы, топоры и другие неизвестные мне орудия.
Затрепетала бедная душа моя, увидев это. Святые же Ангелы сказали смерти: что же медлишь, освободи эту душу от тела, освободи тихо и скоро, потому что за ней нет многих грехов. Повинуясь этому приказанию, смерть" подошла ко мне, взяла малый оскорд и прежде всего отсекла мне ноги, потом руки, затем постепенно другими орудиями отсекла мне прочие члены мои, отделяя состав от состава, и все тело мое омертвело. Затем взявши теслу, она отсекла мне голову, и она сделалась для меня как бы чужая, ибо я не могла ею повернуть. После этого смерть сделала в чаше какое-то питье и, поднеся к моим устам, насильно напоила меня. Питье это было так горько, что душа моя не могла этого вынести — она содрогнулась и выскочила из тела, как бы насильно вырванная из него. Тогда светлые Ангелы взяли ее себе на руки. Я обернулась назад и увидела свое тело лежащим бездушным, нечувствеиным и недвижимым. Подобно тому, как если кто снимет с себя одежду и, бросивши, смотрит на нее — так и я глядела на свое тело, от которого освободилась, и весьма удивлялась этому. Бесы, бывшие в образе эфиопов, обступили державших меня святых Ангелов и кричали, показывая мои грехи: "Душа эта имеет множество грехов, пусть даст нам за них ответ!" Но святые Ангелы стали отыскивать мои добрые дела и, по благодати Божией, находили и собирали все, что при помощи Господней сделано было мною доброго: милостыню ли я когда подала, или накормила голодного, или жаждущего напоила, или одела нагого, или ввела странника в дом свой и успокоила его, или услужила святым, или посетила больного и находящегося в темнице и помогла ему, или когда с усердием ходила в церковь и молилась с умилением и слезами, или когда со вниманием слушала церковное чтение и пение, или приносила в церковь ладан и свечи, или делала другое какое-либо приношение, или вливала деревянное масло в лампады перед святыми иконами и лобызала их с благоговением, или когда постилась и во все святые посты в среду и в пятницу не вкушала пищи, или сколько когда поклонов сделала и молилась по ночам, или когда всей душой обращалась к Богу и плакала о своих грехах, или когда с полным сердечным раскаянием исповедовала Богу перед своим духовным отцом свои грехи и старалась их загладить добрыми делами, или когда для ближнего сделала какое-нибудь добро, или когда не рассердилась на враждующего на меня, или когда перенесла какую-нибудь обиду и брань и не помнила их и не сердилась на них, или когда воздала добром за зло, или когда смиряла себя или сокрушалась о чужой беде, или сама была больна и безропотно терпела, или соболела другим больным, и утешила плачущего, или подала кому руку помощи, или помогла в добром деле, или удержала кого от дурного, или когда не обращала внимания на дела суетные, или удерживалась от напрасной клятвы или клеветы и пустословия, и все другие мои малейшие дела собирали святые Ангелы, готовясь положить против моих грехов. Эфиопы, видя это, скрежетали зубами, потому что хотели похитить меня у Ангелов и отвести на дно ада. В это время неожиданно явился там же преподобный отец наш Василий и сказал святым Ангелам: "Господне мои, эта душа много служила мне, успокаивая мою старость, и я молился Богу, и Он отдал ее мне". Сказав это, он вынул из-за пазухи золотой мешочек, весь полный, как я думала, чистым золотом, и отдал его святым Ангелам, сказав: "Когда будете проходить воздушными мытарствами и лукавые духи начнут истязать эту душу, выкупайте ее этим из ее долгов; я по благодати Божией богат, потому что много сокровищ собрал себе своими трудами, и дарю этот мешочек душе, служившей мне". Сказавши это, он скрылся. Лукавые бесы, видя это, находились в недоумении и, поднявши плачевные вопли, тоже скрылись. Тогда угодник Божий Василий пришел снова и принес много сосудов с чистым маслом, дорогим миром и, открывая один за другим каждый сосуд, вылил все на меня, и от меня разлилось благоухание. Тогда я поняла, что изменилась и стала особенно светла. Святой же опять обратился к Ангелам со следующими словами: "Господне мои, когда вы совершите все, что нужно для этой души, отведите ее в уготованный мне Господом Богом дом и поселите ее там". Сказавши это, он сделался невидим, а святые Ангелы взяли меня, и мы по воздуху пошли на восток, поднимаясь к небу.
МЫТАРСТВО ПЕРВОЕ*
«Когда мы восходили от земли на высоту небесную, сначала нас встретили воздушные духи первого мытарства, на котором испытываются грехи празднословия. Здесь мы остановились. Нам вынесли множество свитков, где были записаны все слова, какие я только говорила от юности моей, все, что было сказано мною необдуманного и, тем более, срамного. Тут же были записаны все кощунственные дела моей молодости, а также случаи праздного смеха, к которому так склонна юность. Я видела тут же скверные слова, которые я когда-либо говорила, бесстыдные мирские песни, и обличали меня духи, указывая на место и время и лиц, с кем занималась я праздными беседами и своими словами прогневляя Бога, и нисколько не считала того за грех, а потому и не исповедовалась в этом перед духовным отцом. Глядя на эти свитки, я молчала будто лишенная дара речи, потому что мне нечего было им отвечать: все, что было у них записано, была правда. И я удивлялась, как это у них ничего не забыто, ведь прошло столько лет и я сама давно забыла об этом. Подробно и самым искусным образом испытывали они меня, и мало-помалу я все вспомнила. Но святые Ангелы, водившие меня, положили конец моему испытанию на первом мытарстве: они покрыли грехи мои, указав лукавым на некоторые из бывших моих добрых дел, а чего не доставало из них на покрытие моих грехов, добавили из добродетелей отца моего преподобного Василия и искупили меня из первого мытарства, и мы пошли далее».
Епископ Феофан Затворник пишет: «У отшедших скоро начинается подвиг перехода через мытарства". Там нужна ей (душе) помощь! — Станьте тогда в этой мысли и вы услышите вопль ее к вам: "Помогите!" — Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю — самое действительно засвидетельствование любви будет, — если с минуты отхода души, вы, оставя хлопоты о теле другим, сам отстранитесь и уединясь где можно, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанном вопле к Богу — ей о помощи, в продолжение шести недель — да и далее**. В сказании Феодоры — мешец, из которого ангелы брали, чтобы отделываться от мытарей,— это были молитвы ее старца. То же будет и ваши молитвы... Не забудьте так сделать... Се и любовь!»
В повести о воине Таксисте (Жития святых, 28 марта), рассказывается, например, что он вернулся к жизни, проведя шесть часов в могиле, и рассказал следующее: «Когда я умирал — увидел некоторых эфиопов, стоящих перед мною, вид их был очень страшен, и душа моя смутилась. Потом я увидел двух юношей очень красивых, душа моя устремилась к ним тотчас, как бы воздетая от земли, мы стали подниматься к небу, встречая на пути мытарства, удерживающие душу всякого человека и каждое истязующее ее об особом грехе: одно обо лжи, другое о зависти, третье о гордости — так каждый грех в воздухе имеет своих испытателей. И вот я увидел в ковчеге, держимом ангелами, все мои добрые дела, которые ангелы сравнили с моими злыми делами. Так мы миновали эти мытарства. Когда же мы, приближаясь к вратам небесным, пришли на мытарство блуда, страхи держали меня там и начали показывать все мои блудные плотские дела, совершенные мною с детства моего до смерти, и ангелы, ведущие меня, сказали мне: "Все телесные грехи, которые содеял ты, находясь в городе, простил тебе Бог, так как ты покаялся в них". Но противные духу сказали мне: "Но когда ты ушел из города, ты на поле соблудил с женой земледельца твоего". Услыхав это, ангелы не нашли доброго дела, которое можно было бы противопоставить греху тому, и оставив меня, ушли. Тогда злые духи, взяв меня, начали бить и свели затем вниз; земля расступилась и я, будучи веден узкими ходами чрез тесные и смрадные скважины, сошел до самой глубины темниц адовых».

* Про остальные 19 мытарств смотри у Роуза или отдельно в книге о блаженной Феодоре.
** Сравните с 49 днями Бардо.
"Невероятное для многих, но истинное происшествие" (К.Икскуль, "Троицкий Цветок", 58, 1910 г.):
«...вдруг почувствовал, мне стало легко. Я открыл глаза и в моей памяти, с совершенной ясностью до малейших подробностей, запечатлелось то, что я в эту минуту увидел.
Я увидел, что стою один посреди комнаты; вправо от меня, обступив что-то полукругом, столпился весь медицинский персонал... Меня удивила эта группа: на том месте, где она стояла, была койка. Что же теперь там привлекало внимание этих людей, на что они смотрели, когда меня там уже не было, когда я стоял посреди комнаты?
Я подвинулся и глянул, куда глядели все они.
Там, на койке, лежал я!
Не помню, чтобы я испытывал что-нибудь похожее на страх при виде своего двойника, меня охватило только недоумение: как же это? Я чувствовал себя здесь, между тем и там тоже я...
