<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

5. Воздействия систем «желчи» и СНС, а также
«слизи» и ПНС почти идентичны (вызывают одинако-
вые ускорения или замедления частоты ударов сердца,
частоты мочеиспускания, накопления и расхода энер-
гии).
6. Система «ветра» характеризуется «быстродей-
ствием и подвижностью» [10], что, соответствует боль-
шой скорости распространения импульсов по сомати-
ческим и малой — по вегетативным нервам.
Мы изложили лишь один из возможных вариантов
расшифровки понятий трех основополагающих регу-


31
лирующих систем иядо-тибетской медицины. Многие
характеристики трех «ньес-иа», описанные в средпене-
ковых медиципских трактатах Тибета, не получили
здесь достаточного освещения и нуждаются в дальней-
шем исследовании.


ЛИТЕРАТУРА

1. Базаров Э. Г., Асеева Т. И. «Вапдурья-онбо» — трактат
пндо-тпбетской медицины.— Новосибирск: Наука, 1984.
2. Бадмаев П. А. Главное руководство по врачебной пауке
Тибета «Чжуд-ши»,— Сиб., 1903.
3. Большая медицинская энциклопедия.— М.: Медицина,
1958.— Т. 20.
4. Большая Советская Энциклопедия.— 3-е изд.— М., 1974.—
Т. 17.
5. Позднеев А. А. Учебник тибетской медицины.— Спб., 1908.
6. Большая Советская энциклопедия.— 3-е изд.— М., 1971.—
Т. 6.
7. Большая Советская энциклопедия.— 3-е изд.— М., 1976.—
Т. 23.
8. Хунданов Л. Л., Хупданова Л. Л., Базароп Э. Г. Слопо о
тибетской медицине.— Улан-Удэ: Бурят, кн. пзд-во, 1979.
9. Георгиева С. П. и др. Физиология.— М.: Медицина, 1983.—
480 с.
10. «Чжуд-ши». Ксилограф пзд. Агинского дацана.
11. Гусев А. С , Сергеев Ю. П. Анатомия.— М.: Медицина,
1966.—312 с.
12. «Вайдурья-онбо». Ксилограф изд. Агинского дацана.
13. Физиология человека.— 1987.— Т. 13, № 2.— С. 207.
14. Баевскнй Ф. М., Кириллов О. П., Клецкин С. 3. Математи-
ческий анализ изменений сердечного ритма при стрессе.—
М.: Наука, 1984.— 222 с.
15. Никулина Г. А. Исследование статистических характерис-
тик сердечного ритма как метод оценки функционального
состояния организма при экстремальных воздействиях: Ав-
тореф. дис. ... канд. мод. наук.— М.: изд. ИМБП, 1974.—•
30 с.
1С. Цыдыпов Ч . Ц. Пульсовая диагностика тибетской меди-
цины.— Улан-Удэ, 1985.— 22 с.
17. Жемайтите Д. И. Возможности клинического применения
и автоматического анализа рптмограмм: Автореф. дне. ...
докт. мед. наук.— Каунас, 1972,— 51 с.
18. Фогельсон Л . И. Электрокардиография.— М.: Медицина.
1965.
19. Морозов Г. В., Ромасепко В. А. Нервные и психические
болезни.— Л . : Медицина, 1970.


32
Д. Б. Дашиев

МАТЕРИАЛЫ ТИБЕТСКИХ ИСТОЧНИКОВ
ПО ПУЛЬСОВОЙ ДИАГНОСТИКЕ


Сравнительный анализ материалов, содержащихся в
классических трактатах тибетской медицины «Чжуд-
ши» (XII в.) [1] и «Вайдурья-онбо» (XVII [в.) [2],
а также публикаций современных тибетских врачей
[3—6] показывает, что с XII в. пульсовая диагностика
не претерпела существенных изменений и использует-
ся в первоначальной форме и в том же объеме.
Относительно происхождения пульсовой диагности-
ки в самом тексте «Чжуд-ши» сказано немного:
«Сугаты ' и их перевоплощения ради пользы людей
в Индии рассказали о составлении лекарств,
в Китае — о прижигании и очищении сосудов,_
2
в стране Дол — о кровопускании,
в Тибете — об исследовании пульса и мочи» [1].
Однако сведения по истории тибетской медицины и
анализ терминологии, употребляющейся в пульсовой
диагностике, не подтверждают тезис «Чжуд-ши» о ти-
бетском происхождении этого метода диагностики. Ма-
териалы по истории тибетской медицины, почерпнутые
из авторитетных источников, представляют формирова-
ние и развитие медицины в Тибете как процесс заимст-
вования и переработки теоретических посылок и мето-
дов диагностики и лечения из индийской и китайской
систем медицины, начавшийся с VII в. п. э.— со вре-
мени образования тибетского государства (VI в.) и
интенсивного приобщения к культурной традиции со-
седних стран. Систематизация заимствованного мате-
риала была задержана распадом централизованного го-
сударства, феодальными междоусобицами, которыми
знаменовался так называемый «темный» период истории
Тибета, когда было утеряно многое из культурных при-
обретений. И лишь в XII в. выдающийся тибетский
врач Ютог Йопдан Гонпо-младший (1112—1203) создал
свой энциклопедический трактат «Чжуд-ши», в кото-

1
Сугата (оанскр.) — букв.: «благополучно прошедший» —
эпитет Будды.
2 д о л — историческая область в Западном Тибете.

ЗЭ
2 Заказ № 912
ром он обобщил опыт многих поколений тибетских
врачей.
Отправными источниками, которыми пользовался
Ютог Иондан Гонпо-младший, послужили индийский
трактат «Аштанга-хридая-самхита» [7] и китайский
трактат «Сома-раджа» [8]. В «Вайдурья-онбо» даны
оглавления обоих текстов, из которых видно, что ма-
териалы по пульсовой диагностике содержались толь-
ко в «Сома-радже». Это главы по исследованию пуль-
сов жара и холода в верхних и нижних регистрах,
пульсов сердца, печени, почек, легких, пульсов смер-
ти, «врага», «демонов» и четырех сезонов. Что касает-
ся пульсовой диагностики, то тут небезынтересно
мнение.индийских аюрведистов, приведенное В. Б. Да-
шем в книге «Основы аюрведической медицины» [9],,
где он пишет, что ученые, знакомые с предметом, пред-
полагают, что обследование пульса и мочи, которое
проводят ученые-аюрведисты в.Индии t заимствовалось
у ученых Тибета.
В аюрведической медицине, как и в тибетской, перед
обследованием пульса необходима подготовка. Само
обследование пульса проводится на радиальной арте-
рии тремя пальцами, у мужчин исследуется пульс на
правой руке, у женщин — на левой. Если пульсовая
волна ощущается сильнее под указательным пальцем,,
то считается, что в человеке преобладает вайю (ветер),;
под средним — питта (желчь), а под безымянным —
капха (слизь). Кроме того, здесь обращается внимание
на характер движения пульсовой волны. Если пульс
движется, «подобно змее или ящерице», то это указы-
вает на преобладание ветра, если «подобно ворону и
лягушке»— желчи, если «лебедю, павлину или пету-
ху» — слизи и т.д. [9]. Мнение индийских аюрведистов
о заимствованном происхождении описанной выше ме-
тодики пульсовой диагностики не лишено оснований.
Но она, вероятно, была перенята не из тибетской меди-
цины, как они предполагают, а из китайской и пере-
работана согласно теоретическим установкам аюрве-
дической медицины, где придают первостеиепное значе-
ние характеру соотношения в организме трех физиоло-
гических начал (ветер, желчь, слизь) и состоянию семи
тканей организма. Одним из китайских медицинских
трактатов, который в древности был переведен на
санскрит и оказал влияние на развитие пульсовой

34
диагностики в аюрведической медицине, возможно,
и был вышеупомянутый трактат «Сома-раджа». В «Вай-
дурья-онбо» об этом говорится следующее: «Святой
3 4
Маньчжугоша на горе Утайшань изрек „Царь лу-
ны лечения", или же ,,Сома-раджа", содержащий
112 глав. В заглавии одной-двух книг встречалось, что
6
редактором его был Нагарджуна (clu-grub), но (над-
писи) эти мелки, буквы полустерты и вызывают сомне-
ние. Редактором был Ван-тхем-лу-кхап-джал 6 . Изре-
ченный на горе Утайшань, (этот трактат) попал со вре-
менем в Индию и был изучен святым покровителем На-
гарджуной и другими» [2]. О переводе в глубокой древ-
ности «Сома-раджи» на санскрит сообщает также
Ц. Хайдав. По его данным, этот трактат был во
II в. н. э. отредактирован знаменитым кашмирским вра-
чом Вабхатой (Вагбхата) и заново перепечатан. Это новое
издание при тибетском царе Тисрондэвцзане (VIII в.)
переведено на тибетский с использованием его китай-
ского оригинала. Ц. Хайдав приводит краткое описа-
ние имеющегося в Монголии экземпляра «Сома-раджи»
на тибетском языке.
В его колофоне сказано: «Во времена царя Тис-
рондэвцзана оригинал этой сутры привез из Китая
Бежихангамахага, перевел его тибетский переводчик
Вайрочана вместе с другими» [10]. О неоднократных
переводах «Сома-раджи» на тибетский язык пишет
Дэсрид Санчжай Чжамцо в своей «Истории медицины».
По его данным, он был впервые переведен в IX в. ки-
тайским монахом Махаджинда (maha-gyin-da), Джап-
руг Гарханом (rgya-phrug gar-mkhan), Кхьюнгпо цэцэ
(khyung-po tse-tse), Кхьюнгпо ДамЦхугом (khyung-po
dam-tshugs) и Чогла Монбаром (lcog-la smon-'bar).
В период позднего распространения буддизма «Сома-
раджа» вновь был переведен на тибетский язык китай-
ским переводчиком Ван-махаяна Сутрой (hwang ma-
ha-yana sutra) и тибетцем Вайрочаной [11].
3
Один из бодхисатв в пантеоне буддизма.
4
Горный массив в Китае.
5
Нагарджуна (примерно II в. н. э.) — древнеиндийский
философ, основоположник махаянской школы буддизма.
6
Первая часть имени «Ван-тхем» (Lwang them) с тибет-
ского языка не переводится и, на наш взгляд, является тибет-
ской транслитерацией имени автора или редактора, а вторая
часть — klu-khab-rgyal «дракон, царь, двор», возможно, явля-
ется смысловым переводом имени.