Я захотел осязать себя, взяться правой рукой за левую — моя рука прошла насквозь, попробовал схватить себя за талию — рука вновь прошла через корпус, как по пустому пространству... Я позвал доктора, но атмосфера, в которой я находился, оказалась совсем непригодной для меня — она не воспринимала и не передавала звуков моего голоса, и я понял свою полную разобщенность со всеми окружающими, свое странное одиночество, и панический страх охватил меня. Было действительно что-то ужасное в том невыразимом одиночестве...
Я глянул, и только тут передо мной впервые явилась мысль: да ни случилось ли со мной того, что на нашем языке, языке живых людей, определяется словом "смерть"? Это пришло мне в голову потому, что мое лежащее на койке тело имело совершенно вид мертвеца...
В наших понятиях со словом "смерть" неразлучно связано представление о каком-то уничтожении, прекращении жизни, как же мог я думать, что умер, когда я ни на одну минуту не терял самосознания, когда я чувствовал себя таким же живым, все слышащим, видящим, сознающим, способным двигаться, думать, говорить?
Разобщение со всем окружающим, раздвоение моей личности, скорее могло дать мне понять случившееся, если бы я верил в существование души, был человеком религиозным, но этого не было, и я руководствовался лишь тем, что чувствовал, а ощущение жизни было настолько ясным, что я только недоумевал над странным явлением, будучи совершенно не в состоянии связывать мои ощущения с традиционными понятиями о смерти, то есть, чувствуя и сознавая своя, думать, что я не существую...
Вспоминая и продумывая впоследствии свое тогдашнее состояние, я заметил только, что мои умственные способности действовали и тогда с такой удивительной энергией и быстротой...»
«Взяв меня под руки, Ангелы вынесли меня прямо через стену из палаты на улицу. Смеркалось уже, шел большой тихий снег. Я видел его, но холода и вообще перемены между комнатной температурой и надворною не ощущал. Очевидно, подобные вещи утратили для моего измененного тела свое значение. Мы стали быстро подниматься вверх. И по мере того, как поднимались мы, взору моему открывалось все большее и большее пространство, и наконец оно приняло такие ужасающие размеры, что меня охватил страх от сознания моего ничтожества перед этой бесконечной пустыней... Идея времени погасла в моем уме, и я не знаю, сколько мы еще поднимались вверх, как вдруг послышался сначала какой-то неясный шум, а затем, выплыв откуда-то, к нам с криком и гоготом стала приближаться толпа каких-то безобразных существ.
— Бесы! — с необычайной быстротой сообразил я и оцепенел от какого-то особенного неведомого дотоле мне ужаса. Бесы! О, сколько иронии, сколько самого искреннего смеха вызвало бы во мне всего несколько дней назад чье-нибудь сообщение не только о том, что он видел собственными глазами бесов, но что он допускает существование их, как тварей известного рода! Как и подобало "образованному" человеку конца девятнадцатого века, я под названием этим уразумел дурные склонности, страсти в человеке, почему и само это слово имело у меня значение не имени, а термина, определяющего известное понятие. И вдруг это "известное определенное понятие" предстало мне живым олицетворением!..
Окружив нас со всех сторон, бесы с криком и гамом требовали, чтобы меня отдали им, они старались как-нибудь схватить меня и вырвать из рук Ангелов, но, очевидно, не смели это сделать. Среди их невообразимого и столь же отвратительного для слуха, как сами они были для зрения, воя и гама я улавливал иногда слова и целые фразы.
— Он наш, он от Бога отрекся, — вдруг чуть не в один голос завопили они, и при этом уж с такой наглостью кинулись на нас, что от страха у меня на мгновение застыла всякая мысль.
— Это ложь! Это неправда! — опомнившись, хотел крикнуть я, но услужливая память связала мне язык. Каким-то непонятным образом мне вдруг вспомнилось такое маленькое, ничтожное событие, к тому же относившееся еще к давно минувшей эпохе моей юности, о котором, кажется, я и вспомнить никогда не мог».
Здесь рассказчик вспоминает случай из времен учебы, когда однажды во время разговора на отвлеченные темы, какие бывают у студентов, один из его товарищей высказал свое мнение: "Но почему я должен веровать, когда я одинаково могу веровать и тому, что Бога нет. Ведь правда же? И, может быть, Его и нет?" На что он ответил: "Может быть и нет". Теперь, стоя на мытарстве перед бесами-обвинителями, он вспоминает:
«Фраза эта была в полном смысле "праздным глаголом", во мне не могла вызвать сомнений в бытии Бога бестолковая речь приятеля, я даже не особенно следил за разговором, — и вот теперь, оказалось, что этот праздный глагол не пропал бесследно в воздухе, мне надлежало оправдываться, защищаться от возводимого на меня обвинения, и таким образом удостоверилось евангельское сказание, что если и не по воле ведущего тайные сердца человеческого Бога, то по злобе врага нашего спасения, нам действительно предстоит дать ответ и во всяком праздном слове.
Обвинение это, по-видимому, являлось самым сильным аргументом моей погибели для бесов, они как бы почерпнули в нем новую силу для смелости нападений на меня и уже с неистовым ревом закрутились вокруг нас, преграждая нам дальнейший путь».
Рассказчик начинает молиться, но имена тех, кого сумел он припомнить не устрашили врагов. Тогда в последней надежде он возопил к Божьей Матери... Искренне, видать, возопил. И едва произнес «ее имя, как вдруг на нас повился какой-то белый туман, который стал быстро заволакивать безобразное сонмище бесов. Он скрыл его от моих глаз... Рев и гогот их слышался еще долго, но по тому, как он постепенно ослабевал и становился глуше, я мог понять, что страшная погоня оставила нас».
Так автор этой истории поднимался вместе с ангелами все выше, пока не •«увидел над собой яркий свет; он походил, как казалось мне, на наш солнечный, но был гораздо сильнее его. Там, вероятно, какое-то царство света.
— Да, именно царство, полное владыческого света, — предугадывая каким-то особым чувством еще не виденное мною, думал я. — Потому что при этом, свете нет теней. Но как же может свет быть без тени? — сейчас же выступили с недоумением мои земные понятия.
И вдруг мы быстро внеслись в сферу этого света и он буквально ослепил меня. Я закрыл глаза, поднес руку к лицу, но это не помогало, так как руки мои не давали тени. Да и что значила здесь подобная защита?
— Боже мой, что же это такое, что это за свет такой? Для меня ведь та же тьма. Я не могу смотреть, и, как во тьме, не вижу ничего...
Эта невозможность видеть, смотреть, увеличивала для меня страх неизвестности, естественный при нахождении в неведомом мне мире, и я с тревогой думал: "Что же будет дальше? Скоро ли мы минем эту сферу света и есть ли ей предел, конец?"
Но случилось иное. Величественно, без гнева, но властно и непоколебимо раздались голоса: "Не готов!"
И затем... затем мгновенная остановка в нашем полете вверх — и мы быстро стали спускаться вниз».
Искупительные законы, теперь охристианенные, весь цикл легенд кельтских народов об Ином Свете и Возрождении связывают с их верой в Духов и Фей. И такие же знания Прозерпины, записанные в Священных Книгах по всему миру, Платоновские чтения, Христианско-Иудейский ад и рай и Суд — все говорит о том, что вера в Загробье и его Подробности — всеобъемлюща и сходна у всего человечества. И, наверное, много старше, чем самые древние свитки и записи из Вавилона и Египта на эту тему.
Вера в то, что жизнь не начинается рожденьем и не кончается со смертью, в сущности, единственное, что придает человеческой жизни смысл, ибо, если мы начинаем жить с рождением и заканчиваем жизнь со смертью, то все дозволено, и нет никакого смысла у человеческого существования, нежели срывать цветы минутной злой радости быта, превращаясь по мере старения и бессилия в злобных, мстительных ипохондриков и безумцев. Так и случается с теми, кто отвергает иные миры, нежели его собственный: квартира, служба, работа, любовница, дети... карьера, пенсия, старость и смерть.
Справедлива ли эта вера, которая существует испокон веку у всех людей по миру, в загробное продолжение, или несправедлива, ложна — покажет будущее каждого из нас. Любой из нас сумеет, покинув эту жизнь (что произойдет обязательно), — проверить истинность древних притчей о Загробье и Суде. Тут мне хочется вкратце рассказать историю жизни двух людей, проживших очень долгую и совсем ничем не примечательную жизнь, в смысле достижений, свершений. Эти люди следа в истории и будущей жизни не оставили, разве что в памяти и вот здесь, в коротком описании их судьбы.