35
Из сообщений этих источников можно сделать
вывод, что пульсовая диагностика в тибетской медици-
не была заимствована из китайской и что первоисточ-
ником послужил текст под названием «Царь луны»,
который был известеп в Тибете в переводах непосредст-
венно с китайского языка, а также через перевод с
санскрита. Причем при окончательной редакции
«Чжуд-ши» Ютог Йондан Гонпо-младший воспользо-
вался переводом именно с китайского языка, так как
«Вайдурья-онбо» сообщает, что «в многочисленных сут-
рах того времени, основанных, по-видимому, на пере-
воде «Сома-раджи» с санскрита, было очень много оши-
бок и противоречий, особенно в китайской астрологии
и диагностике по пульсу и моче» [2].
Кроме того, «Вайдурья-онбо» сообщает, что пере-
вод «Сома-раджи» с санскрита неудобен в обращении,,
так как испещрен санскритскими терминами, которые
приводились дополнительно к тибетским под строкой
или над ней. Их особенно много в разделе пульсовой
диагностики [2]. Ютог Йондан Гонпо-младший убрал
санскритские эквиваленты к терминам по пульсовой
диагностике и ввел в употребление фонетические и лек-
сические кальки с китайских терминов. Из первых в
тибетском языке используются цунь (mtson) — инди-
видуальная мера длины, а также названия трех точек
на лучевой артерии, по которым пальпируется пульс.
Это точки цунь, гаунь и чи, соответственно тибетские
цон, кан, чаг (mtshon, kan, chag). Из лексических ка-
лек, в которых легко просматривается исходный ки-
тайский термин, можно привести в качестве примера
названия пяти «парадоксальных пульсов».
Китайский термин Тибетский термин
Чо-чжо — клев птпцы Как воробей, клюющий (корм)
mchil-ba sgum 'thu-ba
Фу-фей — кипячение в ка- Как кипящая вода chu-tchan
стрюле khol'dra
У-льщ — течь крыши Как просачивающиеся капли thigs
zags chu gzhugs 'dra
Юй-сян — плавание рыб Как трепещущая рыба пуа-шо
rnam 'dra
Ся-ю — плавание креветок 7 Как прыжок лягушки sbal-ba
'tshongs

7
В тибетском языке нет слова «креветка», возможно поэ-
тому оно было заменено словом «лягушка».


36
При сопоставлении китайских терминов, характе-
ризующих особенности пульса, данных в работах
В. Г. Вогралика и Ф. Мейера [6, 12], с тибетскими вы-
является, что они в большинстве случаев совпадают.
Например, «фу», обозначающее в статье В. Г. Вогра-
лика [12] поверхностный пульс, согласно китайско-
русскому словарю имеет следующие значения: пла-
вать, всплывать, быть легче воды, плавучий, на плаву,
плыть; носиться, бежать; возникать, появляться, вы-
ступать, проступать и т. д. В тибетском эквиваленте
из многих значений китайского термина отражено пер-
вое: плавать, плавучий, тиб. rkyal; то же можно ска-
зать о терминах: кит. «жо»— тиб. zhan (слабый);
кит. «чу»— тиб. phra-ha (тонкий); кит. «луо»— тиб.
dam (крепкий); кит. «цзэ»— тиб. 'khyags (замерзать)
и др. Однако терминов, характеризующих параметры
пульсов в тибетской медицине, гораздо больше — по
нашим подсчетам, приблизительно 60. Одна из причин
образования «лишних терминов» на тибетском языке„
вероятно, отсутствие в тибетском языке слов с экви-
валентным китайскому слову семантическим полем.
Стремясь передать всю полноту характеристики пуль-
са, заложенпую в семантике китайского слова, тибет-
ские переводчики вынуждены были к одному китай-
скому слову подбирать несколько тибетских, которые в
сумме давали то же значение. Например, китайский
иероглиф «хуан», который В. Г. Вограликом переведен
как прилагательное «постепенный» (пульс), имеет сле-
дующие значения: 1) медленный, несрочный; 2) мягкий,,
рыхлый, размягченный, свободный. Этот термин на
тибетский переведен двумя словами: dal-bu —«медлен-
ный», «спокойный», Ihod —«свободный», «нестесняю-
щий». Оба этих термина существуют на тибетском как
отдельные, характеризующие разные признаки пульса.
Китайское слово «чан», которое имеет значения:
1) длинный; 2) высокий, большой, в тибетском языке
распалось на два термина: «длинный»—• ring, «высо-
кий»— dbangs-mtho. To же самое относится к китай-
скому «дуан»: 1) короткий; 2) невысокий, низкий, из ко-
торого образовались тиб. thung «короткий» и dpangs
md'a «низкий».
Несмотря на общность понятийного аппарата и са-
мих принципов обследования, тибетская диагностика
по пульсу значительно отличается от китайской. Вот

37
что пишет по этому поводу Ф. Мейер [6]: «..тибетский
зрач меняет с одной руки на другую пульсы под сред-
ним и безымянным пальцами, у женщин заменяется
весь ансамбль пульса. Пульсы, пальпируемые в верх-
нем регистре пальца,—пульсы света, связанные о
плотными органами, и называются по-китайски ,,цан"„
В теории китайской медицины пульсы ,,цан" ощущают-
ся при среднем нажатии и по своей природе являются
ииевыми. Тибетская теория делает наоборот. Она пуль-
сы света обозначает природой ян... Пульсы, пальпируе-
мые под нижним краем пальца,—„пульсы теней",
принадлежат полым органам, называются по-китай-
ски ,,фу". По теории китайской медицины пульсы
„,фу" ощущаются при легком нажатии и по своей при-
роде являются ян. В тибетской медицине они являют-
ся, наоборот, иневыми». Чтобы разобраться в логике
изменений, отмечаемых в тибетской медицине, рассмот-
рим вкратце учение «инь и ян» и его отражение в ки-
тайской медицине. Инь и ян представляют два противо-
положных начала, которые называются женским и
мужским. Все многообразие вещей, предметов, явлений
и признаков во Вселенной является по своей природе
или ян или инь. К группе ян относятся небо, солнце,,
день, верх, наружная сторона, жара, левая сторона,,
движение; из прилагательных, характеризующих при-
знаки ян, можно назвать сильный, активный, наруж-
ный и т. д. К группе инь относятся земля, луна, ночь,:
низ, внутренняя сторона, вода, холод, правая сторо-
на; из прилагательных — покойный, слабый, пассив-
ный, внутренний, женский, нижний. Из органов чело-
веческого тела к группе инь относятся шесть так на-
зываемых «плотных» органов — печень, сердце, селе-
зенка, легкие и перикард, почки, тяготеющие по своей
природе к холоду, луне, пассивности, пониженной
фувкции и т. д. К «полым» органам ян относятся желч-
ный пузырь, желудок, толстый кишечник, мочений
пузырь и «три части туловища»— органы, тяготею-
щие к огню, солнцу, жару, активности и т. д. [13].
Тибетская медицина заимствовала деление внут-
ренних органов на плотные и полые, по решительно
пересмотрела их природу с точки зрения противопо-
ставления жар — холод. Плотные органы, которые в
китайской медицине считаются «холодными», в тибет-
ской стали «горячими», так как, согласно аюриеде,

38
имзнно в них находится горячее начало —«жолчь»;
соответственно изменилось значение полых органов,
вместилищ аюрведического холодного начала -^«слизи».
По-иному решено в пульсовой диагностике тибет-
ской медицинм противопоставление левое — правое,
В тибетской медицине на запястье левой руки распо-
ложены пульсы плотных органов, находящихся с ле-
вой стороны тела,— сердца, селезенки, левой почки;
на правой руке — легких, печени, правой почки. Особо
следует оговорить расположение пульсов сердца и лег-
ких, которые определяются якобы полом человека.
Согласно учению тантризма, которое стало господст-
вующей формой буддизма в Тибете, вдоль позвоночни-
ка проходят два мистических, реально невидимых со-
суда: спрана — красный «солнечный сосуд» «рома»,