В революцию, гимназистами и студентами первого курса они были закручены гражданской войной. Потом оказались в Бизерте, в Северной Африке, в качестве беженцев, затем со временем перебрались в Париж, где работали на заводе, а после Он стал таксистом, а Она — домохозяйкой. Так и жили. Пришла и ушла война. Вышел указ сталинский о возвращении для эмигрантов, и они приехали, продав свой домик и взяв все сбережения, которые они потеряли сразу же, едва пересекли границу России. Потому что им франки поменяли (по золотому курсу!) на тогдашние, еще дореформенные рубли, на которые вообще ничего нельзя было купить. Они оказались поражены в правах, не могли жить в Ленинграде или Харькове (крупных городах), где у них были родственники. Чудом уцелели от посылки в Казахстан... Затем осели в маленьком городке. До конца дней он работал в ларьке на базаре, а она сидела дома, готовила обед и читала книжки. Жили много лет (около 20) в маленьких съемных комнатках в частных домиках-избушках. И только потом получили тоже очень маленькую-комнатку около 8 — 9 метров в коммунальной квартире в двухэтажном бараке. Вышли на пенсию (ничтожную). Детей у них не было. Он дожил до 82 лет, она еще жива, хотя старушке уже девяносто*. Находится она в доме для престарелых. Вот и все. Вот и вся жизнь! Вдумайтесь, зачем она, такая жизнь, какой в ней был смысл? Если там, в Загробье, ничего нет — никакого смысла не содержится в этой жизни. Однако, если есть там что-то, то смысл существует: это были люди очень честные и порядочные! Они не причинили злоумышленно никому на свете вреда. Ничем не поступились против совести своей и ничего не приобрели в этой жизни, не воспользовались, не сумели воспользоваться сладкими утехами нашего бытия. Вот и ответ на вопрос о смысле! Предстанут они перед Судом, и будет им легко отвечать на грозные слова. Как тому Макару у Короленко, у которого за душой никакого греха, кроме его неприкаянности и честности, и не было. Похоже, не в том дело "Что" было в жизни, но "Как" жил — вот что важно. Если, конечно, допустить опамятование души в иных пространствах.

* Умерла в 1992 г.
ПРИЛОЖЕНИЕ 6
Здесь я привожу сон мальчика 8-ми лет, который про Книгу Мертвых и про Шесть Лок никогда не слыхал.
Он и Катя (сестра) спали вместе в кроватках в гостинице. И во сне поднялись над кроватками (пробили стенку) и очутились (упали) возле каменной горы, где и очнулись, возле каменной горы с каменными дверцами на веревках, за которую надо потянуть, чтобы открыть дверцу, если хочешь. Страшно было возле этой каменной горы, мыши летучие, пауки... Ветра не было вообще. И очень темно, только одна керосиновая лампа, тоже вся в паутине, светила слабо, как у Аладдина... Они сначала заглядывали в дверцу, а после входили... Шесть дверок было: Черти, Ангелы, Бог, Люди, Деньги, Дружба. Чертей и Ангелов — много. Чтобы вернуться от них — надо вспомнить Себя, чтобы оттуда выйти назад. Там, где люди, они Знают, кто они, но не хотят возвращаться. Смотрели, смотрели... решили к Богу зайти. К Богу — две дверцы: одна для ангелов, другая — для людей... Бог в кресле, с бородой... Огромный, под потолок громоздится. Спросили: "•Кто ты?" — "Я — Бог". Спросили, где дверца, которая ведет к нам домой? Он объяснил, что ход к нам домой располагается между первой и второй дверцами: между Жизнью, где люди живут вечно (вечной жизнью) и Деньгами. Там, где Дружба, спрашивали: с кем хочешь дружить — и называли всякие имена... Дверца возвращения — Невидима, только если вспомнишь, что ты — человек, идешь к Богу и Он тебе говорит, где дверца. Ни Черт, ни Ангел не вспоминали Себя! Люди за-дверцей Жизни знали, что они Люди, но не хотели возвращаться домой. Им там было хорошо... Дети упали Недавно. Взрослые — давно (упали в свои кроватки). Потому что когда в эту Дверцу Возвращения идешь — то падаешь назад (обратно) в кровать. В то же место и они упали. Эти люди там, уже спросили Бога, где дверца Возврата, так что могут, если захотят, вернуться. Но они не хотят возвращаться туда, откуда они взлетели. Если к себе в кроватку возвращаться, надо спросить у Бога — такое бывает раз в жизни. Спросить у Бога про дверцу можно только один раз!
Деньги — желтое. Бог — яркий свет. Черти — черный свет. Ангелы — белый свет. Жизнь — пол, потолок, стены — синие. Дружба — никакой цвет, пол синий.
(В дверь Жизни мальчик не заходил, потому что не хотел жить вечно.)
ПРИЛОЖЕНИЕ 7
ВЕТЕР КАРМЫ
Летал во сне неимоверно! Был в полном сознании и очень боялся проснуться. Знал, что сплю. Поначалу стерегся восторга, сильное чувство тут же сон сбивает, но после не удержался и отдался чувству счастья и жути, одновременно: слишком ярко, слишком отчетливо все было, и полет — настоящий. Пейзаж очень красивый, лески, поля, трава зеленая, свежайшая... Страшная отчетливость, хотя на деталях сосредоточиться было трудно. Я и не хотел особо вглядываться. Сверхъяркость — от отсутствия теней.
Летел, летел и долетел до огромного амбара и опустился на крышу и как бы под крышу. Амбар чистый, духовитый... Крыша накрыта (чердак) войлоком тонким или ковром. И видно было, что кто-то там спал или лежал до меня, отпечатался след от лежавшего тела. Амбар с зерном или мукой.
Посидел я там, походил и полетел дальше, уже подняв себя самостоятельно под колени, намереваясь подняться повыше.
Поднялся высоко, но не к звездам. Внизу пейзаж стал смотреться, как с самолета, исчезло чувство жути от полета на небольшой высоте. Я это отметил. Хотел опуститься, а не могу! Ветер, ровный такой, дует и несет. И вроде несильный, а не побороть. "Ветер Кармы!" — понял я, замешкавшись и не собравшись для противоборства. А ветер уже и донес до невероятной Железной Стены, от земли до небес. Там и опустился. Дальше пути не было.
Понял я, что это конец жизни!
Неожиданно появилась собачка, белая и такая ласковая. И тут из левой ладошки выделился и как бы сам выпрыгнул этакий жесткий слизень (как в одной из серий Стар Трека). Очень было противно. Еще подумал, не от того ли помру? А, может, гадость из судьбы моей уйдет (такой была вторая мысль)? А собачка как шастнет и сожрала эту пакость.
ПРИЛОЖЕНИЕ 8
ОЖИДАЮЩИЕ УКАЗА
Те, кто пришел к ошибочной (как говорит Бардо Тодол) мысли, что Промежуточное Состояние в Сидпа Бардо им больше нравится, чем что-нибудь другое, — осваиваются в этом Бардо и (как утверждает книга) их развитие застревает. Все эти существа: эльфы и феи, духи — приведения, демоны и человеческая нежить — все они и существуют, и не существуют, однако они безусловно Есть в пределах Сидпа Бардо. Главное заблуждение этих сущностей — вера в возможность духовного развития с использованием необыкновенных возможностей Сидпа Бардо. Эти духи и демоны и всякая нежить и являются нам, когда мы крутим блюдце и зовем духов на спиритических сеансах. Сущности эти, обыкновенно, описывают именно Сидпа Бардо в том виде, в каком они при жизни понимали Загробье. За исключением особенных духов, у этих сущностей нет представления, где они. На Самом Деле, ими как лепестками играет кармический ветер. Вот откуда берутся бессмысленные привидения, этакие психические скорлупки, внутри которых давно никакого не содержится ядра Личности. Вызванные медиумом, они оживают к некоторому машинальному, полуавтоматическому состоянию.
Конечно, развитие возможно, но для этого попавший в Сидпа Бардо должен Отдать Отчет, Распознать и прочее, а совершив это, он сразу же становится иным. Из тех, кто и в этом случае искусится левой тропой колдунов, по-видимому, и берутся темные духи и бесы. Однако они уже составляют совсем иной класс существ в Бардо и прочих мирах. Скорей всего, это так называемый Исполнительский Орден Духов, в котором одинаковое количество белых и темных ангелов (таково, во всяком случае, удивительно странное свидетельство Эмануэля Сведенборга, заключающееся в том, что количество ангелов и бесов — равно, и светлому соответствует зеркальное отражение в темном).
Этих духов Исполнительского Ордена и вызывают натренированные Ламы, чтобы выспросить у них про будущее или важное в настоящем. Эти сущности из Исполнительского Ордена, или, так называемые, Ожидающие Приказа, могут очень сильно повредить тому, кто захотел побаловаться спиритизмом. Их сила велика. Именно они и вселяются в слабые души, вызывая демоническое одержание, безумие, болезни или несвойственные этому человеку поступки. Так что в будущем, когда станут люди исследовать разные состояния и доберутся через добровольцев до просторов Бардо, очень важно, чтобы исследователи были сильными оккультистами, хорошо тренированными в магических навыках, без которых, как в альпинизме, залезешь на гору, а не спустишься вниз.