или «расана», по которому двигается женское жизнен-
ное начало (его символом является огонь, а материаль-
ным субстратом-носителем — кровь); слева — белый
«лунный» сосуд, или «лалана», но которому двигается
мужское начало (символ — вода, материальный субст-
рат — сперма). На конце сердца имеется отверстие,
через которое оно соединяется с одним из этих сосудов,
в соответствии с полом человека. Отсюда у мужчин
конец сердца направлен якобы влево, к «лалане»,
и пульс его соответственно диагностируется на левой
руке, а у женщин наоборот.
Поскольку в теории тибетской медицины предпочте-
ние отдано индийской традиции, методика пульсовой
диагностики, заимствованной из китайской медицины»
приведена в соответствие с семантикой ключевых по-
нятий аюрведы и тантр. Сама же техника снятия пуль-
са и термины, обозначающие параметры пульсовой
волны, остались без изменений.
Судя по современной литературе, диагностика по
пульсу в китайской и тибетской медицине обладает вы-
сокой степенью достоверности. Следовательно, измене-
ния, которые этот метод претерпел в тибетской медици-
не, не имеют принципиального значения. Например,
пульс сердца в китайской медицине исследуют у обоих
полов на левой руке в нижнем регистре, а в тибет-
ской — у мужчин на левой, у женщин на правой руке
в высоких регистрах.
Дополнительно к китайскому перечню пульсов,
характеризующих конкретные синдромы болезнейг ти-
бетцы в качестве дани аюрведе ввели семь видов пуль-
сов для диагностики состояния ветра, желчи, слизи и
их сочетаний. Итого в тибетской медицине, как сказано
3 «Вайдурья-онбо», пульсовая диагностика позволяет
различить 47 типов заболеваний человека.
Начиная с XV в. традиция «Чжуд-ши» развивалась
в Тибете в виде двух отдельных школ: зурской и
чжанской. В каждой школе были созданы свои коммен-
тарии, в которых изложены разные варианты понима-
ния и толкования «Чжуд-ши». Дзсрид Санчжай Чжам-
цо, автор «Вайдурья-онбо», бесспорно самого автори-
тетного комментария к «Чжуд-ши», после главы о
пульсовой диагностике пишет, что глава «„Экстракт
амриты" — восьмичленной тантры тайных устных на-
ставлений» об определении облика болезни путем
осязания пульса — имеет огромное значение в пред-
сказаниях жизни и смерти. С древних времен на нее
имеется много разных комментариев, но трудно вайти
такой, где раскрыта вся полнота содержания. В чжан-
ском и зурском (также) комментариях много непол-
нот, хотя в зурском и учтены ошибки чжанского ком-
ментария, но тем не менее и тут много всевозможных
противоречий. Поэтому те места, которые вызывали
некоторые сомнения и являются источниками затруд-
нений в этом комментарии, изъяты; использовано то,;
что, на наш взгляд, сходится, добавлено отсутствующее
я изложено так, чтобы можно было бы легко понять [2].
Те модификации, которые претерпела пульсовая
диагностика в тибетской медицине, а также опыт раз-
личных тибетских школ и традиций, возможно, ока-
жутся полезными для выявления реального значения
этого метода диагностики в рамках медицинских тра-
диций Востока.

ЛИТЕРАТУРА

1. «Чжуд-ши» (bdud-rtsi snying-po van-lag brgyad-pa'i gsan-
pa man-ngag-gi rgyud). Ксилограф на тибетском языке. —
Изд. Агинского дацана (конец XIX в.).— 401 л.
2. Дэсрид Санчжай Чжамцо. «Вапдурья-онбо» (Gso-ba rig-pai
bstan-bcos sman-bla'i dgongs-ba rgyal rgyud bzhi'i gsal-
byed baidurya sngon-po'i 'phreng-ba-las phyi-ma rgyud-kyi
rnam-shad ces bya-ba bzhugs-so).— Изд. Агинского даца-
н а . - Т. 4 . - 251 л.
3. Yeshe Dhonden, Sonam Topgay, Pulse diagnosis In Tibetan
medicine II Tibetan medicine.— 1980.— N 1.— P. 13—29,


40
4. Lobsang Rabgay. Pulse analysis in Tibetan medicine // Ti-
betan medicine.— 1981.— N 3.— P. 43—52.
5. Pema Dorjee, Elizabeth Richards. Cures and concepts of ti-
botan medicine // Tibetan medicine.— 1985.— N 2.— 83 p .
6. Meyer F. Gso-ba-rig-pa. Le systeme medical tibetain.— Pa-
ris, 1981.— 237 p.
7. Вагбхата. «Аштаига-хридая-самхита» (yan-lag brgyad-pa'l
snying-po bsdus-pa).— T. 118 нартанского «Данчжура».—
Л. 156 — 337a.— Ксилограф.
8. «Сома-раджа» (Sman-dpyad zla-ba'i rgyal-po).— Выходные
данные не известны.
9. Dash, Vaidya Bhagvan. Fundamentals of Ayrvedic medici-
ne.—New-Delhi, 1978.—214 p.
10. Хайдав Ц. Дорно дахины анагаах ухааны судар бигчийа
тойм (Очерки письменных источников медицины народов
Востока).— Улан-Батор, 1975.— 123 с.
11. Дэсрид Санчжай Чжамцо. «История медицины» (dbal-ldan
gso-ba rig-pa'i khog-'bugs logs-bshad vaidurya'i me-lon drang-
sron dkyespa'i dga'-ston).
12. Вогралик В. Г. Учение о пульсе в китайской народной ме-
дицине // Клин, медицина.— 1957.— № 4.— С. 137—145.
13. Бадарчин Д., Киргизов Ю. А. Основы по иглоукалыванию
и прижиганию.— Улан-Батор: Госиздательство, 1981.—<
187 с.




В. Н. Пупышев
ПУЛЬСОДИАГНОСТИКА
КАК КОНЦЕНТРИРОВАННОЕ ВЫРАЖЕНИЕ
ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ОСНОВ
ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЫ


Теоретические основы пульсовой диагностики изло-
жены в главах 3, 4 первой части «Чжуд-ши»— корен-
ной тантры и связь темы пульсодиагностики со всей
структурой тибетской медицины, включая контроль
над1] лечением, прослеживается во всем трактате. Эти
основы изложены в «Чжуд-ши», в комментарии «Вай-
дурья-онбо» Дзсрид Санчжай Чжамцо и в «Восемнад-
цатичленном комментарии» Ютогбы следующим об-
разом.
Болезни вызываются отклонениями от нормы трех
систем: ветра, желчи и слизи [1]. По основным опреде-
лителям они сводятся в «горячие» и «холодные». «Все
болезни жара появляются исключительно от желчи...


41.
она есть жар, представляющий истинные свойства
огня.
...Расстройства слизи разрушают огненную теплоту
организма. Имея истинные свойства Земли и Воды,
она тяжела и холодна. Все болезни холода происходят
исключительно от нее.
...Ветры распространяются повсеместно, будучи
одинаково присущими жару и холоду. Если они соеди-
няются с Солнцем, то содействуют проявлениям жара;
если же — с Луною, то содействуют холоду. Они без-
остановочно движутся повсеместно — и в г'рудной и
в нижней частях тела, снаружи и внутри — и повы-
шают как жар, так и холод. Поэтому-то ветер суть при-
чина всех болезней» [1, ч. IT, гл. 8, л. 12 б].
Именно с этими тремя системами имеет дело врач-
пул ьсодиагност. На основании исследований, про-
водившихся совместно с доктором Лобсан Долма,
С. Р. Ньюхаус делает вывод, что пульсовая диагнос-
тика является самым чувствительным и точным мето-
дом [7]. Именно в пулъсодиагностике сконцентрирована
вся система диагностирования. Из трех методов, реко-
мендуемых для постановки диагноза (осмотр, ощупы-
вание, опрос) осмотр как «метод исследования есть
выявление посредством глаза формальных (признаков)
объекта» [2, ч. I, гл. 4, л. 35а].
«...Ощупывание пальцами пульсирующих каналов
больного подобно речевым уведомлениям (в виде) груп-
пы сигналов от пациента к врачу. Это исследование
заключается в следующем. Опираясь на характер пуль-
сации, (врач) проводит тщательнейшее исследование
(пульсации каналов) и получает безошибочное знание
емысла (того, что происходит в организме). Это состав-
ляет три (ветви ствола ощупывания): ветвь ветра,
ветвь желчи, ветвь каналов слизц» [2, ч. I, гл. 4, л. 35а].
Что же представляют собой эти три системы и
каков характер их пульсации?
Обратимся к «Вайдурья-онбо» (ч. II, гл. 4, разд. 2]:
«... тело не является однородной массой, но пребывает
как некое целое, будучи пронизано решеткой или
клубком каналов» [л. 33а].
Судя по описаниям в текстах, эти каналы не обяза-
тельно представляют образования типа кровеносных
сосудов либо нервов, хотя те и другие также входят в
число каналов. Это каналы связи организма в единое

42
целое. Через три системы каналов связи осуществляет-
ся циркуляция трех «пьес-па»—«виновников» как здо-
ровья, так и всех болезней без исключения; По харак-
теру пульсаций этих «виновников» (ветра, желчи и сли-
зи) врач^пульсодиагност определяет, здоров ли пациент,
а если он болен, то чем.
Природа этих трех «виновников» имеет психосома-
тический характер, пульсация же их, «представляя
часть жизненного принципа; в целом определяется как
жизнь» [2, ч. II, гл. 4, л. 44а]. Автор «Вайдурья-онбо»
особо подчеркивает, что система каналов связи имеет
четкую структуру, которая может быть обнаружена
и описана.
«Если по существу говорить в медицине об авадху-
тн, расапе и лалане (это названия трех основных кана-
лов, о них см. ниже.— В. П.) с их окружением в соот-
ветствии с тем, как они описаны в разделе тантр, то ко-
лесница плода тайной тантры сама здесь допускает
ошибки и неточности, (ведь) скрытые свойства прежние
ми Поколениями по большей части применялись для
целей созерцания, а в обычном- теле, утверждалось*
их нет; если же и есть, то в теле умершего они непо-
средственно не обнаруживаются. Так же и каналы (по-
нимаемые только в смысле пульсаций.— В. П.) и бин-
ду, являясь опорой мысли и наличествуя у живого
(человека), со смертью вместе с сознанием исчезают, го-
ворят, подобно радуге осенью,— именно такие безрас-
судные глупые слона приводятся в Калачакратантре,;
в тантре всеобъединяющей Махайоги и других. Подобно
тому, как мы говорим о грубых опорах, следует гово-
рить и о тонких опорах как о двух сторонах одного и
того же»1 [ч. II, гл. 4, л. 336].
Согласно тантрийской теории, в основе жизнедея-
тельности организма лежит пульсация трех основных
каналов ветра: авадхути, лаланы и расаны, являющихся
источником всех остальных пульсаций. Эти три канала
не являются чем-ю вроде полостей, по которым что-ли-
бо движется. Скорее они напоминают центральную и
две боковые силовые линии между полюсами магнита.
Левая линии представляет «мужской» тип пульсации t

• Ср. принцип «бритвы Оккама» в трактовке И. Канта;
*
«В естествознании все должно быть объясняемо естественным
образом» (цит. по [14, с. 197]).
правая —«женский», в центральном стволе авадхути
они соединяются (но только внизу, в области пупа;
в верхней своей части лалана и расана выходят через
левую и правую ноздрю в пространство как некие ре-
цепторы). Это своего рода «напряжение (tension) «пульс
жизни»2, и его биение определяет вообще все функции
организма. В «Вайдурья-онбо» это описывается так:
«Из этих так разветвляющихся каналов первый —
это некий движитель базиса Воды — Луны, проходя-
щий по левой стороне тела и связующий сердце, горло
и макушку по центрам чакр, а в других (местах), раз-
ветвлениями опираясь на этот идущий вверх белый
канал, (ветви канала) возбуждают мозг, и по причине
того, что мозг активизирует омраченность и слизь, в си-
лу условия их совместной деятельности, эта омрачен-
ность, опираясь на мозг, локализуется и проявляет-
ся там.
Глупость, тяжкая темнота и прочие, ибо они по
большей части появляются в голове, порождают из этой
омраченности (отрицательную активность или) слизь
и осуществляют локализацию в 'верхней части тела при-
чин, условий и результатов (этой активности).
Подобным же образом второй из этих трех кана-
лов — это некий движитель базы крови — огня, он
в середине тела в обширной области печени втыкается
во вбирающий сок канал. Его ветвь... возбуждает чер-
ный канал жизни (аорту — [15]) с его членами. Здесь
кровь активизирует гнев и желчь, и в силу условия
их совместной деятельности этот гнев, опираясь на чер-
ный капал жизни и кровь, локализуется там; от этого
гнева рождается (отрицательная активность) желчи,.
вследствие чего в середине тела локализуются причи-
ны, условия и результаты (этой активности), и гнев,
когда он внезапно возникает, производит возмущение
в средней части тела и там рождается и проявляется.
Структура этого протыкающего середину тела красного
канала соединяет центры чакр сердца, горла и макуш-
ки, в другие же места он идет, разветвляясь.
Затем третий из этих каналов. Это некий движитель
базиса ветра — мудрости. В направлении выхода ды-

2
«У человека имеется три канала жизни: один охватывает
голову и все тело, другой функционирует через связь с дыханием,
третий активный и подобен самой жизни» [2, ч. II, гл. 4].


44
хания из тела он идет вверх, как это описано выше.
Его одно острие пронизывает нижнюю часть тела, таи
вследствие движения базы блаженства возбуждает тай-
ное место, и семя активизирует страсть и (отрицатель-
ную активность) ветра. В силу условия их совместной
деятельности страсть проявляется, локализуясь в тай-
ном месте мужчины и женщины. Так как из этого
рождается ветер, ои (как отрицательная активность)
локализуется в нижней части тела вместе с причинами,
условиями и результатами (этой активности)» [2, ч. II,
гл. 4, л. 35аб].
Как видно из приведенного описания, ветер и его
производные — желчь и слизь — сами по себе па
являются причиной болезненных отклонений, но ста-
новятся таковыми под влиянием психологических фак-
торов с учетом определяющих их развитие условий —
3
времени года, влияния «донов» , питания и образа жиз-
ни [1, ч. I, гл. 3, л. 66].
Вообще «ствол тела без (болезней) — это болезнен-
ные основы (ветер, желчь и слизь), составляющие тела
и нечистоты, находящиеся в неизменном состоянии
по отношению к локализации и количественной харак-
теристике. Ствол больного тела составляют эти же три
основы, когда они увеличены, уменьшены, поврежде-
ны, когда сущность каждого из них преобразуется в
нечто иное, и они соответственно причиняют телу бо-
лезнь и разрушение» [2, ч. I, гл. 3, л. 306] и отклоне-
ния от нормы любого из них вызывают такие измене-
ния пульсаций, которые могут быть выявлены пульсо-
диагностом.
Лобсан Рабгэй называет ньес-па «живыми структу-
рами, от которых зависят функции организма. Анато-
мически организм состоит из пяти элементов в разных
комбинациях. Пять элементов —это Земля, Вода,
Огонь, Воздух и Пространство, а функционально они
ответственны за массу, электричество, движение и
пространственные отношения» [5, с. 62]. Далее он пи-
шет, что «коллоидные массы из неорганических солей и
воды эквивалентны структурам бадкан (жиры и гидро-
карбонаты являются активными структурами бадкан),
3
Обычно это слово переводят как «злые духи». Их 360,
по одному на каждый день лунного года. Вероятно, таким об-
разом учитываются частные характеристики уязвимости орга-
низма по отдельным дням.

45
а протеиновые органические элементы эквивалентны
структурам мкхрипа (т. е. мкхрис.— В. П.).
...рлунг — это живая структура, потому что он
является средством функционирования мыслей, пере-
дачи сигналов другим частям тела, создавая возмож-
ность движения, деятельности. Никакое сознание не
может существовать без физической основы, т. е,
рлунг».
Материалистический подход врача-тибетца к трак-
товке основных терминов тибетской медицины сам по
себе интересен, однако следует отметить, что его трак-
товка несколько упрощена [5].
Какой же смысл вкладывает тибетская медицина в
понятие трех ньес-на и какое место они занимают в
пульсовой диагностике?
Проблема объективизации пульсовой диагностики
тибетской медицины в качестве одного из условий для
решения требует достаточного текстового материала по
первоисточникам в переводе на русский язык. Однако
при подходе к изучению и переводу тибетских медицин-
ских текстов исследователь сталкивается со сложней-
шей задачей понимания и адекватной передачи на
русском языке ряда терминов, соотнесенных с соответст-
вующими понятиями и составляющих уток ткани опи-
сания фундаментальных положений тибетской медици-
иы. При этом обязательным оказывается следующее
положение теории перевода в формулировке А. Ф. Фе-
дорова: «Основной предпосылкой правильного перево-
да является совершенное знание предмета, о котором
идет речь» [8, с. 273].
Изучение тибетских медицинских текстов позволяет
не только выявить интересующие нас термины, но и
установить их взаимозависимость в системе понятий
тибетской медицины, поэтому мы определяем их как
термины-корреляты.
Такими терминами являются рца (канал-пульса-
ция), рлунг (ветер), мкхрис (желчь), бадкан (слизь).
Перевод этих терминов на один из европейских язы-
ков мало что может дать для понимания основ пульсо-
диагностики и тибетской медицины в целом. Обычно
подчеркивается, что буквальное значение этих приня-
тых в качестве терминов слов обиходного языка отра-
жает лишь поверхностный уровень содержания тех по-
fi которые обозначены этими словами: «Мкхри-