По-видимому, существуют законы, и жесткие очи глядят за порядком в Бардо. Эти Духи оказываются связанными пространством Бардо, они не могут ни вверх подняться, ни вновь спуститься на землю через очередное рождение. Эта тюрьма может длиться до полтысячи лет, а в исключительных случаях и дольше. Вот так и становятся они членами Ордена Ожидающих Приказа или Указа, если по-нашему.
ПРИЛОЖЕНИЕ 9
МАНТРЫ ИЛИ ЗАКЛИНАНИЯ
В этих состояниях сознания нашего, когда в пространстве вокруг знак и вещь по плотности равны — слова и формулы заклятий приобретают огромную власть. В этом отрывке про мантры я хочу обратить внимание читателей на удивительное сходство меж магией Мантр и управлением компьютерами при помощи голоса или сигнала, подпорченного шумами. К этому сходству я вернусь в конце этого краткого отрывка, касающегося Мантр, Молитв-Заклинаний.
Основу магической формулы или мантры, как это трактуется в Бардо Тодол, можно вывести на основе древней Греческой теории музыки. Основа этой теории такова: коль скоро мы знаем главную тональность (ноту!) какой-то Сущности, будьте стихия, явление, предмет или Божество — мы способны, воспроизводя эту тональность, звуками разрушить избранную Сущность или воздействовать в приказном смысле на нее. В случае неживого предмета мы имеем дело с вырожденным случаем этой теории, когда одной или несколькими резонансными нотами (частотами) можно разрушить вещь. От воздействия этих частотных звуков предмет может так раскачаться, что — развалится.
Теория Древней Греции в отношении Музыки и Вибраций, присущих любому организму, стихии или божеству, — гораздо шире нежели теория механического резонанса в акустике. Для приверженцев оккультизма идея использования магической формулы покоится или основана на том, что, зная эту формулу (ключевую ноту или набор нот) божества или стихии, мы способны вызвать к жизни соответствующие вибрации, волны, свойственные этому божеству, и тем самым как бы установить связь с божеством или стихией (почти что как в случае передатчика, работающего на определенной частоте, когда мы сами служим, к примеру, приемником).
Так, колдун, зная заклятья, может вызвать к жизни Стихии и командовать ими, вернее, духами стихий (читайте сказки Гофмана) и сонмом всяких нижеступенных спиритуальных существ, потому что каждому из них как бы присуща определенная вибрация. И это Существо, сформулированное в виде звука Мантры, Заклятья, дает колдуну власть над собой, вплоть до уничтожения. Это и есть основа повиновения всех этих Сущностей Магу или Ведуну, под угрозой уничтожения.
Понятно, что эти мантры, которые вызывают и определяют разных Существ или, вернее, разные Сущности,— тщательно охраняются, прежде всего самими существами. Удивительно, что даже имя такой фигуры, например, встреченной во сне, тщательно скрывается этой фигурой. Попробуйте во сне спросить у встреченного вами человека или карлика, монстра, животного и тому подобного, Как тебя зовут? Назови твое имя! И тут же сгинет видение, ангел улетит, чудовище с урчаньем отступит и прочее. Так у многих народов есть поверия, что коль скоро ты узнаешь имена гномов — они тебе вынуждены будут служить. То есть имя — есть первичная мантра или вибрация. Недаром даже у людей, в разных культурах, имена людей (полные) или даденные при рождении (посвящении) — обычно скрываются от посторонних, чтобы не сглазили.
Однако по причине такой силы Мантр они тщательно охраняются не только теми, кого они могут поработить, но и особыми духовными существами, называемыми Стражами Тайн. Кандидат в посвящение или принятие в это Сообщество Духовных Учителей или Стражей Тайн очень хорошо проверяется, прежде чем будет он посвящен и вручат ему Сокровища тайного знания.
Вначале ученику, после тщательной его проверки, передается мантра, которая сообщает ему власть над Богиней Кундалини. И когда он произносит это заклятье, Богиня просыпается и появляется перед ним в ожидании приказаний.
Вот когда становится особо необходим Гуру (Учитель): потому что пробужденная к жизни Богиня способна не только спасти и наградить, но и разрушить, убить, в зависимости от того, как использована Мантра (заклятье).
Когда Мантра поется и воздух сотрясается внутри нас, начинает вибрировать сообразно наша жизненная сила (прана). Богиня Кундалини и откликается именно на эту тонкую внутреннюю вибрацию, соответствующую тональности и звуку божественной музыки. Она сходит, приподнявшись вначале, со своего трона в корневом психическом центре и начинает двигаться вверх по чакрам (психическим центрам), проходя их один за другим. Пока ее музыка (ибо она и эта музыка, вибрация — нераздельны, одно) не наполняет самый верхний чакрам — тысячеле-пестковый лотос (теменная часть головы). Когда вибрация доходит туда, ее улавливает Верховный Учитель, слышит звук пробужденной и полностью восставшей Богини.
И вот что тут удивительно любопытно с точки зрения нашей современной яви: если мантра пропета, произнесена неверно — ничего не произойдет. И если она напечатана, и увидят ее глаза непосвященного — она покажется совсем лишенной всякого значения и смысла. Чтобы произнести мантру как следует (заклятье), надо привести себя в определенное Состояние (психическое и физическое). Вот почему и колдуны, и маги всегда постятся и очищаются всякими способами, прежде чем приступить к ворожбе или призыванию Духов.
Это положение очень напоминает управляемые голосом или сигналами машины. Если голос охрип или не так произнесена команда — компьютер не откликается. Если уровень шумов так возрос, что сигнал, управляющий, исказился сверх меры ˜ летательный аппарат не сумеет совершить посадку на Луне или Марсе. Неужели и впрямь существует некая гигантская Информационная Машина жизни (информационная — означает нематериальная, а значит не наблюдаемая кроме как нами самими, если мы сумеем попасть в определенное состояние сознания ивосприять), с которой мы способны, обращаясь должным образом и в определенном состоянии отклика нашего сознания, — установить связь и привести в движение неведомые нам сейчас по-настоящему психические, духовные силы, во благо и во вред. Чтобы вылечить, к примеру, человека или его уничтожить и тому подобное. Вот вам и "сглаз", и "порча", их, так сказать, управленческие механизмы.
ПРИЛОЖЕНИЕ 10
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ ДОКТОРА КАРЛА Г. ЮНГА*
Прежде чем начать психологическое толкование, мне хочется сказать несколько слов о самом тексте. Тибетская Книга Мертвых, или Бардо Тодол, является книгой наставлений для мертвого или умирающего.
Как и у Египетской Книги мертвых, ее предназначение — служить путеводителем для помершего во время его пребывания в состоянии Бардо, описанного символически как промежуточное состояние в сорок девять дней между смертью и новым рождением.
Сам текст распадается на три части. Первая часть, называемая Чикай Бардо, описывает происходящее в психике во время умирания.
Вторая часть, Хониид Бардо, рассматривает сну подобное состояние, которое следует сразу же за наступлением смерти, состоящее из "кармических иллюзий".
Третья часть, Сидпа Бардо, начинается с возникновением инстинкта нового рождения и продолжается в виде событий, предшествующих новому рождению.
Показательно, что самое сильное Проникновение и Озарение, а отсюда и самая большая возможность высвобождения, нам пожалованы во время действительного умирания. Вскоре после того начинается "иллюзорность", которая в конечном счете ведет нас к перевоплощению (реинкарнации); огни озарения становятся все слабее и разнообразней, а видения все более устрашающими. Этот спуск показывает отчуждение сознания от освобождающего света по мере того, как оно приближается к очередному физическому рождению. Цель наставления обратить внимание помершего, в каждой очередной ступени обольщения и запутанной чертовщины, на всегда присутствующую возможность освобождения и объяснить ему природу видений. Текст Бардо Тодол читает Лама возле тела помершего.

* Перевод с англ, из книги Эванса-Венца "The Tibetan Book of the Dead", Oxford Univ. Press, 1960.

Я думаю, что лучше всего я смогу оплатить свой долг признательности двум переводчикам Бардо Тодол — Ламе Казн Дауа-Замдап и доктору Эвансу-Венцу, попробовав при помощи психологического комментария сделать удивительный мир идей и проблем, содержащийся в этом трактате, немного более удобоваримым для западных мозгов. Я уверен, что все, кто прочитает эту книгу с открытой душой и кто позволит непредвзятому впечатлению взять свое, пожнет богатый урожай.
Бардо Тодол, очень подходяще названное Др. В.И.Эвансом-Венцем "Тибетская Книга Мертвых", вызвала значительное движение в англоязычных странах во время своего первого появления в 1927 году. Книга принадлежит к числу таких писаний, которые не только представляют интерес для знатоков Буддизма Махаяны, но которые из-за своей человечности и более того — глубинного проникновения в секреты человеческой души, притягательны и для мирянина, который ищет путей расширить свои знания о жизни.
Многие годы, с ее первой публикации, Бардо Тодол была моим постоянным спутником, и ей я обязан не только плодотворными идеями и открытиями, но также и многими самыми основными своими откровениями.