46
па 4 обычно переводят как желчь, ио это только грубая
интерпретация этого слова. Физиологически мкхрпоа
присутствует во всех тканях организма, а структурно
состоит из элементов огня и воздуха; отвечает за выра^
ботку энергии и движение, определяет долготу жизни
тела и связан прежде всего с желчным пузырем, желуд-
ком, тонким кишечником, кровеносной системой и ко-
жей, регулирует температуру тела, выполняет процесс
метаболизма, стимулирует процесс пищеварения» [7].
Мы понимаем, что медицинская терминология, при-
нятая тибетскими авторами для номинации имеющих
отношение к пульсодиагностике фактов и явлений по
их классификации, не соответствует современной и в
каждом конкретном случае может лишь пересекаться
с нею в той или иной области поля термина: «термин
парадигмагичен семантически, т. е. в каждой термино-
логии соотнесен (и обязательно соотнесен, если это тер-
мин) с теми или иными понятиями. В этом смысле у
каждого термина имеется свое поле (Feld) в пределах
данной терминологии, что можно и должно фиксиро-
вать точно. Поле (Feld) для термина— это данная тер-
минология, вне которой слово теряет свою характе-
ристику термипа» [9, с. 51].
Однако именно несводимость и неприложимость к
положениям современной теоретической медицины ти-
бетской терминологии нас и привлекает. Слова, отне-
сенные проф. О. О. Розенбергом к индийской филосо-
фии, вполне могут быть отнесены и к тибетской медици-
не: «Ценность систематической буддийской и вообще
индийской философии заключается именно в том, что
здесь известные нам проблемы проанализированы ина-
че. Поэтому особенно важно сохранять при изложении
именно оригинальную буддийскую схему, не перелагая
индийские идеи в рамки наших систем» [10, с. 55].
И именно поэтому перевод указанных терминов просты-
ми русскими словами нас вполне устраивает, так как
такой перевод отражает смысл подлинника и в то же
время не может послужить основанием для широких
медицинских ассоциаций у современного читателя.
К тому же этим мы показываем свое отношение к воз-


4
Это неточная транслитерация слбва «мкхрис-па», то же,
что «мкхрнс».


47
можностям русского языка: «Выбор переводчиком одпо-
го из вариантов— русского или заимствованного —
для передачи соответствующего по смыслу слова под-
линника не остается делом вкуса или случайного при-
страстия, а выражает его отношение к возможностям
языка» [8, с. 275].
Трудность идентичной передачи смысла обозначае-
мых указанными терминами понятий заключается еще
и в том, что система десяти наук, выработанная тибет-
ской оригинальной культурой, имеет интегральный ха-
рактер. Это значит, что те же термины (или некоторые
из них) находят применение и для номинации опреде-
ленных понятий в какой-либо (или в нескольких) из
девяти других наук Тибета, не меняя при этом своего
принципиального значения, но аспекты их дефиниции
ограничены полем иного комплекса терминов. При
этом пересечение разных полей даже в отдельном по-
священном какой-либо единичной проблеме тексте
свободно допускается.
Таким образом, не учитывать принципиальную по-
лисемию тибетского термина мы не вправе, ибо это
именно тот камень преткновения, который не всегда
позволяет установить точное для всех случаев значение
тибетского термина путем построения дефиниции, как
это принято в современной лингвистике: «значение
термина раскрывается путем построения дефиниции,
а номенклатурные знаки требуют не дефиниции, а опи-
сания» [И, с. 286].
Тибетский термин полисемичен, что позволяет ему
функционировать в текстах разного класса, пе утрачи-
вая и не меняя при этом своего «коренного» значения.
Термин всегда включает в себя общую категорию смыс-
ла (тиб.: дон), по-разному раскрывающуюся на раз-
ных уровнях понимания и описания. Эти уровни четко
определены. Нас интересуют три из перечисленных
в упомянутом тексте уровня содержания, обычно вкла-
дываемого в термин (что, кстати, четко прослеживается
в структуре словаря Ринчена Номтоева, построенного
по принципу «минг-цхиг-дон»— план выражения, план
содержания и план реализации [6]): йиг-дон— бук-
вальный смысл; цхиг-дон—словесный смысл; нгэс-
дон — истинный смысл.
При переводе буквальному смыслу будет соответст-
вовать буквальный перевод.

48
Если буквальный перевод вполне понятен и на уров-
не фразы или контекст*, передает смысловую нагрузку
оригинала, тем самым он передаст словесный смысл:
«Слово есть звуковая оболочка сугубого смысла, зак-
лючающегося во всей совокупности наименований (ве-
щи или явления), оно есть тело опоры, содержимое
сосуда» [6].
Следует заметить, что, вероятно, по причине слабой
изученности тибетских медицинских текстов и неразра-
ботанности их терминологии в русских переводах по-
стоянно ощущается острая необходимость в добавлении
поясняющих слов (их мы заключаем в обычные скоб-
ки). Дело здесь, по-видимому, заключается и в том спо-
собе представления знаний, который был принят в
Индии и Тибете. Здесь основные тексты (матрицы —
тиб.: дпэ) составлялись для заучивания наизусть,
и комментарии к ним, в том числе устные, предполага-
лись. Мы же вынуждены частичный комментарий, если
он оправдан материалом оригинальных комментариев,
без изучения которых осповной текст остался бы для
нас во многом непонятным, включать непосредственно
в текст русского перевода. Может быть, это не очень
красиво, но разность культурных традиций не предо-
ставляет нам иного выбора.
Истинный смысл реализуется через практику, и ес-
ли переводной текст может послужить руководством к
действию, то можно считать, что в этом переводном
тексте заложена также возможность реализации истин-
ного смысла.
С этой точки зрения, т. е. с учетом многоплановости
тибетского термина, необходимо рассмотреть важней-
шее для тибетской пульсодиагностики положение о
пульсации каналов ветра, желчи и слизи как показате-
ле общего состояния человеческого организма и его
отдельных органов и частей.
Подчеркнем, что в нашу задачу не входит выявление
природы термина как такового — это задача обще-
-
лингвистического исследования. Мы же ставим целью
описание частного случая терминологической ситуации
тибетских медицинских текстов. Хотя должны отме-
тить, что выявленная нами полисемия, или много-
плановость, для тибетского термина вообще характер-
па. В любом отдельно взятом для тибетских текстов
случае, в том числе в текстах сутр, терминологическое


49
поле никогда не является замкнутым, оно всегда есть
живое образование, строящееся по законам развития
естественного языка. Толкование же того или иного
термина комментаторами дается в смысле того или ино-
го базового текста, и таким образом можно и должно
фиксировать его значение точно.
В каком же смысле употребляются данные термины
в «Чжуд-ши»? Как их объясняют комментаторы?
В буквальном значении слово «рца» означает канал.
Системой каналов четырех видов пронизано все тело:
«это, например, похоже на то, как ткань пронизана во-
локнами хлопка» [3, с. 182].
Однако буквальное значение этого слова ие пере-
дает всего содержания понятия, обозначаемого этим
словом. Так, второе значение термина «рца» или его
словесный смысл (цхиг-дон) — это «пульсация» (кана-
ла), где обязательное определение слова «канал» —
«пульсирующий» ('пхар-ба' и) — становится частью
содержания самого слова: если мы имеем в виду ка-
нал — это канал пульсации, если мы имеем в виду
пульсацию — это пульсация канала или пульс, как
обычно это слово переводят. Указывая на обязатель-
ность учета двух уровней содержания в термине «рца»,
Санчжай Чжамцо говорит: «Подобно тому, как мы го-
ворим о грубых (механизмах), следует говорить и о
тонких механизмах, как о двух сторонах одного и то-
го же» [2, ч. II, гл. 4, л. 336].
Истинный смысл (нгэс-доп) термина «рца», как он
описывается в медицинских трактатах, постигается
на уровне управления, когда «метод (тхабс) и интуи-
ция (шэс-раб) силою каналов-пульсаций расаны и ла-
ланы движут элементы пробужденной мысли (бйанг-
сэмс)» [2, ч. И, гл. 4, л. 426]; однако описание этого
движения, как относящегося пе собственно к медици-
не, а к связанной с ней йогической практике, в наши
задачи не входит. Отметим лишь, что пробужденная
мысль, движение которой связывается с пульсацией,
«наделяется именем принцип жизни (тиб.: ,,бла")>> и что
на определенном уровне вся система тибетской меди-
цины направлена на коррекцию лекарственными и не-
лекарственными методами трех болезненных основ че-
ловеческого тела — тех основ, которые обусловливают
три типа пульсаций и показателем состояния которых
является пульс.

50
Слово «рлунг» — в буквальном значении — ветер,
движение того воздуха, который мы выдыхаем и вды-
хаем. Это значение термина лежит на поверхности, оно
наиболее явно. И в то же время обыденное значение
слова «ветер» указывает на основную характеристику
того, что им обозначается в медицине, на присущую ему
«подвижность». В «Абхидхармакоше» сказано: «Под-
вижность — это элемент ветер» [12, ч. I, с. 22]. В «Вай-
дурья-онбо» при описании характеристики трех болез-
ненных основ сказано, что как болезненная основа ве-
тер «обладает природой подвижности» и что это «особое
качество только ветра» [2, ч. II, гл. 5, л. 576]. «Абхид-
хармакоша» уточняет: «Ту дхарму, сущность которой
движение, считают элементом ветра, его сущность
уясняется по его действию [12, ч. I, с. 22]. Поэтому
словесный смысл термина ,,ветер" может быть раскрыт
с учетом того, что та сущность, для номинации кото-
рой в медицинских работах принят термин „ветер",
выполняет следугощие функции: извлечение дыхания
вверх; вдыхание внутрь; движение в области санскар
(элементов-движителей) тела; наслаждение деяниями
и вхождение в деяния тела, речи и ума; удаление кала,
мочи, соплей и т. д.; благополучное перемещение по
их полостям питательного сока и других поражае-
мых — семи составляющих тела — и исполнение (ими
их функций); прояснение восприятия форм объектов и
других (их свойств) каждым из пяти либо шести орга-
нов чувств — глазом и другими» [2, ч. II, гл. 5, л. 55а].
Именно так разъяснен термин «ветер» по его функциям
в «Вайдурья-онбо».
Но это не все. На практический уровень «узлавашш
в лицо» (нгос-дзин — диагностика) и регуляции актив-
ности (гсо-ба — лечение) ветра тибетские врачи выхо-
дят, учитывая восемь специфических характеристик
«неизмененного» т. е. нормального, ветра (по своей сущ
ности нежный, не имеет веса, жесткий и легкий, соби-
рает теплоту, лишен природы мягкости и твердости,
в своей реальности холодный и тонкий, в месте локали-
зации плотный, обладает природой подвижности), его
цвет (синий), локализацию (в нижней части тела), пу-
ти циркуляции (кости, уши, кожа, сердце, жизненные
каналы, тонкий кишечник), количественную характе-
ристику (по размеру мочевого пузыря), классификацию
по пяти видам и спецификацию функций каждого ви-

51
да. Это путь реализации истинного смысла ветра.,
Те же уровни содержания мы обнаружили в терми-
нах «желчь» и «слизь».
В буквальном смысле слова «желчь» — это желчь
желчного пузыря.
Словесный смысл термина «желчь» также может
быть выявлен определением ее функций: «в силу (при-
сущих ей) свойств огненной теплоты и др. осуществ-
ляет быстрое плавление (пищи), и принятием пищи
удовлетворяет вновь и вновь возникающий из-за голо-
да и жажды аппетит; также быстро осуществляет пере-
варивание; проясняет теплоту и лоск тела; обеспечи-
вает бесстрашие во всех начинаниях» [2, ч. II, гл. 5,
л. 55а].
На уровень «узнавания в лицо» желчи, определения
ее нормы или патологии и регуляции ее активности,,
т. е. на уровень реализации истинного смысла, тибет-
ские врачи выходят, учитывая восемь специфических
характеристик «неизмененной» желчи (не совсем бледная,,
жирноватая, обладает отличной от холода и тупости
природой, острая и горячая, не имеет тяжести, по
природе легкая, не обладает очищающими и сужающи-
ми свойствами, издает неприятный запах, при встрече с
некоторыми лекарственными препаратами с сущностью
Земли и Воды вызывает понос и испарину), цвет (жел-
тая, цвета золота), локализацию (в средней части тела),,
количественную характеристику (собственный половой
орган мужчины), классификацию по пяти видам и спе-
цификацию функций каждого вида.
В буквальном смысле «слизь» — это слизевидные
компоненты организма (жидкость в суставах и т. п.).
Словесный смысл термина «слизь» также выявляется
при определении ее функций: «приумножает и укреп-
ляет тело и ум; сочетая суставы костей, обеспечивает
их связь; продлевая чистую нить (сознания), увеличи-
вает терпение в делах и способность переносить (при-
чиняемый) вред; обеспечивает белизну и мягкость всех
внутренних и внешних частей тела [2, ч, II, гл. 5,
л. 55а].
Уровня управления или реализации истинного
смысла тибетский врач достигает, определяя ее норму
или патологию с учетом десяти специфических харак-
теристик «неизмененной» слизи (бледная, белесая,; весь-
ма далекая от жара, жирная и холоднаяг пе имеет прп-

?2
роды остроты, жесткости и подвижности, тяжелая, ту-
пая, мягкая, твердая, густая), цвета (темно-красная с
белым осадком), локализации (верхняя часть тела),;
путей циркуляции (хилус, мышечные ткани, жир, кост-
ный мозг, семя, кал, моча, нос, язык, легкие, селезен-
ка, желудок, почки, мочевой пузырь), количественной
характеристики (три собственных горсти), классифика-
ции по пяти видам и специфики функций каждого вида.
Принципы определения нормы и патологии этих
трех основ Санчжай-Чжамцо описывает следующим
образом:
«Если специально классифицировать виновников
(ньес-па) как болезненные основы, они суть ветер,
желчь и слизь. Их порождающей причиной служит про-
явление страсти, гнева и омраченности, их специфи-
ческой сущностью — проявление ровности, жара и хо-
лода. Их можно сравнить с посредником, истцом и
ответчиком. Плоды (их активности) — болезни измене-
ния, известные как (расстройства) ветра, желчи, сли-
зи. Противодействием являются лекарства Земли, Во-
ды и Огня. С этой точки зрения число виновников —
болезненных основ — также составляет три. Когда ве-
тер, желчь и слизь проявляются именно в такой после-
довательности, они при неизмененной локализации и ко-
личественной характеристике обеспечивают пребыва-
ние этого тела в неболезненном здоровом состоянии.
Если изменяются их локализация и количественная ха-
рактеристика и они неадекватным функционированием
причиняют ущерб составляющим тела и другим пора-
жаемым, то они становятся причиной разрушения тела»
[2, ч. II, гл. 5, л. 53а,б].
Именно определение нормы и патологии систем вет-
ра, желчи и слизи лежит в основе пульсодиагностичес-
кого обследования [1, ч. I, гл. 4].
Попытка раскрытия физического смысла трех ньес-
па, предпринятая в нашей лаборатории, требует от-
дельной публикации, поэтому в настоящей статье мы ее
не описываем. Упомянем лишь, что три связующие
организм в единое целое структуры «ветер, желчь и
слизь» представляют собой, по-видимому, три «энерге-
тических уровня» живого организма и что характерис-
тика их пульсации наиболее четко проявляется в зонах
оптимального приближения соответственно к костной
ткани, лучевой артерии и в зоне поверхностного кон-

53
такта датчика с кожей в 12 зонах снятия Показаний
на запястьях рук у лучевой артерии.
Теперь попытаемся определить, пульсацию чего
воспринимает врач-пульсодиагност, какие сигналы ка-
ких систем организма подлежат записи и расшиф-
ровке.
В 8-м разделе своего трактата Ютогба [3, с. 1S1 — •
186] рассматривает «11 пунктов методики исследова-
ния заболеваний с точки зрения пульсации: учение о
причине пульсации; сущность (ее); истинное значение
(слова пульсация); классификация (пульсирующих ка-
налов); учение о предварительных условиях, необхо-
димых для исследования пульсации; учение о сущности
исследования пульсации; постоянная пульсация; пуль-
сация (в зависимости от) времени года; заключение о
болезни по пульсации; постановка диагноза по теку-
щим предсказаниям о «донах» (см. выше. — В. II -)%
отвращающих и угнетающих; учение о пульсация
признаков смерти» [3, с. 181]. Для темы наЩей статьи
необходимо остановиться на некоторых из этих
пунктов.
Первый. «Причипа пульсации заключается в сле-
дующем. Это тело порождено свойствами четырех либо
пяти великих элементов. Причина возникновения пуль-
сапии внутри него подобна семени-зародышу, како-
вым является сердце» [3, с. 181].
Второй пункт имеет для нас особое значение, поэто-
му приведем его полностью: «Сущность пульсации —
это движение крови, ветра и воды, а также полости (но
которым они движутся). Поэтому-то говорят, что ко-
рень (сам) не распространяется, а передача идет по ка-
налам. Так обычно говорят. Я же не утверждаю, что
сущность пульсации —это движение крови, ветра и
воды вместе с полостями. Это все равно, что (утверж-
дать), например, что поскольку масло белое и белизна
ему внутренне присуща, то белизна и есть масло.
Скорее, сущность пульсации — движение крови, ветра
и воды по полостям. (При этом обнаруживается ее)
связь с внешней и внутренней частями тела и связь
с особым каналом жизпи» [3, с. 181].
Это положение Санчжай Чжамцо разъясняет так:
«...если объединить все виды каналов, они группи-
руются в три — каналы ветра, каналы крови, каналы
воды. Из них же каналы ветра единственно от авадху-
ти. каналы крови только от расаны и каналы воды толь-
ко от лаланы расходятся и обладают способностью
(проводить соответствующие энергии).
Но от чего же считать расходящимися каналы сме-
шанных ветра и крови? Все эти три пульсирующих
канала —расана, лалана и авадхути,— собравшись в
корне сердца, силою промежутка, в котором функцио-
нирует подверженный сквернам ум, заставляют пуль-
сировать сердце, и по этой причине в сердце и во всех
соединивших принцип (этой пульсации) каналах дви-
жутся, соединившись, ветер и кровь, и каналы пуль-
сируют» [2, ч. II, гл. 4].
Ютогба также приводит классификацию пульсации с
точки зрения происхождения: «...белая пульсация рож-
дается в мозге, она сущностная; черная пульсация
рождается в канале жизни 5 — это пульсация крови;
пульсация ветра — это пульсация смешанных ветра и
крови» [3, с. 182].
Примем к сведению также и следующее: «Основное
местонахождение ветра — в костях, желчи — в крови
л поте, слизь распространяется по всему остальному»
И, ч. I, гл. 10].
Учтем, что термины «вода» и «желтая вода» в опре-
деленных случаях взаимозаменяемы. По всей вероят-
ности, «желтая вода» — это лимфа. Вспомним, что место
рождения этой пульсации — мозг.
Учтем также, что врач-пульсодиагност ставит свои
пальцы на лучевую артерию пациента, однако обращает
внимание не на прямые сигналы, исходящие от пуль-
сирующей артерии, а на те, которые достигают верхней
и нижней частей подушечек пальцев.
Исходя из всего вышеизложенного, можно пред-
положить, что в каждой из 12 зон снятия показаний
пульсодиагност учитывает следующие характеристики.
1. Известно, что около 50% энергии, необходимой
для проталкивания крови по сосудам, выделяется за
счет сокращений стенок сосудов, которые зависят не от
сокращений сердечной мышцы, а инспирируются нерв-
ными импульсами. При этом происходит фильтрация
лимфы в межтканевые пространства. Характер этих

5 Судя по тому, как они описаны в текстах, черный канал
жизни — это аорта; белый канал жизни — это спинной мозг и
центральный канал жизни — авадхути (ср. [1, ч. II, гл. 4]).