В отличие от Египетской Книги Мертвых, которая всегда побуждает нас к тому, чтобы сказать либо очень много, либо слишком мало, Бардо Тодол предлагает членораздельную философию, обращенную к человеческим существам, а не к богам или примитивным дикарям. Эта философия содержит в себе воплощение Буддийской психологии и в таком виде, надо признаться, остается непревзойденной в своем превосходстве. Не только "гневные", но и "миротворные" божества понимаются лишь как сансарические (вызванные иллюзиями, заблуждениями цепи рождений) отображения (проекции) человеческой психики,— идея, которая кажется самоочевидной просвещенному европейцу, потому что напоминает ему о его собственных банальных упрощениях.
Однако, хоть европеец и сумеет легко отделаться от этих божеств, сделав их отображениями, ему никак не удастся в то же время утвердить отдельную их реальность. Бардо Тодол может это сделать, потому что в некоторых своих главных метафизических посылках эта книга ставит просвещенного и непросвещенного европейца в очень неловкое положение. Таковы всегда присущее Бардо Тодол, хотя и не высказанное прямо, допущение того, что все метафизические истины по природе своей противоречивы, а также идея качественного различия уровней сознания и связанных с ними метафизических реальностей. Основа этой книги не скудное европейское "или-или", а великолепное утверждающее "оба-и".
Это явление может показаться спорным западному философу, поскольку Запад любит ясность и недвусмысленность. Последовательно один философ прилепляется к утверждению: "Бог Есть!" В то время как другой с тем же рвением к противоположному: "Бога Нет!" Что эти враждующие братья будут делать с утверждением вроде следующего: "...Сообразив, что несуществование твоего разума и составляет Просветленность Богоподобия, и понимая в то же время, что это — по-прежнему твое собственное сознание — ты пребудешь в состоянии божественного Будды".
Такое утверждение, я боюсь, столько же неприемлемо для нашей Западной философии, как и для нашей теологии. Бардо Тодол в высшей степени психологична в своих наблюдениях. А у нас философия и теология еще средневековые, на допсихологической пребывают ступени, где выслушиваются, объясняются, защищаются, критикуются и оспариваются только истины. В то время как авторитеты, сочиняющие эти истины, по общему согласию, помещаются в стороне от предмета и обсуждению не подлежат.
Метафизические утверждения или умозаключения, однако, являются заявлениями определенного состояния души, психики, а потому есть категории психологические. Для западных мозгов, которые компенсируют свои, хорошо известные чувства неприятия рабским почтением к "рациональным" объяснениям, эта очевидная истина кажется уж слишком очевидной, или на нее глядят, как на непозволительную негацию (отрицание) метафизической "истинности". Когда западный человек слышит слово "психологический", для него это всегда звучит, как "лишь психологический". Для него "психе" (душа) что-то досадно малое, нестоящее, личное, субъективное и еще много подобного в том же духе.
Он предпочитает поэтому использовать слово "разум" вместо души, хотя в этом случае он с удовольствием допускает, что истины метафизические, которые и впрямь могут быть весьма субъективными, формулируются "разумом"; разумеется, "Вселенским Разумом" или даже — в случае нужды — самим "Абсолютом". Такой смехотворный посыл служит, вероятно, возмещением за вызывающую прискорбное сожаление малость души. Складывается впечатление, что Анатоль Франс был бесконечно прав, применительно ко всему Западному миру, когда в его "Острове Пингвинов" Катерина Александрийская дает совет Богу: "Дайте им по душе, но по маленькой".
Хотя именно душа, благодаря присущей ей божественной творческой силе, изрекает метафизические суждения и утверждает различия между метафизическими сущностями. Не только душа обусловливает всю метафизическую реальность, она сама Есть эта реальность!
Бардо Тодол и открывается этой великой психологической правдой. Эта книга не молитвенник за упокой, а набор инструкций для помершего, путеводитель по и через переменчивые явления царства Бардо, через существование, которое длится в течение 49 дней от смерти до следующего рождения. Если мы на миг пренебрежем вневременностью души — что Восток принимает за саморазумеющуюся истину — мы, читатели Бардо Тодол, без особого труда сможем помес: тить себя в положение помершего и внимательно обдумать наставление, содержащееся во вступительной части, которое мы выше приводили. Теперь следующие слова прозвучат не помпезно, а надлежаще-учтивым образом:
"О благородно рожденный (такой-то и такой-то), слушай! Ты сейчас испытываешь Блеск Предвечного Света Просветленной Яви. Пойми это. Твое теперешнее сознание, по своей природе Отрешенное, не бытное, Опорожненное, не сформированное, не заполненное чем-нибудь, картинками или впечатлениями, — воспринимает само себя. Оно и есть настоящая Реальность. Благодать.
Твой собственный ум, который теперь не бытен и не наполнен, Опорожнен, Чист, хотя и не пуст или беспамятен, но лишь предоставлен сам себе, не замутненный, сияющий, счастливый, — это и есть само сознание Благодатного Будды".
Таково описание Дхарма Кайи, состояния совершенного озарения, или, как бы следовало выразить то же самое на нашем языке: творческой почвой всех метафизических суждений является сознание невидимое, непостижимое проявление самой души (духовности). Небытность является состоянием, превосходящим (трансцендентным) все суждения и утверждения. Полнота его отдельных проявлений все еще гнездится подспудно (латентно) в нашей душе.
Текст продолжает:
"Твое сознание, сияющее, небытное и нераздельное с Великим Блеском Предвечности, не имеет рождения и не знает смерти. Оно само и есть этот Вечный Свет — Будда Амитаба".
Такая душа (или, как тут названо — наше собственное сознание) определенно не маленькая, но само сверкающее Божество, Божественность.
Для Запада такое заявление слишком опасно, если не откровенно богохульственно. Либо оно принимается Западом бездумно, чтобы, затем пострадать от теософической инфляции. Каким-то образом мы все время занимаем ложную позицию в отношении подобных вещей.
Однако, если мы сумеем справиться с собой настолько, что удержимся от главной ошибки — всегда хотеть чего-нибудь СДЕЛАТЬ с достающимся нам и приспособить это доставшееся к практическому употреблению, мы, по всей вероятности, сумеем извлечь для себя важный урок из этих наставлений. Во всяком случае, мы хотя бы оценим величие Бардо Тодол, которая удостаивает помершего крайней и высшей правды: что даже боги — это блеск и отражения нашей собственной души. И для Восточного человека солнце от этого не затмевается, не меркнет, как это случится с Христианином, который почувствует, что у него украли Бога. Наоборот, его душа есть свет Божественного, Божества, и Божество — есть душа. Восток способен выдержать этот парадокс лучше, чем несчастный Ангелиус Силезский, который, даже по сегодняшним понятиям, психологически находится намного впереди нашего времени.
Как умно и точно, что Бардо Тодол отчетливо разъясняет помершему именно первичность души, его духовности, ибо это как раз то, чему жизнь нас не учит. Мы так набиты внутри всяким, что теснится у нас в душе и угнетает, что нам и случая не представляется, в толчее всех этих "очевидных" вещей, задуматься над тем, кем они "оче-видятся"? Из этого мира очевидностей вещей померший и освобождается, и цель наставления помочь ему во время этого освобождения. Мы, поместив себя на его место, и себя вознаградим не меньше, потому что из самого первого параграфа мы узнаем, что "очевидетель" всей "очевидности" обитает внутри нас.
Несмотря на всю очевидность этой истины в малом и большом, она никогда нами не осознается, хотя часто это так необходимо, даже жизненно роково для нас, знать эту правду. Подобное знание, разумеется, годится лишь для созерцателей, которые склонны к размышлению над смыслом существования, для тех, кто, по природе, — Гностики и потому верят в Спасителя, который, как Спаситель у Манденян, называет себя "Гнозисом Жизни" (знанием жизни). Вероятно, немногим из нас дано видение мира целиком, как чего-то "очевидного". Тут требуются воистину переворот с ног на голову всех устоявшихся истин и немалая жертва, прежде чем мы сможем увидеть "очевидность" мира, обусловленную самой сутью нашей души.
Гораздо прямее и проще, драматичней, внушительней и поэтому убедительней считать, что все жизненные события случаются со мной, нежели увидеть, как я даю им возможность случиться. Воистину, животная природа человека заставляет его сопротивляться мысли, что это он — творец обстоятельств.
Вот почему попытки такого научения всегда включали тайное посвящение, вершиной которого, как правило, является символическая смерть посвящаемого, означавшая полный переворот внутреннего отношения. И действительно, наставление Бардо Тодол служит напоминанием помершему о его посвящении и учении его гуру. Потому что наставление это, в основе своей, не что иное, как посвящение помершего в жизнь Бардо, в точности, как посвящение живого было подготовкой для Потустороннего.
Так это было, по крайней мере во всех тайных культах древних цивилизаций, от времени Египетских и Элевсинских мистерий. В посвящении живых, однако, это Потустороннее — не является существованием после смерти; это новое существование при жизни, после крутого поворота души в намерениях и взглядах, психологическая Потусторонность или, в Христианских терминах, "избавление" от сетей мирского и греха. Избавление является отделением и освобождением от предыдущей темноты и бессознательности, и ведет к состоянию озарения и отпущения, к победе и возвышению над всей "очевидностью".