55
сокращений и указывает, вероятно, на увеличение или
уменьшение слизи в той или иной части тела. При этом
мы исходим из того, что «движитель базиса воды воз-
буждает мозг, и мозг активизирует слизь» [2, ч. II,,
гл. 4].
2. Физические характеристики движения крови по
сосудам указывают, по-видимому, на увеличение или
уменьшение желчи, «основное местонахождение кото-
рой в крови» [1, ч. I, гл. 8].
3. Характеристики самой движущейся крови — ее
густота, вязкость и т. д.— указывают, по-видимому,,
на увеличение или уменьшение ветра, так как «ветер
и кровь, соединившись, движутся» [3, с. 182].
Выяснение вопроса, каким образом зоны снятия
показаний связаны с плотными и полыми органами,,
не входит в задачу настоящей статьи, это тема для даль-
нейшего исследования. Нашей задачей было показать,,
что вся система тибетской медицины, как она изложена
в оригинальных трактатах, находит концентрированное
выражение в методике и практике пульсодиагностики.
Именно о состоянии болезненных основ в их взаимо-
связи со всем психофизическим организмом пульсо-
диагност делает заключение на основании исследования
•признаков их проявления, избыточности, недостаточ-
ности, сочетания, подъема и возбуждения....» [1, ч. II,.
гл. 24]. По характеристике пульсации систем ветра,
желчи и слизи диагност определяет характер болезни
(горячая — холодная), локализацию ее (в каких плот-
ных или полых органах какие составляющие организма
8адеты), стадию заболевания и т. д. и принимает реше-
ние о применении той или иной методики лечения.

ЛИТЕРАТУРА
1. Чжуд-ши. Ксилограф изд. Агинского дацана.
2. Санчжай Чжамцо. Вайдурья-онбо. Ксилограф изд. Агин-
ского дацана.
3. Yuthok's Treatise on Tibetan Medicine/Ed, by dr. Lokesh
Chandra.— Sata-Pitaka Ser.—V. 72,— New-Delhi, 1968.—
538 с
4. Нацог-Рандол. Сннан-бргйуд. Ксилограф.
5. Даг-йиг мкхас-па'и 'бйунг-гнас. Ксилограф изд. Агинского
дацана.
6. Суматиратна (Ринчен Номтоев). Бод-хор-гйи брда-йиг шшг-
цхпг-дон-гсум гсал-бар бйэд-па мун-сэл сгрон-ма бжугс-со //
Corpus Scriptorum Mongolorum.— V, 6—7. — Улаанбаатар,
MCMLIX.

56.
7. Tibetan Medicine.— 1982.— Ser. N 5.
8. Федоров А. Ф. Основы общей теории перевода (лингвисти-
ческий очерк).— 3-е изд.— М.: Высшая школа, 1968.—•
396 с.
9. Реформатский А. А. Что такое термин и терминология //
Вопросы терминологии: Материалы Всесоюзного термино-
логического совещания.— М.: Изд-во АН СССР, 1961.—
231 с.
10. Розенберг О. О. Введение в изучение буддизма по японским
и китайским источникам. Ч. 2: Проблемы буддийской фи-
лософии.— Пг.: изд. ф-та вост. яз. Пг ун-та № 45, 1918.—•
368 с.
11. Нуржанова Д. О специальной и терминологической лекси-
ке // Аспекты лингвистического анализа (на материале язы-
ков разных систем).— М., 1974.— 536 с.
12. Тибетский перевод Abhidharmakocakarikah и Abhidhar-
makocabhasyam сочинений Васубандуху.— Ч . 1—2: Bib-
liotheka Buddhica. XX. — Л.: Изд-во АН СССР, 1930.—
192 с.
13. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных сис-
тем.— М.: Медицина, 1975.— 447 с.
14. Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. —
М., 1981.
15. Jaschke H. A. A Tibetan-English Dictionary.— London &
Henley, 1977.




В. Н. Пупышев, Б. Г. Бальжиров

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ
СТРУКТУРЫ «ЧЖУД-ШИ»


Трактатом, лежащим в основе всей тибетской меди-
цины, является известное сочинение «Чжуд-ши». Ана-
лизу структуры этого трактата уделяли внимание как
отечественные, так и зарубежные исследователи.
Однако в работах, посвященных «Чжуд-ши», пер-
вые две главы первой части «Чжуд-ши» не анализиро-
вались, давалось лишь их краткое описание. Анализ
структуры начинался с третьей главы I части, где дана
систематическая древовидная структура как самой ме-
дицины, так и трактата.
Между тем в гл. 1 ч. IV «Чжуд-ши» говорится, что
коренная основа изложена для высокоодаренных лич-
ностей, пояснительная для средне- и наставительная —
для малоодаренных. Поэтому, если мы упустим из поля


57
зрения что-либо из ч. I, где изложены принципы ме-
дицины, мы можем затруднить себе понимание всего
последующего материала. Ведь ч. I «Чжуд-ши» названа
коренной основой. Она является корнем, из которого
вырастает все «древо медицины». Знание ее наизусть
считалось обязательным для студентов медицинских
факультетов дацанских школ, в то время как заучи-
вание наизусть остальных трех частей не всегда было
обязательным.
Часть I «Чжуд-ши», как известно, состоит из шести
глав. Первая глава представляет основу изложения.
Эта основа символически описывается в виде некоего
места, где произрастают, находятся, живут все виды
источников лекарственного сырья — растения, мине-
ралы, животные и т. д. Дана принципиальная харак-
теристика этого сырья — каким вкусом и какими
свойствами должны обладать те источники сырья, ле-
карства из которого излечивают все болезни трех бо-
лезненных основ, болезни «жара», «холода», болезни
«плотных (паренхиматозных) и полых» органов
и т. д.
В центре описываемого места сидит Манла (Бхай-
шаджья-гуру), чье имя в буквальном переводе озна-
чает Учитель-врач. Он является Учителем-врачом имен-
но потому, что описываемый дворец — его дом. Здесь
в символической форме говорится о том, что настоящим
врачом может стать только тот, для кого Земля — род-
ной дом, в котором он знает все, и кто способен обра-
щаться с этим так, как хозяин обращается с вещами
в своем доме.
Описание окружения Бхайшаджья-гуру также но-
сит внеисторический, символический характер: пере-
числены четыре класса его соратников, которые, со-
гласно индийской мифологии, имели отношение к ме-
дицине. При этом каждый «понял и усвоил себе речи,,
произнесенные наставником, согласно (указаниям)
своего наставника. Это называется правилом мудрецов,
дабы, беспорочно управив собственные природы тела,
языка и духа, привести в равновесие порочную неурав^
новешенность других» [1, с. 13]. И этим принципом —
«врач, исцелися сам», приведи в необходимое равно-
весие свое тело, речь и мысль, и тогда ты сможешь на-
чать лечить других под руководством Учителя, завер-
шается гл. 1 ч. I «Чжуд-ши».


S3
Еще большую ясность в предмет.изложения вносит
вторая глава. Здесь как воплощение мысли Бхайшад-
жья-гуру появляется риши по имени, Мудрость Позна-
ния (Ригби-Ешей) и как воплощение речи его появ-
ляется риши по имени Рожденный-иа-ума (Йид-лоц-
чжэй), а имена собственные в санскритских (и затем
в тибетских) текстах имеют дополнительную смысло-
вую нагрузку [2]. Вся последующая структура «Чжуд-
ши»— это ответы результативной мудрости познания
на вопросы пытливого ума. Дальше идет диалог. Риши
Мудрость Познания определяет цели медицины:
,1) жить без болезней и излечивать болезни (свои);
2) продление жизни;
3) достижение совершенства в познании и
4) благополучия в жизни;
5) избавление от болезненных страданий всех жи-
вых существ. Рожденный-из-ума тут же ставит вопрос:
как их осуществить, каким образом изучить меди-
цину?
Риши Мудрость Познания, в ответ развертывает
перед слушателем четкую схему, по которой строит-
ся изучение медицины, последовательно детализируя
структурные компоненты.
Вторая глава определяет цели и задачи медицины
и пути их реализации. При этом определяющую роль
играет принципиальное единство тела—речи—мысли
человека. Речь совершенного врача или его интеллект
представляют вопросы риши по имени Рожденный-из-
ума, творческую мысль его представляют ответы и на-
ставления риши по имени Мудрость Познания, а телом
всей структуры медицины или аспектами деятельности
врача является сам трактат, описанием структуры ком-
понентов которого завершается вторая глава.
Все последующие главы «Чжуд-ши» последователь-
но излагают предмет медицины. Именно поэтому ком-
ментатор сочинения Дэсрид Санчжай Чжамцо призы-
вает ученых-медиков «внемлить разумом и владеть в со-
вершенстве всеми видами приемов исследований и про-
верки истинности и ошибок» (Пер. Б.-Д. Бадараева)
(Цит. до [3, с. 38]).
Третья глава описывает 88 баа болезней, четвертая
38 методов диагностики, пятая — 98 средств преду-
преждения и лечения заболеваний и шестая «древо ме-
дицины» в его структурной целостности.

5?
Третья глава представляет чрезвычайный интерес»
На вопрос о том, как изучать первую часть «Чжуд-ши»„
рииш Мудрость Познания, вначале указав на компо-
ненты «древа медицины», все внимание уделяет подроб-
ному описанию неизмененного состояния организма и
88 баз болезней. Из них 15 компонентов, представляю-
щих поражающее и 10 компонентов поражаемого со-
ставляют внутреннюю среду организма, а 63 компо-
нента отражают взаимосвязи внутренней и внешней
среды.
Распознавание состояния каждого компонента внут-
ренней среды в связи с образом жизни, питанием, усло-
виями внешней среды и возрастом достигается 38 ме-
годами диагностики, которые описываются в гл. 4.
Коррекция работы этой разгармонизировавшейся
системы может быть проведена 98 описываемыми в гл. 5
средствами. И в завершение, целостная картина того,
что излагается по частям в третьей, четвертой и пятой
главах, дается в гл. 6.
Каковы принципиальные особенности ч. I «Чжуд-
пш»? Обратим внимание на то, что строгому изложению
предшествует эмоционально насыщенный образ Бхай-
шаджья-гуру. Объяснение этого явления затрудни-
тельно без учета особенностей той среды и эпохи, в ко-
торой «Чжуд-ши» создавался. Трудность понимания
текста закладывалась в него изначально. Подлинным
внапием признавалось лишь то, которое человек
осваивал сам, преодолевая при этом рожденные с этим
знанием препятствия, которые никогда не устранялись
со стороны. Знание, свалившееся «как манна с небес»,
считалось бесполезным, оно не могло дать плодов, подоб-
но зернам, унавшим на каменистую почву. Когда в про-
цессе познания возникал вопрос, на который человек
не мог ответить сам, когда этот вопрос был корректен
и когда он ставился корректно, только тогда звучал
корректный ответ. В иных случаях ответ мог быть
либо столь же несодержателен, как и вопрос, либо аб-
сурден, чем указывалось на абсурдность вопроса, либо
же мог подтолкнуть, помочь поставить корректный воп-
рос. Но никогда ответ не являлся ответом на тот воп-
рос, который вопрошающий еще не задал самому
себе. Эта практика направлена прежде всего на про-
буждение мысли к инициативности, на разрушение
застывших непродуктивных структур мысли. А объект
исследования определяется как «отсутствие сноведении»
[4, т. VII, с. 482], пробуждение, умение видеть то, что
скрыто от нас потоком привычно текущих мыслей [5].
Первые две главы коренной основы представляют
именно такого рода практику отбрасывания ложных
иллюзий. Здесь Бхайшаджья-гуру или Учитель-врач —
это тот, чей ум задает вопросы и чья мудрость способ-
на на них ответить.
Интересно отметить, что в этой части вообще пет
речи об органах (сердце и т. д.) так же, как нет ее и
в гл. 4 ч. II «Чжуд-ши», описывающей анатомию и фи-
зиологию. Дело в том, что организм человека рассмат-
ривается как самоорганизующаяся сложная система,
включающая в себя набор трех структур, располагаю-
щихся по иерархическим уровням. Это структуры трех
энергетических уровней — ветер, желчь и слизь, струк-
туры семи уровней тканей организма вместе с оттор-
гаемыми ими элементами и структуры трех психических
факторов. Состояние и функции внутренних органов
человека находятся в прямой зависимости от состояния
указанных структур. Поэтому, очевидно, авторы
«Чжуд-ши» не сочли нужным указывать в первой части
трактата, написанной для высокоодаренных людей,
каждый орган в отдельности, но лишь указали крите-
рии здоровья и болезни и описали связь между тканями
организма по каналам циркуляции ветра, желчи и сли-
зи. А любая деталь, нарушающая гармоничную работу
сложной системы человеческого организма, может быть
выявлена путем осмотра, ощупывания и опроса.
Итак, мы видим, что ключом ко всей системе тибет-
ской медицины служит ч. I «Чжуд-ши», она является
ее корнем. Этим определяется необходимость глубокого
изучения в первую очередь именно ч. I «Чжуд-ши».
При ином подходе мы обогатим свои представления,
но многое из того нового, что можно почерпнуть из
иной системы, из иного подхода к тем же явлениям, ко-
торые наблюдаем и мы, останется просто не замечен-
ным нами. Детализация матрицы медицины, которая
дана в ч. I, последовательно проводится в ч. II — IV
«Чжуд-ши».
Наша задача состоит в том, чтобы ввести в научный
оборот сведения, содержащиеся в трактатах тибетской
медицины, подвергнуть их строгой проверке современ-
ным научным методом. При этом обращение внимания
на форму представления знаний в «Чжуд-ши» прибли-
зит нас к понимании^ тибетской медицины как це-
лого.
Теперь посмотрим, какое место в описанной струк-
туре занимает пульсодиагностика. В гл. 4 ч. I «Чжуд-
ши» дается следующее определение методов диагности-
ки: «Глазом (производится) осмотр — исследуются
язык и моча. Это исследование есть узнавание—позна-
ние объекта (исследования). Пальцами (производится)
ощупывание — исследуется пульс как вестник разно-
родных сигналов. Это исследование есть различение —
познание предмета (исследования). Речью (проводится)
опрос — выясняются определяющие условия (заболе-
вания), ход болезни, питание. Это исследование есть
выслушивание — познание (через) речь» [6, ч. I, гл. 4,;
л. 7а]. Следовательно, пульсодиагностика — один из
трех основных методов обследования, заключающийся
в «исследовании пульсирующих у запястья каналов»
[7, ч. I, гл. 4, л. 35а]. Анатомия и природа пульси-
рующих каналов и пульсации подробно описываются
в ч. II гл. 4 «Чжуд-ши». Во второй же части (гл. 24)
описаны основные принципы диагностирования, где
указывается, что обследование для выявления призна-
ков и симптомов болезни включает в себя следующие
четыре пункта: «исследуемая основа, исследуемый объ-
ект, исследуемые обстоятельства, метод исследования.
Основ три: ветер, желчь, слизь.
Признаки их проявления, избыточности, недоста-
точности, сочетания, подъема и возбуждения нужно
исследовать по проявлениям жара и холода.
Исследуемый объект — пять органов чувств, пять
объектов (сферы деятельности пяти органов чувств),
пять нечистот. Органы чувств — глаза, уши, нос,
язык, тело. Объекты суть форма, звук, запах, вкус,
осязаемое. Нечистоты — мокроты, кал, рвота, моча,
кровь. Все это необходимо исследовать.
Обстоятельства. Безошибочное распознавание (пред-
полагает) знание местности, времени года, характера
(больного), возраста, времени суток (когда началась
болезнь), питания, (пораженного болезенью) места.
Метод исследования — это исследование путем
осмотра, ощупывания, опроса.
Осмотр —это исследование (с целью) познания того,
что можно увидеть — объекта глаза: размеры (тела),

62
форма (тела), цвет (тела), В особенности подлежат
осмотру (глазом) язык и моча.
Ощупывание — это исследование (с целью) позна-
ния содержания исследуемого — того, что, является
объектом тела: теплота, холодность, шероховатость,,
мягкость. Особенно подлежит исследованию по пульсу
совокупность сигналов и уведомлений.
Исследование путем опроса — это все, что является
объектом слуха: почему (заболел), каким образом, где,
в каком месте (болит), как (болит). В особенности при
опросе выясняют причину, локализацию, призпаки
(болезни).
...Не по поверхностному взгляду, а (только) после
тщательно проведенного обследования врач определяет
состояние здоровья и методику лечения болезни» [б„
ч. II, гл. 24, л. 38а].
Восемь видов плохо проведенного и ошибочного ис-
следования описываются в ч. II гл. 25 «Чжуд-ши».
При этом подчеркивается, что избежать ошибок мож-
но, лишь набравшись опыта, «ведь знание хороших
и плохих свойств драгоценностей приобретается не по
книгам, хотя и не без них» [6, ч. II, гл. 25, л. 3861.
В ч. III «Чжуд-ши» в каждой главе приводятся

<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>