До сих пор Бардо Тодол, как это чувствует и доктор Эванс-Венц, является процессом посвящения (инициации), цель которого восстановить для души ее божественность, которую она потеряла при рождении. Для Восточной религиозной литературы типично начинать учение неизменно самым важным, самыми предельными и высокими принципами и выводами, которые у нас, обыкновенно, идут в самом конце. Как, например, в Апулее, где Луцию поклоняются как Гелиосу только в самом конце. Инициация в Бардо Тодол таким образом являет собой последовательность все слабеющих климаксов, заканчивающихся новым рождением в утробе.
Единственным "процессом инициации", который еще жив и практикуется сегодня на Западе, является анализ бессознательного, применяемый врачами для терапевтических целей. Это проникновение в глубинные слои сознания является своего рода рациональной тахеиНсз в сократовском смысле, выкапыванием психического содержания, которое еще в зачатке, подсознательное и пока еще не рождено.
Первоначально такая терапия приняла форму фрейдистского психоанализа и занималась в основном сексуальными фантазиями. Это область, которая соответствует последнему и самому нижнему пространству Бардо, известному под названием Сидпа Бардо, где померший, оказавшийся не в состоянии извлечь пользу из наставлений Чикай и Хониид Бардо, начинает превращаться в жертву сексуальных фантазий и влечется к зрелищам совокупляющихся пар. В конце концов он ловится чревом (утробой) и рождается вновь в земную жизнь.
Меж тем вполне понятно, почему Эдипов комплекс начинает работать. Если его карма предопределяет ему родиться мальчиком, он влюбляется в свою будущую вероятную мать, а от своего отца (тоже будущего) отвратится, как от ненавистного и отвратительного. И обратное, будущая дочь сильно будет привлечена к своему возможному отцу и отвратится от матери.
Европеец проходит сквозь эти характерно фрейдистские владения, когда его бессознательное содержание вытаскивается на свет божий при помощи анализа, но идет он в противоположном направлении. Он движется назад, к чреву (утробе) через мир сексуальных детских фантазий. В психоаналитических кругах даже предполагали, что травмой главным образом является само рождение — мало того, психоаналитики даже заявляют, что им удалось добраться до памяти внутриутробного существования. Здесь Западное размышление достигает своего предела, к сожалению. Я говорю, к сожалению, потому что очень бы хотелось, чтобы фрейдистский психоанализ мог бы жизнерадостно проследовать еще дальше в эти внутриутробные переживания: если бы он преуспел в этом смелом предприятии, наверняка бы мы прошли сквозь Сидпа Бардо и проникли бы с обратной стороны в нижние пределы Хониид Бардо.
Верно, и то, что с теперешними биологическими идеями подобное приключение никогда бы не было увенчано признанным успехом: для этого потребовалось бы совсем иное философическое обеспечение, чем то, которое базируется на современных научных допущениях. Но если бы это путешествие назад было последовательно продолжено, вне сомнения, его результаты привели бы к утверждению доутробного существования, настоящей жизни Бардо. Если бы только оказалось возможным обнаружить, по крайней мере, какие-то следы соответствующих переживаний. Как бы то ни было, психоанализ не пошел дальше предположительных следов внутриутробного переживания. И даже знаменитая "травма рождения" осталась таким очевидным трюизмом, что вряд ли она способна объяснить что-либо лучше, чем гипотеза, рассматривающая жизнь как болезнь с плохим исходом, потому что ее завершение всегда фатально.
Фрейдистский психоанализ, во всех главных аспектах, никогда не пошел дальше переживаний Сидпа Бардо: то есть он не сумел себя выпутать из сексуальных фантазий и подобных "несовместимых" устремлений, которые вызывают тревогу и другие аффективные состояния пациента. Тем не менее теория Фрейда — это первая попытка, сделанная на Западе, исследовать снизу, из животной сферы, области инстинкта, психологическую территорию, которая соответствует в Тантрическом Ламаизме владениям Сидпа Бардо.
Очень понятный страх метафизики помешал Фрейду проникнуть в область "оккультного". Кроме того, состояние Сидпа Бардо, если допустить психологию Сидпа Бардо, отличается свирепым ветром кармы, который крутит и несет помершего до тех пор, пока тот не достигнет "двери-чрева". По-иному говоря, в мире Сидпа не разрешается возвратного движения, потому что владения Сидпа Бардо запечатаны от состояний Хониид Бардо сильным, непреоборимым движением вниз, в сторону животной сферы инстинкта и физического рождения. Это значит, что любой, кто проникнет в это бессознательное владение с чисто биологическими допущениями и представлениями, застрянет в этой области инстинктов и останется неспособным продвинуться дальше, поскольку снова и снова его будет относить назад к физическому существованию.
Вот почему не способна Фрейдистская теория достичь ничего иного, кроме, по существу, негативной оценки бессознательного. Это есть "ничего кроме". В то же время, надо признаться, что такой взгляд на душу (духовное) является типичным Западным, только выражен он грубее и проще, и беспощаднее, чем другие осмелились бы то же самое сказать, хотя в глубине они так же считают. Что значит "разум" в этой связи — трудно сказать. Можно лишь лелеять надежду, что за ним сохранится убедительность. Но, как заметил даже Макс Шелер с сожалением, сила такого "разума", мягко говоря, сомнительна.
Я думаю, мы можем считать за факт, что с помощью психоанализа рациональный ум Запада продвинулся вперед в те пределы, которые можно назвать невротизмом состояний Сидпа, и там полностью остановился: неизбежно и по причине нелепого допущения, что все психологическое является субъективным и личным.
Но даже и в этом случае,это продвижение было большим достижением, ввиду того, что позволило нам сделать еще один шаг вслед за сознанием жизни. Это знание дает нам также ключ к тому, как нам следует читать Бардо Тодол — то есть наоборот, задом наперед. Если с помощью Западной науки мы в какой-то мере преуспели в понимании психологического смысла характера Сидпа Бардо, наша следующая цель — посмотреть, не можем ли мы чего-нибудь сделать схожего с предыдущим Хониид Бардо.
Хониид Бардо — это состояние кармических иллюзий — то есть иллюзий, которые вызваны психическим (душевным) осадком предыдущих существований. По Западной мысли, Карма заключает в себе своего рода теорию психической наследственности, основанную на гипотезе перевоплощений (реинкарнаций), что, в конечном счете, является гипотезой вневременности души- Ни наши научные знания, ни наши рассуждения не способны шагать в ногу с этой идеей. Слишком много "если" и "однако". Помимо всего, мы слишком плачевно мало знаем о подобных возможностях продолженного существования индивидуальной души после смерти. Настолько мало, что нам даже и непонятно, каким способом можно что-то доказать вообще в этом отношении.
К тому же, мы еще и уверены (на эпистемологической основе), что подобные доказательства столь же невозможны, как доказательство Бога. Отсюда мы можем лишь с большой осторожностью допустить идею Кармы, именно если только мы понимаем ее как психическую наследственность в очень широком смысле этого слова.
Психическая наследственность существует — иначе говоря, существует наследование психических особенностей, таких, как предрасположенность к заболеваниям, черты характера, особые таланты и тому подобное. Никакого насилия психическая природа этих сложных явлений не испытывает оттого, что естественные науки сводят их до того, что представляется физическим аспектом (структуры ядер в клетках и т.д.). Все это — основные явления жизни, которые выражают себя, главным образом, психически, подобно тому как имеются другие наследуемые признаки, которые выражают себя, в основном, физиологически, на физическом уровне.
Среди этих наследуемых психических признаков существует особый класс, род, который не сводится ни к семье, ни к расе. Это универсальные предрасположения ума, которые следует понимать по аналогии с платоновскими формами, в соответствии с которыми разум, ум организует свое содержание. Можно рассматривать эти формы как категории, по аналогии с логическими категориями, которые всегда и везде присутствуют в виде основных постулатов рассуждения. Только в случае наших "форм" мы имеем дело не с категориями рассудка, а с категориями Воображения. Поскольку плоды воображения всегда визуальные по сути своей, их формы должны с самого начала иметь характер образов, более того — Типических образов. Вот почему, вслед за Святым Августином, я называю их "архетипами"*.
Сравнительное богословие и мифология располагают богатейшими залежами архетипов, как и психология снов и психозов. Поражающий параллелизм меж этими образами и теми идеями, выражению которых они служат, часто вызывал к жизни самые безумные теории миграции народов, хотя много естественней допустить замечательное подобие человеческой психики во все времена и во всех местах.
Архетипические формы — фантазии на самом деле воспроизводятся спонтанно всегда и везде, без какого бы ни было даже мыслимого следа прямого заимствования. Основные структурные компоненты психики не меньше поражают своей однородностью, чем сходство видимых частей нашего тела. Архетипы являются, так сказать, органами до-рациональной психики. Они суть изначально наследуемые формы и идеи, которые не обладают (не наполнены) конкретностью содержания. Их особенное наполнение появляется только во время индивидуальной жизни, когда личный опыт осмысляется на языке этих форм. Если бы архетипы не были предсущими в одинаковом виде повсюду, как объяснить совпадение меж подчеркиванием почти повсюду в Бардо Тодол, что помершие не знают, что они померли, и столь же частым сходным утверждением повсюду в мерзкой полуиспеченной литературе Европейского и Американского Спиритуализма?
Хотя мы находим такое же утверждение у Сведенборга, трудно предположить, чтобы его писания были так широко распространены, что этот штришок знания был доступен любому "медиуму" из маленького городка. А связь меж Сведенборгом и Бардо Тодол совершенно немыслима для того времени.
Это исконная, универсальная идея, что помершие просто продолжают свое земное существование и не догадываются, что они бестелесные духи,— архетипичная идея, которая тут же обретает зрительное выражение, стоит кому-то увидеть привидение. Замечательно, что у привидений по всему миру есть много общих черт. Естественно, я предполагаю существование недоказуемой спиритуалистической идеи, хотя у меня нет желания делать ее своею. Я должен удовлетвориться гипотезой существования вездесущей, хотя и многообразной, психической структуры, которая наследуется и которая с необходимостью задает определенную форму и направление всему опыту жизни. Подобно тому, как органы тела — это куски безразличной пассивной материи, но динамические, действенные комплексы, которые заявляют себя и утверждают с властной настойчивостью, так и архетипы, будучи органами психики (души), суть очень динамичные, полные жизни комплексы, которые определяют жизнь психическую до степеней поразительных. По этой причине я называю их еще Доминантами бессознательного. Тот слой бессознательной психики, который сложен этими универсальными динамическими формами, я определил, как КОЛЛЕКТИВНОЕ ПОДСОЗНАНИЕ.

* Архетипы еще можно понимать, как врожденные, вечные Сюжеты, не заполненные определенным культурно-национальным содержанием. Например, таким Архетипом будет Сюжет: Смерть — Воскресение — Преображение. Однако, у одних народов — это христианская повесть с Христом, а у других — Птица Феникс или Дух. (Прим, автора).

Насколько я знаю, не существует наследования индивидуальной, дорожденческой или доутробной памяти, но несомненно существует наследование архетипов, которые поначалу, однако, не наполнены содержанием, потому что, прежде всего, в них не содержится личного опыта. Они возникают в сознании, когда личный опыт жизни делает их видимыми, обрисовывает, проявляет их.
Мы видели, что психология в Сидпа Бардо заключается в желании жить и вновь родиться (Сидпа Бардо недаром называется по-другому "Бардо Ищущего Рождения"). Такое состояние, поэтому, исключает любое испытание сверх личных психологических реальностей, если только померший не отказывается категорически вновь рождаться в мире сознания. По учению Бардо Тодол, для такого отказа в любом из состояний Бардо существует возможность достичь Дхарма Кайи, путем преодоления четырехликой Горы Меру, разумеется, если он не поддастся желанию последовать за "тусклыми огнями". Это все равно, что сказать: мол, померший должен отчаянно сопротивляться диктату рассудка, как мы его понимаем, и расстаться с верховенством индивидуального, рассматриваемого рассудком как святое.
Что сие означает на практике — это полная капитуляция перед объективными силами психики, со всеми вытекающими последствиями: своего рода символическая смерть, соответствующая Суду Помершего в Сидпа Бардо. Это означает конец всего сознательного, рационального, морально отве-тственного поведения жизни, и добровольная сдача тому, что Бардо Тодол называет "кармическими иллюзиями". КАРМИЧЕСКИЕ иллюзии берутся из суеверий и веры исключительно иррациональной природы в нашем виденческом мире, которые никак и не выводятся из наших рациональных суждений, но являются исключительным произведением (продуктом) раскрепощенного воображения. Это чистый сон или "фантазия", и всякий благонамеренный человек мгновенно предостережет нас против этого. И безусловно нелегко увидеть, в чем заключается различие с первого взгляда меж фантазией такого свойства и фантасмагорией лунатика (ненормального). Зачастую лишь легчайшее abaissement du nuaveu mental требуется, чтобы спустить со сворки этот мир иллюзий. Ужас и мрак этого мига подобен тому состоянию, которое описывается в первом разделе Сидпа Бардо. Но содержание этого Бардо также обнаруживает архетипы, кармические образы, которые появляются сначала в их устрашающем обличье.
Состояние Хониид Бардо полностью подобно намеренно вызванному психозу.
Многие часто слышат и читают об опасностях Йоги, в особенности пользующейся дурной репутацией Кундалини — Йоги. Обдуманно вызванное состояние психоза, которое у неустойчивых индивидуумов может легко перейти в настоящий психоз, и является той опасностью, к которой следует очень серьезно относиться. Эти шутки по-настоящему опасны и не следует в них соваться в нашей типической Европейской манере. Это шутки и сованье в судьбу, рок,-которые бьют и рубят самые корни человеческого существования и способны высвободить такое море страдания, которое человеку в здравом уме и не снилось.
Эти страдания соответствуют мучениям в Холиид Бардо, описанным в тексте так:
"Тогда Бог Смерти обмотает вокруг твоей шеи веревку и потащит тебя за собой, он отрубит тебе голову, вырвет твое сердце, выдернет твои кишки, высосет из черепа мозги, выпьет кровь и будет есть твою плоть, разгрызая кости. Но ты не сможешь умереть. Даже когда тело твое изрублено в кусочки, оно вновь оживет. Снова тебя разорвут на части и вновь ты ощутишь страшную боль и пытку".
Эти пытки точно описывают действительную природу опасности — распад целостности тела в Бардо, которое является своего рода "тонким телом", составляющим видимый конверт, оболочку, психологического Себя в послесмертье. Психологическим эквивалентом этого расчленения служит психическая диссоциация личности пациента. В тяжких случаях — это шизофрения (расщепление мозга). Это, наиболее частое из психических заболеваний, состоит, выражается в основном в заметном утешении или отключении рассудка, здравого смысла, что упраздняет нормальную критическую проверку, навязываемую сознательным разумом, и, таким образом, дозволяет неограниченный разгул подсознательных "доминант".
Переход, тогда, из Сидпа Бардо в Хониид является опасным обращением целей и намерений сознательного разума. Это заклание устойчивости Себя. Это и подчинение, сдача на милость исключительной неопределенности того, что должно показаться хаосным бунтом фантасмагорических форм и стихий.
Когда Фрейд создал фразу, что Эго служит "истинным вместилищем беспокойства", он предоставил слово самой верной и глубинной нашей интуиции. Страх самопожертвования прячется глубоко в каждом Эго, и этот страх часто лишь ненадежно с трудом контролируемое, сдерживаемое требование подсознательных сил выметнуть наружу во всей силе. Никто из тех, кто тщится в самоосмыслении (индивидуа-ции), не пощажен от опасностей этого прихода, потому что то, Что боится, также принадлежит целостности Себя — до — человеческому или сверх — человеческому миру психических "доминант", от которых Эго первоначально освободило себя с огромным трудом, да и то лишь частично, ради более или менее иллюзорной свободы.
Это освобождение безусловно очень необходимое и весьма героическое предприятие, но оно не окончательное: это всего лишь творение "субъекта", который, чтобы найти удовлетворение, все еще должен выстоять против "объекта". На первый взгляд, это кажется именно тем миром, который прямо пухнет от возможностей достижения такой цели. Тут мы ищем и находим наши сложности, там мы ищем и находим наших врагов, здесь мы ищем и находим, что дорого и драгоценно нам: очень утешительно знать, что все зло и все добро находится Там, Снаружи, в видимом, где можно победить, наказать, разрушить или насладиться этим. Но природа не допускает этому райскому состоянию длиться вечно. Находятся такие люди, всегда находятся, которые не могут не замечать, что мир и личный опыт по природе своей символичны, и что в действительности мир отражает нечто, лежащее, спрятанное в субъекте самом, в его сверхсубъективной сущности. Именно из этой глубинной интуитивности понимания, в соответствии с ламаистской доктриной, состояние в Хониид Бардо черпает свою истинную суть. Вот почему Хониид Бардо озаглавлено: "Бардо Испытывающего Реальность".
Реальность испытываемых состояний Хониид Бардо есть, как пишет про то последняя часть соответствующих наставлений, реальность мысли. Мыслеформы кажутся реальностью, фантазии облекаются плотью, и устрашающие сны, вызванные кармой и разыгранные подсознательными "доминантами", начинают сниться. Первым появляется, если читать текст с конца наперед, все разрушающий Бог Смерти, эпитома всех ужасов. За ним следуют 28 власть придержащих и зловещих богов и 58 богинь, пьющих кровь. Несмотря на демонический аспект, который выглядит спутанным хаосом жутких черт и уродств, виден уже некоторый порядок. Мы видим собрания богов и богинь, которые упорядочены по четырем направлениям и различаются присущими им мистическими тонами. Постепенно становится ясно, что все эти божества организованы в "Мандалы" или круги, содержащие четырехцветный крест. Цвета сообразны четырем аспектам мудрости:
1) белый — световая тропа мудрости зерцала;
2) желтый — световая тропа мудрости всеприятия;
3) красный — световая тропа мудрости различения;
4) зеленый — световая тропа мудрости всесвершения.
На более высоких ступенях сознания померший знает, что настоящие мыслеформы, все, исходят из него самого, и что четыре световых тропы мудрости, которые пред ним появляются, суть излучения его собственных психических способностей. Это напрямую нас приводит к психологии ламаистской мандалы, которую я обсуждал уже в книге, опубликованной совместно с покойным Рихардом Вильгельмом "Секреты Золотого Цветка".
Продолжая наше восхождение в обратном порядке через пределы Хониид Бардо, мы наконец приходим к видению Четырех Великих: зеленый Амогха — Сидхи, красный Амитаба, желтый Ратна — Самбхава и белый Вайра — Саттва. Подъем заканчивается лучезарным светом Дхарма-Дхату, тела — Будды, который пламенеет в центре мандалы из сердца Вайрочаны.
Этим завершающим видением исчерпываются кармические иллюзии: сознание, отнятое от благодатной груди всех форм и всех привязанностей к объектам, возвращается к вневременному рудиментарному (изначальному) состоянию Дхарма-Кайя. Так (обратным чтением) достигается состояние Чикай, которое наступает в момент смерти.
Я думаю, этих пояснений достанет, чтобы дать внимательному читателю некоторое представление о психологии Бардо Тодол. Книга описывает путь посвящения в обратном порядке, которое, в отличие от эсхатологических ожиданий Христианства, приготавливает душу для нисхождения в физическое существование. Предельно интел-лектуализированная и рационалистическая миро-рассудочность Европейцев подсказывает нам эту более подходящую обратную последовательность Бардо Тодол, которую можно рассматривать, как отчет об опыте Восточной инициации (посвящении), хотя каждый волен, если того пожелает, представить христианские символы вместо богов в Хониид Бардо.
В любом случае, последовательность событий, как я только что описал ее, предлагает близкую параллель с феноменологией Европейского подсознания, когда оно претерпевает "процесс посвящения", то есть когда его собираются анализировать. Преображение подсознания, которое случается в процессе анализа, делает этот анализ естественным аналогом религиозной церемонии инициации (посвящения). Хотя последние в принципе отличаются от Естественного посвящения в том, что ход событий предвосхищается, и спонтанное рождение знаков подменяется тщательно отобранным набором символов, предписанных традицией. Мы можем увидеть это отчетливо в сочинениях Игнатия Лойолы или в медитационной йоге Буддизма и Тантризма.
Обращение порядка глав, которое я предложил здесь, с целью помощи в понимании, ни в какой мере не совпадает с изначальным назначением Бардо Тодол. Также не созвучны и психологические упражнения, которые вторичны по своим намерениям, хотя, быть может, и не вызвали бы возражений у ламаистов.
Действительная цель этой исключительной книги, которая быть может покажется очень странной образованному Европейцу двадцатого столетия,— просветить помершего в его путешествии через просторы Бардо. Католическая Церковь является единственным местом в мире для белого человека, где как-то пекутся о душах умерших. Внутри Протестантского лагеря, с его жизнеутверждающим оптимизмом, мы обнаруживаем лишь несколько медиумических "спасительных кругов", чье назначение главным образом в том, чтобы помершему донести, что он действительно помер.
В целом, у нас нет ничего на Западе в какой-нибудь степени сравнимого с Бардо Тодол, за исключением определенных тайных наставлений, которые недоступны широкой публике и обыкновенным ученым. В соответствии с традицией, Бардо Тодол также, кажется, была записана в разряд "тайных" книг, "закрытых", как ясно об этом пишет доктор Эванс-Венц в своем предисловии. Как таковая она формирует особую главу в магическом "излечении души", которое простирается даже после смерти. Этот культ смерти рационально зиждется на в е р е во вневременность души, но его иррациональная основа обнаруживается в психологической нужде живых сделать что-нибудь для ушедших.
Эта простейшая нужда навязывает себя даже самым "просвещенным" индивидуумам, когда они сталкиваются со смертью близких или друзей. Вот почему, просвещение или непросвещение, у нас все еще существуют все виды церемоний по покойникам. Если Ленин был подвергнут забальзамированию и выставлен напоказ в пышном мавзолее как египетский фараон, мы можем быть совершенно уверены,— это не потому, что его последователи верили в воскресение его тела. Исключая Мессу, которую служат за упокой в Католической Церкви, обеспечение, которым мы запасаем, снабжаем помершего, — рудиментарно и стоит на нижнем уровне качества. Не потому, что мы не способны убедить себя в бессмертии души, а потому, что мы рационально исключили вышеупомянутую психологическую нужду из нашего существования. Мы ведем себя так, будто в том не нуждаемся, а поскольку мы не можем поверить в жизнь после смерти, мы предпочитаем вообще никак этого не касаться.
Люди попроще следуют своим чувствам и, как в Италии, ставят себе надгробные памятники "жутких" красот. Католическая Заупокойная Месса по душе по уровню значительно выше этого, потому что она выразительно предуготована покойному и имеет целью благоденствие души покойного, а не является простым удовлетворением слезливых чувств.
В Бардо Тодол с уверенностью можно обнаружить высшее применение духовных усилий в интересах усопшего. Они так подробны и основательно приспособлены к очевидным изменениям в состоянии помершего, что любой серьезный читатель должен спросить себя, а не могло ли быть так, что эти мудрые старые ламы, в конце концов, поймали отсвет четвертого измерения и сдернули малость покрывало с величайшей тайны жизни?
Если правда обречена на то, чтобы всегда разочаровывать, возникает почти искушение допустить хоть такую реальность, какая содержится в видениях жизни Бардо. Во всяком случае, неожиданно и так оригинально, если нет ничего другого, обнаружить подобное после-смертное состояние, из которого наше религиозное воображение сформировало самые грандиозные концепции, нарисованные зловещими тонами, в виде ужасающего, последовательно деградирующего сновидения.
Наивысшее видение появляется не в конце Бардо, а в самом начале, в момент смерти. Что случается после — это все углубляющийся спуск в иллюзии и мглу, вниз до самого дна деградации в новом физическом рождении. Духовный взлет, вершина, достигается в момент, когда заканчивается жизнь. Человеческая жизнь, таким образом, превращается в колесницу высочайшего совершенства, какого можно достичь. Она сама порождает карму, которая позволяет умершему пребыть в вечном свете Зияния (Опорожнения), без нужды прилепляться к предметам, и таким способом отдохнуть на ступице колеса новых рождений, освобожденным от всех иллюзий рождения и распада. Жизнь в Бардо не влечет ни вечного вознаграждения, ни наказания, но простой спуск в новую жизнь, которая подвигнет человека ближе к конечной цели Спасения. Но эту эсхатологическую цель именно он сам привносит в рождение, как последний и наивысший по качеству плод трудов и упований жизненного существования. Такой взгляд не только величествен и высок, он мужественный и героический.
Деградирующий характер жизни в Бардо подкрепляется спиритуалистической литературой Запада, которая снова и снова снабжает нас одним тошнотворным впечатлением крайней бессодержательности и банальности коммуникаций, сообщений из "мира духов". Ученые мозги не колеблясь объясняют эти сообщения эманациями из подсознания "медиумов" и тех, кто принимал участие в сеансах, и даже простирают подобные объяснения на описания Загробности в Тибетской Книге Мертвых.
Неоспоримо, что вся книга порождена архетипическим содержанием подсознания. Сверх того не существует (и тут наше Западное мышление право) ни физической, ни метафизической реальностей, но "просто" и лишь реальность психических фактов, информация психического опыта. И именно это умерший должен распознать, если еще при жизни ему не стало ясно, что его собственное психическое Себя и Поставщик всех сведений — это одно и то же.
Мир богов и духов воистину "не что иное, как" коллективное бессознательное внутри меня. Повторим это предложение так, чтобы оно гласило: Коллективное бессознательное — есть мир богов и духов вне меня. Чтобы понять это — не надо интеллектуальной акробатики, нужно время одной человеческой жизни целиком, может, даже много жизней все возрастающей "завершенности", полноты. Заметьте, я не говорю "возрастающего совершенства", потому что те, кто "совершенны", — совершают иные открытия, нежели эти.
Бардо Тодол была "закрытой" книгой и таковой осталась, вне зависимости от комментариев, которые к ней могут быть написаны. Потому что эта книга открывается лишь духовному пониманию, а эта способность никому не отпущена при рождении. Способность, которую человек, однако, может приобрести развитием и особым опытом. Прекрасно, что такие, годные для всех намерений и целей, "бесполезные" книги существуют. Они предназначаются для тех странных чудаков, которые уже больше не оценивают все со стороны использования, цели и смысла сегодняшней "цивилизации".











<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>